Book: Калифорнийцы



Луис Ламур

Калифорнийцы

Моему очень хорошему другу, Маури Грашину

Глава 1

Эйлин Малкерин остановилась у порога своего дома на ранчо в горах Малибу и устремила взгляд на извилистую тропу, убегавшую вдаль среди поросших кустарником холмов, усеянных огромными валунами и глыбами песчаника, туда, где почти у самого горизонта виднелась синяя полоска моря.

Вдоль фасада ее небольшого из необожженного кирпича домика под пологой крышей тянулась длинная веранда, на которую от угла до угла выходили дверь и два окна, сохранившие все признаки того, что в свое время предпринимались попытки сделать их побольше, чем задумывалось изначально. Два больших котла с водой, которая всегда оставалась холодной благодаря ветрам и постоянной тени на веранде, висели на цепях, прикрепленных к балкам. Ковшик, сделанный из тыквы, пристроился возле них на стене.

Слева, примерно в полутора сотнях футов от хозяйского дома, размещался загон, обнесенный забором из жердей. Рядом с ним — хлев под односкатной крышей и поилка для скота — деревянный желоб, сколоченный из неструганных досок.

В тенистом дворике перед домом росли две сикоморы, одна из них старая и раскидистая. У крыльца и чуть поодаль тянулись к солнцу несколько тополей. За домом поднималась дубовая рощица.

Мать двоих взрослых сыновей, Эйлин Малкерин выглядела очень молодо для своих лет, и незнакомец мог бы запросто принять эту поразительно красивую женщину за их сестру. Она была рождена ирландкой, и оставалась ею даже здесь, в Калифорнии.

— Ну что, Майкл, они уже едут? — спросила Эйлин сына.

— Еще нет.

— Скоро появятся, можешь не сомневаться. Зеке Вустон с нетерпением дожидался этого дня, с тех самых пор, когда твой отец прошелся по нему кнутом за то, что он ударил его лошадь.

— Зеке хитер… и опасен.

— Знаю. Но больше всего меня поразила записка Вальдеса. Я с самого начала подозревала, что сделка с ним принесет одни неприятности…

— Не вини Вальдеса. Он ведь не знал Вустона так, как мы, а времена настали тяжелые, ему понадобились деньги.

— Я его ни виню. Он неплохой человек, но наивный, привык видеть в людях только хорошее, слишком верит в мирскую добродетель.

Они стояли рядом в лучах полуденного солнца, глядя на дорогу. Эйлин Малкерин и ее сын Майкл, одетый в коричневую монашескую рясу.

— Жаль, что с нами сейчас нет Шона, — вздохнула она.

— И мне тоже.

— Он весь в отца, — продолжала она. — Ты, конечно, тоже на него похож. Но Шон взял бы на себя то, что для тебя, священнослужителя, может оказаться занятием неподобающим.

Он покачал головой.

— Уж не подумываешь ли ты случайно прибегнуть к оружию? Ни к чему хорошему это не приведет. Закон на их стороне.

— Шон обязательно придумал бы что-нибудь.

— Что тут еще придумаешь? Мы с Уином Стэндишем оба , ломали голову, но если у тебя нет денег…

— У меня их нет.

— Тогда они заберут ранчо. Давай прикинем, как быть дальше, куда тебе отправиться.

— Это мой дом. Ранчо пожаловано твоему отцу самим presidentу note 1 за службу в мексиканской армии. Я не позволю его у нас отобрать.

— Господи, тот президент уже умер. И я очень сомневаюсь, что нынешний вообще знает о нашем существовании. Мы с Уином написали ему, но ответа так и не пришло.

— А уж губернатор… Мичелторена на их стороне, он не за нас. Вот если бы Альварадо…

— Но он же никто!

— Согласна. Его отстранили от дел.

— Вустон на нас не остановится. Он слишком жаден. Ему захочется прибрать к рукам и другие участки вдоль побережья.

— А ты, случайно, не знаешь, зачем ему так понадобилась наша земля?

— Так он же контрабандист. Ему нужна Райская бухта, чтобы под покровом ночи вершить там свои неблаговидные делишки.

— Вряд ли дело только в этом. Он наверняка слышал истории о золоте.

Майкл взглянул на мать:

— Слушай, если это золото на самом деле существует, то почему же мы тогда сидим без гроша?

Она развела руками:

— О том месте знал только твой отец. Но он умер, так и не успев никому ничего рассказать.

— Но может, как-то в разговоре он намекнул, где оно находится?

— Нет… ничего не говорил. Уезжал из дому на несколько дней и пропадал где-то в пустыне. Мне так кажется. Никогда не повторял свой маршрут… каждый раз выбирал новую дорогу. Точно знаю одно — место, откуда он всегда приезжал с золотом, находится к северу отсюда. Я говорю «всегда», но вообще-то за все время он возвращался с сокровищем только дважды.

— Тогда куда же он так часто ездил?

— Он путешествовал. Твой отец двадцать с лишним лет отслужил в мексиканской армии. Благодаря большим способностям к языкам мог запросто объясниться почти с любым индейцем. У него повсюду были друзья.

Ты же сам знаешь, калифорнийцы в основном предпочитают не покидать пределов своих миссий или поселений. Они привыкли к жизни в обществе и не способны на какое-либо безрассудство. Но Хайме другой. Он любил эти горы и пустыни и мог на несколько дней исчезнуть из дому и отправиться в дальний путь лишь ради того, чтобы побывать в каком-нибудь еще не известном ему каньоне или же проехать по обнаруженной им в глуши древней тропе. Это так, мы часто отправлялись туда вместе с ним. Погоди-ка… я и в самом деле начинаю кое-что припоминать…

— Что же?

— Когда он возвращался с золотом, то, рассказывая о своем путешествии, упоминал, что дорога туда очень тяжелая… лошадей замучили… что-то в этом роде. И всегда говорил «мы». Значит, с ним ездил еще кто-то.

— Монтеро?

— Нет, Хесуса он оставлял дома. Твой отец очень доверял ему, потому что в свое время Хесус служил сержантом в той, старой, армии, когда он сам был в ней полковником. Нет, скорее всего, это был кто-то еще, о ком мы ничего не знаем.

— Гляди! — Майкл вскочил на ноги, указывая на далекое облачко пыли над дорогой.

— Это Уин. Даже когда твой кузен куда-либо очень сильно торопится, он выезжает словно генерал на параде.

Эйлин Малкерин положила руку на плечо Майклу.

— Ты замечательный сын, дорогой, хотя иногда я все же жалею о том, что тебе пришло в голову стать монахом. Так ловко управлялся с лассо и ружьем!

— Спасибо отцу, он научил. Я очень его любил. Он был таким хорошим!

Она улыбнулась:

— Да уж! Прекрасный, честный, прямодушный человек. Я помню тот день, когда впервые увидела его. На нем была форма. Он выглядел таким сильным, уверенным в себе, и мне показался самым настоящим идальго, хотя позже выяснилось, что наполовину в нем текла ирландская кровь. В то время он только-только возвратился из Чиуауа, после похода против апачей, а я приплыла на корабле из Ирландии.

У пристани ждал дилижанс, в нем мне предстояло добраться до дома моего дядюшки. Я разглядывала его, стоя на палубе у поручней. Случилось так, что Хайме оказался там в то же время по какому-то своему военному делу.

— И твои золотые волосы так же сияли на солнце?

— А что я могла с ними поделать? Остричь и спрятать в сундук? Конечно же на мою рыжую копну он обратил внимание.

— Отец мне рассказывал об этом, когда мы с ним вместе ехали куда-то. Его так поразила твоя красота, что он едва не упал с лошади.

— Неправда. Он никогда в жизни не падал с лошади, ни при каких обстоятельствах. А тогда… мы увидели друг друга… А потом он снял с головы шляпу и, держа ее в руке, подошел ко мне, чтобы помочь сесть в дилижанс. Он был очень галантным кавалером.

— Как Шон.

— Как вы оба. И ты, Майкл, и Шон — вы похожи на своего отца, и я считаю, что это наивысшая похвала вам.

Во двор ранчо верхом на запыленном коне въехал Уин Стэндиш — серьезный юноша среднего роста и плотного телосложения. Выглядел он так, как и подобает человеку его положения — молодому бизнесмену, только-только начинающему приобретать известность в своих кругах.

— Они едут сюда, сеньора. Остановить их оказалось не в моих силах. Они даже разговаривать со мной не стали, и к тому же закон на их стороне.

— Ну и пусть приезжают.

Вдали показались три всадника.

— Они ничего не получат. Ничего.

— До стрельбы дело доводить нельзя, — предупредил Майкл. — Я не потерплю никакого насилия.

— И я тоже, — добавил Уин.

— Так вы что же, предлагаете мне смириться и разом лишиться всего?

— Ничего не поделаешь, сеньора. Они сильнее нас, и тем более что придраться не к чему, все по закону. Вы должны им деньги, и пришло время возвращать долги.

— Да, но только это ранчо наше, и оно останется за нами. Однажды я уже пережила потерю родного дома, тогда мне пришлось уехать из Ирландии, и я никому не позволю снова выставить меня из собственного гнезда.

Подъезжая к дому, всадники придержали своих коней. Совершенно очевидно, что они ожидали неприятностей и заранее подготовились к недружелюбной встрече.

Зеке Вустон, крупный, неопрятный мужчина, всего несколько лет назад перебрался в Калифорнию из Панамы, где оказался замешан сразу в нескольких весьма сомнительных предприятиях. Первым делом он постарался войти в доверие к капитану Нику Беллу, известному во всей округе авантюристу, которого Мичелторена назначил командовать местным гарнизоном. Сам Мичелторена, человек нерешительный, дал своим солдатам полную свободу действий во всем, чем те не преминули тут же воспользоваться, поняв ее на свой лад как возможность грабить местных жителей, устраивать бесконечные пьянки и кутежи, а также совершенно безнаказанно по любому поводу и без повода палить из ружей. От Мексики до Калифорнии далеко, желающих отправиться туда на военную службу всегда не хватало, поэтому приходилось то и дело открывать ворота тюрем, и армия, перебброшенная на север, в Калифорнию, состояла по большей части из отъявленных преступников.

Худой как хлыст Хорхе Фернандес, приехавший вместе с Вустоном, прославился на всю округу беспощадной жестокостью в обращении с лошадьми, индейцами и женщинами. Заядлый картежник Томас Александр, хозяин салуна на дороге, ведущей к Лос-Анджелесу, промышлял контрабандой и вообще снискал себе дурную славу «плохого парня». Ходили слухи, что он якобы водил дружбу со многими из негодяев, объявленными вне закона и теперь скрывавшимися от правосудия в каньонах среди гор Санта-Моники.

Вустон собрался было слезть с лошади.

— Вам незачем себя утруждать, — решительно остановила его Эйлин. — Если у вас есть ко мне дело, изложите его и так.

— Но, сеньора, мы проделали долгий путь, так что если…

— Двери моего дома всегда открыты для друзей и путников. Вы же ни к тем и ни к другим не относитесь.

— Так вот, значит, как? Ну ладно… Буду предельно краток. Или вы сегодня же все сполна мне выплачиваете, или же завтра убираетесь отсюда ко всем чертям. Если уйдете сейчас же, то еще сможете забрать лошадей и свои пожитки. А проторчите до утра — пеняйте на себя: не получите ни черта.

— Мы заплатим.

— Чем, интересно знать? Уж не сгоревшим ли зерном? У вас ничего нет, а из ничего нельзя сделать что-то.

Зеке Вустон склонился к луке седла.

— Мэм, утром я вернусь и приведу своих людей. Если вы не соизволите к тому времени убраться добровольно, мы вас просто вышвырнем вон. — Он криво усмехнулся. — И мне наплевать, мэм, что станет с вами. Я просто оставлю вас своим людям, а уж они разберутся с вами по-свойски.

— И вы называете этот сброд людьми?

Всадники развернули лошадей и убрались со двора.

Уин Стэндиш обеспокоенно глядел им вслед.

— Боюсь, сеньора, вы их только разозлили.

— Но зато мы выиграли время, еще совсем немного времени.

— А о золоте вы ничего не знаете?

— Это тайна Хайме, которую он унес с собой в могилу.

— Я готов поговорить с Пио, — робко предложил Уин после некоторого молчания, — но он сам никакой власти не имеет, к тому же у него полно своих проблем. У них с губернатором очень разные взгляды на жизнь.

— Пио, он и есть только Пио. Хороший человек, я бы даже сказала, очень хороший человек… наш друг. Но только в данный момент враги оказались сильнее нас.

Эйлин бросила взгляд в сторону моря. Отсюда, с веранды, ей открывался вдали лишь узкий треугольник синей воды. Наверное, над волнами парят белые чайки, а на песке валяются бревна и деревянные обломки, выброшенные на берег прибоем. Ей нравилось бродить по мокрому песку сразу же после того, как схлынет волна, вспоминая о том, как когда-то они вместе с Хайме ходили по берегу босиком. Теперь она, сеньора, уже не могла позволить себе подобной вольности и все же мечтала о том дне, когда снова, как когда-то в юности, пройдет босиком по мокрому песку у самого края прибоя.

— Вот приедет Шон… — сказала она наконец. — Уж он-то обязательно что-нибудь придумает.

— Если бы тут был какой-то выход, то мы и сами до него додумались бы, — заметил Уин не без некоторого раздражения. — Боюсь, что земля здесь вам больше не принадлежит.

Мысль об этом внезапно показалась ей невыносимой. Развернувшись, она ушла в дом, чувствуя, как на глаза наворачиваются горькие слезы обиды. Интересно, сколько уже времени прошло с того дня, когда она в последний раз позволяла себе расплакаться?

Плотно сжав губы, Эйлин остановилась на минуту, оглядываясь по сторонам.

Как пуста эта комната! Совсем не похожа на то жилище, которое она оставила в Ирландии! Здесь всю мебель приходилось либо мастерить своими силами, либо завозить морем, на корабле, что делало подобные приобретения безмерно дорогими.

В гостиной стояли большой стол, диван с обивкой из коровьей шкуры, два больших кресла, подбитых медными гвоздями, да придвинутый к стене большой сундук. Пол устилал большой домотканный ковер. Над каминной полкой скрещены алебарды. Их Хайме нашел в одном из каньонов, где они пролежали с незапамятных времен, словно сувениры в память о неизвестном сражении, оброненные его участниками в пылу битвы.

Брат Майкл пришел в гостиную следом за матерью и сел в кресло. Трудно было догадаться, что под его мешковатым монашеским одеянием скрываются мощные мускулы. Он обратился к религии довольно неожиданно для всех, успев прежде снискать себе славу решительного и отчаянного молодого повесы. Объяснений этому поступку от него так и не последовало, а в душу к нему никто лезть не стал. Придет время, он все расскажет им, но только когда сам того захочет.

— Нужно хорошенько подумать, сеньора. Должны же остаться какие-то воспоминания, нечто такое, что могло бы послужить ключом к разгадке. Возьми карандаш, бумагу и постарайся записать все, что удастся вспомнить. Записи помогут тебе восстановить в памяти цепь событий, а там может оказаться и ключ. Вдруг всплывет какое-то одно-единственное слово, сказанное им по возвращении… Сейчас важно все что угодно.

Уин Стэндиш устроился в другом кресле.

— Сеньора, я уже обо всем передумал. У вас много скота, лошадей, но то и другое здесь есть у всех. Рынка сбыта нет, спрос только на кожи. Продать ранчо тоже не реально, даже если бы за ним не числилось долгов. Последний раз за угодья платили только по десять центов с акра… земля ничего не стоит.

— Если бы не пожар, — сокрушенно воскликнул брат Майкл, — мы бы выкрутились. Сеньора была права, когда решила посеять пшеницу.

— Но вам пришлось залезть в долги, чтобы купить семена, — заметил Уин.

Эйлин Малкерин вздохнула:

— Что было, то прошло. Что сделано, то сделано. Затея с пшеницей и в самом деле оправдала бы себя: росла она замечательно. Она принесла бы нам небывалый доход… если бы не пожар.

Брат Майкл махнул рукой, будто желая отогнать грустные мысли.

— Дважды отец уходил в горы за золотом, и оба раза его находил. Он, несомненно, знал, куда идти… по крайней мере во второй раз.

— Мы всегда жили небогато. Первый раз он отправился туда, когда родился ты, Майкл. Времена были тяжелые, мы очень нуждались. И тогда твой отец оседлал коня, взял двух лошадей — вьючную и еще одну под седло…

— Лишнюю лошадь? Для кого-то еще?

— Кто знает? Может быть, просто запасную, чтобы время от времени пересаживаться на нее самому, давая отдых своему коню.

— А еды сколько взял? На день? На три?

— Я бы сказала, что той провизии хватило бы на неделю. Вообще-то ему требовалось еще больше, но он собирался охотиться. Хайме обычно добывал мясо на охоте.

— Значит, неделя пути?

— Если бы я только мог хоть что-то для вас сделать! — воскликнул Уин. — Я уже занял деньги на магазин. Но может быть, все-таки…

— Ты и так уже сделал для нас более чем достаточно.

Она посмотрела в окно, на залитый ярким солнцем дворик перед домом. Шел 1844 год. В то время разжиться деньгами в Калифорнии было весьма нелегко. Здесь всем вдоволь хватало еды: хорошего мяса, гороха — короче, всего необходимого для жизни, но вот с наличными обстояло совсем иначе. Казалось, что все находились примерно в одинаковом положении, и вот случилась беда…

Она вспомнила, как они впервые приехали сюда, в тихое местечко в горах Малибу. Почти голые пустынные холмы вокруг так разительно отличались от зеленых холмов далекой, милой ее сердцу Ирландии. Пейзаж скорее навевал на нее воспоминания об Испании.

Бежав из Ирландии, семья перебралась во Францию на корабле контрабандиста, где и задержалась на несколько месяцев. Потом отец отправился в Испанию, наказав домочадцам следовать за ним.



Он участвовал в тайном заговоре против британского правительства. Но заговор был раскрыт. Один англичанин, весьма дружелюбно настроенный к ее отцу, предупредил его, и тот незамедлительно покинул страну. После смерти отца Эйлин из Испании перебралась в Мексику, где и поселилась в доме тетушки и ее мужа. Здесь она познакомилась с Хайме.

Всем сердцем полюбила она эти пустынные берега, где на отмелях грелись на солнце морские львы; огромные медведи, обитавшие среди холмов, приводили ее в восторг.

Полковник Малкерин обожал охоту, хотя убивал животных лишь ради мяса. Среди поселенцев таких любителей встречалось немного, как и смельчаков, рисковавших отправляться в горы. Поэтому Хайме зачастую брал с собой жену, которая полностью разделяла его взгляды на сей предмет.

Во время своих странствий по холмам они нередко общались с индейцами, которые иногда выходили даже на побережье. В большинстве случаев это были индейцы-чумаши — проворные, смышленые люди, чьи окрашенные в красный цвет лодки курсировали между прибрежными островами, принимая на борт до двадцати человек за раз. Вообще-то далеко не все из них имели отношение к чумашам, но так называлось одно из индейских племен, некогда населявшее остров Сан-Мигель. С его представителями столкнулись впервые объявившиеся в этих краях белые люди. Вскоре название стали употреблять применительно ко всем местным индейцам.

— Мы сразу поняли, что это местечко — как раз то, что нам нужно, — сказала она, немного помолчав. — Именно то, что нужно. Оба догадались…

Ветер тихонько зашелестел листьями тополей, пробираясь сквозь кроны деревьев, и Эйлин снова посмотрела через открытую дверь вдаль, где виднелась полоска синей воды.

— Когда мы жили в Ирландии, самыми большими городами для меня являлись Дублин и Корк, но затем Господь дал мне увидеть своими глазами и Париж, и Марсель, и Мадрид, и Кордову, и Мехико. Когда мы с Хайме поженились и сам presidente выдал ему дарственную на эти земли, я знала, что здесь будет наш дом.

С индейцами мы ладили. Они очень осторожны и необщительны, но всегда отвечали, когда мы первые заговаривали с ними. Однажды наша повозка догнала на дороге группу индейцев, направлявшихся за дегтем. Мы предложили подвезти их туда, а потом доставили обратно вместе с дегтем, которым они обычно конопатили днища своих лодок.

С тех пор наши отношения стали по-настоящему дружескими. Очень часто индейцы снабжали нас рыбой, а Хайме делился с ними олениной. Примерно тогда же в индейском лагере на побережье мы познакомились с Хуаном.

— С Хуаном? — Майкл задумался. — А кто он такой? Что-то я его не помню…

— Это случилось еще до твоего рождения. Мы с Хайме привезли индейцам мясо, а потом разговаривали с ними, пока на костре жарилась туша. Я обратила внимание на то, что один старик одиноко сидит в стороне от других и смотрит на море. Спросила, кто он такой. «Он из других людей», — ответили наши друзья.

Он действительно выглядел более светлокожим, чем остальные, на лице его выделялись большие выразительные глаза и узкий нос.

— Из другого племени? — переспросил Майкл.

— Из других людей. Но он был их другом. Мы пустились в обратный путь, так и не узнав о нем ничего. А он тем временем тоже встал и пошел прочь от берега. Тогда Хайме остановил коня и заговорил с ним. «Тебе, наверное, очень одиноко. Если хочешь, приходи к нам в гости». И к нашему великому удивлению, старик ответил по-английски: «Ладно, приду». Хайме указал рукой на холмы вдали. На самые дальние, еще неисхоженные. «Может быть, тебе известно, что за край лежит в той стороне. Я бы тоже хотел узнать тропы, которые ведут туда, увидеть людей, живущих там, побывать в их селениях. Мечтаю попасть туда, где еще не ступала нога человека. Это прекрасные земли, здесь так красиво». Старик внимательно выслушал его и, не сказав больше ни слова, отправился своей дорогой. Две недели спустя мы снова встретили его. Он сидел на берегу, а мы как раз проезжали мимо.

Глава 2

Капитан двухмачтовой шхуны с гордым названием «Госпожа Удача» Шон Малкерин стоял на палубе, глядя на разрозненные огоньки погруженного в сон ночного Акапулько. В то время в городе проживало примерно три тысячи жителей, он широко раскинулся на берегу океана, на фоне живописных гор, поросших лесом.

Завтра на рассвете они выйдут в море и отправятся в обратный путь. При мысли о доме Шону вдруг стало очень грустно. Отправляясь сюда, он взял на борт немного товара, да и торговля шла хуже, чем ожидалось. Рынок оказался просто-таки забит кожами. В конце концов ему удалось отделаться от своей партии, лишь запродав все оптом по одному доллару и пятьдесят центов за штуку вместо ожидаемых двух долларов.

С мехом дела обстояли несколько лучше, хорошо шли шкурки выдр, так что после вычета всех расходов Шон надеялся получить еще кое-какую прибыль. Ведь так хотелось возвратиться домой с деньгами, которых хватило бы, чтобы рассчитаться с ссудой, числившейся за их ранчо.

Глубина гавани позволяла кораблям подходить почти вплотную к песчаному берегу, так что городские огни светили совсем близко. Окутанный темнотой город спал, и лишь в окнах двух таверн и еще нескольких домов горел свет. Освещался и испанский форт, некогда охранявший вход в гавань.

Рядом стояли на якоре еще два корабля: парусник, недавно прибывший из Манилы, и трехмачтовая шхуна, по величине намного превосходившая «Госпожу Удачу».

Ночь была жаркой и душной, и все указывало на неотвратимость скорой перемены погоды. Шон стоял на палубе, вглядываясь в берег, и в душе его зародилась странная тоска по чему-то оставшемуся в этом городке, где его никто не ждал.

Подобные чувства и мысли его одолевали всякий раз, когда он готовился покинуть какой-то порт. И тогда он выходил на палубу, глядел на огоньки, отражавшиеся в темных волнах, разбивавшихся о борт, и размышлял о той любви, которую он мог бы встретить здесь, но не встретил, о новых друзьях и приключениях, мимо которых прошел не распознав их. А иногда ему представляются приключения… окровавленный кинжал и собственная смерть на безлюдном берегу, случайно миновавшая его. Человеку не дано предугадать свою судьбу, в этом-то все и дело. Просто не дано.

Возможно, именно тут его ожидает некая роковая тайна, нечто необъяснимое. Как говорится, по одной дороге пойдешь — любовь-удачу найдешь, а по другой пойдешь — головы не спасешь.

Подумав так, капитан выпрямился, потянулся и направился к себе в каюту, но вдруг остановился и снова всмотрелся в темноту, заметив в ней какое-то движение.

Кто-то бежал по песчаному берегу… похоже… кажется… ну да, женщина. Подбежав к самой воде, она сбросила с себя платье, вошла в море и быстро поплыла.

Немного опешив, он снова вернулся к поручням, но, как ни старался, больше ничего разглядеть не смог. Ему показалось, что однажды он все же мельком увидел, как над водой показалась и тут же исчезла белая рука. Затем в доме на набережной хлопнула дверь и раздался чей-то крик. Кто-то кого-то звал. Теперь до слуха Шона доносились встревоженные возгласы, у воды забегали какие-то люди.

Внезапно за бортом послышался тихий всплеск, и кто-то негромко окликнул его:

— Если не хотите, чтобы я утонула, то, умоляю, бросьте мне веревку.

Женский голос. Все случилось так неожиданно, что на какое-то мгновение он замер, будучи не в силах двинуться с места. Но тут же взяв себя в руки, он поспешно подошел к перекинутой через борт веревочной лестнице и тихонько постучал ею об обшивку, так, чтобы внизу услышали.

— Сюда! — тихо позвал он. И женщина тут же поплыла вдоль корпуса корабля к лестнице.

Ухватившись за нижнюю ступеньку, она начала неуклюже карабкаться вверх, и мгновением позже он помог ей перелезть через поручни. Тряхнув головой, гостья принялась выжимать свои длинные волосы. Ее платье осталось на берегу, и теперь она стояла перед капитаном в мокрой нижней сорочке и панталонах.

— Да не стойте же как истукан! — нетерпеливо бросила она. — Дайте мне что-нибудь из одежды и поскорее уплывайте отсюда.

— Но еще совсем темно. Мы собирались сняться с якоря на рассвете, — ответил Шон, ошеломленный столь быстрым развитием событий.

— Послушайтесь моего совета и отправляйтесь немедленно, если не хотите угодить за решетку. Боюсь, вам пришлось бы слишком долго объяснять факт моего пребывания на судне. — Она кивнула в сторону берега. — Та кучка придурков скоро найдет мое платье, и можете не сомневаться, они обязательно обыщут всё корабли в гавани.

— Этого мне еще не хватало! — воскликнул Шон и, резко обернувшись, крикнул: — Тен! Педро! Конго! Все наверх!

Тен Теннисон самым первым поднялся на палубу.

— Поднять якорь и ставить паруса. Огней не зажигать. Я хочу как можно тише выйти из гавани.

Сам капитан побежал на нос корабля, чтобы развернуть кливер, и к тому времени как он добрался до бака, двое членов его команды оказались рядом, а шхуна уже медленно скользила к выходу из гавани.

Теннисон занял свое место у штурвала.

— Постарайся двигаться так, чтобы мы как можно дольше оставались кормой к берегу. Чем дольше они останутся в неведении о том, что мы снялись с якоря, тем лучше.

Педро, как всегда проворный и сообразительный, без лишних разговоров взялся за дело, решив не тратить время на пустые расспросы. Он слышал доносившиеся с берега крики, и у него не было никакого желания оказаться замешанным в историю, к которой он лично не имел абсолютно никакого отношения.

Дул очень слабый бриз, но шхуна имела хороший ход и, быстро поймав ветер, легко понеслась по водной глади. С берега ее движение оставалось незаметным для глаз возможных наблюдателей, если только, конечно, те не следили за положением топов мачт на фоне звездного неба.

— Ла-Бока-Чика, — указал Шон на меньший из двух входов в гавань.

Его ночная гостья куда-то исчезла, и Шон радовался этому. По крайней мере, ему не придется именно сейчас отвечать на вопросы команды. Он с горечью выругался. Не хватало еще, чтобы теперь их шхуну задержали, а всю команду бросили в тюрьму.

Рассекая волны, корабль тихонько проскользнул по небольшому, шириной каких-нибудь три сотни ярдов, проливу между мысами Пилар и Грифо и вышел в море.

Вне гавани ветер оказался гораздо сильней.

— Поднимай паруса, Тен. Нам стоит поторопиться.

Когда шхуна уже шла под всеми парусами, Тен вернулся на корму.

— А я почему-то считал, что ты не собирался отчаливать до рассвета, — лукаво сказал он.

В нескольких словах, насколько возможно кратко, Шон объяснил своему близкому другу, что случилось.

Теннисон, хороший моряк, родился на берегу залива Мэн, ходил вместе с рыбаками на промысел в районе Большой Ньюфаундлендской банки, но потом одолела его тоска по настоящим, бескрайним океанским просторам, по теплым морям, и тогда стал он наниматься матросом на большие корабли, что отправлялись к берегам далекого Китая и возвращались обратно, груженные тюками с чаем.

— Кто она такая? Уж не арестантка ли?

— С виду как будто приличная барышня, а там… Откуда мне знать! Было бы гораздо лучше для всех, если бы я ее не заметил, и тогда бы нога ее не ступила на нашу шхуну!

Ветер надувал тугие паруса, и теперь быстроходная и легко управляемая «Госпожа Удача» неслась по волнам, то и дело с изяществом парусника взлетая на самый гребень. Дул попутный ветер, и они стремительно мчались вперед. У возможных преследователей почти не оставалось шансов догнать их. Если только они не выйдут в море на той новой шхуне, стоявшей на приколе в гавани. Она имела больше парусов.

— Держи курс вест — норд-вест, Тен. А я попробую разобраться, что за подарочек мы получили.

Но, спустившись вниз по лестнице в свою маленькую каюту, он обнаружил, что ночная гостья крепко спала в его постели. На полу лежала ее мокрая одежда.

Стоя у изголовья, капитан разглядывал девушку, ругая ее в душе на чем свет стоит. Вот ведь, стерва, принесла ее нелегкая… хотя она как будто ничего, довольно хорошенькая. Черт возьми, просто красавица! Неудивительно, что за ней устроили погоню.

Он погасил лампу и снова вернулся на палубу.

Завидев его, Теннисон усмехнулся:

— Что-то ты слишком быстро управился.

— Она спит. Да и что я мог поделать, Тен? Она сама подплыла к шхуне, взобралась по лестнице на борт. За ней гнались какие-то люди, и они наверняка не поверили бы, что мы здесь абсолютно ни при чем.

— Ты поступил правильно. У тебя не было выбора.

— Обручального кольца у нее на руке нет. Это все, что на данный момент мне удалось выяснить.

Шон принялся нервно расхаживать по палубе, стараясь со всех сторон обмозговать сложившуюся ситуацию. И несмотря на все старания, ему никак не удавалось придумать хоть какую-нибудь достойную альтернативу своему решению. Разумеется, он мог бы поднять крик, позволив преследователям настигнуть ее. Но с его стороны это выглядело бы довольно подло и уж никак не галантно. А что, если она воровка? Нет, не похожа. Тут он криво усмехнулся. Пусть даже и так. Но судя по тому наряду, в котором она появилась на борту, унести ей удалось очень немного.

Он еще раз убедил себя, что не имел выбора, и принятое решение начало казаться ему единственно верным. Однако случай неординарный, и у его семьи могут возникнуть лишние неприятности. Если бы он знал такое место, куда безбоязненно доставил бы ее…

Но такого места не было.

Попутный ветер надувал паруса, и корабль стремительно летел по волнам. Путь от Акапулько до Калифорнии неблизок, так что, даже если преследователи в конце концов и догадаются, что беглянка нашла приют на борту «Госпожи Удачи», то вряд ли они станут догонять их столько времени.

Да, он не собирался отплывать до рассвета, но кто еще знал о его замыслах? Тем более что с девушкой они увидели друг друга впервые в жизни. Наверняка не сразу кому-либо придет в голову связать факт ее побега с отплытием его шхуны из гавани.

Он снова перешел на корму.

— Тебе надо поспать, — сказал Теннисон, глядя на это озабоченное лицо, — ложись на мою койку.

Шон и вправду чертовски устал. А в четыре часа ему сменять Теннисона. Он вернулся в каюту и тут же заснул.

В четыре утра, когда он вышел на палубу, море немного штормило, за бортом ходили высокие волны. Небо затянули низкие облака, и палуба оказалась мокрой после недавнего ливня. Но их «Госпожа» оставалась как всегда легкой и грациозной.

Конго стоял у штурвала, а Тен расположился на корме у самых поручней, вглядываясь в далекий горизонт.

— Ну и как? Высмотрел что-нибудь?

Тен неопределенно пожал плечами:

— Мне показалось, что в той стороне мелькнули мачты корабля. Хотя вполне возможно, что я ошибся. Или какой-нибудь корабль направляется вверх по Гольфстриму, в Масатлан.

Хотя небо на востоке уже посветлело, окрасившись в серые тона, тьма еще не рассеялась. Окинув взглядом туго натянутые паруса, капитан стал к штурвалу и взглянул на компас.

От Акапулько до Райской бухты больше полутора тысяч миль, даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, на то чтобы покрыть это расстояние, уйдет две-три недели. Попутный ветер помог бы добраться домой побыстрее, но у моря свои законы. Хороший моряк понимает ветер и волну, но точно предсказать их наперед не дано никому. Море всегда полно сюрпризов: то установится неожиданный штиль, а то разразится не менее неожиданный шторм.

Когда совсем рассвело, девушка вышла на палубу.

При помощи нескольких булавок она соорудила себе из его пледа некое подобие платья и теперь казалась еще краше, чем прежде. У нее была светлая, с легким оливковым оттенком кожа и черные волосы.

— Меня зовут Мариана де ла Круз, — представилась она. — Я вам очень благодарна.

— А я Шон Малкерин.

— Вы капитан? И, если не ошибаюсь, ирландец?

— Да, моя мать родом из Ирландии, а отец был мексиканцем ирландского происхождения.

— Был?

— Да. Он погиб около года тому назад.

— Вы ничего не заметили? — Их взгляды встретились. — А вдруг они станут нас преследовать?

— Вряд ли. А вы что, ожидали, что за вами снарядят погоню?

Мариана на мгновение задумалась, ее большие темные глаза наполнились печалью, и наконец она утвердительно кивнула.

— Да, мне кажется, он обязательно пустится за мной вдогонку. Андрес очень упрям, он не из тех, кто способен на снисхождение.

— Андрес?

— Андрес Мачадо. На сегодня назначена наша с ним свадьба.

Сам Андрес Мачадо! Час от часу не легче. Заносчивый гордец с обостренным самолюбием, снискавший себе славу отчаянного дуэлянта и драчуна. Да, уж этот-то ни за что не откажется от погони. И не имеет ровным счетом никакого значения, любит он ее или нет: мириться с побегом он не станет в любом случае.

— Я не хотела выходить за него замуж. Мой отец умер, и Андрес договорился обо всем с дядей. Я уже раз отказывала ему, что вызвало его страшное недовольство. Венчание назначили в Акапулько. Тетка Андреса и ее служанка поселились в нашем доме, а мой дядя собирался приехать с ранчо. Я ненавижу Андреса, и мысль о том, что мне придется стать его женой, была невыносима. А потом я увидела вас на рыночной площади. Рядом оказался человек, который сказал, что вы из Калифорнии и скоро собираетесь отплыть обратно. Вчера вечером служанка как всегда приготовила мне постель и вышла. Я поняла, что вы — мой единственный шанс выбраться оттуда и выбежала на улицу… А служанка вернулась. Я этого не ожидала. Наверное, ей велели следить за мной.



Шон задумчиво взглянул на компас и, хмурясь, слегка повернул рулевое колесо. Он хорошо знал Мачадо, одно время даже дружил с ним. Но их дружба неожиданно оборвалась после того, как Шон опередил Мачадо на скачках.

Андрес принадлежал к вполне благополучной и строгой семье, что, однако, вовсе не помешало ему вырасти избалованным и самонадеянным молодым человеком, привыкшим к тому, чтобы все его желания и прихоти выполнялись беспрекословно. Он не умел отступать и не терпел поражения ни в чем и ни от кого.

Станет ли он их преследовать? Странный вопрос. Ну конечно же станет, тем более, когда выяснится, что в побеге невесты замешан он, Малкерин. Мачадо не поверит, что Шон не знаком с Марианой де ла Круз и что сам побег не спланирован им заранее и исключительно ради того, чтобы выставить его, Андреса, на посмешище. Хуже всего то, что, будучи человеком состоятельным и к тому же обладая достаточно весомым политическим влиянием, Мачадо мог позволить себе любую причуду.

Все это грозило бедой, большой бедой, и надо же случиться такому как раз в то время, когда у его семьи и без того предостаточно неприятностей.

Шон оглянулся назад. Море до самого горизонта по-прежнему оставалось пустынным, но ведь отсюда, с палубы, он видел не дальше, чем на несколько миль. Люди, не имеющие морского опыта, ошибочно полагают, что стоит только выйти в море, как взору тут же откроются просторы на десятки миль вокруг, в то время как на самом деле расстояние до горизонта вычисляется элементарно. Необходимо просто извлечь квадратный корень из величины, обозначающей расстояние от уровня моря до глаз наблюдателя, а затем помножить получившееся число на 1.15. Вот приблизительно и расстояние. Если наблюдение ведется с высоты в девять футов над уровнем моря, то видимость составляет примерно три с половиной мили.

— Гило, — окликнул капитан одного из матросов, — живо поднимись наверх и взгляни, что там у нас на хвосте.

Гаваец Гило проворно вскарабкался на мачту и, помедлив лишь самую малость, доложил:

— Вижу шхуну, сэр! Между нами десять — двенадцать миль.

— Двухмачтовик?

— Трехмачтовая шхуна, сэр.

— Спасибо, Гило. — Теперь он глядел только вперед, прикидывая в уме собственные шансы. Мачадо зря время не терял. Шон тихонько выругался, но тут же спохватился, вспомнив, что Мариана все еще стоит рядом: — Прошу меня извинить.

— Капитан, не извиняйтесь. Мне очень жаль. Я даже представить себе не могла…

— Да, не могли, — нехотя согласился он. — Это наверняка та самая шхуна, что прошлой ночью стояла на якоре в гавани Акапулько, и по быстроходности их новая посудина наверняка превосходит нашу.

— Это все из-за меня! Теперь у вас будут осложнения! — сокрушалась она.

— Сами по себе осложнения меня не пугают, — ответил он, — но на сей раз мои личные проблемы могут обернуться бедой для всей моей семьи. Так складываются обстоятельства, что шхуна — последнее наше достояние, и я не имею права допустить, чтобы с ней что-либо случилось.

Если бы только сейчас его не дожидались дома, то он наверняка не отказал бы себе в удовольствии отправиться на запад, взяв курс на Гавайи, чтобы оторваться в море от преследователей. Он знал множество морских хитростей, позволявших уйти от погони. Но его поджимало время…

— Мне очень жаль, — повторила Мариана.

— Что сделано, то сделано. Теперь нужно подумать о том, как выпутаться из создавшейся ситуации с наименьшими потерями.

— Мачадо водит дружбу с Мичелтореной, губернатором Калифорнии.

— Неужели! — Шон явно не собирался с ней любезничать. — Какими еще пикантными подробностями типа этой вы меня осчастливите?

— Еще я знаю то, что он в плохих отношениях с Пио Пико и Альварадо.

— Оба они друзья моих родителей, но только что нам с того? Оба они не у дел и не располагают той властью, какой обладают Мичелторена и Мачадо.

Придется взять немного западнее, нужно отклониться от основного пути на Сан-Диего, решил он и поправил штурвал, повернув его немного вправо. Теперь шхуна быстро уходила в открытое море, и ветер гудел в ее парусах.

Целый день они бороздили неоглядные просторы, и за бортом тяжелые, зеленовато-серые волны пенились белыми барашками. Несколько раз капитан посылал кого-нибудь из команды наверх и неизменно получал подтверждение, что трехмачтовая шхуна продолжала идти прежним курсом на северо-запад. Так что если их даже и заметили, то на смену ими курса большая шхуна как будто вовсе не собиралась реагировать.

За ужином в каюте он сидел рядом с Марианой, стараясь не думать о грустном. Он тихо рассказывал ей о Калифорнии, о брате и матери, и о Лос-Анджелесе, небольшом поселении на побережье, конечном пункте их морского путешествия. И все же больше всего он говорил о сеньоре -о том, как она правит домом и руководит семьей, как мудра и снисходительна в отношениях с людьми.

— Она тебе обязательно понравится, вот увидишь, — улыбнулся он. — Ты сможешь жить у нас до тех пор, покуда у нас самих останется крыша над головой. Правда, возможно, это счастье будет недолгим.

— И что же, ничего нельзя придумать? Здесь, на корабле, у тебя больше времени для размышлений, чем когда мы сойдем на берег.

В полночь он снова вышел на палубу, чтобы взглянуть на звездное небо, а затем вернулся обратно в каюту и лег спать. В четыре утра Теннисон прислал за ним Конго.

Тен возвратился на палубу после завтрака. Море вокруг было пустынно. И даже с топа мачты им не открылось ничего нового.

Глава 3

Наконец на горизонте обозначился берег Калифорнии. Переходя на нос по правому борту, капитан Малкерин внимательно изучал открывшуюся панораму. Трехмачтовая шхуна наверняка где-то там; наверное, как раз сейчас она, медленно продвигаясь вперед, обыскивает одну за другой бухты и разные укромные места у побережья.

Шон понимал, что просто пытается отложить на какое-то время неотвратимо приближающуюся развязку. Мачадо совсем не глуп, скорее всего, он отправился прямиком на Сан-Педро и оповестил о случившемся власти Лос-Анджелеса.

С утра задувал холодный ветер и море вело себя неспокойно.

В свои двадцать два года капитан Малкерин считался уже довольно опытным мореплавателем. Детство его прошло на родительском ранчо в Малибу, где он пас скот, ходил на охоту в горы, объезжал диких лошадей и иногда вместе с индейцами на лодках предпринимал путешествия на острова по ту сторону пролива. Первое настоящее морское путешествие совершил, когда ему исполнилось четырнадцать. Тогда отец взял его с собой в плавание вдоль побережья до Масатлана, Акапулько и Теуантепека. Позже, в тот же год, они побывали в Панаме, Кальяо и Вальпараисо. А еще через шесть месяцев, за которые он успел вымахать до пяти футов и десяти дюймов, их шхуна снова вышла в море. Они посетили Гавайи, Шанхай, Макао и Таку-Бар. Их парусник был уже готов взять курс к берегам Калифорнии, когда в порту Таку-Бар разнесся слух об изобилии товаров на Молуккских островах. Так что, прежде чем возвратиться домой, они побывали на Самоа и Таити.

Тяжелая работа на ранчо и морские путешествия на отцовском корабле сделали свое дело: благодаря им мальчишка вырос крепким и сильным и в шестнадцать уже весил все сто восемьдесят фунтов, а в восемнадцать впервые вышел в море в качестве помощника капитана. К тому времени ему довелось участвовать в доброй дюжине драк, нередко затевавшихся в портах. Он слыл крутым парнем.

Частые войны и восстания в Латинской Америке стали причиной того, что морские просторы бороздили многочисленные пиратские суда, хозяева которых, обзаведясь каперским note 2 свидетельством и набрав команду, по большей части состоявшую из матросов-европейцев, без разбору нападали на всякий мало-мальски приличный с виду корабль, будь то вражеское судно или же свое.

В связи с этим шхуна «Госпожа Удача», подобно многим другим торговым судам того времени, была оснащена несколькими орудиями: четыре корабельные пушки на палубе, и еще одна большая — «Длинный Том» — на корме.

Первое в жизни Шона морское сражение произошло во время его первого путешествия: битва с каперами случилась в заливе Теуантепек и длилась не более часа. Корабельные пушки «Госпожи Удачи» находились под палубой, их скрывали закрытые бойницы, разглядеть которые издалека, с расстояния более полутора сотен футов никто не мог. Каперский корабль — огромный бриг с шестнадцатью пушками на борту — видимо, и не рассчитывал на сопротивление. Приказав «Госпоже» лечь в дрейф, он начал быстро приближаться.

Хайме Малкерин, капитан на собственном корабле, не сомневался, что сможет уйти от преследования брига, но для этого ему понадобилось бы побольше морского пространства.

Каперы даже не стали занимать позиций у своих орудий, очевидно вовсе не ожидая подвоха. Они видели большую пушку на корме, но канонир рядом с ней так и не появился, а для того чтобы действенно пострелять из нее, шхуне пришлось бы по крайней мере изменить курс.

— Заряжайте картечью, — приказал Хайме. — Огонь по моей команде. Для начала постарайтесь разнести им палубу. Потом тут же перезаряжайтесь и прицельно бейте по ватерлинии.

Сам он стал к штурвалу.

Его команда состояла из шести человек, в то время как на борту брига мелькало не меньше сорока бандитов. Бриг медленно надвигался на шхуну, и когда расстояние между ними сократилось до тридцати футов, Хайме отдал приказ. В мгновение ока матросы откинули с амбразур крышки, из-за которых показались дула орудий.

Сигнал тревоги, прозвучавший на бриге, потонул в грохоте двух орудий «Госпожи Удачи», и палуба противника внезапно оказалась охвачена огненным вихрем.

У команды застигнутого врасплох корабля не было шансов занять позиции у орудий. Лилась кровь и повсюду валялись тела мертвых и умирающих. Единственное ответное ядро благополучно просвистело мимо цели, пролетев между двумя мачтами шхуны.

Не давая противнику опомниться, заработала большая корабельная пушка, установленная на корме. Пущенный из нее заряд картечи угодил в рубку и, задев грот-мачту неприятельского судна, отщепил от нее большой кусок дерева. Капитан Малкерин тем временем отдал приказ развернуть все паруса, и «Госпожа Удача» бросилась наутек. Стоя на корме, Хайме помахал фуражкой пиратам на прощанье.

И все же больше всего Шон волновался из-за матери. Сеньора была сильной, решительной женщиной. Смерть мужа не сломила ее, и их теперешние трудности стали скорее следствием обыкновенного невезения, чем непрактичности или бесхозяйственности. К тому же вполне возможно, что постигшие их семью неудачи отнюдь не случайны, а намеренно подстроены теми, кто хотел во что бы то ни стало завладеть ранчо.

Пожары на Калифорнийском побережье возникали довольно часто. Склоны холмов южного побережья сплошь покрывали буйно разросшиеся непроходимые заросли вечнозеленых, с жесткими маленькими листочками кустарников, колючие ветви которых длиной от трех до двенадцати футов плотно переплетались между собой. Здесь же росли карликовые дубы, кусты толокнянки, в просторечии именуемые медвежьей ягодой, юкка и можжевельник — все это легко воспламенялось от одной-единственной искры. В жаркие, засушливые дни на исходе лета и в начале осени подобное соседство становилось весьма опасным.

И все же среди поросших колючим кустарником холмов встречались редкие каньоны, по дну которых протекали ручьи и речушки, где над водой склонялись сикоморы, тополя, ивы и другие деревья, по берегам зеленели луга, пригодные для пастбищ или для возделывания. Один из таких лугов сеньора засеяла пшеницей и кукурузой. Посевы дали дружные всходы, но разразившийся пожар уничтожил подчистую все ее труды. Пожары в этих местах часто возникали стихийно, сами по себе. Но были известны и другие случаи.

Шон думал о том, есть ли у них еще хоть какой-нибудь выход. Разумеется, его жизнь накрепко связана с морем. Для него дом — эта шхуна. Брат нашел себе утешение в религии. Но как же мать? С тех пор как умер отец, ранчо стало для нее смыслом дальнейшего существования. Нет, ранчо в Малибу нужно сохранить любой ценой. Нельзя допустить, чтобы его отобрали.

На палубе объявился Теннисон.

— Слушай, капитан, а с какой стороны нам к берегу подходить?

Шон на минуту задумался, хотя для себя он все уже давно решил, и теперь ему просто хотелось еще раз полностью восстановить в памяти свой план, прежде чем начинать действовать по нему.

— Мы зайдем со стороны острова Сан-Николас, а выйдем из-за острова Санта-Барбара, — сказал он. — Обогнув Санта-Барбару, направимся прямиком к берегу. Нужно бросить якорь и немедленно убрать паруса.

— Так значит, ночью?

— Если все будет так, как я задумал, уверен, у нас все получится. Лишь бы погода не подвела. Тогда мы просто переждем до темноты за Санта-Барбарой. Но только после того как стемнеет, огня никому не зажигать.

Когда на палубу вышла Мариана, небо затянули низкие серые облака, и о борт корабля беспокойно бились морские волны.

— А что твоя мать подумает обо мне? — внезапно спросила она.

— Ты ей понравишься, вот увидишь.

— Но за что ей меня любить? Ведь я приношу вам одни несчастья!

Он пожал плечами:

— Неприятности — тоже часть нашей жизни. Человек может привыкнуть ко всему. В конце концов, трудности для того и существуют, чтобы их преодолевать.

— И именно поэтому ты выходишь в море?

Он усмехнулся:

— Конечно же нет. Я выхожу в море ради того, чтобы заработать на жизнь. Ни один здравомыслящий человек не станет специально создавать себе трудности. Так что остается только мириться с теми из них, что все же возникают. Но только не надо пытаться перекладывать свои заботы на чужие плечи. А что касается моря, то нужно примириться с ним, иначе долго не протянешь. Постараться приспособиться, только и всего.

— А как же с людьми? К ним ты тоже приспосабливаешься, да?

— Разумеется. А почему бы и нет? Ведь все, будь то серьезные законы или правила хорошего тона, написано для того, чтобы помочь людям уживаться друг с другом, испытывая при этом как можно меньше трений. В обществе человек в каком-то смысле постоянно должен приспосабливаться. Лично я не вижу в этом ничего плохого, и уж тем более здесь нет ничего зазорного.

Шон замолчал, разглядывая остров Сан-Николас, лежащий несколько западнее их теперешнего курса. В расположении прибрежных островов есть своя закономерность. Зная ее, намного проще провести корабль по проливам между ними. В свое время индейцы-чумаши говорили ему о том, что даже незначительное изменение цвета воды могло означать изменение ветра, а зачастую и течения.

И все же, разглядывая дальний берег, он сейчас думал не об этом. Все его мысли занимала Мариана.

Вот уже на протяжении двух недель они каждое утро неизменно вместе выходили к столу, вместе стояли в дозоре, вместе гуляли по палубе. Неужели он влюбился? Нет, ерунда! Даже смешно! И все-таки…

«Госпожа Удача» была замечательной шхуной, она легко слушалась руля и свободно летела вперед на всех парусах.

Он никогда не переставал поражаться тому, что люди, имея в руках лишь одни плотничьи инструменты, могли придать нужную форму бревнам и создать такое прекрасное творение, как корабль. А потом корабль, однажды построенный людьми, начинал жить своей собственной жизнью, и у него даже появлялся характер. Оставляя далеко позади себя берег, он всецело отдавался во власть моря, и его самоотверженность завораживала. Ибо то, что некогда представляло собой груду грубых, неотесанных бревен перевоплощалось в нечто поэтическое, одухотворенное.

Примерно так рассказал Шон Мариане о своей прекрасной шхуне, и она внимательно слушала его, вникая скорее в чувства, чем в слова. Он догадывался об этом, был крайне взволнован и не знал, как себя вести, но ему очень хотелось поступить правильно. К счастью, годы, проведенные им в море, не сделали из него циника, не дали его душе ожесточиться. К тому же ему было хорошо известно, как быстро сближаются люди, оказавшись в море, и как от этой близости порой не остается и следа, стоит лишь им снова сойти на берег.

— Подождем, пока стемнеет, и пристанем, — сообщил он девушке.

— А это не опасно?

— Только не для нас. Нам уже много раз приходилось плыть вдоль побережья, я уверен, что мы успеем добраться домой и известить обо всем мою семью прежде, чем нас найдут. Я хочу, чтобы мать и брат познакомились с тобой и узнали правду о случившемся. — Он замолчал и, немного помедлив, добавил: — Возможно, затем нам придется уехать. У тебя есть родственники или какие-нибудь знакомые в этих краях?

— Нет.

Он поежился, поглубже запахивая накинутый на плечи плащ, глядя на каменистый, обрывающийся к воде берег острова Санта-Барбара.

— Почему ты не хочешь, чтобы я отвез тебя обратно к дяде?

Она обернулась, в упор уставилась на него:

— Ты хочешь, чтобы я вернулась?

Ему стало не по себе, и он поспешил отвести глаза, старательно избегая ее взгляда.

— Нет. Я хочу, чтобы тебе было хорошо.

— Если я вернусь к нему, то он запрет меня в доме и станет дожидаться возвращения Андреса. Он с ним заодно.

Шон поспешил сменить тему разговора, думая о том, что может предпринять Мачадо. Поплывет вдоль побережья? Скорее всего, он все же сойдет на берег и отправится прямиком на их ранчо, и тогда большой драки уже не избежать.

Но в любом случае, что он, Шон, может сделать для сеньоры?

Может, лучше бежать в Монтерей и разыскать там Альварадо? Правда, власти у него нет, но достаточное влияние сохранилось, и даже сам губернатор не осмелился бы открыто выступить против него.

Солнце уже купалось в море, окрашивая горные вершины острова во все оттенки золотисто-огненного цвета, когда шхуна беззвучно выскользнула из-за острова. Ветер надул развернутые паруса, и она понеслась к берегу по темнеющим волнам.

На палубу вышел Теннисон, готовившийся заступить на вахту.

— Пока вроде все в порядке, — сообщил ему Шон, — на берегу никого не видно. Но будь настороже, не забывай, что здесь могут объявиться индейцы.

— Слушай, капитан, — вдруг сказал Теннисон. — Мне тут удалось отложить несколько долларов. Так что если сеньоре…

— Спасибо, Тен. Мы постараемся сами справиться. Нам нужно много денег, сразу несколько тысяч долларов. А в этих краях их взять все равно неоткуда.

— Ты уж только поосторожней с Мачадо, — обеспокоенно продолжил Тен. — Он уже убил на дуэлях, наверное, с полдюжины человек. Повздорили с ним, как водится, из-за какой-то ерунды… Так-то.

— Следи за курсом, Тен. Если ветер продержится, то примерно в полночь мы будем на месте. Я проснусь к тому времени, чтобы провести шхуну к берегу.

На горизонте чернел окутанный тьмой берег, и частокол вершин Санта-Моники пронзал ночной небосклон, на котором уже загорелись далекие звезды. В каюте было тепло и тихо, и низкий огонек медной керосиновой лампы слегка дрожал и покачивался, подобно тому, как качалась на волнах сама шхуна.

— Завтра, — тихо сказал он, — завтра мы будем дома, и, надеюсь, все будет хорошо.

Глава 4

К тому времени, когда Шон вернулся на палубу, уже совсем стемнело. От тут же поплотнее прикрыл за собой дверь, чтобы свет из каюты не привлек чье-то ненужное внимание. Все фонари на шхуне были погашены, и она медленно шла только под одним кливером.

Легкий бриз рвал низкие облака, и в эти прорехи мелькали лоскутки высокого звездного неба. А впереди зловеще чернела неприступная стена берега.

— Подходим к водорослям, — предупредил Теннисон. Внезапно на вершине горного хребта, находившегося как раз за мысом, к которому они направлялись, вспыхнул огонек. — Как раз, — пробормотал Теннисон. — Похоже, твой человек никогда не ошибается.

— Очень надеюсь, — ответил Шон, — но как бы там ни было, а причалить мы должны именно сегодня ночью.

И Шон и Теннисон прекрасно знали, что огонек на вершине горного хребта ничто иное как костер, разведенный в каменной нише среди скал, увидеть который можно только со стороны моря, да и то лишь под определенным углом зрения.

Встав к штурвалу, Шон направил «Госпожу Удачу» вдоль кромки прибрежных водорослей. Бухта находилась примерно в двух милях к северо-востоку от мыса. Теперь задача состояла в том, чтобы не налететь на риф, тянувшийся южнее мыса, и благополучно обогнуть скалу за ним. Он хотел бросить якорь у самой кромки водорослей, где до песчаного дна оставалось каких-нибудь семь фатомов note 3.

Шхуна продолжала медленно двигаться вперед.

Наконец Шон объявил:

— Ладно, Тен. Бросай якорь.

Он слышал, как якорь упал в воду, как загремела цепь, пропускаемая через клюз, и принялся отсчитывать время. Команда бросилась сворачивать паруса, и как только работа завершилась, зеленый корпус шхуны сразу растворился на фоне зелени водорослей и берега.

Теннисон доложил с кормы:

— Шлюпка спущена на воду, капитан. Нам остаться здесь?

— Да, оставайтесь. Случись что-нибудь непредвиденное, пока меня не будет, действуй по собственному усмотрению. Если они станут преследовать тебя на корабле, уводи их в водоросли. Ты знаешь, где можно пройти, а они нет.

Конго перебросил через борт веревочную лестницу.

— Ваша винтовка, сэр, — тихо произнес великан с мягким акцентом, столь характерным для выходцев с островов Вест-Индии. — Я подумал, она может вам пригодиться.

— Спасибо, Конго.

Мариана вышла на палубу, запахнувшись в плед.

Шон быстро перелез через борт, проворно спрыгнул в маленькую шлюпку, покачивающуюся на волнах, и придержал веревочную лестницу, пока Мариана спускалась по ней, двигаясь осторожно, но ни на миг не останавливаясь. Глядя на нее, он решил, что вряд ли эта девушка способна на какое-нибудь сумасбродство, но в случае необходимости она наверняка станет действовать так же быстро и уверенно, как он сам.

Конго последовал за ней, сел на весла, оттолкнулся от шхуны, и они поплыли в темноту.

Вода казалась совсем черной, и лишь изредка по зеркальной глади пробегала рябь от поднимавшихся со дна водорослей. Где-то впереди ласково шелестел прибой, набегавший на песок. Матрос использовал весла лишь для того, чтобы придать шлюпке нужное направление. Морское течение само несло их к берегу.

Взглянув на небо, Мариана увидела одинокую звезду, глядевшую на землю в просвет между облаками. Но тут Конго с силой налег на весла, и она почувствовала, как дно шлюпки мягко чиркнуло по песку. Шон перемахнул через борт и вытащил лодку на отмель, а затем протянул руку своей спутнице.


— Возвращайся обратно, Конго. Спасибо тебе.

Чернокожий великан одним движением спихнул шлюпку на воду и снова взялся за весла.

— Капитан, если вам нужна защита, я вернусь обратно.

— Ты будешь первым, кого я позову на помощь, — заверил его Шон. — Спасибо тебе за все. И позаботься о «Госпоже Удаче», пока меня не будет.

Прохладный ветерок тянул вдоль песчаного берега. Они постояли рядом, глядя вслед удалявшейся шлюпке и слушая, как скрипят весла в уключинах, потому двинулись вперед, время от времени останавливаясь и тревожно вслушиваясь в ночную тишину. Шон был очень осторожен. Он мог бы бросить якорь в бухте Дьюм-Ков, откуда до ранчо рукой подать, но если только Мачадо их ищет, то его люди поджидают шхуну именно там.

— Нам еще далеко? — спросила Мариана немного погодя.

— Несколько минут — и мы дома. Ты хорошенько отдохнешь, а сеньора подберет тебе что-нибудь из одежды.

— Она возненавидит меня. Я приношу тебе одни несчастья.

— Ты ей обязательно понравишься. — И, немного помолчав, он добавил: — Очень скоро, Мариана, сама убедишься, что моя мать — прекрасная женщина.

— Ну конечно же!

— Я говорю так совсем не потому, что она моя мать. Эйлин на самом деле замечательная женщина… и истинная ирландка. Ты ей определенно понравишься. Она очень энергичная, прекрасно владеет собой…

— И как же такой сильной женщине удалось вырастить такого сильного сына? Обычно бывает наоборот.

— У нас и отец был выдающейся личностью, но между ними никогда не возникало противостояния. Они во всем оставались заодно. И очень многим это казалось крайне удивительным.

Внезапно из темноты проступили очертания лошади, запряженной в повозку, а потом рядом они заметили человека. Хесус Монтеро сидел на песке, положив на колени винтовку.

— Buenos noches, senor… senorita note 4.

В темноте Мариана мало что могла разобрать, только догадалась, что встречавший далеко не молод. А незнакомец продолжал говорить, обращаясь к Шону:

— Дела наши совсем плохи, сеньор. Они приходили, чтобы отобрать ранчо, и завтра вернутся снова.

— Кто приходил?

— Сеньор Вустон, такой большой громила. С ним Фернандес и Томас Александр.

— Шайка ворюг!

— А после них пожаловал еще один сеньор. Человек по имени Рассел.

— Вот как?

Крутой Рассел, дезертир, грабитель и самый гнусный негодяй во всей округе, который пойдет на все, не остановится ни перед чем!

— А какого черта у нас Вустон забыл?

— Я знаю только то, что слышал от людей. Кажется, он> перекупил векселя и расписки. Как следует припугнул кое-кого… Говорят, будто он ходил к тем, у кого вы занимали деньги. Некоторые из них не ведали, что он за мерзавец. Вальдес, например. А другим он угрожал.

— Это в духе Вустона… и Рассела.

— Сеньора ждет вас. Она в вас верит.

У Шона сжалось сердце. Она надеялась на его помощь, а он везет ей лишь кучу неприятностей. Но ведь должен же быть какой-то выход…


На вершине поросшего кустарником холма, откуда тропа, проложенная через каньон, виднелась как на ладони, расположились Томас Александр и Рассел. Они явно кого-то поджидали.

— Зря мы тут небо коптим, Томас, — горячился бандит, — пустая затея. Он не приедет.

— А как же всадник? Тот человек, что проехал от порта в сторону поселения. Он сказал, что там причалила большая шхуна. Малкерин отплыл раньше ее, значит он уже здесь.

— Но мы же смотрели в бухте. Там — никого.

— Он очень хитрый, этот Шон Малкерин. К тому же знает побережье как свои пять пальцев и мог причалить где угодно, — Томас пожал плечами, — и на берег сойти лишь после того, как стемнело.

Рассел отхлебнул из бутылки, что держал в руке, и отставил ее в сторону. Ночной дозор среди темных холмов, по-видимому, казался ему мало подходящим местом для времяпрепровождения. Вздохнув, он устроился на земле поудобнее, решив, что пришло время немного вздремнуть. Но едва он закрыл глаза, как Томас разбудил его:

— Они едут, дружище. По дороге идет повозка.

Рассел подался вперед, занимая положение для стрельбы. Вустон приказал убить Малкерина, и как раз сейчас он собирался это сделать.

Бандит стал было прицеливаться, выверяя положение ствола винтовки, но вдруг неожиданно остановился.

— Их там трое! — возмущенно воскликнул он. — Откуда мне знать, который из них Шон?

— Он не возница, уж точно, к тому же у него широкие плечи.

Рассел наблюдал, как из темноты все яснее выступали три темных силуэта. Неожиданно он услышал приглушенный смех.

— Черт возьми, — пробормотал убийца, — так он еще и девку с собой притащил!

— Ты не прав, амиго, — предупредил Томас. — Если там и есть женщина, то наверняка какая-нибудь благородная леди. Он никогда не осмелился бы привести в дом матери никакой другой женщины, кроме порядочной леди.

Рассел, который вторично пытался прицелиться, снова замер в нерешительности. Одного из них он запросто уложит хоть сейчас, если повезет, то пристрелит и сразу двоих. Но что делать с третьим? Слишком велик риск, что третьему удастся уцелеть, а у живых свидетелей, как известно, очень длинные языки. Он медленно расслабился.

— Леди, говоришь? Кто бы это мог быть?

— Не знаю, но нам с тобой лучше быть поосторожнее, амиго. Они водят дружбу со многими большими людьми. У сеньоры много друзей, так что женщина может запросто оказаться женой или дочерью какого-нибудь влиятельного господина. А вдруг ты ее ранишь!

Рассел подождал еще немножко, а затем отложил винтовку. В душе он даже радовался такому повороту событий, играть в темную он не любил. В такой обстановке промахнуться ничего не стоит. А будучи уличенным в убийстве женщины из общества, можно запросто кончить жизнь на виселице, а если к тому же оказалось бы, что возможная жертва имеет отношение к какому-нибудь влиятельному семейству, то на помощь Вустона ему точно рассчитывать не пришлось бы. Зеке не прощал ошибок.

И уж чего ему не хотелось вовсе, так это чтобы волею случая оставшийся в живых Малкерин стал бы выслеживать его среди колючих зарослей. Без сомнения, он знал здешние места лучше, чем кто-либо другой, тем более что и податься тут особенно некуда. И уж совсем бессмысленно продираться напролом сквозь плотную стену колючего кустарника, проделать это бесшумно в любом случае не удалось бы. Обычно в подобных ситуациях приходится придерживаться уже проторенных троп, а Шону они известны.

— Давай выбираться отсюда.

Томас помедлил с ответом: с одной стороны, ему не терпелось поскорее уехать, но, с другой, его пугала встреча с Вустоном, одним из немногих, кого он боялся. В конце концов он согласился:

— Едем ко мне в салун. Разопьем бутылочку винца, а заодно и все обсудим. Может, что-нибудь и придумаем.

Сообщники поспешно отправились в обратный путь вниз по тропе и вскоре добрались до того места у подножия холма, где оставили лошадей.

Эйлин Малкерин проснулась, разбуженная голосом Монтеро, который прозвучал где-то в ней самой.

— Они здесь, сеньора, — тихо сказал он. — Они возвратились из плавания.

— Gracias note 5, Xecyc.

Какое-то время она лежала неподвижно, думая о сыне. Он ушел в море, взяв с собой совсем немного товара, а спрос на кожи и меховые шкурки всегда так непостоянен. Она вовсе не тешила себя тщетными надеждами, что из плавания он привезет достаточно денег, чтобы расплатиться с долгами. Нет, такое не возможно.

Но теперь важно, чтобы он оставался рядом с ней, чтобы помог пережить обиду и горечь от постигшей их незавидной участи.

— Хайме, — тихонько произнесла она вслух. — Хайме, как мне трудно без тебя.

А их мальчик, их Шон, так похож на него. И он уже совершенно самостоятельный, взрослый человек. Она снова думала о сыне, который каждый раз, возвращаясь из плавания, становился старше, рассудительнее, еще увереннее в себе. Такие качества человек обретает с опытом, с опытом и со временем. Вообще-то Шон всегда отличался сдержанностью, не спешил первым высказывать собственное мнение, старался быть весьма точным в суждениях. Море только отшлифовало характер. Оно всегда требует к себе внимания, заставляет человека быть наблюдательным, ибо никому из путешественников, оказавшихся в открытом море, не дано принимать верных решений, не обратив прежде самого пристального внимания на то, как ветер надувает паруса и волны плещутся за бортом. Она вспомнила, как Шон рассказывал ей, что полинезийцы могут определить местонахождение невидимого еще за горизонтом острова по направлению морских течений или по состоянию воды, определяемому ими на глаз.

Эйлин быстро оделась и вышла на кухню — в подобных случаях она всегда первым делом беспокоилась о еде и горячем питье для уставшего путника. Сварила кофе, небольшой запас которого имелся в доме. Шон любил кофе, но покупать его постоянно им было не по карману. Чай появлялся на столе чаще. Но в основном пили чай из эфедры, рецепт которого позаимствовали у индейцев.

Разогрела бульон, приготовленный Карлоттой. Приехал ночью? Но почему? Это так не похоже на Шона. Он, конечно, превосходно знает калифорнийское побережье, но, как рассудительный и осторожный мореход, никогда не станет рисковать попусту.

От этой мысли в ее сердце закралась тревога, и тогда она вышла на веранду и долго стояла в холоде ночи. Калифорния -полупустыня, и, как везде в пустынях, с уходом солнца земля здесь остывает очень быстро. С моря дул легкий бриз, а она все стояла, прислушиваясь к звукам ночи.

Где-то выводил свою бесконечную песню пересмешник, в ложбинке у маленького ручья квакали лягушки, но эта знакомая какофония лишь подчеркивала жутковатое безмолвие, воцарившееся с наступлением темноты. Наконец на дороге показалась медленно катящаяся повозка, и Эйлин различила темные силуэты… трех седоков.

Правит Хесус, рядом с ним Шон… и девушка.

Очень красивая девушка.

Глава 5

Шон слез с повозки и помог сойти попутчице. Они оба тут же направились к веранде. Сын крепко обнял мать, но прежде, чем он успел заговорить, девушка выступила вперед:

— Сеньора, меня зовут Мариана де ла Круз, и я боюсь, что мое появление здесь не сулит вам ничего, кроме неприятностей.

— Неприятностей? А я бы скорее назвала это приятной неожиданностью. Может быть, вы все-таки войдете в дом, — с этими словами Эйлин Малкерин направилась к двери, задержавшись на веранде лишь на мгновение, чтобы сказать: — Спасибо, Хесус. Gracias.

— Por nada, senora note 6.

— А вот и кофе готов. Присаживайтесь, прошу вас! Поездка в повозке от самого берега океана, да еще ночью… не слишком гостеприимно с нашей стороны.

Шон начал было что-то объяснять, но Мариана опередила его:

— Сеньора, разрешите мне… Я попала в беду. Меня хотели насильно выдать замуж за человека, которого я не люблю и никогда не любила. Совершенно случайно я увидела вашего сына, его волевое, незлое лицо. Отчаяние заставило меня искать у него помощи. Ночью я убежала из дому и вплавь добралась до его шхуны.

— Очень романтично, — сухо заметила Эйлин. — А жених твой на это как посмотрит?

— Он пустился за нами в погоню, — ответил Шон. — Его зовут Андрес Мачадо. У нас и без того хватало неприятностей, сеньора, боюсь, что теперь их станет еще больше. Я очень виноват.

— Андрес Мачадо. — Сеньора невесело улыбнулась. — Да, Шон, похоже, что, прежде чем завести себе врагов, ты их долго и придирчиво выбираешь.

— Это все из-за меня! — воскликнула Мариана.

Эйлин взглянула на нее. Она была явно раздосадована тем, что теперь ко всем несчастьям ее семьи добавится новая беда, и в то же время ей нравилось, как гордо и с достоинством держалась их ночная гостья.

— Да, из-за тебя, ты не оставила моему сыну выбора, он не мог поступить иначе. Но с другой стороны, нам к трудностям не привыкать, мы и раньше их преодолевали, и теперь как-нибудь справимся. Что ж, добро пожаловать, чувствуй себя как дома.

— Если хотите, я уеду… Попробую разыскать друзей… У моего отца когда-то были друзья в Калифорнии.

— Оставайся у нас, сколько пожелаешь. А что же касается твоих друзей, то, возможно, тебе потребуется их помощь. Андреса Мачадо я знаю не понаслышке.

Потом все вместе они сидели за столом, пили кофе и тихо разговаривали о том, что ждет их впереди. Спустя некоторое время Шон спросил:

— А Майкл здесь?

— Да, он у себя.

— Ну тогда ему придется задержаться дома еще на некоторое время. Не верю, что они осмелятся поднять руку на человека, имеющего отношение к церкви.

— А мне что прикажешь делать? — поинтересовалась мать.

— А об этом, сеньора, нам нужно как следует подумать. Ранчо твое. Ты здесь всему хозяйка. И мы ни в коем случае не должны лишиться его. Майкл не пойдет на попятную. Если говорит, что останется, то так и будет. А что касается семьи, то, возможно, нам лучше исчезнуть на какое-то время, выпасть из их поля зрения, так чтобы они не смогли всучить тебе свои бумаги…

— Но ведь это ничего не решает. Мы только оттянем время.

Внезапно на пороге возник Уин Стэндиш, а вслед за ним и Майкл.

— Мы услышали ваши голоса, — сказал Уин. — Как дела, Шон? Надеюсь, вояж оказался удачным?

— Удачной была только погода. Кожи пошли по полтора доллара за Штуку. Хотя, с другой стороны, шкурки удалось сбыть довольно неплохо.

— Расходы-то хоть покроешь?

— Но не более того.

Затем, обернувшись, Шон коротко представил Мариану.

Уин помрачнел.

— Нам только скандала с Мачадо не хватало. Теперь в его лице мы заполучили еще одного богатого, могущественного и мстительного врага. И можешь не сомневаться, что все гадости, которых мы ожидали от Вустона, не идут ни в какое сравнение с происками, на которые способен Мачадо.

— Она должна вернуться обратно, — заявил Майкл. — Девушка предназначена в жены Мачадо. Такова воля ее отца.

— Никогда! Я скорее умру, чем пойду за него замуж!

— Но ведь такова воля вашего отца, — попытался урезонить ее брат Майкл. — Вы что, не уважаете своих родителей?

— Мой отец тут ни при чем, он давно умер. Все затеял дядюшка, чтобы поскорее отделаться от меня, а заодно и от Андреса, которому вдруг вздумалось жениться.

— Должно быть, ей есть что сказать о том, за кого ее собирались выдать замуж, — тихо заметил Шон.

— Мы не можем так рисковать, — перебил его Стэндиш. — А вдруг действительно лишимся ранчо? Куда ей тогда прикажешь идти? Что с ней будет дальше?

— Поживем — увидим, — ответил Шон.

— Вы совершенно не думаете о ранчо, — вмешалась в разговор Эйлин. — Хотя именно это и должно было бы волновать вас больше всего остального.


— Год сложился не очень удачно, — сказал Уин Стэндиш. — Я дал все, что мог.

— Ты очень помог нам, спасибо, Уин, за твою преданность. — Эйлин говорила очень тихо. — Ты сделал для нас намного больше, чем мы были вправе ожидать от тебя.

Все это время Хесус Монтеро сидел в углу и молча мял в руках шляпу.

— Я знаю одного старика, — начал он. — Его зовут Хуан. Он ходил в горы вместе с доном Хайме.

— Ты хочешь сказать, — резко обернулся в его сторону Уин, — ходил с полковником за золотом?

— Того золота — капля в море, — ответил Монтеро, — совсем немного. Хотя… тогда его оказалось вполне достаточно.

— Я никогда не верил в сказки о золоте, — произнес Стэндиш. — В Калифорнии нет золота, его еще никто и никогда не находил.

— Неправда, — возразил Шон. — Говорят, кто-то из здешних погонщиков тоже нашел небольшой золотой клад в одном из каньонов. — Несколько самородков, запутавшихся в корнях дикого лука. Так что золото существует.

— Вранье! — фыркнул Уин. — Пустая болтовня!

— Монтеро, а ты знаешь горы? — спросила Эйлин.

— А кто их знает? Никто. Их даже индейцы боятся. Бывает, что вы отправляетесь туда и думаете, что все понимаете и разбираетесь во всем, а на обратном пути вдруг становится ясно, что все вокруг отчего-то стало не таким, как прежде. Мой народ привык обходить горы стороной, сеньора.

— Но тебе все же известно, где живет старик?

Монтеро пожал плечами:

— Наверное. Как знать? Он приходит, а потом уходит. Но если он не желает, чтобы его нашли, то уже никто никогда его не найдет. Последний раз я видел его за год до того, как умер дон Хайме. Возможно, он тоже умер… или ушел.

— Ушел?

— Иногда они исчезают. Древние умеют делать так. Исчезают без следа. Кто знает, куда он уходит? Сегодня он здесь, а завтра его уже нет. Ушел.

— Послушай, Монтеро, ты можешь отвести меня к нему? — спросил Шон.

— Я попытаюсь. Если он жир и если захочет, чтобы мы пришли к нему, то найдем его. Если же он не пожелает, то ничего не получится.

— Он индеец? Из какого племени? — спросил Майкл.

Монтеро пожал плечами:

— Кто знает? А вообще говорят, что он принадлежит к тем, кто дал имена горам, ущельям, рекам и ручьям, он из тех, кто жил здесь еще до того, как сюда пришли индейцы, из тех, кто навеки оставил наш край. Кто знает, что означает «Малибу»? Те, кто пришли сюда позднее, пытались доказать, что так называется место, где горы сходятся с морем. Но на самом деле ничего подобного. Никто не знает… Названия даны давным-давно, и народ, который это сделал, уже исчез с лица земли. Старик последний из них.

— Шон, а ты сам его когда-нибудь видел? — спросил у брата Майкл.

— Дважды… Первый раз еще в детстве, тогда я встретил его недалеко от Песчаной горы, и он заговорил со мной… Мы долго беседовали.

— Ты никогда не рассказывал мне об этом, — заметила Эйлин. — И что же он тебе сказал?

— Он научил меня кое-чему. Говорил много незнакомых слов. А затем вдруг встал и отправился восвояси. Но прежде, чем покинуть меня, он остановился и сказал: «Человек должен делиться с другими своей мудростью, иначе она ничего не стоит. Я отдам тебе свою мудрость, малыш».

— И он сдержал свое слово?

— В какой-то мере, да. Мне так кажется. После этого я видел его лишь однажды, несколько лет спустя, незадолго до того, как я впервые вышел в море. И он снова долго объяснял мне, как вести себя на охоте, у ручья, в горах.

— Он и вправду странный старик, — согласился Майкл. — Индейцы отказываются говорить о нем. И как я ни старался разузнать у них, кто он такой и откуда, они неизменно избегали отвечать на мои расспросы.

— Скорее всего, они сами ничего не знают, — сухо заметил Стэндиш. — Ну и что тут загадочного? Старик как старик, просто живет отшельником, вот и все.

Эйлин взглянула на него:

— Уин, ты самый лучший в мире племянник, но все же ты не ирландец.

— А это-то здесь причем? — спросил Стэндиш.

— Может быть, и ни при чем, — улыбнувшись, согласилась она, — но мы, ирландцы, тоже очень древний народ, и мы не отрицаем существование иного мира.

— Небеса? Тот свет? — переспросил Уин. — Я, кстати, их тоже не отрицаю. Как добропорядочный христианин, хожу в церковь и верю в существование рая и ада.

— Я совсем не то имела в виду, — возразила Эйлин Малкерин, — нам, кельтам, чуждо скептическое отношение к проявлениям всего загадочного и сверхъестественного. Например, мы убеждены, что лесной народец, гномы, действительно существует. Духи с незапамятных времен облюбовали земли Ирландии, они всегда были дружелюбно настроены к людям и не причиняли им зла, по крайней мере в большинстве случаев.

— Сеньора, — насторожился Стэндиш, — я вас не понимаю. Вы одна из самых практичных, разумных, трезвомыслящих женщин, известных мне, но иногда…

Она снова улыбнулась:

— Но иногда я поступаю, как ирландка, ты это хотел сказать?

— Послушай, Хесус, а ты можешь отвести меня к Хуану? — спросил Шон.

— Попытаюсь. Но кто поручится…

— Тогда выезжаем завтра. Рано утром.

— А как же Вустон? — поинтересовался Майкл.

Шон пожал плечами:

— Тебе придется самому заняться им, Майкл. Ты человек сильный, осторожный, да к тому же имеешь отношение к церкви. Если здесь останусь я, то не исключено, что очень скоро либо у них, либо у меня лопнет терпение, а ты умеешь убеждать, к тому же никому в голову не придет, что ты первым полезешь в драку.

— Так что если они будут настаивать, пускай остаются, но только ты сам отсюда не уходи и никому ничего не передавай и не передоверяй. Это очень важно.

— Я пойду и…

— Я еду с тобой, — решила Эйлин. — Ранчо мое, к тому же мы с Хуаном знакомы.

— И я с вами, — вызвалась Мариана.

— Нет, ты останешься, — нетерпеливо возразил Шон. — Ехать придется далеко и по жаре, тем более что мы даже предположить не можем, что с нами случится и куда заведет дорога.

— Мне кажется, капитан, ты забываешь, что сюда придет Андрес. И он попытается силой увезти меня. Если ты не хочешь, чтобы брат Майкл погиб в перестрелке, защищая меня… Пойми, Андрес не остановится ни перед чем, уж я-то знаю.

— Она могла бы составить мне компанию, — вмешалась в их разговор Эйлин. — Надеюсь, ты сумеешь удержаться в седле и не станешь хныкать?

— Мое детство прошло на ранчо. Я начала ездить верхом почти сразу как научилась ходить.

— Но это же смешно! — запротестовал Стэндиш. — Сеньора, куда, скажите на милость, вы собрались? Ехать в горы ради того, чтобы повидаться с каким-то там индейцем, который когда-то знал вашего мужа! А что, если ему ничего не ведомо о золоте или старика уже нет в живых? В любом случае, ваш покойный супруг оба раза привозил его очень мало. Неужели вы думаете, что он не забрал все, что нашел?

— А у тебя есть еще какое-нибудь предложение? — тихо спросила сеньора. — Не обижайся, Уин, другого выхода у нас нет. Золото из пустыни уже дважды выручало нас, может, и на сей раз нам снова повезет. А что еще остается делать? Отдать им ранчо? Или превратить эти холмы в поле битвы и полить землю кровью? Да я скорее погибну здесь, чем отдам хотя бы акр своей земли!

— Ну что ж… Отправляйтесь, если так надо. — Немного помолчав, он добавил: — Майкл, а ты как? Продержишься? Я хотел съездить в город и поговорить с Пио. Может, он что-то для нас сделает… Или хотя бы посоветует. Он разумный человек.

— Не спрашиваю, когда ты вернешься, — посмотрел Майкл на брата. — Я просижу здесь столько, сколько нужно. Мне нечего бояться.

— Теннисон остался на шхуне, сейчас она стоит на якоре либо у мыса Дьюм, либо выше по побережью. Ты знаешь, где. Я велел ему любой ценой уберечь «Госпожу Удачу». Он будет курсировать недалеко от берега, твой сигнал обязательно заметит.

— Со мной ничего не случится, — тихо отозвался Майкл.

— И молись, — сказал Шон. — Да помогут нам твои молитвы… Чем больше станешь молиться, тем лучше.

— А может, и тебе тоже стоит помолиться, Шон? — вкрадчиво предложил Майкл.

Шон усмехнулся:

— Я, конечно, тоже помолюсь, не сомневайся, но только мне почему-то кажется, что твои молитвы гораздо действеннее моих.

Шон прошел к себе в комнату, снял рубашку и начал умываться холодной водой из кувшина. Как хорошо снова оказаться дома. Он слышал звуки, доносившиеся из других комнат: все готовились ко сну.

Внезапно дверь в его комнату приоткрылась. На пороге стоял Хесус.

— Я думаю, за нами уже следят. Не исключено, что снарядят погоню.

— Кто? Рассел?

Монтеро пожал плечами:

— Рассел или Томас… кто-нибудь. Я покажу вам дорогу, а потом вернусь назад и буду вместе с братом Майклом дожидаться вашего возвращения.

— Спасибо тебе. Так лучше для всех.

Закрыв за собой дверь, Монтеро опустился на корточки, прислонившись к косяку. Теперь он пристально разглядывал Шона.

— А я не знал, что Старец говорил с тобой. Он обращается только к избранным.

— И что это означает?

Монтеро ответил не сразу.

— О нем говорят, что он последний из той великой нации, что давным-давно населяла эти земли. Рассказывают, что когда-то, в незапамятные времена, посреди пустыни вырос город, огромный город, вдоль улиц которого стояли дома из камня и саманного кирпича. Многие поколения сменились за городскими стенами, пока не случилось большое землетрясение, продолжавшееся дни и ночи. Город исчез с лица земли, не стало и великого народа… уцелеть удалось очень немногим… и среди них оказался Хуан, Старец.

— Знаешь, Монтеро, история, конечно, очень занимательная, но, честно говоря, я в нее не верю, наверное, это лишь красивое предание. Педро Фахес обошел весь наш край, но ни словом не обмолвился ни о каком городе. И задолго до него, почти сто лет назад, на побережье жили люди. А сколько лет Хуану? Семьдесят? Восемьдесят?

— Он стар, очень, очень стар, можете поверить мне, сеньор. Никто не знает, сколько ему лет. Время не властно над ним. Один индеец с острова Сан-Мигель, совсем дряхлый старик, как-то сказал мне, что, когда он сам был ребенком, Хуан выглядел точно так же, как и сейчас. Разве этому можно найти объяснение, сеньор? Вы считаете себя вправе судить, что на свете бывает, а чего нет? Я лично не стал бы спешить с выводами. Человек я бедный, сеньор, почти вся моя жизнь прошла в горах, мне доводилось заезжать далеко-далеко, в холмы, что находятся к югу отсюда, и я многое повидал. Мое племя считает меня мудрецом… колдуном, который умеет творить чудеса… но до Хуана мне далеко, потому что по сравнению с тем, что умеет он, все мои премудрости просто детский лепет, сеньор. И я, человек гордый, признаю это. Белые привыкли измерять время, сеньор. У вас и на корабле есть часы. Вы очень тщательно измеряете время. Возможно, это одна из ваших ошибок… вы пытаетесь измерить то, что измерить нельзя. Вы пытаетесь надеть кандалы на то, что не может быть заковано в оковы. А вообще, что такое время, сеньор? Кто объяснит? Вы считаете шаги, для того чтобы измерить землю; считаете восходы солнца и луны, смену времен года, но ради чего? Знаете, сеньор, мне кажется, что ваши старания напрасны. Я думаю, что они просто есть. И время существует само по себе, у него нет ни начала, ни конца. Оно было и будет вечно, а поэтому его невозможно ничем измерить. Вы не правы, когда говорите о ходе времени. Мне кажется, что вы живете в мире, где всегда можно пойти влево и вправо, вперед и назад, подняться наверх и спуститься вниз, вы видите его таким, и думаете, что иначе и быть не может. Но, возможно, есть и другие. Те, которые пользуются переходом.

— Переходом? Но через что?

Монтеро встал. Он сосредоточенно смахнул невидимую пылинку со своего сомбреро.

— Утро вечера мудренее. Теперь я пойду спать.

— Хесус?

Монтеро отодвинул засов.

— Да, сеньор?

— А ты тоже говорил со Старцем?

— Очень недолго, сеньор, очень недолго. Совсем не так, как он говорил с вами. Buenos noches, senor. Hasta la vista note 7.

Дверь за ним тихо закрылась, и Шон, усевшись на кровать, принялся стаскивать сапог с ноги. Бросив на пол один сапог, он снял и другой, но вместо того, чтобы бросить его, остался неподвижно сидеть, задумчиво потирая ладонью ступню. Затем осторожно опустил на пол и второй сапог.

Интересно, станет ли кто-нибудь лежать без сна, дожидаясь, когда раздастся грохот от падения его второго сапога?

Всегда ли должно быть именно два сапога?

В самом ли деле все вокруг так уж вечно и неизменно, как мы считаем? Или же это один из углов зрения, под которым мы смотрим на мир, чтобы уютно чувствовать себя в нем?

Он лег в постель, задул свечу и закрыл глаза.

Глава 6

Несмотря на ранний час, в узком каньоне стояла удушливая жара. Впереди ехал Монтеро, за ним — Эйлин, за которой следовала Мариана. Потом шла пара вьючных лошадей. Шон замыкал кавалькаду. Он был рад снова оказаться в седле. Тем более что под ним шел мустанг в свое время привезенный из Мексики и специально объезженный для поездок в горы.

Лошади медленно ступали по извилистой тропе. Путь оказался нелегким для всех. Время от времени на глаза путешественникам попадались дикие коровы. Один рыжий бык — величественный красавец — стоял на склоне холма, подняв голову, раздувая ноздри и кося в их сторону огненным взглядом, словно раздумывая, стоит ли атаковать непрошеных гостей или нет. Никто в отряде не обратил на него ни малейшего внимания, он громко фыркнул, взмахнул хвостом и, пробежав ленивой трусцой несколько ярдов в их сторону, как бы для острастки тряхнул головой и отправился восвояси, скрывшись вскоре за гребнем холма.

Все вокруг словно замерло. Только цокот лошадиных копыт да неумолимое жужжание пчел раздавалось в тишине. Отряд ехал шагом по узкой, каменистой тропе, и к тому времени, когда утро было уже в самом разгаре, оказался примерно в десяти милях от ранчо. Несколько раз Монтеро возвращался назад, чтобы уничтожить следы. Он обязательно проделывал это, когда тропа подходила к развилке.

Шон держал в руках винтовку. Вообще-то он не рассчитывал на скорую стычку, но на всякий случай решил, что осторожность не помешает, и был готов ко всему.

За то время, что ему довелось провести в горах, в пустыне и на море, у него развилось особое чутье на опасность. Наблюдательность, быстрота реакции вошли в привычку. В море ничто не могло ускользнуть от его внимания: он чувствовал малейшее изменение в движении корабля, в том, как скрипят снасти или хлопают на ветру паруса.

Но все же детство и юность его прошли в пустынных горах Южной Калифорнии, по праву считавшейся одной из самых больших скотоводческих областей того времени, так что дикую природу родного края он знал во всех ее проявлениях.

Добравшись до места, где тропа становилась заметно шире, Монтеро остановился, давая отдых лошадям.

Шон подъехал к нему:

— Еще далеко?

Монтеро пожал плечами:

— До заката доберемся… не раньше. Скоро развилка. Мы поедем по левой тропе.

— Вон там… случайно, не Сэддл-Рок? — Шон указал на несколько скальных вершин, возвышающихся над невысокой горой, видневшейся на некотором расстоянии справа от них. — Я уже давно не ездил этой дорогой.

— Да, Сэддл-Рок… сейчас до нее ближе всего. Мы поедем на север, а затем возьмем немного восточнее.

Шон слез с коня и отвел его в тень, а затем присел на землю рядом с женщинами, которые к тому времени тоже покинули седла, чтобы дать отдых себе и лошадям.

— А обедать мы будем? — поинтересовалась Мариана.

Шон усмехнулся в ответ:

— Что, проголодалась? Пока нет… по крайней мере, не сейчас. Монтеро ведет нас к воде. В пустыне тоже можно найти воду, особенно если знать, где ее искать. А он пас и выращивал скот среди этих холмов и держал на учете большинство таких мест.

— Но все-таки не все?

— Лишь древние индейцы знали все.

Он махнул рукой, указывая вдаль:

— Вон в той стороне находится Волчий каньон. Там я убил своего первого горного льва. Представь, огромная кошка выжидающе замерла на валуне, видимо пытаясь определить, опасен я для нее или нет. Мне же в то время было двенадцать лет. Вот она и решила, что я слишком уж мал, чтобы справиться с ней, ударила хвостом о камень, на котором сидела… и приготовилась к прыжку… И тогда я ее застрелил.

Они снова отправились в путь по еле различимой тропе, забирая на запад к самой высокой из видимых в округе гор, пологий склон которой составлял часть длинного кряжа, увенчанного на противоположной стороне еще одной островерхой скалой.

Неожиданно Монтеро свернул на еще менее приметную тропу, которая как будто вела вверх по песчаному склону. Несколько раз Шон видел на земле следы сандалий и догадался, что здесь проходил сам Старец.

Значит, он жив! Он не умер! Шон чувствовал не передаваемую словами радость. Только теперь он с облегчением вздохнул. На протяжении всего пути его мучило подозрение, что старика уже нет в живых. Сколько лет минуло с тех пор, когда он виделся с ним в последний раз? Ведь это было так давно!

И без того скудная пустынная растительность заметно поредела, повсюду, куда ни кинь взор, виднелись лишь глыбы песчаника. Интересно, думал Шон, как Старец здесь живет? Откуда берет воду? Что ест? И почему бы ему не спуститься вниз, к ним на ранчо? Ему там всегда рады?

Но вот совершенно неожиданно для себя, почти на самой вершине горного кряжа, они вышли на небольшой зеленый пятачок, окруженный со всех сторон скалами. Здесь росло несколько деревьев, а листва кустарника оказалась на удивление яркой. Обогнув один из огромных валунов, они выехали на полянку, где стояла маленькая хижина, пристроенная к отвесному склону скалы из песчаника. Стены хижины состояли из сплетенных веток, некоторые из которых принадлежали растущим тут же деревьям.

На скамейке у порога в соломенной шляпе, поношенной пестрой мексиканской шали и самодельных плетеных сандалиях сидел Хуан. Тот самый Старец.

Он выглядел невероятно дряхлым и немощным.

— Ну, друзья мои, как ваши дела? — спросил он тихим, но на удивление звучным голосом. — Что-то вы задержались.

— А разве вы нас ждали? — спросила Эйлин.

— Конечно. Твой муж сказал мне, если с ним вдруг что-нибудь случится, то я должен рассказать только тебе… или мальчику. — Он обернулся к Шону. — А мальчик уже вырос и стал мужчиной. Это хорошо.

Он сделал плавный жест рукой:

— Прошу вас, присаживайтесь. Мой дом слишком мал для того, чтобы принимать в нем гостей.

Они слезли на землю. Монтеро отвел лошадей в тень, тут же возвратился, а затем присел на корточки и закурил тонкую сигару.

Шон взял Мариану за руку.

— Старец, это Мариана де ла Круз. Она из Мехико,

Взгляд темных глаз остановился на девушке.

— Вот как? Ну да. Я бывал там как-то… еще в детстве, Красивый город, но я, честно сказать, ожидал большего. Тогда говорили, что он на острове посреди озера. Только остров уже исчез, да и от озера мало что осталось.

Они расположились на полянке перед хижиной, и тогда старик встал и скрылся за дверью. Вернулся он с запотевшим кувшином с каким-то холодным напитком, который тут же и предложил гостям: наливая его в маленькую глиняную чашку, по очереди подносил каждому.

— Это древний напиток, чиа с медом. Освежает тело… и придает ему силу.

— У нас беда, Хуан, — тихо произнесла сеньора. — За долги хотят отобрать наше ранчо, если мы не сможем заплатить. Мы подумали, что, может, ты знаешь, куда мой муж ездил за золотом, где он его нашел.

— Да. Я знаю, почему вы пришли ко мне и зачем вам золото. Я расскажу вам о нем, а затем вы сразу же уйдете отсюда. За вами идет погоня. Восемь человек преследуют вас и хотят убить.

— А ты пойдешь с нами?

— Пойду. Одним вам нельзя. — Он взглянул на Шона: — Но запомни, потом только тебе, только тебе одному можно будет возвращаться за золотом. Запомни… только тебе.

Монтеро поднялся с земли:

— Я приведу твою лошадь, Старец.

— Gracias. — Хуан перевел взгляд на Эйлин: — Совсем не изменилась, сеньора. Ты словно одна из нас.

— Из вас? — растерянно переспросила она.

Он лукаво улыбнулся, от чего залегшие в углах глаз морщинки сделались еще глубже.

— Мой народ давно ушел отсюда, сеньора, но когда-то нас было много, очень много. Правда, не так много, как вас сейчас, гораздо меньше. И земля принадлежала нам.

— Выходит, ваши люди не старели?

— Все люди стареют. И рано или поздно умирают. Главное в том, чтобы не умереть слишком рано, сеньора, и жить мудро. Одно дело просто долго прожить, и совсем другое дело прожить жизнь с умом.

— Хорошо говоришь. Ты странный человек, Старец.

— По-моему, правильнее сказать «необычный», сеньора. — Он замолчал ненадолго, глядя, как Монтеро выходит из-за скалы позади хижины, ведя на поводу гнедого коня. — До знакомства с твоим мужем я был очень одинок. Я жаждал найти собеседника, чьи уши услышали бы мои слова, чей голос отвечал бы мне. Чумаши — доброе племя, их люди ловки и сообразительны, но только все их познания о мире ограничиваются нашими землями. Твой муж много путешествовал по суше и по морю, его переполняли идеи. Он умел слушать так же хорошо, как говорить. Многое понимал и не страдал предубеждениями, что делало его ум открытым к пониманию того, во что другие, возможно, и отказались бы поверить.

— Ты образованный человек, Старец.

— А что еще можно назвать образованием, как не подготовку человека и его ума к существованию в обществе, в котором он живет? Образование бывает разным и зачастую оно приносит столько же вреда, сколько и пользы, потому что где вера, там и неверие. Уверовав во что-то одно, человек напрочь отметает реальность всего, что, на его взгляд, противоречит его убеждениям, которые сам он считает единственно правильными.

Шон сидел перед стариком, подавшись вперед, весь внимание и испытывал какой-то особый прилив новых сил. О чем Хуан говорил с ним тогда, много лет назад? Нет, тех слов он не помнил, да и все так изменилось. Ничто уже не повторится, не будет как прежде, и сам он совсем не тот.

— Ты сказал тогда, что мудростью нужно делиться с другими. Мне хотелось бы разделить с тобой твою мудрость, Старец. Если ты станешь говорить, я готов слушать.

— Да. Я буду говорить. Но очень важно научиться слушать сердцем… больше чувствовать. Быть осторожным -тоже наука. Наступили такие времена, когда тебе предстоит бороться ради того, чтобы выжить, а для этого необходимо быть готовым ко всему. Так пусть же эти дни оставят свой след в твоей памяти.

Старец замолчал, а затем неожиданно встал и направился к своему коню, собрал поводья, взялся рукой за луку и с поразительной легкостью вскочил в седло, потом подал знак остальным, чтобы тоже садились на лошадей и следовали за ним. Ни слова не говоря, он пришпорил коня, направляя его мимо вершины кряжа, к северному склону.

Тропа в том месте кончилась, но он уверенно направился вперед, указывая путь остальным.

Обернувшись, Хуан снова заговорил с Шоном, который теперь ехал позади него. Монтеро занял место замыкающего.

— Запоминай дорогу. Я скоро умру.

— Нет.

— Скоро.

Шон украдкой взглянул на мать. Ее лицо теперь казалось изможденным. Она устала.

— Ты как? Хватит сил доехать?

— Конечно, — улыбнулась в ответ сеньора. — А у тебя?

Шон рассмеялся, и Мариана, которая молча переносила все тяготы, улыбнулась ему в ответ.

— Поезжай вперед, — сказала она, — а уж за нами дело не станет! Мы не отстанем!

Солнце припекало, но долетавший с моря ветер приносил прохладу. Иногда их путь пролегал в тени скал или под густыми деревьями. Дважды Шон замечал следы, оставленные медведями-гризли, от других медведей они отличались длинными и острыми когтями на передних лапах. Еще ему на глаза попались следы горного льва и нескольких снежных баранов.

Старец вел их узкой, извилистой тропой, должно быть, очень старой, на которую они выехали совершенно неожиданно. Петляя между огромными валунами, из-под которых сочилась вода, она уводила их в глубь каньона, где порхало множество птиц, и казалось, что все вокруг наполнено их радостным, разноголосым щебетанием.

— Коней напоите здесь, — указал старик. — Ехать еще далеко.

В уединенном месте у небольшого водопада, куда не проникали палящие лучи полуденного солнца, они ненадолго расположились для отдыха.

Вскоре старик уже снова был в седле.

— И как долго нам еще ехать? — спросил у него Шон.

— Пока не приедем, — просто ответил старик. — Там, куда мы держим путь, с виду все так же, как везде, но на самом деле не похоже ни на что из того, что ты знал ранее.

Шон вытер ладони о рубаху и посмотрел вперед, в глубь каньона. Самый обыкновенный, ничем не примечательный каньон, напрочь лишенный каких-либо заметных ориентиров. Здесь ничего не стоило сбиться с пути, потеряв тропу. Старец прав. Нужно глядеть в оба.

Тропа сделалась немного шире, и тогда Мариана, нагнав сеньору, поехала рядом с ней.

— Он совсем не похож на индейца.

— А кто такие индейцы? Индейцы тоже разные бывают. Взять хотя бы ацтеков и эскимосов. Или же тольтеков и ирокезов.

— Он мне нравится.

— Да. — Согласилась Эйлин, но тут им пришлось снова выстроиться в цепочку, так как тропа заметно сузилась, но, когда она наконец стала шире, их лошади опять пошли рядом.

— А вы заметили, что он не воспротивился тому, что мы тоже едем с ними? Даже не предложил нам остаться и где-нибудь переждать.

— Ему виднее, — сухо заметила Эйлин, но затем, немного помолчав, добавила: — Но это действительно так. Наверное, перед его народом никогда не стоял вопрос о равноправии женщин… по крайней мере, мне так кажется.

Въехав на вершину бугра, Шон оглянулся назад, вытирая рукавом пот со лба, но не увидел ничего, кроме скал, дрожащих в знойном мареве. Неужели Мачадо и его люди гонятся за ними?

Старец сказал, что их преследуют, да и сам он в глубине души не сомневался, что так оно и есть. Должно быть, для того чтобы убедиться в чем-то, человеку иногда совершенно не обязательно видеть или слышать это самому. Порой достаточно просто знать. Значит, старый индеец владеет этим знанием? А временами оно доступно даже Монтеро. Может быть, это нечто разносит ветер? А что, если все человеческие мысли и поступки оставляют в воздухе некий знак, который переносится ветром, пока на пути не попадется человек, способный принять информацию.

Он поежился, а затем на всякий случай дотронулся рукой до рукоятки револьвера, висевшего у пояса, — оружия новой модели, изготовленного в городе Патерсоне, штат Нью-Джерси, по чертежам человека по имени Кольт. Это был хороший револьвер, самый лучший из всех существовавших тогда револьверов, если уж на то пошло. Нравилось Шону и недавно приобретенное им ружье — восьмизарядная револьверная винтовка того же Кольта. Правда, ему пришлось немного повозиться с ней, поточнее установить прицелы и отрегулировать механизм. Но теперь ее боевые качества не позволяли им желать лучшего.

Один раз Шону показалось, что, оглянувшись, он заметил далеко позади на вершине кряжа некий металлический предмет, сверкнувший на солнце. Но, в конце концов, вполне возможно, что это была лишь игра его воображения.

Солнце быстро клонилось к закату, когда старик наконец осадил своего коня у родника в Потреро.


— Напоите лошадей и наполните фляги. Здесь мы не задержимся.

— Мы поедем дальше? — спросил Шон, начиная всерьез переживать за мать и Мариану.

— Всего одну или две мили. Томас, возможно, знает об этом роднике, хотя вряд ли.

Они позволили лошадям вволю напиться, а затем поехали прочь от источника, исчезая в сгущающихся сумерках. На ночлег устроились в укромном местечке, затерявшемся среди холмов и скрытом от чужих глаз.

Здесь под ногами шуршал мягкий песок. Шон откинул пару камней, а затем расстелил на земле одеяла для матери и Марианы.

— Ложитесь спать. Мы выезжаем завтра на рассвете.

Он видел, как Монтеро вывел лошадей на небольшой островок пробивавшейся из земли зеленой травы и привязал их там, а затем опустился на камень и принялся глядеть на звезды. Сегодня он больше молчал. Через несколько минут Монтеро подошел к Шону.

— Я посторожу, — предупредил он. — Спите, пока есть время.

— Разбуди меня в полночь, — попросил его Шон, а затем, выбрав себе место недалеко от спящих женщин, завернулся в одеяло и устало растянулся на земле, не забыв притом положить рядом с собой оружие.

Он пытался заснуть, но сон почему-то не шел. Казалось, что глубокое ночное небо с мерцающими на нем яркими звездами нависло совсем низко над землей. Ночь была тиха и нежна, как прикосновение юной девы, и на холмы то и дело налетал еле уловимый ветерок.

Он слышал, как ударяясь о валуны, несся по склону вниз камешек, как где-то совсем рядом закопошился какой-то маленький зверек, и когда в следующий момент он проснулся, то увидел рядом с собой Монтеро.

Шон тут же сел:

— Что случилось?

— Очень хочется спать, амиго. Теперь твоя очередь караулить.

Прежде чем обуться, капитан старательно вытряс оба сапога. Не хватало еще сунуть ногу в сапог, в который, пока он спал, заполз тарантул или скорпион. Затем встал, отряхнул от земли, сложил и приторочил позади седла свое одеяло и только тогда взял в руки винтовку и приготовился выслушать все, что скажет ему Монтеро.

— Пока тихо. Не думаю, что они могут быть где-то поблизости, но на всякий случай будь поосторожнее.

— А что индейцы?

Хесус пожал плечами:

— Ни один из калифорнийских индейцев не посмеет даже приблизиться к нам, пока с нами Старец… а они знают, что он здесь. Но вот за чужаков с той стороны Колорадо, мохавов или пайутов с севера, я ручаться не могу.

Прошел час, затем другой. Шон несколько раз обошел вокруг лагеря, проверил лошадей и, вернувшись на пост, сел на камне. Тут к нему подошла мать.

— Я проснулась Шон, так что, если хочешь, можешь лечь спать.

— Да нет, все в порядке. Я уже выспался.

— Мы не можем лишиться ранчо. Не знаю как, но его нужно во что бы то ни стало сохранить.

— Оно останется нашим.

Она опустилась на валун рядом с ним.

— Мариана очень милая девушка.

— Да.

— Ты в нее влюблен?

Шон усмехнулся:

— Для ухаживаний нет времени. Слишком много забот. Она хорошая, милая, и если бы только за нашим ранчо не было долгов…

— Время еще есть. Я думаю, она пробудет с нами еще довольно-таки долго.

Он не ответил, продолжая напряженно прислушиваться к тишине ночи. Ему показалось, что вокруг все вдруг разом стихло, и над холмами воцарилось гробовое безмолвие. Он ждал, сам не зная чего.

Шон взглянул на мать. Она тоже подняла голову, глядя в глубь долины, в ту сторону, где находился источник.

— Сюда кто-то идет, — наконец сказала она,

Глава 7

Внезапно рядом с ними появился Хуан:

— Поторопитесь. Мы уезжаем прямо сейчас.

Монтеро привел лошадей, и, как только все уселись в седла, Хуан решительно пришпорил своего коня, резко свернул с дороги, по которой они приехали сюда, увлекая остальных за собой, туда, где чернела стена с виду непроходимых зарослей.

Но на деле оказалось, что тропа проложена и здесь. Высокие колючие кусты подступали к ней вплотную с обеих сторон, жесткие листья то и дело цеплялись за стремена, ветки хлестали по коленям и плечам. Хуан не терял время попусту и уверенно прокладывал путь вперед, словно молодой пастух, отправившийся на поиски отбившегося от стада быка.

Путники ехали по пробитому сквозь заросли извилистому коридору, в темноте которого они не могли разглядеть ничего дальше ушей собственной лошади. Вокруг царило молчание, нарушаемое лишь приглушенным стуком копыт, шелестом и треском веток.

На маленькой лужайке посреди зарослей Старец остановился и подождал, пока Монтеро займет место замыкающего в их колонне, после чего они снова двинулись в путь. Шону вдруг показалось, что темнота как будто начала постепенно рассеиваться… Всходила луна.

Наконец они выехали из зарослей и тут же углубились в уединенный каньон. Хуан продолжал двигаться довольно быстро. Теперь над ними возвышались темные склоны гор, казавшиеся загадочными и неприступными как никогда, а впереди чернел каньон.

Примерно через час езды стены каньона расступились, и путники оказались в залитой лунным светом долине, но старик тут же увлек всех за собой на противоположную ее сторону.

В долине было очень тихо, а в воздухе пахло пылью. Даже чахлую траву, пробившуюся из-под камней, выжгло палящее солнце.

Они проехали еще пару миль, держа путь к темневшей впереди скале, за которой открывался вход в узкое ущелье.

Путники медленно, но верно продолжали продвигаться вперед, когда стены ущелья внезапно расступились, и они снова оказались на равнине, где росли тополя и стояла старая полуразрушенная глинобитная хижина, рядом с которой когда-то находился загон для скота, огороженный забором из покосившихся жердей.

— Остановимся здесь на час, — предложил Хуан. — Нужно отдохнуть.

— Я возвращусь назад и послежу за долиной, — предупредил Монтеро и тут же скрылся в темноте.

Шон помог матери слезть с лошади, хотя она смогла бы прекрасно обойтись и без его помощи.

— Ты лучше позаботься о себе, — запротестовала она. — Мне доводилось заезжать и подальше, чем сейчас.

— Нам еще очень долго ехать, — попытался урезонить ее сын.

— Откуда тебе знать? Это известно только Хуану.

— Еще очень далеко? — спросила Мариана.

В ответ старик улыбнулся:

— Если нам ничего не помешает, то три дня. Может быть, четыре. Вы едете?

— Ну конечно же! — воскликнула Эйлин Малкерин. — А ты думал, что мы останемся?

— Старец, а что, если нам сейчас выпить кофе? Или лучше не рисковать и не разжигать костра?

— Я бы не отказался. — Он сел на землю, привалившись спиной к большому камню. — До того как рассветет, наших следов им все равно не найти, мне кажется. Тропу сквозь заросли заметить нелегко.

— Может, это для тебя не новость, — осторожно начал Шон, — но один из людей Томаса раньше входил в банду грабителя Васкеса. Он знает тропы.

Старик поднял на него глаза:

— В здешних местах есть такие тропы, по которым далеко не каждому суждено пройти. Пусть только сунутся туда.

Путники развели небольшой костер и достали из вьюка кофейник. Через несколько минут вода уже кипела. Эйлин взялась за приготовление кофе, а Шон, покинув собравшихся вокруг костра, остановился чуть поодаль и прислушался.

Было очень тихо.

Старик определенно знал, что делал, но только Шону это не прибавляло спокойствия. В салуне у Томаса Александра частенько останавливались проезжие, среди которых встречалось немало отъявленных негодяев из банд Васкеса или одного из Хоакинов. Здешние тропы не составляли тайны как для Томаса, так и для его приспешников.

А если преследователям удастся настигнуть их в безлюдных холмах, то уже нечего сомневаться, они не остановятся ни перед чем. Хуан и Мариана не имели никакого оружия; у Монтеро лишь старое ружье; мать прихватила с собой винтовку, точно такую же, как и у него.

Значит, в случае нападения, отстреливаться смогут лишь Монтеро, мать и он сам.

Мачадо наверняка приведет с собой Рассела, Томаса и еще кого-нибудь из их компании.

Логичнее всего постараться, чтобы до стрельбы дело не дошло, и, похоже, именно такую цель поставил перед собой Хуан.

Эйлин Малкерин стояла у костра, разглядывая повзрослевшего сына. Широкоплечий мужчина, озабоченно меряющий шагами маленькую поляну, где они нашли приют, показался ей бесконечно далеким.

Несмотря на присущую ему юношескую вспыльчивость и некоторую сумбурность, Майкл оставался ближе к дому, в то время как Шон, спокойный и рассудительный, уходил на шхуне в море вместе с Хайме, ненадолго возвращался к ней заметно повзрослевшим и возмужавшим, чтобы вскоре снова отправиться в плавание.

Возможно, все объяснялось тягой к морю. Но она-то чувствовала, есть в его страсти нечто необъяснимое, тот же феномен некоего мистического свойства, который заставил Майкла обратиться к религии. Это жило и в Хайме, и в ней самой — потомках кельтов. Но все же заметнее всего проявлялось у Шона. Монтеро как-то обмолвился об этом, вспоминая, каким Шон был в детстве. Старый Хуан тоже сумел разглядеть его.

Так какие же качества отличают настоящего мужчину? Только ли крепкие кулаки и вульгарная напористость? Или доброта, любовь и преданность своей семье, своей стране? Или же нечто большее?

Ночь близилась к концу, скоро рассвет. Она снова посмотрела на небо, заметно посветлевшее над горными вершинами восточного хребта. Высоко над головой все еще мерцали одинокие звезды, похожие на огоньки далекой гавани, а в глубине каньона по-прежнему царила непроглядная тьма.

Эйлин подошла к старику. Услышав ее шаги, он обернулся, хотел встать, но она жестом остановила его:

— Я сяду рядом.

Старец всегда был сдержанным и скупым на слова, но теперь в его молчании Эйлин почувствовала что-то неладное, и ей сделалось не по себе.

— Что случилось, Хуан?

— Будет кровь, — тихо ответил он, — кровь и смерть. Вам не следовало ехать.

— С каких это пор мы, женщины, боимся крови? — спросила она. — Дело касается не только Шона, но и меня. И уж если суждено пролиться крови, то я буду рядом с ним.

Старец сокрушенно покачал головой:

— И так без конца. Человек рождается в муках и в муках же проживает свою жизнь.

— А там, куда мы едем… безопаснее? Там можно укрыться?

— В этом мире опасность подстерегает на каждом шагу, и приют в нем можно найти лишь на время. Когда-то мой народ считал эту землю своим домом, но всего за одну ночь все пошло прахом, превратилось в руины и лежало в развалинах, среди которых не осталось ни одного целого камня.

Мы жили в своем собственном, созданном нами мире, познали то, что недоступно было пониманию обыкновенных людей, и верили, что нам ничего не угрожает. Но это оказалось не так. Ни сокровенные знания, ни понимание того, о чем никто не догадывается и, возможно, уже никогда не узнает, нас не спасло. Земля сотрясалась, и по ней разбегались огромные трещины, поднимались высоченные облака пыли, бушевал пожар, и в поисках спасения мы бежали, но только бежать было некуда. Некоторые отправились к морю, где и погибли, когда на пятый день землетрясения на берег обрушились гигантские волны, другие ушли в пустыню и умерли там от голода и жажды, и очень многие остались лежать мертвыми среди руин.

Кое-кто ушел в горы. Некоторым из них удалось выжить. Но многие умерли только потому, что не умели жить без тех вещей, которые их окружали прежде. Несмотря на молодость, я входил в число духовных наставников наших людей, а еще любил леса, горы и прежде часто путешествовал в поисках целебных трав. Вот так я и выжил.

— Я никогда раньше не слышала ничего подобного. — Она изумленно глядела на него. — А ты рассказывал об этом Хайме?

— Немного. Однажды в пустыне он набрел на развалины стены, на земле возле которой валялось несколько черепков. Осколки оказались очень тонкими и мягкими и почти прозрачными. Его удивило, как китайский фарфор попал туда. Но его удивление стало еще больше, когда я сообщил ему, что он нашел вовсе не фарфор. Когда-то, очень давно, черепки были нашей посудой, которая изготавливалась на месте. И тогда мы с ним немного поговорили об этом.

— А Шон? Он тоже знает?

Старец замолчал и затем заговорил снова:

— Он до многого дошел своим умом. Все понимает. Все чувствует. Знает, где и что произошло. Это у него в душе.

— А раньше, когда он был намного моложе, ты его учил чему-нибудь?

— Учил? Возможно. В конце концов, учить и поучать это « не одно и то же. Для того чтобы научить человека, иногда бывает достаточно всего лишь приоткрыть дверь или чуть отвернуть краешек занавеса. Стоит только приподнять завесу, и такой человек уже не нуждается в том, чтобы его учили, потому что разум его сам все видит, чувствует, понимает.

— Ты только что говорил о том, что прольется кровь… Скажи, мой сын останется жив?

— Этого я не могу сказать, сеньора. Давным-давно, еще молодым, я знал и умел очень многое, но теперь мой костер уже почти догорел, и будущее видится мне неясно, словно сквозь какую-ту пелену.

— А твой город? То место, откуда ты пришел? Твой народ? Что они за люди?

— Совсем другие, не такие, как вы… но теперь это уже не имеет значения. Все кончено. Кроме меня, никого не осталось, а я уже очень, очень стар.

— Но откуда вы пришли сюда?

— Издалека… И очень, очень давно. Но теперь это не имеет значения, сеньора, и я никогда и никому ничего не рассказывал.

— Даже Шону?

— Еще нет… скоро, может быть. Но только не все. Прошлого не вернуть. Стихия расправилась с гордыми, сильными и бесстрашными людьми, как огонь расправляется с сухой травой. Мы были, а потом пришел огонь, все обратилось в прах, и нас больше не стало.

— Ты должен рассказать кому-нибудь обо всем, что знаешь. Твоя повесть войдет в историю, и люди извлекут для себя урок.

Он улыбнулся:

— Люди не привыкли извлекать уроков из истории. Каждое поколение считает себя умнее и образованнее тех, кто жил до них, каждое новое поколение считает, что уж оно-то не повторит чужих ошибок, что с ним ничего не случится. Потомки заново открывают для себя то, что знали их предки, и тут же начинают радостно голосить: «Слушайте все! Глядите, что я нашел! Смотрите, какой я умный!» И каждый твердо убежден, что открыл нечто абсолютно новое. Изобретателям и невдомек, что их так называемые «открытия» давным-давно опробованы обществом прошлого, и большинство из них признаны ошибочными или же совершенно бесполезными. Среди нас тоже попадались стяжатели и властолюбцы. Но и их постигла такая же участь, как и всех остальных.

Один раз со мной беседовал священник. Он очень долго говорил о греховности мира и хотел, чтобы я покаялся перед его богом, и якобы бог меня простит и отпустит мне все грехи. Я терпеливо слушал его, а в душе смеялся, потому что у меня нет грехов и прощать меня не за что. Он рассказывал мне о Содоме и Гоморре, а я слушал его с тяжелым сердцем. Ведь с теми людьми случилось то же самое, что и с нами.

В небе погасла последняя звезда. Старик встал:

— Нам пора. Они как-то нашли дорогу, и теперь уже близко… слишком близко.

Она подошла к Шону:

— Хуан говорит, что нас догоняют и что будет пролито много крови.

— Я ждал такого поворота событий.

Путники снова сели на коней, и их силуэты растворились в сером свете занимавшегося над восточными склонами нового дня. Призрачными тенями пронеслись они по горным склонам, подобно облакам, что порой летят по небу, заслоняя собой солнце и не оставляя после себя никаких следов.

Шон снова вытер о рубаху потные ладони и оглянулся назад, обводя взглядом холмы. Ничего не заметно… пока. Но обмануть судьбу им все равно не удастся. Поэтому, предельно собранный и осторожный, он легко держался в седле, готовый в любую минуту бросить стремена и спрыгнуть на землю. Ему не хотелось зря тратить патроны, стреляя на ходу, сидя верхом на пустившемся в галоп коне. Конечно, если возникнет необходимость, он будет стрелять и с седла, поскольку уже неоднократно проделывал это, но только на сей раз очень важно, чтобы каждый его выстрел наверняка достиг цели. Ведь здесь он защищал свою мать. И еще Мариану.

Конь старика летел во весь опор. Пилигрим вел их за собой извилистыми тропами, убегавшими вверх по пологим склонам, через выжженные солнцем холмы, они проезжали вдоль горных хребтов и спускались в незнакомые каньоны, форсировали вброд горные потоки, продирались сквозь густые заросли, петляли, путали следы, возвращаясь назад, неизменно отправляясь затем в совершенно другом направлении.

Как-то, оглянувшись, Шон заметил вдали облачко пыли, но Хуан отрицательно покачал головой:

— Я не знаю, что там за пыль, но это не те, что нас преследуют. Они гораздо ближе. Только не видят нас.

Время от времени Шон замечал на земле оленьи следы. Каких-либо других следов возле них не объявлялось. Еще он обратил внимание на то, что окружающий ландшафт внезапно изменился. Теперь маленький отряд ехал через совсем другие каньоны. Они образовались в теле огромных скал, по склонам которых пробежали гигантские трещины. Края каменных разломов еще не успели сколько-нибудь пострадать от воды, ветра и наносимого им песка. Пред ними предстала ужасная картина: чудовищное нагромождение обрушившихся горных карнизов, расколотые каменные глыбы, глубокие ущелья, на многие мили вокруг мрачное запустение.

Шон завел разговор с Монтеро о местах, где они проезжали.

— Это большой разлом, — ответил мексиканец, — трещина в земле, которая на протяжении многих миль проходит по горам — от Мехико и до самого моря, много севернее Монтерея. Местами тропа идет по ее дну, и мне в свое время тоже довелось как-то проехать по ней.


— Результат землетрясения, — согласился Шон. — Впечатляющее зрелище!

Они ехали целый день, остановившись лишь с наступлением темноты, когда Хуан осадил своего коня и неловко слез на землю.

— Коней никому не расседлывать. Сейчас сварим кофе, перекусим, а потом отправимся дальше.

— На ночь глядя? — недоверчиво переспросила Мариана.

— Так надо.

Когда легкий ужин подошел к концу и свежесваренный кофе был уже выпит, Хуан медленно поднялся с земли. Шон обеспокоенно взглянул на него.

— Может, нам все же стоит немного отдохнуть. Старец, ты очень устал.

Хуан пожал плечами:

— Я теперь часто устаю. Это не важно.

— Ну хоть немножко…

— Времени нет. Они быстро догоняют.

Увидев, что спорить бесполезно, Шон собрался уже затушить костер, но старик остановил его:

— Нет, подбрось дров, и пусть горит. Они подумают, что мы здесь, оставят лошадей, начнут потихоньку подбираться поближе, и ничего не найдут. Никого и ничего.

— Ну и что?

— А то, что мы выиграем время, возможно, целую ночь. А это, приятель, скажу тебе, уже что-то.

И они опять сели на коней, и Хуан вновь повел их за собой в непроглядную темноту ночи.

Глава 8

Следующую остановку отряд сделал лишь с наступлением утра. Рассвет застал их в каньоне с крутыми, почти отвесными склонами, которые становились более отлогими ближе к вершине. Здесь к небу тянулись сосны, под сенью которых раскинулись заросли можжевельника.

— Вот тут мы и отдохнем, — объявил Хуан.

Он тяжело опустился на землю и остался неподвижно сидеть, привалившись спиной к валуну.

— Дальше идти нельзя. Они слишком близко.

— Близко? Но ведь никого не видно!

— Я знаю.

— Мы должны добраться до золота, Хуан. Иначе у нас отберут ранчо.

— Это так важно? Если дело в земле, то ее кругом сколько хочешь. Отправляйтесь куда-нибудь еще и возьмите себе угодья побольше. Я могу показать вам такое место, там прекрасная земля.

— Но ведь ранчо — наш дом. Те горы и море стали частью нашей жизни. Там осталась наша шхуна. Там могила моего отца.

— Да… я совсем забыл. — Старец замолчал, а затем немного погодя покачал головой: — Враги слишком близко. Могут найти нас и забрать все.

— Они ничего не получат, — решительно заявила Эйлин Малкерин. — Они ничего не получат, Хуан. Ничего, кроме больших неприятностей на свою голову. Я не отдам им свой дом, Хуан. И ничего им не отдам, слышишь? Ничего!

— А что за люди преследуют нас? Они плохие?

— Хуже не бывает, — ответила Эйлин. — Одного из них зовут Вустон, а еще с ними наверняка едет Крутой Рассел, Томас Александр и Хорхе Фернандес.

— Фернандес? Такой худой и злобный человек?

— Да… и еще Андрее Мачадо.

Хуан поднял с земли небольшую щепку и принялся водить ею по песку.

— Фернандес… помню, помню. Кажется, он убил девушку? Ту девушку из индейского племени?..

— Он самый.

— Я знал ее. Иногда она приносила мне frijoles note 8… Очень славная девушка.

Еще с минуту он просидел молча, а затем сокрушенно покачал головой:

— Нет. Не могу. Вы мои друзья. Я верю. Но это совсем не то, что вы думаете. Там нет великого богатства, а так, немного золота, добраться до которого к тому же совсем не легко. Может быть, вам его и хватило бы… но я не смею так рисковать.

Шон опустился на землю рядом с ним:

— Послушай, Старец, тогда идите без меня. Я останусь здесь и задержу их.

— Они убьют тебя.

— Не раньше, чем я сам с ними разделаюсь. Бери сеньору, Мариану… поезжайте. Я остаюсь.

— Если ты остаешься, — вмешался в разговор Монтеро, — то и я с тобой.

Старик переводил взгляд с одного на другого, качая головой.

— Вы храбрые люди, славные люди. — Он снова замолчал, а затем вздохнул и опять покачал головой. — Тогда отдохните немного. Дайте отдых лошадям. Вон за теми зарослями есть яма, в которой всегда стоит вода, отведите их туда, пусть напьются. Мы должны ехать.

Затем, отойдя в сторону, он повернулся ко всем спиной, лег на земле, свернулся калачиком в тени и заснул.

Эйлин Малкерин взглянула на сына:

— Мы не имеем права так поступить, Шон. Мне кажется, что то место, куда он ведет нас, какое-то особенное. Возможно, даже святыня.

— Может, и так. Я тоже очень переживаю за него. Но сделаем, как я сказал: вы поедете с ним, а я останусь.

— Или мы едем все вместе… или не едет никто.

— Сеньора, я…

— Нет. Я люблю наше ранчо, оно очень дорого мне, но никакое ранчо не стоит крови моего сына. Нет… мы едем все или никто.

Шон прекрасно знал, что с матерью спорить бесполезно.

— Скажи, а что за золото привозил отец? — спросил он, переводя разговор в другое русло. — Просто руда или уже обработанное?

— Я его никогда не видела.

Монтеро увел лошадей, и Шон привалился спиной к валуну. Он устал, слишком устал. Долгие переезды, постоянное беспокойство, а тут еще новые проблемы… Закрыв глаза, капитан крепко, до боли в руках, сжал кулаки. Он должен что-то придумать, должен что-то предпринять, чтобы спасти их всех. Хуана, мать, Мариану…

А как же Монтеро? Он хороший человек, и вместе им наверняка удастся сделать то, что следовало сделать уже давно. Они будут держаться до последнего. На все воля Божья… значит, такова судьба.

Внезапно он почувствовал у себя на плече чью-то руку и тут же открыл глаза. Солнце стояло уже высоко. Хуан дождался, когда Шон окончательно проснется.

— Ты хорошо отдохнул, сынок. Время ехать.

— А ты бы не мог рассказать нам, как туда добраться? А сам спрятался бы где-нибудь поблизости и отдохнул.

— Мы на одной из дорог моих воспоминаний, путешествие по ней идет мне на пользу.

— Мой муж очень уважал тебя, — заметила Эйлин.

— Он был хорошим человеком, сеньора. Уважал старые традиции. Когда древние боги говорили, внимал им.

— Древние боги?

— Они здесь повсюду, ибо они обитают там, где ничто не нарушает их покоя. Если, придя в пустыню, человек хранит благоговейное молчание, то боги иногда могут приблизиться к нему. Если ты почитаешь их мир, то они будут благосклонны к тебе. Преследующие нас сами не ведают, что творят. — Хуан взглянул на нее: — Древние знают тебя. Они знают, что ты принадлежала ему и что ты тихая женщина…

Она улыбнулась:

— Ты меня плохо знаешь, Хуан, иначе бы никогда такого не сказал. Я сильная, самоуверенная и к тому же властная женщина.

Он пожал плечами:

— Но умеешь хранить молчание в пустыне. И это главнее всего. Важно привыкнуть жить в молчании.

С этими словами он подошел к своему коню.

— Времени нет. Пора ехать.

Андрес Мачадо первым достиг костра. Быстро оглядевшись и на всякий случай объехав небольшую лужайку, он дождался Рассела.

— Значит, мы видели дым вот этого костра. Интересно, зачем они его разжигали?

Мачадо неопределенно пожал плечами.

— Чтобы кофе сварить. — Перекинув ногу через седло, он легко спрыгнул на землю. — Что ж, последуем их примеру. — Он обернулся и крикнул куда-то в сторону: — Сильва! Готовь еду, мы остановимся здесь.

— Костер — сигнал, — пробормотал Сильва.

Все недоверчиво уставились на него:

— Сигнал? Но кому?

Он пожал плечами:

— На костре готовилась еда, остались следы жира, а вот здесь кто-то из них выплеснул на землю кофейную гущу. Но еще костер им понадобился, чтобы подать кому-то знак.

— А кому его подавать-то? — нетерпеливо переспросил Александр. — Здесь во всей округе нет ни души. В такой глуши даже индейцы не живут.

— И все же это сигнал, — продолжал стоять на своем Сильва.

— А тот краснокожий старикашка? О нем что-нибудь известно? — спросил Вустон. — Я видел его только раз, но он имел какие-то дела с Малкерином.

— Я его не знаю, — сказал Томас, потупившись.

— Тоже видел его лишь однажды, — нехотя проговорил Фернандес. — Он такой странный… И очень-очень старый.

— Странный? В каком смысле?

— Ну… просто странный. Всегда сам по себе. Никогда не появлялся в городе. Другие индейцы старались держаться от него подальше, будто боялись чего-то.

— А чего там бояться-то? — презрительно усмехнулся Рассел. — Я его тоже как-то видел. Обыкновенный старикашка… выглядит лет на сто. На него плюнь покрепче, он • и развалится.

Томас неодобрительно посмотрел в его сторону. Он недолюбливал Рассела.

— Это тебе бы так хотелось, — возразил трактирщик. -А уж он-то на своем веку таких, как ты, видел-перевидел.

Сильва тем временем нарезал копченую свинину и сложил куски в сковородку.

— Говорят, что он может вызывать духов… или наколдовать что-нибудь такое…

Рассел рассмеялся:

— Чепуха! Бред какой-то!

Они расположились у костра и завели разговор, борясь со сном и усталостью. Вустон, Рассел, Александр, Фернандес и Андрес Мачадо. За последнее время примерно около дюжины калифорнийцев изъявили желание присоединиться к их компании, и Сильва, невысокий, широкоплечий потомок индейцев и испанцев, а к тому же еще хороший повар, замечательный погонщик и просто непревзойденный следопыт, входил в их число. Мало кто в то время отважился заходить так далеко в горы, но Сильва представлял в этом смысле исключение, как в прошлом Педро Фахес и отец Гарсес.

— Ну и что ты собираешься делать, когда мы их поймаем? — спросил Рассел у Мачадо.

— В такой глуши немудрено и заблудиться, — усмехнулся Вустон. — Будет странно, если они вообще когда-либо выберутся.

Рассел вынул из кармана жилета сигару.

— Да уж, точно, я бы очень удивился, — согласился он. — В такой преисподне может случиться все что угодно.


Мачадо презрительно посмотрел на них.

— Это ваше дело, — отрывисто произнес он. — Мне нужна только девка и хороший кнут. Остальное меня не касается.

— А как же Шон Малкерин? Тот самый, который украл у тебя невесту?

— Мне ничего не известно о том, что он ее крал. Она убежала… дурацкий бабий бунт… а в гавани стоял его корабль. Хотя, — добавил он, — я вызову его на поединок и обязательно убью.

— Лучше просто убей его, — посоветовал Рассел.

— Его? — презрительно фыркнул Мачадо. — В любом случае, симпатий он у меня никогда не вызывал. Но нет, я вызову его на поединок и убью. И сделаю это с превеликим удовольствием.

Томас взглянул на Мачадо:

— Будьте осторожны, сеньор. Он очень сильный и умеет здорово драться. На вашем месте я бы просто пристрелил его как собаку… но держался бы при этом подальше. И только потом подошел и выстрелил бы еще раз пять. На всякий случай.

Мачадо хмыкнул и потянулся к сковороде за куском жареной свинины.

Томас тем временем продолжал свой рассказ:

— Год назад как-то ночью собрались в моем салуне пять моряков, отъявленных головорезов, и задумали его ограбить. Малкерин возвращался с берега на корабль, и деньги, вырученные от продажи, хранил при себе. Те пятеро набросились на него, завязалась большая драка.

— Что-то припоминаю, — откликнулся Вустон. — Говорили, что он убил двоих…

— Только не у меня в салуне, — угрюмо заметил Томас. — Во всяком случае, трупов там еще никогда не находили. Хотя в тот раз двоих мертвецов обнаружили близ дороги, у болота… а еще двое остались в некоторой степени калеками.

— А что случилось с пятым?

— Сумел убежать, сеньор. Может, он и не отличался особой храбростью, но зато оказался явно сообразительней тех горемык. Капитан Малкерин же отделался лишь несколькими царапинами да сбитыми в кровь кулаками.

— Ножи, — воскликнул Мачадо. — Им следовало пустить в ход ножи.

— Двое из них именно так и поступили. И смею вас заверить, они очень старались. Но закончилось все тем, что один из них умер, после того как его же собственный нож оказался у него между ребер, а его приятель со сломанной рукой и перебитой ключицей едва живой добрался до салуна.

День выдался пасмурный. Небо затянули низкие серые тучи, накрывшие вершины гор и кряжей. Зловещая тишина повисла в каньонах.

Фернандес ехал впереди, указывая путь остальным. Вдруг он резко натянул поводья и остановился.

— В чем дело? — нетерпеливо окликнул его Мачадо.

Фернандес молча указал.

На тропе перед ними лежали две скрещенные жерди.

— Ну и что теперь? — спросил Вустон, когда все собрались перед неожиданной преградой.

— Мне не нравятся такие сюрпризы, — сказал Фернандес. — Это знак.

— Тьфу ты! — презрительно сплюнул Мачадо. — Только время теряем! — С этими словами он направил своего коня вперед и благополучно переехал через жерди. Остальные последовали его примеру.

И тут откуда-то с головокружительной высоты угрюмых скал, что вплотную подступали к тропе, донесся леденящий душу одинокий вой, от которого по спине побежали мурашки. Они замерли, держа наготове ружья. Вой становился то громче, то тише, временами затихал, а затем вдруг раздавался с новой силой. Мужчины долго, пристально вглядывались в нависшие над ними скалы, но так и не заметили ничего подозрительного.

— Койот, — предположил Рассел.

— Это-то? — Томас мрачно взглянул в его сторону. — Сам ты койот! Душа умершего, неприкаянная душа стонет.

Вустон рассмеялся:

— Ну и загнул! Нет, никаких привидений я не боюсь. Xватит болтать. Вперед! .

Теперь во главе колонны встал один из людей Мачадо. Но вскоре его лошадь испуганно отпрянула назад, а сам седок выхватил револьвер и принялся палить из него.

Всадники дружно пришпорили коней, но, когда окружили парня, ровным счетом ничего не увидели.

— В чем дело? — строго спросил Вустон. — Ты что, свихнулся?

— Змея, огромная гремучая змея… прямо на тропе.

— Да? И куда она девалась?

Ни змеи, ни ее извилистого следа на пыльной тропе, совсем ничего.

Томас беспокойно посмотрел на Сильву, а тот лишь развел руками.

— Но я видел змею! — упрямо твердил незадачливый стрелок. — И моя лошадь тоже.

— Эка невидаль! Вам что, змея никогда не попадались? Поехали! — торопил Рассел.

Бросив тяжелый взгляд в его сторону, Мачадо миновал притихших всадников и опять занял место впереди. Извилистая тропа проходила через ущелье, каменистое дно которого усеивали пыльные валуны, между которыми кое-где росли кактусы. Внезапно Мачадо остановился, ожидая, когда его догонит Сильва.

— Следы оборвались, — указал он. — Ты должен их найти.

Сильва тронулся, оглядывая землю.

— Скоро совсем стемнеет, — проворчал Рассел.

Ехать дальше становилось с каждым шагом все труднее. Заросли можжевельника сменили редкие сосны и раскидистые старые сикоморы, их, казалось, необычно много.

— Похоже, впереди равнина, — заметил Вустон. — Заночевать лучше здесь.

Сильве наконец удалось отыскать следы, но вскоре они снова неожиданно оборвались. Все вместе спустились они по склону к ручью, где у воды росли древние сикоморы. Здесь Сильва принялся беспокойно оглядываться по сторонам.

— Ну и где мы теперь? — мрачно спросил Мачадо.

Сильва лишь пожал плечами:

— Скорее всего, это ручей Сеспе. Я знаю о нем лишь понаслышке. Очень нехорошее место.

— А вот мне здесь нравится, — объявил Вустон, спрыгивая с коня.

— На эту землю наложено проклятье, — попробовал возразить Сильва. — Мне рассказывали…

— Забудь ты весь этот вздор! — отмахнулся Вустон. — Лучшего места для лагеря нам все равно не найти. — Минуту спустя он снова обернулся к нему: — Они далеко от нас?

Сильва на мгновение задумался, а затем нервно повел плечом.

— Может быть, час езды, или два. Не больше.

— В чем дело? Что с тобой? — теперь Вустон пристально разглядывал его.

— Мне не нравится место, — ответил Сильва. — Что-то здесь не так.

— Что именно?

— Путь им указывает сам Старец. Он направляет их.

— Ну и что?

— Послушайте меня, сеньор. Что-то скоро случится. Он больше не пытается уйти от погони.

— Ну и что ты хочешь сказать? — нахмурился Вустон. Крутой Рассел, расседлывая коня, прислушивался к их разговору.

— Если он не пытается уйти от погони, значит, желает, чтобы мы подошли к ним поближе, а если он желает, чтобы мы оказались поблизости, значит, нас ждет какая-нибудь западня, разве не так?

— Западня, черт возьми! Только угодят они туда сами!

— Западня, говоришь? — вмешался обеспокоенный Рассел. — Как думаешь, где они, вероятнее всего, ее устроят?

Сильва помедлил с ответом, взволнованно глядя то на одного, то на другого.

— Здесь, — с трудом выговорил он наконец, — скорее всего, здесь. Само это место и есть западня.

Глава 9

Незадолго перед полуднем Старец привел их к ручью.

— Отдохнем несколько минут, пока лошади напьются. Шон осмотрел горный кряж, возвышавшийся перед ними.

Судя по растительности, они поднялись уже на высоту примерно трех тысяч футов над уровнем моря, а хребет впереди, простиравшийся далеко на запад и на восток, был, наверное, тысячи на три-четыре футов повыше.

Он подошел к матери. Опустившись на колени, Эйлин протирала лицо смоченным в воде платком.

— По-моему, мы уже почти у цели, — сказал он, помогая ей подняться с земли.

— Ты прав, — согласилась она. — Не ясно только, почему он остановился?

— Сказал, что для отдыха.

Эйлин огляделась по сторонам:

— Он куда-то запропастился. И Монтеро тоже исчез.

Шон быстро обернулся. Все лошади стояли на месте, но обоих стариков нигде не было видно.

Подошла Мариана:

— Что, уже приехали?

— Нет, — ответил Шон, — я пытаюсь сообразить, где мы. — Он кивнул в сторону гор. — Возможно, вон там Сосновая гора… В таком случае, перед нами ничто иное, как Пьедра-Бланка.

— Но ты уверен? — спросила Мариана.

Он развел руками:

— Карт этих земель нет. Люди пользуются придуманными ими же самими названиями. Иногда получается, что один человек дает названия ручьям и горам, а после приходит еще кто-нибудь и переименовывает все по-своему. А вот как нам угадать, к какому именно ручью мы вышли? И что это за гора?

Они расположились на берегу ручья, наслаждаясь выдавшимися минутами отдыха. Разговора не получалось.

Шон очень обеспокоился. Несколько раз подходил он к тому месту, где исчезали следы стариков. Он вновь проверял свое оружие.

Неожиданно откуда-то из-за скал появился Монтеро и не теряя времени стал затягивать потуже подпругу своего коня.

— Пора. Мы уезжаем, — объявил он.

Хуан не заставил себя ждать, и теперь уже все вместе они двигались прочь от ручья по тропе, убегавшей в сторону горной теснины, по которой когда-то несся теперь уже давно пересохший ручей.

Здесь по склонам росли настоящие леса. Несколько раз им на глаза попадались выведенные на скалах древние индейские письмена. Дважды их тропу пересекал олень. Ущелье заметно сузилось, и путешественники ехали друг за другом, а лошади замедлили шаг, осторожно ступая по скользким, гладко обточенным водой камням.

Долгий подъем закончился, и внезапно перед ними открылось обширное плато. Они оказались на вершине столовой горы. Каменистое плато устилала пожухлая от долгой засухи трава, да росло несколько одиноких кривых деревьев. На земле были заметны четкие следы. Хуан направил коня через плато, к северо-западному склону горы, поросшему деревьями. Затем начал спускаться вниз и наконец остановился на песчаном берегу у ручья. Теперь у них за спиной поднималась к небу огромная скала, и точно такие же скалы со всех сторон окружали песчаный берег.

— Разобьем лагерь, — объявил он и слез с коня.

Это было уединенное место. Хотя и могло показаться, что царившая здесь тишина не предвещала ничего хорошего, но необыкновенная красота берега успокаивала. Ветер нежно шелестел листьями тополей, осторожно пробираясь сквозь кроны могучих деревьев, широко раскинувших свои ветви над каменистой землей. Среди камней бил небольшой родничок, воды которого впадали в ручей. Чуть подальше виднелись руины какой-то постройки, ее стены обрушились почти до основания, и от них сохранилось лишь несколько нижних рядов каменной кладки.

— Тут мы обоснуемся, — сказал Хуан, — и вы оба, — он указал на Шона и Мариану, — останетесь.

— А я? — спросила Эйлин.

— Ты пойдешь дальше.

— Это не самая удачная идея, — поспешил возразить Шон, — мы должны держаться друг друга.

— С ней ничего не случится.

— Вас долго не будет?

— До рассвета, возможно, немного дольше. Я расскажу только ей одной… пока. Ты везде бываешь, палишь из своего револьвера, неделями пропадаешь в море… может быть, завтра ты умрешь. Поэтому я скажу ей.

Эйлин решительно взялась за винтовку, а затем с улыбкой обернулась к ним:

— Со мной ничего не случится.

Ни слова больше не говоря, Хуан отправился прочь, и сеньора поспешила за ним.

— Со мной тоже ничего не случится, — тихо сказала Мариана. — Так что, если хочешь пойти за ними…

— Следить за ним? Бесполезно. Он все равно догадается. Хуан всегда все знает. И если сказал, что мы должны остаться, мы останемся.


— Тогда я сварю кофе.

Монтеро расседлал лошадей, а Шон принялся собирать ветки для костра.

Несколько раз он останавливался и замирал на месте, напряженно прислушиваясь и озираясь по сторонам. Следы оленьих копыт на земле отсутствовали, он вообще не нашел никаких следов. Это небольшое открытие непонятно почему встревожило его. Собирая сушняк для костра, он дважды видел наконечники от стрел, но гораздо тоньше и длиннее всех тех, что ему приходилось встречать в своей жизни, словом, мастерская работа. Затем, в очередной раз нагнувшись, чтобы поднять сухую ветку, он обнаружил тончайший, словно яичная скорлупа, осколок какой-то посуды, с виду напоминавший фарфор. Но стоило протянуть руку, и он рассыпался в прах у него в пальцах.

— Где мы? Что за место? — спросил он у Монтеро.

Калифорниец лишь пожал плечами.

— Место, где нужно хранить молчание, — сдержанно произнес он. И затем, решив, что Шона он знает уже много лет, с самого детства, добавил: — Это земля Древних.

Шон молча взглянул на него и торопливо направился туда, где Мариана готовила для них кофе.

— Никуда отсюда не отходи, — приказал он ей строго. — Держись поближе к костру и лошадям.

— Нам угрожает опасность?

— Пока еще нет, но место жутковатое. Разве ты не чувствуешь?

— Здесь тихо, красиво. Интересно, а куда они ушли?

— Наверное, за золотом. Держись под деревьями. Если поблизости кто-то и объявится, то вряд ли тебя смогут заметить.

— А ты куда собрался?

— Пойду взгляну вон на те развалины.

— Тогда я с тобой.

Но тут в их разговор вмешался Монтеро:

— Сеньор, туда не стоит ходить. Это нехорошее место. Оставайтесь под деревьями и не отходите от костра.

— Ну ладно, — согласился Шон, вновь с любопытством поглядывая в сторону древних руин. Нехорошее место? Скорее всего, оно связано с каким-нибудь дурацким предрассудком. У местных индейцев полно суеверий, многие из которых бытовали еще и среди калифорнийцев. Современные жители знали об этом крае только понаслышке. А люди говорили разное. Время от времени какой-нибудь ловец диких лошадей в одиночку отправлялся сюда и, возвратившись, привозил уйму разных историй и небылиц. В их усовершенствование вносили свою лепту и охотники, бродившие по горам в поисках добычи. Но и таких сведений, разрозненных и противоположных, было крайне недостаточно.

— Давайте приготовим сейчас что-нибудь на ужин, -предложил он наконец, — поедим и потушим костер. Незачем обнаруживать себя.

Монтеро согласился, тут же взялся за сковородки и кастрюльки. Шон бродил по берегу, стараясь избегать открытых мест, чтобы не стать легкодоступной мишенью. От руин он намеренно держался подальше, не желая сердить Монтеро. Он любил старика и уважал его просьбы.

Но время шло, и ему все больше и больше становилось не по себе. Где-то неподалеку рыщет Мачадо со своими людьми. Не исключено, что ему все же удастся найти их даже здесь, в диком краю непроторенных троп, так что ж, перестрелка? В таком месте?

Хесус Монтеро хотя человек пожилой и очень осторожный, но не из тех, кто предпочел бы тихо ретироваться и бежать от своих врагов, если бы дело вдруг дошло до стрельбы. И его мать, женщина гордая и упрямая, наверняка поступила бы так же.

Дважды Шон выбирался из впадины, поднимаясь по каменистому склону, с вершины которого и обозревал близлежащие окрестности. Его очень беспокоили многочисленные скрытые подступы к низине, по которым ничего не стоило пробраться тайком, оставаясь никем не замеченным.

Когда капитан наконец вернулся к костру, там горкой лежали кукурузные лепешки, в воздухе разливался аромат горячего кофе, смешанный с запахом жареного мяса. Они с Марианой сели рядом и взялись за еду. Пока продолжалось их совместное путешествие, он успел сделать вывод, что она не только красивая девушка, но еще и необычайно благоразумная.

— Ты говорил, что он из индейцев? Наш Старец?

— Как знать… Мы зовем его Хуан, и мой отец называл его так же, но настоящее ли это его имя или нет — кто знает. Скорее всего, мы уже никогда об этом не узнаем, как и о том, кто он: мексиканец, индеец или еще кто-нибудь. По-моему, он все-таки индеец, но из какого-то доселе не известного нам и, скорее всего, уже исчезнувшего племени.

— У нас в Мексике тоже есть исчезнувшие племена.

— Индейцы ведь постоянно воюют друг с другом, точно так же как наши предки в Европе. В такой ситуации малочисленные племена при больших человеческих потерях просто вымирали.

— С ней ничего не случится?

— С сеньорой? Нет, все будет хорошо. Она и сама может за себя постоять. Тем более что с ней там Старец. Он готов умереть за нее.

— Ты всегда называешь ее «сеньора», но она же твоя мать. Почему?

— Поживи немного с нами, и сама поймешь. Она — сеньора, поверь мне, и в этом вся. Мать очень редко повышает голос, но все и без того знают, кто в доме хозяин. Она такая со всеми, кроме, пожалуй, отца. Сколько я помню, ее всегда звали сеньора. И до сих пор так называют.

Он снова проверил свою винтовку.

— Жаль, что с нами нет Майка.

— Майка? Ты имеешь в виду своего брата?

— Конечно. Он здорово управляется с ружьем и лассо, а уж держится в седле так, что любой позавидует. Вдруг он решил удалиться от мирской суеты, обратиться к Богу, стал монахом, но бывает, иногда мне ужасно хочется испытать, есть ли предел этому его умиротворению.

Где-то высоко в скалах гулко заухала сова.

— Ложись-ка спать. Если они там что-нибудь найдут, то, возможно, нам придется уехать отсюда рано утром.

— Я не устала.

— После целого дня пути? Нет, тебе все же лучше отдохнуть.

— Мой отец разводил скот в горах Герреро. Мне приходилось проводить в седле гораздо больше времени.

— А ты умеешь стрелять?

— Что за вопрос? Разумеется. — Она замолчала и мгновение спустя задумчиво добавила: — Андрес бы меня все равно никогда не полюбил. Ведь он меня совсем не знал. Ему и в голову не приходило, что я езжу верхом и стреляю получше любого из погонщиков. Нет, справиться со мной ему было бы совсем нелегко.

— Ты должна поспать. Они сказали, что вернутся на рассвете.

Над горами стояла мертвая тишина, которую нарушал лишь легкий шорох листьев и тихое журчание ручья. Ни птичьих голосов, ни кваканья лягушек.

Выбрав себе уголок поукромнее, Мариана расстелила одеяло и улеглась, положив под голову седло вместо подушки. Шон подошел и накрыл ее пончо.

— Ты очень любезен… Спасибо.

Она закрыла глаза, слушая как тихонько позвякивают шпоры на сапогах капитана, возвращавшегося к костру, как хрустит песок у него под ногами, и это был приятный, успокаивающий звук. И тогда, укрывшись с головой, она спокойно уснула.

Шон стоял в темноте, примерно в полусотне футов от нее, и пытался мысленно определить природу доносившихся до него шорохов и звуков, отмечая про себя, что ночь выпала на редкость тихая.

Многие люди верят в то, что любые чувства, будь то грусть, счастье или страх, не исчезают бесследно, запечатлеваясь там, где человек живет. Самому Шону приходилось бывать в домах, лишенных настоящего тепла и уюта, ему казалось, там холодно и сыро; но, к счастью, встречались и другие жилища, где, едва переступив порог, он чувствовал себя как дома.

В некоторых местах творились какие-то необъяснимые вещи, и тогда люди говорили, что на тех землях лежит проклятье. Случилось ли подобное здесь? Или же дело в чем-то другом?

Загадочные истории о странном и непознанном он слышал с детства и от матери, л от индейцев. Тяга к мистике у кельтов в крови… Уж не в этом ли причина?

Порой на свете и в самом деле происходят события, которым нельзя дать разумного объяснения. Нечто подобное случалось с ним и в море, и позднее, когда он сошел на берег в Пегу… на пути в Бирму. Он говорил со стариком в разрушенном храме…

В темноте послышался какой-то посторонний шорох. Ступая легко и бесшумно, словно тень, держась поближе к скалам, Шон поспешил вернуться обратно.

Монтеро поджидал его.

— Я тоже слышал, — сказал он, — но давай подождем. Возможно, это один из тех, других.

Проехав еще несколько миль, Хуан наконец остановился. Он привел Эйлин на высокогорный луг, окруженный со всех сторон невысокими холмами, усыпанными валунами. Она решила, что они поднялись почти на самую вершину.

— Лошадей мы оставим здесь. С ними ничего не случится.

— Мы пойдем пешком?

— Это совсем рядом. — Он внимательно посмотрел на нее: — Послушай, сеньора, я думаю, золота там осталось совсем немного. Возможно, его вам будет недостаточно. Я не знаю цены золоту, того, что оно означает для вас…

— Мы успеем вернуться к утру?

— Ты беспокоишься за них?

— Мой Шон сильный. Он умеет хорошо драться, но ведь их много.

— Но и он не один.

— Ты имеешь в виду Мариану и Хесуса?

— Там есть и другие.

— Другие?

— Ты еще слишком молода, сеньора. А я очень стар, очень-очень стар. Как узнать, что где-то там, в тишине, скрывается еще кто-то? Я чувствую их, потому что мы, старики, гораздо ближе к ним, чем вы, молодые.

— Не понимаю.

— Говорят, что на этих землях лежит проклятье, но природа зла такова, что зло помноженное на зло начинает уничтожать самое себя. Я уверен, что это действительно так, сеньора.

Она ничего не ответила, и мгновение спустя он заговорил снова:

— Человек думает о том, что подсказывает ему воображение. Люди что-то видят, слышат, и это откладывается у них в памяти. Отсюда же затем порождаются и все ваши страхи, волнения, желание убежать, оказаться где-нибудь далеко, очень далеко.

— Ты говоришь совсем не как индеец, Хуан.

— А кто такой индеец? И как он должен говорить? Вы называете индейцами всех, к кому, как вам кажется, подходит такое название. И если хочешь знать, сеньора, оно ровным счетом ни о чем не говорит. Индейцем может быть названо что угодно и кто угодно. Вы, бледнолицые, совсем недавно объявились в этих краях, но те, кого вы называете индейцами, пришли сюда незадолго до вас. А еще раньше, до них, тут жили совсем другие народы, и кто знает, кто из них был прежде всех?

Земля принадлежит тем, кто живет на ней, сеньора, люди рождаются и умирают, народы сменяют друг друга. Так что мы с вами в этом смысле не первые и не последние, как и все остальные.

— Ты говоришь о зле так, будто оно существует само по себе, по своей собственной воле.

— А разве нет? Когда-то давным-давно неподалеку отсюда стоял город, который стал городом зла. И скорее всего, именно то зло, что зародилось за городскими стенами, и стало причиной его гибели. Хотя возможно, просто земля меняла свой облик. Но спасся лишь я один.

— Когда-нибудь, — тихо сказала она, — ты должен рассказать мне все, что помнишь. Мы знаем историю ацтеков и инков, но о том, что говоришь ты, ничего не известно.

— И ацтеки и инки не жили здесь издревле. Все они поначалу были чужаками в этих краях. Ацтеки пришли сюда с севера и обосновались среди тростниковых зарослей вокруг озера. Прошло еще какое-то время, они стали сильнее и покорили много других племен. Да и выскочки-инки тоже не придумали ничего нового, а лишь продолжили достраивать то, что заложили другие задолго до них. — Он усмехнулся. — Но в конце концов, всем нам это порой не чуждо. А что касается меня, то я всего-навсего старый индеец, болтовня которого не стоит того, чтобы ею забивать голову. Тебе нужно отдохнуть, сеньора. Завтра мы пройдем несколько последних шагов.

— А мы не можем пройти и» сейчас?

— А разве у золота есть запах? Или вкус? Его нужно видеть, сеньора. Дождемся рассвета. Тебе нужно уснуть.

Глава 10

Чья-то рука тронула Мариану за плечо, и она тут же вскочила. Над ней стоял Шон.

— Проснись. По-моему, они уже идут.

— Сеньора?

— Нет, те, другие. — Он бросил взгляд на тлеющие угли. — Оставайся под деревьями. Я не хочу, чтобы они узнали, кто здесь и сколько нас.

Она быстро подхватила седло и одеяло, унося их с собой подальше в темноту. Шон помог ей оседлать лошадь.

— От своей лошади постарайся не отходить, и уж если суждено будет случиться самому худшему, то выбирайся отсюда и отправляйся в Лос-Анджелес. Там разыщешь Пио Пико и обо всем ему расскажешь.

Он пошел обратно, останавливаясь на границе света и тени, Чтобы прислушаться.

В небе взошла луна, и небольшой пятачок среди скал теперь купался в ее серебристых лучах. Откуда-то из глубины каньона послышался цокот копыт, потом раздались чьи-то шаги, и вот наконец они вышли на свет, стараясь держаться все вместе. Их оказалось около десятка. Слишком много.

Шон выбрал себе идеальную позицию для наблюдения — в темноте за деревьями его никто не мог заметить. Примерно в двадцати футах слева от него осталась Мариана с лошадьми. Монтеро куда-то запропастился, но за него Шон не беспокоился. Старик его не подведет, в нужный момент он обязательно окажется там, где его помощь будет необходима.

Враги тем временем подходили все ближе и ближе, ведя лошадей в поводу. Глубокие тени, отбрасываемые на землю огромными деревьями и причудливыми нагромождениями каменных глыб, создавали иллюзию совершенной темноты.

— Пахнет дымом, — сказал Рассел.

— Где-то тут жгли костер, — отозвался кто-то другой. — Похоже, он уже почти догорел.

— Вы подошли достаточно близко, — спокойно произнес Шон, не повышая голоса. — А теперь оставайтесь там, где стоите.

— Кто говорит?

— Я — Шон Малкерин, а вот вы заехали так далеко лишь ради того, чтобы вернуться обратно с пустыми руками.

— Ну это мы еще увидим, — резко возразил Вустон.

— Где Мариана де ла Круз? — спросил Мачадо.

— Она не желает выходить замуж за тебя. Таково ее решение.

Услышав об этом, Мачадо презрительно рассмеялся:

— Женщинам не положено решать. Ее дядя не возражает, и этого вполне достаточно. У нас есть законы, гринго.


— Я не имею ничего против закона, — продолжал Шон. — Закону я подчиняюсь. А ты? Ты ведь сейчас не хотел оскорбить меня, назвав «гринго». Вообще-то мне больше нравится, когда ко мне обращаются по имени. Тем более я такой же мексиканец, как и ты, Мачадо, хотя твоя мать гречанка.

— Что-то, гринго, ты слишком разговорился.

— Так ведь мне есть что сказать… о каждом из вас.

— Где она, гринго? — Мачадо потряс в воздухе рукой, державшей кнут. — Вот что я привез специально для нее.

Темные фигуры начали потихоньку расступаться. Заметив это, Шон рассмеялся:

— Ты только посмотри, Мачадо, никто из твоих дружков не хочет оказаться сейчас рядом с тобой. Они думают, что ты умрешь первым.

— Я ничего не боюсь.

— Конечно, Мачадо, ты не трус, и уж подавно не дурак. Неужели тебе охота отправиться на тот свет из-за какой-то девки, которая сбежала от тебя? Истинная глупость, амиго! Советую тебе убираться отсюда, да поскорее.

— Сеньора, вы здесь? — позвал Вустон.

— Говорю за всех я один, — сказал Шон. — Мы так условились.

— Послушайте, сеньора! Отдайте нам золото, мы уедем. Можете идти на все четыре стороны. Даю честное слово.

— Ты думаешь, она станет полагаться на честное слово вора? — презрительно спросил Шон.

— Это я-то вор?

— Но ведь ты пришел сюда. Если ты не вор, то какого черта тебе здесь понадобилось?

— По-моему, он тут один, — неожиданно заявил Рассел. — Давайте пристрелим его, и дело с концом.

Где-то в темноте за деревьями Мариана чиркнула двумя камешками один о другой. Получившийся звук очень напоминал звук передергиваемого затвора винтовки.

Похожие звуки раздались и откуда-то из скал. Причем один раз в ход действительно пошла винтовка.

— Ну что? Убедился? Я не один, но если вам, ребята, и в самом деле надоело жить, то подходите, не стесняйтесь. Уложить парочку прямо сейчас, прежде чем кто-либо из вас успеет тронуться с места?

Мачадо видел, что дело принимает скверный оборот. Они оказались на открытом пространстве, освещенном луной. А судя по щелканью затворов, позиции противник выбрал довольно основательно.

— Поехали! — Мачадо первым развернул коня. — Скоро рассветет, все равно они от нас никуда не денутся.

Он медленно тронулся прочь, направляя лошадь обратно в каньон. Проехав полторы сотни ярдов, всадники остановились.

— Можно подождать здесь, — предложил Мачадо.

— Черт побери, — разозлился Рассел. — Почему мы не накрыли их всех разом! Да кто там есть? Пара женщин, дряхлый старикашка и сам Малкерин.

Мачадо строго посмотрел на него:


— Не дури, Рассел. Уж я-то знаю, что за птица Малкерин. Он отменный стрелок. Говорят, что вдовушка тоже мимо цели не промажет. А с ними еще этот… как его? О нем я вообще ничего не знаю.

— Монтеро стреляет метко, — отрезал Сильва. — Он храбрый охотник, подкрадывается неслышно, словно призрак.

В темноте раздался смех.

Вустон резко обернулся:

— Кто смеялся?

Вустон гневно оглядывал притихших подельников, переводя взгляд с одного на другого, но все в рот набрали воды.

Сильва первым нарушил затянувшееся молчание:

— А вдруг Старец и не человек вовсе, а призрак? Кто его знает?

— Ничего, узнаем, когда поймаем, — мрачно сострил Рассел. — И тогда «уж я выясню, можно ли призраку пустить кровь.

— Разводи костер, Сильва, — приказал Вустон. — Раз уж все равно ждать, то выпьем хотя бы кофе.

— А ты не боишься, что они снова сбегут? — поинтересовался Фернандес.

Вустон зло усмехнулся.

— Пусть бегут. Мы все равно их найдем. — И, немного помолчав, добавил: — Сдается мне, что золото где-то поблизости.

— Кстати, ты не знаешь, куда мы заехали? — спросил Рассел.

— А какая разница? Вот разделаемся с ними и вернемся обратно. Тропа-то, по которой мы сюда добрались, небось никуда не денется.

Где-то высоко в скалах снова раздался хохот. Очень странный звук, не похожий ни на что из того, что им когда-либо доводилось слышать, и все же это определенно был хохот.

Действительно ли слышалось в нем нечто дикое и зловещее? Или то играло эхо, заблудившееся в скалах? Или все лишь плод разыгравшегося воображения?

Рассел поежился и обвел взглядом остальных. Вустон равнодушно жевал кусок вяленого мяса, а Мачадо раскуривал тонкую сигару. Томас смотрел на Рассела, со злорадством думая о том, что этот огромный детина, похоже, чувствует себя сейчас не в своей тарелке. Брал бы пример с Мачадо, тому все нипочем.

После того как запылал костер, все успокоились и стали намного увереннее.

— Мы возьмем их завтра, — сказал Вустон, — надеюсь, они уже будут иметь при себе золотишко.

Шон тем временем вышел из-за валунов и вернулся к Мариане.

— Ты молодец, — похвалил он. — Вовремя сообразила.

— И другие тоже, — ответила она, — но только где же они?

Кругом опять стояла тишина — ни малейшего шороха. Затем откуда-то из темноты появился Хесус Монтеро.

— Давайте сюда котелок, — сказал он. — Сейчас будем пить кофе.

— А где же сеньора?! — спросила Мариана. — Я слышала их шаги. Они должны быть где-то поблизости!

— Тебе просто померещилось, сеньорита, — невозмутимо возразил Монтеро. — Да и что ты могла услышать?

— Помню, когда я был маленьким, — начал Шон, — погонщики рассказывали о Хуане разные странные истории. Индейцы приходили к Старцу, когда у них в племени кто-то серьезно заболевал. За помощью к нему обращались и поселенцы…

— И что, он их лечил?

— Да, и они поправлялись.

Шон поворошил палкой угли, а затем подбросил в костер еще несколько веток.

— Как-то раз двое бандитов, пользуясь слухами, решили его выследить и заставить отвести их к золоту. Они собирались силой выведать у него эту тайну…

— И что же дальше?

— Ничего определенного, кроме того, что их обоих нашли мертвыми. Следов насильственной смерти на трупах не оказалось. Из винтовок стреляли, но перезарядить их так и не успели.

Они попивали кофе и ели холодные кукурузные лепешки с вяленым мясом.

— Начинает светать, — заметил Монтеро. — Нам пора ехать.

— А как же сеньора и Хуан? — спросил Шон.


— Они найдут нас.

Каждый налил себе еще по чашке кофе, после чего Монтеро выплеснул остатки на угли и ополоснул котелок в ручье, давая ему остыть. Развернувшись, чтобы отправиться обратно, он вдруг ничком упал на землю. Пуля угодила в скалу чуть повыше его головы.

Шон подхватил винтовку и опрометью бросился к камням. Заметив какое-то движение, он в мгновение ока вскинул ее и выстрелил. В темноте кто-то выругался, но не так, как бранится только что раненный человек.

Под его прикрытием Монтеро наконец сумел благополучно добраться до деревьев. Глядя на него, Шон подумал о том, что их ожидает. Преследователи, скорее всего, расположились где-то неподалеку, загодя заняв хорошие позиции, они вполне могли лишить их всякой возможности обороняться. Перезарядив винтовку, капитан подождал еще немного, а затем отошел подальше, выбирая подходящее укрытие для ведения огня.

Из-за камней выглянул Монтеро:

— Лошади готовы, амиго. Мы подойдем следом за Хуаном и сеньорой.

— Ладно. — Он выстрелил по валуну, за которым, как ему казалось, прятался бандит, затем отбежал на несколько шагов назад и выстрелил снова.

Соскользнув вниз, Шон без промедления вскочил в седло, и они пустились в путь, направив коней к ущелью, вход в которое скрывался за деревьями. На протяжении нескольких сотен ярдов проход между двумя склонами оставался таким узким, что проезжавшему здесь всаднику приходилось временами задевать сразу обе противоположные стены. Лошади пробирались вперед, осторожно ступая по гладким и скользким камням. Затем тропа повела их вверх по берегу, и они вступили в небольшой лесок из можжевельника и кустов толокнянки, а несколько минут спустя оказались среди сосен, разросшихся почти по всей горе. Монтеро пришпорил коня, увлекая их за собой.

Выехав на вершину, он указал вдаль:

— Вон там протекает Сеспе. Если со мной вдруг что-то случится, поезжайте прямо на юг.

Эйлин Малкерин остановилась и огляделась по сторонам. Она стояла на южном берегу горного ручья, бегущего с востока на запад. Несколько ниже по течению русло делало резкий изгиб, поворачивая почти точно на север. Выше в горах, слева от нее, виднелся просвет. К нему Хуан и направился. Несколько раз он возвращался назад, слезал с коня и принимался заметать следы подобранной с земли сосновой веткой. После чего неизменно посыпал тропу хвоей и дорожной пылью.

Внезапно он подошел к старому раскидистому дубу. Возле него валялись груды камней, из которых, по-видимому, в прежние времена на этом месте была сложена стена.

— Лошади должны остаться здесь. Теперь пойдем пешком.

Эйлин взяла винтовку и флягу с водой, и он повел ее дальше, на удивление быстро и легко пробираясь среди скал вверх по склону. Заросли юкки, буйно разросшейся у подножия горы, здесь заметно поредели. По обеим сторонам тропы, на расстоянии примерно полумили друг от друга, вздымались отвесные склоны. Хуан задержался в их тени.

— Боюсь, что там слишком мало золота. — Его глаза внимательно изучали ее лицо. — А что, если его окажется недостаточно?

Мысль о том, что золота может не оказаться, расстроила ее вконец. Это была их последняя надежда. Она так рассчитывала на удачу.

— А откуда золото там берется?

Хуан остановился, но ответил не сразу.

— Давным-давно, много лет назад, мой народ перебрался в эти места. Добраться сюда и тогда было так же непросто, как сейчас, но мы все же пришли. И здесь нашли немного золота. Использовали его для украшений. Когда после землетрясения наш город исчез с лица земли, мы уже не возвращались сюда за золотом.

И с чего это они, Малкерины, вдруг решили, что здесь находится сокровищница? Эйлин не припоминала, чтобы Хайме вообще когда-либо вслух называл точное количество привезенного золота, но только при каждом пересказе этой истории величина клада неизменно увеличивалась. Должно быть, то же самое происходит со всеми байками о несметных сокровищах.

Ей ничего не оставалось, как только надеяться, что золота из древнего клада хватит для того, чтобы выплатить долг, числившийся за их ранчо.

Когда они в очередной раз остановились, она снова огляделась вокруг. Теперь они оказались в ложбине, своими очертаниями напоминавшей гигантскую подкову. С трех сторон сюда подступали отвесные скалы. Эйлин подумала о том, что опытный скалолаз, пожалуй, и сумел бы взобраться по ним, а так не остается другого пути, кроме того, по которому они пришли сюда.

Массивные скалы, возвышавшиеся у истоков ручья, заслоняли собой почти весь свет, отчего в огромной ложбине царил загадочный полумрак.

— Это здесь, — сказал Хуан. — Я провожу тебя.

Неподалеку от того места, где брал свое начало горный ручей, на земле валялись камни, из которых, судя по всему, в свое время состояли стены какой-то постройки. Отсюда виднелся зияющий между двумя скалами провал, к которому вела хорошо утоптанная песчаная тропинка. Хуан шел впереди.

Они оказались в пещере… Но что это? Неужели на стенах остались следы каких-то инструментов? И вот там, в дальнем конце пещеры, выступ каменной стены образовывал своего рода полку. На ней в ряд выстроились глиняные кувшины. Хуан взял в руки один из них, и от волнения у Эйлин перехватило дыхание, а сердце гулко застучало в груди.

Она осторожно приняла посудину из его рук. Да, в ней оказалось золото. Золотой песок и крошечные слитки, каждый величиной примерно с половину ногтя на мизинце.

Достав кожаный кисет, она пересыпала в него содержимое глиняного кувшина.

Когда было собрано совершенно все, до последней песчинки, взвесила в руке доставшуюся ей находку. Фунтов пять? Возможно… но это меньше половины того, что ей предстояло внести.

Она проверила все остальные посудины, поочередно заглянув в каждую из них. Из одной ей удалось высыпать еще около унции песка. Остальные кувшины оказались пусты.

Хуан с беспокойством следил за ней.

— Этого мало?

— Конечно, то, что есть, облегчит нам жизнь, хотя ты прав — слишком мало. Но все равно большое спасибо тебе, друг, ты сделал для нас все, что мог. Спасибо тебе, спасибо!

За все те годы, которые она прожила в Калифорнии, ей приходилось слышать множество самых невероятных историй об этом месте. И вот теперь она сама оказалась здесь. Эйлин Малкерин обвела пещеру пристальным взглядом.

— Нам не помешало бы отдохнуть, — предложил Хуан. — Обратно отсюда путь неблизкий.


— Они нас будут ждать, — напомнила Эйлин, — они могут попасть в беду.

— Хесус Монтеро знает, что делать, — отозвался Хуан. — А нам с тобой надо отдохнуть, сеньора. Мы должны остаться здесь и совсем немного отдохнуть.

Глава 11

В пещере было прохладно и очень тихо. Тяжело вздыхая, старик устало опустился на каменный пол у стены и остался неподвижно сидеть, прислонившись к ней спиной, закинув голову и закрыв глаза. Эйлин поразило его изможденное лицо, и она почувствовала укол совести. Озабоченная собственными проблемами и неурядицами, она ни разу до сих пор не подумала о том, каким испытанием стало это путешествие для Старца. Да, она тоже испытывала неимоверную усталость, но все же ей и прежде, едва ли не с самого детства, приходилось изо дня в день проезжать верхом или, по крайней мере, проходить пешком значительные расстояния. А когда они обосновались в Калифорнии, а много путешествовала, побывав в самых отдаленных и труднодоступных горах.

— Отдыхай, Старец, — тихо вымолвила она. — И прости меня. Я оказалась такой эгоистичной…

— Немного посплю, — отозвался он, — но и тебе тоже нужно отдохнуть. И… — он открыл глаза и взглянул на нее, — не уходи никуда отсюда. Здесь очень опасно… страшнее нет ничего.

Он снова запрокинул голову и устало опустил веки. Эйлин устроилась рядом, но уснуть так и не смогла. Сон не шел.

Интересно, что он имел в виду, когда говорил о какой-то опасности? Она стояла у входа в пещеру, озираясь по сторонам.

Кое-где на каменистой земле подковообразной ложбины между гор росли сосны, а со всех стороны вздымались отвесные скалы.

Тишина казалась зловещей. Эйлин прислушалась. Возможно, именно сейчас где-то поблизости, всего в каких-нибудь нескольких милях отсюда, рискует жизнью Шон. Но он храбрый, у него проницательный ум, и к тому же он всегда умел постоять за себя. Монтеро хороший помощник, хотя годы тоже берут свое. И еще эта девушка, Мариана. Она наравне со всеми переносила все тяготы долгого пути, ни разу не пожаловалась на усталость и делала все что требовалось. Без сомнения она порядочная девушка из приличной, наверное даже состоятельной семьи: держится скромно, но с достоинством, что, несомненно, признак хорошего воспитания, и к тому же в самом деле очень хорошенькая.

Влюблен ли в нее Шон? Она нисколько не удивилась бы, если бы это оказалось именно так, думала Эйлин.

Тягостное безмолвие начинало давить на нее. Интересно, почему Хуан сказал, что это опасное место? Поблизости она не заметила ничего, что, на ее взгляд, могло бы представлять собой хоть мало-мальскую опасность.

Вдруг ей показалось, что где-то высоко на склоне произошло какое-то движение. Подумав, она решила, что это ветер.

Теперь больше, чем прежде, она нуждалась во времени для раздумий. А ее мысли помимо воли снова и снова возвращались к тому последнему, почти пустому кувшину. Они настолько уверовали в успех своей экспедиции, что даже гнали прочь все сомнения, которые время от времени возникали. И что скрывать, потерять надежду, смириться с крахом ей казалось невыносимым.

Теперь они разом лишались всего — земель, которые Хайме оставил в наследство своим сыновьям, всех тех угодий, что пожаловало ему мексиканское правительство за его большие заслуги и службу в армии.

Она чувствовала себя потерянной и опустошенной. Этого не может быть, этого просто не может быть, стучало сердце. Но правда жизни оставалась безжалостной и неумолимой.

Наконец, резко махнув головой, Эйлин попыталась разогнать панические мысли. Неужели она признает свое поражение? Нет, должен же быть выход, хоть какой-нибудь. Она жива, она сильный и рассудительный человек. Просто слишком понадеялась на золото, собранное здесь кем-то очень давно, может, столетия назад.

Хуан говорил, что его народ пришел сюда издалека. И проделанный ею путь тоже не близок. Но только откуда взялось само золото? А если в земле неподалеку отсюда залегает золотая жила? Но где? Пещера с виду ничем не напоминает месторождение, а безжизненные каменные глыбы вокруг скал и подавно кажутся бесплодными.

Она осмотрела вход в пещеру. Стесанные камни до сих пор хранили следы инструментов, обрабатывавших их. Судя по всему, проход между двумя скалами расширяли, да и интерьер, самой пещеры в свое время был кем-то облагорожен.

Но зачем?

Золото из кувшина ничем не напоминало руду, добываемую на приисках. Его источник наверняка находился где-то поблизости, хотя бы потому, что крохотные самородки имели острые, неровные края и гладкую поверхность без малейшего признака того, что они осыпались откуда-то с высокой скалы или их принесли воды бурного горного потока.

Но где же жила? Она вполне могла затаиться в каком-нибудь потаенном уголке, затерявшемся между скал или в ложбинке поблизости… короче, где угодно. Эх, если бы хоть чуть-чуть побольше времени!..

Но время поджимало.

Даже каменный карниз у входа в пещеру, на котором она сейчас стояла, представлял собой совершенно ровную, словно специально выдолбленную в скале, площадку над ручьем.

Очевидно, как и сказал Хуан, племя действительно приходило издалека и оставалось в горах до тех пор, пока не собирали достаточно золота для своих нужд. Теперь вопрос, откуда оно бралось, не давал ей покоя. Она не видела ни следов старого рудника, ни чего-либо другого, хотя бы отдаленно его напоминавшего. Только ничем не примечательная пещера и скальный выступ над берегом ручья.

С площадки у входа открывался вид на склоны гор напротив, с редкими островками растительности и хаотично разбросанными огромными валунами. Жутковатая, зловещая картина. Боязливо подойдя к краю выступа, Эйлин взглянула на стремительно несущийся в тени скал и деревьев горный поток, который не имел ничего общего с веселым, беззаботно журчащим ручейком. Она вгляделась в темные воды. Может, золото там?

Внезапно где-то вдалеке раздался протяжный, обращенный в пустоту вой, тоскливый клич, похожий на призыв одинокого волка. Женщина вздрогнула и поежилась.

Но стоит ли будить Хуана? Старик и без того порядком намаялся за долгую дорогу, и, в конце концов, он только что заснул.

Нет, какая глупость! Чего ей бояться? Она не даст и одного шанса против тысячи, что кто-то разыщет ее в такой глуши. Кому придет в голову забрести сюда? Из тупика нет иного пути, кроме как назад.

— Хайме, — тихонько вздохнула она. — Мне так плохо без тебя, Хайме.

Легкий шелест прошел по ветвям деревьев, и снова наступила тишина. Задрав голову, она окинула взглядом скалы. Вдруг перед глазами все расплылось, будто в знойном воздухе заколыхалась жаркая пелена дрожащего марева, но на нее повеяло холодом, как если бы из глубины каньона вдруг налетел порыв пронизывающего ветра. Она оглянулась — ветра не было. И тут снова раздался все тот же странный одинокий вой. Откуда исходил этот звук, определить было невозможно. Он просто долетал сюда издалека.

На память стали приходить разные истории о Хуане, которые ей когда-то доводилось слышать, всплыл и тот факт, что местные индейцы старательно избегали говорить о нем. Даже Хесус Монтеро, знавший ее на протяжении многих лет, и тот ни разу и словом не обмолвился при ней о своем знакомстве с ним. Но люди говаривали, что Старцу подвластны неведомые силы, что ему якобы дано становиться невидимым, и возникать из ниоткуда. Но, в конце концов, и среди индейцев бытовало множество самых невероятных поверий и предрассудков, в которые они свято верили.

А что, если все правда? Она вспомнила, как однажды вечером на ранчо, в гостиной у горящего камина, Хайме рассказал о старом знахаре-мексиканце, которого, возвращаясь откуда-то, они нашли раненого близ дороги. Осмотрев его, подумали, что он упал с высоты, но только поблизости нигде не оказалось места, свалившись откуда, можно было бы так разбиться. Они подобрали его, привезли к себе домой, накормили, промыли и перевязали раны. Старик поправился на удивление быстро, и как-то, оставшись с Хайме наедине, поведал очень странную историю. Он утверждал, что побывал на «обратной стороне».

Но на все расспросы знахарь отвечал уклончиво, заметил только, что там, казалось бы, все как здесь, но все же по-другому, присовокупив, что вообще-то он и прежде частенько хаживал на «обратную сторону», но на этот раз у него случилась «неприятность», и ему не удалось сразу найти дорогу назад, а когда увидел «сипапу», то оно оказалось совсем не там, где он ожидал. Этого места он раньше не знал и потому провалился.

— Мне кажется, — решил тогда Хайме, — что где бы ни находилась «обратная сторона», Хуан там наверняка тоже бывал.

— А что это такое?

В ответ он лишь пожал плечами:

— Ну, как бы тебе объяснить… Знаешь, ведь Америку изначально населяли не только племена дикарей. В Мексике, в Монте-Альбан я видел древние обсерватории, где велись наблюдения за звездами. Приборы, которые там использовались, точнее и лучше того, чем располагает человечество сейчас. Откуда нам знать, что умели те, кто жил здесь задолго до нас?

Она вспомнила, как святой отец из миссии Сан-Габриэль поведал ей о древнем поверье, бытовавшем среди индейцев хопи. Они утверждали, что их народ пришел на землю через «дыру», которую называли «сипапу» или как-то похоже.

Тогда она спросила у Хайме, что имел в виду старый знахарь, когда сказал, что нашел свое «сипапу» там, где и сам не ожидал.

— Насколько мне удалось понять, существуют якобы некие определенные места, где человек, пройдя через своего рода «занавес», оказывается на «обратной стороне», причем некоторые из «дыр» открыты постоянно, а местонахождение все время изменяется. Наш же старик в поисках своего привычного «сипапу», видимо, набрел на какое-то другое, о котором раньше ничего не знал.

Она еще раз осмотрела высокие скалы, подумав, что вечером здесь, наверное, очень быстро темнеет, и вернулась к пещере. Заглянув внутрь, увидела, что старик все еще спит, растянувшись на каменном полу.

Что ж, придется подождать еще немного. Расположившись у входа, Эйлин принялась обдумывать свое положение, мысленно перебирая разные варианты, возвращаясь даже к тем, что раньше решительно отвергала, как совершенно непригодные.

Друг ее покойного мужа, Альварадо, теперь очень далеко отсюда. А Пио хоть и душевный человек, но у него полно своих проблем…

Честно сказать, и задолжали-то они не слишком уж много — всех долгов набралось на две с половиной тысячи долларов, но по нынешним временам для Калифорнии сумма воспринималась, как астрономическая. Совсем недавно примерно такое же ранчо, как и их, продали даже дешевле, да и не имели они столь состоятельных знакомых, способных выложить такие деньги.


Только теперь дела обстояли несколько иначе. Сейчас она готова погасить примерно половину долгов. Неужели при желании нельзя как-то наскрести оставшуюся сумму? Например, продать «Госпожу Удачу». Хотя за нее много никто не даст. Губернатор последнее время стал еще строже относиться к досмотру грузов.

Осталось еще несколько сотен выделанных кож. Продать их в Калифорнии невозможно, в лучшем случае, если очень повезет, их удалось бы пристроить на корабль какого-нибудь заезжего торговца. А меховыми шкурками они не торговали с тех пор, как Шон в последний раз ушел в море. Еще у них есть большой табун лошадей. Но кого интересует это добро сейчас? Нет, выгодно продать их все равно не удастся.

Стало очень жарко, но Эйлин продолжала упрямо сидеть под палящими лучами полуденного солнца. Скалы буквально раскалились. Казалось, что здесь даже жарче, чем в пустыне. Наконец, поднявшись с земли, она почувствовала головокружение и легкую тошноту, и тут в какой-то момент увидела индейца, стоявшего у края скального карниза. Эйлин хотела что-то сказать ему, и даже сделала несколько шагов в его сторону, но видение исчезло, словно растворилось в воздухе, и снова не осталось ничего, кроме дрожащих волн горячего воздуха. Она повернула назад к пещере. У нее страшно разболелась голова, а душой завладело безотчетное чувство страха и тревоги. Надо разбудить Хуана, решила она, и заглянула внутрь.

Старик все так же лежал на полу.

— Хуан, нам пора. Здесь больше нельзя оставаться.

Старец ничего ей не ответил и даже не пошевелился. Тогда, замирая от страха, она вошла в пещеру, склонилась над ним и снова позвала:

— Хуан… Хуан!

Ответа не последовало. Она тихонько тронула его за плечо и вдруг поняла, что глаза его открыты, и их невидящий взор устремлен куда-то вверх, под темные своды пещеры.

Он был мертв.

Эйлин осторожно прикрыла ему веки. Его кожа показалась ей холодной. Скорее всего, он умер во сне, вскоре после того, как прилег отдохнуть.

Сняв с себя жакет, она накрыла им старика.

— Спи, Хуан, — тихо произнесла она вслух и, подняв с земли винтовку, флягу и мешочек с золотом, какое только им удалось найти, отправилась в обратный путь вдоль берега ручья по еле различимой тропе. Эйлин спешила поскорее вернуться туда, где они оставили лошадей.

Никакого смысла задерживаться здесь она не видела. К тому же была уверена, что в пещере с телом Хуана ничего не случится, — в округе не встречалось звериных следов, ни птиц, ни ящериц ей на глаза тоже не попалось. Позднее они вернутся сюда и похоронят старика как положено, а теперь в одиночку ей все равно ничего не сделать.

Отвязав лошадей, она быстро села в седло и, ведя в поводу коня Хуана, двинулась вниз по тропе.

Теперь она хотела только поскорее разыскать остальных, при первой же возможности выбраться из гор и вернуться домой, в Малибу. Решение всех проблем нужно искать там, она почему-то твердо в это поверила.

Через час до нее донесся издалека винтовочный выстрел.

И тогда, направив вверх свою винтовку, она тоже выстрелила.

Может быть, они услышат его и будут знать, что она возвращается. Но выстрел привлечет внимание и тех, других. Убить человека нелегко, даже сам Мачадо, привыкший открыто презирать все законы, едва ли решится на это. Вустон тоже достаточно осторожен. Возможно, они даже не допускали мысли, что она куда-то уехала от Шона и их отряд вообще разделился.

Она пустила коня быстрой рысью, держа винтовку наготове.

По ее расчетам выходило, что надеяться на скорую встречу слишком рано, но тут прогремел еще один выстрел.

Выехав из-за поворота, сеньора остановилась. Они были здесь, почти у самой вершины горы Пьедра-Бланка: Мариана скакала впереди, таща за собой вьючных лошадей, а Монтеро и Шон следовали за ней.

Монтеро первым заметил ее и тут же поманил рукой.

— У нас мало времени, сеньора. Мы должны возвращаться.

— Ты помнишь ту старую тропу, что за Петушиной горой?

— Да, сеньора. Хоть и давно это было, но…

— Тогда веди нас по ней. А потом переберемся на тропу у Вишневого ручья, чтобы попасть по ней в каньон Старца. Мы едем домой. Если сможешь, постарайся оторваться от них.

— А где Хуан? — спросил Шон, недоуменно поглядывая на пустое седло шедшего в поводу коня.

— Его больше нет. Он умер в горах, как раз после того, как показал мне золото.

— Жаль его… Такой славный старик. Я бы еще очень многому мог у него научиться.

— Он сказал мне, что самому главному тебя уже научил и что очень скоро ты сам все поймешь.

— Поехали. Мы пока что еще никого не убили, и дай Бог, чтобы и впредь нам этого делать не пришлось.

— Шон, только нам того золота все равно не хватит. Там едва-едва наберется половина.

Он взглянул на нее и понимающе кивнул:

— Я так и думал… и боялся.

— Но мы с тобой должны что-то придумать, сын. Обязательно нужно что-то придумать!

— Ты не заметила места, где добывалось золото? Следы старых разработок?

— Нет. Это очень странное, совершенно пустое место. Золото хранилось в кувшине на полке. Рядом стояли точно такие же кувшины, только почти все они оказались пусты. Старец захотел отдохнуть и лег спать в пещере. Скорее всего, он умер сразу же, но только я еще несколько часов просидела рядом, ни о чем не догадываясь.

Они проехали почти милю на юг, а затем снова повернули на запад, и увидели впереди чуть слева от себя громаду Петушиной горы.

— Это очень странное место, — вдруг повторила Эйлин, обращаясь к сыну. — Мне там было как-то не по себе, кружилась голова. А один раз даже померещился индеец. Потом исчез, будто испарился.

— Какой индеец?

— Он был… какой-то не такой. Я видела его лишь мельком и не успела разглядеть. Наверное, мне померещилось на жаре.

Шон оглянулся. Интересно, в самом ли деле он видит клубы пыли, или ему тоже мерещится?

Ничто в рассказе матери не удивило его… Но почему? Еще несколько минут он продолжал озадаченно раздумывать над ее словами.

Он не без гордости считал себя отважным и бесстрашным мореходом… Мореходом? Но причем тут это? Хотя иногда полезно вспомнить и о том, что смельчаки выходят в открытое море всегда готовыми к встрече с чем-то загадочным и доселе невиданным. Они отправляются к берегам далеких стран, где все иначе, но со временем созерцание «чудес» входит в привычку, и наступает такой момент, когда даже самые неожиданные и, казалось бы, невероятные явления оставляют их совершенно равнодушными.

Или же причину всему следует искать в его ирландском происхождении? В кельтском наследии друидов и сказочных гномов? Древних вождей, святых и языческих богов?

Вершина Петушиной горы была охвачена огнем заката, и налетавший с моря легкий ветерок нежно гудел в ветвях вековых сосен. Неожиданно лес расступился, остался позади, и путники помчались вдоль гребня Сосновой горы на запад.

Привстав в стременах, Эйлин Малкерин оглянулась назад, и ветер раздул ее длинные волосы.

— Надеюсь, они еще не разучились ездить верхом! — мрачно проговорила она. — Прежде чем отправиться по домам, им стоило бы побывать здесь!

Монтеро осадил коня и поехал медленней. Они продолжали свой путь вдоль вершины хребта, и их силуэты темнели на фоне вечернего неба. Возглавлял отряд Монтеро, за ним следовала Мариана, за конем которой покорно шагали две вьючные лошади, а позади ехали Эйлин и Шон.

Эйлин взглянула на сына.

— А твоя девушка молодец, — улыбнулась она. — За всю дорогу ни слова жалобы. Просто тихо делает, что может, и внимания к себе не требует.

Он покачал головой:

— Она не моя, сеньора, хотя…

— Знаю. — Эйлин снова посмотрела на стройную фигурку впереди. — Но и она тоже знает, чего хочет. Не сомневаюсь, Мариана останется с тобой. Вот увидишь.

— Да, мне тоже так кажется.

Тропа неожиданно резко повернула вправо, к скалам, но Хесус продолжал ехать прямо. Миновав сосновый бор, неожиданно направился вниз по крутому склону и стал прокладывать путь между огромными валунами в сторону леса.

Вскоре со всех сторон их уже обступали старые деревья, некоторые из которых достигали футов тридцати — сорока в высоту. Дорога пошла резко под уклон, сквозь заросли юкки и карликового дуба, а почва на склонах стала сухой и каменистой. Когда-то здесь бушевал губительный лесной пожар.

На землю легли длинные тени, и Шон снова догнал мать и поехал с ней рядом.

— Ты уже подумала, как нам теперь быть и что делать? — осторожно поинтересовался он.


— Мы вернемся домой и устроим роскошную вечеринку с танцами!

Сын в недоумении посмотрел на нее:

— Ты что, шутишь?

— Нет, устроим настоящий праздник. И на него пригласим всех-всех-всех! Наших друзей, наших врагов… всех! -Она весело рассмеялась, заметив его недоумение. — Ведь денег-то у нас все равно нет, правда? Но кое-что найдется. А разве они знают, сколько? Конечно же нет! Стоит им увидеть наши золотые крохи, как воображение начнет рисовать перед ними целые золотые горы! Мы проведем их. Пусть удивятся нашей щедрости и размаху.

Они никогда не поверят в то, что нам достались лишь остатки богатого клада! Так что мы мельком покажем им кое-что, заставим поверить, что там есть много больше, а затем по секрету доверительно сообщим кое-кому, что можно раздобыть еще… действительно можно… но для этого нужны деньги. Во-первых, наш дурацкий долг… сперва необходимо расплатиться с ним. А уж потом!

Он лишь покачал головой:

— Только у тебя может хватить духу на такую авантюру!..

— У нас все получится, — заверила она. — И победить нам помогут не те деньги, что у нас уже есть, а те, которые, как им кажется, у нас оказались!

Глава 12

Монтеро вернулся назад, замел все следы, а затем, набрав дорожной пыли в пригоршню, подставил руки ветру так, чтобы он подхватывал ее, разносил по тропе и ее обочинам.

Теперь впереди ехал Шон, а сеньора следовала за ним. Время от времени их кони оказывались рядом. Эйлин украдкой поглядывала на сына, восхищаясь им. Как он вырос, каким сильным стал! Он был совершенно спокоен и уверен в себе, чувствовал дорогу и превосходно ориентировался среди гор.

По тропе, ведущей от Вишневого ручья, они добрались до верховий северного притока ручья Матилиха. Примерно через полмили Шон свернул в небольшую пещеру и, миновав ее, выехал с другой стороны горы на небольшую полянку среди скал, которую окружали тенистые дубы и несколько древних раскидистых сикомор. Судя по черневшим на земле камням, задолго до них некие путешественники уже устраивали здесь привал.

Легко спрыгнув с седла, он подал руку матери, а затем помог спуститься и Мариане.

— Ты, наверное, уже наведывался сюда? — предположила девушка.

— Нет, я заметил углубление в скале. Но такие сюрпризы в горах не редкость. Нам повезло. — Рассказывая об этом, он неторопливо расседлал коня.

Шон дал лошадям немного побродить среди деревьев, а затем привязал их ко вбитому в землю колышку на свежем лугу, рядом с небольшим ручейком так, чтобы животные могли подойти к воде.

Несколько минут спустя возвратился Монтеро, который тут же принялся разводить костер.

— Все в порядке, — объявил он. — Сегодня ночью можно спать спокойно. Они нас не найдут.

Эйлин Малкерин не спешила опуститься на землю. Она стояла, широко расставив ноги и смотрела на низкие язычки яркого пламени. Ей нравился терпкий аромат можжевельника, горьковатый запах дыма, поднимавшегося над костром, и тихое журчание ручья.

Было время, когда они с Хайме вот так же останавливались на ночь, и теперь она думала о нём, о его стройном, сильном теле и легких движениях…

Она редко думала о его смерти. Ей очень хотелось верить в то, что он просто уехал, и что когда-нибудь обязательно наступит день, когда вернется к ней. А сейчас ее долг во что бы то ни стало сохранить все то, что он ей оставил.

Если им удастся возвратиться с тем немногим, что раздобыли, если они доберутся до Лос-Анджелеса, сделают там кое-какие покупки, расплатившись за них золотом, то люди наверняка заговорят о них, по округе поползут слухи, и тогда, пусть ненадолго, но она отделалась бы от Зеке Вустона и Фернандеса.

Золото в этих краях видели нечасто. Появление его наверняка оживит в памяти многих древние предания. И если она пообещает в самое ближайшее время расплатиться с долгами, то люди ей поверят, и Вустон поостережется давить на нее.

Задуманная ею вечеринка станет решающей частью авантюры, верным доказательством уверенности ее в своих силах, и укрепит всех во мнении, что попавшего к ней в руки богатства вполне достаточно, чтобы расплатиться с долгами, и что она сделает это в самое ближайшее время.

В темноте у них над головами, хлопая крыльями, пролетела летучая мышь, а где-то совсем рядом одинокий пересмешник завел свою бесконечную песню.

Эйлин принялась собирать ветки для костра, а Монтеро тем временем жарил мясо на огне. А потом они сидели рядом и молчали, наслаждаясь ночью, долгожданным отдыхом, горячей едой и горьковатым дымком костра, в котором угадывался запах свежесваренного кофе.

Шон взял винтовку и обошел поляну, но несколько минут спустя вернулся.

— Похоже, все тихо, — сказал он.

Хесус Монтеро поднял глаза на него, затем перевел взгляд на сеньору.

— Старец умер, — тихо произнес он. — Трудно поверить.

— При первой же возможности мы обязаны туда вернуться и похоронить его как полагается, — заметил Шон.

— Только бы с телом ничего не случилось, — обеспокоилась Эйлин. — Волки на него там не набросятся?

Не отрывая взгляда от разложенной перед ним еды, Монтеро заметил:

— Ни один зверь не придет туда, где лежит он.

Шон задумчиво посмотрел на него:

— Ты имеешь в виду, что они обходят его стороной вообще… или именно то место, где он находится сейчас?

— Ты там видела зверей? Или хотя бы птиц?

— Нет, — нехотя ответила Эйлин, — не видела.

— С его телом ничего не случится, — уверенно повторил Монтеро. — Об этом не стоит беспокоиться.

— Нам придется еще иметь дело с Мачадо, — вздохнул Шон.

— Предоставь его мне, — тихо отозвалась Эйлин. — Теперь все пойдет иначе. Золото позволит нам устроить потрясающее представление, после чего наши позиции значительно упрочатся. Вот увидишь! А Мариана поможет мне с вечеринкой. — Она улыбнулась. — Мы позовем в гости даже Андреса Мачадо! Мы всех их пригласим!

— Они куда-то исчезли, — объявил Сильва. — Словно сквозь землю провалились.

— Что за бред! — Вустон нетерпеливо крутил головой. -Они сюда приехали, рыскали тут, потом снялись и удрали. Должны же остаться следы!

— По-моему, — вмешался в разговор Фернандес, — золото где-то рядом. Я думаю, они остановились здесь. Затем кто-то из них отправился дальше, а остальные дожидались их возвращения.

— Тогда давайте найдем хотя бы золото, — не унимался Вустон. — К черту этих голодранцев.

— Мне плевать на твое золото, — отрезал Мачадо. — Мне нужны они. Я убью их. Всех до одного.

— Ну вот и отправляйся за ними, — посоветовал Рассел, — а мы поищем золотишко.

Сильва молчал. Он взглянул на внезапно притихших приятелей, и один из них, погонщик по имени Франсиско, выразительно пожал плечами.

— Вы не найдете никакого золота, — попытался урезонить их Сильва. — Только одному Старцу известно, где оно.

Вустон зло взглянул в его сторону:

— Мы тебя наняли следопытом. Вот ты беглецов и ищи.

Зеке подошел к холодному кострищу. Каким образом им удалось ускользнуть от него? Он постоял, разглядывая каменистые склоны, а затем медленно пошел вдоль зарослей кустарника. Вот тут еще совсем недавно стояли привязанные лошади, а там спали люди… только следов, которые вели бы отсюда, он так и не обнаружил.

Зеке Вустон, властный и скупой человек, отличался к тому же редким злопамятством и жестокостью. Довольно тупой малый с детства, он оказался в роли неуклюжего переростка. В классе, где остальные ученики были гораздо младше и смышленее его, он больше полагался на силу кулаков, чем на разум. Но с годами в нем проявилась хитрость, он научился ловчить, что делало его опасным противником.

Зеке отлично знал, кого ему без труда удастся запугать, с кем следует вести себя полюбезнее или вовсе лучше не связываться. Обычно он старался держаться подальше от Шона Малкерина. Что же касается вдовы, то она, в конце концов, всего лишь женщина. Пусть пока болтает, что хочет, до нее ему нет ровным счетом никакого дела. А понадобится, он запросто на нее страху нагонит… и не только на нее.

Денег и власти — вот чего жаждал Зеке. А Крутой Рассел, коварный и опасный союзник, пока оставался его надежным помощником на тернистом пути к достижению заветной мечты. По натуре своей Рассел принадлежал к той породе людей, которая в жизни из двух возможных вариантов всегда выбирает тот, что попорочнее. Он уверил в собственную неотразимость и не скрывал презрения к законопослушным и порядочным согражданам, пренебрежительно называя их не иначе как жалкими подхалимами и безмозглыми придурками.

Ему никогда не приходило в голову задуматься над тем, почему подавляющее большинство упорно презираемых им людей живет намного лучше, чем он, поскольку Рассел не сомневался в том, что все они потихоньку промышляли воровством или, по крайней мере, обязательно занялись бы им, если бы у них хватило смелости.

Ролью ведомого бандит довольствовался легко. Сначала он работал на одного, затем на другого. Теперь оказался в упряжке Вустона, которого откровенно недолюбливал, но всегда рассчитывал на его карман, в котором не переводились деньги. В тени Зеке ему жилось совсем неплохо, он послушно делал все, что приказывали, мечтая о том времени, когда подвернется какое-нибудь собственное хлебное дельце, подзаработав на котором он пошлет их всех к черту и гордо удалится, прихватив с собой кучу денег.

С самого первого момента, когда начались разговоры о золоте, Рассел решительно вознамерился прибрать его к рукам. Никому в Калифорнии еще не удавалось найти сокровенную жилу, но слухи о несметных богатствах ходили упорные. К тому же испанцы в свое время обнаружили месторождения драгоценного металла в Мексике. А если золото есть в Мексике, то почему бы хоть немножко его не оказалось здесь?

Вне всяких сомнений золотая жила должна проходить где-то поблизости. А то зачем бы им тут останавливаться?

Рассел молча следил за тем, как Вустон расхаживал среди камней, разглядывал следы на земле, озирался по сторонам. Видимо, Зеке тоже растревожила золотая лихорадка.

Мачадо их заботы не волновали. Долгая погоня по труднопроходимым горам очистила его желания от излишних сантиментов. Теперь он мечтал только о том, как засадить нож в спину Шону Малкерину, а уж потом высечь ту подлую девку.

Фернандес тоже не возражал разжиться золотишком, но только ему хотелось заполучить все сразу, побыстрей и побольше… Короче, он возьмет столько, сколько удастся наковырять с помощью ножа, предварительно пырнув им под ребро конкурента.

Томас? Томас стал бы лишним свидетелем. Скрытный и немногословный, он предпочитал меньше говорить и побольше прислушиваться к тому, о чем беседуют другие. У него имелось немало пороков, но в этой компании Александр выглядел самым уравновешенным человеком.

Рассел достал из кармана окурок сигары и закурил. Взор его остановился на Франсиско. После Сильвы он лучший следопыт в отряде, к тому же осторожен, крайне осмотрителен и далеко не дурак. Франсиско заметил его взгляд, и тогда Крутой предложил ему сигару.

Все, что затевал американец или англичанин, а может… — да Бог его знает, под каким небом родился этот бродяга, — он делал неспроста. То же самое Рассел мог сказать и про себя. Франсиско взял сигару у Рассела.

— Спасибо, — учтиво поблагодарил он, широко улыбнувшись, обнажив ряд ровных, ослепительно белых зубов. -Сеньор очень великодушен.

— Ошибаешься, — коротко возразил собеседник. — Но я заметил, что ты неплохой следопыт… Может быть, даже лучше, чем Сильва.

Франсиско лишь молча согласился.

— Мне кажется, что золото где-то рядом. И если тебе удалось заметить хоть что-нибудь, какую-нибудь мелочь, на которую никто не обратил внимания, то ты мог бы поделиться своими наблюдениями и со мной. Вустон слишком нетерпелив. Мачадо тоже. Они обязательно решат ехать дальше, но уж мы-то с тобой… могли бы немного и поотстать… Ну, как будто бы заблудились… А потом мы бы осмотрелись… Что скажешь?

Франсиско невозмутимо закурил сигару. Взгляд его темно-карих глаз стал неподвижен. Он уже давно понял, что его хотят использовать. К тому же прекрасно знал, что с Расселом шутки плохи, но, в случае чего, и он мог бы оказаться полезен.

— Сильва просто не договаривает — боится гнева Старца… И не один он. Старик оставил всех у ручья, а сам ушел в горы вместе с сеньорой. Мы видели их следы.

— А выследить их можно?

Франсиско лишь развел руками.

— Откуда мне знать? Выследить Старца нелегко. — Он сосредоточенно разглядывал кончик своей сигары. — И весьма опасная затея, сеньор.

Рассел раздраженно отмахнулся от него:

— Чушь! Так значит, ты и я. Отстанем от остальных, как будто сбились с пути. По рукам?

— Ладно. — Франсиско глубоко затянулся. Вообще-то он всегда сильно недолюбливал этого выскочку Крутого, но только если там действительно окажется золото… и не мало… В конце концов, когда золото будет найдено, он с его проворством и ловкостью, дай Бог, успеет всадить нож Крутому под ребро раньше, чем тот попытается пристрелить его.

Зеке Вустон вернулся к костру, который заново развел Рассел.

— На это нет времени, — нетерпеливо заявил он. — Пора ехать.

— Но ехать-то некуда, — возразил Сильва. — Кругом одни камни, и тут столько натоптано… а следы никуда не ведут.

— Сдается, что ты просто не хочешь ехать за ними, — набычился Мачадо. — Что-то темнишь!

Сильва промолчал. Жизнь научила его сносить обиды и не препираться с крутыми ребятами типа Мачадо. Да и стоит ли связываться с ними, если тебе жизнь дорога, а он, Сильва, уже давно топтал землю и надеялся погулять на этом свете еще.

— Старец, — проговорил он минуту спустя, старательно подбирая каждое слово, — ходит тропами, где нам дорога заказана. Его пути неисповедимы, сеньор.

Вустон презрительно фыркнул.

— А.я глубоко убежден, что там, где пройдет он, мы запросто проскачем. Пора, наконец, изловить его вместе с этой чертовой сеньорой.

Сильва бросил испуганный взгляд в его сторону:

— Да?

— Да, я их видел. И хотя я совсем не следопыт, как некоторые из присутствующих здесь индейцев, но следы разобрать могу и сам. Они ушли отсюда вдвоем… но куда?

— Вот и отправляйтесь за ними, сеньор, — учтиво предложил Сильва. — Ваши глаза видят лучше, чем мои. Они моложе и острее моих. Идите за ними сами. А я не могу.

— Отказываешься?

— Я пойду за другими.

— Хочешь сказать, они разделились?

— Они ушли отсюда, сеньор. Их здесь нет. — Он замолчал и мгновение спустя тихо добавил: — Мне кажется, они повернули обратно, нашли то, что искали, и отправились домой.

Андрее Мачадо нахмурился. Какого черта терять время в этих забытых Богом горах, если те, за кем они гнались всю дорогу, уже возвратились назад…

— Ты уверен в том, что говоришь?

Сильва хмыкнул:

— Точно не знаю. Но мне так кажется.

— Тогда походу конец. — Мачадо был настроен крайне решительно. Ему надоели горы, бесконечные ночевки у костра, убогая пища, а также жара и вечная пыль. К тому же его весьма раздражало общество Вустона, вульгарного грубияна и деревенщины.

— Но мы еще не нашли место, где они брали золото, — запротестовал Зеке. — Оно где-то рядом.

Мачадо лишь руками развел:

— Плевать. Мне нет дела до золота, если оно вообще существует. К вашему сведению, сеньор Вустон, я человек вполне обеспеченный и приехал сюда только для того, чтобы разыскать Шона Малкерина и Мариану де ла Круз. Так что не знаю как вы, а я возвращаюсь и забираю с собой своих людей.

— Как же так! — возмутился Вустон. — Затевали мы экспедицию вместе, а теперь…

— А теперь наши дороги расходятся. Если Малкерин возвратился в Малибу, то мне тоже надо быть там. Не вижу никакого смысла носиться по холмам в поисках золота, которого, скорее всего, нет и никогда и не было.

Золото в Калифорнии? Это же курам на смех. Нет здесь никакого золота. Наше семейство с самого начала связано с провинцией, никаких серьезных сведений о золоте не получало. Так что ты ищешь вчерашний день, приятель.

Вустон весь кипел, но ссориться с Мачадо, к услугам которого надеялся очень скоро прибегнуть, ему тоже не хотелось. К тому же, чтобы гоняться за беглецами в одиночку по диким горам, у него не хватало людей.

Зеке взял в руки чашку с кофе, обдумывая сложившееся положение. Он чувствовал себя не в своей тарелке… Его до дрожи угнетало то неведомое, что могло подстерегать на каждом шагу, за любой скалой, за любым поворотом. И что это за змея, которая будто ползла, а будто ее и нет? И что за вой раздавался со скал?

— Ладно, — согласился он наконец, — мы возвращаемся.

Франсиско украдкой взглянул на Крутого. Рассел, усмехнувшись, с заговорщицким видом подмигнул ему.

Глава 13

Эйлин и Шон Малкерин въехали во двор своего ранчо на побережье в Малибу. Мариана и Хесус Монтеро следовали за ними.

Сеньора резко осадила коня, глядя на поджидавшую ее перед домом разношерстную толпу — всякий сброд, мексиканцы и гринго.

Брат Майкл сидел в тени на веранде. На коленях у него лежала винтовка.

Она обвела собравшихся холодным, неприветливым взглядом:

— Что это вы тут делаете? А ну, убирайтесь!

Главарь шайки, развязный тип в огромном сомбреро и широченных штанах, вооруженный сразу двумя винтовками, грубо рассмеялся.

— Я Джон Грек, — объявил он, ухмыляясь. — И я никуда не уйду. Сеньор Вустон велел мне ждать его возвращения. Я остаюсь.

— Моя мать приказала вам убраться, — тихо произнес Шон. — Даю одну минуту.

Джон Грек, мускулистый, подтянутый, выглядел весьма внушительно. Пригладив усы ладонью, он весело крикнул:

— Давай, сынок, подходи. Сейчас я тебе задам.

Шон слез с коня и отпустил поводья.

— Сеньора, — обернулся он к матери, — ты уж извини меня.

Первый удар он нанес Греку в подбородок. От неожиданности тот упал на колени, сомбреро отлетело в сторону. С минуту задира стоял на четвереньках, ошалело мотая головой. Когда же наконец поднялся, в руке у него блеснул нож.

— А теперь я убью тебя, паршивец, — объявил он.

Но Шон не спешил хвататься за оружие — просто ждал.

Грек попер на него, сгруппировавшись для нападения. Шон смерил его взглядом бывалого человека, закаленного в драках, случавшихся в портах Шанхая, Сингапура, Амуранга и Таку-Бара. Его противник хорошо двигался, держал нож в опущенной руке, вверх острым лезвием.

Грек наступал, по-прежнему крепко зажав нож в правой. Сейчас он сделает выпад влево, решил Шон. Вот оно обманное движение и бросок. Капитан проворно отступил влево и в тот же миг увидел, как справа блеснуло на солнце лезвие. Теперь пришла его очередь, и он со всей силы вмазал Греку по уху ребром ладони.

Сокрушительный рубящий удар, пришедшийся прямо в цель, оглушил противника. Грек споткнулся. Шон развернулся, сделал обманное движение, и когда разъяренный хулиган снова набросился на него, достал его правой в челюсть.

У Грека подогнулись колени. Тогда Шон подступил ближе и пнул его в челюсть ногой. Нож отлетел в сторону, а незадачливый боец навзничь повалился на землю, да так и остался неподвижно лежать в пыли.

Шон неторопливо подошел к нему, ухватил за шиворот, приподнял и еще раз с огромной силой ударил уже поверженного противника в живот, а затем отволок туда, где стояла оседланная лошадь, принадлежавшая, очевидно, кому-то из бандитов.

— Забирайте свою падаль и выметайтесь прочь.

Дом поразил Эйлин прохладой и тишиной. Она задержалась в гостиной, обводя комнату медленным взглядом. Здесь как прежде! Наконец-то она вернулась. Пусть обстановка несколько убога. Но это ее родной дом, и она любит его.

— Ну как, Майкл, трудно пришлось?

— В общем, нет. Они не знали, с какой стороны ко мне подступиться. — Он улыбнулся. — Видишь, сеньора, иногда даже церковник вроде меня может извлечь какую-то выгоду из своего положения. Я просто сидел тут, а они после небольшой перебранки все же решили оставить меня в покое.

Он поднялся:

— Мне пора. Меня ждут дела.

— Ну конечно же. Но не выполнишь ли ты еще одно небольшое поручение? Нужно объявить всем, что мы устраиваем вечеринку с танцами. Пусть собираются здесь через неделю, в следующую пятницу.

Майкл пристально посмотрел на мать:

— Вечер с танцами? Разумеется.

После того как он ушел, Эйлин обратилась к Мариане:

— Пойдем. Ты поможешь мне.

Шон остановился на веранде и оглядел окружавшие ранчо холмы.

Придуманный матерью план вне всякого сомнения прост и гениален. Никому и в голову не придет, что у них нет денег. Ничего не объясняя, она демонстративно потратит немного золота, и пусть тогда все ломают головы, какой куш им удалось сорвать. Неисключено, что Вустон немедленно потребует уплаты долга, но только вряд ли люди одобрят его порыв. Все в округе теперь будут уверены в их состоятельности и попросту встанут на пути его происков. Ход мыслей поселенцев Шон хорошо представлял еще по прошлому опыту. Они наверняка скажут что-нибудь вроде: «Ты же сам видишь, что деньги у нее есть. Она заплатит тебе все сполна при первой же возможности. Так что лучше оставь их в покое».

Поднявшись на пригорок возле загона, капитан взглянул на море. «Госпожа Удача» стояла на якоре в Райской бухте. Теннисон предусмотрительно подвел шхуну поближе к ранчо.

Шон снова проверил винтовку. Несмотря на все заверения матери, душа его не обрела покоя. Он не верил, что коварный злодей Зеке Вустон поддастся давлению общественного мнения.

Хорошо, что им удалось уйти от погони, но ведь Зеке обязательно вернется, а его люди вовсе не из тех, кого можно запросто отговорить от задуманного. Их враги задались целью завладеть Малибу, готовы пойти на все.

Когда Шон возвратился к дому, он застал Монтеро распутывающим веревку.

— Лишние руки нам сейчас не помешали бы, — тихо сказал он. — Но нам нужны парни, которым можно доверять.

Монтеро кивнул:

— У меня уже есть кое-кто на примете. Они скоро приедут.

— Ты что, уже послал за ними?

— Я понял, что без них не обойтись. Это надежные ребята, на них можно положиться.

— Так когда они приезжают?

— Сегодня, завтра… откуда мне знать. Они уже в пути.

Теперь сеньоре предстояло отправиться в Лос-Анджелес, потратить золото и пригласить всех на вечеринку. Гостей ожидалось немало — семейства Сепульведа, Луго, Бердуго, Абель Стернз в полном составе… В общем, все-все-все.

Несмотря ни на что, жизнь продолжалась, и заботы на ранчо требовали к себе внимания. Землю предстояло заново перепахать и засеять… В то время очень многие калифорнийцы были вполне довольны жизнью, они не обременяли себя лишними хлопотами и не обращали никакого внимания на то, что принадлежавшие им стада понемногу дичали, бродя по обширным угодьям, местами засеянным какими-нибудь культурами, урожай которых, впрочем, существовал лишь в мечтах, сродни сладким грезам о сказочной далекой стране, где царит всеобщее спокойствие и умиротворение и никому не приходится слишком усердствовать.

В Калифорнии 40-х годов XIX века жили в достатке, не прилагая к тому особых усилий, никто не боролся за место под солнцем. И в этом таилась беда. Видно, борьба человеку необходима как воздух, иначе род его станет вырождаться.

Принесенное матерью золото Шону тоже не давало покоя. Скорее всего, думал он, оно намыто в том ручье, или же его принесло со склонов во время камнепада. Сеньора говорила, что нигде поблизости не заметила следов разработки возможного месторождения, хотя саму пещеру зачем-то облагородили. Размышляя, Шон стоял на углу веранды, привалившись спиной к одному из столбов, подпиравших крышу. Он должен вернуться, найти то место, куда Хуан водил его мать, предать земле тело Хуана и поискать золото.

Иногда люди всю жизнь ищут заброшенные золотоносные рудники и клады, но так ничего и не находят. Он же подойдет к этой задаче практически. Для начала ему придется разобраться с более прозаичными делами,

В Малибу насчитывалось несколько тысяч голов скота. Если согнать всех животных старше шести лет, получить кожи и жир, го это могло стать началом хоть какого-то предпринимательства. К тому же он уже давно вынашивал идею о покупке племенного быка у мормонов, обосновавшихся в Сан-Бернандино, чей скот выглядел крупнее, жирнее и во всех смыслах лучше, чем его. Имея одного-двух породистых быков-производителей он надеялся улучшить собственное стадо. Хотя в данный момент торговля говядиной совсем не шла, он надеялся, что скоро все переменится. У них остались кое-какие семена от предыдущей посевной эпопеи. Их тоже надо пустить в ход.

Он решил отправиться на побережье и встретиться с местными индейцами. С тех пор как умер отец, они редко приходили на ранчо. Связь с ними следовало восстановить. С их помощью можно наладить отношения с другими индейскими племенами, у которых есть меха на продажу.

Шон сознавал, что действовать он должен без промедления. Нельзя терять время.

— Хесус, — окликнул он Монтеро, когда тот поднялся по ступеням веранды, — нужно распространить слух, что мы вымениваем меха. Я хочу установить отношения с индейцами, что живут в горах.

— Хорошая затея, — одобрил Монтеро и, немного помолчав, добавил: — Капитан, к нам приехали. Я знаю их понаслышке, хотя раньше никогда не встречал.

— Что за люди?

— Погонщики, капитан. Отлично управляются с лошадьми, скотом и лассо умеют в руках держать. — Он снова сделал небольшую паузу. — А еще они хорошо сражаются.

— Откуда они?

— Из Соноры. По крайней мере, последнее время жили там. Один из них служил в армии вместе с вашим отцом.

— Я приму их.

Час спустя на дороге, ведущей к ранчо, показались два всадника, которые стремительно приближались, пустив коней в галоп. Влетев во двор ранчо, они остановились и спешились. Вне всякого сомнения оба были непревзойденными наездниками.

— Командующий Дель Кампо, — лукаво сверкнув глазами, представился старший, невысокий, широкоплечий, крепкий, могучего телосложения. — В шестнадцать я был сержантом и служил вместе с вашим отцом, сеньор. Четыре года состоял при нем.

— А что случилось потом?

Он снова сверкнул глазами.

— Потом я просто жил, сеньор.

Шон переключил внимание на второго гостя.

— Антонио Поланко, сеньор, — поклонился тот. — Я буду служить вам. — Стройный, подтянутый, почти мальчик, он походил больше на индейца, чем на испанца.

— Работа у нас тяжелая, — предупредил капитан. — Возможно, придется и драться. Во главу угла я ставлю преданность. Но когда вам надоест тянуть эту лямку, то подойдите ко мне и скажите. И можете идти.

— Понятно.

— Наши враги превосходят нас в силе. Они умны и расчетливы. Мы не хотим насилия, но если на вас нападут или люди и ранчо окажутся в опасности, то смело принимайте бой и побеждайте. Верю, и на нашей улице будет праздник.

— Да, сеньор.

— Распоряжается здесь моя мать. Главнее ее нет никого. Затем иду я, а после меня — Хесус Монтеро. Понятно?

— Понятно.

Шон снова окинул их взглядом, а затем обратился к Монтеро:

— Не стоит больше никого искать. Думаю, они со всем справятся.

Дель Кампо посмотрел на Поланко.

— Ты слышал, амиго? — улыбнулся он. — Говорят, что мы справимся. Значит, так тому и быть.

Отряд Зеке Вустона уже дважды сбивался с пути, блуждая среди скал восточнее Сосновой горы. Вконец выбившись из сил и проклиная все на свете, всадники решили остановиться на ночлег, устроив лагерь всего в нескольких милях от того места, откуда утром того же дня они отправились в обратный путь.

— Эх ты, а еще следопыт, — раздраженно упрекнул Вустон Сильву.

— Да, сеньор, следопыт, но вы пожелали возвращаться кратчайшим путем, а я такой дороги не знаю. Утром…

— Утром я сам выведу вас отсюда, — заявил Зеке. — Кстати, а куда девался Крутой?

Сильва недоуменно развел руками. Другие тоже ничего не знали.

— С ним Франсиско, — сообразил кто-то наконец. — Наверное, они свернули не в тот каньон.

Сообщение совсем не обрадовало Вустона. Он бы предпочел, если бы его люди держались вместе. Кто знает, с чем они еще столкнутся в этих горах. Долгая и безрезультатная погоня за Малкеринами окончательно вывела его из себя. Столько времени потеряно зря! Он уже объявил, что отныне Малибу принадлежит ему и что товар может запросто доставляться туда. К концу недели ждал первую партию, и теперь ему только не хватало неприятностей при выгрузке на берег.

Внезапно его охватил приступ ослепляющей ярости. Нет, он не из тех, кто спокойно смирится с полным крушением заветных надежд. Чертова ирландка! Будь она проклята и ее щенок…

— Белтран!

Последнее время он особенно пристально присматривался к этому бандиту и убийце, за поимку которого в добром десятке городов Мексики обещали вознаграждение. Наведя тайком справки, Вустону удалось узнать кое-какие подробности из его прошлого. Меткий стрелок, владеющий любым оружием, отличный наездник, Белтран вместе с Веласко составляли довольно лихую парочку.

— Да, сеньор?

Вустон пристально посмотрел на бандита и неожиданно для себя почувствовал, как по спине у него пробежал холодок. Хищный, неподвижный, как у гремучей змеи, взгляд парня вводил в оцепенение, завораживая.

— Возьмешь с собой Веласко, — Зеке достал из кармана две золотые монеты с отчеканенным на них орлом, — и убьешь сеньору Малкерин и ее сына, капитана. Все понял?

Белтран подбросил монеты на ладони.

— Обижаете, сеньор? — тихо произнес он. — Маловато будет.

— Остальное потом. Если управитесь до конца недели, то дам еще по четыре золотых на каждого. Но если вас поймают, то вы собирались их только ограбить… и не более того.

— Ладно.

Белтран подошел к Веласко, протянул ему монету и объяснил суть дела.

— Зачем же сразу убивать такую красивую женщину, — хмыкнул Веласко.

— Он приказал убить. Мы так и сделаем. Только убьем… и очень быстро. А потом прихватим их добро и махнем прямиком во Фриско.

— Идет! — беззаботно согласился Веласко, но в голове у него уже начал созревать собственный план.

Глава 14

В Лос-Анджелес вело множество дорог, в основном это были старые индейские тропы, которым горожане нашли применение. В центре городка, население которого составляло примерно полторы тысячи человек, но менялось от времени года, располагались церковь и тюрьма, а также несколько лавчонок, небольших магазинчиков и салунов, короче, все как полагается. Вдоль улиц выстроились дома из саманного кирпича. Их плоские крыши были залиты битумом, доставленным из дегтярных ям, что находились близ Ранчо-ла-Бреа.

От Малибу до города на протяжении нескольких миль дорога бежала вдоль побережья, а затем, слившись со старой индейской тропой, миновала дегтярные ямы. По-испански она звучно называлась Эль-Камино Вьехо… что в переводе значило не более чем Старая дорога.

Элегантно держась в дамском седле, Эйлин Малкерин ехала по пыльной городской улице верхом на вороном жеребце, который легко гарцевал под ней, изящно выгибая шею.

Человек посторонний никогда не подумал бы, что такая молодая женщина — мать двоих взрослых сыновей и что элегантный мужчина, следовавший рядом с ней, один из них.

Вскоре они остановились перед входом в одну из лавок. Шон спрыгнул с коня и тут же подал руку матери, которая сошла на землю как принцесса. Сопровождавшие их двое молодцеватых мужчин поправили сомбреро и огляделись по сторонам с видом людей бывалых и знающих себе цену.

Шон распахнул перед матерью дверь, и она стремительно вошла в лавку. Оглядев прилавки и полки, сеньора улыбнулась хозяину, который тут же бросил метлу и поспешно поправил на себе кожаный передник.

— Чем могу служить?

Она положила перед ним свой список.

— Платить буду золотом, — тихо предупредила покупательница.

Он вскинул на нее глаза. В Калифорнии даже монеты редко попадали в обращение, а золото уж и вовсе представляло исключение. Люди расплачивались кожами, салом, мехами — короче, всем, что можно было обменять или продать.

— Золотом?

Торговец не мог скрыть своего изумления.

— Золотом, — небрежно подтвердила она, разглядывая и пробуя на ощупь какую-то ткань, выложенную на прилавок.

Быстро выбрав товар, она заказала еду, вино, ткань для нового платья, а также кое-что из заморских деликатесов, считавшихся большой редкостью в Калифорнии, и расплатилась крохотными золотыми слитками.

— Хотим устроить небольшую вечеринку для друзей, — сообщила Эйлин. — Может быть, вы передадите кое-кому наше приглашение? Конечно, позднее я отправлю своих людей…. но вы ведь знаете, как иногда получается. Кого-то и дома не застанешь.

— Конечно, сеньора. — Он даже сглотнул, собирая с прилавка слитки и взвешивая их в ладони. — Столько золота я не видел с тех пор, как…

— К вам приходил мой муж? — Она изящно повела плечом. — Золото не так-то просто… раздобыть. В нужный момент его иногда не оказывается под рукой, и это причиняет кучу неудобств. Мне еще понадобятся мулы, — добавила она, — но за ними придется приехать в следующий раз.

— Да, да, разумеется. — Торговец смотрел на нее с нескрываемым восхищением. — Может, у дона Абеля Стернза или у сеньора Вольфскилла найдутся мулы на продажу или хотя бы взаймы, на время.

— О да, у них найдутся. — Эйлин Малкерин подобрала юбки. — Упакуйте, что я взяла. Скоро прибудет наша повозка.

— Конечно же! Не сомневайтесь!

Разумеется, они все придут. В то время во всей округе проживало еще человек сорок — пятьдесят иностранцев. Уильям Вольфскилл, в прошлом охотник, теперь владел большим ранчо и огромной апельсиновой плантацией. Дон Бенито Уилсон, Хьюго Рейд, Дон Хуан Темпл, Уильям Уоркман, Джон Роуланд тоже когда-то переселились на запад, и большинство из них женились на девушках из старых калифорнийских семейств.

Эйлин Малкерин вышла из лавки и задержалась на тротуаре, разглядывая запыленные фасады домов. Да, совсем не Дублин или Корк, и уж вовсе не Лондон или Париж. И все же ей нравились и старые саманные домики, на стенах которых облупилась растрескавшаяся побелка, и ленивые собаки, нежившиеся в нагретой солнцем, почти горячей дорожной пыли и помахивавшие хвостами, когда мимо проезжал случайный путник.

На дальнем конце улицы показались три всадника. Молодые, богато одетые парни — братья Сепульведа и их приятель, Антонио Йорба, проезжая мимо, церемонно раскланялись с сеньорой.

Эйлин не сомневалась, что эта троица не откажется от ее приглашения, потому что они никогда не пропускали ни одной вечеринки, куда сходились люди всех возрастов. В Калифорнии никогда не устраивали танцы отдельно для молодежи и взрослых. Собираясь, все веселились вместе. Иногда большое общество распадалось на небольшие группки, и приглашенные зачастую переходили от одной компании к другой.

Калифорнийцы любили и умели танцевать, причем сами танцы и манера их исполнения разительно отличались от всего того, что ей приходилось видеть в Европе. .

— Сеньора! Какая приятная встреча!

Она быстро обернулась. Пио Пико, добродушный толстяк, который всегда принимал самое живое и непосредственное участие во всех событиях местного значения, улыбаясь, приветствовал ее.

— Я приехала за покупками, сеньор. Мы устраиваем вечеринку. Вы приедете?

— Вот так новость! Значит, вечеринка? Ну конечно же!

Даже Пио примет историю с золотом за чистую монету, подумала она. Но толстяк, наверное, и сам не прочь обмануться. Он очень дружил с Хайме и всегда оставался близким другом их семьи. •

— Я слышал, у вас неприятности, сеньора?

— Мы немного задолжали сеньору Вустону, и теперь он хочет забрать за долги ранчо! Но ведь это полнейший абсурд, не так ли? Разумеется, я сполна расплачусь с ним, но мне необходимо некоторое время, а сейчас слишком много работы. Мы же не нищие, — многозначительно добавила она, -и не можем все бросить. Хайме всегда приносил достаточно золота для того, чтобы улаживать подобные дела, а тут Шон ушел в море, а Майкл постоянно занят в церкви…

— Я все понимаю, сеньора. Ранчо непременно останется за вами. Иначе и быть не может. — В его глазах загорелись озорные огоньки. — Лучшего времени для вечеринки не придумать! Сеньора, вы прелесть! Просто прелесть!

Разумеется, она и не собиралась морочить голову Пио. Эйлин нашла в себе силы улыбнуться.

— Я рада, что вам понравилась затея, дон Пио. Может быть, вы сделаете мне такое одолжение и передадите приглашение нашим друзьям? Будет прекрасный стол и обязательно танцы!

Несколько минут спустя она провожала его взглядом, в душе радуясь тому, что ей удалось обернуть дело в свою пользу. В Лос-Анджелесе с Пио Пико считались, а общественное мнение представляло своего рода закон для всех, и вряд ли Зеке Вустон осмелился бы пойти против него. На ее вечеринку с радостью соберутся охочие до всякого рода увеселений калифорнийцы, скорее всего, они не поддержат тех, кто ратует за немедленное выдворение ее с ранчо, особенно сейчас, когда станет известно, что деньги у нее определенно есть, но в данный момент она и не имеет возможности выложить всю сумму долга полностью.

Слишком уж многие находились примерно в том же положении, что и Малкерины. Наличные деньги стали большой редкостью, и даже самые зажиточные горожане обычно не располагали значительными суммами. Большинство американцев или европейцев, по тем или иным причинам перебиравшихся на жительство в Калифорнию, женились на местных девушках, становились гражданами Мексики и принимали местные устои и обычаи как норму жизни. Вустон же держался особняком, и за это его здесь недолюбливали.

Не прибавляла ему расположения горожан и близость к Мичелторене. Губернатор уже успел нажить себе немало врагов, а его отказ оградить местных жителей от окончательна зарвавшихся солдат лишь увеличил число его недоброжелателей. Непредсказуемые и легкие на подъем калифорнийцы умели постоять за себя. Уже не раз они собирали свои собственные отряды и пускались в погоню за конокрадами или же отбивали набеги индейцев, приходивших сюда из пустыни.

Шон оставил мать беседовать с попавшейся ей навстречу знакомой и, отойдя на несколько шагов, остановился на углу, откуда виднелась контора Вустона. События последних дней заставляли его внимательнее приглядеться к Зеке и его команде.

Терпимость и некоторое благодушие, присущие местным жителям, были чужды Зеке. Фернандес ради собственной выгоды мог кому угодно перегрызть горло. Рассел под стать ему, настоящий бандит и себе на уме. Томас Александр? Темная лошадка. Очень осторожен и совершенно непредсказуем. Словом, от любого из них можно ждать самой дерзкой выходки.

Наблюдение за конторой убедило Шона, что там никого нет. Вероятно, отряд Вустона еще не вернулся с гор.

— Едем, Шон, — окликнула его мать. — Пора возвращаться. По пути придется еще кое-где остановиться.

Капитан обернулся и вновь невольно залюбовался ее красотой.. Даже если у нее в волосах уже появлялась седина, то она не бросалась в глаза, и хоть прибавилось на лице морщин, он не замечал их.

Отсюда, из Лос-Анджелеса, в свежем и прозрачном воздухе хорошо просматривались на фоне голубого, ясного, безоблачного неба изогнутые хребты горных кряжей Санта-Моники. Там находился их дом, который так любил Шон, и их ранчо — залитая ярким солнечным светом полоска побережья, которую обступали горы, вставшие на границе их земель и великой пустыни. Он хотел остаться здесь навсегда и другой жизни не искал. И все же, как человек наблюдательный, он не мог не замечать перемен, происходивших в округе, хотя многие калифорнийцы по большей части все еще продолжали жить в своем тихом, идиллическом мирке, огражденном от всего внешнего мира.

Появление в здешних краях Сернзи, Уилсона, Вольфскилла и других, таких же деятельных, уверенных в себе, . привыкших идти наперекор судьбе и жаждавших успеха людей, должно было бы послужить своего рода предзнаменованием грядущих перемен, и сам их приезд сюда просто-таки не мог пройти бесследно. Они несли с собой многим здесь непонятный активный образ жизни.

В краю, где солнце сияло почти все дни в году, а по тучным пастбищам среди холмов бродили тысячные стада, где все росло, не требуя больших усилий от человека, сама благодатная природа позволяла многим преспокойненько сидеть сложа руки и ничего не делать. Так продолжалось до тех пор, пока на побережье не стали перебираться переселенцы из Восточной Америки и Европы, вовсе не привычные к столь легкой жизни.

Сеньора тут же подметила это. Изо дня в день видя их в полях и на пастбищах за работой, она восхищалась ими, в то время как соседи-калифорнийцы лишь снисходительно посмеивались над подобной одержимостью, подобно тому, как обычно взрослый и умудренный жизнью человек посмеивается над восторженным малышом:

Шон запомнил те слова, что мать сказала ему тогда:

— Посмотри, сын, они совсем другие люди. Как разведчики приехали сюда, им здесь понравилось, и скоро вслед за ними двинутся толпы. Они будут быстро заселять эти земли, много и упорно работать, и в конце концов за все труды им воздастся сполна.

В Новой Англии, так же как и на севере Европы, времена года стремительно сменяют друг друга, а там долго стоят холода, и жителям отпущено слишком мало» времени на то, чтобы успеть вовремя управиться решительно со всем, что должно быть сделано. Здесь же, в Калифорнии, где всегда тепло, время течет медленно, и если, скажем, сегодня ты не успел засеять свое поле, то с успехом сделаешь это и завтра или через неделю, а то и через месяц.

Взглянув в очередной раз на улицу, Шон поправил револьвер, висевший у пояса, помог матери сесть в седло и подал ей поводья.

Дель Кампо и Поланко вышли из салуна и тут же оседлали коней. Вслед за ними на пороге салуна показался с виду самоуверенный здоровенный детина со шрамом от ножа над правым глазом и старым пороховым ожогом на правой руке. Дель Кампо развернул своего коня в его сторону и спросил:

— Что-нибудь не так, сеньор? Вы хотели что-то сказать?

— Я говорю, когда захочу, — отрезал тот. — А теперь у меня нет желания болтать с тобой.

— В следующий раз, когда тебе все же захочется выговориться, не забудь предупредить меня, — улыбнулся Дель Кампо, обнажая свои белые, ровные зубы.

Человек со шрамом продолжал пристально, без тени улыбки разглядывать его. Дель Кампо развернулся, пришпорил коня и пустился галопом вслед за сеньорой. Поланко держался в стороне, делая вид, как будто бы он здесь ни при чем, но человека со шрамом мало кому удавалось провести.

Фернандес вышел из салуна вслед за ним:

— Кто такие, Диего? Что-то я их не знаю.

— И я тоже, но только это к беде, амиго, к большой беде. Чувствую. Уж этих-то на испуг не возьмешь. Кого угодно, только не их.

Звеня шпорами, Фернандес вернулся в салун и подошел к самому дальнему столику, за которым расположились Зеке Вустон и Томас.

— Уже болтают на каждом углу, — сообщил он. — Сеньора везде расплачивается золотом. Она устраивает вечер с танцами, сделала кучу покупок, заказала еще больше, и за все расплатилась золотом.

Вустон пришел в ярость. Он зло выругался, и в каждом его слове сквозили непередаваемые горечь и досада.

— Золото! Мы стояли так близко!

— На эту гулянку, — продолжал Фернандес, — у них соберется вся округа. И вы не в состоянии воспрепятствовать этому, сеньор.

— Я им еще покажу! Я им устрою! Клянусь Богом, Гарри, я… — он осекся на полуслове. — А Крутой вернулся?

— Нет, сеньор. И Франсиско тоже. Уверен, они ищут золото.

— Тогда будет лучше, если эти остолопы поскорее явятся вместе с ним! Видит Бог, я нанимал их не для того, чтобы они сбежали от меня как раз в тот самый момент, когда больше всего нужны.

Фернандес развел руками:

— Возможно, они уже никогда не вернутся, сеньор. Не исключено, что они погибли… или сгинули.

— Сгинули? — Вустон в недоумении уставился на него. — Ты что имеешь в виду?

— Старца, — спокойно ответил Фернандес. — Не всем из тех, кто отправляется вслед за ним в горы, суждено возвратиться назад.

— Чепуха!

Фернандес пожал плечами:

— Возможно, сеньор, вы и правы. Странно, но только мне почему-то кажется, что их уже не найдут… даже трупов… никто ничего не найдет.

Глава 15

Крутой Рассел выехал на свободный от камней участок между скалами и осадил коня, дожидаясь Франсиско. Он уже давно подметил, что, несмотря на всю свою браваду и напускную решимость, компаньон его начинал все чаще и чаще отставать, отчего Расселу становилось не по себе.

Он неподвижно замер в седле, продолжая настороженно прислушиваться.

Тишина… Но почему кругом царит такое безмолвие? Что за горы? Что за странное место?

Сидя в седле, бандит продолжал озираться по сторонам. Вокруг только горы, одни лишь каменистые склоны, поросшие кустарником или соснами. Встречались им и каньоны, и многочисленные ущелья, и все они, должно быть, вели куда-нибудь… но только куда?

А что, если никуда? Всего лишь к тому месту среди гор, где когда-то вода начала прокладывать себе путь сквозь камни. Он провел языком по пересохшим губам и, немного поразмыслив, взялся за флягу и отвинтил крышку. Сделав небольшой глоток, старательно ополоснул рот и лишь потом проглотил. Он продолжал пристально оглядывать склоны.

Золото где-то там, в горах. Старик направился вверх по склону, и именно, оттуда они пустились в обратный путь. Только бы найти богатство! Тогда к черту Вустона и его шайку. Прихватив с собой золотишка, он выберется из этих чертовых гор, и только его и видели — отправится прямиком на север. На первое время можно осесть где-нибудь в окрестностях Монтерея, а там сесть на корабль. Потом, через несколько лет, он бы снова вернулся сюда за золотом. И очень хотелось бы надеяться, что к тому времени Зеке Вустон уже сойдет со сцены.

А Франсиско?

Рассел зло сплюнул. К черту Франсиско. Вероятно, мексиканец попытается убить его сразу же, как они найдут золото, но только пусть не надеется. Крутого еще никому не удавалось опередить. А потом он в гордом одиночестве выберется отсюда.

До его слуха донесся глухой перестук конских копыт, и вскоре из-за скалы появился Франсиско.

— Где ты был? Я уж решил, что ты того… заблудился.

Франсиско невозмутимо пожал плечами:

— Мне показалось, что лошадь потеряла подкову. Но все обошлось. Пришлось задержаться самую малость.

Рассел не стал спорить. Разумеется, Франсиско лгал. Он намеренно держится подальше позади: если их в пути подстерегает какая-то опасность, то сначала она обрушится на того, кто идет впереди. Ну ладно, пусть так оно и будет.

— Следов так больше и не нашел? — поинтересовался Крутой.

Франсиско проехал мимо него вперед и скоро вернулся ни с чем. Потом провел более тщательное обследование местности.

По-прежнему ничего.

Его первоначальная уверенность в себе начала сменяться нарастающим раздражением. Ему до сих пор никак не удавалось отыскать следы.

Внезапно где-то наверху сорвался и полетел вниз камешек, звонко ударяясь о валуны и каменные выступы на склонах. Рассел мгновенно вскинул винтовку. Франсиско глубокомысленно разглядывал его. Быстр он, однако… уж слишком проворен.

Но вот все стихло, и снова наступила тишина, не просто, безмолвие, а полное отсутствие каких бы то ни было звуков.

Рассел почувствовал, как у него по спине потекла холодная струйка липкого пота. Вытерев шею большим носовым платком, он указал рукой на склон.

— Мне кажется, что они прошли по дальнему склону этой горы.

Франсиско без особого энтузиазма посмотрел в указанном направлении. Темные сосновые боры чередовались с каменистыми осыпями. Далеко не самое подходящее место для верховых прогулок, а там дальше вдоль вершины кряжа тянулись сплошные каменные завалы — все, что осталось от когда-то разрушенных скал.

— Насколько я понимаю, следопыт из нас двоих здесь ты, — напомнил Рассел. — Так что тебе и вести.

Они проехали примерно четверть мили, когда Франсиско внезапно воскликнул: «Есть!» — указывая на землю перед собой.

После непродолжительных поисков Расселу наконец удалось разглядеть находку — небольшую засечку, оставленную наружным краем лошадиной подковы. Вот он след!

Крутой с большим сомнением оглядел вырисовывающийся маршрут и без энтузиазма последовал за проводником. Если золото и в самом деле здесь неподалеку, то он полон решимости завладеть им. Ему и прежде приходилось путешествовать по пустынным горам запада, но только почему именно сейчас его не оставляет тяжелое,» гнетущее чувство тревоги? Почему ему никак не удается отделаться от ощущения, будто бы за каждым его шагом пристально следят какие-то невидимые глаза?

Они въехали под сень огромных сосен и начали неспеша прокладывать себе путь между деревьями в. немой тишине и таинственном полумраке. Обычно нижние ветви сосен располагаются достаточно высоко над землей, но в этом странном лесу росли и молодые деревца с длинными темно-зелеными, словно покрытыми серым налетом, иголками. Тропа пошла под уклон, а затем снова принялась карабкаться вверх по склону, петляя между скалами и уводя все дальше и дальше в лесную чащу.

Дважды они теряли след, и дважды вновь натыкались на него, что происходило скорее по чистейшей случайности, чем в результате находчивости и проницательности. Впереди слева от них в сплошной стене горного хребта обозначилась огромная ниша, откуда открывался вход в ложбину между скалами. След как будто бы заканчивался здесь, и вот Франсиско, в очередной раз оглядевшись вокруг, неожиданно окликнул его.

Крутой тут же подъехал к нему и остановился рядом. Крохотный участок земли был сплошь испещрен следами лошадиных копыт, очевидно, коней привязали и оставили на какое-то время.

— Дальше они шли пешком, — заключил Рассел. — Значит, мы уже близко.

Франсиско медленно обвел взглядом ближние скалы. Золотистые блики приближающегося заката уже легли на вершины и склоны кряжа за Медвежьим ручьем. В ложбине между скалами пали глубокие тени. В таких укромных уголках среди гор, куда высоченные вершины преграждали доступ солнечным лучам, темнело всегда очень быстро.

— Давай заночуем здесь. А завтра отправимся дальше.

Рассел слез с коня и склонился над тоненьким ручейком, журчавшим по камням. Он попробовал на вкус воду… что ж, не плохо.

— Ну, будь по-твоему, — наконец согласился он.

Сильный и жестокий человек, Рассел никогда не испытывал ни любви ни преданности. Он презирал любые сантименты и знал лишь одну пламенную страсть — деньги, которые обожал проигрывать в карты, тратить на женщин или употреблять на то, чтобы обрести власть над другими. Но даже когда у него иногда заводились деньги, их обычно хватало очень ненадолго, и он вновь оставался с мечтой об огромном богатстве, которое бы вмиг принесло ему большое счастье и успех, и никогда бы не переводилось. Над фактом, что на самом же деле таких, как он, успех обходит стороной, Крутой не задумывался. На протяжении всей своей жизни он с завидной настойчивостью хватался за любой шанс мгновенно разбогатеть, не прилагая особых усилий и впоследствии не извлекая никаких уроков из собственных промахов и ошибок.

Он открыто посмеивался над погонщиками скота, что нанимались к хозяевам и испытывал лишь самое глубочайшее презрение ко всем, кто обременял себя хоть какой-то работой, так, видимо, никогда и не осознав той простой истины, что любой, пусть даже самый неимущий из бедняков, спокойно живущий год за годом, не опасающийся в один прекрасный день оказаться в руках у правосудия, гораздо счастливей его, гордого и свободного.

Храбрость и ловкость в обращении с оружием вселяли в него уверенность в собственной непревзойденности. Без каких бы то ни было оснований Крутой считал себя умнее и хитрее всех остальных. Однако в жизни ему пришлось достаточно поработать на других. Все его хозяева, так или иначе, оказывались причастными к подготовке различных преступлений, и нанимали его обычно за гораздо меньшую плату, чем он изначально рассчитывал. Сколько себя помнил, Рассел состоял при каком-нибудь субъекте типа Зеке Вустона, который и забирал себе весь навар. Только Крутой до сих пор не задавался вопросом, почему, собственно говоря, так получается.

Люди удачливые неизменно представали в его воображении либо везунчиками, либо ворами, которым какими-то им одним ведомыми способами удалось наворовать себе целые состояния.

Не позволяя себе ни на минуту усомниться в правдивости известной легенды, он окончательно поверил в то, что обязательно найдет золото. Золото просто обязано оказаться где-то здесь! Но если по какой-либо причине ему не удастся разыскать его, то он постарается побыстрее переключиться на какую-нибудь другую авантюру, сулящую легкую и быструю наживу.

Шона Малкерина Рассел предпочел бы просто пристрелить, но если дело дойдет до поединка, он запросто одержит над ним верх. По-настоящему бандит боялся только Вустона, потому что сообразительный и хитрый Зеке представлялся ему больше чем опасный противник. Так что если Рассел вообще кого-либо уважал, то этим человеком, несомненно, был Вустон.

В Калифорнии, как и во многих других местах, смерть врага частенько покупали. Деньги у Вустона всегда водились, а дружба с капитаном Ником Беллом, который мог пойти на убийство сам или же, как представитель правосудия, отдать приказ убить кого-нибудь, только укрепляла его позицию.

У каждого нашлось немного еды, они приготовили скудный ужин и расположились у костра за чашкой кофе, когда до их слуха донесся странный звук.

Сначала казалось, что гул приближается откуда-то издалека. Он походил на глухое бормотание, как будто кто-то читал молитву нараспев, но только слов было не разобрать.

Франсиско тут же насторожился, а Рассел поспешил взять чашку в левую руку и потянулся за винтовкой. Он оглянулся, но в темноте за пределами небольшого круга света от костра разглядеть ничего не смог.

Внезапно все стихло, и Рассел нервно облизал пересохшие губы. Это ветер, пытался уговорить он себя, скорее всего, ветер. Но все равно странно.

— Какой необычный звук, — сказал он, стараясь ничем не выдать своего волнения. — Что бы это могло быть?

Франсиско пожал плечами, продолжая встревоженно озираться по сторонам:

— Не знаю, сеньор. Я думаю, что нам следует убраться отсюда, и чем быстрее, тем лучше. Дождаться бы утра.

— Ты что, шутишь? Бросить все и уехать без золота?

— Иногда золото достается слишком дорогой ценой, сеньор. А что, если это золото принадлежит духам? Возможно, только Старец знал их.

— Я не верю в привидения, — объявил Рассел, вложив в свои слова всю силу убежденности. «Я не верю, — молча убеждал он сам себя, — не верю ни в духов, ни в привидения… Но только что это было?»

Не ветер ли завывает между скал?.. Нет, в горах стояла на редкость тихая ночь, и никакого ветра не было и в помине. Может, сжатие, вызванное ночным холодом?.. Где? И чего?

— Давай лучше ляжем спать, — предложил Рассел. Но только самому ему спать совсем не хотелось. Он набрал побольше дров и сложил возле костра. — Зеке, наверное, уже давно сидит в салуне у Томаса, — предположил он, в душе сожалея, что сам не оказался там.

— Наверное, — согласился Франсиско.

Мексиканец тоже старался держаться поближе к огню. Он расстелил свои одеяла на земле у самого огня и стал устраиваться на ночь. Рассел обратил внимание на то, что сапоги он снимать не стал.

— Завтра утром я возвращаюсь, — объявил следопыт.

— В чем дело? Ты испугался?

Франсиско задумчиво посмотрел на него:

— Не больше вашего, сеньор. Не ко всякому золоту дано прикоснуться человеку. Я думаю, что это именно наш случай.

— Но Малкерины-то до него касались пару раз.

— Они дружны со Старцем.

— Ничего, вот рассветет, и тебе станет лучше…

— Возможно, сеньор. Но только я себе не враг.

Подложив руку под голову, он закрыл глаза, и Рассел остался наедине со своими мыслями. Теперь он пристально всматривался в темноту. А вдруг там что-нибудь такое… но только сам-то он кто, в конце концов? Перепуганный ребенок? Никаких привидений не бывает.

Подбросив веток в огонь, он получше укрылся одеялом, держа тем не менее револьвер наготове. Тихо потрескивали сухие дрова, слабый ветерок шелестел в верхушках деревьев, откуда-то со склона опять сорвался маленький камешек…

Проснулся Крутой внезапно. Он не мог сказать, как долго спал. Оставаясь неподвижно лежать под одеялом, стал прислушиваться.

В тишине ночи до его слуха донесся глухой перестук копыт. Он тут же сел и огляделся вокруг, мгновенно поняв, что произошло.

Франсиско исчез.

Схватив винтовку, он поспешно вскочил. Ярость оставила ему только одно желание: поскорее догнать Франсиско и убить. Хотя вполне отдавал себе отчет в том, что шансы у него не велики. Мексиканец наверняка знал эту местность гораздо лучше, чем он, к тому же под Франсиско бежал хороший конь.

Немного успокоившись, он подобрал на земле несколько сухих сучьев и дал костру разгореться. До рассвета оставалось несколько часов.

Кофейник по-прежнему стоял на земле, рядом с углями, и Рассел подвинул его поближе к огню. Затем натянул сапог, подобрал винтовку и сунул ее в несуразный чехол.

Подавив в себе вспышку гнева, он рассудил, что случилось лучшее из того, что вообще могло бы с ним случиться. Теперь, оставшись в гордом одиночестве, он разыщет золото и станет хранителем великой тайны. Остаются, правда, еще Малкерины.

Но, в конце концов, он постарается исправить и это упущение, если, конечно, об этом не позаботится Зеке Вустон. Так что всему свое время.

Он дождется утра, найдет заветное место, возьмет себе столько, сколько сможет увезти и выйдет на побережье.

При таком раскладе имело смысл вернуться в Лос-Анджелес и поставить Вустона в известность о том, что Франсиско бросил его на произвол судьбы, и ему пришлось долго блуждать среди гор в поисках обратной дороги. Пусть все подумают, что он так ничего и не нашел.

Ночь, казалось, теперь уже ничем не отличалась от всех прочих ночей. Тревожное чувство улетучилось само собой. Он подбросил веток в костер, выпил еще кофе, а затем отправился седлать коня. Когда он возвращался к костру, небо на востоке уже посветлело.

Час спустя он вскочил в седло. Хорошо заметная тропа вывела его из ложбины к той самой огромной подковообразной нише среди скал. Подъехав к ней как можно ближе, Рассел сводил коня на водопой к небольшому ручью, а затем привязал его, оставив пастись на крохотном лужке, поросшем зеленеющей травой, и, прихватив с собой винтовку, отправился вверх по течению ручья.

Прошло не меньше часа, прежде чем ему удалось набрести на пещеру. Он был немало озадачен, увидев площадку перед входом в нее — поверхность ровная, как пол, с которой убрали все камни, а земля утрамбована так плотно, словно ее специально укатывали чем-то тяжелым. С виду напоминает площадку, расчищенную для работ, и это странно.

Заметив вход в пещеру, Рассел насторожился. Держа винтовку наготове, медленно приблизился к нему и заговорил, но ответа не последовало. В горле у него пересохло, он снова огляделся по сторонам, но так и не заметил ничего подозрительного. Задрав голову, он окинул взглядом высокий склон… Может, за ним кто-то следит? А что, если в пещере его ждет ловушка?

Ну вот, снова к нему в голову лезут детские страхи. Собравшись с духом, он шагнул вперед, ступив под темные своды пещеры и замер как вкопанный. На плотно утрамбованном песчаном полу лежал неподвижный Хуан, тот самый Старец.

С виду он казался спящим. Рассел дотронулся до его руки… Холодная.

Умер? Крутой осторожно приподнял веко. Так и есть, индеец скончался.

Выпрямившись, он огляделся вокруг. Увидев кувшины на полке, подошел и заглянул в каждый… Пусто. Из одной посудины ему удалось вытряхнуть крохотную золотую песчинку.

Проклятие!

Выходит, что это все? Он отвернулся от стены с полкой, и вдруг внутри у него все похолодело.

Мертвец исчез.

Глава 16

Еще несколько мгновений он стоял неподвижно. Взглядом зверька, оказавшегося в западне, озирал все вокруг. По телу пробежали мурашки. Во рту все пересохло, и ему не оставалось ничего, как нервно водить сухим языком по растрескавшимся губам. Очень медленно он потянулся за револьвером.

У него вдруг перехватило дыхание, как бывает от внезапного удара в живот, а руки и ноги задеревенели.

Пещера была пуста. Здесь не осталось ничего, ровным счетом ничего.

Натужно сглотнув, Рассел осторожно вынул из кобуры револьвер. Выход из пещеры оставался свободен, а снаружи ярко светило солнце. Он устало опустился на пол, прислонившись спиной к стене пещеры. Взгляд его снова упал на то место, где прежде лежало тело Старца. Ему ничего не почудилось. Вот и след от него. Но теперь он заметил то, на что не обратил внимания с самого начала: следы от сандалий… плетеных сандалий. Еле ворочая языком, он наконец облизал сухие губы. Следы, оставленные двумя парами ног, обутыми в плетеные сандалии, тянулись с обеих сторон от того места, где лежал Старец.

Сандалии?

Какая глупость! Померещится же такая ерунда! Эти следы были здесь и раньше.

Скорее всего…

Но только раньше их не было.

Он медленно поднялся на ноги. Незачем тут оставаться. Пора выбираться. Золота уже нет. Вероятно, его добывали где-то неподалеку — само по себе оно здесь не появилось.

Обойдя стороной место, где несколько минут назад лежало тело старика, он бочком выскользнул из пещеры. Солнце палило нещадно. Вокруг стояла тишина. На уступе перед пещерой — ни души.

Он вытер разгоряченное лицо носовым платком, щурясь от яркого света. В воздухе у самого края уступа колыхалось знойное марево. Раньше он никогда не видел это явление природы так близко. Обычно его наблюдают с некоторого расстояния.

Рассел снова промакнул лицо платком и медленно огляделся вокруг. Ни следов разработок, ни заброшенного рудника, ни заржавевших кирок, ни лопат, ни еще какого-либо свидетельства того, что здесь некогда добывали золото.

Но куда, черт возьми, подевался покойник?

Надо идти. Ему нестерпимо хотелось поскорее выбраться отсюда. Но теперь в глубине его души поселился страх иного рода… позволят ли ему уйти?

И кто они такие?

С револьвером в руке он шел к тропе как во сне, ступая медленно, осторожно и никак не мог разглядеть ее. Она была здесь… ну да, как раз на этом самом месте…

Все те же кусты, горячий песок, небольшие камни, но -никакой тропы. А он вообще, уверен в том, что пришел сюда с востока? Разумеется, отсюда же виден огромный просвет между скалами. Спотыкаясь, еле переставляя ноги, он направился прямиком к зарослям. Нужно держаться направления, и он обязательно найдет дорогу обратно.

Но все-таки куда подевалась та тропа? Ну да, конечно, она скрыта от него за кустарником, вполне возможно, он срезал слишком большой угол и теперь с минуты на минуту снова выйдет на нее. Сейчас сориентируется по скалам и сразу окажется возле своего коня.

Заросли дышали зноем — жара, духота, ни малейшего дуновения ветерка. Пот лился по лицу ручьями, стекал по спине под мокрой рубахой. Крутой заторопился, споткнулся и чуть не упал. Прямо у него на пути стоял разросшийся куст. Должно быть, сам не заметил, как забрал немного в сторону. Изменив направление, он начал продираться напролом сквозь колючие заросли, но внезапно остановился, пораженный. Оказывается все время он шел в ту сторону, откуда пришел. Стерев пот со лба и бросив по сторонам дикий взгляд, снова полез в самую гущу зарослей. Когда он снова оказался на опушке, на небольшой лужайке среди зарослей колючего кустарника и деревьев остановился перевести дух. Рубаха оказалась порвана, револьвер он все еще держал в руке и только сейчас решил убрать в кобуру. Боже, как же жарко! Он огляделся вокруг. Так куда же, черт возьми, подевалась тропа?

Просвет между скалами полностью скрылся за деревьями, и виднелся лишь небольшой участок горного хребта. Он отправился было дальше, но вдруг замер на месте.

На песке, как раз перед ним, отпечатались четкие следы сандалий.

Две ноги, один след рядом с другим. Как будто кто-то невидимый всего мгновение назад стоял здесь, наблюдая за ним.

Рассел развернулся и, заметив проход между деревьями, направился к нему. Подойдя поближе, он увидел, что путь ему преграждает большой камень. Плоская плита высотой ему по пояс лежала на двух камнях и находилась между двумя деревьями. Третье дерево росло позади. Сооружение напоминало столик для пикника.

Или колоду мясника. Или алтарь. Или и то и другое.

Поначалу Рассел решил, что ничего не случится, если он присядет на валун и переведет дух, но теперь стал медленно пятиться назад, пока наконец не уперся спиной в плотную стену высокого кустарника. Алтарь?

Что за дурацкие мысли лезут в голову, одернул он себя. Откуда взяться алтарю в таком месте? Конечно, мысленно предположил он, у индейцев тоже могли быть свои алтари. Он не имел никакого представления ни о их верованиях, ни о том, как они отправляют свои обряды.

Кстати, об индейцах… Куда исчез труп?

И откуда взялись следы сандалий на песке?

Наверное, успокоившись, он найдет следам кучу объяснений, но в любом случае, индейцев в этих местах нет. Об этом еще раньше говорил Франсиско.

Но Франсиско сбежал ночью, как последний трус.

Крутой Рассел снова взглянул на каменный алтарь. А затем до него наконец дошло, что из зарослей выходило сразу три тропы, и все они вели к алтарю, если именно таково было предназначение необычного камня.

Пот заливал глаза. Так куда же пойти, какую тропу выбрать? Черт возьми, и как его угораздило сбиться с пути? Если бы взглянуть поверх зарослей, если бы определить, в какой стороне остался просвет в скалах? Там единственный путь отсюда. Но если бы он знал ответы на эти вопросы, ему осталось бы только спуститься туда по склону.

Он огляделся в поисках дерева повыше, чтобы залезть на него, но ни одно из растущих поблизости не выдержало бы его веса. Самым высоким и устойчивым был каменный алтарь.

Рассел снова направился к нему, но на полпути остановился, чувствуя странное нежелание идти дальше. «Да что ты за чертов придурок за такой? — ругал он сам себя. — Дрожишь, как пугливый сопляк, как баба какая-то…»

Сделав над собой некоторое усилие, бандит добрался до алтаря, оперся о камень руками и ловко вскочил на него. Привстав на цыпочки, он пытался разглядеть что-нибудь поверх зарослей, и — какое счастье! — увидел долгожданный просвет… совсем близко.

Но тут перед глазами у него все поплыло. Он замотал головой, чувствуя странное головокружение и внезапный приступ тошноты. Да что же это такое? Горячее, знойное марево дрожало в воздухе, и горизонт вдруг сделался расплывчатым, словно размытым. Что с ним происходит? Покачнувшись, он взмахнул руками, безнадежно пытаясь удержаться хоть за что-нибудь, и упал. Падение оказалось долгим, он летел куда-то в пропасть, и вот наконец со всего размаху шлепнулся о землю. А земля под ним как будто дрожала и ходила ходуном, и он отчаянно цеплялся за нее. В голове царила полная неразбериха. Он попытался встать, но только мускулы его совсем лишились былой силы, пытался думать, но сосредоточиться никак не удавалось и в голове не осталось ни одной стоящей мысли.

Приподнявшись, он опять увидел над собой волны колышащегося зноя, и все вокруг казалось расплывчатым, эфемерным — и деревья, и даже горы… Он находился где-то на грани сознания и забытья, когда услышал тихое шарканье, а потом сквозь дрожащую пелену зноя разглядел неясные силуэты индейцев.

Интересно, они близко или далеко отсюда? И видит ли он их на самом деле, или же все это лишь игра его воображения?

А странные индейцы, каких ему еще никогда не приходилось встречать, все приближались, медленно выходя из дрожащего марева.

— Он преследовал Старца, — сказал один.

— Он враг сеньоры, — отозвался второй.

— Он есть зло, — сообщил третий.

— Если его отпустить, он расскажет всем об этом месте, -снова заговорил первый индеец.

— Значит, его нельзя отпускать, — решил второй. -Пусть останется здесь. Надолго, очень надолго.

Нет, это ему лишь кажется? Наверное, он перегрелся на солнце, вот и мерещится всякое? А может, кошмарный сон?

Он чувствует, как кто-то хватает его за руки и за ноги, пытается пошевелиться, но сил нет, а потом его поднимают над землей… и несут… несут…


Оставив шхуну, Гило пришел на ранчо, чтобы предложить свои услуги. Среди добровольных помощников оказалось также несколько индейцев-чумашей, из числа тех, с кем и раньше Малкерины водили дружбу. Теперь они устанавливали столбы для навесов из камыша, в тени которых расположатся гости, а место для танцев было уже заранее огорожено натянутыми веревками.

Шон отправился на холм близ Лас-Флорес-Каньон и застрелил трех бычков. Одну разделанную тушу затем погрузили на повозку и привезли на ранчо и мясо с нее развесили в тени. Две другие туши предназначались для жарки на вертелах.

С утра до вечера на ранчо хлопотали женщины — наводили лоск и готовили. Убедившись, что мясо благополучно доставлено на кухню, Шон предпочел остаться в стороне от забот по хозяйству и занялся другими делами.

Первым делом он переговорил с Поланко.

— Нужно быть начеку, — предупредил он, — И в то же время держитесь поосторожнее. Неприятности нам ни к чему, ну а если вдруг…

— Мы готовы, сеньор. Все будет в порядке.

Прибыл Теннисон с «Госпожи Удачи».

— До меня дошел любопытный слух, — сообщил он. -В Педро болтают, будто бы Крутой пропал.

— Пропал?

— Он так и не вернулся с гор. Вустон намекает, будто бы погиб, вернее, его убили.

— Возможно, он просто заблудился. Не он первый, не он последний.

— Согласен… Только Вустон, похоже, так не считает. Насколько мне удалось понять, он как будто намекает, что это ты уделал его.

— Я тут ни при чем.

— Хотел предупредить тебя. Подумал, что ты должен знать о его намеках. — Теннисон поглядел на женщин, деловито снующих мимо них, а затем спросил: — Послушай, капитан, а что все-таки там стряслось?

Шон развел руками:

— Ну, ты даешь… это же горы и полупустыня. Там можно найти воду, если только человек знает, где ее искать. А не знает, то запросто расстанется с жизнью, отправившись на ее поиски. Лучшее из того, что может предпринять в такой ситуации заблудившийся, — это все время держать путь на запад. Рано или поздно он доберется до берега моря. Если хватит сил.

— А что за разговоры ходят о разной нечисти, проклятьях и тому подобном?

— Откуда мне знать? — Шону вспомнились горные долины и каньоны, где было так тихо и пустынно, но все же… -У каждой страны есть собственные тайны, и у любого народа имеются свои предрассудки. И кто разберет, где там правда, а где вымысел? Среди индейцев бытует легенда, будто бы они пришли в этот мир, выйдя из какой-то пещеры или пройдя сквозь дыру в земле. Не исключено, что это чистой воды символы. Имеется в виду, что эта самая земля, на которой они живут, и дала им жизнь, но, с другой стороны, может оказаться, что это означает буквально то, что сказано. И чем больше приходится бродить по горам, тем сильнее желание верить всему тому, во что верят индейцы. Пройди в одиночестве по любому из каньонов, и ты сам во всем убедишься. Не успеешь сделать и сотни шагов, как у тебя уже возникнет ощущение, будто бы за каждым твоим действием кто-то наблюдает. В пустыне, на открытой местности, ничего подобного не происходит, но вот стоит только оказаться среди каньонов, скал, горных вершин, как начинаешь это явно ощущать. Плод воображения? Или все-таки что-то такое есть? Однажды Старец сказал мне, что «они» знают и меня, и сеньору, и что к нам они настроены дружелюбно. Но он так и не сказал, кто «они» такие.

— Когда-то знавал я одного моряка… Болтун он, конечно, знатный, за свою жизнь исходил все моря вдоль и поперек, везде побывал. Так вот, он утверждал, что на свете, рядом с нашим миром, существуют и другие параллельные миры… говорил что-то о времени и пространстве… Я тогда так и не понял, что он такое имел в виду. Он объявил себя сторонником идей Пифагора — к чему бы это, интересно знать? — и спорил, что человек может переходить из одного мира в другой, и даже возвращаться обратно. Только время там идет иначе… наверное.

— Я слышал подобные разговоры. Сходи в горы один и ты поверишь во что угодно.

Они помолчали. Шлеп, шлеп, шлеп доносилось из кухни — это женщины готовили лепешки из кукурузного теста.

— Люди, живущие в странах Востока, в Индии, Китае и других странах, могут поведать множество загадочных историй, но только им ничего не известно о наших землях. Тот древний народ, что жил здесь… не знаю, имели ли они отношение к тем, кого мы называем индейцами, или нет… так вот, у тех были свои собственные загадки. Ты только взгляни на индейца. Мы видим в нем обыкновенного человека, который ходит на охоту, растит урожай, пасет стада овец или же просто слоняется без дела по округе близ своей деревни… но может статься, что он вдруг окажется наследником того древнего… что намного старше всей истории человечества… Говорят, что когда-то давным-давно всю землю к северу отсюда покрывал лед. Но что было здесь до того, как сюда пришел ледник? Что останется от глинобитной хижины, если она вдруг окажется погребенной под тысячей футов льда? Да такая громада ее просто бесследно сотрет с лица земли, обратит в прах. Но пока в мире жив хотя бы один человек, его память будет хранить предания о давно минувших днях. Свои сказки, легенды, предания он передаст детям. Но память не очень надежна, она многое теряет, что-то переиначивает. А что, если есть иное хранилище древности, летописи, которые нынешний человек пока не сумел прочитать, да и захочет ли он их разыскать?

— Ну куда же он денется, конечно же захочет. Если у него есть хоть капелька мозгов, то он обязательно захочет.

Шон пожал плечами:

— Кто знает? Пока этот человек просыпается утром, встает с постели, натягивает штаны, сует ноги в сапоги и отправляется по своим делам, весь мир представляется ему простым и понятным, непознанное его не волнует. Но стоит только начать докапываться до сути… проникая все глубже и глубже… и результат… предвидеть уже невозможно. Помню, как-то близ мыса Кумари, что на юге Индии, мы попали в штиль. Шли от Цейлона, рассчитывая выбраться к торговым путям и идти до самой Африки. А тут такое невезение. Мы решили закинуть сети. Как и положено, рыбы наловили, но в наши сети попалось и еще кое-что. Осколки посуды… дивные росписи, какие ты даже не можешь себе представить… и еще рука какой-то статуи, выточенная из камня, -очень тонкая работа, — но только на ней, вместо пяти, оказалось шесть пальцев.

— Как интересно! — воскликнул Тен. — У нас в Малибу в одной пещере тоже есть наскальные рисунки с изображением шестипалых людей.

Шон поднялся.

— Пойдем лучше, поможем нашим, — предложил он. А затем добавил: — Я видел много подобных рисунков… где изображались шестипалые фигуры.

— И что это означает?

Шон пожал плечами:

— Наверное, давным-давно жил такой народ. Их люди| имели по шесть пальцев… и они расселялись по миру. Примерно так, а может, иначе.

Глава 17

В день фиесты гости начали собираться с утра. Самые первые шесть всадников явились на рассвете, сразу же как только начало светать. Накануне вечером они расположились для ночлега на берегу, и привезли с собой хороший улов — свой вклад в праздничное угощение.

Потом прибыли три дамы, а следом за ними мужчина с детьми — мальчиком-подростком и маленькой девочкой.

Теперь к дому тянулся нескончаемый поток гостей, съезжавшихся со всех дальних и ближних ранчо.

Сеньора во всем принимала самое деятельное участие, успевая отдавать распоряжения на кухне, а также следить за всеми приготовлениями.

Незадолго до полудня Поланко подошел к Шону:

— Послушайте, сеньор, вон там за холмами собрались какие-то люди. Они не торопятся спускаться. Я сам их видел.

— И что же они делают?

— Наблюдают, сеньор. Один из них постоянно в разъездах. Он то и дело отъезжает в сторону гор и возвращается обратно. По-моему, он кого-то дожидается.

— Спасибо. Ты присматривай за ними и будь готов ко всему.

Поланко широко улыбнулся своей ослепительной улыбкой:

— Я всегда готов, сеньор. Если хочешь пожить на этом свете подольше, то иначе нельзя, разве нет?

Шон стоял в тени, когда от толпы гостей отделились трое высоких, подтянутых мужчин в потертых широкополых шляпах и, звеня шпорами, направились через двор в его сторону. На одном красовался жилет из кожи с бахромой на индейский манер.

— Как дела, Шон? — приветствовал хозяина узколицый гость с насмешливыми серыми глазами. — Сто лет тебя не видел.

— Джонни Мимс! Будь я проклят! Ты что, вернулся в Эль-Монте?

— Ага. По пути мы нарвались на шайку конокрадов. Пришлось немного пострелять, но все обошлось.

Он указал на своих приятелей.

— Надеюсь, ты помнишь Билли Ханикутта? Ну а это Леркин Кемпбелл. Он присоединился к нам на Рио-Гранде. — Он обвел взглядом ранчо. — Слышал, будто у тебя какие-то неприятности.

— Некоторые денежные затруднения, — ответил Шон. — Дело рук Зеке Вустона. Он хочет прибрать к рукам нашу землю.

— Ну вот, у тебя неприятности, и ты молчишь. Тоже мне, а еще другом называешься, — тихо упрекнул Мимс. — С Вустоном нам не по пути. Я почти убежден, что тем конокрадам помогал кто-то из местных, Некто, пообещавший купить всех лошадей, которых им удастся украсть.

— Ты уверен?

— Ну, таких доказательств, с которыми можно пойти в суд, у меня нет, но, в конце концов, мы и не собираемся ни с кем судиться. В пустыне мы сами себе закон, и если что — разберемся по-свойски.

— Чувствуйте себя как дома, ребята! — улыбнулся Шон. — Будет много еды и выпивки и полно гостей.

— Мы добрались издалека, — заметил Ханикутт, — по пути от ранчо Ла-Бреа до вашего насчитали с полсотни хозяйств.

— А вы знакомы с Ортегой? — вступил в разговор Леркин Кемпбелл. — От них сюда кто-нибудь приедет?

— Думаю, что да. На фиесту обычно собирается вся округа, и только болезнь или внезапный отъезд способны помешать человеку лишить себя удовольствия. У вас к нему дело?

— Слышал, что он производит самую лучшую бечеву во всей стране. А мне как раз нужна веревка для нового аркана.

— Да, по этой части Ортеги мастера, — согласился Шон. — Для тяжелой работы я лично предпочитаю бечеву в четыре стренги. Но они могут сплести и в восемь. Лучше не найти. Кто-то обязательно приедет, не сомневайся.

Шон подошел к матери, которая теперь расставляла цветы на столе под камышовым навесом.

— Прибыли парни с Эль-Монте.

Мельком взглянув на сына, она улыбнулась:

— Приглядывай за ними, Шон. Ты же их знаешь.

Шон усмехнулся в ответ:

— Просто они любят повеселиться. Эти орлы обожают покуролесить лишь ради того, чтобы услышать звон собственных шпор. — Немного помолчав, он добавил. — К тому же они терпеть не могут Вустона.

— Замечательно! Друзья нам пригодятся.

А гости ехали и ехали. Семьи Луго, Авилов, Сепульведов, а кому-то пришлось провести в пути даже несколько дней, останавливаясь на попадавшихся по пути ранчо, теперь не спеша приближались к цели своего путешествия — кто верхом, а кто на скрипучих повозках, запряженных волами.

Все были разодеты в пух и прах, и ради такого случая даже на спинах лошадей красовались яркие попоны. К полудню на подъездах к ранчо вереницей вытянулось две дюжины повозок, и несколько дюжин оседланных лошадей стояло у коновязей. Остальных отвели в загон рядом с домом. То там, то здесь слышалось пение под гитару, но приготовления к пиршеству продолжались, у столов и на кухне хлопотали женщины, слышались радостные крики и смех.

Шон вошел в комнату матери, чтобы причесаться перед небольшим зеркалом, единственным в доме. И еще ему хотелось немного побыть одному.

Зеке Вустон не сомневается в том, что у них есть золото. Он клюнул на эту удочку. Но именно из-за золота ему еще больше захочется прибрать к рукам ранчо. Плюс его аферы с контрабандистами.

Из Райской бухты или любой другой бухты на побережье просто уйти в горы, спрятать товар в какой-нибудь пещере, а потом оттуда перевозить его в Лос-Анджелес, тем более что спрос велик. К тому же слишком суровый закон о торговле с иностранцами делал большинство местных жителей снисходительными к контрабанде, они не считали занятие ею преступлением, поскольку получать товары из Мексики было весьма затруднительно и чересчур накладно.

Итак, ожидание скорейшей выплаты долга ни в коей мере не заставит Вустона отказаться от дальнейших притязаний на ранчо. Легенды о золоте только разожгут его аппетиты, а он не из тех, кто отступает от своих желаний.

Значит, пойдут в ход связи с Мичелтореной, но даже сам губернатор мало чем мог бы оказаться ему полезен… во всяком случае, до тех пор, пока сеньора, брат Майкл и он еще живы.

А если они исчезнут?

Никаких наследников не объявится, ранчо отойдет в ведение губернатора. Вот тогда он и попробует прибрать его к рукам.

И все же Шон сомневался, что для достижения своих целей Зеке изберет именно такой метод. Вряд ли он станет доверять в таком деле даже губернатору, слишком велик риск, что тот отдаст землю кому-нибудь другому или же оставит ранчо за собой. Нет, они наверняка постараются найти какой-то другой способ.

Поправив широкий ремень, Шон задумчиво разглядывал свое отражение в зеркале.

Как расплатиться с долгами? Занять у кого-нибудь денег? Теперь — дадут, все уверены, что у них есть доступ к золоту. И даже если раздобыть столько денег не удастся, они выиграют время, а это для них сейчас важнее всего. Капитан принял решение не спешить с выходом в море, а попробовать собрать побольше товара для продажи, посмотреть у себя, что-то купить у соседей. Но рассчитывать на неплохую прибыль можно только в дальнем походе.

Ситка? Русским на севере нужна пшеница, и у них есть меха на продажу. На меха спрос в Китае и на Восточном побережье.

Шон в очередной раз проверил свой «кольт», он оказался в порядке и полностью заряжен. Проведя рукой по рукоятке ножа, висевшего у пояса, он выглянул через открытую дверь во двор, уже заполненный шумной, веселой, пестрой толпой.

Гости все прибывали. Поланко говорил, что среди холмов прячутся какие-то люди. Кто они такие и чего им надо? Несомненно, это банда Вустона. А что, если их послали, чтобы забрать Мариану, и как он тогда ей поможет? Волей ее дяди она предназначена в жены Андресу. Для большинства из тех, кто собрался здесь, — это весьма веский аргумент, так что на поддержку и понимание с их стороны рассчитывать не приходилось. Хотя история о том, как она ночью пробралась к нему на корабль, наверняка кому-то показалась бы очень романтичной.

Шон остановился на пороге дома, глядя на великое столпотворение во дворе. Музыканты настраивали инструменты, наигрывали несколько аккордов то из одной мелодии, то из другой. Скоро начнутся танцы.

Во время подобных затей он всегда оставался скорее зрителем, чем активным участником происходящего, и это его вполне устраивало. Но сейчас на душе у него было неспокойно.

Подобные ощущения иногда возникали в море, незадолго перед штормом, когда в воздухе повисало тягостное ожидание перемен в погоде. Но только на сей раз его предчувствия касались другого, не имеющего ничего общего с разбушевавшейся стихией.

Большая беда продолжала над ними нависать, и он не знал, с какой стороны и какого подвоха ожидать. Вустон… Андрес… любой из них способен на подлость.

И Крутой тоже. Кстати, а где же он?

Монтеро подошел к нему.

— Отличный вечер для танцев, — индеец понизил голос, — но мне не верится, что он окажется столь же хорошим для нас.

— Ты тоже чувствуешь?

Монтеро как бы прислушался.

— Да, — кивнул он. — Это приносит ветер… или же мы просто знаем о том, что нас ждет. Не могу сказать, как и когда, но нас ждет беда.

— Хорошо, что Мимс сейчас здесь.

Монтеро тихонько усмехнулся:

— Управы на него нет. Но он славный парень, хотя я сомневаюсь, что ему удастся дожить до старости. Стариком ему не быть, так же как и его дружкам.

— Нашего Старца больше нет.

— Да… нам его будет очень не хватать. Такой был человек!

— Хесус, а что ты знал о нем?

Монтеро пожал плечами.

— Наверное, не больше твоего. Однажды он рассказал мне о некоей двери, ведущей в другие миры, через которую может пройти человек. Но всему свое время: нужно знать, когда уходить и когда возвращаться обратно. — Недолго помолчав, он продолжил: — Возможно, золото возникало оттуда. Может, это жертвенные дары?

Предки Шона Малкерина верили в существование гномов, добрых и злых духов, поклонялись древним кельтским богам. Но в Ирландии, древнем, благословенном крае, как и везде, все изменилось, медленно и неотступно уходили из памяти людской воспоминания о призраках минувших дней, тени которых еще обитали в горах и среди болот. Шон не принимал глупые предубеждения и предрассудки, но он все же не сомневался в том, что на свете случаются порой необъяснимые вещи, о природе которых не известно еще ровным счетом ничего, и наверное, существуют незримые преграды, за которые ему не дано заглянуть.

— Понятия не имею, — с сомнением произнес капитан. — Кому в таком случае предназначались такие дары?

— Откуда нам знать, сеньор? Очень часто приношения богам делаются даже тогда, когда имена этих самых богов уже давно позабыты. Наверное, все дело в силе привычки, и старые верования и предания со временем могут померкнуть, но они не умирают.

Они вместе вышли из дома и остановились на веранде. Шон разглядывал залитые солнечным светом склоны далеких холмов, покрытые зарослями кустарника. Что за глаза следят оттуда за ним? Издалека местность вокруг ранчо могла показаться идиллическим пейзажем, но ему не раз приходилось бывать в тех пустынных местах, а он знал, как они суровы и обманчивы.

Начались танцы. Эль-Теколеро, взявший на себя роль распорядителя, открыл вечеринку с хоты, простого, но изящного танца. Шон глядел на танцующих гостей, но мысли его витали далеко. Что же с ними случится? Он обернулся, чтобы продолжить беседу с Монтеро, но того уже не оказалось рядом.

Поланко занял позицию на противоположной стороне двора, рядом с загоном, где теперь стояли лошади, Джонни Мимс танцевал, но Леркин Кемпбелл и Билл Ханикутт стояли неподалеку и курили, то и дело поглядывая по сторонам.

Неожиданно со стороны дороги послышался перестук копыт, и к воротам направились шесть или семь всадников. Впереди на вороном коне скакал Андрес. Он превосходно держался в седле. Томас Александр и Фернандес ехали следом. Остальные их попутчики выглядели как заправские бандиты.

Заметив, что Ханикутт поднялся на пригорок у загона, откуда ему стало сподручнее следить за происходящим, Шон двинулся через площадку для танцев, пробираясь между танцующими. С трудом выбравшись из толпы, он нос к носу столкнулся с Андресом.

— У нас вечеринка, — тихо сказал он, — мы танцуем и поем. Если ты приехал сюда для того же, то милости просим, будь нашим гостем, приглашаю и твоих друзей остаться.

— А если нет? — Андрес смотрел на него с холодным презрением.

— Тогда вам здесь делать нечего, и, как настоящий кабальеро, ты уедешь и не появишься в моем доме до конца фиесты.

— Ты будешь меня поучать?

— Я всего лишь напоминаю.

Андрес натянуто рассмеялся.

— Ну ладно, фиеста так фиеста, — одарил он всех своей ослепительной улыбкой. — Но только после я все же убью тебя.

Шон Малкерин небрежно усмехнулся в ответ.

— Разумеется, у тебя будет шанс попытаться это сделать. — Он немного помолчал. — Что ни говори, а глупо умирать из-за девчонки, которой на тебя наплевать, в то время когда многие другие за тобой ходят гужом.


Андрес развернул и пришпорил коня.

— Умереть придется не мне!

Шон понимающе улыбался:

— Все так говорят, пока не познакомятся с моим ножом. Приятного вечера, сеньор!

С дороги, идущей от побережья, доносился скрип и грохот колес. Гости — и стар, и млад — продолжали прибывать в повозках, украшенных разноцветными лентами. Обычно каждую повозку сопровождало несколько всадников, облаченных в бархатные сюртуки и широкие, с разрезами, брюки или же в костюмы из тонко выделанной белой замши. Головы всех мужчин украшали сомбреро.

Женщины тоже старались получше принарядиться ради такого случая. Те из них, что ехали издалека, привозили праздничные платья с собой, чтобы переодеться в них к ужину.

Музыка звучала так весело и призывно, что многие из вновь приехавших, едва успев выйти из повозки или слезть с седла, тут же оказывались подхваченными вихрем танца.

Шон переходил от одной компании к другой, улыбаясь, обмениваясь дружескими рукопожатиями, приветствуя гостей. В свое время он помогал семейству Люго сгонять скот и диких лошадей, хорошо знал и других своих соседей с ближайших ранчо и радовался встрече с друзьями. Андрес как будто забыл о своем гневе и теперь вместе со всеми придавался веселью. И все же приехавшие с ним парни вовсе не спешили смешаться с ликующей толпой, а держались вместе возле Фернандеса, настороженно поглядывая по сторонам.

Оставив свое место наблюдения у загона, Ханикутт переместился поближе к этой компании. Он замечательно владел гитарой, но даже тогда, когда ему приходилось играть и петь, не сводил глаз с Фернандеса. Другие гости как будто и не подозревали ни о чем. Они смеялись, шутили, были веселы и дружелюбны.

Предположим, рассуждал Шон, Андрес решил все же придерживаться условий перемирия, объявленного до завершения фиесты. Но Вустон никаких обещаний не давал. Более того, он сюда не приехал.

Так где же он?

Один танец сменял другой, и Мариана крутилась в самой гуще царившего веселья.

Внезапно Андрес оказался рядом с ней, и какое-то время они танцевали вместе. Получалось у них очень неплохо, и, глядя на них, Шон вдруг ощутил приступ раздражения. Зачем он приехал сюда? А что, если она его действительно любит и весь ее побег ничего не стоит?

Они танцевали ла-бамбу, и выглядело это поистине здорово. На голове у Марианы стоял стакан с водой, и, изящно исполняя сложные па, она не пролила из него ни капли.

Андрес тоже оказался замечательным партнером. Мексиканец был быстр, строен, необычайно ловок и танцевал лучше всех, хотя семейства Луго, Йорба и Эстудильо гордились своими очень хорошими танцорами.

Отвернувшись, Шон направился к дому.

Заметив его, мать усмехнулась:

— Ревнуешь? Напрасно. Ведь это только танец.

— Но она танцует с ним!

— А что тут такого? У него очень хорошо получается. В конце концов, почему бы ей самой не разобраться в своих чувствах? Но мне кажется, что это лишь танец, и не более. Она сердита на него, и, я думаю, ей хочется его подразнить.

Внезапно на пороге комнаты появился Монтеро:

— Сеньор! Сеньора! Там человек… он у загона. Ему нужно поговорить с вами!

Глава 18

Шон Малкерин направился было к двери, но затем остановился и вопросительно взглянул на Монтеро:

— Он один?

На лице у Монтеро застыло напряженное выражение, взгляд казался удивленным.

— С собой он привел еще одного человека. Всего лишь одного.


Но глухой стук копыт прервал их разговор. В облаке пыли к ранчо мчались полдюжины всадников. Зеке Вустон, капитан Ник Белл и сопровождавшие их солдаты.

Невесть откуда появившийся Джонни Мимс уже стоял рядом.

— У тебя есть друзья, малыш Шон. Стой на своем.

— Я не хочу доводить дело до стрельбы, — тихо сказал Шон. — Этого нельзя допустить.

— Это будет очень непросто, — ответил Мимс. — Думаю, они приехали за твоим скальпом.

Ник Белл, прославившийся на всю округу своей жестокостью и хитрый как сам черт, не отличался изысканностью манер и особо почтительным отношением к окружающим. Он направил своего коня прямо на танцующую толпу. Остальные всадники последовали за ним. Все вместе они составляли довольно колоритную группу. Вустон не скрывал своей радости.

— А, вот вы где! Шон Малкерин, не так ли? — усмехнулся Белл, с недавних пор считавший себя военным комендантом всей провинции. — Вы арестованы. Мы приехали, чтобы доставить вас в тюрьму.

— Но за что?

— Ты убил Крутого Рассела, — выкрикнул Вустон, — и угодишь за решетку.

— А вы что, нашли его?

Белл небрежно отмахнулся:

— Не ваше дело, сеньор Малкерин. Достаточно того, что вы — его враг. И он пропал в горах, где, кстати, бродили и вы. У нас есть люди, которые под присягой подтвердят…

— Уж в этом-то я не сомневаюсь, — ответил Шон, — но хоть кто-нибудь из ваших людей может поклясться, что он был моим врагом?

— Все это знают! И в горы-то он отправился в погоню за вами!

— В погоню? А зачем ему за мной гоняться?

— Он отправился в погоню за вами и не вернулся назад. Потому что вы убили его. — Ник Белл, явно довольный собой, оперся обеими руками о луку седла и расплылся в улыбке, которая получилась на редкость отталкивающей. — Сейчас вы будете доставлены в тюрьму, где вас и допросят.

Этот выскочка с самого начала откровенно невзлюбил и Шона, и его мать за то, что они никогда не выказывали по отношению к нему ничего, кроме презрения. И вот теперь пробил и его час.

Джонни Мимс встал рядом с Шоном.

— Никуда не езди, Малкерин, — произнес он жестко. — У нас здесь не меньше людей, чем у него, и мы сильнее.

Улыбка исчезла с лица Белла. Он не испугался угроз и не потерял самообладания.

— Сопротивление властям? — взвизгнул он. — Я приведу еще больше людей. И всех вас засажу за решетку.

Дон Абель Стернз стоял поблизости и беседовал с двумя парнями Люго. Краем глаза Белл заметил, что все трое подступили к ним ближе, как и другие столь же влиятельные и уважаемые гости, с мнением которых в здешних краях привыкли считаться. Их отношение к происходящему начинало действовать ему на нервы, но поделать с этим он ничего не мог.

— Сеньор, — снова заговорил Монтеро. — Вас ждут у загона. — Обернувшись, он взглянул в том направлении. -Я думаю вы все должны поглядеть на того человека, — закончил он, обращаясь к окружающим.

— Тогда веди его сюда.

— Ваши дела могут подождать, — грубо возразил Белл. — Разберетесь с ними потом.

— Это ждать не может, — сказал Монтеро.

Бросив в его сторону негодующий взгляд, Ник Белл поджал губы.

— Ты еще указывать мне будешь?! Мразь этакая… Сейчас я тебе…

— Стой там, где стоишь! — приказала Эйлин Малкерин, вскинула винтовку, и толпа медленно расступилась, стараясь оказаться подальше от предполагаемой линии огня. — Хесус Монтеро работает на меня. Только посмей поднять на него руку, и я пристрелю тебя.

Белл замер, глядя на нее.

— Опустить ружье! — повелевающе рявкнул он.

— Она не одинока, — ласково проговорил Билл Ханикутт. — Интересно, кому первому удастся нашпиговать тебя свинцом. Думаю, у меня бы получилось, да вот ведь незадача: Лерк сейчас тоже здесь, а он проворнее меня, поэтому у него больше шансов. Что же до сеньоры… не знаю, видел ты или нет, как она стреляет, а я свидетель, на моих глазах она, не прицеливаясь, с первого выстрела уложила бегущую антилопу с расстояния в семьдесят ярдов. Ты же и стоишь ближе, и прицелиться в тебя проще.

Белл замер в седле. Столкновение с этими лихими парнями — отчаянными сорвиголовами и бесстрашными смутьянами из Эль-Монте — ничего хорошего не сулило. Отличные работники, они тем не менее давно снискали себе славу общепризнанных возмутителей спокойствия. А в их меткости и умении стрелять сомневаться не приходилось.

Несколько лет назад они обосновались в этих краях, создав свою небольшую колонию. Большинство из них занималось разведением скота, некоторые стали фермерами, кто-то посвятил себя бизнесу. С этими людьми были шутки плохи.

Дружный отпор заметно охладил пыл Белла.

— Ну ладно, — выдавил он, — давайте посмотрим, что у вас там еще.

— Веди его сюда, — повторил Шон, и Монтеро отправился выполнять приказание.

Несколько минут все стояли в неловком молчании. Музыка стихла, танцы прекратились. Часть гостей расселись за столами, расставленными под навесами, и принялись за еду.

Монтеро вышел из-за угла дома. Рядом с ним шел индеец, который вел под уздцы осла, верхом на котором сидел человек в изодранной одежде… очень старый, совсем древний старик.

Теперь все взгляды обратились к нему. Внезапно Зеке Вустон соскочил с коня и подошел к ослу. Он схватил старика за руку, пристально всматриваясь в его лицо. Затем, словно испугавшись чего-то, выпустил из своей ладони старческую руку и поспешно отступил назад.

— Рассел! — задыхаясь, произнес он. — Клянусь Богом, это же Крутой!

Люди столпились вокруг, помогая старику слезть; ступив на землю, он беспомощно привалился к ослу и замер. Из приоткрытого рта текла тонкая струйка слюны, а безжизненный и пустой взгляд ничего не выражал.

— Зеке, — пробормотал он, — Зеке, я… — и рассеянно замолчал.

Все начали потихоньку пятиться назад. Вустон выглядел так, будто только что увидел настоящее привидение.

— Никакой это не Рассел! — заявил во всеуслышание Белл. — Рассел — молодой. Ему от силы лет тридцать! А этому же… лет семьдесят, а то и все восемьдесят, не меньше!

— Не сомневайся, он, — крикнул кто-то из толпы. — Посмотрите метки на револьвере! Недели три назад он мне показывал их. Другого такого револьвера нет ни у кого во всей округе.

Карлотта, служанка Малкеринов, вышла из дома со стаканом вина в руке и протянула его старику, который взял стакан дрожащей рукой.

— Крутой, — осторожно заговорил Ханикутт, — что же такое с тобой приключилось?

— Заблудился… заблудился, — забормотал Рассел. — Я заблудился. Тропа… она про… пропала. Там был алтарь… Я встал на него, хотел посмотреть… упал. Долго падал. Индейцы нашли меня… и взяли с собой.

— Куда они тебя взяли?

Подняв голову, он медленно обвел все вокруг отсутствующим взглядом:

— Не знаю… Ничего не знаю.

— А почему индейцы не забрали твой револьвер? — спросил кто-то.

— Он им не нужен, — отозвался Рассел.

Белл выступил вперед.

— Так ты Рассел? — грозно спросил он.

— Уолтер Пенделтон Рассел. Еще меня называют Крутым. Я приехал в Калифорнию из Ланкашира. Сначала занимался перевозкой грузов по дороге на Санта-Фе. Потом перебрался на запад. Я… — голос его сорвался. Он допил вино и уронил стакан, тупо уставившись на то, как тот лежит в пыли.

— А что за индейцы тебя нашли? Пайуты?

— Индейцы… никогда таких не видел… унесли меня, бросили… оставили лежать.

Томас Александр подошел поближе:


— А Старец? Ты его видел?

— Умер… лежал мертвый на песке. — Рассел закрыл глаза и замолчал, отдыхая. — Пещера… он там лежал. Я искал золото… обернулся… а его нет.

— Наверное, он встал и отправился погулять, — язвительно заметил Вустон.

— Он умер, — твердо заявил Рассел. — С тех пор прошло много, очень много лет … Я помню…

— Крутой, — перебил его Вустон. — Это случилось всего несколько дней назад! Мы же вместе ездили в горы!

Старик глядел на него бесцветными, слезящимися глазами.

— Годы… годы назад. Я видел… — Он смолк.

— Надо бы усадить его куда-нибудь, — сказал Шон. — Он очень устал, еле на ногах держится. Одному Богу известно, что ему пришлось пережить.

Эйлин Малкерин опустила винтовку.

— Карлотта, отведи его в дом. Налей еще вина. Может быть, ему захочется что-нибудь съесть.

Толпа начала расходиться. Гости собирались группками, обсуждая случившееся. Снова заиграла музыка, танцы возобновились, но только настроение у всех упало, не чувствовалось былого задора и беззаботного веселья.

— В моем доме отдыхает сейчас Крутой Рассел, — тихо сказал Шон, обращаясь к Нику Беллу. — Все видели: он жив. Вы все еще настаиваете на моем аресте?

Белл недовольно передернул плечами.

— Он жив… если это вообще он. — Комендант уставился на Шона с плохо скрываемым любопытством. — Вы тоже были там? Так что же все-таки там произошло?

— Откуда мне знать? Похоже, что он состарился лет на пятьдесят.

— Но такого не может быть.

— Отчего же, капитан?

Белл недоумевал:

— Малкерин, вы что же, хотите сказать, что верите всему этому бреду? Россказням о чудесах, которые якобы происходят в горах?

Шон пожал плечами:

— Капитан, что случается в горах с одним человеком, может никогда не случиться с кем-либо еще. Индейцы жили в этих краях задолго до того, как сюда пришли мы. По-вашему, разумно безоглядно отвергать их познания об этих землях, утверждая, что это не более чем предрассудки? Я так не считаю. Мы живем в мире, капитан, о котором нам еще слишком мало известно. А знать все не дано никому. Больше мне вам нечего сказать. Моя мать уходила в горы вместе со Старцем. Старец лег отдохнуть на полу в пещере, а когда некоторое время спустя она принялась будить его, потому что пришло время возвращаться, он оказался мертв.

— И Рассел нашел его тело там?

— Похоже на то.

— Но он утверждает, что труп унесли, стоило лишь ему повернуться спиной.

— Я знаю не больше вашего. Капитан, в горах есть места, где зной колышется в воздухе прямо у тебя перед глазами, и тогда все кажется расплывчатым и неопределенным. Становится трудно правильно определить расстояние, и даже время как будто меняется.

— А что, по-вашему, случилось с ним? — настаивал Белл.

Шону опять не оставалось ничего, как лишь пожать плечами.

— Может, он упал. Или последствия шока, вызванного тем, что он оказался в таком месте, которое нам с вами даже трудно себе вообразить… он говорит, что прошли годы.

— Но мы-то знаем, что прошло всего несколько дней.

— Вы уверены? Несколько дней для нас, но десятки лет для него. Я не возьму на себя смелость даже попытаться объяснить это. Мне известно лишь, что Старец предупреждал мою мать, чтобы она не уходила никуда от пещеры. Когда мать возвращалась, тропа была хорошо заметна на земле, но когда Рассел начал искать ее, он так и не смог ее отыскать.

— Черт знает что! — раздраженно проворчал Белл. Он развернул коня и отправился восвояси в сопровождении своих солдат.

Зеке Вустон тем временем стоял на пороге дома и разговаривал с сеньорой.

— Но он один из моих людей! — громко возражал он. — Я сам позабочусь о нем, если уж на то пошло.

— Да пусть они заберут его, сеньора, — сказал матери Шон. — Мы не можем его удерживать насильно.

— Но ведь он старый человек и нуждается в заботе!

— Вот и предоставь им такую возможность, — ответил сын. — Я не думаю, что он долго протянет.

— Что ты хочешь сказать? — с угрозой в голосе спросил Вустон.

— А ты получше посмотри на него. Ты что, сам не видишь?

Рассел сидел за столом, низко опустив голову и уронив руки на колени. Он словно иссох и сморщился. До него донеслись голоса, и он поднял голову, оглядел комнату невидящим взглядом и снова устало закрыл глаза.

Разглядывая старика, Вустон судорожно соображал. Рассел нашел место, откуда брали золото. Он видел Старца, а если тот умер в пути, то, следовательно, дальше без него они идти не могли. А так как его не было в живых, то он никак не мог указывать им путь.

Выходит, что Рассел теперь знал, где золото. Умирает он сейчас или нет, это другой вопрос. Главное, что он знает туда дорогу. И он расскажет о ней ему, Вустону. Он облизал пересохшие от волнения губы и затем улыбнулся:

— Он мой друг. Я не брошу его одного и теперь, когда он стал таким беспомощным. Может быть, вы одолжите нам на время повозку?

— Разумеется, — согласился Шон. — Ему нужна постоянная забота.

Вустон поспешил выйти на улицу, а Шон, сеньора и Рассел ненадолго остались одни.

— Рассел, — окликнул его Шон.

Старик поднял на него глаза.

— Я никогда не был твоим врагом. И мне очень жаль, что с тобой так случилось…

— Я упал, — бормотал Рассел, словно разговаривая сам с собой. — Там стоял алтарь… не нужно мне было прикасаться к нему. Я… я чувствовал это… я чувствовал, что не надо, но… мне так хотелось увидеть!

— Все хорошо, мистер Рассел, — успокоила его Эйлин Малкерин. — Мы на вас обиды не держим. Вы и так настрадались.

Старик содрогнулся всем телом.

— Я заблудился… заблудился! Я не мог найти… идти некуда! Зной, зной, зной — воздух дрожит! Я вошел… куда-то, сам не знаю, куда. Я пытался найти дорогу обратно. Но заблудился… я заблудился. А со всех сторон колючие кусты впиваются в меня шипами, цепляются ветками. Я снова упал, и не знаю, как долго я там лежал, но затем встал и увидел, что вернулся обратно. Я стоял на холме у моря, и воздух был холодным и свежим. Я вернулся. Не знаю как, но я вернулся назад.

— Он умом тронулся. — Вустон засуетился вокруг старика. — Совсем крыша съехала.

— Что бы там с ним ни произошло, — сказала Эйлин, — но такого больше ни с кем не должно случиться.

Вустон помог Расселу подняться и повел его к двери. Проводив их взглядом, Шон произнес:

— Знаешь, я должен вернуться туда. Мне необходимо убедиться, что Старец похоронен.

— Рассел сказал, что тело исчезло из пещеры.

— Возможно… вполне может быть, что у него уже тогда помутился рассудок. Он производит впечатление умалишенного. Он совсем спятил.

— Шон, ты что, веришь во все это?

— Вообще-то нет, — признался он. — Мы никогда не узнаем, что приключилось с ним. Какое-то ужасное потрясение, или увечье… или ему что-то привиделось. Я слышал, бывали случаи, когда человек седел за одну ночь.

Во дворе перед домом снова заиграли музыканты, и очень скоро прежнее веселье возобновилось с новой силой. О внезапном появлении Рассела и приезде Ника Белла уже никто не вспоминал. Праздник продолжался.

Быстро оглядевшись по сторонам, Шон поймал на себе взгляд Марианы и принялся пробираться к ней через толпу. Заметив это, она рассмеялась, и вскоре их закружил танец.

— Так значит, все кончено? — спросила она его во время короткого перерыва.

— Нет, — тихо ответил он, — все только начинается. Вустон уехал, но когда все разъедутся по домам, он вернется сюда. Его люди сидят в засаде среди холмов.

— Значит, следует готовиться к худшему?

Шон пожал плечами:

— Откуда я знаю? Скорее всего, да. У нас ожидаются проблемы с Зеке Вустоном и Мачадо… он не собирается отступать.

— Я с ним танцевала.

— Я видел.

— Он пришел сюда, и с его стороны это смелый поступок.

— Ну и что теперь? Хочешь вернуться к нему? Знаешь, еще не поздно.

— К нему? Нет! — Она сверкнула глазами. — Я останусь… с тобой.

— И моей матерью, — с улыбкой добавил он.

— Она мне очень-очень нравится… твоя мама. Она такая… настоящая женщина.

— С этим никто не спорит. Но иногда я очень жалею…

— О том, что она так и не вышла больше замуж?

— Откуда ты знаешь? Да, наверное, ты права, но для этого ей надо встретить сильного мужчину, очень сильного мужчину, уверенного… и спокойного. Ее энергии с лихвой хватило бы на двоих.

— А вы, сеньор? — Она вызывающе дерзко смотрела на него. — Вы, случайно, не собираетесь жениться?

— Когда-нибудь, — усмехнулся он в ответ, — когда встречу, наконец, женщину, которая не станет прятаться за мою спину… а всегда будет оставаться со мной на равных.

— Я думаю, такую женщину не так уж сложно и найти. Мне кажется, что вам обязательно повезет.

Но тут к нему подошел Поланко:

— Сеньор, люди в холмах разбили лагерь. Они дожидаются чего-то.

— Ну и?..

— Сеньор Вустон тоже там… и Мачадо.

Шон поглядел на нее:

— Вот видишь? Все только начинается. И кто-то должен умереть первым.

Джонни Мимс оказался рядом и слышал слова Поланко.

— Не знаю, как ты, Шон, — подошел он к ним, улыбаясь, — а я чертовски устал. Кости так и ломит. Может быть, я ненадолго задержусь у вас… Нам с ребятами отдых не помешает.

Шон посмотрел на холмы. Где-то далеко-далеко в темноте мерцала крохотная огненная точка — пламя дальнего костра. Налетавший с моря бриз с тихим шорохом перебирал листья тополей.

— Поланко, отправляйся к «Госпоже Удаче» и скажи Теннисону, чтобы прислал мне сюда парочку матросов, — распорядился Шон. — Но только чтобы они пришли сюда еще затемно. Думаю, что скоро у нас будут незваные гости.

Глава 19

Руис Белтран не нуждался в том, чтобы кто бы то ни было указывал ему, как следует выполнять то или иное порученное дело. На его приятеля и напарника Веласко чужие советы тоже действовали угнетающе.

В свое время Белтран промышлял охотой на ягуаров и волков, оказывая тем самым большую услугу пастухам, гонявшим свои стада по пастбищам к югу от границы. Когда же правительство штата назначило награду за скальпы апачей, он тоже не остался в стороне, сумев прилично заработать на этом деле, да и кто бы стал упрекать его за то, что далеко не все принесенные скальпы он снял именно с апачей?

Веласко же за свою жизнь успел побывать и разбойником, и фермером, и погонщиком, и даже какое-то время солдатом.

Убить такого человека, как Шон Малкерин, им казалось совсем не сложно. Он часто ездил один в горы, и время от времени наведывался в город. Они решили подкараулить его в горах: сколько людей, однажды туда отправившись, не возвратились обратно.

Что же касается сеньоры, то ее огненно-рыжие волосы огнем горели даже в толпе. Во всей округе больше ни у кого не было таких волос, как у нее… Они никогда еще не видели таких волос. И такой женщины.

Убийцы нашли крохотный родничок, бивший из камней на склоне небольшого холма близ Сэддл-Рок, и разбили лагерь. Тонкая струйка родниковой воды сбегала вниз по камням, и скорее всего, к этому источнику приходили лишь мелкие зверушки да слетались немногие птицы, которым хватало лишь нескольких капель для того, чтобы утолить жажду. Раскопав землю вокруг ключа, приятели вскоре получили достаточно воды для своих нужд. Здесь среди больших валунов они надеялись спрятать своих лошадей и укрыться сами. Недалеко от лагеря они нашли наблюдательный пункт, откуда хорошо просматривались все пути, ведущие к ранчо, и стали следить за тем, кто туда приезжает, а кто уезжает.

На следующий день фиеста закончилась, и по дороге потянулась длинная вереница повозок, сопровождаемых всадниками. Гости разъезжались долго. За это время приятели успели Поесть, выспаться, выпить немного вина. Они терпеливо ждали.

— Всему свое время, понял? — наставлял товарища Белтран. — Все равно ему когда-нибудь придется выехать одному, и, как только это случится, знай, что пробил наш час.

— А вдруг они найдут его тело? — предположил Веласко.

— Возможно, — согласился Белтран. — Думаю, что, скорее всего, его повезут на ранчо. Она выйдет из дома. У нее рыжие волосы, так что ошибки быть не может. И тогда мы выстрелим… разом.

— А что потом?

— Договоримся о встрече с сеньором Вустоном и получим оставшиеся деньги.

— А если он не отдаст?

— Тогда мы его убьем. Вообще-то я думаю, мы его убьем в любом случае. Лично мне сеньор Вустон никогда не нравился… тем более что у него при себе может оказаться больше денег, чем он нам должен. К тому же если мы его убьем, то больше никто не будет знать о наших с тобой похождениях. Понял?

Идея пришлась Веласко по душе. Он тоже не испытывал теплых чувств к Вустону, и теперь мысль об убийстве казалась ему весьма заманчивой. Разве можно доверять такому прохиндею, как Вустон?

В каньоне Топанга был свой салун — очень маленькое заведение, принадлежавшее очень большой женщине, которая крепко держала этот довольно хлопотный бизнес в своих сильных, надежных руках. Ростом тетушка Анхелена превосходила большинство мужчин, а весила, наверное, сотни две с половиной фунтов, не меньше. Ее мало интересовало, кто наведывается к ней в салун, откуда они пришли в эти края и как промышляли себе на жизнь.

Тетушка Анхелена никогда не испытывала сентиментальных чувств, скорее наоборот, ее отличала некоторая суровость, но преданность и ей была не чужда. Эйлин Малкерин принадлежала к числу тех немногих, кому удалось снискать ее расположение.

Несколько лет назад Анхелена внезапно и тяжело заболела, решив, что подцепила холеру, случаи которой действительно отмечались в тех краях. Испугавшись заразы, и клиенты, и немногочисленные соседи предпочли держаться подальше от заведения, обходя его стороной. Проезжая мимо, Эйлин Малкерин обратила внимание на то, что дверь в доме Анхелены открыта настежь, а над каминной трубой нет дыма. Почувствовав недоброе, сеньора спешилась и вошла в дом, обнаружив лежащую на кровати в беспамятстве хозяйку. В доме был неописуемый беспорядок, а скот не кормили уже несколько дней.

Будучи женщиной энергичной и решительной, Эйлин взяла все в свои руки. Она быстро поправила постель, прибралась в комнате и приготовила лекарство для тетушки Анхелены, которая страдала совсем от другого недуга, а не от холеры.

Целых три дня прожила она в доме больной, ухаживая за ней, пока та, наконец, не встала с постели.

Тетушку Анхелену потрясло, что, застав ее в столь беспомощном положении, такая женщина одна взялась выхаживать ее, и вернула к жизни.

Хозяйка салуна не любила праздной болтовни, но теперь, встречая сеньору, непременно беседовала с ней. Тетушка Анхелена умела помнить добро.

Дель Кампо и Поланко заглянули в салун тетушки Анхелены, чтобы пропустить по стаканчику вина. Оперевшись о стойку своими огромными ручищами, хозяйка долго разглядывала их, а потом, вынув изо рта зажатую в зубах сигару, спросила:

— Вы случайно не с ранчо в Малибу?

— Именно оттуда.

— Я вам скажу кое-что по секрету.

— Да?

— Мы с сеньорой друзья.

Заметив их сомнение и воздав должное их сдержанности, она поспешно добавила:

— Это долгая история… Когда я умирала, она вылечила меня. Я этого не забыла.

Дель Кампо кивнул. Разве такое можно забыть? Неужели сеньора взялась выхаживать ее? Это только делает ей честь.

— Мы тоже ее друзья, — тихо сказал Дель Кампо. — Лучше женщины не знаю.

— Тут сейчас приходили двое. Они время от времени наведываются сюда. Думаю, они прячутся где-нибудь в зарослях. Появляются, только когда никого нет поблизости. Стоит кому-нибудь войти — тут же уходят.

— У этих людей есть имена?

Она развела руками.

— Одного, кажется, зовут Белтран.

— Вот как? — Дель Кампо задумчиво почесал подбородок. — Я его знаю. Ты правильно сделала, что сказала. Он негодяй, самый гнусный мерзавец. Там, где он появляется, обязательно кто-то погибает. — А тот, второй? Такой худой и грубый? С похотливыми, бегающими глазами?

— Да.

— Это Веласко.

— Ты что, знаком с ними? — спросил Поланко.

— Я их знаю еще по Чиуауа, а слухи о них ходят даже в Соноре. Спасибо, тетушка, что ты предупредила нас.

— А что тут такого? Обыкновенные бандиты ходят сюда, чтобы выпить, посидеть, вдосталь повеселиться и перекинуться в картишки, а потом поспешно сбежать, едва завидев солдат. А эти боятся любого человека. Мне кажется, они что-то затевают, понимаете? И поэтому не хотят, чтобы их здесь кто-либо видел. Я много думала об этом. Я думала и о сеньоре, и о Вустоне, и просто ума не приложу, что делать.

— Спасибо, тетушка. — Дель Кампо поспешно натянул перчатки. — Допивай вино, Поланко. Нам пора.

С моря дул свежий ветер, приносивший с собой запах соли и водорослей. Он шелестел листьями старой сикоморы и замирал в густых кронах дубов. Ветер охлаждал воду в больших котлах, качавшихся под крышей, и словно четки перебирал стручки перца, нанизанные на веревки, что были натянуты по всей веранде.

В загоне, горячась, бил копытом конь. Где-то в зарослях ворковали голуби.

Двое погонщиков на взмыленных лошадях стремительно влетели во двор ранчо. Тут же соскочив на землю, Дель Кампо бросился к дверям:

— Сеньора!

Она вышла на крыльцо из прохладного полумрака дома, и они рассказали ей обо всем, что им случайно удалось узнать.

Внимательно выслушав их, она покачала головой:

— Шона нет. Сегодня утром он уехал в горы, чтобы найти там тело Старца и похоронить его. Он уже далеко отсюда.

— Тогда мы должны его догнать.

Монтеро вышел из загона.

— Не надо, — остановил он их. — Шон решил ехать один. Он сам сказал мне об этом. — И, немного помолчав, он нерешительно добавил: — Я думаю, это касается только его. И Старца.

— А вдруг они нагрянут сюда?

— Здесь сеньора. Мы должны подумать о ней.

Джонни Мимс вышел из хижины, сооруженной на скорую руку из столбов и камышовых навесов, оставшихся от праздника.

— Нам он тоже так сказал.

Мимс вытащил из кармана кисет с табаком и принялся набивать трубку.

— Так что вам, ребята, лучше остаться здесь. Им нет никакого резона убивать его одного. Поэтому прежде они постараются добраться до нее. Мы с ребятами сейчас проедем к теткиной харчевне и поищем следы. Если они приходили туда, то обязательно что-нибудь да оставили. Мы прочешем округу и найдем-таки их… или подкараулим где-нибудь.

— А если они нападут на него? — не унимался Поланко.

— Тогда пусть пеняют на себя, — усмехнулся Леркин Кемпбелл. — Я пару раз имел возможность составить ему компанию. Еще никому не удавалось застать его врасплох.

Оседлав коней, все трое выехали со двора. В конце концов, их появление в салуне ни для кого не будет неожиданностью. А что, если те двое тоже окажутся там?

Джонни Мимс был уверен в себе. Пусть только сунутся.

Шон Малкерин уверенно держался в седле. Для своего путешествия он избрал не тот маршрут, которым их вел Хуан, — слишком не дальновидно человеку, нажившему себе столько недоброжелателей, становиться предсказуемым и отправляться в горы одной и той же дорогой. На этот раз он перевалил хребет Топатоп, напоил коня и сделал небольшой привал в низине Десяти Сикомор, обдумывая свой дальнейший путь. Проехать в одиночку к уже известной цели намного проще, чем пробираться куда-то в первый раз по неведомым тропам.

Он пустил коня пастись, еще раз отвел к воде, а затем вернулся в скалы Рудного каньона, где и затаился в небольшой ложбинке. Если кто-либо отправился в погоню за ним, то отсюда он первым заметит их.

Жизнь научила его осторожности. И мудрость состояла в том, чтобы при любых обстоятельствах не нарываться самому на неприятности, а уж если избежать их не удается, то, по крайней мере, встречать их во всеоружии.

Для человека, путешествующего по пустынным местам, путь назад не менее важен, чем дорога, ведущая к цели, так как не исключено, что именно этим путем ему придется пройти завтра, тем более что на самом деле он мог оказаться совсем другим, чем виделся издали. Одни и те же камни порой выглядят и огромными валунами, и низкими скалами, если смотреть на них с разных позиций… здесь все очень неоднозначно. Познавая новые тропы, он многому научился и сумел понять, что и в жизни все зависит от выбранного угла зрения.

В прошлый раз за ними гнались, так почему же теперь его решили оставить в покое?

К ручью на водопой пришел олень, за ним еще один, и еще. Шон лежал неподвижно, наблюдая за животными. Еды он прихватил достаточно, к тому же ему не хотелось поднимать шум. Уж если кто-нибудь и отправился по его следу, то, несомненно, услышит звук выстрела. Шон то и дело поглядывал на своего коня. Мустанг, как и всякое другое дикое животное, чуток к малейшим шорохам, и уж незаметно подобрать к нему потруднее, чем к оленю.

Капитан заснул, потом проснулся и снова заснул. Лишь тихий шорох листьев на ветвях сикомор нарушал тишину. На рассвете он отправился дальше.

Туда, куда он ехал, теперь не вело ни одной тропы, и ему приходилось самому прокладывать себе путь сквозь заросли кустарника, заранее примечая возможные препятствия на пути и затем объезжая их стороной. Как обычно, встречались и каньоны, часто затопляемые водами, сбегавшими с горных вершин, и таких мест следовало избегать вообще или же заранее определить не только как попасть туда, но и как выехать обратно. Очень часто ливни в горах становились причиной наводнений, и тогда невесть откуда взявшиеся потоки в одно мгновение затопляли каньоны, находившиеся за несколько миль, в опаленной солнцем пустыне. Природа диких мест часто преподносила сюрпризы.

Солнце поднялось уже совсем высоко, когда он выехал на вершину горы над Медвежьим ручьем, откуда открывался вид на подковообразную впадину между скалами, ту самую, о которой рассказывала ему мать.

С такого расстояния горы напротив по виду ничем не отличались от всех остальных — безжизненные каменистые склоны их местами поросли соснами. Какое-то время он разглядывал незнакомую местность в подзорную трубу, прихваченную с «Госпожи Удачи», но ничего особенного так и не заметил.

Изучив открывшуюся перед ним картину, наметил маршрут. Сейчас он спустится вниз, а потом заночует где-нибудь между Петушиным и Медвежьим ручьями, а уже завтра утром войдет в нишу между скалами, отыщет пещеру и похоронит Старца, если его тело все еще лежит там.

Проверив на месте ли револьвер и винтовка, направил коня вниз по крутому, заросшему сосновым лесом склону, и всего через час нашел наконец то, что искал, — небольшой пятачок между скалами, откуда ложбина лежала перед ним как на ладони. Она казалась совсем не большой, с виду не более двух акров каменистой земли, и напоминала небольшую бухту, затерявшуюся среди гор.

Спустившись к ручью, Шон напоил коня и отпустил пастись. Разложив костер под деревом с таким расчетом, чтобы струйка дыма от него рассеивалась среди густой листвы и ветвей, приготовил себе скромный ужин, состоявший из куска вареного мяса, оставшейся кукурузной лепешки и кофе.

Быстро покончив с едой, он потушил костер, вернулся на склон, под сень сосен. И, глянув на небо, принялся сооружать себе из ветвей и кусков коры засохшего дерева небольшой шалаш.

— Черт побери, упустили, — досадовал Белтран. — Мы упустили его.

Веласко пожал плечами:

— Ну и что? Наверняка он поехал туда, где побывал Франсиско. Должны остаться следы. Если он даже сменил маршрут, то мы можем отправиться прямиком туда и подождать.

— Ладно, — проворчал Белтран, — но только я все равно ума не приложу, как ему удалось от нас ускользнуть?

— Выслеживать его — пустое занятие, лучше не связываться, — резонно заявил Веласко. — Нам самим нужно быть поосторожнее.

Белтран согласился. Ну конечно же, они слишком понадеялись на собственные силы. Догадавшись, куда Малкерин держит путь, не слишком-то утруждали себя поиском его следов, пока, наконец, не поняли, что окончательно сбились с дороги. Слишком долго проторчав в горах, бандиты лишились всех припасов, и Белтран надеялся только на то, что их подопечный взял с собой достаточно еды. По крайней мере возвращаться придется не на голодный желудок.

Отыскав место, где сеньора оставляла свою лошадь, они старательно оглядели все вокруг. Так и есть, за последние несколько дней здесь никто больше не проходил.

Франсиско сбежал отсюда ночью, а когда любопытство все же взяло верх, и он вернулся, то увидел, как Крутой уже входил в ложбину. Наверное, она вон за тем просветом между скалами, неподалеку от которого они сейчас стояли.

— Ну и что теперь? — задался вопросом Белтран. — Что тут особенного? Холмы как холмы…

— А вот я слышал кое-что, — неожиданно понизил голос Веласко. — Мы сидели в салуне, и одна баба вспомнила разговор о Расселе. Говорят, что в горы он уехал молодым мужиком, а вернулся оттуда дряхлым стариком.

— Тьфу ты! Ну и хватил! Чушь собачья!

— Может быть. Но подумать стоит.

— Просто у него кончилась вода… жажда что угодно сотворит с человеком.

— Но не такое же! Он на самом деле состарился… всего за одну неделю, или даже того меньше. Я не знаю, сколько времени прошло.

— Ладно, кончай чепуху молоть.

Белтран не любил разговаривать на подобные темы и не желал даже думать о чем-либо таком. Разумеется, все это бабьи сплетни. Так не бывает.

Расположившись на земле и положив на колени винтовки, они стали ждать.

На горы спустилась тьма. Шон Малкерин успел заснуть прежде, чем его преследователи остановились на ночлег. Место, где он устроил привал, находилось выше по склону и за спиной у бандитов, но их разделяло не более шестисот футов.

Капитан проснулся среди ночи. Его насторожило беспокойное поведение коня. Он открыл глаза и прислушался, глядя на своего серого мерина, выбранного им на этот раз для поездки в горы. Конь застыл, тревожно подняв голову и навострив уши. Обратив взгляд куда-то на юг, он беспокойно раздувал ноздри.

Шон тихо поднялся с земли.

— Что там, приятель? Что ты увидел? — При его прикосновении мерин запрядал ушами и потянулся мордой к хозяину. Тот нежно провел рукой по лошадиному храпу. — Что-то внизу тебя беспокоит, да? Может быть, лев? — Конь тряхнул головой, как будто понимая его слова, но выражая свое сомнение. — Ну ладно, а что, если мы с тобой прямо сейчас уедем отсюда? Я уже выспался, так что за меня не беспокойся.

Капитан быстро оседлал коня и, собрав свои немногочисленные пожитки, спустился вниз наискосок по склону к Петушиному ручью, чтобы напоить серого. Конь опустил морду в мелкую воду, но вдруг настороженно вскинул голову.

— Потише, приятель! Потише! — прошептал Шон.

Вглядываясь в темноту, он заметил за деревьями какое-то неясное движение. Лошадь! Нет… две лошади.


На его счастье, в этом месте берег ручья оказался песчаным. Они бесшумно пересекли поток и успели скрыться в зарослях, прежде чем где-то за спиной тихо заржала лошадь.

Шон обеими руками обхватил морду своего коня.

— Нет, приятель, не надо! — чуть слышно прошептал он. И застыл в ожидании.

До его слуха донеслось какое-то бормотание, а через мгновение среди деревьев показался темный силуэт человека. Разглядеть, кто такой, Малкерин не мог, да и заметил его лишь потому, что на том были не то серые, не то белые штаны, выдававшие в темноте своего обладателя.

Шон ждал, левой рукой удерживая морду коня, а правой взявшись за луку, готовый в любой момент вскочить в седло. Мгновение спустя человек скрылся за деревьями, и тогда капитан снова сел на коня и направил его шагом вдоль берега, к темневшему между скалами провалу.

Над горами вновь опустилось безмолвие, нарушаемое лишь тихим журчанием небольшого и, скорее всего, часто пересыхающего ручья. Добравшись туда, до того места, откуда следовало идти пешком, он оставил коня и начал восхождение по склону.

Неожиданно слева от себя Шон увидел то место, о котором ему рассказывала мать. Подошел поближе и остановился, замирая в ожидании. Ничего не произошло.

В небе взошла луна.

Где-то совсем рядом послышался легкий шорох, но он остался стоять неподвижно. Неподалеку темнел вход в пещеру.

Внезапно раздался голос:

— Ты пришел за золотом?

— Нет, — тихо отозвался он, — здесь остался лежать Старец. У него не было сына, которой мог бы предать его тело земле. Поэтому пришел я.

— В этом нет нужды, — голос звучал очень глухо, как будто доносился со дна глубокого колодца. — О нем уже позаботились.

— Но я должен убедиться.

— Кто те двое, что остались за порталами?

— По-моему, враги, но я их не видел. — Шон немного помолчал. — Скорее всего, они подождут, когда я выйду отсюда.

— И ты не боишься?

— Их? Нет.

— Не их, а этого места.

— Нет.

— И ты не хочешь перейти сюда?

Шон ответил не сразу.

— Туда? Нет, мне и здесь хорошо.

— Что ж, будь по-твоему.

Голос смолк. Снова наступила тишина. Подождав немного, Шон подошел к скалам и тяжело опустился на землю. Привалившись спиной к камням, он закинул голову, глядя на звезды. А все-таки было ли ему страшно?

Нет.

Его научил этому Старец. Человеку незачем бояться. Страх — порождение разума, и кто сам не дает страху завладеть душой, того уже ничто не испугает.

Должно быть, он задремал, потому что рассвет наступил как-то неожиданно, и тогда Шон быстро поднялся с земли и вошел в пещеру.

Тела здесь не оказалось. Выходило, что Рассел прав. Старец и в самом деле исчез.

На полке, как прежде, стояли в ряд кувшины… четыре штуки.

А мать говорила, что их было пять.

Он заглянул в каждый. Все пусты.

И все же один куда-то исчез… но куда?

Глава 20

Обведя взглядом пещеру, Шон так и не смог нигде заметить недостающей посудины, но для него это уже не имело значения. Все, ему здесь больше делать нечего. Хотя, может быть, стоит как-нибудь потом вернуться и оглядеться повнимательней…

Стены пещеры сохранили следы кирок и долота. Старая, очень старая работа.

Капитан вышел наружу, огляделся по сторонам — никого. Признаться, он никого и не ожидал увидеть. Человек мог запросто тайно приехать сюда, а затем убраться восвояси — ему ничего не стоило скрыться в ущельях, нагромождениях огромных валунов и зарослях кустарника.

О голосе, услышанном ночью, больше не думал. Успел-таки кое-чему научиться у Старца! К тому же признавал за теми индейцами, или кем бы еще они там ни оказались, право самим хранить свои тайны. Главное, что о Старце позаботились, а значит, и тело его должным образом погребено.

Еще немного постояв перед входом в пещеру, Шон склонил голову и тихо сказал: «Ну что ж, прощай, Хуан» — и отправился восвояси.

Он не привык надеяться на авось. Те двое, скорее всего, поджидали его у выхода из ложбины. Если они случайные путники, то наверняка давным-давно отправились своей дорогой, но только ему в это почему-то мало верилось. Встретить кого-то здесь, да еще ночью… слишком много совпадений.

Углубившись в заросли у тропы, замер, прислушиваясь, но, так ничего и не услышав, отправился дальше, стараясь производить как можно меньше шума. Возвращаться по тропе, особенно сейчас, ему казалось крайне неразумно.

Не доходя до того места, где оставил коня, Шон остановился. Вот он, роковой момент! Если они обнаружили серого, то притаились где-то поблизости, рассчитывая на то, что хозяин никуда не денется и вернется. Если же его конь остался незамеченным, то засада его ждет у входа в ложбину.

Вокруг стояла абсолютная тишина — ни щебетания птиц, ни даже жужжания насекомых. Видимо, и дикие животные по какой-то причине обходили эти горы стороной. Малкерин зашагал дальше, затем снова остановился перед небольшой полянкой. Три тропы сходились у трех деревьев, среди которых стояли два камня. Сверху на них лежала плоская каменная плита.

Алтарь! О нем твердил Крутой Рассел.

Он подошел поближе и внимательно оглядел землю. Вот и следы, оставленные сапогами Рассела, а рядом с ними, а кое-где и поверх, виднелись отпечатки сандалий… не мокасин, а именно сандалий.

Плоский камень алтаря оказался совершенно гладким, словно отполированным или же стершимся от частых прикосновений… но чьих, интересно знать? Он снова огляделся по сторонам. Ничего примечательного, если, конечно, не считать алтаря и трех тропинок, сошедшихся перед ним.

Шон решительно зашагал прочь. Теперь от коня его отделяло не более двадцати — пятнадцати ярдов. Выбрав, где заросли заметно редели, и стараясь по возможности не шелестеть ветками, он боком протиснулся между кустами медвежьих ягод и увидел своего коня, мирно подремывавшего и не проявлявшего никаких признаков беспокойства. Однако ставка была слишком велика, и капитан выжидал, оглядывая ближайшие деревья и стараясь прочувствовать ситуацию.

Наконец, держа в руке винтовку, он пробрался сквозь заросли к коню, подобрал поводья и повел под уздцы к просвету между скалами.

— Тихо, приятель, потише, — шептал он.

Мысленно капитан представил, как идет тропа, по которой он пришел сюда ночью. Она выведет его прямо к лагерю преследователей, а уж там они и опомниться даже не успеют, как все будет кончено. Он снова задумался, припоминая, что видел с тропы. Да, верно, ему нужно брать вправо. Напротив выхода из каменного тупика есть высохшее русло, чуть дальше и левее маленький ручеек делал резкий изгиб, прежде чем слиться с водами Петушиного ручья.

Он пересек тропу, перешел через тоненький ручеек и скрылся за деревьями и валунами. Путь оказался нелегким.

Задрав голову, Шон посмотрел вверх. Он находился рядом с прогалом, где отвесные склоны гор расступались, образуя большой просвет. Совсем недалеко отсюда предыдущей ночью находился их лагерь. Оглядевшись, капитан не увидел ничего. Тогда, ступая на цыпочках, он сделал еще несколько шагов, боясь случайно наступить на какой-нибудь камешек или ветку. Вот пересохшее русло… И тут Шон заметил их.

Они затаились примерно в полусотне ярдов от него, наблюдая за проходом между скалами.

И в то же мгновение Веласко обернулся. Проворный, словно кошка, он среагировал молниеносно — развернулся и выстрелил!

Пуля угодила в скалу. Шон тоже вскинул винтовку, и «кольт» дернулся у него в руке. Вторая пуля достала Веласко, и, покачнувшись, тот повалился на землю.

Не убит… и, судя по тому, как падал, скорее всего, получил лишь царапину.

Его напарник куда-то исчез. Шон повернул назад, продираясь сквозь кусты, ведя коня в поводу. Спустившись в пересохшее русло, он оставил серого за каменными глыбами, некрепко привязав к кусту. Бросать его на верную смерть, если сам погибнет, ему не хотелось.

Поднимаясь вверх по склону, капитан выбирал позицию получше. Внезапно воздух прорезал резкий свист веревки, и петля лассо обвилась вокруг его плеч. Это сделал свой ход Веласко. Но Шон все еще держал в руках винтовку и выстрелил с бедра. Мексиканец отчаянно дернул за конец лассо, но опоздал. Тяжелый свинец угодил ему прямо в грудь. Сделав неверный шаг вперед, Веласко повалился на землю и остался неподвижно лежать среди камней, широко раскинув руки.

Стряхнув с себя петлю, Малкерин укрылся за одним из валунов и стал ждать. Напарник Веласко слышал выстрелы и наверняка придет узнать, что случилось. Шон засек положение тени, отбрасываемой валуном. Она поможет ему следить за ходом времени.

По пересохшему руслу, возле которого он сейчас скрывался, наверное, сбегали с гор дождевые воды. Возможно, где-нибудь неподалеку отсюда оно заканчивалось тупиком. Но это оказалось совсем не то русло, которое он заприметил с самого начала. То проходило дальше, у подножия горы.

Нужно быть осторожнее, одернул он себя, такие ошибки порой стоят жизни.

Становилось нестерпимо жарко. Капитан вытер о рубаху взмокшие ладони. Он ждал. Выбранная позиция нравилась ему все меньше и меньше, но сделать первый шаг опасался. Очень уж часто получалось, что потерявший терпение смельчак первым же и погибал. Едкий пот затекал в глаза. Достав платок, Шон хотел вытереть лоб, и в тот же миг пуля угодила в каменную глыбу. Многочисленные острые осколки разлетелись во все стороны.

Упав на землю, Малкерин перекатился и встал на колени. Вторая пуля зарылась в песок рядом с ним, но он все же вскочил на ноги и, выбравшись из пересохшего русла, проворно юркнул в заросли. Раздался еще один оглушительный выстрел, и он увидел человека, который, сидя на корточках, торопливо перезаряжал ружье.

Они Одновременно заметили друг друга. Его противник бросил ружье, рог с порохом и схватился за висевший у пояса револьвер. Но это был не его шанс.

Их разделяло каких-нибудь двадцать ярдов. Держа винтовку на уровне пояса, Шон спустил курок в то самое мгновение, когда револьвер уже почти освободился от кобуры.

Белтран замер на месте, широко разинув рот от боли и изумления. Он шагнул вперед, выронил револьвер и рухнул. Шон выстрелил еще раз. Распростертое на земле тело дернулось и осталось лежать неподвижно. Шон подождал с минуту, а затем подошел поближе. Пнув ногой, отбросил револьвер подальше и принялся шарить у мертвеца по карманам. Он нашел несколько золотых монет и истершийся обрывок бумаги, на котором значилось одно-единственное слово — Вустон.

Капитан вернулся к коню и, сев в седло, выехал на тропу, которая повела его на запад. До дома, конечно, далеко, но у него хороший, сильный конь, а если его почаще пришпоривать…

Лунный свет серебрил воды океана, когда тропа вывела его на побережье. Шон спешил. Даже сознание того, что на ранчо присутствуют Мимс и его друзья, не успокаивало его. Вустон хитер и опасен, способен на все ради достижения своей цели.

Волны прибоя накатывались на песчаный берег. Вдалеке на борту «Госпожи Удачи» зажглись огни.

Капитан почти бесшумно ехал по мокрому песку, а следы серого слизывал прибой, но даже созерцание огней любимого корабля не принесло ему желанного умиротворения.

Вскоре он свернул на дорогу, ведущую к ранчо. Шон устал. Два последних дня и две почти бессонные ночи он провел в седле. И лишь мысль о близкой встрече с матерью и Марианой придавала ему силы.

С винтовкой в руке он въехал в пустынный двор ранчо. Было уже далеко за полночь, и все, должно быть, спали. Что ж, с расспросами и рассказами можно потерпеть и до утра.

Он уже спешился, когда тишину разорвали выстрелы, и ему показалось, что окна его дома вдруг вспыхнули ярчайшим светом. Шон ощутил сильный удар в бок, еще один в голову и почувствовал, что падает.

Он лежал посреди двора, в котором так часто играл в детстве. Его сильно задело, но сознание еще не покинуло. Нахлынула волна страха. Вот, значит, какая смерть. Неужели конец? Неужели они все же одержали над ним верх?

Послышались тяжелые шаги: кто-то шел через двор. Тяжелый сапог пнул его по ребрам, а затем перевернул на спину.

— Он мертв? — Похоже на голос Фернандеса.

— А ты как думал? После того, как мы расстреляли его? Ты только взгляни! Вон сколько кровищи. Похоже, и полголовы снесло.

— Давай поскорее уберем его от греха подальше, пока она не вернулась. — Это Томас.

— Еще чего! Пусть валяется! Она его увидит и прибежит сюда. И мы ее… Подождем до утра.

— У нее есть друзья, — напомнил Томас.

— У меня тоже. Но мои друзья намного лучше. Ник Белл сказал, что спишет все на Белтрана и Веласко.

— А они сами-то где?

— Черт, Малкерин ведь здесь? Если бы они уцелели, то он сейчас тут не валялся бы. Я не знаю, что у них там произошло, только готов поспорить, что он уделал их обоих. Это уж точно. Давай-ка уберемся отсюда, чтобы не маячить у всех на виду. А она не заставит себя долго ждать.

Поднявшись по ступеням веранды, бандиты вошли в дом.

Вот только теперь впервые боль сковала его… и слабость, чудовищная слабость. Его кровь по каплям уходила в песок. Они сказали, что у него разбита голова. Скорее всего, так…

Он должен предупредить их, занервничал Шон. Почему мать и Мариана уехали с ранчо? Куда девался Мимса? А Монтеро? Если старик и остался, то его, скорее всего, уже нет в живых или же его захватили в плен. Захватили? Вряд ли. Только не Вустон. Значит, погиб. А как же Поланко и Дель Кампо?

Лежа совершенно неподвижно, Шон боролся с охватившей его слабостью. Он впивался ногтями в землю и твердил себе: ты должен жить! Умирать нельзя! Надо предупредить своих.

Каким-то образом Вустону удалось выманить их с ранчо, которое он тут же захватил. Теперь его свора притаилась и дожидается возвращения хозяев. А разделавшись со всеми, он бросит трупы как есть и появится где-нибудь в людном месте, повертится у всех на виду, и тогда уже никто ничего не докажет. Капитан Ник Белл его покроет. Слухи пойдут в любом случае, но Белл как-никак представитель закона. Кроме него, правда, еще есть Мичелторена. Но он не станет ни во что вмешиваться.

Шон Малкерин был серьезно ранен. Наверное, в темноте они или приняли его за покойника, или же решили, что он уже не жилец. Но это не значит, что, разобравшись что к чему, они его не пристрелят. Он яростно сопротивлялся подступавшей дурноте. Надо собрать все силы, чтобы дожить до того, как мать вернется домой. Револьвер в кобуре. Когда его подстрелили, винтовка выпала из рук. Конь шарахнулся в сторону.

Шон напряг последние силы и попробовал ползти. Ему удалось продвинуться вперед на какой-то дюйм, после чего он застыл, задыхаясь от боли и чувствуя себя совершенно опустошенным. Поборов очередной приступ головокружения и тошноты, капитан решил обследовать себя. Сначала он приказал себе пошевелить правой ногой, и это у него получилось.

Слава Богу, нога не сломана. Тогда он так же медленно и осторожно попробовал шевельнуть левой ногой. Безрезультатно. Снова повторил попытку… опять ничего.

В шести футах справа от него брал свое начало небольшой овраг, размытый сбегающими вниз потоками воды. Вот если бы ему удалось добраться туда… Но они заметят его исчезновение и немедленно отправятся на поиски. Преодолевая сразу боль и слабость, он пытался думать. Голова раскалывалась от боли, левая нога совсем онемела.

Справа от него на земле недалеко от края оврага лежали выложенные в ряд булыжники размером примерно с его голову. Они обозначали место, где его мать в свое время собиралась разбить цветник.

С трудом протянув левую руку, Шон подкатил один из камней поближе к себе, положил его рядом со своей головой. Осторожно отодвинувшись вправо, откатил его немного назад, а прежнее место занял другой камень.

Прошло довольно много времени, прежде чем он смог взяться за очередной гладкий булыжник и переместиться поближе к краю оврага. Укладывая камни, он надеялся, что в темноте бандиты примут их за его распростертое посреди двора тело, а проверить поленятся.

Почему они так уверены, что его мать должна вскоре вернуться? Неужели им удастся хитростью заманить ее сюда? Что происходит?

Очередной рывок — и Шон ненадолго потерял сознание, а когда очнулся, то снова почувствовал нестерпимую боль в голове и боку и уставился в усеянное звездами ночное небо. Луна зашла. Он лежал неподвижно, стараясь дышать размеренно, пытаясь одним лишь усилием воли заставить мозг соображать.

Итак, он потерял сознание. А теперь снова пришел в себя. Но как скоро мать должна приехать сюда? Сколько еще времени в его распоряжении?

Еще одна попытка пошевелить левой ногой, ставшей очень тяжелой. Мышцы отказывались подчиняться. Опершись на правую руку, ему удалось немного приподняться и перевернуться на живот. Теперь уже лишь считанные дюймы отделяли его от оврага.

Сделав над собой усилие, он перекатил очередной камень, уложил его вместе с остальными и очень медленно сполз в овражек. Прижавшись щекой к песчаному дну, пролежал довольно долго, испытывая невообразимую слабость. Головная боль сделалась нестерпимой, оглушительно стучало в висках. Шону показалось, что он лежит на чем-то мокром, но стоило ему лишь прикоснуться рукой к боку, как все тело пронзила страшная боль, и он почувствовал, как опять уходит сознание.

Но они скоро приедут, надо быть начеку! Он должен предупредить их об опасности и приготовиться к перестрелке. Так уговаривая себя, он тяжело дышал, судорожно хватая ртом воздух. Очень хотелось пить, и мысль о котлах с водой, подвешенных на веранде, стала невыносимой. Несколько галлонов холодной прозрачной воды…

В поилке, что находилась рядом с загоном, тоже есть вода, но только слишком уж это далеко, и у него не хватит сил…

Внезапно глаза его открылись, и он понял, что заснул. В доме кто-то разговаривал, но слов было не разобрать.

Шон заморгал… да нет же, это вовсе не в доме! А здесь! Прямо перед ним.

Его мать сидела верхом на коне, и кто-то стоял рядом. Мариана?

— Он мертв, и убили его мы. — Вустон неожиданно появился из-под навеса. — Посмотрите — и убедитесь сами. Он там!

Выступив еще на шаг вперед, он указал на камни и тут же замер на месте как вкопанный. С тех пор как он вошел в дом, небо заметно посветлело, и теперь он с недоумением уставился на булыжники, выложенные на земле, как будто видел их впервые в жизни.

Не веря собственным глазам, Зеке шагнул вперед, и тогда, собрав последние силы, Шон встал. Он стоял, опираясь на случайно найденную палку, словно на посох. А правая рука его поднимала револьвер.

— Не спеши, Вустон. Я еще жив.

Вскрикнув, Вустон тоже потянулся за оружием. На его вопль из дома выбежал Фернандес. Белая рубаха Зеке представляла самую лучшую мишень. Шон выстрелил два раза подряд, и его пули точно достигли цели.

Пули Фернандеса, выскочившего во двор и стрелявшего на ходу, взрывали землю рядом с Шоном, но тут где-то поблизости раздались ответные выстрелы, а потом еще и еще. Шон опять поднял револьвер и увидел, как бандит повалился навзничь, а из дома вышел Томас Александр с поднятыми руками.

Стрельба прекратилась, и наступила тишина.

Позже Шон Малкерин смутно припоминал, как две плачущие женщины подхватили его, а Джонни Мимс въехал во двор ранчо вместе с Ханикуттом и Кемпбеллом.

Глава 21

К тому времени как Андрес Мачадо появился на ранчо с визитом, Шон Малкерин провел в постели уже три недели.

Мариана открыла перед ним дверь, и Андрес вошел в комнату.

— Ну что? — заявил он с порога. — Значит, вот как ты решил выкрутиться! И все ради того, чтобы избежать честного поединка с Мачадо! Позволил этим псам подстрелить себя! Что ж, дело твое. Значит, мне придется подождать.

— Извини, приятель, — слабо улыбнулся Шон, — в первый раз в жизни заставляю человека ждать себя, но боюсь, что иначе не получится.

Мачадо подошёл поближе к кровати.

— Дружище, ты смелый, очень смелый парень. И мне искренне жаль, что тогда я позволил своему гневу взять верх над разумом. Ну конечно же ты прав! Зачем попусту терять время из-за девчонки, которая меня не любит, когда вокруг столько женщин, сходящих по мне с ума? Скоро я возвращаюсь в Мексику. Но мне будет не хватать твоей дружбы, приятель.

Шон протянул ему руку:

— Ты достойный противник, амиго, но можешь быть еще куда более достойным другом.

Мачадо ушел. С улицы доносились приглушенные голоса, становившиеся все тише и тише по мере того, как говорившие удалялись от дома.

Он лежал, закрыв глаза, и расслабился, отдыхая. Да, отдыхать ему теперь придется еще довольно долго. В него угодили три пули, и он потерял много крови.

Налетевший с гор ветерок тронул занавеску на окне. Теперь с веранды слышался голос матери. Она снова завела разговор о том, что неплохо было бы устроить цветник, а камни убрать… Интересно, уже в который раз она говорит об этом?

Из дома вышел Майкл. Он недавно вернулся после поездки в Монтерей. Многое изменилось за последнее время, и ходили также упорные слухи о бунте против Мичелторены.

Внезапно его мускулы напряглись, он почувствовал, что кроме него в комнате есть еще кто-то, и он осторожно подходит к кровати, слегка задевая ее, и склоняется над ним, а затем раздается характерный звук, будто камень поставили на другой камень, и тихое шарканье.

Рука нащупала под подушкой рукоятку револьвера. Шон ждал, но все было тихо, и лишь витал в воздухе тонкий, еле ощутимый аромат кедровой хвои.

С песней на веранду вбежала Мариана. Вот ее шаги остановились у двери его комнаты. Наконец он открыл глаза. Обе женщины стояли у порога, словно разом лишившись дара речи, изумленно разглядывали что-то.

Приподнявшись на локте, он тоже посмотрел в ту сторону.

На каминной полке стоял кувшин, тот самый, которого он недосчитался в пещере среди гор.

Сеньора подошла к камину, хотела было взять кувшин и тут же отказалась от этой затеи — посудина оказалась тяжелой… довольно тяжелой.

Эйлин заглянула внутрь.

— В нем же золото, — воскликнула она дрогнувшим голосом. — Это золото, Шон.

Он откинулся на подушку и закрыл глаза.

— Кем бы ты ни был… где бы ни находился… спасибо.

Историческая справка

Наша вымышленная история о событиях, которые могли бы произойти на побережье в Малибу и среди гор в глубине материка незадолго до того, как жители Калифорнии восстали против Мичелторены, изгнали его из провинции, а его место занял Пио Пико.

Многие названия на побережье действительно были даны неизвестным народом, жившим в тех краях до прихода туда индейцев-чумашей. Кем были те люди, мы не знаем до сих пор.

Известны лишь два племени, населявшие те земли до того, как там объявились чумаши, да и о них до нас дошло очень и очень мало сведений. Это племя Дубовой Рощи и пришедшее ему на смену племя Охотников. Эти индейцы были хорошо сложены, и, судя по довольно совершенной конструкции их лодок, они имели опыт дальних морских путешествий.

Индейцы-чумаши занимали территорию от Малибу и Топанги до окрестностей Сан-Луис-Обиспо, и в глубь материка за реку Куяма. Им принадлежали Сосновая гора и горы Пинос.

Предположительно первым владельцем Малибу был Хосе Бартоломе Тапиа, колонист, приехавший на север вместе с Де Анса в 1775 году. Дарственная на эти земли выдана приблизительно в 1802 году. В 1848 году Малибу продали некоему Леону Виктору Прудомму, молодому французу, взявшему в жены дочь Тибурсио Тапиа.

В 1857 Прудомм продал Малибу ирландцу по имени Мэтью Кеттлер по цене десять центов за акр. Тридцать четыре года спустя сын ирландца получил уже по десять долларов за акр. Тогда площадь земель владения составляла 13316 акров. Покупателем оказался Фридрих Риндж, для которого это поместье стало домом его мечты, где он жил долго и счастливо, завещав ранчо своей жене, Мей Риндж.

История о том, как эта женщина защищала свою собственность, протестуя против прокладки дорог по ее землям, примечательна уже сама по себе и слишком длинна, чтобы даже вкратце приводить ее на этих страницах.

С тех пор произошли большие перемены, и почти ничто не сохранилось в первозданном виде. В наши дни побережье Малибу застроено домами теле— и кинозвезд. Здесь расположены многочисленные пляжи, мотели, рестораны и особняки.

Только горы как когда-то подступают почти к самому морю. Правда, по их склонам проложены вьющиеся серпантином дороги, но кое-где в глуши еще остались уединенные места, над которыми не властно время. Но древние захоронения бездумно разграбляются невежественными охотниками за сувенирами, а бесценные наскальные рисунки чумашей оказались безжалостно уничтожены вандалами.

Когда жители Лос-Анджелеса «выезжают на снег», они зачастую отправляются куда-нибудь в окрестности Сосновой горы, но ложбина, где находилась пещера Старца, и по сей день остается такой, какой была сотни, а может быть, тысячи или десятки тысяч лет тому назад.

Только не пытайтесь разыскать ту пещеру. Не дай Бог, вы найдете ее.

Note1

Президент (исп.).

Note2

Каперство (от голл. kaper — морской разбойник) — нападение частных вооруженных торговых судов воюющего государства с его разрешения (так называемые каперские свидетельства) на неприятельские торговые суда или суда нейтральных государств, перевозившие грузы для неприятельского государства.

Note3

Фатом — морская сажень, равняется 2 ярдам или 1,83 метра.

Note4

Добрый вечер, сеньор… сеньорита (исп.).

Note5

Спасибо (исп.).

Note6

Не за что, сеньора (исп.).

Note7

Спокойной ночи, сеньор. До свидания (исп.).

Note8

Фасоль (исп.).


home | my bookshelf | | Калифорнийцы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу