Book: Очарованное время



Очарованное время

Эми Сондерс

Очарованное время

Глава 1

Мысленно возвращаясь к прошлому, Айви подумала, что в том дне с самого начала было что-то волшебное.

Возможно, все дело было в тумане. Конечно, туман, да еще в декабре, – совсем не редкость для Сиэтла. Но этот туман не был мрачным и раздражающим, как обычно.

Этот туман, казалось, был живым: он о чем-то шептался с колыхавшимися на ветру ветками деревьев, смягчал яркий свет уличных фонарей и придавал волшебную таинственность еловым веткам и гирляндам, украшающим магазины и галереи Пайонир-сквер.

Впрочем, день начался, как обычно. Айви пришла в свой антикварный магазинчик ровно в 9.30 утра. Быстро выпив кофе в расположенном через дорогу кафетерии, она хозяйским глазом оглядела свои витрины и товары и ровно в десять распахнула двери магазина для покупателей.

Как и каждый рабочий день, Айви вышла на улицу полюбоваться своей витриной.

Смотреть и впрямь было на что: казалось, за стеклом открывался вид на чудесную сказочную страну. Все прохожие невольно замедляли шаг, привлеченные необычайным зрелищем.

Из большого сундука викторианской эпохи, оклеенного пожелтевшей, в цветочек, бумагой, как из пиратского сундука с сокровищами, живописно вываливались старинные кружева, расписные веера, шпильки с резными головками и зеркала в серебряных рамах. Два плюшевых мишки, очарования которых не поубавилось от потертостей и пятен, лежали среди праздничной оберточной бумаги и лент – как будто их новые хозяева, получив мишек в подарок, развернули упаковку и отошли куда-то. На отполированном чайном столике стоял чайный сервиз времен короля Эдуарда, расписанный красными розами. Между тарелок и блюдец лежали старинные рождественские открытки.

А позади всего этого великолепия стояла рождественская елка, сверкая сотнями горящих огоньков. На ее ветках поблескивали старинные подсвечники, покачивались куколки в выцветших платьях, карманные часы и шляпные булавки, украшенные драгоценными камнями.

Довольная, Айви отошла от празднично убранной витрины, засунув руки в карманы своего шерстяного жакета.

Замечательно. Конечно, можно было бы заплатить и специалисту-декоратору, чтобы он оформил витрину, но Айви предпочитала делать это сама. И класть подарки под елку, и прибивать гирлянды из сосновых веток, и вести книги, и посещать аукционы, где распродаются предметы старины, – все это было ее делом.

Айви еще раз одобрительно оглядела витрину и, задрав голову, посмотрела на осыпающийся кирпичный карниз здания, на котором, тоже окруженная сосновыми гирляндами, светилась вывеска.

«ОЧАРОВАННОЕ ВРЕМЯ» – было выведено простыми буквами.

Поежившись от холода, Айви вернулась в магазин, где стоял хорошо знакомый ей запах дерева, хвои и корицы. Впрочем, был там и еще один аромат – тот, что Айви любила больше всего. Это был непередаваемый дух прошлого, который, казалось, исходил от серебряных ваз, старинной мебели и шляпных картонок… Дух ушедшего времени, дух куртуазной старины…

Сняв коричневый шерстяной жакет, Айви понесла его в крохотную заднюю комнатенку, остановившись на пути, чтобы стряхнуть пыль со скачущей лошади из бронзы. Расправив серую юбку из шерсти, девушка быстрым движением привела в порядок прическу, взяла конторские книги и направилась в торговый зал.

Ее письменный стол был чудовищным произведением готики Викторианского Возрождения. Резьба с изображением охотничьих сцен, имитирующая средневековую работу, украшала это громоздкое сооружение, которое Айви, тем не менее, очень любила. Уютно устроившись за столом, девушка открыла книги.

Услыхав, что дверь магазина отворилась, Айви на мгновение подняла голову, чтобы поздороваться с покупателями, а затем вновь вернулась к своим записям.

«Скорее всего это зеваки, – подумала она, – а не покупатели». В декабре серьезные любители старинных вещей, как правило, покупок не делали: они предпочитали приходить в антикварные магазины и галереи через месяц-другой, когда цены на товар резко падали. Может, зеваки и купят какие-нибудь безделушки и игрушки, но подлинные сокровища магазина – платяные шкафы и столы грегорианской эпохи и викторианские ковры еще долго будут дожидаться своих истинных ценителей.

Айви принялась выписывать столбцы цифр, радостно улыбаясь постоянно растущим доходам.

Но вот дверной колокольчик вновь зазвенел, и девушка услыхала голос:

- Айви!

Она приветливо посмотрела на привлекательного пожилого господина, который уверенной поступью вошел в магазин. Это был Уинстон Артур из «Артур-Геллери» на противоположной стороне улицы. На нем было пальто из верблюжьей шерсти, прекрасно дополненное кашемировым шарфом. Подойдя к столу Айви, Уинстон вальяжно раскинулся на стуле эпохи королевы Анны.

- Ну и как поживает мой делец торгового бизнеса с тициановыми кудрями? – спросил он.

- Все идет неплохо. Весьма. – Айви сложила перед собой конторские книги. – Как всегда в декабре. Много мелких покупок. Много зевак.

- Ты себя изнуряешь, детка, – поежился Уинстон. – Тебе следует избавиться от всех мелочей и заняться вещами посерьезнее – картинами, мебелью. Вот тогда у тебя появятся и солидные покупатели, а зеваки перестанут попусту тратить здесь время.

- Но мне нравятся всякие мелочи, – с улыбкой возразила Айви. – А зеваки, кстати, частенько что-нибудь покупают, милый Уинстон.

Уинстон приподнял седые брови.

- Но у тебя же будет больше свободного времени, – как всегда, продолжал настаивать он. – Ты слишком много работаешь, Айви. Тебе надо ходить куда-то, развлекаться! Ты еще очень молода, чтобы заживо похоронить себя здесь!

- Ерунда! – вновь улыбнулась Айви старику. – Мне это нравится.

Выглянув в окно, девушка заметила, что седой туман, словно кружевным покрывалом, окутал фасады старых домов. А в торговом зале магазина две покупательницы неторопливо разглядывали старинное стеганое одеяло – выцветшее, но в хорошем состоянии. Однако посмотрев на ценник, они подумали и ушли, впустив в магазин струю холодного морского воздуха.

- Зеваки, – пренебрежительно заметил Уинстон.

Айви хотела было возразить, что не все рождаются с пресловутой серебряной ложкой во рту, но потом передумала. [1]

- Выпьете чаю, Уинстон?

- Спасибо, побыстрее, если можно.

Айви сходила в заднюю комнату, налила дымящийся чай в хрупкие чашечки из китайского фарфора, включила магнитофон и вернулась с чаем к Уинстону. Торговый зал магазина наполнился звуками рождественских гимнов: Джулия Эндрюз пела «Тихую ночь».

- Надеюсь, ты не налила мне этого ужасного чаю с коричным ароматом? – спросил Уинстон, сунув свой аристократический нос в чашку.

- Этот чай пью я. А вам я налила «Эрл Грей».

- Отлично. – Уинстон отпил глоток ароматного напитка. – Поедешь на праздники домой, детка?

Айви подула на свой чай. Домой. Это просто смешно. Интересно, что сказал бы Уинстон, увидев ее «дом» – старый, разбитый трейлер недалеко от Лас-Вегаса, в котором ее вечно пьяная мамаша то и дело выносит переполненные окурками пепельницы, а очередной отчим в нижнем белье часами смотрит покрытый толстым слоем пыли телевизор. Его имени Айви не помнила. Единственной отличительной чертой этого человека была татуировка, изображающая обнаженную танцовщицу. Обычно, выпив изрядное количество пива, отчим любил показывать всем, как он сжимает руку, и кажется, что татуировка на руке оживает.

- Нет, Уинстон, думаю, я останусь здесь. Надо присмотреть за магазином.

Уинстон выглядел разочарованно.

Айви была уверена, что его семья была такой же изысканной и элегантной, как и он сам. Наверняка эти люди живут в таком месте, где все говорят приглушенным голосом, где пожилые леди в платьях со стоячими воротничками и перламутровыми брошками улыбаются маленьким девочкам в бархатных одежках, украшенных кружевами. Примерно о таком доме мечтала сама Айви.

- Я был бы очень рад, если бы ты пришла к нам, дорогая. В этом году мы соберемся у моей сестры.

- Нет, спасибо. У меня уже есть планы на праздник.

Это была чистой воды ложь, и девушка подумала о том, понял ли это Уинстон. Она ненавидела ходить к кому-нибудь в гости на праздники. Учась в колледже, Айви иногда принимала приглашения своих однокашников провести праздничные дни у них. Но это не помогало. Она всегда чувствовала себя лишней.

- Как хочешь, дорогая, но приглашение остается в силе. Господи, неужели уже три часа?! – Уинстон осторожно поставил хрупкую чашечку на блюдце и торопливо поднялся. – Я поджидаю пару с Мерсер-Айленд. Они хотят посмотреть комод орехового дерева. И поверь мне, это покупатели, а не зеваки, – добавил он. – Похожи на нуворишей, но довольно симпатичные.

Айви едва сдержала улыбку, в который раз дивясь неосознанному снобизму Уинстона. Нувориши или просто состоятельные люди – какая разница? Лишь бы деньги платили.

Открыв дверь, Уинстон пропустил в магазин женщину в неправдоподобно рыжем парике – таком ярком, что даже тициановские кудри Айви казались блеклыми по сравнению с ним. Старик недоуменно взглянул на огромные елочные шарики, которые, как серьги, покачивались, мигая и поблескивая, в ушах незнакомки.

«Зевака», – можно было прочитать на его лице. Отвесив Айви быстрый поклон, Уинстон ушел.

Мельком взглянув на женщину, Айви вновь взялась за свои книги.

- Ох. ну разве это не прелесть? – раздался голос.

Подняв голову, девушка увидела, что особа в ярком парике восторженно любуется немецким стеклянным столиком на сосновых ножках.

- Благодарю вас, – промолвила Айви, продолжая заполнять цифрами страницу.

Некоторое время женщина ходила по магазину, восхищаясь старинными вещами и довольно громко подпевая рождественским гимнам.

Когда ее пение приблизилось к столу хозяйки, девушка вновь посмотрела на странную даму.

- Я могу вам помочь? – предложила она.

Женщина радостно улыбнулась Айви, отчего морщинки вокруг ее глаз стали заметнее.

- Думаю, это я могу помочь вам, – заявила незнакомка. Сунув руки в огромную полотняную сумку, которую она поставила на пол, женщина принялась там рыться. – У меня есть кое-что интересное для вас.

Айви подумала о том, что незнакомка немного смахивает на сумасшедшую. Впрочем, в центре города то и дело попадались странноватые личности. Их как магнитом влекли сюда антикварные магазины, художественные галереи, ночные клубы и элегантные рестораны, в которых всегда было много местных жителей и туристов со всего мира.

- Так вот, детка, – продолжала женщина, – у меня есть одна вещица – из нашей семьи, – пояснила она, поднимая свою полотняную сумку на стол Айви.

Девушка часто думала о людях, которые решались продать семейные реликвии. Ей это казалось просто невероятным: будь у нее хоть что-то ценное, она ни за что не рассталась бы с ним. Единственной вещью, которой дорожила ее мать, была полуобгоревшая дощечка, висевшая над дверью. Надпись на ней гласила: «Когда фургон качается, стучать вам запрещается». Айви каждый раз морщилась, видя эту дощечку. К счастью, с тех пор как она последний раз прочла бездарную рифму, прошло уже довольно много времени. Она уехала из дома в день окончания школы, направившись из Грейгаунда в Сиэтл. С собой у девушки был изрядно потрепанный чемодан, сто пятьдесят долларов и документ, дающий право получать стипендию в Вашингтонском университете.

- Дело в том, – сообщила Айви странной женщине, – что я покупаю вещи или на аукционах, или по договоренности.

- Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, – раздался из сумки, над которой виднелись лишь рыжие синтетические кудри, приглушенный голос незнакомки.

Едва сдержав нетерпеливый вздох, Айви заставила себя вежливо улыбнуться:

- Вот если бы вы позвонили и мы бы договорились с вами о встрече заранее…

- Вот! – Женщина выудила из глубин сумки большой квадратный пакет и, прежде чем положить его на стол хозяйки, нежно погладила скрюченными пальцами коричневую бумагу.

Айви даже не взглянула на него, желая настоять на своем. Дело в том, что иногда покупатели обращались с ней как с несмышленой помощницей младшей продавщицы. Она думала, это из-за ее невысокого роста. Да и рыжие волосы свою роль играли. Девушка пыталась изменить внешность строгими костюмами и прическами.

Дама в парике явно не испугалась.

- Думаю, вы будете удивлены, – заявила она, постучав по пакету.

Айви пришло в голову, что проще взглянуть на вещь, принесенную развязной особой, и сказать ей, что она не подходит для магазина, чем спорить с ней.

Развернув коричневую бумагу, она оторопела.

Это была книга.

И не просто книга, а, наверное, самая древняя из тех, что Айви доводилось видеть. По ее коже побежали мурашки, сердце заколотилось быстрее – такое состояние возникало у девушки всегда, когда ей встречалось что-то неожиданное.

Названия на книге не было. Старый кожаный переплет кое-где протерся и потрескался. Корешок был прошит аккуратными ручными стежками. В некоторых местах нитки вывалились, но шов все равно был виден, несмотря на то…

Несмотря на то, что из всех старинных вещей, которые Айви доводилось держать в руках, эта была самой древней.

Девушка так и чувствовала возраст книги. Подняв голову, чтобы поговорить с женщиной в рыжем парике, она увидела, что та, напевая и посмеиваясь, роется в ящике со старыми открытками.

Очень осторожно, боясь повредить переплет, Айви раскрыла книгу, стараясь сдержать дрожь в пальцах.

Пожелтевший от времени пергамент был исписан от руки. Стало быть, книгу написали еще до изобретения печатного станка.

Девушка посмотрела на первую страницу. Чернила сильно выцвели, да и буквы были весьма причудливой формы, но уже через несколько мгновений, присмотревшись, Айви смогла прочесть надпись, выведенную кем-то много веков назад:

«Сюзанна из Денбей. Виткомб-Кип, 1530».

Айви дрожала.

«Этой книге место в музее, – подумала она, чувствуя, что ее сердце того и гляди выскочит из груди. – Или в библиотечном сейфе, где хранятся самые ценные издания».

Под первой надписью была еще одна, сделанная другим почерком. Она гласила:

«От Алисы Рамсден – Джулиане Рамсден, 1564 год от Рождества Христова».

Сердце Айви забилось еще быстрее.

Наверное, это подделка. Не очень-то умно так поступать. Девушка не представляла себе, сколько может стоить такая книга. Она хотела было позвонить Дэвиду из магазина на Джексон-стрит, который занимался антикварными книгами, но потом передумала. Он мог перехватить у нее книгу.

Но вот ее взгляд опустился на третью надпись – чуть более яркую, чем две предыдущие:

«Маргарет Рамсден от Джулианы, 1589. Виткомб-Кип».

И все.

Айви задумчиво посмотрела на имена. Сюзанна. Алиса. Джулиана. Маргарет . Кем они были? Девушка внимательнее вгляделась в даты. Эти женщины взяли перо в руку и сделали эти надписи в те годы, когда Генрих VIII отрекся от святой церкви, когда Шекспир написал своего «Гамлета», когда Англией правила королева-девственница Елизавета, вместе со смертью которой угасла королевская ветвь Тюдоров, уступив место династии Стюартов.

Айви держала в руках Историю.

Медленно, осторожно начала она переворачивать страницы. Похоже, в этой книге записывали рецепты травяных отваров: снадобья от лихорадки и истерии, от чумы и дурного глаза. Айви почерпнула из книги, каких травок надо попринимать, чтобы не забеременеть, как освежить воздух и изгонять из тела болезни.

- Так ты берешь ее? – раздался голос над ухом девушки.

Подняв изумленный взгляд на странную незнакомку, Айви нервно дотронулась до строгого воротничка своей блузки.

- Да… Да, эта книга – просто… уникальная…– Айви вновь взглянула на книгу, лежавшую перед ней на столе. Ее сердце колотилось как бешеное. – А вы уверены, что хотите продать ее?

Девушка всегда была честна со своими покупателями, особенно с теми, кто на вид был небогат. Вот и сейчас Айви поняла, что женщина в огненном парике явно нуждалась – на ней была поношенная куртка и протертые до дыр синтетические брюки.

- Продать? Почему бы и нет? Захочу – всегда смогу написать другую!

Айви, разумеется, не поверила в нелепое заявление.

- Вы уверены? Это очень, поверьте мне, очень ценная книга! – мягко настаивала она.

- Сто долларов. Наличными. Девушка была просто в ужасе. Ясное дело, эта особа в серьгах из елочных шариков и устрашающем парике понятия не имеет о ценности книги. Соблазн был очень велик. Но нельзя же извлекать выгоду из чьего-то невежества! Это почти что воровство! Старуха потерла руки:

- Давай, красавица, решай. Сто долларов. Если откажешься, снесу ее в книжный магазин в конце улицы. У тебя лишь один шанс. Говори – «да» или «нет», и дело с концом!

- Да! – воскликнула Айви так быстро, что сама толком не осознала своего согласия.

- Отлично. Думаю, тебе понравится.

Лишившись дара речи, девушка смотрела на книгу. На ее книгу. На древнюю бесценную рукопись, заглянувшую в ее магазинчик из Прошлого. Ее рука, казавшаяся такой маленькой и бледной, покоилась на темном кожаном переплете.



- Мисс?

Айви совершенно забыла о даме в парике.

- Мои деньги?

Медленно, как лунатик, девушка выдвинула ящик кассового аппарата и отсчитала пять двадцатидолларовых купюр.

- Развлекайтесь теперь тут с ней, – промолвила незнакомка загадочным тоном.

Раскрыв книгу, Айви стала читать наставления о том, как очистить розовую воду.

Услыхав звон дверного колокольчика, она подняла голову и увидела, как рыжий парик шагнул в волшебный туман, окутывающий улицу.

Айви обессиленно опустилась на стул: она не могла поверить в свою удачу.

Сюзанна из Денбей, 1530. Джулиана Рамсден, 1564. Виткомб-Кип.

Кем были эти женщины, собиравшие и записывавшие рецепты от всяких хворей? Она обязательно все узнает, перероет вверх дном все библиотеки! Она выяснит, где был Виткомб-Кип! А вдруг он и сейчас существует?!

Поглядев в окно, девушка увидела смутные огни витрины расположенной напротив художественной галереи. Ее рука потянулась к телефону, и дрожащими пальцами она набрала номер.

Низкий, хорошо поставленный мужской голос – такие голоса были у героев кинокартин тридцатых годов – сказал в трубку:

- «Артур-Геллери». Чем могу помочь?

- Уинстон? Это Айви из «Очарованного времени». Послушайте, вам непременно надо посмотреть на то, что я только что купила. Поверьте мне, это невероятно. Музейная редкость. Вы можете прийти?

- Пять минут, дорогая, и я у тебя! Удовлетворенная, Айви повесила трубку и погладила драгоценное приобретение, дивясь редкой удаче.

- Глазам не верю. Это неправдоподобно. Беру назад все свои слова насчет зевак. – Уинстон медленно, осторожно листал пожелтевшие страницы, то и дело удивленно приподнимая седые брови.

- Думаете, это не подделка?

- Нет, конечно, глупышка. Мало я тебя, что ли, учил?

Айви вспомнила, сколько вечеров после занятий в колледже она проводила в галерее Уинстона, тщательно изучая предметы старины– дорогую мебель и ковры, которые ее пожилой друг удостоил своим вниманием. Нередко они ходили и на аукционы – там Айви покупала те вещи, что пришлись не по нраву Уинстону. Так она собрала коллекцию для собственного магазина. Да что и говорить, Уинстон Артур неплохо обучил ее.

- Это же можно почувствовать, просто держа книгу в руках, ты же понимаешь! – продолжал Уинстон. – Не представляю даже, сколько она может стоить! Вот в этом я не силен. Впрочем, я всегда говорю, что каждая вещь стоит ровно столько, насколько кто-то хочет ее иметь. По случаю все что угодно можно продать выгодному покупателю.

- Но я ни за что не продам ее! – воскликнула девушка.

- Да, такое временами бывает, – неуверенно промолвил пожилой господин, удивленный внезапной страстностью, зазвучавшей в голосе Айви. – Встречаешь какую-то вещь и вдруг понимаешь, что не хочешь с ней расставаться. Считай, что тебе повезло: ты получила желанную вещь всего за сто долларов. А можно еще чашку чаю?

- Конечно. – Айви бросилась в заднюю комнату, чтобы налить Уинстону его любимого чаю, а он тем временем задумчиво продолжал листать страницы древнего манускрипта.

Девушка размешивала в чае его обычную ложку сахара, как Артур рассмеялся.

- Что там такое? – крикнула она.

- Иди скорее, посмотри! Бросившись к нему, Айви едва не пролила чай на прилавок.

- Так что же там, Уинстон? Усмехнувшись, он поднял на лоб очки.

- Нет, Айви, ты только посмотри. Просто потрясающе! Похоже, одна из леди из Виткомб-Кипа считала себя ведьмой!

Удивленная, девушка осторожно взяла в руки книгу и, нахмурившись, стала читать.

- Та-ак… Чтобы изменить погоду…– медленно начала она, с трудом разбирая витиеватые буквы, –…надо встать лицом к западу и произнести следующие слова…

- Ну, продолжай же, – торопил ее Уинстон. – Они очень поэтичны!

Девушка медленно прочитала:

Маревом ль знойным воздух пылает,

Снегом ли ветер дома заметает,

Птиц гомон весенний,

Иль ливень осенний –

Пусть все изменится, повелеваю!

- Если это написала не ведьма, то поэтесса, – заметил Уинстон.

Айви дотронулась до страницы, раздумывая о женщине, записавшей эти строки в книгу. Интересно, когда это было? Неужто она и впрямь верила, что наивное заклинание может повлиять на природу?

- Поздравляю тебя, – заговорил вновь Артур. – Ты купила настоящее сокровище.

- Правда? – Девушка медленно села, чувствуя, что зарделась от удовольствия.

Некоторое время они сидели молча, попивая ароматный чай, вдыхая запах корицы и елки и наслаждаясь уютом «Очарованного времени», а из магнитофона лилась песня в исполнении Бинга Кросби, мечтающего о белом Рождестве.

Айви погладила свою драгоценность. Вот удача так удача! Ей невероятно повезло. У нее было удивительное чувство, что когда она дотрагивается до книги, то почти физически ощущает свою связь с давно умершими женщинами, словно они были ее предками, ее семьей.

Девушке было так хорошо в своем чудесном магазинчике, в котором воплотилась ее давняя мечта об уютном, спокойном прибежище. И у нее был друг – Уинстон, настоящий старомодный Джентльмен, который помог ее мечте осуществиться…

- Господи, у меня теперь есть все, что я хочу, – взволнованно проговорила Айви. – Я – самая счастливая женщина на свете.

- Не стану спорить, – согласился с ней Артур, – твое приобретение и вправду на редкость удачно. Но ведь есть еще множество других вещей…

- Каких, например? – смеясь, перебила его Айви.

- Ну всяких… Всяких пустяков… Существуют счета в Швейцарском банке… Или путешествия, поездки в Европу… Можно иметь хороший дом… Да мужа и детей, в конце концов!

Они оба расхохотались.

- Может быть, когда-нибудь… Но пока дела идут слишком хорошо, чтобы менять что-то, – возразила девушка.

- Только не затягивай с этим, – посоветовал Уинстон серьезным тоном, хотя на губах его все еще играла добрая улыбка, – а то останешься… старым холостяком, вроде меня. – Поставив чашку на стол, он взял свое пальто и перчатки. – Я, пожалуй, пойду, а то еще чего доброго опоздаю на концерт – сегодня играют мою любимую симфонию. Ну, а ты…

Повернувшись к окну, он изумленно застыл на месте. Айви проследила за его взглядом.

Шел снег. Это был внезапный, сильный снегопад, о котором даже не заикались синоптики. Казалось, на землю обрушилась белая лавина, сквозь которую едва проступали размытые огни уличных фонарей. Мостовые, машины, деревья – все скрылось под снегом. Даже огромный каменный лев, караулящий галерею Уинстона, казалось, нацепил на себя пышный белый парик.

…А Бинг Кросби по-прежнему желал им белого Рождества…

Уинстон удивленно приподнял брови от такой неожиданной перемены погоды.

- Жаль, что ты поставила эту кассету перед тем, как читать заклинание. Пожалуй, нам надо было послушать «Апрель в Париже» или что-нибудь еще более теплое!…

Айви тревожно взглянула на книгу, лежащую на ее столе, а затем перевела взгляд на Артура.

Он шутил, разумеется.

- Айви, послушай, не стоит волноваться! Не будь такой глупенькой! Это просто совпадение. Странно, конечно, признаюсь, но не поверишь же ты, что это заклинание старой ведьмы переменило погоду!

- Да нет, конечно, – слабо улыбнулась девушка. – Мы это отлично знаем. Просто сегодня такой странный день.

- Вовсе не странный, а очень даже хороший, раз ты совершила такое удачное приобретение, – поправил ее Уинстон. – Ну ладно, мне еще ехать, поэтому я пойду. И уж просто на всякий случай, предосторожности ради – не читай этого заклинания еще раз. Меня просто в дрожь бросает, когда я думаю о том, что может произойти, – рассмеялся он.

- Прекратите! – взмолилась Айви, перекладывая книгу на угол стола. Довольно развлекаться, пора заняться делами. – Желаю вам хорошо провести время, Уинстон. Завтра увидимся.

- Не раньше, чем прекратится этот снегопад, – произнес Артур, пробираясь по заснеженной мостовой к своей галерее. Затем он взглянул на небеса с таким видом, словно хотел бросить им упрек в том, что ему придется вести машину по такому снегу.

Айви наблюдала за тем, как он переходил улицу: ветер засыпал белой пылью его седые волосы, рвал на нем дорогое пальто, обрушивая на землю все новые и новые снежные заряды…

Девушка вернулась к делам. Пересадив игрушечных мишек в старинную детскую кроватку, она повесила на стоячую вешалку несколько шляп с перьями, а затем поправила серебряную чернильницу, сверкавшую на столе.

В магазин зашла молодая пара. Смеясь и отряхивая друг с друга снег, молодые люди купили лампу за триста долларов.

Айви не без зависти смотрела, как юноша и девушка, довольные собой и своей покупкой, поцеловавшись, вышли в снежную мглу. Теперь они пойдут домой, устроят старинную лампу на почетном месте в доме, а через много лет, вспоминая этот вечер, будут смеяться и говорить: «Помнишь, как мы купили эту лампу? Это было как раз накануне Рождества, шел такой сильный снег…» «Однажды…– пообещала она себе, – когда у меня будет время…»

Открыв ящик кассы, Айви радостно поглядела на триста долларов. Затем ее взгляд упал на книгу – таинственную и заманчивую. Оглядев пустой магазин, девушка напомнила себе о необходимости продолжать работу. Потом она еще раз посмотрела на книгу.

«Ладно, – сказала она себе, – только пятнадцать минут. Ничего не случится, если я отвлекусь на четверть часа». Налив себе горячего чаю, она уселась за стол.

Айви стала медленно перелистывать страницы, поднося к ним совсем близко хрустальную лампу – чтобы получше разглядеть поблекшие буквы.

Она узнала, что лесной дягиль предохранит от зла, а герань поможет очистить воздух. Она узнала, что если больного завернуть в красную фланель и уложить у камина, то это поможет в излечении грудных хворей.

…Если добавить в чай земляничные листья и дать роженице, то женщина легче перенесет «родовые муки». Перегородки грецкого ореха, смешанные с розмарином, «придадут темным волосам блеск».

Айви еще раз проглядела заклинание, которое она прочитала вслух. «Чтобы изменить погоду, встань лицом к западу и произнеси эти слова…»

Девушка огляделась, и по ее спине пополз холодок: она и впрямь стояла лицом к западу, повернувшись к Эллиот-Бэй.

- Чушь какая-то, – пробормотала она, перевернув страницу. Айви прочла очень подробные рекомендации о том, как надо выращивать травы, что сажать их нужно только в определенные фазы Луны.

Через пару страниц – еще одно стихотворение.

- За потерянную удачу, – тихо проговорила девушка. – Всего четыре строки.

Если вас судьба дразнила,

Вам богатства предлагая,

Пусть до заката отдаст, что сулила,

Да вдвое больше – я заклинаю.

Айви посмотрела вверх, надеясь, что на нее, может быть, обрушится град монет, драгоценностей, ключей от машин и всяких дорогих безделушек. Некоторое время она напряженно ждала.

Ничего не произошло.

Девушка рассмеялась собственной глупости и отодвинула книгу подальше. «Хватит валять дурака», – сказала она себе, вновь принимаясь за работу.

Прошло не меньше получаса, прежде чем это случилось. Женщина, которая некоторое время назад вместе с приятельницей рассматривала стеганое одеяло, вернулась, чтобы его купить.

- Так странно все произошло, – болтала женщина, пока Айви разворачивала перед ней тяжелый сверток. – Я не хотела покупать это одеяло, решив, что оно уж слишком экстравагантно. Так вот. Иду я домой, валит снег.

Внезапно я почувствовала непреодолимое желание вернуться сюда – словно кто-то меня подтолкнул. Я вдруг поняла, что просто не усну сегодня, если не куплю его. Мистика какая-то!

- Не совсем, – разуверяла ее Айви. – Старинные вещи необыкновенно притягательны, знаете ли. Иногда желание иметь их так западает вам в душу, что ничего не остается делать, как купить их.

«В точности, как в случае с моей книгой», – подумала девушка. Внезапно она похолодела, вспомнив, что совсем недавно читала заклинание. «Стоп-стоп! – мысленно приказала она себе. – Семьсот долларов – это еще не подарок судьбы. Но с другой стороны… это гораздо больше, чем я ожидала».

Айви аккуратно завернула одеяло в бумагу и положила его в большую белую пластиковую сумку с надписью: «Очарованное время». Затем она вернула покупательнице ее кредитную карточку.

- Спасибо за покупку, – поблагодарила девушка. – Надеюсь, оно вам подойдет. Хороших праздников!

- Благодарю вас. И вам желаю веселого Рождества!

Ну вот. Обычная покупка, ничего особенного. К тому же дурацкое заклинание обещало удачу вдвойне. «Вот если бы я продала и второе одеяло, то начала бы волноваться», – подумала девушка.

- Вы знаете…– раздался голос. Обернувшись, Айви увидела, что последняя покупательница стоит в дверях, держась одной рукой за ручку, а другой выразительно приподнимая пакет с одеялом.

- Вы знаете, – повторила она, – все-таки здесь замешана мистика. То, второе одеяло… розовое с зеленым?…

- Ну да, с узорами в виде двойных колечек, двадцатые годы, – автоматически проговорила хозяйка магазина.

- Я его тоже хочу купить. Мне необходимо иметь его. Разве это не странно?

Айви перевела взгляд с книги на заснеженную улицу, а потом – на покупательницу, которая рылась в своей сумочке в поисках кредитной карточки.

- Да уж, действительно, – недоуменно выговорила Айви. – Все это и вправду очень странно.

…Следующие несколько страниц книги были ничем не примечательны. Конечно, способы лечения некоторых болезней казались странноватыми, как, например, голубиная кровь в качестве снадобья от артрита, но если учесть, в какое время была написана книга, той такой рецепт был вполне приемлем.

Айви заперла магазин, убрав с витрины наиболее ценные вещи, подсчитала дневную выручку и сложила деньги в сейф.

Затем она вызвала такси, чтобы поехать домой. Ей сказали, что, хотя дорога и завалена снегом, машина вскоре придет. Девушка потушила верхний свет, включила сигнализацию и решила почитать, ожидая такси.

Может, все дело было в снеге или в приближающемся Рождестве, но Айви показалось, что прохожие за окном были веселее, чем обычно. Служащие со строгими «дипломатами», молодые люди, спешившие на дискотеку, мужчина и женщина в вечерних туалетах, направляющиеся или в ресторан, или на вечер в художественной галерее… У них был такой счастливый вид!

Айви посмотрела вслед последней парочке, заметив, как нежно мужчина смотрел на свою спутницу, поглаживая ей щеку рукой…

- Не стоит расстраиваться, – пробормотала она. – Одиночество – это еще не самое худшее.

Опустив глаза на древнюю книгу, девушка прочла, как приготовить вино из одуванчиков.

Перевернув следующую страницу древнего манускрипта, Айви замерла: там более четким почерком было записано еще одно заклинание.

Девушка хотела было закрыть книгу, но остановила себя.

- Не будь дурой – прошептала она и стала вполголоса читать следующие строки:

В поисках тебя

Все времена и страны обыскала я – напрасно.

Искала в свете дня, и во мраке ночи,

Но тщетен поиск был,

И поклялась тогда его я прекратить,

Но горе не затихло и сердце не нашло покоя,

Не обретя того, что потеряло.

А потому я заклинаю:

Приди, души моей вторая половина,

Меня согреть в мороз и дать в жару прохладу.

Приди, о только приди, ты,

Потерянная между небом и землей,

В очарованном времени!

В очарованном времени…

Сердце Айви забилось быстрее.

- Это всего лишь слова, – пробормотала девушка. – Совпадение. Случайность.

Но ее била дрожь, словно она прикоснулась к ледяной глыбе, волосы встали дыбом. Перелистнув страницу, девушка прочла:

- Чтобы отменить действие заклинания, надо…– Но не успела Айви дочитать до конца, как ее руки затряслись и книга упала на стол.

Ее внимание привлек какой-то тихий звон.

Девушка оглянулась.

Рождественская елка дрожала, как живая; на ее мохнатых ветках приплясывали яркие огоньки гирлянды и серебристые украшения.

Айви хотела взять связку ключей, но они выпали из ее дрожащей руки на раскрытую книгу.

Девушке показалось, что комната поплыла у нее перед глазами, и она уперлась руками в стол, чтобы удержаться на ногах.

Казалось, воздух ожил. Отовсюду раздавался тихий, хрустальный звон. Стекла в шкафах пританцовывали в такт елочным игрушкам, но не падали и не разбивались. Подскакивали даже старинные плюшевые мишки, а броши с камеями, прикрепленные к бархатной шторе, засияли, как звезды.

Закричав, Айви опять потянулась за ключами, но они куда-то делись, хотя девушка точно знала, что они должны лежать перед ней. В комнате стало светло, необычайно светло… У Айви закружилась голова, ей показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Она хотела взять телефон, но руки не повиновались ей.

- Что, черт возьми, здесь происходит?! – вскричала она.

Ответа не было, и внезапно комната погрузилась в кромешную тьму.

Привлеченный необычным миганием света в антикварном магазине, какой-то бродяга подставил к окну свою тележку, чтобы заглянуть внутрь. Отпив порядочный глоток из бутыли с вином, бродяга утер себе рот кулаком.



- Ах елочка, ах елочка!… – пропел он, глядя в окно.

В глубине магазина то и дело мелькали ослепляющие вспышки, и старый пьяница отшатнулся, но затем вновь заглянул в окно, прилипнув носом к холодному стеклу.

- Ого! – пробормотал он.

В магазинчике все стихло, лишь хрустальная лампа бросала круг света на поверхность большого письменного стола.

- С Новым вас годом! – изумленно проговорил бродяга, обращаясь к самому себе. Проверив, плотно ли закрыта бутылка, он сунул ее за пазуху и продолжил путь по занесенной снегом улице, толкая перед собой старую тележку.

А внезапный порыв ветра принес к антикварному магазинчику «Очарованное время» новое облако пушистых снежинок, которые, искрясь и сверкая, облепили витрину, скрыв разложенные в ней старинные ценности…

Глава 2

Никогда прежде она так крепко не спала. Правда, сон ее был тяжелым и каким-то зловещим.

Очень медленно девушка начала приходить в себя. «Наверное, уже очень поздно… Интересно, который час? Надо встать и развести огонь…» – мелькало у нее в голове.

Первое, что Айви ощутила, проснувшись, был страшный холод. Ее пальцы одеревенели, тело сотрясала дрожь. А потом ветер, обдувавший ее лицо и грудь, принес с собой запах моря…

«Я что же, с открытым окном сплю?» – подумала Айви. И тут же ей пришло в голову, что, во-первых, что-то было не так, а, во-вторых, она была на улице. Ее спину кололи камни, а ветер был таким злым, что явно не мог дуть в окно. В ушах девушки стоял какой-то гул…

Тут ее ноги обдало ледяной водой. Толком не поняв, откуда взялась эта вода, Айви приподнялась и открыла глаза. Она стала отползать от воды, как раненое животное, которым движет лишь инстинкт самосохранения. Айви резко встала на колени и огляделась вокруг. Берег.

Тяжело дыша, девушка посмотрела в одну сторону, потом – в другую. Влажные волосы липли к лицу. Она находилась на берегу небольшой бухты, окруженной со всех сторон высокими скалами.

Мелкие камешки кололи ей ладони и колени.

Прямо перед ней возвышался остроконечный утес, на склонах которого местами зеленела трава да кое-где хлипкие деревца гнулись, сопротивляясь колючему ветру. Вдруг гул стал сильнее, и ноги Айви обдало новой ледяной волной. Она бросилась вперед, обдирая колени и руки, и не узнавая в каком-то новом, протяжном и громком звуке своего голоса. Обернувшись назад, Айви увидела за спиной безбрежное море, темнее, чем нависающее над ним зловещее грозовое небо. Море низко стонало, обрушивая на огромные серые валуны все новые и новые потоки ледяной соленой воды. Девушка зажмурилась, надеясь избавиться от наваждения, а затем вновь открыла глаза. Ничего не изменилось. Дрожа, она встала на колени. Все это было просто бессмысленно, произошла какая-то чудовищная ошибка. Невероятно. Шок. Наверное, она в шоке. Айви трясло от холода, ее обдувал пронизывающий ветер, в темнеющем воздухе вокруг нее громоздились мрачные скалы… Нет, это просто бессмыслица какая-то…

Может, произошел несчастный случай? Или землетрясение? Почему она здесь? Единственными звуками, раздавшимися ей в ответ, были вечный шум морского прибоя, вой ветра и гул разгневанного океана… «Думай, Айви, думай! Ага, ты помнишь свое имя, это хороший знак. Ты живешь в Линдквисте, на Девятой авеню, а родилась в Рено, в штате Невада. Тебе двадцать пять лет…» Сжав в кулаки закоченевшие от холода руки, девушка прижала их к губам. Ее обезумевший взгляд метался от моря к скалам, но она не находила ответа… «Думай! Последнее, что я помню, было… М-м-м… Работа… Магазин… Я разговариваю с Уинстоном, мы пьем чай… Снег елка… Книга…»

Она читала книгу. Заклинание. А затем в комнате все задрожало, и ее тело, казалось, наполнилось какими-то искрящимися пузырьками, которые то и дело лопались… Потом появилось это странное золотое свечение, вспышка, а потом… Потом – вот это. Ветер разметал ее волосы, и она смахнула с лица мокрые пряди. Девушка остановилась, оторопело глядя на свой рукав.

Она не узнавала его. Рукав был из темно-зеленой плотной ткани, похожей на парчу. Он едва закрывал ей локоть, а низ рукава украшали белые кружева ручной работы, как сразу же смогла определить Айви. Подняв руки вверх, девушка оглядела себя. Потрясение было так велико, что она застыла на месте, с поднятыми, как у манекена, руками. На ней было надето незнакомое платье темно-зеленого, почти черного цвета. Глубокий круглый вырез тоже был отделан кружевами ручной работы. Длинные, до земли, юбки, пропитанные морской водой, путались у нее в ногах.

- Но почему? – вырвался из ее горла непроизвольный крик.

Удивительно, но, услышав собственный голос, девушка немного успокоилась. Она еще раз взглянула на свои руки, чтобы убедиться, что они принадлежат именно ей. Так оно и было. Маленькие тонкие руки со знакомыми родинками явно были ей знакомы.

Айви пыталась понять, как она попала в это заброшенное место, но никакое разумное объяснение не приходило ей в голову. Может, какой-нибудь сумасшедший преступник похитил ее, ударил по голове, переодел и бросил здесь? Полный бред. Девушка осматривалась вокруг, надеясь узнать местность, но она явно не бывала здесь прежде.

«Не паникуй! – мысленно велела она себе. – Подумай лучше, что делать дальше! Идти! Выбираться отсюда!»

Если ее и вправду привез сюда какой-нибудь свихнувшийся от сериалов убийца, то не стоит здесь задерживаться. Айви неуверенно поднялась на ноги, мокрые юбки неприятно хлестали по голым ногам. Ее тело деревенело от холода. Где-то поблизости должен быть телефон. Может, тут и отель найдется… или дом… Она сможет позвонить Уинстону.

Девушка сделала несколько неуверенных шагов и, дрожа, остановилась. Она не знала, куда идти. Айви прислонилась к большому валуну, чувствуя, как холодна его мокрая поверхность. Ее глаза резало, горло болело. Преодолев страх, она бросилась вперед.

«Надо идти!» – приказывала она себе. Острые камни врезались в ее нежные ступни, но она не останавливалась. Девушка старалась не думать о странном платье и об одиночестве. Вот грустно вздохнул ветер, неся с собой насмешливые крики морских чаек.

И вдруг среди шума ветра и плеска волн Айви услышала еще один звук. Это были легкие, ровные удары, которые становились, все громче. Девушка остановилась, прислушиваясь.

Что- то стучало по земле… Звук обогнул высокую скалу и зазвучал совсем близко. Айви испуганно закричала, увидев, как из-за скалы выехал всадник. Девушка зажала рот рукой. Ее сердце неистово колотилось.

Всадник, казалось, был удивлен не меньше ее, и некоторое время они молча смотрели друг на друга, а вокруг них бесчинствовал свирепый ветер. Что это – призрак, актер в средневековом костюме, или… галлюцинация? А может, это член одной из тех организаций, которые развлекаются, переодеваясь в старинные костюмы – Айви читала о таких.

Всадник спокойно сидел на коне, крепко сжимая поводья. Длинные, почти черные волосы падали волнами ему на плечи. На нем был видавший виды, выгоревший темный жакет, точнее, камзол, застегнутый на два ряда пуговиц. В разрезах присборенных на плечах рукавов виднелась белая рубашка. Бриджи незнакомца, того же цвета, что и камзол, были заправлены в высокие поношенные сапоги, в каких обычно ездят верхом. Воротник, обшитый кружевом, был расстегнут у шеи.

«Ни дать, ни взять господин из какого-нибудь семнадцатого века, – подумала Айви, – как будто сошедший с полотен Рембрандта».

Девушка молча разглядывала его лицо. Темные, слегка раскосые глаза поблескивали живым огнем. Нос прямой, с горбинкой – такие бывают у аристократов. Красивый, четко очерченный рот, упрямый подбородок… Такое лицо – привлекательное, но таящее в себе угрозу, – могло принадлежать и принцу, и пирату.

Может, этот самый человек и привез Айви сюда? Тот самый любитель средневековых костюмов, безумный убийца? Через некоторое время девушка поняла, что незнакомец точно так же удивленно посматривает на нее. Айви отступила на шаг назад, по-прежнему прижимая руки к губам. Она едва не споткнулась, запутавшись в длинных, намокших юбках.

- Добрая женщина, ты ранена? – заговорил всадник.

Это был первый живой звук, услышанный девушкой с тех пор, как она пришла в себя. – Не в силах ответить, Айви молчала. Незнакомец легко соскочил с коня, не выпуская из рук поводьев.

- Ты потерялась? – спросил он. У него был приятный – низкий и спокойный – голос, в котором слышались властные нотки.

Айви кивнула лишь через мгновение.

Мужчина быстро пересек короткое пространство между ними, расстегивая на ходу наброшенный на плечи тяжелый плащ.

- Похоже, ты закоченела.

Айви вздрогнула, когда незнакомец дотронулся до нее, но он просто закутал ее в теплую ткань. Вдруг она поняла, что в нем нет ничего угрожающего и страшного. Он явно беспокоился за нее. Плащ из серой шерсти, подбитый мягким шелком, еще сохранял тепло его тела. Айви, дрожа, смотрела на незнакомца.

- Как ты здесь оказалась? – продолжал мужчина. – Ты отстала от попутчиков? Куда ты направлялась?

Девушка с усилием отняла руки от лица. Очень медленно, чувствуя головокружение, она покачала головой.

- Не знаю, – прошептала она после долгой паузы. – Я ничего не помню. – Ее голос был хриплым и дрожал, когда она говорила.

- Что? Вообще ничего не помнишь?

Незнакомец нахмурился. Он говорил с Айви таким тоном, словно имел право знать про нее все.

Айви покачала головой. Он мрачно оглядел берег и спросил: – У тебя нет никаких вещей, никакой поклажи? Нет лошади? И ты никого не видела? Мужчина повернулся к ней лицом, и она заметила, что его глаза были темно-серыми – в точности как скалы, море и небо, словно сама природа поделилась с ними своими красками. Затем девушка поймала себя на том, что внимательно рассматривает необычайные серебряные пуговицы на его камзоле. Она отметила про себя, что его перчатки с широкими отворотами сделаны из какой-то необычайно мягкой кожи.

Незнакомец тоже внимательно разглядывал Айви, но, похоже, не нашел ответов на свои вопросы.

- Как тебя зовут?

- Айви.

- Что за нелепость! – воскликнул он, удивленно приподняв темные брови. – Может, леди Айви? Миссис Айви? Неужели просто – Айви?

Это была загадка, которую девушке предстояло решить, но она предпочла повременить с непростым решением. Мужчина взял ее за локоть, и она вся съежилась рядом с высоким незнакомцем, почувствовав силу его стальных мышц.

- Бога ради, госпожа, не надо меня бояться! – воскликнул он обиженным тоном. – Я не причиню тебе вреда! Смотри, ты вымокла, замерзла, может быть, ты больна! Ты потерялась, в конце концов! Позволь мне отвезти тебя к себе домой, и моя бабушка поможет тебе. А я порасспрошу кое-кого в деревне, может, узнаю что про тебя!

У Айви было такое чувство, словно она играет в какой-то нелепой пьесе или стала жертвой идиотской шутки. Ей пришла в голову мысль о бегстве, но она понятия не имела, куда бежать. Да и рука незнакомца твердо держала ее за локоть, когда он повел ее по берегу.

Девушка дала подвести себя к черному как смоль коню с белой отметиной на лбу. Она хотела было возразить что-то, но не могла припомнить нужных слов для выражения своих мыслей.

Все вокруг было каким-то нереальным – берег, этот конь, высокий, красивый незнакомец с римским профилем и черными волосами, падавшими ему на глаза. В голове Айви так и крутились его старомодные выражения: «Бога ради… Добрая женщина… Госпожа…» Но… Кажется, все и впрямь происходило наяву. Девушка видела, как дыхание лошади превращается в пар на морозном воздухе, слышала крики чаек, мягкий скрип кожи, когда незнакомец вскочил в седло. Наклонившись вниз, он поднял Айви своими сильными руками и усадил ее на коня позади себя.

Девушка неловко устроилась в седле, обратив внимание на богатую, инкрустированную серебром упряжь. Она себя чувствовала очень неуютно, очень высоко над землей.

Тут взглянув на небо, Айви заметила, что сквозь тяжелые тучи робко начинают пробиваться солнечные лучи. Все было слишком живым, чтобы быть сном.

- Молю тебя, не упади, – вновь обратился к ней незнакомец. – Похоже, ты неуверенно держишься на коне. Обхвати меня за талию.

«Молю тебя»… Опять старомодное выражение… Айви ничего не ответила. Она лишь молча уцепилась в незнакомца, когда он уверенной рукой направил коня по извилистой горной тропе.

Похоже, он хорошо знал дорогу. Да и коню этот путь явно был знаком. Вот они завернули за скалу и оказались в густом лесу. Берег пропал из виду…

- Ты помнишь, как спускалась здесь вниз? – вдруг обратился к ней мужчина, посмотрев на Айви через плечо.

Нет, – быстро ответила она. Она ничего не узнавала – ни горной тропы, ни густых кустов, ни голых, высоких деревьев. Чем выше поднимался конь, тем слабее становился запах моря и шум волн.

Но ты должна была проехать тут – это единственный путь. Конечно, если ты не приплыла морем. Однако здесь неподходящее место для пересечения моря.

Оглянувшись назад, Айви увидела сквозь ветви серую морскую воду.

Но зачем? – спросила она. – Куда можно отсюда поплыть?

Она почувствовала, как напряглось тело незнакомца. Неужели ее голос и ее речь звучали для него так же странно, как и его речь – для нее? Или, может, ее вопрос удивил его?

- Некуда, – ответил он, подумав. – Конечно, если ты не направлялась на север Ирландии. Но ни одному человеку в трезвом уме и в голову не придет сейчас поплыть в Ирландию, клянусь Богом. Это все равно что направиться в преисподнюю! У Айви вновь появилось такое чувство, будто ее обдало ледяной водой. Англия. Она где-то в Англии. Очевидно, на западном побережье, если она хорошо изучала географию.

Когда они поднялись почти на самую вершину горы, небо стало светлее. Конь вынес их на поросшее травой плоскогорье, окруженное невысокими деревцами. Тропа вышла на широкую дорогу, на которой тут и там пучками росла жесткая трава.

«Книга. Все дело в книге, – подумалось внезапно Айви. – Я как раз читала это… заклинание… И вот я здесь. Это не может происходить на самом деле, но, похоже, реальность перешагнула за порог возможного. Кстати, что там было написано в этом заклинании?»

Дорога сворачивала в небольшой лесок, а затем, казалось, резко упиралась в бледное небо.

- Ну-ка взгляни, – предложил темноволосый всадник, махнув рукой на открывающийся перед ними вид. – Ты знаешь это место? Ты бывала здесь прежде?

У Айви перехватило дыхание – такая красота предстала ее взору. Они находились на самой макушке утеса и смотрели вниз, на зеленую долину, раскинувшуюся у его подножия.

Слева от них темнело мрачное море, на которое опускалось белое покрывало тумана. Наконец ярко засветило солнце, прогнав мглу, которая упрямо пряталась в тени за небольшими деревцами.

В зелени долины примостилась очаровательная деревушка. Все дома были из серого камня, а между ними вилась булыжная мостовая. Островерхие крыши, трубы и шпили церкви, казалось, тянутся прямо в небо. Деревушка расположилась между двумя земляными холмами, которые бережно прикрывали ее от яростного морского ветра.

У Айви перехватило дыхание от странного возбуждения, которое охватило ее, когда она смотрела на живописную долину и теряющееся в густом тумане море. А прямо против них, как в детской книжке с картинками, на склоне горы возвышался замок. Деревенские домики, громоздящиеся один на один внизу, словно карабкались вверх, навстречу каменному великану, но, не сумев одолеть трудного пути, так и застыли на полдороги.

Замок был построен из того же серого камня, что и гора, поэтому создавалось впечатление, будто замок вырос из этой омываемой морем земли. Дорога, ведущая к воротам замка, казалось, так и манит усталого путешественника. А высокие сторожевые башни, расположенные по углам древнего строения, как будто парили в воздухе, уносясь в облака.

- Ох! – выдохнула восторженно Айви, забыв на мгновение все свои страхи, забыв даже про темноволосого незнакомца, сидящего перед ней на коне. – Господи, какая красота! Просто потрясающе! Этот замок!…

- Тебе нравится? – спросил незнакомец удивленно. – Древнее чудовище… Мой дом…

- Как чудесно! – воскликнула Айви, чувствуя, что ее страх уходит, как туман. – Какой ты счастливый!

Обернувшись через плечо, незнакомец, вопросительно взглянул на нее. Затем он насмешливо улыбнулся, причем улыбка придавала его лицу озорное выражение.

- Да, конечно. – Он нетерпеливо отбросил со лба непослушную прядь. – Кто же станет жить в таком месте, если оно ему не принадлежит? Я прожил здесь большую часть жизни!

Незнакомец слегка пришпорил коня.

- Виткомб-Кип, – добавил он, подумав. Айви едва не упала с лошади, судорожно вцепившись в таинственного спутника.

- А я – Джулиан Рамсден, – продолжил он, не замечая ее удивления.

Рамсден. Эта фамилия была написана в книге. Похоже, Джулиан так и не заметил состояния девушки, и остаток пути они проделали молча, а конь вез их по долине, которая разноцветным ковром расстилалась перед изумленной Айви.

Глава 3

- Узнаешь здесь что-нибудь?

Вороной конь Джулиана нес их по булыжным мостовым деревушки. Зимнее солнце почти не грело, с моря дул холодный ветер. Девушка с интересом разглядывала каменные дома, крытые тростником или черепицей, толстые стекла окон и высокие трубы, из которых, клубясь, валил дым.

Возле одного дома играли две маленькие девочки, одетые в темные платья с широкими белыми воротничками. Подолы их пышных юбок намокли и шлепали по воде, когда девчушки со смехом бросали в лужи круглые камешки. Джулиан и Айви проезжали мимо, и девочки бросили игру. В их изумленных глазах засветилось любопытство, к которому примешивался страх. Айви так и представила, как они выглядят со стороны: темноволосый хозяин поместья с демоническим взглядом пришпоривает коня, а сзади него сидит какая-то особа с мокрыми рыжими волосами, босыми ногами, в плаще господина, да еще и обнимает за талию! Было чему удивляться!

«Наверное, я похожа на чудовище, – подумала девушка. – Представляю, какое у меня выражение лица».

Айви улыбнулась было девочкам, но они продолжали таращить на нее глаза. Девушка обратила внимание на их милые чепчики, подвязанные под подбородком аккуратными бантами.

Невероятно. Это похоже на кино или на музей. Наверное, она спит. Потом они проехали мимо молодой женщины, которая набирала в колодце воду. Заметив всадника с незнакомой дамой за спиной, женщина быстро отвернулась.

- Может, ты помнишь, как проезжала здесь? – снова спросил Джулиан, и Айви увидела, что он, обернувшись, смотрит на нее через свое широкое плечо.

- Нет. Я ничего не помню.

Дома стали попадаться реже: конь вывел их на утоптанную горную тропу, ведущую к замку.

- Ты так странно говоришь, – вдруг заметил Джулиан. – Я жил в Лондоне, встречался там с людьми из разных мест, но никто не говорил так, как ты. Откуда ты приехала?

- Я не помню, – ответила Айви, подумав о том, что Джулиан сделает, если она скажет ему правду. Смешно. Наверное, он запрет ее куда-нибудь, решив, что она спятила. А может, объявит ее ведьмой. И тогда ее сожгут. Поэтому Айви пришла к выводу, что ложь в данной ситуации – самое лучшее средство.

- Послушай, а это не воры? Тебя могли ограбить? – продолжал Джулиан. – Впрочем, ты не ранена. Ты одна путешествовала?

Решив поменьше говорить, чтобы не выдавать своего акцента, девушка молча пожала плечами. Ее сердце как-то странно колотилось, то затихая, то барабаня в ее грудь. Нельзя сказать, чтобы она была уж очень испугана, хотя в такой нелепой ситуации испугался бы любой. Айви чувствовала: дело взяла в руки Судьба, надо было ждать.

Конь взбирался все выше по горной дороге, вдоль которой росли голые деревья да из земли торчали клочья пожелтелой травы. Ветер здесь был сильнее. Он трепал ее влажные волосы и сдувал полы тяжелого плаща с ее окоченевших ног.

«Интересно, не мерзнет ли Джулиан без плаща», – пришло в голову Айви. Подняв глаза, она посмотрела на своего спутника, устремившего свой взгляд на старинный замок.

Девушка тоже повернула голову в сторону высоких серых стен с бойницами и узкими окошечками, прорезанными в камне. Три темные зловещие стены, две из которых упираются в склон горы. Четыре круглые сторожевые башни…

Дорога заканчивалась у входа в замок – у каменной арки между двумя небольшими башенками, с тяжелыми деревянными воротами. Казалось, свирепый ветер гонит их прямо в ворота, во двор замка, в котором Айви ждет Неизвестность.

Девушка нервно вздохнула, чувствуя, как напряжена каждая мышца ее тела. Она была как кошка, готовящаяся к прыжку. «Опасен ли Джулиан?» – вертелось в голове у Айви. Лицо его было замкнутым, осторожным, в уголках раскосых серых глаз пряталась горечь, рот был крепко сжат, словно невеселые мысли терзали его душу.

- Ну вот ты и здесь, – спокойным, немного насмешливым тоном заговорил Джулиан, – в Виткомб-Кипе. Совершенно случайно.

Айви пронзила дрожь, в горле у нее застрял комок.

- Ты, должно быть, замерзла, – вдруг заботливо проговорил молодой человек. Тревога в его глазах исчезла, лицо стало добродушным. На фоне серого неба его волосы казались еще более темными, чем были на самом деле, а благородный, с горбинкой нос будто стал острее. – Надо уйти с этого пронизывающего ветра. Не сомневаюсь, что бабушка и Сюзанна – в галерее. Они найдут тебе сухую одежду и дадут поесть.

«Кто такая Сюзанна?» – мелькнуло в голове у Айви, но она промолчала, еще крепче схватив Джулиана за талию.

Во дворе замка никого не было и лишь цокот лошадиных копыт нарушил мрачную тишину. Айви заметила колодец, часовню… Никто не вышел взять у Джулиана коня, никто не появился, чтобы поздороваться. Замок казался пустынным.

- Не упади, – предупредил мужчина девушку, первым слезая с коня. Затем он помог спуститься и Айви, которая почувствовала себя очень неуверенной рядом с высоким животным. – Иди сюда, – позвал ее Джулиан, ведя ее к широкой лестнице.

Джулиан отворил двустворчатую дверь, и Айви ступила в главный зал Виткомб-Кипа.

Это была длинная комната со сводчатым каменным потолком, что сразу же навевало мысли о церкви. Мебели почти не было – лишь стол с несколькими стульями да узкая скамья у стены. Свет, проникающий в зал сквозь узкие, высокие окна, нахально подставлял взору клочья седой пыли. На вид комната была нежилой, но в камине пылал огонь. Арочные двери вели в другие помещения замка. В углу зала виднелась каменная винтовая лестница. Здесь было красиво и… страшно.

Сняв перчатки, Джулиан небрежно бросил их на стол и поглядел на Айви.

- Похоже, ты в ужасе, – заметил он. – Впрочем, это неудивительно. Но здесь не всегда было так убого.

- Да? – переспросила Айви, не зная, что сказать.

- Да. Перед осадой здесь было не хуже, чем в самых богатых домах Лондона. Роскошные ковры, стулья, обитые парчой, картины, книги, дорогая посуда… Ничего не осталось! – воскликнул Джулиан, и его голос эхом прокатился по высокой, пустой комнате.

- Но почему? – робко спросила Айви.

- Это цена, которую роялисты заплатили за то, что захлопнули ворота перед нашим благородным лордом-протектором Кромвелем. Неужели тебе это неизвестно? Все ушло – мои земли, деньги, мои титул, все! – вскричал он, отвернувшись. – Грустно все это…– промолвил он, неожиданно подмигнув девушке. – Но… ну-ка пойдем, Айви-как-тебя-там! Надо разобраться с путаницей в твоей голове. Посмотрим, что для тебя сможет сделать бабушка. Айви не знала, что и сказать в ответ, и молча последовала за Джулианом вверх по винтовой лестнице, шурша тяжелыми юбками.

Ступеньки были узкими, протертыми посередине от древности. Сапоги Джулиана громко стучали по камню, нарушая застывшую тишину зала. Они шли по длинному, холодному коридору. Увидев, что одна из дверей открыта, Айви сунула туда нос. В комнате, как и в главном зале, почти не было мебели.

В конце коридора Джулиан остановился.

- За этими дверями, – сообщил он девушке, – галерея. Любимая комната леди бабушки. Это одно из помещений, которые удалось отремонтировать в годы правления Елизаветы. Тогда наша семья была в фаворе – фортуна улыбалась нам.

«Что еще за Елизавета?» – недоуменно подумала Айви, но потом решила, что речь, вероятно, идет о Елизавете Тюдор, королеве-девственнице.

Открыв тяжелую дверь, Джулиан поманил за собой Айви:

- Заходи, пожалуйста, это самая лучшая комната в замке.

Дрожа от холода в мокром платье и тяжелом плаще, девушка последовала за молодым человеком.

- Миледи, я привел гостью, – заявил Джулиан.

Айви удивленно огляделась. Насколько мрачными и холодными были те помещения, что она только что видела, настолько теплой и светлой была галерея. Пол был покрыт паркетом, стены – резным деревом, на потолках белела изящная лепнина.

Сквозь многочисленные окошки в комнату проникало солнце, освещая удобные стулья, табуреты и кушетки в ярких чехлах. Из окон открывался чудный вид на лес и море. Если войска Кромвеля и разграбили Виткомб-Кип, то этой комнаты они, судя по всему, не заметили.

Тут внимание девушки привлекли две женщины, сидящие у камина. Джулиан что-то тихо и быстро говорил им. Одной из женщин – бабушке, как догадалась Айви, – было лет шестьдесят. Она с королевским видом сидела на стуле с высокой спинкой. Глаза на ее приятном, морщинистом лице засияли от любопытства, когда она посмотрела на странную гостью.

На пожилой даме было темно-синее бархатное платье со стоячим кружевным воротником, таким широким, что он прикрывал и плечи. На аккуратно причесанных седых волосах был надет белый кружевной чепец. Возле нее, на табурете, сидела девушка лет девятнадцати, очевидно Сюзанна. Она была так похожа на Джулиана, что сомнений не оставалось: это его младшая сестра. У нее были такие же серые глаза, такие же губы, высокие скулы. Темные волосы девушки сзади были заколоты, а впереди веселыми кудряшками падали на лицо. Не скрывая терзавшего ее любопытства, она смотрела на Айви живыми глазами. Рубинового цвета платье было того же фасона, что и у Айви, – с приподнятой талией, открытыми плечами и широкими рукавами с прорезями, в которых виднелись вставки из белого шелка. Лиф платья украшали крохотные перламутровые пуговицы и белоснежные кружева.

Когда Джулиан замолчал, Сюзанна вскочила и бросилась к Айви, протягивая ей руки.

- Я – Сюзанна, сестра Джулиана, – затараторила она. – Как славно, что ты к нам пришла! Теперь ты наша гостья! У тебя правда ничего нет с собой? Можешь надеть мои вещи, пока мы отыщем твой дом. Как странно, ты была одна на берегу! Но как ты там оказалась, не помнишь?

Айви только хотела что-то сказать, как Сюзанна снова заговорила:

- Мы приготовим тебе спальню. Жаль, но у нас не осталось хороших кроватей. А ты правда в таком виде ехала через всю деревню? Вот, наверное, все сейчас говорят…

- Сюзанна, – укоризненно заметила пожилая леди, – они все не могли наговорить столько, сколько ты одна.

Девушка засмеялась, но замолчала, увидев, что леди Маргарет направилась к Айви. В руках у нее была книга. Кожаная обложка была гладкой и блестящей, все стежки были на месте, но Айви сразу же узнала ее – словно держала в руках сотни, даже тысячи раз. Женщина прижимала книгу к груди. Айви вспомнила надпись на первой странице: «Маргарет Рамсден от Джулиана, 1589».

Интересно, это та самая Маргарет Рамсден?

Темные глаза леди Маргарет внимательно следили за Айви.

- Так вот, значит, ты какая, юная Айви. Похоже, тебя забросила к нам сама Судьба. – Она взяла руку девушки и быстро посмотрела на ее ладонь. – Думаю, ты останешься здесь на некоторое время, – заявила она, накрывая ледяную руку девушки другой своей рукой. – А ты как думаешь, Джулиан?

- А я думаю, что нам надо выяснить, кто она такая и как здесь оказалась, – проговорил Джулиан в ответ. Он говорил резким тоном, и Айви даже оторвала взгляд от драгоценной книги, в которой были ответы на все вопросы, чтобы взглянуть на Рамсдена.

Ей показалось, или Джулиан тоже смотрел на книгу? Взгляд его стал просто свирепым, и девушка недоумевала, чем вызван внезапный гнев.

- Миледи, – сердито произнес он, – я был бы вам признателен, если бы вы положились в этом деле на меня и не стали бы вмешиваться.

Леди Маргарет выразительно посмотрела на Сюзанну и Айви.

- Кстати, Сюзанна, – продолжил Рамсден, – где же бедная миссис Сиссон, скажи мне, ради Бога? Ты опять от нее прячешься? – Подойдя к столу, он схватил стеклянный графин и сверкающий бокал, стоявший за графином. – Ты должна заниматься своими уроками, сестра, а не просиживать целыми днями на коленях у бабушки, болтая о всякой ерунде!

- Какая чушь! – пробормотала леди Маргарет.

Графин выпал из рук Джулиана на сверкающий дубовый паркет и разлетелся вдребезги. Отблески пламени заиграли на осколках хрусталя и темно-красных каплях вина. Сюзанна весело рассмеялась, и ее старший брат свирепо посмотрел на нее.

- Черт побери! – рявкнул он, но, перехватив изумленный взгляд Айви, внезапно замолчал. – Прошу прощения, – холодно произнес он. – Что-то я неловок сегодня. – Глубоко вздохнув, он оглядел трех женщин. – Сюзанна, – велел Джулиан, – разыщи миссис Сиссон и немедленно начинай заниматься. Миледи, может быть, вы найдете нашей гостье…

- Айви, – поправила его леди Маргарет.

- Как пожелаете. Найдите Айви какую-нибудь одежду. И пошлите к ней служанку, чтобы она помогла ей.

- Не возражаю, – согласилась леди Маргарет.

- И я тоже, – вмешалась Сюзанна. – Джулиан, миссис Сиссон вот уже неделю, как ушла. У нее все время болит голова.

- Значит, ушла, да? – раздраженно спросил Джулиан. – Сколько можно, Сюзанна?

- Сколько угодно, мне кажется, – не моргнув глазом, ответила сестра Рамсдена.

- И никто не подумал мне об этом сказать?!

- Но ты же так расстраиваешься, Джулиан, когда гувернантки уходят от нас, – заметила бабушка.

Рамсден молча переводил взгляд с одной женщины на другую. Ни одна не испугалась.

- О Господи, пошли мне силы вытерпеть все это! – взмолился Джулиан, решительно направляясь к дверям. Но на полпути он повернулся, подошел к леди Маргарет и спокойно вытащил из ее рук драгоценную книгу. Айви была в ужасе.

- Прошу прощения, миледи, – елейным голосом проговорил он, словно взял книгу случайно.

Все три женщины оторопело смотрели ему вслед, когда Рамсден, хлопнув дверью, вышел из галереи.

- Какой тиран! – воскликнула Сюзанна, глаза которой потемнели от гнева. – Не обращай на него внимания, Айви.

Леди Маргарет недоуменно посмотрела на свои руки, только что державшие книгу, и, вздохнув, пожала плечами.

- У Джулиана, – задумчиво промолвила пожилая женщина, – всегда был дурной нрав. Думаю, это повлияет на его здоровье. Пойдем, Айви. Сюзанна права: не обращай внимания. Тебе не помешает горячая ванна и свежее платье. А потом ты поешь и сможешь отдохнуть.

- Спасибо, – тихо ответила Айви.

- Не за что. Мы очень рады тебе, дитя мое.

Айви заметила, как леди Маргарет и Сюзанна обменялись быстрыми взглядами. Маргарет явно хитрила, а у ее внучки был такой вид, словно она только что услыхала забавную шутку.

- Ах, как весело мы заживем! – воскликнула Сюзанна, вскинув голову вверх, отчего темные кудряшки так и заплясали вокруг ее юного личика. – Пойду-ка я разыщу Долл и попрошу приготовить для тебя комнату. – И она рассмеялась звонким смехом.

Айви пришло в голову, что все они немного смахивали на сумасшедших – и развеселая Сюзанна, и ее бабушка, похожая на старую птицу, и сам Джулиан, у которого так неожиданно менялось настроение.

«И я не лучше, – добавила про себя девушка. – Я правда здесь, или все это мне снится? Что я делаю среди этих людей?»

- Тебе не стоит волноваться, – неожиданно заявила леди Маргарет, и Айви едва не подпрыгнула: казалось, старуха прочла ее мысли. – Мы разыщем твою семью, юная Айви.

А теперь пойдем, я покажу тебе твою комнату.

Выходя из галереи, Айви взглянула на книжный шкаф, подумав о том, куда Джулиан мог спрятать книгу, которая была ей так необходима.

Она шла за леди Маргарет узкими, темными коридорами, трясясь от холода. «Интересно, – думала Айви, – смогу ли я разыскать дорогу назад, если волшебство пройдет и мне придется возвращаться домой».

- Эта комната должна подойти тебе, – заявила леди Маргарет.

И вновь у Айви появилось такое чувство, что пожилая дама сумела прочесть ее мысли, потому что она как-то странно посмотрела на девушку. Затем леди Маргарет распахнула тяжелую дверь и пригласила Айви в комнату.

Девушка бегло осмотрелась. Комната была маленькой, и, как почти во всех помещениях замка, в ней было очень мало мебели. Кровать с высокой спинкой из темного резного дерева была застелена пыльным красно-коричневым покрывалом. Перед камином стояли стол и стул. И все – больше мебели не было. Окна выходили в пустой двор замка, вдали виднелась полоска моря.

Айви была рада вновь оказаться в светлом помещении после мрачных коридоров. Выглянув в окно, она увидела, что Джулиан выезжает из ворот.

- Вот и хорошо, – произнесла леди Маргарет, проследив за взглядом девушки. – Хоть займется чем-нибудь и не станет досаждать нам тут. А то после войны он так ничего и не делает. Когда Джулиан бывал при дворе, он был совсем другим – веселым и жизнерадостным. Ему нравилось жить в столице. И нравилось заниматься политикой. Очень. Он с нетерпением ждал осады. Мы почти сорок дней оборонялись, сражаясь с войсками Кромвеля.

- Что, вы втроем? – недоверчиво спросила Айви.

Леди Маргарет так расхохоталась, что ее глаза почти пропали в морщинистой коже, но лицо вдруг стало на удивление моложавым.

- Нет, что ты! Нас было гораздо больше. Были конюхи, был священник, управляющий, слуги… Да-а, очень много людей было. Не то что сейчас. Наш замок сдался последним – во всей стране. Круглоголовые [2] были полностью разбиты, можешь мне поверить, – с гордостью добавила леди Маргарет, и Айви решила, что пожилая женщина была в восторге от осады.

- А сейчас полностью разбит Джулиан, – заявила Сюзанна, появляясь в дверях с охапкой одежды. Тряхнув головой, она весело посмотрела на Айви, и девушка в который раз поразилась ее удивительному сходству с Джулианом. – Кстати, он ненавидит проигрывать.

Айви задумалась над этим заявлением, вспомнив, сколь высокомерно и гордо держался Джулиан. Да, не был он похож на человека, который привык к проигрышам.

- Ты нашла Долл? – спросила леди Маргарет у внучки. – Бедной Айви необходимы чистое белье, теплые одеяла и жаркий огонь в камине! Да, и еще горячая вода.

- Она сидела у огня, задрав ноги, – промолвила Сюзанна, закатив глаза с таким видом, что Айви сразу поняла: служанка частенько это проделывает. – Я принесла Айви кое-что из вещей, – добавила она.

- Когда я была молодой, слуги знали, как себя вести, – с грустью в голосе произнесла пожилая дама.

- Эти времена давно прошли! – весело возразила Сюзанна.

- Да и молодые дамы имели неплохое представление о поведении, – ледяным тоном добавила бабушка.

- Ну и что! – вскричала Сюзанна. – Зато у них были балы и маскарады, они ездили в Лондон, у них была куча кавалеров и платья они меняли чуть не каждый день! – Она свалила принесенную одежду на кровать. – Надеюсь, ты не умрешь здесь от скуки, Айви. Мне кажется, еще немного – и я не выдержу.

- Да мне пока что совсем не скучно, – честно ответила Айви. – Скорее немного страшно. Но скучно?…

- Да где же эта негодная Долл? – с негодованием воскликнула леди Маргарет, и тут же, как будто отвечая на ее восклицание, служанка появилась в дверях.

Это была молодая девушка, чуть старше Сюзанны и не такая хорошенькая. Дерзкое выражение лица Долл не могли скрыть даже пышные оборки белого чепца, из-под которого выбивались пряди каштановых волос. Долл с подозрением глянула на Айви своими зелеными глазами.

- А я и не знала, что у нас гости, – обиженно проговорила она.

- Зато теперь тебе это известно, – резким тоном сказала леди Маргарет.

Служанка с оскорбленным видом принялась стелить постель.

- Долл поможет тебе переодеться, – сообщила пожилая дама незваной гостье, – как только комната прогреется. Потом тебе надо отдохнуть и поесть. У тебя такой взволнованный вид!

- Ей надо дать чего-нибудь, – предложила Сюзанна, – а то как бы она не заболела. Не хотим же мы, чтобы Айви умерла тут от простуды!

- Господи, что за жестокий ребенок! – возмутилась Маргарет. – Бедняжка Айви подумает, что ты в стае волков воспитывалась.

- Это про Джулиана можно подумать, что он воспитывался в стае волков, – засияв улыбкой, промолвила Сюзанна. – А меня с ним не сравнить.

- Пожалуй, ей надо дать горячего вина с травами – для успокоения, – заявила леди Маргарет, не обращая внимания на выпады внучки. – Пойдем, Сюзанна, я научу тебя, как готовить нужное снадобье.

Похоже, девушке это предложение понравилось.

- Вот и хорошо, – заговорила она довольным тоном. – Айви, надень фиолетовое платье. Оно изумительно подойдет к цвету твоих волос.

Леди Маргарет вышла из комнаты. Через мгновение за ней последовала и Сюзанна.

Айви осталась наедине со служанкой, которая принялась молча взбивать подушки и раскладывать одеяла, бросив на гостью сердитый взгляд. Затем, не говоря ни слова, Доля вышла из комнаты и через несколько минут вернулась с охапкой дров и жаровней, с тлеющими в ней углями. Начав разводить огонь, она многозначительно посмотрела на Айви.

Девушка так и стояла посреди комнаты, дрожа от холода и чувствуя себя полной дурочкой, пока огонь в камине не запылал. Она подвинулась поближе и протянула окоченевшие руки к пламени.

- Кстати… – услышала вдруг Айви голос служанки, которая стояла теперь возле дверей, прижав руки к кружевному лифу платья. Айви повернулась к ней. – Так вот… Будь я на твоем месте, я бы спросила старуху, что она дает тебе выпить. Одному Богу известно, что она может туда подмешать. Только эта-а… Не вздумай ляпнуть кому, что я тебе чего сказала…– добавила она, выходя из комнаты и бросив на Айви недобрый взгляд.

Тяжелая дверь захлопнулась, и Айви судорожно сглотнула. Что могли означать слова служанки? Опустившись на стул, стоящий у камина, Айви уткнула лицо в ладони. Наконец-то она осталась одна и могла все хорошенько, обдумать.

В комнате было тихо, лишь трещали дрова в очаге да за толстыми стенами замка неистово надрывался ветер…

Глава 4

- А мне все равно, откуда она, – заявила Сюзанна. – Что ты беспокоишься, Джулиан? Так здорово, что у нас появилась гостья – хоть есть с кем поболтать! Мне уже надоело видеть твою кислую, постаревшую физиономию!

- Ах, значит, постаревшую! Мартышка! – вскричал Джулиан, посмотрев на сестру. Даже ребенком Сюзанна была невыносимой, а уж теперь с ней стало просто невозможно разговаривать. «Пора бы ей уехать из замка», – пришло в голову Джулиану.

- Я подслушивала за дверью, – продолжала Сюзанна, – когда Долл помогала ей одеваться. Какой у нее ужасный акцент! Как ты думаешь, Джулиан, может, она из Голландии?

- Ты просто невежа, – постучал своим бокалом по столу молодой человек. – Голландцы вовсе не так говорят. Ее говор не похож ни на итальянский, ни на французский! Даже ирландцы, и те говорят по-другому.

- Может, она русалка, вышедшая из моря на землю, – со смехом предположила бабушка. – А ты как думаешь, Джулиан?

- Что за чушь! – вскричал Джулиан, отпив порядочный глоток вина. – Я был бы вам благодарен, мадам, если бы вы думали, прежде чем говорите, и перестали донимать меня своими безумными фантазиями.

Бабушка продолжала улыбаться, как будто Джулиан ничего не говорил.

- Она, как Венера, появилась из морской пены, – настойчиво продолжала старуха.

- Бабушка, Венера на всех картинах – очень толстая, – вмешалась Сюзанна, – и к тому же ходит голая.

- Чему только учила тебя миссис Сиссон? – воскликнул Джулиан. – Только не манерам! Хорошо воспитанная молодая особа не должна отпускать таких замечаний!

- Знаешь, когда я в следующий раз отправлюсь ко двору на прием к королеве, я постараюсь вести себя, как положено, – съязвила его сестра.

Джулиан промолчал. Сюзанну можно было понять: в ее возрасте девушкам полагается бывать при дворе. Кавалеры должны были добиваться ее расположения, писать ей стихи и посылать букеты цветов, перевязанные лентами. Вместо этого она оказалась взаперти в старом замке, в компании бабушки да брата, лишенного своих земель и титулов. У нее нет ни приданого, ни поклонника, который так был бы потрясен ее красотой, что рискнул бы вызвать гнев самого лорда Кромвеля.

- Откуда бы она ни приехала, думаю, нашей маленькой Айви надо у нас остаться, – вдруг произнесла бабушка, оторвав Джулиана от его невеселых размышлений.

- А я так не считаю, – возразил мужчина, вновь отпив вина. – Тебе не приходило в голову, что она может представлять для нас опасность?

- Да нет, не похоже, – возмутилась Сюзанна. – Ты что, Джулиан!

- Подумайте! – настаивал он. – Она просто появилась в том месте, где я проезжаю каждый день. Никаких следов вокруг нее, никого! Она не крестьянка– это видно по ее рукам. И она необычайно чистая. Откуда она взялась? Только не надо этих ваших романтических бредней о том, что она, как Венера, вышла из пены!

- Что ты хочешь этим сказать? – поинтересовалась леди Маргарет, ставя свой бокал на стол.

- Она может быть шпионкой, – заявил Джулиан, понизив голос.

Сюзанна расхохоталась.

- Это вовсе не смешно, поверьте мне, – мрачно продолжал Джулиан. – Я не в тюрьме лишь потому, что сумел откупиться. Но Кромвель, не задумываясь, переменит свое решение. Может, ее нарочно подложили мне на пути, чтобы узнать, не готовим ли мы бунт.

- Думаю, что не готовим, Джулиан, – спокойно проговорила старая дама.

- Честно говоря, лучше бы мы это делали, – признался молодой хозяин замка. – Но нет, миледи, все это позади. Все монархисты покорены. Сражаться некому.

Несколько минут они молчали. Их осталось всего трое в этом огромном обеденном зале, который в лучшие времена вмещал в себя десятки людей.

- А тебе что-нибудь известно о ней? – спросил Джулиан, подозрительно посмотрев на бабушку.

- Она очень милая, – незамедлительно ответила Маргарет.

- Но знаешь ли ты…

Его перебил ужасный шум: внезапно раздался звон разбитого стекла и клацанье металла. Джулиан мгновенно вскочил, схватившись за кинжал. За дверями стояла Долл. вокруг которой были разбросаны осколки посуды и остатки еды, вывалившейся на пол.

- Я не виновата, – обиженно заявила Долл.

Джулиан поглядел на поднос в ее руках.

- Не виновата, я не делала этого, – настаивала служанка – Я была очень осторожна, сэр. У меня было такое чувство, словно кто-то схватил поднос и перевернул ею. Я до полусмерти испугалась. Это ненормально, вот что я вам скажу!

Сюзанна опять зашлась смехом, и Джулиан хотел было вновь урезонить свою сестрицу, но в это время в комнату вошла Айви. Может, он слишком давно не был при дворе. Может, он слишком давно не проводил времени в женском обществе. Может, она причесала свои ведьминские волосы и умыла лицо и это так переменило ее! Все может быть, но то, что предстало глазам Джулиана, поразило его.

Беспризорное существо, которое он нашел лежащим на берегу, неожиданно для Джулиана превратилось в прекрасную молодую женщину.

Молодой человек словно впервые видел ее и только сейчас обратил внимание на ее лицо, по форме напоминающее сердце, маленький дразнящий рот. Очень темные глаза, окруженные густыми ресницами, казались еще темнее из-за светлой кожи, которая словно мерцала в полумраке. На щеках играл нежный персиковый румянец.

И ее волосы светились. Миллионы медных, с золотистыми переливами кудрей обрамляли ангельское лицо – такое Джулиан однажды видел на полотне какого-то итальянского художника. Волосы Айви были высоко завязаны шелковой лентой, но непослушные завитки выбивались из прически и, как живые, плясали вокруг нежного личика незнакомки, когда она поворачивала голову.

Молодой человек признался себе, что не разглядел и ее фигуры, когда подобрал девушку на берегу. Она показалась ему угловатой и неуклюжей. Но облегающее фиолетовое платье подчеркивало пленительные женские формы – тонкую талию, точеные плечи и белые округлости грудей, которые виднелись в глубоком вырезе платья.

- Присядь, Джулиан, – проговорила леди Маргарет, – это всего лишь наша маленькая сирота.

- Вышедшая из морской пены, как Венера, – поддразнила его Сюзанна, давясь от смеха.

- Попридержи язык, ты, болтунья! – взорвался неожиданно для себя самого Джулиан.

- Присаживайся, дорогая, – предложила бабушка Айви, указывая на пустой стул.

Не говоря ни слова, девушка села.

«Улыбка у нее задумчивая, но очаровательная», – подумал Джулиан.

И опять молодой человек стал раздумывать, кем могла быть незваная гостья. Она не крестьянка, и руки ее, как шелк. И не потаскуха, это ясно. У продажных женщин особенная походка: они двигаются так, словно их уже раздели и уложили в постель. Айви была слишком скромна, слишком сдержанна. У нее рыжие волосы, – значит, она не цыганка. Не ирландка, не шотландка – судя по ее выговору.

В комнате появилась Долл с новым подносом, и Джулиан стал внимательно наблюдать, как ведет себя Айви. Она имела хорошие манеры – грациозно приняла из рук служанки тарелку и подождала с едой, пока все не принялись за обед.

Это было бессмысленно. Черт возьми!

На какое- то мгновение Джулиан явственно ощутил, что в принадлежавшем ему доме что-то затевается. И он никак не мог повлиять на это. Рамсдену это было не по нраву.

Айви казалось, что она видит все это во сне. Может, на нее так подействовало вино – густое, темно-красное, сумевшее успокоить ее нервы. Девушка редко пила, так, бокал шампанского на свадьбу подруги или коктейль на Рождество. Но на сей раз она решила не привлекать к себе внимания и не вызывать ненужных вопросов, поэтому не отказалась от вина.

Еда была вкусной – ростбиф, свежий хлеб, компот из разных фруктов и винограда, – но Айви ела, не чувствуя вкуса кушаний.

Ее внимание привлекали лишь трое людей, сидящих за столом: темноволосый мрачный Джулиан, который временами поглядывал на нее недобрым взглядом, хорошенькая Сюзанна, то и дело заливающаяся смехом из-за всякой ерунды, и, наконец, сама леди Маргарет – приятная, серьезная дама, царившая за столом, как бабушка с картины Нормана Рокуэлла [3], с таким видом, словно подобные сборища – обычное для нее дело.

И конечно, Айви была поражена обеденным залом. Стены этой комнаты были выложены каким-то темным, отполированным до гладкости камнем, под высоким потолком темнели деревянные балки, в стеклах окон, за которыми притаилась глухая ночь, отражались огни свечей, освещавших большое, почти пустое помещение.

На стене висел огромный гобелен, изображающий сцену средневековой охоты. Айви ужасно хотелось рассмотреть его при дневном свете и получше разобрать, как из крохотных стежков получалась настоящая картина с элегантными дамами, мужественными кавалерами, веселыми гончими собаками и ястребами.

На противоположной стене поместился портрет темноволосой молодой женщины с серьезным взглядом, одетой в платье вышитое жемчугом, – такие носили во времена Тюдоров. Казалось, женщина внимательно наблюдает за собравшимися своими большими, печальными глазами.

- Это моя прабабушка, – вдруг промолвила леди Маргарет, заметившая, что Айви с интересом смотрит на портрет. – Сюзанна из Денбей. С ней связана одна потрясающая история. Я расскажу тебе как-нибудь на досуге.

- Буду с нетерпением ждать, – проговорила Айви, вспомнив, что первым именем, написанным в книге, было именно имя Сюзанны из Денбей.

- Говорят, она была ведьмой, – невинным тоном заметила Сюзанна, подняв глаза на Айви. Девушка едва сдерживала смех. – Интересно, что думала моя мама, называя свою дочь именем ведьмы, как ты думаешь, Айви? Ты веришь в ведьм?

- Разумеется, она не верит! – вскричал Джулиан, втыкая нож в ростбиф с таким видом, словно он был живой. – Попрошу тебя больше не говорить этой чуши, Сюзанна!

- Ведьмы везде, – внезапно заявила Долл, наполняя бокал Айви вином из серебряного кувшина. – Все об этом знают.

- Да, суеверные глупцы, имеющие кучу предрассудков, верят, – процедил сквозь зубы Джулиан, вцепившись в свою вилку. – А ты, Долл, лучше попридержи язык, когда подаешь обед за моим столом!

Служанка прищурила свои красивые зеленые глаза и хитро взглянула на своего хозяина.

- Я поняла! – вдруг закричала Сюзанна, хлопая в ладоши. – Поняла, Джулиан! Неудивительно, что Айви появилась так внезапно: она – ведьма, Джулиан!

- У нее рыжие волосы, – произнесла Долл с таким видом, как будто это имело большое значение.

- Помолчи, Долл, – приказала леди Маргарет.

Айви затошнило. Все, включая леди Маргарет, уставились на нее. У Сюзанны дыхание перехватило от волнения, Долл смотрела подозрительно, а Джулиан… Джулиан просто кипел от гнева.

Его темные глаза прищурились, челюсти крепко сжались. Вскочив на ноги, он глубоко вздохнул.

- Спасибо, – прошептала бабушка.

- Черт! – взревел он, и его голос эхом прокатился по большой комнате.

Джулиан переводил взгляд с Сюзанны на Долл, а затем уставился на Айви.

- Будут мне здесь повиноваться или нет?! – закричал он. – Говорил я или нет, чтобы в этом доме никто не заикался о ведовстве?!

Долл была в ужасе. Сюзанна покраснела, нахмурив брови. Леди Маргарет как ни в чем не бывало продолжала есть.

- Так говорил или нет?! – гремел Джулиан.

Опустив голову, Сюзанна пробормотала что-то невнятное.

- Я хозяин здесь или нет, в конце-то концов?!

- Да, ты хозяин, только не буду говорить чего! – огрызнулась Сюзанна, бросив салфетку на стол.

- Ох, нет! – тихо промолвила бабушка.

- Бесстыжая нахалка! – ледяным тоном проговорил Джулиан. К большому облегчению Айви, он больше не кричал. – У тебя в голове мозгов не больше, чем у младенца. Я многое пережил, Сюзанна. Ты и твой глупый рот могут принести нам много вреда. А теперь выслушай меня, и выслушай хорошенько. И вы все тоже послушайте. – Он указал пальцем на всех женщин по очереди. – Я не потерплю разговоров на эту тему. Чтобы я не слышал больше о ведьмах ни слова! А если кто осмелится меня ослушаться, тот немедленно покинет этот дом.

- Но, Джулиан… – начала было бабушка.

- Что – Джулиан?– перебил ее Рамсден. – Это не шутка. Все может начаться с болтовни глупой девчонки, а закончиться настоящей катастрофой. Ну-ка скажи мне, умница ты моя, сколько предполагаемых ведьм умерло в этом году из-за сплетен и разговоров старых дур?

- Откуда мне знать! – возмутилась Сюзанна, закатив глаза, отчего стала похожа на современного Айви подростка, который не желает слушать взрослых.

- Сейчас ты это узнаешь, я скажу тебе, невежа! В одном только графстве Эссекс повесили и сожгли тридцать женщин. Во всей Англии – в два раза больше. В Шотландии, говорят, каждый год расправляются с сотней несчастных. А в Германии вообще не сосчитать, к тому же там применяют и пытки.

- Упокой Господь их души, – прошептала леди Маргарет, и на мгновение в комнате воцарилась тишина.

- И ты еще хочешь знать, Сюзанна, – продолжал Джулиан более спокойным тоном, – почему я останавливаю тебя? Мы живем в опасное время. Я уже много раз предупреждал тебя, но теперь моему терпению пришел конец. Я решил так: ты останешься в своей комнате на две недели и хорошенько подумаешь о своем поведении.

- Нет, Джулиан, я не смогу сидеть взаперти две недели! – взмолилась девушка.

- Ради Бога, не перечь мне! И ты будешь там одна!

- Как?! Даже без бабушки?

- Особенно с бабушкой тебе не надо видеться. Это она вбивает тебе в голову всякую чушь!

Сюзанна разозлилась, придя в ужас от такого наказания. Ее и без того красные щеки стали багровыми, на темных глазах выступили слезы.

- Я не послушаю тебя, Джулиан!

- Еще как послушаешь, или уберешься из моего дома!

Девушка вскочила, слезы брызнули из ее глаз, и она выбежала из комнаты, шурша своими красными юбками.

Айви молчала, опустив голову. Она выросла в доме, где скандалы были обычным делом, и научилась вести себя так, чтобы никто не обращал на нее внимания.

- Джулиан, это жестоко, – спокойно проговорила леди Маргарет.

- Жестоко, миледи? – переспросил Джулиан. – Вы полагаете, что это более жестоко, чем казнь через повешение? И прошу вас не забывать, что в этом доме я – хозяин, и все, включая вас, должны мне подчиняться. А если вы посмеете ослушаться, то последствия будут самыми непредсказуемыми.

Леди Маргарет наконец-то рассердилась.

- Стыдно, Джулиан Рамсден! – вскричала она. – Сказать такое собственной бабушке! Не думала, что доживу до такого позора! Прошу прощения, но мне неприятна эта компания, – ледяным тоном добавила она. – Прости меня, Айви.

Девушка кивнула, но пожилая дама, казалось, не заметила этого, бросившись к двери.

- Между прочим, Джулиан, – бросила Маргарет через плечо, – я тебе пеленки меняла, когда ты еще на горшок проситься не умел.

Похоже, Рамсден обиделся.

- Что за вздор! – вскричал Джулиан, стараясь взять себя в руки.

Это ему почти удалось, как вдруг ножка его стула подломилась и Джулиан грохнулся на пол.

- Черт побери вас всех! – заревел он откуда-то из-под стола.

Айви пришлось спрятать лицо в ладонях, чтобы не расхохотаться: смех так и рвался из нее.

Но тут из-под стола вылез Джулиан с такой недовольной физиономией, что девушка не выдержала и громко рассмеялась.

- Надеюсь, мы быстро разыщем твою семью, – процедил хозяин замка сквозь зубы. – Кого мне здесь не хватало, так это еще одной пустоголовой женщины!

Айви покраснела. Больше всего ей захотелось вновь очутиться в своем магазинчике или в своей уютной квартирке. Там никто не смел повышать на нее голос!

Айви было интересно, что Джулиан сделал с драгоценной книгой. Если она где-нибудь в замке, девушка непременно найдет ее. А до тех пор Айви решила быть покладистой и сдержанной на язык.

Не будь девушка так напугана, она бы сочла необыкновенное происшествие интересным приключением.

Сон не шел к ней, и Айви уселась на стул у камина, разглядывая принесенные Сюзанной платья. Фиолетовый шелк на золотистой хлопковой подкладке был прошит аккуратными ручными стежками, рассмотрела она внимательно платье, которое надевала на обед. У другого юбка была из тяжелой шерсти цвета опавших листьев, лиф шелковый и пышные рукава. Третье платье было из темно-синего бархата. Рукава на три четверти заканчивались белоснежными кружевными отворотами. По всей длине – от плеча до локтя – рукава были присборены и украшены золотым шнуром и жемчужинами.

Осмотрев корсет из плотного хлопка, который завязывался на плечах, Айви поклялась себе никогда не надевать это нелепое сооружение на костях.

Зачарованная пламенем, девушка принялась обдумывать свое положение. Интересно, почему леди Маргарет заподозрила, что какие-то сверхъестественные силы занесли Айви в замок Рамсдена? Да и Сюзанна – она и вправду считала, что Айви ведьма, или просто так молола языком? Эти мысли не выходили у девушки из головы. А Джулиан? Поверил ли он сестре? Было очевидно, что он не принял на веру историю о потере памяти. Весь обед он не сводил с Айви подозрительного взгляда.

Впрочем, девушка тоже украдкой рассматривала молодого Рамсдена, и на сей раз от ее внимания не ускользнули ни ярость в его глазах, ни суровый облик, в котором было что-то зловещее, как ей теперь казалось.

«Странно, что Джулиан не женат», – мелькнуло в голове у Айви. На ее памяти все привлекательные мужчины всегда были женаты.

И еще одна мысль тревожила девушку: чем в этот момент был занят хозяин замка? Он спал или напряженно глядел в потолок, размышляя о том, как ему быть с незваной гостьей?

Айви принялась ходить по комнате из угла в угол. На ней была длинная ночная сорочка Сюзанны, а поверх – ее же бархатный халат, подбитый мехом.

Айви хотела было забраться в постель, но тут же поняла, что не сможет уснуть. Походив по комнате еще немного, она схватила свечу из подсвечника и бросилась к двери. В коридоре стояла кромешная тьма, и, как обычно бывает с людьми в темноте, у нее сразу обострился слух; ей даже показалось, что она слышит шум морского прибоя. Надо было начинать поиски книги.

Поначалу Айви подумала, что в такой тьме бесполезно даже браться за дело. Скорее она потеряет дорогу назад, в свою комнату. Но отступать было нельзя. Девушка с трудом разыскала винтовую лестницу и спустилась вниз. Огонь в камине догорал. Айви остановилась, прислушиваясь.

О назначении двух дверей большого зала она знала: одна вела во двор, вторая – в столовую. Оставалось еще три двери, как две капли воды похожие одна на другую.

«Давай, не робей, – подгоняла она себя. – Не найдешь ничего за первой дверью, заглянешь во вторую, а в случае неудачи – в третью». Ее босые ноги громко шлепали по каменному полу.

В зале было холодно и темно. Айви пересекла большую комнату, вся обстановка которой состояла из кресла, стоящего у окна. Подойдя к нему, девушка повыше подняла свечу, и ее отблеск заиграл на оконном стекле.

На полу возле окна лежала лютня, а рядом с ней – листок с нотами. «Не похоже, чтобы это был инструмент Джулиана, – решила девушка. – Скорее всего, Сюзанна любит развлечь себя музыкой».

Айви двинулась вдоль коридора и вдруг заметила, что под одной из закрытых дверей горит свет. Она прислушалась, но ничего не услышала.

- Не будь трусихой! Постучи и, если кто-нибудь ответит, скажи, что заблудилась, – прошептала она. – Никто не усомнится в твоих словах.

Подойдя на цыпочках к двери, она приложила к ней ухо и стала слушать. Ни звука. Айви осторожно постучала. Тишина.

Набрав в грудь воздуха и оглядевшись, девушка толкнула тяжелую дверь. Заскрипели ржавые петли, и дверь тяжело отворилась. Очевидно, она попала в покои Джулиана, хотя его там не было. За маленькой гостиной находилась большая спальня. В камине потрескивал огонь, освещая ковер, стул без чехла и длинный низкий стол, очевидно служивший Рамсдену рабочим столом. Он был завален бумагами, перьями и книгами. На спинке стула висел черный камзол Джулиана.

Пройдя через гостиную, Айви заглянула в спальню. Полог и покрывало большой кровати были из синего бархата, обшитого снизу мехом. Высокая спинка, доходящая почти до потолка, была украшена резьбой, изображавшей причудливо переплетенную виноградную лозу. По углам спинки были вырезаны головы двух баранов с закрытыми глазами – как будто они спали. Между бараньими головами виднелась какая-то надпись. Айви не выдержала и подкралась поближе – чтобы прочитать ее.

«Николас и Сюзанна Рамсден, 1529».

В большом шкафу висело несколько камзолов и длинные, свободные штаны. Шляпа с пером, как у д'Артаньяна, валялась на полу возле шкафа, наполовину заваленная кучей другой одежды и всевозможной обуви. На полке, собирая пыль, разместилась целая коллекция стаканов и бокалов.

Похоже, Джулиан не очень-то заботился о своем жилье.

Вернувшись в гостиную, Айви еще раз внимательно огляделась и быстро подошла к столу.

Она быстро осмотрела все книги, но нужной среди них не было. Девушка принялась перебирать бумаги и, поддавшись искусу, пробежала глазами верхний листок. Почерк был аккуратным и понятным.

«…Опасное и необдуманное действие. Молю тебя, Джулиан, подумай, ведь я был твоим другом и компаньоном со школьной скамьи, когда мы были молоды, нахальны и нам нечего было терять, разве что несколько серебряных монет в карточной игре да голову в юношеских забавах. Но пришло время и игры кончились: если ты будешь стоять на своем и настаивать на том, чтобы довести дело до конца, ты сможешь и впрямь остаться у последней черты. Ты уже потерял все свои деньги и земли. Твой отказ отречься от твоего бывшего короля может стоить тебе и чего дороже.

Поскольку о нашей дружбе всем известно, Кромвель обратился ко мне за помощью – чтобы я уговорил тебя. Признаюсь, это поручение мне не по душе. Он просит, чтобы ты женился на Фелиции Эстли. Ее отцу теперь принадлежат земли, которые прежде были твоими. Кромвель заявил, что будет рад вашей женитьбе, если ты свяжешь себя брачным союзом с Фелицией не позднее весны. – Прежде чем кричать и отказываться, выслушай меня. Кромвель упомянул твою леди бабушку. Он намекнул, что знает кое-что о ней, но пока готов помалкивать. Подумай хорошенько, мой друг…»

Айви хотела было перевернуть страницу, но тут какой-то шорох отвлек ее. Вспомнив о своей цели, девушка отложила письмо в сторону и приподняла остальные бумаги, стараясь не нарушать их порядка. Ничего. Айви отодвинула какую-то книгу в богатом переплете, потом – листок, исписанный множеством цифр. Внизу лежала ее книга. Он нарочно завалил ее другими книгами и бумагами – подальше от посторонних глаз. Все произошло так быстро и просто, что Айви едва поверила в свою удачу, но, как бы то ни было, книга была перед ней. Та самая книга в темном, гладком переплете с аккуратными стежками.

Айви глубоко вздохнула, и звук ее вздоха нарушил тишину комнаты. Она прижала книгу – свою книгу – к груди и мысленно поблагодарила Бога за удачу, а может, и не Бога, а судьбу… словом, того или кого, кто сумел помочь ей.

Руки девушки слегка задрожали, когда она принялась перелистывать страницы.

 «Чтобы очистить воздух…

 Чтобы избежать нежелательного зачатия…

 Если подозревают внутреннее кровотечение…

 Если хорошенько настоять розовую воду…»

Страницы были плотнее и чище, чем в тот последний раз, когда она листала книгу, записи темнее и понятнее, даже в неясном свете.

«Лихорадка не должна повториться,

Если Луна идет на убыль и…

Лучшее снотворное, которым, однако,

Надо пользоваться с осторожностию…»

…Но вот, наконец, и оно – то самое заклинание, которое принесло ее сюда. Сердце Айви тревожно забилось, когда она увидела его. Девушка окинула комнату безумным взором. Она быстро прочитала молитву, прося Бога о том, чтобы заклинание сработало и она бы вернулась в свой магазинчик как можно быстрее.

К собственному удивлению, Айви вдруг ощутила нерешительность. Если книга не обманывает ее, то она навсегда исчезнет из этого времени и так и не узнает, что сталось с седовласой леди Маргарет, со смешливой Сюзанной и с Джулианом, у которого такие темные, пронзительные глаза и такое красивое лицо! Айви надеялась, что удача больше не отвернется от него и он сможет успешно противиться своему новому правителю.

- До свидания, – прошептала она дрожащим голосом. – Всего вам всем доброго!

Глубоко вздохнув, Айви начала медленно читать:

- Все времена и страны обыскала я – напрасно… Вокруг нее зашелестел легкий ветерок.

Айви задрожала. Судорожно сглотнув, она продолжила чтение: –…Искала в свете дня и во мраке ночи… Раздался мелодичный звон! Заклинание действовало! –…И поклялась я…

- Точнее, тебе придется поклясться, что если ты задумала еще где-нибудь порыться и поискать, то сделаешь это не в моей спальне! – перебил ее резкий оклик.

Сердце Айви замерло. Вскрикнув, она уронила драгоценную книгу на пол. Джулиан медленно поднял книгу и посмотрел на девушку. Затем он захлопнул книгу. На Рамсдене не было рубашки, штаны свободно болтались на стройных бедрах. Длинные кудри Джулиана падали на его обнаженные плечи. Прищурив глаза, он в упор смотрел на Айви.

- Я жду, – заявил он.

Айви хотела ответить хоть что-то, но не находила нужных слов. Она открыла рот, потом закрыла его, потом опять открыла.

- Замечательно, – язвительно произнес Джулиан. – Очень умно, нечего сказать. Ни в жизни не видел, чтобы девушка была так похожа на рыбу. Если захочешь еще изобразить чайку или кошку, то поищи для этого другое место.

- Что за чушь! – воскликнула Айви, опускаясь на стул.

- Так будешь отвечать или опять прикинешься дурочкой?

Айви едва сдерживалась, чтобы не сорваться. Точнее, ее нервы уже не выдерживали. Все пропало. Она устала. Она потерялась во Времени и не в силах ничего изменить. Ее ноги заледенели.

И, может быть впервые за всю свою жизнь, Айви огрызнулась в ответ:

- Ты всегда так груб?

Похоже, Джулиан был шокирован. Эта незваная гостья, эта воровка еще и обижается!

- Послушай, – вновь заговорила Айви, – у меня был отвратительный день. Я потерялась, я устала, я очень несчастна… И ты со своим идиотским сарказмом – это вовсе не то, что мне сейчас нужно.

- Если тебе что и нужно, – ледяным тоном проговорил Джулиан, – так это хорошая порка.

- А тебе, – парировала Айви, – хороший пинок в задницу. Ты груб с бабушкой, груб с сестрой и ведешь себя, как испорченный ребенок, если все идет не по-твоему. Ты – высокомерный тиран. Никого не встречала хуже!

Джулиан во все глаза смотрел на нее.

- Да как ты смеешь! Ты пролезла в мой дом, наплела мне какую-то ерунду, ты втираешься в расположение к моим домашним и, как шпионка, шаришь в моих вещах в моей собственной спальне!

Он наклонился к Айви через стол, и его лицо в красноватых отсветах пламени стало демоническим.

- Убирайся вон из моего дома!

Все воодушевление Айви как рукой сняло. Ей показалось, что сердце ее остановилось, руки заледенели.

- Что?

- Убирайся! Уходи. Немедленно. Если я кого презираю, так это шпионов. Еще больше я ненавижу воров. А ты, моя птичка, или то, или другое! Поэтому проваливай!

Рамсден имел в виду именно то, что сказал. Это было ясно по его уверенному тону, по напряженной позе, по искаженному от гнева лицу.

Схватив Айви за руку, Джулиан рывком поднял ее со стула:

- Пойдем, Айви, или как тебя там! Возьми свои вещи и проваливай, пока ты не принесла в этот дом беду, а я провожу тебя до двери! А если ты посмеешь вернуться… нет, даже не вернуться, а подойти к стенам замка ближе чем на милю, ты пожалеешь о том, что появилась на свет! Слышишь меня?

Одной рукой он толкнул ее к двери, а другой швырнул на стол драгоценную книгу. Раздался громкий стук.

Застыв от ужаса, Айви оглянулась на книгу – ее единственное спасение. В голове у нее загудело, тело стала сотрясать неистовая дрожь, и, не сдержавшись, девушка разрыдалась.

Глава 5

Джулиан грубо выволок Айви из своих покоев, с грохотом захлопнул дверь и потащил ее по темному коридору.

- Пожалуйста…– взмолилась девушка.

Даже очнувшись на пляже, она не была в такой панике, как сейчас. Наверное, тогда ее защитил шок, в котором она пребывала, но теперь шок прошел, и Айви была в отчаянии.

Оказаться холодной зимней ночью одной, в мире, где она не знала ни души, ничего не умела и не представляла, куда пойти!…

Айви попыталась представить себе, что она может сделать и куда направиться. Но ответа она не нашла: его попросту не было. Она никого не знала и, собственно, не представляла, где находится. Где она будет спать? Что станет есть?

И ко всему прочему, девушка была уверена, что единственный способ вернуться – это заполучить книгу, которую Джулиан прятал в своей комнате.

- Что же ты у меня искала?– загремел Рамсден, таща ее в большой зал. Его крик эхом отдавался от стен высокого, пустого помещения.

- Я заблудилась, – едва смогла вымолвить Айви. Она понимала, что Джулиана не удовлетворит такое объяснение. – Увидев свет в твоей комнате, я остановилась, чтобы спросить…

- Ага, а, зайдя в мои покои, ты решила, что имеешь право читать мои письма и хватать вещи, которые тебе не принадлежат?! – язвительно проговорил Рамсден.

Сколько времени он наблюдал за ней? Айви пыталась придумать какое-то объяснение своему поведению. В полутемном зале, освещаемом лишь тлеющими углями, его лицо казалось угрожающим: глаза и выдающиеся скулы Джулиана прятались в тени, темные волосы шатром накрывали искаженное гневом лицо. Хватка его была железной.

- Увидев книги, я подумала, что могу взять что-нибудь почитать. Мне и в голову не пришло, что ты так разъяришься, если я возьму у тебя книгу.

- А я вот разъярился, представь себе. Впрочем, я тебе не верю. И если ты опять задумала дурачить меня своим притворством, то у тебя ничего не получится: я не поверю, что у тебя внезапно отшибло память. С меня довольно выдумок!

- Зачем мне лгать тебе? – испуганно вскричала Айви.

- Причин может быть сколько угодно. Ты или воровка, или шпионка, или…– он внезапно замолчал. Ведьма. Хоть Джулиан и не произнес этого слова, Айви догадалась, о чем он подумал.

- Пожалуйста, ради Бога, выслушай меня! Нет, клянусь, нет! Ты не прав в своих подозрениях!

Рамсден остановился и посмотрел Айви в глаза:

- Почему я должен верить тебе?

- Потому, что я говорю правду. Пожалуйста, поверь мне! Господи, пожалуйста, не допусти, чтобы он выгнал меня из дома на голодную смерть! Послушай, Джулиан! Я не знаю, где нахожусь! Мне некуда пойти… У меня нет ни гроша… Я буду голодать… Пожалуйста, Джулиан, сжалься надо мной! – Девушке было противно так унижаться и уговаривать Рамсдена, но, похоже, другого выхода у нее не было. – Позволь мне остаться хотя бы до тех пор, пока я не найду дороги домой. Хочешь, я буду работать. Я смогу помогать на кухне и буду служанкой не хуже, чем Долл. – Айви едва не плакала. Яростно заморгав, она пыталась сдержаться.

- Тогда расскажи мне, как ты попала на берег? – с подозрением спросил он.

- Не могу! – выкрикнула Айви. Отпустив ее руку, Рамсден прислонился к холодной каменной стене и посмотрел на девушку. Его лицо выражало нетерпение, глаза буравили душу.

Айви сглотнула и молча стояла перед ним, судорожно сжимая пальцами складки халата.

Она боялась дышать. Любой неверно истолкованный Рамсденом взгляд, любое слово могли спровоцировать новый всплеск ярости.

- Даю тебе два дня, – заявил он.

Два дня! Сможет ли Айви раздобыть книгу за этот срок? Да. Ведь теперь она знала, где искать.

Но следующие слова хозяина замка заставили кровь застыть в ее жилах:

- За это время я постараюсь разузнать, откуда ты сюда явилась и как это ты потерялась. Моли Бога, чтобы я не раскопал чего-нибудь. Эти дни ты ни на шаг не должна покидать свою комнату. Впрочем, это меня не будет беспокоить – я запру тебя на крепкий замок.

На замок! Это катастрофа! Лишившись дара речи, девушка оторопело уставилась на него. Казалось, Рамсден был доволен своим решением.

- Это жестоко, – прошептала Айви.

- Вовсе нет. Ведь я даю тебе отличный шанс. Если в твоих словах есть хоть доля правды, я раздобуду тому доказательство. Может, это и впрямь жестоко. Но тебе повезло: я не выгоняю тебя ночью.

Айви была в ужасе.

Приподняв насмешливо брови, Джулиан указал ей на винтовую лестницу:

- Прошу вас, миледи, а я, с вашего позволения, провожу вас в ваши покои.

Не говоря ни слова, со сжавшимся от страха сердцем, девушка ступила на темную ступеньку. Обернувшись на Рамсдена, она, к своему стыду, заметила Сюзанну, стоявшую за Джулианом.

Девушка заговорщически улыбнулась, приложив руку к губам, а затем свернула за угол и пропала из виду.

Расстроенная и испуганная вернулась Айви в свою крохотную комнату. Холодно взглянув на нее, Джулиан молча закрыл дверь и повернул ключ в замке.

Айви долго сидела, задумчиво глядя на огонь. Заснула она, уже когда стало светать, и поэтому, услышав лязг открываемой двери, она едва смогла открыть глаза.

Это была Долл с подносом, на котором лежал хлеб с сыром. У служанки, по обыкновению, был недовольный вид. Она хмуро посмотрела на пленницу:

- Ну вот ты и влезла в это дело, так? Айви ничего не поняла.

- Пожалуйста, Долл, объясни мне, что ты хочешь этим сказать? – попросила девушка, стараясь, чтобы ее голос звучал по-дружески. Уж если она стала пленницей, то надо вербовать себе союзников.

Долл крепко сжала губы и осуждающе посмотрела на Айви. Девушке пришло в голову, что служанка была бы вполне привлекательней, если бы не ее хмурое лицо.

- Угу, – буркнула Долл. – Объясни! Рыщешь тут по всему дому, копаешься в вещах хозяина! Ему бы следовало отвести тебя прямо к шерифу, вот что я тебе скажу. А уж если решилась кого ограбить, то надо было выбрать другое место, вот так вот!

Айви села на кровати, свесив ноги. Несмотря на огонь в камине, в комнате было холодно. Сквозь матовое стекло пробивались лучи холодного зимнего солнца.

Айви потянулась за теплым халатом, лежавшим в ногах постели.

- Я не воровка, Долл.

- А я слыхала совсем другое, – проворчала служанка, вороша угли в камине. – К тому же и ума тебе не хватает. Нечего заглядываться на Джулиана Рамсдена. И вообще нечего здесь делать. Они здесь все с таким… глазом…

- С каким еще глазом? – недоуменно переспросила Айви.

Долл вызывающе встала у двери, держась одной рукой за щеколду, а другую положив на бедро.

- Да. Они все про всех знают, знают все, что ты думаешь. Они все это умеют. Вот почему, ты думаешь, я – единственная девушка из деревни, которая не боится здесь работать?

Взяв серебряную чашку, которую Долл поставила на стол, Айви отпила из нее глоток вина. Девушка поежилась: вино – на завтрак?!

- Так почему, Долл?

Отбросив назад каштановые кудри, служанка самодовольно объяснила:

- Да боятся, вот что я тебе скажу. Остались лишь я, старая Эдит – кухарка, да Бен – конюх. Раньше-то господа всем приплачивали, чтобы слуги помалкивали, а теперь… А Бен-то… он ваще ничего не боится.

- Чего не боится? – переспросила ничего не понимающая Айви.

С треском распахнув дверь, Долл внимательно оглядела коридор, а затем шепотом ответила:

- Да как же… Они ж все– ведьмы. Все. И старуха, и Сюзанна, и мастер Джулиан. Говорят…– Долл еще раз внимательно огляделась, придвинулась ближе к Айви и зашептала с горящими от возбуждения глазами: – Говорят, что Денби – вовсе не их отец. Догадайтеся, что это значит, – добавила она многозначительно.

Онемев от изумления, Айви покачала головой.

- Им был сам сатана! – воскликнула служанка, испытывая одновременно и страх, и гордость за столь многозначительное заявление.

- О Господи, Долл! Но это же просто нелепо!

- Да-да. Это ужасно, – произнесла Долл, явно не услышав, что Айви назвала ее замечание нелепым.

Тут со двора раздался цокот лошадиных копыт, и служанка бросилась к окну.

- Посмотри-ка.

Пухленькая девушка поманила Айви пальцем, и та подошла к ней, ступая босыми ногами по каменному полу.

- Погляди только на него, – продолжала настаивать Долл, – Да одного взгляда довольно, чтобы понять, чей он сыночек!

Джулиан скакал по двору на своем вороном коне, его серый плащ развевался на ветру, солнце играло на длинных темных волосах. Ни дать, ни взять – герой старого кинобоевика из жизни мушкетеров.

- Не знаю…– задумчиво молвила Айви. – По-моему, Джулиан – просто красивый мужчина. Да и лицо у него, как у ангела.

- Ага, значит, ты заметила, – довольным тоном произнесла Долл, словно слова Айви хоть как-то подтверждали ее домыслы.

- Да не вижу я ничего такого, – возразила Айви.

- Между прочим, говорят, что Люцифер до своего падения был одним из самых прекрасных ангелов, – заявила Долл, следя взглядом своих зеленых глаз за Джулианом.

Даже не понимая толком почему, Айви испытывала странное желание защищать хозяина замка от сплетен не в меру болтливой служанки.

- Ну да, я понимаю, что характер у него не из легких, да и нрав буйноват. И наверное, Джулиан часто бывает не прав, – промолвила Айви. – Но это вовсе не означает, что он – сын князя тьмы.

Долл слегка обиделась и подозрительно посмотрела на девушку:

- Я говорю тебе лишь то, о чем в деревне знают все… Всегда знали…– Отбросив назад пышные кудри, служанка решительно направилась к двери. – Пожалуй, тебе нужен молитвенник, – добавила она. – Скорее всего, он просто околдовал тебя, вот ты его и защищаешь. Это все его взгляд. Ему достаточно лишь улыбнуться девушке, и дело сделано. Никто не в силах ему противиться.

- Думаю, все дело в тестостероне [4], а вовсе не в его дьявольской силе, – резко проговорила Айви, которую раздражала самодовольная уверенность служанки.

Долл надулась.

- Быть бы тебе посдержанней! – заявила она наконец и, задрав нос, выплыла из комнаты.

Услыхав звук поворачиваемого в замке ключа, Айви вспомнила, что была пленницей, и внезапно поняла, что только что потеряла возможную союзницу.

Девушка задумчиво посмотрела в окно – за серыми стенами замка зеленели верхушки сосен, внизу, в долине, пестрели крыши маленьких домиков деревушки, вдали виднелось холодное безбрежное море. Похоже, она попала в прочную ловушку в этом сказочном месте и не представляла, как отсюда выбираться.

- Может, Долл и права, – пробормотала Айви, отломив кусочек хлеба. – Может, мне и нужен молитвенник.

* * *

- Айви…

Девушка удивленно оглянулась на голос и неуверенно подошла к двери: шепот явно раздавался из замочной скважины.

Солнце уже садилось; Айви провела наедине со своими размышлениями весь день. Чего только не приходило ей в голову! То она думала, что Джулиан посадит ее в тюрьму и ее повесят, как воровку. Иногда Айви надеялась, что леди Маргарет вот-вот принесет ей волшебную книгу и тогда она сможет вернуться в свой, реальный мир. Но надежда тут же меркла, и Айви казалось, что она просидит в этой холодной комнате всю жизнь, до тех пор, пока ее волосы не поседеют и она не превратится в дряхлую старуху.

Девушка то дремала, то просыпалась и начинала прикидывать в уме, сколько могла бы стоить мебель из древнего замка в ее антикварном магазинчике. Вот тут-то из дверной скважины и раздался шепот.

- Айви!

- Кто здесь? – прошептала девушка в скважину.

Короткий смешок.

- Сюзанна, – последовал ответ. – Как ты там, Айви?

- Хорошо. Хотя, честно говоря, побаиваюсь. Сюзанна, я ничего не воровала, и я не…

- Молчи и слушай, – перебила ее девушка.

Айви затихла.

- Мне надо торопиться, – быстро заговорила Сюзанна, – потому что Джулиан вот-вот вернется и обнаружит, что я здесь. Послушай меня, Айви, я могу тебе помочь, но ты должна сделать то, что я скажу.

- Я слушаю, – прошептала Айви в скважину.

- Отлично. – Вновь короткий смешок. – Нам повезло: Долл потеряла ключ и не может его найти. Я взяла у нее поднос с твоим ужином и принесла его к твоей двери. Джулиан сейчас придет сюда и не сомневаюсь: он занесет поднос к тебе. Теперь слушай внимательно, Айви.

- Я это и делаю, – отвечала Айви, не понимая еще, к чему ведет Сюзанна.

- Необходимо, чтобы Джулиан выпил вино из бокала. Слышишь?

- …Чтобы Джулиан выпил вино из бокала, – послушно повторила Айви, нервно поеживаясь. – Но зачем?

- Не пугайся, он не умрет. Хотя, признаюсь, я предлагала его отравить. Старый тиран! Запер меня в комнате, чтобы я весь день просидела в одиночестве, читая какую-то ерунду. Ужас! Но бабушка сказала: «Нет! Ты не можешь травить людей, если просто злишься на них». Жаль, правда?

- Сюзанна, – нетерпеливо перебила се Айви, – а что потом? После того, как он выпьет вино?

- Ох! – Заливистый смех. – Как только он уснет, беги скорее в галерею к леди бабушке. Вот и все. Все будет хорошо, Айви.

- Сюзанна… – вновь заговорила Айви, но тут же замолкла, услышав удаляющиеся шаги девушки.

Отойдя от двери, Айви подошла к зеркалу. Она попыталась уложить волосы получше, шепотом понося непослушные огненные кудряшки выбивающиеся из прически. Затем Айви уселась на стул в ожидании Джулиана. Сердце ее бешено колотилось от нетерпения и страха.

Девушка узнала о приближении хозяина замка еще до того, как он подошел к двери: сначала из коридора раздались злобные ругательства – Джулиан проклинал нерадивых служанок и женщин вообще, «с которыми одни беды».

Айви догадалась, что его последние слова относятся непосредственно к ней. Забавно, но ей никогда в голову не приходило думать о правах женщин: она принимала их, как нечто должное. Но, услышав, как Джулиан заявляет своим сестре и бабушке, что он – их хозяин и господин, как он командует своими родственницами, Айви испытала только одно желание – накричать на него как следует и тем самым преподать урок вежливого обращения с дамами.

Однако Айви по природе не была борцом. Скорее, она была настоящей трусихой. Девушка убежала из дома, в колледже избегала парней, которые проявляли к ней интерес, да и вообще боялась жизни и старалась спрятаться в своем укрытии – антикварном магазинчике. Сейчас бежать было некуда.

Но вот ключ в замке повернулся, и он – высокий, мрачный и злой – вошел в комнату. В руках Джулиан неловко держал поднос с едой: сразу было видно, что носить подносы он не привык.

- Ты разузнал что-нибудь обо мне? – поинтересовалась Айви. Разумеется, он не мог ничего выяснить, но девушка подумала, что молчать было неразумно.

- Нет, – последовал ответ.

Поставив поднос на стол, хозяин уселся на стул напротив Айви.

Айви взглянула на море, над которым рыжело вечернее, закатное солнце.

- Я заглянул в каждую гостиницу, каждую таверну, каждую церковь, не пропустил мимо ни одного дома на расстоянии сорока миль от замка. Ничего! Никто не видел тебя и ни слова о тебе не слыхал!

Вид у Джулиана был усталый, высокие скулы покраснели от холодного ветра. Спутанные темные волосы падали на плечи.

- И никто не видел, чтобы ты проезжала мимо, – добавил он. – Признаюсь, на это у меня была надежда.

Айви взглянула на поднос. Отблески огня из камина играли на блестящем боку серебряного кувшина. Рядом стояли два бокала, оба полные. Возле одного лежал листочек плюща. «Как умно, – подумала Айви [5], – сразу понятно, что этот бокал предназначен для меня».

«Дай Джулиану бокал вина. Пусть он его обязательно выпьет», – прозвучало в голове у девушки.

Быстро схватив собственный бокал, Айви отпила вина. Оно было горячим, со специями.

- Как вкусно, – одобрила она. Джулиан наблюдал за ней потемневшими глазами.

- Очень вкусное вино, – повторила девушка. Поставив свой бокал, она взяла другой – предназначавшийся Джулиану – и протянула ему. Ее рука немного дрожала. – Выпей, – предложила она, стараясь, чтобы в голосе ее прозвучала забота.

- Что? Ах да, спасибо.

Все оказалось слишком просто, – правда, хозяин даже не шевельнулся, чтобы взять бокал, и Айви через мгновение поняла, что он ждет, чтобы она подала ему его. «Тоже мне принц нашелся», – подумала Айви, вручая ему бокал.

Джулиан сделал большой глоток, Айви не сводила с него глаз.

- Где я только не был, – промолвил он наконец, – и на севере, и на юге, даже болота объехал. Никто ничего не знает, – добавил он задумчиво.

Постояв возле него некоторое время, Айви вернулась к своему стулу около камина.

- Конечно, – продолжал Джулиан, – остается еще возможность того, что где-то недалеко потерпел крушение корабль, но что-то я ничего об этом не слыхал. – Он отпил еще один глоток. – Действительно приятное вино.

«Пей, пей», – думала Айви, внимательно наблюдая за своим тюремщиком, надеясь, что снотворное вот-вот подействует. Но по виду Джулиана нельзя было сказать, что он скоро уснет, просто он был задумчивым.

- Кто-нибудь приходил к тебе сегодня? – спросил он. – Бабушка или, может, Сюзанна?

- Здесь никого не было, – буркнула в ответ Айви. – Только Долл.

- А-а, это невыносимое существо, – пробормотал Джулиан. – Наверное, она постаралась сообщить тебе все местные сплетни.

Айви удивилась. Неужели он и вправду умеет читать мысли? Да нет, скорее всего он просто хорошо знает характер служанки.

- Так и есть, – призналась Айви, решив, что, когда есть на то возможность, лучше говорить правду.

- И что ты на это скажешь? – поинтересовался Джулиан, нахмурив брови.

- Честно? – пожала плечами Айви. – Мне все эти сплетни показались сущим бредом. Конечно, ты – человек крутого нрава, любить повелевать и вести себя не очень-то хорошо, но все это вовсе не означает, что ты – сын сатаны.

Джулиан, казалось, удивился, а потом, неожиданно для Айви, весело рассмеялся.

Когда он улыбался, его лицо преображалось. Серые глаза оживлялись, на щеках появлялись забавные ямочки.

- Что ты говоришь, Айви?! Мне немного обидно. Неужели ты и вправду меня считаешь таким?

По его виду было не сказать, что он обиделся.

- По правде говоря, – отвечала девушка, – ты мне не совсем по нраву. Как бы тебе понравилось, если бы тебя заперли в одиночестве в холодной комнате, да еще на весь день, всего лишь за то, что ты заблудился?

Джулиан опрокинул в себя остатки вина из бокала и снова наполнил его из серебряного кувшина.

- Ну вот, ты снова об этом! – недовольно промолвил он. – Я просто не верю, что ты говоришь мне правду.

Айви так хотелось, чтобы снотворное поскорее подействовало. Джулиан вытянул вперед свои длинные ноги и откинулся на высокую спинку стула, взглянув на нее. Может, вино начинало действовать? Его щеки порозовели, темные глаза потеплели. Казалось, напряжение покидало его. Айви вновь обратила внимание на то, каким красивым он был, ни дать ни взять – средневековый принц.

Айви почувствовала, что краска заливает ее лицо.

- Самое логичное – предположить, что ты шпионка, – заявил хозяин. – Это как раз в духе Кромвеля – подослать ко мне хорошенькую женщину, чтобы она все выведала обо мне.

Хорошенькую? Айви удивленно посмотрела на Джулиана, думая, что он шутит. Она не была хорошенькой и никогда не питала никаких иллюзий по поводу своей внешности. Айви прекрасно знала, что похожа на тень – худая, бледная. Никто никогда не считал ее хорошенькой, да она и сама знала, каких девушек так называют – их было много в колледже. Это были шумные, уверенные в себе существа со светлыми локонами, загорелой кожей и в дорогой одежде. По субботам они бегали на свидания, задерживаясь до темноты.

Нет, бледную девушку с рыжими волосами, которая вечно сидела дома, уткнувшись носом в книги, никак нельзя было назвать хорошенькой.

Но Джулиан, кажется, говорил вполне серьезно.

- Ты покраснела, – заявил он.

Айви торопливо глотнула вина и тут же пожалела об этом. Горячий напиток одурманивал ее, а она вовсе не хотела терять голову.

- Ну и что интересного ты обнаружила в моих письмах, – спросил хозяин замка, – когда забрела в мои покои ночью?

Айви хотела было промолчать, но потом припомнила свое решение говорить по возможности правду.

- Немного, – призналась она. – Я прочла, что тебя хотят женить на ком-то…

- Ну да, на Фелиции Эстли, – подсказал Джулиан.

- Верно. И если ты женишься на ней, то получишь обратно свои земли.

- Думаю, тебе это было известно еще до того, как ты прочитала письмо, – заметил молодой человек.

- Да ни черта я не знала об этом! – воскликнула девушка. – Больше того, мне, честно говоря, на это наплевать!

- А вот мне – нет, – сказал Джулиан. – Совсем не наплевать. У меня нет ни малейшего желания быть проданным дочери этого зануды-пуританина, чтобы получить то, что у меня было прежде украдено. Господи, да это просто оскорбление!

- Но почему? Она что, уродлива? – спросила Айви, испытав непонятное для нее самой облегчение. Наверное, это просто после дня одиночества ей так интересно разговаривать с Джулианом – какая-никакая, а компания. Казалось, в комнате стало теплее, уютнее. Потрескивающий в камине огонь согревал ее спину, вино убаюкивало.

И за Джулианом было так хорошо наблюдать: девушка не сводила с него глаз, когда он наполнял бокал вином, подносил его к красиво очерченному рту, поправлял спутавшиеся волосы, спадавшие ему на камзол…

Айви внезапно пришло в голову, что, когда Джулиан женится, они вот так же, как сейчас, будут сидеть с женой у камина, разговаривать и смеяться в этой залитой зыбким светом огня комнате.

- Нет, Фелиция вовсе не уродлива. Так… скучная…– признался Джулиан с улыбкой. – Она отлично вышивает, не расстается с молитвенником и прекрасно ведет хозяйство в доме своего отца. Но я… надеялся на нечто большее…

- Но ты же сможешь вернуть свои земли, – напомнила ему Айви.

- Да, верну. И у Сюзанны появятся поклонники, а про бабушку перестанут злословить. Ну а я? Я окажусь под неусыпным оком могущественного Кромвеля, и он сможет прижать меня к ногтю. Жениться на Фелиции…– Он вздохнул. – Ах, почему я не женился, когда был моложе! Тогда я не оказался бы сейчас в таком дурацком положении.

- А что, у тебя была возможность жениться? Была любовь?

- Да нет, – улыбнулся Джулиан. – Были женщины, конечно. Когда ты молод, богат и красив…

- Скромен, – добавила Айви многозначительно.

- Дьявол! – вскричал молодой человек со смехом. – Кто назвал меня скромным? Это вовсе на меня не похоже!

- Я так и подумала, – согласилась Айви.

- Когда я бывал при дворе, множество женщин с радостью бы вышли за меня, – сообщил Джулиан. – Но они очень быстро надоедали мне.

- И ты переходил на другие пастбища, – съязвила Айви. Она ничуть не сомневалась, что так оно и было.

- Да, – ничуть не смутившись, признался молодой человек. – Мне все время чего-то не хватает в женщинах: одни некрасивы, другие – глупы, третьи – болтливы. Некоторые, хотя таких было немного, становились ужасными любовницами.

Айви отпила вина.

- Какой стыд, Джулиан! Ты говоришь ужасные вещи! – улыбнулась она.

- Но это правда. Впрочем, мужчины чаще всего могут определить это по внешности женщин. В некоторых дамах нет… огня, нет загадки! Ну, а уж если нельзя определить по виду, то поцелуя всегда бывает достаточно.

Айви допила вино из бокала. Она была несколько удивлена поворотом их разговора. Девушка отлично понимала, к какому типу женщин относится – скромная, нерешительная. Ее и целовать не надо, чтобы понять, какая она.

- Мне кажется, ты преувеличиваешь, – внезапно разозлилась она на этого высокомерного человека, который говорил о женщинах, словно о шоколадных конфетах из коробки. – Нельзя судить о людях по внешности!

- Можно, и я умею это делать, – заявил Джулиан. Улыбнувшись демонической улыбкой, он еще раз наполнил свой бокал. – Вот ты, например…

- Меня-то хоть пощади.

- Ты никогда не надоешь мужчине, – продолжал молодой человек. – У тебя такой рот, к которому мужчине не надоест прикасаться губами, блеск в твоих глазах говорит о страстной натуре. У тебя прекрасные волосы. Я бы хотел распустить их и увидеть, как они волной упадут тебе до талии. Я бы хотел запустить в них пальцы и…

Айви, замерев, выпрямилась. Ее сердце забилось быстрее, кровь в жилах забурлила.

- Не дразни меня, Джулиан, – дрожащим голосом прошептала она. – Это нехорошо с твоей стороны.

Перед ее внутренним взором всплывали странные картины: вот они вдвоем, в темной спальне, он ласкает ее волосы и ее обнаженное тело своими загоревшими руками, а потом подхватывает на руки и несет в огромную кровать…

Ей не следовало пить столько вина.

Джулиан улыбался ей, а затем, наклонившись к Айви, намотал на пальцы рыжую кудряшку и нежно погладил ее по щеке костяшками пальцев.

- Да, дразню, – усмехнулся он. – Мне это нравится.

Айви задрожала. Ей нравилось его прикосновение, тело жаждало более смелых ласк, хотя она и не признавалась себе в этом.

- Ах, Джулиан, пожалуйста, прекрати.

- Прекратить? Нет уж, я этого не сделаю. По сути, я считаю, что мы вдвоем сможем решить наши проблемы.

Айви захотелось, чтобы он отошел: Джулиан был слишком прекрасен, ее чересчур притягивал взгляд его неистового взора, его нежные руки, сверкающие темные волосы… Она не могла дышать, не могла говорить…

- Я хочу быть рядом с тобой, – заявил молодой человек. – Одному Богу известно, почему ты хочешь остаться в Виткомб-Кипе. И я предлагаю тебе сделку, Айви.

- Что? – переспросила она, не понимая смысла его слов.

- Ты можешь остаться… сколько хочешь. Но в качестве моей любовницы. Ты согреешь мою постель. Ты мне нужна. Ты останешься, и твое тело будет принадлежать мне – я буду брать тебя, когда захочу и как захочу.

Айви открыла от удивления рот. – Подумай о моем предложении, – проговорил Джулиан, и на мгновение девушке показалось, что он и в самом деле обладает каким-то дьявольским обаянием. – Это неплохая сделка. Уверяю, тебе понравится.

Айви глубоко вздохнула, ощутив, как гнев охватывает все ее существо. Очарование момента вмиг исчезло. Она испытывала лишь стыд и страх, но в глубине ее существа все еще тлело жгучее желание, и этого она не могла отрицать.

- Иди к черту, Джулиан Рамсден! – воскликнула она. – Да я лучше буду голодать на улицах, чем продамся тебе, как дешевая шлюха!

Молодой человек был удивлен. Казалось, он не верит Айви. Но через минуту он встал, пожав плечами.

- Как хочешь, Айви. У тебя есть один день, чтобы принять решение. Но я уверен: эта сделка будет тебе куда приятнее, чем прозябание на холодных улицах.

- Подумай, что ты мне предлагаешь. Подумай еще раз!

- Я сделаю это с радостью. Но то же самое могу сказать и тебе. Я вернусь завтра, и завтра же хочу получить твой ответ.

С этими словами Джулиан Рамсден поклонился, и Айви подумала, что этим движением он еще раз хочет обратить ее внимание на его высокую, стройную фигуру.

- Доброй ночи, – пожелал он ей таким тоном, словно знал, что уж спать-то хорошо она точно не будет.

Молодой человек вышел из комнаты, и Айви услыхала, как ключ в замке ее темницы повернулся.

Леди Маргарет удивленно смотрела на внучку.

- Что он сказал? Ты уверена, Сюзанна?

- Конечно уверена. Я подслушивала через замочную скважину до тех пор, пока он не подошел к двери.

Они стояли в темной комнате позади кухни. Стен комнаты не было видно за высокими шкафами и полками, заставленными какими-то банками и бутылями с пробками, таинственными пухлыми мешочками и заваленными связками сухих трав.

Леди Маргарет стояла у очага, помешивая дымящееся содержимое небольшого котелка, стоящего на огне. На ней был длинный белый фартук, а седые волосы прикрывал скромный чепец. Она разговаривала со своей внучкой шепотом.

- Но это же бессмысленно! Он должен был уснуть! Кстати, Сюзанна, а что Айви ответила ему?

Сюзанна хихикнула:

- Бить его она не стала, но сказала пару резких слов. Бедный Джулиан! Уж кто-кто, а он не привык, чтобы ему отказывали!

- Этого не может быть, – повторила леди Маргарет задумчиво. – Это невозможно. Он должен был уснуть.

- А может, ты перепутала и положила не те травы, – предположила Сюзанна, взяв из корзиночки яблоко и усаживаясь на высокий табурет. – Или не те слова сказала. Ты становишься забывчивой, бабулечка.

- Ах ты, мартышка бессовестная! – возмутилась старая дама. – Да у меня такой же светлый ум, как и двадцать лет назад!

- Да ты и двадцать лет назад была старой, – заметила Сюзанна с набитым ртом. Проглотив пережеванное яблоко, она задумалась. – Скажи-ка мне, что ты сделала.

- Ну… Немногое… Я взяла ромашек, целебный настой Святого Иоанна, – бормотала она, – положила все в череп, добавила настоя валерианы, сухих фиалок, лепестков роз и корицы…

Сюзанна хитро взглянула на нее, и в глазах девушки заплясали искорки смеха.

- Похоже, миледи, я поняла, что вы приготовили. А какие слова вы произнесли, перед тем как налить целебный настой в вино?

- Болтушка! Ты что, думаешь, я совсем памяти лишилась?! Я произнесла вот что: «Травы лесные, травы июня, вас собрала я в час полнолунья. В вино попав, кровь разогрейте, взгляды скрестите…» – Леди Маргарет резко замолчала, ее выцветшие от возраста глаза округлились. Судорожно сглотнув, она уставилась на дымящуюся в котелке жидкость, словно та была виновна в ее ошибке. – Святая Богородица! – простонала старуха. – Святый Боже! Что же я наделала?!

Сюзанна так расхохоталась, что яблоко выпало из ее рук и укатилось в темный угол.

- Ха-ха-ха! Усыпила, нечего сказать. Это еще похлеще того, что ты сделала с миссис Сиссон! Еще хуже того случая, когда конь Джулиана вдруг стал пятиться назад после твоего вмешательства!

- Довольно! – обиженно оборвала ее леди Маргарет.

- Еще смешнее, чем когда Фелиция чихала каждый раз, пытаясь сказать что-то! – продолжала со смехом девушка. – Или когда…

- Попридержи язык, Сюзанна! Ты замолчишь когда-нибудь?! Это ужасно! Что же нам делать?

- Наверное, сказать нужные слова, – пожала плечами Сюзанна. – Ты помнишь их? Надо все исправить.

Леди Маргарет задумчиво прижала палец к губам:

- Дай-ка подумать… Уверена, что смогу вспомнить, только не мешай мне. Так… А я давала ему голубого корня?

Сюзанна опять зашлась истеричным хохотом.

- Ой, не могу! Дай его ему, дай! Тогда месячные у него будут приходить регулярно! Но не уверена, что это остудит его пыл!

- Нет уж, спасибо, – поджав губы, произнесла старуха. – Где же этот жестокий мальчишка запрятал книгу на этот раз, хотела бы я знать?

- Скорее всего в той норе, что он называет своей спальней. Но не беспокойся, бабуля. Я разыщу ее.

- Ну и дети пошли, – промолвила леди Маргарет, задумчиво покачав головой. – Вы оба меня прежде времени в могилу сведете.

- С этим мы уже опоздали, – поддразнила ее девушка.

- С меня довольно, вот что я тебе скажу. И иди-ка к себе в комнату, пока Джулиан не обнаружил, что ты сбежала из своей темницы. А я пока попытаюсь придумать что-нибудь, чтобы исправить ошибку. Какая незадача!

Сюзанна соскочила с табурета, быстро чмокнула бабушку в щеку и направилась к дверям.

- Ну хоть одно хорошо, – просияв, проговорила ей вдогонку леди Маргарет.

- Что хорошо? – поинтересовалась девушка.

- Слава Богу, бедняжка Айви не пила вина. Как хорошо, что ты ей сказала не брать тот бокал, под которым лежал листочек плюща!

Сюзанна едва смогла сдержать улыбку.

- Да, это и в самом деле здорово, – пролепетала она и, выскочив в коридор, помчалась к своей комнате, чтобы там дать волю душившему ее смеху.

Глава 6

Зимний ветер был просто ледяным. Он щипал щеки Джулиана, холодным потоком врывался в его легкие. Солнца в этот день не было, Только тяжелые, серые облака, грозящие крупным градом.

Но Рамсден почти не обращал внимания на отвратительную погоду. Все его мысли были заняты Айви.

Девушка не выходила у него из головы, и чем больше он думал о ней, тем больше она манила его. То он вспоминал ее необычную, таинственную внешность, то вдруг перед его глазами вспыхивали мерцающим огнем ее темные глаза, то ему казалось, что он слышит ее голос.

Что случилось с ним прошлой ночью, когда он сделал Айви столь необычное предложение? Рамсден пытался убедить себя, что он и не ждал ее согласия, а предложил стать его любовницей лишь для того, чтобы она раскрыла ему свои карты. Ведь у нее был такой невинный вид!

«Еще бы, – утешал он себя, – она настоящая шпионка и на все пойдет, лишь бы влезть ко мне в душу».

Но даже себе он не осмеливался признаться, что в Айви его привлекало нечто другое. Его сжигала страсть к ней. С того самого момента, когда она спустилась к обеду в этом фиолетовом платье из шелка, когда он разглядел ее медные кудри, нежную кожу и притягательные выпуклости изящного тела! Да, с того мгновения он только и думал о том, как, должно быть, чудесно оказаться с ней в одной постели, ласкать ее…

Джулиан Рамсден не мог припомнить, чтобы какая-нибудь женщина так привлекала его.

Он снова и снова вспоминал прошлый вечер, когда она сидела напротив него, и ее рыжие волосы сверкали в отблесках пламени, а Айви смотрела на него и смеялась, и ее глаза сияли. Им было так хорошо и легко вдвоем…

Сам того не замечая, Джулиан стал думать о том, как хорошо бы было, если бы Айви стала его женой. Тогда они каждый вечер сидели бы вот так вместе у огня, пили вино, болтали о всяких пустяках, а потом он уносил бы ее в свою постель и прижимал ее обнаженное, шелковое тело к своей плоти, и они снова и снова занимались бы любовью… Каждую ночь…

Нелепые, мальчишеские фантазии, не имеющие никакого отношения к реальности! Рамсден даже покраснел от гнева, проклиная себя за столь вольные мечтания, но желание его не стало от этого слабее.

Он даже не понимал, не осознавал, что хочет сказать, а рот его как-то сам по себе открылся, и он сделал Айви это дурацкое предложение.

И он поймал себя на мысли о том, что ждет ее согласия.

Даже пронзаемый ледяным ветром, переезжая от одной гостиницы к другой и расспрашивая о рыжеволосой незнакомке, молодой Рамсден втайне надеялся, что все его расспросы ни к чему не приведут. Пусть будет, как она сказала. Пусть она и в самом деле появилась на берегу моря таинственным образом. Или, как утверждает бабушка, возникла, как Венера, из морской пены – исключительно для того, чтобы доставить ему удовольствие.

Джулиан так и думал о ней, доехав до Вестфорда и проезжая через рыбацкий поселок. Рыбаки в этот день не вышли в море из-за надвигающегося шторма, и вся деревушка замерла в молчании. Во всех встречавшихся ему на пути деревнях он спрашивал в гостиницах, на пристанях, в церквах, не видели ли здесь каких-то путешественников? Или, может, кто разыскивал пропавшую молодую женщину?

Снова и снова он получал отрицательные ответы на свои вопросы.

Джулиан становился все мрачнее. И не потому, что поиски ни к чему не приводили, а из-за того, что его раздражали взгляды крестьян, к которым он обращался с расспросами. Страх. Любопытство. Подозрительность. Вот что было в их глазах, когда, дотрагиваясь до шапок, эти люди отвешивали ему почтительные поклоны и бормотали: «Милорд…»

Они говорили с Джулианом Рамсденом, подозрительным хозяином Виткомб-Кипа, о котором поговаривали, будто он – сын самого дьявола. К таким сплетням уже следовало привыкнуть. Впрочем, надо признаться, что раньше все эти разговоры мало беспокоили молодого человека.

Несколько лет назад, в Лондоне, юный Рамсден рассказал обо всех этих сплетнях своему приятелю Кристоферу, и тот лишь рассмеялся.

Но Виткомб был так далеко от блистательного Лондона с его пышным двором, балами, маскарадами и придворными легкими интригами. Рассказывая деревенские сплетни, Джулиан сам потешался над ними, там, в Лондоне.

Однако иногда деревенские не узнавали его, и тогда не было испуганных, настороженных глаз, многозначительных переглядываний. Но все равно слухи поползут, от этого никуда не деться.

- …Ах, сам Джулиан Рамсден… Говорят, он сын самого дьявола… Нет-нет, Бесси, даже и не смотри в его сторону, а то навеки будешь проклята…

Сущий бред. Вздор. Проезжая Вестфорд, он вспоминал свою веселую, беззаботную юность, когда можно было пить, гулять и волочиться за девушками, ни о чем не думая, так, как это бывает только в молодости.

Зрелище на главной площади вернуло его к реальности.

В самой середине возвышалась наспех сколоченная виселица, и на ней покачивались тела трех женщин.

Вокруг толпились местные жители. На чьих-то лицах было отвращение, кто-то явно торжествовал, но объединяло всех одно: такими взглядами смотрят школьники, когда наказывают их нашкодивших товарищей. Попало не им – на этот раз, – и в глазах прячется тайная радость.

Джулиан остановил коня и оглядел собравшихся, а затем бросил взгляд на повешенных. Тела трех женщин слегка покачивались на холодном ветру, от которого волосы и одежда несчастных шевелились, как у живых. Но у живых не бывает таких неподвижных лиц, да и головы не падают так низко на грудь…

Какая- то благочестивая душа заботливо обвязала их юбки вокруг лодыжек, чтобы целомудренные зрители, не дай Бог, не были смущены видом женских ног.

Рамсдену стало гадко от того, что все эти люди стоят тут, наслаждаясь видом смерти.

И вдруг над шумом ледяного ветра, шепота и приглушенных голосов раздался плач ребенка. Это был скорбный, животный звук, который потряс Джулиана до глубины души.

Направив коня вперед, он проехал через толпу и остановился у самой виселицы.

Там он увидел, кто плачет. На земле, под телами повешенных, стояла крохотная девчушка, на вид не больше пяти лет. Из-под оборванной юбки выглядывали посиневшие от холода ножки. Она тряслась, как последний осенний листок дрожит на ветру в ненастную погоду.

Побледневшее личико девочки было направлено в сторону одной из мертвых женщин. Широко раскрытые голубые глаза были полны горького отчаяния, а изо рта рвался бесконечный жалобный стон.

И никто не подошел к ней, не утешил, не приголубил несчастное создание. Эти добрые, порядочные люди молча смотрели на бедное дитя, упиваясь чувством выполненного долга.

Это еще больше разозлило Джулиана.

- Что здесь произошло? – крикнул он, но его голос потонул в злобном молчании, прерываемом лишь плачем ребенка. – В чем дело? – снова прокричал он. – Кто эти женщины, и за что с ними так поступили?

Толпа зашевелилась. Рамсден увидел, как меняются самодовольные физиономии, выражая теперь подозрительность и даже обиду. И опять пополз обычный шепот:

- …Тот самый Джулиан Рамсден, из Виткомб-Кипа…

Страх, предрассудки…

Гнев Джулиана нарастал. Ему казалось, что из его груди рвется наружу черная, неуправляемая сила.

- Где ваш мэр?

Через некоторое время из толпы выступил тучный человек, многочисленные подбородки которого тряслись на широком белом воротнике, словно желе. Выражение лица под высокой шляпой выражало воинственность – сразу было видно, что человек готов защищать свою власть.

Джулиан заметил жирные пятна на белом пуританском воротнике и подумал о том, что мэр, пожалуй, отведал недурной завтрак перед омерзительной сценой казни.

- Я мэр этого города, сэр, – наконец последовал ответ.

- А это что? – ледяным тоном вопросил Рамсден, указывая на повешенных и плачущего ребенка.

Мэр выпрямился, стараясь сделаться повыше ростом.

- Это именно то, что вы видите перед собой, сэр. Законная казнь, проведенная после тщательного расследования. Согласно закону Англии.

Мэр важно кивнул.

Толпа одобрительно загудела.

Джулиан подумал о том, что будет, если он сейчас даст сапогом прямо по жирной роже лорда мэра Мерзавца. Не будь здесь столько народу, он именно так бы и поступил.

- И в чем же их преступление? – спросил молодой человек, хотя прекрасно знал, какой ответ последует на его вопрос.

Уголком глаза Джулиан видел золотистые волосы одной из казненных, хотя изо всех сил старался не смотреть в их сторону. Он не хотел знать, молоды ли они были? Красивы ли? Чьи-то сестры или бабушки? Их единственным преступлением была привлекательная внешность.

- Они были ведьмами, сэр. Господь сжалится над их душами.

- Да уж, он более милосерден, чем их соседи, – спокойно проговорил Джулиан, но его голос был не слышен за надрывным плачем малышки. Рамсден не мог больше выносить этого.

- Кто возьмет себе ребенка?– с яростью выкрикнул он.

Толпа отступила назад. Его боялись.

Но вот какая-то женщина, слишком старая или слепая, потому что не узнавала его, бесстрашно ответила:

- Сам Господь приберет ее, кто ж еще! Ведьминское отродье! Нам она не нужна!

Светловолосый ребенок продолжал рыдать под ногами светловолосой ведьмы. Джулиан готов был поспорить на последний фартинг, что отец девочки стоит здесь же, в толпе, строя из себя святошу.

- И неужели никто из вас… добрых христиан…– молодой человек не смог скрыть насмешки в голосе, – не будет милосерден и не заберет к себе девочку?

- Это непростое дело, сэр, – произнес толстяк с достоинством. – Девочка– ненормальная, идиотка, немая, выродок, словом. Ее заберут демоны. Какой добропорядочный человек рискнет привести ее в дом и навлечь на себя несчастье?!

Толпа одобрительно восприняла его слова.

Джулиан обернулся на ребенка. Девочка продолжала рыдать, глядя бессмысленными глазами на повешенную мать. Только тут молодой человек обратил внимание на ее неестественную худобу, неуклюжесть, на странно заломленные ручонки. Она явно нетвердо стояла на отмороженных кривых ногах.

Дьявольское отродье, значит. Что ж, его называли этими же словами. Они говорят, она идиотка, ненормальная. Может, конечно, и так, а может, и нет. Демоны ее заберут. Что за чушь! И во всей этой толпе, состоящей из «истинных, добродетельных» христиан, не нашлось ни одной женщины и ни одного мужчины, кто захотел бы утешить страдающего ребенка.

Если он сейчас повернет коня и уедет, то сколько еще проживет бедняжка в этом гнезде лицемеров?

Не говоря больше ни слова, Джулиан подъехал к девчушке, поднял ее и посадил на коня перед собой.

Она была легкой, почти невесомой. Золотистые волосы ребенка спутались и покрылись грязью. Прижимая ее тельце к себе, Рамсден почувствовал, как она съежилась и задрожала.

Но шок, возникший от того, что кто-то дотронулся до нее и взял на руки, заставил бедное дитя замолчать. На площади наконец наступила полная, зловещая тишина.

Джулиан Рамсден обернулся на толпу, девочка, дрожа, прильнула к нему. И люди – испуганные, пораженные, злобные – молча отступили.

Рамсден почувствовал, что ему доставляет удовольствие их страх.

«Отлично, вы, бездушные, лицемерные подонки. Смотрите и бойтесь. Ломайте себе голову над тем, какие силы – добра или зла – избавили вас, мерзавцев, от приятного развлечения. Надеюсь, сегодня вы поворочаетесь в постелях, безуспешно пытаясь уснуть».

Взгляд мэра выражал страх и вызов одновременно.

- Господь сжалится над вами, – промолвил он таким тоном, что эти добрые, по сути, слова приобрели в его исполнении двусмысленный оттенок.

- Прибереги свои утешения для толпы этих мерзавцев, негодяй, – спокойно ответил Джулиан. – Думаю, вам всем не повредит милосердие Господа.

Толпа расступилась, когда Рамсден пустил своего коня вперед. Всадник молча проехал мимо этих людей, прижимая к себе закоченевшего ребенка. Темные волосы и черный плащ Джулиана развевались на холодном ветру.

Молодой человек понимал, что выглядит зловеще, но сейчас его даже радовало, что люди пустили столь нелепый слух о его происхождении. Он смотрел прямо в глаза этим лицемерным тварям, которые только что заходились от негодования по поводу поведения невинных, погибших женщин. Рамсден глядел на этих людей до тех пор, пока в их глазах не поселился ужас, пока они не отвернулись от него. Некоторые из стариков даже попытались перекреститься, хотя и этот, и другие католические обычаи уже были здесь забыты [6].

«Замечательно. Тряситесь от страха так же, как дрожали эти несчастные женщины, когда вы тащили их к виселице».

За спиной Джулиан услыхал шепот:

- Сам сатана пришел забрать свое.

Ему было наплевать, так велик был гнев Рамсдена. Пусть думают худшее, раз уж слова о милосердии Божьем были для них пустым звуком.

Девочка в его руках застыла от страха и удивления и не шевелилась, пока конь Джулиана скакал на юго-восток, к Виткомб-Кипу.

Маленькая Дейзи оцепенела, когда Темный Человек увез ее с собой. Холод и горе овладели ею настолько, что девочка толком не понимала, что происходит.

Прежде она слыхала о Темном Человеке. Ей даже говорили, что у ее матери с ним делишки и он приедет, чтобы забрать ее. Старая Этель частенько говаривала это, когда мать Дейзи не слышала. И после сплетен старухи девочка не сводила глаз со всех мужчин, приходивших к ее матери, но ни один из них не проявлял к Дейзи ни малейшего интереса, разве что выгонял из дома или давал пинка, чтобы она не мешалась на дороге.

Через некоторое время после всех этих разговоров Дейзи перестала думать о Темном Человеке. Ее больше интересовали еда, тепло, и, если ножки болели слишком сильно, она совсем по-взрослому заботилась о том, чтобы поменьше ходить.

Девочка слишком хорошо поняла, что ее мама умерла – точно так же, как умирают птицы. Она была такой же, как тот мертвый котенок, которого однажды видела Дейзи. Мертвых назад не воротишь. Эти люди, Злые Люди, убили ее мать, и никто не подумал объяснить ей за что. Эти люди не утруждали себя разговором с ней, потому что она никогда не отвечала им.

Однажды, давно, она попыталась говорить.

Но ее матери не понравился звук ее голоса. Заткнув уши, она велела Дейзи замолчать. Малышка так и сделала, решив, что говорить – плохо. И она сама – плохая. Люди судачили, что ее мать тоже плохая. Им было наплевать на то, что Дейзи слышит все эти разговоры. Но девочка не считала, что ее мать хуже других. Иногда она ее обижала, иногда толкала в грудь, – когда приходили мужчины и было слишком холодно, чтобы выгнать ребенка на улицу, – но она кормила ее. А бывало, мать Дейзи плакала в одиночестве, и тогда она позволяла девочке держать себя за руку.

Когда они пришли за ней, старая Этель заявила, что настал час расплаты и что теперь ее мать будет с Темным Человеком. Дейзи отправилась вслед за матерью и плакала под окнами тюрьмы целых две ночи. А затем она бежала за повозкой, которая отвезла ее мать на площадь.

Темный Человек пришел слишком поздно. Они убили ее маму, и теперь она останется со Злыми Людьми, и некому будет кормить ее.

Дейзи была в таком ужасе, ее так пугало одиночество, что, забыв обо всем, она плакала навзрыд, когда ее мать умерла. Ее горе было так велико, что она даже не заметила, как подъехал Темный Человек, и лишь почувствовала, как он поднял ее с земли и усадил перед собою на лошадь. Дейзи пришло в голову, что никто прежде не говорил о том, что у него есть лошадь и что его рубашка мягкая, как шерсть котенка.

Он грубо говорил со Злыми Людьми и не боялся их. Дейзи чересчур устала и замерзла, чтобы думать о том, что с нею будет. Хуже, чем остаться здесь, ничего и быть не могло. Девчушка просто заледенела, притом она не ела два дня и ее ножки болели так сильно, словно их поджаривали на огне. Если Темный Человек задумал убить ее, пусть так и будет.

Но он не убил ее. Незнакомец вез ее на своем коне мимо болот, незнакомых деревень; много раз они спускались и поднимались по горным тропам, переезжали стремительные ручьи… Он остановил коня лишь однажды – возле полуразрушенных стен в самой чаще леса. Сняв девочку с коня, он осторожно усадил ее на каменную стену и вложил ей в руки поводья.

- Не отпусти Бахуса, – попросил он, улыбнувшись.

Это было бессмысленно. Темный Человек видел, что ее пальчики почти не двигаются, и, если конь захочет ускакать, она не сможет удержать его. И зачем он улыбнулся? Словно хотел сыграть с ней какую-нибудь шутку.

Ей ничего не оставалось, как судорожно держать поводья и думать о том, что будет, когда конь все-таки вырвется.

Итак, Дейзи смотрела на коня, а тот смотрел на нее своими большими, темными глазами. Девочка любила животных, но никогда не бывала так близко от живого коня. Ей никто ни разу не говорил, что Темный Человек повезет ее на лошади.

Если бы ей рассказали о коне заранее, она бы так не боялась! А ведь верхом так быстро передвигаться! Пока она сидела, держа в руках поводья, Темный Человек делал нечто очень странное. Подойдя к обвалившемуся колодцу, стены которого поросли мхом, незнакомец осторожно отодвинул в сторону пару больших камней. Потом из-за пазухи он вытащил сверток. Развернув ткань, в которую сверток был завернут, мужчина извлек оттуда книгу. Посмотрев на нее внимательно, он вновь завернул ее и сунул под камни.

- Ну вот, – промолвил он удовлетворенно. – Пусть эта книга остается тут, чтобы не причинить никому вреда.

Затем он вернулся к коню, подхватил Дейзи и уехал прочь от разрушенного строения.

Все было таким странным в этот день, что девочка уже не удивилась, когда, проехав по извилистой горной дороге, они оказались у больших ворот замка.

Тут Темный Человек заговорил во второй раз с тех пор, как они уехали из ее родного городка. Подъехав к большим дверям, они увидели экипаж и – чудо из чудес! – еще четырех коней.

- Черт побери! – воскликнул незнакомец. – Что за гнусный день! Чертовы Эстли приехали!

Дейзи надеялась, что эти Эстли не были Злыми Людьми.

Дня хуже этого Эстли для поездки выбрать не могли. Тем не менее они сидели здесь, в его замке, в большом зале, в обществе леди Маргарет и Сюзанны.

Все молчали, пока Рамсден сбивчиво рассказывал историю Дейзи. Девочка стояла у огня на своих кривых ножках и, казалось, не понимала ни слова из того, что говорилось вокруг нее. Белая как полотно, она просто молча смотрела на пламя.

- Вы слишком поторопились, – заявил лорд Эстли, когда Джулиан закончил свое повествование. – И приняли не самое лучшее решение, Джулиан.

Молодой Рамсден взглянул на цветущую, сытую физиономию лорда Эстли, подумав о том, был ли этот человек хоть когда-нибудь голоден, известно ли ему, что такое холод?

Зато леди Маргарет быстро подошла к девчушке и опустилась возле нее на колени. Своими старыми, узловатыми пальцами она осторожно провела по личику Дейзи, по ее прижатым к груди ручонкам, по закоченевшим, босым ножкам.

Затем пожилая дама обернулась к внуку:

- Я горжусь тобой, Джулиан. – Ее голос был тих и спокоен. – Ты проявил смелость и благоразумие, и гнев твой был оправдан.

Фелиция Эстли явно была недовольна. Ее чопорное выражение сменилось кислой миной.

- А вы не подумали, сэр, что эти люди правы? Что, если ребенок и впрямь – ведьминское отродье? Что, если демоны действительно заберут ее?

Когда она говорила, светлые кудряшки, выбивавшиеся из-под аккуратного чепца, подрагивали, голубые глаза светились праведным гневом, но видно было, что она боится.

- Ты совершенно права, дитя мое, – откашлявшись, произнес лорд Эстли. – Именно об этом я и подумал. – Закинув ногу на ногу, он погладил свои шерстяные бриджи. – А вы, вы, молодой Рамсден. едва ли можете позволить себе стать объектом нового потока сплетен.

- Я готов рискнуть, сэр. Меня это не очень-то волнует.

- А напрасно, – вмешалась Сюзанна, – тебе не помешает подумать об окружающих, если ты так и намереваешься приводить в дом несчастных, Джулиан. Сначала Айви, теперь – эта малышка! Кстати, как ее имя, Джулиан?

- Понятия не имею, – признался молодой человек, разозлившись на то, что сестра заговорила об Айви. Он был так занят бедной сироткой, что совершенно забыл о своей пленнице, запертой в маленькой комнатенке. Она, наверное, в ярости.

- Помилуйте, да разве у подобных существ бывают имена? – презрительно произнес лорд Эстли, бросив взгляд на маленькую оборванку.

- У всех Божьих тварей есть имена, сэр, – бросила на него недобрый взгляд леди Маргарет. – Даже у самых последних.

- Но я не потерплю ее в моем доме, –пробормотал лорд, поглаживая свою аккуратную бородку. – Может, у нее вши.

Джулиан не стал возражать.

- Стало быть, ее необходимо выкупать, – строгим голосом произнесла леди Рамсден.

Услышав разговор о мытье, лорд Эстли явно почувствовал себя неловко, а Фелиция вообще покраснела до корней волос.

- Делайте пока, что хотите, – буркнул лорд. Затем, повернувшись к Джулиану, он добавил: – А нам, молодой человек, надо потолковать о важных делах. У меня к вам послание от лорда Кромвеля.

Джулиану подумалось, что дня, хуже этого, представить было невозможно.

Эстли сидел напротив Рамсдена, презрительно оглядывая его стол. Впрочем, его цепкий взгляд не пропускал ни одной книги, ни одной бумаги.

Джулиан с облегчением подумал о том, что успел увезти из дома книгу бабушки. Это было особенно важно после того, что ему довелось сегодня увидеть. Хоть это Эстли не сможет использовать против него.

- Так что за новости от лорда Кромвеля? – поинтересовался хозяин замка.

Ему не нравился Эстли, он не доверял ему и поэтому не счел нужным тратить время на светские любезности.

- Сначала мне надо переговорить с вами, молодой Рамсден.

Это обращение тоже раздражало Джулиана. Что еще за «молодой Рамсден», да еще таким торжественным тоном, когда раньше к нему обращались просто: «милорд»?

- Продолжайте.

Эстли запахнул полы своего подбитого мехом плаща и картинно поежился:

- Черт возьми, мой мальчик, здесь холодновато! Вы можете позвать слугу, чтобы он получше протопил комнату?

«Все мои слуги работают теперь у тебя, старая скотина», – подумал молодой человек.

- Не думаю, что мы станем разговаривать слишком долго, поэтому потерпите, – грубо ответил Джулиан, но это его не волновало.

- Ну хорошо. Буду краток. Мой лорд Кромвель был очень добр к вам, позволив вам остаться в этом замке…

- Этот замок, к слову сказать, принадлежит моей семье с незапамятных времен, – перебил его Рамсден.

- М-м-да. Тем не менее он очень недоволен тем, что вы отказываетесь признавать в нем нового правителя и не хотите сотрудничать с правительством лорда.

- Но к чему ему услуги побежденного роялиста, когда вокруг него толпится целая куча лицемеров, готовых плясать под его дудку?

Удар достиг цели. Красная физиономия Эстли побагровела. «Так тебе и надо, пастуший сын», – думал Джулиан. Он понимал, что подобные мысли недостойны благородного человека, каким он себя считал, но поделать ничего не мог.

- Раз уж у вас нет жены или ребенка на попечении, то лорд Кромвель решил, что лучшее для вас – это служба в армии.

Козырной ход.

- Служба в армии лорда Кромвеля? – тихо переспросил Джулиан.

- Ага! Ирландцы, знаете ли. С ними одни беды.

- У меня нет ни малейшего желания драться с женщинами и детьми и выгонять голодающих людей из их домов, Эстли. Я не считаю это достойным для себя занятием.

- А у вас, однако, какие-то безбожные мысли, мой мальчик. Ирландцы – просто орда варваров, подчиняющихся своим римским хозяевам.

Джулиан вздохнул поглубже, чтобы не сорваться и говорить спокойно.

- Ну да, я многое слыхал. Говорят, что они все рогатые и едят на ужин сладких английских ребятишек, и что папа благославляет их на это. Не принимайте меня за идиота, Эстли! Я не хочу принимать в этом участия.

«Интересно, – подумал Джулиан, – дошел ли мой сарказм до Эстли?» Когда он говорил о том, что ирландцы едят английских детей, лорд совершенно серьезно кивал головой.

- Стало быть, у вас небольшой выбор, – ответил Эстли. – Похоже, что единственным выходом из положения, в таком случае, станет женитьба.

«Какой ты глупец, Эстли. Все, что ты хочешь, – это мой родовой замок и мое доброе древнее имя. И не прикидывайся, что тебя волнует судьба Англии», – думал Джулиан.

- Итак, Фелиция, – напомнил лорд на случай, если Рамсден вдруг позабыл, о чем, точнее, о ком речь. – Ее приданое – двадцать тысяч фунтов. Половину вы получите в день свадьбы, половину– при рождении первого ребенка.

Джулиан был поражен. Интересно, откуда у этого красномордого холуя такие деньги? И он, пожалуй, не врет; молодой человек всегда безошибочно распознавал ложь.

- Двадцать тысяч фунтов, – тихо проговорил за ним Джулиан. Он старался не смотреть на свой потрепанный камзол, на нищенскую обстановку комнаты, старался не вспоминать Сюзанну, которая сможет бывать при дворе и найти себе удачную партию.

- Но, разумеется, – добавил Эстли, – если вас больше устраивает Ирландия, лорд Кромвель обещает защиту вашей бабушке и вашей сестре – до вашего возвращения.

Мерзавец! Джулиан прекрасно понимал, какую защиту предлагает Кромвель. Просто 6aбушка и сестра станут его заложницами.

- На вашем месте я бы не стал раздумывать, Рамсден. Его светлость хочет, чтобы в стране все наконец успокоилось. Ему нужен мир. И я хочу того же.

«Интересно, – пришло в голову Джулиану, – может ли леди Маргарет превратить Эстли в свинью. Или в быка. Нет, лучше в свинью, которую можно будет отправить в подарок какой-нибудь голодающей ирландской семье».

Рамсден терпеть не мог, когда его пытались загнать в угол, или, того хуже, угрожали ему. К тому же он не мог предать собственные идеалы.

- Я подумаю о предложении жениться на вашей дочери, сэр, – ледяным тоном произнес он.

- У вас нет времени на раздумья, Рамсден. Этот разговор – единственный и последний. Или вы женитесь на Фелиции, или отправляетесь в армию.

- Черт вас побери, – очень тихо произнес Джулиан.

Откинувшись на высокую спинку стула, он потер глаза. Рамсден устал. День был отвратительным.

- Отлично, Эстли, – громче сказал молодой человек. – Можете обнять Фелицию. «Уж я найду способ избавиться от вас», – вертелось у него в голове.

Широкая физиономия Эстли засияла от радости.

- Умное решение, Рамсден. Фелиция будет вне себя от радости. И уж поскольку вы станете моим зятем, я хочу кое о чем попросить вас.

- Господи, что вам еще нужно? Моей крови?

- Будьте повежливее, – нахмурился лорд. – Насколько я понял, у вас в этом доме есть… женщина?

Черт бы побрал Долл и ее длинный язык!

- Кузина… сирота, сэр. Дальняя родственница, но я в ответе за нее, тем не менее…

Эстли, разумеется, слышал нечто другое.

- У вас странное пристрастие к сиротам, Рамсден. Но не можете же вы их всех привести к себе домой!

Джулиан бросил на Эстли холодный взгляд:

- Послушайте-ка, Эстли. Грубо говоря, вы и этот ваш сын пивовара, Кромвель, поймали меня за задницу. Но в собственном доме я буду хозяином. Я женюсь на вашей дочери, но я – не ваш лакей. Надеюсь, я достаточно ясно выразился?

Лицо Эстли запылало.

- Следите за своим языком, мой мальчик. А то как бы вам хуже не было. – Вскочив со стула, он неуклюже направился к двери.

Джулиан остался один. Он слышал, как уехала карета, а через несколько минут загрохотал гром и в комнате потемнело. Дождь забарабанил по окнам.

И тут, к величайшему удивлению Рамсдена. он понял, что больше всего на свете хочет сейчас увидеть Айви, сидеть рядом с ней в комнате, пить теплое вино, смотреть на огонь в камине, слушать ее звонкий смех и не думать об Эстли, Фелиции и о своем долге перед бабушкой и сестрой.

Глава 7

Пленение раздражало Айви ничуть не меньше, чем сам Джулиан, мысли о котором покидали девушку ни на мгновение.

Даже сон ее не был спокойным. Открыв утром глаза, она поймала себя на мысли о нем. Снов своих Айви не помнила, но совершенно точно видела во сне что-то яркое, музыкальное, распаляющее ее. Проснувшись, Айви задыхалась, все ее тело было покрыто потом, хотя в комнате вовсе не было жарко.

- Черт тебя побери, Джулиан! – громко выкрикнула она в пустоту.

Было холодное утро; ветерок, гуляющий по комнате, раскачивал легкий полог и обжигал ее влажную кожу своими ледяными прикосновениями.

Сквозь полуприкрытые глаза Айви видела, как кто-то – Долл, очевидно, – отворил дверь и оставил на столе поднос с едой– кувшин с дымящимся в нем вином, пироги с каким-то мясом, холодного жареного цыпленка и хлеб.

Хорошо хоть Долл унесла ночной горшок, поставила на его место чистый и оставила кувшин с горячей водой – для умывания.

Айви умылась быстро остывающей водой, мечтая о душе и куске мыла. «И как только жители замка умудряются оставаться здоровыми, ведь они не едят овощей, не пьют воды, – думала девушка. – А уж о ежедневной ванне и говорить не приходится». Несмотря на огонь в камине, из-за постоянных сквозняков в комнате было довольно холодно, и Айви уселась поближе к огню, причесывая свои длинные волосы.

Ледяной воздух с запахом дыма напомнил ей о походах, в которые она прежде часто ходила. Тогда тоже приходилось торопливо одеваться, дрожа от холода, и чувствовать себя недостаточно чистой.

Скудный свет, проникающий через окно, был унылым и серым. Жаль, что она не попала в страну с более теплым климатом. Но тогда ей не пришлось бы встретиться с Маргарет, Сюзанной и… Джулианом.

Джулиан. Девушка взглянула на стул, на котором он сидел прошлым вечером, и отблески пламени играли на его выдающихся скулах и густых, темных волосах. Айви вспомнилось, какой притягательной была его мимолетная улыбка.

Хорошенькая… Он назвал ее хорошенькой… Айви поднялась и подошла к зеркалу. Отражение в мутном стекле было не совсем четким. Интересно, ей это кажется, или она на самом деле изменилась?

«Наверное, все дело в платье, – решила Айви». Темная ткань, отделанная богатыми кружевами, больше шла ей, чем одежда двадцатого века, а узкий лиф с низким вырезом удачно подчеркивал точеные формы ее фигуры.

«Ты можешь остаться… сколько хочешь. Но в качестве моей любовницы. Ты согреешь мою постель. Ты мне нужна. Ты останешься, и твое тело будет принадлежать мне – я буду брать тебя, когда захочу и как захочу», – вспомнились Айви слова молодого Рамсдена.

- Черт тебя побери, Джулиан, – повторила она вновь.

Девушка пыталась найти выход из положения, но ни одна дельная мысль не приходила ей в голову. Интересно, если она примет его предложение, чего он захочет? Каким он будет любовником?

Глупо было думать об этом. Стать любовницей Джулиана… Нет, об этом и речи не могло быть!

Но заманчивые картины не выходили у Айви из головы. Интересно, каков Джулиан без своего темного камзола, как пахнет его кожа? Он отведет ее в свою спальню или возьмет прямо здесь, на этой кровати? А если она станет его любовницей, вернет ли Джулиан ей свободу? Или запрет в комнате, как султаны запирают своих наложниц в гареме? Интересно, каково это будет: быть запертой в комнате дни и недели напролет, видеть одного Джулиана? Станет ей скучно или нет? Ей придется постоянно ждать, когда в замке повернется ключ и он войдет. А затем он спустит с ее плеч платье и станет покрывать ее тело жаркими поцелуями, а потом отнесет в постель и…

Дрожа, девушка остановила себя. Что с ней происходит? Она должна злиться или бояться. Должна думать о побеге, а не занимать свои мысли эротическими фантазиями о человеке, лишившем ее свободы.

Айви еще раз посмотрела в зеркало и заметила, что щеки ее пылают, а глаза блестят необычным блеском.

- Довольно! – сказала она громко. – Ты в тысяче миль и в трех сотнях лет от своего дома. Сейчас не время и не место думать о сексе.

Девушка вернулась к окну, чтобы выглянуть наружу, но ничего не было видно: тяжелые, серые облака низко нависли над замком. Можно было различить лишь мокрый каменный двор да нижние окна здания.

Был ли Джулиан в замке? Думал ли о ней? Когда он придет к ней за ответом и что она ответит ему? Эти вопросы мучали Айви.

Она еще не знала ответа.

Девушка налила себе бокал вина, надеясь успокоить нервы, но, кажется, стало еще хуже. Она то и дело представляла себе, как занимается любовью с Джулианом, и от этого ее тело покрылось испариной. Все было бы иначе, если бы он ее не шантажировал. Вот если бы она родилась в это время и встретилась с ним на балу, при дворе, или где там еще он мог встречаться с женщинами?… Захотел бы он ее тогда или нет? Сказал бы, что она хорошенькая? А она? Стала бы она сопротивляться? Нет. Честно признаться, нет. Она вспомнила его гордую, высокомерную осанку, точеные черты его лица и опасную для женщин, почти пиратскую внешность.

Совершенно измучившись от своих мыслей о Рамсдене, Айви отпила еще один глоток того же горячего, со специями вина, какое они пили с Джулианом.

Через мгновение девушка опять замечталась. На этот раз ей казалось, что они гуляют с Джулианом по чудесному, цветущему полю. Ярко светит солнце, и молодой человек говорит, что любит ее всем сердцем…

Айви уснула и проспала весь полдень. Проснулась она, услышав, как в замке поворачивается ключ. Девушка быстро села, отбросив с лица пущенные волосы. В комнату вошел Джулиан. Тихо закрыв дверь, он прислонился к косяку и посмотрел на Айви загадочным взглядом:

- Уже спишь? Но солнце еще не село.

Он говорил таким тоном, словно они были старыми друзьями, словно входить вот так к ней в спальню было для него обычным делом. «Как будто, – раздраженно подумала Айви, – он привык запирать женщин в комнатах и шантажировать их. Что ж, может, так оно и было».

- А что мне еще делать? Мне не с кем поговорить, нечего почитать. С ума можно сойти от скуки.

- Скажите, пожалуйста, какая ты сварливая! – поддразнил ее Джулиан, усаживаясь на стул у камина.

Рамсден грациозно потянулся, и Айви заворожено посмотрела на его сильное, мускулистое тело. Казалось, он такой спокойный, такой расслабленный. А она, она-то весь день только о нем и думала.

- Ты бы тоже стал сварливым, запри тебя кто-нибудь, – заявила Айви, спуская ноги с кровати.

- Не исключено, – мирно согласился он, нимало не смущаясь. – Ну-ка, налей мне вина, крошка. У меня был трудный день.

По его виду этого было не сказать. Лицо Джулиана покрывал здоровый румянец, глаза сияли.

- Налей сам, – огрызнулась Айви. Джулиан опешил: он не привык, чтобы с ним так разговаривали, но потом весело рассмеялся, закинув назад голову, и налил себе вина из кувшина.

- Мегера, – добродушно произнес он и улыбнулся такой пленительной улыбкой, что у Айви духу не хватило обидеться.

- Да уж, похоже у тебя и впрямь был трудный день, – промолвила Айви. – Чем ты был занят? С восхода солнца похищал красоток?

Рамсден тихо засмеялся:

- Ты должна научиться придерживать свой язык, иначе тебя привяжут к позорному столбу и побьют. Нет, Айви, сегодня я как раз спас одну красотку. Если ее можно так назвать.

- О чем ты говоришь, Джулиан? – поинтересовалась девушка, заинтригованная серьезным выражением его лица.

Джулиан коротко рассказал о том, что он видел в Вестфорде, поведав ей и о женщинах, осужденных за ведовство, и о плачущем ребенке, и о лицемерных людях.

Слушая Джулиана, Айви задрожала.

- Ох, Джулиан! Господи, это ужасно! – вскричала она. – А что сталось бы с малышкой, не забери ты ее оттуда?

Покачав головой, Рамсден пожал плечами:

- Скорее всего, ее бы оставили на улице на голодную смерть. Самодовольные негодяи!

Айви покачала головой, не веря своим ушам. В какой странный, варварский мир она попала! Чудовищное место, где люди могут позволить ребенку умереть только из-за того, что они боятся какой-то ерунды, и где самозванец может приговорить женщину к повешению! Девушка поежилась от ужаса.

- Я поступил не очень-то умно, – продолжал Джулиан. – Вокруг нашей семьи и так ходит достаточно слухов, да и про бабушку то и дело сплетничают, что она ведьма. Мой поступок лишь подлил масла в огонь сплетен.

- Но что еще ты мог сделать? – спросила девушка. – Оставить девочку умирать?

- Нет, этого я не мог. Но не представляю себе, что с ней делать сейчас. Я не могу повесить еще одну обузу на бабушку, а эта паршивка Долл бормочет молитву всякий раз, когда встречает малышку в коридоре. Сплетни быстро долетят до нашей деревни, можешь не сомневаться. Хорошо, если мерзавец мэр не доберется до Виткомб-Кипа.

- Неужели он осмелится…

- Такое существо, – перебил ее Джулиан, – осмелится на что угодно. Наше время – мрачное, Айви. Проклинаю тот день, когда проклятый Кромвель пришел к власти. Каким бы ни был Карл, он все же был терпимым человеком, упокой Господь его душу. А теперь все с ума сходят с этой пуританской религией и ищут ведьм и демонов за каждым углом.

Айви не знала, что и сказать. Еще несколько минут назад Джулиан был вальяжным, спокойным человеком, а теперь его лицо изменилось, в глазах появилась горечь.

- Кромвель не вечен, – промолвила девушка, – и Стюарты вновь придут к власти. Ты вернешь себе свои земли, и все будет по-прежнему.

Джулиан оторопело взглянул на Айви, а затем усмехнулся:

- Ого, малышка Айви! Ты просто льешь бальзам на мои раны! Только смотри, при других не говори того же, а то охотник на ведьм будет тут как тут.

- Не думаю, что могу еще хоть что-то кому-то сказать, – заметила Айви, резко меняя тему разговора, – если я так и буду тут заперта. Вы – единственный, с кем я общаюсь, Джулиан Рамсден.

- Верно, – согласился он. – Мне так гораздо спокойнее.

- А мне – нет.

- Ты в безопасности. И тебе куда лучше, чем было бы на улице, окажись ты там сейчас. Особенно если ты будешь ходить и говорить всякие гадости про лорда-протектора.

Айви вспомнила про трех повешенных женщин и поежилась. Возможно, Джулиан был прав.

- Кстати, о ведьмах, – заговорил Джулиан, наклоняясь к ней. – Твой ответ готов?

Айви молча опустила глаза:

- А у меня есть выбор? Кроме того, чтобы бродяжничать и попрошайничать на улицах?

Джулиан задумался:

- Хм. Думаю, есть. Ты можешь сказать правду. Только не вздумай врать: я всегда распознаю ложь, Айви. У меня есть особый дар, или, может, я просто очень наблюдателен. Итак, я даю тебе еще один шанс. Скажи мне, кто ты, и я возьму назад свое прежнее предложение.

- Отлично – промолвила девушка. Джулиан просидел в ожидании несколько минут, а когда понял, что Айви не собирается ничего объяснять ему, радостно потер руки, глаза его заблестели.

- Что ж, – воскликнул он, – замечательно! Кажется, у меня есть новая любовница. Как давно я себя не баловал! Ты рада?

Хоть бы он был уродлив что ли, мелькнуло в голове у Айви. Как просто было бы тогда сказать ему: «Нет уж, спасибо, мне такой любовник не нужен».

Но дело обстояло совсем иначе. Джулиан был необычайно привлекателен. Признаться, такого красивого мужчины она еще не встречала. И он так ей нравился! До безумия! И вовсе он не был плохим. Рамсден мог смеяться над собой, но под высокомерной внешностью пряталось доброе и смелое сердце. Она так и представляла себе, как он забирает плачущего ребенка из-под носа жестокосердных людей и привозит девочку домой, не думая о том, что о нем подумают люди и члены собственной семьи.

Нет, он не был ни холодным, ни жестоким человеком. Джулиан был смельчаком и вел себя, как человек чести.

Ах, если бы только она могла возненавидеть его. Но деваться было некуда: она млела, когда Рамсден был рядом, ее тело жаждало его прикосновений и ласк.

- Я весь день думала о тебе, – призналась девушка.

- Ну и?…– с надеждой спросил он; его глаза запылали страстным огнем.

Красив, дьявол, ничего не скажешь! И так уверен в себе!

Айви судорожно сглотнула и выпрямилась. Он покорил ее. Иного выхода не было, но победа Джулиана не будет легкой. У нее есть собственная гордость и достоинство.

- Что я могу сказать, Джулиан? Что я готова уйти на улицу и голодать? Ты же отлично, черт побери, знаешь, что мне некуда пойти! Мне бы и в голову не пришло, что такой привлекательный мужчина, как ты, может шантажировать несчастную женщину, но от фактов не уйти. Ты выиграл. Надеюсь, ты горд этим?

Похоже, Рамсден обиделся.

- Ты считаешь, что привлекательную женщину нельзя просить стать моей любовницей, так?

- Думай что хочешь. Если ты можешь затащить женщину в постель только шантажом, пусть так. Я проиграла. Но предупреждаю: я не получу от этого никакого удовольствия.

Джулиан удивленно приподнял брови:

- Да что ты, Айви! Что ты такое говоришь?! Уверен, что тебе понравится.

- Иди к черту! Я это сделаю не потому, что хочу, а потому, что вынуждена

- Что?! Неужели одна мысль о том, что ты окажешься со мною в постели, так невыносима для тебя?

Айви оторопело посмотрела на стройную фигуру, на породистое, аристократическое лицо Джулиана.

«Нет! – хотелось выкрикнуть Айви в ответ. – Мне еще никто не делал такого заманчивого предложения, и ты так чертовски привлекателен, что я чуть не плачу. Мне бы так хотелось ненавидеть тебя, не думать о тебе целую ночь… Ах, как было бы замечательно, если бы я действительно нравилась тебе! А вместо этого ты хочешь просто меня использовать как девку, чтобы развеять свою скуку и удовлетворить страсть».

- Просто спать с тобой все-таки лучше, чем голодать, – солгала девушка. «Ты, высокомерное ничтожество! – вертелось у нее в голове. – Я лучше умру, чем покажу тебе, как велико мое желание, как я хочу тебя!»

- Ты задеваешь мою честь, – произнес Джулиан тихим, насмешливым тоном. Похоже, слова Айви не обидели его. – Я докажу, что ты не права, маленькая чертовка. Тебе понравится быть со мной. Я уверен. Тебе понравится, и ты захочешь еще.

Айви хотелось ударить его, но вместе с тем его слова разжигали еще больше бушующее в ней желание, которое она старательно скрывала.

- И ты больше не станешь запирать меня в этой чертовой комнате, слышишь?! Уж если я стану твоей любовницей, то хотелось бы получить хоть какую-то выгоду для себя.

- Что? – изумился Джулиан. – Только не проси ларей с драгоценностями и других подарков – я не могу этого позволить. Мы здесь не в Лондоне, и я – бедный человек.

- Я понимаю. Все, что мне нужно, – это свобода. Я хочу свободно ходить по замку и изредка гулять. – «Мне это нужно, чтобы разыскать проклятую книгу и наконец избавиться от тебя, от твоего лица, которое так притягивает меня, ты, надутый индюк!»

- А ты не убежишь? – спросил Рамсден. Айви подумалось, что Джулиан с его непомерным высокомерием не пережил бы этого.

- Если бы у меня было куда бежать, неужели ты думаешь, что я приняла бы твое отвратительное предложение? – воскликнула Айви.

Откинувшись на спинку стула, Джулиан холодно посмотрел на девушку. А потом улыбнулся такой редкой, но необычайно привлекательной улыбкой.

- Нет, думаю, не приняла бы, – медленно проговорил он. – Но, послушай, Айви. Не надо об «отвратительном» предложении! Твои глаза говорят обратное. Я вижу, что ты безумно хочешь меня, и готов поспорить на последний шиллинг, что тебе понравится.

- Ты проиграешь! – огрызнулась Айви, покраснев.

- Да надоело мне проигрывать, – лениво протянул Джулиан, вставая и потягиваясь. – Я потерял титул, потерял деньги, проиграл сражение с Кромвелем и Эстли. Поэтому не хочу я больше что-то терять и проигрывать. – Вытащив ключ от комнаты из кармана, он бросил его Айви. – Дело сделано. Можешь свободно разгуливать по замку– ты моя. Увидимся за обедом. – Рамсден с довольным видом направился к двери. – Да, кстати, – добавил он, – подбери волосы перед тем, как спускаться вниз. А то у тебя вид, как у распутной девки.

- Что ж. это вполне соответствует моему новому положению, – заметила Айви.

Не похоже, чтобы Джулиану стало стыдно. Нахально усмехнувшись, он вышел из комнаты.

Сердце Айви колотилось как бешеное. Медленно повернувшись, она посмотрелась в зеркало.

- Что ты делаешь?– прошептала она, глядя на свое отражение. – Что, черт возьми, ты делаешь?

Из зеркала на нее смотрела незнакомка. Куда только подевалась скромная продавщица, которая так покойно чувствовала себя в своих серых костюмчиках и со строгими прическами?!

Айви видела перед собой незнакомое существо с темными, мерцающими загадочным блеском глазами, бледным лицом и медными кудрями, которые соблазнительно спадали на полуобнаженную грудь. Это зрелище так поразило девушку, что она отвернулась. Ничего не будет таким, как прежде. Ее налаженная жизнь канула в прошлое, и, похоже, даже она сама переменилась.

- Ого, узники выходят из темницы! – вскрикнула Сюзанна, увидев, как Айви входит в столовую. – Господи, Айви, что это случилось с его величеством королем Джулианом? Он стал так добр, уж не заболел ли?

Айви, не удержавшись, засмеялась. Сюзанна была невозможным существом, но ее блестящие глаза и задорная улыбка были такими привлекательными, что не веселиться с ней было просто невозможно.

Леди Маргарет тоже заулыбалась, когда Айви подошла к столу.

- Айви! Как я рада тебя видеть! Надо же, мы знакомы совсем недавно, а мне уже недостает твоей компании.

Похоже, так оно и было. Да и Айви испытывала те же чувства. Леди Маргарет и Сюзанна были такими приятными и похожими, что к ним нельзя было относиться иначе, чем к друзьям.

- Итак, похоже, Джулиан решил, что ты вовсе не шпионка круглоголовых, – заметила Сюзанна. – Как мило с его стороны.

- Как хорошо, Сюзанна, что ты не можешь бывать при дворе, – заметил Джулиан, входя вслед за Айви в столовую. – Ты просто невыносима, сестричка. Ты бы через неделю в тюрьму попала. – Взяв Айви под руку, он подвел ее к столу. – Айви, – обратился он к девушке, – ты будешь сидеть по правую руку от меня.

Айви с любопытством поглядела на него. Интересно, он теперь все время будет так с ней обращаться? Как будто она – законный член их семьи. Айви этого не ожидала.

- Как приятно видеть твою улыбку, Джулиан, – произнесла леди Маргарет. – Добрая перемена. А я-то думала, что ты будешь в дурном расположении духа.

- Я не бываю в дурном расположении, старая ты мегера, – добродушно заметил Рамсден. – Как только ты можешь говорить про меня такое!

Тут в комнату вошла Долл с подносом жареной птицы. Бросив на Айви недобрый взгляд, она с грохотом поставила поднос на стол.

- Обед – мрачно заявила она и вышла из столовой, покачивая бедрами.

Леди Маргарет лишь всплеснула руками, а Сюзанна зашлась своим звонким смехом.

- Господи, что происходит! – воскликнула пожилая дама. – Похоже, мир перевернулся. Вот когда я была молода…

- Это было во время крестовых походов, – весело вставила Сюзанна.

Леди Маргарет бросила на Сюзанну яростный взгляд: – Ну-ка замолчи, мартышка! Довольно! Скажи мне, Айви, как ты себя чувствуешь?

- Очень хорошо, спасибо.

- Джулиан рассказал тебе о нашей новой сиротке?– спросила Сюзанна набрасываясь на еду. – М-м-м, как же я люблю утятину с устричной приправой! А ты?

- На вид очень аппетитно, спасибо. Да, Джулиан рассказал мне о девочке. Кстати, где же она?

- Спит, – ответила леди Маргарет. – Хорошо, если она не заболеет. Мне бы хотелось, Айви, чтобы ты взглянула на нее и сказала, что думаешь.

- Да, конечно, с радостью, только не представляю, какая от этого может быть польза.

- Лишнее мнение всегда полезно, – заявила старуха.

- Даже мнение Фелиции Эстли? – вмешалась Сюзанна. – Она думает, что мы дали пристанище дочери дьявола! Она просто сбежала сегодня отсюда! Глупая корова!

Услышав имя Фелиции, Рамсден нахмурился. Айви взглянула на него. Джулиан уставился в тарелку и со злостью отламывал куски хлеба от буханки.

- Ах, Сюзанна – заметила леди Маргарет с усталым вздохом, – что ты вечно язык распускаешь?

Пожилая женщина утомленно потерла глаза руками. Морщины на ее старом лице стали глубже.

- Нашего Джулиана сегодня помолвили, – сказала Сюзанна с грустью.

Айви ощутила внезапную, острую боль. Она уставилась на Рамсдена. Его глаза были темны, как воды штормового океана, лицо стало мрачным.

- Против моей воли, – добавил он.

Айви не знала, что и сказать. Девушка оглядела комнату, которая еще несколько мгновений назад казалась ей такой приятной, бросила взгляд на стол, заставленный серебром, на чудесный гобелен, освещаемый пламенем очага, на портрет темноволосой женщины, которая, казалось, с грустью наблюдает за ними.

- Я опять сказала лишнее? – растерянно переспросила Сюзанна.

- Да, у тебя просто талант на такие вещи, – согласился с ней брат. – Жаль, у нас был хороший обед. Но не огорчайся. Я подумаю, как выпутаться из этой ситуации. Не знаю еще как, но постараюсь. Кроме того, у меня есть отличная новость.

Леди Маргарет заулыбалась.

- Как я рада, Джулиан, – воскликнула она. – Что же это за новость?

Рамсден перевел ликующий взгляд с сестры на бабушку, его глаза горели торжеством.

- Айви, – заявил он, – согласилась стать моей любовницей. Что скажете на это?

Айви подавилась своим вином. Как он мог?! Леди Маргарет раскрыла от удивления рот, ее руки застыли над тарелкой. Глаза Сюзанны широко распахнулись и, прикрывая рот салфеткой, она расхохоталась. Айви почувствовала, что ее лицо заливает краской. Уши ее горели, она лишилась дара речи. Джулиан ликовал. У него был вид, как у мальчишки, который ухитрился подсунуть в стол учителю лягушку.

- Передайте мне соль, пожалуйста, – попросил он.

- Ох, Джулиан! – простонала леди Маргарет, покачав седовласой головой. – Ох,

Джулиан! – повторила она.

Сюзанна продолжала смеяться.

- Надо же, бабушка! Как это могло случиться?

Айви была в ужасе. Как только Джулиан мог сказать такое? Как мог объявить об этом всем, словно это была обычная тема для разговора за обедом?!

Сюзанна хохотала, ее хорошенькое личико порозовело от смеха. Леди Маргарет взглянула на внука, и ее старое лицо задрожало от негодования.

- Вы же спрашивали меня, может ли она остаться, – заметил Рамсден.

- Ну… Да… Да, Джулиан, спрашивали. Но сказать ТАКОЕ! И в жизни не думала… Прекрати этот дурацкий смех, Сюзанна! Господи! Ах, Айви, бедняжка! – причитала пожилая дама.

Услыхав это неожиданное выражение симпатии, Айви покраснела еще сильнее.

- Не говори глупостей, – оборвал ее Джулиан, не испытывающий ни малейшего смущения. – Я уверен, что сделаю ее очень счастливой.

- Что-то по ней этого не скажешь, – промолвила Сюзанна. – У нее скорее такой вид, словно она вот-вот упадет в обморок или умрет от стыда.

Айви подумала, что Сюзанна очень точно описала ее состояние. Всплеснув руками, леди Маргарет закатила глаза.

- Вот, – громко проговорила она, – вот к чему приводят поездки детей в Лондон, Денби. Говорила я тебе, не раз говорила, но разве ты послушал свою бедную мать?

Взглянув вслед за бабушкой на потолок, словно ожидая увидеть там призрак отца, Сюзанна пожала плечами.

- Смотри, что ты наделал, Джулиан.

- Я была права! – вскричала леди Маргарет. – Вон он какой вернулся – волосы нестрижены, висят, как уши у спаниеля, сапоги какие-то огромные, того и гляди с ног свалятся, в штаны еще человека три влезет…

- Скорее всего три женщины, – перебила ее Сюзанна.

- …Ходит как фат, – не обратила на нее внимания бабушка, – строит из себя неизвестно кого! Тоже мне, городские манеры! Посмотри-ка, посмотри, что твой сыночек учудил! Все этот Лондон! – обращалась она к невидимому Денби. – Привык обижать невинных, бесстыдник. Так вести себя под носом у бабушки!

Леди Маргарет откинулась на спинку стула, глаза ее горели неистовым огнем.

- Вот она – современная молодежь! – пробормотала она.

- Если ты перестала терзать призрак моего отца, – промолвил Джулиан, – то позволь мне вставить словечко.

Леди Маргарет недовольно кивнула.

- Очень хорошо, – заявил Рамсден, оглядев трех сидящих за столом женщин: разъяренную бабушку, Сюзанну, которая едва сдерживала смех, и Айви – спокойную и молчаливую. – Я не дурак, миледи. Что-то происходит в этом доме, и мне это отлично известно. И все вы, – он по очереди кивнул на всех женщин, – имеете к этому отношение. Не знаю еще, в чем дело, но я добьюсь от вас ответа. У меня определенное ощущение, что из меня делают идиота. Если кто-либо из вас готов объяснить мне, в чем дело, я готов выслушать. Ну? Если объяснения удовлетворят меня, я сменю гнев на милость.

- Скотина ты, Джулиан, – возмущенно проговорила Сюзанна. – Погоди, вот Фелиция услышит, как ты разговариваешь. Она, пожалуй, откажется выходить за тебя.

Джулиана такая перспектива явно обрадовала.

- Не думаю, что это меня огорчит. – Джулиан весело улыбнулся бабушке. – Ну что, миледи? Не хотите мне чего-нибудь рассказать?

Леди Маргарет быстро взглянула на Айви и тут же отвернулась, но девушка успела заметить выражение вины в ее глазах.

- Ты невыносим, Джулиан. – Маргарет посмотрела на свою тарелку, а потом на внука. – Мне нечего сказать тебе. Нечего, слышишь?! А теперь я буду благодарна, если эта ужасная перепалка прекратится.

Похоже, Джулиан был в восторге от себя.

- Она прекратится лишь в том случае, если все присутствующие выложат свои карты. А до тех пор я попридержу свои козыри.

Некоторое время в комнате стояла напряженная тишина, а потом Джулиан с грохотом отодвинул стул и предложил Айви руку:

- Пойдем, дорогая. У нас, кажется, есть одно дельце.

Айви яростно взглянула на него, но это не произвело должного впечатления.

- Ладно тебе, Айви, пойдем.

Девушка посмотрела на леди Маргарет, перевела взгляд на Сюзанну, но они обе опустили глаза. С горевшим от злости и стыда лицом Айви вышла из столовой вслед за Джулианом.

Глава 8

Как только Айви с Джулианом вышли из столовой, леди Маргарет поднялась со своего стула, взяв свечу.

- Помоги нам Господь! Быстрее, Сюзанна, надо торопиться, пока все не выплыло на поверхность.

Сюзанна бросилась вслед за бабушкой. Они пробежали через кухню, где положив голову на руки дремала Долл. Эдит нагнулась к очагу, так что их взглядам предстал лишь ее зад. Впрочем, она и не заметила, как леди Маргарет и Сюзанна проскользнули через кухню в маленькую комнатенку, которую пожилая дама именовала своей «аптекой».

- Ты думаешь, Айви знает что-нибудь? – поинтересовалась Сюзанна.

- Нет, не думаю, – ответила леди Маргарет, запирая тяжелую дверь.

Затем она зажгла несколько свечей.

Сюзанна с удовольствием вдохнула любимый ею, знакомый аромат сухих трав, цветов и специй. Усевшись на высокий табурет возле очага, девушка стала наблюдать, как ее бабушка помешивала угли, а затем добавила в огонь несколько новых поленьев.

- Зачем нам торопиться, если Айви ничего не известно?

- Да потому, что, если она расскажет Джулиану правду про то, как попала сюда, он сразу же обо всем догадается. И тогда нам не миновать неприятностей.

Сюзанна вздохнула, погладив темные кудряшки, спадавшие ей на плечи.

- Бабуль, а ты и вправду думаешь, что он сможет разлучить нас?

- Конечно, дорогая, он это сделает, – произнесла в ответ пожилая леди, перебирая на полках банки и бутылки. – И не потому, что жесток, а из-за страха. Вспомни, что он видел сегодня. Это лишь подхлестнет его. Ты окажешься во французском монастыре так быстро, что и глазом моргнуть не сумеешь.

Сюзанна поежилась:

- И что же ты хочешь сделать?

Леди Маргарет наполнила кувшин вином из большой бутыли, а затем опрокинула туда содержимое маленькой бутылочки.

- Знаешь, отдал пенни – отдашь и фунт.

Мы дадим им побольше того, что сначала дали по ошибке. Пусть пьют, сколько влезет. Сюзанна, улыбаясь, широко раскрыла глаза.

- Но почему ты считаешь, что, выпив настой, Айви не станет рассказывать брату правду?

Леди Маргарет тяжело вздохнула, взбалтывая содержимое кувшина.

- Если нам удастся вовремя напоить их этим напитком, им будет не до того, чтобы думать, как Айви попала сюда. Не сомневаюсь, их мысли будут заняты совсем другим.

- Бабуль, сказала бы ты заклинание о том, чтобы все получилось, – предложила Сюзанна. – А то мне что-то боязно.

- Спасибо, дорогая, почему бы и не сказать? Дай-ка подумать, как оно звучит?… Ох… Ах, да, кажется, вот это… Да, я уверена.

Леди Маргарет, довольная собой, помахала в воздухе кувшином с приворотным зельем и начала:

Всеми звездами неба полночного,

Всеми зайцами леса,

Цветом роз быстротечного лета…

Тут она запнулась и задумалась.

- Ты забыла слова, – заявила Сюзанна, накручивая кудрявую прядь на палец. – Я так и думала, что это случится.

- Да не забыла я ничего, мартышка. Там… М-м-м… Последняя строка… Сюзанна зевнула.

- …Всеми зайцами леса…– повторила Маргарет, хмуря и без того нахмуренные брови…– М-м-м… Ага: «О удача, приди до рассвета». Ведь так?

Сюзанна пожала плечами:

- Да тут может быть, что угодно. Например: «Платье буду носить без корсета» или «Суп из устриц вкуснее шербета». Какая разница? Давай-ка, бабуля, лучше поторопимся.

- Я думал, что только Сюзанна болтлива, – вскричал Джулиан. – Ради Бога, Айви, давай прекратим!

Но Айви не собиралась останавливаться.

- А тебе не пришло в голову, что я буду смущена? Да еще как! Господи, Джулиан, ты не должен был говорить об этом всей семье!

Айви с возмущением уселась на краешек стула с выгоревшей обивкой и сложила руки на груди.

- А потом ты потащил меня сюда, как какую-нибудь дешевую проститутку, которая выдает себя за массажистку и готова продаться за двадцать долларов! Как рекламную певичку, что подрабатывает в супермаркете! Как девку из мотеля! Как… Черт побери!…

- Айви?

Девушка замолкла, тяжело дыша.

- Ты, кажется, говоришь по-английски, но я абсолютно ничего не понимаю. Успокойся, пожалуйста.

Только Айви собралась сказать ему, что он может считать себя счастливцем, если она замолчит хоть на одно мгновение, как в дверь постучали.

- Войдите! – крикнул Джулиан.

Долл принесла кувшин. Ставя его и два бокала на стол, служанка окинула Айви возмущенным взглядом.

- Долл, я этого не просил, – заявил Джулиан, которого разозлило неожиданное вторжение.

Долл, в своей обычной манере, демонстративно закатила глаза вместо ответа, вышла из комнаты и с треском захлопнула за собой дверь.

- Нам и в самом деле пора заменить служанку, – пробормотал Рамсден, нетерпеливым жестом смахнув волосы со лба.

Айви злобно смотрела на него.

- Айви, прошу тебя, прекрати. Вот, выпей вина и переведи дух.

Все еще дуясь, она взяла у него бокал с вином, стараясь не дотронуться пальцами до руки Джулиана. Это, казалось, удивило его.

- А теперь позволь мне сказать кое-что. Я прошу у тебя прощения. Я не хотел унижать тебя, поверь. Честно говоря, я вообще не хотел заходить так далеко. Просто я не мог остановиться. Они замышляют что-то, эта парочка, Я хотел узнать, не признаются ли они.

- И ты использовал меня, – закричала Айви, с удивлением почувствовав, что слезы брызнули из ее глаз. – А ты знаешь, каково мне было?! Как это унизительно!

- Я не хотел этого, Айви. Я правда не думал, что зайду так далеко. Я надеялся, что одна из вас признается и все будет в порядке.

- Признается? В чем? Я в жизни не видела ни твоей бабушки и твоей сестры – до тех пор, пока не встретила тебя. Ты выставил на посмешище меня и обидел леди Маргарет ни за что, Джулиан.

- Не думаю.

Ах, это его чертово спокойствие! Айви проглотила свое вино, даже не почувствовав его вкуса.

- И в конце концов, – заговорил Рамсден, и его голос был нежным и теплым, как летний ветерок, – ты здесь, в моей спальне. Твой гнев окрасил твои нежные щечки божественным румянцем. Ты очень хороша, поверь мне, особенно когда замолкаешь на мгновение.

Айви подняла на него глаза, чтобы надерзить в ответ. Но, встретив его взгляд, промолчала.

Джулиан уселся напротив нее, уперев локоть в колено. Его нежные глаза серые, как туман в ненастный день, смотрели на девушку с явным удовольствием.

- Айви, не кидай на меня таких взоров. Если ты считаешь, что я силой заставлю тебя спать со мной, то ты ошибаешься. Моя честь не позволит мне.

- Скорее, твой эгоцентризм.

- Я сделал тебе предложение, и ты его приняла.

- А что еще я могла сделать? – вскричала Айви. – Куда еще я могла пойти, Джулиан?

- Туда, откуда пришла, – последовал холодный ответ.

Айви подумала о своем милом магазинчике, о полированных деревянных витринах, о стеклянных шкафах с драгоценностями, о своей уютной квартирке с удобной мебелью и цветами в горшках. Все комнатные растения всегда были покрыты яркими цветами, и девушка любила повторять, что у нее дома всегда весна.

- Как бы я хотела этого, – тихо промолвила она.

Подняв глаза, она увидела, что Джулиан внимательно смотрит на нее поверх бокала с вином.

- Мне все время кажется, – начал он, – что ты не договариваешь правды. Что-то от меня скрывают, и я не успокоюсь, пока не узнаю, что именно. Чего ты хочешь от меня, Айви? От всех нас? Каким ветром тебя занесло в Виткомб-Кип?

Айви опустила глаза и посмотрела на свои руки, казавшиеся особенно бледными на фоне синих шелковых юбок. Что он ответит, если она расскажет ему правду?

Наклонившись вперед, Рамсден взял ее руки в свои. У него были сильные руки с длинными пальцами. Теплые и успокаивающие. Когда последний раз мужчина вот так дотрагивался до нее? Последний раз у нее был друг на последнем курсе колледжа. Он был студентом-музыкантом, и его страсть к Стравинскому была куда сильнее, чем страсть к Айви. Едва закончив колледж, он тут же уехал на Восточное побережье, и Айви напрасно ждала весточки от него – он так больше и не появился.

А Тайлер, которого больше всего на свете интересовала его виолончель, благополучно устроился в Бостонский симфонический оркестр, оставив Айви недоумевать, чем же она была плоха… Вот она и думала, что недостаточно хороша ни для замужества, ни для сени для тех вещей, которые остальным женщинам вокруг нее давались так легко.

- Какое грустное у тебя лицо, – прошептал Джулиан, поглаживая ее ладони большими пальцами. Его прикосновения были так нежны, как будто до ее рук дотрагивались птичьим перышком.

Айви сидела молча, чувствуя, как ее охватывает истома, какое-то странное спокойствие – будто она засыпала. Все казалось нереальным – и отблески пламени на каменных стенах, блеск синего шелка, который как живой играл в красноватом свете огня, и неистовый взгляд Джулиана.

Его прикосновения завораживали. Айви посмотрела на их руки – ее, маленькие и бледные, и его, большие и загорелые.

Из- под бархатных рукавов его камзола выглядывали белоснежные манжеты рубашки.

Джулиан был так близко, что она чувствовала его запах – одурманивающий аромат, напоминающий запах сандала и свежего ветра.

Айви внимательно изучала его лицо – гордый, высокий лоб, густые брови над темными глазами. Невероятно притягательный, красивый рот, как будто точно нарисованный художником. Когда он улыбался, в уголках его рта появлялись забавные ямочки. Верхняя губа – пухлая и чувственная. Такие обычно бывают у мужчин, имеющих вкус к жизни.

Да, это был рот кинозвезды. Рот любовника. Только тут Айви заметила,, что нос Джулиана был слегка свернут набок, впрочем, это не портило его внешности и благородного, орлиного профиля.

- О чем ты думаешь, любимая? Айви посмотрела ему прямо в глаза.

- О твоем носе, – честно призналась она дрогнувшим голосом. – Он у тебя сломан.

Рамсден улыбнулся, от чего на его щеках появились ямочки.

- Это огорчает тебя? – спросил он. Айви покачала головой. Ей показалось, что ее губы не могу шевельнуться, чтобы произнести слова.

«Нет, – думала она, – мне безумно нравится твое лицо. Именно так и должен выглядеть мужчина, и волосы его должны вот так падать ему на плечи и руки должны именно так держать меня. Наши руки как будто дополняют друг друга, словно они – единое целое. Интересно, а телам нашим будет ли так же удобно вместе?»

Еще никогда она не испытывала такого удовольствия от прикосновений. Ее тело обмякло, и его каждый раз пронзала дрожь, когда Рамсден дотрагивался до нее. Казалось, что тепло, согревающее ее изнутри, растопило все страхи Айви, всю ее нерешительность, в точности, как весеннее солнце растапливает лед и снег.

- Как ты мне подходишь, – тихим, нежным голосом промолвил Джулиан. – Даже странно. Твои прикосновения пьянят меня, как летнее вино.

Он словно прочитал ее мысли.

Так они и сидели – мгновение, а может, целую вечность, – просто глядя друг на друга, наслаждаясь ощущением близости, возникшей между ними.

И уже не сказать, кто из них первым – Джулиан или Айви – наклонился к другому. Но это случилось, да и не могло не случиться. Их губы встретились. Сначала это был нежный, осторожный поцелуй, словно они пробовали друг друга на вкус. Джулиан нежно, бережно ласкал ее мягкие губы. Он стал поглаживать ее лицо, щеки, виски, шелковые завитки возле ушей.

Где- то внутри Айви вспыхнули мириады жарких огоньков, которые перенеслись затем в ее кровь, заставляя ее бурлить и быстрее течь по венам. С губ ее сорвался стон, и Джулиан сильнее прижал девушку к своей груди. Рот ее приоткрылся, и язык Рамсдена-бархатный и мягкий проник в сладостное тепло ее рта. Огоньки в крови Айви разгорались все сильнее. Она поглаживала волосы Джулиана, и они струились между ее пальцами словно шелк.

Их губы встретились еще раз, и они не испытывали неловкости, и Айви не думала о том, куда деть нос, как повернуть голову, не беспокоилась, свежо ли ее дыхание. Поцелуй был прост и естествен, как ветерок, весело шевелящий кроны деревьев. На мгновение поцелуй прервался, и они изумленно поглядели друг на друга. Джулиан дотронулся до ее шеи и осторожно убрал прядь волос с лица Айви.

- Какая ты красавица, – прошептал он. Его слова повисли в воздухе, проникая в самую душу Айви.

Она красива. Он находил ее красивой. Джулиан не лгал, его темные глаза были правдивы. Джулиан Рамсден, самый красивый мужчина из всех, кого она встречала, ее прекрасный кавалер, ее темноволосый рыцарь. Он считал ее красивой, и Айви поверила ему.

Потому что Айви была красивой впервые в жизни. Джулиан осторожно поднял ее, и девушка, не сопротивляясь, повиновалась. Наклонив голову, он дотронулся до ямочки на ее шее, и она вздрогнула от удовольствия. Его рот был горяч и нежен. Не придерживай Джулиан ее за талию, Айви бы упала. У нее не осталось сил, лишь теплая волна удовольствия, от которой девушка таяла, как воск.

Где- то в глубине ее сознания крутилась мысль о том, что этот человек не был ни ее другом, ни любовником. Да и вообще, Джулиан –эгоист, тиран и использует ее тело лишь для того, чтобы добиться признания в том, как Айви попала в Виткомб-Кип.

- Не надо, Джулиан, – неуверенно прошептала она.

Он крепче прижал Айви к себе.

- Что не надо?– проговорил он в ответ. – Не надо этого? – Он прижал рот к нежной ямочке у девушки за ухом, обжигая ее своим горячим дыханием. – Или этого? – И Джулиан принялся ласково гладить ее грудь.

Внутренний голос Айви затих.

Ее тело таяло от этих прикосновений, его словно омывал теплый дождь. Шелковые кудри Джулиана щекотали ее шею, ее груди прижимались к широкой груди Рамсдена. Они целовались снова и снова, и с каждым разом поцелуи становились все горячее. Айви почти не чувствовала, как одной рукой Джулиан развязывал тесемки и расстегивал крючки на ее платье; она лишь ощутила, как платье с шелестом упало на пол.

Руки Рамсдена скользили по ее обнаженной спине, по гибкой талии, ласкали ее округлые груди. Увидев загорелые руки Джулиана на своей бледной коже, Айви затрепетала. Ее груди ныли от его прикосновений.

- Прекрасная Айви, –шептал он ей на ухо.

Вытащив шпильки и ленты из прически девушки, Рамсден освободил ее волосы, которые огненной волной упали на обнаженные плечи и спину Айви. Подняв Айви на руки, он отнес ее в свою большую постель и осторожно уложил на прохладную простыню. Расстегивая свой камзол, Джулиан ни на секунду не отводил взгляда от глаз Айви. Когда Айви бывала с Тайлером, ее смущало его обнаженное тело. Он казался бледным и каким-то незащищенным без одежды, да еще и без очков. С Джулианом все было по-другому. Его нагота была естественной и шла ему так же, как камзол, широкие штаны и высокие сапоги. У него были атлетически развитые руки и широкие плечи; темные волосы, курчавясь, покрывали грудь и живот. Ноги и бедра, хорошо натренированные от долгой езды верхом, тоже были сильными и развитыми. Темные длинные волосы сверкали в отблесках пламени, глаза мерцали в полумраке таинственным огнем.

Айви испытывала небывалое наслаждение от того, что тело Рамсдена всей тяжестью придавливало ее к кровати. Его загорелая бархатная кожа терлась о нежную, бледную кожу Айви, возбужденная плоть вонзалась в ее живот.

Не испытывая ни малейшего смущения, Айви ласкала его так, как никогда не ласкала Тайлера. Они исследовали тела друг друга– горячие руки скользили по каждой складочке трепещущей плоти, рог жадно ласкал шею, веки… Когда пальцы Джулиана скользнули в самый сокровенный уголок ее тела, Айви закричала. Он ласкал ее до тех пор, пока девушка не начала ритмично двигаться в такт его прикосновениям. В тот момент, когда Рамсден наконец вошел в нее, Айви вновь вскрикнула от радости, которую дарили ей его ласки. Это было божественно, неповторимо. Руками Айви вцепилась в плечи Джулиана, словно боялась его отпустить, лицом зарылась в его шею, с жадностью вдыхая его аромат. Казалось, каждый дюйм ее тела торжествует.

У них было ощущение, что время остановилось, что они находятся в неизведанном доселе, благостном мире, где нет никого, кроме них двоих. Волны наслаждения снова и снова накрывали их, заставляя их тела все плотнее прижиматься друг к другу. Движения становились все быстрее, и наконец, услышав торжествующий крик Джулиана, Айви присоединилась к нему. Их стоны слились воедино, и они вместе отпраздновали победу любви.

Все еще дрожа от наслаждения, сжимая друг другу руки, они постепенно возвращались в реальный мир. Вот Айви услыхала треск огня в камине, ощутила, как прохладный ветерок овевает ее разгоряченную кожу.

Джулиан лежал рядом, положив руку Айви на грудь. Айви не двигалась и ничего не говорила: любое движение, любой, самый тихий звук могли разрушить очарование чудесного мгновения. Девушке казалось, что на этой огромной кровати она перенеслась в райское царство.

Казалось, прошла вечность. Но вот Джулиан заговорил:

- Ты замерзла.

Это были его единственные слова, но в них звучала такая нежность, что сердце Айви подскочило.

Айви приподнялась, и Джулиан расправил смятые одеяла и простыни. «Интересно, – подумала она, – отошлет он меня в мою комнату или оставит тут? Испытывает ли он такое же волшебное чувство, как и я? Сможет ли он когда-нибудь полюбить меня?»

Но вот Джулиан улегся под одеяло и прижал Айви к себе. Она с наслаждением вытянулась рядом. Им было тепло и уютно под тяжелыми одеялами. Джулиан положил головку Айви себе на грудь, и она прильнула к нему, вдыхая аромат его тела и слушая биение его сердца. Джулиан медленными, ласковыми движениями поглаживал ее волосы. Айви подумалось о том, что, как это ни странно, у нее было такое чувство, словно она всегда спала вот так. Ей было так уютно, так удобно.

Девушка задремала, то впадая в сонное забытье, то возвращаясь в реальный мир и ощущая, как Джулиан гладит ее волосы. Ей было интересно, о чем он думает, но она молчала, не желая нарушить идиллию. Через некоторое время она уснула таким счастливым и крепким сном, каким не спала никогда в жизни.

А наверху, в северном крыле здания, спала маленькая Дейзи. Ее сон был так крепок, что, услышав взрыв смеха, она даже не пошевельнулась, а лишь засопела носом и поплотнее укуталась в одеяло. Ох, как тепло ей было! Никогда в жизни у нее не было такого ощущения тепла. Смех раздался снова, и Дейзи стала потихоньку просыпаться. Поначалу малышка не понимала, отчего это ее мама так хохочет ночью. Затем, открыв глаза, она все вспомнила. Она была вовсе не в своем доме. Он остался где-то далеко, за болотами, высокими холмами, затерялся среди множества незнакомых деревушек. Дейзи была в замке Темного Человека. Ее ручки и ножки болели меньше обычного. Может, потому, что ей было тепло?

Сев в постели, девочка огляделась вокруг. Ей было вовсе не страшно. Она вспомнила, что спать ее уложила Седовласая Дама. Дейзи долго сидела, вспоминая. Седовласая Дама сначала усадила ее в большую ванну с теплой водой, и поначалу девочка перепугалась. Она решила, что именно так Злые Люди наказывают сварливых женщин, и ее теперь ждет это же испытание. Но все было иначе. Женщина просто вымыла ее в ароматной воде. Она разговаривала с ней так ласково, что девочке едва верилось, что ее слова обращены именно к ней. Через некоторое время она перестала сопротивляться и дала себя вымыть.

А Веселая Девушка пришла посмотреть. Она все время смеялась, но это был вовсе не тот обидный смех, которого Дейзи так боялась. Дейзи привыкла, что люди смеются над ней. Деревенские детишки заливались смехом, забрасывая ее комьями грязи и камнями. Однажды они сказали, что хотят поиграть с ней, но вместо этого столкнули Дейзи в яму с нечистотами, откуда она никак не могла выбраться. Вот уж они хохотали! Это был злой смех, и девочка заплакала. Но Веселая Девушка была не такая. Она была хороша, как красная птичка, или как цветы, которые росли возле домов в их городке. У Веселой Девушки глаза были цвета туманного неба, волосы блестели, и на ней было платье того же цвета, что и цветы, которые Дейзи вспоминала. Девочке ужасно хотелось дотронуться до ее платья, чтобы узнать, такое же оно нежное, как цветы, или нет, но она не осмеливалась.

Но все равно – Дейзи была счастлива просто смотреть и слушать смех Веселой Девушки.

- Палочки да веточки! – воскликнула Веселая Девушка, проведя рукой по ручкам Дейзи. В ее словах не было злости.

Они надели на Дейзи ночную рубашку из такой мягкой ткани, какой прежде девочка не могла и представить. Рукава пришлось закатать, а подол волочился по полу вслед за ней.

- Ну вот, ни блох, ни вшей, – с удовлетворением заявила Седовласая Дама.

Дама была права. Дейзи больше не чесалась. Девочка подумала о том, куда могли деться блохи и вши. Может, они просто послушались Седовласую Даму и ускакали?

А потом Веселая Девушка вышла из комнаты и вернулась с едой. Дейзи оторопело посмотрела на кушанья, не веря, что все они предназначаются для нее. И Седовласая Дама кормила ее с ложечки, поднося к ее рту золотистый суп с белым мясом и травами. Еще ей дали хлеб, какого Дейзи тоже ни разу в жизни не видала: у него была золотистая корочка и белый, как облако, мякиш.

Все это было похоже на сон, самый прекрасный сон в ее жизни Затем они уложили Дейзи в такую огромную кровать, что в ней могла бы поместиться целая семья. Ее накрыли теплыми, мягкими одеялами.

- Засыпай, маленький мешочек с ветками, – сказала ей на прощание Веселая Девушка, но ее слова прозвучали так, словно ей нравились мешочки с ветками.

Дейзи долго не могла заснуть. Она снова и снова оглядывала комнату. Пол был деревянный, сложенный из кусочков темного и светлого дерева. В окна было вставлено стекло, через которое Дейзи видела кусочек темнеющего неба. Она смотрела на него до тех пор, пока Веселая Девушка не занавесила окно куском ткани, которая висела рядом. Ткань была цвета золотистого вина. Горел в комнате и огонь – красно-золотой. Каменный очаг был цвета льда, а вокруг он был отделан чудесным темным деревом. Белые свечи в высоких подсвечниках освещали волшебную комнату мягким золотистым сиянием.

Веселая Девушка играла на каком-то музыкальном инструменте; Дейзи видела такие на праздниках и ярмарках. Веселая Девушка в своем красном платье была похожа на яркий цветок, и пела она о долгих летних днях и о женщине, которая не скажет «да», и о прекрасной королеве, которая унесла юношу в свое королевство.

Дейзи пришло в голову, что с ней, похоже, произошло го же самое. А потом сытная еда, тепло и музыка сделали свое дело – девочка уснула сладким сном.

И вот она проснулась от смеха. Дейзи быстро поняла, что смеется Веселая Девушка и что она где-то недалеко от ее комнаты.

Девочка не испугалась. Огонь в камине почти погас, свечи давно потухли, но все было хорошо видно. Дейзи медленно выбралась из постели. Она упала, запутавшись в складках длинной рубашки, но, поскольку никто над ней не смеялся, малышка выпуталась из рубашки и встала.

Тяжелую дверь было нелегко отворить, но Дейзи все-таки удалось это сделать.

Она вышла в длинный, темный и холодный коридор, но холод не испугал ее: она к нему привыкла. В самом конце коридора мерцал слабый свет; именно оттуда и раздавался смех Веселой Девушки. Дейзи медленно, осторожно побрела по коридору. Однажды она споткнулась и остановилась передохнуть.

Теперь ей были отчетливо слышны голоса Седовласой Дамы и Веселой Девушки.

- Ах, бабулечка! Что ты наделала на этот раз?!

- Перестань смеяться, Сюзанна, и помоги мне! Господи, если только Джулиан увидит все это…

- Я так и знала, что ты все перепутаешь! Так и знала! Ой, еще один! – И она снова звонко расхохоталась.

- Лови его, Сюзанна! Ой, Господи, помоги нам! Не знаю, как это случилось.

«Значит, Сюзанна, – подумала Дейзи. – Веселую Девушку зовут Сюзанна». Подобрав подол, девочка продолжила свой путь к свету и веселью.

Сюзанна снова смеялась:

- Ха-ха-ха! Еще один! Ты думаешь, они есть и в коридоре?

- Ради всего святого, Сюзанна, помоги мне собрать их, пока ты не перебудила весь дом. Как это могло случиться?

Дейзи медленно шла на звук голоса, как вдруг в темноте рядом с ней что-то шевельнулось. Девочка остановилась, надеясь, что это не крыса. Она любила животных, но терпеть не могла крыс.

Но это была не крыса. Это был кролик. Он пронесся мимо нее по длинному коридору. Огромный, белый кролик с длинными ушами. Увидев девочку, он остановился и сел, глядя на нее черными глазами и двигая носиком.

Похоже, он не испугался. Животные часто вели себя так с Дейзи. Она думала, это из-за ее немоты. Через мгновение кролик вскочил и понесся вперед, мелькая в темноте маленьким хвостиком. Дейзи опять пошла на голос Сюзанны.

- Всеми звездами неба полночного, всеми зайцами леса! – распевала во весь голос Сюзанна. – Думаю, бабушка, ты что-то не так сказала. Ты же призывала удачу, а не зайцев.

- Ах ты, Боже мой, Сюзанна! Что за умная девушка! Надо было оставить Джулиана дома, а тебя отправить в университет.

Разумеется, Сюзанна расхохоталась.

Дейзи завернула за угол широкого коридора. Перед ней была небольшая лестница, и она резко остановилась, глядя перед собой. Сюзанна действительно была там. На ней была-такая же, как у Дейзи, ночная рубашка; ее распущенные темные волосы блестели в полумраке. Рядом с ней находилась Седовласая Дама в темно-коричневом халате на меху. Ее волосы тоже были неприбраны. Освещенные зыбким сиянием свечи, они походили на белые облака.

И там были кролики. Кролики были везде. Двоих Сюзанна держала под мышками. Они изо всех сил вырывались, упираясь в нее длинными задними ногами, а она пыталась поймать еще одного, который прятался от нее под столом. Еще один кролик взбежал по лестнице вверх и теперь путался в юбках Седовласой Дамы.

- Спасибо! – закричала пожилая леди, так резко поворачиваясь, что свеча едва не выпала из ее рук. – Лови его!

- Что? Где? – спросила Сюзанна, выглядывая из-под стола.

Кролик, которого она ловила, и один из тех, которых она держала, вырвались и бросились вон по коридору, задев Дейзи мягкой шкуркой. Тут Сюзанна заметила Дейзи, наблюдавшую за ними из темноты.

- Добрый вечер, мешочек с ветками! – поздоровалась Сюзанна, и девочка подумала, будут ли ее теперь всегда так называть. – Что ты думаешь о новых кроликах?

Еще два зверька пробежали мимо них по лестнице. Коричневый кролик сбежал по ступенькам, пятнистый поднялся вверх. Потом еще один большой, и еще один коричневый.

- Что же мне делать? – вскричала Седовласая Дама. – Думаешь, они везде?

- Не сомневаюсь, – заявила Сюзанна, неожиданно усевшись на пол.

Девушка переводила взгляд с бабушки на Дейзи, а перед ее глазами то и дело мелькали кролики. Казалось, их с каждым мгновением становится все больше и больше. Она задумчиво почесала голову и разразилась неистовым хохотом.

- Вот уж спасибо тебе, Сюзанна, – сухо промолвила старуха.

Смех Сюзанны казался Дейзи настоящей музыкой, и, неожиданно для себя самой, она тоже засмеялась. Точнее, девочка не издала ни звука, но смех так потряс ее, что у нее заболел рот.

Вдруг откуда-то снизу раздался сердитый крик:

- Бабушка! Сюзанна! Что за черт?! Что происходит?

Сюзанна перестала смеяться.

- Господи! – простонала Седовласая Дама. – Это Джулиан, он все видел.

Дейзи обратила внимание на имя. Так скорее всего звали Темного Человека. Джулиан. Она подумала, что это чудесное имя. Какими глупыми были Злые Люди из деревни, говоря плохо о Темном Человеке. Ей нравился его дом. Нравился его конь. Ей понравились Седовласая Дама и прекрасная Сюзанна. А теперь она увидела, что в их доме ужасно много зайцев, и это тоже понравилось маленькой сироте.

Дейзи подумала, что, возможно, ей разрешат оставить у себя одного.

Глава 9

Айви спала. Иногда ей снились сны, а иногда она просыпалась и ей казалось, что все происходящее – это сон, и тогда она открывала глаза, чтобы убедиться, что Джулиан действительно лежал рядом, а ее голова покоилась на его груди, и ее нога была закинута на его мускулистые ноги. Одной рукой он обнимал ее за плечи, а другую положил ей на грудь. Ее головы касалось его теплое дыхание. Довольно вздохнув, девушка опять впала в сонное забытье. Но вот она услышала, что Рамсден тоже вздохнул, и почувствовала, как он дотронулся до ее макушки. Кто бы мог подумать, что спать – так прекрасно? Услышав смех и голоса, Айви решила, что они ей снятся, и крепче прижалась к Джулиану. Но потом она вновь услышала их – голос леди Маргарет и смех Сюзанны. Еще были слышны какие-то шорохи на лестнице и в коридоре.

Она почувствовала, что молодой человек проснулся. Потянувшись, он крепче прижал ее к себе. Где-то в дальней части замка слышался звонкий, как колокольчик, смех Сюзанны. Казалось, кто-то то и дело пробегает мимо дверей и прыгает на пол.

Джулиан застыл.

- Что за черт! – пробормотал он, садясь.

Подняв отяжелевшие от сна веки, Айви посмотрела на его гордый профиль, выделявшийся на фоне огня в камине.

За дверями – шум, суета, какие-то сдавленные крики. Выбравшись из постели, Рамсден стал натягивать на себя одежду.

- Там что-то происходит, – пробормотал он, бросая Айви сорочку. – Одевайся быстрее.

Девушка села, шаря по одеялу в поисках рубашки.

- В чем дело? – спросила она, натягивая сорочку через голову. Ее ногам на полу сразу стало холодно.

- Не имею ни малейшего представления, но слишком уж у нас шумно для столь позднего часа.

Говоря, он застегивал бриджи и отбросил волосы со лба.

- Мне так хорошо спалось, – признался Рамсден.

- И мне тоже, – согласилась с ним Айви, дрожа от холода.

Джулиан зажег свечу от огня в очаге и взглянул на Айви.

- Пойдем, дорогая. Не знаю, что там происходит, но я намерен это выяснить.

Она пошла вслед за ним по темному коридору, трясясь на сквозняке. Они услыхали, как к голосам леди Маргарет и Сюзанны присоединились вопли Долл.

- Что за черт?! – повторил Джулиан. Тут что-то большое и меховое дотронулось до ног Айви. От неожиданности она чуть не закричала и отпрыгнула в сторону.

Джулиан резко повернулся, его волосы взметнулись в воздухе.

- Черт возьми! – выругался он сквозь зубы. – Откуда это здесь?

Сердце Айви едва не выскакивало из груди. Не в силах ответить, она вслед за Рамсденом посмотрела в конец коридора.

По каменным плитам пола улепетывал большой белый кролик. В самом конце, перед поворотом, он, повернувшись, посмотрел на них. Через мгновение к нему подбежал маленький пятнистый зайчик. Они с интересом обнюхали друг друга и разбежались в разные стороны.

Айви изумленно засмеялась. Она испытывала явное облегчение.

- Откуда они тут?

Нахмурив темные брови, Джулиан мрачно посмотрел вслед убегающим кроликам.

- Не знаю, – промолвил он наконец – Впрочем, думаю, скоро все прояснится.

Он замешкался еще на несколько мгновений, и Айви опять обратила внимание на его пиратскую внешность – длинные, темные волосы, широкая грудная клетка, демонический взгляд, широкие штаны свободно висят на стройных бедрах.

Джулиан направился было дальше по коридору, но тут еще один кролик – на этот раз коричневый – промчался мимо, метнув на них взгляд блестящих глаз.

- Зараза! – воскликнул Джулиан, и Айви это ругательство показалось таким современным и неподходящим для тех времен, что она, не сдержавшись, снова рассмеялась.

Рамсден почти побежал вперед, и Айви поспешила за ним, стараясь не отставать. Перед каменной аркой, ведущей в большой зал, он резко остановился.

- Боже правый! – простонал он, высоко подняв в руке свечу.

Подбежав к нему, Айви остолбенела.

Зайцы и кролики заполонили Виткомб-Кип. Весь большой зал был просто набит животными. В неясном свете свечи и факелов, освещавших зал, Айви увидела огромную стаю зайцев и кроликов, вечеринку зверьков, целое собрание длинноухих. Черные и белые, коричневые и серые, пятнистые и полосатые, с блестящими глазками и мягкими хвостиками – они были повсюду. Некоторые вбегали, а некоторые выбегали из зала, некоторые заскакивали на скамейки, другие сидели напротив камина. Они бегали вверх-вниз по лестнице, в кухню и из кухни…

- Что за черт!… – прошептал Джулиан. Если бы Айви не была так поражена, то выражение лица Рамсдена довело бы ее до истерики.

- Откуда они прибежали?– недоверчиво поинтересовалась девушка.

Джулиан посмотрел на нее с таким видом, словно напрочь забыл о ней. Но как только он собрался что-то ответить, по коридору пронесся порыв ледяного ветра, взметнув длинные волосы Рамсдена и едва не срывая тонкую льняную сорочку Айви. Обернувшись, они увидели, что огромные двери, ведущие во двор, широко распахнуты.

Зайцы и кролики широким потоком бежали в замок. Они суетились, как запаздывающие на бал гости. С перекошенным от злобы лицом, Рамсден широкими шагами направился к дверям, пиная путавшихся под ногами зверьков. Айви бросилась вслед за ним. Она увидела, что к замку, в ночной тьме, со всех сторон несутся зайцы. Джулиан пораженно покачал головой, раскрыв от удивления рот. Очень большой серый кролик резко остановился перед ним, глядя на Рамсдена с возмущением и всем видом показывая, чтобы тот дал ему пройти. Джулиан поглядел на кролика.

Кролик, не сводя глаз, смотрел на молодого человека.

- Прошу прощения, – с поклоном произнес Джулиан, – но с нас достаточно, благодарю вас. – С этими словами он с грохотом захлопнул дверь.

Откуда- то сверху доносился заливистый смех Сюзанны.

- Дьявол и преисподняя! – вновь взорвался Рамсден.

Молодой человек повернулся и направился назад, к лестнице. Кролики, словно воды Красного моря перед Моисеем, расступались перед ним, давая ему дорогу. Айви спешила вслед за хозяином замка. Поднявшись наверх, они увидели леди Маргарет и Сюзанну. Пожилая дама стояла, прижимая к груди трех кроликов. Ее седые волосы разметались, лицо покраснело. Сюзанна сидела на полу, держа под мышкой большого коричневого кролика хвостиком к ним. Зверек отчаянно царапал лапками пол, пытаясь вырваться. Девушка едва не икала от смеха. По ее розовому личику катились крупные слезы, она еле-еле переводила дыхание. Кролику наконец удалось вырваться, но она тут же, без малейшего усилия, поймала другого. На каменной ступеньке рядом с ней сидела девочка с золотистыми волосами лет пяти-шести. На ней была огромная ночная рубашка. В руках малышка держала большого, коричневого с белым, кролика. Похоже, зверьку нравилось сидеть на руках ребенка.

- …А если не мешок, – говорила леди Маргарет, – то мы могли бы послать Долл в деревню за рыбацкой сетью. Ах, Сюзанна, прекрати эти глупости и помоги мне. Думаю, надо закрыть дверь и растянуть сети. Тогда мы сможем их сразу изловить. Или…

- Или, – вмешался Джулиан, – ты мне все объяснишь.

Смех Сюзанны замер у нее на устах. Леди Маргарет в ужасе посмотрела на внука.

- Ах! – выдохнула Сюзанна. – Добрый вечер, Айви. Добрый вечер, Джулиан.

Джулиан огляделся с таким видом, словно Сюзанна разговаривала с кем-то еще.

- «Добрый вечер, Джулиан»? «Добрый вечер, Джулиан»? Мои уши не обманывают меня? «Добрый вечер, Джулиан» – это что, все объяснения?

Молчаливая девочка смотрела на Айви большими, серьезными глазами.

- Спаси нас Бог, – промолвила леди Маргарет. Если бы она не держала в руках кроликов, то обязательно бы, как обычно, всплеснула руками. – Боюсь, Джулиан, этому нет никакого объяснения. Они просто… прибегают сюда, видишь ли.

- Нет, я ничего такого не вижу.

- Один зайчик разбудил меня, – торопливо заговорила Сюзанна, – запрыгнув мне на постель. А потом прибежал еще один, и еще… И… вот они здесь все…

- Мы пытаемся переловить их, – добавила леди Маргарет.

- Ну да, конечно, как это я не понял! – воскликнул Джулиан. – Вы считаете это достаточным объяснением? Они просто прибежали, и вы пытаетесь их поймать. Конечно, это нелегко, потому что у вас всего по две руки, но вы справитесь! Не о чем беспокоиться! Ну, вы тут продолжайте охоту, а я вернусь в спальню. Все это ерунда.

Леди Маргарет, переведя дыхание, заулыбалась.

- Ты принял разумное решение, Джулиан. Доброй ночи!

- Доброй ночи?! – взорвался Рамсден. – Черта с два! Что за дьявольщина! Господи, я жду объяснений! Я, такой счастливый, отправляюсь спать, а, проснувшись, вижу, что мой дом полон всякого зверья! В чем дело?!

- Джулиан, – тихо промолвила Сюзанна, – мне кажется, ты пугаешь нашу маленькую сиротку. Пожалуйста, не кричи.

Айви взглянула на малышку. Та, дрожа и широко раскрыв глаза, испуганно прижимала к себе кролика.

- Не надо увиливать от ответа, – проговорил Джулиан, но его голос зазвучал уже не так грозно. – Я жду.

- Это все колдовство, – раздался внезапно голос.

Едва не подскочив от неожиданности, Айви обернулась. Это была всего лишь Долл. Ее волосы были неприбраны, лицо приняло кислое выражение. Платье Долл было помято – словно она в нем и спала. В руках служанка держала по большому шевелящемуся мешку. Один из них она вручила Сюзанне.

- Скорее всего, – повторила Долл, – это колдовство, иного объяснения не придумать. И всем известно, что дьявол всегда появляется в виде зайца.

- Долл, – усталым голосом обратился к ней Джулиан, – если ты сможешь найти его здесь, я собственноручно суну его в котел и сварю. Таким образом мы избавим мир от вечного зла, а заодно и получим недурной ужин. А до тех пор будь добра закрыть свой глупый рот.

Долл бросила на него надменный взгляд и, схватив пробегавшего мимо кролика за заднюю лапу, сунула его в мешок.

- Спасибо тебе, Долл, – произнесла леди Маргарет, отправляя трех своих кроликов туда же.

- Спускайся вниз, Долл, – велел Рамсден служанке, – и лови кроликов там.

- Но я устала, – пожаловалась девушка. – Я лежала в своей комнате в постели, и все было так мирно, так хорошо, как вдруг…– Тут она осеклась, увидев перекошенное лицо Джулиана, и, ворча, направилась к лестнице.

Дождавшись, пока она спустится, чтобы не слышать их, Рамсден рявкнул:

- Это ваших рук дело, так?!

Айви взглянула на леди Маргарет, лицо которой побагровело.

- Но, Джулиан…

- Не надо лишних слов. Это ты сделала?

- Айви, – вдруг сказала Сюзанна, – не отведешь ли ты наш маленький мешочек с ветками в ее комнату? Похоже, она замерзла, и я боюсь, как бы девочка не заболела. Ее комната – рядом с бабушкиной.

Обернувшись назад, Рамсден хмуро посмотрел на Айви. Его явно не обрадовало ее присутствие.

- Иди, Айви, – велел он.

Айви помешкала минуту, а потом подошла к малышке, державшей на руках коричнево-белого кролика, и протянула ей руку.

- Ой, она не сможет сама подняться по лестнице, – сказала Сюзанна. – Тебе придется понести ее наверх.

Айви наклонилась и взяла девочку. Несмотря на довольно высокий рост, девчушка весила не больше кошки. Длинная ночная рубашка свешивалась вниз.

- О'кей, – проговорила Айви. – Увидимся утром.

Айви прошла уже половину лестницы, когда услышала голос Сюзанны:

- «О'кей»? Что она сказала? Что это? Что такое «о'кей», Джулиан? Что означает это слово?

Но чем выше они поднимались, тем тише становились голоса говоривших, и Айви не расслышала, что ответил Рамсден.

- Ну вот, мы и поднялись, – промолвила Айви. – Ты знаешь дорогу?

Айви осторожно поставила девочку на пол, придерживая ее руками, чтобы та не упала. Девочка ничего не ответила, но пошла по коридору медленной неуклюжей походкой. Айви шла вслед за малышкой, наблюдая за ней. Джулиан говорил, что она немая. Ее мать повесили, а про девочку Рамсдену сказали, что она ненормальная. Айви не верила в это. У малышки были умные глаза, и, похоже, она прекрасно понимала, что происходит вокруг. У девочки явно был церебральный паралич. Она не была ненормальной психически. Она просто не владела своими мышцами. С Айви вместе учился молодой человек, больной этой же болезнью, хотя его хромота не была такой выраженной, как у девочки. И еще этот парень иногда заикался, а больше ничем не отличался от остальных студентов. Глядя на крохотное существо, Айви думала о том, каким адом была жизнь несчастной сироты, если ее считали идиоткой, дьявольским отродьем и всегда говорили, что она не заслуживает любви, как другие дети. Девочка остановилась перед полуоткрытой дверью.

- Ну вот, – ласково проговорила Айви, – ты так легко нашла свою комнату. С тобой все в порядке. Ты ничуть не глупее тех детей, которых ты знала, а, может быть, умнее многих. Пойдем, маленькая. Я помогу тебе улечься.

Подняв девочку на руки, Айви уложила ее в огромную кровать. Малышка внимательно смотрела на нее небесного цвета глазами.

- Меня зовут Айви. Айви – плющ, знаешь такое растение? Джулиан привез меня сюда на коне– так же, как и тебя. – Айви помешала угли в камине. – Значит, у нас с тобой много общего, ведь правда? Я, как и ты, никого здесь не знаю. Мы с тобой обе одиноки и, как говорится, зависим от доброты незнакомцев. – Айви, оглянувшись, посмотрела на девочку и кролика, не сводящих с нее внимательного взгляда. – Хочешь, чтобы кролик остался с тобой? Уверена, что тебе разрешат это. Хочешь, я зажгу тебе свечу? Я сама терпеть не могу оставаться в темноте в незнакомом месте.

Голубые глаза блеснули.

Айви подождала. А потом девочка очень нерешительно кивнула.

- Хорошо, – улыбнулась Айви, – я зажгу свечу. – Взяв свечу, девушка зажгла ее от пламени в камине и поставила в подсвечник. – Хочешь, чтобы я осталась, пока ты не уснешь?

Прошло некоторое время, прежде чем золотоволосый ребенок очень медленно, неуверенно кивнул, и, что самое главное, на лице девочки мелькнуло некое подобие улыбки, или это только показалось Айви?

Взяв стул со сломанным подлокотником, обитый зеленой с золотом парчой, девушка протащила его через всю комнату.

- Ну вот. Может быть, завтра мы сходим с тобой погулять или еще чем-нибудь займемся.

Дейзи крепко закрыла глаза – слишком крепко, чтобы можно было поверить, что она и вправду заснула. «Может, ей просто хочется покоя, – подумалось Айви. – Наверняка она устала и стесняется». Через некоторое время ручки малышки перестали судорожно прижимать к себе кролика, напряжение с крохотного личика исчезло, уступив место спокойному выражению: девочка уснула. К удивлению Айви, коричнево-белый кролик тоже уснул, дергая носиком. Интересно, насколько Айви почувствовала себя лучше в обществе существа, которое было еще в худшем положении, чем она сама. Она думала о том, каким странным и необычным казалось здесь все этой малышке, которая не бывала нигде, кроме родной деревни. «Но как же все-таки эти кролики и зайцы попали в дом, – раздумывала Айви, – и почему Джулиан во всем обвинил свою бабушку?»

И еще одна вещь интересовала Айви: хотел ли Рамсден, чтобы она вернулась в его комнату? Еще некоторое время она просидела вот так, рядом с огромной кроватью, поставив ноги на скамеечку и мечтая о том, чтобы вновь оказаться в сильных объятиях Джулиана. Уже рассветало, когда Айви направилась в собственную комнату. На пути ей попался лишь заблудившийся заяц; больше она никого не встретила в пустых, холодных залах замка.

Рамсден забыл о ней. Она старалась не думать об этом, старалась тоже забыть о нем. «Не давай ему полностью завладеть твоими мыслями, Айви. То, что произошло между нами, не имело для него никакого значения», – снова и снова повторяла она себе. Но это не помогало. Засыпая в объятиях Рамсдена, она радовалась, ощущая его поцелуи на своих волосах, чувствовала себя довольной, защищенной и… влюбленной. Идя по пустому замку и дрожа от холода, Айви была очень несчастной. Ей всегда казалось, что мужчины не интересуются такими, как она, и Айви почти с этим смирилась. Но после того, что произошло с Джулианом, она чувствовала себя еще хуже.

Чем скорее она разыщет проклятую книгу и уберется отсюда, тем лучше. И Айви лишь оставалось надеяться, что в привычном для нее мире ее сердце успокоится.

На следующий день вся деревня жужжала, как улей. Хотя, честно говоря, подарки в виде кроликов пришлись всем очень кстати – так хорошо было разнообразить свое рыбное меню зайчатинкой. Но откуда же взялись все эти зайцы?

- Запоздалый новогодний подарок, – снова и снова повторяла леди Сюзанна, останавливаясь около каждого дома, каждой лавки и стучась в каждую дверь. В руках девушка держала шевелящийся мешок со зверьками.

Все говорили, что это что-то сверхъестественное. Жена рыбака сказала это жене булочника, та, в свою очередь, передала эти слова жене трактирщика, которая поспешила поделиться ими с женой пивовара. Все эти кролики – жирные и чистые – да еще в самой середине зимы. А как смеялась молодая леди, какое выражение лица у нее было! Сразу видно: что-то этими кроликами нечисто, здесь попахивает колдовством. Жена булочника боялась есть кроликов отпустила их. Всем известно, что дьявол часто принимает облик зайца, и она решила не связываться с ним. Сестра Долл – Агнес, бывшая женой мясника, с радостью изжарила кроликов и съела их но сплетни поддержала с большим воодушевлением. Разве ее сестрица не работала в их доме и не рассказывала о них всякие странные вещи? Многое происходило в замке, очень многое… Агнес, в фартуке, с руками, забрызганными кровью скота, повторяла сплетни всем, кто приходил в тот день в их лавку. «Да-да, все это очень странно», – не уставала повторять она. «Эта старуха, да и сама Сюзанна, слишком хорошенькая для молодой девушки, таких не бывает обычно, это неестественная красота. И еще эта новая женщина, которую они называют кузиной – врут, конечно, – говорила Долл. – Надо же, рыжеволосая! Всем, всем известно, у кого бывают рыжие волосы, вот так вот!»

«А этот- то, этот, Джулиан! Вот уж где зло, тут не ошибешься. Стоит на него посмотреть, как тело сразу пронзает дрожь!» Так эти сплетни и перелетали из дома в дом. Повторялись старые истории, на ходу сочинялись новые –одна нелепее другой. И все, абсолютно все соглашались, что в Виткомб-Кипе происходит что-то странное и что надо с этим что-то делать.

Глава 10

Наконец- то Айви обрела желанную свободу. Теперь она могла бродить по замку, сколько душе угодно. Предоставленная самой себе, забытая Джулианом, Маргарет и Сюзанной, девушка решила получше изучить свое новое жилище. Она поднялась вверх по каменным лестницам, ступени которых были наполовину стерты многими поколениями Рамсденов, а потом спустилась вниз, в кухню, где на огромной плите можно было запросто зажарить целую корову. Кухарка посмотрела на Айви с подозрением, и девушка поспешила ретироваться. Айви забрела на балкон для музыкантов и посмотрела вниз на большой зал. Она так и представила себе, как здесь собирались знатные дамы и господа. Зал наверняка был увешан родовыми знаменами, освещался факелами, а сверху лилась нежная мелодия, исполняемая на флейтах, которым подыгрывали барабаны. Затем она вышла во двор. Моросил холодный дождь. Айви обнаружила за стеной замка дома, в которых прежде жили солдаты и многочисленная прислуга Теперь дома опустели, и каменные стены стыли на ледяном ветру.

Айви поднялась в караульную башню. Высунувшись в бойницу, она оглядела поля и лес, простиравшиеся до самого берега моря. «Как здесь, должно быть, красиво летом», – подумала она.

Даже полуразрушившийся и покинутый людьми, Виткомб-Кип был самым чудесным из когда-либо виденных Айви мест. «Интересно, – пришло ей в голову, – как долго простоит замок? Если я вернусь в свое время и прилечу сюда на самолете, что за зрелище предстанет моим глазам?»

Скорее всего на этом месте ничего не будет, а может, останутся руины стен, поросшие сорняками. Не исключено, однако, что замок отреставрируют и по выходным дням его обновленные залы будут наполняться разноголосой толпой посетителей. Кто знает? От подобных размышлений девушка впала в меланхолическое состояние.

Через некоторое время, заледенев на холодном ветру, она спустилась во двор замка по древним, вековым ступеням. Потом Айви направилась в часовню. Как она и ожидала, в часовне не было ни души. Ее шаги гулко отдавались под высокими сводами. В стенах под потолком темнели полукруглые дыры – раньше на их месте были застекленные окна. Сквозь оконные отверстия в часовню, завывая, рвался ветер. В одном из окон еще остались обломки витражей. Весь пол часовни был усыпан покрытыми сажей осколками стекла и щепками дерева. Как будто после пожара.

Наклонившись, Айви подобрала кусок витража, на котором можно было разглядеть женскую руку в голубом рукаве. Рука держала розу. Стерев с обломка слой сажи, Айви посмотрела на него на просвет.

- Наслаждаешься работой Кромвеля?

Вздрогнув, Айви быстро обернулась.

В дверях, наблюдая за ней, стоял Джулиан. Его темный силуэт резко выделялся на фоне серого зимнего дня. Голос молодого человека был холодным и равнодушным. По нему было не сказать, что он помнит поцелуи Айви, помнит, как его руки гладили и ласкали ее тело и волосы, как он прижимал ее к своему сердцу, когда они спали, как они занимались любовью. Таким тоном можно было разговаривать с незнакомкой.

- Наслаждаешься работой Кромвеля? – повторил Рамсден.

Айви наконец догадалась, что он говорит о разрушенной часовне. Стало быть, все произошло совсем недавно. Айви еще раз оглядела пустые глазницы окон, голые стены, кучи обгорелого мусора.

- Это все сделали люди Кромвеля?

Кивнув, Джулиан подошел к Айви, оглядывая разрушенную часовню с таким видом, словно он попал сюда впервые.

- Да. Во имя Господа. Что скажешь об их работе?

Взглянув на обломок витража в своей руке, девушка промолвила:

- Это осквернение.

- Верно, – согласился с ней молодой человек.

Он протянул руку, и Айви вложила в его ладонь цветное стеклышко с изображением женской руки. На Рамсдене были те самые кожаные перчатки, в которых он был, когда Айви впервые увидела его.

- Это окно, – объяснил он, – было вон там, за алтарем. Мой дед заказал этот витраж в подарок бабушке на свадьбу.

Айви молча наблюдала за ним. Будь она художницей, она бы написала его портрет именно таким, каким Джулиан был сейчас: он стоит посередине полуразрушенной часовни. Резко выделяются его темные волосы и темные глаза, с широких плеч спадает длинный плащ, на сапогах блестят капли дождя; в руках, словно обломок собственной жизни, он держит кусок цветного стекла. Больше всего Джулиан походил в это мгновение на скорбящего принца.

Взглянув, как и Айви, через обломок стекла на серое небо, Джулиан бросил его на пол.

- И я не мог ничего сделать. Я хотел сражаться, убить их всех. Виткомб был одним из последних осаждаемых замков, которые затем пали. И я позволил этому случиться, должен был позволить. Я, как крыса, спрятался в укрытии, а бабушка открыла ворота круглоголовым мерзавцам.

Некоторое время они молчали. Джулиан прижал ко рту руку в перчатке, его напряженное лицо выражало горечь.

- Но что еще ты мог сделать? – спросила Айви.

- Ничего. Мы, по сути, были побеждены еще до начала осады. У нас было мало еды, и нападавшие многократно превышали нас числом. Если бы меня нашли, то тут же арестовали бы и скорее всего казнили. Я не мог этого допустить – из-за бабушки и Сюзанны. Они искали меня три долгих дня.

Айви так и представляла себе, как солдаты бесчинствуют в замке, допрашивают леди Маргарет и Сюзанну.

- Где же ты прятался, Джулиан? – поинтересовалась Айви.

Подозрительно взглянув на нее, Рамсден пожал плечами.

- Думаю, я могу показать тебе. Смотри. Джулиан пошел по засыпанному мусором полу в заднюю часть часовни, за алтарь. Айви послушно последовала за ним.

Рамсден сунул руку в небольшое отверстие в стене, и, к удивлению Айви, тяжелая стена слегка сдвинулась.

- Ну же, Айви, помоги мне! Толкай! Она изо всех сил уперлась в холодную влажную стену, и та медленно отъехала назад, открывая взору крохотную, не больше шкафа для одежды, комнатенку.

- Тайник священника, – сообщил Джулиан. – Эта комнатка была здесь со времен короля Генри. Мы, деревенские жители, предпочитали не предавать наших священников – не то что городские.

Шагнув в комнатку, Айви огляделась. Одна пыль да паутина. Больше ничего.

- Тебе было страшно? – спросила Айви, представляя себе, как Джулиан лежал здесь, слушая, как рушат часовню.

- Нет, я был в ярости. Мне хотелось сбивать. Мне стоило неимоверных усилий не выйти отсюда и не начать драться с подонками. Я бы с таким удовольствием хоть некоторым из них повышибал мозги.

- И тебя бы убили, – прибавила Айви. – Много от этого было бы проку.

Джулиан усмехнулся, и девушке сразу же стало немного веселее.

- Ты говоришь в точности как бабушка, – заявил Рамсден. – Помоги мне, Господи.

- Верно. Но ты не вышел и тем самым сохранил свой замок, и вы трое по-прежнему вместе. Это гораздо больше, чем имеют некоторые люди.

- Выходи, Айви, я закрою комнатку. Я с презрением вспоминаю себя здесь.

Айви вышла из маленькой, холодной комнаты и помогла Джулиану задвинуть плиту на место. Мгновение – и перед ними вновь стояла глухая, гладкая стена.

- Поразительно, – тихо проговорила Айви.

На Джулиана трюк со стеной, похоже, не произвел никакого впечатления.

- Давай уйдем отсюда, – предложил он. – Тут все на меня давит.

Они направились к дверям часовни. Снаружи монотонно барабанил дождь.

- Кстати, – поинтересовался Рамсден, – что ты здесь делала?

- Просто смотрела. Изучала место, в которое попала.

- Скажи, ты что-то искала? – тихо спросил Джулиан.

Айви тут же вспомнила о книге. О ЕЕ книге. Куда Рамсден спрятал ее?

- Айви!

Девушка подняла голову, чувствуя, что ее лицо заливает краска. «Они умеют читать мысли, – говорила ей Долл. – Они все знают обо всех».

Джулиан внимательно наблюдал за ней.

- Я хочу, чтобы ты пришла ко мне сегодня ночью, – просто сказал он. – Когда я вернусь от Эстли.

Айви отпрянула от Рамсдена, словно он ударил ее. Его слова были грубыми, в них не было ни капли чувственности, нежности… Несмотря на холод и дождь, лицо девушки покраснело, в горле у нее запершило – то ли от обиды, то ли от злости, она не поняла сразу. А Джулиан просто смотрел на нее, приподняв брови. Он ждал ответа.

- Чему ты так удивляешься, – молвил он. – Мы же заключили с тобой сделку.

- Сделку…– как эхо отозвалась Айви. Эти слова были горькими для нее, как таблетка аспирина. – Замечательно, Джулиан… Ты просто с ног меня сбил.

- А чего же ты ожидала? Чтобы я тебя обхаживал и очаровывал? Будет тебе, Айви. Ты согласилась, что твое тело будет принадлежать мне – когда я захочу, согласилась на все мои условия. И мне показалось, тебе понравилось быть со мной.

Айви замутило от стыда. Все, что он говорил, – правда. Но с ней-то что случилось? Она таяла в его объятиях, жаждала его ласк. И она с любовью дотрагивалась до его волос, груди, бедер. Нежность ее не была притворной; Айви вела себя так, как будто любила Джулиана. Сделка.

Отвернувшись от Рамсдена, она стала смотреть на капли дождя, которые, попав на землю, собирались в небольшие ручейки, струящиеся между камнями.

- Так что, тебе не понравилось? – заговорил Джулиан таким тоном, словно ему на ум пришла удачная острота.

Айви резко повернулась к нему. Взглянув на его красивое лицо, она испытала невероятное желание вцепиться в эту нахальную физиономию.

- Нет. Не понравилось, Джулиан Рамсден.

«Нет, мне безумно понравилось быть с тобой, – говорили ее глаза. – Я даже представить себе не могла, что мне может быть так хорошо, черт бы тебя за это побрал!»

- Я так и думал, – произнес Рамсден так, будто прочитал ее мысли. – Что ж, мне надо нанести визит Фелиции. Это поможет отвлечь Эстли от мрачных мыслей. А пока он будет чувствовать себя счастливым, я подумаю о способе выбраться из его силков. Может быть, ты поможешь бабушке с девочкой до моего возвращения. Это, пожалуй, будет более полезным, чем бродить в одиночестве по темным закоулкам.

Оглядев его на прощание презрительным взглядом, Айви отвернулась и, подобрав длинные юбки, чтобы не мочить их в лужах, направилась к замку.

- Айви!

- Что? – с обидой в голосе отозвалась она.

Улыбнувшись, как кот, Джулиан протянул к ней руки:

- А тебе не приходило в голову, что хорошая любовница должна поцеловать меня на прощание?

- Ты болван, Джулиан.

Он рассмеялся, словно услыхал веселую шутку.

- Ты иного мнения? Что же, хочешь ты того или нет, я поцелую тебя.

Айви не шевельнулась, когда Рамсден обвил ее руками, заворачивая в складки своего плаща. Но когда он приподнял ее подбородок вверх, Айви поняла, что начинает терять голову. Его пропахший травами камзол, жар его тела, запах кожаных перчаток… У него был такой теплый, нежный рот…

Она попыталась сопротивляться, но у нее не хватало сил. Тело Айви было послушным, как теплый воск, в сильных руках Джулиана Рамсдена. Его длинные волосы спадали на ее лицо, нежно касаясь щек Айви. «Черт бы тебя побрал, Джулиан! Ненавижу тебя, ненавижу! Только не делай мне хорошо, не заставляй млеть в твоих объятиях!» – пронеслось у девушки в голове. Она приоткрыла рот, и его язык тут же проник в него, заставив ее тело покрыться мурашками. Когда страстный поцелуй прервался, Джулиан ласково дотронулся губами до ее закрытых век.

- Ну вот, довольно пока, – весело промолвил Рамсден, отпуская Айви.

Он взглянул на девушку с таким видом, словно был умелым игроком и только что выиграл пари.

- Ах, Айви, я искал… довольно долго такую женщину, как ты…

Холодный дождь капал на голову Айви, а в голове ее вихрем пронеслись строки: «В поисках тебя, все времена и страны обыскала я…»

- Веди себя хорошо.

С этими словами Джулиан, повернувшись, зашагал упругой походкой к конюшням. Его уверенная поступь никак не вязалась с понурой, ссутулившейся Айви, которая, не шевелясь, осталась стоять под дождем.

Она не сдвинулась с места до тех пор, пока Рамсден не завернул за угол. Девушка дрожала от холода, ее волосы вымокли и липли к влажному лицу, а во рту еще не остыл жар от сладкого поцелуя.

Айви не пошевелилась и тогда, когда Джулиан выехал на коне из конюшни и, бросив ей веселую улыбку и помахав рукой, крикнул: «До вечера!» Направив коня к воротам, он выехал из Виткомб-Кипа.

Она сводила его с ума.

О чем Айви, интересно, думала, стоя под дождем и не сводя с него взгляда огромных, темных глаз? Прекрасные глаза, как у оленихи, карие и нежные. В глубине этих глаз всегда светится какая-то странная грусть.

Она такой и осталась перед глазами Джулиана: с мокрыми, повисшими плетьми волосами, ее бледные плечи и грудь в вырезе платья покрыты каплями дождя, руки стиснули промокшие юбки. Но откуда, черт возьми, она появилась? Она завладела всеми его помыслами. Когда Джулиан вместе с Айви сидел у огня, остальной мир переставал существовать для него. Когда он уезжал от нее, мысли о ней ни на секунду не покидали его. Что она делала, куда направлялась, с кем разговаривала? Рамсден представил, как она вернулась в замок и теперь говорит с бабушкой и Сюзанной. Они наверняка сидят в комнате леди Маргарет, пламя отражается в ее распущенных до пояса, буйных кудрях и в полированной мебели, а они смеются все вместе и говорят о… Черт, о чем только могут говорить женщины, когда с ними нет мужчин?

Забавно, до чего же легко было представить себе такую картину! Айви была в его замке на месте, в точности как в его объятиях – как будто их тела были созданы друг для друга.

Если Айви – шпионка, значит, она очень умна.

Если она – ведьма, то очень могущественная.

Но если она – потерявшаяся сирота, как Айви сама утверждает, то он – счастливый человек. Если это так, то он не отпустит ее от себя. Они всегда будут сидеть у огня, и он станет прижимать к себе ее бледное, шелковое тело, а потом будет спать, ощущая ее чудные кудри на своей коже.

До тех пор, пока не женится на Фелиции.

Джулиан знал, что, казавшаяся на первый взгляд мягкой и безмятежной, Фелиция ни за что не потерпит в своем доме любовницу мужа. Да он и не мог ее попросить об этом. Джулиан много себе позволял в прошлом, и теперь пора было остепениться.

Конь Рамсдена тяжело вздохнул, а потом выдохнул из ноздрей облачко пара. Джулиан засмеялся, услышав вздох животного, прозвучавший как бы в подтверждение его мыслей, и ласково потрепал коня по шее.

- Ну что, Бахус? У тебя тоже мрачное настроение?

Обернувшись, конь бросил на него быстрый, укоризненный взгляд, словно хотел сказать: «Глупый ты человек».

- Ну да, может, и глупый, – согласился Джулиан. – Попал в ловушку Кромвеля, в ловушку Эстли и, возможно, в ловушку Айви. И не представляю, как выбираться из всех этих капканов. Только на ощупь.

Впрочем, кое-что он может сделать. Он никогда не покажет Айви, что она так сильно его околдовала. Дать ей такую власть? Вот уж это было бы настоящей глупостью! Неважно, шпионка она, или ведьма – не то, чтобы он очень верил в бабушкину болтовню, – но с его стороны было бы сущим безумием показать девушке, какую власть она имеет над его сердцем.

Рамсден направил коня вверх по горной тропе, в сторону болот. Долгая дорога будет ему на руку. Некоторое время он опять будет чувствовать себя Джулианом Рамсденом, лордом Редверзом, беспечным деревенским графом, который то веселится в Лондоне, то любуется на дикую красоту морского побережья в собственных угодьях, думая лишь о том, сколько выложить за породистого скакуна да куда повести сегодня свою новую любовницу.

- Когда я была молода, – говорила леди Маргарет, – девушки никогда не беспокоились о том, как провести время. У них были уроки, они учились управлять поместьем, вести дом и они никогда не перечили старшим. Пожалуйста, Айви, передай мне моток голубого шелка. Спасибо, дорогая.

Леди Маргарет придвинула стул поближе к окну– там было светлее, а пожилая дама шила. Айви тоже сидела у окна. Ее стул был обит невероятной красоты парчой– на зеленом фоне темно-зеленым и золотым были вышиты розы с затейливыми завитками. Вот если бы ей удалось взять с собой в двадцатый век кусочек такой ткани! Это была бы настоящая удача!

Сюзанна, одетая в серое платье, которое оживляли белые кружева и розочки из красных лент, ходила взад-вперед по галерее. Ее низкие каблучки, как ритуальный барабан, стучали по натертому деревянному полу.

Маленькая золотоволосая девочка, все еще в ночной рубашке Сюзанны, сидела у огня. Большой кролик прыгал вокруг ее ног.

Проходя по комнате раз пятнадцатый кряду, Сюзанна остановилась, чтобы погладить кролика.

- Не знаю, что делать, бабуля. Мне скучно. Как бы я хотела никогда не слышать имени Кромвеля и не знать, кто такие круглоголовые. Тебе надо было попасть сюда до осады, Айви. Здесь было так весело! У нас все время были гости, а зимой мы ездили в Лондон, и это тоже было замечательно. Джулиан был совсем другим. А сейчас? Никто к нам не приезжает. Наша семья – в немилости. Господи, ну почему мы не поехали во Францию, как остальные роялисты?!

- И оставили бы Виткомб-Кип? – с негодованием спросила леди Маргарет, поднимая глаза. – Стыдно, Сюзанна. Ни Джулиан, ни я никогда не согласились бы на это.

- И я бы – тоже, будь у меня такой дом;– вставила Айви. – Здесь так хорошо. Ты даже не представляешь, Сюзанна, какая ты счастливая.

- Ты правда так думаешь, Айви? – улыбнулась Сюзанна. – Но почему? А какой же дом был у тебя?

- Ужасный, – честно ответила Айви. – Это было самое отвратительное место в мире.

Девушка так и вспомнила заброшенную стоянку для грузовиков и их выгоревший синий с белым фургон с поломанными ступеньками. Рядом с их фургоном ютились другие дома-жестянки, и единственным украшением вокруг них были небольшие клочья земли, поросшие жухлой травкой. А дальше за Белла-Вистой, – местом, где нашла прибежище ее семья, – тянулась бесконечная, однообразная пустыня.

- Да и мать моя тоже была неприятной женщиной, – продолжала Айви. – Понимаю, что это ужасно, когда дочь говорит такие вещи о своей матери, но ее и правда иначе не опишешь. Она ненавидела меня за то, что я люблю читать, и совершенно не понимала меня. Она считала, что мне надо бросить все мои «высокомерные», как она выражалась, замашки и остаться в Рено… – Внезапно Айви замолчала, вспомнив, где она находится. Господи, как глупо! Она же не должна ничего помнить, даже свою мать! Не должна вспоминать, откуда она!

А ведь лишь мгновение назад ей было так уютно сидеть вместе с Сюзанной и леди Маргарет в этой чудесной комнате. Леди Маргарет без устали рассказывала истории о своей молодости, о маленьком Джулиане; они смеялись над Долл и над тем, какой ужасной служанкой она была. А Сюзанна играла им на лютне. Словом, это был замечательный день. Айви на некоторое время совершенно забыла, что попала в Виткомб-Кип из другого века. Она вдруг по-настоящему почувствовала себя частью семьи.

Сначала девушка в испуге замолчала, а затем осторожно посмотрела на леди Маргарет и Сюзанну. Сюзанна сидела на корточках, прижимая к себе кролика. На ее хорошеньком личике застыло мечтательное выражение. Леди Маргарет шила голубую ткань аккуратными стежками и, казалось, мыслями была очень далека отсюда. Впервые за последние дни из-за туч появилось солнце. Его ласковые лучи проникли сквозь окна в комнату и теперь играли на натертом до блеска полу и на резных стенных панелях.

- Дивный день! – воскликнула леди Маргарет, словно не слышала рассказа Айви. – Только посмотрите. Пусть сейчас и холодно, но как я рада солнышку. Оно засветило специально для тебя, Сюзанна, чтобы развеять твою меланхолию. Почему бы вам с Айви не поездить верхом? Немного свежего воздуха поднимет вам настроение.

В окно было видно, как легкий туман подблики зыбкой водной поверхности.

- Ой, я – с радостью! – закричала Сюзанна, вскакивая на ноги. – Мы и малышку с собой возьмем.

Леди Маргарет сделала строгое лицо, а затем, взглянув на свое шитье, промолвила:

- Нет, это невозможно: ведь ее платье еще не готово. Прости нас Господи, Сюзанна, не можешь же ты вывести девочку из замка в ночной рубашке.

Айви было интересно, то ли они не слышали ее рассказа, то ли искусно притворялись, что не слышали.

- Да, пожалуй, – согласилась Сюзанна. – Айви, иди переоденься в золотое платье и жакет. Эта одежда как раз подойдет для верховой прогулки. Ах, как здорово, что мы можем хоть ненадолго выехать из замка.

- Но я…– заговорила Айви, – я не умею ездить верхом.

- Ерунда, – возразила бабушка. – Мне кажется, ты можешь делать все, что захочешь. Можешь взять мою кобылу – Баттеркап. Она смирная. Ступайте, дорогие, вы слишком молоды и хороши собою, чтобы коротать время в обществе дряхлой старухи. И ты должна научиться ездить верхом, если хочешь остаться.

«Но я не могу, – подумала Айви, – и не собираюсь оставаться».

- Ты должна сделать выбор, – твердо повторила леди Маргарет.

Айви поначалу опешила, а затем решила, что пожилая дама говорит о езде верхом.

- Иди скорее, одевайся, – торопила ее Сюзанна. – А я оседлаю лошадей и подожду тебя во дворе замка. Пожалуйста, Айви. Нехорошо, если я поеду одна. Только такие зануды, как Фелиция Эстли, не ездят на лошадях. Господи, что только Джулиан собирается делать с глупой женой, которая к тому же не ездит верхом?

Ее слова подействовали на Айви. Девушка поднялась и быстро пошла к себе в комнату.

- О'кей, Сюзанна. Встретимся во дворе, – сказала она.

- Вот и умница, – заявила леди Маргарет. – Только держитесь подальше от болот – вдруг опять спустится туман. Да не забудьте, что вернуться надо до темноты.

- Да ладно тебе, бабуль, – возразила Сюзанна, в голосе которой опять зазвучали привычные смешливые нотки, – неужто ты боишься, что с нами что-нибудь случится?

- Вот когда я была молодой…– начала леди Маргарет, но Айви так и не узнала, что хотела сказать бабушка, потому что поспешила к себе в комнату – переодеться. Ей не терпелось увидеть новый мир, тот, что лежал за пределами замка.

Глава 11

Ездить верхом оказалось куда легче, чем Айви предполагала. Баттеркап, как и обещала леди Маргарет, была смирной и послушной. Сюзанна скакала на более молодой и норовистой лошадке, которая уверенно направилась по извивающейся дорожке, ведущей к деревне.

Чистый, бодрящий воздух был напоен запахом океана. Холодный ветерок приятно овевал лицо Айви.

- Мы можем проехать через деревню, – предложила веселая Сюзанна, компания которой никогда не надоедала Айви, – а можем направиться к развалинам старого аббатства – как хочешь. Если только ты не захочешь ехать берегом океана.

- Ой, лучше всего поедем к развалинам, пожалуйста, – восторженно вскричала Айви. Ведь даже сами слова – развалины аббатства – звучали на редкость романтично и таинственно. – Мне кажется, я их видела издалека, когда Джулиан вез меня. Там еще есть древние каменные арки, вон с той стороны деревни, если я не ошибаюсь? – спросила Айви, указывая пальцем в нужном направлении.

- Ну да. Послушай, Айви, я в жизни не встречала никого, кто бы так восторгался всякой ерундой. Какая, должно быть, скучная жизнь у тебя была. Кстати, нагнись чуть вперед и старайся… не подпрыгивать.

Айви послушно перенесла часть своего веса вперед, но вот не подпрыгивать у нее не получалось.

- Но как же можно не подпрыгивать, если лошадь меня подбрасывает?

- Держись увереннее. И не бойся: ты не упадешь. Бабушка меня поколотит, а Джулиан всю душу вытрясет, если с тобой что-нибудь случится.

«Неужели я так его волную»? – подумала, замечтавшись, Айви.

И тут же спохватившись, она приняла сосредоточенный вид, словно думала только о своей посадке на лошади. Впрочем, Сюзанна, занятая исключительно собственной болтовней, ничего не заметила, так что Айви можно было и не следить за собой.

- Как хорошо, когда светит солнце! – воскликнула Сюзанна. – Я так устала сидеть постоянно в замке! Зимой можно жить только в Лондоне. А тебе не кажется, что в Виткомб-Кипе – скучища страшная?

Айви рассмеялась, услышав, как Сюзанна запела знакомую песню.

- Нет, честно говоря, я нахожу это место восхитительным. Море, утесы – какая красота! А ручьи, которые сбегают со склонов гор, а деревня в низине! Да это просто сказка! А замок, Сюзанна, ох, как я полюбила замок! Это же сама история! Ты только представь: в этом месте многие века жили все твои предки. Подумай чего только не происходило в его стенах! И все это– часть тебя, часть истории! Подумай, он ведь простоит еще долгие годы, и…

- Ты говоришь в точности как Джулиан, – с грустью промолвила Сюзанна.

Они подъехали к подножию горы, и молодая девушка остановила лошадь, выбирая тропу. Одна из тропок вела к деревне, другая, извиваясь, убегала в лес.

- Хорошо, Айви, – заявила Сюзанна, – давай объедем деревню и поскачем по лесу. Никто никогда не восхищался при мне грудой развалившихся камней. Когда я выйду замуж, если это вообще когда-нибудь случится, я здесь ни за что не останусь. Я попрошу мужа построить мне хорошенький дом в городе. И буду плясать и ходить в театр каждый вечер! Хотя, говорят, что с тех пор, как старый Кром пришел к власти, в Лондоне больше не танцуют. Ох, как же я его ненавижу! – Сюзанна встряхнула своей черной шевелюрой. – А ты, Айви?

- Я очень мало знаю, – призналась Айви, – но, похоже, этот тип едва ли стал бы кандидатом на звание человека года.

Сюзанна расхохоталась, а затем несколько минут они ехали молча. Из ноздрей лошадей на холодный, солнечный воздух вырывались клубы белого пара. Под копытами животных хлюпала грязь, кое-где вдоль неровной дороги за кочками жались пожелтевшие пучки травы.

- Старое аббатство там, впереди, – кивнула головой Сюзанна. – Мы здесь часто играли в детстве. Мы прикидывались, что за нами гоняются призраки, и сами боялись своих выдумок.

Айви так и нарисовала себе эту картину. Место это и в самом деле было необыкновенным. Вот деревья кончились, и они выехали на заросшую травой лужайку. Когда всадницы поднялись вверх по склону, к руинам, Айви показалось, что наступило какое-то странное спокойствие.

Щели между поломанными и вдавленными в землю плитами пола поросли травой и папоротником. Там, где когда-то были стены, остались лишь невысокие обломки; каменные арки поднимались из земли, словно ребра какого-то допотопного животного.

Дорожки и руины стен образовывали на мокрой траве настоящий лабиринт. Там, где когда-то были комнаты, росли деревья. На одной из каменных дорожек лежала упавшая колонна, которую обвивали побеги дикого винограда.

Очень осторожно, стараясь не упасть, Айви сползла с невероятной высоты – со спины своей кобылы.

Девушка подошла к молчаливым развалинам. Она бережно дотронулась ладонью до обломков стены; ее юбки тут же намокли от травы. Айви пришло в голову, что в прежние времена множество женщин преклоняли в этом месте колени. Они молились. «Как они жили?» – думала Айви. Ей казалось, что даже воздух в этом месте полон грусти, надрывной тоски. Странно, но у нее было такое чувство, что она почти физически ощущает святость этого места, которую даже время не смогло уничтожить…

А как хороши были древние арки и развалины стен, по которым живописно тянулись к солнцу дикие растения! Даже в шепоте веток, казалось, слышится что-то таинственное, волшебное!

- Вижу, тебе здесь нравится, – заметила Сюзанна. – Я почему-то была уверена, что так оно и будет. – Девушка грациозно соскочила со своего коня; грация эта появилась у нее в результате многих лет умения ездить верхом. Подобрав длинные юбки, волочившиеся по сырой траве, она направилась к Айви. – Ты иногда бываешь в точности такой же, как Джулиан.

- Я ничуть не похожа на Джулиана, – запротестовала Айви. – Он высокомерен и несдержан. И к тому же Джулиан задается.

- Ну уж за это его вряд ли можно винить. Мой брат чертовски красив, не так ли? А у тебя очень гордая походка. Кажется, будто ты хочешь сказать: «Не подходите слишком близко, держитесь от меня подальше! Я – таинственная Айви, и все свои секреты я сохраню». Не сказать, конечно, что ты задаешься, но что-то вроде этого в тебе есть. Посмотри, я постараюсь показать тебя…

Сюзанна плотно сжала губы, вздернула вверх подбородок и неестественно выпрямилась.

- Нет, я не такая, – против воли рассмеялась Айви. Неужели у нее и вправду такой вид?

- Такая-такая, – заверила ее Сюзанна. – И можешь мне поверить, именно это сводит Джулиана с ума. Ты этого добиваешься намеренно?

Айви поглядела на Сюзанну. Ее глаза, обрамленные длинными ресницами, светились от еле сдерживаемого смеха, милое лицо раскраснелось от быстрой езды на холодном воздухе. У нее было такое впечатление, что Сюзанна, как обычно, говорит не совсем серьезно.

- Нет, я не собиралась сводить Джулиана с ума. Я вообще не хотела, чтобы он испытывал какие-то чувства ко мне.

Сюзанна пожала плечами, от чего ее плащ цвета красного вина слегка приподнялся.

- Ну да, раз ты так считаешь. Жаль. А я то думала, что ты можешь полюбить его и остаться с нами. – Девушка грациозно протянула руку и быстро пожала руку Айви. – Я буду ужасно скучать по тебе, Айви, если ты нас покинешь. – Она направилась вниз по каменной дорожке.

Слова Сюзанны приятно удивили Айви. «Я буду ужасно скучать по тебе», – сказала она. Как просто и понятно. «И мне тоже будет не хватать Сюзанны, – подумала Айви, – ее смеха, хорошего настроения и даже озорного блеска ее веселых глаз. Ее глаза такие же, как у Джулиана».

И, конечно, она будет скучать по нему.

А вот интересно, вспомнит ли хоть кто-нибудь о ней в двадцатом веке? Сколько пройдет времени, прежде чем ее мать заметит, что Айви нет? Немало, наверное. Айви всегда звонила матери на Рождество – из чувства долга. Кто-то заметил, что в этом году она не позвонила? Наберет ли ее мать номер Айви?

Стоя посреди развалин древнего аббатства, Айви так и представила, как в ее молчаливой квартире трезвонит телефон; в шкафу аккуратными рядами висит одежда, а на плетеном столике, поджидая Айви, стоит ее любимая кофейная чашка. Рядом с ней – горшок с белыми нарциссами.

- Никого нет дома, – скажет ее мамаша, вешая трубку. – Тоже мне, фифа. Не может матери позвонить на Рождество.

Наверняка у матери во рту будет сигарета. Потом она повернется к телевизору и забудет о дочери до следующего Рождества.

- Айви!– позвала ее Сюзанна. – Поди сюда, загадай желание у девичьего колодца.

Айви обогнула поросший мхом огромный камень и наткнулась на Сюзанну, облокотившуюся на старый колодец – незакрытый и заброшенный.

- Хочешь, расскажу тебе любопытную историю?– спросила Сюзанна. – Очень грустную. Говорят, одна послушница полюбила лорда Виткомб-Кипа. Уж, конечно, сам сатана приложил к этому руку, заставив честную девушку свернуть с истинного пути.

- Неужели ты хочешь сказать, что все эти сплетни ходят так долго? – поинтересовалась Айви. – Ведь этим руинам на вид несколько сотен лет.

- Да, шесть или семь, – подтвердила Сюзанна ее слова. – Лишь часовня составляет исключение. Ее построили позже. Впрочем, я не уверена, спроси об этом Джулиана, уж он-то все об этом знает. Так хочешь послушать мою историю или поболтать о нелепых старых вещах?

- Мне нравятся нелепые старые вещи, но… продолжай.

- Бедная послушница не могла противиться порочному лорду и забеременела от него. Разумеется, он не женился на ней, его женой стала дочь одного барона, жившего неподалеку. – Сюзанна многозначительно посмотрела на Айви. – Ты можешь себе представить, что чувствовала бедняжка? Может, ты и знаешь это, во всяком случае, узнав, что Джулиан помолвлен с Фелицией, ты не слишком обрадовалась. Как бы ты себя чувствовала, нося под сердцем ребенка Джулиана и наблюдая, как он связывает свою жизнь с этой глупой коровой?

Айви резко повернулась к Сюзанне.

- Не будь смешной, девочка, – оборвала она ее.

Несмотря на эти слова, на душе у Айви стало мерзко, горло сдавила тоска.

- Ну так вот. Злой лорд женился на глупой корове, и в день их венчания несчастная послушница бросилась в колодец. – Сюзанна наклонилась в темноту колодца. Солнце, пробивавшееся сквозь ветви деревьев, засверкало в ее темных волосах. – Ты думаешь, из-за этой истории кажется, что в этом месте есть привидения?

- Может быть. Но вполне возможно, такое ощущение появляется во всех развалинах. А это правдивая история?

Айви так и представила себе, как беспечный любовник, поразвлекавшись с девушкой, бросает ее, и послушнице просто некуда пойти, сердце ее разбито.

- Похоже, что так. Во всех подобных историях есть доля истины. Особенно часто такие вещи случались в монастырях, ты так не считаешь?

В этом месте в такое заявление было очень легко поверить. Даже воздух казался здесь живым, пропитанным прошлым. Создавалось впечатление, что полуразрушенные стены, упавшие колонны и разбитые камни дорожек знают что-то, несут в себе какую-то тайну. И игра света и теней в руинах прекрасного аббатства лишь подтверждала это.

- Давай же, Айви, – промолвила Сюзанна. – Говорят, девичий колодец выполняет желания незамужних женщин, если они как следует попросят. Я свое желание уже загадала. А каким будет твое?

Загадочная притягательность старых стен была так велика, что Айви была готова поверить в то, что желания могут исполниться. Положив руки на замшелый край колодца, она заглянула в темную пустоту.

- Ну вот, – поторапливала ее Сюзанна. – А теперь закрой глаза и загадывай.

И тут на какое-то время Айви показалось, что однажды она уже была здесь и стояла вот так у колодца рядом с Сюзанной, а солнечные лучи освещали древние развалины и играли в сверкающих темных волосах девушки. Она даже помнила, что чувствовала, когда дотрагивалась руками в мягких кожаных перчатках до края колодца.

Айви закрыла глаза.

Сначала она почувствовала легкое головокружение и растерянность. Затем перед ее внутренним взором стали мелькать такие живые картины и образы, что, казалось, все происходит наяву.

Вот она увидела, как сидит с Джулианом у огня. Они весело смеются. Джулиан оживленно рассказывает ей что-то, его глаза блестят, и он ласково гладит ее по плечу.

Затем она увидела, как они едут верхом по скалистому берегу, услышала ржание коней, цокот их копыт и вечный шум морского прибоя. Джулиан такой счастливый, его темные волосы взлетают в воздух в такт лошадиному галопу. Он скачет впереди нее, и в воздухе звенит его радостный смех.

Следующая картина перенесла ее в разрушенную часовню Виткомб-Кипа. Точнее, часовня уже не была в развалинах: ее отреставрировали, и часовня во всей былой красоте предстала глазам Айви. Солнечные лучи проникали через витражные окна, играли на белом алтаре и лице Джулиана, отсвечивали синим и красным на седых волосах священника, стоящего перед ними. Священник держит в руках запеленатого младенца. «Нарекаю тебя…» – говорит святой отец, но Айви не слушает, она смотрит на гордого и довольного Джулиана, который в этот момент берет ее за руку.

И пока все эти видения мелькали перед внутренним взором Айви, она слышала древнее церковное песнопение. То были голоса сотен молодых женщин, распевающих скорбную песнь по погибшей девушке. Заполнив собою все вокруг, музыка поднималась высоко в небо, и от этих древних и прекрасных звуков сердце Айви затрепетало.

А потом какой-то теплый, мерцающий свет охватил все существо Айви, и вдруг она ощутила покой. Она почувствовала себя счастливой и довольной и внезапно обрела уверенность, что все будет хорошо. Неважно, что случится, бояться не стоит. Все будет в порядке.

Айви открыла глаза и увидела, что стоит у колодца напротив Сюзанны. Было тихо, лишь ветер о чем-то шептался с деревьями, да где-то вдали шумела вода, да слышен был птичий крик…

- Но вдруг все показалось ей ярче, живее, чем прежде, – голубизна неба, ветви деревьев, игра солнечных лучей на мокрой траве. Девушке вновь послышалась песня давно умерших монашек. А Сюзанна смотрела на нее горящими глазами, ее лицо раскраснелось от счастья. Айви, онемев, уставилась на нее.

- Ты слышала, правда?– выкрикнула Сюзанна радостным голосом. – Ты слышала, Айви! Волшебное пение! Я знала, что ты услышишь, знала! Ты слышала, почувствовала волшебство? Бабушка права: ты – одна из нас! Ох, как я рада! – И, бросившись к Айви, девушка крепко обняла ее, в воздухе звенел ее веселый смех.

Айви тоже смеялась, но как-то нерешительно. Несмотря на шок, у нее было такое чувство, что случилось что-то чудесное. Когда Сюзанна горячо обнимала ее, Айви вдруг почувствовала, что обрела хорошую подругу, сестру. У нее появилось ощущение того, что она принадлежит их семье, Вигкомб-Кипу и этой дикой, прекрасной земле.

Ей казалось, она вернулась домой.

- Ну вот, все решено, – объявила Сюзанна, поворачиваясь к лошадям. – Ты должна остаться. Считай, что ты получила послание, Айви. Я безумно рада. Мне так нужна была подруга в этом скучном месте.

Девушка говорила таким безразличным тоном, что Айви остановилась, глядя на нее.

- Господи, Сюзанна! Что это было? Такие вещи всегда случаются у колодца? Это было наяву? Ты тоже слышала?

- Успокойся. Ты просто краем глаза увидела будущее, и это вовсе не со всеми случается. Не глупи, Айви! Если бы такие вещи случались каждый день, сюда бы целая очередь желающих выстроилась! Было ли это на самом деле? Вот только не приставай ко мне с философскими рассуждениями, я их не выношу. В конце концов, что такое реальность?

- Я уже и не знаю, – неуверенным тоном призналась Айви.

Сюзанна стряхивала мох с перчаток, явно не обращая внимания на состояние Айви.

- Ну ладно, – заявила Сюзанна, – я голодна. Думаю, на обед у нас опять крольчатина.

- Сюзанна! – вскричала Айви. – Как ты можешь быть такой спокойной? Будто ничего не произошло! Будто хор мертвых монашек тебе каждый день поет!

- А ведь хорошо пели, правда? – улыбнулась Сюзанна, насмешливо глядя на Айви. – Они, правда, иногда фальшивят. Пойдем, Айви. Поедем назад по деревне. Может, купим у булочника пирог с говядиной, хоть разнообразим свою еду.

Девушка остановилась у лошадей и принялась отвязывать поводья.

- И, Айви…

Айви застыла на месте, пораженная неожиданно серьезным тоном Сюзанны.

- Айви, Джулиан не должен жениться на Фелиции. Слышишь? Если только он это сделает, произойдет нечто ужасное. Я уверена.

Айви удивленно смотрела на сестру Рамс-дена.

Девушка, стоящая на фоне древних руин, была похожа на языческую пророчицу. Холодный ветер трепал ее темные волосы и красный плащ, красивые глаза горели неистовым огнем.

- Хочешь, обратись к бабушке за помощью. Но ты должна остаться, Айви. Ты должна выйти за Джулиана. – Тут Сюзанна нарушила торжественность момента, весело засмеявшись. – Во всяком случае, – продолжила она по обыкновению легкомысленно, – меня это устроит. Если эта Фелиция поселится у нас, я сойду с ума. Глупая корова.

Удивленная, Айви и не заметила, как взобралась на лошадь, которая направилась вслед за Сюзанной в сторону деревни.

Уезжая, Айви бросила прощальный взгляд на развалины, размышляя о том, что означало произошедшее с нею и что ей делать дальше.

Сюзанна больше не вспоминала о древнем аббатстве. Она временами подсказывала Айви, как лучше сидеть верхом, указывала на нужные дорожки и болтала о том, какие платья купит себе, если, конечно, Джулиан ей позволит, в чем она очень сомневалась. Она показала Айви бухту, в которой рыбаки оставляли на зиму свои лодки, показала пивоварни, в которых варили пиво и сидр. Дальше дорога вела к морю, и Сюзанна сказала, что в некоторых бухтах до сих пор прячутся контрабандисты.

Они остановились возле одной гостиницы, где, по утверждению Сюзанны, готовили ужасно вкусные пироги с телятиной. Мальчишка-конюх взял их лошадей, и Айви направилась вслед за Сюзанной в темную, заполненную людьми гостиницу.

Айви сразу стало противно от запаха пищи пива и немытых тел.

Сюзанна удивленно остановилась.

Даже Айви сразу поняла, что в гостинице происходило что-то необычное. В комнате стояла целая толпа местных жителей. Едва молодые женщины вошли, в воздухе повисло неестественное, тяжелое молчание.

За всеми длинными столами сидели люди, многие стояли, прислонившись к стенам. Почти все были одеты в черное, темно-коричневое или серое. Одежду оживляли лишь широкие белые воротники. Форма пуритан.

Сюзанна в своем красном плаще была похожа на тропическую яркую птицу в темной стае ворон, да и Айви чувствовала себя неловко в платье с чужого плеча и темно-золотом жакете. Тяжелая парча явно была здесь не к месту, и Айви пожалела, что не прикрыла своих рыжих кудряшек. На всех женщинах были строгие белые чепцы, и они неодобрительно смотрели на Айви и Сюзанну.

Никто не поздоровался с ними, никто не бросился их обслуживать.

В конце концов Сюзанна нарушила молчание звонким смехом.

- Простите, если мы помешали. Мы катались верхом и остановились, чтобы купить здесь пирогов.

Никто не двинулся.

- Давай уйдем отсюда, – прошептала Айви, дотронувшись до плеча Сюзанны. Было что-то такое в этих мрачных физиономиях, от чего по спине Айви пополз холодок.

Прищурив потемневшие от гнева глаза, Сюзанна взглянула на Айви. В этот момент «а была очень похожа на рассвирепевшего, высокомерного Джулиана.

- Нет, мы не уйдем, – просто ответила она.

Сняв перчатки, Сюзанна принялась нетерпеливо похлопывать ими по ладони. Никто по-прежнему не шевельнулся.

- Я хочу пирогов, – четко проговорила Сюзанна, – и побыстрее, если можно. Один с говядиной, один с телятиной, пожалуйста, побыстрее.

Одна из горничных, стоявших у дверей кухни, хотела было выполнить приказание, но была остановлена дородным мужчиной.

Айви заметила, что Сюзанна вот-вот потеряет голову от злости. Девушка выпрямилась, ее глаза нехорошо блестели, розовые щеки побагровели.

- Отлично, мистер Честер, – насмешливым тоном обратилась она к дородному господину. – Надо понимать, сегодня у вас нет пирогов? Или, может, у вас есть причина так безобразно обслуживать меня?

Мистер Честер надулся, его щеки над белым воротником покраснели, и, пробормотав что-то нечленораздельное, он отвернулся. Но Айви успела заметить страх в его глазах.

- Пироги, пожалуйста, – высокомерным, как у принцессы, тоном повторила Сюзанна.

- Сюзанна, пойдем, – повторила Айви.

- Да, уходите-ка отсюда, – внезапно велела им какая-то женщина. Она сидела недалеко от них, эта женщина с широким пухлым лицом, которое можно было бы назвать и добрым, не будь у него такого зловещего выражения. – Уходите отсюда. Нам здесь такие, как вы, не нужны.

- Меня не очень-то волнует, что вам нужно и что – нет, – огрызнулась Сюзанна. – Я – Сюзанна Рамсден, и если считаю нужным быть здесь, то никто – ни вы, ни никто другой – не смеет меня прогонять или оставлять.

- Нечего тут командовать, – заговорил еще один мужчина – средних лет, худой, с желтоватым лицом и яростным взглядом. Из-под шляпы с широкими полями свисали сосульки грязных волос, и Айви успела приметить клерикальный белый воротничок, сдавливающий тощую шею говорящего. – Нечего кичиться вашим происхождением, молодая женщина. По законам Английской республики у вас нет титула. А гордость – это грех, Сюзанна Рамсден, к тому же смертельный. Советую попридержать язык, пока он не сослужил вам недобрую службу.

- Дорогой преподобный Лэнг. Для меня такой сюрприз видеть вас здесь! Пожалуйста, преподобный, объясните мне причину этой грубости, если можете. Или хотя бы расскажите, что это здесь за сборище! – проговорила Сюзанна.

Наступило долгое, тяжкое молчание. Но вот преподобный заговорил:

- Мы тут собрались, потому что поняли, что к нам, в Виткомб, повадился дьявол. Его присутствие уже заметили все местные жители и наш городской совет. Ну вот. Раз уж эта проблема возникла, мы должны ее решить.

Сюзанна застыла на месте, а Айви почувствовала, как кровь отливает от ее лица.

- А этот ваш совет…– вновь заговорила

Сюзанна, голос которой дрожал от охватившего ее гнева, – если я не ошибаюсь, мой брат Джулиан – член местного совета. Так почему его не пригласили присоединиться к вашему… собранию, сэр? Разве по английским законам он не имеет этой привилегии?

Преподобный гадко улыбнулся:

- По английским законам, моя дорогая, человек, признавший себя изменником и являющийся, по сути, бунтовщиком, вообще не имеет никаких прав. У Джулиана больше нет места в городском совете. Поэтому он, как и любой житель деревни, должен повиноваться решению совета.

- Давно пора! – раздался выкрик из толпы. – Кончилась ваша власть, «высокородные» и «могущественные»! – В голосе явно звучала издевка.

- Да, пора вам за все расплачиваться, – поддержала его какая-то женщина. – Вы не лучше остальных!

По комнате пробежал шум голосов, и Айви смогла услышать отдельные фразы:

- …Правили тут нами сотни лет…

- …Нам хорошо известно, что там у вас происходит…

- Это старуха, я всегда говорил!

- А откуда же у Джулиана его нехороший взгляд? Не иначе как от старого Денби, можете не сомневаться.

- …Забавные вещицы рассказывает Долл, а мы-то знаем, что все это значит…

Сюзанна тряслась от злости. Ее ноздри широко раздувались, когда она заговорила, указывая по очереди на людей: – Я не потерплю этого, слышите! Не потерплю! Как вы смеете?! Вы– все?! Вы же сотни лет жили на нашей земле! Мы помогали вам во время войн и в голодные годы! Ты, Агнесса, забыла, что бабушка спасла твоего ребенка, когда все говорили, что девочка умрет! Забыла?! А вы, Генри Томз! Как вы осмеливаетесь выступать против Джулиана?! Разве не мой брат подарил вам сотню голов овец, когда ваш скот пал от болезни? Вы забыли, как приходили к нам, голодные и больные, и бабушка лечила вас, а Джулиан давал вам денег, забыли?!

Ни один не отозвался на пламенную речь Сюзанны.

- Вы не кормите нас больше, – заметил какой-то старик с лицом, как у бульдога.

- Конечно нет, старый козел! – закричала Сюзанна, поворачиваясь к говорящему. – Старый Кром все забрал у нас! Мы сами едва концы с концами сводим. Желаете благотворительности– ступайте к Эстли! Может, думаете, эта свинья вам поможет?! Он прибрал к рукам все, что раньше принадлежало нам!

- Правые будут процветать, а воспротивившиеся власти будут низвергнуты, – затянул мрачный проповедник, и хор довольных голосов завыл вслед за ним: «Аминь»!

Сюзанна вновь начала что-то горячо говорить, но Айви твердо взяла ее за плечо и потянула назад:

- Хватит, Сюзанна, остановись, пока они не рассвирепели. Поедем домой и расскажем все Джулиану. Он будет знать, что делать. Пожалуйста, не разговаривай больше с ними.

Судорожно вздохнув, Сюзанна, к облегчению Айви, кивнула.

- Хорошо, – сказала она, натягивая перчатки. – Мне и не нужны были их пироги. Пойдем, Айви.

Чувствуя, как десятки пар глаз смотрят на них, Айви протиснулась в дверь, которую Сюзанна, выйдя из гостиницы, с треском захлопнула. Солнце исчезло, скрывшись за тяжелыми, серыми тучами, которые соленый океанский ветер нагнал с моря.

- Они обезумели? – спросила Сюзанна гневно, но Айви услышала в ее голосе нотки страха. – Интересно, это правда, что Джулиан больше не член совета?

- Надеюсь, что нет. Но Джулиан должен обо всем узнать. Вернемся в замок, Сюзанна. Не нравится мне здесь.

Они проехали по затихшей деревне, мимо каменных домов. Копыта лошадей стучали по булыжной мостовой. Все вдруг стало мрачным и зловещим, хотя ведь еще совсем недавно было таким милым и живописным. А теперь Айви, щеки которой только что пылали от жара, тряслась от холода. Девушка чувствовала, что из каждого занавешенного окна их провожают враждебные взгляды.

Глава 12

Еще ни разу вид Виткомб-Кипа, застывшего, как часовой, на скалистых утесах, так не радовал молодого Рамсдена. Он то и дело пришпоривал коня, стремясь поскорее попасть домой.

День в обществе Фелиции Эстли – это больше, чем мужчина может выдержать, решил Джулиан. А мысли о жизни с этой женщиной просто приводили молодого человека в ужас. На самом-то деле в этой девушке не было ничего плохого. Кроме одного – она была нестерпимо скучна. Если вдруг она начинала говорить – что, надо заметить, крайне редко случалось с Фелицией, – то никогда не высказывала своего мнения. Она лишь повторяла слышанное где-то. И говорила всегда лишь то, что все ожидали услышать от богобоязненной, послушной молодой женщины… Словом, она была скучна.

Джулиан в который уже раз напомнил себе, что многие мужчины с гордостью бы взяли в жены женщину, чьи худшие прегрешения заключались в робости и послушании. По правде говоря, эти мужчины были бы счастливы иметь такую жену.

Итак, одним из недостатков Фелиции было ее занудство, и, стало быть, он должен быть доволен. Кроме того, она была довольна глупа. Девушка ничему никогда не училась. Единственное, что она умела, – это написать кое-как собственное имя да немного считать, чтобы вести домашние счета. Ее отец не одобрял образованных женщин. А у самой Фелиции не хватало ума и дерзости предпринять что-то, чтобы восполнить этот недостаток. Впрочем, Рамсден предполагал, что она была умелой хозяйкой и хорошей кухаркой. Он должен быть доволен.

Свою скромность она носила с гордостью, как корону. Джулиану приходилось прежде встречать подобных женщин. И он всегда пытался всеми средствами избегать их. Не то чтобы он был против скромных и порядочных женщин. Просто ему не нравилось, когда девушки считали плотские удовольствия чуть ли не скотством, находя их неприличными, а к любви относились, как к неприятной обязанности.

Не лучшая черта для жены. С такими спутницами жизни мужчина просто вынужден заводить любовницу. Умницу, добросердечную и страстную. Непредсказуемую и живую.

«Как Айви», – пришло в голову Рамсдену, когда он подъезжал к воротам. Их зачем-то закрыли, и Джулиан сердито ворчал, пытаясь раздвинуть створки тяжелых дверей.

Ворота были крепко заперты. Конь под Джулианом нетерпеливо рыл копытом землю.

Впервые после осады круглоголовых ворота замка были заперты, и по спине у Джулиана пополз холодок. Что-то в Виткомб-Кипе было не так. Но вот во дворе замка появился слабый свет. Это леди Маргарет, выкрикнув имя внука, спешила к воротам. Очевидно, она поджидала его. Он услыхал, как поднимается тяжелый засов, и тяжелые ворота со скрипом отворились.

- Что случилось, миледи? – встревоженно спросил он, глядя на крепко сжатые губы и усталые глаза бабушки. Казалось, она постарела. И была чем-то взволнована.

- Слава Богу, Джулиан, ты приехал. В нашей деревне беда, и я опасаюсь за девочек.

Рамсден соскочил с коня и помог леди Маргарет запереть тяжелые дубовые ворота.

- Что за беда, бабушка? Впрочем, надо ли спрашивать!

Взяв молодого человека под руку, леди Маргарет, моргая, взглянула ему в глаза.

- Ведовство, Джулиан. Колдовство. У деревенских жителей было сегодня собрание. Там были и члены городского совета. Все настроены против нас.

- Черт! Запирайтесь! Никто не должен входить и выходить, пока я все не выясню. Айви и Сюзанна в безопасности? Они в замке?

- Да, Джулиан, но они обе испуганы. Впрочем, Сюзанна больше обозлена. А вот Айви напугана по-настоящему. Она более ранима, чем мы, Джулиан. Что нам делать, если они придут за одной из нас, мальчик мой?

- Мы поблагодарим Бога, что этой проклятой книги нет в замке, – резко ответил Джулиан. – И чтобы я больше не слышал никакой чепухи, ни слова о подобных вещах! До тех пор, пока опасность не минует. Вы меня поняли, миледи?

- Конечно, Джулиан, – удивилась леди Маргарет. – Даю тебе слово. Кроме лишь того, конечно…

- Никаких «кроме»! Никаких объяснений! Твои попытки помочь чаще всего приводят к полной неразберихе, а мы не можем рисковать! Так вы даете мне слово, миледи?

- Конечно, Джулиан. Хотя, надо сказать, это жестоко – просить меня о таком. Вот когда я была молодой, никто не говорил какой-то чепухи о колдовстве!

- Ради Бога, бабушка! Ты забыла про свои стычки с мэром?

- Если бы он следил за своими манерами – заявила обиженно леди Маргарет, – мне бы не пришлось все время затыкать ему рот. Это была не моя вина.

- Ну да, – иронично молвил Рамсден, следуя за бабушкой в замок.

- В этом не было моей вины, Джулиан! – Подбородок Сюзанны трясся от гнева. – И я не спорила с ними. Я не сказала ничего такого, что может навлечь на нас беду!

- Само твое поведение может навлечь беду, – заявил Рамсден. – Если бы хоть одна из гувернанток смогла выдержать у нас больше недели, ты, думаю, смогла бы узнать, что воспитанные девушки не спорят со старшими. И вообще с мужчинами. Тебе следовало сразу же уйти оттуда!

- А ты бы ушел? – скорчила гримасу Сюзанна. – Я припоминаю, что совсем недавно ты не побоялся вступить в спор с целой деревней, Джулиан.

- Я – другое дело. Я мужчина. Сюзанна сидела на неприбранной постели в окружении разбросанных лент, платьев и белья. Пока ее брат говорил, девушка пыталась привязать к своей лютне бант из разноцветных ленточек, но, услышав его последние слова, Сюзанна опустила руки и прищурила глаза.

- Как это нудно, Джулиан. Бабушка говорит, что если ты мужчина, то это вовсе не значит, что ты лучше женщин. Она утверждает, что придет тот день, когда мужчины и женщины будут равны во всем. Женщины будут заниматься делами, будут членами правительства! И между прочим, Айви согласна с бабулей!

- Да? – вздохнул Рамсден. – Что ж, это меня не удивляет. В мире тысячи женщин, а я сижу тут с тремя самыми неисправимыми. Три женщины в доме – это слишком много.

- Четыре, – рассмеявшись, поправила брата Сюзанна. – Ты забыл о нашей маленькой сироте.

- У нее есть одно преимущество – она немая, – заметил Джулиан. – Поэтому с ней приятнее проводить время, чем с тобой, сестренка.

Сюзанна медленно перебирала струны лютни.

- Может быть, бабушка научит меня, как превратить тебя в жабу, Джулиан. Я могла бы положить тебя в карман и кормить мухами, когда ты хорошо себя ведешь.

Рамсден, шагнув вперед, схватил сестру за руку. Лютня замолкла, в воздухе, дрожа, звенела последняя нота.

- Послушай-ка меня, Сюзанна. Шуткам конец. То, что ты слышала сегодня, – правда. Я больше не имею голоса в городском совете. Если они решат прийти сюда и арестовать кого-либо из нас, я не смогу им препятствовать. Мне их не остановить.

- Не сможешь, Джулиан?– приподняв брови, спросила Сюзанна. – Этого не может быть!

- Я бы сделал все, что в моей власти, чтобы остановить их. Даже если для этого придется запереть ворота и сражаться с этими людьми. Но мы проиграем, сестра. Они обратятся за помощью к правительству, и, можешь не сомневаться, им помогут. Кромвель будет рад возможности вновь напасть на Виткомб. И, боюсь, я ничего не смогу сделать.

Сюзанна была необычайно серьезна.

- Поэтому никуда не лезь, сестричка, – продолжил Рамсден. – Держись подальше от ворот, придерживай свой острый язычок. А если надо поговорить с кем-то… ну… прикинься Фелицией.

Сюзанна закатила глаза.

- У тебя будет возможность изучить ее манеру разговора. Эстли направляется в Лондон, и его дочь останется с нами до его возвращения.

- Какой ужас! – воскликнула девушка.

- Да, но это поможет нам. С ней мы будем в безопасности. Совет едва ли захочет обидеть Фелицию.

Джулиан встал.

- Ты видела Айви?

- Думаю, они бродят где-нибудь с маленькой сиротой. Последний раз я слышала голос Айви в кухне.

- Спасибо, Сюзанна, – кивнул Джулиан. – И не забудь, что я тебе сказал. Повторяю, время шуток прошло.

Рамсден нашел Айви в большом зале. Она сидела на полу перед очагом. В руках девушка держала перо, перед ней стояла чернильница, и, опершись на локти, она что-то старательно писала на большом листе пергамента. На Айви было тускло-золотое платье Сюзанны, на фоне которого ее распущенные волосы казались просто огненными. Рукава белой сорочки, видневшиеся в прорезях платья, были сосборены и перевязаны золотым шнуром. В неясном свете пламени казалось, что от Айви исходит бело-золотое свечение, таким невероятным было сочетание белой кожи с золотом платья и золотистых огоньков в рыжих кудрях девушки, волнами спадавших ей на плечи.

Напротив нее сидела немая девочка, одетая в новое голубое платье из парчи. Свежевымытые волосы малышки были цвета желтого шелка. Она была до того непохожа на то полудикое существо, которое Рамсден привез в замок, что поначалу молодой человек не узнал ее.

- Это буква «б», – говорила Айви ребенку. – На «б» начинается слово «белый», вот, смотри, моя белая сорочка. Белая простыня. Бульон и бусы. Помнишь, здесь бегали белые кролики.

Личико малышки засветилось улыбкой, и она огляделась. Через мгновение девочка указала на скамью, стоящую у стены. Под ней сидел большой кролик, поедавший листья какой-то зелени.

- Ну да, это твой кролик, – согласно кивнула Айви. Она тоже заулыбалась в ответ девочке. – Сунув перо в подставку, Айви развернула пергамент к ребенку. – Видишь буквы? Покажи мне «б».

Девочка растерянно уставилась на бумагу.

- Ты знаешь, – подбадривала ее Айви. – Ты можешь это сделать. У «Б» – большой круглый животик, а сверху – крючок.

Очень медленно, неуверенно малышка вытянула вперед пальчик. Ее лицо застыло в напряжении, когда она ткнула пальцем в пергамент.

- Умница! – закричала Айви, радостно смеясь. – Молодчина! Ну вот, теперь ты знаешь букву «б». Какая ты замечательная ученица!

Девочка тихо засмеялась, губы ее растянулись в улыбке, худенькие плечи вздрагивали.

- Какая замечательная учительница, – поправил Джулиан.

Заметив его, Айви подняла глаза, ее улыбка померкла.

- Слава Богу, ты вернулся. Ты уже говорил с Сюзанной или с леди Маргарет?

- С обеими.

У камина стоял стул с высокой спинкой, и Рамсден пододвинул его поближе. Оглядев стул, он нахмурился:

- Я что-то не помню этого стула. Он новый?

- Нет, он был сломан. Я нашла его на балконе для музыкантов. И сиденье было порвано, поэтому я пришила заплатку. Если присмотришься внимательнее, то увидишь, что она из той же парчи, что и платье нашей малышки.

Нашей малышки… Айви сказала это случайно, но слова потрясли Джулиана.

Она бы точно так же говорила об их собственном ребенке. Какая странная, но приятная мысль. «Я захожу в комнату, а они сидят вот так же и учатся читать, – пришло в голову молодому человеку. – Когда они делают это, кажется, что научиться чтению так просто. И в доме у нас не было бы суровых наставников с тростями и кислых гувернанток, потому что моя жена с легкостью может взять их обязанности на себя».

Наклонившись вниз, Рамсден внимательно осмотрел лист пергамента. Айви написала весь алфавит странными, угловатыми буквами. К тому же они были очень большими и без витиеватых завитков.

- Завтра, – заявила Айви, – мы с тобой выучим «в» и «г». Думаю, – добавила она, обращаясь к Джулиану, – мы будем изучать буквы медленно, чтобы девочка не уставала.

- Да я удивляюсь, что она вообще способна что-то выучить, – признался молодой человек. – Похоже, эти люди были неправы, говоря, что она не совсем нормальна.

Рамсден вновь взглянул на бумагу. Он заметил, что вокруг букв были маленькие смешные рисуночки. Ананас. Аист. Блоха. Булавка.

- А это что? – спросил Джулиан. – Такая борозда?

- Нет, – нахмурившись, ответила Айви. – Это длинный батон.

- Ну ладно, раз ты так говоришь. Айви, надо потолковать с тобой. Ты можешь отвести малышку к кому-нибудь и вернуться сюда?

Встав на ноги, Айви протянула к девочке руки.

- Конечно. Мы все равно уже заканчивали. Она быстро устает. Иди ко мне, маленькая, мы разыщем Сюзанну.

Девочка задумчиво улыбнулась, указав на кролика, который уже доел свой лист и теперь скакал вокруг колонны. Айви поймала зверька и дала его ребенку. Обняв девочку за плечи, она вывела ее из большого зала. Около ступенек Айви подхватила малышку на руки. Та весила еще так мало, что для Айви не составляло труда спускаться по лестнице с ребенком. Айви делала это так грациозно и уверенно, словно носила детей на руках всю жизнь. Джулиан не мог не залюбоваться ею, подумав о том, какой хорошей матерью она должна стать и как такое замечательное качество подходит женщине. А большинство светских англичанок предпочитали отдавать детей на попечение гувернанток, считая, что забота о детях – занятие низменное.

Джулиан был изумлен, до того он не привык к тому, чтобы женщины занимались с детьми. Но почему бы им не заботиться о собственных отпрысках? Взять, к примеру, всех гувернанток Сюзанны. Толку от них не было, одни неприятности.

Взглянув еще раз на свой стул, Рамсден стал внимательно рассматривать, как Айви заштопала подлокотники. Он не сразу смог найти то место, где подлокотник был сломан, так незаметно она его починила, скрепив обломанные доски крохотными гвоздиками и искусно спрятав их под голубой парчой. Потрясающе. Может, она была дочерью торговца? Рамсден в жизни не видел, чтобы женщина держала в руках гвозди и молоток, и, по непонятной для него самого причине, представив себе эту картину, он пришел в восторг. Что за восхитительная женщина! Она полна неожиданностей! Жизнь с Айви не была бы скучной.

Вернувшись в большой зал, Айви увидела, что Джулиан внимательно разглядывает отремонтированный ею стул.

- Ну и как тебе моя работа? – спросила девушка.

- Просто поразительно, – с улыбкой ответил Рамсден. – Можно подумать, тебя этому специально обучали.

Айви внезапно стало очень одиноко. Она вспомнила, как Уинстон, так же как сейчас Джулиан, осматривал чайный столик викторианской эпохи в поисках следов современной починки.

- Не допускай того, чтобы была видна твоя работа, – учил ее старый друг. – Если нужно что-то починить, используй только те материалы, что были изготовлены в одно время с вещью. Можешь даже по гвоздику вырывать у других предметов.

Айви была уверена, что Уинстон не одобрил бы ее починки: ведь девушка пришила заплату из ткани семнадцатого века на сиденье стула, сделанного в пятнадцатом столетии.

Она скучала по своей работе. Скучала по своему магазинчику. По душу и электричеству.

- Ты такая грустная, Айви. О чем ты думаешь?

- Да так, ни о чем. О стульях, наверное. – Пожав плечами, девушка резко сменила тему разговора. – Джулиан, что ты скажешь о сборище в гостинице? Мы и в самом деле в опасности?

- Любой разговор о колдовстве опасен. До тех пор пока все не уляжется, ни ты, ни Сюзанна, ни бабушка не должны покидать стен замка. Ты можешь дать мне слово, что не уйдешь отсюда?

- Нет проблем. Я испугалась, Джулиан. По-настоящему. У меня из головы не выходит твой рассказ о матери сироты и остальных повешенных женщинах. А что будет, если они решат арестовать нас?

Джулиан взглянул Айви прямо в глаза. Его взгляд был пронзительным, челюсти крепко сжаты, красивый рот превратился в тонкую полоску.

- Надеюсь, ты понимаешь, что это вполне может случиться?

Испуганно прижав руку к губам, Айви судорожно вздохнула.

- Ох, Джулиан… этого не может быть…

- Может. Охота на ведьм распространяется, как чума, как лихорадка, которой переболела чуть ли не вся Англия. И не только Англия, но и вся Европа. Одному Богу известно, отчего это происходит. В тяжелые времена любому человеку достаточно просто указать на кого-то, с кого можно спросить за несчастья. А раз найден виноватый, то на него можно валить все беды. Отличный ответ на удары судьбы. Войны, падеж скота, гибель урожая, болезни и смерть близких…– Рамсден медленно покачал головой. У него был очень усталый вид. – А кого же обвинить во всех бедах, если не самого сатану? Ты видишь, какая извращенная логика?

- Да.

Айви все поняла, и ей это не нравилось. Виткомб стал сценой, на которой вот-вот начнется омерзительное представление. Некоторые жители очень сильно пострадали во время последних войн. А до этого они всегда зависели от Рамсденов, которые помогали им пережить трудные времена. Теперь им никто не помогал. К этому добавлялись еще и сплетни о колдовстве, которые, как туча, витали над Виткомб-Кипом. Ситуация была предгрозовой.

- Что мне делать, Джулиан? – Айви пыталась говорить уверенно и спокойно, но голос ее слегка дрожал.

- Во-первых, разумеется, не даваться им. Завтра я поговорю с членами городского совета и попытаюсь убедить их в том, чтобы они прекратили заниматься всякой ерундой. Если мои попытки ни к чему не приведут, мы должны быть готовы к худшему. Ворота замка будут постоянно заперты, и никто не должен выходить ни под каким предлогом.

Айви кивнула.

- И старайся вообще не выходить во двор замка. Всегда будь наготове. Ты должна сразу бежать в укрытие, если кто-то придет.

- В часовню? – спросила Айви, вспомнив тайник, который Джулиан ей показывал.

- Да. И оставайся там до тех пор, пока я не приду за тобой. Если все зайдет слишком далеко, нам придется покинуть страну. Большинство изгнанников уехали во Францию. И ни слова Долл. Я не доверяю ей.

- У тебя есть на то причины. Между прочим, в гостинице то и дело звучало ее имя. Она распускает сплетни, Джулиан.

- Я так и думал. Но что я могу сделать? Боюсь, если мы уволим ее именно сейчас, то только усугубим ситуацию. – Отблески пламени играли на его хмуром, напряженном лице. – Это моя вина: я должен был принять меры давным-давно. Надо было получше присматривать за бабушкой и Сюзанной, а не потешаться над их выходками…– Неожиданно Рамсден умолк и быстро улыбнулся Айви. – Ну ладно, довольно об этом. Надо реально смотреть на вещи. Выслушай меня хорошенько. Тебя могут арестовать только в том случае, если кто-то донесет на тебя. Слава Богу, это Англия, и подобные «преступления», – тут голос молодого человека насмешливо дрогнул, – рассматриваются светским судом, а не инквизиторами. Следи за каждым своим словом, за каждым поступком. Не вздумай кого-нибудь обидеть. По закону, если ты сама не признаешься, кто-то должен засвидетельствовать, что видел, как ты совершила преступление.

- Тогда я в безопасности, – с облегчением вздохнула девушка.

Шагнув к ней, Джулиан взял ее за руки:

- Ты ошибаешься. Нельзя терять над собой контроль ни на секунду. Никто не может считать себя в безопасности. Кто угодно может в чем угодно тебя обвинить и поклясться, что говорит правду. И между прочим, Айви, многие невинные признаются в преступлениях. Вообще-то, признания, полученные под пыткой, не считаются законными. Но пытки бывают разными, а осужденным не очень-то верят.

Айви почувствовала тошноту, у нее перехватило дыхание. Она была напугана, так напугана, как никогда в жизни. Ах, как она проклинала тот день, когда ее угораздило купить чертову книгу да еще прочесть заклинание оттуда! Не сделай Айви этого, была бы она сейчас в безопасности у себя дома, пугаясь лишь счетов за электричество да возрастающей цены на кофе. Куда лучше, чем бояться публичной казни.

- Этого не может произойти, – прошептала она.

- Ну ладно, не бойся, – промолвил Джулиан. – Я постараюсь не допустить этого.

Айви натужно засмеялась:

- Постараешься, правда? А с чего ты взял, что у тебя получится? Что, если они арестуют тебя, Джулиан?

- Не бойся, – повторил молодой человек. – Доверься мне, Айви. Если только они возьмут тебя, я всю тюрьму разнесу к чертовой матери, прежде чем хоть волос упадет с твоей головы.

Он не преувеличивал. Взглянув на него, Айви поняла, что Рамсден говорит правду. Джулиан нежно погладил девушку по щеке.

- Обещаю тебе, – прошептал он. – Я нашел тебя не для того, чтобы так быстро потерять. Я не смогу вынести этого.

Джулиан усадил Айви себе на колени и крепко прижал ее к груди. «Это просто чудо какое-то. – думала Айви, – что от человеческого прикосновения можно испытывать такое удовольствие, чувствовать себя так уютно». Вот где она была в безопасности – в руках Джулиана Рамсдена. Все ее страхи исчезли, когда она прижалась к нему, положив голову на широкое плечо Джулиана, чувствуя щекой тепло его шеи.

Мир вокруг перестал существовать. Остались лишь она и Джулиан, согреваемые теплом огня. Они вместе смотрят на пляску языков пламени и слушают биение своих сердец. А вокруг них в тьму потолка молчаливой комнаты поднимаются каменные колонны, и ночь вступает в свои права. Джулиан и Айви словно растворились друг в друге, не замечая вечно бегущего времени…

Но вот Рамсден заговорил:

- Айви, помнишь, уезжая этим утром, я сделал тебе одно предложение?

Девушка зарделась.

- Да, – прошептала она в ответ.

Черт бы его побрал, напомнил ей об этой мерзкой сделке именно в тот момент, когда она стала наконец успокаиваться и чувствовала себя так комфортно. Она почти начала верить, что его чувства были искренними.

Рука Рамсдена скользнула по ее спине и нежно прикоснулась к шее Айви.

- Беру свои слова назад, девочка моя. Не стоило мне этого говорить, ты не заслуживаешь такого обращения. Боюсь, я немного высокомерен и…

- Немного?! – не смогла сдержать смех Айви.

- Помолчи, Айви, не перебивай меня, когда я пытаюсь быть скромным и застенчивым. Это совсем непросто, поверь мне.

- Ты?! Пытаешься быть скромным и застенчивым?– поддразнила его девушка, но, взглянув на лицо Джулиана, сразу замолчала.

Она еще никогда не видела его таким – нежным, серьезным, с ласковым взглядом. Их глаза встретились, и они смотрели друг на друга, пока Айви не почувствовала, что полностью поглощена его туманным взором.

- Да. Пытаюсь. Это твое влияние, Айви. Я хочу спросить тебя снова и знаю твой ответ. Хочешь пойти ко мне в спальню и лечь со мной, Айви? Одного раза мало. Впрочем, с такой женщиной, как ты, и сотни раз будет мало. Я хочу, чтобы ты пошла со мной и целовала меня, и давала бы мне ласкать тебя так же, как тогда. Позволь мне заняться с тобой любовью и делать это по-всякому – до тех пор, пока не встанет солнце. Позволь мне вновь услышать, как ты стонешь от удовольствия в моих объятиях. Но только если ты сама захочешь этого, а не потому, что я вынуждаю тебя. Мне будет гораздо приятнее.

Рамсден говорил низким, хрипловатым голосом, и от его слов сердце Айви забилось быстрее, чем от самого страстного поцелуя.

Девушке все еще было нелегко поверить в то, что такой мужчина может хотеть ее. Он был слишком красив, обаятелен, слишком… хорош для нее, казалось Айви. Джулиан был сказочным принцем, героем последнего боевика, дивным сном в жаркую летнюю ночь, от которого не хочется пробуждаться.

И он хотел ее. «Это невозможно», – говорила она себе. Некоторое время Айви сидела спокойно, не сводя с Рамсдена глаз. Ей казалось, что биение ее сердца слышно во всей комнате.

Это была ее мечта, ее сон. Что там говорилось в заклинании?

«Ты, потерянный… в очарованном времени…»

И вот он перед ней.

- Да, Джулиан, – прошептала она. Другого ответа и быть не могло.

Встав, Айви протянула Джулиану руку. Он поцеловал ее в ладонь и таким взглядом посмотрел на девушку, что по ее телу пробежала дрожь.

Они вышли из зала, держась за руки и не говоря ни слова. Щеки Айви горели, несмотря на холод в коридоре, ее рука слегка дрожала в руке Джулиана.

Она чувствовала, что происходящее с ней неизбежно и что возврата назад не будет.

Глава 13

За толстыми серыми стенами Виткомб-Кипа разразилась зимняя непогода. С неба на землю обрушились потоки воды, пригибая вниз ветви деревьев. Вода переполняла и без того многоводные ручьи и быстрыми водопадами стекала со скалистых утесов. Дождь заливал шпили и крыши деревенских домов и, превратившись в грязные потоки, устремлялся вниз по булыжным мостовым. Море неистовствовало и бросалось на берег высокими тяжелыми волнами.

Ничего этого не замечали за надежным укрытием ворот и дверей древнего замка Джулиан и Айви. Они полностью растворились друг в друге, а безопасное и уютное пространство вокруг них замкнулось пределами широкой кровати молодого Рамсдена, где им было тепло и светло, как в жаркий летний день.

Прежде девушке и в голову не приходило, что тело мужчины может быть прекрасно, и вот теперь она именно так подумала о Джулиане. Айви казалось, что ей никогда не надоест ласкать его. Ее прикосновения были почти благоговейными, у Айви кружилась голова, когда она дотрагивалась до его широких плеч, мягких волос, до плоского живота… Она как кошка терлась щекой о его кожу, с наслаждением вдыхая аромат его тела.

Тело Джулиана было длинным, упругим и мускулистым – именно таким, какое должно быть у мужчины. У Айви было чувство, что ее собственная плоть поет и искрится, как шампанское, когда до нее дотрагивается Джулиан Рамсден. Словно по ней пробегает электрический заряд!

Все любовницы Джулиана в Лондоне были именно такими, каким отдавала предпочтение тогдашняя мода, – толстушка с пышными формами, напоминающими туго набитые пухом подушки.

Ни одну из них было не сравнить с Айви. Она была прекрасна – нежная и хрупкая. Ее кожа, прохладная на вид и горячая, когда до нее дотрагиваешься, напоминала светящийся шелк, лунный свет. Несмотря на хрупкость, в Айви крылась неистовая жизненная сила, и это сводило Рамсдена с ума.

Он чувствовал огонь ее тела. Она отвечала на каждое его прикосновение, ее темно-карие глаза горели от страсти. Видя, как Айви выгибает гибкую шею и как ее рыжие кудри струятся по обнаженной спине, Джулиан терял голову, кровь его кипела.

Груди Айви прижимались к его груди, а когда, наклоняясь к ним, Джулиан ласкал ее соски языком, то чувствовал, как они отвердевали. Айви пахла цветами, свежестью и чистотой, и он отличил бы ее запах от всех других.

Айви не стеснялась своей наготы и ласк Рамсдена, но в ее поведении не было распутства. Ее страсть была естественной, почти слепой.

Ее стоны и вздохи были нежны, как дуновение летнего ветерка, и каждый наполнял Рамсдена радостью.

Айви, как никогда, чувствовала себя женщиной.

Джулиан никогда не чувствовал себя таким сильным мужчиной.

Когда они достигли вершины наслаждения, у обоих появилось ощущение полной гармонии, сила и слабость составили единое целое. Каждый из них думал только о другом, в мире осталось лишь их прерывистое дыхание, горячие поцелуи и жар их тел, Айви казалось, что, не держи ее Джулиан, ее тело поднялось бы с кровати и полетело. Она уткнула лицо в шею Рамсдена, и ее крики удовольствия заглушались шелком его темных волос.

Для Джулиана эти крики были драгоценным даром, свидетельствующим о разделенной страсти. Он испустил звериный рык, наполняя ее лоно своим семенем.

Оба молча застыли.

Рамсдена вернула к жизни его рыжеволосая красавица. Ее шелковые кудри щекотали его щеку, горячее дыхание обжигало кожу.

Айви дрожащей рукой дотронулась до лица молодого человека.

- Ох, Джулиан… – прошептала она таким нежным голосом, что его сердце дрогнуло.

Очень медленно, осторожно Рамсден приподнялся на руки, а затем лег рядом с Айви. Он не сводил с нее глаз, любуясь свечением ее нежной кожи. Потом Джулиан прижал Айви к сердцу.

- Ты моя сладкая, – прошептал он ей на ухо. – Ты счастлива, любовь моя?

Выражать ей любовь было так же естественно для Джулиана, как дышать.

- Счастлива? Да, Джулиан, да! – ответила она хрипловатым голосом.

- Отлично. Тогда я снова и снова буду делать тебя счастливой.

Рамсден так ласково поигрывал с ее медными локонами, что Айви подрагивала от удовольствия.

Они поцеловались, испытывая не только огромное удовольствие, но и предвкушая еще большие радости, которые дарит любовь.

- Ах, Айви, – прошептал Рамсден, – как бы я любил тебя…

Эти слова были сказаны таким нежным тоном, что на глаза у Айви навернулись слезы. Мгновение она лежала, не шевелясь, а потом, закрыв глаза, прижалась щекой к груди любовника.

Прикасаться к нему, лежать рядом с ним, чувствовать его дыхание на своей коже – чего еще можно желать? «Не стоит искушать судьбу, – думала Айви, – не стоит хотеть большего».

Но не хотеть было невозможно.

Айви проснулась, услышав звук отворяемой двери. Судя по глубокому, ровному дыханию, Джулиан спал. Он лежал на боку, подтянув колени к животу, а одной рукой обнимал Айви за плечи.

В комнате раздались шаги, зазвенела посуда.

Айви осторожно приподняла отяжелевшие от сна веки. Кровать была скрыта за тяжелым пологом, но девушка приподнялась на локте и, отодвинув в сторону полог, осторожно выглянула наружу.

Айви увидела Долл, а та смотрела прямо на нее. Лицо служанки приняло кислое выражение, губы скривились.

Джулиан тихо застонал во сне.

Физиономия Долл пожелтела, отчего ее многочисленные веснушки выступили яркими пятнами.

Впервые в жизни Айви увидела, как зеленеют от зависти. А ей-то всегда казалось, что это просто такое выражение – «позеленеть от зависти».

Бросив на Айви злобный взгляд, Долл повернулась на каблуках и стремительно бросилась вон из комнаты. Дверь с треском захлопнулась.

- Что за черт? – хриплым спросонья голосом спросил Рамсден.

Откашлявшись, он приподнялся на локте. Джулиан отбросил свешивающиеся на лицо волосы и вопросительно поглядел на Айви:

- А-а-а, ты здесь, это хорошо. Я было подумал, что ты уходишь.

Прижав Айви к себе, он бережно укутал ее в одеяло, спасая от холодного утреннего воздуха.

- Ну и видок у тебя, – промолвила девушка, стараясь не показать голосом, что лучшего зрелища она не видала. Впрочем, у нее ничего не вышло.

Смуглый Джулиан был чертовски хорош среди белых льняных простыней. В его ленивой улыбке сквозило удовлетворение, его щеки поросли темной щетиной.

- Да? А ты похожа на ангела.

- Падшего. – Рассмеявшись, довольная Айви слегка смутилась.

- Ангел не может быть падшим. По определению.

Как легко он делал комплимент! Она не привыкла к ним. Никто никогда не говорил девушке таких вещей, какие она услышала от Джулиана: он называл ее сладкой и красивой, и взглянув на нее утром, он сказал, что она похожа на ангела.

Покраснев, Айви опустила голову. Подняв через некоторое время глаза, она увидела, что Рамсден в восторге от ее смущения.

- Скромный ангел, – заметил молодой человек. – Кто это сюда заходил?

- Долл. И похоже, она вне себя, Джулиан. – Айви прошептала это ему прямо в шею. – Кажется, она ревнует.

- Серьезно? Что ж, тем хуже для нее. Придется ей с этим смириться.

Рамсден вовсе не был удивлен, и Айви подозрительно взглянула на него.

- Джулиан… А что, у Долл есть причины ревновать? – Айви внезапно вспомнила о русых кудряшках служанки, ее округлых бедрах и пышном бюсте под узким лифом платья.

Молодой человек засмеялся, изо всех сил стараясь выглядеть смущенным. Однако это привело лишь к тому, что его смех показался Айви чуть не хулиганским.

- Джулиан! – с негодованием воскликнула она.

- Дорогая! Это ерунда. Да и было-то все так давно, когда я приезжал домой из университета. Это ничего для меня не значило.

Айви почувствовала, что краснеет.

- А вот Долл, похоже, не считает, что для нее это ничего не значило, – проворчала она.

Джулиан вновь рассмеялся, прижимая Айви к груди с такой силой, что та едва не задохнулась.

- Ну ладно, не будь брюзгой. Я был молод и подобные развлечения были для меня своего рода спортом. Но моя мать быстро положила этому конец, можешь мне поверить.

Рамсден впервые заговорил о матери.

- А что с ней случилось, Джулиан? Я имею в виду твою маму. Впрочем, если не хочешь – не отвечай.

- Оспа, – коротко ответил он. Айви не видела его лица, но почувствовала, как напряглось тело молодого человека, как изменился его голос. – Ничего нельзя было сделать. Видишь ли, она считала, что ей не страшны болезни. Раньше ей часто приходилось ухаживать за больным отцом, и она никогда не заражалась. Это случается с некоторыми людьми. И когда в деревне началась повальная оспа, они с бабушкой преспокойно ухаживали за больными. К несчастью, моя мама ошибалась. Она умерла очень быстро.

Некоторое время они молчали, а Айви, дрожа, думала о том, какими, в сущности, беззащитными они были. Да, может, и она тоже. Ведь в двадцатом веке не болеют оспой, и Айви сомневалась, что от этой болезни делают прививки.

- Что за темы для разговора у нас! – шутливо заметил Джулиан. – От оспы до юношеских развлечений. Нам надо с пользой проводить время, а то я скоро уеду.

Взяв Айви за подбородок, он крепко поцеловал ее в губы.

- Куда?– спросила девушка, как только их поцелуй прервался.

Скользнув рукой по ее плечу, Джулиан взял ее за грудь. Его пальцы нежно ласкали сосок, и девушка подалась ближе к нему.

- К Эстли, – ответил он равнодушным тоном. Его явно больше занимала грудь Айви, чем предстоящая поездка. – Я обещал привезти сюда Фелицию, пока ее отец не вернется из Лондона.

Айви затихла, а потом оттолкнула Рамсдена, воскликнув.

- Что?! Фелиция приедет сюда? Рамсден сдул прядь волос с глаз и, прищурившись, взглянул на Айви:

- Ну да. Но для нас с тобой это ровным счетом ничего не значит, так что нечего взъерошивать перышки. Уверен, Фелиции не придет в голову, что я тут развлекаюсь с любовницей, так что давай не будем терять времени.

Тепло, медленно поднимавшееся в теле Айви, внезапно исчезло. Ей стало холодно и грустно.

«Идиотка. Сама позволила себе забыть, что ты для него. Ты решила, что значишь что-то, а на самом деле он лишь использует тебя», – сокрушенно думала Айви.

- И Фелиция будет спать с тобой? – вырвалось у Айви против ее воли.

- Господи, разумеется нет! Она и не думает об этом. Фелиция вовсе не такая женщина. Черт возьми, Айви, куда ты?

Айви уже соскочила на пол. Дрожа от холода, она подхватила брошенную и смятую сорочку, а затем принялась искать платье.

- Отстань, Джулиан. Рамсден, похоже, был оскорблен.

- Ради Бога, Айви! Не валяй дурака! Тебе же известно, что я должен жениться на ней, а последние события заставляют меня сделать это как можно быстрее. Нам сейчас нужна защита Эстли. Меня это вовсе не приводит в восторг, любимая, но ничего не поделаешь. Иди ко мне.

- Честно говоря, Джулиан, я скорее сжую стеклянный бокал.

Рамсден рассвирепел. Помрачневший и прекрасный, лежал он на смятых простынях с таким видом, словно Айви смертельно обидела его.

- Что за невыносимая любовница! Айви! Ты не должна обижаться всякий раз, когда я упоминаю жену, – обиженно говорил молодой человек. – Такое чудесное было утро! Оставь все эти глупости и иди ко мне.

- Черта с два! – взорвалась Айви, натягивая на себя платье. – Позови-ка лучше Долл!

- Не глупи! Если бы я хотел Долл, она давно была бы у меня в кровати. Но я хочу тебя.

- Ну да, как пел Мик Джаггер: «…не всегда получаешь то, что хочешь…» – Забыв о чулках, Айви сунула голые ноги в туфли на низком каблуке.

- Кем бы этот парень ни был, уверен, мне бы он не понравился, – заметил Рамсден. – Черт возьми, Айви, я не думал, что ты так рассвирепеешь. Ты же знала о Фелиции и знаешь, как мне нужен брак с ней. Почему бы не отнестись к этому спокойно?

Джулиан сидел на краю кровати, обмотав стройные бедра простыней. Темные волосы волнами спадали на его обнаженную грудь, на лице было написано удивление.

«Не могу я отнестись к этому спокойно, особенно после этой ночи. Я никогда не чувствовала себя так… божественно. Нет, не проси меня об этом в тот момент, когда я начинаю по-настоящему любить тебя».

В горле у Айви пересохло, сухие глаза горели.

- Сладкая моя Айви, иди ко мне, – хриплым, манящим голосом повторил Джулиан. – Иди сюда и позволь мне обладать тобою.

Если бы он так сильно не хотел ее, голос Рамсдена никогда не прозвучал бы так нежно.

- Оставь меня, Джулиан! – воскликнула Айви, стремительно выбегая из комнаты, чтобы он не заметил слез на ее глазах.

- Бесчувственная свинья! – пробормотала Айви.

Девушка опять разговаривала сама с собой, но это ее мало волновало. Напротив, она чувствовала себя немного лучше.

Она направилась в северное крыло замка, туда, где прежде жили охранники.

Несмотря на тяжелое платье, немыслимое количество нижних юбок и подбитый мехом плащ, девушка тряслась от холода. В этой безлюдной части замка было чуть теплее, чем на улице. Впрочем, она замечала, что обитательницы замка надевали теплые плащи, даже переходя из одного помещения в другое.

- Если ты думаешь, что я останусь здесь, чтобы умирать от любви к тебе, – говорила Айви воображаемому Джулиану, – то ты сильно ошибаешься. И от бубонной чумы я не умру. Я непременно выберусь отсюда, как только разыщу проклятую книгу.

Упираясь руками в тяжелую дубовую дверь, обитую железом, Айви с трудом сдвинула ее с места.

Она вмиг забыла о Джулиане. Забыла о книге.

- Ничего себе! – прошептала девушка, изумленно раскрыв рот.

Подняв факел повыше, она осветила комнату мягким, неровным светом огня. Попасть сюда было бы мечтой любого антиквара.

Айви обомлела, увидев два стула явно пятнадцатого века. Шагнув вперед, она смахнула с них паутину. Низкие сиденья были квадратной формы, высокие и прямые спинки были выполнены в готическом стиле.

Проведя рукой по резному дереву тончайшей работы, Айви вздрогнула от восторга. Казалось, стулья нашептывают ей истории о дамах с высокими прическами и в вуалях и о менестрелях в башмаках с длинными, загнутыми носами.

Спинки стульев были изящно изогнуты и, похоже, дерево под слоем грязи отлично сохранилось.

Айви огляделась в поисках какой-нибудь тряпки, чтобы протереть стулья, и тут ее взгляд упал на узел с тряпьем, валяющийся на полу.

Она осторожно пнула его ногой, опасаясь пауков. Но никаких насекомых не было, и тогда Айви осторожно развернула сверток мыском туфли.

Кажется, это было какое-то знамя. Наклонившись, девушка попыталась разглядеть в тусклом свете, что изображено на полотне, но потом ее взгляд упал на сундук, стоявший неподалеку, а от него переметнулся к высокому буфету с резными дверцами.

Айви от восторга затаила дыхание. Шагнув к сундуку, она тут же повернулась к буфету, а затем оглянулась на стулья. А в комнате было еще столько всего интересного: резные сундуки прятались в темных углах, неизвестные ей предметы были горой навалены на пыльных скамьях. Айви казалось, что они так и манят ее.

- Ну что, нашла тела многочисленных жен Джулиана? – раздался внезапный голос.

Едва не вскрикнув от неожиданности, Айви резко обернулась. У дверей стояла Сюзанна, глаза которой так и лучились от смеха. Рядом с ней была маленькая немая. Сюзанна крепко сжимала крохотную ручку девочки.

- Ах, Сюзанна, ты до полусмерти меня напутала. Быстрее, дай мне свечу!

Сюзанна вошла в комнату, приподнимая одной рукой длинные юбки. Она сморщила нос, вдохнув вездесущей пыли. Золотоволосая малышка наблюдала за ними от дверей.

- Погляди-ка, – тихо сказала Айви. – Только взгляни на это.

Сюзанна равнодушно посмотрела, куда указывала ей Айви.

- Что такого, – пожала она плечами, – просто куча старого мусора.

- Нет-нет. Это прекрасные вещи, Сюзанна. Посмотри только на это знамя!

Сунув девушке в руку свой факел, Айви развернула кусок пыльного полотна.

- А-а, это наш герб, – заявила Сюзанна. – Судя по размеру, это турнирное знамя.

Айви изумленно покачала головой. По темно-зеленому полю проходила из угла в угол широкая черная полоса, посреди которой сверкала золотая звезда с шестью расходящимися извивающимися лучами. В верхнем правом углу был изображен изящный крест, а в нижнем левом – разъяренный баран, оглядывающийся назад через плечо.

- Ну да, – промолвила Сюзанна, – понятно, почему баран [7]. Баран оглядывается на звезду. Не помню, с чем связан крест Святого Андрея. Кажется, он имеет отношение к крестовым походам.

- Чудесно! – восхищенно воскликнула Айви. – Как, должно быть, ты гордишься таким гербом.

- Да нет. Я больше занята своей внешностью – вот ею я действительно горжусь. А когда я смотрю на все это пыльное барахло, мне лишь вымыться хочется. – Сюзанна, рассмеявшись, огляделась вокруг. – Ой, а это что, Айви? – Сюзанна прошла через комнату и остановилась у небольшого сундучка. Она сдула с него пыль. – Кажется, это настоящая реликвия. – Открыв сундучок, девушка заглянула внутрь. – Хвала Господу. Пустой. А я-то боялась, что найду высохший палец какого-нибудь святого или еще что пострашнее. Вот что, Айви. Давай-ка уйдем из этого беспорядка и вернемся к бабушке. Там куда уютнее, а здесь так холодно.

Но Айви уже успела подобрать обрывок старого одеяла и теперь старательно оттирала грязь с резного буфета. Из-под слоя грязи проступило изображение грифона – крылатого льва, держащего в лапах месяц.

- Ни за что, Сюзанна, – ответила занятая работой Айви. – Пойди надень что-нибудь старенькое и пошли Долл за тряпками. И еще нам нужны свечи. Побольше свечей. Мыльная вода, масло для мебели и воск, если, конечно, он у вас есть. Кто убирает здесь?

- Долл, если вдруг ей приходит в голову забрести сюда, – ответила Сюзанна, испуганно глядя на Айви. – Что ты делаешь?

- Работаю, – с удовольствием ответила Айви, – и ты можешь мне помочь. И Долл тоже. И мальчишка из конюшни.

- Что-то ты больно раскомандовалась, – проворчала Сюзанна.

- Ну да, – восторженно проговорила Айви, оглядывая комнату. – А ты моя помощница. Вспомни, ведь еще так недавно ты изнывала от безделья.

- Ну да, так оно и было, но я вовсе не искала такое занятие.

- Побольше свечей, – повторила Айви. – Да побыстрее.

- Пойдем, мешочек с ветками, – позвала Сюзанна поджидавшую ее девочку. – Кажется, Джулиан перестал был единственным тираном в этом доме.

Айви была слишком занята, не в силах оторвать взгляд от возникающего под ее тряпкой изображения на светлом дереве.

- Грушевое дерево, – с восторгом выдохнула она.

Девушка не была бы счастливее, попадись ей на дороге золотой слиток.

Дейзи никогда не видела такой суеты. Леди Маргарет то и дело восторженно охала над вещами в темной комнате, а потом они с Айви смеялись и смотрели на найденные реликвии. Обе убрали длинные волосы под белые чепцы, а свои красивые платья прикрыли длинными фартуками, так что стали похожи на деревенских женщин. Только не злых. Ни Айви, ни леди Маргарет никогда не бывали злыми. Даже занятые, они то и дело нежно поглаживали ее волосы или хлопали по спинке.

- Наша малышка, – звала ее Айви, а леди Маргарет давала девочке другие веселые прозвища, но все они не были обидными.

Они ни на секунду не забывали о ее присутствии. Даже таская ведра с водой, выжимая тряпки и суетясь со старинной мебелью, женщины, чтобы не обидеть девочку, пересаживали ее в большое кресло. Леди Маргарет завернула ее в большой меховой плащ и дала в руки кролика, и малышка так и сидела, наслаждаясь теплом и добротой этих женщин.

Потом все перешли в большой зал и стали носить старинные находки туда. Айви, раскрасневшись, отдавала приказания Долл, Сюзанне и худенькому мальчишке-конюху, которые стаскивали мебель вниз по лестнице.

Айви смеялась и восторгалась всеми вещами, говоря какие-то непонятные вещи об арабесках, голландском влиянии и тому подобных вещах. Это был таинственный, понятный ей одной язык, но видно было, что Айви счастлива.

Леди Маргарет удивленно покачивала седой головой, но послушно вытирала в тех местах, где просила Айви.

- Какая ты умная, – сказала она ей в точности таким же тоном, каким говорила сама Айви, когда девочка выучила букву «Б».

Малышка помнила, что на «Б» начинаются «бусы», «булавка» и другие слова.

- А вот на букву «3» начинается слово «знамя», – сказала девочке Айви, разворачивая большое полотно.

Айви положила знамя на пол, и Дейзи с интересом стала разглядывать пыльные изображения. Сюзанна потерла золотую звезду пастой из соли, и звезда засияла, как солнце.

Увидев это, Айви улыбнулась, а вслед за ней улыбнулась и Дейзи.

- «3» – знамя, – повторила Айви, а затем, обращаясь к Сюзанне, добавила: – «В» – выбивать из него пыль.

Долл – пухленькая и с кислой физиономией – постоянно громко жаловалась на то, что ей приходится таскать ведра и стирать пыль с паутиной.

- Кто это у нас еще начал распоряжаться?– проворчала она, когда Айви отдала ей очередное приказание.

Дейзи обратила внимание на то, что Долл то и дело бросает на Айви злобные взгляды, когда та на нее не смотрит, и девочке это очень не понравилось.

Мальчишка-конюх беспрекословно выполнял все приказания. Видно было, что ему равно наплевать и на старинные вещи, и на женщин, которые суетятся вокруг этих вещей.

Около полудня они перекусили хлебом с сыром, но даже в это время Айви не переставала работать. Одной рукой она держала бутерброд, а другой втирала в высокую спинку стула масло. Ее карие глаза светились от удовольствия, на бледном лице то и дело играла радостная улыбка.

- Что это? – громко спросила Сюзанна, роясь в содержимом одного из сундуков. С ее волос тончайшей вуалью свисала паутина. – Кажется, это какая-то старинная книга.

Айви в это время как раз объясняла леди Маргарет значение таких непонятных слов, как гротеск и флерон. Услышав, что Сюзанна упомянула старинную книгу, девушка побледнела.

- Дай мне посмотреть, – быстро проговорила она.

Дейзи заметила, что Айви разволновалась. Интересно почему? Может, она боялась книг? Этого не может быть, потому что Айви как-то раз сказала девочке, что книги – вещи удивительные, из них можно узнать много всего интересного. Айви пообещала, что в один прекрасный день Дейзи сама сможет читать их.

Опустившись на колени рядом с Сюзанной, Айви протянула руки вперед и затаила дыхание, когда сестра Джулиана вложила в них книгу.

- Нет, это не она, – прошептала Айви. Дейзи не поняла, обрадовалась этому Айви или, наоборот, ей стало грустно. Похоже, и то, и другое.

Пока Айви смотрела на книгу, леди Маргарет и Сюзанна обменялись понимающими взглядами, и это не ускользнуло от внимания Дейзи.

- Ах, я знаю, – заговорила леди Маргарег, – это наша старая книга. Какая чудная вышивка! Интересно, кто это вышивал?

- Какая-нибудь давно умершая женщина, можешь не сомневаться, – промолвила Сюзанна и, наклонившись, стала вновь рыться в сундуке. – Ой, смотрите! – Девушка вытащила потускневшую диадему и нацепила ее себе на голову. – Я – королева пауков!

Айви осторожно положила книгу и вернулась к своему стулу. Дейзи заметила, что Айви больше не улыбается, а глаза у нее стали грустными.

Что за книгу искала Айви? Дейзи подумала, что, наверное, какую-нибудь особенную. Может, ту самую, что Джулиан спрятал у старого колодца, когда вез ее в замок? Похоже, это необычная книга, ведь Джулиан аккуратно завернул ее в кусок шерсти и промасленную кожу, и лишь потом положил книгу под камни.

Однажды, когда она вспомнит, как добраться до этого места, Дейзи обязательно покажет Айви, где лежит книга. Айви была такой хорошей, и девочке очень хотелось, чтобы она была счастлива.

«Буква «К», – вдруг пришло в голову малышке. – С этой буквы начинается слово книга».

Глава 14

Джулиан прекрасно понимал, что ему будет нелегко ладить с Фелицией и в то же время не поссориться с Айви. Не то чтобы он сердился за это на свою любовницу. Рамсден сам был ревнивым человеком и знал, что слишком многого хочет от Айви.

Оглянувшись назад, он посмотрел на карету Эстли, которая с грохотом продвигалась вслед за ним по пути в Виткомб.

Фелиция набрала с собой вещей, как какая-нибудь королева, путешествующая по своим угодьям. «Впрочем, – с горечью подумалось Рамсдену, – она и в самом деле осматривает свои будущие владения».

Ирония заключалась в том, что по Виткомб-Кипу сохла вовсе не сама Фелиция, а ее отец. Когда-то давным-давно Эстли дружил с отцом Джулиана. Будучи молодыми людьми, они вместе охотились, развлекались, путешествовали в Лондон. Интересно, Эстли еще тогда положил глаз на Виткомб-Кип?

Джулиан отлично представлял себе, как это было. Молодой Джордж Эстли ездит верхом, пьет и гуляет вместе с молодым Денби, а потом ночует в одном из самых роскошных покоев замка. Это было не раз и не два, и постепенно зависть овладевала всем существом Эстли. Наверняка он думал, бродя по покоям Виткомб-Кипа: «Если бы не происхождение, вся эта роскошь могла бы принадлежать мне».

А потом начались невзгоды. Едва Денби умер от оспы, Эстли немедленно прискакал в замок и предложил руку матери Джулиана, скорбно склонившейся над гробом мужа. Придя в ужас от подобной наглости, та разъярилась. Мать ни разу не обмолвилась о том, что она тогда сказала Эстли, но он был выдворен из замка.

Узнав о смене правительства, Эстли решительно встал на сторону пуритан. Джулиану было интересно, действительно ли его будущий тесть в восторге от Английской республики, или его по-прежнему раздирало желание стать хозяином Виткомб-Кипа? Судя по тому, как торопился Эстли выдать свою дочь за Джулиана, второе предположение было более реальным.

Рамсден сделал последний поворот на пути к замку. Каждый шаг коня отзывался сочным хлюпаньем на грязной дороге. Ворота в замок освещали два факела.

Джулиан поскакал вперед, чтобы открыть ворота; ему навстречу, пригибая от дождя голову, уже бежал Бен. Спрыгнув с коня, Рамсден бросил мальчику поводья.

- Быстрее позови Долл, – велел хозяин. – Помогите мисс Эстли, у нее очень много вещей.

Мальчик послушно кивнул головой и без всякого интереса посмотрел на приближающийся экипаж.

Как только карета въехала во двор, Рамсден опустил тяжелый засов и взял один из факелов. Подняв глаза, молодой человек посмотрел на темный и молчаливый замок, похожий на спящего гиганта. Джулиану припомнилось, как, кажется, еще совсем недавно во всех окнах сиял свет, а двор был полон слуг, торопившихся поприветствовать своего хозяина.

Кучер Эстли помогал Фелиции выбраться из кареты, и Рамсден поспешил предложить ей руку. Капюшон девушки свалился, когда она подняла голову, чтобы взглянуть на спящий замок.

Да, Фелиция явно не разделяла страсти своего отца к Виткомб-Кипу. Ее равнодушное лицо не выражало никаких эмоций, но в глазах мелькнуло отвращение.

Джулиан внимательно посмотрел на свою нареченную. Ее нельзя было назвать непривлекательной. У Фелиции была чистая кожа, округлая линия подбородка и прямой нос. Ее лицо можно было даже назвать красивым, но на такие лица, как правило, не обращают внимания; оно было никаким. Что же тогда раздражало Джулиана?

Вероятно, ее глаза. Слишком светлые, слишком круглые. Эти глаза видели все, но взгляд Фелиции был каким-то отрешенным, словно она тщательно скрывала свои мысли. Такая женщина могла бы стать хорошей картежницей, если бы ее религия позволяла играть в карты.

- Добро пожаловать в Виткомб, – резко произнес Рамсден. – Не думаю, что здесь тебе будет так же удобно, как дома, но мы постараемся сделать все возможное, чтобы ты не испытывала неудобств.

Фелиция кивнула.

- Спасибо, – прошептала она своим невыразительным голосом.

Взяв ее под руку, Джулиан довел Фелицию до двери и широко распахнул ее перед своей гостьей.

Заглянув в дом, Рамсден оторопело остановился. Большой зал ожил, словно по мановению волшебной палочки.

Похоже, в комнате горели все свечи и факелы, что были в Виткомб-Кипе. Стены и свежевымытые полы сияли. На восьми колоннах висели, кажется, турнирные знамена Рамсденов – зеленые, но потемневшие на сгибах. На каждом были собственные знаки сыновей древнего рода или ветвей их семьи. Колыхаясь на сквозняке от открытой двери, знамена казались живыми.

В конце длинного зала, свешиваясь с каменной балюстрады, окружавшей балкон для музыкантов, вниз спускалось большое знамя с орнаментом. Оно было таким ярким, как будто его сделали только вчера. На черном фоне сияла золотая звезда, крест Святого Андрея отливал алым, белый баран оглядывался назад, в прошлое.

Откуда оно взялось?

В нише под балконом стоял столик на перекрещенных ножках. На нем примостилась каменная, с отбитыми краями горгулья, в руки которой кто-то для смеха поместил свечу. Казалось, ее злобная физиономия оторопела от такого мирного занятия.

У противоположной стены стояли две скрещенные алебарды. Джулиан и представить себе не мог, откуда взялось это оружие. Лезвия

- Что все это значит? – спросил Рамсден, заходя в ярко освещенную комнату.

- А как ты думаешь? – раздался в ответ голос Сюзанны, неожиданно появившейся из-за сундука, накрытого парчой алмазного оттенка. – Ты ощущаешь себя рыцарем, вернувшимся из крестового похода?

А что за вид был у самой Сюзанны! Девушка напялила на себя старинное платье, но оно было слишком коротко ей. Платье, равно как и хорошенькое личико Сюзанны, было невозможно грязным. На голове у сестры Джулиана красовался старинный головной убор с украшением в виде перевернутого месяца, с которого свешивались обрывки полуистлевшей вуали.

Рамсден не знал, что и думать. Он направился к камину, возле которого еще утром одиноко жались стул и кое-как сработанный табурет. Стул остался на месте, а рядом с ним появился длинный, светлого дерева, сундук со спинкой, так что на нем можно было и посидеть. Сверкающее дерево было покрыто резьбой с изображением грифонов, драконов, львов и виноградных ветвей. На сиденье сундука были небрежно брошены несколько подушечек с вышивкой рубиново-красного, синего и темно-зеленого цветов.

Такого же цвета были сиденья двух стульев, стоявших по бокам камина. Судя по квадратным сиденьям и высоким спинкам, стулья эти смастерили в те времена, когда Англией правили Ланкастеры. Ковер под ними явно был сделан во времена крестовых походов. Поблекший и изношенный, он все же был необычайно красив: тюльпаны и лотосы с золотистыми мазками раскинулись на сине-бордовом поле.

Низкий трехногий табурет был накрыт куском темно-янтарной ткани, в котором Джулиан признал старый плащ бабушки. Табурет темного дерева, как и остальная мебель, был весь в искусной резьбе. Судя по розам и золотым кисточкам, его изготовили во времена Тюдоров.

Куда бы Рамсден ни бросал взгляд, везде он видел что-то интересное – столик, накрытый древним гобеленом, шкатулку из слоновой кости, старинный уэльский арбалет, сверкающую крышку сундука.

Оглянувшись назад, Джулиан увидел, что Фелиция все еще стоит в дверях, на ее плаще темнеют мокрые пятна. Как и хозяин замка, она тоже все заметила, но ее круглые глаза не выражали ровным счетом ничего.

- Что все это значит? – повторил Джулиан, указывая на антикварную мебель, выстроившуюся у камина.

Сняв рогатый головной убор, Сюзанна покачала головой.

- У нас тут место для переговоров, – важно заявила Сюзанна. – Имей в виду, что каждая вещь имеет свой номер, это очень удобно.

- Да? – спросил Джулиан, не понимая, о чем говорит его сестра.

- Так Айви сказала. Она скоро спустится. Ах, Джулиан, как она умеет командовать!

Итак, это дело рук Айви. Рамсден еще раз оглядел залитую светом комнату. Ему в жизни не доводилось видеть ничего подобного, но, похоже, вся эта старинная мебель куда больше подходила Виткомб-Кипу, чем современные вещи. Венецианские зеркала, изящные кресла, парчовые портьеры– все, что украшало их быт до осады, сразу же стало каким-то мелким и невыразительным по сравнению с роскошными древними сокровищами, которые красовались в большом зале.

- Это все старье, – заявила от дверей Фелиция. – Надеюсь, в будущем вы приобретете более подходящие вещи, сэр.

Пройдя через всю комнату, Фелиция остановилась у длинного стола, стоявшего ровно посередине между двумя арочными дверями у западной стены. Взяв в руки крохотную шкатулку, Фелиция, нахмурившись, повернулась к Джулиану.

- Вы видите, сэр?! – с негодованием спросила она.

Рамсден подошел к ней и взял шкатулку в руки. Она была из темного дерева с эмалью, на которой художник изобразил фигурки святых с нимбами вокруг головы. Эмаль сохранила на диво сочные тона красного, голубого и желтого. На боках шкатулки, на нимбах и одежде святых кое-где сохранилась золотая инкрустация.

- Это старинная реликвия, – сообщила Сюзанна.

- Я знаю это, гусыня, – огрызнулся Джулиан. – Но откуда все это? И откуда шкатулка?

Рамсден осторожно разглядывал старинную вещь. На дне можно было различить полустершуюся дату– 1243 год от Рождества Христова. Просто невероятно! Шкатулка была изготовлена тогда же, когда построили замок.

- Сэр…– заговорила Фелиция слегка дрожащим голосом.

Обернувшись к ней, Джулиан заметил, что ее щеки слегка покраснели. Фелиция смотрела на старинную вещь с ужасом.

- Это отвратительно, – низким голосом произнесла она. – Язычество! Священное Писание запрещает такие гнусности! По закону такие вещи надо уничтожать! Таков закон! – гневно повторила она.

- Такова история.

Джулиан повернулся и увидел Айви, которая в сопровождении леди Маргарет спускалась по лестнице. В руках Айви держала пушистую шкуру, похожую на волчью. Бабушка, несла большую картину в тяжелой раме.

- Это история, – повторила Айви.

У девушки был такой же видок, как у Сюзанны, если не хуже. Выбившиеся из прически волосы покрывала паутина. Платье и фартук были перепачканы и покрыты пятнами, бледная кожа скрылась под слоем пыли. Подойдя к Джулиану, она взяла у него древнюю реликвию.

- Это замечательная вещь, – добавила Айви. – Ты хоть раз видел что-то подобное, такие яркие краски, такую тонкую работу? Это произведение искусства и грешно даже думать о том, чтобы испортить его.

- Нет, – возразила Фелиция, – это имеет отношение к религии. – Святыня Римской церкви, мерзость.

- Фелиция, а внутри лежит высохший палец святого, – заявила Сюзанна, глаза которой загорелись озорным огнем. – По крайней мере, я думаю, что это палец. Думаешь, нам стоит поцеловать его и ждать, пока случится чудо? Впрочем, если это и не палец вовсе, может, нам и не стоит его целовать. Может быть, это.

- Ерунда, – с улыбкой произнесла Айви. – Сюзанна, ты неисправима. Внутри ничего нет, так что кончай разговоры о высохшем пальце.

- Да, это неприятно, – согласилась с ней Маргарет, – но Сюзанна у нас любит пошутить.

Фелиция не оценила шутки. Крепко сжав губы, она опустила глаза.

- Сэр, пожалуйста, – обратилась она к Джулиану. – Молю вас вынести эту вещь из комнаты.

Джулиан помедлил. Просьба была совершенно нелепой, но он не хотел раздражать Фелицию.

- Хорошо, если ты этого хочешь, – промолвил он.

- Ах, Джулиан! – воскликнула Айви, карие глаза которой потемнели от злости. – Но это же замечательная вещь! И мы столько работали, чтобы привести ее в надлежащий вид! Посмотри только, как хорошо она смотрится на столе рядом с подсвечником.

Сюзанна взглянула на брата исподлобья.

- Черт тебя побери, Джулиан, – сказала она. – Ты испортил работу Айви и теперь нам придется еще один день перерывать весь замок в поисках вещи подходящего размера.

- Испортил работу…– задумчиво повторил Джулиан. Взяв шкатулку, из-за которой разгорелся спор, он вручил ее Айви. – Возьми это, Айви, и оставь себе, если она тебе нравится. Только чтобы Фелиция ее не видела.

- Взять? Себе? – переспросила Айви, держа шкатулку с таким видом, словно в ней лежат драгоценные камни.

- Если она тебе так нравится. Но где ты нашла ее? Где нашла все остальное? – Рамсден обвел рукой комнату, указывая на стулья, сундуки, подушечки, персидский ковер и знамена.

- В чулане, – ответила Айви, не сводя глаз со старинной реликвии, – за северной башней.

«А что ты там делала?» – хотел было спросить молодой человек, но промолчал.

- Как же мы плохо встречаем нашу гостью! – воскликнула леди Маргарет, подходя к Фелиции. – Мы все в пыли и грязи. Но разве это не чудесно? У меня такое чувство, как будто мы шагнули в прошлое. Айви такая умная. Мне кажется, она все знает.

Фелиция взглянула на Айви своими круглыми, пустыми глазами. На мгновение ее щеки слегка тронул румянец, но быстро исчез.

- Да, – процедила гостья сквозь зубы, – похоже, она и впрямь необычная женщина. Во всяком случае, так говорят.

«Кто говорит, Фелиция?» – хотел было спросить Джулиан, резко посмотрев на нее, но безмятежное лицо мисс Эстли, как обычно, ничего не выражало.

Зато Айви явно чувствовала себя неуютно.

Ее лицо под слоем пыли покраснело, и девушка отвернулась.

- Думаю, мы достаточно сделали сегодня, – промолвила она. – Клей с этого бока у фламандского буфета должен высохнуть, и тогда мы его передвинем.

- Спаси нас Господь, – вставила Сюзанна.

Рамсден еще раз оглядел большой зал, покачав головой. Голая, пустая комната как по волшебству превратилась в очаровательное место. Выцветшие знамена, готические стулья, ковер времен крестовых походов, древнее оружие– все это задело чувствительную струну в душе Джулиана.

Это было ощущение длительности времени, ощущение Истории. Даже лишенный титула и денег, Виткомб продолжал стоять на месте в точности так же, как и долгие века до этого. Казалось, каждая вещь в комнате может рассказать занятную историю из прошлого – о войнах и монархах, сменяющих один другого, о жизни обитателей замка, о разных временах… Виткомб выстоит и тогда, когда Кромвель отправится на тот свет.

- Тебе нравится, Джулиан? – тихо спросила Айви, ее карие глаза искали взгляд молодого человека, говорила она как-то задумчиво.

- Да, очень, – ответил Рамсден. – Это чудесный подарок, Айви. Спасибо тебе.

Интересно, заметила ли Фелиция, что они обращаются друг к другу на «ты»? По ее невыразительному лицу ничего нельзя было сказать, но взгляд светлых, круглых глаз то и дело переходил с Джулиана на Айви.

Убедившись, что все уснули, Айви выскользнула из кровати, накинула прямо на ночную рубашку свой плащ и отправилась на цыпочках в северное крыло.

Залы Виткомба казались такими таинственными в ночной темноте, что Айви бросало в дрожь от одной своей тени. Она, как привидение, кралась за девушкой по всем покоям замка. В коридорах тихо вздыхал ветер, принесший с собой легкий запах моря.

- Давай же, Айви, – подбадривала она себя. – Докопайся до самого главного.

Дверь в чулан по-прежнему была широко распахнута – так, как Айви оставила ее. Все в комнате было перевернуто вверх дном. Девушка зажгла еще две свечи и принялась за поиски.

Если только Джулиан спрятал книгу в замке, лучшего, чем это, места не найти. Подняв тяжелую крышку одного из оставшихся в чулане сундуков, Айви принялась перебирать объеденное молью содержимое. Выношенный мех, камзол эпохи Тюдоров. Распятие, поблекшее от времени. Девушка с радостью осмотрела бы все внимательнее, но надо было продолжать поиски. Вот ей попалась связка писем. Айви дотронулась до них, и бумага рассыпалась.

Отбросив в сторону стопку вышитого белья, Айви вздохнула. Ничего.

Она перешла к следующему сундуку и открыла его. Заржавелые петли протестующе застонали, и девушка вздрогнула. Приподняв выцветшее шелковое платье, она едва не лишилась чувств – ее пальцы нащупали прядь человеческих волос.

Отскочив назад, Айви испуганно прижала руку ко рту, стараясь не закричать от ужаса. Ее сердце рвалось из груди, но девушка все-таки заставила себя наклониться и посмотреть.

- Парик…– прошептала она, судорожно вздыхая. – О Господи. Айви, держись!

Парик лежал рядом с круглым плоеным жестким воротником времен королевы Елизаветы. Айви было известно, что в те годы парики были очень популярны – все старались походить на рыжеволосую королеву-девственницу. Девушка сдвинула парик в сторону, а затем осторожно взглянула на него.

К неестественно рыжим кудряшкам была прицеплена серьга.

Точнее, это была не простая серьга. Это был елочный шарик из яркого красного пластика.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Айви смогла вздохнуть. Она просто оцепенело сидела не в силах двинуться с места. Затем девушка осторожно вытащила елочное украшение из блестящих рыжих волос. В шарике была крохотная батарейка и лампочка. Айви тряхнула его, чтобы батарейка сработала, и шарик стал мигать, освещая руку девушки красным светом.

Раз- раз-раз –вспыхивал красный огонек.

Айви вспомнила женщину в своем магазинчике – ту самую в рыжем парике, с елочными шариками вместо серег… Женщина протягивает ей завернутую в бумагу книгу…

«У меня есть кое-что интересное для вас… – вспомнилось Айви. –…много лет принадлежала нашей семье…»

Таинственный взгляд блестящих темных глаз, морщинки вокруг приятного рта, пухлые, морщинистые пальцы…

- Маргарет? – громко произнесла Айви. Но как это могло быть? Невероятно, ну и что! Многое казалось ей невероятным, но вот стоит же она в чулане древнего замка с мигающим шариком в руках, а на дворе – семнадцатый век.

Значит, вот оно что! В магазинчик «Очарованное время» к Айви приходила сама леди Маргарет. Свидетелями этого стали рыжий парик и шарик, который мигал девушке, как сигнальный огонек, предупреждающий об опасности. До чего же странным казалось электричество в этом давно ушедшем времени! Свет был неестественно ярким, каким-то нереальным! Айви потрясла шарик, и лампочка погасла.

Наклонившись к сундуку, девушка принялась перебирать его содержимое. Все было там – внутри юбки с фижмами была припрятана лыжная куртка леди Маргарет, синтетические брюки и полотняная сумка оказались завернутыми в льняную рубашку. Айви обнаружила расписание автобусов в городе Сиэтле, бумажку от куриного сандвича и три пустых пакета из ресторанчика миссис Филд. Среди прочего была сувенирная ручка с изображением небоскреба. Если ее повертеть, то видно было, как в небоскребе поднимается и опускается лифт.

- Не могу поверить…– прошептала Айви, вытаскивая несколько билетиков – леди Маргарет ходила в аквариум– и тюбик губной помады.

На дне сумки девушка обнаружила деньги, оставшиеся от тех ста долларов, что она заплатила за книгу, – 81 доллар 67 центов.

- Айви!

Вскочив на ноги, она уронила ручку, деньги, помаду и пакеты.

- Какого черта ты тут делаешь? – загремел Джулиан.

Нахмурившись, он стоял в дверях. Спутанные волосы падали ему на плечи, словно он только что выбрался из постели. Белая рубашка с длинными рукавами была помята, как будто Рамсден в ней спал.

- Ох, Джулиан…– выдохнула Айви, лихорадочно соображая, что бы соврать.

Джулиан вошел в комнату, подняв факел повыше. Зыбкий свет упал на раскрытые сундуки, паутину, пыль, на которой валялись оберточная бумага из «Макдоналдса», сувенирная ручка и деньги.

Брови Рамсдена сомкнулись. Наклонившись, он подобрал с каменного пола банкноты и нахмурился еще сильнее.

- Что это? – оторопело прошептал он. На Рамсдена с долларовой купюры смотрел Джордж Вашингтон.

Айви, затаившись, наблюдала, как Джулиан вертит в руках банкноту. Затем молодой человек подобрал с пола ручку и тупо уставился на желтый лифт, спускающийся с верхнего этажа небоскреба. Очень долго он не мог оторвать от него взгляда, а затем взглянул на Айви, махнув рукой.

- Добро пожаловать в Ситл? – проговорил он, неправильно произнеся название города.

- Джулиан! – произнесла она дрожащим голосом.

- Погоди! – вскричал он, подняв руку. – Погоди, погоди!

Подняв с пола монетку, Рамсден внимательно осмотрел ее.

- Свобода, – тихо прошептал он. – Мы верим в Бога. М-да-а, ничего не скажешь. – Подняв голову, Рамсден подозрительно посмотрел в глаза Айви. – Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый…– Перевернув монетку, он потер большим пальцем орла. – Соединенные Штаты Америки… Четверть доллара…– Джулиан пригляделся внимательнее: – Е pluribus unum [8]

- Это означает «из многих…»

- Черт, я знаю латынь! – перебил ее Рамсден. Его голос стал злым. – Моя дорогая Айви. Пробралась сюда, прокралась к нам! Бедная маленькая сиротка! – издевательски молвил он. – Айви – это твое настоящее имя?

- Да, – ответила девушка, чувствуя, как ее сердце холодеет.

- Это твои вещи?

- Нет, нет, не мои, Джулиан!

Он нетерпеливо отбросил с лица волосы.

- Ради Бога, не дурачь меня больше. Я хочу знать правду, черт побери!– Он поднял с пола расписание автобусов. – Господи, действительно до февраля тысяча девятьсот девяносто пятого! Думаю, у тебя достаточно времени, чтобы все объяснить. Это правда, Айви? Как ты попала сюда, как преодолела время?

- Да, – испуганно, но с облегчением ответила девушка.

- Ты из Ситла?

- Сиэтла, – поправила она. – Это индейское название.

- Американская колония? – спросил он, бросив расписание и подобрав с пола губную помаду.

- Да.

О чем он думает? Что станет делать?

- Хвалю тебя. Ты, должно быть, очень могущественная ведьма, если сумела преодолеть океаны и века. Ты можешь опозорить бабушку с ее глупыми нашествиями зайцев и любовными напитками.

- Да не могу я! – вскричала девушка. – Подумай как следует, грубиян! Я сама не могу во все это поверить! Я не ведьма, я – деловая женщина! Удачливая! Я занималась своим делом, жила своей жизнью, и тут появилась твоя бабушка! – Айви кивнула на сумку Маргарет. – Это все принадлежит ей, и деньги, и расписание!… Я ничего не могла поделать, Джулиан, абсолютно ничего! Она пришла в мой магазин, предложила мне книгу, я ее купила, прочитала – и вот – бух-бух! – я здесь! – Девушка судорожно вздохнула.

Джулиан недоверчиво посмотрел на Айви:

- Она не могла этого сделать. Бабушка не умеет и не настолько могущественна.

- Могла и сделала, – настаивала Айви. – На ней был вот этот парик. Только благодаря ему я догадалась, что это была она. Я и сама ничего не знала, пока не обнаружила его.

- Этого не может быть, – прошептал Джулиан, глядя на рыжий парик в руках Айви.

- Но так и есть. Она принесла мне книгу, Джулиан, ту самую, что ты отнял у меня в первый день. Она лежала на твоем столе. И я хочу получить эту книгу, Джулиан Рамсден! Хочу выбраться отсюда, хочу к себе домой!

Джулиан задумался. Посмотрев на Айви, он перевел взгляд на расписание и губную помаду.

- Так, значит, почти триста пятьдесят лет…– промолвил он неуверенно. – Ты только подумай, Айви. Когда ты родилась, я уже сотни лет как умер, моя плоть истлела…

Эта мысль поразила девушку. Впрочем, так оно и было. Джулиана уже нет. Она недоуменно посмотрела на него. Он был таким живым, что о другом и помыслить было невозможно. Неужели она больше не услышит его хрипловатого голоса, не дотронется до его шеи, не ощутит рукой биения его сердца! Он уйдет из ее жизни, как будто его никогда и не было.

И никто не сможет занять его места. Ее мрачного смуглого господина, принца-пирата. Айви будет ходить на вечеринки, встречаться с бухгалтерами, инженерами и художниками – чувствительными «мужчинами девяностых», которые говорят о работе, о себе и спасении планеты. Ей будет скучно до слез, и всегда, всегда Айви будет думать о Джулиане!

Слезы навернулись у нее на глаза и, наклонившись, Айви начала собирать вещи в полотняную сумку.

- У тебя есть муж?

Она отрицательно покачала головой.

- А любовник?

- Нет.

- В этом Ситле ты живешь с семьей?

- Нет, одна.

- Слава Богу! Тогда все решено! – воскликнул Рамсден. Посмотрев на него, Айви увидела его обычное самодовольное выражение.

- Что ты хочешь этим сказать?– спросила Айви.

- Как это что! Конечно то, что ты останешься здесь! Если у тебя нет семьи, то какой смысл возвращаться? Ты нравишься бабушке, нравишься Сюзанне, меня очень устраиваешь, как любовница. Только подумай, мне все будут завидовать. Любовница, которая хороша не только в любовных утехах, но умеет и стул починить!

- Ты шутишь…– прошептала Айви, садясь на пыльный пол. Ее плащ опустился вокруг нее живописной драпировкой.

- Вовсе я не шучу. В конце концов, я – единственный, кто знает, где книга, и у меня нет ни малейшего намерения отдавать ее тебе. Куда ты можешь пойти? Никуда! Поэтому тебе придется остаться здесь.

- Джулиан! Ты не можешь оставить меня здесь против воли!

- Против воли? – переспросил он. – Полно тебе, Айви. Ты же обожаешь меня.

Айви не знала, то ли ей хочется засмеяться, то ли ударить хвастуна.

- Да что ты! Неужели?

- Конечно. Но это замечательно. А что мне прикажешь делать? Не могу же я провести остаток дней, думая о том, что с тобой происходит. А если ты возвратишься в Ситл…

- Сиэтл, – автоматически поправила его девушка.

- Это все равно, как хочешь… Так вот, если ты вернешься туда, то меня уже не будет в живых. Так что, по сути, ты будешь в ответе за то, что убила меня. – Рамсден попытался придать своему лицу трагичное выражение, но у него ничего не вышло – его физиономия выражала торжество. – И Сюзанну тоже, – добавил он. – И бедную бабушку. Как ты сможешь спать с мыслью обо всех этих жертвах?

- Джулиан, это серьезно! Я не могу здесь остаться!

Джулиан удовлетворенно улыбнулся, он напоминал сейчас сатира.

- Ты должна. Видишь ли, Айви, я пришел к заключению, что не могу жить без тебя. Так что ты, моя дорогая, попалась ко мне в капкан.

Глава 15

- Наверное, она спит, – проговорила Айви, когда Джулиан начал барабанить кулаками по двери леди Маргарет.

Стук эхом отдавался в темных залах.

- Сомневаюсь. Скорее всего она сидит в кровати и бормочет заклинание, которое должно превратить Кромвеля в тритона. Впрочем, в этом деле я желаю ей удачи.

Рамсден снова застучал по двери.

Дверь немедленно отворилась, и леди Маргарет выглянула в коридор. На ней был ее подбитый мехом плащ, седые волосы были заплетены в косу.

- Господи, Джулиан! И ты, Айви! Какой чудесный сюрприз! – произнесла она таким тоном, как будто ходить к ней в гости в глухую ночь было для них обычным делом.

- Да что ты? – проговорил Рамсден. – Сюрприз, говоришь? А я-то думал, что тебе известно о нашем приходе, ведь ты такая могущественная и умеешь предугадывать будущее.

Леди Маргарет удивленно взглянула на внука, на Айви, а затем ее глаза опустились и она увидела в руках девушки ярко-рыжий парик. Старушка быстро заморгала.

- Что за молодежь пошла! – скороговоркой заговорила она. – Представить только, вламываются к уставшей пожилой женщине посреди ночи! Я, знаете ли, не намерена терпеть ваши глупости, поэтому идите в свои комнаты и дайте мне отдохнуть. Доброй ночи, Джулиан.

Молодой человек едва успел схватиться за закрывающуюся перед их носом дверь.

- Ну уж нет, – спокойно промолвил он, жестом приглашая Айви в комнату.

- Боже мой, – тяжело вздохнула леди Маргарет.

Ясное дело, она и не думала спать. В очаге ярко пылал огонь, а несколько свечей освещали комнату золотистым светом.

Маленькая безымянная сирота, завернутая в теплое одеяло, сидела в любимом кресле пожилой дамы. При виде Айви и Джулиана сонные глаза малышки радостно блеснули, и она робко улыбнулась им.

- Что это вы не спите? – спросила Айви, приветливо кивнув девочке.

- Думаю, ей привиделся дурной сон, – ответила бабушка. – Я принесла ее сюда и рассказывала всякие истории о том, каким нехорошим мальчиком был Джулиан. Вечно шалил и озорничал.

- Судя по всему, это фамильная черта, – заметила девушка.

Леди Маргарет усадила сиротку себе на колени. Старуха улыбалась с таким видом, как будто не слышала слов Айви.

- Как хорошо снова держать на руках маленькое существо, – промолвила она. – Жду не дождусь, Джулиан, когда буду нянчить твоих деток.

- Ты уверена, что еще не делала этого? Если учесть твою способность передвигаться во времени! – Рамсден говорил спокойным голосом, усаживаясь на резной стул и откидываясь назад. Вид у него был деловой.

Леди Маргарет вдруг как-то вся съежилась, разом постарела и стала очень грустной. Она опустила свои тонкие, как бумага, веки. Поглаживая золотистые волосы девочки, пожилая женщина спросила:

- Насколько я понимаю, Джулиан, ты твердо решил получить ответы на все свои вопросы.

- Я тоже, – вмешалась Айви. – Меня это тоже касается, не забывайте.

- Ну что ж, садитесь. Попытаюсь все объяснить вам. Надо сказать, история моя довольно нелепа.

- Да, «довольно», – согласилась с ней Айви, усаживаясь на пол у ног леди Маргарет.

- Так вот, началось все м-м-м… в тысяча пятьсот девяностом…– неуверенно заговорила бабушка, – или в восемьдесят девятом?…

- Это так важно? – перебил ее Джулиан.

- Ты ужасный человек, внук мой! Ради Бога, не перебивай! – Пожилая леди устроилась поудобнее, крепче прижимая к себе ребенка. – Итак, где же я была? Ах, да! Я была в ту пору совсем молоденькой и весьма хорошенькой. Мой дядюшка отвез меня ко двору, и я стала придворной дамой королевы Елизаветы.

Айви была потрясена.

- Да что вы?! – воскликнула она. – Расскажите мне об этом! Какая она была? Кого еще вы знали?

- В другой раз, – перебил ее Рамсден.

- Завтра, – пообещала леди Маргарет. – Но именно оттуда начинается твоя история, Айви. Однажды в честь дня рождения королевы был устроен бал-маскарад, и мы, молодые дамы, принимали участие в представлении. Я играла Чистую Любовь, на которую нападали Жадность, Страсть, Зависть и Сомнение. Все эти роли исполняли придворные господа. – Маргарет улыбнулась. – Я вся была в белом и серебряном, волосы мои украшали жемчужины. Ну, разумеется, Чистая Любовь всех победила, и все злодеи исчезли в клубах дыма, а затем они превратились в Веру, Доверие и Честь.

Вот тогда-то я и встретила моего Томаса.

Молодого Томаса Рамсдена, графа Редверза. В конце одного из танцев мы сняли маски, я взглянула ему в глаза и полюбила его.

Айви живо представила себе все. Перед ее внутренним взором появилась леди Маргарет в жестком воротнике из кружев с жемчужинами. От украшений в волосах, казалось, исходит сияние. Перед ней – красивый молодой человек, у которого дыхание захватывает очарования его партнерши по танцу. Айви так и видела зал, полный придворных в богатых одеждах, везде сверкают драгоценные камни. На троне восседает Елизавета, царственно поглядывающая на веселье.

- А роль какой добродетели он исполнял? – зачарованно спросила Айви.

Маргарет засмеялась:

- Боюсь, никакой, дитя мое. Ох, нет! Он был таким же, как Джулиан, – мрачным и опасным. Томас играл Страсть и был в платье из красного шелка с рубинами и в кроваво-красной маске. У него был зловещий вид, но он был прекрасен, и от этого я сходила с ума. Ты меня понимаешь?

- Очень хорошо, – ответила Айви, улыбнувшись Джулиану. Зловещий вид у прекрасного мужчины. Это описание в точности подходило ее любовнику.

- Как трогательно, – саркастически произнес Рамсден, но, не удержавшись, улыбнулся Айви в ответ. – И какое это все имеет отношение ко мне и к Айви?

Маргарет хмыкнула:

- Это – никакого. Но с этого начинается вся история. Можно я расскажу до конца?

Джулиан откинулся на спинку стула.

- Продолжай, – милостиво позволил он.

- Не прошло и месяца, как мы поженились. Многие говорили, что слишком быстро, но мы не обращали на них внимания. Так и должно быть, когда встречаешь подходящего человека. В этом нет сомнений. Сразу появляется чувство, что с ним никто не сравнится. – Бабушка вздохнула, глядя поверх их голов нежным взглядом. – Королева была в гневе. Мы не просили ее разрешения на брак, и наши семьи были католическими. Елизавета осталась очень недовольна– куда безопаснее для нас обоих было бы связать свои жизни с протестантами, чтобы доказать нашу лояльность. Но… Дело было сделано, и нас отлучили от двора.

Только не подумайте, что это меня обеспокоило. Попроси меня Томас, я бы в одной рубахе отправилась вслед за ним в преисподнюю. А уж когда наша карета въехала на гору и я увидела Виткомб-Кип, который словно лев охранял свою долину, все мои сомнения и вовсе рассеялись. Стояло лето, небо и море были голубыми-голубыми, в зеленом лесу заливались птицы, а очаровательная деревушка в долине…

Айви вспомнила, как увидела Виткомб-Кип в первый раз. У нее было точно такое же чувство, хотя зима была в разгаре. Более прекрасного места в мире не сыскать.

Маргарет некоторое время смотрела на огонь в очаге, поглаживая щеку девочки своими морщинистыми, но все еще пухлыми пальцами.

- Так вот, – наконец продолжила она свой рассказ, – у меня появилось такое чувство, словно я попала к себе домой. Когда мы подъехали к воротам, нам навстречу вышла леди Джулиана, мать Томаса. Она откуда-то все знала, хотя мы не писали ей. Она встретила меня, как дочь. А в подарок на свадьбу преподнесла мне книгу.

- Уж лучше бы она подарила тебе набор серебряных тарелок или изумрудное ожерелье, – проворчал Рамсден.

- Да, это несомненно было бы лучше, Джулиан. Но она сделала то, что сделала. Джулиана была очень… могущественной и умелой. По правде говоря, ей и не нужна была книга. У нее был дар видеть и знать все. Смуглая, она была очень красивой, даже в старости. Не будь Джулиана такой доброй, ее можно было бы испугаться. А вот я никогда толком не знала заклинаний, – добавила леди Маргарет, печально поглядев на своих собеседников. – Вечно у меня что-нибудь да не получалось! В точности, как моя стряпня. Я всегда солю пудинг и кладу сахар в мясо!

Айви молча смотрела на отблески пламени на блестящем полу, ожидая продолжения повествования леди Маргарет.

- Мы были очень счастливы. И Томас, и я. Так счастливы, что временами эго пугало меня. Казалось, мы искушаем судьбу, как говорится.

Когда на свет появился Денби, мы были в восторге. Роды были легкими, и мальчик родился здоровым. Мы надеялись, что у нас будут еще дети, но, увы… Все молитвы и надежды, все отвары и травы Джулианы не помогали… «Не огорчайся, – сказал мне Томас. – Один наш сынок стоит двадцати детей». У Томаса, знаете ли, был дар говорить вовремя нужные вещи. Это утешало. – Помолчав, она покачала головой, – И в ту же ночь, – просто промолвила Маргарет, – он умер.

Айви, как собственное, приняла к сердцу горе бабушки Джулиана.

- Нет! – вскричала она. – Как же это могло быть?

Темные глаза Маргарет затуманились.

- Один Господь знает. У Томаса была небольшая простуда. Мы и не думали беспокоиться. В тот день, как и всегда, он поехал на охоту, даже не обращая внимания на небольшое недомогание. Вернувшись, он рано отправился в постель, сказав, что устал. Когда я пришла спать, Томас весь горел от лихорадки. И к утру его не стало.

В камине заискрилось, потрескивая, полено, и Айви наклонилась вперед, чтобы смести разлетевшиеся искры назад в очаг. Джулиан пересел поудобнее, закинув ногу на ногу.

- Уж столько лет прошло, – вновь заговорила пожилая дама, – а мне все еще больно это вспоминать. Говорят, время залечивает любые раны, но это неправда. Боль становилась для меня все сильнее и сильнее. Мне казалось, я умру от горя. Иногда я молила Бога, чтобы так и случилось. Но, как видите, я жива. Если человек хочет умереть, он ни за что не умрет.

Но время шло. Отправилась в страну теней Джулиана. Денби женился на Джудит и родились Сюзанна и Джулиан. Умер Денби, за ним – Джудит, осталась одна я, по-прежнему в Виткомб-Кипе, слушаю шум ветра и моря, наблюдаю, как всходит и заходит солнце и одно время года сменяется другим…

Однажды, перебирая вещи Джудит, я нашла книгу. Я отдала ее твоей матери, Джулиан, и совершенно забыла об этом. Джудит лучше меня справлялась со всякими такими вещами.

- О Господи, – вздохнул Рамсден. – Продолжай, бабушка.

- Ты тоже слушаешь? – неожиданно спросила леди Маргарет у девочки, которая по-прежнему сидела у нее на коленях, сонно улыбаясь. – Ну ладно. Слава Богу, ты ничего не сможешь повторить.

Посмотрев на старуху чистыми голубыми глазами, малышка погладила ее по лицу.

- Храни тебя Господь, – прошептала Маргарет. – О чем я говорила? Ах да. Джулиан был в Лондоне, развлекался, отращивал волосы, и что там еще делают молодые люди… Нет-нет, только не рассказывай мне, Джулиан, я не хочу этого знать. Сюзанна была очаровательной девочкой, но совсем еще маленькой, и вот так я и просиживала дни напролет в Виткомбе. Признаюсь, мне было очень жаль себя. Но как же я тосковала по Томасу! Мысли о нем не покидали меня ни на мгновение. Я все время думала о том, каким другим было бы все, будь Томас со мною. Вот я и начала с простеньких заклинаний, так, просто чтобы развлечься. Похоже, у меня получалось. Не слишком много было ошибок.

Джулиан фыркнул.

- Мне очень жаль, дорогой, что однажды ты на целую неделю стал зеленым. Я вовсе не собиралась этого делать.

- Надеюсь, – проворчал молодой человек.

Леди Маргарет улыбнулась Айви:

- Я ужасно себя чувствовала, клянусь. Ну так вот, вернусь к моему рассказу. Как-то раз, читая книгу, я наткнулась на заклинание, на поэму, – пояснила она. – Грустную, но такую славную. Как будто ее написали специально для меня и для Томаса. Помню, в тот день я тосковала по нему особенно сильно.

- Все времена и страны обыскала я…– тихо проговорила Айви, вспоминая слова.

- Да-да, это та самая поэма и есть, – согласилась Маргарет. – Мне бы так хотелось вспомнить ее целиком, но память у меня уже не та, что прежде. Там было что-то о второй половине моей души, которая согреет меня в мороз и даст в жару прохладу…

- …Потерянная между небом и землей в очарованном времени, – договорила Айви.

- Я не представляла себе тогда, что из этого получится, – сказала им старушка. – Просто прочла поэму, думая о Томасе, а потом все вокруг меня стало ярким и золотым, как будто сам воздух позолотили, и все стало дрожать, и я очутилась там.

- Где? – поинтересовался Джулиан.

- Как это где! В Лондоне. Но это был не тот Лондон, что ты знаешь. Мир изменился. Стою это я себе на углу улицы с книгой под мышкой. На мне короткий серый костюм и маленькая шляпка. Идет война, некоторые дома разрушены бомбами, и я чувствую себя неловко. Музыка, шум, афиши, магазины, конторы… автомобили! Джулиан, автомобили!

- Что? Прошу тебя…

- Потом, Джулиан, – перебила его Айви, дотрагиваясь до руки Маргарет. – И что?

- Я увидела его, – промолвила леди Маргарет со слезами на глазах. – Увидела моего Томаса. Молодого, в солдатской форме, волосы ужасно подстрижены – коротко-коротко. Но он был все таким же красавцем, и я сразу же узнала его. Он стоял на другой стороне улицы, держа в зубах сигарету, и болтал с другим янки.

- Что он держал во рту и что с кем? – недоуменно спросил Рамсден, но Айви нетерпеливо махнула рукой.

- Я крикнула ему, но он не услышал, и тогда я хотела перейти улицу, но эти автомобили… – По щекам леди Маргарет тихо потекли слезы, но она смахнула их рукой. – А потом начался ужасный шум, раздался какой-то страшный вой и все куда-то побежали, крича о бомбах и нацистах. Кто-то потащил меня в подвал, где я и просидела, пока не кончилась бомбежка. А когда я вышла на улицу, его уже там не было.

Глаза Айви наполнились слезами, Джулиан молчал.

- Но хоть я его увидела! – скривив, как от боли, рот, простонала старушка. – Как мне хотелось еще хоть раз увидеть его, дотронуться до его лица, вдохнуть аромат его тела! И вот я увидела его, и он тут же исчез. Я искала Томаса всю ночь, но эта темнота, безлюдные улицы… Словом, я бросила поиски. Прочла заклинание снова и вернулась в Виткомб-Кип. Быть так близко к нему и потерять… У меня было такое чувство, словно он умер на моих глазах дважды. Мне было так больно, что я целых два года ждала, прежде чем сделать еще одну попытку.

- Ну и что, получилось? – спросила Айви.

- Почти то же самое. Только на второй раз я оказалась в Нью-Йорке, что еще хуже. Впрочем, город восхитительный. Тебе нравится пицца, Айви? – неожиданно спросила Маргарет. Похоже, она приходила в себя после грустной истории, глаза ее горели энтузиазмом.

- Да, – ответила девушка. – Так вы встретили Томаса?

- Да. Я была в туристическом автобусе и видела, как он садился в такси на Пятой авеню. Было это в конце семидесятых. На этот раз он был старше, но я тут же узнала его, будто расстались мы пару часов назад. Его волосы отросли и поседели. Стояла осень, на нем было пальто, полы которого развевались на ветру, как у плаща нашего времени. Я кричала ему всю дорогу, пока мы ехали по Центральному парку.

- Объяснишь мне все позже, – сказал Джулиан, – потому что, признаюсь, я не понимаю ровно половины. Ну и что, ба? Ты снова вернулась домой?

- Нет, не совсем. Я сняла комнату в отеле и пару дней была настоящей туристкой. А потом возвратилась сюда.

- Невероятно, – выдохнул Рамсден. – И никто не заметил твоего отсутствия?

- Нет конечно. Как будто время для меня здесь остановилось. А потом ты приехал из Лондона и начались все беды и вся эта неразбериха, связанная с войной. На время я совершенно забыла о книге. Но недавно попробовала в третий раз. – Леди Маргарет улыбнулась. – Я очутилась в Сиэтле. Любовалась рождественскими витринами, всякими огоньками, а в одном магазине витрина была просто потрясающей, столько всяких чудесных вещиц. Задрав голову, я прочла название…

- «Очарованное время», – подсказала ей Айви.

- Так и есть. В точности, как в заклинании. «Ах, – сказала я себе, – Томас должен непременно быть там». Но его не было в этом магазине. Лишь за столом сидела эта рыжеволосая женщина.

- Айви, – догадался Джулиан.

- Ну да. А когда я взглянула на нее, у меня появилось какое-то странное чувство. Я почувствовала, что она приведет меня к Томасу, если я дам ей книгу. Но ничего не вышло, не так ли, дорогая? Я отправилась спать в свой номер в отеле, намереваясь поговорить с ней на следующий день, но, проснувшись, я оказалась в Виткомбе, а книга лежала на столе у моей кровати. Я бы усомнилась, что все было наяву, если бы не вот это. – Пошарив у себя за пазухой, леди Маргарет нашла тонкую золотую цепочку и вытащила ее.

На цепочке висели ключи Айви. Все. От магазина, от сейфа, от квартиры и от почтового ящика.

- Они были в книге, – сообщила старуха. Айви припомнилось, что, когда она читала заклинание, ключи выпали из ее руки на открытую книгу.

- А потом Джулиан привез тебя сюда, и я решила: что-то будет. С тех пор я и поджидала событий. Уже в первый день я поняла, что вы обязательно полюбите друг друга, и тогда задумала совсем немного помочь вам.

- Так ты все-таки что-то сделала? – грозно спросил Рамсден. – Что именно?

- Возбудитель, – призналась старушка. – Я добавила возбудитель в вино со специями. Но мне следовало хорошенько все обдумать. Я ведь и помыслить не могла, что ты силой заставишь бедняжку Айви спать с тобой, Джулиан.

- Я ничего такого не делал, – возразил Рамсден.

- Ты угрожал, что выгонишь меня, – напомнила ему Айви.

Молодой человек нахмурился.

- Ты поступил не по-мужски, Джулиан, – заявила бабушка. – Я все-таки надеялась, что привила тебе лучшие манеры.

- Нечего поучать меня, невыносимая старуха! Ты привела в мой дом красивую молодую женщину, водила ее у меня перед носом, подсунула мне любовный напиток, а потом захотела, чтобы я был пай-мальчиком! Ради Бога, ба, не надо!

Айви покраснела. Замечательно. Как просто он все сказал.

- Ну, может, это было и не очень красиво, – призналась леди Маргарет, – но смотри, как хорошо все вышло. Айви обожает тебя, это сразу видно, и тебе она по душе, и ей нравится в Виткомб-Кипе.

У меня вот какое предложение. Вы давайте-ка быстренько поженитесь, ты, Джулиан, вернешь мне книгу, чтобы я могла наконец разыскать моего Томаса, и заживем каждый своей жизнью.

- Но ты забыла кое о чем, – заявил Рамсден. Наклонившись вперед, он смахнул темные волосы с глаз. – Во-первых. Если я не женюсь на Фелиции, то меня немедленно вышлют в Ирландию, а вы попадете под «защиту» Кромвеля. Я сомневаюсь, что хоть кому-то из нас повезет. Со мной во время кампании непременно произойдет несчастный случай. Не пройдет и двух недель, как тебя повесят за колдовство. Что же станет с Айви?

Джулиан повернулся к девушке и нежно погладил ее волосы. От этого жеста ее сердце забилось быстрее.

- Нет, я не могу жениться на Айви. Мой план куда лучше. Женюсь на Фелиции, а Айви будет моей любовницей.

- Не очень-то романтично, – заявила пожилая леди.

- Зато практично.

- Нет, – промолвила Айви. Щеки ее запылали. – Забудь об этом, Джулиан. Если ты думаешь, что я буду преспокойно ходить вокруг да около и наблюдать, как ты женишься на этой тупой корове, да встречаться с тобой тайком, то ты ошибаешься. Этого не будет. Сама мысль о таком варианте приводит меня в ужас. – Айви передернула плечами, словно воочию увидела, как Джулиан укладывает Фелицию в свою постель и занимается с ней любовью. А она, Айви, будет терпеливо ждать, зная, что жена у Рамсдена на первом месте. Зато она, Айви, на втором, но он считает, что она лучше. Очень мило. И они никогда не будут полностью принадлежать друг другу. Нет, это Айви не устраивало.

- Черт возьми, как с тобой трудно! – воскликнул Рамсден, и девушке захотелось влепить пощечину по этой красивой, высокомерной физиономии. – Почему ты не рада? Это лучше, чем ничего.

- Нет, – возразила Айви. – Это хуже, чем ничего. Это унижает. Я прошу тебя вернуть мне эту проклятую книгу, и я отправлюсь домой. А ты женись на Фелиции. Я и думать не буду о встрече с тобой!

- Неужели, Айви! – тихо спросил Джулиан, проведя теплой рукой по ее щеке. – Ты забудешь обо мне? Надо признаться, это меня немного задевает. Я-то надеялся, что интересую тебя.

«Да. Так, как никто. Забыть? Нет, я буду помнить о тебе всю жизнь», – пронеслось в голове у Айви.

Девушка отвернулась, молча глядя на отблески пламени на блестящем полу.

- Ты не должен осуждать ее, Джулиан, – заметила леди Маргарет. – Слишком многого ты хочешь от влюбленной женщины. Я бы предпочла умереть, чем делить Томаса с кем-нибудь.

- Выбора нет, – настаивал Джулиан. – И если она меня любит…

- Я этого не говорила! – вскричала Айви.

- …то предпочтет оставаться со мной, приняв мои условия, – договорил Рамсден, не обращая внимания на восклицание девушки.

- Эти условия мне не подходят, – заспорила Айви. – Они невыносимы. Отдай книгу, Джулиан, и покончим с этим, я не хочу расстраиваться.

Рамсден некоторое время молчал, и Айви внимательно изучала его лицо, словно для того, чтобы навсегда сохранить в памяти высокий, гордый излом бровей, острый нос с небольшой горбинкой, чистые серые глаза…

- Нет, – наконец промолвил он.

- Нет? Что значит «нет»?

- То и значит. Нет. Я не отдам тебе книги. Ни сейчас и никогда. Ты говоришь – невыносимо? Нет, это я тебе скажу, что для меня невыносимо. Мысль о том, что я до конца своих дней буду связан с Фелицией. Мысль о том, что меня сошлют в эту чертову Ирландию, и я буду участвовать в безбожной кампании и сражаться против голодных невинных людей. Мысль о том, что если книга попадет в руки бабуле, то она устроит такой невообразимый хаос, что наша жизнь станет ужасной. Но больше всего, Айви, меня тревожит мысль о том, что я могу потерять тебя – вот это действительно для меня невыносимо. Этого я не переживу. Я многое потерял в своей жизни. Большего терять я не намерен.

Ни слова о любви. Лишь «большего терять я не намерен».

- Конечно, ты можешь силой заставить меня остаться, – заговорила Айви, лицо которой пылало, – но это неправильно, Джулиан. Я не твоя собственность. Если ты заставишь меня, я буду несчастной.

- Не думаю, – с мимолетной улыбкой возразил Рамсден. – Мне кажется, в некоторые мгновения я доставляю тебе удовольствие.

- Как ты груб, Джулиан, – вмешалась леди Маргарет. – Ты должен хотя бы мне отдать мою книгу. Без нее я буду несчастлива.

- Без нее ты будешь в безопасности. Позволю себе напомнить, бабушка, что вокруг рыщут охотники на ведьм. Время весьма опасное. Можно только представить себе, что произойдет, если ты будешь бродить, размахивая руками и бормоча заклинания. Нет, это очень опасно. Айви уверяет, что в ее время о книге ничего не известно. Вот и хорошо. Давай положим этому конец. Учись жить без нее.

Две женщины смотрели на Рамсдена: Айви – расстроенно, а Маргарет – обиженно.

- А теперь, – заявил Джулиан, вставая и потягиваясь, – я иду спать, Айви, предлагаю тебе присоединиться ко мне.

- Иди к черту, – спокойно ответила девушка.

Похоже, молодой человек удивился.

- Это смотря что подразумевать под «чертом», – заметил в ответ Рамсден. – Спокойной ночи, ба, Айви. И ты, малышка, – обратился он к усталой девочке, сидящей на руках Маргарет.

Разъяренная, Айви вскочила на ноги, как только Джулиан тихо закрыл за собой дверь.

- О Господи, вот беда-то! – прошептала старуха, – вот беда-то!

- Еще бы! Он не может так думать, Маргарет! Просто не может! Неужели он так высокомерен?! А что, у меня и вправду нет другого выхода?

Глаза леди Маргарет наполнились грустью.

- Ты и в самом деле так несчастна здесь, Айви?

Схватившись за голову, девушка задумалась.

- Нет, – призналась она. – Не совсем. Мне здесь хорошо, прекрасно. И вы с Сюзанной мне очень нравитесь. Если я вернусь к себе, мне будет очень вас не хватать.

- А Джулиана? По нему ты будешь скучать? – спросила старушка.

- До конца жизни. Но это неважно, Маргарет. Джулиан меня не любит, я для него не больше, чем развлечение. Он, видите ли, не хочет больше проигрывать! Вы же сами слышали!!

- Да, слышала, но это вовсе не означает, что поверила ему. Что, если бы у тебя был шанс, Айви? Ты бы осталась или покинула Виткомб-Кип?

- У меня нет шанса!

- А если бы был, Айви? Если бы все было по-другому? Если бы Джулиан не был вынужден жениться на Фелиции и предложил руку тебе? Ты бы осталась?

- Не знаю, – вздохнула Айви. Она устала. Ее голова шла кругом от последних событий. Ей слишком о многом надо было подумать. – Пожалуй, я не смогла бы любить мужчину, который обращается со мной, как с собственностью. Я из другого мира, Маргарет, и привыкла сама принимать решения и выбирать свой путь. Я уже взрослая и не потерплю, чтобы мне говорили: «Делай то-то и не делай этого». Я не смогу так жить. К тому же Джулиан все равно женится на Фелиции. Он же ясно дал это понять.

- Будь у меня моя книга, – промолвила пожилая леди со вздохом, – я смогла бы все изменить. Но с другой стороны, если внук отдаст книгу, ты об этом тут же прознаешь и покинешь нас. Ах, какая путаница!

- Мне нужна книга, – сказала Айви. – Я хочу уехать, хотя сердце мое разрывается.

- Честно говоря, – промолвила леди Маргарет, – твое сердце тебе уже не принадлежит, не так ли? Так всегда бывает, когда встречаешь любимого человека. – Вздохнув еще раз, она поглядела на немую девочку. – Пора спать, малышка. Думаю, ты многого наслушалась за эту ночь. Да и утро скоро. Скажи нашей Айви «доброй ночи».

Малышка улыбнулась Айви, заморгав своими чистыми голубыми глазами.

- О чем ты думаешь? – спросила девушка, дотрагиваясь до льняных волос девочки, до ее нежной щечки. – Твои глаза говорят о многом…

Дейзи еще раз улыбнулась Айви. Она ей так нравилась, была такой терпеливой. И девочке нравилась игра с буквами и картинками. С буквы «а» начинается Айви, аист. С буквы «б»– бусы и булавка. А вот с буквы «к» – книга. Айви очень хотела получить эту книгу. И леди Маргарет. Но если книга окажется у Айви, она уедет.

Джулиан не хочет, чтобы Айви уезжала. Он нравился Дейзи. Девочка не понимала, почему все люди в деревне так боялись его. Интересно, он и вправду был ее отцом? Старая Этель однажды сказала: «Твой отец – Темный Человек. Вот поэтому с тобой все так плохо. В один прекрасный день он приедет и заберет тебя».

«Это было бы чудесно», – думала Дейзи, прислонившись к теплому плечу Маргарет, от которого так хорошо пахло. Джулиан был замечательным. Всегда гладил ее по головке и улыбался ей. Если бы Джулиан был ее отцом, она бы больше походила на других детей.

Может, у них был бы хороший домик, много цветов. Джулиан был бы ее папой, а Айви – мамой, и они вместе учились бы читать.

«Нет, – решила Дейзи, – я ни за что не скажу Айви, где он спрятал книгу. Это все испортит».

Девочка не открыла глаз, когда Айви поцеловала ее в лобик и вышла из комнаты. Долго-долго она сидела на руках леди Маргарет, прижимаясь к ней и слушая ее ровное дыхание.

Но вот добрая женщина заговорила:

- Я должна что-то сделать. Если Джулиан не вернет мне книгу, то я каким-то образом должна покончить с этой неразберихой.

Глава 16

Склонившись над листом грубой бумаги и стараясь не посадить кляксу, Айви старательно рисовала волка. Тело у него было, как у поросенка, лапы кривые, а на морде сияла совершенно не волчья улыбка, но раз уши и хвост были на месте, то можно было сказать с некоторым, однако, сомнением, что это все-таки волк.

- Волк начинается на «в», – Айви написала под рисунком название животного. – В-о-л-к. Понимаешь?

Девушка показала лист худенькому ребенку. Дейзи смотрела на художество Айви своими чистыми большими глазами.

Сидевшая на подушках Сюзанна подбросила в огромный камин большого зала сухое поленце и, поглядев на Айви и Дейзи, весело рассмеялась.

- Да, пожалуй, волк будет получше твоего воробья, – заметила сестра Джулиана.

Малышка, устроившаяся возле Айви на персидском ковре, кивнула головой и залилась беззвучным смехом.

- Ты хорошо помогаешь нам, Сюзанна, – с улыбкой промолвила Айви. – А теперь, дорогая, покажи мне буквы, из которых состоит слово «волк».

С этими словами Айви положила перед девочкой большой лист бумаги, на котором был написан весь алфавит.

Скривив от напряжения личико, Дейзи нерешительно протянула вперед пальчик и медленно, с усилием, дотронулась до букв: в-о-м-к.

- Хорошо! – закричала Айви. – Ты почти правильно показала. Но только это буква «м», она как бы состоит из двух «л». Попробуй еще разок.

Девушка со счастливой улыбкой наблюдала, как девочка рассматривает буквы. Малышка очень изменилась за последние дни: синие тени под глазами постепенно пропадали, ввалившиеся щечки стали пухлее. Глаза Дейзи оживали и всем больше не казалось, что она ничего не замечает вокруг. Вдруг Айви заметила, что лицо девочки осветилось гордой улыбкой. Посмотрев вниз, девушка увидела, что пальчик уперся в букву «л».

- Браво! Теперь ты знаешь слова «воробей», «ветка» и «волк». А чтобы ты не путалась, давай придумаем какое-нибудь слово на «м». Что бы мне такое нарисовать?

Оторвавшись от своего вышивания, Сюзанна предложила:

- Может, морока? – промолвила она, со злостью втыкая иголку в ткань.

Айви засмеялась и принялась рисовать цветок.

- Ну вот. Маргаритка. Я очень люблю цветы, а ты? Это маргаритка. Маргаритка начинается на «м».

Внезапно малышка замерла. Ее личико побледнело, маленькие ручки бессильно упали на колени. Она сидела, оторопело глядя на бумагу.

Айви удивленно посмотрела на свой рисунок. Ей казалось, что цветок получился совсем неплохо, не то что похожий на поросенка волк.

- Это маргаритка, – повторила она. Девочка засуетилась. Покачав головой и быстро замигав, она то садилась, то вставала, сжимая ладошки. Потом она так быстро начала мотать головой, что золотистые косички закачались из стороны в сторону.

Отбросив вышивание, Сюзанна уставилась на бумагу.

- Все нормально, – заявила она, – отличная маргаритка. Художник бы лучше не нарисовал.

Малышка задвигала губами и на мгновение Айви показалось, что та может говорить.

- Это же очень просто, маленькая, – повторила она терпеливо. – Слово «маргаритка» начинается с буквы «м».

Девочка сжала губы и ткнула в рисунок, продолжая крутить головой. Чернила размазались.

- Это не маргаритка, ты полагаешь? – спросила Айви недоуменно.

Согласно кивнув головой, малышка огорченно вздохнула.

- Я бы поняла, если бы она не узнала в твоем рисунке волка, – заметила Сюзанна. – Но здесь! По-моему, маргаритка тебе вполне удалась.

- Так в чем же дело? – спросила Айви, переводя взгляд с бумаги на ребенка. Может, она слишком торопилась с обучением?

Малышка, быстро задышав, приложила ручки к груди, а затем выразительно указала на рисунок.

- Так это ты маргаритка? Дейзи! [9] – с радостным смехом воскликнула Сюзанна.

Маленькая девочка облегченно вздохнула, а затем на ее мордашке расплылась счастливая улыбка. Из ее груди рвался беззвучный смех, и она начала усиленно кивать.

- Ты – маргаритка? Дейзи? – вскричала Айви, которая наконец поняла, что происходило с девочкой. – Маргаритка? Дейзи! Это твое имя?

Глаза малышки сияли, она почти дрожала от счастья. Да, утвердительно кивала она, и отблески пламени сияли на ее светлых волосах.

- Ну и ну! – заговорила Сюзанна. – Ты молодец, Айви! Это благодаря тебе мы узнали ее имя!

- Дейзи, – тихо произнесла Айви.

Девочка посмотрела на нее своими голубыми глазами, кивая с такой силой, что все ее маленькое тельце сотрясалось. Ее щеки порозовели от счастья, глаза сияли.

Сюзанна захлопала в ладоши и засмеялась.

- Отлично, Айви! Теперь у нашей крошки есть имя!

- Ты только подумай, – промолвила Айви, обняв девочку и крепко прижав ее к себе, – каково это – не иметь имени! Ах, как все хорошо получилось!

Судя по всему, Дейзи была того же мнения. Прижавшись к Айви, она продолжала смеяться своим беззвучным смехом, а восторженная девушка вспомнила слова песенки и громко запела:

- Маргаритка, маргаритка, крепко я тебя люблю…

Услышав песенку, Сюзанна расхохоталась еще сильнее, Дейзи просто тряслась от восторга, а Айви задыхалась от веселого смеха.

- Должно быть, кто-то рассказал забавную шутку, – заметил внезапно появившийся в дверях Рамсден. – Над чем веселитесь, дамы?

- Ох, Джулиан! – воскликнула Айви, совершенно забыв, что она на него сердита. – Представляешь, ее имя – Дейзи – маргаритка! Мы изучали букву «м», я нарисовала маргаритку, а девочка начала качать головой и указывать на рисунок. И мы все поняли. Ее зовут Дейзи.

Подойдя к листу бумаги и взглянув на рисунки, Джулиан широко улыбнулся.

- Действительно Дейзи. Замечательное имя. Ты и впрямь похожа на маргаритку теперь, когда твои лепесточки привели в порядок и вымыли. – Он погладил золотистые волосы девочки и та радостно ему заулыбалась. – Отличная работа, Айви. Ты прекрасная учительница. Твоим детям повезет с мамой.

Айви зарделась от его комплимента и, прижав девочку к себе еще крепче, зарылась лицом в ее волосы. Девушке было очень приятно.

- Ну вот, у нас настоящий букет получился, – заявил Рамсден. – Дейзи и Айви – маргаритка, увитая плющом.

- Ого, Джулиан, да ты, оказывается, поэтичен, – заметила Сюзанна, – и, похоже, у тебя отличное настроение. Кто бы мог подумать! Ты сейчас даже не похож на сказочного злобного великана, каким обычно бываешь.

- Это на меня действуют прекрасные женщины, – промолвил в ответ ее брат. – А может, все дело в том, что в этом старом зале стало так уютно. Айви, только подумай, не появись ты у нас, какой невыносимой была бы наша жизнь. В тот день я бы никуда не поехал и не привез бы нашу Дейзи, в большом зале было бы темно и пусто, а Сюзанна, как обычно, с утра до ночи жаловалась бы на скуку.

И Джулиан бы дулся целый день, как на крупу, – добавила Сюзанна, – моля Бога, чтобы пришел наконец тот день, когда Кромвеля низвергнут с украденного им трона.

- Да уж, – вполголоса проговорила Айви, – представляю себе, каково это – целых десять лет терпеть надутого Джулиана. Сейчас это звучит смешно, правда?

Рамсден замолчал, и его глаза загорелись от внезапно сообщенной новости.

- Значит, десять лет? – тихо спросил он.

- Что-то вроде этого, – подтвердила девушка. – Я почти уверена. Кажется, Стюарты вернулись к власти в тысяча шестьсот шестидесятом.

- Ты это знаешь точно? Айви надолго задумалась.

- Да, – в конце концов ответила она. – Эту дату нетрудно запомнить.

- Слава Богу, – прошептал Рамсден. – Осталось всего семь лет.

- О чем это вы говорите? – поинтересовалась Сюзанна с горящими от любопытства глазами. – Мало того, что Айви– отличная наставница и плотник, так она еще, оказывается, и пророчица у нас.

Рамсден рассмеялся, и Айви опять подумала о том, как он красив. Улыбка смягчала его взгляд, а сияние серых глаз освещало лицо, как солнце освещает мрачные скалы в ясный день. «Интересно, – думала Айви, как бы все происходило, задумай она остаться?» Она бы продолжала заботиться о Дейзи, учила бы ее читать, и, может, у нее появились бы собственные дети. Дети Джулиана. К удивлению девушки, ей внезапно очень захотелось, чтобы так оно и было.

Залившись краской, Айви поглядела на Рамсдена, который с теплотой смотрел на нее. Невозможно было не улыбнуться ему в ответ, не согреться от его взгляда…

Айви и заулыбалась, но внезапно заметила, что теплый свет в его глазах померк и Джулиан смотрит на кого-то позади нее. Девушка обернулась.

На лестнице стояла Фелиция. Казалось, что на лице у нее белая маска. Темно-коричневое платье было украшено толстым белым воротником без кружев и вышивки.

- Доброе утро, – произнесла она таким тоном, что Айви подумалось: невеста Джулиана с радостью пожелала бы им противоположного.

- Доброе утро, – ответил молодой человек, церемонно кланяясь.

- Так, значит, эта девочка все еще здесь, – процедила сквозь зубы Фелиция, глядя на Дейзи, по-прежнему сидящую на руках у Айви. – Я удивлена, сэр.

- Ее зовут Дейзи, – тихо проговорила Айви. Ей не нравилось, как Фелиция смотрит на девочку. Что будет с малышкой, если Джулиан и эта корова поженятся? Айви крепче прижала к себе ребенка.

- Разве это не чудесно?– воскликнула Сюзанна. – Мы и не представляли, что у нее за имя, но вот Айви начала учить девочку буквам и все выяснилось.

Фелиция перевела взгляд своих бесцветных холодных глаз с Айви на Дейзи и обратно.

- Но зачем? – наконец спросила она. – Зачем учить такое существо читать? Ясное дело, она не сможет учиться.

Значит, существо. Поглядев на малышку, Айви заметила, что ее личико приняло бессмысленное выражение, словно она перестала узнавать присутствующих в комнате.

Пройдя через весь зал, Фелиция взяла себе стул с высокой спинкой, украшенной готическим орнаментом. В руках у нее был отрез льна и иголка. Фелиция шила, почти не глядя, но, несмотря на это, ее стежки были ровными и аккуратными.

- Вы тратите слишком много времени на обучение ребенка, – заметила она. – Но к чему? Не думаю, что она способна научиться чему-нибудь.

- Она учится, – возразила Айви. – И очень быстро.

Лицо Фелиции не дрогнуло.

- Зачем? Если уж вам так хочется научить ее чему-нибудь, то пусть это будет что-то полезное. Она вполне сможет работать на кухне – через некоторое время.

- Девочка недостаточно сильна, – заметила Айви. – Она не подходит для физической работы. И раз уж она не может говорить, то сможет писать, чтобы общаться с людьми.

- Ей ни к чему говорить, – промолвила Фелиция с раздражающим спокойствием. – Господь создал ее такой. И что за пользу сможет принести чтение такой, как она? Да и вообще любой женщине?

«Немудрено, – подумала Айви, – что потребовалось больше трехсот лет, чтобы женщина получила право голосовать». Сняв Дейзи с колен, девушка принялась собирать разбросанные на полу бумаги.

- Возможно, – дипломатично предложил Джулиан, – образованная женщина могла бы помогать своему мужу.

- И она могла бы читать Святое Писание, – благоговейным тоном добавила Сюзанна, и это было тем более смешно, потому что в ее глазах играли озорные огоньки.

- Женщине это ни к чему, – твердо заявила Фелиция. – Ее муж или отец должны читать ей Писание и поучать ее слову Божию.

- А если ее муж или отец – осел? – поинтересовалась Айви, сдувая с глаз рыжую кудряшку.

Фелиция пропустила стежок, но тут же исправила оплошность.

- Все равно женщина должна подчиняться их воле, – ответила она.

- Ты слышишь, Айви? – заговорил Рамсден, подмигнув девушке. – Женщины должны во всем подчиняться мужчинам. Это нормальный порядок вещей.

Сунув бумаги под мышку, Айви помогла Дейзи подняться.

- Какая удача, Джулиан, что у твоей нареченной такие же взгляды, как у тебя. Вам будет так хорошо вместе!

Выходя из комнаты вместе с Дейзи, Айви страстно желала убраться из Виткомб-Кипа в двадцатый век.

- Какая странная молодая женщина, – услыхала она за спиной голос Фелиции. – Она долго будет жить здесь, сэр?

- Нет, если бы это от нее зависело, – пробормотала Айви.

Она терпеливо помогла Дейзи подняться по ступенькам и отправилась на поиски леди Маргарет, которая, может, догадалась наконец, куда Джулиан припрятал книгу.

Всего неделю жила у них Фелиция, а Айви уже приняла твердое решение не оставаться в семействе Рамсденов. Она тщательно обыскала весь замок – от сторожевой башни до подземной темницы, не пропуская ни одного помещения. Там, где раньше сокольничие держали своих подопечных, теперь жили кролики, и везде было полно пауков, пыльные доски были затянуты паутиной. Однажды, к своему большому восторгу, Айви наткнулась на старинный кинжал с рукояткой в виде головы барана. Отчистив и отполировав его, девушка подарила кинжал Джулиану, который с восторгом принял такой подарок.

Леди Маргарет наблюдала за ее поисками с надеждой, Сюзанна– с любопытством, а Джулиан – с удивительным равнодушием.

- Я начинаю думать, что книги в замке нет, – поделилась однажды Айви с леди Маргарет.

- Спаси нас Бог, если ты права, – прошептала ей в ответ старая дама. – Значит, мы пропали.

Так оно и было, потому что всем им было запрещено покидать замок.

Айви избегала встречаться с Фелицией. Она видеть не могла ее равнодушного, круглого лица. Девушка понимала, что под этой маской Фелиция скрывает свои истинные чувства. Но маска ее то и дело спадала, и тогда Айви видела явное неодобрение и подозрительность в больших, холодных глазах.

А Джулиан… От него она старалась держаться подальше. Это было нелегко. Девушка прежде не представляла себе, что ей будет доставлять такое удовольствие просто смотреть на своего любовника.

В любое время дня и ночи она могла закрыть глаза и ясно представить себе его, представить, как он хмурит густые темные брови, какие взгляды бросает своими серыми глазами. В зависимости от его настроения эти взгляды были то ленивыми, то пронзительными и опасными – от таких Айви бросало в дрожь.

Айви нравилась его долговязая фигура, нравилось смотреть на его высокомерную походку. Девушка обожала его темные волосы, спадавшие ему на спину крупными завитками. Айви– представить только, – получала удовольствие, даже наблюдая за тем, как он ест, хотя Рамсден частенько игнорировал вилку, пользуясь только своим кинжалом. А если он принимался говорить за едой, то нередко взмахивал этим кинжалом в воздухе, чтобы обратить на что-то особенное внимание.

Ночами Айви засыпала под стон ветра, рыдающего в коридорах, а во сне ей виделось, что она лежит, прижимаясь к Джулиану. Иногда воспоминания о часах, проведенных вместе, были такими болезненными, что Айви была почти готова выбраться из постели и побежать в его спальню. Но этого нельзя было допустить; она не собиралась больше попадать под влияние его обаяния.

За завтраком Рамсден сидел теперь рядом с Фелицией, разговаривал с ней днями напролет, когда она угрюмо вышивала перед камином, да и за обедом его стул всегда стоял рядом с ней. И внезапно Айви поняла, что и стул, и замок, и сам Джулиан будут принадлежать Фелиции.

Но почему бы тогда не отдать ей эту чертову книгу и не отпустить ее?

Хоть Айви ничего не заподозрила, Джулиан был несчастен ничуть не меньше ее. Дни шли за днями. Ему казалось, что весна не придет никогда. Госпожа Зима накрыла всю землю темным плащом, и они задыхались от запаха дождей и туманов, которые в изобилии посылало им небо.

В последнее время его бабушка выглядела неважно и все время была расстроенной и несчастной. Похоже, леди Маргарет даже стала меньше, a когда Рамсден дотрагивался до ее плеча, она съеживалась.

Сюзанна перестала перечить, зато стала вести себя откровенно враждебно. Ей приходилось развлекать Фелицию, когда Джулиан был занят, и терпение девушки было на исходе. Рамсден старался развеселить сестру, напоминая ей о том, что, женившись на Фелиции, сможет подыскать Сюзанне подходящую партию. Он обещал девушке, что ее мужем станет красивый, молодой человек.

К удивлению Джулиана, сестра лишь отмахнулась от него. У нее был вид, как у утомленной пожилой женщины, а вовсе не как у семнадцатилетней девушки.

- Не говори со мной о браке, Джулиан, – сказала она ему, – ведь теперь-то я понимаю, что это такое. Как и ты, я никогда не смогу выйти замуж по любви. Я просто продам себя в угоду финансовой или политической выгоде и умру, не зная, что такое – быть любимой.

Потрясенный горечью в ее голосе, Рамсден попытался разубедить Сюзанну:

- Но сестренка, послушай! Не стоит говорить таких вещей, ведь ты еще так молода! Поверь моему слову– я найду тебе такого жениха, что ты сможешь полюбить его. Он будет молод, красив и ты уедешь из Виткомб-Кипа с пятьюдесятью новыми платьями. А захочешь – запугаешь его, так что он и пикнуть не посмеет.

Сюзанна даже не улыбнулась. Откинувшись на спинку стула и положив лютню себе на колени, девушка стала смотреть в окно на бесконечный серый дождь, падающий из серого неба на серый двор замка.

Джулиан заметил, что сестра стала совсем бледной, и это встревожило его. Может, она стала такой из-за долгого заключения в замке.

- Обещаю тебе, Сюзанна, – ласковым голосом проговорил молодой человек, – я не выдам тебя за человека, который будет тебе не по нраву.

Щеки Сюзанны слегка покраснели, но в глазах сверкнула злость:

- Проваливай к дьяволу, Джулиан! – выругалась она. – Что ты сможешь поделать? Подумай, как только ты переспишь со своей Фелицией, так тут же окажешься под каблуком у Эстли. Я уж не говорю о Кромвеле! И выйти замуж мне придется за того, кто нравится ему, а мне, я уверена, – нет!

Девушка вскочила на ноги, отчего темные кудряшки взметнулись вокруг ее головы; она судорожно сжала гриф лютни.

- Я скажу тебе, Джулиан, что сделает меня счастливой. Отдай мне эту чертову книгу, и я отправлюсь в двадцатый век!

- Спаси нас Господи! – вскричал Рамсден, всплеснув от отчаяния руками. – Нет, только не ты, Сюзанна! Будь я проклят…

- Да ты уже проклят, раз согласился жениться на этой занудной корове. Надеюсь, она замучает тебя цитатами из Писания! Отдай мне книгу! Я прочту заклинание, и – раз! – меня уже нет здесь! Я окажусь в новом мире, я буду ходить в университет, я буду пить коктейли, кататься на водных лыжах, есть пиццу и водить машину! Да, буду, Джулиан, и нечего смотреть на меня так, будто мне это не по силам!

- Да нет, дело не в том, что я думаю, будто тебе это не по силам, а в том, что я не понимаю толком, чем ты мне угрожаешь. Ты говоришь на незнакомом мне языке, Сюзанна!

Сестра сердито взглянула на него.

- Ты мне не нравишься, Джулиан. Нравился – до осады и тогда, когда привел сюда Айви. А теперь ты заигрываешь с этой коровой и…

- Ты забываешься, сестра! – перебил ее Джулиан.

- Не ори на меня! Меня это ничуть не пугает!

- Это Айви забила твою голову разговорами о машинах и водных лыжах?! – резко спросил он. – Не ожидал этого!

Подумав, девушка пожала плечами:

- Ну и скажи это ей, а не мне. Она в бабушкиной аптеке. Впрочем, сомневаюсь, что она станет говорить с тобой.

Глянув хмуро на Сюзанну, Джулиан повернулся на каблуках и выбежал из комнаты.

Минуту девушка смотрела ему вслед, а затем удовлетворенно улыбнулась.

- Бабуля права, – прошептала она. – Мужчинами легко манипулировать, если задевать их больные места.

Прежде Айви не заходила в аптеку леди«Маргарет. Больше всего эта комната походила на ведьминское логово. Находилась она за кухней, в самой старой части замка. Задней стеной аптеки стал темный, потрескавшийся склон утеса, возле которого стоял Виткомб-Кип.

С потолочных балок свисали пучки высушенных трав и цветов, отчего в прохладной комнате всегда стоял необыкновенный аромат. Кто-то догадался построить в той комнатенке без окон камин, и лишь его огонь освещал небольшое пространство, отбрасывая тень на полки, заставленные таинственными бутылями и банками.

На некоторых банках были приклеены бумажки с невинными надписями: «Розовая и лавандовая вода», «Настой цветов сирени», «Настой розмарина». На других же загадочные надписи гласили: «Фальшивый рог единорога», Ночная тень», «Слова спорщиков».

- Неужто у вас нет глаза тритона или лягушачьих лапок?– поинтересовалась Айви.

- Или собачьих когтей?

Леди Маргарет, попросившая девушку зайти к ней, рассмеялась:

- Что за мысль, Айви? Фу! Нет, только лишь сломанная астролябия. – Пожилая леди стояла возле дымящегося деревянного чана, доходящего ей до колен, и взбалтывала содержимое одной из бутылок. Затем Айви заметила, что Маргарет откупорила пробку и опрокинула жидкость из бутылки в чан. – Ты имеешь представление об астрологии, дорогая?

- Никакого.

- Какой стыд! – Леди Маргарет воткнула пробку на место, вытерла руки о фартук и улыбнулась. – Ну вот, Айви, – проговорила она, указывая на чан. – Что скажешь?

Айви подозрительно взглянула на дымящуюся воду.

- Что это.

- Ванна, конечно, что же еще! – воскликнула бабушка. – Вчера вечером ты говорила, как тебе не хватает ванны, вот я и решила сделать тебе приятное.

Немного смущенная, девушка засмеялась:

- Да что вы? А я-то, признаться, думала, что там какие-нибудь змеи плавают.

Леди Маргарет поправила кружевной чепец на седых волосах и сняла фартук.

- Так, значит, тебе теперь не понравится ванна?! Откуда ты набралась такой ерунды?

- Ох, даже не знаю. Может, перемещение через века немного повлияло на мои мозги.

- Может и так, – задумчиво произнесла Маргарет. – Но не беспокойся. Здесь всего лишь немного мускуса и жасмина.

Айви улыбнулась.

- Замечательно, – одобрила она.

- Ну спасибо, дорогая. Помочь тебе с завязками, или сама справишься?

- Сама, благодарю вас, – ответила Айви, опустив руку в горячую воду.

- В белом горшке найдешь мыло, а в кувшине рядом с ванной– ромашковый отвар для твоих волос. Ну, оставляю тебя. Купайся.

Айви уже успела стряхнуть с ног туфли и теперь снимала чулки.

- Это ведь просто ванна, правда? – спросила она. – Если я скажу: «Дух времени, забери меня», я не попаду куда-нибудь?

- Откуда ты набралась такой ерунды? – повторила пожилая дама, покачав головой.

- Со мной произошли странные вещи, – напомнила ей девушка.

- Ну уж во всяком случае не в ванне, – ответила добрая леди, выходя и осторожно прикрывая за собой дверь.

Айви еще раз внимательно посмотрела на дымящуюся воду, понюхала ее и начала раздеваться. Сбросив на пол темно-зеленое платье, она стянула с себя нижнее белье и швырнула его на платье. Затем девушка опустилась в ароматную воду.

Оказавшись в воде, Айви блаженно вздохнула. Какая прелесть! Она, конечно, мылась каждый день в тазу у себя в комнате, но у нее «когда не было ощущения чистоты. Однажды она спросила Долл, как бы ей вымыться как следует, но та пришла в ужас: Порядочная женщина моется два раза в жизни, – высказала служанка свое мнение. – Первый раз в день свадьбы, а второй – в день смерти. А ты, по-моему, не выходишь замуж, да и не умерла еще.

Испытывая блаженство в горячей воде, Айви и думать забыла о высказывании Долл. Правда, девушка не могла вытянуть ноги в круглом чане, но это все равно была самая настоящая ванна, и она от всего сердца наслаждалась мытьем.

Мыло было мягким и ароматным. Айви изо всех сил терла им свою бледную кожу, а потом намылила рыжие кудри. Задержав дыхание, она опустила голову в воду и стала мотать ею из стороны в стороны, чтобы мыльная пена как следует смылась.

Подняв наконец голову из ароматной воды, Айви увидела Джулиана, сидевшего на табурете у камина и наблюдавшего за ней с интересом.

Айви опустилась в воду поглубже, щеки ее запылали.

- Чего тебе надо, Джулиан?

Он приподнял брови, мимолетно улыбнувшись, отчего на его щеках заиграли очаровательные ямочки.

- Пришел поговорить с тобой.

- Поговорим позже. Я принимаю ванну.

- Вижу. Но зачем?

Рамсден качнулся на стуле, устроился поудобнее и поглядел на Айви.

- Зачем?– переспросила девушка. – Да затем, что мне нравится быть чистой. Дома я моюсь каждый день. Одна, – многозначительно добавила она, указывая глазами на дверь.

Джулиан не обратил никакого внимания на ее намек.

- Каждый день? Это просто нелепо! С какой целью?

- Подойди поближе к своей Фелиции и ты поймешь, с какой целью! – ответила Айви более склочным тоном, чем хотела. – От этой женщины прет, как от грязной свиньи.

Джулиан засмеялся и отбросил с лица прядь волос.

- Какая ты злобная. От меня, наверное, еще хуже пахло.

- Нашел чем хвастаться! А теперь ты оставишь меня в покое?

- Нет. В жизни не видел зрелища привлекательнее и считаю большой удачей, что я могу присоединиться к тебе.

- А кто тебе сказал, что я здесь? – подозрительно спросила девушка. Леди Маргарет то и дело ворчала на внука, обвиняя его во всех смертных грехах, и Айви в голову не приходило, что она могла подстроить их встречу.

- Сюзанна. Поэтому я и пришел к тебе. Прошу тебя не забивать ей голову всякими рассказами о двадцатом веке. А то она уже решила отправиться туда!

- Тогда отошли меня. Отдай мне книгу и отпусти домой. И тебе не о чем будет беспокоиться. Будешь жить счастливо со своей вонючей невестой, а я заживу своей жизнью.

- Нет, это меня не устраивает, – возразил Джулиан. – И прекрати говорить о запахе Фелиции. Вовсе она не так уж противно пахнет.

- Ну да, если любить запах гнилого лука, – огрызнулась девушка. – А от тебя пахнет по-другому. Как от лошади.

Рамсден удивленно приподнял брови:

- Неужели? Что-то я не заметил, чтобы тебе не нравился мой запах, когда ты была в моей постели. Мне показалось, что ты в восторге от меня. Или ты всегда вскрикиваешь, прося еще, когда твое утонченное обоняние страдает?

Лицо Айви побагровело, и она попыталась опуститься в воду еще глубже, прикрыв груди руками.

- Это не моя вина, – возразила девушка. – Ты же слышал, что сказала бабушка. Она дала нам возбудитель. Не сделай она этого, я бы и не посмотрела на тебя.

Джулиан демонически улыбнулся:

- Ох, Айви, Айви! Какая же ты лгунья! Рамсден встал, размял ноги и направился к двери.

Девушка уже было вздохнула с облегчением, но тут же ее сердце тревожно застучало: Джулиан взял широкую доску и вставил ее в железные скобки, прикрепленные у стены и на двери. Дверь оказалась прочно запертой.

- Джулиан! Что ты делаешь? Повернувшись к ней, молодой человек широко улыбнулся.

- Две вещи, любимая. Во-первых, я сейчас присоединюсь к тебе и вымоюсь, раз уж ты считаешь, что это так необходимо. А во-вторых, находясь там, докажу тебе, что бабушкино приворотное зелье тут ни при чем и что ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.

- Не будь ослом, Джулиан, – резко проговорила Айви, но молодой человек, сделав вид, что не слышит ее, стал расстегивать серебряные пуговицы камзола.

Глава 17

- Черт возьми, Джулиан, это не смешно! – вскричала девушка, наблюдая, как Рамсден стягивает с себя камзол и беспечно бросает его на пол.

- Надеюсь, – промолвил он, снимая с себя белую рубашку и нагибаясь, чтобы стянуть с ног сапоги. – Начни ты сейчас смеяться надо мной, я обижусь.

- Что, похоже, что мне очень весело? – огрызнулась Айви, оглядываясь вокруг в поисках предмета, которым бы можно было запустить в наглеца.

- Нет, судя по всему, ты разгневана, – с улыбкой проговорил Джулиан, расстегивая штаны, – будто тебе угрожает сказочное чудовище!

Айви отвернулась, не зная, то ли смеяться, то ли злиться на Джулиана.

- Ты – осел, – повторила она, прекрасно осознавая, что румянец на щеках появился у нее не от гнева и не от смущения. Она так и не повернулась, когда он подошел к чану.

- Подвинь-ка ноги, – таким веселым и беззаботным тоном попросил Джулиан, словно они каждый день мылись вместе. – Или убери их назад, или, если ты хочешь, чтобы мне было удобнее…

- Не хочу я ничего такого! – вскричала девушка. – Вот так, Джулиан! Если только ты залезешь сюда, я немедленно выберусь наружу!

Опершись одной рукой о край ванны, другой она потянулась за льняным полотенцем, стараясь, чтобы Рамсден видел только ее спину.

Джулиану было все равно. Как только она встала, он сел в чан и быстро схватил Айви за талию. Молодой человек издал торжествующий вопль, который был бы уместнее на поле боя, а не в ванне, и они с шумным всплеском упали в воду, Айви с полотенцем в руках.

Девушка стряхнула с лица воду и принялась извиваться, вырываясь из сильных рук Рамс-дена, а вода все выплескивалась из чана на темный каменный пол.

Джулиан хохотал, и чем больше вырывалась Айви, тем веселее ему было.

- Джулиан! Замолчи! Что, если кто-нибудь услышит тебя?

Айви никак не удавалось ускользнуть: теплая вода была, как масло, и ее руки лишь скользили по его груди и рукам, а Рамсден продолжал крепко держать ее за талию, прижимая к себе.

- Что ж, если кто-то придет, то я позову этого человека на помощь.

Айви обернулась и поглядела на него сквозь пряди мокрых волос. Джулиан был слишком хорош сейчас, когда капли воды стекали на его широкой груди, темные глаза сияли.

- Ты позовешь на помощь? – возмущенно спросила она.

- Ну да. Вот так. – И Рамсден заорал с такой силой, что Айви была уверена: его слышно даже в деревне: – Помогите, кто-нибудь! Ради всего святого, выломайте дверь! Она заманила меня сюда и попыталась утопить, а теперь не выпускает! Пожалуйста, ради Бога…

Повернувшись к Рамсдену, Айви зажала ему рот мокрой рукой.

- Джулиан!

Довольный собой до чрезвычайности, молодой человек с улыбкой приподнял брови и страстно поцеловал ладонь девушки.

Айви быстро отдернула руку и тут же заметила его озорную усмешку.

- Вот что я сделаю, – заявил Рамсден. – Но начну вот с этого…

Джулиан пригнул к себе головку девушки и прильнул к ее губам долгим поцелуем. Его красивые теплые губы медленно ласкали ее; его язык, дотрагивающийся до языка Айви, заставлял ее млеть и сгорать от желания.

Айви тянулась к нему, как цветок тянется к солнцу, все ее существо было подчинено Джулиану, словно весь смысл ее существования заключался в том, чтобы сливаться с ним воедино.

Поцелуй длился долго, и тишину комнаты нарушало лишь потрескивание дров в камине да тихие всплески воды, ласкавшей их тела нежными, теплыми прикосновениями.

- Черт, – прошептал Джулиан, когда они наконец оторвались друг от друга, – я так долго мечтал об этом.

Положив голову Айви себе на плечо, Рамсден стал ласкать ее шею.

Айви подумала о том, что все ее печали унеслись, как только Джулиан дотронулся до нее. Едва она оказалась в его объятиях, остальной мир перестал существовать для девушки. Рамсден дарил ей ощущение безопасности, уюта. Ах, как бы ей хотелось остаться навсегда в его сильных руках, чувствовать, как он целует ее, гладит ее мягкие волосы…

Айви знала, что лишь Джулиан может подарить ей такие ощущения. Даже их тела, казалось, были созданы одно для другого: голова девушки находила идеальное место на изгибе его шеи, его грудная клетка и длинный торс служили прекрасной «спинкой» для ее спины; даже ее маленькие ноги замечательно устраивались на его длинных ногах.

Взяв руку Айви в свою, Рамсден стал внимательно изучать ее ладонь, а потом оглядел по одному все пальчики с таким видом, будто никогда в жизни не видел вблизи женской руки.

- Как хорошо твоя рука смотрится в моей, – произнес он. – Просто чудо.

Чувства слишком переполняли Айви, чтобы говорить. Просто ее рука лежала в его ладони, но она не могла оторвать от этой картины глаз.

«Можно ли назвать это любовью? Любит ли человек, если он меняется от прикосновений, от слов другого человека? Если вдруг начинаешь замечать тысячи мелочей, на которые прежде не обращала внимания?» – не выходило из головы у Айви. С каким же наслаждением она слушала его дыхание, как ловила чудные звуки его голоса!

Все изменилось, как только Джулиан обнял ее. И вода в деревянном чане, и отблески пламени на ее поверхности. Даже темные углы комнаты казались милыми и уютными, а огонь, пылающий в камине, напоминал собою золотое свечение.

А Джулиан… Ах, Джулиан был слишком прекрасен! Повернувшись к нему, Айви провела пальцем по его лицу… Острый нос с горбинкой, высокие скулы, пушистые брови и сводящий ее с ума рот…

Рамсден молча наблюдал за ней своими мягкими, темными глазами, но взгляд его обещал так много, что сердце Айви таяло от радости.

Они поцеловались еще раз, сжав друг друга в объятиях с такой силой, что кровь девушки забурлила.

Слегка передвинувшись, Айви легла на Джулиана, прижимаясь до боли своей грудью к его широкому торсу. Он не спеша поцеловал ее лоб, щеки, нежные веки.

- У тебя глаза, как у оленихи, – прошептал он ей на ухо.

Айви откинула голову назад, и Рамсден стал ласкать ее гибкую шею, плечи, груди… Вода, как слезы, капала с его рук на ее бледную кожу.

Девушка ощутила, как под теплой водой возбуждается его плоть, и прижалась к Джулиану теснее, судорожно вздыхая. Ее руки, как бабочки, порхали по его мускулистому телу.

В такт их движениям из ванны выплескиваясь вода, но они этого не замечали. Джулиан я Айви, словно в первый раз, тщательно изучали тела друг друга, искали и находили все новые ласки.

Он целовал ее грудь, живот, бедра – до тех пор, пока голова у Айви не закружилась. Его теплые, мокрые руки не оставляли без внимания ни одного уголка ее тела.

Иногда Джулиан что-то бессвязно шептал Айви, называя ее красавицей, умницей, самой желанной, но даже в те мгновения, когда он молчал, его глаза говорили красноречивее слов, и от одного его взгляда девушка таяла, как воск.

Ее тело отвечало на каждое его прикосновение. Лишь однажды, когда он взял ее колени и развел их в стороны, Айви слегка отпрянула. Она даже попыталась вырваться, но Джулиан лишь крепче схватил ее. Глаза их встретились, и она затрепетала от разрывающего ее желания.

- Не вырывайся, – прошептал Рамсден. – Милая Айви, не прячься от меня. Было бы преступлением скрывать этот дивный сад от моего взора. Я хочу прогуляться по нему, и не требуй от меня, чтобы я не понюхал ни одного цветка, не сорвал ни одного бутона.

Дыхание Айви участилось, в груди разрасталось тепло. Прижимая девушку к себе, Джулиан повернулся вместе с ней, и, когда она стала издавать тихие, сводящие его с ума стоны наслаждения, он вошел в нее, наполняя ее тело жаром своего обжигающего желания.

Крепко прижимая Айви к себе, Джулиан входил в нее резкими толчками. Их переполняла безумная радость. Айви казалось, что внутри нее бушует огонь, который охватывает все ее тело, заставляя его содрогаться снова и снова.

Джулиан нагнулся к Айви и стал смотреть в ее глаза, ожидая, что они, как обычно в минуты их близости, станут черными, как ночная мгла.

Вот, судорожно вздрогнув, Айви громко закричала, и к ее крику присоединился низкий стон Джулиана, похожий на звериный рык.

Дрожа, Рамсден перевернулся, прижав ее к своей груди, и она в полузабытьи слушала, как неистово колотится его сердце.

Так они и лежали – молчаливые и спокойные – в теплой ароматной воде, и Айви казалось, что нет для нее ничего милее, чем стук сердца Джулиана.

Наконец Рамсден заговорил:

- Как я люблю тебя!

Дыхание Айви прервалось на мгновение, а из глаза выкатилась слеза и, оставив след на ее разгоряченной щеке, упала на влажную грудь Джулиана.

- Будь у меня моя книга, – в сотый, как казалось Сюзанне, раз восклицала леди Маргарет, – мы бы все сделали, как надо. Уверена, я без труда отправила бы отсюда Фелицию. Не доверяю я этой особе!

- Но у тебя нет этой книги, – нетерпеливо заметила девушка, – да если бы и была, что можно было бы сделать? Мне казалось, что все заклинания оттуда – для хорошего. Но разве то хорошо – избавляться от кого-то?

Маргарет нахмурилась, глядя на свое рукоделие.

- Пододвинь, пожалуйста, свечу поближе, внучка. Спасибо. М-м-м… избавиться от кого-то по-хорошему… Дай подумать… Ну что ж… Будь У меня книга…

Сюзанна закатила глаза, а затем взглянула на маленькую Дейзи, игравшую на полу перед очагом со своим кроликом.

- А может, – предложила Сюзанна, – тебе стоит оставить мысли о Фелиции и еще раз подумать о том, как бы убедить Джулиана сказать нам, где спрятана книга.

- Бесполезно, – заявила леди Маргарет. – Он ужасно боится, что Айви оставит его.

Усевшись по-турецки на пол, Сюзанна расправила свое фиолетовое платье и взяла в руки лютню. Она стала медленно перебирать струны.

Дейзи с любопытством смотрела на нее.

- Бабуль! – вдруг воскликнула девушка. – Кажется, я нашла выход!

- Какой, дорогая! – заморгав, спросила бабушка.

Темные глаза Сюзанны загорелись, щеки покрылись нежным румянцем.

- Помнишь, когда я была маленькой, пропало твое рубиновое ожерелье?

- Ну да, пропало, конечно. Ожерелья сами не пропадают, дорогая. Его украли. – Маргарет возмущенно передернула плечами.

- Очень хорошо, но тем не менее это случилось. Но помнишь, ты читала заклинание? То самое, что заставляет виновного признаться?

Глаза пожилой леди удивленно округлились.

- Да уж, помогло оно мне, ничего не скажешь. Эта маленькая дрянная горничная призналась не мне, а груму. Вот они и сбежали вместе в Лондон и открыли там гостиницу. А в качестве приданого негодница использовала мое ожерелье.

Сюзанна нетерпеливо замахала руками:

- Это уже неважно сейчас. Но что, если попробовать это заклинание на Джулиане…

Глаза леди Маргарет загорелись, и она всплеснула руками:

- Поняла! А потом мы сядем все вместе…

- Конечно, – перебила ее Сюзанна. – А то признается, чего доброго, кому-нибудь еще. – Лицо девушки сияло торжеством. – Бабуля, как ты думаешь, тебе удастся вспомнить заклинание?

- Конечно, о чем речь! – возмутилась леди Маргарет. – Не буду спорить, с возрастом я изменилась, но моя голова совершенно ясная, какой была всегда.

Если у Сюзанны и были сомнения на этот счет, она решила оставить их при себе.

- Миндальный крем! – заявила пожилая дама.

- Не понимаю.

- Те силы, что развязывают язык, можно припрятать в миндальном креме, а Джулиан его обожает.

- Да? – спросила девушка. – Ты уверена?

- Ну, может, Денби обожал. Хотя нет, не Пенби – Джулиан, я абсолютно уверена. Беги скорее скажи Эдит, чтобы приготовила миндального крема. Скоро мы узнаем правду.

Леди Маргарет встала и расправила юбки, Сюзанна, встряхнув темными кудряшками, выбежала из комнаты.

- Итак, – обратилась Маргарет к Дейзи, – какие же там были слова? М-м-м… «Если ты истину скрываешь… и сердце терзает вина… Сбрось камень лжи и правду открой, ведь в… правде той – судьба». – Она восторженно улыбнулась девочке, которая тут же заулыбалась в ответ. – Вот. Я была уверена, что вспомню. Ах, кажется, сегодня будет чудесный вечер! Джулиану ничего не останется, как сказать, где книга.

Дейзи зарылась личиком в мягкой шкурке кролика, но зверек стал вырываться. Девочке хотелось, чтобы от заклинания начал говорить правду один лишь Джулиан. А вдруг понадобится говорить ей! Дейзи никогда не забудет, как ее маме не понравился ее голосок. «Ах, как нехорошо», – думала малышка, ведь она так любила миндальный крем.

Стоя у себя в комнате, Айви пыталась расчесать мокрые волосы и хоть как-то уложить их. Джулиан наблюдал за ней с кровати.

- Укрась волосы этими голубыми лентами, – приказал он. – Мне нравится, когда у тебя прическа в виде короны.

Айви потянулась было за лентами, но на полпути ее рука застыла в воздухе.

- Нет, – возразила она, – пожалуй, я просто завяжу их сзади. – Девушка едва сдержала смех, увидев, как вытянулось лицо Рамсдена.

- А мне нравятся голубые ленты, – повторил он, лениво вертя в руках шкатулку с эмалью с туалетного столика Айви. Открыв крышку и ничего не обнаружив, молодой человек поставил шкатулку на место и, взяв кипу бумаг, стал их просматривать.

- Это все для Дейзи?

- Да, она легко все схватывает. Дейзи смогла написать свое имя, мое, и она рисует чудесные картинки. – Айви принялась заплетать косу. – Она очень умненькая девочка.

- У нее отличная наставница, – заметил Джулиан.

Затем он взял с кровати сорочку Айви и стал с улыбкой ее разглядывать, словно представляя в ней девушку.

Завязав косу, Айви улыбнулась:

- Я готова. Пошли вниз?

Рамсден приподнялся на локте и, смахнув с лица волосы, нахмурился.

- Ты забыла голубые ленты, – напомнил он.

- Нет, не забыла, – ответила девушка, застегивая кружевной воротник. – Я нарочно не стала вплетать их.

- Нарочно? Но почему?

- Да потому, – проговорила Айви, забрав у него смятую сорочку и бросив ее на пол. – У тебя есть нехорошая привычка: ты слишком много командуешь. Ты сказал мне: «Укрась волосы голубыми лентами», вместо того чтобы попросить об этом. Может быть, для женщины из семнадцатого века это и приемлемо, но, Джулиан, я – дитя века двадцатого. И если ты хочешь силой заставить меня остаться, то лучше нам выяснить это сейчас.

- Черт! – выругался Рамсден. – Мне это не нравится.

- Как знаешь.

- И что, ты собираешься спорить со мной всякий раз, когда я приказываю что-то тебе? – поинтересовался молодой человек, садясь в кровати.

- В случае необходимости, чтобы отстоять собственную точку зрения.

- Черт! – повторил он, насупясь. – А я то думал, ты любишь меня.

- Люблю, – тихо проговорила Айви, – но одно не имеет отношения к другому. Знаешь старую поговорку: «Если любишь кого-то, отпусти его на свободу…»

- Ни разу не слыхал этой старой, как ты говоришь, поговорки, но мне она кажется просто глупой, – перебил ее Рамсден.

- Ну, может, она и не так уж стара. Но ты не дослушал. А заканчивается поговорка такими словами: «…если предмет твоей любви не вернется, значит, вы не принадлежали друг другу». Дело в том, что я хотела бы иметь выбор.

Джулиан задумался:

- Иными словами, ты хочешь сказать, что, если бы я дал тебе возможность покинуть меня… то есть, в этом случае, отдал бы тебе книгу… ты могла бы выбрать– уйти или остаться, так? И если бы ты решила уйти, это означало бы, что ты меня не любишь?

Девушка немного помолчала, потом сказала:

- Еще это могло бы означать, что я люблю тебя, но меня не устраивают предложенные тобой условия. Во всяком случае, мы так и не узнаем этого, если ты не отдашь мне книгу.

- Хорошо, – промолвил Рамсден. – Я не собираюсь отпускать тебя. За один этот день я смеялся больше, чем за весь предыдущий год. Мне понравилось, и я не испытываю ни малейшего желания лишаться этого. А теперь давай прекратим дурацкий разговор и пойдем наконец обедать.

- А я не испытываю ни малейшего желания забывать об этом, – огрызнулась Айви. – Джулиан, если я действительно небезразлична тебе, дай мне шанс сделать собственный выбор. Уж кто-кто, а ты-то должен знать, каково это – когда тобой манипулируют и у тебя нет возможности выбирать.

Рамсден остановился у двери; его лицо, наполовину скрытое тенью, стало спокойным и серьезным. Айви опять пришло в голову, что он очень похож на мужчину с полотна Рембрандта– мрачный, задумчивый, благородный…

Затаив дыхание, Айви ждала. – Извини, – наконец промолвил он, выходя из комнаты.

Девушка застыла на месте, глядя ему вслед. На какое-то мгновение ей показалось, что он сейчас предложит отдать ей книгу, и тогда у нее появится возможность выбора. А вдруг он сделал бы это? И не будь Фелиции, какое бы решение она приняла?

Айви оглядела свою комнату, взглянула на видавший виды табурет, на шкатулку с изображениями святых… Все вещи здесь были дороги ей, потому что ей дал их Джулиан. Затем она выглянула в окно, во двор замка, посмотрела на море. Она полюбила Виткомб, полюбила Маргарет, Дейзи и Сюзанну.

И особенно Айви полюбила Джулиана. Но была ли она готова пожертвовать всем, чего добилась в жизни, да, по сути, и всей своей жизнью, для того, чтобы остаться в этом непредсказуемом, опасном мире?

«Я люблю тебя», – сказал он ей. Но можно ли ему верить? Стоило ли рисковать собой ради этих трех слов?

Девушка сжала голову руками.

- О Господи, – заговорила она вслух, – как мне нелегко! Похоже, я влюбилась в человека, которому триста пятьдесят лет. Он хочет оставить меня в прошлом, хотя собирается жениться на другой женщине. Да он еще и ничего не делает. Еда здесь ужасная, его бабушка – настоящая ведьма, а жители деревни вот-вот нападут на замок. Но он сказал, что любит меня! Что мне делать, как поступить?

Когда Айви спустилась к обеду, она сразу же поняла: что-то происходит. Леди Маргарет была какой-то рассеянной, но ее глаза засверкали от любопытства, когда она посмотрела на Айви, а с нее перевела взгляд на внука.

Сюзанна была куда веселее, чем в последнее время. Она без конца болтала, смеялась и дразнила Джулиана, высмеивая то его нос, то поношенные сапоги, то еще что-нибудь. Но при этом девушка то и дело украдкой поглядывала на Айви.

Фелиция ела молча, внимательно наблюдая за происходящим. На ней было темно-зеленое платье, украшенное тонкой полоской кружев, чего Айви ни разу не видела на невесте Рамсдена.

«Интересно, она оделась так, чтобы понравиться Джулиану? – подумала Айви. – Неужто Фелиция что-то заподозрила?» Айви старалась держаться ровно, но это ей было нелегко в присутствии молодого человека. Каждый раз, встречая его глаза, она вспоминала о том, как они были вместе, как он тогда смотрел на нее. Иногда она нарочито отворачивалась, но тут же начинала думать, что все сейчас же заметят, что она отворачивается.

Долл подала рыбу и суп со своим обычным кислым выражением. Каждый раз, когда служанка подходила к ней, девушка почти физически чувствовала ненависть и неодобрение Долл.

Один лишь Рамсден вел себя, как обычно. Он ел с аппетитом, смеялся с Сюзанной, отпускал вежливые замечания Фелиции, а Долл попросил передать кухарке спасибо за хорошую стряпню.

Когда обед подходил к концу, леди Маргарет похвалила внука.

- Как я рада, что ты вновь в добром расположении духа, – промолвила она, отдавая Долл пустую тарелку. – А у нас есть еще кое-что для тебя. Миндальный крем– твой любимый.

Джулиан поглядел на блюдо, которое служанка поставила перед ним.

- Любимый? Спасибо, конечно, бабуля, но ты ошиблась. Я не люблю кремов, да еще горячих, честное слово. Как-то неважно себя чувствую от еды с яйцами.

Лицо леди Маргарет вытянулось, когда она увидела, как ее внук отдает тарелку с дымящимся кремом Долл.

- А мне крем нравится, – заявила Айви, взявшись за тяжелую ложку. – На вид вкусно.

- Я уверена, что крем отличный, – вежливо промолвила Фелиция, забирая у Долл порцию Джулиана.

- Но… но… это не для вас, – беспомощно проговорила леди Маргарет, всплеснув руками. – Я же заказала крем специально для тебя, Джулиан.

- Но, оказывается, Фелиция тоже любит его, – заметила Сюзанна, опираясь локтями на стол. Она покачала своей темной головкой, ее глаза лукаво заблестели. – Раз уж она решила съесть большую тарелку, предназначенную брату.

- Это твой любимый крем, – повторила Маргарет, моргая.

- Да что это вы все столько говорите о креме, – промолвил Рамсден. – Принеси-ка мне тарелочку, Долл, если уж он такой вкусный.

Похоже, это не успокоило леди Маргарет. Ее тарелка оставалась нетронутой, а пожилая леди нервно мяла руками кружевной воротничок.

Сюзанна весело возила ложкой по тарелке, Айви с удовольствием ела сладкую, тягучую массу, Джулиан лениво ковырялся в своей. Фелиция, не говоря ни слова, как всегда, подносила ко рту ложку за ложкой.

- Спасибо, бабушка, – поблагодарил Рамсден. – Крем и правда вкусный.

Маргарет махнула рукой, как бы желая сказать, что это неважно.

- Спасибо тебе, Джулиан, что поблагодарил. – Ее голос звучал устало.

- Ах, заткнешься ли ты, болтливая старуха, – внезапно проговорила Фелиция.

Айви уронила ложку и резко обернулась на Фелицию. Девушка не была уверена, что слух не обманывает ее.

Джулиан разинул рот.

Сюзанна, давясь, смеялась в салфетку.

- Должна признаться, – заявила Фелиция, черпнув ложкой крема, – меня удивляет, как я не сошла с ума за последние две недели. В жизни не встречала человека, который столько болтает. Если бы всю энергию, что ты тратишь на пустые разговоры, пустить на благоустройство здешнего хозяйства, то тут стало бы куда уютнее.

- Ох! – только и смогла выдохнуть леди Маргарет.

- Фелиция, – тихо спросил Рамсден, – ты заболела?

Фелиция проглотила еще одну ложку крема. Ее бесцветные глаза встретились с глазами Джулиана, и она ткнула в его сторону ложкой.

- Заболела? Я? Заболела?– повторила она. – Нет, я не больна. Хотя, надо сказать, временами я чувствую себя неважно, оттого что заперта здесь. Отец, знаете ли, ни за что не отправил бы меня сюда, если бы не нужда следить за вами.

- Да?– переспросил Рамсден, глаза его горели. – Зачем же за нами следить?

- Что же ты этого не знаешь, Джулиан, ведь ты мнишь себя таким умным? – заявила Фелиция. – Отец и лорд Кромвель подозревают, что вы вовсе не так бедны, как прикидываетесь, и ты, как можешь помогаешь повстанцам. Ты-то считаешь меня полной дурой, поэтому, сказал отец, мне будет нетрудно раскусить все твои козни. А потом папа прижмет тебя, вот так-то!

Сюзанна уткнулась в ладони, чтобы скрыть обуревающий ее смех, Айви оторопело смотрела на Фелицию, а глаза Маргарет были широко распахнуты от изумления.

- Ох, Джулиан! Скажи, что ты не делаешь ничего такого. Это так опасно.

- Да уж, – подтвердила Фелиция, – если его поймают, то повесят за измену. Да я с радостью сама повесила бы его, искусителя. А вы хоть представляете, – продолжала она, поедая крем, – как он меня раздражает, этот ваш Джулиан? Садится рядом со мной, говорит какую-то чушь в полной уверенности, что я без ума от него, а сам то и дело смотрит на эту маленькую…– она кивнула на Айви, – дрянь с морковными волосами. На эту легкомысленную потаскушку.

Все замолчали, а Фелиция продолжала есть, не обращая ни на кого внимания.

- Съешь побольше крема, – предложила Сюзанна, наматывая на палец темную кудряшку.

- Мне кажется, с нее уже довольно, – тихо промолвила леди Маргарет.

Откинувшись на спинку кресла, Джулиан поглядел сначала на бабушку, потом на сестру, а затем – на тарелку с кремом.

- По закону, – заявил он, – мне бы следовало побить вас.

- Искренне надеюсь, Джулиан, что ты этого не сделаешь, – возмутилась бабушка, вздергивая вверх подбородок.

- Да нет конечно, но иногда руки у меня так и чешутся.

- Сюзанне это бы не помешало, – проговорила новая, незнакомая им Фелиция. – Этой стервочке надо знать свое место. Я уже озверела от ее идиотских шуточек. Вот когда я стану хозяйкой Виткомб-Кипа, тут все будет по-другому.

Джулиан невозмутимо посмотрел в глаза своей невесте:

- Ты это серьезно, Фелиция? Каким образом?

Я буду здесь главной, – ответила Фелиция, бросив на Рамсдена яростный взгляд. – Не мой отец, не ты, не эта выжившая из ума старуха, твоя бабка, и уж во всяком случае не эта твоя пустоголовая сестрица.Я буду решать, что надо делать, а что – нет. И никто больше не станет мною командовать! А то только и слышу: «Последи за кухаркой, Фелиция», «Поговори с прачкой», «Вытри тарелки, Фелиция», «Выйди за молодого Рамсдена, Фелиция!» Я буду принимать все решения! А если вы будете злить меня, то всех в тюрьму отправлю! Вот так!

- Кто укажет на безгрешную женщину? – процитировала Сюзанна. – Она стоит больше любых драгоценностей!

- Заткнись, маленькая ведьма! – сказала Фелиция. – Ты своим поганым ртом оскверняешь Библию. Надо сказать, я видела и слышала достаточно для того, чтобы избавиться от тебя, так что помалкивай. Джулиан, отдай мне, пожалуйста, твой крем, если ты не хочешь его. Честное слово, вкуснее я не едала. Он просто великолепен!

- По-моему, «великолепен»– слово, не слишком подходящее для крема, – заметил Рамсден. У него был оторопелый вид, но все же Джулиан пододвинул Фелиции свою тарелку.

- Я не стала бы просить, но еда у вас такая скудная, что я все время хожу голодная. Но, разумеется, все переменится, как только этот замок станет моим. Это будет первым, что я изменю. Нет, вторым. Первым делом я избавлюсь от этой вертихвостки, твоей любовницы, с большими карими глазами.

- Не то что у тебя, Фелиция, – не выдержала Айви.

Джулиан с тревогой посмотрел на недоеденную тарелку Айви.

- Не волнуйся, Джулиан, – успокоила его бабушка. – Это естественно, что Айви так сказала.

- Я подумал, что и она тоже…– заговорил было Джулиан, но был перебит Фелицией.

- И эта идиотка маленькая, – продолжила Фелиция, – тоже вылетит отсюда. Не потерплю кретинки под моей крышей. И она, и потаскушка уберутся отсюда. А уж я распоряжусь тут всем, Джулиан Рамсден.

- Нашедший жену обрел сокровище, – продекламировала Сюзанна. – Я поняла это, братец.

- Не смешно, Сюзанна, – проговорил молодой человек, наблюдая, как Фелиция поглощает крем. – Скажи, Фелиция, может, ты еще чего-нибудь мне не сказала? О каких-нибудь планах, касающихся Виткомба?

- Твоя глупая любовница– шпионка, и все в деревне говорят о колдовстве. Кроме того, отец вместе с лордом Кромвелем поджидают в Лондоне, пока я пошлю им весточку о том, что знаю, каким образом ты связываешься с повстанцами. После этого мы поженимся.

- Как чудесно, – хихикая, промолвила Сюзанна.

- Прими мои поздравления, Джулиан, – сказала Айви. – Она очаровательная девушка. Уверена, что вы будете счастливы.

Джулиан уронил голову на руки.

- Дорогой, у тебя болит голова? – заботливо спросила леди Маргарет.

- Зачем ты спрашиваешь?

- Я очень устала, – заявила Фелиция, – и хочу поскорее отдохнуть от вас. Как хорошо, что я не такая, как вы, и предпочитаю сидеть в одиночестве. Как будет ужасно, когда мне придется делить с тобой одну комнату, Джулиан, не говоря уже о постели. Мне совсем этого не хочется.

Молодая женщина смотрела на жениха с таким видом, словно они говорили о погоде.

- Ну?

- Что мне сказать, Фелиция?– спросил Рамсден, приподнимая голову.

- Я и не жду ничего, а если бы ты и сказал, то меня это не заинтересовало бы. Я жду, когда ты подвинешь мой стул.

- Конечно, как это я не догадался. – Рамсден вскочил и помог Фелиции встать.

Она расправила свои зеленые юбки.

- Я надела это платье, – заявила она, – для того, чтобы показать, насколько я красивее этой рыжеволосой ведьмы. Оно тебе нравится, Джулиан?

- Да, платье красивое, – ответил молодой человек, продолжая глядеть на невесту, будто видел ее впервые в жизни.

- Спасибо. Жаль, ты не сказал этого раньше. Доброй ночи.

Джулиан молча наблюдал, как Фелиция выплыла из комнаты.

- Хорошая мысль, – неестественно веселым голосом проговорила Маргарет. – Думаю, мне тоже надо отдохнуть. Спокойной ночи, Джулиан.

- Сядь, черт возьми! – взорвался Рамсден. – Нам надо поговорить, миледи…

Молодой человек посмотрел через стол на Сюзанну, которая вздрагивала от беззвучного хохота, уткнув голову в сложенные руки, и на Айви, смотревшую на него распахнутыми от удивления глазами.

- Нам серьезно надо поговорить. То, что произошло, коснется всех нас. Нам надо составить план. Бабушка, Фелиция завтра будет все помнить?

- Думаю, да, – призналась леди Маргарет. – Но я не уверена, Джулиан. Иногда вещи нам неподвластны, и все может случиться иначе.

- Да?– с иронией переспросил Джулиан. – Каким образом?

- Не сердись, дорогой…

- Джулиан, – быстро спросила Айви, – а она сказала правду? Ты действительно помогаешь роялистам и даешь им деньги?

- Да.

- Но это же так опасно! – вскричала пожилая дама. – Ты же обещал, что не будешь этого делать!

- Ты тоже кое-что мне обещала, – напомнил ей Рамсден. – Думаю, тебя надо особенно поблагодарить за это сейчас, когда Фелиция выпустила когти. Но сначала давайте составим план. Если она сообщит отцу, что их козни раскрыты, они тут же нанесут удар. Может статься, – обвел он глазами присутствующих, – нам придется бежать из Виткомба.

Глава 18

Айви стояла у бойницы Виткомба, положив руки в перчатках на древнюю каменную стену. С моря дул резкий, холодный ветер. Он разогнал туман, висевший над шпилями и островерхими крышами деревенских домов, и теперь со всей силой обрушился на зимние облака, сдувая их дальше на остров. Сегодня дождя не должно быть.

Холодный ветер морозил ее щеки, несмотря на теплый капюшон, подхватывал подол плаща и юбки, и они бились о ее ноги и трепетали на ветру, как знамена. Зато солнце светило уже ласково, а дышать морским воздухом Айви всегда любила. Девушка думала о том, как тут будет летом, когда успокоится и заискрится океан, на горных склонах зазеленеет трава, а голые деревья оденутся в пышную листву. Может так случиться, что она никогда этого не увидит. Джулиан сказал, что в случае опасности им придется бежать во Францию и вместе с другими роялистами ждать, когда Английская республика падет.

- Вот ты где! – воскликнул Джулиан, подходя к Айви.

Девушка в который раз подумала о том, что он похож на предводителя пиратов из старого фильма. Сейчас это особенно бросалось в глаза – Рамсден шел мимо древних укреплений, а ветер рвал его волосы и длинный плащ.

- Вот ты где, – повторил он, обнимая Айви и прижимая ее к себе.

Девушка глубоко вдохнула в себя его аромат, запах его выцветшего черного камзола, кожаных перчаток – словом, тот запах, который был присущ только Джулиану.

Так и стояли они некоторое время, любуясь на море и наслаждаясь теплом друг друга. Айви думала о том, как бы она себя чувствовала, если бы этот замок стал ее собственностью, если бы она была женой Рамсдена. Они бы каждую ночь спали вместе, а летними вечерами стояли бы вот так, глядя на море и слушая веселые крики детей, играющих во дворе замка или на зеленом поле у каменных стен.

Закрыв глаза, Айви теснее прижалась к Джулиану и на миг ей показалось, что все так и есть: она почувствовала запах травы и полевых цветов, благоухающих в знойный летний день, услышала детские голоса… Они могли бы ездить верхом по скалистому побережью или к развалинам аббатства. Солнце согрело бы древние руины, земля покрылась бы мягкой травой, а по треснувшим стенам вверх, к голубому небу, карабкались бы дикие розы.

Ах, если бы только не было Кромвеля, Эстли, Фелиции…

- Фелиция уехала, – промолвил Джулиан, будто прочел ее мысли.

- Как это уехала?– спросила Айви, поглядев на молодого человека. Ее мечты разом испарились, и она вновь ощутила цепкую хватку зимнего ветра. Лишь Джулиан не исчез – он стоял рядом– сильный, уверенный, живой…

- Я имею в виду, что она уехала, – повторил он. – Куда – не имею представления. Уехала и оставила письмо, написанное скверным почерком и с ошибками, но, впрочем, я понял все, что она хотела сказать.

- Так что же? – поинтересовалась Айви, не зная, то ли плакать надо от такой новости, то ли смеяться.

Джулиан засмеялся:

- Есть и хорошие и плохие новости – как смотреть. Начну с плохой. Она написала, что ее околдовали, что мы тут все черные маги и колдуны, каких поискать. Видишь ли, Долл видела и рассказала Фелиции, что бабушка была в кухне и подсыпала что-то в этот чертов миндальный крем, да еще при этом бормотала заклинание, а Дейзи стояла рядом. Теперь, ко всему прочему, у Фелиции есть свидетельница. Этого достаточно, по закону, чтобы вынести обвинение в колдовстве.

- Думаешь, она донесет? – спросила Айви, вцепившись в руку Рамсдена.

- Может. Она или попытается добраться до Лондона, или останется здесь и подаст в суд. Возможно, она будет советоваться с отцом.

- Не уверена – после того, что произошло прошлым вечером, – заметила Айви. – У меня такое впечатление, что Фелиция куда более независима, чем мы думали.

- Бог ее знает. Кстати, Долл тоже ушла вместе с ней, подозреваю, для того, чтобы дать свидетельские показания. Так это или нет – скоро выяснится.

- И что потом?– задала Айви вопрос, стараясь не думать о процессах над ведьмами. Женщин обычно вешали или сжигали.

- Мы просто запрем ворота, а если нас попытаются арестовать – убежим.

- Куда?

- Увидим. Англию мы покинем – это определенно. Но не грусти, – промолвил Рамсден, пожимая девушке руку. – Есть и хорошая новость.

- Не могу себе представить какая, – задумчиво сказала Айви.

Мысль о том, что придется покинуть Англию, приводила ее в ужас. Какой бы непредсказуемой и опасной ни была жизнь в Виткомб-Кипе, она начинала чувствовать себя здесь, как дома.

- Вот что написала Фелиция. Она не выйдет за меня ни при каких обстоятельствах, даже если ей будут грозить побои или тюрьма. С одной стороны, это невыгодно для меня. Ясно, что Эстли будет взбешен. Но с другой, мы обязательно сбежим куда-нибудь, поэтому все может обернуться к лучшему, потери будут невелики.

- Да, только Виткомб, – тихо произнесла Айви, взглянув на могучие каменные стены, уходящие в небо, и на безбрежное море.

- Только Виткомб, – грустным низким голосом повторил Рамсден, прижимая Айви ближе к себе и положив подбородок ей на макушку. – Но, Айви! Послушай! Временами мне кажется, что ты полюбила эту старую груду камней не меньше меня.

- Это так, – промолвила Айви. – Мне кажется, в мире не найти места прекраснее. Мне просто плохо становится при одной мысли, что его можно потерять или что он превратится в руины.

Джулиан поцеловал ее волосы.

- Сомневаюсь. Виткомб построен из прочных камней. Если ты не ошибаешься, всего через семь лет монархия будет восстановлена [10]. Если я проживу еще десять лет, а я собираюсь это сделать, то все мои владения, уверен, будут возвращены мне. Возможно, мне даже присвоят новый титул.

- Десять лет – долгое время.

- Брось, думай об этом, как о приключении, – посоветовал Рамсден. – Хотя, конечно, нищенствовать за границей в ссылке – не совсем то, на что я рассчитывал, но мы постараемся устроиться получше. Подумай, Айви. Ты сможешь вернуться в Англию по меньшей мере графиней. Тебе это понравится?

Сердце Айви замерло на мгновение. Может, она плохо поняла Джулиана?

- Что ты хочешь этим сказать?

- Как это – что? Только то, что мы поженимся, как только сможем. Если уж я рискую всем, то должен же извлечь хоть какую-то выгоду. Я подумал о том, чтобы отослать тебя в безопасный Ситл…

- Сиэтл, – автоматически поправила его девушка.

- Да, так вот, там ты, разумеется будешь в безопасности не будешь бояться ареста, тебе не надо будет пересекать Ла-Манш в протекающей лодке, тебе не будет грозить нищета. Но потом я решил, что мне будет очень одиноко и что лучше всего, если ты выйдешь за меня замуж.

- А ты не подумал о том, что надо спросить меня? – возмутилась Айви. – А, Джулиан? Или ты просто принял решение и теперь сообщаешь мне об этом? Ты просишь меня, чтобы я бросила все, – все, что создала за свою жизнь! Это меня пугает, Джулиан!

Я подумал об этом. И поговорил с бабушкой. Да, мы живем в опасное время, но и твое время не лучше. Бабушка мне рассказала о двадцатом веке. Там есть оружие, грабители, не исчезли болезни. Тебя может сбить машина, а на голову свалиться самолет, ты можешь оступиться на заминированном поле…

- Ах, Джулиан! На каком еще заминированном поле? Они же не везде!

- Не спорь, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду Сам мир опасен. Так всегда было и так будет. Риск погибнуть есть всегда.

- Но я бы хотела, – промолвила в ответ Айви. – Сама принять решение о том, буду я рисковать или нет. А сейчас я просто нахожусь в круговороте событий и уже не имею контроля над собственной жизнью.

- Ты знаешь, – тихо проговорил Рамсден, нежно приподнимая ее подбородок, – я себе все совершенно иначе представлял. Я-то думал, что ты будешь счастлива и бросишься в мои объятия. Похоже, я все испортил. Позволь мне попробовать еще раз.

Откашлявшись, он отбросил с лица волосы.

- Ты, черт возьми, очень высоко оцениваешь возможность выбора, – произнес молодой человек. – Но если ты подумаешь как следует, то поймешь, что выбор – не такая уж расчудесная вещь, как тебе кажется. Жизнь куда проще, когда женщина просто зависит от мужчины.

- Проще для мужчины, – возразила девушка, не понимая, шутит Рамсден или нет. Это вполне могло быть. Его глаза светились хитрецой, в уголках рта готовы были появиться ямочки, свидетельствующие о веселом расположении Рамсдена.

- Я всю ночь придумывал планы, – заявил он. – Сначала я хотел просто сообщить тебе, что ты должна сделать, и все. Это было бы проще всего. Мой второй план не такой эффективный, к тому же он рискованный. И мне придется поступиться кое-чем, а я этого не люблю.

Айви едва сдерживала улыбку.

- Да уж, Джулиан, – подтвердила она, – в том, чтобы смириться с чем-то, ты не силен.

- Ты не оставляешь мне выбора, несносное существо. Но раз уж ты настаиваешь, давай так и поступим. – Он сунул руку за пазуху своего камзола и вытащил свернутый лист бумаги, скрепленный восковой печатью. – Вот. Это мой подарок тебе, Айви, и свидетельство того, что я тебе доверяю.

Взяв свернутую бумагу, Айви недоуменно посмотрела на нее.

- Знаю, что прошу слишком о многом, – продолжал Рамсден, – понимаю, что прошу тебя принести в жертву привычный образ жизни, твою безопасность. Я уже говорил, что люблю тебя, и готов это повторить. Я бы не стал просить тебя стать частью моей жизни, если бы не любил. – Глубоко вздохнув, он положил свою руку на руку Айви. – На этой бумаге, дорогая, ты найдешь описание места, где я спрятал эту проклятую книгу. Если захочешь уйти от меня, то ты можешь это сделать. Об одном тебя прошу: никому ничего не рассказывай. Бабушка делала в книге записи. Если только кто-нибудь это обнаружит, то ей – смерть. Если ты воспользуешься книгой, возьми ее с собой.

Айви смотрела на бумагу. Вот оно. Она может исчезнуть отсюда, отправиться домой. Это было так просто.

- Но не забывай, – тихо промолвил Джулиан, – пожалуйста, не забывай, что я тебя люблю. И ты говорила, что тоже любишь меня. Я не хочу прожить всю жизнь, как бабушка, страдая по любимому человеку, по любви, которой нет возврата. Всегда, поверь мне, всегда я буду думать о том, где ты сейчас и ломать себе голову над тем, как еще я мог поступить, что мог сделать иначе. Я не хотел бы жить с таким камнем на сердце.

Айви почувствовала, что ее глаза наполняются слезами.

- Ты правда так думаешь, Джулиан?

- Я сказал тебе это от всей души. Ни дня в моей жизни не будет, когда я не буду думать о тебе, тосковать по тебе. Я надеялся, что ты будешь чувствовать то же самое.

Айви, молча, застыла, наблюдая, как белые облака несутся над морем. Отсюда, с высоты караульной башни, казалось, что она находится на краю света.

Рамсден подошел и сжал ее пальцы вокруг ценной бумаги.

- Я знаю, что прошу слишком много, – повторил он. – Ты можешь сразу не отвечать.

Так они и стояли, взявшись за руки и слушая шум ветра и моря, пока не услышали снизу, со двора, голос Сюзанны.

Девушка смеялась, ведя под уздцы коня Джулиана. В седле сидела Дейзи, вцепившись в луку обеими ручками. Она тоже смеялась своим беззвучным смехом, но держалась прямо и гордо.

- О Господи! – воскликнул Джулиан. – Надеюсь, у Сюзанны хватило ума привязать ее.

Он выглянул в бойницу и закричал:

- Кто это там ворует коней? Увидев его, Дейзи заулыбалась.

- Черт, похоже она собой гордится, – заметил Рамсден, взглянув на Айви. – Это замечательно, правда?

Девушка положила ладонь на его руку.

- Ты хороший человек, Джулиан, – тихо сказала она. – И спасибо тебе за это. Ты бы мог не подобрать Дейзи, мог не привозить ее сюда, но ты это сделал. Ты мог выгнать и меня, но я по-прежнему здесь.

- Вот этого я бы не смог сделать, – возразил Рамсден. – Я уже ругаю себя за то, что дал тебе эту чертову бумагу.

На мгновение Айви задумалась. Она внимательно посмотрела на Джулиана, на его темные длинные волосы, пляшущие на ветру, на его серые глаза, которые, казалось, вобрали в себя цвет серых стен замка.

- Спасибо тебе, – повторила она. – Спасибо за то, что дал мне шанс и позволил самой принять решение.

- Я уже проклинаю себя за это, – деланно веселым голосом проговорил молодой человек, – потому что, кажется, знаю, каков будет твой ответ.

- В этом и заключается твоя беда, Джулиан, – сказала Айви. – Ты полагаешь, что тебе все на свете известно.

Она взглянула на бумагу – тяжелую, желтоватую, уже помявшуюся от того, что ее крепко сжимали.

Первым порывом Айви было разорвать бумагу на мелкие кусочки, бросить их вниз и смотреть, как ветер закружит в воздухе обрывки.

Но она не могла так поступить.

- Даже не знаю, что делать, – призналась девушка. – Ты не представляешь, Джулиан, сколько раз я думала о том, как заполучу книгу и немедленно вернусь в свое время. Не раздумывая. А теперь, когда я могу это сделать, я не уверена, что хочу.

Помолчав некоторое время, Рамсден спросил:

- Ты уверена, что никто не ждет тебя там?

- Никто, Джулиан. У меня, правда, нет близких друзей. Пожалуй, один лишь Уинстон. Вот по нему я буду скучать.

- Что еще за Уинстон?

- Ради Бога, Джулиан! У него галерея через дорогу от моего магазина и он возраста леди Маргарет. Уинстон – мой друг.

Но дело не только в нем, дорогой. Остаться здесь, – значит, бросить все, что у меня есть, забыть все мои мечты. Может, в моем мире и не все благополучно, но там я чувствую себя в безопасности. Я знаю, чего ждать.

- Не думал я, Айви, что ты такая трусиха, – заметил молодой человек. – Неужели любовь так мало значит для тебя, что ты с такой легкостью готова пожертвовать ею?

- Вовсе это не так легко для меня, – заспорила Айви. – Было бы это так просто, я бы уже приняла решение. Ты не понимаешь меня, Джулиан. Я никогда и нигде не чувствовала себя на месте. И мне пришлось очень много работать, чтобы занять свое место под солнцем. И это – все, что у меня есть. Если я останусь здесь, что тогда? Я еще меньше принадлежу этому миру, чем тому, из которого пришла.

- Что за ерунду ты говоришь! – воскликнул Джулиан. – Ты принадлежишь Виткомбу. Я уверен. И бабушка так считает, и Сюзанна, не говоря уже обо мне. Знала бы ты, дорогая, сколько раз я мог жениться, если бы не Виткомб. Но я не хотел оставлять его, а ни одна женщина из моего окружения не решилась бы бросить светскую городскую жизнь, любовные и дворцовые интриги и поселиться здесь. Но ты… Я уверен, что ты– другая. Я же вижу, как ты смотришь на замок несмотря на то, что он в таком состоянии. Точно так же ты смотришь на море и на долину. Ты понимаешь красоту, очарование этого места. Думаю, ты чувствуешь то же, что и я.

- Это самое чудесное место в мире, – призналась Айви.

- И ты принадлежишь ему. – Настаивал Рамсден. – Так же, как и я. Я уверен. Поверь мне, милая, я бы не стал лгать тебе.

Нынешние времена – не из лучших. Если нам придется бежать на континент, я не ручаюсь за нашу безопасность. Одна мысль о том, что придется пересекать Ла-Манш на каком-нибудь утлом суденышке с тремя женщинами и ребенком… Признаюсь, это, мягко говоря, рискованно. Но даже если мы переживем изгнание, один Бог знает, что мы застанем здесь, когда вернемся. Мы все будем рисковать жизнью.

Айви поглядела на море, пытаясь представить себе, как они плывут по бурным водам, подгоняемые зимним ветром… Плывут в неизвестное…

Рамсден погладил ей плечи.

- Я понимаю, – продолжал он. – Знаю, что прошу тебя поставить на кон собственную жизнь, имея лишь слабую надежду на то, что удача повернется к тебе лицом. Не давай мне ответа сразу. Не принимай решения до тех пор пока не наступит время бежать. А пока, давай наслаждаться счастьем вместе. Но когда настанет час, ты сделаешь выбор – или останешься со мной, или скажешь «прощай».

Рамсден крепко прижал Айви к себе, и они долго стояли, глядя на море и думая о том, что принесет им будущее.

- Я слишком стара для этого, – заявила леди Маргарет. – Никогда не думала, что мне придется уехать из Виткомба.

Пожилая дама стояла посреди столовой комнаты и наблюдала, как Айви и Сюзанна расправляли на полу гобелен с охотничьим сюжетом, который они притащили сверху. Айви внезапно заметила, что Маргарет сильно постарела. С тех пор как Джулиан сообщил им о том, что придется бежать из замка, старую женщину не оставляло меланхолическое настроение. Каким-то неживым, затуманенным взором наблюдала она за тем, как молодые женщины собирали вещи и прятали те, что нельзя было взять с собой.

- Мы вернемся, – успокаивала ее Сюзанна. – Это не навсегда.

- А мне кажется, что навсегда, – тихо проговорила Маргарет. – Каждый раз, когда я вижу, что какая-то вещь упакована, у меня появляется чувство, что я больше ее не увижу. Конечно, для молодой женщины десять лет – это пустяк. Годы пролетят незаметно, а она все еще будет молодой. Но в моем возрасте я не могу думать о десятилетии, у меня его просто может не быть. Знаю, что вам не нравится, когда я так говорю, но это правда. В моем возрасте следует нянчиться с правнуками да греться у камина.

- Так и будет, – заверила ее Айви. – Вы должны верить в это, Маргарет. У нас нет выбора.

- Ты права. Прости старуху за ее глупые разговоры. Просто настроение у меня неважное, ничего больше. – Она уселась и стала смотреть, как Айви с Сюзанной скручивают древний гобелен. У нее было такое чувство, что еще один кусок ее жизни сворачивают и куда-то прячут.

- А если уж говорить о правнуках, – добавила Сюзанна, – то, думаю, их не придется долго ждать. Предоставим это дело Джулиану и Айви, и я уверена, что совсем скоро по всему дому будут носиться маленькие Рамсдены.

Айви покраснела, а Маргарет улыбнулась.

Айви обрадовалась. Она очень беспокоилась о бабушке Джулиана. Девушка знала, что путешествие на континент будет трудным и опасным. Сможет ли Маргарет выдержать его?

Они свернули гобелен в длинный рулон и перевязали его веревочкой.

- А теперь – в тайник, – заявила Айви.

- Там еще есть место? – спросил Джулиан, заходя в комнату. Подойдя к Айви, он обнял ее и крепко поцеловал в губы.

- Ну вот, опять – закатила глаза Сюзанна. – Ты совсем стыда не имеешь, Джулиан!

- Ни малейшего, – весело признался ее брат.

- Ну и молодежь пошла, – с добродушной улыбкой промолвила Маргарет.

- Я пришел, чтобы увести отсюда надсмотрщицу за рабами, – сказал Рамсден. – Можешь радоваться, Сюзанна.

- Куда? – спросила Айви, вытирая грязные руки о платье. – Еще так много дел, Джулиан.

- Дела подождут. Нам надо поговорить наедине. Бросай все и пошли.

- «Пожалуйста», – напомнила ему девушка.

- Черт, как с тобой трудно. Хорошо, пожалуйста.

Довольная, Айви улыбнулась. Она пошла вслед за Джулианом в большой зал.

Как только они остались вдвоем, он быстро прижал ее к себе и впился в ее губы страстным поцелуем.

Айви прижалась к нему, испытывая огромное наслаждение от того, как он гладит ее, ласкает ее тело, целует…

- У меня голова кружится, – прошептала она, когда поцелуй прервался.

- Это хорошо. Мне этого и хочется. Может, ты наконец, оставишь свои умствования и позволишь мне принимать решения. – Он осыпал ее шею поцелуями, обжигая кожу Айви горячим дыханием.

- Зачем ты привел меня сюда? – спросила Айви, млея от его прикосновений. – Ты опять хочешь заняться любовью?

- У меня и в мыслях этого не было, но идея замечательная. Пойдем в постель?

Айви засмеялась.

- Снова?

Она переселилась в комнату Джулиана и теперь спала в его огромной кровати с пологом и резной спинкой. Каждую ночь он задергивал синий полог и окружающий мир переставал для них существовать.

В комнате было прохладно от зимних сквозняков, но они не замечали холода в своем убежище, согревая друг друга страстью, пылающей в них. Они снова и снова занимались любовью, засыпали и вновь сливались в жарких объятиях. Иногда они говорили все утро напролет, не вылезая из постели. Джулиан рассказывал Айви о своем детстве в Виткомб-Кипе, о том, как он мечтал стать полководцем и собрал целый полк из местных ребятишек. Они построили настоящий военный лагерь на склоне горы и с криками носились по сторожевым башням. Он рассказал ей, как ездил юношей в Лондон, где у него был друг Кристофер, и как они развлекались в пивных и игорных домах.

А Айви поведала ему о двадцатом столетии, о банкоматах, самолетах и электричестве. О своем детстве в Неваде и о том, как она переехала в Сиэтл.

По обоюдному молчаливому соглашению они не говорили ни о чем неприятном: ни о грозящем им бегстве из Виткомба, ни о мрачном настрое Маргарет. На несколько дней Айви позволила себе расслабиться, притвориться, что она в безопасности в их маленьком мирке и что так будет всегда. Она ни разу не дотронулась до бумаги, что дал ей Джулиан. Она так и лежала, запечатанная, в шкатулке с эмалью.

- У меня плохие новости, – сообщил Рамсден.

Айви с тревогой взглянула на него.

- Только не пугайся. Дело вот в чем. Мне надо поехать в Лондон и оставить вас на несколько дней.

- Но зачем? – спросила Айви, схватив его за плечи. Придуманный ею безопасный мир исчез.

- Деньги. Без них никуда не денешься. Мы же будем беженцами, и нам надо будет на что-то жить. Мой друг Кристофер сейчас в Лондоне, и я попрошу его одолжить мне денег. Я бы с радостью не поехал– это опасно, к тому же я еще не знаю, что приготовила для нас чертова Фелиция. Но я не задержусь. Поеду быстро и, получив деньги, – сразу назад. А как только вернусь, мы тут же уедем. До тех пор оставайтесь здесь. Не отпирайте ворота и никого не впускайте.

Айви кивнула.

- Убедитесь, что все ценное спрятано и что все готовы к отъезду.

Помешкав мгновение, он взял ее за подбородок и поднял лицо Айви вверх. Его глаза цвета зимнего моря были очень серьезными.

- У меня есть для тебя подарок, – промолвил он, вынимая из кармана широкий медный браслет.

Девушка взяла его и стала внимательно разглядывать. Браслет был очень старым, такой старинной вещи она никогда не держала в руках. Сверкающая поверхность была покрыта искусно выписанными руническими письменами, кельтскими завитушками и узелками. Похоже, браслет был сделан в дохристианские времена.

- Вот, – промолвил Джулиан, надевая браслет Айви на запястье. – Тебе как раз впору. Почти того же цвета, что и твои волосы.

- Откуда он? – спросила Айви, поворачивая руку, казавшуюся очень маленькой по сравнению с широкой полоской меди. Девушка не могла налюбоваться тонкой работой древнего мастера.

- Этого никто не знает, – отвечал ей Рамсден. – Вообще-то, их два. Одинаковых. Один – для Сюзанны, другой – для тебя. Помню, что один из них носила моя мама. И бабушка тоже. Обрати внимание на портрет Сюзанны из Денбей – на ее руках надеты эти браслеты. Их видно из-под рукавов платья.

Айви дотронулась до браслета пальцем – медь была теплой, казалось, от нее исходит магическая сила.

- Я не могу принять такой подарок, Джулиан. Эта вещь принадлежит твоей семье.

- Ох, до чего же ты смешная! Ты и есть моя семья, во всяком случае ее часть – тихо промолвил он, взяв Айви за руку. – Когда я сказал тебе, что ты принадлежишь Виткомбу, я говорил серьезно. А это – лишь знак. Если надумаешь оставить нас, Айви, возьми браслет с собой: он всегда будет напоминать тебе о нашей семье и о Виткомб-Кипе. Уже совсем скоро тебе придется принять решение. Знаю, что могу потерять тебя, но, поверь, мне будет легче, если эта древняя семейная реликвия будет у тебя. Если он будет на твоей руке, то я буду чувствовать связь с тобой через века. Даже если мне не доведется больше никогда увидеть тебя.

Девушка смотрела на браслет, представляя себе, как возвращается домой, занимается обычными, рутинными делами. Она будет вставать каждое утро, принимать душ, одеваться в свои элегантные шерстяные костюмы, ходить на работу. Бывать на вечеринках, обедать со знакомыми, посещать аукционы и распродажи… И каждый – каждый! – день смотреть на медный браслет на своем запястье и думать о Джулиане.

Ее глаза наполнились слезами.

- У меня тоже есть для тебя подарок, Джулиан, – сказала Айви.

- Да? Что это, новая ручка?

Джулиан прибрал к рукам сувенирную ручку Маргарет и исписал ее за неделю.

- Нет, лучше. Пойдем.

Девушка направилась из большого зала в покои Джулиана. Он молча следовал за ней и смотрел, как она берет старинную шкатулку с изображениями святых.

В ней лежала та самая бумага, что Джулиан дал Айви. Восковая печать была не сломана.

Подержав ее в руке, девушка быстро повернулась к камину и бросила бумагу в камин.

Края бумаги потемнели, сморщились и запылали. Восковая печать расплавилась, и вся бумага вспыхнула ярким огнем.

Айви посмотрела на молодого человека. На его лице играли отблески пламени. Похоже, Рамсден был в шоке.

- Вот, – заявила Айви. – Не хочу я этой книги. Не хочу заклинания, не хочу покидать тебя. Куда ты, туда и я. Навечно.

Джулиан поглядел на нее, а потом его лицо осветила радостная улыбка, глаза засияли мягким блеском. Он распахнул свои объятия.

- Иди ко мне, – позвал он.

Девушка шагнула к Рамсдену, не сказав на этот раз, что он опять командует. На то, чтобы он избавился от этой привычки, понадобятся годы.

- Я люблю тебя, – прошептал он ей в волосы.

Они целовались, а письмо Джулиана тем временем превратилось в пепел. Впрочем, Айви и Джулиан, подогреваемые желанием обладать друг другом, не заметили этого.

Айви внезапно почувствовала, что освободилась от гнетущей тяжести, которая давила на нее все последнее время. Она сделала свой выбор и отныне будет неразрывно связана с Джулианом, как рунические письмена с медным древним браслетом.

Глава 19

- Постарайся сберечь бабушку и Сюзанну, – попросил Рамсден. – Что бы ни случилось, вы не должны выходить из замка. Заприте за мной ворота и не открывайте никому до моего возвращения.

Небо над ними едва начинало светать, превращаясь из черного в темно-серое. Шум моря в этот ранний утренний час казался ближе. Густой туман опустился низко над замком, башни и шпили Виткомб-Кипа терялись в мрачных черных облаках.

Покинутый большинством обитателей и молчаливый, Виткомб-Кип походил на замок-привидение. Поежившись, Айви прижалась к Рамсдену.

- Как бы я хотела, чтобы ты не уезжал, – промолвила девушка. – Или чтобы я уехала вместе с тобой.

- Меня не будет всего несколько дней, – прошептал он, прижимая ее к себе. – Ты будешь в безопасности здесь.

Закрыв глаза, девушка потерлась щекой о мягкий вытершийся бархат его камзола, стараясь запомнить стук его сердца, запах его кожи, те дивные ощущения, которые она испытывала, когда Рамсден ласкал ее. И чувство безопасности. В его объятиях Айви чувствовала себя, как за каменной стеной.

Рядом с ними Бахус рыл копытами землю и нетерпеливо ржал. После долгого пребывания в конюшне коню Джулиана не терпелось вырваться на волю.

Рамсден чувственно и нежно поцеловал девушку.

- Если я немедленно не уеду, то опять утащу тебя в спальню, – прошептал он.

Айви постаралась улыбнуться, но губы ее дрожали.

- Ах, какая страшная угроза.

- Ты испугалась, не так ли? Вот погоди, я вернусь и тогда…

Они вместе подошли к воротам, и Рамсден вытащил тяжелую дубовую доску, игравшую роль засова.

- Ты сможешь всунуть ее назад, когда я уеду? – спросил Рамсден.

- Я сильнее, чем кажется, – утвердительно кивнула девушка.

Джулиан отворил ворота и минуту всматривался в туман.

- Никто не должен входить или выходить, – повторил он в сотый раз.

- Как бы я хотела, чтобы ты не уезжал, – в тысячный раз прошептала она.

Они постояли, взявшись за руки, не в силах сказать «до свидания».

- Я люблю тебя, – сказал он, сжимая ее руку.

- Я люблю тебя, эхом отозвалась Айви.

Казалось, им было нечего больше сказать друг другу.

Рамсден повернулся и вскочил на коня.

- Храни тебя Бог, Айви.

Девушка стояла в воротах, глядя вслед Рамсдену, чей силуэт постепенно исчезал в пахнущем морем тумане. Но даже когда его совсем не стало видно, Айви прислушивалась к цокоту копыт Бахуса до тех пор, пока сырой мрак не поглотил все звуки.

Она закрыла ворота и с трудом подняла дубовую доску, которая была куда тяжелее, чем казалось на вид. Но девушке все же удалось вставить ее в железные скобки, куда она упала с глухим стуком.

С таким же стуком билось ее сердце. Голова Айви поникла, когда она направилась к спящему замку.

- Тяжелая работа, – сказала Айви Сюзанне, – лучшее лекарство от скуки.

Сюзанна скорчила гримасу.

- Я тебе верю, – произнесла она в ответ, – но я предпочла бы сидеть у камина и играть на лютне.

Большой зал наполовину опустел. Знамена и гобелены, портьеры и ковры – все было свернуто и спрятано в тайнике. В зале стало пусто, как было до появления Айви.

- Как ты думаешь, как там во Франции? – спросила сестра Джулиана с радостной улыбкой. – Я слышала, там тепло.

- Я не была во Франции, – призналась Айви.

Одна лишь Сюзанна с восторгом ждала вынужденного бегства. Она расценивала его как большое приключение и, не замолкая, болтала о предстоящем путешествии.

Все было готово, ждали лишь Джулиана. Тайник в часовне был до потолка набит вновь обретенными сокровищами Виткомба, а в комнатах замка стало холодно и пусто. Лишь в покоях Маргарет все осталось, как прежде, поэтому Дейзи, Сюзанна и Айви проводили там почти все время. Айви сказала, что проще топить в одном месте, поэтому они даже ели в комнате бабушки. Спать Сюзанна, Дейзи и Айви укладывались там же, на полу.

На самом- то деле Айви просто не могла спать одна в постели Рамсдена. Простыни и подушки были пропитаны его ароматом, в комнате без ее хозяина сразу стадо как-то пусто. Его сапоги, штаны и рубашки валялись повсюду, –там, где он их бросил, как будто Джулиан только что вышел.

Айви решила прибрать и аккуратно сложила все вещи в шкаф. Но стало еще хуже, будто он уехал навсегда. Чувствуя себя полной дурочкой, девушка вытащила вещи назад и раскидала все, как было.

Поспав всего одну ночь в одиночестве, Айви заявила, что им следует спать в одной комнате, чтобы беречь дрова.

Их одежда была свернута в тюки и уложена в небольшие сундуки и сумки. В комнатах не осталось ничего, все ценное было спрятано. Оставалось лишь дождаться Джулиана.

Маргарет разыскала где-то свой старый плащ и теперь переделывала его для Дейзи, подбивая капюшон мягким мехом. Она сшивала розовую шерсть мелкими, аккуратными стежками. За работой бабушка то и дело вздыхала, глаза ее были грустными.

Она шила и сегодня, когда пришли Айви и Сюзанна. Дейзи сидела у ног леди Маргарет, играя с кроликом, который с любопытством задвигал носиком, увидев вошедших женщин.

- Свершилось чудо, – заявила Сюзанна, наклоняясь, чтобы поцеловать бабушку.

Маргарет с надеждой посмотрела на нее:

- Джулиан вернулся?

- Нет, куда большее чудо. У Айви нет больше для меня работы. Я думала, этот день никогда не придет.

- Если хочешь, я могла бы найти для тебя дело, – лукаво заметила Айви, усаживаясь на пол.

- Подумать только, я всегда мечтала о сестре, – заметила Сюзанна. – И теперь, когда она у меня появилась, мне хочется избавиться от нее. – Сюзанна говорила это с улыбкой, глядя своими блестящими, точно как у Джулиана, глазами на Айви.

Сестра. Это слово удивило Айви, согрело ее. Она была частью семьи. Как только Джулиан вернется, она станет абсолютно счастливой.

- Не может быть, что ждать осталось долго, – произнесла она вслух.

- Да, не должно быть, – согласилась Сюзанна, прерывая ход ее мыслей. – Надеюсь, тогда ты успокоишься и перестанешь обращаться со мной, как с рабыней.

Вдруг леди Маргарет уронила на пол свое шитье и закрыла лицо руками.

- Не могу этого вынести, – дрожащим голосом произнесла она.

- Что?– закричала Сюзанна с тревогой. – Ты заболела?

Глубоко вздохнув, Маргарет покачала головой.

- Нет, – прошептала она. – Не хочу говорить об этом.

- Что случилось?– спросила Айви, взяв бабушку за руку.

Маргарет поглядела на Сюзанну и Айви, и на ее темные глаза навернулись слезы.

- У меня появилось предчувствие, – наконец сказала она. – Я не хотела обращать внимания, но оно меня не оставляет. Я уверена, что больше не увижу Джулиана.

По спине Айви пробежал холодок, сердце схватила ледяная рука страха.

- Вы ошибаетесь, – машинально возразила она. – Непременно увидите.

Леди Маргарет с отчаянием покачала головой.

- Нет, – промолвила она. – Не увижу. Я уверена. Я никогда не увижу Франции, своих правнуков и моего Джулиана.

- Не говори так! – вскричала Сюзанна. – Не говори! Ты ошибаешься! Джулиан вернется домой, и все будет хорошо.

Дейзи тихо сидела на полу, глядя испуганными глазами на старую женщину. Маргарет заставила себя улыбнуться.

- Стыд мне и позор, – заявила она, – за все эти старческие бредни. Ни за что, ни про что испугала мою малышку.

- Да и меня тоже, – шепнула Айви, сжимая руку Маргарет.

- Ох, дорогая, мне так жаль. Прости меня, пожалуйста. – Пожилая леди дотронулась до глаз. – Знаешь, я волнуюсь и к тому же очень устала. Это так тяжело – видеть свой дом пустым, как будто спрятали всю мою жизнь, и ждать, что будет дальше. Я уже старуха и не могу так легко относиться к переменам, как молодые, Маргарет подобрала с пола шитье, но иголку в руки не взяла.

Сюзанна и Айви обменялись тревожными взглядами.

- Наверное наша шумная компания действует тебе на нервы, – быстро проговорила Сюзанна. – Я все время болтаю, Айви мелькает у тебя перед глазами, меря шагами комнату. Может, ты отдохнешь, а мы выйдем на свежий воздух.

- А дождь перестал? – спросила Маргарет, озабоченно взглянув на Дейзи.

- Если мы будем ждать, когда он перестанет, – заметила Сюзанна, – то успеем состариться. Послушай, бабуля, мы не промокнем. Я думаю, тебе нужно побыть в тишине. Мы оседлаем Баттеркап и повозим Дейзи верхом по двору.

Девочка радостно заулыбалась. После чтения и рисования больше всего на свете она любила ездить верхом.

- С вами все будет в порядке? – спросила –Айви, которую не покинула тревога.

Маргарет лишь махнула рукой.

- Ну конечно. Поверь мне, дорогая Айви, тебе не о чем беспокоиться.

Но Айви все равно тревожилась и, когда они выходили из комнаты, быстро прошептала молитву о том, чтобы Джулиан поскорее вернулся.

* * *

- Какая ты замечательная наездница, Дейзи, – похвалила девочку Сюзанна. – Надо сказать, ты ездишь верхом лучше Айви.

Дейзи засмеялась. Она знала, что быть того не может. Она не в состоянии делать что-то лучше, чем Айви. Айви слишком умна. Она умеет читать, склеивать сломанные вещи, петь песни и рисовать забавные картинки. Но и Сюзанна и Айви одобряли все, что бы Дейзи ни сделала.

Например, вчера девочка пыталась рисовать – как Айви. Она нарисовала замок, надеясь, что он похож на Виткомб-Кип. Правда, у нее не совсем хорошо получилось. Линии были неровными, да и больших клякс она насажала. Но она все равно нарисовала еще себя, и Айви и Сюзанну, и Джулиана и леди Маргарет. Все с улыбками выглядывают в окно. Малышка изобразила еще и деревушку в долине, и то место, где всякие разрушенные стены, и лошадь. Но ей казалось, что все получилось неважно.

Однако Айви восторженно охала над картинкой, а Маргарет поставила рисунок на стол и сказала, что будет любоваться им каждый день.

Бабушка прекрасно поняла, что нарисовала девочка. Дейзи не переставала дивиться леди Маргарет: казалось, та все знает и понимает без слов.

- Посмотри-ка, – сказала она Сюзанне, показывая ей рисунок. – Вот это мы, вот деревня, а вот – руины аббатства. Какие зоркие у Дейзи глазки.

Катаясь верхом на лошади и выслушивая похвальбы Айви и Сюзанны, девочка подумала о том, что ее мама могла и ошибаться. И не только мама, но и все Злые Люди.

Она не была плохой. И не была глупой. Она была умницей, научилась читать. И у нее были зоркие глаза. И кролик, и чудесное голубое платье с кружевами, тонкими, как паутинка. И скоро у нее будет плащ с капюшоном, в точности как у Айви, только розового цвета, а не коричневого. Каждый день Айви причесывала ей волосы, вплетала в ее косы ленты и говорила ей, какая она хорошенькая.

Всего этого не могло быть с плохой девочкой, заключила для себя Дейзи.

Иногда, лежа в теплой постельке под мягкими одеялами и прижимая к себе кролика, девочка вспоминала свою деревушку. Временами ей снилось, что она вернулась туда – верхом на большом вороном коне Джулиана, в своем прекрасном голубом платье. Во сне она умела говорить и смеялась над детьми, что прежде издевались над ней. Они все удивленно смотрели на ее коня, на ее кружева, и им стало стыдно.

Но, бывало, ей снились и плохие сны. Седой человек, который поймал ее маму, приезжает в Викомб и преследует ее, а ее конь не может скакать быстрее, чтобы скрыться от преследователя. Но вот ей удается убежать, и вдруг седой человек появляется снова.

Просыпаясь каждый раз после такого сна, малышка плакала, хотя и беззвучно. Каким-то образом леди Маргарет всегда узнавала, что Дейзи проснулась, подходила к ней, гладила ее волосы и обнимала до тех пор, пока все страхи не исчезали.

Дейзи старалась не думать об этих снах и о своей деревне. Она была в безопасности за толстой каменной стеной замка, а Айви и Сюзанна все катали ее верхом.

- Может, хватит? – спросила Айви. – Похоже, Дейзи устала.

- Да, пожалуй, – согласилась Сюзанна. – Она уже не так ровно сидит.

Девочка с радостью покаталась бы еще, но не стала противиться, когда они отвязывали ее от седла и помогали спуститься на землю.

Сюзанна повела кобылу назад в стойло, а Айви, взяв Дейзи за руку, направилась к замку.

- Как хорошо ты ездишь верхом, – промолвила она. – Однажды мы обязательно поедем в лес, а оттуда – на побережье. Это будет чудесная прогулка.

Малышка улыбнулась.

- А когда-нибудь, – продолжала Айви, – у нас будет много денег, и мы купим тебе пони. Думаю, тебе будет легче ездить на нем. А потом…

Внезапно она замолчала, повернувшись к воротам.

- Ты слышала? – спросила она.

Дейзи нравилось, что Айви задает ей вопросы, как будто она могла ответить на них.

Девочка слышала. Кто-то ехал по дороге к замку. Всадники были еще далеко, но девочка явственно слышала стук копыт.

- Это Джулиан, – прошептала Айви. Ее лицо порозовело, глаза радостно заблестели. – Это он. Давай посмотрим. – крикнула ей Сюзанна,

- Куда это ты?– выходя из конюшни.

- Кто-то едет сюда по дороге. Наверное, это Джулиан. – Айви крепко сжимала ручку Дейзи, ее голос звенел от возбуждения.

- Да? – промолвила Сюзанна, нахмурившись. – Что-то слишком быстро. Я не ждала, что он вернется раньше чем через три дня.

Айви так быстро помчалась в сторожевую башню, что девочка споткнулась.

- Ох, как мне не стыдно! – воскликнула Айви извиняющимся тоном и взяла малышку на руки. – Ого, ты становишься все тяжелее, – добавила она.

- Да уж, – согласилась Сюзанна. – Удивительно, как еда изменила ее.

Они поднимались по темным ступенькам, и их голоса эхом отдавались в пустой башне. Айви просто стиснула Дейзи, прижимая ее к себе.

- Ну вот, мы и поднялись, – сказала Айви, ставя девочку на пол. Затем она бросилась к узкому окошку.

У Дейзи были зоркие глаза. К тому моменту, когда Айви подошла к окну, малышка уже знала, что к замку едет не Джулиан.

Но вот Айви заметила всадников, плечи ее поникли, веселый смех оборвался.

- Кто это? – спросила Сюзанна.

Всадники приближались. Дейзи была уверена, что по дороге едет не одна лошадь. Скорее всего четыре или даже больше.

Сюзанна, потеснив Айви, тоже высунулась в окно.

Дейзи дрожала. В башне было холодно и темно. И ей не нравилось, как тут пахнет. И в окнах не было стекол, чтобы закрыть их и не пускать сюда холодный ветер.

- Кто это такие? – прошептала Айви.

Дейзи втиснулась между ними, и Айви положила руку ей на голову, но это не было ее обычным ласковым прикосновением.

- Не знаю, – озабоченно проговорила Сюзанна.

Дейзи с тревогой смотрела на них, но они даже не заметили ее взгляда.

- А вдруг что-то случилось с Джулианом? – промолвила Айви дрожащим голосом.

- Я бы узнала это, – быстро сказала Сюзанна. – Почувствовала бы, – пояснила она.

Дейзи испугалась. Она потянула Айви за зеленый рукав ее платья.

- Хочешь посмотреть? – спросила Айви, натянуто улыбаясь.

Затем она пропустила девочку к окну.

Теперь Дейзи могла пересчитать этих людей, что пересекали поле по дороге, ведущей к Виткомб-Кипу. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь… Семь человек, семь коней. Все они были в одежде темно-серого, коричневого и черного цвета. Цвета зимы.

- Впереди – мэр! – вдруг воскликнула Сюзанна. – На гнедом коне с белой отметиной. Но кто же это с ним?

Взглянув на него, Дейзи его сразу узнала. Узнала черную шляпу с высокой тульей, седые волосы. Будь он поближе, она смогла бы разглядеть холодные глаза и острый подбородок.

Девочка зажмурила глаза, надеясь, что он, может быть, исчезнет, но, открыв глаза, она вновь увидела его. Он привел с собой плохих людей. Сюда, в ее замок.

«Бегите!» – хотела она сказать, но у нее не получалось. Как будто в горле у нее был камень или кулак, который становился все больше и давил изнутри. Все поплыло у нее перед глазами, но потом остановилось. Сердечко Дейзи бешено колотилось.

- Чего им надо? – прошептала Айви, до боли сжимая плечо малышки.

- Чего бы ни надо было, они этого не получат, – проговорила Сюзанна, чей голос звучал скорее зло, чем испуганно. – Они могут разворачиваться и отправляться восвояси. Джулиан велел не отпирать ворот, и мы этого не сделаем.

Все было как в дурном сне, вот только Дейзи никак не могла проснуться. Они нашли ее, хотя она была далеко за болотами, лесами и шумными ручьями. Они разыскали ее и теперь заберут милую Айви, и Сюзанну, и Маргарет и убьют их всех, а Джулиан не успеет вернуться вовремя, чтобы их спасти.

Дейзи так крепко зажмурила глаза, что ей стало больно. Ужас все рос и рос в ней, как живой, рвался наружу. И вот он выскочил, сжав ее горло, чуть не разрывая Дейзи пополам.

«Чего они хотят?» – донесся до девочки откуда-то издалека голос Айви. И вдруг Дейзи увидела веревку на шее своей мамы. Она была такая грубая и черная и резко выделялась на фоне маминых светлых волос. Малышка услыхала, как заскрипело дерево, мама повисла, ее тонкая шея сломалась, а вокруг завывал свирепый ветер.

Предмет в горле, мешающей Дейзи, вырвался наружу со страшным взрывом. Она заговорила.

- Не-е-е-т! – закричала девочка что есть мочи, поворачиваясь к Дейзи и Сюзанне. – Нет! Нет! Нет!

- Слава Богу, – прошептала Сюзанна, а Айви все повторяла ее имя: «Дейзи! Дейзи!» Они что-то говорили, гладили малышку, успокаивали ее испуганными голосами. Дейзи ослепла от страха и слез. Сюда шел плохой человек, как в ее снах, и она ничего не могла сделать.

- Плохо! – рыдала Дейзи. – Плохо, плохо! – Ей оставалось лишь зарыться лицом в мягкие, огненные кудри Айви и плакать.

Но вот девочка смогла различать их голоса. Айви и Сюзанна уговаривали ее не бояться, уверяли, что не позволят никому причинить ей вред, что все будет хорошо.

Дрожа, Дейзи прижалась к Айви. Ей так хотелось, чтобы всадники исчезли.

- Стой прямо, – велела ей Сюзанна, – и не давай им запугать себя. – Держалась сестра Джулиана уверенно, но в голосе ее не было привычных веселых ноток.

- Господи, кто же это такие? – спросила Айви. – Что они будет делать, Сюзанна?

- Скоро узнаем, – промолвила в ответ Сюзанна, встряхнув темными кудрями. – А если тебя интересует, кто они такие, то скажу, что это сущие чудовища, большинство из них. Видишь вот этого, впереди всех, в пуританской одежде? Разгляди его хорошенько, Айви, потому что, клянусь тебе, это самый страшный человек в Англии. Если я не ошибаюсь, это Джозия Фейк, генерал, главный охотник за ведьмами.

Тельце Дейзи содрогнулось, когда она услыхала имя человека, который убил ее маму. Она крепко прижалась к юбкам Айви. Она ни за что не отпустит ее.

- Не бойся, – велела Айви, но девочка была в ужасе. Она спрятала лицо и старалась заткнуть уши складками ткани, чтобы не слышать цокота лошадиных копыт.

Айви крепко обняла девочку и выразительно поглядела на сестру Джулиана. Взгляд серых глаз Сюзанны был непроницаемым.

- Она говорит, – сказала Айви. – Она может говорить, Сюзанна.

Девушка невесело улыбнулась:

- Ну да, говорит. Я слышала. Но лучше бы она крикнула, что идет лудильщик. Или пивовар. Да кто угодно, кроме…– Сюзанна кивнула головой в сторону всадников.

- Что нам делать? – вполголоса спросила Айви.

Она слышала голоса всадников, подъехавших к замку, и радовалась, что тяжелые ворота заперты.

- Ну, раз уж мы не можем вылить на их головы кипящего масла, – заявила Сюзанна, – то должны хотя бы показать себя. Соберись с духом, Айви.

Айви подскочила, услыхав, как они барабанят в ворота тяжелым дверным молотком.

- Маргарет Рамсден! – раздался крик. – Маргарет Рамсден, отопри ворота!

Айви слышала, как колотится сердечко Дейзи. Несмотря на собственный страх, она ободряюще сжала ее ручку. «Джулиан, о, Джулиан, возвращайся домой!» – молилась она.

- Маргарет Рамсден! – вновь закричал мужчина. – Мы требуем чтобы ты открыла ворота!

Отбросив назад темные кудри, Сюзанна глубоко вздохнула.

- Теперь наш черед, – шепнула она Айви. Девушка высунулась в узкое окошко сторожевой башни.

- Что это за грубости? – крикнула она.

Айви удивилась, услышав ее чистый, сильный голос. Лишь пальцы Сюзанны, с силой сжимавшие древние камни, выдавали ее страх.

- Сюзанна Рамсден! Отвори ворота!

Айви передвинулась к небольшой нише, которой в прежние времена пользовались стрелки. Дейзи держалась за ее одежду.

Выглянув, Айви смогла различить лица всадников. Похоже, она узнала двух или трех – они были в гостинице в тот день, когда они с Сюзанной заезжали туда. Но ее внимание приковал к себе человек на огромном сером в белых яблоках коне. Он с ног до головы был одет в черное. Лишь белый воротник да галстук оживляли его костюм. Изможденное бледное лицо было обрамлено жесткими седыми волосами. От носа к плотно сжатым губам тянулись глубокие морщины. Это был какой-то бесцветный человек. Живыми были лишь его глаза. Горящие ненавистью глаза. Глаза фанатика.

- Я просто не могу открыть ворота, – сообщила им Сюзанна. – Мой брат запретил мне делать это, а я – девушка послушная и сделаю так, как мне велели.

Человек на гнедом коне – крепкий на вид – нахмурился.

- Нечего препираться с нами, Сюзанна Рамсден. Нас не касается, что сказал твой брат. У нас есть ордер, так что открывай. Именем закона Англии.

- Ерунда, – возразила Сюзанна. – Послушайте, лорд мэр, здесь нет преступников.

- Есть! Целых два! – закричал мэр в ответ. Айви увидела, что от возбуждения его лицо побагровело. – У нас есть показания свидетелей. Именем закона! Ты должна впустить нас!

- Не могу, – повторила Сюзанна. – Джулиан запретил.

- Никто не может ставить себя выше закона, – заговорил человек в черном. Его сильный, низкий голос звучал, как гром. – Слушайся Бога и чти короля, говорится в Библии. Неужели ты не подчинишься приказу, женщина?

- Король умер, – огрызнулась Сюзанна. – А вот мой брат имеет право приказывать мне, и я не ослушаюсь его приказаний.

- Сюзанна Рамсден, неужели ты осмелишься не подчиниться закону Английской республики?

Девушка задумалась, а Айви пришло в голову, что Сюзанна ступила на опасную тропу.

- А как мне знать, правда ли у вас есть ордер? – закричала мисс Рамсден.

Мэр вытащил из кармана плаща бумагу.

- Но не могу же я прочитать ее отсюда, – воскликнула Сюзанна. – Да это может быть просто листком! Может, это слова какой-нибудь баллады, откуда я знаю! Нет, ради Бога, идите домой и не заставляйте меня ослушиваться брата, когда его нет.

Изможденный человек повернулся к своим спутникам.

- Вы слышите, – загремел он своим низким голосом, – как она пытается обмануть вас и одурманить ваши головы своим звонким голосом? «Ее уста сладки, как мед, губы скользки, как масло, зато язык ее горек, как полынь, и остер, как лезвие кинжала. Ее ноги приведут к смерти, к самому сатане». Это – слово Божье, слушайте его, и не давайте себя дурачить.

- Мерси! – крикнула вниз Сюзанна. – Резковато сказано, сэр!

- У нас есть ордер, – заорал мэр. – Ордер на арест Маргарет Рамсден и ребенка по имени Дейзи, рожденного от осужденной ведьмы Бесс из Вестфорда. Открой ворота, Сюзанна Рамсден, и приведи их к нам. Тебе мы не причиним вреда.

- А что, если я этого не сделаю? – спросила Сюзанна.

Айви казалось, что все это происходит в страшном бреду. Она вспомнила о милой Маргарет, которая, ничего не подозревая, сидела в своей уютной комнате и шила Дейзи новый плащ. Господи, а Дейзи! Нет, не могут же они арестовать пятилетнего ребенка!

- Они не сделают этого! – шепнула она Сюзанне. – Сюзанна, они не могут арестовать девочку.

Девушка повернулась к Айви.

- Сказала бы ты это старой матушке Дэмдайк из Пендла, – промолвила она. – Мало того, что они арестовали старуху, так еще и всех ее правнуков прихватили. Эллисон, Джанет и Джеймса. Старшему было десять, если я не ошибаюсь. Всех повесили.

- Послушай меня, Сюзанна Рамсден, – закричал снизу худой человек с неистовым взором. – Я – Дэозия Фейк, генерал, охотник за ведьмами. Мне многое известно о них. Если эти женщины и вправду невиновны, им нечего бояться. Их будет судить суд присяжных. Господь не допустит наказания невинных! Его рука остановит присяжных!

Щеки Сюзанны покраснели, темные глаза засверкали.

- Боюсь, там распоряжается не Господь, а ты, Дэозия Фейк, и те, кто слушает твою злобную болтовню. А теперь послушай меня хорошенько. Я не открою ворота– ни сейчас, и никогда. Убирайтесь отсюда и держитесь от нашего замка подальше.

- Это твое последнее слово?– спросил мэр.

- Да, – ответила Сюзанна и крепко сжала губы.

Мужчины стали совещаться. Айви прижимала к себе девочку и чуть покачивала ее. А потом она увидела, как один из мужчин отвязал от седла лошади небольшой кусочек и понес его к воротам.

- Черт! – прошептала Сюзанна. – Нет! Только не это, Айви!

- Что это? – спросила Айви дрожащим голосом. – Сюзанна, что это?

- Порох – ответила девушка мрачным голосом. – Они взорвут ворота, Айви. Мы пропали.

Глава 20

Казалось, Сюзанна и Айви, замерев на месте, смотрели друг на друга целую вечность. Вцепившаяся в юбки Айви девочка тряслась от страха.

- Спрячь ее! – закричала Сюзанна. – Спрячь ее, быстро! Я приведу бабушку. И не выходи, пока я или Джулиан не придем за тобой.

Дважды повторять не потребовалось. Схватив Дейзи на руки, Айви бросилась вниз по винтовой лестнице. Юбки путались у нее под ногами, и она старалась задрать их повыше. Малышка изо всех сил вцепилась ей в плечи, ножки Дейзи стучали по ногам Айви, так быстро она бежала.

- Быстрее! – поторопила их Сюзанна. Айви не могла ответить. Она неслась по мокрому двору, не замечая веса ребенка, и видела перед собой лишь дверь часовни.

Отворяя тяжелую дверь, Айви обернулась и увидела Сюзанну, бросившуюся к дверям замка. Девушка двигалась так стремительно, что в своем красном платье походила на птицу.

- Быстрее, Сюзанна, – прошептала Айви. При одной мысли о леди Маргарет слезы навернулись ей на глаза. Девушка была в панике.

Затворив за собой дверь, она побежала по молчаливой часовне, спотыкаясь об обломки дерева, разбитое стекло, о головешки… Дейзи уткнулась лицом в ее шею; дыхание ребенка было прерывистым.

- Все хорошо, – прошептала Айви, хотя на самом деле ничего хорошего не было.

Добежав до ниши в стене, Айви хотела поставить девочку на пол, но маленькие ручки не отпускали ее, вцепившись в ее шею с удивительной силой.

- Только на одну минуту, дорогая, – умоляла Айви, пытаясь разжать пальчики Дейзи. – Пожалуйста…

Она обернулась на дверь в надежде увидеть входящую Маргарет. «Быстрее», – вертелось у нее в голове, но девушка уже не понимала, к кому относились ее мысли– к Сюзанне, Маргарет или к ней самой.

Наконец ей удалось отцепить пальчики Дейзи, и девочка сползла на пол, не выпуская, однако, юбок Айви.

Айви уперлась рукой в камень, который сдвигал стену в сторону, стена не двигалась.

- Пожалуйста, – застонала она, и ее голос эхом прокатился по пустынной часовне. – Пожалуйста!

Девушка толкала камень изо всех сил. Наконец стена поползла вбок. Скрежет камней казался Айви таким громким! Она боялась, что его могут услышать незваные гости Виткомба.

- Давай, Дейзи, – прошептала она. – Заходим.

Говорить это было бессмысленно, потому что малышка повисла на платье Айви и не собиралась ее отпускать.

Небольшая комнатка была под потолок забита старинными гобеленами, серебром, столами – всем, что снесли сюда Сюзанна и Айви. Схватив темно-зеленое турнирное знамя, Айви бросила его на пол. Уж лучше сидеть на нем, чем на голых камнях.

Девушка мешкала, не закрывая потайной двери. Она все еще надеялась, что в часовню вот-вот войдут Маргарет и Сюзанна, и они все вместе укроются за толстыми стенами. Дотронувшись рукой до лица, Айви обнаружила, что ее щеки совсем мокрые: она плакала.

- Ох, Маргарет! – шептала она. – Быстрее!

Айви глаз не сводила с двери часовни, но та никак не открывалась. Ее сердце бешено колотилось в груди. Казалось, оно говорит: «Слишком поздно, слишком поздно, слишком поздно…»

Вдруг по двору пронесся гул взрыва, Айви услыхала, как деревянные обломки ворот разлетелись по двору. Стены часовни содрогнулись. Раздались торжествующие крики пуритан.

Айви зажала рот рукой, ее лицо скривилось.

Слишком поздно.

Девушка стала закрывать потайную дверь. Она едва дышала, каждый вдох давался ей с большим трудом. Дейзи свинцовым поясом висела у нее на платье.

Вот стены сомкнулись, дневной свет погас.

Дрожа, Айви сползла на пол, крепко прижимая Дейзи к сердцу. Слезы Айви крупными горошинами падали на шелковые волосы девочки.

- Джулиан скоро приедет, – прошептала она, – и все будет хорошо. «Будет ли?» – думала Айви. Завернув трясущуюся от страха девочку в широкий плащ, Айви прижалась спиной к холодной стене.

Темнота давила, не было видно ни зги. Закрыв глаза, Айви подумала о том, что в одиночестве тут можно было бы сойти с ума. Хорошо хоть она была здесь не одна, а с Дейзи. Когда есть о ком заботиться, невзгоды пережить легче. Она сможет думать о малышке, а не только о холоде и тьме.

Девушка боялась даже представить себе, что произошло за толстыми стенами часовни. Кого арестовали – Сюзанну, Маргарет или обеих?

Интересно, сколько времени они смогут пробыть здесь без воды, света и без питья? Как долго надо ждать Джулиана?

«Я не ждала, что он вернется раньше, чем через три дня», – сказала ей Сюзанна, когда они впервые услышали стук копыт.

Три дня. Что здесь будет к тому времени, когда Рамсден вернется? Стерев слезы с лица, Айви попыталась вспомнить все, что рассказывал ей Джулиан о судах над ведьмами.

«Только в графстве Эссекс за этот год повесили и сожгли тридцать женщин. Во всей Англии – вдвое больше. В Шотландии, говорят, – по сотне в год. Сколько ведьм казнят в Германии – не сосчитать, и там нет закона, запрещающего пытки».

Айви содрогнулась.

«Не думай об этом, – приказала она себе. – Надо думать о чем-то нужном. Сколько мы выдержим без еды? Можно ли будет выбраться ненадолго и раздобыть провизии? Ночью, например. Но как узнать, ночь сейчас или день?

Девушка погладила Дейзи по головке и почувствовала, что ее маленькое личико залито ледяными слезами.

- Не беспокойся, Дейзи, – успокаивала она ее. – Все будет хорошо.

В мрачной темноте ее шепот казался зловещим.

Что, если никто не придет?

Долгое время Айви боялась шевелиться, боялась говорить, чтобы ничем не выдать своего присутствия. В мертвой тишине даже собственное дыхание казалось Айви шумным, и лишь быстрые и короткие вдохи Дейзи не пугали ее.

Айви не представляла, сколько прошло времени, но вот она услыхала, что Дейзи задышало ровно и спокойно – девочка заснула. Почувствовав, что ее нога затекла, Айви осторожно переложила ребенка.

В темноте время идет медленно. Конечно, лучше бы уснуть, но Айви знала, что сон ни за что не придет к ней. Она пыталась считать овец, прыгающих через забор, считала от тысячи до одного, решала в уме сложные задачи – словом, старалась делать все что угодно, лишь бы не думать о пугающей реальности.

И еще она молилась, чтобы Джулиан поскорее возвращался.

Айви то засыпала, то просыпалась. Ей снились обрывочные сны о Маргарет, Сюзанне и Джулиане. Проснувшись, девушка не бывала уверена, что не спит, в таком она была состоянии. Лишь Дейзи – теплая и тяжелая, прижимавшаяся к ней, возвращала Айви к реальности. Впрочем, реальной также была боль в пояснице и холодный воздух, проникающий в тайник сквозь неприметные щели. Может, уже настала ночь?

Айви вытянулась на полу, прижав к себе Дейзи и накрыв ее своим плащом. Подумав, девушка натянула плащ им на головы – так воздух казался теплее.

Ей ужасно хотелось пить, хотелось в туалет. Вот Дейзи проснулась и сразу же стала искать маленькими заледеневшими ручками лицо Айви.

- Все будет хорошо, – вновь и вновь повторяла Айви.

Она пыталась вспомнить какие-то сказки, а припоминая их, рассказывала девочке: «Кот в сапогах», «Золушка», «Карлик-Нос», «Красная шапочка»… Когда Айви заговорила о бабушке Красной Шапочки, Дейзи заплакала, и девушка поняла, что малышка подумала о леди Маргарет.

Через некоторое время Дейзи снова заснула. Айви лежала молча, внимательно ко всему прислушиваясь, ожидая услышать хоть какой-то шорох. Ей казалось, что тишина вот-вот сведет ее с ума.

И когда наконец раздался какой-то звук, Айви решила, что он ей пригрезился.

Она прислушалась.

Был ли это легкий скрип? Шаги? Голос?

Она молилась, молилась, чтобы это была Сюзанна или Джулиан.

Стена заскрипела и начала двигаться.

Ужас обуял ее. Она вжалась в пол, стараясь не шевелиться, словно задумала стать плитой каменного пола. Девушка, как ребенок, крепко зажмурила глаза: «Я тебя не вижу, – значит, и ты меня не видишь». «Запах страха». Айви много раз слыхала это выражение, но не знала, что оно означает. И вот теперь она поняла. Ее ужас был так велик, что стал отдельным от ее сущности существом, и она чувствовала его ужасный запах.

Стена двигалась, и, казалось, скрежет был сильнее грома.

- Айви!

Девушка попыталась заговорить, но язык не повиновался ей, так велико было ее облегчение. Айви задрожала.

- Айви! Ты здесь?

Сюзанна. Айви все еще не могла вымолвить ни слова. Но вот губы ее задвигались.

- Здесь, – едва вымолвила она, пытаясь сесть.

- Слава Богу.

Наверное, сейчас ночь, потому что Айви не увидела света, хотя дверь и была открыта. Ей показалось, что она ощутила какое-то легкое движение, а затем дверь закрылась.

- Где ты, Айви?

- Здесь, на полу.

- Я побоялась нести зажженную свечу. Может, они наблюдают. Они думают, что ты уехала вместе с Джулианом.

Сюзанна споткнулась о ноги Айви.

- Мы здесь, – сказала Айви и тут же услышала, что что-то опустилось на пол рядом с ней – это села Сюзанна.

- Что там случилось?

- Подожди минутку, зажгу это и все расскажу.

Айви тихо сидела, пока тесную комнатенку не осветили дрожащие искры. Девушка успела заметить, что Сюзанна дует в коробочку с куском трута.

- Ну вот, – наконец с удовлетворением проговорила Сюзанна, зажигая свечу.

Айви чуть ли не с благоговением смотрела на бледное, золотистое свечение. Ей стало легче. Ей показались необыкновенно красивыми руки Сюзанны, в которых девушка держала подсвечник со свечой. Осторожно поставив его на пол, сестра Джулиана с громким щелчком захлопнула трутницу.

Проснулась Дейзи и, глядя на женщин широко распахнутыми голубыми глазами, разинула розовый ротик.

- Ну вот, – повторила Сюзанна, потянувшись за ведром, которое она с собой принесла. – Хлеб и сыр. – Вытащив бутыль вина, она вынула из горлышка пробку. – Лучшего в темноте мне разыскать не удалось.

Дрожащей рукой Айви отломила ломоть хлеба и протянула его девочке.

Сюзанна смотрела на них. В свете свечи ее лицо казалось совсем бледным, под прекрасными глазами залегли темные тени. Видно, она много плакала.

- Если нужно, – сказала сестра Джулиана, – воспользуйтесь ведром. Знаю, что это отвратительно, но я не подумала о том, чтобы захватить горшок.

Айви было все равно.

- Спасибо, – ответила она с полным ртом.

Сюзанна прихватила с собой свечи и одежду. Расческу из слоновой кости и ленты.

- Наверное, я что-нибудь забыла, – сказала она с грустью, – но у меня в голове все перемешалось.

- Да нет, все хорошо, – успокоила ее Айви. – Скажи мне, что случилось?

Из глаз Сюзанны хлынули слезы, и она зажала рот кулаком.

- Ох, Айви…– едва выдохнула она. Айви ждала.

Откашлявшись и тряхнув головой, Сюзанна заговорила:

- Извини. Так нелепо веду себя…– Глубоко вздохнув, она взяла Айви за руку; девушка ободряюще пожала руку Сюзанны. Их одинаковые медные браслеты тускло поблескивали в золотистом свете.

Глядя в пол, Сюзанна торопливо заговорила. Казалось, ей не терпится избавиться от мучивших ее слов.

- Я не успела. Они взорвали ворота и поймали нас, когда мы спускались по лестнице.

Я пыталась биться с ними, но их было так много. И бабушка была против. Она велела мне остановиться, сказав, что ей нечего прятать, что она с радостью пойдет с ними и что Господь докажет ее невинность. – Сюзанна стерла слезы. – Они связали ей руки, Айви, и заставили идти пешком. Они даже не позволили оседлать для нее Баттеркап. Господи, она была такой маленькой! – Сюзанна закашлялась, вытащила свою руку из руки Айви и стала вытирать лицо. – Она такая старая. Неужели они не видят!

Айви почувствовала, как слезы катятся по ее лицу.

- Они уже подготовились, Айви. Устроили судилище в церкви, битком набитой людьми. Суд! Так они называли это, но это было именно судилищем! Они сидели, издеваясь, смеясь и оплевывая ее. Не слышно было даже ее ответов.

Айви заледенела от ужаса. Прижав к себе Дейзи, она постаралась прикрыть ушки девочки, как будто можно было сделать что-то, чтобы ребенок не услышал кошмарного рассказа.

- А свидетели-то, свидетели! Чего только они не рассказывали! Они якобы видели, как она летает на метле или на соломинке! А один человек сказал, что бабушка отвела его в стойло, оседлала и превратила его в лошадь!

- Что? В лошадь? – не веря своим ушам переспросила Айви.

- Ага, а когда он пришел в себя…– Сюзанна горько усмехнулась, – когда он пришел в себя, вместо ступней у него были копыта! Затем он снял ботинки и продемонстрировал присутствующим свои совершенно нормальные ноги. На одной, кажется, было что-то вроде шрама. Но они все слушали, все внимательно слушали! И, – тихо добавила она, – всему поверили.

- Сюзанна! – вскричала Айви. – Не может этого быть!

- О! А какие вопросы ей задавали! Знакома ли она с дьяволом и давал ли он ей секретное прозвище? Поставила ли она свою подпись в его книге? Как часто она приносила в жертву детей? Как зовут ее любовника? Как часто, сколько раз в месяц, точнее, к ней являются демоны? Вступала ли она в любовную связь с сатаной? Родила ли ему детей?

Уронив голову на руки, Сюзанна разрыдалась.

Айви тоже тихо плакала – она боялась испугать Дейзи.

Сюзанна вытерла лицо подолом юбки.

- Но самым ужасным было свидетельство одного идиота. Он рассказал о порванных штанах.

- О чем? О порванных штанах? – спросила Айви, не веря своим ушам.

- Да. Дело в том, что, когда бабушка летала на метле, она прихватила с собой одного фермера, вытащив его из постели, и три раза облетела с ним вокруг церкви. В конце концов она бросила его вниз, и, если бы его штаны не зацепились за шпиль, он упал бы и разбился насмерть! Этот человек представил в качестве доказательства рваные штаны, и их передавали из рук в руки, а затем вручили присяжным.

- Но это же просто нелепо! – вскричала Айви.

- Джозия Фейк так не считает. Это доказательство. – Рот Сюзанны сжался. – Доказательство, Айви.

- Доказательство тому, что какой-то мерзавец порвал свои штаны! – взорвалась Айви.

- Но для присяжных это стало доказательством, – повторила Сюзанна, закрывая лицо руками.

Сердце Айви остановилось. Она не знала, что сказать.

Когда Сюзанна подняла лицо вверх, оно было бледным от гнева.

- Они признали ее виновной, Айви! Виновной! Сейчас она в тюрьме, а завтра утром ее повесят. А Джозия Фейк, провались он в преисподнюю, получит за это семьдесят шиллингов!

Рыдания Сюзанны разрывали сердце Айви.

- Семьдесят шиллингов, – причитала девушка, – за жизнь моей бабушки!

Айви потянулась к Сюзанне и прижала девушку к себе. Так они и плакали вместе, как двое детей, а Дейзи молча смотрела на них глазами, полными слез.

Через некоторое время Сюзанна немного успокоилась и молча села в сторону, уныло глядя на пол.

- Не можем же мы хоть что-то сделать! – проговорила Айви.

Сюзанна приподняла было руки, но они бессильно упали ей на колени.

«Если бы только Джулиан был здесь», – в тысячный раз пронеслось в голове у Айви.

- Но мы могли бы взорвать тюрьму! – предложила Айви, хватаясь за соломинку. – Взять ружья и убить стражников! Или усыпить их! Сюзанна, мы можем их усыпить? Или отравить?

- Они опустошили аптеку, – прошептала Сюзанна. – Вещественные доказательства, понимаешь?

- Ах, если бы только она знала заклинание, – простонала Айви. – Она могла бы… исчезнуть?

- Для этого есть единственное заклинание, – тихо ответила Сюзанна. – Но оно записано в книге, Айви. А мы не знаем, где она.

Вспомнив о бумаге, которую ей давал Джулиан, Айви чуть снова не разрыдалась.

Она сожгла бумагу и тем самым решила судьбу леди Маргарет.

- О Господи! Если бы только я не сожгла ее! Если бы только мы знали, где книга, то уж смогли бы как-то добраться до Маргарет! – причитала девушка.

- Это известно только Джулиану, а вот где он, известно лишь одному Богу.

- Мы не должны сдаваться, Сюзанна, – промолвила Айви. – Он может вернуться в любую минуту, Сюзанна. Он может приехать вовремя.

- Ох, нет! – зарыдала Сюзанна. – Айви! Я бы и в самом деле продала душу дьяволу – за одну лишь книгу! Продала бы, клянусь! – И она стряхнула волосы с лица, причем сделала это в точности тем же жестом, что Джулиан. Айви чуть не расплакалась.

Джулиан, где ты?

- Книга, – шептала Айви. – Выход только в этой книге, Сюзанна. Она могла бы перенестись в двадцатый век, найти своего Томаса, и все было бы хорошо. Подумай еще раз, Сюзанна куда Джулиан мог спрятать книгу?

Сюзанна завертела головой. Айви поняла, что девушка слишком расстроена, чтобы как-то помочь, что-то придумать.

Дейзи потянула Айви за рукав, и девушка поглядела на нее.

Несмотря на красноту, глаза девочки горели. Ее губы двигались, и изо рта вырывались тихие звуки.

- Что такое, милая? Ты голодна? Малышка затрясла головой, не переставая шевелить губами. Но слышно было, лишь как она выдыхает воздух.

- Она пытается что-то сказать, – тихо промолвила Сюзанна.

Личико Дейзи напряглось, она крепко зажмурила глаза. Малышка откинула голову назад, и ЭТО вырвалось из ее горла.

- Книга! – закричала она. Ее голос был тихим и хриплым, но она сказала это слово. – К-кни-и-га!

Айви с Сюзанной переглянулись, и Айви заметила, что, как и у нее, в глазах Сюзанны мелькнул луч надежды.

Дейзи кое-как встала на ножки и принялась колотить руками по каменным стенам.

- Книга! – кричала она. – Книга!

- Этого не может быть…– прошептала Сюзанна.

- Дейзи, – схватила Айви девочку. – Ты знаешь, где книга? Книга леди Маргарет? Та, что спрятал Джулиан?

Малышка с облегчением выдохнула и утвердительно закивала головой: «Да, да, да»!

- Может ли это быть? – засомневалась Айви.

- Может! – воскликнула Сюзанна. – Должно быть!

Упав перед девочкой на колени, она схватила ее за плечи и еще раз спросила:

- Дейзи, малышка, ты точно знаешь, где книга? Можешь отвести нас туда?

Дейзи утвердительно закивала.

- Скажи это, Дейзи, – настойчиво попросила Айви, – скажи вслух!

- М-м-м… Да! Да! Да!

Хриплый и слабый голосок был самым приятным звуком, который Айви слышала за всю свою жизнь.

- Но можем ли мы поверить ей? – дрожа, спросила Айви.

- А можем не поверить? – промолвила в ответ Сюзанна.

Нажав на тайную пружину, сестра Джулиана открыла дверь. Их взорам предстала черная часовня. Сквозь разбитые стекла в помещение проникал лунный свет, и его лучи поблескивали на осколках.

Маленькая Дейзи сделала несколько неуклюжих шагов вперед. Озаряемая лунным светом, она повернулась к Айви, протянула ей руку и еще раз сказала:

- Книга…

Глава 21

Они шли вслед за девочкой по мокрому, залитому лунным светом двору, а затем, миновав открытые двери замка, завернули в большой зал.

- Господи, – прошептала Сюзанна, – неужели она все время была здесь?

Айви вспомнила, сколько времени она потратила на поиски книги. Будь книга в замке, девушка не могла не найти ее, но сейчас даже страшно было подумать о том, что Дейзи ошибается.

«Верь! – сказала она себе. – Только вера поможет».

Остановившись у длинного обеденного стола, над которым Айви повесила алебарды, Сюзанна сняла одну из них. Девушка потрясла ею в воздухе, и Айви подумалось, что Сюзанна с ее бледным лицом, в длинном платье и с распущенными волосами напоминает в это мгновение какого-нибудь древнего кельтского духа. Лезвие топора тускло поблескивало в лунном свете.

- Если только кто-нибудь посмеет остановить нас, я проткну его насквозь, – заявила Сюзанна, Айви ничуть не сомневалась, что девушка именно так и поступит.

Остановившись перед винтовой лестницей, Дейзи обернулась на них.

- Указывай нам путь, – прошептала Айви, и они направились вслед за девочкой, которая уверенно шла в темноте своей медленной, неуклюжей поступью.

Еще никогда залы Виткомб-Кипа не казались такими темными и зловещими. Вечный ветер издавал в длинных коридорах тихие, жалобные стоны.

Дейзи, похожая в лунном свете на сказочного эльфа, все шла и шла вперед. Ее серебристые волосы светили им путеводной звездой.

Вот они подошли к комнате леди Маргарет, и сердце Айви защемило, когда они попали в опустевшие покои. В камине все еще тихо тлели угольки. Новый плащ Дейзи кучей лежал перед пустым креслом бабушки, серебряная иголка одиноко сверкала в полумраке.

- Наверное она все-таки ошибается, – прошептала Сюзанна. – Книги не может быть здесь. Мы бы давно нашли ее.

- Книга, Дейзи. Где книга? – Айви боялась поверить в слова Сюзанны, но, кажется, надо было признаться, что девушка права. Если бы книга находилась в этой комнате, они бы уж точно наткнулись на нее.

Кивнув, малышка направилась к столику, стоявшему у стула Маргарет. Дейзи нахмурилась и указала пальчиком на пол.

Айви поглядела туда и увидела два блюдечка – с водой и с порезанной зеленью.

- Мы разыщем твоего кролика позже, дорогая, – прошептала Айви. – Сейчас самое главное – это книга, Дейзи.

- Кролик тоже в тюрьме, – мрачным голосом промолвила Сюзанна. – Они сказали про него, что он – бабушкин любовник.

Взяв со стола тяжелый лист бумаги, девочка показала на него Айви и Сюзанне.

Айви, нахмурившись, села возле камина на колени. Это был тот самый рисунок Дейзи. которым леди Маргарет так гордилась и восторгалась. Кривой замок на горе, в окнах – пять улыбающихся, круглых лиц. Деревенские домики, из каждой трубы валит дым.

А за деревней– какие-то заросли, кусты, деревья и куча камней. Среди них – неправдоподобно большая лошадь.

Айви глядела на рисунок, пытаясь понять, где же ключ к разгадке, но ей ничего не приходило в голову.

Дейзи крошечным пальчиком указала на лошадь.

- Лошадка, – произнесла она своим хриплым голосом.

Айви удивленно кивнула:

- Ну да, лошадь я вижу. Что это значит? Дейзи еще раз ткнула в рисунок дрожащим пальчиком.

- Книга, – сказала она. На сей раз ее голос звучал чуть выше. – Лошадка.

- Книга вместе с лошадью? – спросила Айви. «Спокойно, – говорила она себе. Не торопи ее».

Дейзи закивала и затрясла головой. Ее маленькое личико было очень расстроенным.

Сюзанна через плечо Айви склонилась к девочке. Она была так близко, что Айви чувствовала ее дыхание на своих волосах.

Глаза Дейзи наполнились слезами, и она молча смотрела на женщин, не убирая с рисунка своего пальчика.

- Аббатство! – прошептала Сюзанна. Сердце Айви на мгновение замерло, а затем застучало еще сильнее, чем прежде.

- Руины аббатства, – повторила Сюзанна. – Наверняка так оно и есть!

Айви внимательно поглядела на рисунок: огромная лошадь с треугольными ногами стояла среди груды камней. Вокруг росли деревья. Она перевела взгляд на Дейзи.

Теперь, несмотря на полные слез глаза, девочка улыбалась.

- Так и есть, Дейзи? Развалины аббатства? Обрушившиеся стены в лесу?

Дейзи кивнула, широко улыбаясь.

Но как это могло случиться? Как книга попала туда? Ведь Дейзи ни разу не выходила за пределы Виткомба с тех пор, как Джулиан привез ее с собой! Но, судя по всему, она видела аббатство, раз уж изобразила его на своем рисунке.

- Это правда, Дейзи? Книга в аббатстве? Кто-то привозил тебя туда?

Кивнув, Дейзи заговорила снова:

- О! Джулиан! – Интонация была до того похожа на интонацию леди Маргарет, что Айви и Сюзанна, несмотря на трагичность момента, расхохотались.

- Конечно Джулиан! – вскричала Сюзанна. – Слава Богу! Дейзи, ты сокровище!

- Слава Богу! – повторила Айви, прижимая девочку к груди.

- А теперь нам надо поторопиться, – заявила Сюзанна. – Уже поздно, а нам надо во что бы то ни стало принести бабушке книгу до рассвета. Веди Дейзи вниз, а я тем временем оседлаю Баттеркап и Джиневера. Плохо, конечно, ехать верхом в темноте, но пешком мы будем идти слишком долго.

- А если мы найдем книгу, – спросила Айви, – то как передадим ее леди Маргарет?

- Подумаем об этом по дороге, – ответила Сюзанна. – Сначала надо найти ее. Пойдемте быстрее!

- Лошадка, – радостно проговорила Дейзи.

Потому что больше всего на свете девочка любила ездить верхом, гордо и быстро нестись высоко над землей.

Если и днем руины аббатства казались таинственными и страшноватыми, то ночью это чувство становилось еще сильнее. Лунный свет загадочно светил сквозь кроны деревьев, отчего тени, казалось, превратились в привидение, ветви деревьев – в руки, а упавшие стены – в призрачную крепость.

Клочья тумана, цепляясь за корни деревьев, покачивались в воздухе. Туман поглотил ноги лошадей и подол Айвиного платья, едва она спрыгнула на землю. Девушка испытывала какое-то невероятное возбуждение.

У них все получится. Не может не получиться. «Верь, – без конца повторяла она, как заклинание, – только верь!»

Поглядев на Сюзанну и Дейзи, девушка улыбнулась. Какой бы странной показалась их троица случайному зрителю.

Маленькая, хрупкая Дейзи с серебрившимися в лунном свете волосами и завораживающей улыбкой напоминала какого-то сказочного, волшебного ребенка… Сюзанна, с плеч которой живописно свешивался плащ, с буйными черными кудрями, закрывавшими ее спину, и со старинной алебардой в руках, была похожа на богиню войны.

- Да ты и сама похожа на призрак, – вдруг промолвила Сюзанна, как будто прочитав мысли Айви.

Девушка ничуть не удивилась. Ничто больше не казалось ей невозможным. Грань, разделяющая реальный и мистический миры, стерлась, стала неразличимой, как земля под слоем тумана.

«Потерянная где-то в очарованном времени…»

Дейзи озиралась вокруг, нахмурив светлые брови. Затем девочка направилась вперед, растерянно глядя вокруг себя.

Вдруг малышка остановилась и указала вперед пальчиком.

- Книга, – прошептала она. Дейзи указывала на древний колодец.

«Ну конечно!» – пронеслось в голове у Айви.

- Если Джулиан бросил книгу в колодец, – промолвила Сюзанна, – я не задумываясь спущусь вниз.

- Он не мог этого сделать, – произнесла в ответ Айви. – Верь. Верь в лучшее.

Девушка взяла Дейзи за замерзшую ручонку, и они направились к колодцу. Где-то заухала сова, и Айви от неожиданности вздрогнула.

Им показалось, что Дейзи целую вечность разглядывает поросшие мхом камни, окружающие колодец. А потом, чуть улыбнувшись, она присела возле одного из больших валунов и сунула ручку в щель между камнями.

- Книга, – громко сказала девочка. – Книга.

Айви с Сюзанной в один миг оказались возле нее на земле. Они стали ощупывать каждую щель между холодными, влажными камнями, соскребать мох, пытались сдвинуть камни в сторону.

Вот Айви потянула на себя один из валунов, и он с глухим стуком перевернулся.

- Пожалуйста! – вскричала она. – Ну пожалуйста!

Падая, камень ударил Айви по согнутой ноге, но она даже не заметила этого. Под валуном оказалось пустое темное пространство, но рука девушки еще не пролезала в него. Тогда Айви торопливо столкнула в сторону соседний камень и ледяными пальцами нащупала грубую ткань.

Усевшись на колени на мокрую траву, девушка вытащила наружу сверток. Ткань свалилась на землю, а из куска промасленной кожи на колени Айви упала книга.

Она, как ребенок, прижала ее к сердцу, гладила мягкий кожаный переплет, вдыхала чуть отдающий плесенью запах страниц. Это была ее книга. Книга Маргарет и, возможно, спасение пожилой женщины.

Облегченно вздохнув, по кронам деревьев пронесся ветер.

- Хозяйка колодца хорошо хранила ее, – заметила Сюзанна, и в ее голосе почти не было насмешки.

- Напомни мне послать ей открытку с благодарностью, – сказала в ответ Айви, прижимая книгу к груди.

Они встали и пошли к лошадям – Дейзи с одной стороны Айви, держа ее за руку, а Сюзанна – с другой, обняв девушку за плечи.

- Ты не боишься, Айви? – спросила Сюзанна тихим голосом. – Сможешь сделать остальное? Я бы пошла сама, да меня слишком хорошо знают. Если хоть кто-нибудь увидит меня в деревне, тут же поднимут тревогу. У нас лишь есть надежда на то, что тебя не узнают.

«Боюсь?» – подумала Айви. Ее сердце колотилось с небывалой быстротой, кровь, казалось, пела в жилах, по телу бегали мурашки. Ей бы следовало бояться, но страха не было. Ее переполняло чувство долга, звала за собой благородная цель.

- Боюсь? Нет. Но, кажется, теперь я знаю, как себя чувствуют солдаты перед битвой. Это не имеет значения, Сюзанна, боюсь я или нет. Игра зашла слишком далеко.

Они подошли к лошадям, и Сюзанна принялась отвязывать от ветки поводья Джиневера.

Помнишь, что я тебе говорила? Тюрьма.

На деревенской площади, напротив церкви, через две двери от гостиницы, – повторила Айви. – Привязать лошадь в конце верхней улицы и быстро идти пешком. Передать книгу в руки Маргарет и во весь опор скакать в Виткомб. В замке прямиком направиться к тайнику и там дожидаться Джулиана. Сюзанна натянуто улыбнулась.

- И молиться, – добавила девушка, вскакивая в седло.

Поцеловав мягкие, холодные щечки Дейзи, Айви прижала ее к груди.

- Дейзи, ты очень хорошая девочка. Лучше всех в мире. Будь рядом с Сюзанной, а я скоро вернусь. И мы все будем ждать Джулиана.

Дейзи прижалась к ней, а затем послушно кивнула, вытирая слезы рукавом.

- Я скоро приеду, – повторила Айви. Она помогла малышке вставить ногу в стремя и передала ее в руки Сюзанне. Девочка уселась поудобнее перед сестрой Джулиана, которая по-прежнему держала в руке алебарду со сверкающим в лунном свете топором. Конь нетерпеливо фыркал.

- Бог тебе в помощь, сестра моя, – тихим голосом проговорила Сюзанна.

И Айви повторила вслед за ней древнее пожелание:

- Бог вам в помощь.

Не говоря больше ни слова, Сюзанна пришпорила коня, и они поскакали прочь, теряясь в тумане. Айви смотрела им вслед, пока был слышен стук копыт, но вскоре и его поглотила тьма.

- О'кей, Баттеркап, – промолвила Айви, – теперь за дело беремся мы с тобой, моя девочка.

Старая кобыла шевельнула ушами и вздрогнула.

Айви огляделась вокруг, не зная, суждено ли ей еще раз увидеть древние развалины. Ночью они были такими же прекрасными, как и днем: упавшие колонны, потрескавшиеся полуразрушенные стены, увитые диким виноградом, каменные дорожки и пустые арки, вырисовывающиеся на фоне темного неба черными силуэтами.

Вокруг яркой луны, освещающей своим таинственным светом живописные долины, плавали облака.

Поежившись, Айви тронулась в путь. На секунду она остановила лошадь у древнего колодца, вспомнив тот день, когда они стояли возле него с Сюзанной: светило яркое зимнее солнце, а она слушала рассказ о жившей давным-давно девушке, которая так любила хозяина Виткомба, что не смогла без него жить…

Айви так хорошо помнила, какой была в тот день Сюзанна: темные глаза девушки лучились смехом и озорством, ее черные кудри сверкали в ярком солнечном свете…

«Давай, Айви, – сказала ей тогда Сюзанна. – Говорят, девичий колодец выполняет желания незамужних женщин если они его как следует попросят. Чего бы ты себе пожелала?»

В эту ночь Айви не надо было просить дважды. Склонив голову, она громко прошептала;

- Хочу быть сильной. Хочу вовремя попасть к леди Маргарет и спасти ее от Джозии Фейка. Хочу, чтобы Сюзанна и Дейзи благополучно добрались до дома. – Айви судорожно вздохнула. – И, пожалуйста… Хочу, чтобы Джулиан вернулся домой, ко мне. Я хочу снова его обнять, выйти за него замуж и жить вместе с ним до самой смерти. Хочу увидеть, как наши внуки играют в большом зале…

Айви подождала, но ничего не произошло. Никакого знака. Она видела лишь лунный свет, туман да темную дорогу, ведущую в деревню.

Развалины молчали, древний колодец крепко хранил свои тайны…

- Черт! – воскликнула Айви, смахнув с глаза неожиданную слезу. – Впервые по-настоящему захотела, чтобы что-то случилось, и, как назло, ничего не происходит.

Она повернула кобылу и поехала в деревню.

«Джулиан, вернись домой!» – мысленно кричала она.

- Довольно тебе, Айви, – вслух проговорила девушка, и звук собственного голоса напугал ее. – Сейчас не время думать о всяких чудесах да о глупостях. У тебя есть дело, и его надо выполнить хорошо. Вперед, моя девочка!

Теплая спина Баттеркап и тяжелая книга в руках Айви возвращали ее к действительности.

- Дурочка, – сказала она себе, – думаешь о каких-то мифических монашках!

Вдруг Баттеркап резко остановилась, прижав уши. Она потрясла головой, стала пятиться назад и развернулась в обратную сторону.

- Но-о! Куда ты, девочка моя? Я не… Слова замерли на устах Айви, ее сердце остановилось…

У колодца стояла послушница – молодая женщина в сверкающих белых одеждах. Казалось, она сделана из тумана, клубящегося у ее ног, из белой вуали, спадавшей с ее головы…

Она смотрела прямо на Айви; выражение прекрасного лица было спокойным и умиротворенным.

«Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты будешь жить, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду. Пусть то и то сделает мне Господь, и еще больше сделает; смерть одна разлучит меня с тобою».

Призрачная рука покачалась в воздухе, как будто благословляла Айви, а затем исчезла.

Девушка еще некоторое время смотрела на молчаливые руины и одинокий колодец; ее рука, державшая поводья, дрожала.

И тут, словно повинуясь неслышному зову, Баттеркап вернулась на дорогу и быстрой, ровной рысью понесла Айви к леди Маргарет.

* * *

Айви.

Джулиан внезапно проснулся в обшарпанной гостинице.

Сев в постели, он машинально ощупал свой камзол в том месте, где под подкладкой были зашиты деньги на путешествие.

Что разбудило его? Молодой человек покосился на кинжал, лежавший в изголовье его кровати; тот самый кинжал, что разыскала и привела в порядок Айви, – древняя реликвия их семьи.

Взяв кинжал в руки, Джулиан вгляделся в темные углы комнаты, надеясь увидеть кого-то или что-то, что помешало его сну.

Ничего не было, дверь оставалась запертой.

Некоторое время он прислушивался. Где-то далеко залаяла собака, да и она вскоре замолчала.

Встав с узкой кровати, – Джулиану пришлось выложить кругленькую сумму за чистое белье, и это его обозлило, – молодой человек подошел к закрытым ставнями окнам и распахнул их.

Он увидел лишь темный двор да длинный ряд лошадиных стойл. У стены спала пятнистая гончая. Почувствовав чье-то присутствие, пес проснулся, посмотрел на Рамсдена и потряс головой, словно не зная, стоит лаять или нет.

Скорее всего – нет. Собака почесала ухо задней ногой, зевнула и снова улеглась.

За стойлами поднимались крутые, поросшие травой горы, залитые лунным светом.

- Что за черт! – пробормотал Джулиан, возвращаясь в постель. Он так устал, столько проехав верхом, и ему необходимо было выспаться и отдохнуть. Завтра он вернется в Виткомб.

Айви.

Джулиана как током ударило, и он снова сел, озираясь по сторонам.

Ничего. Как будто он во сне услыхал ее имя. Рамсден лег и попытался поровнее уложить старый матрас. Затем он несколько раз взбил подушку, лег и закрыл глаза. Усталость одолевала его.

Айви.

- О Господи! – Он в третий раз сел. Имя его возлюбленной так громко и ясно прозвучало у него в голове, словно его произнесли вслух.

Комната – обычная комната в обычной гостинице – была пустой. Его ботинки и заплечная сумка лежали у кровати, – там, где он их и оставил.

- А сейчас я буду спать, спасибо вам большое, – во весь голос ответил он своему внутреннему голосу.

Джулиан лег на спину, натянул на себя одеяло и закрыл глаза. Через мгновение он вновь открыл их, растерянно глядя вокруг себя.

Айви.

- Храни нас Бог! – воскликнул он с отвращением, вставая с кровати. – Как будто мало у меня неприятностей! Все, что мне нужно было, – это хорошая еда и крепкий сон. Но нет, куда там! Видимо, я хотел слишком много!

Засыпая на ходу, он натянул свои теплые сапоги, проклиная на чем свет стоит чертовы внутренние голоса, интуицию и постоянное предчувствие опасности, которые не дают усталому человеку выспаться хорошенько, и…

Рамсден застыл на месте. Его кожа покрылась мурашками, волосы встали дыбом.

Опять это предчувствие! Случилась беда и, какой бы она ни была, эта беда надвигалась на Айви. – Черт!

Молодой человек накинул плащ, сунул за пояс кинжал, причем умудрился уколоть себя как следует, и схватил сумку.

Ему редко удавалось проснуться спокойно. Не прошло и нескольких минут, как он растолкал хозяина, расплатился по счету, оседлал Бахуса и поскакал галопом по болотам. Его сердце билось в такт цокоту лошадиных копыт.

А над ним сквозь облака просвечивала луна, освещая беспредельные, поросшие лесом горы, что отделяли его от Виткомба.

Глава 22

Деревня затихла. Добрые люди спали за запертыми дверями, закрыв окна ставнями. Скользя неслышно по узкой улочке, Айви благодарила небо за густой туман. Он почти скрывал ее, окутав деревню белым покрывалом.

- Напротив церкви, через две двери от гостиницы…– прошептала девушка.

Залаяла собака, и Айви, замерев, вжалась во влажную каменную стену. Кто-то закричал, собака заскулила, а затем наступила тишина.

Едва дыша, Айви натянула капюшон поглубже на голову и продолжила свой путь. Намокшие юбки отяжелели, тонкая кожа ее туфель пропиталась влагой. На площади перед церковью туман в некоторых местах был гуще, и сгустки эти походили на фигуры людей.

- Хватит с меня привидений, – прошептала Айви. – Моя норма – не больше одного призрака в день. Больше я видеть не в настроении.

Если на площади и был кто, не согласный с ее словами, он мудро предпочел промолчать – уж таковы духи.

В окне гостиницы горела свеча, привлекая возможных ночных странников. В одной из комнат второго этажа было светло, и Айви ничуть не сомневалась, что там бодрствует Джозия Фейк. Она так и представила себе, как он сидит перед конторской книгой и аккуратно записывает: «Ведьма. Одна. Маргарет Рамсден. Семьдесят шиллингов».

- Вниз, через две двери от гостиницы…– напомнила себе девушка.

Оглядевшись и убедившись, что больше на улице никого нет. Айви перебежала дорогу. Но едва она оказалась у угла гостиницы, дверь с треском распахнулась и поток света вырвался на окутанную туманом улицу.

Айви замерла у стены, прижимая к сердцу книгу.

Из гостиницы вышли двое мужчин в грубых сапогах и черных куртках. Они прошли так близко от Айви, что она ощутила исходивший от них запах эля и дыма, пропитавший всю их одежду. Их языки слегка заплетались от выпитого.

- …ни за что не признается, – говорил один. – Но там, где одна, найдешь и других.

- Ну да, ясное дело, там есть еще эта, молоденькая, – согласился его собеседник. – Думаю, к утру они заставят старуху признаться. Вот тогда эта благородная…– говоривший отвратительно заржал, –…и всемогущая Сюзанна Рамсден узнает, почем фунт лиха.

- Ишь ты какой! А она ведь хорошенькая, правда? Хотел бы я быть рядом, когда мистер Фейк разденет ее донага, чтобы узнать, нет ли на ней меток дьявола!

Айви затряслась от охватившего ее гнева, когда услышала их грубый гогот. Лицемеры! Так бы и сделали, подонки, разреши им только! Прикрываясь именем Бога, они поймали бы Сюзанну, раздели бы ее, пожирали своими похотливыми взглядами! А потом с удовольствием смотрели бы, как она умирает, и, набожно перекрестившись, говорили бы, что избавились от Зла и что теперь они могут спать спокойно.

А Джозия Фейк опустил бы в карман очередные семьдесят шиллингов.

Гнев Айви был сильнее ее страха.

- Этого не будет, пока я дышу! – прошептала она.

Как только голоса подвыпивших «праведников» стихли, девушка побежала к тюрьме. Шум моря в деревне был слышнее, чем в замке. Море да ветер приглушали ее шаги.

Вот она миновала одно каменное здание, затем – другое. В окне без стекла мерцал слабый свет. Айви закрыла глаза и помолилась, чтобы Бог дал ей смелости. Книга в целости и сохранности была у нее в руках.

Уцепившись руками за подоконник, девушка вскарабкалась вверх и заглянула в тюрьму.

В каменный мешок размером не больше шкафа для одежды свет проникал через железную решетку на массивной двери. Пол был засыпан соломой. Воздух пропитался запахом человеческих испражнений.

Маргарет была там. Она сидела на полу, прислонившись к стене и закрыв глаза. Ее синее платье было заляпано грязью, большой кружевной воротник был оторван, и на нем темнели пятна крови. Седые волосы были распущены и рассыпались по плечам.

Она была такой недвижимой, и Айви в ужасе подумала, что Маргарет умерла, не желая доставлять радости палачу.

- Ох, Маргарет! – прошептала девушка. Сердце ее обливалось кровью.

Пожилая женщина открыла глаза. Медленно повернула голову. Ее взор был бессмысленным, но, увидев Айви, Маргарет заулыбалась, глаза ее зажглись обычным огнем.

Она медленно поднялась на ноги и подошла к окну. Вытянув вперед дрожащую руку, она взяла руку Айви. Кожа старухи была холодна как лед.

Девушка хотела что-то сказать, но в горле у нее застрял комок, слезы застилали глаза.

- Ш-ш-ш! – Маргарет погладила ее руку. – Тихо, Айви. Не бойся за меня. С тобой все в порядке? С Сюзанной и Дейзи?

- Все хорошо.

- Оставайтесь в тайнике, – прошептала леди Маргарет так тихо, что Айви едва могла расслышать ее. – Они хотят утром схватить Сюзанну. Джозия Фейк не собирается уезжать отсюда, получив плату лишь за одну ведьму. Это, как выразилась бы ты, не стоило вложенных средств.

- Ему нас не поймать, – промолвила Айви. – Ничего у него не получится. И вас ему не достать, Маргарет.

Бабушка равнодушно махнула рукой:

- Ох, Айви моя, Айви. Боюсь, слишком поздно. У меня всего лишь несколько часов. Скоро небо начнет светлеть. Но не плачь, дорогая. Конечно, я не ждала смерти так скоро, но зато я буду ближе к моему Томасу. Я не боюсь, детка. Поверь мне, не боюсь.

- Маргарет, послушайте! – Айви оглянулась. – Отправляйтесь к вашему Томасу! – Девушка вытащила из-под плаща книгу и просунула ее сквозь решетку.

Маргарет оторопела. Трясущимися руками она взяла книгу, а затем закрыла глаза, и ее морщинистое лицо засветилось от радости и облегчения.

- Слава Всевышнему! – прошептала она. – «Жив Господь и благословен защитник мой! Да будет превознесен Бог спасения моего, Бог, мстящий за меня и покоряющий мне народы, и избавляющий меня от врагов моих! Ты вознес меня над восстающими против меня и от человека жестокого избавил меня. За то буду славить Тебя, Господи, между иноплеменниками и буду петь имени Твоему». – Она открыла глаза, полные радостных слез. – Ты знаешь этот псалом, дорогая? Это, кажется, из восемнадцатого псалма. Или из семнадцатого? Нет, из восемнадцатого! Или из… Впрочем, я не уверена. Моя память, знаешь ли…

- Маргарет! – Айви тревожно огляделась. – Быстрее! Вдруг кто-нибудь придет?

- Что? Ах да, это будет ужасно! Айви едва не засмеялась.

- Да уж!

Айви, трясясь от страха, стояла, прижавшись к стене, пока леди Маргарет листала книгу.

- Хм! Вот это заклинание никогда у меня почему-то не действовало. Ага, а это – дурацкий рецепт, как избавиться от подагры. Бесполезный совершенно. Трудный и бесполезный. Но где же оно?

- Кажется, много раньше.

- Ага, вот. Думаешь, я смогу разыскать моего Томаса?

- Да, Вы должны верить, Маргарет. Просто должны верить. И если вы снова окажетесь в Сиэтле…

Маргарет с интересом взглянула на нее.

- Мои ключи по-прежнему у вас? Маргарет потрясла цепочкой, и ключи зазвенели.

- О'кей. Вот ключ от магазина, а этот – от сейфа. В нем есть деньги. Этот – от моей квартиры. Банковская карточка – в верхнем ящике шкафа для одежды…

- Как мило, – заметила Маргарет. – Мне так хотелось попробовать. Суешь внутрь карточку, и тебе выпадают деньги. Это же так просто!

- Ну да, к сожалению, слишком просто. Но там есть некоторая сумма, на время хватит. Код – шесть-три-четыре-семь. Правда, я с трудом запоминаю цифры, поэтому там можно набрать небольшое слово. – М-э-г-з, Мэгз…

Айви осеклась, и глаза их встретились.

- Это будет нетрудно запомнить, – весело промолвила Маргарет. – Томас всегда называл меня «Мэг». Ну и буква «з». Стало быть, банковская карточка теперь принадлежит Мэг.

- Это рок, Маргарет. Ничего больше.

- Меня уже ничто не удивляет, –заявила пожилая леди. – Ну, будь добра с Джулианом, люби его, как я. И Сюзанну… Только пусть она будет посерьезнее. Да, и Дейзи. Растирай ее ножки каждый вечер, – похоже, это помогает. И…

- Эй! С кем это ты там разговариваешь? – раздался окрик.

Айви соскочила на землю, а леди Маргарет повернулась к двери.

- Сама с собой, с кем же еще! – дерзким тоном ответила старуха. – Мы, пожилые женщины, частенько занимаемся этим.

Айви попятилась назад. Около стены стоял пустой бочонок. Девушка юркнула за него и съежилась.

- Да? – кричал тюремщик. – Сейчас я проверю!

Айви слышала, как дверь тюремной камеры со скрипом распахнулась и через мгновение из окна появился луч света. Казалось, прошло довольно много времени, прежде чем мужчина заговорил снова:

- Хм, никого, а если кто и был, то ему удалось сбежать. – Пауза. – Эй, а что это там у тебя?

Айви закрыла лицо руками.

- Нет, только не книга! Господи, сделай так, чтобы он не нашел книгу! – прошептала она.

- Да ты с ума сошел! – ответила тюремщику леди Маргарет. – Это же книга, что мне дал Джозия Фейк. В ней записаны молитвы и проповеди, и он велел мне читать ее, чтобы я искала спасение.

«Молодец, Маргарет!» – подумала Айви.

- Че-то я этого не припомню, – подозрительно проговорил тюремщик.

- Что ж, добрый человек, к сожалению, ты уже немолод и слух, видно, подводит тебя.

- М-м-м… Не знаю. Спрошу-ка я лучше у самого мистера Фейка.

Прошла минута, прежде чем Маргарет холодно промолвила: – Как хочешь.

Подождав, пока дверь за тюремщиком закроется, Айви бросилась к окну.

- Ну же, Маргарет! Скорее! Пока он не вернулся!

Леди Маргарет кивнула и открыла книгу.

- Вот оно. Что ж, Айви, передай им всем, что я так их люблю…

- Обязательно, Маргарет, но пожалуйста…

Пожилая леди подняла свою седую голову, в ее добрых глазах стояли слезы.

- Прощай, Айви. Я очень тебя полюбила. Если бы не ты, мне бы всего этого не пережить.

- Я тоже люблю вас, Маргарет, – прошептала в ответ девушка. – Надеюсь, вы встретите своего Томаса.

- Знаешь, вот в этом я уверена. И еще одно. Пожалуйста…

- Все что угодно, – пообещала Айви.

- Уговори Джулиана подстричь волосы. Знаю, что это модно, но я видеть не могу, что они свешиваются на его лицо, как уши у спаниеля. Ох уж эта молодежь…

- Маргарет!

Бабушка Джулиана откашлялась и тихо проговорила:

- Обещаю найти тебя, Томас. – И она начала читать:

     В поисках тебя

    Все времена и страны обыскала я. Напрасно.

    Искала в свете дня, и в мраке ночи,

    Но тщетен поиск был,

    И поклялась тогда его я прекратить…

Кожа Маргарет начала светиться бледным перламутровым сиянием. Взглянув на Айви, она быстро улыбнулась.

- До свидания, Маргарет! – прошептала девушка.

    …Но горе не затихло, и сердце не нашло покоя,

    Не обретя того, что потеряло.

    А потому я заклинаю…

Айви услышала звук приближающихся по улице шагов.

- Быстрее! – умоляла Айви.

- …а я ей и говорю: «Не видал я никакой книги», – раздался голос тюремщика.

- Это дело рук дьявола. Я отниму у нее эту книгу зла, – низким и злым голосом отвечал ему Джозия Фейк.

Крохотная тюремная камера наполнилась золотым свечением. Солома на полу, как будто подгоняемая волшебным дуновением, затряслась и задвигалась. Айви отступила от окна, отпустив толстые прутья решетки, которые тряслись в ее заледеневших руках.

- Приди, души моей вторая половина…– продолжала Маргарет неожиданно сильным голосом.

Дверь тюрьмы с треском отворилась, и в зарешеченном окошечке камеры Айви увидела двух мужчин. Тюремщик искал по карманам ключ.

- …Мне согреть в мороз и дать в жару прохладу…

Дверь в камеру распахнулась. Тюремщик застыл на пороге, изумленно глядя на светящуюся, улыбающуюся женщину, на золотистый, мигающий свет, на клочья соломы, пляшущие вокруг узницы…

- Она – посланница сатаны! – взревел Джозия Фейк. – О, злая колдунья! Отдай книгу, написанную кровью твоих жертв!

Маргарет просто стояла, улыбаясь, с рассыпавшимися по плечам седыми волосами и договаривала заклинание:

- Приди, о только приди, ты, потерянная между небом и землей…

Джозия Фейк, с побагровевшим от ярости худощавым лицом, бросился вперед и ухватился за книгу, пытаясь вырвать ее из рук Маргарет. Но хилые, старческие руки крепко держали волшебный фолиант.

- …В очарованном времени! – договорила леди Маргарет.

Айви отступила еще на шаг назад. Стены тюрьмы задрожали, солома сверкающим вихрем закружилась в воздухе. Мигающее свечение охватило улыбающуюся пожилую женщину и разъяренного мужчину, бессвязно выкрикивающего что-то.

Вот камеру осветила ослепляющая вспышка, и последним, что увидела Айви, была улыбка Маргарет и ее восторженное, озорное подмигивание…

В камере стало тихо и темно. Маргарет исчезла…

Вместе с ней – Джозия Фейк.

Айви оторопела.

Тюремщик стоял на четвереньках, уткнув голову в сложенные на полу руки, и громко завывал.

Кроме этих звуков тишину нарушал лишь отдаленный шум морского прибоя.

Постояв еще мгновение, Айви побежала вниз по улице к тому месту, где была привязана Баттеркап. Задыхаясь, она вскарабкалась в седло и поскакала в сторону Виткомб-Кипа.

Когда девушка подъехала к обломкам ворот замка, занималась заря. Отведя кобылу в конюшню, девушка протерла ее и насыпала ей овса. К радости Айви, Джиневер был на месте в стойле и спокойно жевал сено.

Все еще находясь в состоянии оцепенения, девушка зашла в кухню, прихватила с собой сыра, хлеба и сушеных фруктов, вышла во двор и направилась к часовне.

Айви пару раз споткнулась об обломки, пробираясь к тайнику в вымороженном помещении. Лишь со второй попытки ей удалось открыть потайную дверь.

Сюзанна сидела у стены, поставив перед собой горящую свечу. Дейзи крепко спала, положив голову девушке на колени.

Дрожа от возбуждения, Айви закрыла дверь и соскользнула вниз по стене, закрыв глаза от облегчения.

- Ну что, Айви? Удалось? – взволнованно спросила Сюзанна.

- Да. Она исчезла.

- Слава Богу, – прошептала Сюзанна. – Айви, а ты думаешь, она найдет Томаса? Только честно?

- Сюзанна, позволь мне сказать тебе кое-что. – Открыв глаза, Айви улыбнулась темноволосой девушке. – Последним нормальным днем в моей жизни было двадцать третье декабря тысяча девятьсот девяносто четвертого года. Потом я оказалась здесь. За то время, что прошло с тех пор, я уяснила себе одну вещь. Возможно абсолютно все, Сюзанна. Невозможно только то, что еще не случилось.

Сестра Джулиана улыбнулась и слегка толкнула Айви ногой.

- Да ты философ, – насмешливым тоном промолвила она. – Я рада видеть тебя, Айви. – И Сюзанна вновь заулыбалась.

- Я тоже, – ответила Айви.

Оказывается, вовсе уж и не так ужасно прятаться здесь, если рядом Сюзанна. У них была еда, был свет. И Джулиан скоро приедет, в этом Айви была уверена.

- Надеюсь, этот стервец Джозия Фейк здесь не задержится, – промолвила Сюзанна.

Айви захихикала. Может, она очень устала, но это очень развеселило ее. Девушка пыталась представить себе Джозию Фейка в его пуританском наряде посреди нью-йоркской улицы или где-нибудь в эскимосской деревне. Или вдруг он окажется на вечеринке в честь какой-нибудь южной красавицы! А может, побежит от пуль на военном полигоне!

- Айви! Что с тобой? – изумилась Сюзанна.

- Джозия Фейк тоже исчез, – сообщила Айви. – Потерян. В Истории. Где-то в очарованном времени.

Сюзанна уставилась на нее широко открытыми глазами, а затем, впервые с тех пор, как началась охота на ведьм, девушка залилась своим веселым смехом, напоминающим звон серебряных колокольчиков.

Глава 23

Солнце уже садилось, когда Джулиан почувствовал запах моря, – запах, говоривший ему о том, что он дома. Он вдыхал его полной грудью, наслаждался им, как наслаждается водой утомленный жаждой путник.

Рамсден съехал с большой дороги и пробирался неприметными лесными тропами, вьющимися вокруг скалистых утесов, избегая приближаться к деревне. Ему было известно, что Кромвель мог выдать ордер на его арест, и Джулиану надо было быть очень осторожным до тех пор, пока он и его семья не окажутся в безопасности в Кале.

Молодой человек с радостью смотрел на каждую лесную тропу, на каждый шумный ручей, знакомые ему с самого детства. Он вернется. Обязательно вернется назад с Айви и их детьми, и Бог поможет им. И их семья будет процветать – как и все предыдущие поколения Рамсденов.

Подъехав к руинам аббатства, Джулиан пришпорил Бахуса, торопясь скорее попасть домой.

Но вдруг он заметил, что камни в основании девичьего колодца сдвинуты.

- Черт! – Подъехав поближе, он посмотрел вниз и не поверил своим глазам: на земле валялся кусок ткани, а чуть поодаль темнела кожа, в которую он заворачивал книгу.

Но самой книги нигде не было.

- Ох, Айви! – тихо произнес он.

Будет ли она в замке, когда он приедет в Виткомб-Кип? Или окажется, что девушка покинула их, отправившись в туманное будущее? Что случилось, пока его не было?

Рамсден нахмурился. Направив Бахуса к дорожке, ведущей в Виткомб, Джулиан пришпорил коня, и тот перешел на галоп. Молодой человек почувствовал: что бы там ни произошло, событие это огорчит его.

Подъехав к замку и увидев сорванные с петель, взорванные ворота, Джулиан побледнел, сердце его упало. Заметив, что двери замка распахнуты и в большом зале гуляет ветер, он разразился страшными проклятиями. Рамсден боялся даже и думать о том, что тут случилось.

Оставив Бахуса во дворе, молодой человек вошел в замок.

В большом зале никого не было. Он не услышал ни звука, ни живого голоса, приветствующего его. Лишь ветер гонял по комнате светящиеся в лучах заходящего солнца пылинки.

- Сюзанна! Айви! Бабушка!

Бросившись наверх, он стал по очереди заглядывать во все комнаты. Везде было пусто. Он побежал вниз, в кухню. Сразу было видно, что огонь в очаге не разжигали давно: угли были холодными. На столе лежал огрызок высохшего хлеба, которым, похоже, уже полакомились мыши.

Распахнув дверь в бабушкину аптеку и увидев, что банок и бутылей леди Маргарет там нет, а полки сорваны со стен, Рамсден понял, что случилось. Охотники на ведьм добрались до Виткомб-Кипа.

И еще эта чертова книга пропала! Замок пуст. А он-то слышал, что охота на ведьм ушла на запад страны.

- Я этого не переживу, – громко сказал он. Его голос прозвучал гулко в пустой комнате.

Джулиан вернулся в большой зал и вышел во двор.

Бахус удивленно смотрел на хозяина, недоумевая, почему ему не дали овса и воды.

- Отвали! – рявкнул молодой человек, даже не сообразив, что обращается к животному, к коню, который, к слову сказать, только что проскакал огромное расстояние.

Джулиан стоял во дворе, вдыхая в себя морской ветер, проникающий во двор через разбитые ворота и через бойницы. Молодой человек отрешенным взором смотрел на красновато-золотистые блики заката.

Он не хотел идти в тайник в часовне. Ему не пережить, если там никого нет.

Но это было необходимо.

- Ты должен пройти через это, – громко сказал Рамсден, обращаясь к самому себе.

Джулиан ворвался в часовню и побежал по усеянному осколками стекол и обломками полу, не дав себе времени подумать и помолиться. Он с силой нажал на камень, открывающий потайную дверь.

- Ты разве не знаешь, что надо стучать? – вместо приветствия сказала ему сестра, нахмурившаяся над игральными картами.

Облегчение Рамсдена было так велико, что он сразу был не в силах сдвинуться с места. Они сидели там – Айви, Сюзанна и маленькая Дейзи – в целости и сохранности.

Айви поглядела на него с сияющей, прекрасной улыбкой и встала, уронив карты на пол.

И вот она оказалась в его объятиях, ее мягкие кудри щекотали его лицо, ее тонкие руки крепко обнимали молодого человека. Казалось, их тела тают, их губы сливались в страстном поцелуе.

- Я люблю тебя, – прошептал он.

- Господи, как же я по тебе скучала, – сказала она ему в ответ.

Айви нежно дотрагивалась до лица Джулиана, глядя на него своими огромными, полными слез карими глазами.

- Спасибо тебе, Джулиан, – проговорила Сюзанна, продолжая сидеть на полу. – Я тоже рада тебе.

Не отпуская Айви, Рамсден улыбнулся сестре:

- Погоди, сестричка, и до тебя дойдет очередь. Мы устроим…

Внезапно он замолчал, охваченный страхом.

- Где бабушка?

- В безопасности, – успокоила его Айви.

- Ушла, – сообщила Сюзанна. – Ушла искать свою любовь, Джулиан. У нее был выбор – оставить нас или быть повешенной, так что не сердись, Джулиан. И ей наверняка сейчас повеселее, чем мне. Знаешь ли, это так скучно – сидеть здесь взаперти.

- Сюзанна, ради Бога! – вскричала Айви. – Думаю, у тебя еще будет время повеселиться.

- Что произошло здесь, пока меня не было? – спросил Джулиан. – Немедленно расскажите мне.

- Пожалуйста, – поправила его Айви с улыбкой.

- Извини, – машинально ответил Рамсден. – Пожалуйста, расскажите, что здесь произошло.

- О! Джулиан! – воскликнула маленькая Дейзи с интонацией леди Маргарет.

Айви с Сюзанной рассмеялись, увидев, как изумлен Джулиан.

- Значит, спрашиваешь, что здесь случилось? – повторила Айви. – Многое. Закрывай дверь, садись, и я тебе все расскажу.

Рамсден держал Айви в своих объятиях, пока она рассказывала ему об охотниках на ведьм, о том, как Дейзи привела их к книге, и о спасении леди Маргарет. Пока она говорила, Джулиан то и дело дотрагивался до ее медных кудрей, до белых рук, до нежного лица…

- Но вы подвергали себя большой опасности, – промолвил молодой человек, когда Айви закончила свой рассказ. – Вижу, вас даже ненадолго нельзя оставлять.

- Можно подумать, я бросила тебя, Джулиан!– возмутилась Айви. – Ты опять за свое! Как говорится: «…куда ты пойдешь, туда и я пойду…» Но ты прав, больше не оставляй меня. Я навсегда останусь здесь, и если ты передумал, то я окажусь в непростой ситуации.

- Передумал? Обещаю, Айви, я никогда не передумаю. У нас будет несколько трудных лет, но мое сердце полностью принадлежит тебе. Но однажды – такой день обязательно наступит – мы вернемся в Виткомб, чтобы уже никогда не покидать его. Я хочу состариться здесь. И когда эта сволочь Кромвель подохнет и превратится в прах, в моем замке будут жить и процветать мои дети и внуки. Они будут играть в здешних лесах, кататься верхом и купаться в море, а я расскажу им, как нашел их бабушку лежащей на морском берегу, словно драгоценный дар.

- Одну из самых известных ведьм Виткомб-Кипа, – заметила Сюзанна, закатив глаза. – Вот что будут о ней говорить.

- Мне плевать, что будут говорить, – заявила Айви, зарываясь лицом в его шею. Она чувствовала, как под ее губами бьется пульс Рамсдена. – Мое место – рядом с тобой, и больше мне ничего не надо. Ни в каком времени.

- Тогда я абсолютно счастлив, – промолвил Джулиан. – И пусть Господь благословит бабушку и эту ее чертову книгу, где бы они ни были.

* * *

Уинстон Артур вышел из своей галереи ровно в десять тридцать, держа под мышкой аккуратно завернутую картину. Он явно сильно переплатил за нее, но это была одна из издержек его бизнеса.

Он несколько раз передумывал и хотел не покупать этой картины, но она, как магнит, тянула его к себе. Уинстон чувствовал, что ему не обойтись без нее.

Он в точности как Айви, которая не могла обойтись без этой ее книги заклинаний.

Пожилой господин подождал, пока мимо проедет автобус, а затем перешел Джексон-стрит. Под колесами автомобилей весь снег растаял, а вот ветви деревьев и карнизы старинных кирпичных зданий все еще были украшены пышными белыми кружевами.

Плохая погода и праздники ничуть не замедлили стремительной поступи деловой жизни. Клерки торопились в свои офисы, художники – в галереи, а официанты и бродяги – в рестораны и на углы деловых улиц.

Уинстону нравилась суета большого города. Всегда случалось что-нибудь интересное.

И это утро не было исключением.

Он задержался на минуту, увидев напротив кафе на углу скорую помощь и полицейскую машину. Полицейский и водитель скорой уговаривали какого-то оборванца слезть с ящика с зеленью, но тот ни в какую не поддавался уговорам.

- Послушай, приятель, – говорил полицейский, – или ты сам слезешь, или мы тебя снимем.

У бродяги было иное мнение на этот счет.

- Меня послал сам лорд-протектор! – кричал он изумленной толпе. – Чтобы я изгонял дьявола! Ну-ка, сатана, попробуй только, возложи на меня руки! Я генерал, охотник на ведьм!

- Ну да, я понял, – отвечал полисмен. – У всех есть своя работа, а моя заключается в том, чтобы снять тебя оттуда. – Полицейский повернулся к водителю скорой: – Помоги-ка мне.

Бродяга неистовствовал, его худощавое лицо побагровело.

- А у вас тут на улицах поди и драконы есть? – орал он.

- У нас все есть, приятель. Вот на прошлой неделе мы стаскивали со столба Святого Георгия. Короче, слезай с ящика, пора!

- Я генерал, охотник на ведьм! – вопил бродяга. Полицейский ухватил его под мышки и потащил к скорой. – Я генерал, охотник на ведьм!

- Ну да, отвезем тебя в Харборвью – больницу для умалишенных, и там охоться, сколько влезет.

Уинстон лишь покачал головой, когда бродягу засовывали в скорую.

- У меня приказ самого лорда-протектора! – последний раз прокричал бродяга, и дверцы машины захлопнулись.

Водитель скорой и полицейский цинично усмехнулись и пожали друг другу руки.

- Чего только не бывает, – заметил полицейский. – На прошлой неделе мне еще и Екатерину Великую пришлось арестовывать на Пятой авеню. Это был здоровенный детина шести футов росту с бородой.

Засмеявшись, Уинстон поспешал в магазинчик Айви, чтобы показать ей свое последнее приобретение. Когда он открывал дверь, раздался нежный звон колокольчиков. Уинстон принюхался, с удовольствием ощутив знакомый запах корицы, политуры для мебели и хвои.

Айви была где-то в задней комнате – оттуда раздавался звон чашек.

- Иди-ка, посмотри, что я принес! – закричал Уинстон, устанавливая картину на это псевдоготическое чудовище, что Айви звала своим письменным столом. Сняв пальто из верблюжьей шерсти и бросив его на стул, пожилой господин стал бережно разворачивать картину. – Ездил в Нью-Йорк, чтобы купить что-нибудь крупное, а вернулся с единственной картиной! Даже не знаю, почему она так привлекла меня.

Уинстон отступил назад, покачав головой, выражая одновременно и сомнение и гордость за свою покупку.

Это была небольшая картина, написанная в семнадцатом веке, но было в ней что-то притягивающее. Работа английского мастера, но мягкостью линий и нежностью цветовой гаммы она напоминала произведения художников голландской школы. На ней была изображена обычная семейная сцена, но уж больно живыми были лица на картине.

Семья сидела на летней лесной полянке. С одной стороны сквозь деревья, поблескивая, просвечивала морская гладь. А за людьми, у горы, возвышался великолепный замок – древний и таинственный.

Глава семьи, необычайной, дьявольской красоты, был высок и смугл, глаза его светились лукавым блеском. Его длинные волосы рассыпались по темно-синему шелковому камзолу, украшенному тщательно выписанными кружевным воротником и отворотами. Как и многие модники при дворе Стюартов, он носил золотую серьгу. Маленькое колечко в ухе придавало ему не дурацкий вид, а, наоборот, подчеркивало его демоническую внешность.

Его жена, сидевшая сбоку, смотрела на мужа с обожанием. Именно на нее-то и обратил Уинстон внимание, впервые увидев картину: женщина была поразительно похожа на Айви.

У нее были темные глаза, бледное красивое лицо. Часть волос была собрана в высокий узел на затылке, а остальные медным ореолом спадали, курчавясь, на ее белые плечи. Ее платье было из блестящего шелка цвета летнего неба; казалось, оно притягивает к себе свет. Низкий вырез был украшен золотой парчой и белоснежными кружевами. Такой же была и нижняя юбка, видневшаяся за подколотым спереди вверх подолом роскошного платья. Ее высокую, гибкую шею украшало ожерелье из отборного жемчуга. Жемчужины тускло поблескивали и на пышных рукавах. Сразу было видно, что это модная дама, лишь одно в ее наряде удивляло – широкий медный браслет на запястье. Он дисгармонировал с ее костюмом, и было непонятно, зачем она его надела, отправляясь позировать для парадного семейного портрета.

Дети тоже были одеты очень элегантно. Два высоких темноволосых мальчика, несмотря на пышные костюмы эпохи Реставрации, кружевные воротники и шелковые камзолы, явно были большими шалунами. Четыре девочки – две темненькие, а одна – рыжеволосая – были одеты точь-в-точь, как их мать, только их платья были разных оттенков розового, желтого и бледно-зеленого. Самой маленькой было годика два; ее темные кудряшки выбивались из-под белого кружевного чепца, обрамляя пухлое, розовое личико.

Внешность старшей из девочек удивила Уинстона. Ее волосы не были темными, как у отца, или рыжими, как у матери. Они были совершенно прямыми и белыми как лен. Девочка сидела на траве в очаровательном розовом платье, а на коленях держала большого бело-коричневого кролика, хотя обычно аристократы позировали для портретов с попугаем или с обезьяной.

Они производили впечатление счастливого шумного семейства. У всех были такие веселые лица! Казалось, они только что смеялись удачной шутке и готовы были со смехом встретить следующую.

Глава семейства смотрел прямо в глаза зрителю, словно надеясь, что тот тоже разделит их веселье.

На обратной стороне картины было написано: «Лорд Редверз с семьей, около 1670-го. Художник неизвестен».

- Айви! Ну скорее, иди посмотри! И пожалуйста, не забудь положить ложечку сахара в чай!

Уинстон протянул руку за чашкой, услышав ее шаги, но все еще не мог глаз отвести от картины. Ну почему она так поразила его? Глядя на это счастливое семейство из давнего времени, пожилой господин почему-то внезапно ощутил одиночество и неустроенность своей холостяцкой жизни. Это было очень на него не похоже.

- Ты замечаешь сходство? – спросил он, оборачиваясь.

Перед ним стояла не Айви.

Но что это была за женщина в магазине Айви, которая протягивала ему чашку чаю с таким видом, словно имела на это право?

Она была примерно его возраста, маленькая и чуть ссутулившаяся, с милым круглым лицом и сияющими, умными глазами. Седые волосы были забраны в аккуратный пучок, и на ней было простое платье из синей шерсти.

Некоторое время она просто смотрела на него. А потом сделала нечто совершенно невероятное. Подняв маленькую, пухлую руку, она погладила Уинстона по лицу.

- Простите, – проговорил Уинстон.

Он хотел было сказать что-то еще, но внезапно у него появилось чувство, что они знакомы. Да, именно такое чувство. Он просто знал ее, как самого себя. Она любила сидеть вечерами у камина и читать газеты, любила выпить рюмочку портвейна после обеда и собирала подушечки для иголок. Ей нравились синий и фиолетовый цвета и (вот этого он совершенно не понимал) старые вестерны. И, принимая из ее рук чашку с чаем, он был абсолютно уверен, что она забыла положить сахар.

Это было просто нелепо, смешно! Неужели он терял рассудок?!

Пожилая дама смотрела на него со слезами на глазах.

- Не знаю уж, как у меня получится, – дрожащим голосом промолвила она, – но вот что я хочу сказать. – Откашлявшись, она тихо заговорила:

Если время придет и забуду тебя,

Кем я стану тогда, как мне жить, не любя?

В море серое, мрачное я обращусь,

Птицей раненой камнем я с неба сорвусь.

Если время придет и забуду тебя,

Тьма глухая внезапно охватит меня,

Ведь свет твоих глаз

Мне милее в сто раз,

Чем сияние яркого дня.

Некоторое время они стояли молча – седовласый господин в твидовом пиджаке и маленькая, темноглазая женщина, поглаживающая его щеку рукой.

Уинстон начал было говорить, но осекся. Помотав головой, он огляделся вокруг себя, словно потерял что-то, а затем вновь попытался что-то сказать.

- Что такое? – задумчиво спросила женщина.

- Не понимаю. На одно мгновение мне вдруг показалось, будто я чего-то лишился.

Женщина подождала, стараясь сдержать дрожь в руке, в которой она держала чашку.

- Ну ладно. Давай сюда чай. – Взяв чашку из ее рук, он отхлебнул горячего напитка. – Черт, Мэг! Ты опять забыла сахар.

Она судорожно выдохнула и закрыла глаза, полные счастливых слез.

- Да?– переспросила женщина с тихим смешком.

- Как обычно.

- Каюсь.

- Но ты ни слова не сказала о картине, – напомнил он ей. – Где мы ее повесим?

Она улыбнулась старинной картине, и Уинстону вдруг показалось, что ей известно, чему смеются изображенные на ней люди.

- Это замечательная работа, – заявила она. – Повесь ее там, где я смогу каждый день на нее любоваться.

Уинстон похлопал ее по плечу:

- Зачем? Просто чтобы ты не забывала, что она у нас есть?

- Да ладно тебе! – усмехнулась она. – У меня не такая уж плохая память. Все важные вещи я прекрасно запоминаю.

- А сахар в чай – это важно?

- Нет, – ответила она, забирая у него чашку. – Вот ты – другое дело.

- Ну и хорошо. Постарайся в следующий раз не забыть.

Направляясь в заднюю комнатку антикварного магазина, она засмеялась.

- Ах ты глупец! – с нежностью пробормотала женщина. – Сердце никогда не забывает.

Примечания

1

«Родиться с серебряной ложкой во рту» – английская пословица, соответствует русской – «Родиться в рубашке»

2

«Круглоголовыми» называли сторонников Парламента в Англии во время гражданской войны 1642-1651 гг. Пуритане обривали себе головы, чтобы отличаться от тех, кто продолжал носить длинные волосы

3

Норман Рокуэлл – американский иллюстратор, род в 1894 г в Нью-Йорке

4

тестостерон – гормон мужских половых желез, обуславливающий формирование мужских половых органов и вторичных половых признаков

5

Ivy – плющ (англ.)

6

Пуритане, в отличие от католиков, проповедовали мирской аскетизм, выступали против общепринятых обрядов, роскоши, не признавали постов, святых и требовали отделения церкви от государства

7

Баран по-английски ram, а фамилия героев Ramsden

8

Е plunbus unum – один из многих (лат.)

9

daisy – по-англ. маргаритка

10

Судя по всему, Айви все же путается в датах. Кромвель был лордом-протектором республики всего пять лет – с 1653 по 1658 гг.


home | my bookshelf | | Очарованное время |     цвет текста