Book: Тайны одного Парижского бульвара



Тайны одного Парижского бульвара

Лео Мале

Тайны одного Парижского бульвара

I

Через окно, распахнутое на оживленную улицу, весенние запахи вливаются в помещение агентства "Фиат Люкс" – сыск всех видов, доверительные поручения, его директор Нестор Бурма.

На балконе над табачной лавкой в доме напротив легкий весенний ветерок играет двумя знаменами (одно французское, другое британское), которые не счел нужным убрать какой-то добросовестный гражданин, уважающий обычаи, поклонник королевы и т. д. и т. п., хотя ее всемилостивейшее Величество отбыло домой уже несколько дней тому назад.

В праздничной обстановке – трубка в зубах, стакан под рукой – мы с Элен (мой секретарь) обсуждаем другое радостное событие. Свежий выпуск газеты "Крепюскюль" только что сообщил выигрыш по билету Национальной лотереи, который мы купили на двоих, и теперь нам предстоит поделить два миллиона франков[1].

Внезапное треньканье колокольчика над входной дверью прерывает нашу беседу и дает знать, что кто-то вошел в переднюю, служащую одновременно комнатой ожидания. Элен вздыхает и морщится. Я говорю ей:

– Дорогая, если вы еще держитесь на ногах, пойдите взгляните, пожалуйста.

Она еще раз вздыхает, встает, поправляет волосы, приглаживая их грациозным жестом, и идет на разведку. Через минуту возвращается, прикрывает за собой обитую дверь, прислоняется к ней и с гримасой воздевает глаза к небу.

– Ну вот, – говорит она.

– Что – "ну вот"?

– Всегда одно и то же. Когда ждешь клиентов, то хоть бы нос одного из них показался, а когда можно было бы без них обойтись...

– Это клиент?

– Да.

– Как выглядит?

– Нейтрально.

– Его имя?

– Не сказал.

– Обычно вы об этом осведомляетесь.

– То обычно, а сегодня особый случай.

– Ладно, а чего он хочет?

– Вас видеть. В последнее время люди стали любопытными.

– Да, это – влияние королевского визита...

Я выбиваю трубку в пепельницу и продолжаю:

– Меня видеть! Это все, что он сказал?

– Это все.

– Ну, хорошо...

Я прячу трубку и выпивку, поправляю галстук.

– А вот я совсем не против, и вообще тот факт, что мы выиграли в лотерее, не может служить предлогом, чтобы посылать клиентов куда подальше. Введите этого типа, и я надеюсь, что придусь ему по вкусу.

С шелковистым, выразительным шуршаньем Элен поворачивается, снова открывает дверь и обращается к невидимому визитеру с приглашением:

– Прошу вас, месье!

Тип входит, бросает взгляд вокруг. Несколько шагов коротких ножек, и вот он напротив меня. Затем следует довольно ненужный вопрос:

– Месье Нестор Бурма?

– Я самый, – с поклоном отвечаю я.

– Очень приятно...

Он протягивает мне руку. Я ее пожимаю. Рука у него мягкая, тонкая, с длинными пальцами, ухоженными ногтями, очень белая, очень чистая, без обручального кольца или какого-нибудь перстня.

– Очень приятно, – повторяет он. – Моя фамилия Гольди. Омер Гольди.

Вылетело резко, как пуля. Может быть, он имел целью поразить меня, как-то на меня воздействовать. А может быть, и нет. Не знаю.

– Садитесь, пожалуйста, месье Гольди, – говорю я.

Он усаживается в мягкое кресло с видимым удовольствием, придерживая тонкими руками свой головной убор на коленях. В знак приветствия я встал, когда он вошел. Теперь я сажусь в свою очередь. Элен, чуть подальше, следует нашему примеру и кладет ногу на ногу – обтянутые нейлоном красивые ножки.

Этот приятный спектакль достается, по-видимому, мне одному. Впрочем, он находится в поле зрения и нашего посетителя, но просто с ума сойдешь, до чего же у месье Омера Гольди вид человека, которому наплевать на женские ножки и на все, что к ним прилагается. Есть и такие, клянусь вам! Ну да ладно...

Омер Гольди – маленький человечек, лет пятидесяти, серолицый, сероглазый и сероволосый. Элен права – нейтральный. Одет в скромный серый костюм. Своей старомодной элегантностью он чем-то похож на провинциального нотариуса, особенно своими отворотами пиджака, обшитыми блестящей тесьмой.

Присмотревшись к его лицу, замечаешь под каждым глазом темный круг. Наверно, сердце не работает как надо, а может, недавно ему кто-то врезал. Такое может случиться и с безобидным пятидесятилетним господином.

– Итак, как я уже имел честь вам сообщить, меня зовут Гольди, – говорит Гольди. – Омер Гольди.

Очевидно, он очень дорожит своим именем – Омер.

– У меня на улице Лафайет ювелирный магазин, я специалист по бриллиантам.

И тут же добавляет номер дома, номер этажа и номер телефона.

Я не знаю, откуда мне приходит в голову мысль, что этот господин сам по себе довольно-таки странный, по всему похоже, что он хочет продемонстрировать открытость и откровенность. И, как всегда в подобных случаях, у меня создается впечатление, что это ненадолго.

Он продолжает:

– Вы занимаетесь... гм... конфиденциальными поручениями, не так ли, месье? Вы беретесь за сбор сведений об определенных лицах, сведений, носящих конфиденциальный характер?

Я утвердительно киваю и указываю жестом на дверь:

– Об этом гласят медная табличка, прикрепленная к моей двери, и мои рекламные объявления.

– Да... да... прекрасно...

Он оставляет свою шляпу, рискуя, что она упадет на пол, и потирает руки... свои белые, чистые, почти аристократические руки, которые, по-видимому, поглаживали, перебирали влюбленно или нет, в зависимости от их стоимости, столько бриллиантов, камней, украшений и всякого прочего драгоценного добра. И теперь я нахожу иное объяснение его темным кругам под глазами. Возможно, это не признак плохой работы его сердца. Часто, очень часто – работа обязывает – он вставляет то в одну, то в другую глазницу свою лупу. Очень методичный, скрупулезный тип.

– Прекрасно, прекрасно, – повторяет он.

Он снова хватается за свой головной убор, недолго молчит, затем говорит:

– Знаете ли вы китайца по имени Чанг Пу?

– Нет. А что? Я должен был бы его знать?

– Нет, это не обязательно. Может быть, это облегчило бы вашу работу, а может быть, нет. Я не знаю.

Он смотрит на меня, как бы спрашивая: "А вы как думаете? "

Я молчу, поскольку тоже пребываю в неведении.

– Хорошо, – говорит Гольди. – Этот Чанг Пу держит ресторан на улице Гранж-Бательер.

– Китайский ресторан?

Эта фраза имеет целью подчеркнуть мои дедуктивные способности, проявляющиеся накануне получения крупной суммы.

– Да.

Он бросает на меня понимающий взгляд:

– Так вы знаете?

– Не очень. Вы говорите: улица Гранж-Бательер?

Он кивает головой и уточняет:

– В двух шагах от Монмартра. Почти на углу.

Мысленно я переношусь в этот уголок Парижа и намекаю с улыбкой:

– Поблизости от Фоли-Бержер, не так ли?

– Мм... Да... Он морщится:

Вы интересуетесь Фоли-Бержер, месье? Похоже, он бросает мне упрек. Если я его шокировал, то меня это не удивляет. И в самом деле, что другого можно ждать от мужчины, который не обращает внимания на ножки Элен?

Я пожимаю плечами:

– Так. Время от времени, разок-другой. Но... гм... вы же ювелир, а этим девицам из Фоли-Бержер далеко не наплевать на вашу продукцию – я получил такие сведения от моей приятельницы Ивон Менар. Я имею в виду бриллианты и прочие дорогие штучки... Вот я и подумал...

Он заканчивает за меня:

– Что работа, которую я хочу доверить вам, имеет отношение к моей профессии?

– Пожалуй... да...

– Совсем нет, – отрезает он четко и категорически. Значит, без бриллиантов в поле зрения?

Я вздыхаю.

Жаль. Бриллианты, они всегда украшают жизнь. Этот Гольди имеет дело с таким товаром, и нет, чтобы пристегнуть его к тому делу, за которым пришел сюда. Но, в конце концов, мне наплевать на это.

– Хорошо, – говорю я. – В таком случае не будем больше говорить о Фоли-Бержер, а вернемся к этому Фу, то есть Шу...

– Пу. Чанг Пу.

– Как вам будет угодно, мне все равно. Я слушаю вас, месье Гольди.

– Ладно. Итак, я хотел бы, чтобы вы собрали о нем полную информацию.

– В каком плане? Вы недовольны его кухней?

– Дело не в этом.

– Извините, я пошутил.

Его серые глаза в обрамлении темных кругов дают мне понять, что лично он не шутит...

– Ну что же, – продолжаю я. – Ясно. Вопрос о кухне не стоит, но тогда о чем же идет речь? Вы понимаете, месье Гольди, я вполне готов собрать все возможные сведения об этом китайце, поскольку не в моих интересах опровергать то, что вы прочитали на табличке при входе сюда, я, безусловно, хочу, если будет возможно, представить вам полный список его дел, начиная с рождения, оглавление его жизни, как сказал один поэт, подать его вам, в чем мать родила, прозрачным, как кусок стекла, но мне хоте лось бы знать, откуда пускаться в путь и куда идти. Вы хотите взять его в повара?

Ювелир вздыхает:

– Я вижу, вы опять шутите.

– Как сказать, – протестую я. – Как сказать.

– Хорошо.

Он ерзает в своем кресле.

– Вы сбиваете меня с толку вашими замечаниями Моя задача и так нелегка...

Он замолкает, на минуту задумывается и продолжает:

– Я буду откровенен...

Я уже давно жду эту фразу. Как раз сейчас надо будет держать ухо востро. Я ободряюще улыбаюсь ему:

– Да, месье Гольди.

– Я действую не от своего имени... Это услуга, которую я оказываю одному своему другу... Другу, у которого есть сын, а этот сын столкнулся с неприятностями любовного характера...

– Да.

– Это довольно сложная история... история личная, чисто личная, и вы должны понимать, что я вынужден соблюдать определенную тайну... об одних вещах можно говорить, о других нельзя. Вы понимаете, не правда ли?

– Я понимаю.

Что вы! Ну конечно! Нестор Бурма – это же воплощенная понятливость. Надо полмира обойти, чтобы откопать типа, более понятливого, чем он.

– Все, что я могу вам сказать, – излагает дальше Гольди, – молодой человек, сын моего друга, был вовлечен этим китайцем в одно грязное дело из-за женщины... Вас должен интересовать только китаец – продолжает он, заметив, что я открываю рот, чтобы, как и подобает вежливому человеку, осведомиться о даме. – Китаец и никто больше на данный момент. Когда мы будем иметь о нем какие-то сведения, мы подумаем. Но на данный момент – только китаец.

– Очень хорошо, – говорю я. – Китаец.

Он снова ерзает.

– Об одних вещах говорить можно, о других нельзя, – повторяет он. – Но что я могу сказать... да, я думаю, что могу это сказать... – это то, в каком направлении ориентировать ваше расследование. Безусловно, мы хотим иметь исчерпывающие сведения о Чанг Пу, но в одном определен ном направлении...

Я соглашаюсь.

– Мы хотим знать, знаком ли он с одним или не сколькими русскими, и что это за русские.

– Китаец! Русские! Вы уверены в том, что вам не следовало бы обратиться в ООН?

Он улыбнулся.

– Я восхищен вашим чувством юмора и сожалею, что не обладаю таким же... (улыбка исчезает). Для нас это очень серьезно, месье Бурма.

– Я в этом не сомневаюсь. Итак, женщина, о которой идет речь, русская? Сын вашего друга пал жертвой славянских чар?

Опять двадцать пять. Он снова выпускает свой головной убор из рук, разводит их в стороны с жестом разочарования и неодобрения.

– Есть вещи...

– О которых можно говорить, о других – нет. Я знаю.

– Простите меня, но я не могу сказать вам больше.

– Ладно. Резюмируем: Чанг Пу общается или не общается с русскими. Если общается, то поможет ли это вашему другу, если он узнает, что это за русские, вытащить своего сына из переделки, куда тот влип?

– Точно. Я прошу вас простить меня за скрытность, но...

– Я знаю, знаю. Я на вас не сержусь, месье Гольди. Вы просите меня провести расследование не о вас и не о вашем друге, а о китайце.

– Совершенно верно. Вы согласны, месье Бурма?

– Значит так... Дайте мне подумать...

Я делаю вид, что соображаю изо всех сил с риском, что мой котелок разлетится на куски. Незачем пояснять, что я притворяюсь. Тут не о чем думать. Все уже продумано. Я поглядываю на ноги Элен, это помогает убить время. Маленький кусочек нижней юбки выглядывает наружу. Очень красиво. Какую же прорву белья она себе накупит на свой миллион! Мой взгляд покидает ноги моей красотки и переносится на лицо месье Гольди. Месье Гольди слегка вспотел. Хороший вид он будет иметь в глазах своего друга, если я откажусь. Но так вопрос не стоит. Я откашливаюсь и говорю:

– Ну что ж, я согласен.

– О, спасибо, месье Бурма. Большое спасибо!

Я поднимаю руку.

– Я согласен, но выслушайте внимательно. Когда через китайца я выйду на эту русскую, о которой идет речь, и когда я дам вам ее адрес и так далее... я не знаю, что будете делать вы, ваш друг или сын вашего друга. Эти любовные истории, я их опасаюсь. Вы не думаете, что этой русской могут навсегда отбить охоту есть икру? Это будет скверно для моей репутации, подобный финал. Так уже произошло с одним из моих собратьев где-то в году 1925. Он предоставил одному обманутому мужу все доказательства плохого поведения его жены. Он даже уточнил: завтра, в такое-то время, в таком-то месте любовники должны встретиться. Муж тоже явился на свидание и пришил обоих голубков. У моего собрата была куча неприятностей, и он был вынужден записаться в безработные. Я не хотел бы, чтобы со мной произошло то же самое.

– Такое с вами не произойдет.

– Мне это неизвестно.

– Послушайте, – говорит Гольди, потея еще больше. – Русская, русский или русские, о которых нам хотелось бы знать, – общается с ними Чанг Пу или нет, – мы даже не знаем, какого они пола.

– О! Но это еще более деликатный вопрос, это еще опаснее!

Гольди вздыхает.

– Месье Бурма. Я не могу сказать ничего больше. Но... вы мне сказали, что вы согласны, а я вижу, что это совсем не так...

– Да нет же! То, что я сказал, остается в силе. Но, учитывая, что эта дело несет в себе непредсказуемые факторы, которые могут свалиться мне на голову, – факторы, каких обычно никогда не бывает в расследованиях, что я веду, – я буду вынужден предъявить вам более крупный счет по сравнению с моим обычным тарифом.

– Ах, так?

– Да, так.

– Ну, конечно, конечно. Так назовите цифру, месье Бурма. Я посмотрю, если...

– Аванс в двести тысяч франков не кажется мне чрезмерным.

Гольди молчит, а Элен бросает мне признательный взгляд, как бы говоря: "Вы правы, предъявляй такие высокие требования, шеф. Это единственный способ вежливо избавиться от этого субчика. В данной ситуации с клиентами можно вполне повременить. С выигрышем в Национальной лотерее..."

– Двести тысяч, – бормочет Гольди, как бы про себя. Теперь наступает его очередь поразмыслить, что он и делает, нахмурив брови и сжимая красивыми руками свой головной убор. Хорошо продумав ситуацию, взвесив все за и против, он впивается своими серыми глазами в мои.

– Договорились, – произносит он.

Элен вздыхает. В душе она должна проклинать этого типа. Вот, пожалуй, единственный случай, когда ее устроил бы скупердяй.

– Решено, – повторяет Гольди. – Это не превышает возможности моего друга. Во всяком случае, я думаю, что могу взять на себя ответственность принять ваши условия. Я с ним улажу это дело. Но естественно... при мне нет такой суммы. Я не мог подумать, не правда ли... Но, во всяком случае, я вам оставлю приличный задаток...

Он вытаскивает из внутреннего кармана пиджака свой пухлый бумажник, открывает его и кладет на мой письменный стол восемьдесят тысяч франков.

– Вы получите остальные сто двадцать тысяч самое позднее завтра. Пойдет?

– Конечно, пойдет.

Я немного удивлен, видя, как вот так запросто таскают при себе подобные суммы, но не подаю виду. В конце концов, его деньги чистоганом лучше чека. С чеком ничего не знаешь наперед. Но, тем не менее, мне это кажется странным, и весьма. А! В конце концов, неважно... Я забираю деньги.

– Элен.

– Да, месье.

– Выдайте расписку месье Гольди. Расписку на восемьдесят тысяч франков и приготовьте квитанцию на полный расчет.

– Да, месье.

Она усаживается за машинку и выстукивает документы, о которых идет речь. Молниеносно. Она в ярости. Когда она кончила, сверяю тексты и передаю их Гольди для подписи. Наверно, у него немного взмокли руки. Прежде, чем взяться за авторучку, он вытирает их платком. Затем расписывается и уходит.

– Готово дело, – говорю я в трагической тишине. Элен – ни звука. Съежилась в своем кресле и дуется.

Это видно по тому, как она одернула юбку на коленях. Если я хочу поглазеть на что-то приятное, остается лишь пойти куда-нибудь еще. Я вытаскиваю спрятанные трубку и горячительное, пропускаю за воротник стаканчик и раскочегариваю свою трубку. Элен молчит, по-прежнему молчит. И внезапно взрывается:

– Итак, это сильнее вас, да? Выигрываем мы в лотерею или нет, не имеет значения! А я-то думала, что мы позволим себе отдохнуть. Вы что, не могли послать его, этого Гольди?

– А мне он нравится.

– А вот мне – противен.

– Надеюсь, дорогая. Не хватало только, чтобы вы в него втюрились.

– О, ладно уж. Надоело. Вам так уж хочется получить удар по черепу?

– Какой удар по черепу?

– Без которого не обходится ни одно из ваших расследований.

– Удара по черепу не будет.

– Это было бы впервые. А, ладно. Какой простак!

– Кто?

– Этот Гольди.

– Не такой уж простак. Даже, если вы хотите знать мое мнение, дорогая, совсем не простак.

– Не простак? Кто же тогда по-вашему простак? Вы у него просите двести тысяч за дело, которое едва тянет на пятьдесят, он тут же соглашается. И это не простак?



– Он не сразу согласился. Он подумал. Долго думал. Он взвесил, стоит ли игра свеч. Меня интригует одно: отстегнуть два куска за сведения о китайцах, русских, турках мужского или женского пола – смешно. Но совсем не смешно, если в итоге пахнет миллионами. На это можно поставить двести тысяч... А этот Гольди, моя курочка, если бы когда-нибудь принял участие в конкурсе лжецов, то почти наверняка выиграл бы приз. Не то, чтоб он был очень убедителен, но это врун...

– Ну, а по-вашему, в чем там все-таки дело?

– В чем угодно, только не в друге, сын которого имеет неприятности любовного характера. Я специально запросил крупную сумму, чтобы посмотреть на его реакцию. Что б он там ни говорил, этот шахер-махер имеет связь с его профессией. Ювелир по бриллиантам, не забывайте этого. Бриллианты – дело серьезное. Он и его китаец связаны бриллиантовой аферой.

– Допустим, а что это вам дает?

– Мне? Ничего.

– Тогда бросьте. Нам хватит на харчи и без этих двух кусков от месье Гольди.

– Харчи? А интеллектуальный аспект, как вы к этому относитесь?

– Какой аспект? Ах да, интеллект, манящая тайна...

– А почему бы и нет?

– А удар по голове?

– Хватит морочить мне голову ударами по голове, ведь речь идет не о вашей. Если такое предстоит, то для этого имеется моя голова. У меня приоритет в этом плане.

Она пожимает плечами:

– Ох, в конце концов, вы сами сказали: это ваша голова, а не моя. Может быть, вам это нравится в плане необычных ощущений.

II

Немного погодя Элен успокаивается. Ее гнев капризной девочки никогда не длится по-настоящему долго. А я трачу это время на ряд телефонных звонков, чтобы узнать насчет Национальной лотереи, в частности, сколько надо выждать, прежде чем получить наши два миллиона, а заодно и начать мое расследование о Чанг Пу и его русских связях. Если я довольно легко удовлетворил свое любопытство по поводу Национальной лотереи, то остальные звонки дали только пшик.

– Пойдем поглядим на этот ресторанчик вплотную, – говорю я Элен.

Она ничего не имеет против, и мы выходим из дома. От улицы Пти-Шамп до улицы Гранж-Бательер не так далеко. Мы преодолеваем эту дистанцию пешком, поскольку парижская весна – самая прекрасная на всей земле – отлично подходит для такой разминки. Многие оглядываются на пару, которую мы составляем. Я надеюсь, что объектом является Элен, и только Элен, хотя в первые погожие дни, да еще вот в этом уголке, никогда и ни в чем нельзя быть уверенным.

Ресторан, о котором идет речь, действительно стоит на том месте, о котором говорил Омер Гольди: улица Гранж-Бательер, между предместьем Монмартр и проездом Жоффруа. Заведение называется "Международная концессия", над большим тентом между вторым и третьим этажом вертикально висит красная с золотом вывеска, покрытая иероглифами, сделанная не то из бумаги, имитирующей ткань, не то из ткани, имитирующей бумагу.

Ресторан как ресторан, только с той разницей, что он китайский, очень чистый, в меру роскошный, с оригинальной витриной, где неизвестные под нашим небом растения окружают аквариум, в мутной воде которого плавают экзотические рыбки.

Возле двери вывешено меню в медной рамке, блестящей как золото. Я подхожу ближе и читаю, что хозяина заведения действительно зовут Чанг Пу.

Пока это все. Мы вернемся вечером, чтобы отведать ласточкиных гнезд. Сегодня или никогда.

Вечером мы прибываем на место.

Смакуя курицу с миндалем, проращенные бобы сои, особый соус и другие необычные блюда, я наблюдаю за тем, что происходит вокруг. В китайских ресторанах всегда найдется над чем посмеяться. Я хочу сказать о тех придурках белой расы, которые ради экзотики упорно пытаются есть палочками, не зная как ими пользоваться. Они расшвыривают рис направо и налево, видимо, не замечая этого. Их ближайших соседей можно только пожалеть. И запивают они все это красным вином! Что уж совсем не соответствует местному колориту. Я же пользуюсь вилкой, не будучи обученным орудовать за столом спицами, и хлебаю чай, много чая, чтобы залить пожар революции, полыхающий на нёбе в результате съеденного перца. Помимо придурков, о которых я сказал, в ресторане сидят туристы, студенты азиатского типа и пара парней, явно с площади Пигаль. По всей видимости, это беженцы, жертвы международных событий, торговцы, которые держали лавки в предместье Сайгона и которых разорило прекращение военных действий в Индокитае. Но я за них не беспокоюсь. Они не похожи на бродяг.

Из-за занавеси доносится нестройная музыка. Хотя электрофон играет тихо, она все же вызывает зубовный скрежет. Не знаю, помогает ли это пищеварению.

Все гарсоны – китайцы, безукоризненные в своих белых куртках, снуют по залу с суповыми мисками, полными риса, и чайниками. Молодая китаянка в широких шелковых шароварах, с крохотными ножками в деревянных сандалиях, переходит от стола к столу и предлагает разноцветные бумажные цветы, которые принимают разную форму, как только их встряхнешь.

Чанг Пу восседает за кассой. Я знаю, что это Чанг Пу, потому что один клиент, явно завсегдатай, бросил ему: "Здравствуйте, месье Чанг Пу". Господин Чанг Пу – китаец очень западного типа. Не первой молодости, но на его круглом невозмутимом и загадочном лице, похожем на Луну цвета шафрана, не видно ни морщинки. На нем костюм превосходного покроя, а в петлице пиджака цветок – настоящий. У него задумчивый вид. Не похоже, что он сидит тут, в двух шагах от Фоли-Бержер и Больших Бульваров. Можно поклясться, что он парит за Третьими Небесными Вратами, где-то в Перламутровой Империи Сладкого Блаженства. Но может быть, не стоит доверять его виду.

Я спрашиваю себя: кроме кухни его ресторана, где он еще кухарит. Опиум? Торговля девушками желтой расы? И тут же одергиваю себя. Никаких поспешных выводов, Нестор. Омер Гольди платит тебе за то, чтобы ты собрал сведения о китайце, но из них двоих этот китаец выглядит наименее подозрительным. Но тебе заплатили. Поэтому выполняй свою работу. Изучай этого Пу. Гляди и разбирай его связи, особенно русские. Я ухмыляюсь. Русские связи Чанг Пу – это что-то вроде друга Гольди, сына друга с его любовными неприятностями. Выдумки ювелира, который хочет иметь сведения о Чанг Пу, я точно даже не знаю какие, как и не знаю зачем. Ну да ладно. Я постараюсь дать всем то, что им полагается за их деньги.

Мы кончили уминать наш обед, я прополаскиваю глотку чаем, подзываю гарсона и плачу. Затем Элен закуривает сигарету, а я – свою трубку. И мы дымим понемногу, как двое влюбленных, которым не о чем особенно разговаривать. Через некоторое время, похлопав мою подругу по коленке, я встаю и направляюсь к умывальникам. Прохожу мимо Чанг Пу, застывшего как изваяние. Хоть убей, не понимаю, видит он меня или нет.

Рядом с умывальником есть телефонная кабинка, а немного подальше дверь, на которой табличка "Входить воспрещается". За дверью под грохот кастрюль мечутся люди. Это – кухня. К тому же, это ясно по запаху.

В это мгновение появляется гарсон и передает заказ. Посвистывая, я прячусь в туалет. Когда становится понятно, что путь свободен, я выхожу оттуда.

В нескольких шагах от кухни я замечаю еще одну дверь. Проверяю, закрыта ли она на ключ. Нет. Толкаю ее, вхожу, прикрываю за собой. Ищу выключатель, нахожу его и нажимаю. Зажигается фонарь и освещает узкую и крутую лестницу. Тут я чуть-чуть пережидаю. Никто не возникает. Тем лучше. У меня есть готовое извинение, чтобы объяснить мое присутствие в этом месте, по всей видимости, запретном, но я приберегу его на другой день. Я взбираюсь по лестнице, по беззвучной китайской лестнице, которая вряд ли может о чем-либо рассказать.

Я попадаю в комнату самого банального и благопристойного вида. Обнаруживаю я это, конечно, лишь после того, как включаю свет. Кстати о свете. Я гашу свет на лестнице и прохожу в соседнюю комнату.

И вот тут-то я обнаруживаю типографскую машину.

Эта комната представляет собой скорее чулан, чердак и, не будь она на верхотуре, могла бы быть мастерской и всем вместе. Станок находится в углу. Это такая штука с педалью для печатания небольшим тиражом, той модели, которую больше не производят, но в прекрасном состоянии. Купленная по оказии на аукционе в "Друо".

Я себя спрашиваю, что этот Чанг Пу может делать с типографской машиной. Не изготавливает же он фальшивые доллары?

Я подхожу поближе и шарю в бумагах, которые валяются вокруг. Мое внимание привлекает лист плотной розовой бумаги. Я его подбираю и внимательно рассматриваю. Неровный текст, расположенный на листе (видно, это был пробный вариант), написан по-английски. Я очень удивился бы, если бы это было приветственное послание в адрес Ее Величества. Я не знаю английского, но два или три слова, которые я видел где-то в других контекстах, не кажутся мне протокольными. Я сую лист в карман, потом еще два-три с тем же текстом, но лучше удавшимся с технической точки зрения, и иду посмотреть в другой угол, нет ли там еще чего любопытного.

Там ничего нет.

Я не делаю из этого трагедии.

В тишине помещения с моих губ срывается смешок. Я не знаю, куда метил Гольди, поручая мне это дело, но неважно, – оно обещает нечто. А пока что надо будет, чтобы он оплатил мне ускоренные курсы иностранных языков, если так пойдет дальше. Идите разберитесь в связях русских с китайцем, который печатает тексты по-английски.

– Чертов Гольди, – говорю я. И вспоминая, как он дорожит своим именем, добавляю: – Чертов Омер Гольди.

И тут же прикусываю язык. Я напрочь забыл, что шляюсь по частной жилплощади хозяина ресторана, который кого-кого, а меня уж, наверняка, может прищучить за нарушение неприкосновенности жилища, если застукает у себя дома. Я замираю и прислушиваюсь. Ни звука. Ничего. Ладно. Следует ли мне продолжить мою рекогносцировочку или лучше смыться? Передо мной дверь. Это довольно соблазнительно. Я ее открываю.

Он стоит передо мной, как статуя командора, такой же неподвижный и недоброжелательный, с типичной улыбкой на тонких губах, таинственный и все прочее, что положено самому что ни на есть китайскому китайцу.

Он смотрит на меня, я – на него. Мы смотрим друг на друга. Это продолжается пять секунд или целый век. Пожалуй, век. Он атакует первым:

– В следующий раз запаситесь карманным электрическим фонарем, – советует он.

Он говорит на чистом французском языке без малейшего акцента. Я спрашиваю себя, настоящий ли он китаец или поддельный. Но в моем положении...

– Это избавит вас от необходимости, поднимаясь по лестнице, зажигать свет, а заодно и сигнальную лампу у меня на пульте, там, внизу, возле кассы, которая сообщает мне, что кто-то посторонний шарит по моим приватным помещениям.

Я ничего не говорю. Я в ярости и чувствую себя идиотом. Господи, чего это мне приспичило действовать так скоропалительно? Почему бы не окружить Чанг Пу плотной сетью наблюдения и подождать? Так нет же, этого от нас требует современный стиль. Быстро. Делать быстро. Современный стиль. Черный юмор плюс идиотизм того же цвета. Мне хочется укусить этого Чанг Пу. Чем я рискую? Я ведь отведал его кухни.

– Вы не отвечаете? – спрашивает он.

– Нет.

– Вы не нашли то, что искали, не правда ли?

– Я ничего не искал.

– Ах, так? А я подумал... Извините.

Он спокойно изгиляется надо мной. Он не современный. Он не спешит, и времени у него много. Ловит кайф, глядя на мою дурацкую рожу, тянет резину, этот утонченный Сын Неба.

Он втыкает себе сигарету в рот и... о, черт! – вытаскивает пушку.

Я не делаю ни того, ни другого. У этого субчика, наверняка, есть что скрывать. Имел бы я хорошую мину, если бы он позвал полицейских, но в этом плане бояться нечего, он их не позовет. А сейчас сходу сведет со мной счеты. Минутку. Ярость ослепляет меня. Я бросаюсь на него.

Прежде всего я выбиваю пушку из его клешни, и она вальсирует в угол комнаты, где рассыпается на части, при виде которых у меня вырывается весьма мощная гирлянда выражений с упоминанием всуе Господа Бога. Это просто невозможно – набрать такую коллекцию глупостей за один сегодняшний день. Очевидно, это реванш за мой выигрыш в Национальной лотерее. Но это не утешает. То, что я принял за пистолет, оказалось подделкой. Хорошо сделанной, но подделкой. Это – зажигалка, пистолетная ручка которой служит портсигаром, и сейчас эта штука валяется в углу посреди рассыпанных сигарет.

Но что бы там ни было, отступать уже поздно. Чанг Пу, получивший от меня тумак, возвращает его мне с процентами, используя мое удивление. Я отвечаю ударом кулака по физиономии и бью ботинком по голени китайца. В свою очередь, получаю по уху. Ругаюсь и бросаюсь врукопашную. Этого китайца я опасаюсь. Не хочу, чтобы он показал мне приемчик дзюдо. Китайцы и японцы, похоже, не переносят друг друга, но это не мешает культурному обмену между ними. Да, если этот китаец приверженец дзюдо... Если есть сомнения, ни в чем не надо себе отказывать. Надо бить, как оглашенный, используя все приемы уличной драки, все ломать, бить в пах, отбивать почки. Я хватаю моего типа, и мы катимся по полу, сжимая друг друга до тошноты. Катаемся вправо и влево, как по палубе корабля во время качки. То один сверху, то другой. Это становится уже невыносимым. Надо кончать. Тем более, что могут возникнуть другие гладиаторы. Я перевожу дух, вернее, стараюсь это сделать... и вдруг Чанг Пу выскальзывает из моих рук, предварительно врезав мне по первому классу. Я врубаюсь в шкаф, дверца которого открывается от удара. Китаец снова набрасывается на меня, но я успеваю лягнуть его прямо в живот. Чанг Пу сгибается вдвое и отступает. Я вскакиваю, кидаюсь на него, вытаскивая из кармана свой пистолет (настоящий, а не липовый) и бью рукояткой по голове. Он падает, нажимая на какую-то кнопку, оказавшуюся у него под рукой. Может быть, я его и нокаутировал, но мои дела от этого не лучше. Где-то звенит звонок, и я понимаю, что это он его включил. Давай, Нестор! Уноси ноги, смывайся от желтой опасности.

Я поворачиваюсь кругом, чтобы удрать, и вот тогда, то, что я вижу в шкафу, который открылся в тот момент, когда я в него врезался... то, что я там вижу, поднимает волосы дыбом на моей голове.

Я исчезаю еще быстрее, чем думал сделать это раньше.

* * *

Я покидаю комнату (Чанг Пу все еще лежит без сознания в своем углу), и в тот же момент туда проникает, неизвестно откуда, один из тех типов, которых хозяин поднял по тревоге. Я вбегаю в комнату, где стоит печатный станок, закрываю дверь и приставляю к ней тяжелый ящик, чтобы задержать моего преследователя. У меня словно крылья выросли за плечами. Выбегаю на площадку узкой лестницы и вижу толстого китайца, который поднимается по ней, наверняка движимый самыми гнусными намерениями в мой адрес. Я падаю вниз, как тюк грязного белья, но гораздо большего веса. Сбиваю этого субъекта с ног, и мы катимся вниз по ступенькам. Все это молча, как в вестерне эпохи немого кино. Достигнув самого низа, я хорошенько врезаю своему попутчику, освобождаюсь от его объятий и бегу по коридору, ведущему в зал. По пути я натыкаюсь на гарсона, двигающегося навстречу с огромным блюдом жирного риса. Тот хлопается на пол вместе с блюдом. Тип с лестницы, пришедший в себя после удара, снова становится активным участником событий и бросается за мной, но скользит на рассыпанном рисе и растекается по полу, как сметана. Не дожидаясь, когда он встанет, я вихрем проскакиваю через зал ресторана, замечая на ходу, что Элен за нашим столиком больше нет, и вот я опять на улице Гранж-Бательер.

Я немного перевожу дух. Не думаю, чтобы они преследовали меня на улице. Полной грудью вдыхаю ночной воздух, парижский воздух, весенний воздух.

Вдоль тротуара плавно скользит какая-то машина. Это моя тачка, за рулем Элен. Она спрашивает:

– Ну что, очередная драка?

– Более или менее, – отвечаю я.

– Тогда смываемся.

Я усаживаюсь рядом с ней, и мы покидаем эти нездоровые места.

– У вас весьма странный вид, – замечает Элен спустя некоторое время.

– Да...

Я отхожу, но довольно медленно.

– Можно сказать, что на этот раз ваша одежда и ваше лицо приняли, в основном, весь удар на себя. Череп пощадили.

– Его очередь настанет в другой день.

– О! Я не сомневаюсь, но вы ничего не теряете от этой отсрочки.

– И те, другие, тоже. Знаете, моя дорогая, когда я не увидел вас в ресторане, это произвело на меня тяжелое впечатление. Я подумал, не захватили ли они вас в качестве заложницы. К счастью, ничего такого не случилось. Вы почуяли что-то, а?

– Да, когда вы пошли к умывальникам, я не сомневалась, что если там появится возможность пошарить по углам, то уж вы ее не пропустите. Итак, я не сводила глаз с Чанг Пу. Я увидела, как у него загорелась сигнальная лампочка и какое удивление выразил китаец по этому поводу. Это было не очень заметно, ведь эти типы не обладают особо выразительными лицами, но тем не менее я заметила какое-то изменение. Мне показалось, что он задумался, а потом оставил свою кассу, но не спеша, без волнения, не проявляя никаких эмоций.



– Такой уж это парень.

– Итак, я рассудила, что будет осторожнее, если я уйду. И если с вами что-нибудь приключится, то я буду вам полезнее вне, а не внутри этого здания.

– Спасибо, Элен. Вы просто лапочка.

– О! Умоляю вас. Вы же знаете, что я ненавижу это слово.

– В самом деле.

– Да. Ну, а теперь, кроме ваших оплошностей и ваших идиотских шуток, что еще приключилось?

– Давайте вернемся в бюро. Там я вам об этом расскажу.

* * *

Мы возвращаемся в бюро. Элен берет на себя роль сестры милосердия. Она накладывает на мое лицо кучу компрессов, надеясь сохранить хотя бы частично его привлекательность. Затем я опрокидываю хорошую порцию виски, чтобы отбить вкус чая, зажигаю трубку и рассказываю моей секретарше все происшедшие бурные события за исключением того, что касается шкафа.

– Итак, – произносит Элен, когда я выложил ей почти все. – Вы нашли таинственную карточку?

– Да.

– Напечатанную Чанг Пу?

– Похоже.

– И эта карточка...

Я достаю из кармана розовый листок. Прежде чем отдать его Элен, я перечитываю английский текст.

– Здесь есть два слова, которые мне нравятся. Два слова или одно выражение: fascinating girls[2]. Это очень красиво и завлекательно. И мне кажется, что там еще идет речь о докторе.

– Покажите-ка, – говорит Элен.

– Вы ведь знаете английский?

– Да.

– Отлично. Постарайтесь перевести мне это.

Я протягиваю ей розовый листок.

Моя секретарша читает вслух его содержание. Потом еще раз про себя. Наконец, она берет листок бумаги и карандаш, и через минуту перед моими глазами лежит такой текст:

Таверна Брюло

Дом номер 28, Кейн Сот Род.

(напротив "Юнион Джек Клуб") с самыми изысканными и холеными женщинами во всем городе

(Еженедельный медицинский осмотр у д-ра Хардинга)

ШАНХАЙ

Я тихо ухмыляюсь.

– Что это значит? – спрашивает Элен.

– Ну, сердце мое, не прикидывайтесь невинностью.

– Уверяю вас.

– Ладно. Вы, случаем, не девственница?

– Не заставляйте меня краснеть.

– Вы краснеете по любому поводу. Тем более, когда надо сказать – да. Ладно. Вернемся к этой карточке. Вы что, даже не представляете себе, что это такое? Это же рекламная карточка притона, и ничего другого.

– Тогда что же... этот Чанг Пу...

– Вот именно, хозяин борделя.

– Бор... словом, я хочу сказать этой штуки в Шанхае?

– Да. Я чувствую, что вы подразумеваете. Что все это имеет очень отдаленную связь с нашим ювелиром, месье Гольди, и с русскими, если допустить, что во всем этом круговороте они имеются в наличии.

– Вот именно.

– Я думаю так же, как и вы, но кто знает.

– Во всяком случае, этот Чанг Пу странный тип.

– Да, странный тип. И более чем странный, может быть, даже это слово здесь не очень подходит.

Элен испытующе смотрит на меня.

– А вы не все мне сказали.

– Нет.

– Вы обнаружили еще что-то, кроме этой карточки.

– Да.

– И что же?

– Шкаф.

– Шкаф? Господи Боже, и не говорите мне...

– Да, я сейчас вам скажу. Я не получил дубинкой по черепу, но зато мне достался шкаф. Когда мы тузили друг друга, мы натолкнулись на шкаф, и дверца открылась. А внутри была блондинка...

– Господи помилуй, блондинка!

– Совершенно голая и, по-видимому, такая же мертвая, как гипсовая статуя.

III

На следующее утро я просыпаюсь около десяти часов. Немного валяюсь в постели, а в одиннадцать я уже на ногах, полностью пришел в себя от всех треволнений, бодрый и свежий, как рыбка. Свежая рыбка. Я размышляю обо всем, что произошло накануне, и, оставив в стороне всевозможные соображения относительно Чанг Пу, принимаю решение сосредоточить все свое внимание на розовой рекламной карточке. Правда, у меня не больше резона интересоваться розовой рекламкой, чем любым серым техталоном, но это так. И потом, это легче, чем пойти проверить, находится ли блондинка по-прежнему в своем шкафу.

Я приобретаю утренние и двенадцатичасовые газеты, среди которых "Пари-пресс" и "Крепюскюль", и изучаю рубрику происшествий в поисках откликов на мою схватку с Чанг Пу. Кто знает! Какой-нибудь клиент ресторана, пронюхав, что происходит что-то подозрительное, мог вызвать полицейских. Не один я занимаюсь тем, что меня не касается. В том случае, если полицейские прикатили, они могли обнаружить блондинку. Полицейские ничего не обнаружили. Они не были вызваны. О моей драке никто не настучал. Ладно.

Я сажусь в свою тачку. Направление – улица Дуэ, где я знаю одного парня, который может пролить свет на розовую рекламную карточку.

Но сначала я проезжаю по улице Гранж-Бательер. Ресторан "Международная концессия" по-прежнему стоит там и, по-видимому, никак не пострадал от вчерашних событий.

Я мысленно желаю всем хорошего аппетита и на этот раз решительно направляюсь на улицу Дуэ.

Парня, к которому я еду, зовут Марсель. Это человек, потерпевший от закона Марты Ришар[3]. Он руководил заведениями «Буль Бланш» и «Бле» в Масоне. Когда он погорел, то не остался совсем без гроша и купил бистро, поблизости от сквера Винтимиль и кинотеатра «Артистик» (расположенного, о чем большинство не знает, в бывшем особняке Франциска Сарсэ, критика, известного под именем «мой дядя»). Иногда я заходил к нему выпить стаканчик и, хотя мы с ним не очень запанибрата, я его немного знаю. Марсель не скрывает свою бывшую профессию, и, когда он говорит о ней, в его глазах с покрасневшими веками появляется несколько тоскливое выражение. Так как у него красные веки, так же, как и нос, щеки тоже красные (это – сангвиник), он предпочитает пунцовые галстуки. Его рубашки тоже пылающих цветов. Есть люди, которые привержены синему цвету. Он же, по-видимому, верен красному. Может быть, в память о своем фонаре, который ему разбили, как и его сердце.

Когда я вхожу к нему в бистро, он стоит за стойкой и что-то растолковывает своему официанту. Я заказываю выпивку, говорю "Добрый день, Марсель" и предлагаю ему выпить со мной стаканчик. Он соглашается, и мы болтаем. Сначала о погоде, потом о более серьезных вещах. Я протягиваю ему уже известную розовую рекламку:

– Посмотрите, что я нашел, – говорю я. – Вы были из той же корпорации, согласны, а?

– Согласен с чем? – спрашивает он.

– Что речь идет о рекламной карточке для борделя.

– Да, пожалуй... речь идет об этом. Правда, прежде чем эта стерва...

Я резко прерываю его рассказ о пережитых воспоминаниях.

– Ладно. Очень хорошо. Что вы об этом думаете?

– Что им там, в Шанхае, везет.

– И это все?

– Ну да. А что я еще могу вам сказать?

– Я не знаю. Вы могли знать это место.

Он встряхивает головой, своей большой головой с красным лицом.

– Нет, старина. Я никогда не бывал в тех краях. Я знаю Южную Америку, но совсем не знаю Китай.

Я забираю мою розовую карточку и прячу в свой бумажник. Марсель нахмуривает брови, потом бросает на меня несколько странный взгляд.

– А знаете, это может стоить немало бабок!

– Эта рекламка?

– А почему нет? Вы знаете Ги Флорана?

– Нет. Кто это?

– Один тип, который пишет. Он не писатель, но тип, который пишет. Он очень известен в блатном мире. В других кругах – не знаю, а вот среди блатных – да. Он написал две или три книжицы о проституции, о публичных домах и т. п. По этим вопросам он знает больше, чем я.

– Осмелюсь сказать, что вы тоже кое-что знаете, месье Марсель. Итак, вы полагаете, что этот Ги Флоран купит у меня эту карточку?

– Почему бы и нет? Если, само собой разумеется, ее еще нет в его коллекции, знаете, у него потрясающая коллекция. Фотографии, рекламные открытки, специальное белье, одним словом, всякая всячина!

– Да, безусловно. А этот Ги Флоран – один из ваших приятелей?

– Один из клиентов.

Марсель глянул на стенные часы:

– Скоро явится на аперитив. Он живет рядом, на улице Фонтен, и приходит каждый день. Меня удивит, если сегодня он нас надует.

* * *

Не надул. Он появляется в десять минут первого.

Это сморщенный человечек лет шестидесяти, ростом от горшка два вершка, с тростью, усиками в виде зубной щетки и в пенсне. Вид неудавшегося портрета кисти Тулуз-Лотрека. Просто потеха, до чего же этот тип, который выдает себя за историка блатного мира (об этом он мне скажет немного позже), похож на завсегдатая борделей и в то же время на уличного пижона.

Марсель, бывший хозяин притона, знакомит нас:

– Господин Нестор Бурма.

– Господин Ги Флоран.

Мы обмениваемся рукопожатиями и берем в руки стаканы, я перевожу разговор на специальность литератора и вытаскиваю все ту же розовую рекламную карточку.

– Может, это вас заинтересует, – говорит Марсель, который рассчитывает на какие-то комиссионные.

– Конечно, нет, – ворчит Ги Флоран. – На кой черт мне это нужно? Это плохо напечатано, текст дрянной, все неоригинально. К тому же оригинал, то есть карточки такого типа, которые распространялись в Шанхае в тридцатых годах, есть у меня дома в нескольких экземплярах.

– А-а, – говорю я. – Так это относится к тридцатым годам?

– Да.

– Так это заведение больше не существует?

– Нет.

– А вам оно знакомо?

– По слухам. Моей ноги никогда там не было. Это далековато.

– Это было заведение какого типа?

– Очень шикарное. Очень посещаемое.

– Нечто вроде Шабане? – спрашивает Марсель.

– Лучше, старина.

– Вот те на, черт побери!

– Да...

Ги Флоран постукивает пальцами по розовой рекламке. Он нацеливается на меня стеклами своего пенсне:

– А откуда у вас эта штука?

– Я ее нашел.

Историк преступного мира почесывает свои бакенбарды:

– Интересно знать, что за олух печатает это?

Меня это не интересует. Я это знаю. Высказываю предположение:

– Может быть, это имеет какую-нибудь ценность. Как забавная редкость.

Он возражает:

– Да нет же, старина. Это не стоит ни гроша. Единственный человек, кому можно было бы попытаться сбыть товар такого рода, это я. А у меня их полно. Этот бордель выпускал рекламу на всех языках. Рекламки печатались по-английски, как вот эта, другие по-французски, иные – по-португальски, по-немецки и т. д. Однако, надо сказать, что в это время немцев бывало немного, скорее даже совсем не было в Международной концессии Шанхая.

– Международная концессия?

– Ну да. Вы никогда не слышали о Международной концессии?

– Да, да, конечно.

Кажется, что Ги Флоран о чем-то задумался. Сардоническая усмешка приподымает его усы:

– Им следовало бы также выпускать свои карточки и по-русски.

Я настораживаюсь:

– По-русски?

– Да.

– Почему?

– Потому что эти женщины "самые изысканные и самые холеные в городе", знаете ли вы, кто это такие?

– Нет.

Он смеется горьким смехом. Историк блатного мира. Историк проституции. Чего он только не повидал... И теперь я вспоминаю, как он сам или кто-то из его собратьев рассказывал мне об одной содержанке публичного дома, которую мотали по гарнизонам разных городов, но все ее знакомство с этими городами ограничивалось дорогой от вокзала к дому с красным фонарем. Однако, она коллекционировала открытки с видами этих городов и иногда предлагала симпатичному клиенту полюбоваться ими: "Знаешь, а я попутешествовала... Гляди, это – Амьен... Вот Кастельнодари... Вот Монпелье... Красивые города, очень красивые города, так мне говорили и судя по этим открыткам... "

– Итак, эти самые изысканные женщины... – говорю я.

– Были женами и дочерьми белых эмигрантов... Не все, но некоторые. А в "Таверне Брюло" – чертовски известное местечко – все были белые. Я не бросил бы в них камень только за то, что это были шлюхи из высших сфер. Господи Боже! Надо же что-нибудь жевать, черт возьми!

Я поглаживаю нос чубуком своей трубки и продолжаю:

– Белые? Вы хотите сказать – русские белые? Жены и дочери высшего офицерства? Неужели все это правда?

Ги Флоран с жалостью смотрит на меня:

– Знаете, старина. – Он смеется. – Раз уж мы разговариваем о Китае, то вам невредно было бы съездить туда. Там, кажется, приступают к солидному промыванию мозгов. Поскольку это стимулирует соображалку, вы бы выиграли от этого. А что же я тут пытаюсь вам растолковать насчет этих самых изысканных женщин?

Я крепко выругался. Что там ни думай о болтовне Омера Гольди, русские-таки выступают на сцену.

IV

Немного погодя в бюро, сообщив Элен о моем открытии, я спрашиваю ее:

– Как вам нравится этот бульон, моя курочка?

– Не знаю, – отвечает она, улыбаясь, – может быть, следует спросить об этом у повара?

– Чтобы возобновить наш матч? Спасибо большое!

– Ну, а блондинка?

Я делаю неопределенный жест:

– Все, что я мог бы сделать для нее, ее не воскресит, не правда ли? Вот так... С другой стороны, мне уже осточертело играть роль служащего из похоронного бюро.

– Вывод?

– Не имеется.

– Но все-таки! Не говорите мне, что сейчас у вас нет более четкого представления об этом Чанг Пу. Да или нет?

– Я сам задаю себе этот вопрос. Омер Гольди сказал нам, что тот вовлек сына одного из его друзей в убийственную любовную историю... Где какая-то русская женщина, может быть, играет определенную роль. В тот момент я в это не поверил.

– А сейчас?

– Не верю по-прежнему. Но я вынужден допустить, что русские могут быть замешаны в этом деле. А потом эта блондинка, которую я видел в шкафу... Быть может, тоже русская?

– Судя по цвету ее волос?

– Да. А почему бы и нет?

– Правда, почему бы и нет?

– Как бы там ни было, я не понимаю, почему Чанг Пу сам печатает эти розовые карточки... Заведение, которого они касаются, уже давно не существует.

– А может, он сумасшедший?

– Он произвел на вас такое впечатление?

– По правде говоря, нет. Но...

– Здесь нет "но", и Чанг Пу не чокнутый. Он...

Тут я хмурю брови:

– Мне пришла в голову мысль. А что, если этот китаец занимается шантажом? Или собирается им заняться?

– Как так?

– А вы не находите, все-таки это странное занятие – печатать такие вот карточки? Ничего необычного не было бы в том, что это дело задумано с целью напомнить кому-нибудь славное старое время...

– Точнее, какой-нибудь даме, которую он знавал в Шанхае в то время, когда она посещала "Таверну Брюло", и которую он опять отыскал в Париже?

– Да. Я не вижу другого объяснения в деле изготовления этих рекламных карточек. А вы, Элен?

– Сейчас, когда вы это сказали, я тоже. Но при чем тут Гольди? Значит ли это, что, будучи в курсе каких-то дел, он тоже хотел бы выйти на эту русскую... если она существует на самом деле?

– Русская существует, не сомневайтесь. Так же, как и кое-что другое, что еще более вероятно.

– Что именно?

– Ничего не знаю. Возможно, мне мозги туманит профессия Гольди, но это сильнее меня: я никак не могу перестать думать о бриллиантах. Да, кстати, насчет Гольди... вы получили деньги?

– Сто двадцать тысяч франков, которые он был нам должен?

– Да.

– Нет. Но еще никто никуда не опоздал.

– Возможно, но лучше решить этот вопрос прямо сейчас...

Я смотрю на телефон, протягиваю руку, чтобы взять трубку, но потом передумываю. Нет, я предпочитаю повидать Омера Гольди, причем повидать его внезапно. Деньги само собой, но я считаю, что небольшой разговорчик с ним прямо-таки напрашивается. Я делюсь этой мыслью с Элен:

– Вы идете со мной?

– Да, – отвечает прелестное дитя.

Прежде чем покинуть свою контору, я хватаю телефонную трубку. Нет, я не передумал еще раз. Человек, которому я звоню, не Омер Гольди, а Роже Заваттер, внештатный сотрудник агентства "Фиат Люкс".

– Алло, – отзывается молодой франт.

– Работенка для вас.

– Слушаю.

– Чанг Пу, владелец ресторана на улице Гранж-Бательер под вывеской "Международная концессия"...

Я описываю китайца как можно подробнее.

– Понял, – говорит Роже. – Что я должен с ним сделать?

– Следить за ним.

– Есть.

– Возможно, на улице Гранж-Бательер вы встретите Ребуля. Я его тоже включу в работу. Вопрос касается одного и того же дела, но с другой стороны. Само собой разумеется, вы друг с другом не знакомы.

– Ясно. Когда начинать?

– Это надо было бы уже сделать.

– Хорошо. Я включаюсь сходу. До свидания, Бурма.

– Привет.

Я кладу трубку, снимаю опять и набираю номер Ребуля, моего славного однорукого помощника. Объясняю, чего я жду от него: держать под постоянным наблюдением ресторан Чанг Пу.

– Какова цель наблюдения? – спрашивает Ребуль. – В какой-то момент оттуда должны вынести сверток.

– Какой сверток?

– Довольно большой. Имеет более или менее форму человека.

– В самом деле? – смеется однорукий. – Жмурик, что ли?

– Да.

Я слышу, как на другом конце провода мой собеседник поперхнулся:

– Черт побери! Я... я... сказал так, для смеха!

– Никогда не надо шутить с такими вещами, старина!

– Значит... в этом доме есть труп?

– Прошлой ночью был. Возможно, что с тех пор его уже убрали. А может, и нет. Если они его еще не вынесли, то им придется это сделать. Если только... эти китайские блюда – это всегда мелкие кусочки того-сего, трудно различимого... но я не думаю.

– А что... мне не придется поесть в этом ресторане?

– Такой надобности нет. – Слава богу!

– Ограничьтесь наблюдением и берите на заметку все, что покажется вам подозрительным, в том числе транспортировку трупа, конечно.

– Отлично.

Мы говорим друг другу "до свидания" и кладем трубки.

– А теперь пошли к Гольди, – говорю я Элен.

* * *

Я никого не удивлю, если скажу, что автомашина – это хорошо, но когда путешествуешь по Парижу, то не всегда она привозит тебя точно туда, куда надо. Порой ее надо парковать в километре от места назначения.

Что и случилось с нами в этот день. Как, впрочем, могло быть и в любой другой. В результате мы позволяем себе небольшую прогулку пешком; кстати сказать, пройтись по улице Лафайет не так уж неприятно.

Итак, мы движемся по людным тротуарам в направлении жилища Омера Гольди. Элен попутно немного занимается тем, что в Париже обычно называют "лизать витрины".

– Вот мы и прибыли, – говорю я, увидев монументальную арку особняка прошлого века рядом с облицованным мрамором современным зданием крупной страховой компании.

– Мы...

Внезапно я хватаю свою спутницу за руку, заставляя ее повернуться к витрине, к которой и сам наклоняюсь. К нашей досаде это аптека, и я не знаю, что думает о нас фармацевт в белом халате по ту сторону стекла среди своих банок, видя, как мы уставились на коробки со слабительными пилюлями.

– Что происходит? – спрашивает Элен. Я шепчу:

– Китаец.

– Чанг Пу?

– Да.

– Он здесь?

– Был... уже ушел.

При этих словах я повернул голову и увидел своего вчерашнего противника, удаляющегося в сторону улицы Тэтбу. Сейчас он уже затерялся в толпе.

– Ладно, – говорю я, – пошли посмотрим на что-нибудь более привлекательное.

Мы поворачиваемся спиной к аптеке.

– Не думаете ли вы, что... – начинает Элен.

– Да. Для нас все китайцы похожи друг на друга. Но нет никакого сомнения по поводу этого человека. Это был Чанг Пу. Кстати, он выходил от Гольди.

– Неужели!

– Из этого здания, во всяком случае.

– Что вы об этом думаете?

– Ничего. Но мы решили нанести визит нашему ювелиру. И тот факт, что у Чанг Пу возникла та же мысль, не заставит нас отказаться от нашей, не правда ли?

Мы проникаем под своды арки, где справа и слева сплошняком прикреплены мраморные и медные таблички с фамилиями на "манн" и "гейм". Ни дать, ни взять, корова, завоевавшая все медали и почетные дипломы на сельскохозяйственной выставке. Либо надгробные надписи. Да, если хорошенько подумать, то это здорово напоминает кладбище. Я встряхиваюсь. Неподходящий момент, чтобы хохмить. Нахожу табличку, призванную указать путь сомневающемуся. "Омер Гольди, оценка драгоценностей, экспертиза, 4 этаж". Помещение консьержки находится в самом темном углу внутреннего двора. Лестница, ведущая наверх, начинается на полдороге между этим двором и улицей Лафайет. Это очень широкая лестница со ступенями, покрытыми красным ковром, который удерживается медными, старательно начищенными прутьями. Обнаженная бронзовая женщина с потухшим факелом в руке стоит на страже у начала перил, обтянутых бархатом. Лифта нет, и мы начинаем свое восхождение.

Поднявшись на интересующий нас этаж, мы видим перед собой дверь, украшенную точной копией таблички внизу: "Омер Гольди" и т. п. Я решительно нажимаю на кнопку звонка, укрепленную на дверном косяке. Звучит трель, пробуждая гулкое эхо. Но никто не отвечает. Хотя на это ничто не указывает, но, может быть, это одна из тех хитрых дверей, которые можно открыть после того, как прозвучал звонок? Я поворачиваю дверную ручку. Дверь не открывается. Звоню еще. На этот раз немного дольше, чем в предыдущий. Опять ничего.

– Бросим это дело, – говорит Элен.

Нет, с тех пор как ей засветило получить миллион по Национальной лотерее, у нее определенно не лежит душа к работе. Это самое малое, что можно сказать. Я соглашаюсь:

– Ладно.

Мы спускаемся вниз. Опять проходим под сводами арки, прежде чем окунуться вновь в солнечный свет, заливающий улицу Лафайет. Все эти таблички из меди... таблички из мрамора... Подумать хорошенько – кладбище, и все тут. Ну вот, мы снова на тротуаре.

– У вас чертовски странный вид, – замечает Элен.

– Со мной всегда так бывает, когда мне хочется позвонить по телефону. Это моя крестьянская наследственность, которая выступает на поверхность... Чувство тревоги перед этими дьявольскими изобретениями...

– Надо же! Гм... В общем, я тоже... испытываю какую-то тревогу.

– Я же вам говорю! Нам нужно позвонить. Вы не думаете?

Она пожимает плечами: "Хозяин ведь вы! " Не откладывая, мы берем курс на универмаг "Галери Лафайет". Переходим улицу на перекрестке бульвар Османн – шоссе д'Антен, – это место я рекомендую тем, кто отчаялся. В любой момент и неизвестно откуда здесь выныривает какая-нибудь тачка, которая только и мечтает о том, чтобы вас раздавить. Что же касается полицейского, стоящего здесь, то на него стоит посмотреть. Можно подумать, что он занимается какой-то беспорядочной физзарядкой. Мы причаливаем к противоположному тротуару, прямо перед банком. Я не знаю, как он называется. Я – и банки, сами понимаете. Чуть дальше, после общественного туалета, квартал почтового отделения улицы Глюк с кабинами телефонов-автоматов. Я покупаю жетон и листаю телефонную книгу в поисках определенного номера.

– Я мог бы сэкономить двадцать франков, – говорю я. – Те, кому я собираюсь позвонить, находятся как раз сзади, на расстоянии десяти метров. Но когда ты выиграл в Национальную лотерею, кажется жлобством жаться из-за двадцати франков.

– Очень правильно, – говорит Элен, поджав губы. – Я вот думаю, сможем ли мы вообще когда-нибудь воспользоваться нашим выигрышем?

– Что вы хотите этим сказать?

– Что некоторые шутки запрещены... и вы можете с ними влипнуть... под страхом наказания запрещено беспокоить без уважительных причин, например, пожарников...

– Я не буду беспокоить пожарников.

– То, что вы собираетесь делать, еще хуже.

– Что надо, то надо. Я только надеюсь, что они не узнают меня по голосу...

– А они его уже слышали?

– В общем, да... они давали мне приют два-три раза.

– В пьяном виде?

– Нужно бывает иной раз утопить в вине свои любовные огорчения.

– Голос пьяного отличается от голоса трезвого.

– В таком случае, со всеми сомнениями покончено.

Я вхожу в кабину и набираю номер. После двух гудков какой-то тип рычит: "Алло!"

– Полицейский пост Опера?

– Да.

– Улица Лафайет.

– Нет. Здесь площадь Шарль-Гарнье.

– Это я говорю с вами с улицы Лафайет. Номер...

Я даю номер дома, этаж, имя жильца: Омер Гольди.

– Ну и что? – спрашивает полицейский.

– А то, – отвечаю я, – что на вашем месте я пошел бы посмотреть. Не знаю, но, может быть, вас там ждет повышение в чине.

И вешаю трубку. Клюнет он на наживку или нет. Если не клюнет, то я с чистой совестью потревожу его начальство в комиссариате на улице Тэтбу. Но что-то подсказывает мне, что он клюнет. Клюет.

Четверть часа спустя, с террасы бистро прямо напротив жилища Гольди мы с Элен слышим клаксон полицейской машины, требующий посредством двух нот, чтобы ему уступили дорогу. Затем появляется сама машина и тормозит рядом с тротуаром. Два полицейских в форме выходят из нее, у них вяло-торжественный вид. Никакого энтузиазма, как и у их коллеги, которому я звонил. Они входят под арку, с каждой минутой чувствуя все большее отвращение к самим себе, к своей профессии, к этому дню, который тянется без конца. Они, черт возьми, не из тех, кого анонимный телефонный звонок может погрузить в транс. Они остерегаются игры воображения. Но, в общем, они, наверно, правы. Посмотрим. Этот эксперимент обойдется мне всего лишь в стоимость телефонного жетона. Что же до слишком доверчивого полицейского, то, если вместо повышения в чине он получит нахлобучку, мне это до фени...

Улица спокойна. Нет, я хочу сказать, что она оживлена, даже очень, но своей обычной жизнью. Ничего трагичного. Время идет. Прохожие – тоже. Некоторые с любопытством оглядываются на автомобиль, представляющий Закон. Другие не обращают на него ни малейшего внимания.

Время все бежит. Оно делает свое дело. Желательно, чтобы все-все ему подражали.

Внезапно под аркой дома, где квартирует Гольди, происходит какое-то волнение. Полицейские возвращаются чуть более нервные, чем прежде, и вступают в дискуссию с водителем автомобиля.

Тем временем я подзываю гарсона бистро, чтобы рассчитаться. Давая сдачу, он замечает: "Что это там происходит? " Молодой парень, вышедший вместе с ним из бистро на террасу, говорит: "Пойду посмотрю".

Услужливый малый переходит улицу.

Официант кладет в карман свои чаевые и остается на месте, покачиваясь с ноги на ногу. Сейчас только хозяин может заставить его вернуться в бистро.

На той стороне улицы у арки начинают толпиться зеваки.

Синий "рено" подкатывает и пристраивается в хвост полицейской машине. Два господина полицейского вида в штатском выходят из него. Элен бросает мне понимающий взгляд.

– Вы великолепны, – говорит она.

– Да, конечно.

Через несколько минут молодой парень, который пошел посмотреть, возвращается несколько взволнованный. Я перехватываю его на полпути:

– Произошло какое-то несчастье?

– Похоже, – отвечает тот, – они нашли мертвым одного из жителей этого дома. Ювелир по бриллиантам. Вроде, он был убит, и сам убийца сообщил об этом полицейским.

– Как он был убит?

– Вот этого я не знаю.

С этими словами он входит в бистро, чтобы поделиться своей информацией с хозяином, официантом и клиентами. Я встаю.

– Ничего не остается, как возвратиться в агентство, – говорю я Элен.

V

Всю дорогу мы храним молчание.

В конторе я готовлю себе немного целебной смеси.

– Ну, и что теперь? – спрашивает Элен несколько агрессивно.

Она берет у меня из рук стакан и пьет из него, наверно, для того, чтобы узнать мои мысли.

– Мы можем только ждать, – отвечаю я.

Она нетерпеливо передергивает плечами.

– Чего ждать? На вашем месте, я бы бросила это дело.

– Если бы даже я хотел, уже не могу.

– Почему? Ах, да! Поскольку это не входит в ваши привычки? Потому что у вас твердый характер, потому что вы упрямы?

Она возвращает мне стакан сухой, словно вытертый промокашкой. Затем продолжает:

– Будьте хоть один раз разумны. Нет привычек без исключений. У вас был клиент: Омер Гольди. Гольди мертв. Клиента больше нет. Это – простая математика.

– А восемьдесят банковских билетов задатка? Это – простая арифметика.

– Это – плата за то, чтобы провести расследование по Чанг Пу. Вы начали работу. Теперь, если вы считаете, что ваша рукопашная с китайцем не стоит восьмидесяти тысяч франков, то вы можете, если эта сумма уж так вас тяготит, внести ее в кассу любого сиротского приюта.

– Эта ноша на меня не давит. Но есть расписка.

– Какая расписка?

– Расписка на получение восьмидесяти тысяч франков, которую мы вручили Гольди. Она должна быть на нем или у него. Такая очень хорошенькая расписка на фирменном бланке агентства "Фиат Люкс" и с подписью Нестора Бурмы, директора этого пока еще респектабельного агентства. У кого-нибудь, кто найдет или уже нашел эту расписку, возникнут вопросы. Вот, чего я жду: более или менее скорого визита убийцы либо моего приятеля Флоримона Фару, комиссара уголовной полиции. Сами видите, что даже если бы я и захотел все бросить, то не смог бы.

– Господи Боже! – стонет Элен. – Стоило выигрывать по Национальной лотерее.

И в этот момент – звонок в дверь.

– Ну вот, либо тот, либо другой, – говорю я. – Убийца или Фару.

Ошибка. Это – консьерж. Он протягивает мне книжку, две газеты и письмо:

– Вот почта. Это из-за забастовок сразу много. Я возвращаюсь к Элен.

Письмо, вернее конверт, обклеенный пятнадцатифранковыми марками, от Омера Гольди. Снаружи ничто не указывает на то, что под листком белой бумаги оно содержит четыре перевода на тридцать сотен каждый. Иначе говоря, покрытие расходов, которые я потребовал, чтобы через Чанг Пу добраться до русских.

Наш покойный ювелир отправил этот конверт накануне, видимо, почти сразу после визита к нам, и, не будь вышеупомянутых повсеместных забастовок, я должен был бы получить эти переводы еще с утренней почтой.

– Он был в порядке, – говорю я вместо надгробного слова. – Себе на уме, упрямый, как осел, но честный, доверчивый и не жадный на расходы. Я не могу не ответить достойно на такое доверие. Там, где он сейчас, ему от этого не будет ни холодно, ни жарко, но тем не менее. Меньше чем когда-либо я расположен все бросить.

– Как хотите, – отвечает Элен. – В конце концов, это и меня начинает возбуждать. Способ, каким он отправил вам эти деньги...

– Да. Этот Гольди при жизни был таким же прямым, как змеевик в колонке ванной для подогрева воды. Что-то говорит мне, что на этом сюрпризы не кончатся.

– Кроме того, что касается убийцы, само собой разумеется.

– Это почему же, моя прелесть? Вы что, его знаете?

– Ну как же, разве у вас нет каких-нибудь мыслей насчет китайца?

– О, да! Даже несколько. Есть и большие, и маленькие. Но так же, как и мне, вам известно: то, что кажется простым, не всегда таково. Однако Чанг Пу подозрителен. Мы видели, как он вышел от Гольди. Было бы неудивительно, если бы оказалось, что именно он прикончил ювелира-бриллиантщика.

– Конечно, об этом вы и подумали, когда никто не ответил на наш звонок.

– Да, это мне показалось странным, что поделаешь – инстинкт. Но я не мог позволить себе взломать дверь и посмотреть, что там есть подозрительного. Однако ничто не запрещало мне провести небольшой опыт, надо было всего лишь потратиться на телефонный жетон.

– А теперь появился риск, что все это свалится вам на голову. Из-за расписки.

– Это верно, тогда я об этом не подумал. Но поскольку Гольди умер, так или иначе труп его был бы обнаружен, а вместе с ним и расписка. Поэтому немного раньше, немного позже... Ладно, увидим.

Я смотрю на часы.

– Подождем еще немного. А затем, если никто не объявится – ни убийца, ни легавый, ни Заваттер, – вернемся в то бистро. Там, небось, только и разговоров, что об этом убийстве. Может быть, мы что-нибудь и узнаем.

* * *

В кафе на улице Лафайет, как и предполагалось, смерть ювелира была дежурным блюдом, прямо торт с фирменным кремом. Тот парень, классический тип парижского зеваки, охотно повторяет каждому, кому охота его слушать, все, что он знает по этому делу. Так, я узнаю, что Гольди получил всего лишь удар по черепу, а не выстрел из револьвера и не ножевую рану; к тому же, и в этом нет уверенности, так как остальное доделало его больное сердце. Итак, я не очень ошибался относительно состояния его здоровья. Темные круги у него под глазами были не только результатом работы с цилиндрической лупой, которую он время от времени туда вставлял. Они свидетельствовали также о плохой работе сердца. И под действием сильного волнения сердце не выдержало.

– И что занятно, – сказал кто-то, – так это появление полицейских. Рассказывают, что он сам позвонил им.

Хорошо осведомленный парень с видимым презрением пожимает плечами:

– Это был убийца.

– А зачем убийца это сделал?

В ответ парень молчит и кривится. Он страдает, что ему нечего ответить на это, но более или менее с честью выходит из положения:

– А вот это – тайна, покрытая мраком.

Я прихожу ему на помощь:

– А кто жертва?

– Ювелир по бриллиантам.

– Ай-ай! И много у него свистнули?

– Я думаю, что еще ничего не известно.

– Вы знали этого человека?

На этот раз отвечает хозяин бистро:

– Он заходил сюда время от времени. Очень был спокойный человек. У меня лично такое впечатление, что вряд ли у него много грабанули, если вообще взяли что-нибудь. Он был ювелиром. Но ювелир ювелиру рознь. Не все они миллионеры. Меня не удивило бы, если б сказали, что он перебивался кое-как.

И добавляет:

– Трудяга, если вы понимаете, что я хочу сказать, – и повторяет: – Трудяга.

Это слово он услышал недавно и только-только узнал его значение. Сейчас он упивается им. Это хорошо известный феномен.

Мы выходим из бистро. Чтобы побольше узнать о бедах Омера Гольди, надо немного подождать. Я покупаю вечернюю газету, но там еще ничего нет. Однако, я уверен, что в "Крепюскюль" об этом будут говорить. Дело представляется слишком таинственным, чтобы им мог пренебречь мой приятель, известный журналист-универсал Марк Ковет.

Мы возвращаемся к себе в агентство как раз вовремя, чтобы снять трубку надрывающегося телефона:

– Алло?

– Это Роже.

– Да?

– Ваш китаец уселся в своем ресторане и, по-видимому, не собирается оттуда выходить. Я продолжаю наблюдать за ним и прослеживаю его передвижения, а это необходимо, не так ли?

– Право...

Трудно требовать от Заваттера быть на ногах двадцать четыре часа в сутки.

– Он мне кажется очень спокойным, этот парень, – продолжает мой помощник. – А в чем вы его можете упрекнуть?

– В том, что он кое-кого более или менее убил сегодня после полудня.

– Кроме шуток? Но ведь я его ни на минуту не выпускал из поля зрения.

– Может быть, это было до того, как вы приклеились к нему.

– Конечно. Во всяком случае, могу сказать, что в моем присутствии он никого не убил ни на Больших Бульварах, ни в магазине бюстгальтеров. Но он китаец, а у китайцев, возможно, есть какие-нибудь штуки, чтобы шлепнуть на расстоянии.

– Нет. Это белые нажимают на кнопку, а за тысячи километров какой-нибудь мандарин схлопочет по башке. Ладно, оставим легенды и вернемся к более земным делам. Расскажите-ка вы мне, что делал Чанг Пу с того момента, как вы начали ходить по его пятам?

– Он прогуливался. А погуляв, он зашел в шикарный магазин женского белья на бульваре Османн, почти на углу улицы Пелетье. Может быть, чтобы снять там мерку корсетного пояса. У этой Наташи в витрине выставлены такие пояса, что слюнки потекут.

– У этой... как вы сказали?

Мой голос несколько изменился.

– А-а! – ухмыльнулся Заваттер. – Это на вас тоже действует, да? Всего лишь при упоминании...

– Белье всегда на меня производит впечатление. Я обожаю зарываться в нейлон.

– А если бы вы еще все это увидели! Вы бы дошли до точки!

– И дойду, если вы мне не скажете, кто эта Наташа.

– О! Старина, да я даже не знаю, существует ли она. Это – название магазина. Может быть, это ничего и не значит. Вы же мне рассказывали однажды об одном бородаче, который написал книгу под заголовком "Являюсь ли я фатальной женщиной? " Эта Наташа, возможно, тоже какой-нибудь бородач.

– Я разузнаю об этом.

– Ах, вот вы какой! Я знал, что вы развратник, но не до такой степени. Ладно, вернемся к нашему китайцу... Что я должен с ним делать?

– Как вы говорите, сейчас он будет занят в своем ресторане. Можете быть свободны до завтрашнего утра.

– О'кей.

Мы кладем трубки.

– Наташа, – говорю я. – Элен, вы слышали? Наташа! Чанг Пу нанес визит Наташе. Наташа ведь русское имя, да или нет?

Элен пожимает плечами:

– В моей жизни, – говорит она сентенциозно, – я знавала одну Наташу и двух Людмил. Все трое были родом из Сент-Оэна, и их звали соответственно, согласно гражданской записи: Мари, Сюзанна и Мадлен.

– А я знал по крайней мере десять Кармен...

– Я не спрашиваю вас, где.

– А это бесполезно, поскольку вы догадываетесь об этом. Из этих десяти Кармен только одна не узурпировала свое имя. Итак, может быть, эту Наташу действительно зовут Наташа... Послушайте, Элен, все эти истории с бельем, кружевами и прочими штучками скорее ваша область, чем моя. Не хотите ли познакомиться с этим магазинчиком поближе? Вы, конечно, знаете лучше меня, куда обратиться за справками.

Она немного ломается:

– О! Конечно. Я даже могу зайти в этот магазин...

– Чтобы понюхать, чем там пахнет. Вот-вот.

– Но я не могу выйти оттуда с пустыми руками.

Я шарю в кармане:

– Купите там себе сиреневые трусики.

Элен выходит, и я остаюсь один. Сможет она разнюхать там что-либо до закрытия магазина или нет – это ничего не изменит. Она сможет купить там себе эти самые трусики. Сиреневые трусики! Вот уж! Ладно. Мне следует направить свои мысли на менее пикантные подробности. Не надо забывать, что Гольди, ювелир по профессии, потерял жизнь в этой авантюре.

Я раскуриваю трубку, наливаю себе кое-что в стакан и начинаю размышлять.

VI

Чтобы я смог впоследствии свериться с ходом событий, когда мне понадобится, я набрасываю все на листке бумаги. Между двумя сновидениями я поразмыслил обо всем, но на утро следующего дня все же не продвинулся дальше, чем был накануне. Тем не менее, я перечитываю свои записи, чтобы все освежить в памяти:

"Чанг Пу шантажирует, шантажировал (или собирается этим заняться) одну русскую женщину, прежде работавшую в "Таверне Брюло", в Шанхае... Эта русская может оказаться Наташей с бульвара Османн... либо это кто угодно, близко связанный с этой Наташей... Гольди, который знает Чанг Пу (во всяком случае, этот последний знает дорогу к дому ювелира), пронюхал о планах китайца... Он захотел уточнить личность жертвы шантажа. Зачем? Это другой вопрос... Чтобы, в свою очередь, тоже заняться шантажом? Так или иначе, он обращается ко мне, чтобы через шантажиста добраться до шантажируемого лица... В конце концов, Гольди это не удается... Он погибает... Убит кем?.. Китайцем? Не забыть, что когда я думал, что нахожусь один в квартире Чанг Пу над рестораном, я неосторожно произнес вслух фамилию ювелира... Чанг Пу, будучи где-то поблизости, мог ее услышать... (А у китайцев тонкий слух!)... Мое с трудом объяснимое присутствие заинтриговало его... Он сопоставил его с произнесенной фамилией... Поразмыслив, он отправился потребовать объяснения у Гольди... Они ссорятся, даже дерутся... (а почему бы и нет?)... и сердце Гольди, больное и изношенное, отказывает его владельцу... Собственно говоря, это не было убийством... И в то же время не явилось банальным несчастным случаем... Все это не дает мне ни малейшего представления о ставке в этом деле...

А ставка должна быть немалая... она сильно превышает размеры простого шантажа, поскольку ювелир (о котором говорят, что он трудяга, но это еще следует доказать) запросто отстегивает мне двести тысяч франков... "

Вывод? Вопросительные знаки. Во множественном числе. Сколько угодно. У меня их всегда под рукой немалый запас.

Я прекращаю свои домыслы, встаю, умываюсь, одеваюсь, браня про себя Элен. Я провел ночь в своей кон торе, где есть все, что нужно, чтобы переночевать, надеясь, что моя очаровательная секретарша подаст хотя бы какой-нибудь признак жизни, пусть по телефону. Пустой номер. Она, видимо, купила себе сиреневые трусики у Наташи и, один черт знает куда, потащилась с моими деньгами. Все эти служащие одинаковы. Есть от чего стать заядлым реакционером.

Я выхожу, раздобываю кипу утренних газет, снова поднимаюсь к себе и устраиваюсь, чтобы спокойно просмотреть их.

В одной из них упоминают о смерти Омера Гольди. Читаю:

"Вчера, после полудня, при таинственных обстоятельствах полиция обнаружила труп Омера Гольди, ювелира по бриллиантам, на улице Лафайет. Полицейские на посту в районе Оперы были подняты по тревоге странным телефонным звонком, который сообщил им, что для них есть работа у г-на Гольди. После небольшого колебания они отправились по адресу, указанному неизвестным корреспондентом. Поскольку никто не ответил на звонок в дверь, а дверь в квартиру г-на Гольди была заперта и не носила никаких признаков взлома, они, возможно, и не стали бы настаивать, отнеся всю эту историю на счет чьей-то скверной шутки, если бы консьержка не сообщила, что она не видела своего жильца с предыдущего дня. Тогда полицейские взяли на себя инициативу войти в квартиру ювелира и, таким образом, они обнаружили труп. Первоначальный осмотр показал, что г-н Гольди скончался от внезапной остановки сердца, вызванной сильным волнением. Обнаружены следы борьбы. Еще неизвестно, были ли украдены деньги, ценности или драгоценные камни. Г-н Гольди не занимал высокий ранг в своей корпорации. По словам врача судебной медицины, осмотревшего тело, смерть наступила прошлой ночью. Что же касается таинственного автора телефонного звонка, которого активно разыскивает полиция, то здесь все теряются в догадках и... "

Я отшвыриваю газету. Теряются в догадках? Я тоже. Если Гольди умер ночью, то китаец, который ходил к нему в следующий полдень, тут ни при чем. Если только у него хватило нахальства вернуться туда еще раз! Но такое поведение ни в какие рамки не лезет. Нет, когда я видел Чанг Пу, выходящего из дома Гольди, он, наверно, хотел потребовать у него разъяснения по поводу моего демарша, если допустить, что он сопоставил известные ему факты, но, поцеловав замок, вынужден был убраться восвояси. Это не он дрался с ювелиром, и к смерти последнего не причастен. Это был кто-то другой, чье присутствие еще больше сгущает мрак вокруг этого дела. И именно этот мрак укрепляет меня в мысли, что вся эта история поважнее простого шантажа...

* * *

Часы бьют одиннадцать.

С тех пор, как я встал, никто, не пришел, никто не позвонил, вообще ничего. Может быть, так оно и лучше, но я начинаю чувствовать себя одиноким.

К счастью, является Элен, кокетливая, как всегда, в весеннем платье, которое я вижу впервые.

– Здрасьте, – говорит она.

– Здрасьте. Я уже отчаялся увидеть вас.

– Я не хотела предстать перед вами без полного комплекта сведений, которые я смогла собрать.

Она снимает платок – еще одна обновка, – прикрывавший ее каштановые волосы, взбивает их немного, кладет свою сумку на стул и садится. У нее исключительно самодовольный вид. Что ж, тем лучше.

– И у вас они есть? – спрашиваю я, имея в виду сведения.

– Довольно внушительный метраж. Кстати...

Она бросает взгляд на газеты, которые я швырнул на середину комнаты, они так там и остались лежать. Она указывает на них пальцем с наманикюренным ногтем:

– Прессу вы уже посмотрели?

– Да.

– Я тоже...

Она достает из своей сумки полуденный выпуск "Крепюскюль" и похлопывает по нему:

– Итак, это не китаец, правда? Я ворчу:

– Нет, это не китаец.

– Ой, пожалуйста, не кусайтесь! И прячет газету.

– А вот ваша русская – точно русская, если вас может это утешить. Звать ее Наташа Спиридович, и она вдова одного полковника...

– Хорошо, это уже кое-что. Какой возраст? При условии, конечно, что вы ее видели.

– Я не знаю, видела ли я ее, но знаю, что она уже не первой молодости...

Элен искоса взглядывает на меня:

– Это для того, чтобы высчитать, сколько примерно в тридцатые годы...

– Да, это для того, чтобы высчитать, сколько ей было лет в тридцатые годы, то есть, была ли она в то время в ходу применительно к той профессии, в которой мы ее подозреваем.

– Ну и манера же у вас выражать свои мысли!

– Я просто стараюсь выражаться ясно, не заставляя вас краснеть.

– Да, ладно! Да, ей было тогда лет тридцать. Ее компаньон в деле – некая мадам Соня, еще одна русская, – примерно того же возраста.

– Ее компаньон?

– Да. Они вдвоем руководят этим магазином. Я видела одну из них, но не знаю, была ли это Наташа или Соня. Это именно то, что я пыталась вам только что растолковать.

– Значит, это довольно солидная лавка?

– Очень солидная. И впрочем, это не только лавка. Говорила ли я вам когда-нибудь, что одна из моих подруг по пансиону манекенщица?

– Нет.

Ну, так сейчас это сделаю. Выйдя из лавки на бульваре Османн, я пошла навестить свою подругу Жаклин – так ее зовут. Кстати, у них там ничего не было сиреневого цвета, и я ограничилась покупкой чулок. Во время совершения покупки я подслушала телефонный разговор и обрывки фраз, которыми обменивались продавщицы. Короче говоря, я подумала, что Жаклин меня полностью просветит на этот счет. Так и было. Она прекрасно знает Торговый дом "Наташа". Помимо шикарного магазина на бульваре Османн, Торговый дом имеет еще несколько ателье, где они создают и изготавливают фирменные модели эластичных поясов, корсетов, бюстгальтеров и т. д. Наташа работает на модельеров высшего класса. Это более или менее официальный конкурент Мари-Роз Лебиго, если это имя вам что-нибудь говорит.

– Да, знаю. Во всяком случае, по названию. Итак, эта Наташа, точнее говоря, тандем Наташа – Соня составляют одну шайку-лейку?

– Да.

– Торговый дом, уважаемый, респектабельный и т. д., и т. п.?

– И т. д., и т. п.

Я хмурю брови.

– Вам кажется, что вы идете по ложному пути? – спрашивает Элен.

– Напротив. Как раз уважаемая респектабельность более всего страдает от шантажа... Допустим, что эта Наташа или эта Соня имела дела с "Таверной Брюло". Так вот, если бы они и сейчас продолжали заниматься этим делом, им было бы начхать на всякие напоминания о прошлом. Но им удалось выбраться наверх... и теперь у них есть резон бояться изготовителя розовых рекламных карточек.

– Если он участвует в шантаже.

– Он участвует. Не случайно ведь Заваттер видел, как он зашел в этот магазин. Неважно кто, в том числе китаец, и даже китаец по имени Чанг Пу, имеет право зайти в любой магазин и любую лавку. Но дело в том, что это был не первый попавшийся магазин, а как раз тот, где хозяева – русские.

– Да, конечно. И, по-вашему, зачем он туда пошел? Я удивлюсь, если у вас нет никакой догадки на этот счет.

– Ну вот, теперь мадемуазель изволит подначивать. Давайте, не стесняйтесь и будьте довольны. У меня нет догадки. Я не знаю, зачем Чанг Пу пошел к Наташе. Может быть, забрать деньги, может быть, нет. Не знаю, говорю я вам. Но я об этом спрошу у Наташи... а может быть, у Сони... поскольку нам неизвестно, которую из них он шантажирует.

Элен пожимает плечами:

– И мы даже не знаем, шантажирует ли он вообще ту или другую. Все это – всего лишь предположения.

– Как всегда. Предположения, да, действительно. Которые никто не запрещает нам проверить. Надо будет поподробнее изучить этих русских. Понимаете, шантаж существует, я готов сунуть руку в огонь, более того, я готов дать ее на отсечение, если там нет чего-нибудь более серьезного. Не будем забывать ужасную находку в шкафу и смерть Омера Гольди... Он со своим сердцем мог отдать концы в любой момент, мог подраться, нарваться на грубость когда угодно, но наводит на размышления, что это случилось с ним как раз после того, как он поручил мне – под фальшивым предлогом – небольшую работенку, на первый взгляд, самую что ни на есть спокойную... Гм... Так вот я говорю, что надо было бы подробнее изучить этих русских. Было бы идеально проникнуть в их интимную обстановку, например... Но не вижу, как...

Я строю гримасу:

– Сколько им лет, говорите вы?

Элен улыбается:

– Приближаются к шестидесяти, но та, которую я мельком видела в магазине, Наташа или Соня, показалась мне на удивление хорошо сохранившейся.

Я вздыхаю:

– Ну ладно, сперва я возьму в осаду именно эту. Но все равно, если когда-нибудь вы встретите типа, который бы довел свою профессиональную добросовестность до моего уровня, сообщите мне. Ну, а пока все эти данные не наводят меня на мысль, с какой стороны я смогу подъехать к этим дамам... Покупка трусиков или чулок, наверняка, не поможет решить вопрос.

– Пожалуй, имеется один способ, – говорит Элен с насмешливым видом.

Она опять берет в руки свой экземпляр "Крепю", разворачивает его и протягивает мне, держа палец на заголовке одной статьи.

В действительности, это не статья, а фотография с комментарием, на которой представлена очень красивая женщина чертовски вызывающего вида, с улыбкой хорошо воспитанной путаны и сексапильная по всем статьям.

Под воздушным дезабилье, которое она приподымает рукой, лежащей на бедре, на ней надет... скажем, корсет-бюстгальтер (Не знаю, так ли это называется. Я рассчитываю на поправку со стороны моих читательниц). Короче говоря, это одна из таких штук, которые плотно облегают тело, заканчиваясь внизу кружевными оборками, а под ними видна потрясающей красоты пара ног, сверху же все это увенчано вызывающей клеткой для бюста; от всего этого у всякого порядочного мужчины начинают бегать мурашки по кончикам пальцев.

Обычно, фотографии, публикуемые в, газетах, оставляют желать лучшего. Эта в определенном смысле – тоже, но техническое исполнение – высший класс. Видно, что стереотипер выложился, что тиражировали тщательно, чтобы не смазалось и хорошо получилось. Получилось хорошо, и в данный момент у меня нет ни малейшего желания бросать это расследование, в котором мне светит встреча с девицами этого калибра. Черт возьми, нет!

Я смотрю на Элен:

– Судя по заголовку, это одна из моделей, разработанных Наташей, да?

Она насмешливо улыбается.

– Да, но одета не на нее и не на ее компаньонку в деле, так что вы себя не взвинчивайте.

– Я себя не взвинчиваю.

– Так вот, если ваше зрение еще не полностью затуманено этим очаровательным существом, то прочитайте текст под фото. Внизу, под бельем. Может быть, он подскажет вам способ познакомиться с этими русскими. Презентация будет во вторник, сегодня у нас суббота, значит, через три дня... в салонах их магазина коллекция сезона. Моя подруга Жаклин вручила мне пригласительный билет...

Она вынимает из своей сумки вышеупомянутый документ:

– Это будет черт знает что, если, пользуясь этим событием, вам не удастся вступить, прошу прощения, в контакт.

– Ха, ха! Неплохая идея! А почему вы смеетесь? И действительно, Элен хохочет как идиотка.

– Просто так, – выдавливает она из себя.

Я пожимаю плечами, опять беру газету и читаю текст, напечатанный под фотографией:

"В ближайший вторник известный модельер корсетов и бюстгальтеров Наташа организует презентацию своих, только что увидевших свет, предметов интимного туалета наших подруг в салонах своего магазина на бульваре Османн. Первая публичная презентация такого рода, на которую не будет допущен ни один... "

– Черт!

– Что случилось? – произносит Элен, по-прежнему со смехом, о причине которого я уже догадываюсь.

– Паршивка! Так играть на моих сексуальных инстинктах! Но это же просто недопустимо! Ну и нахалка же вы, – заводите, а потом окатываете ушатом холодной воды! Ни один мужчина не будет допущен на эту презентацию. Берите обратно ваше дурацкое приглашение.

– Ха! Конечно, господа мужчины допущены не будут. Само собой разумеется, но чему это мешает?

– Но не хотите же вы в конце концов, чтобы я переоделся в девчонку?

– А почему бы и нет? Я уверена, что вы были бы очень милы!

– "Милы" – это как раз то самое словцо. Но не рассчитывайте на меня в этом виде спорта.

– Ладно, я сказала это в шутку, – говорит Элен, опять становясь серьезной. – Я займусь этим делом. Я использую это приглашение и буду присутствовать на презентации... Только попрошу вас в обмен на мою преданность интересам агентства, если допустить, что интересам агентства "Фиат Люкс" соответствует продолжение аферы, которая представляется мне совершенно дурацкой...

– Пожалуйста, без комментариев.

– Хорошо. Без комментариев. Я просто прошу вас открыть мне кредит на тот случай, если мой выбор падет на одну из представляемых моделей.

– Договорились. Но кроме присутствия на демонстрации мод вам придется заниматься и другими делами.

– Я знаю. Мне придется сделать так, чтобы постепенно стать закадычной подругой одной или другой, а то, может быть, и обеих. Здесь нет ничего невозможного. За презентацией последует коктейль, как указано в пригласительном билете. Вы, наверняка, слыхали об исключительно сближающей обстановке на банкетах, не правда ли? Коктейли обладают примерно таким же действием. В этом можете на меня рассчитывать. Пользуясь обстановкой этого раута, я постараюсь действовать как можно эффективнее и выяснить как можно больше деталей.

– Отлично. Вы у меня молодчина. Будем надеяться, что до вторника не произойдет ничего такого, что вынудило бы нас менять диспозицию. Мне не хотелось бы лишить вас того подарка, который вы хотите от меня иметь.

– А что, по-вашему, может произойти?

– Не знаю. Я все время думаю об этой расписке.

– Если бы полицейские ее нашли, то разве комиссар Фару уже не был бы здесь?

– О, конечно! И скорее всего дважды.

– Ну вот! А преступник, напавший на Гольди и ставший виновником его смерти, если допустить, что он придает значение этой расписке и что это он нашел ее на трупе нашего клиента, в этом случае разве он не объявился бы?

– Может быть, и нет. Возможно, он выжидает.

Я задумчиво разжигаю трубку.

– Да ну, – говорит Элен, – не морочьте себе голову этой распиской.

– Вы правы. Я думаю, что действительно не стоит беспокоиться по этому поводу. Но то, что я думаю, укрепляет во мне мнение, которое я составил себе о Гольди. Чертов псих, скрытный до предела. Как раз такие вот чокнутые бывают замешаны в делах более серьезных, чем обычный шантаж.

– Вы это уже говорили.

– И я это повторяю. Гольди пришел ко мне, но ему не хотелось, чтоб об этом знали. Он прислал нам деньги, которые был должен, таким способом, чтобы этот перевод практически не оставил следов. Расписку, удостоверяющую, что он обратился ко мне за услугами, он, наверняка, уничтожил, едва выйдя отсюда. Да, тип крученый-верченый, осторожный и все такое. Тип, который умер, но который направил меня в сторону тайны, а это уже моя забота ее нокаутировать.

С этими прекрасными словами мы пошли обедать. И в эту субботу больше ничего не произошло.

* * *

Воскресенье было спокойным.

Понедельник тоже.

Газеты больше не упоминают о внезапной смерти ювелира. На всем обозримом пространстве я не обнаруживаю ни одного гражданина с повадками сыщика, входящего или не входящего в команду Флоримона Фару. Никого также похожего на типа, способного истязать до смерти беззащитного сердечника. Правда, я не знаю, имеются ли у подобных убийц какие-либо особые приметы. Во всяком случае, мне кажется, что относительно расписки я сделал правильный вывод. Ее никто не нашел и не найдет. Омер Гольди ее уничтожил.

Со стороны Чанг Пу никакого движения. Роже Заваттеру все еще поручено следовать за ним по пятам, но это не та работа, на которой он рискует сносить свои ботинки. Китаец практически не выходит из своего ресторана. Что же касается Ребуля, то я освободил его от дальнейшей работы. Он начал уже становиться заметным, а если ждать, пока вытащат труп блондинки из шкафа этого заведения, то на месте ребулевской культи вполне может опять вырасти рука. Если они до сих пор ее не вынесли, то не вынесут уже никогда. Чанг Пу, наверное, скормил ее своим клиентам. Раньше я выставил эту гипотезу для смеха, но сегодня мне уже не смешно.

И потихоньку наступает вторник.

* * *

Элен касается моей щеки своими тонкими, нежными и душистыми пальцами:

– Вы не побрились, – замечает она.

– Нет нужды трогать руками, – отвечаю я. – Это видно с трех метров. Я не брился с воскресного вечера. Вы прекрасно это знаете.

– С воскресного вечера?

– Да.

– Вы приняли обет?

– Почти. А сейчас поговорим серьезно. Вы в полной форме?

– Да, месье.

– И когда будет эта дурацкая презентация?

– Можно сказать, прямо сейчас.

Она смотрит на свои часы:

– Сейчас три. Мероприятие назначено на четыре тридцать.

– Хорошо. Слушайте. Я не буду забивать вам мозги конкретными указаниями, которые никому не нужны. Вы знаете дело не хуже меня. Думаю, что вам достаточно будет довериться вашему хорошенькому носику. В подобных случаях это лучше всего. Но у меня возникла идея. Вы ею воспользуетесь, если сочтете нужным.

Я протягиваю ей одну из знаменитых розовых карточек "Таверны Брюло", напечатанных Чанг Пу.

– Что вы хотите, чтобы я с этим сделала? – спрашивает Элен.

– Постарайтесь оставить ее где-нибудь в магазине с таким расчетом, чтобы она попалась на глаза Наташе или Соне. Реакция может быть серьезной.

Элен делает гримасу. Она не в восторге от моей затеи.

– Я не претендую на то, что это гениальная идея, – говорю я. – Со всех точек зрения будет лучше, если вы подружитесь с этими двумя женщинами. Но, может быть, это будет не так просто. Тогда, в крайнем случае, розовая карточка сможет вам пригодиться. Не имея ничего другого, мы все же узнаем, которую из двух русских она испугает, приведет в замешательство...

– Да, конечно. Хорошо, я беру ее с собой, но использую только в том случае, если не смогу сделать по-другому.

– Именно это я и имею в виду.

Элен кладет карточку-рекламку в свою сумку, еще раз смотрит на часы:

– А сейчас мне надо бежать. До свиданья, месье... Потом подмигивает и добавляет, улыбаясь:

– Если бы вы были немного лучше выбриты, я бы вас поцеловала.

– У меня на губах борода не растет, – возражаю я.

Это ее рассмешило, но не более того. Она делает пируэт и под звонкий аккомпанемент своих высоких каблуков мчится в царство вожделенных хрустящих, шелестящих, скользящих атласов, шелков, нейлонов, всяких этих штучек с кружевами, появившихся на белый свет под плутовскими и волнующими названиями: "Голубка", "Праздник", "Хмельное"...

А я остаюсь в кресле, в своем бюро, слушая звуки, которые доносятся сюда с улицы Пти-Шамп, посасывая трубку и проводя ладонью по небритой щеке.

Щетина скрипит под пальцами. Я не побрился из предосторожности, но сейчас спрашиваю себя, не следует ли схватить бритву, затем принять облик дипломированной вамп и присоединиться к моей секретарше?

Но в конце концов я решаю, что мудрее будет поразмыслить об этом темном деле с глазу на глаз с бутылкой виски, кстати – подарком одной из самых красивых женщин Парижа.

VII

РАССКАЗ ЭЛЕН

Ну вот, ничего себе начало!

Уже на подходе к магазину знаменитой Наташи я испытываю сильный шок. Тут же себя ругаю: "Слушай, девочка, если ты не можешь держать под контролем свои нервы, если ты так легко теряешь самообладание, то немного у тебя шансов на успех в этой миссии" Но сколько бы я себя ни ругала, беспокойство остается.

Посреди группы женщин, топчущихся и сплетничающих перед магазином и, по всей видимости, готовящихся туда войти, чтобы присутствовать на презентации, я вдруг замечаю удивительную даму с угрожающим зонтом в руке, в шляпе, из зеленых атласных складок которой торчат распустившиеся чайные розы; дама одета в белое платье, на корсаже которого английская вышивка.

Не будучи знакома с этой дамой, я знаю, кто она. Тут же я себя немного успокаиваю, подумав, что она в своей жизни видела меня всего один-два раза, но, с другой стороны, похоже, что у нее исключительно американский глаз, как сказал бы Нестор Бурма. Кстати, она конкурент моего патрона, за которого ей следовало бы выйти замуж. Они составили бы идеальную пару в делах, где надо варить котелком. Эту даму зовут Эльвира Прантис, и она тоже занимается тем, что ее не касается, заполняя свое свободное время разгадыванием различных тайн[4].

Я останавливаюсь и задаюсь вопросом, зачем она здесь?

Пришла ли она просто так, на презентацию корсетов, имеющих всего лишь весьма отдаленное сходство с теми, которые она носила в дни своей молодости, или она тоже унюхала кое-что? И пересекутся ли пути её и Нестора Бурмы? Если такое произойдет, то это будет весьма любопытный спектакль.

Но в конце концов… посмотрим, что будет дальше. Я надеюсь только, что она меня не узнает и не перейдет на восклицания типа: "О, привет, девочка! Все еще при частных детективах? А что сталось с вашим тираном, нашим дорогим Нестором? Всё еще откапывает трупы? " Господи, помилуй и спаси меня от подобной истории!

Я постепенно прихожу в себя, огибаю щебечущую группу и подхожу к газетному киоску, расположенному в нескольких шагах. Тут я ожидаю дальнейшего развития событий, делая вид, что выбираю журнал мод.

Когда я оборачиваюсь, группа все еще здесь, по-прежнему с Эльвирой в центре... вот еще один неприятный для меня сюрприз. Контингент группы увеличился, и среди вновь прибывших опять присутствуют знакомые лица: жизнерадостная Валентина в сопровождении Колетт Ренар, известной также под именем Нежной Ирмы, по заглавию пьесы Александра Брефорта, в которой она играет в театре "Грамон". Ну что ж, я решаю, что для меня самое лучшее – кончать с этой затеей. В самом деле, у меня слишком много знакомых. Никаких шансов проскочить незамеченной. В моих ушах, как наяву, звучит залп проклятий, который выпустит Нестор Бурма по этому поводу, он возвращает меня к более трезвой оценке реальности и к осознанию моей ответственности. К тому же Валентина и Нежная Ирма удаляются, потому что они просто провожали одну из своих подруг. Остается Эльвира Прантис. Эта не уйдет. Она входит в магазин. Я жду минуту, затем вхожу в свою очередь. Присутствие всех этих людей, способных меня опознать, мне было неприятно, и я немного нервничаю. Надо также отметить, что этот вечер оказался грозовым, тяжелым и влажным, как будто на дворе уже лето. На самом деле, сейчас только весна, но все эти грязные войны перевернули вверх тормашками времена года.

Презентация белья происходит на втором этаже, в то время как в самом магазине продажа идет своим чередом, покупательницы не приглашены на спектакль.

Я иду с потоком избранных и направляюсь к лестнице, замаскированной занавеской. Горизонт чист, и никакая Эльвира Прантис не омрачает его своим присутствием. Вероятно, она уже нашла себе место наверху. Я стараюсь немного отстать от балаболок, которые топают впереди меня.

На лестничной площадке меня встречают две женщины. Одна молодая, тоненькая, как ниточка, блондинка. Другой за пятьдесят, она брюнетка, скуластая, с матовой кожей, мелкими морщинками вокруг глаз, одета с шиком, но несколько строго. Её длинные волосы, слегка посеребренные на висках, собраны по старой моде на затылке в тяжелый узел. В свое время она, наверняка, была очень красива. В толстых, лишенных породы и изящества пальцах (единственный недостаток этого все еще гармоничного тела) она держит карандаш и блокнот, как бы наготове принять заказ или снять мерку с возможной клиентки.

Обе – блондинка и брюнетка – мне улыбаются стандартной коммерческой улыбкой класса "люкс".

– Ваше приглашение, пожалуйста, – говорит мне блондинка.

Нет, определенно все сегодня идет сикось-накось. Я должна была предвидеть, что будет контроль пригласительных билетов и приготовить свой заранее. А вместо того он все еще лежит в моей сумочке. Я её открываю, запускаю пальцы в обычную мешанину разных вещиц и из других бумажек вытаскиваю билет, любезно предоставленный мне Жаклин. Когда я опять закрываю сумку, обычный щелчок замка сливается с треском карандаша, сломанного в пальцах брюнетки. Блондинка смотрит на неё без особого удивления, с небольшим оттенком жалостливого интереса в глазах:

– Вам надо было бы отдохнуть, мадам Соня, – говорит она. – Подготовка этой коллекции, как всегда, вконец расшатала ваши нервы.

– О! – пожимая плечами, возражает другая. – Через пару часов все это кончится...

Ее неуверенный, усталый, немного хриплый голос не лишён шарма. Русский акцент еле заметен. Она вздыхает, смотрит на обломки карандаша, которые остались в её руке, и, наконец, швыряет их в хрустальную вазу, стоящую на низком столике позади нее. Затем освобождается и от своего блокнота.

Блондинка берет пригласительный билет, который я ей протягиваю, и благодарит меня той же коммерческой улыбкой. Та, о которой теперь я знаю, что её зовут Соня, тоже мне улыбается, но это улыбка вымученная, почти что гримаса боли на внезапно побледневшем лице.

– Извините меня, – говорит она, – но даже трудно себе представить, насколько утомительна та работа, которую мы делаем...

– Что вы, что вы... Она продолжает:

– Вы... вы из... из газеты или...

Она замолкает, сама не зная, как продолжить.

– Я временно работаю в "Крепюскюль", – говорю я. – То есть...

Мне приходит на ум, что хроникёрша по модам из "Крепюскюль", может быть, уже здесь, и двойное представительство может показаться подозрительным.

– По правде говоря, я дебютантка... мне дают шанс, вот хочу попробовать... на что я способна в этой области.

– Ну что ж... хорошо, я считаю, что всегда надо поощрять молодых, начинающих, – говорит Соня.

Её проницательный взгляд буквально буравит меня:

– Разрешите мне посадить вас там, где вам будет прекрасно виден парад наших манекенщиц...

– Мне не хотелось бы...

– Нет, нет, обязательно, – настаивает она, – следуйте за мной, прошу вас...

Я следую за ней.

Мы проходим в роскошный салон, наполненный разноголосым говором. Стены обтянуты светлым, ласкающим глаз бархатом, в воздухе витает легкий приятный аромат. В глубине просторного зала возведен подиум, по которому двигаются манекенщицы. Почти все кресла уже заняты. Женщина, которую я мельком уже видела в день моей первой разведывательной операции в магазине, то есть Наташа – мадам Наташа Спиридович, – передвигается взад и вперед от одной гостьи к другой, возбужденная, говорливая, экспансивная, очень русская.

У неё искусно постриженная, причесанная и подсиненная шевелюра. Она меньше ростом своей компаньонки, а также миниатюрнее, но кажется более властной, даже очень властной, но не знаю почему, в них есть что-то родственное. Возможно, потому, что давно (интересно было бы знать конкретно, с каких пор) они ведут общую борьбу на фронте шикарного белья. А может быть, просто потому, что они одной национальности. Наверно, мне не следует стараться разрезать волосы на четыре части[5], будь они короткие или длинные, натуральные или крашеные, в косах или пучком на затылке.

Ну, а пока что мы протискиваемся между кресел – каждая со своей заботой: Соня ищет место, достойное меня, а я делаю всё возможное, чтобы не столкнуться нос к носу с мадам Эльвирой Прантис. Я замечаю её шляпу, утыканную чайными розами, которая парит над другими такими же идиотскими, но менее заметными головными уборами, и с удовлетворением отмечаю, что мы движемся совсем не в её направлении. Мне кажется, что с этой стороны всякая непосредственная опасность обойдена.

Хозяйка приёма продолжает передвигаться из одного края салона в другой, и было бы странно, если бы мы с ней в какой-то момент не столкнулись. Что и происходит.

Соня меня представляет. Я бормочу своё имя как можно тише, и они относят это на счет общеизвестной застенчивости дебютанток, затем с ободряющей улыбкой Наташа нас покидает, все такая же порхающая, раскатывая "р" и покачивая бедрами.

Соня устраивает меня вблизи подиума, где есть еще несколько свободных кресел, очевидно, зарезервированных для почетных гостей. Она спрашивает, устроит ли меня это место, я отвечаю утвердительно, и она удаляется в свою очередь.

Я провожаю её взглядом, исподволь наблюдая, как она останавливается то тут, то там, чтобы перекинуться словечком с знакомыми. Какое-то непонятное чувство охватывает меня. Я открываю сумку, достаю губную помаду и наугад подправляю свой макияж. Мой взгляд машинально падает на содержимое сумки.

Непроизвольно я попала в точку. Мы обе – Соня и я – очень чувствительны, и нам надо прийти к взаимопониманию к великой пользе Нестора Бурмы.

* * *

Постепенно пустоты заполняются, вокруг меня нет больше свободных мест, и презентация коллекции начинается с небольшим опозданием. Прежде всего мадам Наташа нас балует трехъязычным спичем. Первый по-французски с русским акцентом, второй по-английски с французским и третий по-немецки не поймешь с каким. Затем она дает сигнал к началу, и на подиуме появляется длиннющая жердь, которая и начинает объявлять модели. Кстати, ей самой не вредно было бы приобрести (хоть здесь, хоть у конкурентов) какой-нибудь бюстгальтер для украшения фигуры. По подиуму дефилирует всё, что может удовлетворить самый изысканный вкус (я говорю о моделях). Все они невероятно соблазнительны, манекенщицы тоже прелестны. Я хохочу в душе, как дурочка, воображая себе физиономию детектива-тирана, когда я буду все это ему описывать. Но я ему не сообщу, какие волнующие и бесстыдные корсеты я выбрала для самой себя.

В какой-то момент я чувствую как бы чуждое присутствие у себя за спиной и вздрагиваю. Не Эльвира ли это случайно? Решившись встретить лицом к лицу всё на свете, я оборачиваюсь. Это не Эльвира. Это мадам Соня, которая уселась в свободное кресло и не смогла удержаться, чтобы не вперить в меня такой взгляд, что я почувствовала его тяжесть на своем затылке. Наши взгляды встречаются, она старается смягчить свой, однако, медовым он у неё не получается, и она мне улыбается.

По окончании все присутствующие считают уместным выразить свой экстаз соответствующим гомоном, удавшимся на славу. Поначалу восторг выражался как бы подетально, синхронно с темпом парада-алле, сейчас же публика демонстрирует экстаз-резюме. Наташа, Соня и длинная жердь принимают поздравления и комплименты, отвечая на них любезностями. Подле меня, необъятная мамаша шепчет своей подруге тех же габаритов (десять грамм разницы туда-сюда), что она выбрала себе корсет "Желаньице". Зная, для какого размера талии была задумана эта новинка, я едва удерживаюсь, чтобы не прыснуть со смеху.

– А сейчас, дамы и дорогие подруги, – объявляет Наташа, – мы просим вас пройти в соседний салон.

Публика не проходит, она туда бросается. Там стоит буфет, за которым четыре буфетчицы, одетые в бело-розовую униформу, стоят почти по стойке "смирно". В вазах из тонкого фарфора, на серебряных блюдах высятся пирамиды пирожков, пирожных, миниатюрных сэндвичей и т. п. В качестве напитков предлагаются фруктовые соки, содовая, черри, шартрез. Я замечаю также – принадлежность к России обязывает – графины с водкой.

Звенят стаканы; пирожки, недавно вынутые из печных пастей, попадают в другие. Высота пирамид растаяла наполовину прямо на глазах. Если дело и дальше пойдет в таком темпе, то никто уже не сможет натянуть на себя пояса тех моделей, которые нам только что демонстрировались. Только манекенщицы, смешавшиеся с нашей толпой, еще заботятся о своей талии и деликатно сгрызают по одному-два безобидных печеньица.

Соня не отстает от меня ни на шаг, окружая меня своей заботой. Безусловно, она положила на меня глаз. Если говорить точнее, то я знаю, что ей бросилось в глаза, которые прикованы ко мне. Я спрашиваю её, не могу ли получить рюмку водки.

– Вы любите водку, малышка?

– Да, то есть... я признаюсь вам, что еще ни разу в жизни её не пробовала... но считаю, что, будучи журналистом...

– Ну, хорошо...

Она делает знак одной из официанток:

– Водки... Для нас двоих.

Та отмеряет нам по солидной порции. Я пью. Это не имеет вкуса, пьётся как вода, вода необычайной прозрачности, но которая сразу согревает вам желудок и создает какое-то особое чувство блаженства.

Соня ставит на поднос свою рюмку, которую она опорожнила не хуже любого сапёра.

– Ну как, малышка? Ваше мнение? Я ей его сообщаю.

– У меня, – говорит Соня, – есть водка намного лучше этой.

Она напоминает мне одного типа, который хотел затащить меня к себе посмотреть его японские эстампы. Но я, зная то, что я знаю, не сомневаюсь в том, что дело здесь идет совсем о другом.

Я заливаюсь смехом:

– Конечно, мадам, может быть, когда-нибудь я попрошу вас пригласить меня к себе.

– Называйте меня Соня, – говорит она, – если вас это, конечно, не шокирует.

– О! Нет.

– А вы, как вас зовут? Вы мне сказали, но я забыла. Вы не представляете себе, как это утомительно подготовить такую коллекцию. Месяцами живем на одних нервах, и когда приходит завершающий день, то еще хуже. Мы буквально валимся с ног.

– Элен, – говорю я.

– Ах да, правда! Элен.

Она повторяет моё имя. Может быть, для удовольствия. Может быть, по другой причине.

– Довольны ли вы тем, что видели здесь, Элен? – допытывается она.

– О, да!

– Поможет ли это вам написать хорошую статью для вашего журнала?

– Я надеюсь.

– И когда она пойдет?

– О! Это не к спеху. Меня просто испытывают. Я не думаю, что это предназначено для печати.

– Да, да, конечно... А скажите, к примеру, репортаж... полный репортаж... о производстве белья высшего качества, он вас заинтересовал бы?

– Во всяком случае... безусловно, это заинтересовало бы наших читателей... особенно, если будет сопровождаться фотографиями... Но необходимо также, чтобы это заинтересовало моего главного редактора.

– О! Это, безусловно, его заинтересует. Я сказала о полном репортаже. Но, может быть, это не совсем то, что нужно... То, что нужно... и я могла бы вам предоставить необходимые детали... такой парижский репортаж. Скорей анекдотическая, чем технологическая сторона вопроса, вы понимаете, о чем речь? Что-нибудь вроде... вроде вот этой книги, которую написал один из ваших великих модельеров Поль Пауре и которая называлась... которая называлась...

– "Шокируя клиентуру", – говорю я.

– Да, да! Именно так. Я уверена, что вашего главного редактора это заинтересует.

– Мне надо будет его спросить.

– Деточка, сразу видно, что вы дебютируете. Представьте ему вашу заготовку, она ему, безусловно, понравится, и он отдаст её на доработку другому редактору, более известному, чем вы. Нужно только, чтобы вы принесли ему хороший материал. Я подумаю об этом.

И затем она меняет тему разговора.

Время идет. Уже почти не осталось печенья, пирожных, сэндвичей, и большая часть приглашенных ушла... может быть, на другой коктейль. Мадам Эльвира Прентис унесена этой первой волной отлива, и я чувствую большое облегчение.

Понемногу другие дамы также удаляются, остаются всего лишь трое, разговаривающих с Наташей, а также её пристяжная – длинная жердь, искоса поглядывающая на три оставшихся печенья в ожидании момента, когда одна из собеседниц возьмет одно, чтобы тут же решить судьбу следующего на очереди. Соня и я обмениваемся все более и более вялыми репликами. Наконец, три печенья исчезают, и три задержавшиеся дамы – тоже. Наташа сопровождает их до лестницы. Я поднимаюсь со своего кресла и говорю:

– Прекрасно, Соня, я была счастлива познакомиться с вами и надеюсь, что мы еще встретимся. Но сейчас мне нужно идти.

– Нет, – говорит Соня.

Она почти кричит, и я смущенно гляжу на нее. Она придает своему лицу любезный вид, улыбается, жеманится и говорит своей вернувшейся компаньонше:

– Наташа, дорогая, я уже представила вам эту юную персону, не правда ли? Элен.

Наташа утвердительно кивает головой. Она слишком хорошо воспитана, чтобы сказать мне: "А вы чего еще тут околачиваетесь? Здесь больше нечего жрать". Но она только думает так, причем по-русски, что, наверняка, здорово повышает крепость выражений.

– Мадемуазель – начинающая журналистка, – объясняет Соня. – Я думала...

Дальше она говорит, что она думала: репортаж в парижском стиле, типа диалога между воздушным бюстгальтером и трусиками с воланами.

– Я совершенно дошла, – говорит Наташа и валится в первое попавшееся кресло. – Я дошла. И просто мечтаю помочь вашей молодой подруге...

– Да, безусловно, – замечает Соня, – это будет для нас небольшой рекламой.

– Я дошла, – повторяет Наташа.

Она поднимается, идет к опустошенному буфету, который убирают официантки, берет стакан, бутылку водки и позволяет себе хорошую казачью порцию. Затем смотрит на меня и говорит:

– В другой день, если вы не против, я расскажу вам все возможные анекдоты, которые только можно себе представить... и, поверьте мне, особенно пикантные, но сегодня я дошла до ручки.

– Я тоже вся как поломанная, – говорит Соня, – да к тому же еще эта грозовая атмосфера, эта подготовка коллекции, эта презентация, лихорадочная атмосфера – убийственно. Но вы знаете, Наташа, как я с этим борюсь, если я не хочу болеть целую неделю. Мне нужно что-то отвлекающее, чтобы снять мою усталость. Мадемуазель Элен явилась как раз кстати, чтобы создать для меня это отвлекающее средство, помочь мне расслабиться. Рассказать ей любопытные детали нашей профессии, дать ей нужные элементы для газетной статьи... или для серии оригинальных статей... я чувствую, что это будет мне во благо. Почему бы нам не пригласить её к себе на ужин?

Она поворачивается ко мне:

– Вы свободны? Я отвечаю, что да.

– Ну, хорошо, всё должно устроиться. Что скажете вы, дорогая Наташа?

Наташа, которая уже успела принять еще порцию водки, сваливается в другое кресло. Возможно, первое было недостаточно комфортабельным. Она делает рукой жест, означающий, что она дошла и что ей наплевать на все.

– Делайте, как хотите, Соня. Я никогда не смогу понять этот способ лечения: снимать одну усталость другой. Но в конце концов, если у вас такой темперамент... Но не рассчитывайте, что я буду оживлять вашу беседу. Я чувствую, что засну над своей тарелкой, спасибо еще, что я способна вести машину.

– Прекрасно, – говорит Соня, – вы увидите, что присутствие гостьи пойдет и вам на пользу, Наташа.

– Сомневаюсь. Я уже сплю.

– Но нет же, нет!

– Что за день! Но что поделать, такая уж профессия.

– Я позвоню Ольге, чтобы она добавила один прибор.

– Подождите, – вопит Наташа. – Не будьте же русской до неприличия. А вы подумали, как мадемуазель вернется в Париж?

– Поезда ходят до часу ночи, а от нас до станции два шага.

– Вы живете далеко? – спрашиваю я.

– В Со. Вы знаете?

– Да, но еще лучше я знаю Робинсон. Я часто ходила туда танцевать.

– А! Робинсон! – вежливо говорит Наташа.

– Извините меня, – говорит Соня и выходит. Наташа испускает душераздирающий вздох.

– Наверно, вы находите нас эксцентричными, импульсивными, не правда ли?

И, не давая мне времени ответить, она вздыхает еще раз и добавляет:

– Это по-русски. И еще две русские особенности – словоохотливость и гостеприимство. Вас ждут? Я не хочу сказать, именно сейчас. Сегодня ночью?

– Никто меня не ждет. Я могу распоряжаться всей ночью, как мне заблагорассудится.

– Прекрасно, тем лучше для вас, малышка, поскольку я очень сомневаюсь, что вы поймаете ваш поезд, даже этот последний, в час ночи. Вы не знаете, что это такое – затеять дискуссию с русской. Это самые болтливые люди на земле, а при условии, что поблизости стоит самовар, они практически остановиться не могут, и часы бегут так, что вы и не заметите. Когда приедем ко мне, я скажу Ольге, чтобы она приготовила комнату для гостей.

– Я не хотела бы вам мешать...

– Вы мне не помешаете. Я дошла, говорю я вам, и рано пойду спать. Я попрошу вас только меня извинить и не сердиться. Соня в вас влюбилась, не знаю почему. Это каприз, такое часто на неё находит, когда она устала. Я ей не перечу, а то еще, чего доброго, она впадет в депрессию. Она очень устала, и, кроме всего прочего, в последнее время она стала странной. Ничего особенного в этом нет, ведь мы потеряли свои корни...

Облачко ностальгии туманит её взгляд:

– Странности – наш удел...

Она встает, опрокидывает еще одну рюмку водки и садится.

– Если она во что бы то ни стало хочет вас пригласить на ужин и рассказывать анекдоты, то это её право. Теперь... я уже вам сказала, что она капризна. Поэтому не удивляйтесь, если по прибытии в Со она вас тут же ото шлет, по воле другого каприза. Это вещи из области возможного.

Я повторяю:

– Я не хотела бы вам мешать...

Она повторяет в свою очередь, что я её не стесню, и что она будет страшно огорчена, если я, приняв приглашение, затем его отвергну. Ей не хочется идти против Сониных капризов.

Тут возвращается Соня.

– Ну вот, – говорит она. – Ольгу я предупредила.

Она направляется к буфету, хватает бутылку и наливает себе щедрую порцию. После небольшого колебания я в свою очередь подхожу к буфету. Если хорошенько подумать, то вторая рюмка этого спиртного мне никак не повредит.

VIII

РАССКАЗ ЭЛЕН (продолжение)

Мы покидаем магазин в десятом часу и садимся в Наташину машину. Это шикарный автомобиль с откидывающимся верхом на шесть персон – три места впереди и три сзади. Я сажусь между двумя русскими. За рулем Наташа.

Гроза, которая надвигалась уже тогда, когда я прибыла на бульвар Османн, до сих пор еще не разразилась и по-прежнему висит над Парижем. Влажный воздух давит, а, может быть, это я не в своей тарелке. Но не думаю... Налицо объективные признаки грозовой обстановки. Свинцовое небо, например.

Мы выезжаем из Парижа через Шатийон. Соня выражает удивление. Это не обычный путь. Наташа отвечает, что эта девочка (она кивает головой в мою сторону) упомянула Робинсон, а это навело её на мысль, что ей надо повидать кого-то (имени я не разобрала) в этом районе.

Мы пересекаем Шатийон, Фонтеней-сюр-Роз.

Подул ветер, горячий, неприятный, поднимающий отвратительную пыль. Небо не светлеет, постепенно наступает ночь.

В Робинсоне женщины, которую хотела видеть Наташа, дома нет. Мы окончательно берем направление на Со и въезжаем в этот город по улице Удан, болтая без умолку о том, о сем.

– А вот и Со, – говорю я, подчиняясь странному желанию, которое порой на нас находит, провозглашать совершенно очевидные вещи.

И поскольку мы проезжаем мимо муниципального кладбища, скромного и незаметного, но местонахождение которого мне известно, я считаю своим долгом добавить:

– Здесь, в Со, похоронен один очень известный человек.

Наташа вдруг резко дергает руль, и мы чуть не вылетаем на тротуар. Она выравнивает машину и роняет несколько слов по-русски, ругательства, по всей вероятности.

– Я же вам говорила, что я дошла, – сообщает она, замедляя ход. – Я засыпаю за рулем... Ну ничего, мы уже почти приехали...

Она зевает:

– Так что вы сказали насчет известного человека?

– Я имела в виду Валентина Дезоссе, – говорю я. – Вы знаете, кто это?

– Танцор из "Мулен Руж"? Ну и что?

– Он был похоронен на кладбище Со в склепе семьи Реноден. Мало кто об этом знает.

– Я тоже не знала.

– Валентин был из семьи Реноденов. Его брат был здесь нотариусом.

– Вы знаете массу вещей, – говорит Соня.

– Ну, в общем-то я журналистка, не правда ли? Начинающая, конечно, но кое-что мне всё же известно...

– Очень интересно, – говорит Наташа.

Она испускает усталый вздох и сосредоточивается на управлении автомобилем, чтобы не превысить скорость и не повторить недавний занос на тротуар.

Мы пересекаем перекресток, едем вдоль городского сада с чахлой растительностью и теннисным кортом, затем поворачиваем налево в широкую улицу, обсаженную пышными деревьями. Справа и слева видны только богатые кокетливые виллы с окнами, украшенными весенними цветами. Потом поворачиваем направо, и я читаю на голубой табличке с облупленной эмалью от постоянного прицельного швыряния камней: "Бульвар Жан-Буре". Наташа останавливается перед домом под номером 21.

Дом отделен от улицы садом с забором, обвитым плющом. Это трёхэтажное строение нормандского стиля с обведенными белой краской окнами и увенчанное живописными мансардами. Дом красиво выделяется на фоне больших и очень красивых деревьев.

– Ну вот, – говорит Соня.

Она выходит из машины, я следую за ней. Наташа, вопреки правилам, дважды давит на клаксон, нарушая покой этого загородного пейзажа. На сигнал за решетчатой калиткой появляется человек и выходит на тротуар. Он держится очень прямо. У него квадратный подбородок, выдающиеся скулы, голубые глаза и морщины, каких врагу не пожелаешь. На нем зеленоватая кепка, не очень юный коричневый свитер (однако, не такой старый, как он сам), брюки цвета хаки с обвисшими и обтрепанными боковыми карманами. Мне приходит на ум, что передо мной обломок врангелевской армии, одетый в обноски американского солдата, но смеха это у меня не вызывает. Он снимает кепку и произносит по-русски какую-то фразу, по-видимому, приветственную. Соня и Наташа отвечают ему, потом Наташа отдает мужчине ключ. Он идет открыть железные ворота гаража. В то время, как Наташа заводит автомашину в гараж, мы с Соней проходим в калитку. До меня доносится глухой раскатистый звук.

– Я думаю, что мы прибыли как раз вовремя, – говорю я.

Соня вопросительно смотрит на меня.

– Вот и гроза.

– Гроза? – отвечает она. – Ах, да! Этот шум? Это не гроза. Это метро линии Со. Пути проходят по другую сторону... позади нашего дома.

– Во всяком случае, думаю, что недолго осталось ждать.

Я указываю на деревья, которые яростный ветер начинает резко пригибать при каждом порыве. По небу несутся черные тучи, а на горизонте толпятся все новые и новые массы облаков.

Соня пожимает плечами:

– В доме дождь не идет, – говорит она мне.

И мы направляемся к нему, поскрипывая гравием, которым усыпана аллея.

* * *

– Наконец-то немного отдыха, – говорит Наташа.

Она не добавляет, что дошла до ручки, видимо, понимая, что в конце концов мы это уразумели. Она падает в кресло, снимает свои туфли, потирая ногу о ногу, и испускает глубокий вздох. Потом притягивает к себе шкатулку, достает из нее табак и трубку, еще более мощную, чем трубка Нестора, украшенная бычьей головой. Потом набивает трубку, раскуривает ее и блаженно затягивается:

– Вот, чего я не могу себе позволить днем, – говорит она.

И смотрит на меня:

– Можно подумать, что это вас удивляет.

Я смущенно улыбаюсь:

– Право...

– Ладно, ладно, – говорит Соня. – Не притворяйтесь наивнее, чем вы есть на самом деле. Не хотите попробовать?

– Покурить трубку?

– А почему бы нет?

– Нет, спасибо.

И чтобы мне не воткнули ее насильно в рот, я поспешно закуриваю сигарету. Поняв мой маневр, Наташа заливается смехом. Успокоившись, она оборачивается к Соне:

– Пойдите скажите, пожалуйста, Ольге, чтобы она поторапливалась. Я не собираюсь поздно ложиться спать.

Соня отправляется на кухню. Наташа молчит, сладострастно пыхтя трубкой. Я с любопытством оглядываю гостиную. Она хорошо обставлена, в чем ничего нет удивительного, поскольку у Наташи, по-видимому, неплохое состояние, но мое особое внимание привлекает витрина, занимающая всю поверхность одной стены и содержащая добрую дюжину военных костюмов.

– Униформа гвардейского полка и казачьей сотни с Дона, – объясняет хозяйка дома, от которой не ускользнуло ни одно из моих движений. – Это маленький музей. И такой не один. Многие из наших коллекционируют такие реликвии.

– Можно садиться за стол, – объявляет Соня, возвращаясь.

Наташа оставляет свою трубку, кресло, туфли и в чулках отправляется ужинать в столовую. Мы идем вслед за ней.

* * *

За едой не очень весело. Подает нам Ольга, старая служанка, которая понимает только русский язык, да еще при условии, если ей громко кричат в ухо, ибо она глуха. Это не красит обстановку. Но необходимость криком отдавать приказания, наверно, мешает Наташе и Соне заснуть над тарелками. Усталость, которую удалось побороть на какое-то время, возвращается, и обе хозяйки фирмы, по-видимому, не в состоянии ей больше противиться. Правда, Соня попыталась было рассказать мне несколько анекдотов (знаменитые обещанные анекдоты), но без жара. Я грустно задаю себе вопрос, что я тут делаю. У меня впечатление, что я провалилась начисто со своей миссией. Однако... На меня находит предательское оцепенение. Я встряхиваюсь и, кажется, начинаю что-то соображать. Резкий порыв ветра бьет по окну плохо закрепленным ставнем, дождь льет, как при потопе. Электричество мигает. В отдалении я слышу долгое громыханье, несомненно на этот раз вызванное не линией метро Со.

– Ну, что ж, – говорит Наташа. – Это назревало уже давно.

– Теперь будет лучше, – отвечаю я.

– Вы думаете?

Она отодвигает свою тарелку и зевает:

– Лучше или нет, мне все равно. Это уж не помешает мне спать. Мне не помешает спать даже землетрясение... Правда, Соня?

– М-м, – ворчит та.

У нее клонится голова. Может быть, в знак утверждения. Может быть, просто потому, что она засыпает.

– Моя дорогая Соня! Наташа смеется усталым смехом:

– Ее лечение провалилось. Она рассчитывала на вас, чтобы снять усталость, а сваливается раньше меня... Разве я не говорила вам, что она капризна? Каприз заставил ее пригласить вас. А как только она приехала, её это больше не забавляет.

Она зевает, встает, волоча ноги, идет к окну, по-прежнему в одних чулках, и смотрит, как идет дождь. Потом подходит ко мне:

– Я очень огорчена, – говорит она, – что не... Её фраза теряется, проглоченная зевотой.

– О! Ничего, – говорю я. – Я ничуть не сожалею, что приехала. Я... Я была незнакома с русской кухней.

– А вам понравилось?

– Да, правда.

– Ну что ж, тем лучше...

Она указывает мне на Соню, развалившуюся на своем стуле.

– Пусть она поспит. Я покажу вам комнату для гостей.

Я начинаю протестовать. Она прерывает меня:

– Я прошу вас. Это такая мелочь. Я не могу отпустить вас под таким дождем. И тем более не могу проводить вас до Парижа на автомашине. Я слишком вымоталась. Позвольте мне приютить вас и, тем самым, извинить Сонину глупость.

Я ничего не отвечаю и соглашаюсь, кивнув головой. Нестор Бурма мне ведь рекомендовал подружиться с обеими женщинами, проникнуть в их мир. Я думаю, что мне это удалось. Я только спрашиваю себя о том, куда это меня приведет. Мое вдохновение иссякло. В конце концов, я все же выявила, какую женщину шантажирует Чанг Пу. Это лучше, чем ничего.

– Вот сюда, – говорит Наташа.

* * *

Вот уже больше часа, как я ворочаюсь в постели гостевой комнаты, подвергая жестокому испытанию совершенно новую роскошную ночную рубашку, которую Наташа сочла нужным непременно одолжить мне. Заснуть мне никак не удается... Возможно также, что бессознательно я к этому не очень стремлюсь... И однако... Боже мой! До чего же я устала, и я тоже. Несомненно, это нервное напряжение. Я встаю, зажигаю свет и иду полюбоваться на себя в зеркало. Это очень красивая и элегантная ночная рубашка. Немнущаяся. Тем лучше. Когда я получу ту долю с выигрыша по Национальной лотерее, которая мне причитается, я куплю себе дюжину таких. Я зеваю, гашу свет и снова укладываюсь в постель.

За окном по-прежнему льет дождь. Мелкий и монотонный дождь, который бьет по весенней листве деревьев. (Комната выходит в сад и в маленький лесок, который тянется за домом.) Не считая этого шелеста, полная тишина обволакивает большую виллу, погруженную в сон. Ветер стих. Мелкий дождь, монотонный... монотонный. Незаметно я погружаюсь в мягкую дремоту...

...Я смотрю на себя в зеркало шкафа. Шкаф открывается, и оттуда выходит белокурая женщина (Наташа?), одетая в казачий мундир. Этот мундир превращается в одежду парижского полицейского, а белокурая женщина приобретает черты Нестора Бурмы. Своей белой палочкой мой шеф дотрагивается до зеркала, в которое я продолжаю любоваться. Оно разбивается с ужасающим грохотом... как при взрыве... как при ударе грома...

Я недолго дремала.

Я так подпрыгиваю в постели, что едва не сваливаюсь с неё. Лиловый свет озаряет комнату, отражается в зеркале шкафа. На этот раз это настоящая гроза. Она разражается с огромной яростью над самым домом.

Маленький дождь гасит большой ветер, но сильный дождь поднимает бурю. Тем временем вспыхивают молнии и гремит гром, одновременно порыв яростного ветра бьет в окно и открывает его. Штора дергается и раздувается. Ледяной воздух проникает в комнату. Я бросаюсь к окну, но запутываюсь в занавеске. Ветер швыряет на меня огромную массу дождя. И так как моя прекрасная ночная рубашка водопроницаема... Наконец, мне удается схватить обе оконные рамы, соединить их, и я поворачиваю шпингалет, чтобы закрепить получше. И перевожу дух. И вот тогда снова сверкает молния, освещая, как днем, своим ядовитым сиреневым светом перебаламученный пейзаж, который открывается моим глазам за окном.

И я вижу мужчину. Он стоит там, у подножья дерева, нечувствительный к дождю, который хлещет ему по лицу, похожий на призрак или на лунатика. В руке он держит какой-то предмет. Оружие, дубинку, не знаю. Видение слишком быстро исчезает, чтобы я могла точно разобрать. Но я не могу забыть его глаза, устремленные на окно, за которым я стою дрожа, с трудом сдерживая крик в горле.

IX

РАССКАЗ ЭЛЕН (окончание)

Все снова погружается в плотную темноту.

Я не трогаюсь с моего наблюдательного поста. С сильно бьющимся сердцем я жду следующей вспышки молнии. Она не заставляет себя ждать. Это – молния сериями, со вспышками неравной яркости. Все вокруг крутится под шквальным ветром, но под деревом никого больше нет. Может быть, никого и не было. Должно быть, я спала, была игрушкой моих нервов, галлюцинации...

Я вздрагиваю. Это не только страх. Холод тоже играет свою роль. Моя мокрая ночная рубашка прилипает к телу и, возможно, для какого-нибудь господина это был бы редкостный спектакль, но не для меня. Я убеждаюсь, что окно крепко закрыто, задергиваю штору, зажигаю свет и прохожу в туалетную комнату. Там я снимаю с себя мою рубашку и растираюсь махровым полотенцем. Затем надеваю банный халат, который валяется в углу, и направляюсь к постели. На моих часах два часа ночи.

Кажется, гроза стихает и удаляется. Дождь льет по-прежнему, но потише. Грома почти не слышно. Ветер дует более равномерно.

Все мои чувства обострены и, как бы ни были легки шаги в коридоре, я их различаю в полной тишине. Было бы удивительно, если бы такая гроза не разбудила обитателей виллы. Но... но зачем передвигаться с такими предосторожностями?

Я замираю и прислушиваюсь.

Шаги приближаются к моей комнате, останавливаются, и... дверная ручка начинает медленно поворачиваться.

Я бросаюсь к двери и прижимаюсь к ней, выгибаясь изо всех сил. Ищу глазами задвижку, ключ, но ничего похожего нет. С противоположной стороны на дверь кто-то надавливает. На столике, у постели, лежит тяжелая металлическая пепельница, которая может послужить весьма эффективным оружием. Я протягиваю к ней руку, не отходя от двери. Но стол слишком далеко стоит. Всякая надежда покидает меня. Только инстинкт заставляет меня еще сопротивляться, но я спрашиваю себя, насколько меня хватит. Я думаю о том мужчине... который с вожделением смотрел на меня... И вдруг я соображаю, что я могла бы закричать, позвать на помощь. Как же я об этом не подумала раньше? И как раз в эту минуту из-за двери доносится:

– Откройте же.

Я успокаиваюсь, слыша эти слова.

– Кто... кто там?

– Это я, Соня.

– Соня!

Боже мой! Мне кажется, я ее сейчас поцелую. Я с облегчением вздыхаю, открываю дверь и впускаю русскую.

Её пучок распущен, смоляные волосы, пронизанные редкими серебряными нитями, покрывают спину. На ней синий халат, наброшенный на ночную сорочку. На ногах шлепанцы.

Она плотно закрывает за собой дверь и с грозной и скорбной улыбкой встает передо мной. Её черные глаза, кажется, извергают пламя. Из обескровленных губ вырывается хриплое дыхание. Грудь вздымается.

– Идиотка! – шипит она. – Грязная маленькая идиотка и стерва!

Я не успеваю произнести ни одного слова, сделать ни одного жеста. Она хватает меня за отвороты халата и в ярости встряхивает. Потом резко отпускает и отталкивает. Я шлепаюсь на кровать. Халат распахивается, и я оказываюсь голой перед её глазами. И так, голая, сижу перед ней. Она оглядывает меня и говорит:

– У тебя красивое тельце дрянной грязной стервы. Тебе надо было бы стать шлюхой. Это было бы чище. В твоем возрасте я была шлюхой...

В горле у неё застревает рыдание:

– Это было чище... и у меня были причины.

Я прихожу в себя и запахиваю на груди полы халата. И тут вспоминаю о Несторе Бурме, видимо, это он вдохновляет меня, когда я произношу:

– Заткнись.

Я думала, что она захлебнется от этих слов. Ничуть не бывало. Она усмехается:

– Ты действительно такая дрянь, как я и думала.

– Не кричите так громко, – отвечаю я. – Вы разбудите весь дом.

– Кого я могу разбудить? Иван спит в гараже. Это слишком далеко, чтобы он мог что-либо услышать. Ольга глухая. Что касается Наташи... Она очень устала, а я еще постаралась, чтобы она заснула свинцовым сном.

– А? Так вы все это подстроили?..

– Да. Мне хотелось поговорить с тобой. В магазине это было невозможно. Тогда я подумала, что здесь, выведя из игры Наташу... ну а ты попалась в силки, как дура.

Я пожимаю плечами:

– В самом деле, я вас считала умнее, Соня. Вы страдаете, и боль уводит вас в сторону. А вам не пришло на ум, что я догадалась о ловушке. Кстати, ловушка довольно жалкая, и попалась я в неё, потому что тоже хотела поговорить с вами?

– О! Я в этом не сомневаюсь. Ты думаешь, что я не видела, что было в твоей сумке, когда ты там искала приглашение?

– Розовая рекламная карточка, да? Реклама борделя?

– Дрянь...

Она конвульсивно сжимает и разжимает пальцы.

– Того, другого, недостаточно, не так ли? Ты тоже хочешь свою порцию от пирога... Так вот, если ты хочешь денег, работай шлюхой. Как я это делала сама. Но я не хочу больше платить, я не могу больше платить. Я дошла до точки. Я бы предпочла...

Голос её прерывается, в нем звучат горечь и отчаяние, она разражается нервным смехом. Я вижу, как её пальцы непрерывно сжимаются и разжимаются.

– Я думаю, что предпочла бы сейчас убить, чем выносить дальше эту пытку.

– Ну что ж, задушите меня! – говорю я. – А потом что? Что вы сделаете с моим трупом? Вы его выставите в вашей витрине на бульваре Османн в траурном эластичном поясе или закопаете в саду?

Она осыпает меня ругательствами.

– О! Хватит. Мне надоело. Я тоже не то, что вы говорите. В моей сумке есть не только реклама из Шанхая.

Я встаю, иду за своей сумкой и достаю оттуда специальное удостоверение, которое мне раздобыл комиссар Флоримон Фару в один из благоприятных по его гороскопу дней, и где, кроме моей фамилии, фигурирует моя профессия – помощница частного детектива. Там имеется даже маленькая приписка, в которой официальным представителям закона предлагается, в случае необходимости, оказывать мне помощь. Я протягиваю русской этот документ с трехцветной полоской. Она его берет, читает и перечитывает.

– Я не понимаю, – говорит она наконец.

– Однако это крайне просто...

Я забираю свой документ, сажусь на край постели. Советую ей также куда-нибудь сесть. Она подчиняется. Видимо, не знает, что и думать.

– Я работаю в агентстве "Фиат Люкс". Мой шеф – частный детектив Нестор Бурма. Вы ведь подумали, что я хотела вас шантажировать, не так ли?

Она утвердительно кивает головой.

– Как Чанг Пу? Так, как вас шантажирует Чанг Пу, не правда ли?

– А откуда вы это знаете?

– Неважно. Слишком долго вам объяснять. Во всяком случае, есть одна вещь, которую я могу вам сказать: вам нечего нас опасаться. Мы не считаем вас своим противником. Отвечайте нам тем же. Доверьтесь нам. Что же касается вашей... вашей бывшей профессии, мой шеф лишен предрассудков, и я бы даже сказала, что у него слабость к... а лично я достаточно понятлива и не признаю за собой права бросить камень в кого бы то ни было. Она немного расслабляется. Я продолжаю:

– Итак, я говорила вам, что Чанг Пу вас шантажирует. У нас возникло такое предположение, и моему шефу хотелось задать вам несколько вопросов. Ему надо было бы присутствовать на презентации вашей коллекции, если бы мужчины были допущены на этот спектакль или если бы он рискнул переодеться женщиной. Но он побоялся насмешек со стороны своей консьержки. Тогда он решил послать меня с целью вступить с вами в контакт и вытянуть из вас как можно больше сведений. Я также должна была, по возможности, благодаря розовой рекламной карточке, украденной у этого гнусного китайца, спровоцировать вашу реакцию. Что и произошло совершенно случайно, когда вы заметили эту злосчастную карточку в моей сумке, но я не собираюсь жалеть об этом случае.

– Сведения? – спрашивает ошеломленная Соня. – Какого рода сведения? А почему вы мной интересуетесь?

– Потому что это касается человека, который интересуется вами. Человека, который заплатил нам, чтобы следить за Чанг Пу в надежде, что благодаря ему мы доберемся до вас. Человек, который, по всей видимости, хотел познакомиться с вами.

Она встряхивает головой. И понимает все меньше и меньше.

– Этот человек, конечно, вас не знал, так же, как его, по-видимому, не знали и вы. Таким образом, его имя ничего вам не говорит, но я могу вам его назвать. Омер Гольди.

– Омер Гольди? Нет, это имя ничего мне не говорит. Итак... Вы собираетесь...

– ...сказать ему, что мы вас нашли? Нет. Этот человек умер.

– Умер?

– У него было слабое сердце.

– А!

Тут я замечаю, что забыла ей сказать о профессии Гольди. Возможно, это излишне, но я поспешно заполняю этот пробел.

– Ювелир по бриллиантам? – повторяет Соня.

Она поджимает губы. Глаза ее блестят. Я чувствую, что она вот-вот сообщит мне что-то, но нет, она снова замыкается в себе. Я еще не внушила ей достаточного доверия.

– Послушайте, Соня, – говорю я. – Если вы доверитесь нам, то отныне вам нечего будет бояться Чанг Пу. Нестор Бурма знает, как надо разговаривать с шантажистами.

– Ваш шеф избавил бы меня от этого гнусного типа?

– Конечно.

Надежда, которую она лелеяла, вдруг сразу покидает ее. Она вздыхает:

– Вы очень милы, но я не верю, что когда-нибудь можно было бы освободиться из когтей шантажиста. Видите ли, он знал меня там, неизвестно, как он меня обнаружил, но начал он с того, что анонимно отправил целую пачку этих розовых рекламных карточек, чтобы напугать как следует... и это ему удалось, а когда я была уже в панике, он раскрыл себя, я заплатила... Это длится уже долгие месяцы...

– Но мне кажется, что вы больше не хотите платить... (я улыбаюсь). Во всяком случае, вы мне это сказали, когда приняли меня не за ту, кто я есть на самом деле.

Она глядит на меня тяжелым трагическим взглядом.

– Да, я сказала, что больше не могу. И это правда. Я никогда не выпутаюсь из этого кошмара. Скандал разразится. Он не может не разразиться, и мы здесь бессильны. И вы, и я, и ваш шеф. Наташа узнает, что я черпала из кассы нашей фирмы, чтобы удовлетворить требования этого человека, и в то же время узнает, почему он меня шантажировал...

– Разве Наташа не знает, что вас шантажируют и за что?

– Да. Боже мой! Не воображаете ли вы, что Наташа тоже была...

– Но вы же не были единственной женщиной из русской эмиграции, которая посещала "Таверну Брюло"?

– Увы! Нет! Но Наташа приехала во Францию прямо из Галлиополи вместе с мужем, полковником Спиридовичем. Ей не пришлось, как мне... Полковник был одной из самых выдающихся личностей белой эмиграции. Союзники долго ставили на него и на генерала Горопова, правой рукой которого он практически был, в случае интервенции против красных. О! Между мной и Наташей существует огромная разница. Я недостойна развязать шнурки её ботинок. И сейчас более, чем когда бы то ни было. Она была моей благодетельницей, я дурно отплатила ей за её доброту...

Она погружается в свои воспоминания, затем продолжает:

– Скандал неизбежен. Но я легче перенесла бы ту грязь, которой меня покроют, в моем-то возрасте, если бы знала, что и этому человеку достанется. Вы думаете, что ваш шеф...

– Если бы вы были с ним знакомы, вы бы поняли, что этот человек крайне находчивый. Не бойтесь больше Чанг Пу, Соня. У Нестора Бурма есть возможность заткнуть ему глотку.

– Да услышит вас Бог, дитя мое!

Дитя мое? Гм... Учитывая ремесло, которым она занималась раньше, я спрашиваю себя, как мне к этому относиться. Ладно, продолжим...

– На днях Чанг Пу зашел к вам прямо в магазин па бульваре Османн.

Она больше ничему не удивляется. И говорит мне:

– Да.

– Что он хотел? Денег?

– Нет. Я полагаю, что он еще не переварил то, что я ему недавно дала. Большой кусок. Он отвел меня в сторону... Естественно, мы не могли долго разговаривать... Он прошептал мне одну фразу, которую я не очень хорошо поняла. Он сказал: "Если вы будете продолжать присылать ко мне всяких дураков с обысками, вы поплатитесь за это. Я увеличу тариф". Я ответила, что ничего не понимаю... И это была правда, я ведь никого не посылала. "Ничего не значит, – сказал он. – В любом случае тариф увеличен". А потому, когда я увидела вас и то, что лежит в вашей сумке, я подумала, что вы пришли от его имени.

– Нет, Соня. Я пришла от имени Нестора Бурмы, который будет очень польщен, когда узнает, что Чанг Пу считает его дураком. Это будет для него лишним поводом "полюбить" его еще больше, так как Чанг Пу застал именно моего шефа у себя дома в момент, когда тот шарил по комнате. Черт побери! А мы подчинялись приказам нашего клиента, Омера Гольди. Итак, Чанг Пу подумал, что инициатива этого домашнего обыска исходит от вас?

– Да.

– А почему?

– Я не знаю.

Между нами воцаряется молчание. В саду тихонько шелестят деревья. По-прежнему идет дождь, и я слышу, как по водосточной трубе журчит вода. Мои мозги работают на полных оборотах. Я запускаю руку в волосы, лохмачу их, говоря себе, что я умница. Не знаю, от этого ли рождаются мысли, но одна приходит мне в голову:

– Послушайте-ка, Чанг Пу угрожает вам, что раскроет определенную тайну. Вы платите, чтобы он молчал. Было бы идиотизмом для вас послать к нему грабителя, чтобы отобрать деньги, не так ли?

– Я не знаю, было бы это идиотизмом, но я никогда не помышляла ни о чем подобном.

– И даже если бы вы об этом подумали, Чанг Пу принял бы этого типа за простого грабителя и никак бы не связал это с вами. Послушайте, Соня...

Я встаю, подхожу к ней и беру её за руки. Они у неё холодные и дрожащие:

– Послушайте, Соня. Вы никого не посылали с обыском к китайцу. Но вы ведь могли это сделать, не так ли? Чтобы забрать что-то... Нечто другое, чем наличные деньги.

Она опускает голову, колеблется, некоторое время борется сама с собой, потом шепчет:

– Да. Последний раз... у меня не было денег... у меня не было возможности взять что-либо в кассе... Тогда... Я кое-что украла у Наташи... прямо тут...

Она встряхивает своими длинными волосами:

– Это глупо, не правда ли? Украду ли я что-то или деньги, это всё равно кража, это все равно скверно. Но я не знаю... деньги – это только деньги... тогда как этот бриллиант, может быть, она им очень дорожит, и он представляет для нее большую ценность, чем его денежная стоимость...

Я лихорадочно сжимаю её холодные руки и восклицаю:

– Нестор Бурма так и говорил!

* * *

Когда Соня уходит из моей комнаты, уже почти пять часов утра.

После того, как она призналась мне, что украла у Наташи бриллиант, чтобы отдать его своему вампиру, мы долго разговаривали о разных вещах, и я сумела ее подбодрить. Возможно, конечно, что Наташа скоро обнаружит, что один из её бриллиантов (кажется, в её шкатулке лежит их целая коллекция) исчез, но ничто не побудит её сразу заподозрить свою компаньоншу. А, может быть, за это время Нестор Бурма предпримет эффективные действия. Поэтому я сказала, немного забегая вперед, что Нестор Бурма сделает все, чтобы вернуть этот предмет...

Соня уходит от меня.

Я подхожу к окну, отодвигаю штору, смотрю в окно. Ночь начинает уходить под первыми проблесками рождающегося дня. Дождь все еще идет, и листва на деревьях шевелится, словно движимая враждебными чувствами. Я думаю о мужчине из этой ночи, о котором я не рассказала Соне. Воспоминание, которое я о нем сохранила, очень смутно, и растворяется в сером тумане бессонницы. По-видимому, я грезила наяву.

X

– Наверное, я видела сон, – говорит Элен.

Я смотрю на нее очень внимательно, представляя себе ее в той самой сорочке. Я посасываю свою трубку и выпускаю к потолку облачко дыма:

– А может быть, и нет. Может быть, это он нуждался в какой-то грёзе. Вы не знаете, на что способны некоторые маньяки. Они готовы рискнуть жизнью ради того, чтобы увидеть голую женскую грудь...

Она нетерпеливо топает ногой:

– Да не было же голой женской груди. Ничего не было видно. Вместо того чтобы заниматься моими видениями, вы бы лучше сказали мне, что вы думаете о тех сведениях, которые я собрала.

– Много чего хорошего.

– Вам что-либо стало яснее теперь в этом деле?

– Словно я смотрю сквозь вашу ночную сорочку. Я надеюсь, что она была прозрачной, без чего мое сравнение...

– О! Пожалуйста, избавьте меня от этой сорочки! Эта двусмысленная фраза вызывает у нее смех. Я тоже смеюсь, затем считаю, что я её достаточно подразнил и становлюсь серьёзным:

– Итак, – говорю я, – вот как я представляю себе теперь это дело. Чанг Пу, получив от Сони бриллиант, обращается к Гольди – либо, чтобы его оценить, либо, чтобы провести экспертизу. Гольди так заинтересовался этим камушком, что он хочет узнать о его происхождении. Китаец, по-видимому, дал ему понять, что он получил этот предмет от какого-то русского или какой-то русской, не упоминая фамилии. Когда Гольди приходит к нам, китаец уже забрал бриллиант обратно (он, видимо, отдавал его на экспертизу). Поэтому, когда китаец застает меня у себя дома, он воображает, что я пришел за бриллиантом. По моему мнению, он подозревает одновременно и Гольди, и Соню в этом набеге. Когда такая мысль приходит ему в голову, он отправляется проверить её, устроить спектакль этим двум людям. Это довольно наглый тип. Он идет к Гольди, но никого не находит. Тогда устремляется к Соне на бульвар Осанн.

– Он идет к Гольди, но никого не находит, – повторяет Элен, морща нос. – Да, поскольку Гольди уже умер, ему трудно пойти открыть дверь. Но ничто из того, что я узнала прошлой ночью, не проливает свет на эту кончину.

– Как сказать. Можно предположить, что Гольди говорил об этом бриллианте, скажем, Иксу, а соблазненный Икс захотел себе его присвоить. Отсюда драка, имевшая фатальный конец для нашего клиента. Не забудьте, что существуют роковые бриллианты. Возможно, этот и был как раз одним из них. Во всяком случае, ценность его должна быть настолько высокой, чтобы такой специалист, как Гольди, заинтересовался им и пустил меня по следу китайца, невзирая на сумму, которую я запросил.

– Вывод?

Кроме кончины Гольди, в которой виноват кто-то среди профессионального окружения ювелира... ну, в общем, это моя идея... кроме этого аспекта, я считаю, что дела принимают совсем другой оборот. Короче говоря, я был нанят одним человеком, а сейчас я окажу услугу другому – Соне.

– Вы пойдете к Чанг Пу?

– Прямо сейчас.

* * *

Я вхожу в ресторан. Два гарсона в голубых фартуках в спешке заканчивают сервировать столы, раскладывают меню и т. д. Хотя сейчас всего лишь одиннадцать утра, он уже восседает за своей кассой. При моем приближении поднимает голову, смотрит на меня, но не двигается с места. Подойдя поближе, я рукой изображаю легкое, чертовски дружественное приветствие, улыбаюсь и говорю:

– Не знаю, узнаёте ли вы меня?

Ни один мускул не дрогнул на его желтом лице:

– Я вас узнаю, – говорит он.

– Но вы меня не знаете?

– Нет.

Я протягиваю ему свою визитную карточку и сообщаю:

– Нестор Бурма, частный детектив.

– Дальше?

– Я хотел бы поболтать с вами.

– На тему?

– Профессиональную. Мне неизвестно, как это происходит там, в Китае, мой дорогой месье Чанг Пу, но здесь шантаж может запросто привести вас в тюрягу. Так вот я, возможно, будучи чокнутым моралистом, хочу предложить вам одну вещь.

– Какую?

– Начиная с сегодняшнего дня, вы оставите в покое русскую, а я, со своей стороны, прекращаю заниматься блондинкой.

– Русскую? Ах, так? Значит, в конечном итоге, это все-таки Соня Перовская присылала вас ко мне?

– Нет. Это был Гольди.

– Гольди?

– Да.

– Фу-ты ну-ты!

– Хватит фукать. Для меня это звучит слишком по-китайски. Не забывайте блондинку, месье Чанг, месье Пу. И если мы уже вспомнили о Гольди, то не забывайте, что он мертв. Для вас это новость?

– Нет. Вы хотите обвинить меня в его смерти?

– Нет. Совершенно очевидно, что вы непричастны к этому. Вы видите, что я лоялен по отношению к вам, не правда ли? Может быть, это идиотизм с моей стороны, но это так. Впрочем, похоже, что вы считаете меня за чудака на букву "м".

Он не мычит, не телится, но вид его выражает полное согласие. Продолжая эту игру, он уже рискует схлопотать по зубам.

– Остается еще блондинка, – говорю я.

– Блондинка?

Я показываю пальцем в потолок:

– Которую вы храните в шкафу там, наверху. Может быть, это член вашей семьи...

– Почти.

– Там у вас очень развит культ мертвых. Я знаю. Но полицейским данного района это может не понравиться.

– Если говорить о полицейских данного района, а также и в более широком масштабе, – говорит Чанг Пу, изображая живого Конфуция, – то вы себе не представляете, как мало вещей им нравится.

Я начинаю нервничать. Строю самую угрожающую рожу, какую могу, и шепчу ему в ухо:

– Мне уже осточертела эта беседа на восточный лад, месье Чанг Пу. Я могу причинить вам неприятности, старина, очень много неприятностей.

– И мне осточертело тоже. Я... я вел себя на китайский манер, чтобы не разучиться. Такая вот форма патриотизма. Что же касается неприятностей... Все могут причинить неприятности всем, и вы правы в том, что частный детектив делает это легче, чем кто-либо другой. Именно поэтому, безусловно, будет лучше поговорить спокойно.

– В добрый час.

Он выбирается из-за своей кассы.

– Ну ладно, поднимемся ко мне. Там нам будет спокойно.

– Как вам угодно, Чанг. Но если вы намереваетесь спарить меня с блондинкой, то, предупреждаю вас, это дохлый номер.

Он хохочет тихо, но бурно. Его лицо морщится, плечи трясутся.

– Спарить вас с блондинкой! – произносит он. – Правда, очень смешно.

– Смешно будет не всё время. Я прибыл сюда, приняв меры предосторожности. То, что я нахожусь у вас, известно, и если по истечении определенного времени...

– Вам нечего бояться, – говорит он, – сюда, пожалуйста. Дорогу вы знаете, но, тем не менее, разрешите мне пройти вперед.

Мы проходим коридор, поднимаемся по лестнице, пересекаем комнату-мастерскую – печатный станок все еще здесь – и проникаем в комнату с примечательным шкафом. Чанг Пу усаживается перед ним, изображая охранника. Я беру стул и занимаю позицию подальше.

– Хорошо, – говорит китаец, – чего, собственно, вы хотите?

– Чтобы вы оставили в покое Соню и ответили на пару моих вопросов.

– Что касается Сони Перовской, то вы уже выиграли. Не потому, что я вас испугался, а дело в том, что я как раз решил бросить. Я не ребенок. Я пожил на свете. И знаю, до каких пор можно тянуть резину и в какой момент надо остановиться. Я выжал Соню, как лимон, и не могу надеяться получить дополнительно еще хоть что-нибудь. Такие вещи чувствуешь. Я могу только довести её до отчаяния, и тогда, в такие вот моменты, никогда не знаешь, на что могут быть способны эти голубки, эти овечки...

– Они могут превратиться во львов.

– Да, они могут стать очень опасными. Недавно, она должна была вам об этом сказать, я пригрозил увеличить тариф. Я делал это просто для того, чтобы не потерять лицо. Я хотел дать ей понять, что не надо играть со мной в солдатики. Я думал, что это она подослала ко мне своего типа, то есть вас, которого я застал за работой как раз в этом месте. Я ей пригрозил, но уже знал, что не смогу ничего больше из нее вытянуть, и был готов бросить. Вот так.

Он излагает мне всё это спокойно, очень естественно. Он силён.

– Вот так, – повторяет он. – Вас устраивает этот вариант?

– Устраивает, и даже очень.

– А сейчас, наверно, дела пойдут не так прекрасно. Вы говорили о вопросах, но я не обещал на них отвечать.

– Вы ответите.

– Почему?

– По причине того, что находится сзади вас.

– Сзади?

– Да, блондинка.

– А, блондинка...

Он ухмыляется:

– Все блондинка да блондинка. Забавно. Давайте ваши вопросы. Посмотрим.

– Соня передала вам бриллиант. Он мне нужен. Он ухмыляется еще шире:

– Ваша первая фраза – утверждение. Вторая – желание. Здесь нет вопроса. Я не знаю, как отвечать.

– Вы китайствуете? Давайте китайствовать вместе. Соня передала вам бриллиант?

– Да.

– Хотите вы вернуть его мне?

– Нет.

– Почему?

– У меня его больше нет.

– Продали?

– Да.

– Кому?

– Кой-кому.

– Дорого?

– Да.

– Могу ли я вам верить?

– Да.

– Смешно, но я вам верю. Не ошибаюсь?

– Нет.

– Очень хорошо.

"Очень хорошо" не требует ответа. Он его и не дает. Я продолжаю:

– Вы передали бриллиант Гольди. Это утверждение. Правильно?

– Да.

– Чтобы ему продать?

– Нет.

– На экспертизу?

– Да.

– Он вам его вернул?

– Да.

– Знал ли он, от кого у вас этот камень?

– Нет.

– Он у вас спрашивал?

– Да.

– Вы ему ответили?

– Нет.

– Он настаивал?

– Да.

– Но не добился от вас в ответ ни слова?

– Нет.

Я вынимаю платок и вытираю лицо. Такое чувство, как будто я схожу с ума. Как мог узнать Гольди, что на конце этой цепочки были русские? Если Чанг Пу, а я ему верю, не сделал ни малейшего намека? Я ставлю самому себе этот вопрос и отвечаю ругательством. Потом продолжаю:

– Перед тем, как пойти угрожать Соне в ее лавке, вы пошли к Гольди. Правильно?

– Да.

– Потому что вы думали, что он был инициатором моего визита?

– Да.

– Похоже, что этот бриллиант его заинтересовал, не правда ли?

– Да.

– И вы подумали, что я ищу тот же бриллиант?

– Да.

– Итак, на другой день, чтобы не потерять лицо, вы пошли к нему с намерением его обругать. Но его не было дома, так?

– Нет.

– То есть, дома он был, но уже мертвый. Точно?

– Да.

– Это вы были причиной его смерти?

– Нет.

Я себя спрашиваю, на кой ляд я продолжаю этот бессмысленный диалог? Между тем, похоже, что Чанг Пу изгиляется надо мной, но в рамках приличия, учитывая его азиатскую психологию.

– Ну, хорошо, – говорю я, – я думаю, что это все. Но вы согласны, что ответили на мои вопросы, не так ли?

– Да.

– Почему вы были так покладисты?

Его ответ звучит менее лаконично, чем предыдущие:

– Потому что я не вижу надобности иметь кого-нибудь у себя на шее, когда я могу избежать этого неудобства. Черт бы меня подрал, если я понимаю, зачем вы задавали мне все эти вопросы, но я ответил на них, не компрометируя себя. И потом... вы не штатный сыщик. Вот так... Теперь, если после вас придут настоящие, по своей воле или по вашему совету, то им потребуется чертовское умение, чтобы заставить меня говорить... если у меня не будет охоты.

– В общем, вы сделали мне одолжение?

– Да.

– Потому что я показался вам симпатичным?

– О, нет! Нельзя сказать, что вы мне очень нравитесь.

Но не вижу причины, для чего я должен был бы усложнять себе жизнь.

– Вы очень уверены в себе, да?

– Так себе.

– Однако, с тем, что спрятано в вашем шкафу, вернее, что было спрятано, так как вы должны были его очистить... Подозреваю, что именно потому, что я знаю, что было в этом шкафу, вы вели себя так примерно.

Он хохочет.

– Так уж он вам дорог, этот шкаф?

– Немало.

Он хохочет пуще прежнего.

– Послушайте, месье Бурма, – говорит он, – я не знаю, хороший вы детектив или плохой. Наверное, вы такой же, как и все – серединка на половинку. Ваш нюх или ваши мозги дают вам возможность раскопать определенные веши, но порой вы должны делать такие ляпы...

Он встает. Я встаю тоже. На всякий случай. Может быть, он еще не переварил нашу предыдущую драку. Хотя... не похоже, чтобы его обуревала жажда битвы. Он все еще смеется. Отставляет свой стул, достает ключ от шкафа и поворачивает его в замочной скважине.

– Пришло время представить вас, Мадам. И открывает дверцу.

Блондинка все еще здесь, стоит, но в одежде. Я подхожу... и разражаюсь проклятиями, которым не видно конца. Чанг Пу отбросил всю свою восточную невозмутимость. Он буквально извивается от хохота. Я не знаю, удалось ли мне испугать его хоть один раз, но если это и произошло, то сейчас я плачу ему сполна моей растерянностью и оторопью.

– Ну, да, – подначивает китаец, – это не труп. Как вам могло стукнуть в голову такое? Вы что, страдаете некрофилией? Это кукла, мой дорогой месье. Произведение искусства, парижский курьёз, которым я хвастаю перед некоторыми моими клиентами. Я называю это филиалом музея Гревен... Настоящий музей здесь, в двух шагах. Я даже рассказываю об этой кукле различные вымыслы, связывая их с музеем Гревен. Но эта вещь не из музея Гревен, музея, построенного скорее для детей. А вот эта вещь – для взрослых. Это вам не обычный восковой манекен. Потрогайте ее руками, месье. При прикосновении она создает иллюзию кожи. Но она стареет, материал, из которого это сделано, начал морщиться, покрываться пятнами, теперь я раздеваю её всё реже и реже.

Я продолжаю свою ругань, а он свои разъяснения:

– Слишком долго будет вам рассказывать, как я достал эту вещь, и я не вижу в этом необходимости. Но надо знать, что Оперный проезд, разрушенный более двадцати пяти лет тому назад, когда расчищали место для бульвара Османн – меня в то время в Париже не было, но мне об этом говорили, – был весьма любопытным местом, где имелось множество того, что мы могли бы назвать па рижскими тайнами. Так вот, в тёмной подсобке одного из магазинчиков этого проезда искусный ремесленник изготавливал эти поразительные изделия.

– Да чёрт вас подери совсем, будь она неладна! Я от ярости, унижения и прочих подобных чувств сжимаю кулаки. И спрашиваю себя, кому бы набить морду? Этой непристойной подделке или же этому Чанг Пу, еще более непристойному?

Фальшивый жмурик! Дожил до того, что мне швыряют под ноги поддельные трупы! Черт побери! За кого меня принимают? Да уж, эти китайцы умеют стукнуть мордой об стол нашего брата!

XI

Я возвращаюсь в свою контору, охваченный неописуемой яростью. Растянувшись на диване, Элен спит, наверстывая за свою бессонную ночь в гостях у русских. Я даю ей поспать. Хватаю первую попавшуюся под руку бутылку и наливаю себе порцию, достойную грузчика мебельного магазина. Это меня немного успокаивает. Я разжигаю трубку, валюсь в кресло и пытаюсь набросать глобальный план действий. Уже пора перекусить, но я не голоден. Через некоторое время я отыскиваю в справочнике номер телефона на бульваре Османн. Потом сижу и жду. Два часа пополудни. Мое присутствие возле Элен нарушает ее сон. Моя секретарша потягивается и зевает.

– А! – произносит она. – Вернулись?

– Как видите.

– Ну, и?..

Я ввожу её в курс событий. Она фыркает, услышав об эпизоде с манекеном:

– Да ну, правда? Это, наверное, впервые покойник сыграл с вами такую шутку, а?

Я не отвечаю. Потом показываю на телефон:

– Звоните Друо 34-76 и сообщите Соне хорошую новость.

Она набирает номер. Я подношу к уху параллельную трубку.

– У телефона магазин "Наташа", – слышится на другом конце провода девичий голос, голос с акцентом. Но не русским. Парижским. Даже очень парижским.

– Я хотела бы поговорить с мадам Соней Перовской, – говорит Элен. – Это Элен.

– Не кладите трубку.

– Алло, – произносит Соня через несколько секунд, – здравствуйте, дорогая Элен.

– Здравствуйте, Соня. У меня для вас кое-что есть. Ваша компаньонша там?

– Нет.

– Тогда можно говорить свободно? Никто не подключен к линии?

– Нет. Поч...

– Отлично. Вот что я хотела вам сказать: вам больше нечего опасаться китайца. Нестор Бурма сделал все необходимое.

– Боже мой! Это... это правда?

Голос русской дрожит.

– Ну, ну, – говорит Элен, стараясь толкнуть меня ногой, – разве я вам не говорила, что это человек действия?

– Да, конечно! О, Боже мой! Как я смогу его отблагодарить?

– О, это очень скромный человек. Искреннее спасибо вознаградит его за все труды. Вот, я передаю ему трубку.

Я включаюсь в разговор:

– Алло. Соня Перовская? У телефона Нестор Бурма.

– Здравствуйте, месье. И спасибо за... Большое спасибо.

– Довольны?

– Боже мой, вы еще спрашиваете!

– А я доволен несколько меньше. Так как есть одно пятно, омрачающее картину. Я не сумел добиться полного успеха у этого типа. Например, я не смог отобрать тот предмет... который вы знаете, и очень боюсь, что это будет невозможно. Вам придется удовлетвориться достигнутым результатом.

– Уже и это ценно. Еще раз спасибо, месье.

– Скажите, пожалуйста... я хотел бы задать вам один вопрос по поводу этого предмета. У него была какая-либо особая примета?

– О! Право, нет. Мне кажется, нет. Надо сказать, что я в этой области не очень разбираюсь? Поэтому...

– Да.

Мы обмениваемся несколькими мало интересными замечаниями, она меня еще раз благодарит, и я разъединяюсь.

– А вы, Элен, – говорю я. – Вы разбираетесь в бриллиантах?

– Вы мне их недостаточно дарили. К чему этот вопрос?

– Ни к чему. Но не думаете ли вы, что они, так сказать, имеют свою национальность? Что, к примеру, русский бриллиант отличается от американского или английского, как китаец отличается от европейца или негр от белого?

– Я не знаю.

– Чанг Пу не сказал Гольди, что он получил бриллиант от русской, но Гольди это угадал... или распознал... Может быть, по какой-нибудь особенности, которую профан не заметил бы. Гольди был из этой среды. А он придавал чертовски большое значение этому камушку, если судить по его действиям. Я считаю, что, раздобыв дополнительную информацию, я только выиграю. Я потерпел поражение – случай с фальшивым трупом, – и только победа в другом направлении может его компенсировать.

– Победа над кем?

– Я еще не знаю. Но думаю, что было бы интересно узнать побольше, зачем Гольди так хотел добраться до истоков... Конечно, я мог бы поручить это вам, поскольку вы в хороших отношениях с Наташей и Соней, – попросить Наташу показать вам свою коллекцию драгоценностей, особенно бриллиантов, и рассказать вам, чего в ней есть такого сенсационного, но это было бы нехорошо для Сони. В этом случае Наташа сразу же обнаружила бы, что в ее шкатулке не хватает одной драгоценности. Рано или поздно она это заметит, но не стоит приближать этот момент, который будет, безусловно, тягостным.

* * *

Я отправляюсь на охоту и два последующих дня – четверг и пятницу – провожу в попытке поглубже раскопать, кто был Омер Гольди в человеческом и социальном смысле. Расследование по делу о его смерти продолжается, но до сих пор без положительных результатов. Однако почти наверняка установлено, что у него ничего не было украдено, будь то деньги или камешки. Можно предположить, что полиция не проявляет особого рвения. Тем лучше для меня, так как, если бы эти господа обнаружили меня в бистро на улицах Лафайет, Каде и так далее, посещаемых ювелирами по бриллиантам, они, конечно, заинтересовались бы, что это может означать. Наконец, наступает день, когда я держу в руках список коллег Гольди, имевших деловые связи с моим покойным клиентом. И начинаю их посещать под более или менее благовидными предлогами.

* * *

Господин Оскар Блюменфельд принимает меня в застекленном бюро, расположенном в глубине мастерской, где тройка специалистов в серых халатах полирует драгоценные камни. Блюменфельд очень любезен. Особая примета: с его тонких губ не сходит двусмысленная улыбка. Соединив концы своих пухлых пальцев, он спрашивает:

– Национальность, говорите вы?

– Да, может быть, я плохо выражаю свои мысли, но вы понимаете, что я хочу сказать, не правда ли?

Его двусмысленная улыбка становится более явной:

– Безусловно. Так вот, трудно определить "национальность", как вы говорите, одного бриллианта. Безусловно, существуют способы их огранки, типичные для от дельных стран, но это малоубедительно. Ах, когда камень оправлен, я не сказал бы, что это совсем меняет дело, но, в конце концов, оправа может дать определенные указания... А голый бриллиант...

Он строит гримасу. Потом он состроит еще три или четыре, прежде чем мы расстанемся. Он провожает меня до дверей своего бюро. Я показываю рукой на мастерскую. Драгоценные камни всех сортов валяются вперемежку на столах и верстаках. Я замечаю:

– Вы не боитесь воров?

Он пожимает плечами:

– Пятнадцать дней тому назад гангстеры напали на Банк драгоценностей...

– Я как раз об этом подумал.

– Ограбления банков происходят одно за другим, но не ограбления ювелиров. Я не знаю, почему, но это так.

– Может быть, потому, что продукцию ювелиров труднее сбыть?

– Возможно. Но поскольку Банк драгоценностей стал жертвой злоумышленников две недели тому назад, не думаю, что подобное повторится в ближайшее время.

– Я вам желаю, чтобы так и было. Хотя... один из ваших собратьев, уже после ограбления Банка драгоценностей, подвергся нападению у себя дома, не правда ли? Мне кажется, что я читал в газете что-то в этом роде.

– А, вы говорите о Гольди?

– Возможно, что это его имя.

– Да, конечно, Гольди. Но у него ничего не украли. Между нами говоря, у Гольди нечего было и красть. Я его знал. Он был неплохим парнем, но влачил жалкое существование.

Пока Блюменфельд говорит, я за ним исподтишка наблюдаю. И у меня создается четкое представление, что Блюменфельду наплевать на Гольди, на его жизнь и его смерть, как на свой первый алмаз-сырец, который он держал в своих пухлых пальцах. Если бы он был причастен к скоропостижной кончине Гольди, то проявил бы хоть какой-нибудь признак легкого замешательства, когда я упомянул в разговоре о Гольди. Но он вообще не выказал никаких чувств. И даже его двусмысленная улыбка не исчезла с губ.

* * *

Я покидаю господина Блюменфельда и иду искать дальше. Я не знаю точно, стараюсь ли я обнаружить того типа, с которым подрался Гольди, или просто собрать данные о бриллиантах и их обработке. Я иду, доверяясь своему нюху. Правда, до настоящего момента он принес мне не так много пользы.

Тем не менее, я продолжаю свой обход.

* * *

Я встречаюсь с тремя другими лицами, фигурирующими в моем списке, результат тот же.

Четвертого, то есть пятого, считая Блюменфельда, зовут Розенталем, но по соображениям экономии он выбил только "Розен" на табличке, которая прикреплена у входа в дом на улице Папийон, где указано, что его можно найти в глубине двора, направо. Господин Розен, имевший деловые связи с Гольди, очень похож на последнего по объему и размаху этих дел. Судя по всему, он располагает большим количеством свободного времени. Дай Бог ему им воспользоваться, так как он на склоне своих лет, даже очень хорошо на склоне. Когда я толкаю дверь его берлоги, приводя в движение колокольчик, он сидит и читает газету на идиш. Звук отрывает его от чтения, он подскакивает в своем кресле, словно где-то поблизости разорвалась бомба.

– Господин Розен?

– Да, да, да, – заикается он.

– Меня зовут Мартэн.

Он одобрительно кивает. Не знаю почему, но он одобряет. Он неправ, но это ничего не значит. Мало-помалу он приходит в себя.

– Вы меня напугали, – говорит он, – я дремал и...

– Извините меня.

– Садитесь, господин Мартэн. Я усаживаюсь.

Орлиный нос господина Розена украшают очки в стальной оправе. За стеклами бегают глаза, словно хотят смыться куда-нибудь. Полное отсутствие волос на голове господин Розен скрывает под черной ермолкой.

– Что вы желаете, господин Мартэн? – произносит Розен, нервно поигрывая пальцами по своему столу, за валенному лупами, весами разного калибра, одним словом, всякими причиндалами ювелира по бриллиантам, но которыми он пользуется не так часто, как ему хотелось бы.

Я ему выдаю все тот же привычный трёп, оглядывая все вокруг. На этажерке набросано кое-как несколько книг. Журналы его корпорации с фотографиями драгоценностей валяются на стуле.

– Национальность? – спрашивает Розен, точь-в-точь как Блюменфельд и другие.

И как Блюменфельд, он соединяет пальцы, которые все время трясутся. По моему мнению, этот Розен порядком закладывает.

Объясняю ему, что я подразумеваю под словом "национальность".

– Да, да, – говорит Розен.

Он поглядывает на меня поверх очков. И начинает говорить, но я с трудом слежу за его мыслью. Он разъединяет пальцы. Левой рукой гладит себе подбородок, потом чешет ухо. В то же время правой постукивает по столу, перестает, стучит опять, потом эта рука застывает на столе, как бы набираясь сил, а затем – гоп! – она исчезает под столом. Я вскакиваю, хватаю господина Розена за запястье и заставляю его выронить крупнокалиберную пушку, которую он вытащил из ящика.

* * *

– Ну и как, папаша? Это что еще за нравы? Вы что, считаете, что в мире недостаточно антисемитов? И хотите, чтобы я пополнил их ряды?

Он хнычет:

– Делайте все, что хотите, берите все, что хотите, но оставьте мне жизнь. Старый Абрам дорожит своей жизнью. Она была у него тяжелая, но он дорожит ею.

Он хнычет, дрожит как лист, жалобно пыхтит. В схватке его черная ермолка слетела. Очки тоже. Я усаживаю старого еврея в его кресло, подбираю все его шмутки, в том числе и оружие. Это револьвер с барабаном. Я кладу его в карман. Кое-как я нахлобучиваю на Абрама Розена его ермолку. Он покорно дает это сделать. Потом я протягиваю ему очки. Одно из стекол разбито. Обнаружив ущерб, Розен воображает себя у Стены плача.

– Ладно, ладно, – говорю я ему. – Я хорошо знаю, что оптики неохотно берут это в ремонт, но у вас же найдутся средства купить себе другие. Нет?

Ему хочется ответить мне "нет", но не хватает на это наглости. Он водружает свои окуляры на место. Отсутствующее стекло придает ему забавный вид. Он вздыхает, шмыгает носом, нагибается и разыскивает осколки стекла. Раскладывает их на своей газете на идиш и разглядывает с огорчением. Стекло не превратилось в крошку, а разбилось на крупные куски. Я смеюсь:

– А куски-то целые. Может быть, с небольшим количеством клея...

Он глядит на меня своими разрозненными глазами. Моё предложение, по-видимому, подходит ему.

– А теперь, – говорю я, – будем серьёзны. Вы всегда встречаете своих клиентов со шпалером в руке? Теперь меня не удивляет, что у вас их так мало.

– Клиент? – бормочет он. – Клиент? Вы, может быть, думаете, что я не понял сразу, кто вы такой?

– А кто ж я такой?

– Злоумышленник, который нападает на беззащитного старика.

– Беззащитного...

И я похлопываю по карману, в который сунул его револьвер:

– Громко сказано.

– О! Я не знаю, зачем я вытащил этот револьвер. Я нервничаю. Я дорожу своей жизнью и боюсь. Две недели тому назад гангстеры напали...

– На Банк драгоценностей. Знаю. А потом одному из ваших собратьев нанесли также визит. Некоему Гольдану или Гольдштейну.

– Да. Поэтому, когда я услышал ваши разговоры о вещах, в которых вы, по всей видимости, ничего не смыслите...

– Вы приняли меня за гангстера, который прежде, чем кинуться на вас, стал морочить вам голову?

– Да, и я вас...

– Ладно. Перестаньте стонать. Вот кто я есть.

И я сую ему под его глаз с целым стеклом свои документы.

– Ах! – восклицает Розен. – Так вы... вы – частный детектив? Вас зовут Нестор Бурма?

Нельзя поклясться, что это его сильно успокоило.

– Да.

– Извините мою ошибку...

Он возвращает мне мои документы. Я их прячу, затем, поигрывая осколками стекла его очков, продолжаю:

– Оставим это и продолжим нашу беседу. Именно для уточнения деталей расследования мне необходимо знать, может ли при обработке бриллианта какая-либо деталь привести к выводу о той или иной "национальности" этого бриллианта.

– Я отвечу вам, как и прежде, – говорит Розен, – что это сложно и весьма гадательно. А теперь можно поподробнее рассмотреть это дело. У вас бриллиант с собой?

– Нет.

– А! Но тогда...

Короткое молчание. Прерываю его я:

– Послушайте, господин Розен. Русские никогда ничего не делают, как все. Может быть, у них есть особый способ обрабатывать драгоценные камни?

– О! О русских имеется множество всяких мнений. Ваш бриллиант – русский?

– Я думаю, да.

– Ну так, что же...

– Но я в этом не уверен. И...

Я подавляю ругательство. Это встревожило Розена. Честно говоря, он очень легко впадает в панику.

– Что случилось? – боязливо спрашивает он.

– Ничего, ничего. Я... Вы знаете Гольди? Только что я сказал Гольдан или Гольдштейн, но его точное имя Гольди. Вы с ним знакомы?

– Гольди?

– Это ваш коллега с улицы Лафайет, именно он нашел свой конец в драке. Не выдержало сердце. Вы его знаете?

– Нет.

– Можно сказать, что я работаю для него. Недавно у него в руках был бриллиант, и он, видимо, вывел заключение, что речь шла о русском бриллианте, так как он поручил мне провести расследование среди русских. Мне хотелось бы знать, как он пришел к этому заключению, вот поэтому-то я начал расследование о "национальности" бриллиантов.

– Да. Понимаю. Но я ничего не могу вам больше сказать.

– Но вы можете сказать мне, были ли вы знакомы с Гольди?

– Не... нет. Я его не знал.

– Ладно, ладно, господин Розен. Дело в том, что я убежден в обратном. Я составил список друзей и коллег по профессии Гольди, в котором фигурируете и вы.

Он оседает на стуле и вздыхает:

– Хорошо. Да, я был знаком с ним. Но я хочу об этом забыть. Сообщение о смерти нанесло мне удар. Я боюсь смерти. Я не думал, что можно так легко умереть. Все это делает меня таким нервным.

– Это очень понятно. Вы никогда не были часовщиком, господин Розен?

– Нет. А что?

– Из-за часов.

– Каких часов?

– Таких, которые разбирают по частям. Их собирают снова, и вот перед вами двое часов. Я вот к чему. То же самое явление произошло с вашим стеклом от очков. Поглядите: я собрал куски и, не считая нескольких незначительных осколков, которых не хватает, восстановлено все стекло. Только... гм... у меня есть лишний фрагмент. Забавно, не правда ли?

Он ничего не отвечает. Лицо его становится землистым. Он вновь начинает трястись.

– Забавно, не так ли? Вы видите этому какое-нибудь объяснение? Лично я вижу. Подбирая только что куски стекла, вы также подобрали кусок, который до того, по-видимому, запутался в отвороте ваших штанов, куда он упал гораздо раньше. Во время нашей короткой схватки он выскочил из своего тайника, так как вы разбиваете свои окуляры в драке не впервые. Видимо, в предыдущий раз это имело место у Гольди. Если бы я осмотрел вас как следует, то, наверняка, нашел бы на вас следы ударов.

Некоторое время он молчит, поглядывая на меня, потом говорит:

– Ладно. Вызывайте полицию. С того дня я не живу. Вызывайте полицию.

– Нет. Оставим полицию в покое. Расскажите лучше мне, как все это произошло. На этот раз мы имеем не липовый труп.

– Липовый труп?

– Это – шутка исключительно для личного употребления. Не обращайте внимания. Выкладывайте все. Гольди рассказал вам об этом бриллианте?

– Он показал мне его для контрэкспертизы.

– И вы увидели, что это русский бриллиант?

– Я увидел, что это необычайно ценный камень. Гольди это знал, он хотел быть в этом уверен. Я спросил его, откуда он взял это сокровище.

Он мне не сказал. Но я понял.

– Что понял?

Что это – краденый бриллиант. И тогда... я не сразу решился... Эта мысль долго зрела, но в конце концов... я сказал себе, что могу украсть то, что уже было украдено однажды. Я тут ничем не рисковал. Гольди не сможет обратиться с жалобой... Я стар, месье. Я никогда не занимал того места под солнцем, какого я заслуживаю... Ибо я обладаю чудесными знаниями, и я...

– Ладно. Ближе к делу. Не играйте в аббата Фариа. Вы что, хотите усыпить меня вашей болтовней?

– Извините меня... – покорно продолжает Розен. – Да, я отправился к Гольди в следующий вечер... И, воспользовавшись тем, что он был занят в одном конце квартира, принялся шарить в другом...

– В поисках бриллианта?

– Да. Он застал меня на месте... И, очевидно, сразу все понял. Мы переругались... потом схватились... Я не хотел его убивать, верьте мне. Я знал, что у него слабое сердце, но все же... Это был несчастный случай... ужасный несчастный случай...

– Да. И тогда, констатировав несчастный случай...

– Я удрал, не ожидая дальнейших событий... не занимаясь больше бриллиантом.

– В это время его уже не было у Гольди.

– А! Тогда это еще ужаснее. Во всяком случае, после подобной истории мне уже было наплевать на бриллиант... У меня хватило достаточно хладнокровия, чтобы уничтожить все следы моего пребывания там: разбитое в ходе борьбы стекло от очков и т. д. Я убежал... и с тех пор живу в трансе, особенно после того таинственного звонка по телефону, который поднял полицию на ноги. Если только это не блеф или не выдумки журналиста...

– Видимо, и то, и другое.

– Что бы там ни было, я боюсь всего на свете... а особенно смерти. Вызывайте полицию.

– Ну уж нет. Имея такое больное сердце, Гольди все равно бы умер... Ладно. Все это не объясняет мне, как Гольди мог предположить, что этот знаменитый бриллиант имеет русское происхождение.

– Возможно, у него имелись какие-нибудь данные, о которых он мне не сообщил, – предположил Розен.

– Может быть.

– А эти русские, которых он поручил вам разыскать, вы их нашли?

– Нет.

– А! Так вот, я вам все рассказал. А теп... теперь что вы собираетесь делать?

– Оставить вас при ваших угрызениях совести, господин Розен.

И я оставляю его. Я, конечно, вернусь еще раз на улицу Папийон. Да, непременно. Вопреки тому, в чем он меня уверяет, старый бандит не все мне сказал. Я дам ему дозреть, а там посмотрим.

XII

На следующий день – воскресенье, и я устраиваю себе отдых. Продолжаю его и в понедельник, присоединяясь таким образом к работникам пищевой промышленности и парикмахерских. Я рассчитываю встретиться с Абрамом Розеном во вторник пополудни. В течение двух дней у него будет полная возможность поразмыслить, взвесить все "за" и "против" на его точнейших профессиональных весах. Этого более чем достаточно. Но получается так, что во вторник моё внимание привлекает один тип, которого я не знаю, но с которым приключилось несчастье.

* * *

Эту новость сообщает мне крайне взволнованная Элен.

– Вы смотрели газеты?

– Нет.

Она протягивает мне целую кипу:

– На этот раз он не из пористого каучука.

– Кто он?

– Жмурик.

– Какой жмурик?

– Иван Костенко. Читайте...

Она показывает заметку, в которой я читаю, что накануне Иван Костенко, смазчик лифтов в галерее Лафайет, упал и разбился насмерть в шахте, где он работал.

– Ну и что?

– Это русский.

– Хрущев тоже русский, и он как раз произнес речь в минувшее воскресенье...

Она пожимает плечами:

– "Крепюскюль", который находится вне конкуренции в области происшествий благодаря заботам нашего приятеля Марка Ковета, распространяется на этот счет по больше своих собратьев. С фотографиями и прочими атрибутами, естественно. Вот вам "Крепю".

Под заголовком "Смазчик лифтов" помещены две фотографии одного и того же человека в разные этапы его жизни. На первой он еще молод и носит военную форму. На другой – старше и в гражданском.

– Это он, – говорит Элен, – русский из Со. Наташин слуга. Это он так меня напугал, когда я увидела его из окна.

* * *

– Боже мой, моя курочка! А вы не ошибаетесь?

– Невозможно. С такой физиономией... настолько характерной...

– Скажите прямо: безобразной. Будет точнее. Но нам говорят, что он был смазчиком лифтов. И вместе с тем он вроде был слугой у Наташи?

– Надо полагать. Если только у него нет брата-близнеца.

– Статья из "Крепюскюль" ничего не говорит на этот счет, но это ничего не значит. Как объясняют его смерть?

Я опять беру газету:

– Ага, несчастный случай или самоубийство. По словам его приятелей по службе, в последнее время он был очень странным...

– О! Странным он был, это уж точно! – соглашается Элен. – Стоять столбом под грозой, как я его видела!

– Он был странным и даже попросил отпуск, который был ему предоставлен. Отпуск, чтобы отдохнуть... Гм... Он возобновил свою работу в магазине всего лишь за несколько часов до того, как произошло несчастье. Так вот, знаете, что я думаю? Мы попросим подтверждения у вашей подруги Сони, если потребуется. Но... этот тип устал, ему требовался отдых, свежий воздух... в лифтовых шахтах так не хватает простора... Он знал Наташу, попросил её приютить его, а за это немножко поработать в саду, например.

Движением головы Элен встряхивает волосами, затем хитро подмигивает:

– Вы сами-то верите тому, что говорите? Я усмехаюсь:

– Черта с два. Просто болтовня, вроде той, когда я вспомнил Хрущева.

* * *

Мы терпеливо дожидаемся следующих выпусков "Крепюскюль". Они приносят нам дополнительную информацию. Как почти все остальные представители белой эмиграции – ряды которой редеют, – смазчик лифтов был весьма любопытной личностью и служил темой для бесконечных измышлений. Мой приятель Марк Ковет, репортер уголовной хроники в "Крепю", не отказывает себе в этом. Он пишет, что Иван Костенко, бывший студент медицинского факультета, офицер низшего ранга, был чем-то вроде адъютанта – или как там это называется по-русски – при генерале Горопове и полковнике Лопухине. Полковник Лопухин ничем особенным не выделялся, и Ковет не задерживает на нём свое внимание. Тогда, как генерал Горопов – личность довольно интересная. Это – бывший царский офицер, безусловный глава белогвардейцев в Европе, исчез при таинственных обстоятельствах за несколько месяцев до войны, по словам одних, выкраден тайными агентами ГПУ, по словам других, – гестапо. Ковет сообщает, что в то время Иван Костенко выступил со свидетельством, имевшим решающее значение. Моё замечание: настолько решающим, что никто никогда так и не узнал, что на самом деле произошло с Гороповым. Ладно, оставим это...

– Горопов! – восклицает Элен, которая читает ту же самую статью в другом экземпляре "Крепю".

– Ну и что, Горопов?

– Соня рассказывала мне об этом военном. Она сказала, что муж Наташи, Спиридович, был знаком с Гороповым.

– Все эти эмигранты, принимавшие участие в разных заговорах, были знакомы друг с другом. В этом нет ничего удивительного.

– А что случилось с этим Вороновым?

– Горопов. Не Воронов. Это что еще за ляпсус? Он мне кажется чертовски значительным.

– Я нарочно ошиблась. Так что с ним произошло?

– То, что говорит Ковет. Он исчез. В один прекрасный день 1939 года он отправился на какое-то тайное свидание, имея при себе портфель, в котором, по-видимому, были документы. С тех пор его больше не видели.

Мы продолжаем читать статью, каждый в своей газете. Иван Костенко проживал поблизости от своей работы на улице Жубер, в комнате прислуги. Полиция в обычном порядке осмотрела это помещение, хотя версия самоубийства становилась все более приемлемой. Они не обнаружили там ничего особенного, кроме скелета. Наличие этого мрачного трофея, висящего в углу узкой комнатушки, свидетельствовало о патологических вкусах бывшего белогвардейца. И лишний довод в пользу самоубийства!

Я снова ухмыляюсь:

– Если мне немного повезет, то это будет скелет Горопова.

И вот я снова при пиковом интересе. Не везет мне со жмуриками в последние месяцы. Двумя строчками ниже я читаю, что этот скелет был куплен на аукционе, на улице Друо, седьмого марта. Среди вещей Костенко обнаружили документ, подтверждающий эту покупку. Я почесываю подбородок. Аукцион... скелет... это мне о чем-то говорит. А! Дошло! В прессе много говорилось об этом скелете, когда его выставили на продажу в отеле "Друо". Еще бы! Женский скелет об одной ноге! Были такие, кто не удержался и высказал предположение, что речь идет, может быть, о костях проститутки, хорошо известной старым парижанам, женщине на деревяшке, "одноногой с бульваров", как её называли, практиковавшей между площадью Мадлен и площадью Оперы. Удивляюсь, что Марк Ковет не сделал на этот счет никакого намека, чтобы оживить свою статью. Может быть, этот скелет и разочаровал его в силу своего банального происхождения. А может быть также, он ожидал чего-нибудь более сенсационного. Короче говоря, не намекая на "одноногую с бульваров", он наверстывает свое после подзаголовка:

"Не вёл ли Иван Костенко двойную жизнь? "

К этому вопросу его подводит относительно анонимное свидетельство некоей дамы С... В действительности в этом свидетельстве нет ничего такого, что позволило бы заподозрить смазчика лифтов в двойной жизни, но такой подзаголовок дает простор игре воображения, не так ли?

"Мадам С... явилась в полицию и заявила, что она знала Ивана Костенко, который провел у нее, в её пригородном имении, три недели отпуска, которые он попросил у своих работодателей. Вдова царского полковника, тесно связанного с генералом Гороповым, мадам С... давно была знакома с Костенко, но потеряла его из виду несколько лет тому назад. "Три недели тому назад, – заявила мадам С... – меня посетил Костенко. Не знаю, как он раздобыл мой адрес. (Примечание Ковета: это было для него несложно, поскольку мадам С... занимает очень видное место в парижском обществе). Костенко попросил у меня найти ему работу. Мне как раз нужен был человек для некоторых работ у меня дома. Я его наняла. Мне было неизвестно, что он работал смазчиком лифтов в галерее Лафайет". На вопрос о поведении Костенко мадам С... ответила, что её соотечественник производил на неё иногда впечатление странного, загнанного существа. "Но это меня не удивило, – добавила мадам С... – Мы, русские, из бывшей России, так пострадали от событий, что все немного странные... "

– Именно это она и мне рассказала, – комментирует Элен.

Ковет продолжает:

"Мадам С... уточнила, что, когда Костенко в прошлую, пятницу уехал от нее, говоря, что он отправляется в провинцию, она не заметила, чтобы он был более странным, чем обычно. По-видимому, самоубийство не вызывает сомнений, но мы имеем право спросить: были ли враги, которые травили Костенко или шли по его следам? Может быть, он искал прибежище у мадам С... ? Вдовы военного, близкого к генералу Горопову? А потом, полагая, что опасности больше нет, попал в руки своих врагов? "

Ковет задает эти вопросы без особой убежденности, и это чувствуется. Но что с того! Не каждый день под пером журналиста оказывается старый белогвардеец (они встречаются все реже и реже: умирают один за другим, и скоро ни одного больше не останется в наличии), особенно такой русский, который вызвал бы тень генерала Горопова, ГПУ и прочих атрибутов, когда око Москвы шло в паре с германским сапогом.

– Да, насчет ГПУ, – говорю я. – У вас нет коммунистической газетки?

Элен шарит в кипе газет и протягивает мне одну из них.

Я читаю:

"Нельзя допустить, чтобы, пользуясь самоубийством бывшего белогвардейца, свихнувшегося маньяка, который, как это было установлено полицией, развлекался покупкой скелетов, прогнившая пресса вытащила на свет белый сплетни, уже давно преданные осуждению трудящимися всего мира. Этот Костенко, по всей видимости, был адъютантом генерала Горопова, "кривобокого героя", как его называл эмигрантский сброд, и исчезновение которого... "

Это мне больше ничего не говорит. Я бросаю газеты, раскуриваю трубку, отпиваю немного из своего стакана и смотрю на Элен.

– Ну и?.. – спрашивает моя красотка.

– Что, "ну и"? Я задаю себе вопрос, что этот Костенко делал со скелетом?

Я хватаю телефонную трубку и звоню в "Крепю".

– Пожалуйста, кабинет Марка Ковета.

– Передаю трубку.

– Ну? – ворчит журналист.

– Это Нестор Бурма.

– А! Привет!

– Привет. Скажите-ка, я ведь тоже интересуюсь этим Костенко. Что это за вопросы, которые вы задаете в конце вашей статьи?

– Это – гарнир. Но, может быть, я невольно ткнул пальцем во что-нибудь интересное, а? Раз уж вы интересуетесь этим типом...

– Я им интересуюсь, потому что все это очень оригинально. Что это за скелет?

– Скелет.

– А что он с ним делал?

– Я ничего не знаю, но предполагаю, что это напоминало ему его молодость. Этот тип все время вспоминал о прошлом. Мне рассказали об этом его товарищи по галерее Лафайет. Ведь он был студентом медицинского факультета.

– Черт! Правда. Я об этом не подумал. И другое: я прочел в одной газете, что генерала Горопова называли "кривобоким героем".

– Его называли также "доблестным хромым".

– А-а! Человек с искривленной ступней? А почему же "кривобокий герой" или "доблестный хромой"?

– Он воевал против красных и был ранен в ногу.

– Так этого вполне достаточно, чтобы хромать, в самом деле? Кстати, о ноге, вернемся к скелету. Вы опоздали на поезд.

– На какой поезд?

– Я знаю, что шутка устарела, но, насколько я вас знаю, меня удивляет, что вы ее не выдали.

– Какая шутка?

– Об "одноногой с бульваров". Это правда, что Костенко купил в отеле "Друо" женский одноногий скелет? Да?

– Ничего подобного. То есть тот скелет, который я видел в комнате Костенко, был целый.

– Вы его сами видели?

– Я сопровождал полицейских. Я даже сфотографировал его, но мое фото не прошло. О...

Вдруг до него доходит, что не все тут гладко.

– Бог мой! Бурма, что это означает?

– Я ничего не знаю, но постараюсь узнать. Больше ни слова, ладно?

И все-таки одно слово он рявкнул в аппарат.

XIII

Не знаю почему, но улица Могадор в той ее части, которая лежит между площадью Трините и улицей Виктуар, особенно по утрам, когда она залита солнцем, мне ужасно напоминает Марсель. Этой ночью она не напоминает мне ничего другого, кроме улицы Могадор, что, впрочем, не так уж плохо. Я всё люблю на улице Могадор. Её театр, ее рестораны, её бистро (до войны там было одно, которое называлось "У гангстеров"), её магазинчики и её шлюх, очень хорошо воспитанных, которые окликают вас словами: "Здравствуйте, месье!". Ах! Шлюхи с улицы Могадор! Я рассказывал об "одноногой с бульваров". А учительница с улицы Могадор! Еще одна парижская достопримечательность. По части парижских достопримечательностей я кое-что знаю. Я называю её учительницей, потому что, глядя на нее, подумаешь, что это учительница на пенсии. Или дама из благотворительного общества. У этой женщины есть что-то от обеих. С седыми волосами, в очках, со скромной сумочкой, в строгой одежде, а также в её возрасте, она похожа на благопристойную даму из буржуазной семьи, этакую нежную бабушку. По-видимому, она специализируется на избавлении мужчин от Эдиповых комплексов. До меня дошло, чем она занимается, только после того, как однажды я услышал фразу, сказанную ею одной девице, в профессии которой нельзя было ошибиться: "Сегодня и размяться-то не с кем". А я-то полагал, что она ждет автобуса.

Когда этой ночью я появляюсь на улице Могадор, дама-патронесса, о которой шла речь, обсуждает что-то с двумя своими товарками на углу улицы Виктуар перед закрытой лавкой плетеных изделий. При моём приближении группа распадается. Одна из них пытается взять меня на абордаж, нацелив на меня свою мощную грудь. Свет уличного фонаря бесстыдно освещает все закоулки её глубокого декольте.

– Добрый вечер, месье, – ласково и многообещающе шепчет мне девица.

– Добрый вечер, – говорю я.

Сразу же вслед за этим мы переходим на "ты", обмениваемся обычными фразами, принятыми при подобных встречах. Но поскольку с моей стороны не видно большого энтузиазма, девица старается подогреть меня:

– Я тебе сделаю позу со скелетом, – предлагает она.

– А вот это мне подходит, – говорю я, – сегодня вечером именно скелет привлек меня в ваши края. Я журналист, и я слышал о русском, который жил на улице Жубер и у которого дома был скелет. Может быть, ты была знакома с этим субчиком?

– Может быть.

Она вздыхает:

– Итак, ты журналист?

– Ну да.

Она снова вздыхает:

– Вот уж мое везенье. Журналист. Для меня безнадежно, да? Ведь у тебя под рукой полно старлеток.

– Напрасно так думаешь. Я парень старой закваски. А что это такое, поза скелета?

– Да я сказала просто так, для смеха. И еще потому, что из окна моей комнаты я часто наблюдала этого типа с его Скелетом. Кстати, первый раз, когда я его увидала – этот скелет, – я здорово сдрейфила.

– Ты, – говорю я, – уж никак не похожа на скелет. А может, пойдем к тебе? Я немножко работаю доктором в свободное время, и мне хотелось бы послушать, нет ли у тебя воспаления легких.

Она трудится в одном из отелей на улице Жубер, и мы направляемся туда. Войдя в комнату, я сразу подхожу к окну и открываю его, предварительно отдернув штору.

– Ты что, чокнулся? – ругается девица.

– Да ладно, – отвечаю я, – мы-то одеты или нет? И кто нас может видеть? У меня перед глазами ничего, кроме крыш.

– Ничего не значит. Не хочу иметь неприятностей.

Она гасит свет и становится рядом со мной у окна:

– Странный ты тип, а?

– Хватит. Где эта комната со скелетом?

– И сколько я буду иметь за всё про всё? – жеманничает она.

Наверняка, она в своей жизни не видела таких, как я.

– Этого хватит?

Я ей отваливаю деньги, и немалые. Она идет проверить сумму в глубину комнаты при свете зажигалки и не может прийти в себя. Я слышу её восклицания.

– Боже мой, – говорит она наконец, кладя руку мне на плечо. – Что это с тобой?

– Не бери в голову. Я выиграл в лотерее. Она усмехается:

– Или взял банк, а? В конце концов, мне до лампочки, но... что я должна буду делать, чтобы отработать все это?

– Ничего.

– Ничего? Ты хочешь сказать... совсем ничего?

– Совсем ничего. Во всяком случае, ничего такого, что ты думаешь. Только рассказать мне о Костенко, о том русском, если случайно ты знакома с ним или что-либо слышала о нем от своих товарок. Я провожу о нем расследование для своей газеты, потому-то я сегодня вечером и пришел сюда.

– А, вот оно что. Он у меня был клиентом...

Она рассказывает мне об этом дяде, но ничего нового я не узнаю. Тут у меня возникла забавная мысль, по правде говоря, не слишком богатая. Не честнее было бы признаться самому себе, что мне захотелось пообщаться со жрицами любви, а Костенко был всего лишь лицемерным предлогом.

Облокотившись о подоконник, мы стоим рядышком и подставляем лицо ночному весеннему парижскому ветру, который гуляет по крышам. За лесом дымовых труб в направлении вокзала Сен-Лазар небо попеременно меняет цвет: оно то краснеет, то зеленеет и так далее, в зависимости от того, какого цвета вывески зажигаются или гаснут на площади Гавра.

– Ладно, – говорю я, считая, что я достаточно по терял времени. – Я отваливаю.

Тут я вспоминаю, что не получил ответа на свой вопрос, касающийся расположения комнаты Костенко. Я его задаю, хотя и не вижу особой пользы.

– Вон то, – произносит девица, протягивая руку, – то... Бог мой! Посмотри-ка! Ведь не скелет же...

– Что не скелет?

– А ты не видишь? У него там свет.

* * *

Дом, в котором проживал Костенко, стоит совсем рядом с гостиницей, из которой я выхожу. Я не думаю, что смогу проникнуть туда, но все же могу попробовать. Говоря себе, что я не смогу туда проникнуть, я предположил, что в этом небольшом районе, где процветает самая старинная профессия в мире, большинство дверей не открывается автоматически по звонку из комнаты консьержки, быть может потому, что хозяева и консьержки, подозрительные и жлобоватые, не желают, чтобы в их коридорах прятались проститутки, преследуемые легавыми. Мне везет. Дом Костенко не входит в эту категорию жилищ, негостеприимных и жестоких к несчастным женщинам. Я нажимаю на медную кнопку и вхожу внутрь. Проходя мимо комнаты консьержки, я бормочу какое-то имя и поднимаюсь по лестнице. Лифта нет. Это разнообразило жизнь русского после его работы. Поднимаясь по ступенькам, я думаю о том, кого я найду там, наверху. Наверняка, не полицейских. Там, наверху, полицейских действительно нет. Человек, который водил слабым лучом света по комнате смазчика лифтов, действовал, видимо, втихаря. Полицейские не осторожничают и мало беспокоятся о том, чтобы сохранять тишину.

Я добираюсь до самого верха. Ориентируюсь. Освещение работает только до четвертого этажа. Я чиркаю спичкой и волчьим шагом скольжу по коридору, разглядывая визитные карточки, пришпиленные на дверях. Вот пожелтевший листок бумаги, на котором черным выделяется имя проживавшего там человека: Иван Костенко.

Я замираю и прислушиваюсь. Ни звука. Посмотрим...

Из комнаты в гостинице я заметил свет, да или нет? А моя подружка тоже ошиблась? Невозможно, чтобы она перепутала, когда показывала мне окно. А известный скелет, она связывает его со своей профессией. Хватит напрягать мозги. Поскольку я уже здесь, не стоит уходить с пустыми руками. Я ощупываю дверь в поисках ручки. Естественно, ничего нет. Ладно. Ну что ж, придется пустить в ход отмычку. Я... "Тихо, Нестор! Ты ничего не слышишь? За дверью кто-то есть, старина. Ты не слышишь? Да. А что? Словно металлический звон. Как будто... " Я сейчас увижу, что это такое. Я вытаскиваю отмычку и ковыряюсь в замке. Замок поддается. Может быть, не так легко, как Софи Демар, но поддается. Я тихонько отворяю дверь. В комнате темно. Естественно. Я сжимаю в руке мою пушку. А сейчас, осторожно. Я вспоминаю о том, что со мной произошло совсем недавно на улице Пайен, в 15-м парижском районе. Я вошел в такую же темную комнату, а за дверью кто-то был, и только я успел переступить порог – бум! – получил по кумполу. Нет, больше не надо. Я резко толкаю дверь и захлопываю её ударом ноги. Дверь защелкивается, я делаю шаг вперед... спотыкаюсь о какую-то чертову скамейку и растягиваюсь во весь рост на полу под перестук раскачивающихся костей. И поскольку от судьбы не уйдешь, получаю причитающийся мне удар по голове.

* * *

Это легкий удар, оглушивший меня всего лишь на несколько секунд. Я встряхиваюсь, затем прислушиваюсь, затаив дыхание. Скелет по инерции продолжает потихоньку шевелить голыми костями в медленном танце смерти. Ночной ветерок шевелит занавеску на окне, её кольца поскрипывают на металлическом карнизе. Это – тот звук, который натолкнул меня на мысль, что в комнате кто-то есть. Приходится признать очевидность: если в этой комнате и был кто-нибудь, сейчас уже никого нет. А что касается того, что свалилось мне на голову, я устанавливаю предмет при свете спички – это военная каска. Она висела на стене, от сотрясения свалилась и не промазала. Это – новый способ Бурма. Я его задействовал впервые. Элен предсказала, что знаменитый детектив схлопочет по черепу, но, поскольку не нашлось никого, кто бы выполнил эту работу, он позаботился об этом сам, чтобы не дать соврать хорошенькому язычку своей секретарши. Отлично. Все это очень прекрасно, но будем серьезнее. Надо заняться чем-то полезным. Например, зажжем свет. Здесь не хватает самого элементарного комфорта. Ни газа, ни электричества. Я обнаруживаю свечу. Зажигаю. Эх, черт побери! Этому казаку, наверное, было очень весело один на один со своим скелетом при таком зловещем колеблющемся свете. Я разглядываю скелет. Тот самый, одноногий, о котором шла речь. Так, нравится это или нет Марку Ковету, у него всего одна нога. И это точно женский скелет. Тазовые кости у женщины шире, чем у мужчины. Я шарю по ящикам и нахожу в одном из них складной метр. Приступаю к обмеру скелета. Вчера пополудни, после телефонного разговора с редактором "Крепюскюль", я поинтересовался, как выглядел генерал Горопов. Этот скелет на добрых десять сантиметров выше генерала. По этой причине, а также потому, что он принадлежал женщине, его нельзя приписать генералу. И я даже не могу понять, огорчает это меня или нет.

Я ставлю на ноги табурет, о который я споткнулся, сажусь и закуриваю трубку, глядя на скелет. Он все еще покачивается, словно хочет меня соблазнить. Ну и кокетка! Я думаю о свете, который мы с девицей видели из окна гостиницы. Здесь кто-то был. Кто-то, кто отвалил, прежде чем я пришел. Что же делал тут этот кто-то? Что хотел? Что искал? Что? Что? Что? Это же бросается в глаза. Говорят, что добрая кость придает блюду особый вкус.

XIV

На следующий день в прессе нет ни слова об Иване Костенко. Это нормально. Хроника дня стареет быстрее, чем актеры-совладельцы "Комеди-Франсэз". Одна новость вытесняет другую. Вчера это был сверкающий фейерверк в честь бывшего белогвардейца, только о нем и говорили. А сегодня герой дня – совсем зеленый дрянной ревнивец, который изрешетил из пистолета предмет своей любви, а затем застрелился сам. По крайней мере, таким образом можно быть уверенным, что у него не будет потомства.

Итак, ни слова о Костенко как раз тогда, когда мне хотелось бы побольше узнать о нем. Меня не очень вдохновляет перспектива идти вытряхивать какие-нибудь сведения из Марка Ковета, но все же это менее опасно, чем обращаться к полицейским.

Поэтому я звоню своему приятелю, назначаю ему свидание и направляюсь в редакцию "Крепю".

* * *

Журналист-универсал глядит на меня своими водянистыми глазами – единственный орган в его теле, где еще осталась вода.

– Ну что, старина Бурма? Вы разнюхали жареное? Я отвечаю ему:

– Во всяком случае нечто таинственное.

– Скажите мне, вы что, влезли в это дело не очень удачно?

– Честно говоря, я натолкнулся на целый ряд странных событий. Возможно, что я их связываю произвольно одно с другим. Это все. Будьте добры, не пытайте меня больше. Если будет сенсационный газетный материал, я вас не забуду. Вы сказали мне, что сделали снимок этого скелета. Можно посмотреть фотографию?

– Вот она.

Он вынимает из ящика фотографию. Она могла бы быть получше, но я не член художественного жюри. На ней у скелета две ноги. Может быть, не полностью, но во всяком случае, у него на ноге больше костей, чем я видел этой ночью (в мои намерения, конечно, не входит рассказать Марку о моей маленькой экспедиции на улицу Жубер). Я возвращаю ему фотографию.

– Никакой ошибки. Это – не скелет об одной ноге. Тогда как тот, который продали на аукционе, был одноногим, а скелет, принадлежащий Костенко, был куплен на аукционе.

– Да. И что это означает?

– Я вам отвечу так же, как вчера по телефону. Я ничего не знаю. Если только это не означает, что они на аукционе распродали целый залежавшийся фонд какого-нибудь кладбища.

Марк Ковет закуривает сигарету:

– Это стало бы известно. Вон сколько шуму подняли вокруг этой одноногой.

– Потому что это курьез. Целый скелет, вероятно, более банален, более обычен.

Он кивает головой и улыбается:

– Нет. Скелеты целые и нецелые по улицам не бегают.

– Предположим. Костенко его в самом деле купил на аукционе?

– У него нашли бумагу, подтверждающую это.

Я пожимаю плечами:

– Оставим эти кости. Они практически ничего не дают. А кроме этого, никаких новостей? Я вижу, что газеты – как ваша, так и другие, – безмолвствуют на этот счет. Это приказ или больше нечего сказать?

– Больше нечего сказать. Конечно, можно было бы продолжать тянуть резину – это азы нашей профессии, но у нас не хватает места. Во всяком случае, от полиции не получено никаких запретов. Это не то дело, которое их волнует. Они не предполагают, что это самоубийство будет иметь какие-нибудь сенсационные последствия. У вас, естественно, другое мнение?

– Я вам повторяю: мне об этом ничего не известно, я продвигаюсь ощупью. Кстати, по поводу тянуть резину: то, что вы писали вчера о "решающем свидетельстве" Костенко после исчезновения генерала Горопова, – это журналистский фокус или это обосновано? Читая вас, я не могу удержаться от мысли, что, несмотря на "решающее свидетельство", это дело так и не было распутано.

– Здесь не обошлось без блефа, – признается Ковет. Он прикуривает новую сигарету от окурка предыдущей: – Я написал это, не проверив моих источников информации, и не счел нужным опровергнуть в сегодняшнем номере. Это не имеет значения, и я еще раз говорю вам: у нас не хватает места. Но я осведомился у полицейских. Настолько, насколько они еще об этом помнят, в 1939 году произошло следующее: Костенко хотел дать показания...

– На том основании, что он был близок к пропавшему?

– Да.

– Но в этом положении он был не один?

– Где там! Именно поэтому и не хватило времени, чтобы его выслушать.

– Ах, так его не заслушали?

– В тот раз нет. До него было много эмигрантов, он стоял в очереди.

– В соответствии со своим рангом?

Почти. Полицейские уже стали уставать. Им надоели русские белые со своими сплетнями за те шесть или семь месяцев, которые длилось следствие, кроме того, именно в этот момент они шли по другому следу, довольно серьезному, который вел к грузовому судну "Мария Ульянова", бросившему якорь в Гавре.

– И который дальше уже не пошел, насколько я при поминаю.

Ковет кивает головой:

– Вы правильно припоминаете.

– Итак, следствие длилось уже более шести месяцев, когда Костенко только объявился? Не скажешь, что он спешил со своим свидетельством, а?

– То есть... а разве я вам не сказал?.. Он уже давал показания вначале, как и все близкие – более или менее близкие – генерала, ничего позитивного, и не было основания ожидать, что во второй раз он даст больше, чем в предыдущий. Он хотел прийти еще раз, без сомнения, потому что успел между тем набрать еще сплетен и не хотел отставать от других.

– Сплетен?

– Парней из Сюрте[6] от них уже тошнило. А ведь они-то привыкли, не так ли? Союз русских был только фасадом. Все эти доблестные осколки империи со своими разногласиями, борьбой фракций, кланов, не забудьте также о заговорах, которые они замышляли и которые вынуждали их не слишком распространяться о некоторых сторонах их деятельности, скорее тормозили, чем помогали работе правосудия. Короче говоря, второе слушание Костенко не состоялось, а затем началась та самая «странная война» и всё, что последовало за ней. Появились другие заботы и предметы для разговоров.

– Итак, Иван Костенко в деле Горопова не был более серьезным свидетелем, чем другие?

– Вот именно. По-видимому, это разочаровывает вас... гм... А что вы ищете, Бурма?

– Ничего.

Он хмурит брови:

– Гм... а я полагал... С вашей манией воображать Бог знает что, стоящее за фактами, может быть, вы хотите связать смерть, тогда это уже не будет самоубийство... связать смерть Костенко с исчезновением генерала Горопова? Конечно, это привлекательная версия, но...

– А вы, журналисты, разве этого не сделали?

– О, мы! Вы же знаете все, что мы смогли написать, я в "Крепю", а мои собратья в других газетах вчера о Горопове...

Он сделал широкий жест рукой:

– Вы же отлично знаете эту кухню! Нет, право! Это дело мне кажется уж очень старым. Оно умерло и похоронено, и если мы его выкопали на один день, то только потому, что представилась возможность повторить без особых затрат старую сенсацию.

– Так я и думал. В самом деле, я знаю вашу кухню. Он давит свой окурок в пепельнице и встряхивает головой:

– И потом, немножко здравого смысла. Воображение – это прекрасно, но все-таки... Если бы Костенко знал что-то о деле Горопова, что могло навлечь на него неприятности, он уже давно их имел бы, вы об этом не думаете? С 1939-го года!

– В ваших словах, безусловно, есть здравый смысл. А если уж говорить о здравом смысле, то у Костенко в последнее время его уже немного оставалось...

– Настоящий псих, – утверждает Ковет, – тип, у которого мозги в паутине, но зато никакого скелета не заперто в кладовке, как говорят англичане. Надеюсь, вы знаете, что они подразумевают под этим выражением: какая-нибудь семейная или иная тайна. Нет, не было никакого скелета, кроме того, который украшал его комнату... О-о! Черт!

– Что такое?

Его водянистые глаза широко раскрылись:

– А тот скелет, часом, не был скелетом Горопова?

Я заражаюсь смехом:

– У кого-то еще есть всякие мании, на которые, как предполагалось, я держу монополию? Нет, старина, уверяю вас, что этот скелет не принадлежит генералу.

– А! Жаль, потому что... Ну да ладно. У меня создалось впечатление, что нас несколько заносит. Во всяком случае, если говорить обо мне, то это несомненно. Может быть, потому что меня мучит жажда.

– Ну что ж... Я встаю со стула:

– Пойдем опрокинем по рюмочке водки.

Марк Ковет встает, щелкает каблуками, выпячивает грудь и говорит, раскатывая "р":

– За Бога, за рр-родину, за цар-ря!

– Ничево, – отвечаю я ему по-русски.

И, подобно казакам из Дикой дивизии, мы напрр-ав-ляемся в бар-р.

* * *

Я обедаю с Марком Коветом, после чего, около пятнадцати часов, отправляюсь в зал аукциона, движимый желанием как можно больше разузнать о скелете, купленном Костенко, допуская, что скелет в его комнате был приобретен на улице Друо. Все это утверждают, это кажется почти доказанным, но у меня возникают сомнения.

Перед большими боковыми дверями отеля "Друо" с улицы Россини стоят грузовики по перевозке мебели. Грузчики, обслуживающие зал аукциона (я точно не знаю, как их называют, но должно же быть какое-то название, как у грузчиков в "Чреве Парижа"), одетые в униформу: черные штаны, большая черная кепка с красным кантом, отвороты которой прикрывают уши, загружают мебель в машины. Самая причудливая рухлядь заполняет тротуар, все эти разношерстные предметы находятся под бдительным присмотром своих новых хозяев, – главным образом, торговцев подержанными вещами, которые послали кого-нибудь за такси. На углу улицы Шоша образовалась живописная пробка из вышеупомянутых такси. Оттуда слышится не слишком громкая перебранка.

Я вхожу в здание. Обратившись к нескольким лицам абсолютно безрезультатно, я, наконец, попадаю на молодого парня с неопределенными обязанностями, но это ничего не значит. Он кажется разбитным, сообразительным, интересующимся всем на свете и знающим еще более того, а эхо самое главное. Кроме того, он болтлив. Я ему рассказываю, что я – журналист и что эта история с русским и скелетом натолкнула меня на мысль написать серию статей о чудесах в отеле "Друо".

– Скелет? Русский? Да-да, конечно! Это тот самый русский, который бросился в шахту лифта в галерее Лафайет, тот, кто купил скелет. Газеты упоминали о нем, не правда ли? Ах, да, правда, вы ведь сами газетчик. Ладно. Значит, все правильно. Он добавляет, что присутствовал на этой распродаже, потому что он тоже хотел купить скелет так, для смеха. Вообще, у него мелькнула эта мысль, а потом прошла. Все задавали себе вопрос, а что этот русский будет делать со скелетом. Но сейчас, в конце концов, все знают: он был с приветом.

– Продажа скелета проходила бурно?

– И да, и нет. Русский все же не был одинок. Вы понимаете, никто, кроме русского, не был достаточно чокнутым, чтобы в самом деле иметь желание отнести эти кости к себе домой, но пара шутников немного поторговалась, а потом отдали эту бабу русскому.

– Это был женский скелет?

– По словам экспертов, да.

– По-моему, с одной ногой?

– Да, с одной.

– А русский непременно хотел получить этот скелет?

– Весьма.

– Он дорого заплатил за него?

Парень погружается в свои воспоминания и извлекает оттуда цифру. Это не превышает сбережений, которые может отложить смазчик лифтов, но это все же не даром. Вывод: Костенко хотел приобрести этот скелет.

– Это обычный товар?

– Товар... Вы хотите сказать... Скелеты?

– Да. Часто их здесь продают?

– Это было впервые.

– Откуда он появился?

– Я не знаю.

– А вы могли бы узнать?

– Безусловно.

– Хорошо. Я зайду через несколько дней.

– Когда вам будет угодно.

Я протягиваю ему руку:

– До свидания и спасибо.

– До свидания, месье.

Я направляюсь к выходу, и в тот момент, когда я прохожу мимо доски, увешанной объявлениями, мне в глаза бросается одно слово – "бриллианты". Я подхожу поближе и читаю: "Если бриллианты имеют "национальность", то это должно быть указано". Тут ничего нет. Но рядом висит еще одно, и это... "Розничная продажа коллекции после кончины месье Оноре Лефора состоится 7 нарта... Партия бриллиантов, среди которых имеются бриллианты русского происхождения, в частности... " Я дальше не читаю и возвращаюсь к своему молодому приятелю:

– Я уже вернулся. Похоже, что вы все знаете, разбираетесь ли вы в бриллиантах?

– Нет. Но я знаю кое-кого, кто в них разбирается. Например, месье Дени. Не знаю, здесь ли он. Я могу пойти посмотреть. Вы меня подождете?

Я его жду. Вскоре он возвращается. Месье Дени здесь. Месье Дени согласен меня принять. Мы идем к месье Дени. Это – человек лет тридцати на вид, приветливый, с ироническим взглядом. После общепринятых приветствий я говорю:

– Я только что прочел на доске объявлений, что не давно здесь была продана партия бриллиантов русского происхождения, принадлежавшая некоему Лефору. Как отличают русский бриллиант от прочих?

Месье Дени улыбается:

– О! В случае с коллекцией Лефора это не представляло трудности. Два великолепных камня из партии описывались, начиная с 1925 года, в специальных изданиях и публикациях.

– Описывались! Так это были краденые камни?

– И да, и нет. Это зависит от политической точки зрения. В 1925 году большевистское правительство начало "сплавлять" драгоценности короны. Это возмутило некоторые круги мирового общественного мнения. Чтобы провалить мероприятие красных, специальные органы опубликовали фотографии и подробные описания драгоценностей несчастного монарха. Тогда некоторые камни подверглись переогранке, и в Париже, как и на других мировых рынках, началась широкая незаконная торговля ими. Месье Лефор был одним из тех ярых коллекционеров, которые ни перед чем не останавливаются, чтобы завладеть редчайшим предметом, единственным в мире, даже в том случае, если ему придется любоваться им тайком. Я не знаю, как он ухитрился это сделать, но ему удалось тогда раздобыть два абсолютно нетронутых камня. Именно их мы продали в тот день.

– В тот день, то есть седьмого марта?

– Да, седьмого марта.

– В тот день, когда в другом зале продавали одноногий женский скелет.

Месье Дени рассмеялся:

– Да. Между собой мы назвали тот день "днем русских". Вы, конечно, знаете, что покупателем скелета был русский?

– Надеюсь, что это не был скелет царицы. Тот был бы полным.

Он перестает смеяться:

– Это шутка сомнительного вкуса, – говорит он, поджав губы.

– И непочтительная. Извините меня. Могу ли я вас спросить, не знаете ли вы ювелира по фамилии Розенталь?

– Я знаю таких четыре с половиной. Как видно, он тоже охотник пошутить.

– Четверо, которых зовут Розенталь, и один, которого зовут только Розен.

– Может быть, это тот, с которым и я знаком. Улица Папийон, не так ли?

– Да.

– Обладает ли он качествами эксперта?

– Неоспоримыми. К тому же, есть книги, как я вам уже говорил. Это очень помогает. Но независимо от документов, Розен обладает подлинными качествами эксперта, и он мог бы претендовать на положение, отличающееся от того, какое он занимает, если бы он был более щепетильным.

– А он не таков?

– Не очень. И потом... преступление не окупается.

– Еще бы!

* * *

От улицы Друо до улицы Папийон недалеко. Я быстро добираюсь до жалкой берлоги Абрама Розена. Но месье Розена нет дома. Он пошел покончить жизнь самоубийством, сдаться в полицию или напасть на какого-нибудь собрата. Я несколько разочарован, но потом успокаиваюсь. Я уже располагаю почти всеми ответами на вопросы, которые я хотел задать старому бандиту.

Однако остается еще немало темных пятен. Мне необходимо поразмыслить, если возможно вслух и в присутствии партнера, который вставлял бы замечания в мои рассуждения. Элен, которую я сегодня несколько забросил, превосходно выполнит эту роль. Она её уже играла неоднократно. Из телефонной кабинки в бистро я звоню в свою контору на улице Пти-Шамп. Да, я забросил Элен. И даже слишком. Она, наверное, сердится на меня, и телефон долго звонит там, в пустой конторе. Она тоже пошла проветриться. Ну, что ж, пусть, я буду размышлять один, молча, а так как мне не хочется возвращаться к себе в контору, я остаюсь в бистро. Устраиваюсь в спокойном уголке, заказываю выпивку на двоих, словно жду кого-нибудь, раскуриваю свою трубку и начинаю шевелить мозгами.

Часы бистро показывают восемь вечера, когда я кончаю выстраивать свою теорию. Это всего лишь теория, и я немало напридумывал, чтобы заткнуть некоторые дыры... (Заткнуть некоторые дыры! Какое счастье, что есть удачное выражение!) Похоже, что это годится. Маленькая проверочка, и всё сойдется. Нет, нужна основательная проверка. Я звоню по телефону в "Крепюскюль":

– Алло, Марк Ковет? Это Нестор Бурма.

– О, наконец-то! Где вы? Сто лет, как я стараюсь вас изловить.

– Великие умы всегда найдут друг друга. Есть что-нибудь новенькое?

– Да. Телеграмма из Агентства новостей. И потом, есть фотография скелета.

– Именно по этому поводу я и хотел вас повидать. Вы не можете сделать отпечаток лучше, чем тот, который вы мне показывали?

– Это уже сделано. И, в конце концов, я не так уж и ошибался сегодня утром. Это ведь скелет Горопова, не так ли?

– И да, и нет.

– До скорого.

До предела возбужденный Марк Ковет встречает меня криком:

– Господи Боже мой! Нестор Бурма! Пластинка, да? Ведь она должна была нам броситься в глаза!

– Успокойтесь. Я же вам сказал, что это был скелет не Горопова.

– А чей же тогда? Ну мне все равно, я буду писать об этом статью.

– Потерпите немного, от этого ваша статья будет только лучше. Вы говорили мне о сообщении Агентства новостей?

– Вот оно. Я читаю:

"Бывший полковник царской армии Кирилл Лопухин – в настоящее время ночной сторож предприятия Крезо – вчера явился в комиссариат полиции нашего города. Узнав о смерти Ивана Костенко, который служил под его командованием, а также и генерала Горопова, он счел нужным сообщить, что в тот же день получил письмо от своего бывшего подчиненного. В этом письме Костенко писал полковнику, что он хотел бы его встретить, поскольку имеет серьезные сведения, относящиеся к исчезновению генерала Горопова в 1939 году. Полковник Лопухин, еще крепкий, обладающий вполне нормальной психикой старик, заявил, что он посчитал своим долгом перед страной, предоставлявшей ему убежище вот уже в течение тридцати лет, сообщить о получении этого письма полиции, но лично он не придает никакого значения его содержанию. Костенко, которого Лопухин хорошо знал, был глубоко травмирован исчезновением своего начальника и одержим мыслью, что кое-что знает об этом трагическом деле. "Костенко был верным псом, – сказал полковник, – на почве этой верности повредился рассудком, и я не удивляюсь, что он покончил с собой, хотя в его несвязном письме не было намека на его роковое решение".

– Вот так, – говорит Ковет, – все газеты получили эту депешу, и везде, кроме "Крепю", она пойдет в корзину. В самом деле, что она нам дает? Дает то, о чем мы уже догадывались. Что Костенко был не в себе от исчезновения своего шефа и что он был достаточно тронутым, чтобы себя уничтожить. И это глас "еще крепкого, обладающего вполне нормальной психикой старика", который подтверждает нам это. Чертова трухлявая развалина! Костенко не был чокнутым и в самом деле обнаружил что-то новое, касающееся исчезновения Горопова. Это ваше мнение, не правда ли, Бурма?

– Это и мое мнение. Фото у вас?

Он протягивает мне целую пачку снимков. Дает мне лупу. Я изучаю снимок скелета:

– Да, – говорю я, – это должна быть она. "Хромой герой" получил пулю в ногу, которая разбила ему бедренную кость. Сегодня утром я принял это пятно за результат плохого качества позитива, но на самом деле это, безусловно, серебряная пластинка из тех, которые употребляются в хирургии для соединения раздроблен ной кости. Это бедренная кость Горопова.

– Только бедренная кость? А остальное?

– Остов незнакомки, которая, возможно, была прекрасна как Элен, троянская Елена, а также другая, Брижит Бардо и Лоллобриджида, вместе взятые; безымянный скелет, который Костенко купил на аукционе с довольно безумной целью (он все-таки был немного тронутый, не надо спорить с этим), для своего рода возврата в прошлое, почувствовать себя опять студентом-медиком с блестящим будущим... будущим смазчика лифтов.

– Но, черт возьми! Бедренная кость! Бедренная кость Горопова!

– Была где-то найдена и пристроена к скелету в ожидании дальнейших событий. Например, полковник Лопухин мог ответить на письмо. Безусловно, эта покупка скелета была как бы знамением судьбы. С этого момента Костенко только о костях и думал, а в конце концов поломал свои.

– Была где-то найдена?

– Да.

– Где, Бурма? Где? Великий Боже, ведь вы знаете больше, чем говорите, да?

Я вздыхаю:

– Да, немного больше... И я не знаю, что делать. В этой заварушке у меня нет никакого интереса. А обеспечить работу для палача – это не для меня... нет, старина, извините меня, но я ничего вам не расскажу из того, что знаю. Дадим поработать судьбе. Тем временем, быть может, вы станете её инструментом. Ничево. Имея на руках письмо, о котором говорит Лопухин, и бедренную кость Горопова, вы располагаете уже всеми элементами для написания сенсационной статьи, не так ли?

– Конечно.

– Я здесь ни при чем. Я не прошу вас писать вашу Статью, как не прошу вас отложить её. Делайте, как хотите.

– Я напишу её.

– Ничево.

Я выхожу из кабинета Марка Ковета в тот момент, когда звонит телефон. Не успев дойти до лестницы, я слышу голос журналиста, который кричит мне вслед:

– Это Элен. До вашего прихода она уже звонила, но со всей этой историей я забыл вам об этом сказать.

Я возвращаюсь и беру трубку:

– Алло.

– Наконец-то! – говорит Элен. – Я в конторе. Вы идете? Я... ладно, сейчас я вам все объясню. Не знаю, что и делать.

– Мы это решим вдвоем. До скорого.

* * *

– Соня Перовская в этот момент делает большую глупость, – говорит Элен.

– Одной больше, одной меньше...

– Не будьте бессердечным. Не знаю, жалость это или что иное, но я прониклась к ней симпатией, а она... делает глупость.

– Глупость какого рода?

– Она собирается признаться Наташе, что это она украла у нее бриллиант. Это приводит меня в бешенство. Женщина, которой нечего больше опасаться своего шантажиста, находит еще что-то, чтобы мучиться. Это невообразимо.

– Чисто славянская черта. Вкус к несчастью. Как вы узнали об этом идиотском проекте?

– Она позвонила мне к вечеру. Я только что вернулась.

– Вы ходили к своему любовнику?

– Перестаньте. У меня нет желания смеяться.

– У меня тоже. Продолжайте.

– Она хотела попросить у меня совета. Вот: по-видимому, Наташа заметила, наконец, что среди ее драгоценностей не хватает одного бриллианта, и она обвиняет в этом старую кухарку Ольгу. Поэтому Соня собирается во всем признаться своей компаньонше. И пусть я покажусь дрянью, но я посоветовала ей ничего этого не делать... только почувствовала, что её решение более или менее принято твердо. Какая дура! Позвонить мне и попросить совета с явным намерением сделать по-своему.

– Это – судьба.

– Она довольно резко бросила трубку, и какой-то момент я оставалась в недоумении. Потом, прийдя в себя, отправилась в магазин на бульваре Османн. Главная продавщица закрывала решетку. Она была в магазине одна. Наташа и Соня уже уехали в свою виллу в Со.

Я встаю:

– Поехали тоже туда.

– В Со?

– Да.

– Но как мы объясним...

– Как подскажет судьба. Теперь уже командую не я.

* * *

Я останавливаю машину перед домом № 21 по бульвару Жан Буре, наверняка перекрыв все рекорды скорости. Спускается ночь, и среди великолепных деревьев, которые создают такой лесной фон дому в нормандском стиле, птицы пускают свои последние трели, прежде чем погрузиться в сон. Я дергаю за колокольчик и одновременно с этим толкаю калитку. Она не заперта. Мы проходим через нее и идем по посыпанной гравием аллее. На крыльце появляется черный силуэт.

– Наташа, – сообщает мне Элен.

Наше появление, мягко говоря, не вызывает энтузиазма у хозяйки дома.

– Добрый вечер, мадам, – говорит Элен. – Разрешите представить вам одного из моих друзей, который...

– Добрый вечер, – сухо прерывает её Наташа. Она поворачивается ко мне: – Пожа...

Я прерываю ее в свою очередь:

– Мне необходимо увидеть Соню Перовскую.

– Соню...

– Да...

Я её отстраняю и прохожу в вестибюль. Она сердито следует за мной.

– Где Соня Перовская?

– В своей комнате... да, я полагаю.

Наташа оглядывает меня с высокомерной наглостью. Её властные черты еще больше твердеют. Она презрительно смотрит на меня, поджав губы. Я тоже не говорю ни слова. И вот в этой-то враждебной и натянутой тишине, чуть нарушаемой затихающим далеким пением птиц, и грянул выстрел.

* * *

Соня Перовская лежит посреди своей комнаты, на стене висит икона. Она не промазала. Она размозжила себе голову, выстрелив из крупнокалиберного пистолета военного образца, который она все еще сжимает в руке. И оставила письмо, которое лежит рядом с ней на скамеечке:

"Я никого не обвиняю в своей смерти. Чувствуя полное сознание моего ничтожества, я покидаю жизнь, которая давно уже мне в тягость. Я злоупотребила доверием моей благодетельницы. Я всегда была бесчестной женщиной. Да сжалится Господь Бог над моей душой".

Рядом с письмом – две розовые рекламки... "Таверна Брюло"... самые изысканные женщины...

Я оборачиваюсь к Наташе:

– Вы знали, что...

– Нет, я ничего не знала, – говорит она, часто хлопая ресницами. – Но это была неуравновешенная женщина. И у нас был спор... ссора...

– По какому поводу?

– Я прекрасно могла бы не отвечать вам. Прежде всего потому, что я вас не знаю, и, во-вторых, потому что это вас не касается. Но поскольку сама бедняжка Соня признается в письме, которое вы только что прочли, что она обокрала меня, а независимо от этого, хоть и в давние времена, она занималась самым гнусным и самым бесчестным ремеслом. Когда она призналась мне в своих кражах, понятно, что я была недовольна и не очень нежно обошлась с ней... но я не могла бы подумать...

Она достает платок и прикладывает его к глазам, Вполне возможно, что сейчас она ударится в слезы. Все возможно.

– Вы могли бы помешать ей, – глухо говорю я.

– Помешать ей? Но как? Разве я могла предвидеть...

Она пожимает плечами, подходит к скамеечке. Словно машинально, она перебирает розовые карточки и смотрит на меня:

– Что... что мы будем... мы их оставим тут? Я вырываю их у нее из рук и кладу в карман:

– Я уничтожу их. Элен пошла предупредить полицейских. Они вот-вот появятся. Им незачем знать все. Соня Перовская покончила с собой потому, что, обманув и обокрав вас, а кроме того, учтите, что она несколько тронулась – что поделаешь, славянская душа! – у неё не было иного выхода. Им не обязательно знать, что она была шлюхой. Никому не надо об этом знать. На это ни у кого нет права. Понятно?

– Как хотите. Я... Это – ужасно.

– Тем более ужасно, что вы могли этому помешать.

– Я вас уверяю...

– Вы должны были это сделать, – ору я. – Да, черт возьми, вы должны были этому помешать!

Не знаю, понимает ли она.

XV

На следующий день, около одиннадцати часов, тщательно выбритый, с чисто вычищенными зубами, сунув в рот трубку, чтобы отбить запах зубной пасты, я направляюсь вместе с Элен к магазину Наташи: белье, бюстгальтеры и всевозможные эластичные пояса. В тот момент, когда мы пересекаем перекресток улиц Ришелье – Друо, Элен испытывает что-то вроде головокружения. Но она преодолевает его очень быстро и поднимает на меня свои прелестные доверчивые глаза. Я ободряюще улыбаюсь ей, и, когда мы предстаем перед Наташей, мы смахиваем на молодоженов. Лицо русской по-прежнему властное и жесткое, но осунувшееся. По-видимому, она провела не очень хорошую ночь.

– Я хотел бы поговорить с вами наедине, – говорю я. – Это возможно?

– Конечно, – отвечает она, хотя и несколько удивленно.

Мы поднимаемся на второй этаж в гостиную, вдали от нескромных ушей. Устраиваемся в мягких креслах.

– Вот что привело меня к вам, – говорю я. – Я не хо тел говорить вам об этом вчера вечером по нескольким причинам. Во-первых, вы были потрясены. Во-вторых, эти полицейские долго возились с формальностями, и все время кто-нибудь из них крутился возле нас. В-третьих, я не люблю держать речи в деревне. Меня вдохновляет только Париж. В-четвертых, – чуть было не забыл – на меня оказывают впечатление большие деревья. Кто знает, я, может быть, умру повешенным. Не знаю. Короче, я пред почел подождать сегодняшнего утра.

Вдова полковника Спиридовича ёрзает в своем кресле, поглядывает на часы, но ничего не говорит. Я продолжаю:

– Я пришел попросить у вас маленький подарок для этой очаровательной дамы, которая меня сопровождает. Она обожает бриллианты, а я не имею средств удовлетворить ее желание. Я подумал, что вы мне не откажете.

Она вздрагивает:

– Как так?

– Вы меня слышали. Нет необходимости повторять.

– В качестве кого вы у меня об этом просите?

– Ни в каком качестве.

– По крайней мере, вы откровенны.

– Вот в этом вы ошибаетесь, но это неважно.

– Может быть, вы хотели бы также, чтобы вместе с бриллиантом или с какой-либо другой драгоценностью я подарила этой молодой особе весь набор белья – самого шикарного, конечно, какое только тут есть?

– Нет, мадам. Если бы Элен захотелось иметь эластичный пояс, бюстгальтер, кружевные трусики или еще что там, она купила бы это за свои деньги. Нас бы замучили угрызения совести бесплатно пользоваться этими изделиями, так как они не были украдены. Но дело обстоит иначе с драгоценностями или бриллиантами, которыми вы располагаете.

– То есть как это?

– Бриллианты, которые вы храните, краденые. Что вам стоит дать мне один или два из них?

– Я…месье... право...

Она пытается улыбнуться. Пустой номер.

– Это шутка... я... не понимаю.

– Сейчас я вам объясню. Сокровища русской императорской короны не попали полностью в руки Советов. Часть их могла быть спасена людьми, впоследствии оказавшимися в эмиграции. Кроме главарей, и не всех к тому же, в курсе этого дела было очень немного людей. Эти драгоценности короны являлись одновременно реликвиями и возможной военной казной для военных действий, также возможных. Генерал Горопов, если говорить только о нем, никогда не делал тайны из своего желания возвратиться на родину. А между тем экспедиция такого рода стоит дорого... унизительно было бы, даже для такого благородного и святого дела, получать деньги от заграницы. Таким образом, сокровища Романовых могли оказаться когда-нибудь очень полезными, если их добавить к менее чистым деньгам. Хранителем этого сокровища был один из руководителей эмиграции: полковник Спиридович, то есть ваш муж, мадам. Точно?

– Продолжайте, – бросает она мне.

– Годы идут, а священная война не состоялась. Мало-помалу умирают некоторые офицеры, знавшие тайну существования этих драгоценностей короны, и...

– Довольно, – вопит русская. – Вы что, инсинуируете, что мой муж...

– Нет, мадам. Я ничего не инсинуирую. Все эти люди были уже немолоды, когда Ленин и Троцкий взяли власть. Изгнание для них было тяжелым испытанием. Они умерли естественной смертью. К тому же это были свидетели, которые исчезали и которые не стали бы протестовать, если бы...

– Если бы?..

– Если бы, поддавшись соблазну, полковник Спиридович в один прекрасный день решил завладеть сокровищем, которое было отдано ему на хранение, сокровищем своего царя. И, по-видимому, такой день наступил, ибо тот бриллиант, который украла у вас Соня, чтобы заплатить своему шантажисту, был опознан как часть этого сокровища.

– У вас есть доказательства?

– О, мадам! Наилучшее доказательство вы приведете сами, если понадобится. Так как я предполагаю, что, если я обнародую свои обвинения, вы не откажетесь отдать на экспертизу те драгоценности, которые вы еще храните, не правда ли? А потому не будем говорить о доказательствах, и поверьте моим утверждениям.

– А тот бриллиант... кем был опознан?

– Одним евреем с улицы Папийон. Я добрый малый. Я сейчас расскажу вам всю историю. Соня крадет у вас бриллиант и отдает его шантажисту китайцу. Китаец несет бриллиант некоему Гольди, чтобы узнать, сколько он стоит. Гольди, который связан с Розеном, евреем, о котором я говорил, рассматривает бриллиант. Они вдвоем опознают его, не по огранке, размерам или там еще по каким-то признакам, но просто-напросто потому, что его описание имеется в специальном издании. В то время, когда красные взялись "сплавлять" драгоценности короны, было составлено и распространено описание всех драгоценностей, как тех, которые оказались в руках Советов, так и тех, что ушли от них. Это было сделано для того, чтобы помешать красным. Тогда красные подвергли вторичной огранке ценности из своей добычи. Но та часть сокровища, которая хранилась у белых, осталась, конечно, нетронутой. Таким образом, Розен, к которому Гольди обратился за советом, поискал в своих архивах и обнаружил описание и фотографию бриллианта, отданного на экспертизу китайцем. Это был бриллиант из царских сокровищ. Китаец забирает обратно камень, а Гольди и Розен начинают размышлять, каждый у себя. Гольди, я не знаю, с какой целью... (быть может, шантаж, так как к нему легко было приступить, либо просто из желания извлечь пользу из посредничества между хранителями бриллиантов такого рода и богатыми коллекционерами) старается узнать, у какого лица русской национальности получил китаец свой камень. Почему он думает, что это лицо – русский? Может быть, потому что до него дошли слухи (всякая тайна в конце концов выходит наружу), что русские эмигранты владеют частью сокровища. Затем все это плохо оборачивается для него, так как Розен, после размышлений и не зная, что китаец, о существовании которого он даже не подозревает, уже забрал свою драгоценность, наносит этому Гольди визит, который заканчивается дракой и внезапной смертью последнего. Но это уже другая история, которая вас не касается. А теперь вернемся к вам. Вы ведь не можете больше ничего отрицать, надеюсь?

Она ничего не отвечает. Она, правда, немного не в своей тарелке, но не сдается.

Я продолжаю:

– Вы изменили делу белой эмиграции, сохранив для себя состояние, которое принадлежало ей. Что подумают белые русские – не все же они умерли, – если я им все это расскажу?

Она медленно произносит:

– И за то, чтобы не рассказывать им все это, вы хотите получить для этой молодой особы маленький подарочек?

– Вот именно.

– Иначе говоря, это – шантаж?

– Это дело началось с шантажа, я почувствовал, что это заразительно, и подключился к общему движению.

Она глубоко вздыхает. От такого вздоха может лопнуть бюстгальтер.

– Мадемуазель сама выберет бриллиант, который ей понравится. Но я бы хотела, чтобы вы поняли, месье. О! Я не собираюсь изображать невинность. Мы были виновны. А теперь я одна должна нести этот груз. Но надо же попытаться понять и нас. Пока мой муж верил в возможность вооруженной интервенции против красных, он был верен нашему делу. Мы были бедны, но мы боролись, и у нас была вера...

Она ломает себе руки, её лицо перекошено.

– Горячая вера. А потом вдруг... случилось большое несчастье. Душа заговора генерал Горопов, тот, без которого ничего не было возможно, исчезает, по всей видимости, похищенный ЧК, переименованной в ГПУ. Какая пропасть, месье. Такая благородная и могучая личность... генерал Горопов... После исчезновения генерала Горопова провалились все надежды, незачем больше призывать к интервенции, никогда больше не будет святой победы... Ночь окончательно опустилась на Россию... Тогда мы со Спиридовичем... мы были слабы... мы изменили нашим братьям... С тех пор, как нашего вождя не стало с нами, мы одни знали о тайне сокровища, и мы не устояли перед искушением...

Я достаю носовой платок, сую его себе под нос и с силой машу левой рукой в сторону Наташи:

– О! Прошу вас! Прекратите! Прекратите! А то вы заставите меня заплакать.

Она смотрит на меня, рассерженная и в то же время обеспокоенная. Скорее обеспокоенная. Но у нее все же хватает нахальства изречь в лучших традициях великого века, не знаю уж русского или французского, да это и неважно:

– Что такое, месье? Вы насмехаетесь?

– Я не насмехаюсь, – отвечаю я. – Но я думаю о генерале Горопове. Я не могу думать о нем без горечи. Генерал Горопов... Эта благородная фигура... Это – душа заговора, не правда ли, мадам? Заговора, интервенции, эмиграции. Это был вождь, без которого ничто не было возможно... Вождь, не так ли, мадам? Вы сказали это. Вы это повторили бы?

– Я не понимаю...

– Был он вождь, да или нет?

– Да.

– Тогда, дорогая мадам, если он был вождем, главой, черт побери! А он им был. Тогда он хранил сокровища царя, а не полковник Спиридович, и если впоследствии эти сокровища оказались у вас и у вашего мужа, то только потому, что вы их отобрали у Горопова, который, видимо, таскал их в своем портфеле в тот день, когда он отправился на то самое таинственное свидание, с которого он так никогда и не вернулся.

Она подскакивает:

– Мерзавец!

Я встаю и резко усаживаю ее на место. Стоя перед ней, я продолжаю:

– Замолчите. В 1939 году вы уже жили в Со. Сейчас этот дом вам, возможно, принадлежит, но тогда вы, наверно, снимали его. Но это неважно, сад все тот же. Вы заманили генерала в Со и убили его там. Вы его ограбили и зарыли на месте. Когда Элен в вашей машине воскликнула, что в Со похоронена известная личность, вы тотчас же подумали о вашем персональном кладбище, а не о коммунальном, и от волнения чуть не въехали на тротуар. Вы, наверно, задали себе вопрос: "Кто она такая? Что это за проныра? ". К счастью, Элен ни о чем дурном не думала и хотела лишь показать свою парижскую эрудицию, успокоила вас, вспомнив о Валентине Дезоссе, действительно похороненном в Со под своим подлинным именем Реноден. Без этого вы, может быть, обошлись бы с ней, как и с прочими...

– Вы лжете, – вопит она в ответ. – Вы не знаете, что и выдумать, чтобы... чтобы...

Она замолкает, потом умоляюще продолжает:

– Оставьте меня... я отдам вам все бриллианты, которые у меня остались, но оставьте меня...

– Нет, я не оставлю вас...

Я наклоняюсь над ней. Она обливается потом. Пот течет из всех пор на лице, размывая макияж. За десять минут она постарела на десять лет. Она потеет от страха, и запах её страха доходит до моих ноздрей.

– Нет уж, вы проглотите все, что я скажу, до конца. И знали бы вы, как мне наплевать на Горопова, на Костенко, на царя и на все прочее. Если бы вы только это знали, Наташа Спиридович... Ладно... Итак, вот, как все началось. Я говорю о начале вашего конца. В тот день, когда Костенко, который прежде, видимо, знал, что со держалось в портфеле Горопова, купил на аукционе одноногий скелет, чтобы вспомнить о своей студенческой молодости, он обратил внимание на продажу драгоценностей, среди которых значились один или несколько камней, которые не должны были там находиться. Это были те редкости одного ярого коллекционера, которые после его кончины распродавались на аукционе. Маленькая справка: чтобы основать этот магазин (который стал вашим алиби), жить и т. д., вы продали часть сокровища, которое вы присвоили не для того, чтобы только любоваться им. Вы обратились, в основном, к тем маньякам, которых ничуть не беспокоит происхождение тех предметов, которые они покупают, лишь бы они были редкостны ми. Эти люди хорошо платят и не обнародуют свои покупки. Так вот, с папашей Лефором вам не повезло, потому что он умер. Никто не знал, что он обладал одним или несколькими бриллиантами из сокровищ короны, но вот он сыграл в ящик. Его наследники распродают все его барахло. Я не знаю, каким путем добрался Костенко от Лефора до вас, но он до вас добрался. И заподозрил, что Горопов может быть похоронен у вас в парке. Он приходит к вам, плачется о своих несчастьях (что было неправдой: он берет отпуск, чтобы проникнуть к вам в дом и свободно пошарить повсюду), и вы нанимаете его без всяких опасений, так как даже если вы и были с ним знакомы, то не знаете, что он, будучи подчиненным офицером, был в курсе тайны Горопова. Короче говоря, Костенко шарит повсюду и однажды в бурную грозовую ночь он находит то, что искал: захоронение генерала. Почти сразу он уходит от вас, унеся с собой характерную бедренную кость. Он выполнил одну задачу, но ему остается выполнить другую. (К тому же он должен был возобновить свою работу в универмаге, так как его отпуск кончался.) Вместо того, чтобы пойти и объявить о своей находке полицейским, он письмом обращается с просьбой об аудиенции к своему как бы вышестоящему начальнику, полковнику Лопухину, маразматику, каким тот и был всегда и кого никто никогда ни о чем не ставил в известность. Он ждет ответа, прикрепив "героическую бедренную кость" к скелету, у которого как раз не хватало одной. Но вскоре вы заметили либо исчезновение, то есть кражу бриллианта, либо земляные работы. Ваши подозрения тут же падают на Костенко. Заметив, что он действительно слишком много знает на ваш счет, вы убираете его, столкнув в шахту лифта. Я бы не удивился, узнав, что в день этой драмы вам пришлось по делам вашего магазина отправиться в галерею Лафайет. А это нетрудно проверить.

Я жду, что она что-нибудь скажет. Она молчит. Тогда я продолжаю:

– Я не думаю, что вы ходили к Костенко домой на улицу Жубер той ночью, когда я сам там был, и забрали там бедренную кость Горопова. Снабженная серебряной пластинкой, она, если еще не привлекла внимание полицейских, поскольку сам скелет был скорее предметом шуток, в конце концов привлекла бы их. Итак. С самого начала теория о самоубийстве была принята в силу "странностей" Костенко; кость исчезла (был, правда, риск, что станут интересоваться, почему она исчезла, но это менее опасно, чем если бы её опознали), у бедняги – никаких следов бриллианта, который мог бы привести к вам. Ладно. Хорошо. Очень хорошо. Отлично. Вы можете вздохнуть свободно. Но вы задаете себе вопрос: "Кто же мог украсть этот бриллиант, поскольку, видимо, это не Костенко? ". И по традиции вы обвиняете другое лицо, из числа прислуги – Ольгу. Теперь послушайте меня... Соня, возможно, была прежде шлюхой, может быть, воровкой, но ей была невыносима мысль о том, чтобы переложить на кого-то другого свою вину. Она хочет повиниться в своих делах, колеблется, потом сообщает о своем проекте Элен. Вы перехватываете её телефонный разговор... Да, я думаю, что вы были в этом универмаге в тот день, когда Костенко упал в шахту лифта. И были вы там не только для того, чтобы спихнуть Ивана – вероятно, вы всего лишь воспользовались случаем, – но и по профессиональным мотивам. А Соня знала об этом... вы же знали, что Соня знает... и она могла когда-нибудь сопоставить эти два факта. Тогда... Вы наорали на нее – у вас ведь был прекрасный предлог: она вас обокрала, она вас обманула – вы её терзаете и... Вот чего вы не должны были делать. Я вам сказал об этом вчера. И повторяю сегодня. Вы не должны были толкать её на самоубийство.

Она приподымается в кресле, потом снова падает в него, жалобно вскрикнув. Потом, захлебываясь несвязными звуками, прячет лицо, извивается, как змея, и отчаянно рыдает.

– Господи Боже! Покончим с этим, – говорит потрясенная Элен.

Она наклоняется над русской, желая подбодрить её.

– Грязная шлюха! – вопит Наташа.

Я смеюсь, потому что, право, Элен не везет с русскими. И та, и другая поносят ее одинаково. Но, смеясь, хоть и невесело, я ныряю вперед, хватаю мою красотку за бедра, с риском порвать ей чулки, и мы катимся в угол гостиной в то время, как пистолет, который Наташа вытащила неизвестно откуда, выплевывает пулю за пулей в стену над нашими головами.

Падая, я ударился головой и, словно сквозь туман, вижу Флоримона Фару и двух его помощников, которые хватают и обезоруживают эту дрянную бабу. Я поднимаюсь на ноги.

– Ну что, комиссар, все в порядке?

Он отвечает:

– На все сто. Мы все слышали. Ничего себе сеансик. Но надо будет, чтобы она подтвердила кое-какие моменты в вашем рассказе, который был, если я не ошибаюсь, простым логическим построением.

– А если она и не подтвердит, то останутся, по крайней мере, две вещи, чтобы её уличить: то, что осталось от сокровища её августейшего повелителя, и могила в саду. Не думаю, чтобы этого оказалось недостаточным.

– Этого хватит, – произносит Фару с непристойным смехом.

Я приближаюсь к Наташе:

– Русская императорская корона, – говорю я дрожащим голосом, – корона, Горопов, Костенко, Гольди, Розен и прочее, мне на всё это было наплевать, как раньше, так и теперь. Я не участвовал во всём этом, у меня не было здесь клиента, которого я должен был защищать, я не был обязан идти против кого бы то ни было, чтобы защищать кого-нибудь. Я был вне игры... И я не поставщик материала для центральной тюрьмы или для гильотины. Вы могли бы спокойно переваривать ваши преступления, может быть, я дал бы вам возможность для этого, но вам надо было избежать одной вещи... а вы её не избе жали... Вы не должны были толкать Соню на самоубийство... С того момента командовал уже не я.

Она глядит на меня пристально. Потом пожимает плечами:

– Ничево, – говорит она.

И я поражен кротостью ее голоса.

Париж, 1957

Примечания

1

Здесь и дальше речь идет о старых франках – Примеч переводчика.

2

Очаровательные девушки (англ.).

3

Закон, запретивший сутенерство.

4

Мадам Эльвира Прантис – хорошо известная героиня детективных романов моего собрата по перу Морис-Бернара Андреба – Примеч автора.

5

Французское выражение, означающее бесполезный и слишком кропотливый труд – Примеч. переводчика.

6

Французская служба госбезопасности. – Примеч. переводчика.


home | my bookshelf | | Тайны одного Парижского бульвара |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу