Book: Дьявол, святая и Лэссистер



Дьявол, святая и Лэссистер

Джек Слейд

Дьявол, святая и Лэссистер

1

Люди сидели в пыльной, сухой ложбине, уныло и в изнеможении уставившись перед собой. Они получили пару кусков черствого хлеба и несколько глотков воды – это была их дневная норма. Солнце все еще нещадно палило на свинцовом небе. Самое раннее через полтора часа наступят сумерки и потом ночь. Она сначала принесет желанную прохладу. А потом наступает холод.

У этих пленных не было ничего, чем бы они могли прикрыться. Они были обречены на жару и холод, голод и жажду. Караульные могли делать с ними что хотели, и не было никакого снисхождения.

День за днем пленников гнали через Сьерра-Сонору на юг по иссохшей и безлюдной местности, где они не могли рассчитывать ни на какую помощь.

Бегство также было бессмысленным, ибо куда можно податься? Без лошади, провианта и оружия любой побег безнадежен…

Но некоторые на него отважились. Прошлой ночью они исчезли. Три юные пары, женщины и их спутники. Всем – около двадцати лет. Они должны были -быть молодыми и сильными, чтобы не сломаться от тяжкого труда, который ожидал их на серебряных рудниках…

Привлеченные выгодными предложениями, несколько десятков молодых людей подписали трудовой договор или поставили под ним крестик, и с этого момента пути назад уже не стало. У большинства из них было несколько черных пятен на совести, поэтому они сами воспользовались возможностью исчезнуть на некоторое время. Кроме того, подействовали и заманчивые посулы. И даже женщины без колебаний присоединились к мужчинам на пути в «землю обетованную». Со временем они осознали, что это был путь в преисподнюю.

Уже целый день они торчали на раскаленном солнце. Двадцать пять молодых людей. Накануне вечером их было на шесть человек больше. Трое мужчин и три женщины решились на побег.

Теперь некоторые из бандитов уехали на захват беглецов. Надо преподать наглядный урок, чтобы другие не могли больше и думать о бегстве.

Время от времени забирали одну из молодых женщин. У караульных была полная свобода рук, нужно лишь подойти и поманить пальцем. Женщина тотчас поднималась, не скрывая облегчения. На пару часов она уходила с обжигающей жары. Можно что-то попить и поесть. Не нужно больше мучиться, как другие. И можно тайно принести своему мужчине то, что удавалось спрятать под широкой юбкой…

Все называли его Рио. Здесь, в пограничной местности, это был излюбленный псевдоним, если нужно скрыть настоящее имя. Он был высоким и сухопарым мужчиной, знавшим, как держать людей в своей власти. Даже улыбаясь, он напоминал волка. На его костистом лице выделялись нос коршуна и взъерошенные усы. На ремне, отделанном серебряными украшениями, висела скрученная плеть, и он часто и охотно пускал ее в дело. Лишь только Рио появлялся вблизи пленников, как они еще больше сгибались и мурашки пробегали у них по коже.

Как раз он снова возник на обломке скалы. На фоне голубого неба угрожающе поднялась большая и темная фигура.

– Сейчас будет сюрприз, – объявил Рио. – Навострите уши, и тогда вы его услышите! Ну, напрягите ваши звериные уши! Кто услышит первым, получит вознаграждение.

Он садистски засмеялся. Это был дьявол в облике человека. Ни один из пленников не отважился взглянуть ему прямо в глаза.

– Эй, ты там! Подойди-ка сюда!

Никто не знал, кого он имел в виду. Все в страхе опустили головы. Плеть просвистела в раскаленном воздухе. Пораженный плетью закричал от боли. На его рубахе появилась большая прореха, и можно было видеть продолговатый кровавый рубец на коже несчастного. Он вскочил.

– Да, сеньор начальник, – спросил он подобострастно. – Что я должен делать?

– Что ты слышишь, пако? (Козел (исп.).)

Он всех называл пако, всех мужчин. Женщины звались у него пака. Ему никогда бы не пришло в голову запомнить хотя бы одно имя. Пако напряженно вслушивался. Остальные пленники также напрягли слух. Каждый боялся быть следующим на очереди.

И они услышали. Стук копыт, который приближался. Каждый знал, что это означает. Возвращалась карательная экспедиция.

– Ну, пако? – спросил Рио вкрадчиво.

– Там возвращаются всадники, сеньор начальник.

Рио раскатисто захохотал. Ему доставляло удовольствие разыгрывать эту сцену. Эти жалкие созданья должны были вновь и вновь ощущать его неограниченную власть.

– Ты умный парнишка, пако, – издевался он. – Как ты думаешь, кого они ведут с собой?

– Тех шестерых, которые сбежали? – спросил пако боязливо.

– Это – шесть жалких, грязных предателей! – завопил Рио. – Повтори это, пако!

– Шесть жалких, грязных предателей, – простонал пако измученно.

– И вы должны быть благодарны им за то, что целый день страдаете от голода и жажды! – выкрикнул предводитель. – Я думаю, вы расквитаетесь с ними сейчас за это.

Взгляд палача блуждал. Все узники униженно склонили головы. Никто не мог выдержать взгляда этих глаз.

– Я тут кое-что придумал, – продолжал Рио. – Но об этом вы узнаете лишь тогда, когда ублюдки будут здесь.

Он отвернулся и снова исчез между скалами, где были родник со свежей водой и тень. Там он устроил себе уютный лагерь и выбрал двух женщин, которые должны были составить ему компанию.

Как дрессированные, они сидели здесь на корточках совсем нагие – так он приказал. Их нагота была дополнительным унижением – они были выставлены на обозрение другим бандитам.

Он оглядел их и почувствовал возбуждение. Они ему чертовски нравились. Странно, что ему только сегодня пришла в голову идея поближе присмотреться к женщинам-узницам.

Их звали Марта и Луиза. Может быть, он оставит их своими наложницами. Лишь когда они ему опостылеют, он отошлет их к остальным в большой трудовой лагерь.

Марта и Луиза покорно взглянули на него. У обеих были очень длинные черные волосы, которые могли прикрыть грудь, если бы их соответственно расчесать, но большой начальник запретил это. Они не должны были также прикрывать свою наготу руками, иначе Рио бил их.

– Пошли со мной! – приказал он. – Сейчас можно будет кое-что посмотреть.

Они поднялись и взглянули на свои платья, которые лежали немного в стороне.

– Нет! – сказал он, ухмыляясь. – Так вы мне нравитесь больше; ваши мужчины теперь узнают, что отныне вы принадлежите мне. Ну, вы не радуетесь этому? Я принял решение оставить вас у себя. Это значит, что вам будет лучше, чем другим. Вы получите хорошую еду и еще вино, если захотите. Вы только должны беспрекословно повиноваться. Через несколько дней я добьюсь того, что вы будете по глазам читать любое мое желание. А теперь вперед, девушки!

Они послушно двинулись и пошли в направлении, которое он указал им вытянутой рукой. При ходьбе они должны заложить руки за спину. Такова одна из заповедей, которую он уже вдолбил им в головы.

Его взгляды были полны похотливости, когда он шагал сзади них. Но в еще большее возбуждение его приводило то, что должно произойти, когда они придут в жаркую ложбину.

В это время появился отряд всадников с севера. Это были мужчины, которых послал Рио, чтобы они поймали сбежавших пленников.

Мужчины ехали на лошадях шагом. Между ними шли, шатаясь, узники. Трое молодых мужчин и три молодые женщины. Они едва держались на ногах. Одного из пленников поддерживали двое других. Он практически не мог больше наступать на правую ногу. Его лицо было искажено от боли.

Посреди ложбины всадники остановились. Пленные в изнеможении опустились в горячую пыль, однако Рио уже отдавал свои приказы.

Он распорядился раздеть пойманных женщин. У мужчин были сорваны лишь рубашки.

После «этого изверг начал вершить свой суд. Сначала трое мужчин были избиты плетьми, избиты не бандитами, а собственными товарищами по несчастью, а их мучители со смехом наблюдали за ужасным зрелищем.

Замученные мужчины уже едва подавали голос. Их три спутницы плакали, и вопили, и умоляли о сострадании. И действительно, босс через некоторое время милостиво кивнул. Истязание было закончено.

– Что делать с бабами, Рио? – сдержанно спросил один из его соучастников. – У них тоже содрать мясо с костей?

Предводитель покачал головой:

– Они уже получили достаточно. Но нужно сделать еще одно дело. – Он показал на среднего пленника, которого притащили сюда двое других, потому что у него не было сил идти самому. – Что случилось с этим пако? Он ранен?

– Он попал ногой в колючку. Так как его проклятые сандалии никуда не годятся, шипы прокололи ногу.

Предводитель быстро оглянулся.

– Раймонд! – крикнул он.

Ник Раймонд был костлявый техасец. Он здорово разбирался в лечении ран и поэтому пользовался особой репутацией среди бандитов.

– Посмотри-ка его, Ник! – потребовал босс.

Ник Раймонд быстро закончил свое обследование.

– Это уже гангрена, – констатировал он хладнокровно.

– Ничего больше нельзя сделать?

Ник Раймонд криво ухмыльнулся.

– Здесь поможет лишь ампутация, – ответил он.

Рио кивнул.

– Как работника его, таким образом, нельзя больше использовать, – сказал он со зловещим равнодушием. – Это мне не нравится, но имеет и свою положительную сторону Мы можем преподать наглядный урок, который нагонит на других страху и принудит их к послушанию.

Ник Раймонд понял.

– Это хорошая идея, босс, – польстил он. – И как ты хочешь отправить его на тот свет? Я думаю, можно было бы не шевелить ни одним пальцем. Парень все равно сдохнет.

– Но я хочу, чтобы он был повешен, – сказал Рио.

Бандиты, которые стояли достаточно близко, чтобы слышать все это, одобрительно забормотали.

Пленные еще не знали, какое решение было принято. Они, пожалуй, склонялись к тому, что с поркой покончено, ведь Рио не станет так запросто уничтожать ценную рабочую силу.

Рио предстал перед тремя закованными в кандалы.

– Вы совершили тяжкое преступление, – объявил он отрывисто. – В обычном случае я бы покарал вас смертью.

Он сделал паузу. Пленные облегченно вздохнули. Они, похоже, на этот раз отделались синяками.

Их мучитель радовался, что они поверили в избавление.

– Но… – продолжал он после, казалось, бесконечной паузы, – но это не означает, что я всех троих оставлю безнаказанными.

Он взвинтил нервы узников до предела. Надежда вновь погасла в их глазах.

Рио медленно засунул руку в карман и вынул три спички.

– А теперь, – сказал он, – каждый из вас вынимает одну спичку. У одной я отломлю головку. Вот…

Он проделал это очень отчетливо, чтобы все могли видеть. Потом он снова спрятал спички в ладони.

– Кому достанется спичка без головки, тот должен поплатиться за других.

Ухмыляясь, он остановился перед средним пленным, у которого правая нога была так воспалена, что его могла спасти только ампутация. Рио держал сжатый кулак перед его носом. Между большим и указательным пальцами торчали концы трех спичек.

– Кусай зубами и тащи одну! – приказал он. – Может быть, тебе повезет.

Все застыли в оцепенении. Пленник дрожал всем телом. Глаза его, казалось, вылезут из орбит.

– Ну бери же наконец! – торопил мучитель Рио. – У тебя есть шанс.

Бедный парень взял среднюю спичку зубами и потянул ее. Стон прошел по рядам пленников. Он вытянул спичку без головки. Тем самым он стал кандидатом в смертники. Он дышал ужасно тяжело, хотел что-то сказать, намеревался умолять о помиловании, но ни одного звука не сорвалось с его пересохших, потрескавшихся губ. Страх сдавил ему горло.

– Так тому и быть, – сказал Рио безучастно. – Ты проиграл, пако. Проиграл свою жизнь.

Две другие спички он снова спрятал в карман.

Только теперь бедный парень вновь обрел голос.

– Это обман! – завопил он. – Ты знал, кого ты хочешь сгубить, ты сукин сын! Ты у всех трех спичек обломал головки. Ты проклятый, жалкий сукин сын! Ты…

Рука Рио опустилась в карман брюк, и он вытащил две спички, которые были целехоньки.

– Ты хочешь меня назвать лгуном, пако? – спросил он ледяным тоном.

Голова осужденного упала на грудь. У него больше не было никакой надежды.

Рио кивнул одному из шайки:

– Макнелли, это твое дело.

Вик Макнелли, человек с лицом мертвеца, был в этой банде палачом. Он исчез ненадолго между скалами и вернулся с канатом, на котором уже со знанием дела была завязана петля.

Два бандита развязали осужденного и повели его под выступающий вперед кусок скалы. Макнелли забросил лассо и укрепил конец за тяжелый скальный обломок.

Одна из трех связанных женщин начала кричать:

– Нет! Нет! Вы не должны это делать! Пожалуйста, прошу! Оставьте его мне! Оставьте мне моего Хуанито…

Она издавала душераздирающие вопли, плакала и умоляла. Но сердце Рио было тверже и холоднее любого камня. Тверже, чем гранитная глыба.

Хуанито поставили на кусок камня метровой высоты, и Вик Макнелли накинул ему петлю через голову.

Позднее послеполуденное горячее солнце все еще припекало скудную ложбину. Пленные в отчаянии начали громко молиться. Невеста Хуанито бросилась на колени и закрыла руками заплаканное лицо. Рио подошел к ней сзади и схватил за волосы. Он потянул ее голову назад к спине.

– Смотри туда! – зарычал он. – Вы все смотрите туда! Я хочу, чтобы вы никогда не забыли это зрелище. Иначе вы, сброд, никогда не научитесь повиноваться вашему господину! – Он взглянул на всех и продолжал: – Постарайтесь хорошенько, чтобы никто не закрыл глаза, амиго! Кто закроет, будет повешен следующим. Я клянусь в этом!

Каждый как можно шире раскрыл глаза, так как не хотел попасть под малейшее подозрение, что он смотрел не в том направлении. У большинства слезы текли по щекам, но никто не отважился хотя бы на один дюйм отвести взгляд от палача и его жертвы.

Вик Макнелли тянул время сверх всякой меры. Но в конце концов наступил ужасный финал, который был воспринят пленниками как избавление. Охотнее всего они бы отвернулись или по крайней мере закрыли глаза. Но Рио прокричал резким голосом:

– Вы все останетесь стоять там, где находитесь, и до завтрашнего утра никто не сдвинется с места!

Он снова повернулся к Марте и Луизе и положил им руки на плечи. Они содрогнулись от его прикосновения, но постарались, чтобы он этого не заметил. Страх был слишком велик.

– Пошли-ка, куклы! – воскликнул он, смеясь. – Жизнь продолжается, сейчас будем праздновать!

Он хотел направиться с ними снова к оазису между скалами, но вдруг остановился. На краю ложбины показался всадник. Это был широкоплечий мужчина в изысканном, украшенном серебром костюме для верховой езды. Строгим взглядом он осмотрел происходящее.

– Это было нужно, Рио? – спросил он затем мягко и без малейшего упрека в голосе. – Что произошло?

– Три пары сбежали, дон Яго, – ответил Рио. – Мои люди их снова поймали. Я должен был наказать одного из них.

Дон Яго одобрительно кивнул:

– Ну, хорошо, Рио. Впрочем, ты никогда не должен забывать, что эти люди являются самой ценной нашей собственностью.

– Я знаю, дон Яго, – сказал Рио и незаметно подмигнул своему большому начальнику. – Я полагаю, что вы хотите поговорить со мной наедине. Речь должна идти о важном деле, если вы отправились в путь, чтобы разыскать меня здесь в горах.

– Да, есть важные новости, – сказал дон Яго Манаска, так звучало его полное имя. – Пошли и забирай с собой обеих.

– Идите вперед и приготовьте еду для меня и большого мастера! – приказал он рабыням, и обе голые красавицы ускользнули. Их босые ноги, казалось, вообще не ощущали кочковатой почвы.

Рио взял под уздцы, как конюх, вороного жеребца, на котором сидел дон Яго, и повел его между скалами к своему лагерю у источника.

Дон Яго Манаска выглядел как князь, имел чрезвычайно импозантную внешность и, кроме того, был элегантен. Длинный путь верхом, который он проделал, никак не отразился на его внешности. На то, впрочем, имелись свои причины, и о них знал Рио, который был правой рукой этого дьявола.

Дон Яго не так глуп, чтобы одному пускаться в дальний путь. Он постоянно находился в центре кавалькады всадников в легком двухколесном кабриолете, который мог проехать и в трудно проходимой местности. В этом запряженном одной лошадью экипаже возили также изрядное количество сменной одежды для большого дона, так что в любой момент он мог разодеться в пух и прах.

Он любил эффектные появления, которые составляли для него половину смысла жизни. Для непосвященных выглядело непостижимо, когда Манаска внезапно возникал где-либо, казалось, из небытия. В действительности он проскакал верхом не больше пяти-шести миль, после того как его дозорные сообщили, где находились разыскиваемые. Кроме Рио, едва ли кто-либо знал, что на самом деле скрывалось за этими грандиозными появлениями дона Яго.

Он слез с украшенного серебром седла. Это было одно из тех специальных седел из Соноры, в котором можно облокотиться назад почти как на стуле.

– Хотите текилы из агавы, дон Яго? – спросил Рио поспешно.

– Я бы предпочел стакан холодной воды.

– Как угодно, – улыбнулся Рио. – Вперед, девушки! Вино для дона Яго, а для меня водку!

Одна голая девушка проскользнула в палатку. Другая встала на колени у воды и выудила оттуда за шнур бутылку вина. На других шнурах висело еще немало иных бутылок для охлаждения. Эти охотники на людей создавали себе и в глуши определенный комфорт. Все необходимое они перевозили на вьючных мулах или же заставляли пленников тащить на себе.



Луиза принесла вино, Марта – водку; то и другое в соответствующих стаканах, которые были вымыты до блеска.

Дон Яго благосклонно потрепал Луизу по щеке, и затем она должна была несколько раз повернуться перед ним и принять различные позы, чтобы он мог ее по достоинству оценить.

– Хороший товар, – сказал он затем одобрительно. – Я потом пересплю с ней, Рио.

– Само собой разумеется, дон Яго, – раболепствовал Рио.

– Она должна перед этим как следует помыться, – сказал господин. – Ну иди же, малышка. Чего ты еще ждешь? Твоя подруга будет тебя сопровождать. Вперед, поторопитесь!

Девушки поспешили удалиться от этих жутких мужчин.

Рио расседлал вороного жеребца, а дон Яго устроился на седле и пригубил вино.

– Ты непременно должен был его повесить, Рио? – спросил он затем строго. – Ты знаешь, что у нас не хватает пополнения, в рудниках погибает слишком много людей. К тому же одна желтая лихорадка стоила нам тридцати человек. Есть и прочие неприятности, такие, как самоубийства. Нам нужно пополнение, Рио. Я хотел бы, чтобы ты в будущем лучше обходился с людьми. Оставь им веру в то, что их ожидает рай. Кнут они еще получат в свое время.

Рио невольно согнулся под взглядом своего строгого господина.

– Мы все равно не смогли бы больше использовать этого парня, – оправдывался Рио. – У него началась гангрена на правой ноге, его уже нельзя было спасти.

– Ладно, все в порядке, – как бы отмахнулся дон Яго. – Есть важные новости, – продолжал он. – В районе юго-западного Нью-Мексико существует, по-видимому, живущее совершенно изолированно племя индейцев. Там должно быть много молодых и сильных парней. Ни одному человеку не бросится в глаза, что индейцы вдруг исчезнут. Загвоздка лишь в том, что я еще не знаю точно, где они скрываются. Они ведут обособленную, скрытую от внешнего мира жизнь. Твоя задача будет заключаться в том, чтобы найти этот район. Это, должно быть, где-то в горах Аламо Хуэко.

– Там, однако, находятся владения Кинсберга, – сказал Рио.

Дон Яго мрачно кивнул.

– Верно, Кинсберг там еще держит все в своих руках. Но это продлится недолго. Его время прошло, хотя он еще не знает о том.

– Вы ему наконец поставили ловушку, дон Яго?

– Петля постепенно затягивается, – улыбнулся господин Манаска. – Он больше не сумеет избежать моей мести. Скоро ему наверняка придется пережить неприятный визит полицейского начальника и следователя. Его подозревают в работорговле, и ему будет трудно доказать свою невиновность. Теперь ты должен разыскать это таинственное племя индейцев, и затем все следует устроить так, чтобы подозрение пало на старого волка Кинсберга. На его землях найдут какое-то количество мертвых, а именно тех из индейского племени, кто не понадобится для наших целей. Нет, нет… – Господин Манаска поднял руку. – Ты не должен задавать никаких вопросов. Все будет инсценировано наилучшим образом.

Рио был настроен скептически, однако не осмелился возражать.

– Я понимаю, дон Яго, – сказал он. – Я, само собой разумеется, разыщу это племя. Какие это индейцы? Апачи? Команчи?

– Ни те, ни другие. Это неизвестное племя, никто не знает точно. Полагают, что речь идет об одном из племен ирокезов, которое более двухсот лет назад переселилось на запад.

– А откуда это известно?

– Из легенд у лагерного костра, – улыбнулся дон Яго. – Никто не считает их правдой, но я навел собственные справки, много занимался этим делом. У меня больше нет каких-либо сомнений, что это таинственное племя существует в действительности. И ты выследишь его, Рио. Я желаю, чтобы ты завтра утром отправился в путь. Транспортировку пленных может взять на себя кто-то другой. Отбери трех-четырех надежных человек, которые будут тебя сопровождать. Лучше всего взять кого-либо их твоих гринго. Они будут там меньше бросаться в глаза, чем шайка мексиканцев. Лучше всего и тебе одеться как американцу. Все равно ты больше похож на гринго, чем на своих соотечественников.

Рио самодовольно улыбнулся:

– Вы будете мною довольны, дон Яго.

– В этом я убежден.

– Чтобы разгромить целое племя, мне понадобится все же больше вооруженных людей, – сказал Рио.

– Ты получишь любую поддержку, какая тебе будет необходима. Деньги не играют никакой роли, ты знаешь это, Рио. Но сейчас речь идет прежде всего о том, чтобы напасть на след племени.

– Я выполню это, дон Яго.

Господин Манаска поднялся и подошел к воде. Луиза появилась тотчас, как только он ее позвал. Затем он исчез с ней в палатке.

Рио был отнюдь не в восторге от нового задания. Все это время он радовался в предвкушении дней большого безделья и разнузданной жизни. Вместо этого ему вновь предстояла трудная работа, что ему совсем было не по душе, но, к сожалению, ничего нельзя изменить.

Он позвал к себе Марту. По крайней мере, в эту ночь он еще получит наслаждение.

2

Небольшое владение в довольно скудной долине представляло собой умиротворяющее зрелище. Вокруг была серая иссохшая местность, и на ее фоне оно сверкало как зеленая жемчужина. Никакого плохого предчувствия, когда он приближался верхом к усадьбе. Уже в течение двух дней он не видел ни одной человеческой души. Незаметно и, казалось, бесцельно он болтался в горах Аламо Хуэко. Было важно ознакомиться с местностью, где его ожидало опасное задание.

Владение оказалось небольшой фермой. На крохотных полях возделывались картофель, овощи и овес. Посевов было немного, но наверняка достаточно, чтобы прокормить небольшую семью. На лугу паслись овцы и козы. Куры бродили по двору, на небольшом пруду плавало несколько гусей и уток. Высокие тенистые деревья окружали небольшой дом с фронтоном и пристройки. Из довольно отвесного и скалистого откоса в двухстах метрах за усадьбой бил родник и питал ручей, который огибал дом и иссякал где-то дальше, в серой каменистой пустыне.

Когда Лэсситер въехал во двор, то увидел над дверью надпись крупными буквами: «Оазис в Пыльной долине».

Таким образом, здесь находилась не только ферма, но одновременно это был один из тех салунов в прерии, которые встречались повсюду на обширных просторах.

«Совсем недурно, – подумал Лэсситер, – тут я мог бы кое-что разузнать».

Площадка у коновязи была разбита копытами лошадей. Вокруг лежали кучки довольно свежего конского навоза, который, очевидно, остался с прошлого вечера. По всей вероятности, «Оазис в Пыльной долине» был местом встречи ковбоев с близлежащих ранчо. Желоб перед коновязью был наполовину наполнен водой. Лэсситер спешился и привязал жеребца. Потом он немного сдвинул со лба ковбойскую шляпу и вошел в салун.

Приятная прохлада обволокла его после скачки верхом в жаркое послеобеденное время. Было немного больше четырех часов пополудни. Через оба узких окна проникали солнечные лучи. В трактире было тихо и пусто.

– Хэлло, хозяева! – позвал Лэсситер и подошел к стойке, которая была сложена из камней. Верх был облицован гладкими пластинами. На них еще стояли пустые стаканы и бутылки, окурки сигарет и сигар валялись вокруг на глиняном полу.

Неужели в доме не было ни одного человека? Лэсситер еще раз громко позвал хозяев. И наконец он получил ответ.

– Я здесь, снаружи за домом, – раздался голос женщины.

Лэсситер воспринял это как приглашение и пошел к двери, которая, по его мнению, вела в заднюю часть дома. Так оно и было. Но от того, что он затем увидел, у него перехватило дух.

Из почти круглого, облицованного камнем пруда выходила только что искупавшаяся нагая женщина.

– Ой! – воскликнула она испуганно, когда Лэсситер появился в дверях, и как будто в панике прыгнула обратно в воду, подняв фонтан брызг.

Лэсситер, однако, рассмотрел все, что его интересовало. Женщина была молодой и стройной, у нее была маленькая упругая грудь и резко очерченная округ-лось ягодиц. Коротко остриженные рыжие волосы прилипли к голове и обрамляли оживленное озорное лицо. Фыркая, она подняла голову над водой и воскликнула, обращаясь к нему:

– Я не говорила, что ты должен врываться сюда, парень!

Он ухмыльнулся:

– Не бойся, девушка, я тебе ничего не сделаю.

– Тогда иди в дом и займись самообслуживанием. Там ты найдешь почти все напитки, какие бывают. Я сейчас подойду.

Конечно, он был возбужден. Так неожиданно увидеть голую красотку – это было ощущение, которое не очень часто испытываешь в жизни. И притом еще посреди пустыни. Но он притворился совершенно равнодушным и сделал вид, что эта встреча ни в малейшей степени не вывела его из равновесия.

– О'кей, я обслужу себя сам, – сказал он. – До скорой встречи…

Он возвратился в салун и не видел, как рыжеволосая язвительно засмеялась и подала кому-то знак рукой. Наверху, на обрывистом скалистом холме, на мгновение появилась мужская фигура. Затем мужчина исчез.

Молодая женщина вышла из водоема и наскоро вытерлась полотенцем. Потом она набросила на себя простое полотняное платье. Материал тотчас облепил места, где ее кожа оказалась не вытерта. Рыжеволосая знала, как наиболее выигрышно предстать перед мужчинами. К ее покачивающимся бедрам материя прилипла, как вторая кожа. У нее был соблазнительный вид, когда она вошла в салун.

Лэсситер удобно устроился на одном из стульев. Перед ним стоял стакан виски, осушенный наполовину.

– Ты меня застал врасплох, – сказала она, как будто имела дело со старым знакомым. – В это время обычно никогда не бывает гостей. Ты хочешь остаться на ночь?

Лэсситер чувствовал, как его возбуждение растет. Ни на одно мгновение он не задумывался, что этот трактир мог быть ловушкой. Как, однако, человек может ошибаться!

– Ты здесь живешь одна? – спросил он.

– Пока да, – ответила она. – Мой муж уехал на некоторое время. Я сама справляюсь в лавке.

– А поля?

– Эти посевы растут сами. А до уборки урожая он вернется.

– Он уехал надолго?

– Он ищет золото в Монтане, – сказала она. – Он все еще твердо верит в большую удачу.

Она обошла вокруг каменного прилавка, налила виски и опрокинула его в себя, как будто это была вода.

– Ты можешь тут переночевать, если у тебя есть желание, – сказала она затем как бы погодя. – Я думаю, ты сегодня все равно далеко не уедешь.

– Я принимаю приглашение, – сказал он.

Она засмеялась.

– Это не приглашение, мой дорогой. Это тебе будет кое-что стоить.

– Сколько?

– Две.

– Против этого нечего возразить.

– Я имею в виду, естественно, две сотни.

Она снова обошла вокруг каменной стойки, покачивая бедрами. Было явно видно, что под этим платьем ничего не было надето.

– Хорошо, все в порядке, – сказал он. – Ты мне нравишься, и ты удивительно откровенна.

Она приблизилась своей возбуждающей походкой и встала совсем вплотную к нему, как будто ожидала, что он будет дальше действовать без особых церемоний.

У него все еще не возникало никаких подозрений. В конце концов, он не в первый раз переживал подобное. Страстная женщина, которая жаждала мужчину, – нормальное явление. И наконец, он сам не был каким-то приблудным бродягой.

– Меня зовут Луа, – сказала она, и ее глаза заблестели.

– Лэсситер, – промолвил он и обнял ее за талию.

В следующее мгновение она сидела у него на коленях. Платье как будто само скользнуло вверх почти до начала ее бедер.

– Ты мне нравишься, Лэсситер, – выдохнула она со стоном. – Мне кажется, ты совершенно потрясающий парень. – Она прижалась губами к его рту и одновременно переменила свою позу с какой-то кошачьей мягкостью, а ее раскинутые ноги уже обвили его бедра.

С этого момента разговоров больше не было, любые слова – лишние в этой ситуации. И Лэсситер все еще не думал ни о чем дурном. С ним не случилось ничего такого, чего бы не могло произойти с любым мужчиной. В такие минуты рассудок отключается.

Что за огонь тек в жилах этой женщины? Именно такой представлял ее себе Лэсситер, когда увидел у пруда.

Когда первый необузданный порыв* был позади, к нему снова начал возвращаться рассудок.

– Когда, по-твоему, могут быть гости?

– Сегодня их уже не будет.

– Ты уверена?

– Люди бывают здесь только по определенным дням, – улыбнулась она. – Ты можешь совершенно не беспокоиться. Нас никто не потревожит до завтрашнего вечера.

– Тогда я могу без всяких помех искупаться, – отметил он.

– Само собой разумеется. Я тоже иду с тобой.

Они вышли наружу и немного позднее уже плескались в прохладной воде бассейна, который был искусно облицован камнями.

Луа прижалась к нему и обхватила его под водой своими длинными, стройными ногами.

– Ты классный парень! – простонала она одобрительно. – Даже холодная вода на тебя не действует…

Они засмеялись. Время летело незаметно. Солнце стояло уже низко, когда они наконец вышли из бассейна.

В зале Лэсситер снова оделся.

– Но теперь я зверски голоден, – сказал он. – Однако прежде я позабочусь о своем коне.

– Я за это время приготовлю что-нибудь, – сказала она и исчезла на кухне.

Лэсситер вышел наружу и расседлал буланого жеребца. Потом он поставил его в загон. Он не обращал внимания на окрестности, все его мысли витали вокруг страстной Луа, этого рыжеволосого ангела в глуши.

Постепенно темнело. Когда он вернулся в трактир, там соблазнительно пахло жареным мясом. Они ели роскошное жаркое из баранины и пили крепкое красное вино.

– Ты мог бы остаться и дольше, если пожелаешь, – сказала Луа.

– Мне нужно еще кое-что сделать, – возразил он. – Я должен поехать в Мексику. Важные дела.

– Я понимаю.

– Что?

– Нечистые дела, – хихикнула она с удовольствием, – Могу заключить любое пари.

– Я произвожу такое впечатление?

– Ты можешь мне ничего не выдавать. Оставь свои секреты при себе. Это твои дела.

Она была явно уязвлена. Он молчал. Через пару минут она снова заговорила.

– Я могла бы дать тебе несколько неплохих советов, – сказала она. – Я ведь знаю кое о чем, что происходит здесь в пограничной местности.

– Да? И что могло бы быть для меня интересным?

– Весьма вероятно, я помогла бы тебе устроиться на работу. Дальше к западу живет богатый владелец ранчо, который постоянно ищет подходящих людей. Ты когда-нибудь слышал о Кинсберге?

– Не имею понятия. Кто это?

– Могущественный скотовладелец. Он чертовски богат. Ты можешь заработать у него приличные деньги.

Он выпил глоток вина и посмотрел ей в глаза. В них появилось выражение, которое ему не понравилось.

– Я могла бы свести тебя с ним, Лэсситер, – сказала она. – Но ты, конечно, сначала хочешь поехать в Мексику.

– Это я мог бы сделать и позднее, – размышлял он. – И примерно сколько мог бы я заработать у Кинсберга?

Кинсберг был тем человеком, который его интересовал. Кинсберга подозревали в том, что он с широким размахом вел торговлю людьми. Отсутствовали лишь решающие доказательства против него. За ними Лэсситера и послали в разведку из седьмой бригады.

И теперь ему представился шанс установить контакт с Кинсбергом. Ничего лучшего нельзя было и пожелать.

Луа смотрела на него все более странно, и затем сказала после небольшой заминки:

– Может, ты наконец перестанешь играть в прятки, амиго? Ведь ты же приехал только ради Кинсберга, тебе нужна его шкура. Признайся, и я помогу тебе.

Он увидел, что его разгадали. Лишь теперь у него как будто пелена спала с глаз.

– Таким образом, ты разыгрывала передо мной представление, – сказал он. – Тебе дали задание у меня все выведать.

Она серьезно кивнула:

– Да, Лэсситер, так как от этого зависит мое существование. Эта ферма относится к владениям Кинсберга. Если я не сделаю того, что он требует, со мной будет здесь покончено. А я тут чертовски хорошо зарабатываю. Но теперь я решилась помочь тебе, Лэсситер. Я все время размышляла об этом. Ты мировой парень. Я не хотела бы, чтобы они тебя убили.

– Но я совсем не хочу брать этого человека за глотку, – сказал он. – Как тебе это вообще взбрело в голову?

– Его лазутчики наблюдают за тобой уже два дня, – поведала Луа. – Все предполагают, что ты прибыл по поручению Мексиканца. Известно, что он поставил сто тысяч долларов за голову Кинсберга. Ты как раз похож на человека, которому было бы по плечу такое задание. Кинсберг приказал уничтожить любого, кто вызывает подозрение, а ты вел себя более чем подозрительно. Я дам тебе добрый совет – беги отсюда немедленно!

– Этим я только дам подтверждение своей вины.

– Они убивают, если существует лишь малейшее подозрение, – прошептала она нервно. – Все время после полудня они крутятся поблизости. Вначале это был лишь один из осведомителей, а затем к нему присоединились и другие.

– В таком случае позволительно задать вопрос: почему они не застрелили меня раньше? – проворчал Лэсситер. – Почему они еще медлили?

– Потому что я им сигнализировала, что сначала хотела бы поподробнее расспросить тебя. Когда ты пошел позаботиться о своем коне, один из них приходил ко мне на кухню. Я сказала ему, чтобы они подождали до завтрашнего утра, тогда я все разузнаю о планах Мексиканца. Я выторговала тебе, Лэсситер, отсрочку от казни. Пожалуйста, поверь мне, если этой ночью не исчезнешь, ты пропал.



– А если я сбегу, то они возьмутся за тебя, – сказал он.

– Не беспокойся, я уж сумею выкрутиться. Ты не хочешь как ответное одолжение теперь сообщить мне правду?

– Ты не поверишь, – ухмыльнулся Лэсситер, – но я не имею ни малейшего представления о том, что там произошло между этими Мексиканцем и Кинсбергом.

– Оставь эти сказки! – прошипела она. – Мексиканец все время пытается прикончить Кинсберга и теперь засылает отпетых убийц.

– Я даже не знаю, кто такой Мексиканец, – раздраженно вздохнул Лэсситер. – Как его, собственно, зовут?

– Черт возьми! – напустилась она на него. – Речь идет о доне Яго Манаска из Соноры. Если и существует дьявол в человеческом обличье, то это – Мексиканец. Он… – Она уставилась на Лэсситера, недоверчиво качая головой. – Но ты же знаешь его! Ты приехал сюда по его поручению!

– Нет, черт возьми! – сказал Лэсситер и ударил кулаком по столу. – Это недоразумение.

– А почему ты несколько дней шныряешь в этих краях?

– Потому что я должен был оторваться от нескольких преследователей.

– Тогда ты совсем не тот, за кого они тебя принимают? – спросила она испуганно.

– Это ошибка.

– И все же они тебя убьют, если настигнут, – прошептала она ошеломленно. – Ты должен бежать, Лэсситер! Ты был бы уже давно мертв, если бы я их не сдержала. Я сказала им, что за ночь узнаю у тебя массу вещей. Они это проглотили. Но завтра рано утром они хотят нанести удар.

Ее голос становился все более настойчивым.

Лэсситер поднялся и взял свой винчестер, который лежал на соседнем столе. С заряженным ружьем он проскользнул к двери. Ему показалось, что он услышал подозрительные шорохи.

Луа погасила лампу, которая висела над столом. Темнота наступила в салуне рыжеволосой Луа.

Лэсситер все еще стоял рядом с дверью и прислушивался. Вдруг он услышал по-кошачьи тихие шаги женщины, которая затем остановилась совсем близко от него и положила руку ему на плечо.

– Я клянусь тебе, что говорю серьезно, Лэсситер, – выдохнула она еле слышно. – Я на твоей стороне и не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Он верил ей. Такое происходило с ним не в первый раз. Она влюбилась в него всем сердцем, поэтому и открыла правду. Она хотела спасти Лэсситера.

Он нежно привлек ее в свои объятия. Винчестер при этом он также держал крепко. Отныне он никогда не расстанется с этой женщиной.

– Почему ты подвергаешь себя опасности, Луа? – спросил он шепотом. – Разве тебе не ясно, что ты ставишь на карту свою жизнь?

– Тебе не следует беспокоиться обо мне, – ответила она. – Я сумею защитить себя. Я скажу им, что ты – недоверчивый волк, и у тебя, видимо, каким-то образом закралось подозрение. И пока я спала, ты исчез. Когда я проснулась, тебя уже и след простыл. Они должны мне поверить. Не беспокойся!

Она прижалась к нему всем телом. На ней все еще было надето тонкое льняное платье, сквозь которое Лэсситер мог ощущать все изгибы ее обворожительного тела.

– Тогда давай хотя бы еще раз ощутим близость друг друга, – прошептал Лэсситер. – Ты хочешь? Прежде чем наступит день, я скроюсь.

Она поцеловала его, и он почувствовал, что Луа очень возбуждена.

– Пойдем! – простонала она.

Вдруг оконные стекла разлетелись вдребезги. Дверь резко распахнулась.

– Стойте не двигаясь! – прогремел чей-то голос. – Или мы продырявим вас!

Они остановились. Лэсситер держал винчестер скрытым за спиной у Луа.

– Отойди от него, Луа! – потребовал говоривший у двери. – Тебя мы хотим еще сохранить на некоторое время.

Он злорадно засмеялся. Другие у окон присоединились к нему.

Лэсситер полагал, что эти люди так сразу не станут стрелять. Возможно, Луа все же сильно преувеличивала. Он сомневался, что люди Кинсберга могут просто из подозрения прихлопнуть человека. Лэсситер хотел вести переговоры. Но до этого дело не дошло.

Луа среагировала невероятно быстро. Одним прыжком она отлетела в сторону.

Одновременно негодяи открыли огонь. Но и Лэсситер тоже успел среагировать и одним резким движением переместился с линии огня. Грохот выстрелов наполнил салун. Несколько пуль царапнуло Лэсситера, но он этого практически не почувствовал.

С дьявольской скоростью он открыл ответный огонь. Прошло, может быть, две или три секунды, а он уже сделал пятнадцать выстрелов. Он держал на прицеле все проемы окон и дверей, направляя ружье туда и сюда.

Он полагался на свою удачу, и она осталась верна ему. Это подтвердили крики ужаса нападавших. Никто из них не рассчитывал на подобное сопротивление.

Лэсситер понял, что выиграл первый раунд. Тем не менее он сделал прыжок в сторону и оказался в безопасности за каменной стойкой.

Больше не прозвучало ни одного выстрела. Были слышны лишь стоны раненых. Но Лэсситер знал, что это далеко не конец. Он просто получил небольшую отсрочку.

Лэсситер медленно высунул голову из-за каменной стойки. На двух подоконниках висели на животах безжизненные фигуры. Руки их вяло свисали вниз. Третий мужчина лежал в проеме раскрытой двери. Ветер гулял по салуну, производя стонущие и свистящие шорохи. Никаких людей не было видно и слышно.

Но кто-то здесь еще был, в этом Лэсситер ни на мгновение не сомневался. Нападавших было больше, чем трое. Имелись также раненые. Почему не слышно криков боли, которые раздавались раньше?

А Луа? Что стало с Луа? Мысль о ней пронзила сердце Лэсситера. Вероятно, ее настигла пуля сразу после того, как она внезапно вырвалась от него.

Лэсситер напряженно всматривался в полутьму питейного зала, но не мог полностью охватить взглядом все пространство. Вероятно, Луа лежала мертвая где-нибудь в углу.

Лэсситер снова скользнул под прикрытие каменной стойки. Прямо перед его глазами стояли бутылки. Он без разбора схватил первую попавшуюся и отхлебнул. Это была водка из агавы. Она обожгла ему горло, но вновь подпитала его жизненную энергию.

Он как раз ставил бутылку на старое место на полке, как что-то коснулось его колена. Он невольно вздрогнул.

– Тсс…

Это была Луа. Его рука скользнула по ее коротким гладким волосам, которые на солнце приобретали великолепный бронзовый блеск. Непроизвольно он вспомнил о том, как увидел ее в первый раз.

– Луа, – прошептал он.

Она прижалась к нему, и Лэсситер почувствовал, как она была счастлива, что он жив.

– Снаружи осталось еще трое, – тихо сказала она. – Один уехал, чтобы доложить обо всем боссу. У нас есть еще шанс, Лэсситер.

Он крепче притянул ее к себе, потому что ощущал, как она дрожала. Еще десять или двадцать минут назад он не доверял ей. Но теперь он увидел все совершенно в ином свете.

– Ты уверена? – прошептал он.

– Я была снаружи, – услышал он шепот вплотную у своего правого уха, которого почти касались ее губы. – У них было еще двое раненых. Но их, вероятно, уже нельзя было спасти. Я видела, как другие их…

Луа крепко уцепилась за него. Она плакала почти беззвучно. Лэсситер прижал ее к себе еще крепче, чтобы как-то утешить. Ему не нужно было ничего больше рассказывать, он и так знал, что произошло. Эти дьяволы прикончили собственных партнеров. Теперь Лэсситер понимал, почему так внезапно стихли стоны раненых.

– У нас есть еще шанс, – шепнула Луа. – Но мы должны действовать быстро.

Лэсситер хотел ответить, что он будет сражаться, но снаружи загудел чей-то голос:

– Что с тобой, Лэсситер? Ты еще жив?

Луа быстро приложила палец к его губам.

– Не отвечай! Лучше, если они будут считать тебя мертвым.

Снаружи раздался хохот.

– Мы убили его! – воскликнул другой голос. – Я же вам говорил! Я точно видел, как попал в него!

– А я видел, как он прыгнул за стойку, – дал о себе знать еще один. – Давайте будем осторожны! Мы имеем дело с раненым волком.

– Я тоже так думаю, – объявил мужчина, который первым подал голос. – Поэтому оставайтесь каждый на своем посту! Мы будем держать в поле зрения эту лисью нору. Из какой бы лазейки он ни попытался уйти, мы поддадим ему жару.

Еще раз послышался смех, затем снова наступила тишина.

Женщина прильнула к Лэсситеру. Как бы им попытаться ускользнуть из этого ада? Было практически невозможно незаметно выйти из дома. Три мерзавца просматривали со своих позиций всю территорию. Им не нужно было ничем рисковать. Они сидели на надежных наблюдательных постах и могли стрелять, как только на ферме что-то зашевелится.

Лэсситер же, напротив, должен был все поставить на карту, иначе он никогда не вышел бы отсюда живым.

Луа еще теснее прижалась к нему.

– Что нам делать, Лэсситер?

– Есть только один путь. Я нападу на них.

– Я пойду с тобой.

– Нет.

– Ты имеешь в виду, что я должна подстраховать тебя сзади?

– Ты замечательная, Луа.

– Оставь свои комплименты на будущее! Я тебе сейчас объясню, где они, по моему мнению, спрятались. Собственно, есть только три возможности. Во-первых, на отвесном откосе за родником…

Лэсситер внимательно слушал. Правда, он немного ознакомился с окрестностью в момент своего прибытия, но было много местных особенностей, которые он просто не мог увидеть. Прослушав несколько минут, он мысленно взором довольно ясно представил себе местность. Луа обладала даром рассказчика. Ему понадобилось задать лишь несколько дополнительных вопросов.

– А теперь ты должен поторопиться! – настаивала она. – Да, я еще тебе не сказала: Бруно Сардоне зовут того человека, которого они послали к боссу для доклада. Бруно – самый быстрый наездник среди них. Самое позднее через два часа он будет у босса. А тот перевернет рай и ад, чтобы устранить тебя с дороги. И меня, конечно, тоже…

Луа тем временем перестала дрожать. Она вообще больше не казалась возбужденной. Она все сильнее нравилась Лэсситеру. Он готовился к побегу и знал, что жизнь их обоих висела отныне на тоненьком волоске…

3

Бруно Сардоне беспощадно погонял своего жеребца. Когда оставалось до цели всего две мили, он огрел его кнутом и пришпорил, чтобы благородное животное отдало свои последние силы.

Патрик Кинсберг вышел на веранду. Было далеко за полночь, а он не мог уснуть, как и всегда в последнее время. Он лежал без сна в разладе с самим собой и со всем миром.

Было непросто понять Патрика Кинсберга. Несомненно было одно: он был очень одинок. В своей богатой событиями жизни он многого добился, но не приобрел друзей. По существу, он примирился со своим одиноким существованием, казавшимся таким благополучным.

А тут еще у него на шее повисло это дело с Яго Манаской. До него дошли слухи, что Манаска пообещал большое вознаграждение за его голову.

Теперь же прискакал, как дьявол, Бруно Сардоне. Он был одним из тех людей, которые высматривали казавшихся подозрительными чужаков в горах Хуэко.

После обеда курьер доставил известие, что незнакомец на пути к «Оазису в Пыльной долине». Было ясно, что там Луа Макбрайд вплотную займется им и, соответственно, все выпытает. Луа Макбрайд делала все, что он от нее требовал. Она точно знала, что иначе у нее не будет ни минуты покоя. Ее благополучие было в ее собственных руках. Но это уже другая история.

Напряженно смотрел он на Бруно Сардоне, который как раз спрыгнул со своего загнанного коня и теперь, переваливаясь, бежал к большой веранде.

– Мы встретили форменного сатану, сэр! – воскликнул он. – Пятеро наших людей мертвы. Ублюдка зовут Лэсситер.

Бруно Сардоне так сильно задыхался, что не мог говорить дальше. Он должен был сделать паузу, чтобы вновь обрести дыхание.

Кинсберг дал ему передышку в несколько секунд.

– А что с этим Лэсситером? – спросил он затем с холодным спокойствием.

– Он окопался в укрытии, – пропыхтел Бруно Сардоне. – Нам нужно подкрепление.

– Против одного-единственного человека?

– Он дерется за десятерых, босс.

Более двадцати мужчин столпились между тем сзади курьера. Босс обвел их взглядом.

– Кто-нибудь знает этого Лэсситера?

Раздался гул голосов. Кто-то где-то что-то слышал о каком-то Лэсситере, но никто не знал ничего определенного.

Босс позволил всем высказаться. Это не заняло много времени. Выражение лица Кинсберга становилось все более мрачным.

– И вы действительно думаете, что Луа Макбрайд переметнулась на его сторону?

– Петей подслушал обоих, босс.

– Тогда это, пожалуй, правда, – пробормотал Кинсберг. – Жаль, что Петей не может рассказать об этом еще раз. А Луа приказала долго жить, Бруно?

– Кажется, в нее угодила пуля, босс.

– Девка получила по заслугам. Теперь мы должны действовать наверняка. Ле Борг, ты возьмешь дело в свои руки.

Высокий тощий мужчина с крючковатым носом и отвислыми усами выступил вперед. Он носил два револьвера на узких бедрах и был одним из самых высокооплачиваемых людей Кинсберга.

– Будет все в порядке, сэр. Вы, как всегда, предоставляете мне свободу рук?

– Если удастся, я бы хотел иметь его живым, Ле Борг.

– Я постараюсь, сэр.

Через пять минут дюжина всадников умчалась в ночь. Каждый захватил резервную лошадь, чтобы постоянно менять их через несколько миль. И все они были превосходными наездниками.

Прежде чем взойдет солнце, они достигнут цели. И, как сообщил Бруно, у Лэсситера нет ни одного шанса незаметно ускользнуть из салуна в прерии.

4

Невыносимо медленно Лэсситер полз вперед. Извиваясь, как змея, он продвигался дюйм за дюймом. Лицо и руки он затемнил сажей и дополнительно обвязал голову черным платком, который взял у Луа. Таким образом, он слился с темнотой и был лишь одной из многих теней в эту лунную ночь.

Противник должен был очень долго и чрезвычайно напряженно всматриваться, чтобы обнаружить приближение Лэсситера. Луа позаботилась о том, чтобы ему это не удалось.

Она снова и снова открывала огонь из лэсситеровского винчестера, делала наугад несколько выстрелов, а трое осаждавших каждый раз попадались на этот обман и стреляли в ответ.

Лэсситер имел в это время возможность не только продвигаться вперед, но и концентрировать внимание на одном определенном человеке. Он сосредоточился на стрелке, который занял пост на отвесном откосе. Этот откос отбрасывал густую тень, и ее Лэсситер наконец достиг.

Между тем прошел уже целый час. Это было изматывающее нервы испытание на терпение, но самый тяжелый отрезок опасного пути был у Лэсситера уже позади, и теперь можно быстрее продвигаться вперед.

Луа вновь выстрелила, и негодяи ответили огнем. Затем, как и прежде, с трех сторон раздался злорадный хохот и послышались язвительные выкрики:

– Кончай, Лэсситер! Это тебе все равно не поможет!

– Скоро к нам придет подкрепление, парень. Ты сидишь в мышеловке!

И снова смех.

Лэсситер ухмыльнулся. Трое стрелков не имели представления, как обстояло дело в действительности. Они считали, что Луа мертва, и верили, что он, Лэсситер, в отчаянии был готов расстрелять весь свой запас патронов. Тревога и ярость толкали Лэсситера вперед. На осуществление отважного маневра было потеряно слишком много времени, и теперь необходимо его наверстать. Темнота защищала Лэсситера, и поэтому он двигался не так осторожно.

Еще раз Луа открыла огонь, и мерзавцы стреляли в ответ. А затем вновь привычный насмешливый хохот.

Лэсситер уже находился на одной вершине со стрелками у отвесного склона. И теперь дело осложнилось. Вокруг лежала галька, которая могла от малейшего прикосновения сдвинуться и с грохотом посыпаться вниз. Лэсситер был в пяти метрах от парня, к которому подбирался. Тот расположился на выступающем впереди плато, контуры которого вырисовывались в темноте. Лэсситер полз дальше. Один раз он ухватился за колючий куст, но подавил боль, стиснув зубы.

Затем он перескочил через край той гладкой скалы, которая словно вышка, выдавалась над косогором. Именно в это мгновение произошло то, чего все время так боялся Лэсситер. Под его правым сапогом шевельнулся небольшой камень. Шорох был не особенно сильным, но парень имел слух, как у рыси, и мгновенно обернулся. Он обнаружил Лэсситера, поднимающегося кверху. Лэсситер увидел вспышку пламени и в мыслях уже переместился к праотцам.

Пуля попала в него, это был резкий удар куда-то в верхнюю часть тела. Закружилась голова, и появилось ощущение, будто он падает в пропасть. Но Лэсситер, мобилизовав все силы, преодолел край выступа на скале и метнул нож, который все это время держал в зубах. Он вслепую швырнул тяжелый клинок – то был акт отчаяния.

Он не знал, попал ли в цель. Он лишь чувствовал твердый камень под своим телом и видел в двух метрах фигуру, поднимавшуюся в окаймлении лунного света. Затем фигура свалилась как подкошенная.

Лэсситер почувствовал острое жжение в правом плече, заметил также, что кровь лилась у него по руке. Но не было времени заняться этим. Он полз на четвереньках вперед.

– Эй, Джим, что там стряслось?

– Что случилось, Джим?

Внизу из «Оазиса в Пыльной долине» бешено стрелял винчестер.

Луа, хорошая Луа, ты поняла все! Лэсситер мог перевести дух. Оба негодяя должны были снова сосредоточиться на ферме. Они открыли огонь.

Лэсситер добрался до этого Джима. Из груди у него торчала ореховая рукоятка длинного охотничьего ножа, вслепую брошенного Лэсситером. Рядом с ним лежало ружье, это был винчестер. Лэсситер схватил его и начал стрелять по ферме. Затем снова наступила тишина.

Один из двух караульных спросил:

– Что там еще случилось, Джим? Почему ты стрелял?

Лэсситер не ответил. На мгновение ему пришла в голову мысль изменить голос, но это, пожалуй, вызвало бы подозрение.

Он сделал еще несколько выстрелов по ферме, преследуя особую цель, – это был знак для Луа.

И она поняла. Необыкновенная девушка! Она снова открыла частый огонь, а два противника отстреливались.

Лэсситер прицелился, ориентируясь на вспышки выстрелов. Раздались два диких крика. И затем все снова стихло. Лэсситер перекатился к мужчине по имени Джим и вынул нож из его окровавленной груди. Лэсситер подождал еще пару минут.

– Луа, – позвал он затем.

– Лэсситер, ты?

– Я думаю, мы победили!

Лэсситер выпрямился. Качаясь, он стоял на выступе скалы, каждое мгновенье ожидая выстрелов. Но ничего не случилось, было тихо. Лэсситер взял винчестер мертвого Джима и начал спускаться вниз.

Через несколько минут он был у фермы, которая одновременно была и салуном. Луа Макбрайд с ликованием бежала ему навстречу.

– Лэсситер!

Он заключил ее в объятия.

– Луа, ты…

У него потемнело в глазах, и он уже не ощутил, как потерял сознание.

Луа крепко удерживала его, пока мягко не опустила на землю.

Она действовала без паники: побежала в дом, достала перевязочный материал и виски. Луа попеременно лила виски ему в горло и на рану, стараясь привести его в чувство. Через несколько минут ей это удалось. Его глаза прояснились. Он хотел встать, но она прижала его к земле.

– Спокойно, продолжай лежать! – приказала она.

Луа рванула у него рубаху с плеча и наложила тугую повязку. Рана горела, как в аду, но это было хорошо, потому что позволяло поддерживать сознание.

– Ты еще не преодолел кризис, – сказала она. – Потеряно чертовски много крови. Оставайся лежать на месте. Я оседлаю лошадей.

Он улыбнулся ей.

– Спасибо, Луа.

Как он восхищался ею! На нее можно положиться. Ему казалось, что он встретил ангела-спасителя.

«Теперь я уже достаточно отдохнул», – подумал он и сел. Все снова закружилось у него перед глазами, но он усилием воли остался в сидячем положении. О господи, как же быть дальше! По его телу вновь и вновь прокатывались волны боли.

Луа снова стояла перед ним.

– А теперь давай-ка в седло! – энергично сказала она. – Я надеюсь, мы это сумеем сделать.

Она схватила его под мышки и помогла встать на ноги. Он не думал, что эта изящная женщина может проявить столько силы.

Наконец он сидел на своем буланом коне.

Лошади двинулись в путь. Наступало утро. Издали доносился цокот копыт, как приближающаяся гроза.

– Нельзя ли побыстрее, Лэсситер? – накричала на него Луа.

Его руки впились в поводья. Все окружающее плыло перед глазами, но он боролся со своей слабостью, мобилизовав последние остатки сил.

Луа взяла за повод буланого жеребца и тянула его за собой, а высокий мужчина рискованно болтался в седле.

Вновь и вновь голос Луа стучал в его сознании:

– Ты должен сделать это, Лэсситер! Ради тебя я ступила на край преисподней!

Они продвигались все дальше в горы. Солнце поднималось. Луа неумолимо продолжала скакать.

«Надеюсь, что я сделала правильный выбор, -постоянно стучало у нее в мозгу. – Я все поставила на тебя, Лэсситер, и ты не разочаруешь меня…»

В отдалении лошади преследователей вздымали облака пыли, поднимавшиеся у горизонта, как тонкая туманная дымка.

Луа поняла, что их нагоняли. С раненым Лэсситером она не сможет долгое время сохранять эту дистанцию. И вообще – куда она может податься? Где они хотя бы частично будут в безопасности?

На это был, собственно, лишь один ответ: Мексика. Но, может быть, там подстерегает их еще большая опасность? Особенно в северных регионах Чихуахуа и Соноры, где множество бандитов.

Тем не менее Мексика была их единственным шансом. Луа знала, что наемные стрелки Кинсберга будут безжалостно охотиться на них.

Кинсберг! Этот проклятый деспот! Как она его ненавидела! Уже два года ее судьба была полностью в его руках, с тех пор как случилась история с ее мужем.

Конечно, Мартин Макбрайд был конокрадом. Муж Луа, безусловно, провинился. Но являлось ли это достаточной причиной, чтобы повесить его? А потом он прибыл и сообщил Луа, что на многие годы упрячет ее в тюрьму, если она не будет ему подчиняться.

В этом он, конечно, был прав. У него достаточно доказательств против Луа Макбрайд. Она соучастница в конокрадстве и контрабанде оружия. Их ущелье, Пыльная долина, была пунктом самой разнообразной нелегальной деятельности в обоих направлениях.

Теперь Пыльная долина принадлежала могущественному Кинсбергу. Луа вынуждена была подписать все бумаги. И она сама – всего лишь служащая Кинсберга, его рабыня. Он сделал ее потаскухой.

А людям она должна была рассказать, что ее муж якобы ищет золото в Монтане. Ложь, которую она также поведала Лэсситеру. Луа сделала это из страха. Она знала, что за ней наблюдают на каждом шагу.

Тем не менее она потом решилась сказать Лэсситеру правду. Луа и сама не знала, почему это сделала.

Откуда у нее появилось это самоубийственное мужество? Оно просто нахлынуло на нее. Чувство подсказало ей, что на Лэсситера можно положиться.

Лэсситер был довольно сильно измотан. Он потерял много крови и не особенно уверенно держался в седле.

Они снова сделали остановку. Оглядевшись назад на горный ландшафт, они обратили внимание, что пыльное облако, поднятое преследователями, стало больше. Лэсситер судорожно сжимал обеими руками выступ седла и чувствовал, что долго в седле не протянет.

Но перед ними развернулся лабиринт ущелий и глубоко разрезанных каньонов.

– Там мы можем найти укрытие, – сказала Луа. – Как долго ты еще можешь продержаться, дорогой?

– Пока не упаду с лошади, – ответил он с кривой от боли ухмылкой.

И трудная скачка продолжалась. Еще через час они находились в узком каньоне с почти вертикально поднимающимися вверх скалами.

И вдруг перед ними возникли всадники. Индейцы. Они представляли собой дикое, внушающее страх зрелище. Их лица были раскрашены пестрыми знаками, на головах возвышались самые великолепные уборы из перьев, какие только можно себе представить. Это был совершенно другой головной убор, чем у апачей, команчей, кайова или шайенов, – более пестрый и роскошный.

Индейцы были вооружены луками, стрелами и копьями, но на их седлах висели также современные ружья-винчестеры.

Лэсситер видел все лишь расплывчато, но, несмотря на это, вобрал в себя самые важные подробности.

Воины окружили его и Луа. Они говорили друг с другом на каком-то гортанном диалекте, похожем на тот, который Лэсситер слышал у племен ирокезов на востоке, в районе Онтарио и Гурона.

Лэсситер смог понять некоторые обрывки разговора. Воины совещались, что они должны сделать с обоими бледнолицыми. Наконец, они решили считать пока их своими пленниками. Лэсситер и Луа без сопротивления позволили себя разоружить. Затем два индейца взяли их лошадей за поводья и без слов поскакали вперед.

– Что они замышляют? – спросила Луа со страхом. – Что это вообще за индейцы? Ты имеешь какое-либо представление?

– Не имею ни малейшего понятия, – ответил Лэсситер, хотя это не соответствовало действительности. Но ему было сейчас не до объяснений о своих предположениях. Каждое слово стоило невероятного напряжения.

Странные индейцы увозили их все глубже в хаос каньонов. Они огибали узкие выступы скал, где лошади могли следовать лишь одна за другой. А индейцы в хвосте колонны заботились о том, чтобы замести все следы. И вот они попали в котловину, которая казалась маленьким раем среди этого сурового горного ландшафта.

Индейцы поставили здесь несколько хижин. Все выглядело так, как будто они живут здесь лишь недавно.

Лэсситер хотел слезть с лошади и потерял равновесие, когда перекидывал ногу через седло. Со стоном он покачнулся в сторону и не мог более предотвратить падение.

Индейцы молча наблюдали за этим.

Луа озабоченно наклонилась над Лэсситером и сказала:

– Повязка снова пропиталась кровью. Пойдем к ручью на той стороне. Я промою тебе рану и наложу свежую повязку.

Индейцы позволили им это сделать.

– Что они хотят? – прошептала Луа озабоченно.

– Вероятно, они поставят нас к столбу пыток, – ухмыльнулся Лэсситер.

– О боже! – задохнулась Луа.

5

Посреди ночи к Кинсбергу пришли с визитом. Человек неслышно проскользнул в рабочий кабинет, когда он сидел за письменным столом и писал письма. Это были письма к «сильным мира сего», которых он хотел просить о поддержке в борьбе против ужасного мексиканского дьявола дона Яго.

Словно тень, фигура встала у него за спиной, а он все еще не замечал, что был уже не один.

Он непроизвольно вздрогнул, когда чья-то рука легла ему на плечо. Его первым импульсом было желание схватиться за револьвер, лежавший перед ним на письменном столе. Он всегда держал наготове оружие, даже когда ложился в постель, будучи человеком, который постоянно должен опасаться вероломного покушения.

Однако раздавшийся голос заставил его замереть.

– Не беспокойся, – услышал Кинсберг. – Мне никогда не придет в голову напасть на тебя.

Он медленно поднялся и нерешительно повернулся.

– Слава всем святым! – облегченно прошептали его губы. – Это самый прекрасный сюрприз, который ты мне когда-либо могла приготовить.

Какое-то мгновение казалось, что он хотел подойти к стройной фигуре и обнять ее за плечи. Но затем он опустил руки и отступил назад, пока не наткнулся на край письменного стола.

Посетителем была женщина. Высокая и стройная, она была одета в костюм из мягкой кожи косули, который в некоторых местах был украшен пестрыми знаками индейского племени.

Длинные рыжевато-золотистые волосы были скреплены украшенной жемчугом налобной повязкой. За поясом у нее торчали револьвер 44-го калибра, нож и томагавк.

Патрик Кинсберг уставился на нее, словно на призрак.

– Мария! – хрипло проговорил он затем. – Ты не можешь поверить, как я рад.

Он отвернулся и открыл секретер у стены, вынул оттуда бутылку и два стакана.

– За этот испуг я должен выпить, – попытался пошутить он. – Ты выпьешь со мной, Мария?

Она отрицательно покачала головой.

– Пожалуй, нет, я уже за долгое время отвыкла от этого, отец. После первого же стакана я буду под хмельком, что может повредить моей миссии.

Тем не менее он наполнил оба стакана виски марки «Теннесси» и осушил сначала один стакан, а второй взял в руку, которая слегка дрожала.

– Ты стала еще красивее, Мария, – сказал он. – Я должен был бы гордиться тобой, но не могу. Не могу после того горя, которое ты мне причинила. Ты все еще не знаешь, как сильно я страдаю, Мария!

– Я знаю, отец. но не могу вернуть прошлое. За это время произошло слишком многое.

Он плюхнулся в кресло у письменного стола. Его дочь заняла место в кожаном кресле напротив.

– Почему ты пришла? – спросил он сиплым голосом. – Почти два года ты не показывалась! Где ты была все это время?

Она как-то странно улыбнулась. Втайне Мария все еще испытывала к нему любовь, потому что он всегда был хорошим отцом. Но когда она перестала быть маленькой, неопытной девочкой, то поняла: Патрик Кинсберг стал таким влиятельным человеком не только благодаря старанию и способностям. К своему ужасу, она узнала, что за внешним благополучием скрывалось не одно преступление.

– Ты тогда не вернулась с верховой прогулки в горы, – продолжал отец. – Я посылал поисковые отряды, потратил на это много денег и нанял самых дорогих следопытов. Но все было напрасно…

Он замолчал, качая головой. Он все еще не мог поверить, что дочь живая сидит перед ним.

– Но я же передавала тебе послания, и ты не должен был беспокоиться обо мне.

– А где ты была все это время? Может быть, у краснокожих? Об этом можно судить по твоей одежде.

Он выпил виски и тотчас налил себе снова. Его улыбка стала между тем менее напряженной.

– Я живу у индейцев, отец, – сказала она. – Еще и сегодня мне кажется чудом, что я наткнулась на них. Это было приключение, как в сказке. Я спешилась с лошади у родника, и тут на меня напала голодная самка пумы. Может быть, она считала, что жизнь ее детенышей находится в опасности. Как выяснилось позднее, недалеко от того источника как раз находилось ее логово. Я бы, безусловно, погибла, но вдруг откуда-то появился индеец. Он ножом отбивался от пумы и получил довольно тяжелое ранение. По его подсказкам я соорудила носилки-волокушу, которые прикрепила к лошади. Он объяснил мне также, где убежище пумы, а там оказалась пара голодных детенышей. Я достала их, двух пухленьких котят, с которыми можно еще по-настоящему играть. Индеец взял их к себе на носилки. Сам он оказался без лошади. Это был особый выход на охоту, который должен проделать раз в год каждый воин этого племени, чтобы принести жертву богам.

– Это проклятый пережиток! – проворчал, не сдержавшись, Кинсберг, когда его дочь сделала паузу. – Эти идолопоклонники…

Она посмотрела на него, сочувственно улыбаясь.

– Ты, пожалуй, никогда не поймешь, отец, – сказала она, – почему я рассталась с тобой. В то время у меня уже созрело намерение уйти отсюда. И этот случай помог мне его выполнить.

Он мрачно уставился на нее.

– И теперь ты живешь вместе с ними?.

– Да, это так.

– У горстки примитивных, грязных, завшивленных дикарей? – с презрением выдохнул он.

– Я стала одной из них, отец, – сказала она гордо, – и останусь такой до конца своей жизни.

Он вскочил и схватил револьвер с письменного стола, но Мария опередила его: ее томагавк попал ему в предплечье. Кинсберг глухо вскрикнул от боли и выпустил оружие.

– Ты не можешь больше обращаться со мной как с маленьким ребенком, отец, – улыбнулась она, как будто ничего не произошло. – Постепенно ты должен привыкать к этому. Я решила вести другую жизнь, не ту, которую ты мне запланировал. Я не выйду замуж за одного из богатых сынков, которых ты подыскивал для меня. Я не подарю наследника для этого ранчо. Ты напрасно нахапал так много, отец Патрик. Почти напрасно.

Он откинулся назад в кресло, дрожащей рукой снова наполнил стакан и отпил.

– Почему ты вообще пришла, Мария? Чего ты хочешь? – спросил Патрик Кинсберг, оказавшись в заложниках у собственной дочери.

– Я желала бы заключить с тобой соглашение, – сказала Мария, – и потребовать принадлежавшую мне часть наследства.

– В любом случае ты его получишь. После моей смерти все будет принадлежать тебе.

– Я бы хотела, чтобы уже теперь был составлен договор, – возразила она холодно. – Моему племени нужно больше земли. Мы хотим распространить наши владения в горах Аламо Хуэко. Наши границы будут тогда соприкасаться, и ты должен обещать, что оставишь нас в покое. Мы хотим мирно жить бок о бок. Таким образом вновь могут установиться нормальные отношения между нами.

– Ты сошла с ума.

– Я все хорошо обдумала, отец.

– Как ты себе это представляешь?

– Я составила список фермеров и владельцев мелких ранчо, у которых ты силой отнял их собственность. Я хотела бы, чтобы эти люди получили соответствующее возмещение убытков. Они бы переселились в другие места, но испытывают финансовые трудности. Тут им поможет денежное возмещение, да оно им и положено.

– Они продали мне свои владения в соответствии с законом.

– Это был шантаж, – жестко сказала Мария. – Люди были загнаны тобой в угол. У них не осталось иного выбора, как все продать по бросовой цене.

Он уставился в пустоту перед собой, снова налил себе виски.

– Я знаю, что ты хотел бы вновь перетянуть меня на свою сторону, отец, – сказала она настойчиво. – Я хорошо тебя изучила. Ты известен всем как твердый, непримиримый человек, но у тебя есть уязвимое место по имени Мария Кинсберг. Отец, чем ты уронишь свое достоинство, если мы помиримся? Ничем. Тебе лишь нужно согласиться на мои условия. Мы могли бы замечательно жить рядом. Я имею в виду племя сенека и тебя с твоим ранчо и твоими ковбоями – и с твоей подругой.

Он удивленно взглянул на нее:

– Откуда ты это знаешь?

– Я знаю почти все, что в последнее время происходило на ранчо.

– Ты против того, чтобы у меня была эта женщина?

– О нет, отец. – Она тихо засмеялась. – Ты здоровый, крепкий, сильный мужчина. Это не порок – иметь спутницу жизни. Я надеюсь, ты при» случае познакомишь меня с ней. Она очень симпатичная, эта Мануэла Кордобес.

Он улыбнулся.

– Ты действительно информирована наилучшим образом. Она сейчас спит. Разбудить ее?

– Нет, сейчас неподходящий момент. Я хотела бы, чтобы сначала мы вдвоем пришли с тобой к согласию, отец.

Он обхватил голову обеими руками и снова долгое время глядел перед собой в раздумье.

– Расскажи мне побольше об этом племени! – сказал он наконец. – Как ты его назвала?

– Сенеки, – повторила она. – Это одно из племен ирокезов с востока. Небольшая часть из них более ста лет назад перекочевала на запад. Они нашли в этих горах свою новую родину. До сих пор индейцы могли полностью замкнуто жить в своих потайных долинах. Но в скором будущем это станет невозможным. Все больше переселенцев устремляется на запад, и мое племя уже не сможет более жить в изоляции. И тогда мы должны будем владеть землей, которая принадлежала бы нам официально. Пойми же, наконец, отец! Это будет великое дело!

Ее глаза зажглись миссионерским огнем. Кинсберг внезапно улыбнулся.

– Как твоя мать, – сказал он в задумчивости. – Теперь ты, Мария, выглядишь точно так, как выглядела твоя мать. Она всегда хотела делать только добро. Жаль, что она так рано покинула нас. Тебе было два года, когда это произошло, – ужасный несчастный случай…

Он смотрел в пустоту перед собой, рассеянно прикрывая тыльной стороной ладони глаза.

– Расскажи мне еще что-нибудь, – пробормотал он. – Я хочу все знать о сенеках, о твоем племени.

– У них чудесно, – начала она мечтательным голосом. – Вначале мне все казалось как в сказке. Послушай…

Она рассказала, как доставила раненого индейца в его племя и как по-дружески ее там приняли. Она объяснила, что вождя там зовут «сахем» и что этот сахем является одновременно мудрым врачом у своего маленького народа, который насчитывает ныне почти три сотни душ.

Сахем, его имя было Ариакана, спросил совета у богов, когда Мария попала к индейцам. Ответ он прочитал по волчьим внутренностям: боги послали Марию, чтобы принести сенекам счастье и мир.

С тех пор Марию считали святой и оказывали соответствующие почести. Скоро она станет женой Массаро, воина, который спас ее от нападения пумы. Массаро был внуком старого сахема, и Мария любила его. Она и это рассказала своему отцу, который был молчаливым, но напряженно внимавшим слушателем, иногда недоверчиво качавшим головой.

– Сахем был прав, – завершила Мария свой рассказ. – Его предсказание сбудется, если ты заключишь со мной этот договор.

Он подумал о своем смертельном враге Яго Манаске. Совершенно неожиданно ему пришла в голову мысль: если бы эти сенеки стали его союзниками, то он смог бы использовать их для защиты против мексиканских налетчиков.

Патрик Кинсберг всегда мыслил конкретно. Его дочь говорила, что племя насчитывает около трехсот человек. Среди них должно было быть по меньшей мере от пятидесяти до шестидесяти хороших воинов. И они прекрасно ориентировались в горах, которые ни одним белым еще не были исследованы по-настоящему.

Кинсберг поднялся и протянул обе руки навстречу дочери.

– Ты меня убедила, Мария, – сказал он нежно и заключил ее в объятия.

Мария поцеловала отца в щеки, так что у него сердце подпрыгнуло от радости. Это было действительно примирение!

Он достал большую географическую карту и разложил на письменном столе. Мария отмечала жирным красным карандашом точки и линии, по которым, по ее мнению, должна была проходить граница. Отец на все согласился.

Они составили договор и подписали его-. В него также включили пункт, который гласил, что воины сенеков будут бороться на стороне Кинсберга, если он окажется в опасности.

– Ты боишься какого-то определенного врага? – спросила Мария.

– Это дон Яго Манаска, – мрачно сказал Кинсберг. – Я не думаю, что ты когда-либо слышала его имя.

– Расскажи мне.

– Он чрезвычайно богатый человек, с которым я раньше вместе вел кое-какие дела, – вымолвил он. – Но это было уже давно, примерно лет двадцать назад или несколько больше. Мы любили одну и ту же женщину; это была твоя мать, Мария, от которой ты унаследовала свое имя. Она избрала меня, и с тех пор Манаска стал моим смертельным врагом.

– Потому что мать его отвергла? – спросила она, нахмурив лоб. – Но это же не твоя вина.

– Тут было еще и нечто другое, – признался он. – Манаска считает, что я кое-что рассказал о нем властям.

– А ты это сделал?

Он собрался с духом.

– Да, черт возьми! Я хотел его таким способом навсегда убрать с моей дороги. Но его только на пятнадцать лет засадили в тюрьму. Через пять лет он совершил побег. Тогда его звали другим именем. Только недавно я узнал, что этот Яго Манаска является моим былым соперником. Благодаря темным делам он стал богатым. Теперь он чувствует себя достаточно сильным, чтобы наконец осуществить свою месть. Он – дьявол, дьявол в человеческом обличье. Он заслал ко мне убийц. На этот раз в моих владениях появился особенно опасный тип. Прошлой ночью мои люди засекли его в Пыльной долине, в гнезде Макбрайдов. Ты наверняка еще помнишь этот притон.

– Конечно, – сказала она. – Луа и Мартин Макбрайд. Я иногда у них останавливалась. Милые люди, насколько я помню.

– Да, милые люди, – проворчал он. – Не считая того факта, что он украл у меня несколько первоклассных племенных лошадей.

– И что? – спросила она с тяжелым предчувствием.

– Дело дошло до схватки, когда мои люди его застали, – ответил он не совсем правдиво. – При этом его настигла пуля.

– Насмерть?

– Да.

– И Луа живет там одна?

– Я сменил гнев на милость, – пробормотал он. – И она мне не мешает.

– Тогда ты, похоже, не являешься больше таким жестоким, каким был в моих воспоминаниях, – сказала она облегченно и вновь поцеловала его в щеку. – Что произошло с тем убийцей, которого вы выследили в Пыльной долине? – спросила она.

– Ему удалось прорваться, – сказал он. – Он смог это сделать, потому что взял в заложницы Луа Макбрайд и бежал с ней в горы, на юг. Может быть, он объявится в ваших краях, тогда ты можешь сделать мне приятное.

– Я посмотрю, что можно будет предпринять.

– Если бы вы его убрали, то устранили бы самую большую опасность для меня. А ты останешься хотя бы на один день?

– Нет, я не хочу терять времени.

– Один день ничего не изменит. – Он взглянул на нее печально. – Мы должны еще так много рассказать друг другу, Мария.

Она размышляла некоторое время.

– Ну, хорошо. Я предупрежу Массаро. Он ждет меня за полмили от ранчо. Тогда он поскачет назад к остальным. Они находятся в горах, в десяти милях южнее Пыльной долины. Я скоро вернусь.

Она исчезла так же бесшумно, как и появилась.

Через полчаса, теперь уже открыто, Мария прискакала на своем пегом мустанге с бело-коричневыми пятнами. Кинсберг слышал, как ее снаружи окликнул сторож. Кто-то сделал предупредительный выстрел в воздух.

– Идиоты! – пробурчал Кинсберг себе под нос. – Болваны! Сонные тетери! Это объявилась ваша госпожа.

Он был горд своей дочерью, даже ее необычным приключением. Итак, она стала как бы святой у этих дикарей, что открывало наилучшие виды на будущее.

Но прежде всего он должен расправиться с Яго Манаской, этим дьяволом. Предстоит тяжелая работа, но с новыми союзниками на его стороне многое изменится к лучшему.

Кинсберг вышел из дома на веранду. Мария была окружена полудюжиной вооруженных мужчин. Парни не знали ее, они здесь еще совсем недавно, и лишь старые слуги были посвящены в домашние дела, но Кинсберг приказал им помалкивать.

Эскорт сопровождал Марию до большого каменного жилого дома.

Ружья все время держали ее на прицеле.

– Хэлло, Мария! – воскликнул большой босс и сделал вид, что он удивлен. – Какая радость снова видеть тебя!

Потом – властный жест в сторону вооруженных всадников.

– А вы – исчезните! Возвращайтесь на свои посты! И держите глаза и уши раскрытыми!

Мария мягко спрыгнула с коня, подошла к отцу и поздоровалась с ним так, как будто они действительно давно не виделись.

Кинсберг вошел с ней в дом.

– Экие сонные тетери! – бранился он. – Как ты только смогла пройти через эту сеть постов?

Она мило улыбнулась.

– Это было не совсем просто, отец. Но я многому научилась за последнее время, мои новые друзья – хорошие учителя.

– Ты, должно быть, проползла, как змея, – сказал он и одобрительно похлопал ее по плечу. – А теперь мы должны устроить маленький праздник, ты согласна со мной?

– О да, – засмеялась она. – Теперь я охотно выпью бокал вина, самого лучшего, какое у тебя есть.

Они направились в большую жилую комнату, а из другой двери туда же как раз вошла молодая черноволосая женщина. Она была примерно такого же возраста, как Мария.

– Мануэла, – весело воскликнул Кинсберг. – Это моя дочь Мария, о которой я тебе так много рассказывал.

Обе молодые женщины приблизились друг к другу и протянули руки. Затем, после короткой заминки, они обнялись и расцеловались.

– Я думаю, вы найдете общий язык, – сказал Кинсберг.

Они уселись за стол. Кинсберг взял колокольчик, позвонил слуге и распорядился принести вино и другие напитки, а также, естественно, разные лакомства.

– Может быть, у тебя есть желание отведать что-нибудь существенное, Мария? – осведомилась Мануэла.

– Нет, спасибо. Всего семь часов назад у меня была большая трапеза.

– Я бы уже умирала с голоду, – сказала Мануэла.

Они рассмеялись и выпили за здоровье друг друга превосходное калифорнийское вино.

– Ты не хочешь все рассказать ей, Мария? – спросил затем Кинсберг. – Не бойся, Мануэла молчалива, как могила.

– А твои люди? – спросила Мария. – Это должно держаться от них в секрете?

– Я посвящу самых доверенных, – сказал Кинсберг. – Пока не следует афишировать это дело, иначе Манаска может быть предупрежден. Если он узнает, что я привлек на свою сторону новых союзников, то наверняка придумает какую-нибудь чертовщину. – Он сделал паузу и вопросительно посмотрел на Марию. – Я могу рассчитывать на вашу поддержку в этой борьбе? Что сказал Массаро?

– Он обещал держать ушки на макушке.

– Он должен пристрелить этого Лэсситера.

– Его зовут Лэсситер?

– Да, разве я еще не сказал этого?

– Я не могу вспомнить… Лэсситер… Где-то я, по-моему, уже однажды слышала это имя…

– В какой связи?

Она нахмурила лоб. Потом покачала головой.

– Мне жаль, но при всем желании я не могу вспомнить. Во всяком случае, я полагаю, это была какая-то дикая история.

– Ничего другого я и не ожидал, – пробормотал Кинсберг. – Я надеюсь, что твои люди сразу отправят его в мир иной, как только увидят.

– Они едва ли сделают это.

– Но почему?

– Потому что мои люди не являются убийцами, отец.

Он снова налил себе виски. Вино было недостаточно крепким, чтобы успокоить его нервы.

Черт побери, может быть, его люди все же настигли этого посланца дьявола, прежде чем он встретился с краснокожими. Только тогда он мог быть уверен, что все будет покончено быстро. И, конечно, также и с Луа, с этой проклятой бабой.

В нетерпении ожидал Кинсберг новых сообщений. Ему было затруднительно принимать участие в разговоре обеих женщин. Вновь и вновь он напряженно прислушивался в ожидании цокота копыт, но ничего не было слышно.

Непрерывно в его мыслях возникало имя Лэсситер, имя, которое он так часто проклинал в последнее время. Остается надеяться, что дьявол скоро возьмет его к себе!

6

Луа перевязала рану Лэсситера. Время от времени он делал глоток виски из бутылки. От него не укрылось, что краснокожие делали по этому поводу пренебрежительные замечания.

Подобное Лэсситер переживал в первый раз. Как правило, индейцы всегда зарились на виски и другие крепкие напитки. Только у этих воинов, казалось, не было такого пристрастия.

Лэсситер также удивился, что индейцы оставили их в покое. Он считал, что его давно должны были связать.

Что это за таинственное племя?

– Ты их встречала когда-нибудь? – спросил он тихо Луа.

Она отрицательно покачала головой.

– Таких я еще никогда не видела. Они более рослые, чем апачи и команчи, более стройные. Лица очерчены более резко.

Она взяла бутылку виски и хотела немного плеснуть Лэсситеру на рану. Это было обычное исцеляющее средство на все случаи жизни.

Тогда один из индейцев что-то выкрикнул и медленно приблизился к ним. Держа в левой руке деревянный горшок, он встал на колени около Лэсситера.

– Это лекарство лучше, – улыбаясь, сказал индеец на безупречном английском языке без акцента. – Держитесь спокойно, мистер.

– Чрезвычайно мило, что вы мне помогаете, – сказал Лэсситер. – Можно узнать, с кем мы имеем честь говорить? Мое имя Лэсситер. Мою спутницу зовут Луа Макбрайд.

– Меня зовут Чарльз, – сказал индеец с достоинством и наложил на рану мазь. -Вы можете сесть, мистер Лэсситер? Я должен также добраться до выходного отверстия.

Лэсситер сел с легким стоном. Он уже почувствовал, что эта мазь распространяла приятную прохладу и имела резкий, похожий на мяту запах, который освежил его дыхательные органы.

– Это хорошо действует, Чарльз, – признал он. – Мне кажется, вы разбираетесь в том, как лечить раны.

– Пустяки, – сказал Чарльз скромно. – В нашем племени есть люди, которые гораздо больше разбираются в этом.

Из переброшенного через плечо полотняного мешочка он вынул какие-то листья и приложил их к ране. Только теперь очередь дошла до повязки, которую Луа все это время держала наготове.

Время от времени Лэсситер пригубливал виски из бутылки.

– Плохое лекарство, – сказал Чарльз.

– Мне оно помогает наилучшим образом, – ухмыльнулся Лэсситер. – Что будет с нами дальше? Мы должны считать себя вашими пленниками?

– Вождь примет решение, что с вами делать.

– Мы для вас – не враги, – отметил Лэсситер.

– Но вы и не являетесь нашими друзьями, – улыбнулся Чарльз. – Кто стрелял в вас, мистер Лэсситер?

– Банда стрелков Кинсберга, – ответил Лэсситер, – если вам что-либо говорит это имя.

– Кинсберг?

Чарльз бросил странный взгляд на своих собеседников. У них было напряженное выражение лиц.

– Наш вождь примет решение, – повторил Чарльз. – Вам придется набраться терпения.

Он удалился.

Лэсситер устроился поудобнее, использовав седло как опору для спины. Он чувствовал себя уже значительно лучше и предполагал, что скоро снова будет в прежней форме.

Индейцы развели огонь и поджарили мясо на сковороде. Без слов они принесли две порции своим пленникам, дали также кукурузный хлеб, который оказался чрезвычайно вкусным.

Затем в вечерних сумерках прибыл вождь. Во всяком случае, Лэсситер предполагал, что он был здесь начальником.

Он выслушал, что ему сообщили воины. Разговор велся тихо, и Лэсситер не мог понять, что там обсуждалось.

Вождь мрачно смотрел перед собой, это не предвещало ничего хорошего. Наконец он подошел к Лэсситеру и Луа и посмотрел на них без всякого выражения. Прошло некоторое время, пока он заговорил.

– Вы действительно Лэсситер? – спросил он. – И у вас была перестрелка с людьми Кинсберга?

Лэсситер спокойно кивнул.

– Да, это так, вождь. Негодяи Кинсберга хотели убить меня по какой-то причине, которая мне неизвестна. Я оборонялся и при этом был ранен.

– Я не вождь, – сказал индеец. – Мое имя – Массаро. Я такой же воин, как и все другие. У нас есть лишь один вождь, которого мы называем сахем. Он решит, как с вами следует поступить, мистер Лэсситер.

Затем Массаро испытующе посмотрел на Луа.

– Вы – Луа Макбрайд?

– Почему вы спрашиваете, Массаро? Или я должна говорить мистер Массаро?

Индеец слегка улыбнулся.

– Массаро – достаточно. Так это действительно вы?

– Да, меня зовут Луа Макбрайд.

– А почему вы поскакали с Лэсситером в эти горы?

– Потому что мы сбежали, – ответила Луа. – Послушайте, Массаро, это сложная история, и я думаю, что она вас вряд ли заинтересует. Я должна была подставить Лэсситера под нож убийц Кинсберга, но затем приняла другое решение. В последний момент я выложила Лэсситеру всю правду. Завязалась горячая перестрелка, и Лэсситер задал жару убийцам. Теперь их сообщники гонятся за нами. Если они обнаружат нас, мы пропали. Эти долго не церемонятся.

Взгляд Массаро был очень серьезным и задумчивым. Он размышлял над тем, что ему рассказала Мария. Получалось, этот Лэсситер должен быть хищным, кровожадным волком. У Массаро же было другое впечатление. Но он решил быть осторожен, могло случиться, что эта парочка лгала ему.

– Вы останетесь нашими пленниками, – сказал Массаро. – Не пытайтесь сбежать, это бесполезно. Вы никогда не найдете выход из лабиринта каньонов.

Он отвернулся и отошел к другим воинам.

– Что бы это могло означать? – спросила Луа со страхом. – Что это за странные индейцы, Лэсситер?

– Я не думаю, что эти индейцы – охотники за скальпами, – успокоил ее Лэсситер и улыбнулся. – Здесь скрывается какой-то секрет.

– Но какой?

– Может быть, мы сумеем его узнать, а возможно, и нет.

– Ты чертовски спокоен, Лэсситер. Это выводит меня из себя.

– Так или иначе, мы ничего не можем изменить.

Они посмотрели на индейцев, которые собрались в кружок и сидели на земле на корточках.

Лэсситер стоял перед загадкой: здесь речь шла о каких-то таинственных обстоятельствах, о которых – обычно, казалось, всезнающие – боссы седьмой бригады не имели ни малейшего представления.

Массаро тихо рассказывал остальным:

– Мария говорила мне, что Лэсситер является убийцей; это она узнала от своего отца. Кинсбергу угрожает могучий мексиканский дьявол. Мы должны в горах держать ухо востро, Мария обещала своему отцу, что мы ему поможем.

– Это должно быть нашей ответной услугой? – спросил Чарльз.

– Каждый договор имеет определенные условия, – сказал Массаро. – Мария выторговала у отца великолепный договор. Мы получаем ту часть горной территории, которую хотели. За что Мария обещала ему нашу поддержку против этого дьявола.

– Кто такой этот так называемый дьявол?

– Его зовут Яго Манаска.

Это имя никому ни о чем не говорило. Все молчали и раздумывали. Они были людьми, скупыми на слова. Им не было свойственно много говорить и делать поспешные выводы. Они предпочитали лучше подождать и все обдумать.

Массаро еще раз рассказал им все, что услышал от Марии, и закончил рассказ словами:

– Она доверяет отцу. Она теперь убедилась, что он все еще любит ее.

– И она его также любит, – сказал Чарльз. -Может быть, это чувство делает ее слепой.

Массаро серьезно кивнул:

– Да, может быть.

– Что нам делать, Массаро?

– Мы должны подождать, пока вернется Мария.

– Когда она приедет?

– Она выедет этой ночью. Завтра на восходе солнца или чуть позднее она будет здесь.

Снова они раздумывали в полном молчании. Взошла луна. В тишине раздался стук копыт.

Воины обменялись понимающими взглядами. Некоторые из мускулистых парней скользнули в тень скал и кустов.

Прошли минуты, пока появился всадник. Воины тотчас же побежали к нему, узнав его в лунном свете.

– Виктор! Что тебя привело сюда?

Виктор был высоким, худым и крючконосым молодым мужчиной, как все они. Он сказал, не слезая с седла своего мустанга:

– Томас исчез.

Воины удрученно переглянулись. Это было очень плохое известие. Томас исчез! Это означало, что он сбежал. Сбежал из тюрьмы, в которую его заперли соплеменники.

– Сахем велел передать, что это очень серьезно, – продолжал гонец. – Он меня сразу же послал к вам. Я скакал быстро, до мне понадобилось двадцать часов на дорогу.

Посланец соскользнул со своего мустанга. Виктор так много часов провел на лошади, что ноги его невольно подкосились.

Массаро первым взял себя в руки.

– Куда он поскакал, Виктор?

– Кажется, его целью является Мексика.

– Он хочет предать нас! – воскликнул Чарльз. – Массаро, помнишь, как он хвастал, что предаст нас?

– Да, Чарльз, я помню об этом.

– Вы должны попытаться отрезать ему путь, – сказал Виктор. – Но я не могу поехать сейчас с вами. Моя лошадь слишком устала.

Массаро положил руку на плечо.

– Ты выполнил свое задание, Виктор. Отдохни! Оставайся здесь с этими двумя. Мужчину зовут Лэсситер. Он ранен, поэтому не опасен. Пока не опасен. Роберт останется с тобой. Вы должны ждать здесь, пока прибудет сахема.

Сахема – это была Мария. Слово это означало не меньше, чем королева или святая. Она была святая у сенеков, у этой малой части когда-то большого народа.

Виктор прилег на землю, ноги больше не держали его. Он вытянул и расслабил свои натруженные мускулы.

– Когда приедет сахема? – спросил он.

– Рано утром.

– А достаточно ли двух человек, чтобы караулить эту пару? – воскликнул один из воинов.

– Лэсситер ранен, – сказал Массаро. – И я думаю, сахема ошиблась. Я не верю, что он является наемным убийцей.

Он подошел к Лэсситеру.

– Вы даете мне слово, Лэсситер, что не убежите?

– Клянусь честью, – сказал Лэсситер.

– Я верю вам.

Он отвернулся и побежал вместе с остальными к мустангам, которые паслись несколько поодаль.

Лэсситер и Луа остались одни с индейцами Виктором и Робертом. Виктор так измотался, что тут же на месте заснул. Луа сидела, съежившись, рядом с Лэсситером и прижавшись к нему. Постепенно затих цокот копыт удаляющихся мустангов.

– Роберт! – сказал Лэсситер. – Ты не хочешь со мной поговорить?

Роберт подошел ближе. У него была такая же симпатичная улыбка, как и у других.

– Да. мистер Лэсситер?

– Забудь слово мистер, мой друг. Только Лэсситер, согласен, Роберт?

– Ты хочешь спросить меня о чем-то, Лэсситер?

– Ты слышал, что сказал Массаро. Он доверяет мне. Не хочешь ли и ты поверить мне?

Роберт импульсивно протянул ему руку.

– Я верю тебе, Лэсситер.

– Что у вас за племя?

– Более ста пятидесяти лет назад объединились шесть больших восточных племен. К ним принадлежали также сенеки. Народ сенеки стал постепенно вымирать. Тогда несколько семей решили попытать счастья на западе. Они пришли в эти горы и много лет жили здесь очень счастливо.

– Но теперь вы обеспокоены, – сказал Лэсситер'. – Что случилось?

Роберт не нашел подходящих слов.

Луа прижалась к Лэсситеру.

– Оставь его, дорогой. Он ничего не знает. Никто не знает ничего определенного.

– Что там было с Томасом? – спросил Лэсситер и обратил свой взгляд на Роберта. – Как это все произошло, Роберт?

А история была следующая.

Прекрасная белая девушка доставила Массаро в деревню. Она была спасена им, и он показал ей дорогу на новую, тайную родину последних сенеков. Казалось решенным, что Массаро женится на ней: эта отмеченная небом белая женщина должна навсегда стать спутницей Массаро. Такова была воля богов. Старый мудрый сахем определил ее по внутренностям волка.

Томас был старшим братом Массаро. Поэтому Томас считал, что девушка принадлежит ему. Он потерял разум и хотел убить своего брата. Но это ему не удалось.

Сенеки заперли Томаса. Они только хотели, чтобы тот пришел в себя. И все выглядело так, будто он преодолел свое безумие. Все верили, что он снова стал миролюбивым.

Помещение в действительности было не настоящей тюрьмой, а лишь постройкой из прутьев. Все решили, что Томас одумался. Теперь же он сбежал на юг.

Сенеки предчувствовали недоброе. Может быть, он хотел выдать их и рассказать чужим людям, какой рай создали они для себя?

Это могло иметь дурные последствия. Индейцы знали из горького опыта, как бессовестно ведут себя белые в борьбе за землю. Но они не подозревали, что их народу угрожало нечто гораздо худшее.

7

Нужно было внимательно присмотреться, чтобы распознать индейца в сенеке Томасе. Индейцы восточного побережья не имели таких ярко выраженных азиатских черт лица, как, например, апачи. Их лица скорее свидетельствовали о предках, которые столетия назад прибыли из Европы через океан. Это были викинги, как полагали многие ученые.

Сенека Томас коротко остриг волосы и оделся, как ковбой. Он поскакал на юго-запад. У него не было определенной цели. Он хотел лишь как можно дальше уехать от людей, которые несправедливо унизили его.

В нем горела жажда мести. Когда-нибудь он вернется и. покажет им. И тогда белая женщина будет принадлежать ему. И он станет у сенеков сахемом, которому все должны будут беспрекословно подчиняться.

Он еще не знал, какие действия хотел предпринять. В его мозгу роились пока лишь смутные планы.

Был поздний вечер, когда он прибыл в Бэтвинг – пришедшее в упадок селение севернее границы с Мексикой. Там насчитывалось не больше двадцати домов, но в то же время пять салунов и один бордель.

Томас поставил лошадь в конюшню. Своего пегого коня из породы, выведенной у них в племени, он давно отпустил на волю. С этой чрезвычайно пестрой лошадью он привлекал бы слишком много внимания.

Теперь Томас был владельцем неприметной серой ковбойской лошади. Он ее честно купил, так же как и одежду и револьвер, который носил у бедра.

Он ничем не отличался от белого ковбоя. Впрочем, ковбоями были и индейцы и негры.

И у него появились деньги.

Эти деньги он украл. Он застрелил мужчину, которого встретил на своем пути. Этот человек привлек его внимание дорогой одеждой и благородным конем. Значит, у него должны были водиться деньги, и Томас не колебался ни одного мгновения.

Благодаря убийству он завладел пятью тысячами долларов. Он застрелил и столкнул в пропасть благородного коня, точно так же, как и неизвестного всадника.

Пройдет некоторое время, пока найдут коня и мужчину, а до той поры следы убийцы уже будут развеяны ветром.

Он вошел в первый попавшийся салун. Снаружи можно было прочитать на табличке, что сегодня в меню бобовый суп и баранина.

Томас поел и выпил пива, а вслед за этим и виски, хотя оно показалось ему невкусным. Но он не хотел отличаться от белых.

Белокурая девушка подошла к нему. Она маняще улыбнулась.

– Могу я присесть?

Конечно, она могла. Он, правда, как раз хотел уходить, но блондинка пробудила в нем острое желание.

Она напомнила ему ту белую женщину, которую он не получил. А он никогда еще не видел белой женщины. Может быть, это было что-то другое, более возбуждающее, чем ощущения, пережитые им до сих пор с девушками своего племени?

– Можно мне чего-либо выпить? – спросила она учтиво.

– А что ты собственно хочешь?

– Охотнее всего я пью вино.

– Тогда закажи нам бутылку!

– Ее цена двадцать долларов, – сказала она нерешительно. Блондинка точно знала, как подзадорить мужчину.

Он засмеялся и пренебрежительно махнул рукой.

– Это не играет никакой роли, – произнес он надменно и показал ей скатанные в трубочку доллары. То была лишь незначительная часть его кровавой добычи, около трехсот долларов, но блондинка вытаращила глаза. Редко случалось, чтобы простой ковбой имел такие приличные деньги.

Этот загорелый парень с орлиным носом должен был представлять собой нечто особенное. Предстоящая ночь могла бы принести ей хороший доход.

Она кивнула одной из девушек, которые обслуживали за стойкой. При этом она лишь подняла кверху палец, и тотчас же принесли бутылку вина.

– Меня зову Лило, – представилась она, двигаясь вместе со стулом вокруг стола, пока не оказалась рядом с Томасом. – А как я могу называть тебя?

– Джим, – сказал он без заминки. – Джим Стоун.

Это имя он придумал себе по дороге. Они выпили.

– Пожалуй, можно подумать, что ты – индеец, – усмехнулась она.

– Да, наполовину, – ответил он. – Это тебе неприятно?

– О нет! Вовсе нет. Я особенно люблю мужчин-метисов.

Лило прижалась к нему и почувствовала, как он напрягся. Она знала свое дело, он же, напротив, не имел ни малейшего представления о низости подобных дам.

Ему не бросились в глаза также пятеро мужчин в дальнем углу, ' которые время от времени незаметно поглядывали на него и Лило. Он вырос в лишенной опасности обстановке. Чтобы понять этот мир, в котором он сейчас находился, ему еще нужно было многому научиться.

Он также не замечал, что постепенно пьянел. Он не знал, насколько могла возрасти опасность, если человек терял контроль над своими помыслами. Особенно опасно становилось, когда человек попадал в голодную волчью стаю.

Лило уже просигнализировала мужчинам, что она нашла достойную жертву.

Принесли вторую бутылку, и он с готовностью заплатил.

– Ты не хочешь побыть со мной наедине, Джим? – спросила Лило и затем завлекающе погладила рукой его правое бедро.

Она давно знала, что посадила его на крючок, и лишь удивлялась, что он был таким робким. Он. вел себя как юноша с фермы, который в первый раз почуял запах большого мира и был в немалой степени смущен.

Мужчины тайно подавали ей подбадривающие знаки. Они презрительно ухмылялись, так как до них уже дошло, что имеют дело с молокососом.

Это были первостепенные мерзавцы. Их предводитель называл себя Джон Сагуро, якобы из Техаса. На самом деле он был мексиканец. Это – не кто иной, как Рио, правая рука дьявола Яго Манаски. И он приехал в это порочное гнездо в надежде найти здесь определенный след.

Он сразу понял, что незнакомец был индейцем, а именно одним из тех, которые жили намного дальше к востоку.

Рио был опытным человеком. И он знал по рассказу своего босса, что это изолированно живущее племя индейцев не было ни апачами, ни команчами, ни кайовами. Речь шла о другом виде, а именно – о высокого роста индейцах с резкими чертами лица и выступающими орлиными носами.

Конечно, полной уверенности у Рио не было, но он, несмотря на это, дал задание белокурой девушке заглянуть парню под поля шляпы. У мальчишки также были деньги, и немалые. Свернутые в трубочку доллары, которые он до этого показал Лило. наверняка не были его единственным состоянием. Но этот секрет Лило скоро раскроет. Теперь осталось ждать не так долго, самое большее два часа.

Лило взяла индейца под руку и поднялась с ним вверх по лестнице, которая в конце питейного зала вела на второй этаж.

Здесь считалось вполне нормальным, что девушка уволокла с собой гостя, так как Бэтвинг был сущим порочным Вавилоном. В этом гнездовье не было ни начальника полицейского участка, ни шерифа. И не было ни одного жителя, который не жил бы за счет темных делишек.

Лило исчезла со своим фраером в одной из комнат. Пять парней разразились лошадиным ржанием. Однако Томас, то бишь Джим Стоун, этого не слышал. Комната была расположена в самом конце прохода, двери и стены были сооружены необычно надежно.

Но теперь хитрая Лило была в растерянности и не знала, что ей делать. Неуклюжий парень стоял посреди комнаты с повисшими руками и, казалось, не понимал, как все должно происходить дальше.

Лило привыкла, что ее клиенты сразу переходили к делу. Всем нужно было именно это. Долго парни не могли терпеть и сразу бросались с ней на постель.

В первый момент Лило хотела нагрубить ему, но потом вспомнила, что у нее было важное задание, которое ей еще принесет кое-какой доход. Она также знала, что имя ее заказчика было Рио и что с ним шутки плохи.

И она пустила в ход свое искусство обольщения. Воркуя и хихикая, она танцевала и поворачивалась перед ним и медленно расстегивала пуговицы своего платья. Под ним было надето немного, лишь минимум черного белья, отделанного кружевами.

Томас широко открыл глаза, и его еще больше бросило в жар.

– Ну, что такое? – поманила она. – Чего ты ждешь, Джимми-бои?

И «Джимми-бои» наконец осознал, что находился здесь, чтобы кое-что испытать. Он быстро разделся и затем медленно приблизился к ней.

Несмотря на тусклый свет лампы, ей сразу бросилось в глаза, что все его тело было загорелым без единой светлой полосы. А это означало, что он часто бывал на солнце голым.

– Ты теперь выглядишь как настоящий индеец, – улыбнулась она. – Может быть, ты все-таки чистокровный индеец?

Он немедленно клюнул на приманку. Вино, а до этого виски и пиво на него заметно подействовали.

– Ты никому больше не скажешь? – спросил он.

– Даю честное слово! – объявила она и в подтверждение этого положила правую руку на свою грудь, туда, где билось сердце. – Никто не узнает от меня ни единого слова. Ты, таким образом, индеец?

Он взял ее в объятия и стянул с нее черное кружевное белье. Она отклонилась назад.

– Сначала ты должен ответить на мой вопрос, Джимми-бой.

– Да, – выдохнул он нетерпеливо и придвинулся к ней. – Я – сенека.

Затем он схватил ее и бросил на кровать. В следующий момент он уже лежал на ней и так стремительно овладел ею, что у Лило слегка закружилась голова.

– Господи! – простонала она. – Ну и темперамент же у тебя…

И затем она закрыла глаза и некоторое время лишь издавала стоны. Прежде всего она хотела получить наслаждение. Обычно это было не что иное, как холодное профессиональное занятие, во время которого страсть лишь разыгрывалась. На этот раз все было совершенно иначе.

И каким неутомимым был этот Джимми-бой! Такого любовного приключения белокурая Лило не переживала еще никогда. Он был, однако, не наивным, неопытным юнцом из деревни. Даже Лило могла у него кое-чему поучиться.

Он был ненасытным, долго не проявлял никаких признаков усталости. Постепенно он начал вызывать у нее раздражение.

– Но за это нужно кое-что заплатить, – с трудом выдохнула она в промежутке. – Ты, безусловно, знаешь об этом.

Он весело засмеялся.

– Сколько же ты хочешь?

– Такой номер не пройдет меньше чем за триста долларов.

– Ты их получишь, прекрасная женщина.

Тут наконец он сделал паузу. Он взял свои джинсы и вынул оттуда свернутые в трубочку долларовые банкноты – там были только сотенные купюры. Наигранно небрежным жестом он отсчитал пять бумажек и положил их на ее голый живот.

– О боже, а ты щедрый! -засмеялась она.

– Мне это не трудно. У меня еще много денег.

Она поднялась и спрятала деньги в потайной кармашек своего платья. Не обязательно кому-либо знать, какую выгодную сделку она совершила в эту ночь.

Но постепенно нужно было опять сконцентрировать внимание на порученном ей задании.

– Кто ты, собственно? Сенека?

– Да. А в этом есть что-то особенное?

– Об этом племени я еще никогда ничего не слышала.

– Мы переселились с востока, из Иллинойса. Наше племя более ста лет назад перебралось на запад.

– А где живет это племя?

У нее все вибрировало внутри от напряжения. Это, было как раз то, что хотел знать Рио. Он искал таинственное племя индейцев. Может быть, именно то, которое он намеревался разыскать.

Она не знала, что хотел от них Рио, ей было безразлично. Он обещал двести долларов в случае, если она добудет ему необходимые сведения.

Теперь они у нее были.

– Где вы живете? – повторила она свой вопрос и двинулась, кокетливо покачивая бедрами, к маленькому столику, на котором стояли разнообразные бутылки. Она налила виски. И почувствовала, как индеец снова пожирал ее жадными взглядами.

– В горах Алама Хуэко, – сказал он. – Послушай, мне могут понадобиться несколько крепких парней, воинов. У меня есть кое-какие планы.

Дело становилось все более интересным. Это было сообщение, за которое Рио наверняка раскошелится еще на несколько дополнительных купюр.

Индеец вдруг оказался позади нее и схватил за талию. Он поднял ее, как будто она была пушинкой, и, стоя, овладел ею снова. Это была позиция, абсолютно незнакомая ей.

Ох уж эти индейцы! Такое ей не могло бы даже присниться. Они гораздо больше разбирались в любовных делах, чем белые.

Ей уже было почти жаль, что она хотела предать его. Но у нее не было пути к отступлению. Рио перережет ей глотку, если докопается, что она вела с ним игру краплеными картами.

Она выгнула назад все тело и обхватила руками его спину, чтобы получить какую-то опору, потому что ее ноги болтались в воздухе. Это было действительно райское блаженство. Ее страстные стоны выдавали огромное наслаждение.

Но и это подошло к концу. А жаль, она бы охотно продлила удовольствие. Однако, к сожалению, даже для такого сильного парня, как он, это было связано с известным напряжением.

Они допили виски, которое она налила. Он пил с жадностью, вливая в себя крепкую жидкость словно воду. И тотчас потребовал еще виски. Только теперь у него появилось соответствующее настроение – ему стало на все наплевать.

– Я ищу людей, которые хотели бы кое-что заработать, – сказал он.

– Я могла бы тебе найти их, но сначала ты должен рассказать мне, в чем дело.

Он вновь наполнил свой стакан. Глаза его горели блуждающим огнем.

– Я хочу мести! – выкрикнул он. – В мире живет несколько лишних мужчин.

– Ах, я понимаю. Ты хочешь рассчитаться со своим племенем.

– Да, черт возьми! Я хочу стать сахемом. Вождем.

Она снова легла в постель. Лило уже выпила достаточно и должна была следить за собой, чтобы контролировать свои мысли. А «он пусть спокойно напивается дальше, и чем больше, тем лучше.

Он наблюдал за ней, но в его взгляде больше не было жажды секса. Лило была рада этому, она теперь удовлетворена на несколько часов. А индеец думал только о своей мести.

– Итак, ты хочешь стать вождем, – сказала она. – И для этого ты сначала должен убрать с дороги пару соперников. Нужно несколько хороших воинов, которые помогут тебе. Но это стоит кое-каких денег.

– У меня есть деньги, – произнес он надменно.

– Но тут тебе понадобится иметь их довольно много. Меньше чем за тысячу долларов ты едва ли заполучишь более менее приличного стрелка. Если опасность будет выше, чем ожидалось, то это будет стоить соответственно больше. Сколько ты можешь потратить, мой дорогой?

– В нашей деревне есть золото. Я мог бы отдать им часть, я буду щедрым.

Сердце у нее забилось чаще. Мысли ее обгоняли друг друга.

Этот идиот!

Этот проклятый, жалкий предатель!

Он не заслужил ничего лучшего, чтобы предать его. Неужели он не понимает, в какую авантюру пускается?

Этот дурак!

Безусловно, Рио и его люди помогут ему. Подобное дело является находкой для людей такого пошиба. И для Лило тут кое-что перепадет. Это обстоятельство она хотела использовать тут же на месте.

– О'кей, я достану тебе людей, – сказала она. – Но ты должен дать задаток, заплатить мне за посредничество.

– Сколько тебе нужно?

– Ну, нелегко уговорить подобных мужчин. Скажем, тысячу долларов. Этого должно хватить.

Он снова вытащил свои награбленные доллары и щедро дал ей на пять сотен больше, чем она требовала. И вновь бросил купюры на ее голое тело, ему доставляло удовольствие разыгрывать перед ней богача.

У него все еще оставалось почти три тысячи долларов. В его представлении это была огромная, прямо-таки неисчерпаемая сумма. А когда у него ничего больше не будет, он просто сможет достать новые деньги путем грабежа.

– Ты должна мне пообещать одну вещь, – оскалился он в 'пьяной ухмылке.

– Все, что хочешь, 'Джимми-бой.

Она была такой щедрой в своих обещаниях, потому что он, так или иначе, не сможет позднее призвать ее к ответу, поскольку тогда уже будет мертв.

– Я хочу, чтобы ты жила вместе со мной. Лило, – сказал он.

– Это ты говоришь серьезно? – ликующе воскликнула она. – Ты об этом думаешь всерьез, Джимми-бой?

– Я тебе наделаю много детей, – пообещал он. – Ты станешь родоначальницей большого племени метисов. Тебе нравится это?

– О Джимми-бой! – засмеялась она сквозь слезы. – Я буду самой счастливой женщиной в мире.

Она вскочила и бросилась ему на шею, стараясь не вызвать вновь его плотскую страсть. Для этого сейчас все-таки неподходящий момент.

Джимми-бой был сильно пьян и сконцентрировался на будущем. Он думал о том, что другую, эту проклятую святую, сделает своей побочной женой и будет унижать ее при каждом удобном случае. Он будет обходиться с ней как с рабыней. Она должна служить главной жене, и если не подчинится, то получит побои.

Томас все больше погружался в свое чувство ненависти, которое так долго пожирало его изнутри.

Лило оторвалась от него.

– Лучше всего, я тотчас же пойду, – предложила она. – Ты можешь подождать меня здесь. Согласен?

Он кивнул и покосился на бутылку виски, в которой оставалось уже немного напитка.

Лило поняла.

– Я попрошу принести тебе новую бутылку, Джимми-бой. Ах нет, я лучше сделаю это сама. Иначе ты еще обманешь меня.

Она набросила на себя платье. Свое белье она оставила. Только надела на ноги украшенные серебром туфли на высоких каблуках и вышла, семеня, из комнаты.

Мужчины, окружавшие Рио, уже выжидающе смотрели ей навстречу. Она кивнула им, что сейчас вернется обратно, и подбежала к стойке, где ей дали бутылку виски.

Ее тотчас же окружили любопытные девушки.

– Ну, как все было?

– Он что, дикий козел?

– А я подслушивала, – объявила рыжая Лиззи. – И через замочную скважину видела, как он, стоя, овладел тобой, и даже сзади. Ха-ха-ха…

Все хихикали, согнувшись от пронзительного смеха.

Рио, то есть Джон Сагуро, продирался через эту куриную стаю. Лило с презрительным видом отвернулась от своих коллег.

– Ты, пожалуй, боишься, что мы отобьем его у тебя! – проворчала одна из женщин, стоявшая в глубине, и все начали напирать на Лило.

По таким поводам часто завязывались великолепнейшие потасовки между дамами этого ремесла, и теперь также назревало нечто подобное.

Однако Рио оказался уже возле Лило и галантно предложил ей руку. Других дам он оттолкнул в сторону. Они в страхе отпрянули назад. Все знали, что с этим Джоном Сагуро нельзя шутить. Он был известен своей жестокостью, которая проявлялась и в отношении женщин.

Он дошел с Лило до лестницы.

– Я сейчас снова вернусь, – сказала она торопливо. – Он вошел во вкус. – Она подняла бутылку. – Когда он вольет ее в себя, то будет спать до завтрашнего утра.

– И что ты разузнала? – проворчал он недовольно.

Она посмотрела на него сияющим взглядом.

– Массу вещей, мой дорогой. Лучше всего я расскажу тебе все сначала наедине. Согласен? Ты тогда сможешь сам решить, что следует знать твоим людям, а что – нет.

– Это настолько важно?

– Еще важнее, чем ты можешь предположить. Он как раз тот парень, которого ты ищешь, Джон. Но теперь я должна сперва отнести ему бутылку. Будет лучше, если следующие несколько часов он проспит. Тогда ты сможешь спокойно осуществить свои приготовления.

– Поторопись, беби.

Он остановился у подножия лестницы. В другом конце зала, у стойки, женщины сдвинули вместе головы. Сначала можно было услышать хихиканье, а затем пронзительный смех, от которого они затряслись.

– Завистливый сброд! – пробормотал Рио презрительно.

Из всех этих женщин ему была приятна только Лило, и сейчас не особенно понравилось, что она переспала с индейцем.

Но тут он должен был пойти на уступки. Ему необходимо было добиться успеха. Яго Манаска рассчитывал на него, и он не хотел его разочаровать.

Он лихорадочно ожидал, что ему могла рассказать Лило. Время тянулось слишком медленно. Он нервно затянулся маленькой сигарой.

Прошло четверть часа. Наконец она пришла. Ее волосы были растрепаны, платье помято.

Лило казалась очень уравновешенной. Ревность волной поднялась у Рио. Может быть, она втрескалась в этого индейца? Ну, тогда она свое получит.

Они прошли в маленькую заднюю комнатушку салу на. Здесь они могли спокойно, без помех поговорить.

Когда она все ему рассказала, он с восторгом обнял ее и притянул к себе на колени, но не почувствовал никакого вожделения. Рио невольно думал, что она перед этим спала с индейцем.

– Ты не должен разрушать его веру в то, что я принадлежу ему, – сказала она. – Иначе он может выкинуть какой-нибудь номер. Он хочет стать вождем и взять меня в жены. Я, конечно, согласилась. Пожалуйста, не сердись на меня, Рио.

Когда они были наедине, она могла называть его Рио. В салуне он был для нее, как и для всех остальных, Джон Сагуро.

– Ты, сокровище. Дорогая, -сказал он. -Делай с ним что хочешь, я не буду мешать.

– Мне это не доставляет никакого удовольствия, – заверила она. – Ты можешь мне поверить, Рио. Но, к сожалению, другого пути нет.?

Она врала самым бессовестным образом, но он, -казалось, не замечал этого.

– Как ты думаешь, я могу с ним сейчас поговорить? – спросил он.

Она отрицательно покачала головой.

– Бесполезно, он вдребезги пьян.

– Проводи меня все же к нему.

Через пару минут они уже были в комнате. Томас, он же Джимми-бои, лежал на постели и пил прямо из бутылки. Он был нагим, но это, по-видимому, его совершенно не трогало.

– Это Джон, – представила Лило своего спутника. – Он мог бы помочь разрешить твою проблему.

Томас посмотрел достаточно туманным взглядом, но его голос еще был бодрым.

– Хэлло, Джон, – сказал он и сел. С поджатыми под себя ногами он сидел, покачиваясь, на постели. – Тебе Лило сказала, что игра стоит свеч?

– Я в этом убежден, Джим.

– У меня есть еще одна проблема, Джон.

– Какая? Я слушаю.

– Может быть, меня преследуют. Я нажил себе врагов среди своих людей.

– А что ты натворил?

– Я хотел сместить сахема и занять его место.

– Это вождь?

– Так мы его называем. Теперь они наверняка рассчитывают на то, что я нанесу ответный удар. Они попытаются догнать меня. Возможно, что они прибудут в этот город.

– Он говорил все медленнее. Он вновь опустился на постель и через какое-то мгновение захрапел. Рио пренебрежительно и без сочувствия посмотрел на него сверху вниз.

– Хорошо, что ты сказал мне это, Джим.

Но ответа индеец уже не слышал. Он находился в мире снов.

– Не оставляй его больше одного. Лило. И позаботься о том, чтобы он завтра утром сразу получил квинту виски. Важно, чтобы он привык к алкоголю. У него наверняка будет тяжелая голова, когда он проснется. Убеди его в том, что виски является в этом случае лучшим лекарством. Но он не должен пить слишком много, позволь ему выпить лишь определенную дозу.

– Не беспокойся, я разбираюсь в этих делах, Рио.

Он недобро ухмыльнулся.

– Как хорошо, что у меня есть ты, беби.

Затем он ушел. Рио чувствовал себя задетым. Когда он вернулся в салун, то выбрал себе девушку. Это была рыжая Лиззи, которая была известна своим бурным темпераментом.

– Ты хочешь отпраздновать со мной, Лиззи?

– А какая причина для праздника?

– Это я не выдам.

– Да, собственно, все равно, Джон.

Он обнял ее одной рукой и хотел исчезнуть с ней, однако вдруг остановился.

Все в салуне прислушались к звукам снаружи. Было слышно цоканье копыт. Приближалась примерно дюжина лошадей, а на них определенно сидели всадники.

– Не подкованы, – сказал сдержанно Мюррей, один из отобранных Рио сопровождающих. – Краснокожие…

– Они будут спрашивать о нашем парне, – сказал Рио. – Здесь его. естественно, никто не видел. Всем ясно?

Он угрожающе посмотрел вокруг, и все согласно кивнули. Никто не посмел бы проронить ни единого слова, если этот человек запретил.

Всадники снаружи остановились. Сразу вслед за этим распахнулась качающаяся дверь, и четверо сенек переступили через порог. Во главе был Массаро, брат предателя Томаса.

– Что такое? – воскликнул хозяин у стойки. – Чего вы хотите? Индейцам вход сюда запрещен.

По ним можно было определить, что они индейцы. Их длинные волосы свисали с плеч, и на головах были налобные повязки.

– Мы ищем здесь одного из наших братьев, – сказал Массаро. – В конюшне нам сообщили, будто он пошел в этот салун.

Рио уже подал тайный знак двум своим парням. Они выскользнули наружу еще до того, как сенеки вошли в салун.

– Мы его не видели, – воскликнул хозяин. – Здесь не было никакого индейца. Проваливайте-ка отсюда…

– Он выглядел не как индеец, – пояснил Массаро. – Он носит одежду белого человека, и волосы у него коротко острижены.

Вероломному Рио между тем пришла в голову одна мысль. Он сделал шаг вперед и при этом как будто случайно поправил свой ремень с двумя револьверами 45-го калибра. Он был не хвастуном, а действительно стрелком, который одинаково хорошо стрелял с обеих рук, был одним из опасных и вместе с тем знаменитых джентльменов удачи. Он жонглировал револьверами, как фокусник, с обеих рук попадал в любую цель, даже если стрелял одновременно.

Рио дружелюбно улыбнулся. Он придумал новую стратегию.

Четверо индейцев были здесь. Говоривший являлся их предводителем. Он довольно похож на индейца, который находился в комнате наверху. Очевидно, они братья.

– Подождите-ка, мистер, – сказал Рио дружелюбно и одновременно бросил предостерегающий взгляд в направлении стойки, чтобы хозяин придержал рот на замке. – Может быть, хозяин ошибся, – продолжал он. – Но он сказал правду. Здесь не было никого, кто бы выглядел, как индеец. Но вчера вечером прибыл незнакомец. Он назвался Джимом Стоуном.

Рио мог чертовски располагать к себе. Таким способом он много людей заманил в ловушку. Теперь все они на серебряных рудниках дона Яго в центральной Мексике либо мертвы.

Он должен поставлять новую рабочую силу для дона Яго. Индейцы были рослыми и сильными, казались также выносливыми. Это как раз то, что искали охотники на людей.

– Как выглядел этот Джим Стоун? – спросил Массаро. – Вы его видели, мистер?

– Да, мистер, видел, – улыбнулся Рио и сделал еще один шаг навстречу высокому индейцу. – И если я не ошибаюсь, то он имеет поразительное сходство с вами. Он запросто мог бы быть вашим братом.

– Он и есть мой брат. – возбужденно воскликнул Массаро. – Вы не знаете, где он теперь, сэр? Он не сказал, куда собирался пойти? Он должен быть еще в городе, так как его лошадь находится в конюшне.

– Да, он еще здесь, – улыбался Рио. – Если хотите, я провожу вас к нему. Но если я не ошибаюсь, он пьян и у него находится девушка. Он купил себе девушку, сэр.

– В какой комнате? – выкрикнул Массаро. – Вы мне можете показать, сэр?

Девушки и большинство гостей в салуне недоуменно переглядывались. Только сообщники Рио догадались, что он задумал.

Он кивнул Массаро в знак согласия.

– Я вам охотно помогу. Но я не знаю, захочет ли он, чтобы ему сейчас помещали.

– Я должен с ним переговорить, – вымолвил Массаро,. с трудом сдерживаясь. -Это очень важно для него и для всех нас.

Массаро абсолютно не чувствовал опасности, которая витала над ним и его друзьями. Его мысли были сосредоточены только на Томасе. Теперь он хотел поговорить с ним, предложить вернуться в свое племя. Ему простят все прегрешения.

– Ну, хорошо, – сказал Рио, улыбаясь. – Мы можем по крайней мере постучать в дверь. Владелец этого дома, надеюсь, не будет иметь ничего против?

Он бросил взгляд на хозяина за стойкой, и толстяк невозмутимо кивнул.

– Пожалуйста, мистер Сагуро. Но вы несете всю ответственность.

– Само собой разумеется, – ответил Рио. Он протянул руку к Массаро. – Не желаете ли следовать за мной? Ваши друзья, естественно, могут пойти вместе с вами, если захотят.

Массаро кивнул своим спутникам. Затем Рио повел четырех мужчин на верхний этаж.

Рио подал своим сообщникам тайный знак. По его оценке, снаружи было еще пять или шесть других индейцев. Их нужно всех захватить – мгновенно и без перестрелки.

С этими четырьмя Рио хотел справиться сам, это он дал понять своим сообщникам.

У двери в соответствующую комнату Рио остановился и прошептал:

– Мы должны постучать, о'кей?

И он тут же постучал. Сразу вслед за этим дверь приоткрылась, и Лило высунула наружу свою белокурую голову. Она сразу все поняла, когда увидела индейцев. Кроме того, она правильно оценила настойчивый взгляд Рио.

– Джентльмены хотели бы увидеть твоего друга, Лило, – сказал он. – Ты не возражаешь? Ничего плохого не случится. Они хотят лишь поговорить с ним.

– Он спит, – ответила она. – И, кстати, очень крепко. Он вдребезги пьян.

Массаро пытался посмотреть мимо нее в дверную щель. Возбуждение охватило его. Он увидел своего брата Томаса лежащим на постели. Они вернут его в свою общину. Когда-нибудь он осознает, что поступил неправильно, и они простят его.

Не только возбуждение, но и радость охватила Массаро, радость оттого, что все снова будет хорошо.

Этим он обязан симпатичному, дружески настроенному человеку, который сказал ему правду и привел сюда.

– И все же разрешите мне войти, мадам, – попросил он. – Я его разбужу.

– Если вы хотите, мистер, – сказала Лило. От нее не укрылся незаметный кивок Рио. Она полностью распахнула дверь. – Пожалуйста, вы можете получить обратно своего блудного сына. Но он мне еще кое-что должен. Вы можете заплатить за него?

Массаро вынул из кармана золотой самородок и показал ей.

– Этого достаточно?

Небольшой золотой слиток стоил по меньшей мере триста долларов.

Лило скрыла свое удивление за равнодушным кивком головы.

– Да, все в порядке, – сказала она. – Если хотите. вы можете тотчас же забрать Джима с собой.

Она взяла самородок и сделала приглашающий жест рукой.

– Пожалуйста, входите же.

Массаро вошел в комнату. Его трое спутников последовали за ним. Он склонился над своим братом и начал трясти его за плечи.

Все четверо беззаботно повернулись спиной к Рио. Он тут же вытащил оба револьвера. Первые удары рукоятками были короткими и точными. Два индейца еще не успели упасть как подкошенные, а на очереди уже были другие. Они услышали шорох и мгновенно повернулись, но недостаточно быстро для дьявола Рио.

Он снова ударил одновременно обеими рукоятками револьверов. Массаро и его спутник также свалились без единого звука.

Рио вынул наручники из глубоких карманов своей кожаной куртки. У него всегда с собой было несколько штук, и некоторый запас находился в багаже. Это в известной степени был его рабочий инструмент.

На индейцев, которые находились без сознания, быстро надели наручники и связали их.

– Жди здесь и будь начеку! – приказал Рио. – Следи также за своим Джимми-боем. У него могут появиться угрызения совести, когда он увидит своих людей.

Он покинул комнату и через полминуты уже стоял у выхода из салуна. Еще шесть индейцев стояли там около своих мустангов. Они глядели недоверчиво, как будто чувствовали опасность.

Рио действовал без церемоний. Он не дал им времени на размышления, мгновенно выхватил свои тяжелые револьверы. Как по команде за спинами индейцев из темноты вынырнули фигуры. Это были четверо сообщников Рио.

Один из индейцев издал резкий звук и вскинул ружье.

Прогремели два выстрела, и индеец закричал от боли. При этом он не был даже ранен, лишь приклад ружья больно вдавился ему в тело от выстрелов револьверов 45-го калибра.

– Брось на землю! – приказал Рио ледяным тоном. – Следующий получит кусок свинца в свой дурацкий череп.

Индейцы выполнили приказ. Они поняли, что у них не было никаких шансов.

– Что вы хотите от нас? – спросил один из них. – Что вы сделали с Массаро и другими?

– Они сейчас составят вам компанию, – ухмыльнулся Рио. – А теперь встаньте к стене!

Сенеки были полностью растеряны и запуганы. Все свалилось на них слишком внезапно, они не были подготовлены к нападению. Но индейцы сдались также с мыслью, что им нечего опасаться. Они не нарушили никаких законов белых людей, а лишь расспрашивали о Томасе. Разве это было преступлением?

Охотники на людей заковали их в наручники.

Пленники были уверены, что это представители закона. Иначе откуда у них могли быть наручники?

Наверняка все не так уж плохо. Очевидно, произошло какое-то недоразумение.

Правда открылась им лишь тогда, когда они в окружении пяти стражников поскакали к югу.

Граница была недалеко. Когда они ее пересекли, их передали другому отряду.

– И хорошенько следите за ними! – напутствовал Рио. – Наручники снимать лишь тогда, когда прибудете на место. Это не те жалкие индейцы, которые лишь изредка оказывают сопротивление. Строго следите за ними!

Затем он снова отправился со своими сопровождающими на север, назад в город, где предатель Томас был под надежной опекой белокурой Лило, чтобы ему не приходили в голову глупые мысли.

Для Массаро и его спутников начался полный мучений путь в жестокую неволю.

8

Лэсситер и, Луа находили все большее взаимопонимание с двумя индейскими караульными. Индейцы много рассказывали о своем племени, а также о дочери Кинсберга Марии, которая однажды прибилась к ним волею судьбы и которую они почитали, как святую. Так распорядился старый сахем и мудрый лекарь Арикана.

Между тем прошли день и ночь, с тех пор как Массаро ускакал со своими спутниками, чтобы разыскать Томаса.

Рана Лэсситера уже хорошо затянулась, эти индейские мази и травы оказывали действительно чудесное воздействие.

Лэсситер с нетерпением ожидал Марию. Она должна была приехать сегодня, самое позднее – сегодня, так она сказала Массаро.

Было девять часов утра, когда она внезапно появилась. Роберт объяснил ей все в нескольких предложениях.

Мария сохраняла выдержку. Она обратилась к Лэсситеру:

– Мне рассказали, что ты насильно увез в горы Луа Макбрайд как заложницу. Ты и есть тот самый Лэсситер или нет?

– Он, тот самый, – ответил Лэсситер. – Но, впрочем, не могло быть и речи о насильственном угоне. Скорее все было наоборот. Спросите сами у Луа. Без ее помощи я, вероятно, не сумел бы оторваться от стрелков вашего отца. А затем нам посчастливилось встретить ваших друзей – сенеков.

– Именно так все и было, мисс Кинсберг, – воскликнула Луа.

Лицо Марии странно напряглось, ее взгляд стал твердым. Она спешилась со своего пегого мустанга.

– Оставь формальности, Луа, – сказала она. – Ты тоже, Лэсситер. Зовите меня просто Мария, этого достаточно.

Она взяла кружку кофе из котла, который висел над огнем, а в другую руку – кусок кукурузного хлеба и холодного жареного мяса.

– Расскажи мне о себе, Лэсситер! – потребовала она Затем, – Я хотела бы услышать твой рассказ. Что ты искал в этих горах? Почему ты прискакал в салун Луа?

– Я ехал по дороге на юг, – сказал Лэсситер. – В Мексику. Но за мной гнались преследователи. Я смог обмануть их и улизнуть. Позднее я случайно наткнулся на это строение и познакомился с Луа. Затем вечером появились мужчины, которые хотели заполучить мой скальп. Это были наемные убийцы Патрика Кинсберга. Я сопротивлялся. И это все. Наконец, лишь только чудом мне удалось уйти благодаря поддержке Луа. Вот и весь рассказ. Теперь мы находимся здесь.

Мария уселась на камень, пила кофе и время от времени откусывала хлеб и мясо. Она размышляла.

– Мой отец считает тебя убийцей, нанятым Манаской, – сказала она задумчиво. – Ты не знаешь, Лэсситер, кто такой Манаска?

– Я слышал о нем.

– Но ты его не знаешь?

– Еще не имел сомнительного удовольствия познакомиться с ним.

– Манаска – это дьявол в человеческом обличье, – произнесла она серьезно. – Он посягает на жизнь моего отца.

– Почему?

– Личная вражда, которая меня не касается, – сказала Мария, – Это тебя так или иначе не должно интересовать, Лэсситер. Ты лишь случайно попал в эту историю. Какие у тебя теперь планы?

– Я думаю, что стрелки Кинсберга все еще хотят отправить меня на тот свет, – сказал он. – И Луа это тоже может стоить головы, если ее найдут. Поэтому некоторое время мы еще вынуждены скрываться. Но, может быть, ты при удобном случае сумеешь убедить своего отца, что я не посягал на его жизнь.

Она посмотрела на него странно пронизывающим взглядом.

– Я должна буду серьезно поговорить с Кинсбергом, – промолвила она после короткого раздумья. – Но это семейное дело. Вы оба можете пока поехать вместе с нами в нашу деревню. При условии, конечно, если захотите. Вы свободны и можете ехать, куда вам нужно.

– Мы принимаем твое предложение, – сказал Лэсситер без колебаний. – Ты согласна, Луа?

Все это время Луа сидела, мрачно уставившись перед собой.

– Я ненавижу твоего отца, Мария! – вырвалось у нее затем с горечью. – Если б я могла, убила бы его.

– Потому что твой муж погиб в перестрелке? – спросила дочь Кинсберга в недоумении. – Конокрадов в этой стране обычно вешают.

– Он и был повешен! – сказала Луа печально.

– Это правда?

Мария была озадачена еще больше, чем прежде, когда узнала, что Лэсситер вовсе не взял Луа в заложницы. Это была уже вторая крупная ложь отца.

Неужели он вообще не изменился?

– Твой отец наверняка рассказал тебе другую историю, Мария, – сказала Луа. – Я могу это себе представить. Он не дал Мартину никакого шанса. При этом речь шла лишь о небольшом табуне свободно пасущихся, полудиких лошадей, которые еще даже не имели клейма. Но Кинсберг не проявил ни малейшего сострадания, Мария. И знаешь почему? Я хочу тебе рассказать об этом. Патрик Кинсберг хотел иметь меня, и он меня получил. Если бы я заартачилась, мне было бы совсем плохо. Я вынуждена была также уступить ему Пыльную долину, и я обречена на участь потаскухи. У меня нет выбора, я должна ублажать его убийц. И еще ты сейчас узнаешь то, о чем до сих пор умалчивал Лэсситер. Я должна была выспросить все у Лэсситера и создать впечатление, что он находится в безопасности, а затем его бы убили, как и некоторых других мужчин до него.

Она стояла, дрожа всем телом, с горящими глазами.

Мария как будто окаменела.

– Да, это, пожалуй, все правда, – прошептала она. – Я верю тебе, Луа, и… мне очень жаль.

Она поднялась с камня, подошла к Луа и положила ей руки на плечи.

– Это – правда, – сказала она печально. – А я верила в нечто совсем иное. Мне очень жаль, Луа.

– Ты можешь мне не говорить этого, Мария, – прошептала Луа. – Я теперь знаю, что ты не несешь никакой вины.

Несколько секунд женщины стояли обнявшись, но затем Мария отстранилась от Луа.

– Мы должны двигаться в путь! – сказала она энергично. – Лэсситер, теперь я прошу тебя остаться с нами. Я боюсь, что нам вскоре понадобится твоя помощь. Я слышала, как ты сражался. Там было много убитых, и тебя изображали как кровожадное чудовище. Теперь я знаю, что ты лишь боролся за свою жизнь. Ты останешься на моей стороне, Лэсситер?

– Поскачем! – сказал он. – Мы не должны больше терять время на разговоры.

Через несколько минут лошади были оседланы. Они выехали.

– У меня плохие предчувствия, -тихо сказала Мария.

– Из-за Томаса?

– Он сгорает от ненависти.

– Может быть, Массаро уже догнал его, – попытался ее успокоить Лэсситер.

Прошел час. Разговоров почти не было.

Они снова скакали через один из тех каньонов, по краям которых в диком беспорядке громоздились обломки скал.

И тут Лэсситер вдруг увидел отблеск металла за одним из обломков скал.

Он издал резкий предупредительный возглас и рывком развернул своего коня.

В то же мгновение раздался выстрел, и Лэсситер почувствовал дуновение воздуха от пролетевшей рядом пули.

Он тут же исчез за первым попавшимся обломком скалы, выхватывая винчестер из чехла.

Остальные также мгновенно соскочили с лошадей.

Но следующего выстрела не было.

Впереди кто-то закричал:

– Сюда! Идите сюда!

Цокот копыт гремел в каньоне. Раздался топот копыт и с тон стороны, откуда они приехали.

Неожиданно рядом с Лэсситером оказалась Мария.

– Я узнала этот голос, – прошептала она. – Это Джесси Кеннеди, один из главных людей Кинсберга. Очевидно, они тайно следовали за мной.

– По приказу твоего отца?

– Я не желаю слышать о нем! Он мне больше не отец. Он меня предал.

– Может быть, они действовали на свой страх

и риск, – высказал предположение Лэсситер. – Они стреляли только в меня, для них я являюсь самым опасным врагом. Против тебя они, однако, не могут ничего себе позволить, потому что придется держать ответ перед боссом.

– Что ж, я могу попробовать, – сказала она тихо и в следующее мгновение вышла из укрытия и вскочила на высокий обломок скалы.

Выпрямившись, она стояла в лучах солнечного света. Время приближалось к полудню. Она была ясно и отчетливо видна со всех сторон.

– Джесси Кеннеди, – крикнула Мария. – Я узнала твой голос. Что это значит? Разве. босс не дал вам точных указаний, как вы должны относиться ко мне?

– Да, он дал, мисс Кинсберг, – воскликнул старший. – Но он дал также приказ застрелить Лэсситера, как бешеную собаку, где бы мы его ни встретили.

– Этот приказ больше не действует, Кеннеди, – ответила она. – Положение полностью изменилось. Лэсситер является нашим союзником. Возвращайтесь и скажите это Кинсбергу.

– Мы хотим. заполучить этого убийцу, мисс! – прогремело в ответ.

– Вы получите его только через мой труп!

– Будьте же благоразумны, мисс. Он совершил несколько убийств. Пятеро наших друзей погибли от его руки, а еще трое – ранены и испытывают из-за него страшные боли. Почему вы защищаете этого ублюдка, мисс?

– Я предупреждаю тебя, Кеннеди! Мои распоряжения равноценны приказам вашего босса. Вы должны повиноваться!

– Нам нужны лишь Лэсситер и предательница-баба! – прозвучал голос Кеннеди. – Тогда вы и ваши индейцы получите свободу для проезда, мисс.

– Только через мой труп! – закричала Мария и одним прыжком соскочила со скалы.

Она снова стояла возле Лэсситера.

– Я уверена, что Кинсберг дал им этот приказ, – сказала она. – Он тайно послал за мной шпионов. Наше убежище в котловане между скалами они не сумели обнаружить, так как я слишком долго запутывала следы и сделала большой крюк. Но они знали, в каком районе я исчезла. Позднее они обнаружили, как мы выехали из укрытия. Мы должны принять бой, Лэсситер. Бери командование на себя!

– Можно поставить им ловушку. Но для этого ты должна будешь взять на себя выполнение одного опасного задания.

– Я слушаю.

– Крикни ему, что ты передумала, – сказал Лэсситер. – Ты пойдешь к ним и отвлечешь их. В это время я попытаюсь занять выгодную позицию.

Она улыбнулась, сверкнув глазами.

Ее лицо вдруг вплотную приблизилось к его глазам – и она поцеловала его.

– Лэсситер. Я люблю тебя.

От нее исходило какое-то электризующее излучение, будто от пролетающей молнии.

Он притянул ее к себе.

– Не хочешь ли ты изменить своему Массаро? – спросил он, улыбаясь.

Она удивленно посмотрела на него.

– Измена? Что это такое? У нас нет ничего подобного. Мы полностью свободны в своей любви. Ты мне нравишься, Лэсситер, с первого мгновения нашей встречи.

– Сначала мы должны выбраться отсюда, -сказал он. – Сможешь ли ты' рискнуть пойти к ним? Покричи им, что ты хочешь подумать и просишь время на раздумье.

– А ты прокрадешься к ним?

– По всей видимости, это можно было бы сделать.

– О'кей, – сказала она. – Тогда давай попробуем.

Она снова взобралась на тот же обломок скалы и сложила руки рупором.

– Послушай-ка меня, Кеннеди.

– Да, что такое? – голос прозвучал очень удивленно.

– Мы еще раз поразмыслили, – прокричала она. – Но что будет с Лэсситером, если он сдастся?

– Если он живым попадет к нам в руки, то мы доставим его к боссу, а он затем примет решение.

– Хм, это звучит неплохо.

В то время как она начала переговоры, Лэсситер уже отправился в путь. Как пума заскользил он через хаос скал.

9

Джесси Кеннеди и его сообщники устроили военный совет. Минуту назад дочь босса вновь попросила время на размышления. Снова стало тихо.

– Может быть, они задумали какое-то свинство, – высказал предположение Пит Снейки, невысокий парень, похожий на крысу. – Они хотят лишь отвлечь нас.

– Не думаю, что им это удастся, – сказал Кеннеди и громко позвал: – Эй, Джек, там у вас все в порядке?

Джек Мюррей был старшим среди четырех всадников, которые прибыли с другой стороны, так что они смогли взять в клещи свои жертвы. Всего их было, таким образом, восемь человек, и они соответственно могли чувствовать свое превосходство.

– Все о'кей, Джесси! – громко прозвучал ответ. – Здесь незаметно не проползет и мышь.

– Пошли одного человека наверх, на скалы! – крикнул Кеннеди. – Оттуда он сможет осмотреть всю местность.

– Будет сделано, Джесси.

Они чувствовали себя очень уверенно.

– Мы подождем еще час или около этого. – сказал Кеннеди тихо. -До этого момента она, пожалуй, уговорит ублюдка, что будет лучше, если он сдастся.

– А если он просто возьмет ее в заложницы? – спросил Пит Снейки.

– Такая дикая мысль может взбрести только тебе, Снейки. Лишь такому скрытному койоту, как ты, это может прийти в голову.

– Без оскорблений! – прошипел Пит Снейки.

– Ты можешь проваливать отсюда! – проворчал Кеннеди. – Тогда мы сами и снимем сливки, справимся и без тебя.

Проваливать? Снейки слишком хорошо знал. что это означало. Кто хотел отойти от этой кучки заговорщиков, сам выносил себе смертный приговор.

– И могло же тебе такое прийти в голову, Джесси, – ухмыльнулся он. – Черт побери, я совсем не имел это в виду. Твой план – вполне подходящий, и глупая гусыня, гарантирую, клюнет на него. Но сначала нужно убрать Лэсситера.

– Не наложи в штаны со страху, Снейки. Он получит положенную ему пару кусков свинца, и дело будет с концом. Двое краснокожих не доставят нам больших забот. Но проследите, чтобы Луа не получила ни одной царапины. С ней мы еще развлечемся в свое удовольствие.

Они скабрезно заржали.

Отвратительный план замышлял Кеннеди. Он и его головорезы действовали отнюдь не по приказу большого босса Кинсберга. Все они делали на свой страх и риск. Они хотели провернуть грандиознейшее дело своей жизни и были уверены, что при этом им обломится большая добыча.

Лэсситер и оба индейца должны были быть убиты. Затем Кеннеди поскачет к Кинсбергу с сообщением от Лэсситера. С сообщением, которое одновременно будет требованием денег для выкупа. Они представят дело так, как будто Лэсситер при помощи коварного трюка захватил дочь Кинсберга.

И Кинсберг заплатит. Он раскошелится на миллион. Кеннеди был убежден в этом.

Но сначала следует убить Лэсситера. И дочь Кинсберга должна находиться в их власти.

– Я думаю, она уговаривает его теперь, – проворчал Кеннеди. – С нетерпением ожидаю, когда она снова даст знать о себе.

И как по заказу раздался голос Марии.

– Кеннеди, ты слышишь меня?

– Да, мисс.

– Лэсситер и мои друзья-индейцы решили бороться. Но они не хотят, чтобы моя жизнь подвергалась опасности. Я сейчас приду к вам.

Затем она появилась между скалами с винчестером в руке, с ножом и томагавком за поясом.

Мягкой походкой она приближалась к позиции негодяев.

Чуть позже она уже стояла перед ними.

– Что с Луа? – спросил Кеннеди. – Она могла бы также обезопасить свою жизнь.

– Она не захотела, – сказала Мария. – Она слишком боится вас, и вы знаете прекрасно, почему.

– Мы готовы простить ее, – улыбнулся Кеннеди. – Может быть, вы еще раз попробуете убедить ее?

– Идиотизм! – проворчал рыжий Кэрли, о котором говорили, что у него не все дома. – Проклятое дерьмо! Почему мы, наконец, не покончим с этим? Тогда дело скоро будет сделано. Есть еще и другие бабы, кроме Луа. Мы…

– Заткни глотку, Кэрли! – заорал на него Кеннеди. – Когда до тебя наконец дойдет, что ты должен вякать, только если тебя спрашивают.

– Можно же иногда высказать свое мнение! – надулся Кэрли. – Эй, кукла, ты, кажется, еще не поняла, что мы с тобой хотим еде…

Тут Пит Снейки ударил его прикладом ружья. Он это сделал, потому что предводитель подал ему незаметный знак.

От удара Кэрли свалился без сознания, он лежал, вытянувшись, словно мертвый.

Мария машинально отпрянула назад. Она держала винчестер наизготовку у бедра.

– Что здесь происходит? – спросила она резко. – Почему вы не дали Кэрли договорить до конца?

– Эй, мисс, – сказал Кеннеди, – почему вы целитесь в нас? Не хотите ли вы в нас стрелять?

– У меня ощущение, что вы задумали подлость! Будет лучше, если вы сейчас поднимите лапы кверху.

– Но мадам, – сказал с упреком Кеннеди и сделал шаг в сторону, туда, где лежал Кэрли. Казалось, Кеннеди хотел позаботиться о нем, но это был лишь подлый трюк.

Теперь Мария не могла держать в поле зрения одновременно всех трех мерзавцев. Она направила ружье на Кеннеди.

– Вернись снова к остальным! – приказала она. – Или…

Дальше она не успела ничего сказать.

Все произошло ужасно быстро. Словно тень. Пит Снейки скользнул к ней и своим сапогом ударил по стволу ее ружья. Раздался грохот выстрела, но это было все, что смогла предпринять Мария.

Три негодяя набросились на нее и повалили на землю и теперь позволили себе сбросить маски. С ненавистью и жадно они глядели на поверженную женщину.

– Вы здесь действуете по собственному почину! – выкрикнула она.

– Угадала, беби, – осклабился Кеннеди. – Мы хотели заполучить тебя, и больше ничего. Естественно, другие тоже не уйдут от нас. Это лишь вопрос нескольких часов.

– Проклятые собаки! – с горечью воскликнула Мария. – И вы хотите затем вымогательством получить за меня выкуп, не так ли?

– И как раз от имени Лэсситера, – сказал Кеннеди, ухмыляясь. – А пока мы получим монеты, немного развлечемся с тобой, кукла. Но сначала мы превратим Лэсситера в добычу для коршунов. До тех пор ты должна еще потерпеть, беби. Ну-ка свяжите ее! И как следует!

Он выпрямился и разразился дьявольским смехом, да так громко, что эхо прогремело в каньоне, и потом крикнул, обращаясь к другой группе:

– Джек, эй, Джек! Мы схватили куклу! Вы можете открывать заградительный огонь. Давайте действуйте!

Джек не отвечал. С той стороны стояла полная тишина.

Еще раз Кеннеди прорычал имя сообщника и потребовал от него отозваться. Было тихо, страшно тихо.

Кэрли пришел в себя. Он поднялся на ноги и, глупо ухмыляясь, глядел сверху вниз на связанную Марию.

– Это будет настоящий праздник, – высказался он своим скрипучим голосом. – Но теперь, наконец, давайте накрутим уши этим ублюдкам. Чего мы ждем?

Вдалеке, на другой стороне каньона, вдруг прозвучал жуткий продолжительный крик. Все напряженно уставились в том направлении, откуда он раздался. И они увидели, как чья-то фигура отделилась от отвесной каменной скалы и с новым пронзительным криком полетела вниз.

Еще не замолкло эхо от этого крика, как за спинами четырех парней дал о себе знать непреклонно жесткий голос:

– Я полагаю, вы слишком рано радовались, ублюдки…

Четыре негодяя мгновенно обернулись.

Лэсситер стоял перед ними с винчестером наготове у бедра. Выстрелы прогремели один за другим со скоростью пулемета системы Гэтлинга. Не так громко, но с таким же смертельным исходом.

Убийцы упали все четверо и больше не шелохнулись.

Лэсситер перерезал веревки, которыми была связана Мария. Потом он поцеловал ее и прижал к себе.

Между тем уже наступило позднее послеполуденное время.

– Мы должны как можно скорее ехать дальше, – сказала Мария. – Мы потеряли из-за всего этого много времени.

Она встала и обняла Лэсситера. В это мгновение между скалами появилась Луа. Она тотчас поняла, что происходит, и, улыбнувшись, попыталась быстро удалиться, но они оба увидели ее.

– Извините, – сказала она, – я не хотела мешать.

Внезапно появились оба индейца.

– Они были очень неосторожны, – сказал Виктор. – Дело не представляло особых трудностей. Мужчина наверху в скалах следил только за тем, что происходило здесь. Потом мы увидели, что он вскинул винчестер. Это, вероятно, он заметил тебя, Лэсситер. Мы выбили его из орлиного гнезда.

– Хорошая работа, – похвалила Мария. – А теперь мы должны ехать дальше.

Ее охватили мрачные предчувствия, поэтому она торопилась.

Но прошел почти час, пока они нашли своих лошадей, которые в панике ускакали прочь.

Время уже явно клонилось к вечеру, когда они наконец снова были в седлах. Но отряд не мог больше так быстро продвигаться вперед. Животные уже устали, и им необходим был отдых.

Они сделали привал.

– Как далеко еще находится деревня? – спросил Лэсситер.

– Самое меньшее, мы должны рассчитывать на десять часов пути верхом, – ответила Мария, – если в дальнейшем не произойдет ничего непредвиденного.

В этот час судьба готовила еще один удар.

Для мрачных предчувствий Марии имелась ужасная причина…

10

Банда Рио увеличилась во много раз. Охотники на людей всюду в окрестностях имели свои базы. За это время приспешник дьявола Яго Манаски собрал вокруг себя тридцать человек.

Он знал, что этого было достаточно. Томас выдал ему все. Жители деревни не окажут большого сопротивления. Они быстро спасуют, когда Томас прибудет во главе этого до зубов вооруженного отряда. Последний предавался мечтам о своем триумфе. Естественно, он считал себя боссом этих всадников. И Рио оставил ему эту уверенность.

Целеустремленно вел Томас эту дикую банду через горы. Ему все представлялось в самых радужных красках. Он станет сахемом. и все будут покоряться ему, особенно белая женщина, которая считалась святой.

Как он ее ненавидел!

Она пренебрегла им, ничего не хотела знать о нем. Она сказала это очень недвусмысленно, что было для него горьким унижением, за которое он хотел отплатить.

Когда ночь уже клонилась к концу, банда еще раз сделала привал. На рассвете они хотели напасть на деревню, пока все еще спали глубоким сном.

У них не будет ни единого шанса для сопротивления.

А его брат? Что Томас сделает со своим братом? Должен ли он действительно убить его, как намеревался раньше?

Теперь его, однако, охватили сомнения. Может быть, достаточно, если он подчинит себе Массаро. Да, это был бы хороший выход! Массаро поклянется, что будет служить Томасу до конца своей жизни, как раб.

Да, так тому и быть. Это для Массаро будет хуже, чем смерть.

Томас не знал, что случилось с Массаро и его спутниками, не имел ни малейшего представления о происшествии две ночи тому назад.

– Ты. конечно, знаешь, где находится золото вашего племени? – спросил Рио выжидательно.

Они примостились на камнях, что громоздились всюду вокруг. Луна освещала горную долину, в которой они расположились на отдых.

До деревни оставались лишь две мили. -

– Естественно, я знаю это, – похвастался Томас. – Вы получите свою долю, как только подавите сопротивление моих врагов.

Рио достал из своей сумки, притороченной к седлу, бутылку. Он взял ее и отпил немного. Томас с жадностью покосился.

– Ты хочешь? – спросил Рио и протянул ему бутылку.

Томас пил большими глотками. Было удивительно, за какое короткое время он привык к алкоголю. Он намеревался позднее выпивать каждый день по меньшей мере по одной такой бутылке. При этом возникало чудесное чувство: мужчина становился гордым и непобедимым. Лишь когда Томас выпил, то по-настоящему осознал, каким великим воином он был.

– А где находится тайник? – спросил Рио как бы невзначай.

– Под домом сахема, – ответил Томас. – Там есть отверстие, которое закрыто балками. Не беспокойся, Джон, -ты получишь свою долю.

Рио, то бишь Джон Сагуро, ухмыльнулся, но Томас не замечал, как сильно презирал его этот отпетый бандит. Он не понимал, что был здесь лишь фигурой, которой скоро пожертвуют.

Через полчаса они поскакали дальше.

Рио подсчитал, что ему этот разбойничий набег даст примерно сорок сильных молодых мужчин. И естественно – золото, которое, однако, он оставит только себе. Со своими людьми он рассчитается долларами, их он всегда достаточно таскает с собой.


Первые солнечные лучи упали на деревню племени сенеков. Вдали, на маленьком озере, уже плескались первые молодые люди. Все они были голые.

Другие обитатели выходили из своих небольших нарядных деревянных домиков. Вокруг простирались поля и сады. Эта маленькая община могла жить, полностью обеспечивая себя всем. Они были счастливы и довольны своим существованием.

Затем они услышали топот копыт и увидели вооруженное до зубов войско во главе с Томасом.

Голоса наполнили деревню. Крики. Молодые люди у озера набросили на себя одежду.

Незнакомые всадники окружили деревню.

Томас поскакал вместе с Рио к дому старого сахема, который уже долгие годы руководил племенем.

Бандиты выгоняли людей из домов. Здесь и там раздавались выстрелы. Были убиты первые мужчины и женщины. Это должно было служить предостережением для других.

За несколько недолгих минут банда взяла деревню под свой контроль. Всех жителей согнали на большую площадь посреди селения. Никто не оказал сопротивления. Мертвые были достаточным предостережением.

Беда слишком внезапно обрушилась на малое племя. Они, вероятно, и в ином случае не имели бы никаких. шансов против этой прожженной, бессовестной шайки.

Сахем вышел из своего дома. На нем было голубое одеяние, которое пышными складками обрамляло его высокую фигуру. Темные глаза на скуластом лице глядели спокойно и были полны достоинства.

– Томас, почему ты сделал это? – спросил он мягко. – Теперь ты обрек всех нас на несчастье.

– Где Массаро? – дико выкрикнул Томас. -Где ваша святая?

– Заткни глотку! – грубо сказал Рио. – Теперь моя очередь задавать вопросы. Тебе здесь больше не о чем говорить.

Томас схватился за револьвер.

– Ты посмел так говорить со мной? – в ярости воскликнул он. – За это я тебя…

У бедра Рио блеснула вспышка выстрела. Один раз. И посреди лба у Томаса появилось красное отверстие.

Жутко было наблюдать, как он, несмотря на это, еще одну или две секунды сидел на коне. Однако затем медленно наклонился в сторону и со стуком грохнулся на землю.

Рио не удостоил его больше ни одним взглядом. Он смотрел на сахема.

– Ну а теперь дело за тобой, старик. Где находится золото?

– У нас нет никакого золота, – сказал сахем без страха.

– Этот изменник утверждал обратное, сахем! – прорычал Рио. – И я верю ему. Я знаю, что вы имеете золото. У Массаро был мешочек, полный самородков, когда я взял его в плен. Томас сказал, что здесь осталось значительно больше золота.

Рио спешился и подошел к старому сахему. Он грубо схватил его за голубое одеяние и сжимал у него на горле, пока не прекратился доступ воздуха, и сахем мог лишь хрипеть.

Рио ослабил удавку и втолкнул старика в дом. Стон прошел по всей деревне.

Посреди большого жилого помещения Рио нашел балки в полу, о которых ему рассказывал Томас.

– Открывай, старик!

Он толкнул сахема на пол.

– Я знаю, что под ними лежат ваши золотые сокровища, – сказал Рио, ухмыляясь. – Быстро открывай!

Старый сахем повиновался. При этом он слабо улыбался, но этого Рио не мог видеть. Молча сахем показал на отверстие под брусьями.

– И это все? – в ярости прорычал Рио. – Томас рассказывал, что здесь спрятаны огромные богатства.

Сахем невозмутимо покачал головой.

– Значит, Томас солгал, – сказал он. – Здесь – весь наш золотой запас. Больше у нас нет.

– Ты, собака! – закричал Рио вне себя от ярости. – Проклятый ублюдок!

И затем снова блеснул выстрел у его бедра.

Старый сахем умер таким же образом, как и предатель Томас.

Может быть, и лучше, что Рио так нерасчетливо действовал в своей ярости. Иначе он мог бы подвергнуть пыткам старого сахема – и, вероятно, тот не смог бы больше вынести боль и все рассказал.

На самом же деле золотые сокровища действительно имелись. Но мудрый старик еще несколько дней назад зарыл их в укромном месте. Только один человек, кроме него, знал этот секрет-. Мария.

– Черт побери! – проворчал Рио, и мешочек с самородками исчез у него в кармане брюк. – Ублюдок солгал! – При этом он имел в виду не сахема, а мертвого предателя.

Тем не менее он не был полностью разочарован, прикинув, что содержимое обоих мешочков тянет на несколько тысяч долларов. Своим людям он, конечно, ничего не скажет.

Его взгляд еще более повеселел, когда он осмотрел пленных, которых всех вместе согнали на площадь. Опытным взглядом он оценил, что здесь была превосходная рабочая сила.

Дон Яго будет снова доволен им, более чем доволен. В этом случае он выдаст особую премию.

Сильные молодые парни уже были отделены от остальных жителей.

Девушки жались в поисках защиты среди пожилых мужчин и женщин, но они, конечно, не могли спрятаться от жадных взглядов негодяев.

– Ты разрешишь нам свободу действий, босс? – спросил палач Макнелли. – Тут есть чертовски привлекательные бабы.

Рио отрицательно кивнул.

– Мы позднее вернемся назад. Теперь мы знаем дорогу. Конечно, мы потом доберемся и до баб, но не сейчас. Мы тотчас уезжаем, тогда мы еще успеем догнать других.

Скупо и тучно, как и всегда, он отдавал приказания. Мерзавцам не нравилось уезжать уже сейчас, но возражения были бесполезны. В таких случаях Рио имел обыкновение преподать наглядный урок, который заключался в том, что он пристреливал первого попавшегося дурака, задававшего вопросы. Это он практиковал уже неоднократно. Дикая банда усвоила уроки.

Сорок молодых мужчин были закованы в наручники. Пожилые должны были привести мустангов. Все были настолько запуганы, что бегом бросились выполнять приказ.

Через десять минут охотники на людей со своими будущими рабами двинулись в путь.

Никто из жителей не отважился задать ни одного вопроса. Все находились в состоянии ужасного шока.

Было бы также бессмысленно стрелять по удаляющимся бандитам. Это привело бы только к кровавой расправе.

– Уже есть достаточно убитых, – сказал один из стариков потрясение. – Давайте пойдем осмотримся.

Они вошли в дом сахема и Нашли его мертвым, лежащим около открытого люка в полу.

– Наши сокровища, – сказал один из пожилых мужчин. – Там хранил сахем наше золото.

– Сейчас это не так важно, – осудил его старый Солумар, один из самых близких друзей сахема, – мы должны держать совет о том, что нам предпринять.

Другие поддержали его. Потом они все собрались . на площади. Было высказано много предложений. Наконец приняли решение: несколько опытных мужчин должны последовать за отрядом с пленными, само собой разумеется, на безопасном расстоянии.

Сначала нужно было узнать, куда отправили пленных, и тогда подумать о дальнейших шагах. Пока необходимо сохранять спокойствие.

Они хотели подождать возвращения других: своей святой и мужчин, которые поскакали с ней. Прежде всего они полагались на Массаро, он был наследником мертвого сахема, поэтому должен был решить, что нужно предпринять.

Но и святая должна поговорить с ними. Она была ясновидящей, прорицательницей. Старый сахем Арикана обнаружил это.

– Она и Массаро будут знать, что делать, – сказал старый Солумар, которому принадлежало весомое слово в совете. – Кто из вас последует верхом вслед за нашими пленными друзьями?

Вызвалась сразу дюжина добровольцев, но нужны были лишь три человека. Они ни в коем случае' не должны привлечь к себе внимание. Вместе с Массаро имелось всего лишь двенадцать молодых воинов. Не было ли этого слишком мало для противостояния превосходящей силе?

Они не могли знать, что осталось всего лишь двое молодых воинов, что Массаро и еще девять человек уже находились в плену у охотников на людей.

Вызывало удивление, с каким самообладанием индейцы встречали удары судьбы, выпавшей на их долю.

Одиннадцать человек были мертвы.

Они не причисляли сюда предателя Томаса и не погребли его вместе с сахемом и другими жертвами нападения. Они отнесли его тело в потаенное место в голой боковой долине и набросали на него камней.

После этого невозможно было обнаружить никаких признаков, которые бы свидетельствовали о могиле. Ничто не должно напоминать о предателе Томасе, и его имя не должно упоминаться никогда. Таков был закон сенеков.

11

Они прибыли лишь после полудня – Лэсситер, святая и оба последних воина племени, а также Луа Макбрайд.

Уже издали они определили, что приехали слишком поздно. Маленький отряд остановил лошадей и горящими глазами глядел вниз на деревню, над которой стояла гробовая тишина.

Лицо Марии было как будто высечено из камня.

– Мне это снилось раньше, – сказала она. – Уже несколько дней назад я видела все это во сне.

– А почему же ты не предупредила? – спросил Лэсситер.

– Я уже уехала с мужчинами, – ответила она. – Кроме того, это означает, что нельзя избежать воли провидения. Несчастье пришло бы тогда к ним в другом виде.

В этом определенно была доля правды. Лэсситер и на себе испытал нечто подобное, и поэтому он не отнесся легкомысленно к словам Марии.

Они поехали в деревню.

– Где Массаро? – кричали все, перебивая друг друга. – Где другие храбрые воины?

Мария ответила на их вопросы. Вокруг были озадаченные лица.

Мария взяла Лэсситера за плечо и отошла с ним несколько в сторону, чтобы можно было без помех поговорить.

– Ко мне снова пришло видение, – сказала она тихо, и вид у нее был заметно потрясенный. – Массаро и его спутники уже находятся в плену у этих охотников на людей. Я знаю также, какой дьявол посылает их на нас. Это мне известно от Кинсберга. Речь идет о Яго Манаске, смертельном враге моего… Кинсберга.

– Я поеду за бандитами, – сказал Лэсситер, – тотчас же, опережение не должно быть слишком большим.

– Я буду сопровождать тебя, Лэсситер.

– Об этом не может быть и речи.

– Ты не можешь воспрепятствовать этому, – произнесла она решительно. – Или ты хочешь прогнать меня, как надоевшую кошку?

Тут он улыбнулся и кивнул в знак согласия.

– Но только мы вдвоем, – сказал он. – И ты должна надеть другие вещи. Брюки и простую блузу для верховой езды. У тебя есть что-нибудь подобное?

– У меня есть даже настоящее платье. Оно с очень рискованным вырезом. Мне его также взять с собой?

Едва она промолвила это, как на ее лице вновь появилось какое-то просветленное отсутствующее выражение. Затем Мария сказала:

– Да, это платье я непременно должна взять с собой. Лэсситер, я только что видела себя в этом декольтированном платье. В руке я держала револьвер, а вокруг меня сражались мужчины. Один из них был ты, Лэсситер. Все было очень искажено, и картина быстро исчезла. Но здесь какую-то роль играет платье. Я должна упаковать его. Пошли!

Она схватила его за руку и побежала с ним к дому сахема, в котором жила.

Она быстро переоделась, сменила свой индейский костюм из кожи косули на джинсы и ковбойку. Она сняла экзотическую налобную повязку и надела на голову ковбойскую шляпу, застегнула ремень с револьвером. Нож был отправлен в чехол у пояса, а от томагавка она отказалась.

Затем они снова вышли из дома на площадь. Две свежие лошади уже стояли наготове.

– Пусть небо хранит вас, – сказал торжественно старый Солумар и, как будто благословляя, раскинул руки.

Мария низко склонилась перед благородным стариком, и Лэсситер последовал ее примеру.

Потом они сели на лошадей и поскакали.

Луа стояла между обоими воинами – Робертом и Виктором. Может быть, она также вскоре найдет здесь новую родину. Лэсситер желал ей этого от всего сердца.

Впрочем, мысль о Луа лишь промелькнула у него в голове. Кто его занимал, так это Манаска. Итак, он был тем дьяволом, на поиски которого Лэсситера послали из седьмой бригады. А бытовало мнение, что Кинсберг – тот преступник, который организовывал охоту на людей в пограничном районе.

Такого же мнения придерживались и мексиканские власти. По дипломатическим каналам через Вашингтон они попросили служебной помощи. Большинство следов вело во владения Кинсберга – говорилось в секретных сообщениях. С такими сведениями был послан Лэсситер.

Как же все-таки можно заблуждаться!

Они скакали до самого позднего вечера. В укромном боковом ущелье они разбили свой ночной лагерь. В первый раз Лэсситер был наедине с притягательной женщиной.

Каждый знал, о чем думал другой, так что слова оказались не нужны. Объятие их было молчаливым. Затем они опустились на траву, которая высоко поднялась у журчащего ручья.

Все выглядело действительно романтично под шумящими деревьями, сквозь ветви которых проглядывала луна и звезды, как молчаливые зрители.

Обнаженная Мария вошла в ручей и стояла по бедра в прозрачной воде. Лэсситер последовал за ней, и даже в холодной воде дело дошло до объятий. Позднее они снова лежали в высокой траве и перекатывались, тесно сжимая друг друга, как затеявшие потасовку дети.

12

Патрик Кинсберг с застывшим лицом выслушал ужасную новость.

Восемь его лучших людей убиты. И был лишь один человек, который мог совершить это преступление.

– Лэсситер! Этот волк-убийца! Этот ублюдок!

Кинсберг, как помешанный, выкрикивал эти слова. Но после того как он подобным образом излил свой гнев, то снова стал спокойнее.

Мануэла вошла в большую комнату. Он увидел ее и отослал десятника Ле Борга, который принес ему это ужасное сообщение.

Она остановилась сзади него и положила руки на плечи. Мягкое прикосновение было ему приятно.

– Что произошло, дорогой?

– Снова этот дьявол, Лэсситер, посланец Манаски. Он не один прибыл в страну, это мы теперь знаем. Их целая банда. Сейчас Мария находится в его власти.

– Ты уверен?

– Мои люди нашли сегодня утром Джесси Кеннеди и остальных семерых. Они были мертвы.

– А откуда ты знаешь, что Мария находится во власти Лэсситера?

Он показал на записку – кусок серой упаковочной бумаги, который лежал на столе.

– Это написано там. Один из парней был еще жив, после того как уехали убийцы. Здесь лишь несколько слов. Но из них ясно можно заключить, что Марию захватил Лэсситер. Мои люди хотели освободить ее. Однако тут из засады на них напали другие негодяи и всех пристрелили. Из засады. Лэсситер увез Марию. Теперь он доставит ее в Мексику к своему боссу Манаске.

– А что произошло с этими индейцами?

– Ах, черт побери! Это же трусливые мямли. Они проповедуют мир, лишь в исключительных случаях берутся за оружие. Так мне рассказывала Мария. Против таких дьяволов, как Лэсситер и его сообщники, они вообще не имеют никаких шансов на успех.

Мануэла сняла руки с плеч Кинсберга и серьезно посмотрела на него.

– Здесь что-то не так, Патрик. Я это чувствую.

– О боже, ты начинаешь то же самое, что и моя дочь? У тебя тоже есть так называемое второе лицо? Не смеши меня!

– Нет, таким даром я не обладаю, Патрик, – ответила она. – Только очень-очень немногие люди наделены им. Я могу лишь попытаться основательно поразмышлять.

– И как выглядит результат? – спросил он с издевкой.

Он находился в страшно раздраженном состоянии. И не мог терпеть даже самого себя, не говоря уж об окружающих его людях.

Мануэла не позволила вывести себя из равновесия.

– Мария была не одна. Она рассказывала, что ее сопровождали воины, чтобы защищать ее. Я помню, она говорила о десяти.

– Ну и что? Какую связь имеет это с убийством моих людей?

– Как попала Мария в руки Лэсситера? – спросила она, улыбаясь.

– Откуда я знаю! – бушевал он.

– Тогда Лэсситер должен был также уничтожить воинов Марии, – сказала она упрямо. – Твои всадники обнаружили что-либо?

– Ах, черт возьми! – орал он. – Ты хоть раз была в этих горах? Тут скорей найдешь иголку в стоге сена, чем правильно сориентируешься.

Он плюхнулся в кресло и шарахнул кулаком по столу. Охотнее всего он разбил бы его на куски, чтобы дать выход своему гневу.

Снаружи послышался приближающийся топот конских копыт.

Возбужденные голоса доносились со двора в комнату, но невозможно было разобрать ни слова. Однако затем выделилось одно имя.

Лэсситер!

Кинсберг поднял голову, прислушиваясь.

Распахнулась дверь. Богатырь – десятник Ле Борг ворвался в комнату.

– Босс! Мистер Кинсберг! Есть новые известия. Видели Лэсситера и вашу дочь!

Кинсберг вскочил.

– Это верно?

– Достаточно верно. Они должны быть на пути к границе.

– Где это было?

Десятник подошел к большой географической карте, которая висела на стене. Он показал пальцем точку.

– Это должно быть примерно здесь. Южнее Бэтвинга, этого запущенного гнезда, в которое не решается сунуться ни один честный человек, потому что там полно мошенников и головорезов.

– Кто принес сообщение?

– Фил Лонгджон. Один из наших лазутчиков, а он, в свою очередь, узнал от надежного друга.

Кинсберг подошел тяжелыми шагами и уставился на географическую карту.

– Дальше к югу находится Моралес. А здесь Сан-Мигель. И где-то в этой области должна находиться штаб-квартира Манаски. Они скачут туда. Лэсситер ведет мою дочь к моему смертельному врагу. Это был бы величайший триумф в его жизни! О боже, как я его ненавижу!

Он снова разбушевался, но поразительно быстро взял себя в руки.

– Когда мы можем выехать, Ле Борг? Ах, что это, почему я вообще спрашиваю? Седлать коней, мой друг! Мне нужно самое меньшее тридцать человек. Ты можешь сделать это?

– Я могу собрать не больше двадцати всадников.

– Хорошо. Вели седлать! Через полчаса мы выезжаем.

Гус Ле Борг был человеком, который никогда не задавал много вопросов. Получать и выполнять приказы – таков его девиз.

Он бросился наружу. Отрывистые команды разнеслись далеко за пределы двора. Тотчас началась кутерьма.

– Что ты задумал, Патрик? – спросила Мануэла. – На что рассчитываешь? Разве не ясно, что это ловушка? Яго Манаска только и ждет этого. Он наконец-то уничтожит тебя.

– Мне наплевать на это! – фыркнул Кинсберг. – Я хочу добиться лишь одного! Я хочу увидеть дьявола лежащим передо мной в пыли, даже если сам при этом погибну! Тогда смерть доставит мне даже удовлетворение.

Он засмеялся громко и раскатисто. Теперь он по-настоящему вошел в раж, как бык, который чрезвычайно раздражен.

– Я должна тебе сказать еще одну вещь, Патрик, – промолвила Мануэла робко.

– Ну давай же выкладывай!

– Я… у меня будет ребенок!

– Ну и что? – развеселился он шумно. – Тогда я, таким образом, вновь стану отцом! Эй, это же хорошая новость, она мне нравится.

– Да, ты станешь отцом, – настойчиво повторила Мануэла.

– Ах, так вот оно что! – рассмеялся он, но затем сразу снова стал серьезным. – Конечно, ты права. Со мной действительно может что-либо случиться. На этот случай нужно распорядиться. Идем со мной в кабинет! Я быстро напишу завещание. Тебе и нашему ребенку должна достаться половина моего состояния. Вторую половину я уже завещал Марии.

– Я знаю.

За письменным столом он быстро изложил на бумаге свою последнюю волю, отдал ей завещание и сказал уверенно:

– Но до такого плохого конца дело не дойдет. По дороге я соберу еще подкрепление. В пограничном районе есть сколько угодно парней, которые не откажутся от несколько быстро заработанных долларов. Я скоро сформирую маленькое войско, беби. И затем я втопчу Манаску копытами в землю… Так, а теперь помоги мне упаковать необходимые вещи. Поездка может быть длительной.

Через полчаса он скакал во главе двадцати всадников на юг. Мануэла со смешанными чувствами провожала взглядом кавалькаду.

Вероятно, будет лучше, если он не вернется. Тогда она наконец получит покой и свободу.

Кинсберг никогда больше не изменится. На это он, очевидно, вообще уже не способен.

Но что случилось с Марией?

Этот Лэсситер, казалось, был совершенно прожженным и бессовестным сукиным сыном.

Мануэла выросла в набожной мексиканской семье. Поэтому она сделала то, что предпринял бы в ее положении любой верующий мексиканец: она перекрестилась и начала молиться.

13

Лэсситер и Мария двигались по следу. Уже более часа они были в пути, и лишь теперь забрезжил рассвет.

Они увидели всадника на пегом мустанге. Он двигался им навстречу.

– Карло! – обрадованно воскликнула Мария. – Что нового?

– Они двигаются в направлении Сьерра-Соноры, – сообщил Карло, старый, опытный воин. – Джерали и Поль продолжают наблюдать за ними. Мы, конечно, все время держались на почтительном расстоянии.

– Ты останешься с нами, Карло? – спросила Мария.

Она вопросительно взглянула на Лэсситера.

– Тебя это устраивает, Лэсситер?

– А почему я должен быть против?

– Потому что ты настоял на том, чтобы мы поехали одни.

– Это для меня и сейчас было бы лучше, – он подмигнул ей.

– Насколько они опережают нас, Карло?

– Сегодня мы их уже не догоним, – сказал Карло. – Но они наверняка снова сделают привал на ночь. Только что с того, даже если мы их догоним? У нас нет никаких шансов.

В этом он был прав.

Лэсситер также пока не имел представления о том, как можно разгромить банду.

– Все же хорошо бы оценить ситуацию собственными глазами, – промолвил он. – Это наверняка пригодится хотя бы на случай, если я когда-нибудь подкрадусь к банде.

– Но я также хочу участвовать в вылазке, – энергично сказала Мария.

Они поскакали дальше. Около полудня увидели поселок в полдюжины домов и сараев.

– Это торговый поселок. Мы объехали его стороной и наблюдали за ними в бинокль, – произнес Карло. – Тут болтается всякое отродье, бродяги с револьверами. Мы сочли, что для нас будет лучше там не показываться.

– Это было правильно, – сказал Лэсситер. – Но я думаю, мы вдвоем должны поехать туда. на разведку. Как ты считаешь, Мария?

– Там были также и бандиты, – сказал Карло.

– Вы видели их? – спросил Лэсситер.

– Нет, тогда мы были еще слишком далеко. Мы узнали это по следам несколькими часами позднее.

Лэсситер вновь посмотрел на Марию. Она еще не ответила, хочет ли поехать вместе с ним.

– Конечно, мы поедем туда, – сказала она. – В таких местах всегда можно что-то разузнать.

– Это опасно, – недовольно заметил Карло. – Здесь болтаются действительно только темные людишки.

– Оставайся на этой позиции, Карло.

– Хорошо. Но я не могу обещать, что буду в состоянии помочь вам, если дело примет серьезный оборот.

– Пока, Карло, – сказала Мария и дернула своего мустанга за уздцы. Лэсситер еще раз ободряюще кивнул Карло и также поскакал.

– При случае мы должны добыть лошадей другой масти, – сказала Мария. – Жители поселка могут что-либо заподозрить. Может быть, пройдем остаток пути пешком?

– Я хочу сейчас все выяснить, – сказал Лэсситер. – Если они сочтут нас за сообщников пленных всадников на пегих лошадях, то, возможно, у них скорее развяжется язык.

Чем ближе подъезжали они к маленькому поселку, тем больший шум раздавался им навстречу. Там имелся салун, который был центральным пунктом поселка.

Это было одно из торговых селений, которых достаточно повидал Лэсситер. В большинстве случаев всякие проходимцы проворачивали здесь свои дела.

Салун принадлежал Амосу Старински, настоящему буйволу, который весил самое меньшее два с половиной центнера. Он казался жирным, но это было обманчивое впечатление: стальные мускулы скрывались в его массивном теле.

Он продолжал тренироваться, хотя три года назад оставил занятие боксера-профессионала. Ему удалось уйти в подходящий момент. Он к этому времени очень прилично заработал. Не только благодаря честно завоеванным призам, но и путем всевозможных манипуляций, какие являлись обычным делом в мире бокса.

Три года назад он купил эту торговую точку, в которой предыдущий владелец уже не был заинтересован. По его мнению, дело больше не оправдывало себя.

Но Амос Старински считал иначе и оказался прав: здесь можно действительно загребать деньги лопатой. Нужно лишь правильно поставить дело и иметь верный нюх.

Тут, вблизи границы, околачивались всевозможные кандидаты на виселицу. В большинстве случаев они от своих набегов имели в карманах кое-какие деньги, от которых им хотелось избавиться как можно скорее.

Это – древняя мудрость. Кто легко зарабатывал деньги, не особенно дорожил ими. Здесь устраивались оргии до тех пор, пока карманы снова не становились пустыми.

Поэтому Амос Старински обзавелся также девочками. Он, конечно, пригласил не первых красавиц, но некоторые были вполне привлекательные, если не слишком присматриваться. А бандиты, которые здесь крутились, не столь прихотливы. Дела шли хорошо.

Но только не сегодня. Сегодня был неординарный день для Амоса Старински, который с грустью ожидал ближайшего будущего.

То, что происходило в его салуне, абсолютно не нравилось ему. Здесь развлекались четыре аса с револьверами, как будто они были владельцами салуна и всего поселка.

Они прибыли около четырех часов назад. К тому времени снаружи, на заднем дворе главного магазина, который примыкал к салуну, сидели на корточках три юные мексиканские пары.

У них был жалкий вид. Одежда клочьями свисала с их истощенных фигур. В глазах затаился страх.

Они попросили, как нищие, кусок хлеба, и Амос Старински проявил сострадание.

Он велел отдать им пищу, оставшуюся со вчерашнего дня. Им разрешили подогреть ее, и в их больших глазах светилась глубокая благодарность.

Девушки, которые здесь работали, также заботились об этих достойных сочувствия людях и угощали их горячительными напитками.

Амос Старински наблюдал за развитием событий с удовлетворением. Он определил взглядом знатока, что юные мексиканки станут украшением его борделя в прерии, и уже подсчитывал барыши.

Трое молодых мужчин будут наверняка услужливой рабочей силой. Он даже стал бы платить им жалованье, хотя, собственно, мог и так рассчитывать на их благодарность.

Во всяком случае, он спас их от голодной смерти, что абсолютно никем не предписывалось.

Но эта идиллия была внезапно разрушена.

Появились эти четыре тигра с револьверами. Да, это настоящие профессионалы. Тут ничем нельзя было помочь, даже Амос со своими мощными мускулами ничего не мог поделать с ними.

Теперь он беспомощно стоит за своим длинным прилавком и должен смотреть на то, какое свинство устроили здесь четыре мерзавца. Они наломали дров за тридцать человек.

Один добрался до гитары, на которой иногда играл Амос, ублажая своих гостей. А другой так сильно стучал по клавишам старинного пианино, что оно гремело.

Третий парень молча стоял у стойки и следил за тем, чтобы Амосу Старински не взбрела в голову мысль наделать каких-либо глупостей. Наконец, четвертый негодяй уже некоторое время занимался пленными мексиканками.

Они стояли у стены и вынуждены были позволять делать с собой что угодно. Пока дело еще не зашло слишком далеко. Парень очень медленно освобождал тела своих жертв от грязных и рваных платьев.

Это он делал с большим наслаждением при помощи ножа, а девушки должны были стоять совершенно неподвижно. Если бы они каким-то образом сопротивлялись или выражали свое раздражение, то за это должны были бы расплачиваться их спутники.

Трое бедняг-мужчин были привязаны к трем опорным столбам. Четверо мучителей уже несколько раз стреляли в них, так. для развлечения, как они утверждали.

Между тем у каждого мексиканца уже отсутствовало по одной мочке уха. Какой ужас должны были переживать бедные парни!

Даже очерствевшему Амосу стало жаль их. Но он не должен был двигаться с места. Тип около стойки пригрозил сделать ему пару таких инъекций из свинцового шприца, что в ближайшее полугодие он будет негоден для работы.

Амос мог двигаться лишь тогда, когда поступал заказ. И он должен был сделать одолжение и поживее поворачиваться. Все следовало исполнять молниеносно, иначе Амос получал пинок в зад. Он уже вынужден был стерпеть полдюжины пинков и, соответственно, кипел от ярости.

Три девушки стояли уже голые и беззащитные.

Парень за пианино стучал по клавишам и к тому же горланил так, что у остальных звенело в ушах.

Поэтому никто не услышал топота копыт.

Но Амос Старински увидел двух всадников, потому что он вынужденно должен был смотреть именно в этом направлении. -.

Парень у стойки сделал выстрел в пианино, и его сообщник тотчас же убрал лапы с клавиш. ]

Снаружи оба всадника спешились.

Негодяи их не заметили.

– Три порции водки, – приказал человек с револьвером у стоики. – Три полных стакана! Живо, толстопузый!

Амос Старински заторопился и наполнил большие стаканы. Он уже почти достиг пределов нервного напряжения.

Черт возьми, почему он не сражается? Почему без сопротивления позволяет проделывать все это?!

Что нужно здесь обоим всадникам на пегих лошадях?

Пегие лошади!

Проклятье, а не были ли эти пегие лошади той же породы, что и у пленных индейцев?

Наконец, один из двух всадников вошел в зал. Он вызывающе распахнул качающуюся дверь.

А как он вошел внутрь! Как будто ему принадлежит весь мир. Как будто у него были шоры на глазах.

О дьявольщина! Разве он не замечал, что здесь происходило?

Он остановился посреди помещения. Свой винчестер он небрежно держал в левом кулаке. Это выглядело вполне безобидно.

Между тем четверо бандитов его также заметили.

– Приятное общество собралось здесь, – сказал вошедший невозмутимо. – Вам нравится эта игра?

Четверо настороженно заняли позицию. Было ясно, что они сейчас продырявят этого рослого незнакомца, конечно, лишь после обычного короткого диалога.

– Тебе, кажется, не нравится, парень? – спросил тип у стойки.

– Совершенно не нравится, – сказал Лэсситер.

– Тогда опусти-ка пулемет, парень! – произнес тип у стойки. – Тогда мы возьмем тебя в нашу игру.

Лэсситер вызывающе ухмыльнулся.

– Может быть, вы являетесь людьми Манаски? – спросил он в наступившей напряженной тишине. – То, что вы здесь делаете, точно соответствует этому.

– Чему, парень?

– Дьяволу Манаске.

Четверо бандитов выхватили револьверы. Они действовали жутко быстро.

Лэсситер резко присел на корточки, и из его винчестера посыпались вспышки огня.

У одного из окон также блеснул огонь, и раздался треск выстрелов.

Амос Старински исчез за своей стойкой и выставил у края винтовку с магазином и обрезанным стволом. Но когда он сделал это, в его салуне уже стало тихо.

Вошла Мария.

Четверо храбрецов лежали на полу. Один из них был еще жив. Лэсситер перевернул его ногой на спину и поглядел сверху вниз.

– Итак, вы принадлежите Манаске. Где я могу его найти?

– В… преисподней…

Голова бандита дернулась в сторону, и затем он навсегда замолчал, как и его сообщники.

Три нагие мексиканки стояли, как статуи. В другой обстановке и при других обстоятельствах это была бы чрезвычайно привлекательная картина.

Сейчас это не приходило на ум Лэсситеру.

– Мария, позаботься о них, – попросил он. – Здесь наверняка есть что-либо из одежды. Или нет?

Он вопросительно посмотрел на Старински. Тот утвердительно кивнул.

– Конечно, сэр, – сказал он. – Снаружи в моем магазине. Там есть женщина, которая вам все продаст. У нас, естественно, есть в продаже и платья.

Мария тихо разговаривала с мексиканками. Они прикрыли кое-где тело несколькими остатками материи и последовали за Марией на улицу. Смиренно шли они в двух шагах за ней.

Лэсситер обрезал веревки и освободил привязанных к столбам трех молодых мужчин. В изнеможении они опустились перед ним на колени. Слезы благодарности катились у них по щекам.

– Вам не нужно вставать передо мной на колени, – сказал Лэсситер. – Не следует также бояться меня. Я хотел бы только, чтобы вы ответили на несколько вопросов.

Лэсситер настоял на том, чтобы они сели с ним за один стол.

Тяжеловес Амос вытаскивал наружу последнего мертвого бандита.

– Что вы знаете о Манаске? – спросил Лэсситер. – Я уверен, что вы можете мне помочь.

Три мексиканца кивнули утвердительно.

– Да что Манаска, сеньор, – начал затем говорить один из них. – Мы все вам расскажем, что знаем, сеньор.

Мария вернулась с женщинами. Они были одеты в пестрые платья и выглядели по-настоящему привлекательно.

И они рассказали все, что им было известно.

14

Это была долина, в которой две недели назад был повешен достойный жалости Хуанито. Та скудная долина, где уже пролито много слез.

Здесь охотники на людей каждый раз делали остановку, когда вновь транспортировали очередной «груз» на юг в серебряные рудники.

В предыдущий раз пленники шли пешком. У них не было лошадей. Теперь все ехали верхом на мускулистых пегих мустангах. Поэтому они быстрее продвигались вперед, чем обычно.

Всего было пятьдесят пленников. Всех их строго охраняли. Каждый был в наручниках. На ночь им дополнительно надевали железные кольца на ноги. От кольца к кольцу растягивалась непрерывная цепь. Таким образом пленных растягивали в ряд, как по веревочке.

Если бы они захотели сбежать, то все пятьдесят человек должны были двинуться одновременно – но тогда они все упали бы, зацепившись за собственные ноги, потому что система этой цепи была сложной, как лабиринт с тысячей ходов.

В обычных случаях охотники на людей не пользовались этой цепью. Но на этот раз Рио не хотел рисковать. Он намеревался в целости представить дону Яго все плоды своей «работы».

Что это будет за триумф! В нем Рио купался уже теперь.

Но он все еще был полон подозрительности, она у него никогда не Притуплялась.

Почему пленники оставались такими спокойными? И как раз эти гордые воины!

Они наверняка не покорятся так просто своей судьбе.

Тут что-то происходило. Но что?

Рио кивком подозвал к себе палача Вика Макнелли.

– Брат этого предателя! Массаро! Что ты о нем думаешь!

– Я наблюдаю за ним все время, – сказал палач. – Он вызывает беспокойство. Здесь что-то не так. Я чувствую это.

– Как ты думаешь? Могут они рискнуть на восстание?

– Но не на открытое, для этого они слишком хитрые.

– Но они что-то замышляют, – сказал Рио. – У них такой дьявольски мирный вид.

– Как перед грозой, – Вик Макнелли ухмыльнулся. – Было бы совсем хорошо, если бы ты снова дал мне немного поработать.

– Ты знаешь, что дон Яго бывает недоволен этим. Помнишь, как мы две недели назад повесили пако с больной ногой?

– Дон Яго согласился тогда, что так и нужно было сделать.

– Но этот-то здоров.

– Тогда подстроим ему что-нибудь. Спровоцируй его! Подойди к нему и раздражай его, пока он не захочет наброситься на тебя. При первом же его движении выстрели ему в ногу, а затем я его повешу.

Рио одобрительно кивнул.

– Хорошая идея. Но сегодня прибывает дон Яго. До его приезда история должна закончиться.

– Это зависит от тебя, Рио.

Рио поднялся.

– Я терпеть не могу этого парня, Вик. Я больше не могу его видеть. Он чертовски высокомерен.

– Ты прав. Он смотрит на нас свысока.

Рио поправил оба своих револьвера. Это было его привычное движение.

Затем он пошел к пленникам в пыльную ложбину. Перед Массаро он остановился.

– Ублюдок!

Массаро сидел с поджатыми под себя ногами. Днем они не были соединены друг с другом этой длинной цепью. Он мог двигаться свободно, только наручники оставались на руках.

– Твой брат обвел нас вокруг пальца, – сказал Рио. – Ты все-таки не хочешь сознаться, где находится тайник с золотом вашего племени?

Массаро отрицательно покачал головой.

– Золотого сокровища нет. Как часто я еще должен повторять это?

Рио плюнул ему в лицо.

Пленник медленно поднял скрепленные наручниками руки и провел рукавом своей кожаной рубахи по мокрому месту.

Рио отвернулся. Но это была лишь уловка. А Массаро сделал то, что намеревался предпринять все это время.

Это был их единственный шанс. Со своими товарищами по несчастью он прокручивал его в мыслях уже множество раз. Для этого они должны только захватить предводителя.

Сейчас этот шанс представился.

Как стальная пружина, Массаро взвился ввысь и хотел своими скрепленными цепью руками схватить Рио в тиски за шею.

Одновременно вскочили с диким боевым кличем и другие пленные.

Но Рио был готов к нападению. Все-таки он предчувствовал, что нечто грозное висело в воздухе.

Рио выстрелил Массаро в обе ноги. Тот почувствовал, как ноги под ним подкосились. Он медленно свалился и остался лежать на боку.

Его собратья стояли тихо. Они осознали, что нападение провалилось.

Рио направил свой револьвер на Массаро.

– Я это предполагал, – ухмыльнулся он издевательски. – Итак, ты замышлял заговор против меня, хотел захватить как заложника. Тебе не повезло, краснокожий. Ты знаешь, что мы сделаем с тобой?

Вик Макнелли уже двигался с лассо к тому выступающему обломку скалы, на котором около двух недель назад повесили больного Хуанито, чтобы вселить страх в остальных.

Такая же судьба должна была постигнуть и Массаро. Он был главой заговора. Когда он будет болтаться на виселице, другие струсят и не смогут собраться с мужеством, чтобы еще раз совершить нечто подобное.

Палач Макнелли перебросил веревку через выступ скалы. Это было очень эффектное место казни. Со всех сторон можно видеть повешенного, как жуткое предостережение.

Но это нужно было сделать, пока не прибыл дон Яго. Он наверняка распорядился бы вылечить раненого, чтобы тот мог вместе с другими вкалывать на серебряных рудниках.

Рио направил револьверы на двух пленных поблизости от него.

– Быстро! Поднимите его на ноги и отведите туда.

Он показал на место, где ожидал Макнелли.

Оба индейца не реагировали на его приказ.

– Ну, вы скоро? – заорал Рио. – Или вы хотите быть подстреленными и повешенными вместе с ним?

Оба молчали со вселяющим страх спокойствием.

Тут Рио понял, что скорее эти краснокожие дадут себя убить, чем понесут своего главаря к палачу. А большое кровопролитие Рио не мог себе позволить.

Он подозвал двух своих беспутных сообщников. Они схватили Массаро и отволокли к указанному месту.

Вскоре после этого он сидел на конусе скалы, и вокруг шеи у него болталась петля. Зловещее зрелище…

15

Дон Яго Манаска скакал на своем великолепном жеребце через горный массив. Он снова приказал доставить себя на расстояние в несколько. миль до назначенного пункта встречи. Курьер привез ему сообщение от Рио. Добыча от последней охоты на людей была необычайно удачной. Дон Яго не мог даже ожидать ничего подобного.

Вдруг его что-то отвлекло от своих мыслей. Он осадил вороного коня. Прислушался.

Неужели он услышал крик о помощи? Вот снова раздался в тишине звонкий жалобный голос женщины, которая попала в беду.

Дон Яго вынул ружье из чехла. Он был полон подозрений. Что делала женщина в этой дикой глуши?

Черт возьми! А касалось ли это его хоть в малейшей степени?

Он проворчал проклятье и хотел уже проехать дальше.

Но тут между скалами показалась фигура высокой женщины с длинными рыжевато-золотистыми волосами. Ее плечи были голыми. Казалось, как будто с нее пытались сорвать платье, прежде чем ей удалось убежать.

Она бежала по направлению к нему. Длинное платье трепыхалось вокруг ее стройных босых ног и обрисовывало их контуры.

Взгляд дона Яго стал алчным. Он тотчас определил, что перед ним мексиканская красавица, хотя у нее и был несколько растрепанный вид.

Последний отрезок пути она уже едва ковыляла. Казалось, силы полностью оставили ее.

Эта женщина олицетворяла собой то, о чем он мечтал долгое время. Она будет принадлежать ему – твердо решил он.

Дон Яго рывком спешился со своего обитого серебром седла. Казалось, женщина может упасть в обморок. Она сделала еще один нетвердый шаг навстречу – и затем уже лежала в его объятиях.

Какое божественное чувство! Дон Яго забыл обо всем остальном и прижимал несчастную к себе. Разумеется, он сразу же ощупал ее грудь, которая была маленькой и упругой. Женщина, казалось, не заметила этого.

– Помогите мне, сеньор! Пожалуйста, помогите мне…

Она крепко прижалась к нему. Нижняя часть ее тела соприкасалась с его бедрами. Это возбуждало.

– Конечно, я помогу вам, мадам, – сказал он. – Но что случилось? Откуда вы появились?

Он говорил по-английски, как и она. Вероятно, она не понимала по-испански, в лучшем случае пару слов.

– Меня зовут Луиза Миллер, – она с трудом перевела дыхание. – Я вхожу в группу археологов. Мы искали в этих горах следы древней индейской культуры. На нас напали индейцы. Я находилась за территорией лагеря, когда они появились. Я видела, как индейцы все разгромили. Тогда я убежала. И теперь встретила вас, сеньор. Слава богу. Вы поможете мне?

Он все еще крепко прижимал ее к себе.

У него не возникло никакого подозрения. Разве он мог предполагать, что эта женщина была дочерью его смертельного врага Кинсберга?

– Само собой разумеется, я помогу вам, мадам. Я возьму вас к себе на лошадь. Мне нужно здесь выполнять одно небольшое дело. Затем мы поедем ко мне домой. Там вы можете прежде всего отдохнуть. Я позабочусь о том, чтобы вы беспрепятственно могли вернуться в Штаты.

– Тысяча благодарностей, сеньор. Вы – ангел.

Манаска польщено улыбнулся. Затем он вскочил в седло и посадил женщину перед собой, крепко обняв ее.

Подонок уже сейчас хотел наслаждаться ее близостью. Это было предвкушением того, что наступит позднее.

Через полчаса они должны быть в долине, где ожидал Рио с пленниками. Она могла это спокойно увидеть. Она никогда не решится рассказать что-либо незнакомому человеку. Отныне она была его пленницей. Он будет держать ее в золотой клетке со всеми мыслимыми удобствами, но свою родину она уже никогда не увидит.

– А ваши друзья все мертвы? – удостоверился он еще раз для перестраховки. – Вы совершенно уверены, Луиза?

– О да. Я видела это собственными глазами. Индейцы, кажется, не знали, что в экспедиции была женщина. Иначе они наверняка искали бы и преследовали меня. О, боже мой, я до сих пор не могу поверить, что я спаслась…

Она еще плотнее прижалась к нему и отчетливо почувствовала, что с ним происходило. Он буквально ослеп от вожделенного ожидания.

О том, что дон Яго Манаска сегодня приедет сюда, Мария и Лэсситер узнали от спасенных ими молодых мексиканцев. Они были рабами на ранчо дона Яго в течение года и недавно услышали, что со следующей партией их должны отправить на серебряные рудники. Они осуществили побег. Но еще до того им стало известно, что новая партия пленных уже в пути.

Таким образом, Лэсситер и Мария узнали все, что для них было важно.

Манаска со спутницей подъехали к зеленому садику, где Рио имел обыкновение разбивать свою штаб-квартиру, в то время как несколько поодаль, в скалистой и прокаленной солнцем ложбине, изнывали пленные.

Он спешился и опустил ее на землю.

– Пойдемте! – сказал он. – Сейчас вы увидите нечто интересное.

Дон Яго двинулся вперед, Мария последовала за ним. Украдкой она нащупала револьвер, который спрятала под платьем. Пульс у нее начал бешено биться. Сейчас она увидит Массаро и остальных. Приходилось надеяться, что они не выдадут себя удивленными возгласами.

Было запланировано сначала разведать ситуацию и только затем основательно подготовить освобождение индейцев. Все должно произойти так. чтобы не допустить жертв среди пленных.

Но события развивались совершенно по-иному.

Они поднялись между скалами наверх и достигли пункта, с которого могли обозревать всю ложбину.

То, что увидела Мария, заставило ее сердце бешено заколотиться. Там внизу, на обломке скалы, сидел Массаро, и петля лассо была у него на шее.

Сзади стоял палач и ждал знака от Рио.

В это мгновение нервы у Марии сдали. Он выхватила револьвер.

– Стоять! – закричала она звонко.

Манаска резко обернулся. Мария направила револьвер на него.

– Кто ты такая? – прорычал Манаска. – Проклятье, ты меня обвела вокруг пальца!

– Я – Мария Кинсберг! – сказала она отрывисто. – Я защищаю этих индейцев. Это – моя обязанность. Отдай приказ освободить их, Манаска, или ты умрешь.

Манаска злорадно засмеялся. Он был крупным преступником, одним из тех, кто мог все поставить на карту. Все или ничего – таков был его постоянный девиз. При этом он даже не дорожил и собственной жизнью.

– Можешь стрелять, ведьма! – закричал он. – Но этим ты не спасешь своего друга. Сейчас самое меньшее десять ружей нацелены на тебя!

– Освободи их! – крикнула Мария. – Или ты…

Яго Манаска бросился в сторону.

Мария выстрелила, но ее пуля лишь задела его.

Внизу, в ложбине, затрещали выстрелы.

Мария бросилась за первый попавшийся выступ скалы и, падая, еще раз выстрелила в Манаску. Но и на этот раз неудачно.

Однако за эти секунды случилось и многое другое.

В то время как все уставились на Марию и дьявола Манаску, Лэсситер подкрался сзади к Макнелли. И в то мгновение, когда Мария сделала первый выстрел, Лэсситер прыгнул на палача и ударил его прикладом винчестера по голове.

Молниеносно он разрезал веревку на шее Массаро, и кандидат в покойники мешком свалился на бок.

До сих пор ни один из бандитов не заметил этого происшествия, так как все стреляли, как безумные, в то место, где Мария бросилась в укрытие.

О боже, почему Мария действовала так необдуманно!

Но теперь слишком поздно сожалеть об этом.

Против тридцати бандитов у них не было ни единого шанса.

Однако тут произошло такое, на что Лэсситер не мог рассчитывать. Повсюду вокруг ложбины загремели выстрелы. На бандитов надвигалось неотвратимое облако смерти. Они отчаянно сопротивлялись, но у них едва ли была возможность выстоять против удачно расположившихся вокруг ложбины метких стрелков.

Лэсситер увидел Рио бегущим к тому месту, где скрылась Мария.

Мария появилась из-за своего укрытия и выстрелила. Рио остановился, как будто наткнулся на невидимую стену.

Между скалами позади Марии появился Манаска.

– Проклятая ведьма!

Он хотел выстрелить. Но сзади него кто-то зарычал:

– Посмотри сюда, Яго!

Манаска узнал этот голос.

– Кинсберг, ты, собака!.

Он рывком повернулся.

Двое мужчин одновременно открыли огонь. Каждый стрелял до тех пор, пока в барабане не осталось зарядов. Они вновь и вновь поражали друг друга, два непримиримых врага, и казалось, будто каждый из них придавал особое значение тому, чтобы не упасть первым.

Они все еще продолжали глядеть друг на друга, когда их револьверы были уже пусты. Затем оба сделали по одному неуверенному шагу вперед – и одновременно безжизненно рухнули.

Вокруг стало тихо. Охотники на людей обратились в бегство. Те из них, кто еще имел такую возможность.

Лишь немногим удалось уйти.

Мария склонилась на колени над Патриком Кинсбергом.

– Отец…

– Не плачь. Мария, – прохрипел он, собрав последние силы, – Иди дальше своим путем. Это – добрый путь.

То были его последние слова.

Мария посмотрела на Лэсситера.

– Я должна позаботиться о Массаро, – сказала она. – И… мне было хорошо с тобой, Лэсситер. Я никогда тебя не забуду.

– Я тебя тоже не забуду, – промолвил Лэсситер и улыбнулся, – Наверняка нет, Мария…


home | my bookshelf | | Дьявол, святая и Лэссистер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу