Book: Дороги



Артем Колчанов


Дороги

Глава первая: Возвращение детства

Пробуждение из анабиоза на этот раз было долгим и мучительным, словно после долгого забытья, чем, по сути дела, анабиоз и являлся. На какое-то время ко мне возвращалась способность мыслить, но мыслей, кроме осознания того, что я существую, по сути дела и не было. И еще, во мне словно бы вспыхивали слова: "На чужом берегу…", но окончания у этих слов не было, они гасли, и я снова проваливался во мрак небытия. Но то, что мне представилось весьма продолжительным промежутком времени, на самом деле заняло не более пяти минут. Во время очередного осознания себя, я все-таки собрал остатки своей воли и сумел открыть глаза.

Я увидел светло-серый потолок и матово-серебристые светильники на нем. И в это мгновение словно бы ожили все мысли и закружились в голове, словно стая перепуганных птиц. Я не стал хвататься за первую попавшуюся, а просто отогнал их все до одной, и в этот момент услышал исходящий из динамиков звонкий мальчишеский голос:

– С пробуждением тебя, командир.

Я естественно понял, что эти слова обращены ко мне, а не к кому-то другому. Я вспомнил, что я, Виктор Стрельцов, и есть командир на экспериментальном звездолете "Игла". Но еще многого я не мог вспомнить, и поэтому не ответил ничего. Я повернул голову и понял, что лежу в анабиозной капсуле, под прозрачной крышкой, почти невидимой при таком освещении. Пошевелив рукой, я нащупал небольшую панельку с кнопками, и тут же открыл капсулу. Потом напряг непослушные мускулы и сел. Слева от моей, в ряд, стояли еще девять капсул, в которых лежали смертельно больные, измученные люди, экипаж "Иглы", а в изголовьях капсул светились желтые огоньки бессрочного анабиоза. И я вспомнил, что должен кого-то позвать, но не мог вспомнить кого. Мне представлялся темноволосый голубоглазый мальчишка, но имени я не мог вспомнить.

– Рэй, - это имя сорвалось с моих губ самопроизвольно.

– Не беспокойся, командир, сейчас твое состояние вполне нормальное для данных обстоятельств. Ты можешь подняться?

– Могу.

– Разотри себе мышцы, и, как только сможешь, придешь в медотсек, там я тебя быстро приведу в норму.

– Кто ты?

– Рэй. Ты же сам назвал меня… Ну да ладно, поговорим после того, как ты будешь полностью здоров.

Я растер себе руки и ноги. От этого почувствовал себя лучше и поднялся. В тот момент я даже не представлял, куда идти, но ноги сами понесли меня в нужном направлении. дошел до медотсека, зашел в операционную.

– Ложись на стол, - сказал мальчишка из динамика, - ни о чем не беспокойся, все будет просто прекрасно.

Не сказав ни слова, я подчинился. В следующую секунду почувствовал прикосновение инъектора к коже, и снова погрузился в забытье. А когда я проснулся, то уже был самим собой полностью, и без каких бы то ни было оговорок. Я вспомнил все, что было, и сразу же позвал:

– Рэй.

– С возвращением тебя, Вик, - сказал Рэй, снова мальчишеским голосом, но я этому нисколько не удивился.

– Рив здесь? - задал я вопрос.

– Нет, Рива здесь нет.

– А кто тогда есть?

– Никого, ты единственный живой человек на борту.

Тут я подумал, что возможно на корабле крупные неполадки, и Рэй разбудил меня по этой причине. Нет, если бы дела обстояли так, то Рэй сказал бы сразу, без всяких предисловий. Но даже такой вариант был бы для меня лучше.

– Прошло шестьдесят лет? - спросил я, уже зная ответ на этот вопрос.

– Да, прошло шестьдесят стандартных лет, или же пятьдесят четыре местных, латянских. Ну да ладно, командир, разговоры немного подождут. Иди в душ, потом в столовую, а уже потом поговорим. Договорились?

– Хорошо.

После столовой я направился в свою каюту. Войдя в нее, я первым делом поразился огромному, выросшему до самого потолка, кусту ньюрской розы, но ничего спрашивать о нем естественно не стал, были вопросы и поважнее. Я вызвал Рэя, который сразу же высветил на экране изображение хорошо знакомого мне Рэя-мальчишки и спросил:

– Ты не против такого моего облика?

– Нет… Сам бы желал оказаться в таком возрасте, если бы это было возможно.

– Об этом поговорим позднее. А сейчас спрашивай, так мы сэкономим время.

– Какие за эти шестьдесят лет ты имел источники информации о событиях на Лате?

– Только исключительно косвенные. Свертка не снималась на протяжении всего этого времени. - Рэй ненадолго прервался, но не ограничился столь лаконичным ответом. - Из свертки же я могу принимать только крайне ограниченное число фотонов, гравитонов и нейтрино высоких энергий. К тому же они претерпевают сильное искажение. И из этого источника информации я могу делать только предположения о событиях на Лате. Изложить их?

– Давай.

– После того, как ты ушел в анабиоз, на Лате снова была термоядерная война, но только затянувшаяся на четыре месяца. Было произведено более четырех тысяч взрывов. Об их мощности и целях я не могу сказать почти ничего. С накопленными материалами ты сможешь познакомиться потом. Мои же наиболее вероятные предположения заключаются в том, что-либо человечество Латы полностью уничтожено, либо победу в этой войне одержал Вак, но наиболее вероятно все-таки первое.

– Из каких предпосылок ты строишь это предположение?

– В настоящее время на Лате полностью остановлены все ядерные и термоядерные реакторы - первое. Во-вторых, планета по-прежнему накрыта пылевым поясом, который после последней войны стал значительно более мощным.

– Но ведь существует и вероятность того, что латяне уже начали использовать преобразующий распад. Преобразователи же тебе из свертки не обнаружить, их нейтринное излучение на несколько порядков ниже.

– Такую вероятность я тоже не исключаю. Но и в этом случае наиболее вероятной остается победа Вака. Именно вакцы завладели нашим дисколетом, и именно они сумели овладеть деактивацией. Так же легко они могли и овладеть технологией преобразующего распада, если конечно Вак не владел ею и до этого.

– Но и Рив, и Яс также знали схему преобразующего распада.

– Извини, Вик, но то, что они остались в живых, крайне маловероятно.

– Понимаю… Рэй, какие в этом случае у нас могут быть планы на будущее?

– Только возвращаться на Землю, больше вариантов и не может быть.

– Легко сказать. Я снова остался один живой человек на звездолете. А для ремонта, как нам хорошо известно, нужна планета, база и минимум три человека.

– На планете мы стоим. Базу можно построить, пусть нескоро, но все же можно. Ну а люди… есть у меня один вариант.

– Выкладывай.

– Вполне возможно вывести из анабиоза несколько человек - твоих земляков. У меня было достаточно времени, чтобы все рассчитать во всех подробностях.

– Я не думал, что такое возможно. Изложи техническую сторону этого твоего предложения.

– Хорошо.

Рэй излагал этот проект довольно долго. И на словах и при помощи различных схем, чертежей и формул. Его идея заключалась в том, чтобы демонтировать ту капсулу, в которой я был в анабиозе, разобрать, модифицировать аппаратуру и использовать ее для вывода из анабиоза людей, находящихся сейчас в одноразовых контейнерах. С первого взгляда я понял, что это вполне осуществимо и не потребует особых затрат времени. Два-три месяца, не больше.

– Я принимаю это предложение, Рэй. И работу начну сегодня же.

– Но есть еще одно но. В этом случае ты лишишься возможности уйти в анабиоз.

– Рэй, ты наверно не хуже меня понимаешь, что бежать еще дальше в будущее уже не имеет никакого смысла… И я устал быть один… Рив, Яс, Нок… Их нет. Но, даже когда были, я не имел права доверить им все… Я начну эту работу сегодня же, не откладывая.

Я и начал ее в тот самый день - день моего пробуждения. И эта работа заняла все мое время, иногда я даже работал по ночам.

Я демонтировал капсулу вместе со всей вспомогательной аппаратурой. Потом несколько недель провозился в мастерских, производя замену схем и другую модификацию. Делал из запасных схем совершенно новые системы. Но особо тонкую работу делал сам Рэй в своей специальной мастерской-лаборатории. Я при этом присутствовал, но в основном отдавал это время сну. Потом основная работа перенеслась в операционную медотсека, где я под руководством Рэя устанавливал и настраивал всю эту аппаратуру. И вот, наконец-то все было готово, и я объявил для себя двухдневный отдых. В первый из этих дней состоялся разговор с Рэем, который начал он сам.

Я сидел на кровати в своей каюте, а мальчишеская физиономия Рэя маячила на экране, который я не выключал.

– Вик, я тебе сразу не сказал всего…

– Ну и что же ты на этот раз умолчал?

– Возможна неудача, и человек, которого мы будем выводить из анабиоза, погибнет при этом. Вероятность этого около пятнадцати процентов.

– Один из шести, ничего себе, на твоих схемах все выглядело вполне гладко и безопасно… Я не имею права так рисковать людьми, за которых отвечаю… но это похоже наш единственный шанс. Возможно ли снизить вероятность неблагоприятного исхода?

– Возможно, если бы у нас была возможность экспериментально проверить аппаратуру. Но у нас такой возможности нет. Первый разбуженный человек подвергнется такому риску, для второго же риск может быть вполне уменьшен на два-три порядка.

– Есть ли возможность снизить риск и для первого?

– Технически - нет. Но если выбрать молодого человека, небольшого по массе, то вероятность благополучного исхода, вне всякого сомнения, возрастет.

– Говорил бы прямо - мальчишку. Их пятеро, но я не имею ни малейшего права рисковать кем-то из них.

– Подумай, Вик. Я только высказал предположение, решать же будешь только ты. Подумай, я не буду тебя отвлекать.

Экран моргнул и погас, оставив меня наедине с моими мыслями. Я знал, что отступать уже некуда и после всей этой проделанной работы я был просто обязан разбудить хоть кого-то. Но этот чертовый риск для первого человека. Конечно, я рисковал всеми этими людьми и до этого, но это был другой риск. Риск для всех и для меня в том числе. А тут я должен рисковать кем-то конкретно и снизить этот риск мне не в силах.

Я поднялся, взял в руку старт-ключ и пошел туда, где находились люди, одним из которых я должен рискнуть, даже не имея возможности спросить у него согласия. Я простоял перед каждой капсулой, вглядываясь в мертвенно-бледные лица и силясь найти в их выражении хоть какой-то намек на ответ, но ничего не находил. Особенно долго я задерживался перед капсулами, в которых были мальчишки. "Это просто как долгий сон, проснешься уже на Земле", - вспомнил я слова капитана Рикста, которые он говорил еще на Дивере, не предполагая, что сон этот будет таким долгим и что планета, на которой окажется "Игла", будет не Земля. Я обошел всех, потом снова остановился перед капсулой с Сережкой и понял, что рискнуть я могу только тем, кто дорог мне больше других.

– Простите меня за это, - сказал я шепотом, больше для самого себя, чем для кого-то еще, и быстро вышел.

Вернувшись в каюту, я вызвал Рэя и сказал ему:

– Я решил.

– Я это уже понял, - Рэй выглядел немного уставшим. - И если я не ошибаюсь, ты собираешься первым выводить из анабиоза своего брата?

Я только кивнул в ответ на это, и Рэй больше ничего не спросил. Он понял, как мне далось такое решение.

Весь следующий день я пытался отвлечься от внезапно нахлынувших на меня воспоминаний, мрачных и необыкновенно реальных. Но отвлечься не удавалось, а эти воспоминания угнетали меня. И, не выдержав, я спросил у Рэя:

– Может быть есть возможность заставить меня забыть обо всем плохом, что я видел на этой планете?

– Человек не может ничего забыть, и ты сам об этом прекрасно знаешь. Есть только возможность подавить память, но это у простого человека, не имеющего той подготовки, которую имеешь ты… Если попытаться подавить память у тебя, ты уже не сможешь быть звездолетчиком.

– Я это знаю, Рэй… Но и не обязательно мне быть звездолетчиком, если будут другие люди… Но может быть все-же есть и другой способ… сделать воспоминания не особо существенными что ли…

– Вообще-то у меня было время обдумать все варианты… Есть еще один вариант, но в нем существует риск для тебя, никак не меньше тридцати процентов, так что не пока не будем обсуждать его.

– Хорошо, Рэй, пока не будем. Но тогда хотя бы отвлеки меня от черных воспоминаний.

– Попробую. Иди в спецтренажер, поброди немного по старой Земле. Сделаю там тебе небольшой сюрприз, и будет не до воспоминаний.

– Спасибо, Рэй, но я этого сейчас не хочу.

– Ну что тогда с тобой делать? Могу показать какой-нибудь фильм из тех, что ты видел еще на Дивере.

– Хорошо.

– Тогда выбирай какой.

– Там я видел фильм про мальчишку - звездного капитана. Только кристалл был сколот, и запись шла не с начала, так что названия я не знаю.

– Не помню такого. Опиши содержание.

Я вкратце описал то, что на Дивере смотрел много раз.

– Этого фильма в моей памяти нет, в кристаллотеке корабля тоже… Но почему-то эта история кажется мне смутно знакомой… Не могу точно вспомнить, где и когда, но я ее слышал, это как ложная память… Хотя ложной памяти у меня просто не может быть. Вот что, Вик, мне нужно подумать.

– Но ты обещал отвлечь меня.

– Самое простейшее средство - сон без снов.

– Согласен и на такой вариант.

При помощи Рэя я проспал до следующего утра, и это действительно был сон без всякого намека на сны. И он принес мне облегчение - утром меня не мучили воспоминания, я был самим собой и мог приступить к операции по выводу Сережки из анабиоза.

После завтрака я облачился в легкий скафандр, не одевая пока гермошлем, взял заранее подготовленную тележку с переносным источником энергии и направился в "Помещение для особо важного груза". Там размотав силовой и контрольный кабеля, идущие от тележки, подключил их к разъемам на основании полукапсулы. Убедившись, что аппаратура работает нормально, еще раз посмотрел на Сережку, вздохнул и отключил капсулу от основной аппаратуры и питания. Капсула весила немало, и осторожно положить ее на тележку стоило мне кое-каких усилий. Погрузив же ее, я покатил тележку в медотсек.

Вкатив тележку в операционную, я снова переключил кабеля, передавая управление капсулой уже непосредственно Рэю. Поставив капсулу на пол, я выкатил тележку в коридор, надел гермошлем, плотно закрыл дверь и, включив связь, сказал:

– Я готов.

– Я еще нет. Жди сигнала и выключи связь, - ответил мне Рэй звенящим от волнения голосом.

В это время атмосфера в операционной менялась на инертную, а температура снижалась до низкой температуры анабиоза. В полукапсуле же наоборот производились действия начального этапа вывода из анабиоза - максимум, на что была способна полукапсула. Прошло наверно не меньше часа, прежде чем Рэй высветил сигнал готовности.

Действовать мне было нужно быстро и точно. Я быстро вскрыл капсулу, быстро и осторожно освободил Сережку от ее аппаратуры, подхватил его неестественно твердое и неподвижное тело и поместил на основание переоборудованной полной капсулы. Рэй тут же опутал его манипуляторами, моя же часть работы была на этом закончена, все оставшееся должен был сделать Рэй. Но до определенного момента я не мог покинуть операционную, не нанося при этом вреда Сережке, здесь не было шлюза. Но и смотреть на то, как происходит оживление, я тоже почему-то не мог. И я сел прямо на пол, повернувшись лицом к двери, и принялся наблюдать за индикаторами скафандра, показывающими изменения температуры и газового состава в операционной. При этом я ровным счетом ни о чем не думал.

Я еле-еле дождался того момента, когда мне стало можно выйти, и без какого бы то ни было промедления, покинул операционную. В контрольной я освободился от шлема.

– Рэй, ну как? - к этому моменту я не имел ни малейшей информации о ходе оживления.

– Плохо, - после короткой паузы одним словом охарактеризовал ситуацию Рэй и тут же выдал подробную информацию на ожившие экраны.

Да, действительно было плохо, предельно плохо. Сережка умирал, так и не успев проснуться, и Рэй изо всех сил боролся за его жизнь, прибегая и к таким мерам, которые можно было бы назвать крайними. Я сжал кулаки так, что ногти впились в ладони, разрывая кожу, но так и не почувствовал боли. Я ничего не мог сделать, ничем не мог помочь. Я мог только наблюдать и призывать на помощь высшие силы, в существование которых никогда не верил.

Два часа сережка находился на грани между жизнью и смертью и эти два часа были для меня мучительными. Потом равновесие начало сначала медленно, а потом все быстрее смещаться в сторону жизни. Еще несколько часов длится операция. Постепенно все физиологические параметры стабилизируются, приходят в норму. И мы с Рэем уже можем облегченно вздохнуть. Первым это делает Рэй.

– Кажется, пронесло. Он будет жить.

– Это уже ясно, но вот как с личностью?

– Будет в порядке, гарантирую… Правда не исключена возможность потери памяти о последних часах перед погружением в анабиоз.



– Если часы, то это не страшно.

– Вик, можешь мне не верить, но сам я, кажется, начинаю верить в чудеса. В критический момент у твоего братишки был только один шанс из миллиарда на благополучный исход…

– Не может же судьба быть вечно зла ко всем нам.

– Этого нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Можно только верить или не верить в судьбу.

После паузы я спросил:

– Когда будем будить следующего?

– Извини конечно, но следующего не будет.

– Почему?

– Вита-излучатели вышли из строя. Нам их здесь не починить, и новых не сделать…

– Так значит тебе удалось вытащить Сережку без витеров?

– К счастью они отказали не в самом начале… Сам ведь сказал, что судьба…

– Может быть… Хорошо что хоть сейчас со мной будет Сережка… Он наверно не узнает меня.

– Я не думаю, что ты так уж сильно изменился, если скажешь - узнает.

Я пощупал рукой жидкую бороденку у себя на подбородке:

– Мне кажется, что он все предчувствовал заранее. Помнишь, я тебе рассказывал о его сне.

– И этого исключить нельзя. Предчувствие - это одно из не до конца объясненных явлений, которыми окружен человек…

– Когда он придет в себя? - я кивнул в сторону операционной.

– Он здоров, но будет лучше оставить его в состоянии сна хотя бы до вечера.

– Ну что же, до вечера, так до вечера.

– Но лучше, чтобы ты забрал его отсюда прямо сейчас.

– Хорошо, заберу.

Я вошел в операционную и на несколько секунд замер. Сережка показался мне необычно маленьким по сравнению со мной - это я стал по сравнению с ним полностью взрослым. И все-таки это был тот самый Сережка, которого я помнил с того самого дня, как он родился - двенадцать лет. Тот самый Сережка, с которым мы играли в диверианском лесу, с которым в подземном поселке хотели увидеть живое солнце. Тот самый Сережка, который был и остается моим любимым братишкой.

Я осторожно взял его на руки и, прижав к груди, понес к себе в каюту. Он дышал ровно и не проснулся, когда я уложил его на кровать и вышел из каюты.

Я избавился от скафандра и, пройдя в душ, посмотрел на себя в зеркало, тщательно изучая. Кто-то посторонний посмотрев на меня, описал бы так: Человек среднего телосложения, ростом выше среднего, глаза светло-голубые, волосы полностью седые. Форма лица правильная, морщинки возле глаз. Возраст… Черт возьми, я выгляжу гораздо старше, чем есть на самом деле… И еще эта нелепая бородка… Нет, Сережка, тут твои предчувствия ошибаются, стариком с бородой ты меня не увидишь, по крайней мере здесь и сейчас.

Я заказал у Рэя крем для удаления волос. И, ощущая горячее покалывание, втер его в кожу лица, подождал пару минут и смыл вместе с бородой и усами. Посмотрев на себя в зеркало, сделал вывод, что так я выгляжу гораздо лучше. Потом принял душ и надел новую форму со знаками отличия младшего капитана.

Еще несколько часов я пробыл в кают-компании, не торопясь обдумывая все, что со мной произошло за те годы, которые прошли с тех пор, как я покинул Дивер на "Игле" и до самого последнего, сегодняшнего дня. Был уже вечер, когда я вызвал Рэя и спросил у него:

– Не пора ли уже будить?

– Не можешь больше терпеть?

– Если нужно, то могу.

– Не нужно. Он и так уже один раз просыпался сам.

– И ты мне не сказал.

– Он просыпался не полностью. И я снова заставил его уснуть.

– Тогда я пошел.

В каюте горел свет. Уходя, я не погасил его. Сережка спал на боку, подтянув коленки почти к самому подбородку. Веки у него слегка подрагивали - значит, он сейчас что-то видит во сне. Я почти бесшумно закрыл за собою дверь, прошел в каюту и сел в кресло. Сережка не проснулся, и я решил не торопиться его будить. Я смотрел на него и думал, что вот для него эвакуация с Дивера была только вчера, всего одну долгую ночь назад, а ведь прошло столько десятилетий, столько времени, такого тяжелого сейчас для меня. Сережка словно бы почувствовал мой взгляд и проснулся. В нем не было ни тени испуга, он все воспринимал как должное. Он бегло, но с интересом оглядел каюту, потом и меня. Приподнял голову и спросил:

– Где это я?

– Не волнуйся, братишка, с тобою все в порядке и ты сейчас по прежнему на борту "Иглы".

– Мы уже на Земле?

– Нет. До Земли еще очень далеко.

– Далеко? Но ведь мне же говорили…

– Так уж получилось.

– Но кто вы? Я вас ни разу не видел… Нет, видел, но вот где?

– Ой, Сережка, Сережка. Я ведь так и думал, что ты меня не узнаешь. Ведь с тех пор для тебя прошла одна ночь, а для меня не один год.

Глаза Сережки округлились и, шумно вздохнув, он выпалил:

– Вик, Витька, это ты что ли?

– Все-таки узнал, братишка, узнал.

– Вик, сколько же лет прошло?

– Почти семьдесят.

– Семьдесят лет? Почему? Где мы?

– Мы далеко от Земли, далеко от Дивера. Все сложилось крайне неудачно. "Игла" попала в аварию, экипаж оказался облучен и неизлечимо болен. Они сейчас в анабиозе, все кроме Рикста, он погиб.

– Но ты, почему ты звездолетчик? Где другие люди? Почему меня не будили столько лет?

– Не надо так волноваться, Серег, я все тебе объясню.

Я рассказал ему, что анабиозные полукапсулы, в которых оказались все люди с Дивера, были одноразовыми, без возможности пробуждения на борту звездолета. И только мне случайно не досталось такой капсулы. Ничего не скрывая, я рассказал, что было со мной на "Игле", как я вел ее к звезде, которую назвали Золотистой, как попал еще в одну аварию, познакомился с Рэем, про свое "Высшее звездное", о том, как добрался до Золотистой, нашел планету Лата, населенную людьми, почти в точности такими же, как мы. И этот мой рассказ занял времени почти что до половины ночи. Сережка постоянно меня переспрашивал и просил рассказывать дальше. Но после очередной такой просьбы я остановился:

– Сереж, погоди. Знаешь, сколько сейчас времени?

– Не-а.

– Глубокая ночь, и тебе пора спать.

– Но я совсем не хочу, я наверно весь день спал.

– Нужно.

– Вот бы не подумал, что Вик будет когда-то загонять меня спать. Я ведь и в самом деле ничуточки не хочу.

– Ну и что с тобой делать… Хорошо, будем считать, что уже началось утро.

– Хорошо, будем считать.

– Но если днем тебе сильно захочется спать, я тебе этого не дам.

– И не надо. Давай, рассказывай дальше.

– Сережа, тебе это кажется просто историей с приключениями, для меня же это жизнь… Вот что, если уж договорились, что сейчас утро, тогда поднимайся.

Сережка в ответ только потянулся под одеялом, которое мне пришлось с него сбросить.

– Поднимайся, поднимайся. И марш в душ.

– Раскомандовался, - немного обиженно сказал Сережка, поднимаясь.

– Привыкай.

– А куда ты дел мою одежду?

– Никуда не девал. Она наверно там, где ты ее оставлял.

– А что я, безо всего в душ пойду?

– Иди, иди, здесь нет никого, кто бы тебя увидел.

– А где он, этот душ?

– Пойдем, провожу.

Я показал ему душ и сказал, что он может особо не торопиться. Сам же тем временем спросил у Рэя, не знает ли он, куда подевалась сережкина одежда.

– Мог бы заказать стандартную - полетную игловскую.

– Не сразу. Да и мне самому хочется увидеть его таким, как в тот последний день на Дивере, а то я уже успел забыть.

– Найдешь в основании полукапсулы в медотсеке, если конечно она сохранилась за семьдесят лет.

Одежда вопреки последним словам Рэя, сохранилась так, как будто была положена только вчера. Впрочем, не особо рассматривая, я забрал ее вместе с пластиковым мешком и, зная сережкины привычки, поспешил к нему. Сережка естественно уже был готов и слегка обалдело разговаривал с Рэем, не желая верить, то тот не человек. Впрочем, как только я вошел, этот разговор оборвался сам по себе. Я кинул Сережке пакет:

– Вот нашел, одевайся.

– Ага, это она, - сказал Сережка, вытаскивая одежду, - только трусов нет.

– Они на тебе оставались, - сказал Рэй, - пришлось разрезать. Возьми другие.

С этими словами открылась дверца выдачи. А через минуту Сережка был уже одетый в брюки и куртку из эластичной ткани. Правда, из-под короткой куртки высовывался сзади подол рубашки. Улыбнувшись, я поманил его к себе, а когда он подошел, молча заправил ему рубашку и поправил куртку. Потом достал расческу:

– Расчешись, а то выглядишь как пугало.

Сережка подчинился, но при этом рассказал хорошо известную мне историю о том, что если он будет выглядеть аккуратным и прилизанным, то все знакомые этого испугаются сильнее. Закончив, он отдал мне расческу и спросил:

– Ну и что теперь?

– Теперь намного лучше.

– Я не то сказал. Куда теперь?

– Завтракать.

– Пойдем.

По пути в столовую Сережка взял меня за руку, но почти сразу же отшатнулся.

– Испугался чего-то? - спросил я у него.

– Вик, ты какой-то чересчур взрослый. Я не могу поверить.

– Не можешь - не верь, но это, к сожалению так.

– К сожалению?

– А к чему же еще.

– Ты наверно забыл, как мы хотели побыстрее стать взрослыми.

– Этого все хотят в свое время, или почти все. Но, в конце концов, все взрослеют, детства же не дано вернуть ни одному человеку. Так что не желай особенно этого, это придет само по себе, и назад дороги не будет.

– Вик, а сколько же тебе сейчас лет?

– Двадцать два стандартных, биологических.

– Двадцать два?

– А что тут такого удивительно, я тоже был в анабиозе.

– А выглядишь ты…

– Ну и как я выгляжу? Как тот старик из твоего сна?

Сережка кивнул, но потом только рассмеялся и снова взял меня за руку. Ладонь у него была горячая.

После завтрака, а время уже и действительно приближалось к утру, я показал Сережке корабль. Точнее говоря: что и где здесь расположено. Мы нигде подолгу не задерживались, разве что в рубке, где по моей просьбе на экране показался Рэй, и они с Сережкой несколько минут потратили на изучение друг друга. Собственно говоря, Рэю это было уже ни к чему, но он изображал собой человека, как мог тщательно. Потом они довольно мило поболтали о каких-то пустяках. Я же в это время сидел в командирском кресле и боролся с желанием немедленно выйти из свернутого пространства. Желание то затухало от страха увидеть мертвую планету, то снова нарастало. Но еще сильней я боялся оказаться на планете, по каждому уголку которой прошли вакцы, неся за собой свой порядок. Но наконец-то Сережка закончил болтать с Рэем, подошел ко мне и, толкнув рукой в бок, сказал:

– Пойдем туда, к тебе, и ты все дорасскажешь.

– Ну что же, пойдем, но всего рассказать тебе я не смогу.

В каюте Сережка сразу же избавился от куртки и ботинок и с ногами (от меня перенял эту привычку) забрался в кресло. Я же лег на кровать, но продолжать рассказ не торопился.

– Вить, ты выглядишь так, будто тебя сперва прибили, а потом, не спросив разрешения воскресили.

Я только усмехнулся:

– Это и было почти что так. Слушай, что было дальше.

Я рассказал ему про начавшуюся на планете ядерную войну, про мою высадку сюда, про пустыню Черных Камней и ее загадку, про свой визит на местный космодром и встречу ядерными ракетами, про мое знакомство с латянами, про Ива Альись, генерала, Ога Веньись, про спасение отрезанных от планеты космонавтов. Про смерть Ива, мой визит в Гэзд, встречу с вакцами. Про Рива я рассказывал долго, про Рива и все то, что было связано с его присутствием на "Игле". Рассказал про освобождение Алька, про Яса и его тайну. Про Нисли и Нока и нашу поездку в Тальгир.

Пока я рассказывал, Сережка перебрался из кресла на кровать и устроился у меня под боком. Рассказывая о поездке в Тальгир, я заметил, что он меня уже не слушает, а только мирно посапывает. И я этому даже слегка обрадовался - не придется рассказывать о Ваке, а потом я смогу отделаться парой слов.

Будить Сережку я не стал, тем более что у меня самого голова стала тяжелой. Наверно с полчаса я лежал, глядя на Сережку, а потом и сам уснул. И мне приснился один из тех многочисленных, связанных с Ваком кошмаров, самой кошмарной частью которых было то, что я снова в Ваке.

На этот раз я снова увидел Визгливого, который все монотонно бубнил своим противным голосом, что я должен согласиться. Я намертво привязан к стене, но не цепями, а широкими тетралитовыми полосами, а над кипящим маслом висит… Сережка. Я кричу, что согласен на все, бьюсь, но это ничего не меняет… И я просыпаюсь от того, что Сережка отчаянно трясет меня за плечо.

– Вик! Что с тобой!? Вик!

Я с трудом возвращаю себя к реальности и корчу у себя на лице какое-то подобие улыбки, вероятно выглядящей со стороны как оскал.

– Ничего, Сережка, это у меня просто страшный сон.

– Ничего себе сон, - Сережка понемногу тоже приходил в себя, - одеяло почти что в клочья пустил, меня чуть не придавил.

– Это все от того, что я снова все вспомнил о шести годах на Ваке. Это страшно, Сереж, даже очень страшно. Наверно намного легче просто умереть или сойти с ума. И, пожалуйста, ничего не расспрашивай об этом, этого лучше вообще не знать.

– Вик, по-моему тебе нужно обратиться к врачам.

– Я это знаю, но вот только где здесь взять врачей, один только Рэй за всех. Сереж, нажми, пожалуйста, вон ту голубую клавишу на терминале.

Сережка тут же подскочил к столу и почти что ударил по этой клавише. На экране тут же появился Рэй:

– Вызывали, командир?

– Да, похоже что у меня все начинается снова. Будь трижды проклят этот самый Вак.

– Я уже знаю.

– Ну и что предложишь?

– А что ты хочешь.

– Ты говорил про тот вариант для меня.

– Я говорил и про риск.

– А где его нет, риска то… Просто я так больше не могу. Ну а в самом крайнем случае останется Сережка, и вы сможете все начать с самого начала.

– Что начать? - это спросил Сережка, - И куда ты собрался?

– Помолчи пока, Сергей. А ты, Рэй, давай выкладывай все.

– Хорошо. Слушай. Единственный способ подавить в тебе синдром Вака - это снова сделать тебя пятнадцатилетним и одновременно обострить всю довакскую память.

– Рэй, это же просто невозможно.

– Командир, разве бы я стал предлагать тебе сделать невозможное? У меня было время все это просчитать и промоделировать. И я говорю, что смогу сделать такое с тобой. Но после неудачи с оживлением Сергея, я определяю твой шанс как один из двух… В какой то степени я экспериментировал на себе - поэтому я сейчас такой вот "Мальчишка".

– Будь мой шанс еще более маленьким, я бы все равно согласился. Итак, что нужно подготовить и когда начнем.

– Особо ничего готовить нет необходимости. Можно использовать тот контейнер-"Бочку", которую сделал для тебя Рив шестьдесят лет назад, нужно только немного дооснастить его и установить на место в операционной. Начать же вполне возможно уже через пару дней.

– Так и решим.

– Ясно, командир, - сказал Рэй и отключился.

– Вик, о каком риске вы говорили? - Сережка сделался крайне взволнованным.

– В случае неудачи меня просто больше не будет.

– Это как понимать, значит я останусь один? Нет, я не согласен.

– Сережа, пойми, если все оставить как есть, я или сойду с ума, или стану полностью бесполезным человеком… По-моему, лучше быть одному, чем в компании сумасшедшего… Ну а если все будет хорошо, а я почему-то верю, что все будет хорошо, тогда я наконец-то снова стану самим собой, таким, какого ты меня знал.

– Но ты же сам говорил, что в детство обратной дороги нет.

– Но мне ее предлагают… Я верю Рэю, он не ошибется.

– Но если… если тебя не станет, я ведь сойду с ума от одиночества.

– Рэй о тебе позаботится, постарается сделать из тебя человека. Одиночество - это не так страшно, как кажется, я через это уже прошел.

– И превратился в полусумасшедшего.

– Не из-за этого, Сережа, не из-за этого. А из-за Вака и самого себя.

– Вик, ну хотя бы тогда мы можем выйти из кокона и узнать что же там, снаружи.

– Можешь не верить, но я боюсь, просто-напросто боюсь. Пусть Рэй сначала меня прооперирует. Может быть тогда у меня не будет этого страха.

– А если тебя не станет?

– Тогда ты сам останешься за командира и будешь решать сам.

На подготовку ушло, как и считал Рэй, два дня. Все это время Сережка сторонился меня, предпочитая общество Рэя, с которым много разговаривал в тайне от меня. Да и я не стремился искать его общества, понимая, что стал ему неприятен и, не желая усугублять этого.

В день перед операцией я написал на всякий случай письмо Сережке, спрятал его вместе с электронным ключом в угол шкафа и попросил Рэя позаботиться об этом. Потом позвал сережку. Он отводил глаза в сторону, и я не стал ничего говорить, а просто поставил его между колен, взял за локти. И он все понял, пару раз всхлипнул, на пару секунд прижался ко мне, а потом вырвался и убежал куда-то. И я не стал его задерживать и звать, зачем.

Я не торопясь обошел корабль, ловя себя на мысли, что прощаюсь со всем этим, потом направился в медотсек. Снял форму и аккуратно повесил ее, хотя в любом случае мне ее больше не одевать. Прошел в операционную, спросил у Рэя о его готовности и, получив утвердительный ответ, забрался в контейнер, который сразу же закрылся, отрезав меня от мира света и звуков. Я расслабился и почувствовал, что и сам медленно погружаюсь в вязкую темноту, из которой можно выйти, только став совершенно другим…




Пробуждение было резким и стремительным, как лучи света, ударившие в мои глаза. Контейнер медленно открывался в яркий и живой мир, каким мне в этот момент представилась операционная. Я сразу же почувствовал большой прилив энергии и легкость во всем теле. Не дожидаясь ничего и никого, я выскочил из контейнера, и чуть было не упал - координация движений снова нарушена. Но и этому я нисколько не огорчился, потому что знал, что это пройдет, и притом весьма скоро. Я оттолкнулся от стены и сделал пару шагов по направлению к двери.

В этот момент дверь распахнулась, а на пороге стоял Сережка, ставший для меня сейчас почти что обычным. Увидев меня, он сначала почему-то замер, хлопая ресницами. Я тут же передразнил его. Он улыбнулся, сначала немного нерешительно, а потом вовсю.

– Получилось, Витька. Теперь-то ты настоящий Витька.

Я вытянул вперед руку, а он, быстро подойдя, хлопнул своей ладонью о мою, в принятом у нас приветствии. Правда от этого я закачался и тут же оперся о его плечо.

– Пойдем, Рэй сказал, что тебе сейчас нужно в душ.

– Рэй, почему тебя не слышно?

– Отстаньте, я устраиваю себе выходной день.

– Отстаем, но ненадолго, - сказал Сережка, подхватывая меня за локоть, - пойдем, Вить.

В душе я поборол желание сразу же посмотреться в зеркало, повернулся к нему спиной и забрался в кабинку. Сережка тут же последовал за мной - это наверно Рэй хорошо насоветовал ему подстраховывать меня где угодно. И я тут же об этом спросил:

– Это тебе Рэй посоветовал - везде следовать за мной?

– Дурак ты, Витька. И не просто дурак, а трижды дурак.

– Да? А я не знал, - дурашливо сказал я и, отступив в сторону, включил ледяной душ.

Сережка тонко взвизгнул и упал. Я уж было испугался, но не тут то было. Он ухватил меня за ноги, и я сам оказался под этим душем, а Сережка с улыбочкой замер в углу. И тогда я, как не раз такое делавший с Сережкой еще на Дивере, закрыл сток воды и уселся на него, не давая Сережке его открыть. Но он сейчас и не попытался этого сделать, а просто дотянулся до рычажков и сделал воду нормальной:

– Поплаваем.

– Тут и места-то почти нет.

– Побольше чем даже в вашем душе, ну на Дивере.

– Раза в полтора

– Ну а бассейна-то тут все равно нет.

Тут я очень ярко вспомнил, как мы с Сережкой устроили бассейн из душа в нашей подземной квартире. Это было через два года после скачка, мне тогда было девять лет, а Сережке семь. Мы тогда только заняли эту квартиру, а пришедший на это через день посмотреть Сережка первым делом удивился размером душа и предложил устроить бассейн, что мы сразу и сделали. А потом так увлеклись этим, что забыли о времени. А Сережку пришла искать тетя Лина. И ни о чем не подозревая, открыла двери душа, которые мы не удосужились заблокировать. Вода естественно хлынула прямо на нее… Тогда нам здорово досталось за учиненное в квартире наводнение…

– Сережка, я вспомнил, как мы первый раз плавали у меня в душе, - сказал я, не сдерживая смеха.

– Помню, помню, - Сережка тоже засмеялся, - особенно хорошо - как вода смыла маму с порога и как она потом хлестала нас по спинам мокрым халатом… Ну ладно, а то развоспоминались чересчур.

– Ладно, так ладно, - сказал я снова дурашливо, а в следующий момент нырнул, ухватил Сережку за ноги и, утянув на пол, ставший дном, уложил на лопатки. Сережка вытянул руки, показывая, что сдается, и мы тут же всплыли.

А когда мы уже выбрались из душа, я понял, что координация движений вернулась ко мне если и не полностью, то большей частью. Сейчас я не удержался и посмотрелся в зеркало.

Оттуда на меня посмотрел хорошо знакомый, когда-то полузабытый, а сейчас снова ярко о себе напомнивший мальчишка с голубыми глазами, слегка вздернутым носом и легкой улыбкой на губах. Вот только мускулатуры стало немного поменьше, чем у прежнего Вика с Дивера, да еще волосы остались бесцветными (говорить, что полностью седыми - было сейчас неуместно и даже нелепо). Сережка заметил, что я рассматриваю, и, слегка усмехнувшись, сказал:

– Рэй оставил тебе этот цвет на память о том, что с тобой было, так он сам сказал, но, по-моему, ему было просто неохота возиться с такими мелочами. К тому же я думаю, что этот цвет тебе неплохо подходит.

– А что, совсем неплохо, я тоже так считаю.

– Только вот стрижка - три недели от нуля, - Сережка намекал на то, что волосы у меня представляли собой короткий ежик.

– Ничего, вырастут, и притом довольно быстро.

– Ладно, вытираемся, одеваемся и идем завтракать, нет, точнее уже не завтракать, а обедать.

Как оказалось, Рэй уже приготовил для меня одежду по моему новому размеру. И это оказалась не форма, а тренировочный костюм черного цвета, сильно оттеняющий мою бледность. Но я, как ни странно, остался его выбором даже доволен.

На обед у меня оказалось только одно блюдо - совершенно безвкусный коллоид, но тем не менее я съел его с удовольствием и даже попросил добавки, в которой Рэй мне оказал. После еды мы с Сережкой немного отдохнули, а потом он буквально заставил меня заняться тренировками.

– Вот посмотришь, я тебя загоняю, - бросил он мне вызов, который я естественно принял:

– Еще посмотрим кто кого.

– Посмотрим.

Я, несмотря на перенесенную операцию, а по правде наверно благодаря ей, чувствовал себя прекрасно и был полон сил. Но и Сережка, хоть и младше он меня, был тоже с Дивера, а значит крепким парнем. В общем, к вечеру мы загоняли друг друга почти до полного изнеможения. Но от этого сделались веселыми, быстро проглотили ужин и, подтрунивая друг над другом, направились в мою каюту. Но едва мы переступили порог, Сережка сделался серьезным, что правда не помешало ему развалиться на моей кровати, а мне расположиться рядом.

– Вить, тут за те сорок дней, что тебя не было, Рэй мне много рассказал и показал. Вот эти ребята-латяне, что были здесь, они ведь все нормальные люди, получше многих, с кем мне приходилось общаться.

– С плохими я и не стал бы сближаться.

– Да я не об этом… Ведь наверняка хоть кто-то из них остался жив.

– Я хочу в это верить. Но после всего, что произошло на этой планете, это стало маловероятным.

– Ну а я так не считаю.

– Не знаю я, Сереж… Вот сейчас мне показалось, что хоть это и маловероятно, но они живы. Но…

– Что но?

– Рив обещал, что если все будет хорошо, он обязательно найдет меня. А он не такой человек, который мог бы дать пустое обещание.

– Ты думаешь, что так просто найти укрытый в коконе корабль?

– Рив это уже проделывал однажды.

– Нужно просто выйти из кокона и все проверить.

– Нужно, обязательно нужно. Но я все еще боюсь.

– Увидеть худшее?

– И это тоже… Боюсь за "Иглу" и за тебя, Сережка, тоже боюсь.

– Ну уж за себя я как-нибудь побоюсь сам… Ну даже если эти самые вакцы победили, ну ведь можно же найти и нормальных людей. Хотя бы тех, кто о тебе знает.

– Они уже пожилые люди, - Сказал я, ловя себя на том, что не добавил при этом слов: "Если они живы".

– Вот еще, разве в шестьдесят лет - старики.

– Им всем уже за семьдесят - восемьдесят… А знаешь, чего я сейчас боюсь больше?

– Того, что выйдя из кокона, мы тотчас же окажемся под прицелом, если не под огнем.

– Угадал. Поэтому поспешно рисковать я не намерен.

– А чего нам еще ждать и сколько мы сможем ждать?

– И это тоже так.

– Но ты просто не можешь решиться. Не подумал бы, что трус может стать звездолетчиком.

Вообще-то в ответ на эти слова мне полагалось или обидеться или оправдываться, но я отлично знал, что с Сережкой такие штучки не пройдут. И я на него не обижался, но и не заметить этих слов тоже было нельзя. Я повернулся, быстрым движением прижал Сережку к кровати и тут же устроился на нем верхом, требуя немедленной капитуляции. Но Сережка сумел извернуться, и я вместе с ним загремел на пол. Сережка не желал сдаваться и вовсю пользовался тем, что я еще не полностью оправился после операции, и мы получались почти что равны по силам. Но минут через пять этой возни я все-таки одержал верх, и Сережка со смехом принял свое поражение, но почти тут же сказал:

– Этим ты хочешь сказать, что ты все-таки не трус?

Усмехнувшись, я взлохматил ему волосы:

– Да, я трус, ну и что из этого. Хотя правильнее это назвать немного не так. Я боюсь снова подвергать опасности то, за что я отвечаю.

– Я всегда думал, что звездолетчики не должны ничего бояться.

– Я тоже думал так когда-то. Но теперь не думаю, а знаю, что тех, кто не боится ничего, нельзя и близко подпускать не то что к звездам, но и к другим людям.

Я поднялся, поправил на себе костюм, посмотрел на Сережку, который сейчас глядел на меня немного виновато.

– Извини, - сказал он.

Я ничего не ответил, а только протянул ему руку. Сережка ухватился за нее, а я, потянув, поставил его на ноги. Потом подтолкнул его в сторону кровати. Сам же сел в кресло:

– Вот что. Из кокона мы выглянем через десять дней - местных полмесяца. Из них пять первых дней - отдыхаем и немного готовимся, а пять последних - готовимся и немного отдыхаем. Понятно?

– К чему готовимся?

– К тем неприятностям, которых вполне можно ожидать.

– А почему первые пять - отдыхаем?

– Потому что я так хочу. Ко мне как-никак вернулось детство, и я хочу этим насладиться, насколько возможно.

Глава вторая: Чистое небо

Следующий день мы с Сережкой начали с весьма продолжительной зарядки, которая закончилась тем, что мы принялись гоняться друг за другом по коридорам и переходам - это была одна из весьма популярных игр диверианских мальчишек из подземного поселка. И именно за этим занятием нас настиг пульсирующий и давящий на уши вой сирены. Услышав его, Сережка замер с неподдельным испугом на лице. Я же схватил его за руку и выдавил:

– За мной, в рубку, быстрее.

Мы побежали, и Рэй, отметив это, приглушил сирену, но ничего дополнительно не сообщил. Мы влетели в рубку и упали в кресла.

– Рэй! Что произошло? - тут же выпалил я.

– Снаружи, в непосредственной близости от кокона, находится человек.

– Кто?

– Знал бы кто, сказал бы.

– Рив?

– Нет.

– Откуда ты это можешь знать?

– Знаю.

– Незнакомый?

– Не уверен. Нет… это невозможно.

– Ты его знаешь?

– Вик, откроем кокон. Возможно я ошибался раньше, но не сейчас. Опасности нет.

– Ты так считаешь?

– Я уже почти полностью в этом уверен. Какие будут приказы, командир?

– Далеко этот человек от корабля?

– Расстояние вполне безопасное.

– Хорошо, приготовиться к выходу из кокона.

– К выходу готов.

– Отсчет с десяти.

– Десять, девять, восемь…

В этот момент я непроизвольно напрягся, ожидая увидеть перед собой замерзшую планету под покровом небесного мрака.

– …семь, шесть, пять, - считал Рэй, а на экране огненными кривыми зажигались эти цифры.

Я глянул на Сережку и заметил в нем одно только сплошное любопытство, похоже он ничего не боялся. И глядя на него, я невольно расслабился, будучи готовым спокойно встретить что угодно.

– …четыре, три, два, один, выход, развертка.

Корабль ощутимо вздрогнул, и на экранах мгновенно развернулось изображение мрачной пустыни, но я смотрел не на него, а на чистое, безоблачно-голубое небо и льющийся с него солнечный свет. Тут было бы невозможно не понять того, что Рэй действительно ошибался, рисуя перед нами мрачную картину. Вот оно солнце, такое яркое и живое. Вот оно небо, без малейшего намека на ядерный мрак. Значит все хорошо, добро победило зло и изгнало его из небес. Планета жива, и на ней живут люди, которые смогли вернуть ее к жизни. В этот момент я забыл обо всех своих страхах, настроение у меня стало просто прекрасным, и я наверно даже был готов запеть, хотя вообще никогда такого не делал. Но тут заговорил Сережка.

– Вить, смотри, и в самом деле человек.

И действительно, на экране, выступив из-за камней, показалась человеческая фигурка. Рэй вывел на один из вспомогательных экранов его приближенное изображение. И я невольно присвистнул, потому что это вне всяких сомнений был мальчишка, не успевший еще полностью вырасти. Одет он был в светло-серый мешковатый комбинезон. За плечами солидный по размерам рюкзак на блестящей раме. Голову прикрывает блестящий шлем, а верхнюю часть лица пластинка из темного стекла. Повернув голову в сторону звездолета, он издал какой-то возглас, бросил свой рюкзак на камни и побежал к "Игле", ловко перепрыгивая через камни и трещины.

– Кто он? - спросил я у Рэя.

– Не знаю, но похоже, что для нас он не чужой.

– Впустим?

– Решать тебе.

– Впустим. Иду встречать.

– Я с тобой, - вскочил из кресла Сережка.

– Жди здесь. Рэй тебе все покажет.

Сережка хотел было еще что-то сказать, но я взял его за плечо и усадил обратно, после чего он послушно обмяк.

Я опустился до шлюза в ангаре. Надел на себя скафандр.

– Где он?

– Уже возле опоры, но не первой, а второй.

– Хорошо, я выйду.

Лифт быстро опустил меня вниз, и я сошел по еще разворачивающемуся передо мной трапу. Гость сразу же увидел меня, немного помялся, а потом медленно пошел ко мне. Я пошел ему навстречу.

Не доходя друг до друга пару шагов, мы одновременно остановились. Я должен был что-то спросить или сказать, но мне так и ничего не приходило в голову. У гостя, как я понял, была такая же проблема. И я решил ее настолько просто, насколько мог. Я протянул ему руку, как это было принято на Лате ладонью вперед. Гость, промедлив только долю секунды, резко поднял руку и приложил свою ладонь к моей. Другой рукой я указал на опору с лифтом. Гость же только кивнул. Он пошел следом за мной, без малейшей боязни вошел в кабинку лифта, который тут же поднял нас до ангара. Я отстегнул от скафандра шлем, взял его в руку и повернулся к гостю.

– Виктор? - сказал тот полувопросительно. А добавил уже вполне утвердительно, - капитан Стрельцов.

Я кивнул в знак согласия, и тогда он снял свой шлем. Слипшиеся и пропыленные светлые волосы, слегка вытянутый овал лица, шелушащаяся кожа на переносице, губы, готовые расплыться в улыбке. И глаза, большие и слегка изумленные. Как только я посмотрел ему в глаза, он их сразу опустил, но я успел заметить, что глаза у него голубые!!!???

– Может быть, представишься, - сказал я на языке Аивера.

– Рэй, - негромко сказал он, по-прежнему не поднимая взгляда.

Его сходство с Рэем я заметил, но только тут понял, насколько оно велико, особенно если не считать светлых волос и слегка отливающей серым кожи. Наверно я издал в этот момент какой-то возглас, потому что он сразу же посмотрел на меня и представился полностью:

– Рэй Стрельцов.

– Не понимаю, - вырвалось у меня.

Он же только улыбнулся:

– Я и сам наверно не до конца понимаю, - сказал он на языке Земли, но с ощутимым акцентом, - но это так. Потому что мой отец - Вик Стрельцов, ваш сын.

Я почти сразу же взял себя в руки:

– Ну что же, если это так, то мой дом, - я провел рукой вокруг, - тебе не чужой. Чувствуй себя как дома… Рэй!

– Да, - тут же отозвался мальчишка.

– Я зову другого Рэя. Рэй!

– Слушаю, командир, - донеслось из динамиков, и я отметил значительное сходство голосов.

– Проверь нас на радиогрязь.

– Ты, командир, чист. На госте же имеется. В пределах не представляющих опасность, но все же я рекомендую принять дезактивационный душ и сменить одежду.

Я посмотрел на мальчишку. Он кивнул:

– Тут кругом кратеры, нахватался, - он достал из кармана небольшой приборчик и, посмотрев на него, добавил, - Почти что месячная доза за день.

– Пройдем сюда, - я указал на выход в душ, а когда он прошел в него, - оставь свою одежду вот здесь.

В этот момент над другой дверцей зажегся зеленый сигнал. Я заглянул туда и увидел два комплекта одежды. Оба - игловская форма, но одна с погонами младшего капитана, а другая без знаков различия.

– Это, надо полагать, для тебя, а это для меня. Да не стой ты, а раздевайся и двигай в кабинку.

Сам я принялся стягивать с себя скафандр, который следовало так же отправить на чистку. Мальчишка тем временем быстро выскользнул из своего комбинезона, сбросил одежду из какой-то многослойной ткани. Не успел я еще разобраться со скафандром, а он уже забрался в крошечную кабинку спецдуша. Оказавшись в ней, он даже слегка взвизгнул, когда вода ударила по нему со всех сторон. Он даже рванулся назад, но дверь не пошевелилась.

– Не откроется, - сказал я, - пока полностью тебя не отмоет.

– А это долго?

– Части три, не больше.

– Десять минут.

– Около того. Я тебя дождусь снаружи.

Едва я успел закрыть за собою дверь, как услышал из динамиков внутренней связи Сережку:

– Витька, я совершенно ничего не понимаю, а Рэй не хочет мне объяснять. Кто этот парень? Что он сказал про твоего сына? Разве у тебя есть сын?

– Погоди, Сереж, дай мне самому хоть немного разобраться… Это было связано с Ваком, и я тебе не рассказывал… Рэй!

– Ну, что еще?

– Расскажи ему все, ты ведь это не хуже меня знаешь.

– Ну, вот еще, сам расскажешь.

– Не могу я… И когда.

– Ну, будь по-твоему, но потом не обижайся.

– Не буду я обижаться. Только пока отвяжитесь от меня на какое-то время.

Динамики умолкли, а я начал прохаживаться взад и вперед по короткому коридорчику перед ангаром, упорядочивая свои мысли. Итак, получается, что тот мальчишка Вик тогда и в самом деле уцелел, выжил и не отрекся от своего имени. И у него есть сын, носящий имя Рэй. Ни о какой подделке не может быть и речи… Но что произошло и происходит сейчас на планете? Что с Ривом и его обещанием обязательно найти меня? Эти, и еще множество других вопросов пока остаются без ответа.

Рэй сейчас наверняка на всю катушку занят сбором информации. Но на анализ и сопоставление даже ему потребуется время, как минимум несколько часов. Ну что же, постараюсь обойтись пока без его помощи. Сейчас, сразу, нужно поговорить с этим парнем (если тот Вик-мальчишка мог бы быть мною, моим братом или сыном, то кем мне приходится этот - не знаю) и желательно наедине, без Сережки, Рэй и так все слушает.

Мне показалось, что прошло много времени, но, глянув на хронометр браслета, я понял, что ошибаюсь. Но я все-таки заглянул в душ. Мальчишка уже выбрался из кабинки и энергично вытирался полотенцем. Он глянул на меня и сказал:

– Я уже скоро.

– Не торопись, я жду.

Я прикрыл дверь и привалился к стене, мысленно проигрывая вопросы, на которые я хочу получить ответы. Но всех вопросов я продумать естественно не успел, потому что он и оделся очень быстро. Когда он появился на пороге, я бросил на него долгий оценивающий взгляд. Ростом он не намного ниже меня, но в плечах поуже и сам потоньше. Волосы, которые сейчас небрежно причесаны, светлые, но не такие, как у меня сейчас, и не такие, как были у меня раньше, а со слабым пепельным оттенком. А вот глаза такие же голубые, как и у меня. Присмотревшись повнимательнее, я уловил в нем еще несколько явно моих черт. И я не мог считать его чужим или относиться к нему, как к чужому. И еще мне почему-то захотелось взять его за руку. Помедлив еще пару секунд, я протянул ему руку. Он понял, чего я хочу, и тут же подал мне свою.

– Пойдем, Рэй, мы должны поговорить.

– Я знаю.

Он больше ничего не сказал, пока я не довел его до своей каюты. На пороге он остановился и, хлопая глазами, посмотрел на белую ньюрианскую розу.

– Это цветок с планеты Ньюр, - сказал я.

– Ага, - кивнул он, - я знаю, - у деда точно такая же, но цветы алые. Бабушка рассказывала, что вы ее ей подарили, а у вас осталась белая.

– Погоди, погоди. Кто твой дед?

Он посмотрел на меня так, словно удивлялся моему незнанию, но тут же спохватился и, улыбнувшись, сказал:

– Отца моей мамы зовут Риверит Альись.

– Так ты внук Рива?

– Но и ваш тоже.

– Да, прошло шестьдесят лет, - я не стал говорить о том, что его утверждение справедливо только с определенной натяжкой. Уж если ему хочется так считать, то пусть считает, не буду возражать. - Но давай договоримся сразу, если ты считаешь меня старым, то глубоко ошибаешься.

– Вы старше деда Рива, он сам говорил… Но если честно, то выглядите вы только немного старше меня. Хотя мне только тринадцать лет.

– Это четырнадцать стандартных земных.

– Да нет, тринадцать земных. Ведь я же наполовину землянин и расту быстро.

– Похоже даже, что очень быстро… Ну да ладно, внук, не стой на пороге. Проходи и садись где удобнее, - сказал я и подтолкнул его в плечо.

Мальчишка вошел и осторожно сел на краешек кровати. Я сел в кресло и повернулся лицом к нему.

– Ты наверно понимаешь, что мы должны серьезно поговорить.

Он кивнул и сказал:

– Я знаю.

– Что ты знаешь обо мне: кто я, откуда и что занесло меня на эту планету?

Он снова кивнул:

– Дедушка Рив мне это рассказывал, и не один раз, еще когда я маленьким был. - И он вкратце рассказал почти всю мою историю, немного приукрашенную, но в целом правильную. И вопреки моим ожиданиям, он был осведомлен и о моих злоключениях в Ваке. Закончив, он спросил, словно бы требуя подтверждения. - Это все и в самом деле так?

Я слегка улыбнулся и сказал:

– По сути неправды тут нет, но и всей правды тоже. Ты что, и в самом деле считаешь меня героем?

– Это не один я считаю, все так считают.

– Я не считаю.

– А как вы тогда считаете?

– Дураком себя считаю, нарушителем инструкций и никудышным командиром-звездолетчиком.

В ответ на это он засмеялся.

– Я так и думал, что вы такое примерно скажете. Я вам рассказал то, что узнал о вас от деда, но вы наверно даже не представляете, каким безупречным вас описывает История.

– Никогда бы не подумал, что стану достоянием истории. Ну да ладно, историю всегда можно исправить… А сейчас, прежде чем задавать тебе вопросы, скажу, что тогда я все-таки сумел поднять корабль, но на очень короткое время. Сел же по сути дела только чудом.

– Я это уже понял. Ведь сейчас "Игла" в двух сотнях километров от прежнего, всем известного места.

– Рэй, я просто сгораю о нетерпения узнать обо всем, что произошло на Лате за эти шестьдесят лет.

– Извините, пожалуйста, но я ведь не готовился к этому. Мне не шестьдесят лет. И историю я наизусть не учил, наверно только самое главное и помню. Так ведь вы же сейчас не в коконе. Позвоните деду, он ведь так хочет вас увидеть, но уже и надежду на это потерял.

– Еще успею, потому что не могу все сразу… То, что Рив жив, для меня сейчас гораздо важнее, чем то, что он может мне сообщить. Я же пока хочу узнать то, что ты сможешь мне сообщить.

– Извините, если я что-то забуду.

– Мне интересно все. А особенно то, что связано с твоей семьей.

– Ну, тогда хорошо.

Он задумался и никак не мог начать. Пришлось снова заговорить мне:

– Не стесняйся, Рэй, чувствуй себя свободно, здесь ты дома, и чужих здесь нет. Вон, сел на самый краешек, хотя надо бы вот так.

Я перебрался с кресла на кровать и устроился там с ногами, привалившись спиною к переборке. Глядя на меня, мальчишка заулыбался и, последовав моему примеру, сказал:

– Дед за такое поведение дома меня ругает.

– Когда-то его самого за такое ругали. Но я не буду, потому что на роль воспитателя нисколько не подхожу. Меня наверно и самого следовало бы кому-нибудь повоспитывать.

– Вас?

– Ну ладно, хватит этого вежливого тона. Я ненамного тебя старше, поэтому обращайся ко мне или по имени, или на ты. Договорились?

– Глянув на меня, он улыбнулся и коротко кивнул, потом снова сделался серьезным. Еще немного помедлив, он начал рассказывать:

– Шестьдесят лет назад произошла вторая война с Ваком. Все государства планеты объединились в союзе против него, и Вак был уничтожен полностью, не уцелел ни один вакец, и ни один их город-крепость. Проигрывая, они сами порывали себя, и этим нарушили равновесие коры. Сейчас острова Вак больше нет, он на дне океана. Из тех, кого вы знали, в той войне погибли: Орверит Ольньгись, Улверит Отьись, - после этих он назвал еще имена почти что двух десятков людей, которых я почти что и не знал. - Когда же война закончилась, дед долго искал вас, ну то есть тебя, ведь он дал слово, но найти он не мог, потому что искал не там. Тогда, как говорят, он даже чуть было не свихнулся. Немного позже нашелся мой отец. Где он скрывался после эвакуации с Вака, так никто и не знает.

– Я сам спрошу его об этом.

Он искоса глянул на меня и мгновенно помрачнев, сказал:

– Не спросите. Отец и мама погибли четыре года назад, - сказал он и умолк.

– Что с ними произошло?

– Мы тогда отдыхали на море. А там на берег какую-то гадость выбросило, еще с войны осталась. Весь пляж как будто туманом накрыло, а когда рассеялось - ни одного живого человека. - Я заметил, что на глазах у него даже слезы выступили. - Погибли все, кто там был. И я должен был быть там, но в последний момент убежал в город за мороженым. А когда вернулся - все было уже кончено… Это было так ужасно… - он отвернулся и несколько минут молчал, и я хорошо понимал его состояние.

Немного помолчав и успокоившись, мальчишка продолжил этот свой рассказ, но был еще более краток. Он рассказывал обо всем помаленьку, и из этого рассказа я понял, что на Лате уже больше нет государств, люди живут в целом неплохо и вот уже тридцать лет над планетой чистое небо. Узнал также и то, что Рив занимает какой-то немалый пост, что Нис умерла год назад. И еще что у Рэя есть старший брат, который по его словам чересчур взрослый и солидный. Окончив, он посмотрел мне в глаза и на этот раз не отвел взгляда, он словно бы спрашивал, доволен я его рассказом или нет. И по его виду можно было сказать, что рассказывать он не любит и не хочет.

– Ну а как ты попал сюда? - немного помедлив, спросил я.

Он тут же смутился. Но ответил без промедления:

– Пришел.

– Ну, это ясно, что не приплыл.

– Вообще-то прилетел, - сказав это, он сделался розовым, - угнал самолет, ну небольшой, одноместный. Только вот горючего не хватило… Просто я должен был попасть сюда… Да, я знаю, что поступил нехорошо, готов отвечать.

– Сколько дней заняло это твое путешествие? Уже пешком?

Он опустил голову и сказал:

– Почти четыре.

– И уж не думаешь ли ты, что тебя никто не потерял?

– Не думаю. Но я записку оставил, что отправляюсь сделать то, что должен сделать. Дед поймет… наверное.

– Я вот так не думаю. Но ничего, попробую этот вопрос уладить. Скажи лучше, как найти Рива?

– Найти?

– Я имею ввиду переговорить с ним.

Он без промедления назвал десятизначный номер. Я поднялся, и, подойдя к терминалу, вдавил голубую клавишу. И как только Рэй откликнулся, спросил:

– Слышал?

– Да. Нужна связь?

Я кивнул и добавил:

– Постарайся.

Прошла целая минута, и Рэй доложил:

– По этому номеру никто не отвечает.

– Понятно, - сказал я и посмотрел на мальчишку. Он назвал еще один номер, добавив:

– Это у него на работе. Ответят обязательно.

– Посылаю вызов.

Уже через пару секунд экран осветился, и на нем я увидел незнакомого мужчину, который представился:

– Третий секретарь Иноре. Что вам угодно.

– Мне угодно, - сказал я без паузы, - поговорить с Риверитом Альись.

– Кто вы?

– Капитан "Иглы" Стрельцов.

– Погодите, как вы сказали? Виктор Стрельцов с "Иглы"?

– Это я.

– Управляющего Альись нет, и сегодня не будет. Знаете ли, у него пропал внук.

– Знаю. Не можете ли подсказать, как мне все-таки отыскать Рива.

– Не имею представления… Хотя, подождите минуточку, не отключайтесь.

Экран погас, но Рэй тут же сообщил мне, что связь не прервана. Я укоризненно посмотрел на мальчишку, тот опустил голову и смотрел на пол. В это время на снова вспыхнувшем экране появился пожилой человек, лицо которого было изборождено глубокими морщинами, которые мало что оставили от того, кого я знал, но тем не менее, его я узнал сразу же.

– Здравствуй Нок, давно мы не виделись.

– Узнал все-таки, чертяка небесная.

– Трудно было бы не узнать того, с кем вместе провел столько лет. Но постарел ты сильно.

– Зато ты словно помолодел лет на десять-пятнадцать.

Я кивнул и сказал, что это не словно, а на самом деле.

– Честно говоря, завидую… Но почему ты пропал на столько лет?

– Непростая история.

– Ты еще ни с кем не разговаривал?

– Уже разговаривал, - я обернулся и жестом подозвал мальчишку к себе. Тот поднялся и, подойдя, встал рядом, правда так и не поднимая взгляда.

– Нашелся, - сказал Нок.

– Передай Риву, если сможешь, что эта личность находится сейчас у меня на "Игле", в полной безопасности.

– Передам, можешь не сомневаться. Ну а ты что молчишь, находка?

– Вы не верили, а я нашел Виктора. Вот так-то, дядя Нок.

– Вот окажешься дома, дед тебе всыплет по всем правилам.

– Не всыплет. Я ведь нашел Виктора. Да, дедушка? - он взял меня за локоть и коротко глянул в глаза.

– Да, свалился внучок, как снег на голову, - сказал я, усмехнувшись, - можешь не опасаться, беру тебя под свое покровительство.

– И намучаешься в этом случае, - сказал с экрана Нок, - потому что этот твой родственничек из крайне беспокойной породы.

– Я и сам наверно такой был.

– Ну, тогда понятно… Ну что же я все вокруг да около. Как ты, где пропадал столько долго?

– Спал в анабиозе шестьдесят земных лет, потому что меня никто не нашел. Вышел из него пару месяцев назад.

– Два месяца? И ты нашел в себе силы молчать?

– Я был введен в заблуждение Рэем, он хоть и супермозг, но тоже не безошибочен. И если бы он, - я положил руку на плечо мальчишки, - не появился здесь сегодня, продолжал бы заблуждаться, и еще какое-то время провел бы в свернутом пространстве.

– Ясно кроме одного, тебя ведь искали не один год.

– Не там искали, - сказал мальчишка, - на старом месте и по кругу в полтысячи километров. А "Игла" почти в тысяче километров оттуда, в районе четвертых "слепых кратеров"… Да вы не беспокойтесь, здесь сейчас не так уж и опасно, радиация есть конечно, но не так много.

– Вик, если ты не против, то мы сегодня же прибудем к тебе. Или лучше ты сам лети сюда, в Гэзд. Встречу на высшем уровне гарантирую.

– Благодарю, Нок, но пока все отклоняю. Если конечно Рэй не желает немедленно домой, - я посмотрел на мальчишку и сразу понял, что он не желает немедленного возвращения. - И пользуясь случаем прошу, чтобы пока нас никто не беспокоил. На вызовы "Игла" отвечать пока не будет, несколько дней. Визиты тоже пока нежелательны.

– Но, Вик, чем же вызвано такое твое недоверие к нам?

– Это не недоверие, - Сказал я, слегка улыбнувшись, - просто я еще не готов.

– Поистине странно звучат эти слова… Хот вообще-то такое право у тебя есть всегда.

– Об этом я как-то не думал. Ну да все равно. Я выберусь отсюда через несколько дней и увижусь со всеми, кто хочет меня увидеть. Но пока лучше чтобы никто нас не беспокоил.

– Ну что ж… Может быть, хотя бы поговоришь с Ясом?

Я только замахал руками, на что Нок сказал:

– Будь по-твоему, постараюсь все это организовать.

– Благодарю, Нок. До свидания.

– До скорого свидания.

– До скорого.

Экран погас, и Рэй показал на нем, что трансляция прервана той стороной. Я махнул рукой, и экран очистился.

Мальчишка взял меня за локоть и спросил:

– Почему ты хочешь изоляции?

– На это есть несколько причин… Но это только на несколько дней, не больше.

– Тебя что-то беспокоит?

– В основном не что-то, а кто-то. Собирайся.

Сам я присел на краешек кресла и быстро натянул ботинки. Мальчишка сделал то же самое и только после этого спросил:

– Куда?

– Сейчас увидишь. Я хочу тебя кое с кем познакомить. Уж если ты здесь, то без этого не обойтись.

Сейчас, когда мы вышли из каюты, мальчишка вел себя немного не так, в нем стало меньше той скованности, что еще была в начале, и гораздо больше откровенного любопытства, которое выливалось в вопросы, на которую я тут же отвечал, всю дорогу до рубки.

– Куда мы идем? - был последний вопрос.

– Перед нами рубка… Посоветую тебе сейчас ничему не удивляться чересчур. - Я улыбнулся.

– Я и так стараюсь.

– Заметно не очень.

В рубке, в центральном кресле сидел Сережка. Он развлекался, рассматривая на экране пустыню. Отдельные места вырастали во весь экран, потом снова удалялись. Он услышал наши шаги и тут же бросил это свое занятие, моментально развернулся, встав на кресло коленками и опершись локтями о высокую спинку. С легкой улыбкой посмотрел на нас. Немного задержал свой взгляд на моем спутнике, и без малейшего смущения сказал:

– Здравствуйте.

– Сергей, что за поза?

– Поза наблюдателя, - сказал он, но тем не менее поднялся с кресла и подошел к нам.

– Познакомьтесь, - сказал я, делая шаг в сторону.

Сережка тут же протянул руку и представился:

– Сергей, но лучше просто Сережка. А полностью Сергей Дайский. А если уж нравятся сокращения, можно и Серг.

– Рэй.

Они пожали друг другу руки, и Сережка тут же спросил:

– А как полностью?

– Рэй Альись Стрельцов.

– Длинновато, но неплохо. Вот что, Рэй, пойдем отсюда, а то Витька хочет переговорить, но смущен нашим присутствием.

Мальчишка кивнул, соглашаясь. Но я их тут же остановил:

– Погодите, знакомство еще не закончено, - я подошел к пульту и вызвал Рэя.

– Слушаю, командир.

– Не можешь ли ты появиться в более-менее сносном облике. Я хочу познакомить с тобой нашего гостя.

– Не уверен, что мой облик ему понравится из-за сходства.

– Какое в этом дело. Этот облик у тебя уже слишком давно.

– Хорошо, сейчас буду.

Одновременно с этими словами зажегся боковой экран с продолжением рубки. И там, в кресле уже сидел Рэй. Он был в форме "Иглы" и с такими же, как и у меня, знаками отличия младшего капитана. Он без всякого промедления поднялся и представился:

– Я ЦНЛ-003, кибермозг этого звездолета. Но все предпочитают называть меня Рэем. И в том, что мы оказались тезками, моей вины нет.

Рэй-мальчишка подался вперед и подошел к самому экрану. Казалось, что он стоит всего в паре шагов от того, другого Рэя.

– Будем знакомы, Рэй, - сказал он с тенью смущения и, чуть-чуть помедлив, добавил, - когда дед говорил, что я очень похож на вас, я не очень-то верил. А мы и в самом деле похожи.

– Думаю, что нашей вины в этом нет.

– При чем тут вина, никто никого не обвиняет.

Да, сходство было, и причем поразительное. Но сейчас, когда я видел их одновременно, были хорошо видны и различия. Но большей частью они заключались в различии выражения лиц и разной манере поведения. И из-за этого, а не чего-то другого, Рэй на экране выглядел значительно старше. И я подумал, что такое наверно справедливо и для меня, что я тоже выгляжу старше, чем должен был бы выглядеть.

После короткой паузы Рэй-мальчишка поднял руку и приложил ладонь к экрану. На лице у него вырисовалась немаленькая улыбка, без малейшего намека на фальшь. Рэй на экране тоже улыбнулся, но это у него получилось слегка виновато. Он тоже поднял руку и совместил изображение своей ладони с ладонью мальчишки. И я тут же отметил, что руки у них одинаковые, как по размеру, так и по форме. Через полминуты Рэй на экране сказал:

– Иди, прогуляйся по кораблю с Сережкой. Нам же с командиром нужно кое-что обсудить.

Мальчишка кивнул, а тут же подошедший к нему Сережка взял под руку, и что-то шепнул на ухо, от чего они негромко засмеялись и почти сразу же покинули рубку. Я опустился в ближайшее к боковому экрану кресло и, посмотрев на Рэя, сказал:

– Ну что же, наверно можешь и начинать.

– Как тебе понравился этот наш гость?

– Трудно пока еще судить. Но первые впечатления в целом хорошие. В конце концов, получается, что мне он не чужой. Встречный вопрос.

– Пока еще у меня недостаточно информации для того, чтобы сказать больше.

– Еще вопрос. Когда ты зафиксировал присутствие человека вблизи кокона, ты сказал, что этот человек не незнакомый и еще про что-то невозможное.

– Разве ты сам не получил уже ответа на свой вопрос. То, что этот парень - близкий родственник как тебе самому, так и Риву с Нис, объясняет особенность его биополя.

– По-моему ты все же что-то не договариваешь насчет "невозможного".

– Командир, извини, конечно, но пусть пока это мое не оправдавшееся предположение останется при мне, так будет лучше.

– Ну что же, будь по-твоему. Если конечно это не приведет к таким же последствиям, как замалчивание тобою информации о Ваке.

– Ну что ты, командир, сейчас это у меня что-то вроде личной тайны.

– Ну ладно, перейдем от мальчишки к планете Лата. Чем ты можешь объяснить свою ошибку?

– Такого не повторится, командир, - сказал он таким тоном, словно бы просил прощения.

– Это просто не должно повториться. Но ты уклонился от ответа на вопрос.

– Будь я обычной машиной, такого не произошло бы. Виноват целый комплекс причин. И я сам тоже, наверно даже больше этих причин.

– Спасибо хотя бы на том, что признался. Ну а теперь выкладывай все то, что ты успел узнать о Лате после нашего выхода из кокона.

– Командир, я все еще накапливаю и обрабатываю данные, выводы делать еще рано.

– И ты не хочешь дать мне предварительных, чтобы случайно не ошибиться.

Рэй сначала кивнул, но сразу же сказал:

– Могу выдать только основные впечатления, если тебя это устроит, а потом изложу одну из моих новых гипотез.

– Давай.

Рэй обстоятельно изложил почти то же самое, что я уже слышал от мальчишки. Только немного подробнее и в собственной оценке. Когда же я начал задавать вопросы, он сказал:

– Гораздо лучше для тебя было бы узнать все это не от меня, а хотя бы от Рива или от других своих друзей-знакомых.

– Все меня толкают к этому, и ты в том числе.

– Что поделать, ты ведь и сам этого хочешь.

– Сможешь ты сейчас найти связь с Ривом.

– Сейчас уже нет проблем.

– Ну, тогда вызывай. Проведу предварительные переговоры.

– Подожди минут пять, не больше.

Пяти минут ждать не пришлось, даже минуты, как один из вспомогательных экранов заискрился, и на нем появилось лицо пожилого человека. Возраст так изменил его, что только когда он улыбнулся, я полностью осознал, что передо мной Рив.

– Вик, ну наконец-то. Хвала всем богам, что с тобой ничего не произошло.

– Здравствуй, Рив, ты сильно изменился.

– Постарел? Сам знаю. Зато ты помолодел. Точно такой, каким я тебя в первый раз увидел.

– Грех было бы не использовать подвернувшуюся возможность… Ты сейчас где?

– Не так уж далеко от тебя. В Пустыне Черных Камней, по милости внучка. Кстати, мне сообщили, что этот нарушитель у тебя.

Я кивнул головой в знак согласия:

– Здесь, на "Игле".

– Завтра вечером я тоже буду у тебя. Ко всем чертям твое нежелание.

– Да при чем тут это, Рив. Прилетай.

– Приеду, а не прилечу.

– Не все ли равно.

– Кстати, не вижу рядом с тобой внучка. Предупреждаю сразу, эта личность без присмотра может много чего натворить.

– Позвать?

– А ты знаешь точно, где он?

– Точно не знаю, но где-то на корабле.

– Как бы не творилось в том месте что-нибудь неладное.

– Он не один.

– Имеешь в виду контроль Рэя?

– Не имею это в виду, хотя и это тоже. Он с Сережкой.

– Не понимаю.

– С моим двоюродным братцем Сережкой. Будешь здесь - познакомлю. Не смотри на меня так, как будто я с ума сошел. Просто мы его вытащили из анабиоза.

– Вы нашли способ разбудить людей?

– Нашли, но снова потеряли, аппаратура не выдержала.

– Ну ладно, Вик, обо всем поговорим, когда встретимся. А то боюсь, что о том, что мы сейчас говорили, через несколько часов будет знать вся Лата.

– До завтра, Рив.

– До завтра, Вик.

Экран моргнул и погас, а я тут же откинулся на спинку кресла:

– Рэй, куда ты скрылся?

– Я всегда здесь и скрываться мне просто некуда.

– Ну ладно, ладно, не хватало еще, чтобы ты на меня обижался. Скажи лучше, какой это такой высокий пост занимает Рив?

– Спросил бы лучше у него самого.

– Как видишь, не спросил.

– Он управляющий наукой Латы, одновременно член Совета Одиннадцати - высшего руководящего органа этой планеты.

– Неплохо для того мальчишки, которого я знал. Он ученый?

– Нет, он просто администратор, похоже, что хороший администратор. Какие будут еще вопросы?

– Что за гипотеза, про которую ты мне собирался рассказать?

– Исходя из информации, полученной и накопленной мною, можно предположить, что человечества и Земли и Латы происходят от одного корня.

– Тоже мне новость, мы ведь вроде не один раз об этом говорили.

– Многие из тех предположений похоже подтверждаются фактами.

– Ну и кто тогда от кого происходит?

– Не могу сказать, потому что не знаю. Но мне ясно только то, что латяне похоже проэволюционировали сильнее, чем земляне. Гипотеза то заключается в том, что ни Земля, ни Лата не являются материнскими планетами, люди пришли откуда-то и на Землю и на Лату.

– Как же тогда, по-твоему, объяснить все те ископаемые находки на Земле? Как объяснить ископаемые находки на Лате?

– А как объяснить вашу полную генетическую совместимость? Это тоже противоречит очень многому из того, что я знаю. Но все же вывод напрашивается один: люди Земли и люди Латы - люди одного вида, следовательно когда-то были едины.

– Тогда уж разумнее было бы предположить, что Лата - материнская планета. Здесь и ископаемые находки убедительнее, и история длиннее, и, в конце концов, та же Пустыня Черных Камней, как ты считаешь - пепелище древней войны.

– Не все что разумно - верно, и не все, что верно - разумно. Я только изложил свои предположения. Если заинтересуешься этим, могу предоставить более подробную информацию. Но думаю, что на это у тебя сейчас просто не будет времени.

– Думаю, что да. Да и вообще это не мой профиль. Я звездолетчик, а не ученый. Вот доставим информацию на Землю, там ученые специалисты пусть этим и занимаются.

– И все-таки в связи с этим я бы попросил об одном. Если будет такая возможность, следовало бы слетать на Онни [Онни - четвертая планета в системе. Лата - третья.].

– Воистину, в тебе Рэй начало просыпаться любопытство.

– Оно всегда было и есть со мной. А визит на Онни мог бы дать нам кое-какую дополнительную информацию относительно этой гипотезы.

– Хорошо, Рэй, как только представится такая возможность.

– Благодарю, командир, - сказал он шутливым тоном.

– Не стоит благодарности, - ответил я в том же тоне, - скажи лучше, где мне искать молодежь?

– Они только что вышли из кают-компании и направляются в столовую. Сейчас ведь уже время обеда. Делать обед и на тебя?

– А чем я хуже других.

– Тогда давай, двигай отсюда.

Когда я спустился в столовую, мальчишки уже были там и мое появление восприняли как должное. После обеда же Сережка весьма основательно прилип ко мне.

– Вить, а Вить.

– Ну, что тебе?

– Мне хочется увидеть солнце.

– Странноватое желание.

– Да?

– Сереж, не можешь что ли подождать пару дней.

– Но Рэй говорит, - он толкнул локтем стоящего рядом мальчишку, - что на планете сейчас безопасно. И я же не прошу куда-то лететь, а просто выйти из звездолета и немного прогуляться.

– Снаружи радиация.

– Немного - не страшно. К тому же мы ведь и скафандры наденем.

– Так ты, оказывается, не за одного себя просишь?

– Ну, разумеется.

– Мы совсем недолго погуляем, - сказал Рэй и глянул на меня на манер Сережки.

После такой осады с двух сторон я уже не мог держаться. Конечно, я бы смог, если бы речь шла о чем-то по настоящему опасном, но не об этом.

– Ну хорошо, только пойдем все вместе.

– Идем, - Сережка буквально сорвался с места и исчез за дверями. Рэй же задержался и как-то немного необычно посмотрел на меня. Но в чем причина этого, я понял без объяснений:

– Не ожидал встретить на корабле еще кого-то, кроме меня?

– Он быстро кивнул и слегка улыбнувшись, сказал:

– Ожидал найти старика в обществе старого компьютера, а нашел, извините меня конечно, троих мальчишек.

– Извинять не за что… Пойдем, а то там Сережка наверно уже полностью собрался.

– А меньше всего, - добавил мальчишка уже на ходу, - вот такого "дядю", который даже немного младше меня.

Это было сказано таким тоном, что я засмеялся. Мы спустились до уровня ангаров и встретили там Сережку, который грозил кулаком ближайшему динамику громкой связи. И был он по-прежнему без скафандра.

– Сережа, - сказал я, - чем это ты так недоволен?

– Пустяки. Просто он, - Сережка снова погрозил динамику, - когда я спросил его, где скафандры, принялся надо мной подсмеиваться.

– Это правда? - спросил я, повернувшись к динамику.

– За одной поправкой, - прозвучал оттуда веселый голос. И Сережка от этих слов слегка покраснел, ожидая услышать эту самую поправку, но Рэй сказал другое. - Ну, ладно, ладно, не красней, не буду ничего рассказывать.

Сережка облегченно вздохнул и направился к скафандрам.

– Погоди, - остановил я его, - я быстрее подберу вам эту специфическую одежду, потому что знаком с маркировкой.

Скафандры ихнего размера нашлись не сразу, но все-таки нашлись, не такие уж мальчишки и маленькие. Мы довольно быстро облачились в эту космическую одежду. Правда мне пришлось немного помочь и Сережке и Рэю. Когда же замки гермошлемов были защелкнуты, а рации включены, я, усмехаясь про себя, скомандовал:

– На выход. Не задерживаться.

Мы спустились вниз и сошли по трапу на поверхность Латы. Солнце сейчас стояло почти что над самыми нашими головами. Датчики скафандра показывали, что снаружи жарко. Но это можно было сказать и без каких-то датчиков. От разогретых солнцем камней, которые своей темной поверхностью впитывали почти весь его свет, поднимался вверх горячий воздух. В его струйках очертания как дальних, так и ближних предметов колебались, словно бы это не реальные предметы, а мираж.

– Лет через пятьдесят, а может и раньше, этой пустыни не станет, - сказал мальчишка, - Так же, как не стало пустынь у вас, на Земле.

– Я там и не был никогда, - слегка сумрачно сказал Сережка, - а наша планета - Дивер стала пустыней.

"Игла" стояла в неглубокой котловине с пологими склонами. По всем правилам здесь должно было бы быть небольшое озеро, но не было даже малейшего намека на то, что это когда-то было так. Нет, пустыня Черных Камней никогда не была живой, с тех самых пор, как появилась на лике Латы.

И мне почему-то очень захотелось узнать, что за люди сделали эту землю пустыней на многие тысячи лет. Кто они были, чего хотели, к чему стремились и почему погибли, не оставив никаких следов, кроме самой пустыни. Может быть летали к планетам и звездам, жили, любили друг друга, мечтали о светлом и безоблачном будущем для своих детей… А может быть они боялись всего, даже собственной тени, выдумывали себе врагов, становясь самым страшным врагом самим себе. Ведь большие войны чаще всего начинают из-за страха. Узнают ли когда-нибудь люди, что было здесь в самом деле. Наверно нет, слишком уж много прошло времени. Я потряс головою, словно прогоняя эти свои мысли, и поспешил за ушедшими вперед мальчишками.

– Давайте заберемся на эту скалу, - сказал Сережка.

Скала - это было пожалуй чересчур громко сказано. Это была неровная каменная плита, вздыбленная под таким углом, что один край приподнимался над пустыней метров на тридцать.

– Если хочешь посмотреть что там, дальше, то особо не надейся. Из рубки "Иглы" ты видел гораздо дальше.

– Да ничего ты, Вить, не понимаешь.

– Наоборот, понимаю, - сказал я, - просто слова дурацкие сами из меня прут. Полезли.

Наверху этой "скалы" была крошечная площадка, на которой пожалуй четвертый человек уже не нашел бы себе места. Видно отсюда было конечно подальше, но какая разница, если до самого горизонта тянется все та же самая пустыня, да и за горизонтом тоже. От яркого солнечного света гермошлемы затемнились. И если смотреть снаружи, стали зеркально-золотистыми. Через него не увидишь лицо человека, не поймешь его настроения. Наверно минуту мы разглядывали пустыню, а потом одновременно, не сговариваясь, повернулись к кораблю. Рэй ткнул меня локтем в бок и сказал:

– Очень впечатляющая машина.

– Ты что, только сейчас разглядел звездолет как следует?

– Ага, тогда, когда вы развернули кокон, я толком и не разглядывал, испугался, что это не более чем мираж… Да, корабль, прошедший через бездны пространства, с далекой звезды, и я вижу его собственными глазами.

– Пойдем обратно? - спросил я, так как понял, что делать тут уже больше нечего.

– Погоди, - сказал Сережка.

А когда я повернулся к нему, то увидел, что он положил руку на замок гермошлема. Не успел я ничего сказать, как замок легко щелкнул, и Сережка одним плавным движением руки откинул гермошлем за плечи.

– Только, пожалуйста, не говори о радиации, - сказал он, глянув на меня.

И я ничего не сказал, а только сделал то же самое, что и Сережка. Сейчас я почувствовал кожей, что здесь действительно жарко, воздух горяч и сух, а солнце сверху печет вовсе не милосердно. Рэй тем временем тоже избавился от гермошлема и, вдыхая горячий воздух, слегка морщился:

– Крайне неподходящее место для того, чтобы знакомиться с нашей планетой.

– Завтра здесь будет Рив, а послезавтра отправимся в более благоприятное место.

– Дед будет здесь?

– А что тут такого. Час назад я говорил с ним.

– Да, в общем-то, ничего особенного.

– Что же тогда тебя смущает? То, что он старый и ворчливый?

– В каком-то смысле.

– Не знаю, но для меня он все тот же Рив, что был когда-то, теперь уже давно. Не знаю почему, но для себя я его по-прежнему представляю мальчишкой.

– А мне, не знаю почему, но кажется, что он никогда не был мальчишкой. Я его никогда таким не видел, даже на фотографиях.

– Можешь увидеть сегодня, на "Игле" фиксируется очень многое.

– Возвращаемся? - спросил Сережка, глянув на меня.

Я кивнул:

– Только сначала снова наденем шлемы. Какая-никакая, а все-таки защита. Когда-то такой шлем спас мне жизнь, остановив пулю.

– Когда это такое было? - спросил Рэй.

– Тогда, когда я в первый раз прилетел на Центральный космодром Аивера, где меня поначалу приняли за врага.

– Просто я об этом ни разу не слышал.

Мы спустились со скалы и направились к кораблю. Мы уже были возле опоры, когда сверху до нас донесся в общем-то несильный шипящий звук, сопровождающийся свистом рассекаемого воздуха. Я непроизвольно напрягся, но в этот момент Рэй взял меня за руку и сказал:

– Это самолет, всего лишь самолет.

Это действительно был самолет, но таких я еще никогда не видел. С грузным фюзеляжем и короткими толстыми плоскостями, он был во многом похож на дисколет. Этот самолет сделал пару кругов вокруг корабля. Рэй помахал рукой в его сторону, в ответ самолет тоже качнулся, а потом резко ушел вверх и в сторону.

– Они из вселатянской службы информации, - сказал Рэй после короткой паузы, - хотели сделать несколько кадров. Точнее говоря, уже сделали. И можешь быть уверен, что о вашем возвращении сегодня на Лате услышат все, кто может слышать.

– Значит хорошо поставлена эта служба информации.

– Это их хлеб.

В кабинке лифта из динамика донесся голос Рэя:

– И какого черта вам было нужно снимать шлемы. Сейчас потоки воздуха поднимают мельчайшую радиопыль. И она так хорошо осаждается на влажную кожу.

– И этим ты хочешь сказать, что мимо душа нам в жилой отсек не пройти.

– Именно так.

– Ну ладно, не пройти, так зайдем.

У душа мы освободились от скафандров, и я сказал:

– Кабинка тут маленькая, придется по одному.

– Мы с Рэем и вдвоем поместимся, - сказал Сережка, усмехаясь, - ну а ты, как капитан, последним.

От моей оплеухи он сумел увернуться, а я не стал настаивать, хотя и мог за такое поведение. Они скрылись в душе, а я отошел в сторону и позвал Рэя:

– Ты видел самолет?

– Разумеется. Они произвели съемки и улетели. На борту были два человека.

– На каких принципах работает энергетическая и двигательная установки этой машины?

– Энергетическая - примитивный прототип преобразователя, такие на Земле были в первые десятилетия использования преобразующего распада. Двигатель - плазменный.

– Ну, я примерно так и подумал. Но почему бы им не сделать нормальный преобразователь. Образец с дисколета у них есть.

– Если ты так подумал, то значит плохо узнал латян.

– Может быть.

– А сейчас скажи, почему ты все-таки снял там, снаружи, шлем.

– Все очень просто, Рэй. Я захотел увидеть чистое небо Латы собственными глазами, без всяких преград. Разве ты этого не понимаешь.

После короткой паузы Рэй сказал:

– Понимаю, командир.

Глава третья: Встречи

Мальчишки выбрались из душа довольно быстро. Из всей одежды на них были только трусики, да еще ботинки на ногах.

– И куда это вы собрались в таком виде? - спросил я, - а то это мне кое-что напоминает.

– Просто мы сделаем для себя кое-что другое, - сказал Сережка, - до очень скорой встречи, если в душе не утонешь.

– Не беспокойся, не утону.

Я быстро смыл с себя подцепленную снаружи пыль, вытерся и сменил по настоянию Рэя свою форму. И только потом спросил:

– Где эти двое?

– У Сережки в каюте. И просили тебе передать, чтобы ты их не беспокоил.

– Передай им, что беспокоить не буду, но если они будут от меня скрываться, то могу и обидеться.

– Тебе передают, что не обидишься. И если будешь в своей каюте, то минут через десять они обязательно тебя навестят.

– Передай, что буду ждать… А тебя, Рэй, хочу попросить, чтобы ты получше приглядывал за ними.

– Это и без того моя обязанность. К тому же Сережка, даже будучи без тебя, вел себя вполне удовлетворительно.

– Чертенок в одиночестве может вести себя и примерно, но если их собирается двое, то это в корне меняет все дело.

– Не беспокойся, командир, без внимания их не оставлю. То, что я не могу сделать многого, еще не значит, что я не могу многому помешать. Все будет в порядке.

В своей каюте я немного постоял возле розы, потом полулег на кровать и принялся насвистывать мотивчик, где-то случайно мною услышанный. Когда же услышал шаги в коридоре, то специально закрыл глаза. Дверь в каюту приоткрылась.

– Он спит, - услышал я приглушенный шепот Рэя-мальчишки.

– Притворяется, - таким же образом сказал ему Сережка, - заходим.

Они тихонечко вошли и закрыли за собою дверь. Потом я услышал, что Сережка подпрыгнул с явным намерением приземлиться прямо на меня. Но он грохнулся уже на пустую кровать. А я тем временем уже стоял рядом, и тут же опустился на Сережку, лишая его возможности двигаться.

– Сдаюсь, сдаюсь, - тут же взвопил он.

Я его сразу же отпустил. А поднимаясь, он заявил:

– Да, не стоит нападать на звездного десантника, даже если он тебя не видит.

– Просто шуметь надо было поменьше, когда прыгал, а то и с закрытыми глазами тебя видно, вот и все.

Я опустился в кресло и только сейчас внимательно посмотрел на них. Они и в самом деле переоделись. На обоих были шорты светло-серого цвета и рубашки-безрукавки - на Рэе темно-синяя, а на Сережке - темно-зеленая, обе с легким металлическим отливом.

– Такую одежду сейчас носят на Лате? - спросил я.

– Носят, - ответил Рэй, - сейчас много чего носят.

– Просто мы поняли, что ты хочешь видеть нас мальчишками в коротеньких штанишках. И решили выполнить это твое невысказанное желание.

У них при этом был такой вид, что я засмеялся, нисколько не сдерживая себя. Начал с легкого похохатывания и закончил тем, что подтянул колени к животу и заколотил ногами по воздуху. Потом, переводя дыхание, указал на кровать:

– Падайте, родственнички. Ох, давно я так не смеялся. Вообще-то так ржут курсанты-звездники, услышав новейшую историю о похождениях Пилота-Неудачника.

– Взял бы, да рассказал хоть одну, мы бы тоже посмеялись, - сказал Сережка, который уже с ногами забрался на кровать и шевелил пальцами на них так, будто что-то нажимая.

– Ну хорошо, слушайте.

Пилот-Неудачник был героем фольклора звездолетчиков, бесшабашный неунывающий парень, с которым постоянно происходят разнообразнейшие неприятности. Неприятности доблестно преодолевает и пишет отчет командованию. Этот отчет (с комментариями естественно) и составляет очередную историю. Этих историй я знал несколько сотен, но наверно еще больше не знал. Каждый выпуск в Первом звездном считает своим долгом сочинить одну такую историю. Мы тоже сочиняли, и я эту историю помню. История про то, как Пилот-неудачник работал в Службе Безопасности. Ее я и рассказал мальчишкам.

Сережка этой истории до этого естественно не слышал и сейчас хохотал как бешенный. Рэй же смеялся только в основном глядя на Сережку. Вся тонкость этой истории до него явно не дошла, да и не могла дойти, откуда ему знать, что такое СБ земного содружества, и что делает ее флот.

После этого я рассказал "детскую" историю - о том, как Пилот-Неудачник обучался полетам на помеле. Тут-то смеялись уже оба, но не над теми эпизодами, от которых обычно надрывают животы настоящие пилоты.

Закончив, я подождал, пока ребята отсмеются, потом спросил:

– Ну и как, нормально посмеялись?

– Давай еще одну, - сказал Сережка, глядя на меня из-под растрепанной челки.

– То, что излишне, то вредно, - сказал я нарочито-наставительным тоном, но тут же рассмеялся, - ребята, если будете из меня эти истории пачками вытаскивать, надолго ли меня хватит. Да и не смешно будет.

Договаривал это я, развернувшись к терминалу и посылая с клавиатуры заказ Рэю. И этот заказ оказался выполнен удивительно быстро. Ох уж мне этот Рэй, заранее предусмотрел это только что появившееся у меня желание. Над окном доставки зажегся сигнал, это означало, что заказ доставлен. Я насколько мог быстро сбросил с себя форму и облачился в полученную одежду. А это были такие же, как и у ребят, шорты и рубашка, только рубашка такая же светло-серая, как и шорты.

– Ну и как? - спросил я у глядящих на меня ребят.

– Ну ты и даешь, дед, - едва слышно проговорил Рэй.

– Вполне нормально, - сказал Сережка.

Они одновременно поднялись и пару раз обошли вокруг меня, осматривая с головы до пят.

– Дед, а ты и в самом деле мальчишка, - улыбнулся Рэй, - не намного меня постарше.

Повинуясь внезапно появившемуся у меня желанию, я взял его за плечо и притянул к себе. Сережка тут же устроился с другой стороны, правда до этого он успел развернуть зеркало, а нас по направлению к этому зеркалу.

Картину, которую я увидел в зеркале, можно описать примерно так: Трое мальчишек, высокий в середине, двое других пониже сантиметров на десять-пятнадцать и роста почти что одинакового. Тот, что справа, загорелый, слегка угловатый, но вообще-то стройный и ладный. Тот, что слева, более массивный, но это не лишний вес, а просто ясно, что он родом с тяжелой планеты, загара у него практически нет, одни только намеки на него, оставленные ультрафиолетовой составляющей освещения. Тот, что в середине, тоже тяжелопланетчик, но не так явно выраженный. Загара у него нет ни малейшего. У того, что слева светло-русые волосы, сейчас весьма растрепанные. У правого волосы светлее, но с пепельным оттенком. А у среднего волосы без намека на цвет, даже брови и ресницы бесцветные. Но глаза у всех одинаковые - голубые и широко открытые. Все трое в одинаковых шортах, а рубашки отличаются только цветом. Все трое босиком.

– Миленький семейный портрет, - прокомментировал Сережка.

Я же щелкнул пальцами и, позвав Рэя, сказал:

– Зафиксируй этот момент и сделай отпечаток на пластике.

– Будет сделано, - донеслось из динамиков, - через пару минут доставлю.

Я сделал шаг назад, слегка присел и, ухватив мальчишек за талии, поднял.

– Силу свою демонстрируешь, - прокомментировал это Сережка, правда, не пытаясь освободиться, - и так знаем, что бороться с тобой уже практически бесполезно.

– А это мы сейчас посмотрим.

Сделав пару оборотов, я опустился вместе с ними на кровать, не потеряв при этом равновесия. После этого они вдвоем навалились на меня, и я сделал вид, что побежден, хотя и мог бы сбросить их с себя в любой момент. Но в этот момент засветился сигнал, говорящий о том, что мой заказ Рэй выполнил.

– Сдаюсь, - сказал я.

Сережка быстро соскользнул с меня и вразвалочку подошел к окну. После нашей возни он стал взъерошенным: рубашка выползла из шорт, но он, как всегда, не обращал на подобные мелочи никакого внимания. Он открыл дверцу и достал из-за нее целую пачку снимков, упакованную в прозрачный пластик.

– Ты просил один снимок, а тут…

– Гораздо больше, - донеслось из динамиков.

– Давай сюда, - сказал я, - посмотрим, что он нам тут сделал.

И я, и Рэй в это время уже сидели на кровати. Сережка с легкой и показной неохотой протянул мне пачку и тут же устроился у меня под боком. Я сорвал пленку, и мы втроем взялись за разглядывание. Вверху был тот самый снимок, который я заказал, рассматривая, мы его довольно весело обсудили. Но ниже были куда более интересные снимки, начиная с того самого момента, когда мы увидели Рэя-мальчишку. Когда мы их все просмотрели, Рэй спросил:

– Он что, знал, что нам будет интересно, и сделал их заранее?

– Скорее всего нет. Просто он помнит все, что видит, в мельчайших подробностях, и в любое время может отобразить момент из памяти, как на экране, так и в виде снимка.

– Ты говорил, что я смогу увидеть деда Рива мальчишкой.

– Можешь, хоть сейчас. Рэй!

– Да, командир.

– Рэй хочет увидеть… Ну да ты сам слышал. Покажи кое-какие эпизоды.

– Здесь и сейчас?

– Разумеется.

– Подождите немного.

– Ждем.

Я положил руку на плечо Рэю, и мы обратили все свое внимание на экран. На экране появилось изображение рубки, в которой были я и Ив.

– Ив Альись, твой прадед, - сказал я Рэю.

– Я знаю, - кивнул он.

Рэй показал нам на экране разговор с Ривом. Это было его единственное довоенное изображение. Потом Рэем было показано то, как я его вытащил из Гэзда. Рив на "Игле", в Тальгире. Рэй брал отдельные непродолжительные эпизоды и уложился с показом за час с небольшим. Когда же экран погас, Рэй-мальчишка не сказал ничего, и я не стал ничего у него допытывать, предполагая, что своими мыслями он поделится и без этого. Прошла наверно минута, в течение которой он сидел молча. Потом он тряхнул головой и сказал:

– Так ведь они такие же, как мы.

Я усмехнулся:

– Разве ты понял это только сейчас?

– Понимал-то вроде всегда, но вот увидел собственными глазами только сейчас.

– Ну ладно, - сказал Сережка, поднимаясь и одновременно потягиваясь, - хватит разговаривать о прошлом, в котором не было нас, а был только ты.

– А что мы будем делать в этом случае?

– Так уж и нечего делать? Вот еще. Старый ты, Витька, вот и весь вывод, обратного тебе не доказать.

– А что, по-твоему, нужно сделать, чтобы доказать?

– Давай прямо сейчас отправимся отсюда.

– Куда? И к тому же Рив будет считать, что мы здесь.

– Он же только завтра приедет, сам ведь говорил, а завтра мы непременно будем здесь.

– Но кем буду выглядеть я, если все узнают, что я вопреки своим словам куда-то мотаюсь.

– Слова, что будешь тут, ты никому не давал, так что и нарушать тебе нечего.

Я уже практически был готов сдаться и спросил:

– Ну и где это ты так сильно хочешь побывать?

– У моря. Представь себе, я ведь ни разу за всю свою жизнь не видел настоящего моря.

– Прекрасно представляю. Я ведь почти тоже.

– Тогда полетим?

– Хорошо, Серега, прямо сейчас и полетим.

– Здорово, но вот только к какому морю? - спросил Рэй, поднимаясь и поправляя свою рубашку.

– Тебе лучше знать. Из нас троих один только ты местный.

– К Восточному. Мы там всегда отдыхаем.

– Не получится.

– Почему?

– Потому что ты забыл о часовых поясах.

– Ах да, там уже вечер, а пока доберемся, уже ночь будет… Тогда давайте на остров Тильн, он на западе. Знаешь?

– Найдем, не беспокойся.

Мы тут же спустились в ангары. Для этой поездки я выбрал дисколет, хотя мои спутники явно ожидали, что полетим мы на катере. Но я объяснил им, что это: во-первых - рациональнее, а во-вторых - незаметнее.

– Забирайтесь и устраивайтесь, - сказал я ребятам. Сам же переговорил с Рэем, оставляя инструкции на время нашего отсутствия, и только после этого сам забрался в кабину.

– Мы что, прямо так и полетим? - спросил Рэй.

– Как так?

– Ну, без скафандров.

– А на кой они нам. Мы же не в космос собрались и не на радиоактивное пепелище.

– А я думал…

– Ну ладно, подумаем по пути.

Я загерметизировал кабину, включил все системы и, убедившись, что все в порядке, дал команду на отделение, одновременно запуская двигатели. Силовое поле за несколько секунд вышвырнуло нас из корабля под голубое небо и яркое солнце. Я пару раз облетел звездолет по спирали и, положив машину на медленный набор высоты, вывел на курсовой экран карту планеты. Я и без этого прекрасно знал, где на Лате находится остров Тильн, но надо было дать мальчишке почувствовать себя хозяином:

– Показывай давай, где этот самый остров?

Рэй, сидевший слева от меня, глянул на карту и молча показал на вытянутый остров, пересекающий экватор планеты. Я приблизил изображение, оставив на экране один только этот остров:

– А сейчас показывай, где на этом острове подходящее место?

Он указал на восточный берег, там, где в него врезался вытянутый залив.

– Я там бывал, одни раз. Там такие скалы и море теплое и спокойное, а пляж - песочек, белый почти как снег.

– Понятно. Исходные данные принял. Вывожу машину на курс. Пристегнитесь к креслам, будут небольшие перегрузки.

Дисколет по крутой дуге пошел вверх, набирая нужную высоту и скорость для этого суборбитального подскока. И через несколько минут мы оказались на орбите, в состоянии невесомости. Я слегка опасался за ребят, зная, что невесомость может сделать со средним, неподготовленным человеком. Но опасался я зря, невесомость никоим образом не отразилась на них. Они с любопытством разглядывали проплывающую под машиной поверхность планеты. И только почувствовав мой взгляд, Рэй повернулся и спросил:

– Мы в космосе?

– Как видишь…

– А ты сказал, что в космос мы не собираемся.

– А мы и не собираемся, космос пусть за стенкой остается. Вообще-то это не совсем космос, на такой высоте спутники летать не могут, атмосфера мешает.

– Понятно.

– Ну а как вам невесомость?

– Не очень-то приятно, но ничего, - сказал Сережка, - ожидал, что будет плохо?

– Опасался.

– А мы, как видишь, космической болезнью не страдаем.

– Вижу.

– Вить, смотри, орбитальные отражатели видно.

– Посмотрев вверх, я увидел в небе тусклые кляксы зеркал, в которых отражалось звездное небо.

– Их сейчас еще используют? - спросил я.

– Ага, но уже не постоянно, а время от времени.

Летели мы минут двадцать, прежде чем я начал притормаживать перед входом в атмосферу. Еще несколько минут, и дисколет завис на пятикилометровой высоте над заливом, который сейчас был перед нами как на ладони.

– К месту прибыли, - сказал я, - но где спустимся?

Рэй припал к самому иллюминатору:

– Видишь городок на берегу?

– Думаю, что возле города спускаться не стоит.

– Почему? - спросили они одновременно.

Отвечать я не стал, а только слегка усмехнулся и повел дисколет в низ по крутой траектории, наблюдая краем глаза за реакцией Рэя на такое необычное снижение. Поверхность быстро приближалась. Рэй смотрел на нее, широко открыв глаза. Потом перегрузки вдавили нас в кресла. И не успели они закончиться, как дисколет опустился наверху довольно крутого обрыва, среди старых развалин.

– Ску [Ску - 400 местных лет] назад здесь была крепость тильнцев, - прокомментировал Рэй, впрочем без особого интереса, - а сейчас почти ничего не осталось. Археологи тут копались - ничего интересного не нашли.

Я бросил взгляд на индикаторы среды и, убедившись, что здесь "чисто", открыл кабину и первым выбрался из дисколета. Снаружи было не просто тепло, а по настоящему жарко. Солнце, только недавно перевалившее зенит, припекало солидно. Прикинув, что оно может сделать с нашей, непривыкшей еще к нему кожей, я присвистнул и сказал:

– Нет, Рэй, здесь нам, похоже, нечего делать.

– Это почему?

– Тебе-то ничего, вон уже как прожарен. А с нами солнышко может такого натворить.

– Тогда лучше полетели вон на тот берег, там тень от скал пляж накрывает, - Рэй махнул рукой в сторону противоположного берега.

– Хорошо, тогда по местам.

Дисколет легко поднялся, быстро пронесся почти что над самой водой и опустился на противоположном берегу, у подножия скал, которые буквально нависали над узкой полоской пляжа и отбрасывали на него тень. И еще тут не было ни одного человека, сколько не приглядывайся. Мы выбрались из кабины, и я спросил у Рэя:

– Здесь всегда так безлюдно?

– Ага, почти всегда. Здесь ведь не курорт. Только местные ребята иногда купаются, но они предпочитают вечером или утром.

Тем временем Сережка успел избавиться от одежды и оставшись в одних трусиках, с разбегу бултыхнулся в море и уже оттуда крикнул:

– Эй вы, что там встали, давайте сюда.

Рэй глянул на меня, озорно засмеялся, быстро и безжалостно скинул одежду и последовал в воду вслед за Сережкой. Плавал он хорошо, и довольно быстро догнал. Я и сам улыбнулся, снял шорты и рубашку, стряхнул с ног ботинки и тоже последовал в воду. Вода была хорошо прогрета солнцем и вместе с тем чистая и прозрачная. В общем, купаться тут - одно удовольствие. Ребята уплыли уже довольно далеко. От них до меня донесся смех и возглас Сережки:

– Ну-ка, попробуй, догони!

Я только хмыкнул, на долю секунды полностью расслабился, вспоминая подготовку на полигонах Первого звездного, сосредоточился и буквально сорвался с места на максимально доступной для меня скорости, заставляя каждую мышцу работать только так, как нужно, и никак иначе. Ребята глядели, как я приближаюсь, о том, чтобы уплыть дальше, а тем более соревноваться, они уже не думали. Не доплывая до них нескольких метров, я нырнул, а вынырнул уже как раз между ними.

– Ну ты и даешь, Витька, где научился?

Я не ответил, и в это время весьма удивленный Рэй спросил:

– Что это за стиль, никогда ничего подобного не видел?

– Специальный, - ответил за меня Сережка, - чтобы научиться, ой сколько времени надо, да и подготовку специальную.

Мы поплавали минут десять, потом выбрались на берег. Но не в том месте, где стоял дисколет, а в стороне, так, что даже дисколета не было видно. Легкий ветерок быстро высушил кожу. Мы поговорили о разных пустяках - вроде бы и ни о чем, а время заняло.

– Ну все, - сказал я, - еще раз искупаемся и обратно на корабль.

– Зачем торопиться.

– Никакого торопления. Там уже вечер. Поужинаем и спать. Не хочу выглядеть хуже, чем есть.

– Дед, ты выглядишь намного лучше, чем все ожидают, не стоит и беспокоиться об этом, - сказал Рэй с тоном поддевки.

– Погоди, погоди, сейчас я покажу тебе "деда".

Секунду я помедлил, давая мальчишке возможность увернуться от меня. Он это и проделал и тут же кинулся в море. Подмигнув Сережке, я отправился вслед за ним, не торопясь, показывая, что догнать-то я его всегда сумею. Это, кстати говоря, я и проделал. В конце я нырнул, догнал его под водой, крепко ухватил его за щиколотки и тут же утащил под воду, где ему, несмотря на все ухищрения, освободиться от меня не удалось. И только когда он прекратил сопротивляться, я выпустил его к воздуху. Сам же вынырнул следом и спросил:

– Ну и как, хорошо дышать?

– Ага, - сказал он, отплевываясь от воды.

– Может повторим?

– Не-е.

– Что не-е?

– Не-е сегодня.

– Ну ладно, не обижайся. Это у меня такие шуточки дурацкие.

В это время к нам подкрался Сережка, он нырнул с явным намерением проделать со мной то, что я только что проделал с Рэем. Но меня так просто не возьмешь. Я нырнул ему навстречу, и мы сцепились под водой, опустились до самого дна, где через минуту Сережка признал свое поражение. Я тут же вынырнул, а Сережка немного задержался. Когда же я вынырнул и посмотрел на Рэя, то увидел, что он крайне обеспокоен.

– А где Сережка? - тут же спросил он.

– Задержался на дне, что-то там в песке копается. Да не бойся ты, он еще минуту может без воздуха просидеть.

– Да? А сколько прошло?

– Около полторы, или около того.

– А мне показалось, что все десять.

В этот момент над водой показалась сережкина голова, и он шумно задышал.

– Ну и что ты там такое выкопал? - спросил я, заметив, что он что-то сжимает в кулаке.

– Просто ракушка, на память о первом море.

Мы выбрались на берег, обсохли, и я все-таки настоял на том, что пора возвращаться на звездолет. И мы улетели, так за эту поездку никого и не встретив.

На месте посадки "Иглы" была уже полная ночь. И звездолет было видно только по разноцветным габаритным огням. Я сделал возле него круг, объясняя ребятам порядок расположения огней. Потом, когда я уже хотел ввести машину в ангар, Рэй взял меня за локоть:

– Виктор, подожди немного.

Я заставил машину зависнуть на струях плазмы:

– Что случилось?

– Ничего не случилось. Просто сегодня звезды такие яркие…

Я подержал машину в воздухе еще с минуту, потом подал сигнал и сказал:

– Ну все, хватит. Если захочешь еще посмотреть на звезды, пройдешь в рубку и попросишь Рэя вывести данные с телескопов на экраны. Побольше чем сейчас увидишь.

– Ага, но и просто так тоже смотреть нужно.

В это время дисколет уже опустился на свое место в ангаре, залитом ярким светом. Выбравшись из машины, я потянулся и сказал:

– Сейчас легкий ужин, потом душ и отдыхать.

Вопреки моим подозрениям, мальчишки не стали возражать, а молча согласились со мной. Уже после душа я отослал Сережку в его каюту, приказав спать. И когда тот удалился, обратился к Рэю:

– А сейчас подберем каюту и для тебя.

– Можно в ту, где дед Рив жил?

– Почему бы и нет. Хотя завтра Рив будет здесь.

– Тут он не задержится, и всех вместе с собою вытащит.

– Ты так думаешь?

– Не думаю, а знаю, почти что наверняка.

– Посмотрим… Вот эта каюта.

Рэй посмотрел по сторонам, как только вошел в эту каюту.

– Вид у нее какой-то чересчур нежилой.

– Какой есть. Вообще-то ты сам сюда попросился. Или передумаешь?

– Остаюсь здесь.

– Ну и ладно, если что, я тут, за стеной.

Рэй только кивнул, и я вышел из каюты.

Но этим вечером, несмотря на все желание, я не мог уснуть, не прибегая к специальным способам. Но и этими способами я пользоваться не хотел. Я был весь под впечатлениями от событий сегодняшнего дня и занимался их сортировкой и осмыслением. Тут же у меня самопроизвольно рождались всевозможные планы и проекты, которые казались мне сейчас уже вполне осуществимыми. Остановило же меня то, что я услышал в коридоре шаги.

Это был Рэй. Я прислушался, желая узнать, куда это он направляется (не устроили бы они с Сережкой какой-нибудь фокус, считая, что я сплю - вопрос о двух чертенятах). Но вопреки моим ожиданиям, к сережкиной каюте он не пошел, а остановился возле моей. Я услышал, что дверь приоткрылась, и Рэй прошептал:

– Виктор, ты спишь?

– Проходи, - ответил я, включая ночник, - не спится?

Он только помотал головой и вошел, прикрыв за собою дверь. Потом сел на краешек кровати у меня в ногах и замер, словно статуя.

– Ну и что тебя мучает? - спросил я.

В ответ он сначала энергично мотнул головой, а после короткой паузы слегка кивнул.

– Выкрадывай, меня можешь не стесняться.

Он слегка хмыкнул:

– Я и так хотел сразу сказать. Но сначала все было не так, как я ожидал, а потом не было подходящего случая, - сказав это, он снова умолк.

– Ну и… Или сейчас тоже неподходящий случай?

– Все не так, как я себе представлял… Ну да зачем умалчивать. Я хочу, как только это станет возможным, улететь с вами на Землю.

– Если это станет возможным?

– Не если, а как только.

– Как я вижу, ты уверен?

Он, немного помедлив, кивнул.

– Ну что же, я хоть и не настолько уверен, но надежды не теряю.

– Я думал, что встречу старика, вроде деда Рива и смогу оказаться полезным для него, ну то есть для тебя…

– Но я оказался не стариком. Хотя что это меняет. Чем бы ты мог оказаться полезным для меня?

– Я могу стать пилотом… Звездным пилотом.

– Ты в этом уверен?

Он утвердительно кивнул:

– Я прошел тесты по вашей системе. Они оказались записанными у деда в компьютере.

– Это еще ни о чем не говорит… Хотя допустим, что это так. Но ведь Лата - твоя родная планета.

– В меньшей степени, чем у других.

– Какая разница… Вот, например я. Моя родная планета - Дивер, и она останется ею навсегда.

– Даже если ты никогда там не побываешь.

– Даже если так.

– Но разве ты не говорил, что Земля - родина всех тех, чьи предки жили на Земле.

– И это так.

– Об этом я и говорю. Я ведь тоже потомок землян.

Я слегка улыбнулся:

– Если говорить честно, то ты - вообще исключительный случай.

– Как и то, что Лата - первая чужая планета, которую земляне обнаружили.

– В общем-то, ты прав.

– В чем?

– Во всем. Я не смогу отказать тебе в праве отправиться на Землю, И это так.

– Здорово.

– Вовсе не здорово. Скорее всего это путешествие будет трудным и даже опасным.

– Да я не о том.

– А о чем?

– Меньше всего я ожидал, что ты согласишься сразу же, без всяких условий и оговорок.

– Условия и оговорки оставим на потом. На то самое время, про которое ты сказал: "как только", а я сказал: "если".

– Понятно.

Рэй сейчас вовсю улыбался, словно ребенок, получивший долгожданную игрушку.

– Ну и все? Или тебя еще что-то мучает?

– Это было самое главное.

– Ну, тогда отправляйся спать.

– Думаешь, я сейчас смогу уснуть?

– С кем я связался.

– Со своим внуком. Сам-то тоже не можешь уснуть. А у меня впечатлений не меньше, чем у тебя.

– Я смогу уснуть в любой момент, как только пожелаю.

– Однако же ты не желаешь.

– Ну и что ты хочешь этим сказать?

Рэй немного замялся:

– Ты обещал, что и на звезды я смогу посмотреть и отсюда, с корабля.

– Разве я это тебе запрещаю. Иди в рубку, она не закрыта, там попросишь.

– Вить, я хочу вместе с тобой.

– Ну и? Да вообще-то ладно. Пусть будет так.

Я выскользнул из-под одеяла, в несколько секунд натянул на себя одежду.

– Идем.

– Подожди, я тоже оденусь.

Насколько я понял, Рэй тоже попытался одеться с той же скоростью, что и я. Получилось же то, что вид у него стал растрепанным. Я ему ничего не сказал, а молча поправил на нем одежду, взял за плечо и кивнул.

В рубке я указал ему на центральное кресло, сам же остался стоять рядом. Чуть-чуть помедлив, я подал с пульта команду на формирование из силового поля линзеркала большого корабельного телескопа. По моей команде засветился передний главный экран, но изображения на нем пока еще не было.

– Ну и какую звезду ты хотел бы посмотреть в первую очередь? Телескоп уже развернут.

– На Солнце Земли. Гарпун еще не зашел.

– Ну хорошо, посмотрим.

Мы пробыли в рубке до самого утра, пока светлеющее небо не стало нам мешать. Как оказалось, большой телескоп "Иглы" способен разрешить планеты у ближайших к Лате Звезд, и это при том, что корабль сейчас стоит на поверхности, на дне атмосферы, а не находится в свободном полете. А уж планеты местной системы на экране выглядели просто роскошно, как сказал об этом Рэй. Особенно Онни, которая и без телескопа сверкала в ночи ярчайшей голубой звездой.

– Ив Альись, мой прадед, был там. Но после того на Онни никто не летал.

– Понятно, были другие проблемы… Кстати. В довольно близкое время я намереваюсь побывать там. Нужно попробовать проверить кой-какие догадки.

Я ожидал, что мальчишка тут же попросится со мной в этот полет, но он промолчал, хотя по всему его виду явно читалось, что он этого очень хочет. Будь я на его месте, обязательно бы попросился, вне зависимости от результатов.

– Кстати, если захочешь, могу взять с собою и тебя.

– Ой, а мне можно будет?

– И это говорит тот, кто собирался стать звездным пилотом? С кем я связался?.. Конечно можно, Рэй. Ты только изредка таким пришибленным бываешь?

– Есть, какой есть, - сказал он на земном, что вызвало у меня улыбку, и я не стал больше ничего ему говорить.

Потом я отправил мальчишку спать, на что он покорно согласился. Мне же спать уже не хотелось совсем. Но понимая, что к вечеру я буду совсем не в форме, я заставил себя уснуть, прибегнув для этого к легкой форме самовнушения. Проснулся же я уже ближе к полудню, как и следовало ожидать. Поднявшись, я заглянул в сережкину каюту - Сережки там естественно не оказалось. Потом к Рэю. Мальчишка еще спал, но тут же проснулся, едва я к нему заглянул.

– Поднимайся, - сказал я, - сначала зарядка, потом душ, а после этого завтрак.

Мальчишка нисколько не удивился тому, как я его заставил разминаться. Эта система была для него очевидно хорошо знакомой, что неудивительно для внука Рива. После душа я оделся в форму "Иглы". И Рэй тоже последовал моему примеру. Мы быстро позавтракали, и только после этого я решил узнать, где же сейчас Сережка, и спросил об этом у Рэя. (Естественно у Рэя-кибермозга, а не у Рэя-мальчишки.)

– Ищите в рубке, он там уже пару часов.

– Чем он там занимается?

– Наблюдает. Подниметесь, сами увидите.

Я кивнул мальчишке, и мы направились в рубку. Сережка сидел в центральном кресле и вручную возился с панелью системы внешнего наблюдения. Но довольно-таки вяло возился, и наше появление заметил сразу же.

– Ну что, выспались, астрономы-любители?

– Как видишь, - ответил я, - а вот ты, Сереж, явно чем-то недоволен.

– Могли бы и меня с собой взять. А то слоняюсь тут с утра сегодня один.

Я отметил, что Сережка, словно сговорившись с нами, тоже был в игловской форме. Нет, Сережка не обижался, хотя по словам можно было понять так. Утро это для него явно неинтересным не было.

– Сережа, ты выглядишь так, словно собираешься нам что-то показать, - догадался я.

– Не думал, что по мне это можно увидеть. Научишь как-нибудь?

– Если найдутся способности. Давай, показывай, что собирался.

Сережка повернулся к пульту и нажатием голубой клавиши вызвал Рэя.

– Рэй, ты слушаешь?

– Куда я могу деться, - донеслось из динамиков, а на одном из экранов появилось изображение Рэя старшего, - весь одно внимание.

– Рэй, повтори, пожалуйста, ту передачу, что ты перехватил и показывал мне. Ну ту, что я Витьке хотел обязательно показать.

– Да не тараторь ты, я знаю, про что ты говоришь. Передача транслировалась сегодня по местному телевидению, общелатянскому каналу информации. Привожу сокращенный вариант.

На экране, где только что был Рэй, появилось изображение "Иглы", которое очевидно было сделано с того самого самолета, который мы видели. Голос диктора за кадром излагал на языке Аивера все о нашем появлении, причем довольно точно (хоть и неполно) и объективно. Потом мы увидели самих себя, стоящих возле опоры корабля. Изображение приблизилось, но лиц за зеркальным покрытием, как я и ожидал, не было. Одна из фигур (Рэй) помахала рукой. Диктор в это время говорил, что на земном корабле кроме капитана Виктора Стрельцова (Викерита Рельись) находится один латянин, который и обнаружил "Иглу", насчет третьего человека они никакой информацией не владеют.

После этого без всякой паузы последовала передача на основе съемок шестидесятилетней давности, так сказать историческая хроника. История моего появления на Лате и связанных со мной событий. В кое-каких съемках, но в основном в рассказах очевидцев (большинства из которых я или не помнил, или вообще никогда не видел). Но среди этих очевидцев не было ни одного человека, ставшего чем-то близким мне на этой планете. Посмотрев на все это минут десять, я сказал Рэю:

– Достаточно, хватит.

Экран тут же погас, а Сережка, повернувшись ко мне, спросил:

– Тебе это чем-то не понравилось?

– Мягко сказано - не понравилось. Некоторые из этих людей говорят о том, чего вообще никогда не было. Ну да ладно, не буду их осуждать.

Я опустился в кресло и с пульта сделал запрос об обстановке. Рэй её тут же выдал на экран. Я быстро пробежал по ней и отключил экран, потратив на все пару минут. Когда же я повернулся к мальчишкам, то увидел, что они оживленно перешептываются. Но увидев, что я гляжу на них, они замолкли, и немного хитровато заулыбались.

– Ну и какие такие планы родились сейчас у вас?

– Да так, ничего особенного, мы просто посмотрели, с какой жадностью ты поглощаешь информацию.

– Разве это жадность. Так, от скуки посмотрел сводку корабельных новостей, причем заранее зная, что ничего важного и значительного в ней нет.

– Вить, а сколько информации ты способен усвоить за минуту?

– Это смотря какой.

– Бессмысленной, отвлеченной.

– Вообще-то существуют специальные тесты, но я ими очень давно не пользовался - вообще-то это развлечение для школьников - подобные тесты. Если уж и стоит какой тест - то профессиональный, пилотский.

– Вить, - это уже говорил Сережка, - давай попробуем этот самый тест, ну как когда-то, но только втроем.

– Предлагаешь соревнования устроить?

– А почему бы и нет. Или у тебя совершенно другие планы?

Сережка был прав - никаких других планов на это время у меня даже не намечалось.

– А вы не боитесь оказаться проигравшими?

– Не боимся. Мы еще посмотрим.

– Ну хорошо, посмотрим. Всех тестов проходить естественно не будем. Выберем один. Точнее говоря, я выберу… Ну хотя бы тест 2С.

– Тут ты нам подыгрываешь, а не себе. Я этот 2С еще на Дивере гонял многократно, и он, - Сережка кивнул в сторону Рэя, - тоже не раз.

– Посмотрим, что скажете после.

– Посмотрим.

Для передачи Рэю просьбы устроить прямо здесь тест, я воспользовался клавиатурой пульта, чтобы мальчишки по моим словам ни о чем не догадались.

– Понятно, командир. Можете воспользоваться этим же терминалом. Лучше по очереди, а не одновременно.

Я снова повернулся к мальчишкам:

– Ну и кто будет первым?

– Ты, - не раздумывая ответил Сережка.

– Ну уж нет. На правах старшего буду последним. А вот ты, Сережка, на правах младшего - первым.

Сережка только развел руками и молча покорился. Я уступил ему место у пульта и встал позади кресла. Тест был относительно несложным. На экране высвечивались символьные комбинации, их было немного, всего около трех сотен. В ответ на каждую нужно было выдать код из трех параметров. Чем лучше оказывался код, тем быстрее появлялась следующая определенная комбинация. Смысл был в том, чтобы за более короткое время добиться наибольшей скорости. Я смотрел за действиями Сережки с интересом. Он проходил тест очень даже неплохо, и скорости добился неплохой и особо не дергался. Но тут истекли отпущенные на тест десять минут, и экран погас.

– А где результат? - тут же спросил Сережка.

– Немного подождешь, - ответил я, - получишь одновременно с Рэем. Рэй, давай, садись.

– Боюсь, у меня так не получится.

– Попробуй, - сказал Сережка, - в крайнем случае третье место все равно призовое.

Садясь за пульт, Рэй еле заметно улыбнулся.

– Готов? - спросил Рэй из динамиков. Рэй в кресле кивнул.

Поначалу мальчишка сильно путался, но довольно быстро освоился. Однако с набором скорости у него не очень-то получилось, разве что к концу теста начало выправляться.

– Только начало получаться, и конец.

– Ничего, все в порядке. Рэй, прокомментируй действия этих двоих.

На экране высветились портреты мальчишек, а под ними цифры. Под сережкиным - 5800, а под рэевым - 6700.

– Непонятная система. Это что, получается, чем меньше, тем лучше, - Сережка кивнул на цифры.

– Нет, чем больше.

– Но у меня же было хуже, чем у него, - это сказал Рэй, кивая в сторону Сережки.

– Это был не тот тест, о котором Сережка подумал, хотя и очень похожий. А эти цифры - условный потенциальный коэффициент для каждого из вас после прохождения одного теста.

– Это потенциальный для звезд-пилота?

– Естественно.

– Вить, а сам-то ты разве не хочешь.

– Я и без того пилот. Ну ладно, смотрите, как это должно делаться.

Я сел за пульт и погнал тест с места и почти что сразу на предельной скорости, даже сам удивился тому, как легко это получалось. Конечно, не вполне идеально, но довольно ровно. Когда же время кончилось, я сразу же повернулся к Сережке и Рэю.

– Ну и как?

– Подстроил что ли? - ухмыльнулся Сережка, - я заметил, что ты успевал выдать код, еще не успевая получить комбинацию.

– Не замечал вроде такого. Посмотрим, что мне Рэй выдаст.

На экране появился мой портрет, а под ним - 9160. Тут у меня самого глаза на лоб полезли. Но виду я постарался не подать, А сказал:

– Рэй, объясни все сам, пожалуйста.

– Нечего объяснять. Просто Вик - хороший звезд-пилот. А насчет того, что он опережал поступающую информацию - да, это так, на какую-то незначительную долю секунды, практически незаметную. Это часть искусства хорошего звезд-пилота - на доли секунды заглядывать в будущее. Между прочим и у вас, ребята тоже прослеживалось кой-какое опережение в отдельных случаях.

– Погоди, Рэй, я что-то впервые слышу такую трактовку пилотского искусства.

– Это я сам придумал, - ответил мне Рэй, - хотя и не могу поручиться, что это верно на все сто процентов.

– Ну ладно, отбросим это. Но 9160 - это, по-моему, вообще нереально.

– Что же, не буду спорить, я тоже могу ошибиться, но ненамного. Обрати лучше внимание на цифры младших.

– Я уже хорошо обратил. Какова их точность?

– Плюс-минус сотня.

– А что же эти цифры значат? - спросил Рэй-мальчишка.

– В первом приближении это значит, что вы сможете стать звездными пилотами. Но только в первом, и пока ничего точно сказать нельзя.

Откровенно говоря, я ожидал, что сейчас-то мальчишки уж точно насядут на меня и потребуют другие тесты, но они как-то странно притихли. И тут я, чтобы не создавать напряженности, предложил:

– Ребята, я предлагаю прямо сейчас сделать прогулку.

– Куда? - немного недовольно спросил Сережка.

– Куда глаза поглядят. Если не хотите составить мне компанию, можете остаться здесь, я не обижусь, но полечу в любом случае. Остаетесь?

– Как это остаться, я полечу, а ты, Рэй?

– Естественно с вами.

Мы сели в дисколет. Я вывел его из корабля и, медленно набирая высоту, направил на восток. Мальчишки молчали, не спрашивали, куда я лечу. А у меня и не было конкретной цели. Просто пролететь над землей, которая в моей памяти была испепелена войной, посмотреть, что сейчас здесь, в этих местах, на этом большом материке.

Сначала и довольно долго под нами тянулась Пустыня Черных Камней, точно такая же, какой была и шестьдесят лет назад, да и тысячу лет назад она наверно была такой же. Граница пустыни была словно бы резко очерчена, после пустыни резко начиналась возрожденная Лата. Зеленели молодые леса, даже в тех местах, где когда-то были сожженные войной города. Крупных городов здесь очевидно не было. Под нами попадались только небольшие городки, или даже большие поселки, это был более выгодный способ заселения планеты для цивилизации, имеющей хороший транспорт и не ограниченной теми мелкими проблемами, которые до их преодоления кажутся чуть ли не непреодолимыми.

Мы летели до самого моря, потом над грядой островов на север, до самого экватора. Здесь, в этом самом месте когда-то был остров Вак. Сейчас же тут было только море, из которого только изредка поднимались небольшие островки, да и то большей частью бывшие действующими вулканами. Вулканы были не только на островах. Во многих местах море бурлило, говоря, что тут идет подводное извержение.

– Убедился? - спросил Рэй довольно сумрачно.

Я молча кивнул в ответ.

– А в чем убедился, - спросил Сережка.

– Чтобы поверить в то, что Вака больше нет, нужно увидеть это собственными глазами?

Сережка отвел взгляд в сторону и молча кивнул. Я развернул дисколет и направил его в сторону малого северного материка. Мальчишки меня снова ни о чем не спрашивали. Я же хотел посмотреть на Гэзд - Город Стреляющих Стен - главный город возрождающейся Латы. И я не узнал его. От старого города остались буквально только отдельные кварталы, но и те буквально утопали в целом море зелени. И я сразу понял, что сегодняшний Гэзд здорово похож по своей структуре на земные города, хотя сам по себе похож наверно только на самого себя. Я описал над городом круг и повернул на юг. Набирая высоту и скорость, дисколет лег на суборбиту, выводящую нас к "Игле".

Когда мы прибыли на корабль, уже вечерело. И я первым делом вызвал Рэя:

– Рэй, не подскажешь ли, сколько времени осталось до прибытия Рива?

– Если не терпится увидеться, то садись обратно на дисколет и лети навстречу.

– Мне показалось, что он хотел приехать именно сам, а не как-то иначе.

– Тогда жди. Когда он покажется в поле зрения - сообщу. Не беспокойся, не прокараулю.

– И все-таки?

– Не меньше, чем через час.

Пока я разговаривал, мальчишки успели улизнуть. Я их искать не стал, а отправился в свою каюту, где через терминал снова связался с Рэем.

– Я видел то, Что осталось от Вака. Ты можешь объяснить, каким образом целый микроконтинент оказался на дне, и при этом не произошло всепланетного катаклизма?

– Сначала уточнение. Вак был микроконтинентом только по размеру, но никак не по строению коры. Достаточно было нарушить и без того неустойчивое равновесие и… результат ты видел собственными глазами. А то, что не произошло глобального катаклизма, наверно просто удачное стечение обстоятельств. Вак уходил на дно почти два десятилетия, причем довольно гладко. Впрочем, погружение Вака продолжается и по сей день, но уже не такими темпами. Я рассчитал модель и могу ее тебе продемонстрировать.

– Сейчас не нужно, как-нибудь потом.

– Как скажешь, командир.

Я откинулся в кресле, но связи с Рэем не отключил. В голове у меня одновременно пронеслось несколько мыслей, но я ухватился только за последнюю:

– Рэй, я как-то не соберусь тебя спросить. Все-таки, каким образом ты сумел подавить во мне воспоминания о Ваке. Ведь я же ничего не забыл, ни одного дня, ни одного часа, ни одной секунды.

– Так просто все не объяснишь. Ты знаком со структурой человеческой памяти и без меня… Я, если можно так сказать, усилил все другие твои воспоминания. Ты словно бы заново прожил всю свою довакскую жизнь, хотя и не заметил этого. К тому же я вернул тебе тот возраст, когда память у тебя соответствует ему и обострена, свежие воспоминания и старые гораздо сильнее вакских… Больше Вак никогда не будет довлеть над тобой.

– Хотелось бы в это верить… И еще мне сейчас стало понятно и то, почему я лучше помню Рива мальчишкой, а не взрослым.

– Всегда приходится чем-то жертвовать. Хотя какая тут жертва. Сейчас Рив все равно уже другой.

– Он стал старым. Я видел сам… Рэй, ты смог бы вернуть ему детство так же, как вернул его мне?

– То, что было сделано один раз, может быть сделано и во второй, причем гораздо лучше… Но я не уверен, что он попросит об этом.

Рив прибыл на закате. Рэй предупредил меня сразу же, как только засек на горизонте его вездеход. Я хотел было облачиться в скафандр и встретить его внизу, но почти сразу же передумал - ни к чему это. Я просто подождал и встретил его на ангарной палубе.

Лифт открылся и оттуда вышел Рив. Но таким я его почему-то не мог представить, даже поговорив с ним по видеофону. Пожилой человек, все лицо в морщинах, но вместе с тем на первый взгляд еще достаточно крепкий. Немного помедлив, я сделал несколько шагов вперед, почему-то не желая для себя признать, что этот человек - тот самый Рив, но, тем не менее, сказал:

– Ну, здравствуй, Рив, - и выдавил из себя улыбку, которая, скорее всего, выглядела виноватой.

Он тоже улыбнулся и спустя секунду сграбастал меня в объятья. Так, что даже приподнял.

– Вик, сколько лет прошло.

– Отпусти, медведь! А то мне все ребра переломаешь, - сказал я, засмеявшись и наконец-то поняв, что это все-таки Рив, каким бы он ни стал.

Когда же он меня отпустил, я спросил у Рэя:

– Проверил его на радиогрязь?

– Достаточно чистый, можно обойтись и без обработки.

– Тогда пойдем, - сказал, поворачиваясь к Риву.

Мы поднялись в жилой отсек, и я спросил:

– Может быть хочешь отдохнуть с дороги?

– Вик, ты что-то сам на себя не похож. Столько лет не виделись, и хочешь сразу же от меня избавиться. Нет, так дело не пойдет.

– Просто ты теперь такой… солидный, что я подумал, что ты просто нуждаешься в отдыхе.

– Старый. Ты ведь это хотел сказать. Но ничего, я еще покрепче многих молодых… Хотя наверно много бы дал за то, чтобы сбросить несколько лет.

– Поговорим об этом немного попозднее, - в это время мы оказались перед моей каютой. - Здесь расположимся, или предпочтешь другое место?

– Пожалуй, будет лучше здесь.

– Здесь, так здесь.

Я указал Риву на кресло, сам же устроился на кровати. Забрался вместе с ногами, от чего Рив только слегка усмехнулся, но тут же сказал:

– Давай, рассказывай.

– Собственно у меня и нечего рассказывать. Твои шестьдесят лет отняли у меня всего лишь несколько месяцев.

– Я должен знать, что же произошло тогда.

– Ну хорошо, - сказал я, не став уточнять, мне было и без того понятно, что имеет в виду Рив, - слушай.

Я подробно изложил события того, последнего дня, когда "Игла" поднялась со старого места, получила удар из вакского деактиватора и оказалась здесь. Закончил я моментом своего ухода в анабиоз.

– Понятно, - сказал после этого Рив, - сейчас многое встало на свои места. И то, почему я не смог тогда тебя найти. А искать я начал еще когда не закончилась война с Ваком, точнее говоря перед самым ее концом. Но я-то сначала считал, что звездолет остался на прежнем месте, я тогда это так понял из твоих слов. Потом я еще неоднократно начинал поиски, даже когда все склонялись к тому, что ты покинул Лату, было даже практически достоверное подтверждение этому… ну, да с этим много неясного. Потом было найдено место, по многим признакам похожее на свертку пространства, но это оказалось совсем не так. Потом я и сам перестал верить, что еще увижусь с тобой. Особенно когда с момента твоего ухода прошло сначала пятьдесят земных лет, потом латянских, потом шестьдесят земных лет, а ты так и не объявлялся.

– Когда я вышел из анабиоза, меня самого ввел в заблуждение Рэй, он сам много лет был в этом заблуждении. И если бы не Рэй младший, то прошло бы до нашей встречи еще несколько дней, а может быть и месяцев.

– Ты его так называешь?

– Для себя.

– Я имел ввиду, что он представился как Рэй?

– Именно так, а что?

– Да ничего особенного. Просто эта личность предпочитает, чтобы его называли по фамилии - Стрельцов. В сокращении же это стало Рель.

– Наверно постеснялся передо мной представиться так…

– Кстати, где он, хочу надрать этому мальчишке задницу.

– Простил бы уж на этот раз.

– Ну ладно, пусть будет так.

– Я их двоих отослал, чтобы не мешали разговору. Позову после того, как ты мне расскажешь про все, что здесь произошло за эти шестьдесят лет.

– Эх, куда ты хватил, но это уйдет очень много времени.

– Не мне учить тебя краткости. Достаточно будет положить основу, а остальную информацию я постараюсь набрать сам.

– Узнаю тебя, звездный разведчик, ну что же, слушай. Но если меня понесет в сторону от темы, останавливай. Договорились?

Рив говорил долго. Сначала о вспыхнувшей тогда второй вакской войне. О том, что все государства объединились в союз против войны и Вака. О десантах, высаживающихся на Вак и гибнущих, не успев оказать сопротивления.

– Только через месяц мы смогли захватить небольшой плацдарм. Высадкой командовал Ор Ольньгись, там он принял свой последний бой и погиб вместе со штабом армии. На этот плацдарм мы и начали вводить основные силы. Вакцы сопротивлялись поистине бешено. Мы считали, что война окажется затяжной, но Вака хватило только на месяц такого сопротивления. После оно стало каким-то агонизирующим что ли. Стоило нашим силам вплотную подступить к какому либо их подземному городу-крепости, как они подрывали его стационарными термоядерными зарядами. Мы так и не взяли не одного их города. Все эти взрывы начали нарушать геологическую устойчивость Вака. В самом же конце вакцами были подорваны несколько сотен мощных глубинных зарядов, и Вак опустился на дно.

– Я видел то, что осталось от Вака. И сейчас у меня мелькнула мысль. Не могло ли это оказаться просто мастерски выполненной маскировкой?

– В какой-то мере это и было маскировкой. У вакцев были глубинные города, практически неуязвимые для нашего оружия. Но они оказались разрушены ужасными землетрясениями, которые сотрясали Вак в тот момент, когда он начал погружение. Разрушены и затоплены лавой, это так, и это доказано абсолютно точно. Вака и вакцев действительно больше нет.

Дальше Рив рассказал о миссии "Солнечного Клинка", о том, как постепенно снова оживала после долгой зимы Лата. О том, как она возрождалась и возрождается по сегодняшний день. Больше я его не прерывал, хотя меня так и подмывало это сделать. Когда же он закончил, я сказал:

– Рив, ты провел только одну линию от тех дней к этим. Я конечно смогу получить информацию и иначе, но мне бы хотелось узнать от тебя еще кое-что.

– Ох уж мне этот твой дипломатический язык. Раньше ты высказывался совсем по другому.

– Тогда Рив Альись был младше меня. Сейчас же он гораздо старше меня.

– О чем ты еще хотел узнать? А то всего мне все равно не осилить.

– Я так и не понял, что стало с государствами, и какое сейчас государственное устройство на Лате.

– Еще во время вакской войны государства образовали союз, беспрецедентный для нашей планеты - все государства против одного. А когда Вак был уничтожен, союз стал полностью всепланетным, и он не распался после того, как война была окончена. Для того, чтобы после всего происшедшего возродить планету к жизни, нужны были объединенные усилия всех без исключения людей Латы. Тогда и возникло единое правительство, а еще раньше - совет одиннадцати координаторов. Если говорить честно, то устройство - диктатура, но диктатура разумная, и не имеющая врагов. Но совет одиннадцати, в котором я, кстати, состою с момента его создания, в последние годы уже во многом предал свои полномочия новым структурам. И то, что мы имеем сейчас, становится во многом похоже на подобное устройство у вас, на Земле. Но не подумай, что мы подталкивали Лату к этому, так получается самопроизвольно. Не суди об этом сейчас. Чтобы во всем разобраться, потребуется время и более полная информация.

– Я и не сужу, Рив, просто принимаю информацию к сведению. А сейчас я хотел бы узнать о людях. Тех, что знал, кого знаю или узнаю.

– Вик, ты и сам встретишься со многими. Ну да ладно, и от этого рассказа мне никуда не деться. О тех, кого ты знаешь. Ну о себе я уже кое-что рассказал, подробности узнаешь попозднее. Да и вообще лучше называй конкретного человека, а я буду говорить: где он и кто он. Хорошо?

– Ну ладно. Яс Ягъяэ.

– Он вообще сейчас большой человек. Уже пятьдесят лет, как глава совета одиннадцати. Мы многим обязаны ему за то, что есть сейчас. Думаю, что про него не стоит говорить подробнее. Ты сам увидишься с ним очень даже скоро, он горит таким желанием.

– Понятно.

– Про кого еще хочешь узнать?

– Нок Иветсорэ.

– Ты же разговаривал с ним, почему сам ничего не узнал?

– Не до разговоров было.

– Он глава Совета Безопасности при нашем совете, уже двадцать лет. Борец, что еще можно про него сказать. На нем наверно больше шрамов, чем нетронутых мест. Только в последнее время более-менее успокоился, как внуками обзавелся. Подавал в отставку, но мы ее не приняли. Про кого еще хочешь узнать?

– Братья Веньись.

– Оба живы. Оба ученые, известные по всей Лате. Ог - главный вдохновитель и творец глобальной информационно-вычислительной сети, всю жизнь потратил на это. Он уже полный старик… Ол сначала был физиком. Это он открыл для Латы силовое поле и преобразующий распад. Только не подумай, что это было скопировано у вас.

– Уже не думаю. Вы - латяне слишком горды для такого.

– Не в том дело, Вик, просто, перепрыгнув через какой-то этап, трудно идти дальше. Ну да ладно, не о том сейчас говорю. Потом Ол стал математиком. И тут он очень далеко пошел. Я хоть и знаком в значительном объеме с земной математикой, но в его теориях не всегда разбираюсь. Тебе нужно будет обязательно познакомиться с его трудами.

– Обязательно познакомлюсь. Думаю, что времени у меня будет достаточно для всего.

– Это хорошо, когда времени достаточно для всего. Про кого еще ты хотел узнать?

– Думаю, что пока будет достаточно. Тем более что ты вовсе не горишь желанием рассказывать.

– Вообще-то так. А сейчас найди мне, пожалуйста, этого мальчишку.

– Все еще хочешь надрать ему задницу?

– Я же сказал тебе, что простил его на этот раз. Но сказать все, чтобы не было еще одного раза, я просто обязан.

– Ну, хорошо.

С терминала я вызвал Рэя. Тот не замедлил появиться на экране. Рив тут же поднялся и встал рядом со мной.

– Ну здравствуй Рив, держатель клинка.

Рив на какое-то мгновение смутился, словно мальчишка, но тут же ответил:

– Да не омрачится никогда твой разум, и не рассыплются светлые кристаллы, Рэй, предсказавший путь клинка.

Рэй на экране тут же звонко рассмеялся и, обращаясь ко мне, сказал:

– Не спрашивай об этом, командир, ладно, потом я сам тебе все расскажу. - В ответ на это я кивнул, и он спросил, - зачем вызывал?

– Найди нам, пожалуйста, этих двоих и скажи, что мы здесь их ждем.

– Уже сделано. Я отключаюсь пока.

– Погоди, - остановил его Рив, - только успел тебя увидеть, а ты уже отключаешься.

– Будет еще время, Рив, чтобы обо всем поговорить, - сказав это, Рэй все-таки отключился.

Я улыбнулся и спросил:

– Рив, о чем это вы с Рэем говорили?

– Так, воспоминания, своего рода игра. О, как давно это было, что я уже начал забывать. Хорошо быть молодым и так плохо - старым.

– Не сказал бы я, что ты дряхлый старик.

– Не будем об этом говорить.

– Не хочешь - не будем, твоя воля.

В этот самый момент в дверь постучали. Я не ожидал от мальчишек такой церемонности, но, тем не менее, тут же сказал:

– Заходите.

Первым вошел Сережка, он посмотрел на нас и, тут же улыбнувшись, сказал, обращаясь к Риву:

– Здравствуйте.

– Ну здравствуй, - ответил тот, улыбаясь и протягивая руку.

Сережка тут же подошел и подал руку:

– Вы Риверит Альись - друг моего брата, я про вас много слышал.

– Я про тебя тоже слышал, Сережа. И даже несколько раз видел, когда ты…

– Был в капсуле. Это не считается. Приятно было познакомиться.

Рэй, вошедший в каюту следом за Сережкой, стоял, опустив голову. Когда же Сережка отошел от Рива, тот тут же перенес все свое внимание на него:

– Ну и что скажешь, искатель приключений. Хватит рассматривать пол, там нет ничего интересного.

Мальчишка ничего не ответил, только немного покраснел, что на фоне загара было почти не видно.

– Ну ладно, я пообещал, что тебе за этот случай не достанется. Я прощаю тебя за то, что ты смылся из дома, никого не предупредив. Прощаю даже за то, что ты угнал и разбил мой самолет и заставил меня волноваться столько дней. Но вот за то, что ты так по-глупому рисковал своей шеей, я тебя простить не могу. Во-первых, улетая на что-то серьезное, нужно убедиться, что машина полностью заправлена.

– Да? А кто бы меня заправил?

– Это уже другой вопрос. Во-вторых, ты же прекрасно знаешь, что отправляться в Пустыню в одиночку никак нельзя. По крайней мере, нужно ставить в известность и постоянно поддерживать связь. Да, ты нашел "Иглу", и я тебя прощаю. Но скорее всего, тебе просто повезло, случайно повезло. В противном случае не знаю, что было бы с тобой.

– Не такой уж я глупый, как ты думаешь. Уж что-что, а аварийный передатчик я взял в первую очередь, и никогда с ним не расставался. Так что вопить на весь эфир и просить помощи я всегда мог.

– Но вряд ли бы стал… Ну ладно, поговорим об этом потом, дома, не хочу сейчас портить себе настроение.

Поняв, наконец, что он прощен окончательно, мальчишка вздохнул облегченно и, оторвав свой взгляд от пола, поднял голову. Рив же тем временем обратился ко мне:

– Кстати, Вик, я еще не передал тебе приглашения перебраться отсюда ко мне домой. Я у тебя в гостях бывал много раз, а ты у меня ни разу. Согласен?

– А куда мне деваться. - Согласился я.

– Правильно, некуда, все равно я от тебя не отстану. И все равно придется со многими встречаться. А там это будет гораздо сподручнее. Мы живем в пригороде Гэзда.

– Город Стреляющих Стен… Насколько я понял, это сейчас столица?

– Столиц сейчас нет вообще, но в Гэзде концентрируется все, что связано с моей работой.

– Понятно.

– И еще, кстати, не помешало бы перегнать твой звездолет поближе к населенным местам. На Северном Малом есть космическая база. Думаю, что это самое подходящее место.

– Понятно, согласен, не очень-то хочется сидеть в центре радиоактивного кратера в центре мертвой пустыни.

– Тогда отправимся утром. На базе будет еще ночь, и обойдется без переполоха.

Рив подошел к терминалу и, вызвав Рэя, попросил вызвать ему на связь командира этой базы.

Глава четвертая: Дом над рекой

Мы с Ривом проговорили всю ночь напролет. Мне все же удалось постепенно раскачать его на разговор. Он не торопясь рассказал о многом, что пережил за эти годы, о событиях, происшедших за это время на планете и в жизни знакомых, малознакомых и совсем незнакомых мне людей, тех, кого я возможно узнаю и тех, кого уже никогда не увижу. Я узнал о том, как нашелся маленький Вик, о матери Рэя - дочери Рива и о том, как и из-за чего они погибли. Узнал о брате Рэя - Соле, который, как оказалось, был музыкантом и о котором Рив отзывался коротко и полупренебрежительно. И насколько я понял, гораздо о большем Рив просто умолчал.

Уже под утро Рив спросил у меня:

– Вик, все-таки расскажи, как это тебе удалось настолько помолодеть?

– Стараниями Рэя в основном. Это было просто необходимо для того, чтобы остаться самим собой после всего того, что со мной сделал Вак.

– Да я не о том. Я читал о практикуемом у вас омоложении, но не до такого же возраста. Там говорилось о двадцати пяти - тридцати годах минимум.

– Все вопросы об этом - к Рэю. Это он нашел этот способ.

Рив замолчал и только через несколько минут сказал:

– Как бы мне хотелось хоть на неделю стать таким же, как ты.

– Как сказал Рэй, технических проблем нет, но в какое положение ты попадешь на этой своей должности? Проще, причем намного проще омолодить тебя лет до двадцати пяти - тридцати.

– Вик, ты думаешь, что эта должность так много для меня значит, это должность для старика в любом случае…

– Короче, мне понятно. Ты был бы не прочь вновь стать мальчишкой.

– Ну…

– Я тебя понял, - говоря это, я вызвал Рэя. - Рэй, ты нас слышал?

– Грешен, - сказал он, появляясь на экране и делая совершенно невинное выражение лица.

– Что ты об этом думаешь?

– Повторяю еще, что технических проблем нет, хотя риск неблагоприятного исхода по-прежнему есть и составляет что-то около одной десятой… это большая величина.

– Рэй, какая это величина, я согласился бы и при обратном раскладе.

– Но есть и проблемы другого плана. Я не смогу удовлетворить всех, кто этого захочет. И окажемся мы в весьма неловком положении. Так что еще подумайте несколько неделек.

– Что думать, Рэй, каждая неделя приближает меня к концу… Хорошо, мы подумаем.

Несколько минут мы молчали. В это время я подумал, что перед тем, как поднимать корабль, следовало бы все-таки осмотреть то место на обшивке, куда пришелся удар из вакского деактиватора. Немного помедлив, я сказал об этом Риву.

– Вместе пойдем, - ответил он, - давно я не гладил старушку "Иглу" по обшивке.

Мы оделись в скафандры и, используя дисколет, выбрались из корабля. Я тут же подвел машину к тому месту, куда пришелся удар. Мы увидели, что на поверхности псевдокрыла прочерчена длинная, метров десять, борозда, глубиною к счастью всего лишь пару сантиметров.

– Думаю, что ничего страшного, - сказал Рив, - для звездолета это не более чем царапина.

– Я тоже так думаю. Тут о ремонте беспокоиться не придется. Сейчас еще осмотрим дюзы, и будем готовиться к отлету.

Я немного беспокоился за ту дюзу, в которую когда-то попал метеорит. Но сейчас осмотр показал, что беспокоиться не стоит.

Как только мы вернулись на борт, первым делом я устроил подъем мальчишкам, а к перелету начал готовиться уже только после завтрака. Все вместе со мной были в рубке. И как только я закончил подготовку, сразу же отдал команду:

– Всем занять места и пристегнуться. Через сто секунд взлетаю.

"Игл" оторвалась о поверхности очень легко и почти бесшумно, если не считать легкого звона гравидвижков. Я аккуратно провел звездолет сквозь атмосферу и только там набрал суборбитальную скорость. С этой скоростью мы перенеслись через океан и оказались над Малым Северным материком, на котором сейчас еще была ночь. Рив заранее выдал мне необходимые координаты и поэтому я опустил "Иглу", не задавая никаких вопросов.

Посадочная площадка для нас, как и было оговорено заранее, была ярко освещена. И я медленно опускал "Иглу" на нее. Все опоры одновременно коснулись поверхности, и я медленно нагружал их, уменьшая тягу гравитационников. Это, по-видимому, была специальная, прочная площадка, но, тем не менее, тарелки опор углубились почти на полметра, прежде чем корабль обрел устойчивость.

– Ну, вот и все, - сказал я, отключая ставшие ненужными системы. - Через пять минут можно будет выходить. Или воспользуемся дисколетом?

– Дисколетом будет и быстрее и надежнее, - сказал Рив, поднимаясь из кресла, - до нашего дома отсюда больше тысячи километров.

Тут на экране появился Рэй и сказал:

– Вик, пожалуйста, не забудь взять с собою рацию. Я буду постоянно на связи.

Я понял, что Рэю ужасно не хочется расставаться сейчас с нами, и я ответил, ничего не уточняя:

– Хорошо, возьмем.

Мы заняли места в дисколете, и я плавно вывел его из корабля, а потом взял курс на северо-восток. Когда мы добрались до Гэзда, там уже начинался рассвет.

– Гэзд, - прокомментировал я, - а сейчас давайте, показывайте, куда лететь и спускаться.

Рив подтолкнул Рэя-мальчишку и тот мгновенно встрепенулся:

– Видишь, вон там, немного севернее течет речка.

– Вижу.

– Лети туда.

Немного качнувшийся дисколет медленно поплыл над городом в сторону реки.

– Возьми чуть-чуть левее. Вот так.

Река текла за пределами города. Точнее говоря, эта, конкретная ее часть. Через несколько минут полета под нами оказалось что-то вроде небольшого поселка, всего в двадцать домов.

– Вон тот, который ближе всего к реке, с зеленой крышей.

– Вижу. Где можно сесть?

– Да где хотите.

– Вон там, чуть правее, на белый крест.

Дисколет завис над белым крестом и аккуратно опустился. Я уже протянул руку, чтобы отключить все его системы, но Рив остановил меня.

– Подожди, тут есть подземный ангарчик, я сейчас вылезу и открою.

Значительная часть лужайки перед носом машины приподнялась. Рив махнул рукой. И я, чуть-чуть приподняв, перенес дисколет вперед. Площадка под нами опустилась, и тут же вокруг вспыхнул свет.

– Выходим, - сказал Рэй, слегка улыбнувшись.

Помещение, в которое мы опустились, было вовсе даже немаленькое. Кроме ангара, как я понял, тут была лаборатория и неплохая по местным меркам мастерская. Тут же стоял крошечный винтовой самолетик.

– Мой, - прокомментировал мальчишка, больше для Сережки, чем для меня.

Я нацепил себе на плечо рацию для связи с Рэем, а на голову надел обруч с крохотной телекамерой во лбу. Включив рацию, спросил:

– Как изображение?

– Нормально, - ответил Рэй.

– Не опасайся, все твое любопытство будет удовлетворено.

Тем временем мальчишки обошли самолетик вокруг:

– Идем наверх, - Рэй указал на винтовую лестницу.

Сережка быстро взбежал по ней. Рэй задержался, пропуская меня, но я не торопился. Мальчишка вопросительно посмотрел на меня. И я спросил:

– Рель? Я не ошибаюсь?

– Ага, я привык, что меня так называют, - улыбнулся он.

– Тогда почему там представился по-другому?

– Не знаю. Само так получилось.

– Ну ладно, Рель, во избежание дальнейшей путаницы, с этого самого момента буду называть тебя только так. Согласен?

– Пожалуйста, так даже лучше, - он заулыбался вовсю, - а то на свое настоящее имя я иногда и не отзываюсь, привычка такая.

– Ну и ладно, - я обнял его за плечо и слегка подтолкнул к лестнице.

Едва мы поднялись наверх, как выбравшийся раньше Сережка высказался:

– Я уж подумал, что вы там застряли.

– Да так, выяснили одно обстоятельство.

– Ну, и какое же?

– То, что этого товарища лучше называть Релеем.

– Ну, это-то я знаю с первого дня. А ты что, не знал что ли?

– Только вчера Рив мне это рассказал. Кстати, куда он делся?

– В дом ушел. Сказал, чтобы мы тоже туда шли.

– Ну, так пойдем.

Мальчишки пошли чуть впереди. На них была та самая "латянская" одежда, которую они сделали на "Игле". Я же был в полетной форме, более привычной для меня одежде.

Дом у Рива был не такой большой, как я мог ожидать, зная, что он - один из правителей этой планеты. Но все же весьма приличных размеров. Рив уже ждал нас у входа:

– Милости прошу, дорогие гости.

Рель что-то шепнул Сережке, и они быстро скрылись в доме. Я задержался и, поравнявшись с Ривом, сказал:

– Мне кажется, что это жилище скромновато для одного из одиннадцати диктаторов Латы.

– Мы не претендуем на роскошь, как былые правители, но и всеми возможными удобствами не пренебрегаем. Вот этот дом я построил сам, большую часть собственными руками. Проходи давай, не стой на пороге.

Уже когда мы вошли, я спросил:

– По какой причине ты сразу же ушел сюда?

– Сообщил Ясу, что ты уже здесь, у меня. Я обещал сделать это немедленно.

– Ну и что он?

– Через полчаса - час будет здесь. Он уже сорвался с места.

– Ясненько.

– И еще, он хочет устроить тебе официальную встречу.

– Вот уж чего я меньше всего бы желал.

– Тут уж ничего не поделать, придется потерпеть. Все полагают, что это необходимое мероприятие.

– Не знаю, что мне за все это положат на Земле, если я туда сумею вернуться.

– Вернешься. Это я тебе наверно уже могу гарантировать. И думаю, что ты не откажешься взять меня туда. Хотя бы как представителя нашего правительства.

– До делегаций ли. Ну да ладно, еще посмотрим, как сложатся обстоятельства.

– Как мы сами сложим эти обстоятельства.

– Может быть ты и прав.

– Ну да ладно, подождем Яса. А пока будем ждать, я покажу тебе дом. Идем.

Рив управился с показом быстро. Мы прошли по обоим этажам и остановились в кабинете Рива на втором этаже, где Рив указал мне на кресло, в сам сел в соседнее:

– Ну, наконец-то ты у меня в гостях, в первый раз за всю жизнь.

– Наверно не в последний.

– Ничего не выдумывай, будете жить тут, у меня.

– А я ничего и не собираюсь выдумывать. Здесь, у тебя, вовсе даже неплохо.

– Просто тебе наверняка еще предложат десяток мест как минимум… Ну вот, Яс уже здесь, - Рив нажал на кнопку у себя на столе и сказал в микрофон. - Мы наверху, в моем кабинете. Поднимайся сюда.

Я услышал торопливые шаги по лестнице. Дверь распахнулась, и я увидел Яса. Да, время и над ним хорошо поработало, и передо мной был старик, правда нельзя не отметить, что выглядящий моложе, чем есть на самом деле:

– Ну, наконец-то, Вик!

Он сделал несколько быстрых шагов ко мне. Я встал и он сграбастал меня обеими руками, на что я ответил тем же самым. И только когда мы отпустили друг друга, я сказал:

– Ну, здравствуй, Яс Ягъяэ. Для своих лет ты еще чересчур силен.

– А ты, как я вижу, помолодел. Неужто анабиоз так действует. Тогда и я согласился бы полежать лет сорок… Шучу, конечно.

– Нет, анабиоз тут ни при чем. Это со мной сделал Рэй. Кстати, - я указал себе на лоб, - он тебя сейчас видит и слышит.

– Привет, Рэй, - сказал Яс и помахал Рукой.

– Здравствуй, - донеслось из рации, - поговорим потом, когда будешь на "Игле", а сейчас не отвлекайся на мое присутствие.

– Не будем отвлекаться, - сказал Яс и, увлекая меня вместе с собою на диванчик, сказал уже мне, - ну, давай, рассказывай.

– Что рассказывать?

– Все, что с тобой случилось с того момента, как мы расстались.

Я только вздохнул - что поделать, придется рассказывать, и наверно не в последний раз. Я устроился поудобнее и изложил обо всех событиях, происшедших со мной. Яс удовлетворенно кивнул и сказал:

– А сейчас знакомь с этим мальчишкой, своим братом.

– Знать бы, где они сейчас с Релем?

– Естественно у него в комнате. - Сказал Рив. - Я сейчас позову обоих.

Не знаю, что мальчишки делали, но оба оказались чрезвычайно растрепанными, но при этом довольно улыбающимися. Я положил руку Сережке на плечо и притянул к себе, пихнув другой рукой в бок, и только после этого сказал:

– Познакомься, это Яскьетьсь Ягъяэ. Глава совета одиннадцати - правитель этой планеты.

– Ну зачем, Вик, так громко… Рад познакомиться, Сережа.

– Я тоже рад, - ответил Сережка, немного смутившись и явно тяготясь нашего общества.

– Ну и ладно, - Яс тоже это понял, - не будем вас задерживать, молодые люди.

После этого мальчишки облегченно покинули кабинет. Яс улыбнулся и, повернувшись ко мне, спросил:

– Так сколько же тебе все-таки лет, Вик-инопланетник?

Усмехнувшись, я ответил:

– Считать можно по разному.

– А как ты сам считаешь?

– С кой-какими оговорками столько наверно, на сколько я сейчас выгляжу.

– Счастливый ты.

– Да как сказать, но все-таки наверно так.

Яс тяжело вздохнул:

– А мы с Ривом - уже старики, довольно вредные и скрипучие старикашки, и детства нам не вернуть никогда.

Тут усмехнулся Рив и, кивнув в мою сторону, сказал:

– А вот Вик с Рэем утверждают, что технически это как раз и не проблема.

Тут Рив изложил Ясу все, о чем мы с ним говорили по этому поводу.

– Вик прав, делать такого в открытую ни в коем случае нельзя… К тому же другое но, даже при благополучном исходе можно остаться тем же вредным старикашкой.

– Это не тот вопрос, - ожила рация на моем плече и заговорили голосом Рэя, - при простом омоложении это было бы вполне вероятно, но я провожу операцию гораздо глубже. И никому из людей такое не под силу. И в результате получается не старик с телом мальчишки, а мальчишка с воспоминаниями старика, причем не очень-то над ним довлеющими. Понятно? - сказав все это, он умолк, не дождавшись ответа на этот свой вопрос.

– Ну что же, - сказал я, - Рэй вам все ясно выразил. И мы готовы сделать с вами такое. Но при условии, что все свои проблемы вы решите заранее. И тех проблем, о которых вы говорили, не возникнет.

– Чрезвычайно интересное предложение, - сказал Яс после короткой паузы, - так сколько же человек составляет минимальный экипаж звездолета "Игла".

– Вообще-то столько, сколько был - десять человек. Но в принципе можно было бы обойтись только четверкой пилотов. Полный же экипаж - пятьдесят человек… Погоди, куда ты клонишь?

– Стоп, - прозвучал у нас за спинами голос, - так, значит, старого Нока вы пригласить забыли? Или не намеревались?

– Прошло еще меньше часа, - сказал Рив, - и к тому же за это время ты сам успел узнать и добраться досюда.

– Нок, когда ты бросишь эту привычку - появляться совершенно бесшумно, когда тебя никто не ожидает, - возмутился Яс.

– Когда-нибудь все мы всё бросим. Шучу конечно… А на вопрос Вика, куда это клонится, за Яса могу ответить и я, ответ ясен и младенцу. Вику он тоже известен, но он, очевидно, хочет, чтобы это прозвучало вслух. Все, здесь присутствующие, и ваш покорный слуга не является исключением, желали бы оказаться в этом экипаже.

– Ну что же, - усмехнулся я, - стоило мне объявиться, а предложений уже хоть отбавляй.

– Не сомневаемся, что будут и еще, поэтому и предлагаемся так рано.

– А я это предложение принимаю. Что, не очень-то ожидали такого быстрого моего решения? Нет, вопрос не в этом, а в том, что "Игла" по-прежнему не пригодна для дальнего перелета. Она как была, так и остается потерпевшим аварию кораблем.

– Вот тут-то, Вик, думаю, что особых осложнений не возникнет. Обладая таким положением, как у нас, - Яс обвел собравшихся рукой, - мы могли бы при необходимости подчинить все ресурсы старушки-Латы, но этого и не потребуется для решения твоих проблем. Так, Вик, повтори, что требуется для восстановления звездолета?

– Техническая база для разборки, ревизии, разрядки, новой сборки и калибровки пространственной установки. И естественно люди, которые будут этим заниматься.

– Вик, все это мы устроим, нашей планете это вполне по силам.

– В принципе для создания базы можно было бы обойтись только ресурсами звездолета. Важно то, чтобы была спокойная обстановка и были люди.

– И сколько на все это потребуется времени?

– Ну, никак не меньше двух с половиной и думаю, что не больше восьми лет.

– Восемь лет?

– Я сказал не больше. При соответствующей помощи вполне можно уложиться в три-четыре года.

– Думаю, что вот на этих цифрах мы и остановимся.

– Хотелось бы в это верить.

– Будь уверен, мы тебя в этом не подведем. Давай обсудим все это через недельку. Мы пригласим специалистов, и все решим и расставим точно.

– Пусть так и будет.

После последовавшей за этим короткой паузы, Яс обратился к Ноку:

– Какие новости принесла нам безопасности?

– Информация о том, что земной звездолет прибыл на космическую базу, уже просочилась в средства массовой информации. Ну да это трудно было бы скрыть. Звездолет виден и за десятки километров. И если Вик не против, то я не стану чинить им препятствий.

Я только махнул рукой в знак того, что не против, и Нок продолжил:

– Мы удвоили охрану этого поселка. Я отдал приказ - посторонних, не имеющих дела не пропускать.

– Вполне разумно, а то среди любопытствующих станет не протолкнуться.

– Продолжаем подготовку к процедуре официальной встречи. Безопасность можем гарантировать.

– Понятно. Что еще?

– Произошел один странный случай, не имеющий отношения к обсуждаемому. Довольно интересный.

– Что за случай?

– Произошло проникновение неизвестным способом в закрытые банки данных нашей службы, причем по каналу информационной сети. Неизвестный умудрился считать большую их часть, пока не сработала тревога.

– Это может оказаться серьезным. Вы должны вычислить этого неизвестного, пока он ничего не натворил.

– Бесполезно, он не оставил нам ни одной зацепки. Но интересное-то не это. Спустя два часа этот неизвестный вновь проник в нашу сеть. Но на этот раз он не считывал, а наоборот выдавал информацию. И эта информация позволила нам многое прояснить из казалось бы полностью безнадежного.

– Так что, получается, что это не злоумышленник, а неожиданный союзник.

– Так-то оно так…

Приглушенный смешок, донесшийся из рации, объяснил мне все. Я резко щелкнул ногтем по микрофону и потребовал:

– Рэй, объясни нам все.

– А что объяснять, - ответил он немного обиженно. - Это сделал естественно я.

– Почему ты это сделал?

– Почему, почему, разве не понятно, элементарное любопытство, которым меня наделили от рождения.

– Надеюсь, тебе все понятно теперь? - спросил я у Нока.

– Более-менее. Но как Рэю удалось связать казалось бы не имеющие ничего общего факты?

– Наверно он переварил не только ваш банк данных. Не удивлюсь, если окажется, что в его ненасытной утробе оказалась вся информация, которая имеется в данный момент на Лате в электронном виде. Так ли это? - я снова щелкнул по микрофону.

– Почти что, - ответил Рэй, на этот раз весьма довольный собой. - Я конечно не всеведущ, и тем более не всемогущ, но в кое-чем могу оказать содействие, в частности конторе Нока. Разве это плохо? А, Нок?

– Мы только рады, что у нас есть такой союзник, как ты.

– Но было бы неплохо для начала спросить разрешения, - сказал ему я.

Немного подумав, я вспомнил вопрос, на который еще давно хотел получить ответ, но который был забыт мной на долгие годы:

– Рэй, а сейчас я все-таки хочу узнать, как тогда, в Гэзде, ты сумел вычислить точно дом, в котором находился Рив?

– Это было так давно, что я и сам не помню.

– Не ври, ты ничего не забываешь.

– А если честно, то сам не знаю, откуда это у меня получилось, я сам могу об этом только догадываться.

В это время Яс посмотрел на часы и сказал:

– Сразу скажу, Вик, что официальная процедура твоей встречи начнется через два часа.

– Да, обрадовал, - я вложил в эти свои слова достаточную долю иронии, - и как полагаете мне вести себя на этой самой встрече?

– Да никак особенно, просто будь таким, какой есть на самом деле. А пока отдыхай. Я же отправлюсь принимать парадный вид.

– Ну, тогда и мне тоже следует принять парадный вид. Я отправлюсь на "Иглу".

– Не смеем задерживать. Но только к… через час будь здесь, если не трудно.

– Час - это очень много времени. Сережка пусть остается здесь, с Релем.

– Погоди, - уже в дверях остановил меня Нок, - мне нужно побывать на базе - отдать кой-какие распоряжения. Если не трудно, прихвати меня с собой.

– Идем.

На этот раз я летел быстро, на пределе возможностей дисколета. И перелет занял всего лишь чуть больше десяти минут.

– Где тебя высадить? - спросил я слегка удивленного такой быстротой Нока.

– Вон, возле группы зданий.

Я по всем правилам посадил машину.

– Заберу тебя на этом же месте. Будь тут через полчаса. Хорошо?

– Буду.

Как только Нок удалился, я быстрым подскоком перебросил дисколет на "Иглу". Первым делом на борту вызвал Рэя.

– Рэй, мне требуется парадная форма. Сможешь ее быстренько сделать?

– Вик, я ее уже сделал. И без пояснений понял, что ты хочешь. Иди в свою каюту, она уже там.

Форма уже действительно была там, аккуратно разложенная на кровати и кресле. Я не стал больше ничего спрашивать, а принялся молча одеваться. Давненько мне не приходилось быть при параде, а при полном наверно никогда. Простая парадная форма состояла из белой рубашки, узких серых с металлическим отливом брюк, длиннополой куртки-пиджака такого же цвета с золотистыми погонами младшего капитана и нашивками на рукавах: с одной стороны эмблема Дальней разведки, а с другой - "Иглы", плюс к этому мелкие нашивки. Ну и в заключение серые ботинки на толстой подошве и цвета формы пилотка с эмблемой космофлота Земли. Но это простая парадная форма, к полной же полагался пояс с кобурой и личный лучевой пистолет. Так вот, передо мной была разложена именно полная парадка, не более и не менее. Но и об этом я не стал спрашивать Рэя.

Развернув посильнее зеркало и встав перед ним, я надел на себя пояс. Перекинул через плечо специальный удерживающий ремешок. Сдвинул кобуру на правый бок. Достал лучевик, прикрепленный к кобуре билитовой нитью, осмотрел и поместил на место. Только после этого нахлобучил на голову пилотку и осмотрел то, что из всего этого получилось, в зеркале.

Да, вид у меня получился, если судить по земным меркам, крайне вызывающий. Но я только усмехнулся, отдал своему изображению в зеркале честь, еще раз все на себе поправил и пошел к дисколету.

– Вик, погоди, - остановил меня Рэй, - ты кое-что забыл.

– Что я забыл.

– Рацию естественно. Ну, на камеру я не претендую. А рацию можешь положить в карман. Хорошо?

– Ну что с тобой поделать, любопытнейший, - огрызнулся я, но рацию все-таки сунул во внутренний карман.

Полчаса еще не прошло, и Нока на назначенном месте не было. Посидев в машине пару минут, я не выдержал и выбрался на свежий воздух. Солнце уже солидно приподнялось над горизонтом, и день здесь обещал быть ясным и солнечным. Я обошел вокруг дисколета и встал, опершись плечом о его борт.

У входа в здание, куда ушел Нок, стояла охрана из двух человек в незнакомой мне форме. Я отметил всё то любопытство, с каким они смотрят на меня, и только улыбнулся. Нок появился через пару минут, необычно легко для человека его лет сбежал по лестнице, направляясь ко мне.

– Все в порядке, - сказал он и забрался в открытый люк, на который я ему указал.

Уже когда я бросил машину в небо, он сказал:

– Что-то никогда не видел тебя в такой форме.

– Неудивительно, здесь я ее не одевал ни разу. Даже у нас, на Земле, звездолетчики одевают парадку только в редких официальных случаях, например, когда получают приказ на отлет.

Километры быстро проносились под нами, и вот погасивший скорость дисколет снова оказался над Гэздом.

– К Риву? Или лучше тебя в другом месте высадить?

– Лучше в другом. Возьми немного левее. Видишь большое светло-серое здание. Это моя контора. Если нетрудно, высади на крыше, там есть посадочные площадки.

Я заложил вираж и опустил машину точно по центру одной из площадок.

– До скорого, - сказал Нок, высаживаясь, - на официозе я буду присутствовать.

Коротким быстрым подскоком я перебросил дисколет к дому Рива. Там меня встретили Рель и Сережка.

– Да, тоже вырядился, - прокомментировал Сережка, - героический звездный разведчик при полном параде.

– Дед там тебя дожидается, - добавил Рель.

– Ты, гляжу, тоже переоделся, - сказал я Сережке, который был одет в рубашку с короткими рукавами и свободные светлые брюки.

– У него, - он кивнул на Реля, - позаимствовал. Будем присутствовать на твоей официальной встрече как третьестепенные персонажи на заднем плане.

– Вик, ну наконец-то, - появился из дома Рив.

– Я уложился вовремя.

– Пойдемте.

Рив тоже надел на себя форму. Я видел его в этой форме, но уже очень давно. Нас ждал автомобиль, на котором мы выехали в город.

– Что-то не замечал, что у вас сохранился такой транспорт.

– Это скорее можно сказать ритуальное действие.

Мы остановились перед большим старым зданием.

– Дворец правительства, - прокомментировал Рив, - мы подъехали сюда немного рановато, но ничего, пойдем.

Улицы перед дворцом оказались заполненными людьми, но на площадь их не пропускали люди в уже знакомой мне форме. У входа во дворец тоже стояла охрана - двое молодых людей в форме и с оружием. Когда мы приблизились, они одновременно, отточенными движениями, отдали нам честь. Рив сделал то же самое, а я с промедлением, но довольно картинно, потому что заметил, что нас снимают. Внутри нас встретила целая группа людей. И нас проводили к Ясу.

– Так, время еще есть, - первым делом сказал он, - поясню процедуру сам.

– Если вы чего-то ждете от меня, то сразу говорю, что могу вас разочаровать.

– Да не бойся ты, Вик. Все это не более чем формальность, рассчитанная на общественность. Ну, в общем, так. Когда появишься в зале, на тебя набросятся журналисты и засыплют вопросами. Отвечать на них или нет - решать тебе. Но на это можно потратить не больше семи минут. Вся процедура рассчитана по минутам. Потом тебя встречу я, прочитаю приветственную речугу на десять минут…

В этот момент в кабинет заглянул запыхавшийся человек:

– Советник Ягъяэ, вам уже пора.

– Не суетись, Нол, успею… Ну, в общем так, Вик. Рив будет рядом с тобой и если нужно, то подскажет, что делать. Ну а я ухожу, нужно еще занять свое место, а вы выйдете через минуту, - сказав это, Яс быстро скрылся за дверью.

Заметив мою нерешительность, Рив сказал:

– Не волнуйся, Вик, ничего особенного от тебя не потребуется.

– Просто кто бы мог подумать, что меня ожидает встреча советом и правительством целой планеты.

– Ты не думал, а мы думали, и не один раз, так что придется потерпеть. Кстати, уже пора, идем.

Всю эту официальную встречу я перенес словно в полусне. Будь иначе, она наверно показалась бы мне чересчур затяжной.

Вначале на меня действительно напустились журналисты, но они оказались крайне недисциплинированным народом, настолько перебивали друг друга, что я обошелся всего несколькими фразами, суть которых сводилась к тому, что все в порядке.

Потом меня встретил Яс, выглядевший так, как будто расстался со мной не десять минут назад, а шестьдесят лет. Последовавшая за этим его речуга сводилась к набору общих фраз, которые при желании можно толковать как угодно. Я ответил примерно тем же, но только покороче, высказал благодарность за прием. Ну а после этого мы все вполне благополучно удалились.

– Ну, вот и все, - сказал Яс, - не стоило и волноваться. Но сообщаю сразу, что будет и вторая серия, но только попозднее, когда все утрясем. Думаю, что неделька отдыха тебе ни в коем случае не повредит. Да и какой тут отдых, думаю, что не мы, так другие твои старые знакомые в покое тебя не оставят. На неофициальном уровне естественно.

Я ничего ему не ответил. Тогда Яс похлопал меня по плечу и сказал:

– Отдыхайте, как сможете. Но на послезавтрашний вечер ничего не планируй - я приглашаю вас к себе в резиденцию на ужин. Ничего официального, а только семейное.

– Хорошо, буду.

– Ну, я сейчас удаляюсь, а завтра поговорим обо всем. Где тебя в случае чего искать?

– Скорее всего, буду у Рива. Через него и ищи. В крайнем случае - через "Иглу".

Тут подошел Рив и осведомился:

– Какие планы?

– Пока никаких.

– Ты случайно не видел, куда подевались Рель и твой Сережа?

– Как-то не обращал внимания.

– Сейчас найду их, и отправимся обратно.

Мальчишки отыскались минут через десять. Особым желанием возвращаться они не горели, но и возражать не стали. Во внутреннем дворе нас ожидал небольшой вертолет, который за несколько минут доставил нас к дому Рива и, высадив, тут же улетел назад. Мальчишки тут же убежали в дом, а мы с Ривом задержались.

– Устал? - спросил он у меня.

– Да вроде бы нет, - ответил я, не чувствуя в себе и следа усталости.

Рив же устал - это и невооруженным взглядом просматривалось в его облике. Было так же хорошо заметно, что очевидно за последние годы он прилично сдал, и как ни бодрился, ему уже все-таки восемьдесят лет.

– А ты, Рив, как я вижу, нуждаешься в отдыхе.

– Старость - не радость - так, по-моему, у вас говорилось. Ты не будешь против, если я оставлю тебя на несколько часов?

– Отдыхай, Рив. А я пойду, посмотрю, чем там мальчишки намерены заниматься. Может быть и присоединюсь.

Рив только улыбнулся, но больше ничего не сказав, ушел в дом. Я же задержался снаружи. Несмотря на всё, уже прошедшее сегодня, день по-прежнему еще не дотянулся до полудня.

Но уже высоко стоявшее в небе солнце хорошо грело, особенно через мою парадную форму. Я снял пояс и куртку, галстук засунул в карман. Бросил все это на траву и сам сел рядом. Это была настоящая трава, живая, мягкая и упругая. И я не мог сразу вспомнить, когда же в последний раз я вот так сидел на живой траве. В любом случае это было очень давно и не имело смысла уточнять, когда именно. Разве что вспомнилась замерзшая трава под катером, на которой я сидел и разговаривал с маленьким Ноком. Да, с тех пор на этой планете прошла наверно целая эпоха.

Еще немного помедлив, я разулся, чтобы и ногами потрогать траву. Потом завалился на спину, глядя на плывущие по небу облака. Сильный ветер гнал их по небу, и они причудливо меняли форму, делались похожими то на зверей, то на цветы, деревья, людей. Казалось, что еще немного, и я вспомню что-то важное и давно забытое, но оно все ускользало и ускользало, не успевая запечатлеться в сознании.

– Витька! - услышал я Сережку, и, запрокинув голову, увидел, что он высунулся из открытого окна на втором этаже, - ты что там делаешь?

– Как видишь, лежу.

– Иди сюда, мы тут тебе кое-что покажем.

– Что покажете стоит того, чтобы подниматься?

– Да иди ты, сам увидишь.

Тем, что Сережка собрался мне показать, оказалась передача о церемонии моей официальной встречи, транслируемая местным телевидением. Посмотреть на самого себя чужим взглядом было интересно. Да и к тому же вопреки моему собственному мнению, оказалось, что выгляжу я вполне солидно, говорю обстоятельно, без заискивания или высокомерия. Но досматривать до конца я не стал, и так все было понятно.

– Ну все, выключите вы эту штуку.

– А нам показалось, что ты там неплохо выглядел.

– Хватит подобного зрелища. Лучше давайте выкладывайте, чем сейчас намерены заниматься.

– Ничем не намеревались, - ответил Сережка таким тоном, каким он обычно врет мне.

– Намеревались: во-первых, сходить на речку и искупаться, во-вторых, смыться с территории и прогуляться по Гэзду, - сказал Рель, нисколько не смущаясь, - хочешь с нами?

Сережка при этом слегка толкнул его в бок, но Рель словно бы и не заметил этого. И я, даже ни на секунду не задумавшись, ответил:

– Конечно хочу.

– Только тогда тебе нужно переодеться - не в этом же идти, - Рель указал на мою парадную форму.

– Я слетаю до "Иглы", это недолго.

– Ждать не будем, - фыркнул Сережка, - Рель, найди что-нибудь для него.

– Одна минута, - сказал Рель, скрываясь за дверью.

– Ну, что встал, - улыбаясь сказал Сережка, - снимай свой полный парад окончательно, коли с нами собираешься.

Сам Сережка тоже освобождался от позаимствованной у Реля "приличной одежды". Тут вернулся Рель, он принес одежду для меня - светло-серые свободные брюки, того же цвета рубашку со множеством карманов на разных застежках и рукавами чуть повыше локтя, маскировочного цвета фуражку с длинным козырьком.

– Меряй, - сказал он, протягивая мне все это, - должно подойти.

Он, как и Сережка, принялся переодеваться в ту одежду, которую они сделали на "Игле". Сережка переоделся первым, но от Реля я не отстал. Рель осмотрел меня и сказал:

– Это от Сола осталось здесь. Не по последней моде, но ничего, вполне нормально. А ботинки и твои сгодятся, почти что по моде.

Потом он повернул фуражку козырьком назад, но, посмотрев на меня после этого, вернул ее в прежнюю позицию. На мальчишках тоже оказались фуражки наподобие моей, но только под цвет ихних безрукавок.

– Погодите, - спохватился Рель, - совсем забыл. Обязательно нужны очки. У меня их целая коллекция. Пойдемте, сами выберете.

– Подожди, Рель, - остановил я его, вытаскивая из под сложенной на спинку стула формы пояс и кобуру с лучевиком, - форму я могу тут и оставить, но эту штуку просто не имею права.

– А это что, пистолет?

Я расстегнул кобуру и вытащил лучевик:

– Личный лучевой пистолет. Деталь полной парадной формы, но стрелять может, как и любой другой.

– У деда есть сейф, но деда лучше не беспокоить. Погоди…

– Вик, у тебя что, старческий склероз, на дисколете же есть замок. Чем дисколет не сейф?

– Правильно, Серег, положу его туда.

– Пойдемте, очки выберем.

Мы прошли на первый этаж. Здесь, в прихожей на полке лежало больше десятка темных очков.

– Я ими пользуюсь, - сказал Рель, когда не хочу, чтобы меня узнавали по глазам.

– А фуражкой - чтобы по волосам, - добавил Сережка, - но его все равно узнают - по цвету загара.

– Изредка. Не все же всегда будут присматриваться, это не так бросается в глаза. Вик, выбирай первым.

Я выбрал очки с большими золотисто-зеркальными, с радужным отливом стеклами в тонкой матово-металлической оправе.

– Ага, - не удержался Рель, - я так и подумал.

– Ты хотел их взять? Бери.

– Нет, нет, нет, надевай. Тут мы другие возьмем. Просто эти очки мне дед отдал. Он их в свое время у тебя на корабле взял… Готовы? Идите, положите свою пушку куда собирались, а я еще кое-что прихвачу.

Мы с Сережкой направились к дисколету. Я уложил пистолет вместе с поясом и кобурой в шкафчик инструментов и запер машину кодом личного запрета.

– Теперь можно двигаться дальше, - прокомментировал я.

– Вик, ты заметил, как Рель снова изменился.

– Заметил, но чему тут удивляться, он ведь здесь дома.

– Дома ли, - едва слышно прошептал Сережка, но что он под этим подразумевает, я расспрашивать не стал.

Рель уже ждал нас наверху. Он прихватил с собой большую сумку, которая висела у него на плече на длиннющем ремне, лишь немного не доставая до земли. В руке же он держал мою рацию, которую тут же протянул мне:

– На, возьми, а то Рэй на тебя жалуется, что мол ты его постоянно забываешь.

– Рэй, не обижайся, - сказал я в микрофончик рации, - я прошу прощения.

– Извинения принимаются, - донеслось и рации, - положи в карман и можешь снова забыть. Мешать вам не буду.

Я сунул рацию в нагрудный кармашек, который был с клапаном и застегивался аж на три пуговицы. Сережка тем временем спрашивал у Реля:

– Чего это столько взял?

– Да так, ничего особенного, у реки покажу, - ответил ему Рель, а уже потом сказал, - давайте, идем.

– Веди, хозяин здешних мест, - сказал я, - а мы уж за тобой.

Рель только улыбнулся и махнул рукою, приглашая следовать за собой.

Река была совсем рядом, хотя от дома ее и не было видно из-за высокого берега. Берег же этот был облагороженным и чистым, а вниз, к реке вела неширокая деревянная лестница с резными перилами, довольно старая, из потемневшего, однако не потерявшего прочности дерева. Было ясно, что кто-то делал ее вручную, и не спеша. Под обрывом был узенький пляжик, покрытый галькой, вперемешку с крупным серым песком. Тут, на некотором удалении друг от друга стояли большие зонтики для защиты от солнца, а под ними шезлонги.

– Здесь скучное место, - сказал Рель, - пойдем подальше, а потом переберемся на ту сторону, там хоть травка возле берега, а не эти креслоудобства.

Река здесь была неширокая, всего метров сорок, и текла она плавно. Мы прошли вниз по берегу с полкилометра, когда Рель остановился:

– Здесь можно перейти. Воды тут самое большее мне по грудь.

Он бросил сумку себе под ноги и принялся раздеваться, а оставшись в одних плавках, засунул одежду в сумку. Мы к тому времени уже тоже были готовы. Рель потрогал воду ногой и бодро вошел в реку, мы за ним - сначала я, а потом Сережка. Вода в реке была в как раз хороша для купания, не теплая, но и не холодная. Хоть течение и было несильным, но все-таки ощущалось, оно стремилось утянуть нас за собой. Рель поставил сумку себе на голову и шел, придерживая ее одной рукой. Мы с Сережкой несли одежду в поднятых руках.

– Осторожнее, где-то тут яма, не попадите, - сказал Рель, не оборачиваясь.

И он, и я прошли это место нормально, ну а Сережке "повезло": толи он нашел эту яму, толи она нашла Сережку, но, в общем, он угодил именно в нее, успев только чертыхнуться. Он тут же скрылся в воде вместе с головой, но уже через секунду вынырнул:

– Фу-ты, все намочил.

– Надо было осторожнее.

– Я и так осторожно… Тапочки утопил. Надо искать.

– Давай сюда свои тряпки.

Он отдал мне одежду и тут же нырнул. Мы же с Релеем вышли на берег, бросили вещи на траву и вернулись помогать Сережке. Вода в реке была мутная, и в ней почти ничего не было видно дальше, чем на полметра. И мы нашли только половину того, что искали, то есть один Сережкин сандалет, другой же не могли, сколько ни старались.

– Наверно уплыл, - объяснил это Сережка, - какой толк искать. Давайте лучше просто покупаемся.

Мы с Релеем молча согласились. И минут пять поплавали просто так - поиски Сережкиной обуви отняли кой-какие силы. На берегу Рель вытащил из сумки большое полотенце и протянул мне:

– На, укройся от солнца, - когда я послушно набросил его себе на плечи, Рель спросил у нас обоих. - Ну и что делать будем?

– Вернемся, - тут же ответил я, - найдем Сереге что-нибудь из обуви.

– А еще звездолетчик, - Сережка двинул меня локтем в бок, - ведь и такому младенцу, как я известно, что если куда-то отправился, вернулся с полпути и снова отправился, то ничего хорошего не будет.

– Глупое суеверие.

– Глупое? Ну и возвращайся сам, а я не пойду. Я и босиком похожу. Рель, у вас тут принято ходить босиком?

– А почему бы и нет. Некоторые ребята ходят.

Сережка покрутил свой сандалет за ремешок и кинул его на середину реки. Тот пару секунд покачался на поверхности, а потом, почти полностью погрузившись, поплыл вниз по реке.

– А вот загрязнять реку своими тапочками - думаю не очень-то хорошо с твоей стороны, - высказался я.

Рель тем временем вытащил свои сандалеты из сумки и швырнул их вслед за Сережкиной.

– Ничего страшного. Через полгода от них не останется ничего. Рэй нам это гарантировал. Так? - вопрос он обратил к моей одежде.

– Именно так, - донеслось оттуда, - распадутся полностью, гарантирую.

– Так, значит, один остался босиком по неосторожности, а другой решил разделить с ним компанию.

– А что тут такого. Тебя, по крайней мере, присоединиться не приглашаем.

– А я и так не собирался. Во-первых, потому что в отличие от вас не хочу загрязнять реку, а во-вторых, потому что мои ноги не выдержат ходьбы босиком по пересеченной местности.

– Мы вовсе и не пойдем, а поплывем, - сказал Рель, вытаскивая из сумки пластиковую надувную лодку, - но надуем мы ее после того, как покинем территорию поселка, не раньше.

Мы искупались еще пару раз, полежали на травке. Прошел наверно целый час времени, когда Рель, глянув на солнышко, сказал:

– Кажется, уже пора смываться. Если конечно вы не против?

Сережка только кивнул, а я спросил:

– Ну и каким способом ты предлагаешь смыться?

– Да очень просто, по реке. Нырнем на территории поселка, а вынырнем уже за ней, никто ничего и не заметит.

Покопавшись в своей сумке, Рель вытащил три комплекта для подводного плавания - маски, трубки и небольшие ласты.

– И не показал, - тут же упрекнул его Сережка. - Тут бы в них покупались. Я никогда не плавал в маске и ластах. Я ведь и не умею даже.

– Эти штуки только облегчают плавание. Не бойся, не утонешь, - с усмешкой успокоил его я.

Рель тем временем вытащил из сумки большой непромокаемый мешок, в который засунул и сумку, и одежду:

– Складывайте все сюда, не бойтесь, не намокнет, уже проверено.

Мы с Сережкой засунули в этот мешок одежду, а я еще и ботинки. Рель покачал мешок в руках и добавил ко всему увесистый камень. Плотно завязав мешок, он, держа его в руках, зашел в воду. Мешок оказался слегка тяжеловатым, и Релю пришлось заменить камень более легким. Снова испытав мешок в воде, Рель остался доволен:

– Сейчас можем отправляться.

Мы еще немного прошли вдоль реки, до заранее намеченного Релем места. На этом месте мы надели снаряжение. Я хотел было взяться за доставку мешка, но Рель сказал, что превосходно справится сам.

Мы зашли в воду и, нырнув, поплыли вниз по течению. Рель с мешком впереди, а мы следом, чтобы не обогнать. У Сережки с самого начала не получилось с дыхательной трубкой, и он решил эту проблему самым простым способом - вынул трубку изо рта и задержал дыхание. Река делала довольно крутой поворот, и когда мы его миновали, Рель показал, что можно выныривать, и Сережка принял это с восторгом. Вынырнув, он хотел что-то сказать, но Рель только приложил палец к губам. Мы почти без усилий проплыли еще полкилометра, и только потом выбрались на берег, весьма похожий на тот, с которого мы начинали.

– Дальше поплывем на лодке, - сказал Рель, уже развязывая мешок.

Сережка тут же принялся ему помогать. Они извлекли из сумки лодку и аккуратно развернули ее. Потом, шутливо препираясь, принялись, по очереди работая насосом, накачивать ее. Лодка была сделана из какого-то тонкого и прозрачного материала, не внушающего на первый взгляд особого доверия.

– А это сооружение не порвется случайно? - улыбаясь, спросил я у Реля.

– Ножом конечно можно и разрезать, но только зачем. Ну и случись что - не утонем ведь.

Мальчишки столкнули лодку на воду, правда, не забыв привязать к торчащей из берега коряге. Потом начали о чем-то спорить, так что мне пришлось вмешаться:

– В чем причина несогласия?

– Он, - Сережка кивнул в сторону Реля, - собирается прицепить к лодке мотор, чтобы быстрее добраться.

– А он, - сказал Рель, улыбаясь, - не хочет быстро, а хочет по пути все внимательно разглядывать. Но ведь мы-то вроде бы в город собирались.

– Рель прав, - сказал я, и Сережке больше ничего не осталось, как подчиниться решению большинства.

Мотор для лодки был небольшим и нетяжелым - овальная коробка с несколькими кнопками, выходящая из нее изогнутая трубка, заканчивающаяся трехлопастным винтом. Рель, очевидно проверяя, нажал на одну из кнопок, и винт принялся быстро раскручиваться.

– На каком принципе работает этот мотор? - не удержавшись, спросил я.

– Электромотор на сверхпроводниках, а источник энергии - квантнакопитель, принцип тот же, что в батарее твоего пистолета, но конечно гораздо хуже выполнен. Но и его хватит, чтобы крутить этот винт пару часов.

Рель забрался в лодку и возился там несколько минут, прилаживая мотор на место, после чего, уже не спускаясь на берег, сказал:

– Готово, можем отправляться. Давайте сюда пожитки и сами забирайтесь.

До Гэзда, точнее говоря до его основных районов, мы добрались быстро. Неказистый с виду мотор тянул лодку так, что у нее даже задирался кверху нос. Город начался практически сразу. Громады многоэтажных домов подступали почти что к самой реке. Отсюда, снизу, Гэзд выглядел не таким, как сверху, с дисколета. Рель провел лодку еще с километр вглубь города и остановил возле парка. Мы вылезли на берег и вытащили лодку.

– Оставим здесь, - сказал Рель, - неохота таскать ее. И так никто не возьмет.

Мы быстро оделись. Рель немного повозился над мотором:

– Если кто его попробует его включить, того ожидает небольшой, но довольно неприятный сюрприз, - хохотнул он. А потом, махнув рукою, он повел нас за собой в город.

Мы проходили через старые кварталы. Рель рассказывал, когда они были построены, кто тут жил. И примерно через полчаса мы вышли к старинной, выложенной из светло-серого гранита стене.

– Старый Гэзд, - прокомментировал Рель, - тот самый, про который говорили: "Город стреляющих стен". Это одна из последних построенных стен. Была построена по указу императора Извира тридцать второго семьсот лет назад, в пору последнего подъема Аиверианской империи. Хотите подняться?

Мы естественно хотели. Рель повел нас к одной из башен, в которой была ведущая наверх узкая винтовая лестница. Верх стены и сейчас поднимался над землей на добрые двадцать с лишним метров. Стена наверху была широкая, тут мог встать в ряд десяток человек. По одну сторону тянулись каменные зубцы, между которыми были узкие бойницы.

– Тут когда-то стояли арбалетчики, пушки и ружья появились уже позднее. Гэздская крепость ни разу не была взята силой.

Стена опоясывала территорию в несколько квадратных километров. С одной стороны был Гэзд, а с другой - перекопанный пустырь.

– Четыреста лет назад, один ску, как говорим мы, город взяли войска с восставшего Южного материка, где была провозглашена республика Аивер. Последний император бежал в Тальгир. Здесь же войска генерала Десись разрушили императорский дворец и все прочее, что находилось как раз в Гэздской крепости. С тех пор тут уже ничего не строилось.

– Тут что, раскопки ведут? - спросил Сережка.

– Ага, уже несколько лет. Спустимся, посмотрим.

Вопреки нашим ожиданиям, на раскопках не оказалось ни одного человека. Рель несколько раз удивлялся этому даже вслух. Он подвел нас к довольно глубокому котловану, на дне которого были остатки стены. Кладка этой стены наверно ничем не уступала той стене, на которой мы были, если даже не превосходила ее. В котловане был небольшой подъемник. Рель быстро разобрался, как им пользоваться, и мы спустились вниз. Мальчишка с уважением потрогал эту стену и только потом объяснил:

– Этой стене больше шести тысяч лет, ее возвели еще тогда, когда Гэзд был молод, и еще не назывался Гэздом.

Я не мог удержаться, и тоже положил руку на обточенный временем камень, словно хотел почувствовать ею само время, эти шесть тысяч лет.

– Да, Лата - старый мир, - сказал Сережка, - шесть тысяч лет назад она значительно обгоняла в своем развитии Землю. И я не могу понять, почему мы первыми пришли сюда через межзвездное пространство, а не наоборот.

– Видишь ли, Сереж, у нас, на Земле прогрессивная техническая цивилизация началась с первой попытки. А Лата за свою историю испытала несколько таких попыток, ту историю, которую помнят люди. А ведь есть еще и та, которую и не помнят. Та же Пустыня Черных камней вовсе даже не пустяк.

– Вик, мне кажется, да и не только мне одному, - что Лату кто-то искусственно тормозил в развитии.

– Может быть, - только и ответил на это я.

– Я имею ввиду Вак, - опустив взгляд, добавил мальчишка.

– Может быть, - снова сказал я, не имея ни малейшего желания обсуждать тему Вака, особенно с мальчишками.

Мы бродили по Гэзду до самого вечера. Рель провел меня по тем местам, где я бывал еще во время войны. Но всего того района, где был когда-то дом Рива, не существовало, на его месте был еще один парк. Но вот дом, где мы с Ривом скрывались от вакцев, сохранился. Правда подниматься мы не стали.

Еще мне запомнился памятник жителям Гэзда, погибшим в последней войне. Это был конус из блестящего металла высотою в тридцать метров, на котором выступали человеческие силуэты, словно бы кто-то, налегая всем своим телом с той стороны, пытался прорвать несокрушимый металл… Блестящий в лучах солнца конус памятника и безликие силуэты…

Рель объяснил, что тут, под памятником лежит пепел погибших, а в самом конусе лежат металлические листы с их именами. А у подножия памятника я увидел… живые цветы. Хотя я точно знал, что такого обычая ни у одного населяющего Лату народа не было, это был обычай Земли.

Обычаи могли измениться со временем, если был для этого сильный пример и стимул. И это не было удивительным. Сейчас не было удивительным и многое другое. "Игла" нанесла Лате свой укол. Каким бы незначительным он мог показаться, но он был. Информация была выпущена, и свое влияние на жизнь планеты она не могла не оказать. Путь не было слепого копирования и подражания, но был пример. И Лате уже никогда не быть такой, какой она была до "Иглы", не быть и такой, какой она бы стала, не будь "Иглы". Мысли обо всем этом у меня появились в этот день, но с мальчишками я ими не делился, обсудить их нужно будет с Рэем, когда все успокоится и уляжется.

В поселок мы вернулись уже поздно вечером, почти что затемно (Гэзд - не южный город, и летний день здесь намного длиннее ночи, а сейчас здесь было именно лето). Рель довольно дурашливо "отдал честь" охране, когда мы проплывали мимо.

Рив ждал нас, сидя в кресле возле крыльца. Он читал старую и весьма потрепанную тетрадь, подставляя ее под лучи света от висящей над крыльцом неяркой лампы.

– Придется получить от деда маленького нагоняя, - шепотом сказал Рель и, как мне показалось, слегка улыбаясь при этом, и тут же, словно спохватившись, добавил, - точно, точно, я вам говорю.

Но несмотря на это добавление, Рив этого делать не собирался. Он только закрыл тетрадь, посмотрел на нас и спросил:

– Ну и как прогулялись?

– Всё в порядке, Рив, - ответил я, - нам это не помешало.

– Что ж, я так и думал. Пойдемте в дом, а то уже совсем ночь.

Уже в доме Рель и Сережка сразу улизнули к Релю в комнату, я же остался с Ривом. Он немного странно посмотрел на меня и тут же ответил на мой, еще не заданный ему вопрос:

– В этой одежде ты очень похож на Сола. Вернее, это он похож на тебя. Гораздо сильнее, чем Рель.

– Рель больше похож не на меня, - сказал я, отключая лежащую в кармане рацию.

– Прекрасно знаю, о ком ты говоришь.

Я достал рацию из кармана и положил на край стола:

– Я сейчас отключил с ним связь. Можно говорить свободно.

– Я прекрасно знаю, что Рель больше всего похож на Рэя. Такого, каким мы его узнали. Убери из кожи серый пигмент, которого у него и так немного, сделай волосы черными, тогда наверно никто не смог бы их различить.

– Когда Рель оказался возле "Иглы", Рэй повел себя очень странно. Рискну предположить, что он сам в какой-то момент принял его за себя… Не знаю почему, но мне кажется, что все это неспроста.

– Мне тоже, и уже не один год. Они все время были похожи, даже характерами… Вик, что ты знаешь о "Дубле"?

– Ровно столько же, сколько и ты, из воспоминаний Рэя… Хотя нет, погоди, был еще один эпизод. Это было в искусственной реальности.

И я рассказал Риву о моей встрече с Гостиным на берегу лунного моря.

– А это не показалось тебе странным?

– Показалось, и причем с самого начала. Но тогда мне показалось, что условия игры следует выполнять. Потом же я об этом просто-напросто забыл.

– Еще был дневник астрокапитана Артура Рикста.

– В нем информации о "Дубле" еще меньше, чем в воспоминаниях Рэя.

Рив протянул мне тетрадь. Я быстро пролистал ее. Это оказалась рукописная копия дневника Рикста, причем весьма точно выполненная.

– Кто это сделал? Ты?

Рив отрицательно качнул головой:

– Я нашел ее полгода назад, разбирая бумаги, оставшиеся от Нис. Очевидно, она сделала эту копию еще на "Игле", когда изучала ваш язык, а я про нее ничего не знал, не знал и о самом существовании такого документа, как этот дневник, - Рив говорил это таким тоном, словно: во-первых, извинялся, а во-вторых, считая, что я ему не верю.

– Стоп, Рив, я тебе верю. Вступление окончено, переходи к сути.

– Вик, ты не пытался расшифровать это, - Рив открыл тетрадь на том месте, где были непонятные записи незнакомыми символами.

– Пытался, но, по-моему, человеческим мозгам не под силу расшифровать неизвестный язык, не имея для этого ни одной зацепки. Рэй же отказался мне в этом деле помочь, причем в весьма категоричной форме. По-видимому, сам капитан Рикст запретил ему это делать, используя код запрета электронного ключа, своего браслета и звания астрокапитана, мне снять такой запрет не представляется возможным.

– Нет, Вик, запрет тут, похоже, не при чем… Я пытался расшифровать эти тексты на большом вычислителе Латы.

– Ну и каков результат?

– Вычислитель отказывался принимать задание, сопровождая свой отказ целой массой причин. После шести попыток я просто плюнул на это…

– Может быть пока оставим эту тему. Для того чтобы что-то прояснить в этом вопросе, нужно быть не здесь, а на Земле. До Земли же пока еще очень далеко.

– Хорошо, Вик, согласен с тобой. Оставим эту тему на потом. Хоть она и не дает мне покоя.

– Тот, кто это написал, сделал так, чтобы никто этого не прочитал, пока не подойдет для этого время.

– Вполне возможно и даже вероятно. Но если это действительно так, То "Дубль", о котором мы практически ничего не знаем, гораздо сильнее, чем это может показаться, если даже не сильнее, чем мы можем представить.

– Вполне возможно, Рив, но давай оставим это до Земли.

Несколько минут мы молчали, потом Рив спросил:

– Какие у тебя планы на завтра?

– Планы назавтра наверно и появятся только завтра. Разве что вечер я обещал Ясу. А что, ты хотел что-то предложить?

– Скорее просить, чем предлагать.

– Ну и, давай, выкладывай.

– Пока вас не было, звонил Веньись и хотел поговорить с тобой…

– Который из братьев?

– Ог. Но тебя здесь не было, и он убедил меня, чтобы я просил у тебя твоего завтрашнего дня на визит к нему.

– Ну, что же, я и сам не против увидеться с ним. Где он обитает, здесь, в Гэзде?

– Нет, он прочно обосновался в своем родном городе.

– Дебиг, на Южном материке, - вспомнил я, я там один раз бывал.

– Но сейчас не узнаешь.

– Здесь я и так много чего не узнаю. К примеру, Гэзд. Мне кажется, что он сейчас больше похож на города Земли.

Рив улыбнулся.

– Тому, что хорошо придумано, подражать не грех. Но тут подражания не было. Просто для каждого уровня развития существуют свои понятия о целесообразности.

– Да, Рив, Лата сделала большой шаг по пути развития. И мне даже кажется, что я оказался на совершенно другой планете, а не на той Лате, куда прилетел почти семьдесят лет назад.

– Все это время, Вик. Наверно когда ты вернешься на Землю, то не узнаешь и ее.

– Вполне возможно, Хотя я думаю, что Земля в последнее время обрела какую-то устойчивую стабильность, и прошедшие годы мало что изменят. И уж конечно, вряд ли заденут основы.

– Вик, ты даже не представляешь, как я хочу оказаться на Земле. Ведь здесь по сути дела всю жизнь мне, да и не только мне, приходилось не быть самим собой до конца… Хочешь ли ты того, или не хочешь, но именно ты сделал меня таким, какой я есть. Латянин по рождению, но по образованию и даже в значительной степени по воспитанию - землянин.

– Я это знал, Рив, но тогда у меня не было лучшего выхода, чем то, что я сделал. И теперь получается, что я отвечаю и за вас, и отказываться от этого я не намерен.

– Я, каюсь, подумал, что ты такого никогда не скажешь.

– Ну и что ты в связи с этим предлагаешь?

– Видишь ли, Виктор, мы над этим думали, и не раз думали, особенно в последнее время, и пришли к такому выводу, который стал особенно ясным в сете предложения Рэя… - Сказав это, Рив замолчал, очевидно не решаясь сказать мне то, что и без того было для меня очевидным.

– Я слушаю тебя, Рив.

– Видишь ли, мы отдали Лате все то, что были должны. Мы почти до конца прожили ту жизнь, которую она могла нам дать. Но остался и другой долг. Ведь именно Земля дала нам и тебя, и Рэя, и многое из того, что сделало нас такими, какие мы есть сейчас. Может это тебе покажется возвышенным самомнением, но даже по земным меркам мы кое на что способны. И поэтому мы заявляем, что если Земля дает нам вторую жизнь, то эта жизнь будет отдана только Земле. Только на Земле мы сможем быть сами собой до конца.

Хоть это и было сказано сухими словами, но чувства в это Рив вложил немало. Что ни говори, но другого выхода для меня уже не оставалось, да если бы он и был, я бы все равно выбрал этот.

– Я согласен, - негромко и ясно сказал я, - Земля не отвергнет тех, чей порыв идет от самого сердца. Пусть это и не записано ни в каких правилах, но пусть будет так. И даже если мне придется отвечать за это, я отвечу перед кем угодно. Все, от чьего имени ты сейчас говорил, отправятся вместе со мной на Землю, как только это станет возможным. И второе, - добавил я тихо, - с этого самого дня все вы для меня не чужие, Лата и все люди Латы…

Глава пятая: Воплощение

День начинался хорошо. Но, проснувшись утром, я не сразу-то понял, где же я нахожусь, но вспомнил про дом Рива и успокоился. Я спал один в довольно большой (после корабельной каюты любая нормальная комната покажется большой) комнате, Было утро, и весьма нераннее. Солнце за окном светило вовсю, пробиваясь острыми лучами через светло-зеленую листву растущего под окнами дерева.

Я поднялся с кровати и распахнул окно. С улицы прилетел легкий ветерок, вовсе не холодный. И во всем этом для меня была какая-то идиллия, словно я попал туда, куда стремился. И на душе у меня было очень спокойно - все страхи и переживания остались далеко позади, я вздохнул полной грудью и улыбнулся сам себе - мне было по настоящему хорошо, наверно впервые за много лет.

Я с ногами забрался на подоконник и выглянул наружу. Комната находилась на втором этаже, а окно очевидно выходило в сад, и из него снаружи не было видно ни единого человека. Я поборол возникшее было желание выпрыгнуть из окна и побродить по саду, и вернулся обратно в комнату, где сделал короткую зарядку, а потом, надев брюки, пошел умываться.

В доме царила полная тишина - никого не видно и не слышно, скорее всего никого нет. Это выяснилось в умывальнике. К зеркалу был приклеен листок бумаги - записка, на которой было написано, сначала Сережкиной рукой: "Не могли дождаться, когда же ты наконец-то проснешься. Ушли на речку, ищи нас там". А пониже, не очень ровными символами земного линейного алфавита и на земном же языке дописал очевидно Рель: "Дедушка Рив исчез куда-то с самого утра, куда - не сказал, но просил тебе передать, что в обед он вернется, и с ним вы куда-то и к кому-то собирались. Но если ты проснешься раньше и захочешь, приходи к нам, мы там, где купались вчера". Внизу была подпись: "Сережка и Рель" и нарисованы две веселые рожицы. А еще ниже приписка: "Ждем".

Я умылся, потом нашел, чем позавтракать. Потом подумал, что нужно наведаться на "Иглу", чтобы сделать себе одежду по местной моде и избавиться от полной парадки. Нашел отключенную еще вчера рацию и связался с Рэем:

– Рэй, Вик на связи.

– Слышу, слышу, - донесся до меня обиженный голос Рэя, - хотя со вчерашнего дня не слышал.

– Обиделся?

– Понимаю, что от меня у вас есть тайны. Ладно, не обижаюсь. Что хотел?

– Похоже, что мне нужно основательно обновить и расширить свой гардероб.

– Ну и что же ты конкретно хочешь получить?

– Что-нибудь и для отдыха, и для встреч, для дома и для улицы. Всецело полагаюсь на твой вкус. Я скоро прилечу.

– Ну хорошо, жду.

Я вывел дисколет из подземного ангарчика, закрыл его за собой. Взлетел, но перед тем, как лететь на "Иглу", решил найти мальчишек и предупредить, что я на какое-то время улетаю на звездолет. На бреющем я быстро добрался до нужного места. Мальчишки были там. Я посадил дисколет почти рядом, выдержав только безопасное расстояние.

– Ты куда собрался? - тут же спросил Сережка.

– На "Иглу", но ненадолго. Нужно обзавестись подходящей одеждой.

– Тогда и мне тоже надо. Рель, полетели с нами.

Они, как были в одних плавках, забрались в кабину, и я тут же взлетел.

– Когда Рив должен вернуться? - спросил я у Реля.

– В обед.

– Извини, но я пока еще не ориентируюсь по времени.

– Часа через три.

– Латянских часа?

– Да нет, земных. А вы с ним куда собрались?

– В Дебиг.

– К Огериту Веньись?

Я кивнул:

– Ог приглашал меня прибыть к нему с визитом.

– В Дебиге еще ночь, так что времени полно.

Я снова выжал из дисколета все, на что он был способен, и очень скоро мы оказались на борту звездолета.

– Прибыли уже сплотившейся командой, - проворчал из динамиков Рэй. - Вик, а этих двоих ты прямо из воды вытащил?

– Что, все еще сырые?

– Да уж не совсем сухие.

– Из воды они сами вылезли, а я их на берегу подобрал.

– Ну, и за чем пожаловали?

– Я за тем же, что и Вик, - сказал Сережка, - а Рель просто за компанию.

– Все ясно. Для Вика заказ уже выполнен. Ну а тебе придется немного подождать, но только после того, как ты подробно изложишь, что же конкретно хочешь получить. Иди в свою каюту и сделай заказ.

– А где мой заказ? - спросил я.

– Естественно, у тебя в каюте.

Сережка без промедления исчез по направлению к своей каюте, Рель же задержался со мной:

– Дед, ты хоть на нас не обижаешься?

– А за что я должен на вас обижаться?

– Сережка говорил, что раньше вы почти все и всегда делали вместе.

Я пошел к своей каюте, и Рель пошел вместе со мной.

– Видишь ли, - сказал я, - для него с тех пор прошло гораздо меньше времени, чем для меня… Вы оба мальчишки, я же сейчас мальчишка только отчасти, поэтому я нисколько не обижаюсь, и обижаться не намерен.

– А почему же тогда Рэй постоянно обижается?

– Он воспринимает мир по-своему… И, скорее всего, останется мальчишкой навсегда.

В моей каюте царил солидный беспорядок. На кровати, столе, кресле была разложена, развешана, да и просто разбросана разнообразная одежда, а на полу стояли две объемные сумки, очевидно предназначенные Рэем для того, чтобы всю эту одежду вместить.

– Заказ выполнен в полном объеме, - сказал появившийся на экране Рэй, - но если что не понравится - сразу же отправляй в утилизатор.

– Рель, - позвал я мальчишку, - будешь оценивать. А то Рэй вполне может и посмеяться, воспользовавшись моим незнанием современной вашей моды.

– Хорошо, - Рель уселся на оставшийся незанятым краешек стола, - ты давай, складывай, а я, если увижу что подозрительное, сразу же скажу.

Рэй, вопреки моим ожиданиям, надо мной не подшутил ни разу. И Рель одобрительно принял все мои обновы. Когда же я все уложил, то оделся в одежду, сделанную еще раньше - те самые шорты и серебристую майку. Парадную же форму собирался убрать в шкаф, но Рель меня остановил:

– Лучше и ее с собой возьми, а тол вдруг снова придется наряжаться на официальное мероприятие.

– С меня и вчерашнего мероприятия вполне достаточно… Хотя вообще-то наверно возьму, но только без пояса и лучевика… Может быть и в самом деле захочется произвести впечатление.

На экране снова появился Рэй, который, ехидно улыбаясь, спросил:

– Ну как, все вещички тщательно проверил?

– По твоему виду вижу, что без подвоха не обошлось, но мы ничего не нашли, так что лучше признайся.

– Естественно не обошлось. - Улыбался Рэй. - Но этот подвох и заключался в том, что никакого другого подвоха не было, а ты все полностью проверил. Мораль: доверяй своему ближнему.

– Это откуда же ты такой морали набрался?

– Естественно не от тебя, Вик. Ну да ладно, все забыто, но если потом будешь отключать рацию, то хотя бы предупреждай. Кстати, я сделал для всех вас новые рации. Откройте окошко.

Над окном доставки зажегся сигнал. Немного помедлив, я открыл окно. Внутри лежали два небольших диска-медальона с эмблемкой "Иглы" и тремя кнопками. Один такой медальон был на цепочке, другой же без нее.

– Микрорации, - прокомментировал Рэй, - радиус действия - шесть тысяч километров, но в данном случае этого вполне достаточно. Включаются нажатием голубой кнопки, нажатием красной - выключаются. А если нажать белую, то работают как слабенький фонарик. По этой рации можно связаться со мной, ну а через меня - с кем угодно. Рация с цепочкой - для Реля, ну а ты, командир, можешь надеть рацию на цепочку ключа.

Ключ как всегда был со мной. Я вытащил его из-под майки и прицепил рядом рацию. Рель же надел свою рацию раньше меня и с интересом поглядел на ключ, но ничего насчет него не спросил. Тем временем над окном доставки снова загорелся сигнал, а Рэй пояснил:

– Полетная игловская форма для Реля. Одевайся, а то возможно тебе захочется показаться в таком виде кое-кому из своих знакомых.

– Благодарю, - сказал Рель, и без промедления облачился в новенькую форму. Потом спросил у меня, - ну как, похож я на звездолетчика?

– Если уж я похож, то и ты тоже похож.

– Вы оба не очень-то похожи, - подытожил с экрана Рэй и рассмеялся.

– Точно так же, как ты непохож на машину, - поддел его я.

– Что же, в этом сравнении есть смысл.

В этот самый момент в каюту завалился Сережка. И он тоже оказался одетым в игловскую форму. На плече большая сумка, а на шее цепочка с рацией-медальоном.

– Уже готов? - спросил я у него.

– Вполне. Можно отсюда смываться.

– Тогда идем, - скомандовал я.

Я опустил дисколет снова возле речки, где, как и в прошлый раз, не было ни человека. Я об этом поинтересовался у Реля:

– Рель, у вас что, в этом поселке совершенно нет никаких ребят?

– Соскучился по любопытным? Вообще-то ребят здесь хватает, но сейчас же лето, а летом занятий нет. Те, кто помладше, отдыхают: кто у моря, кто вообще на природе. Ну а те, кто постарше, находятся сейчас в летних группах.

– Что это за группы? - поинтересовался я.

– Ну, как тебе объяснить… Группы действия… и отдыха тоже. Группы собираются по интересам, да и по характеру тоже. Собираются весной, но действуют летом. Ищут себе интересное и нужное дело. Дело может быть разное. Можно и уборкой города заниматься, а можно и серьезную работу найти, например сажать леса на границе пустынь, строить каналы и даже чистить следы последней войны, но это только для хорошо себя зарекомендовавших групп. Состоять в такой группе почетно…

Он запнулся и отвел взгляд в сторону. Я же спросил:

– И если все сейчас в группах, почему же ты - нет?

– Если честно, то меня исключили из "Белых птиц Гэзда" за… трусость, - последнее слово он сказал с замиранием в голосе, и окончательно опустив голову.

– Да, дела, - сказал я, - не подумал бы, что ты скажешь о себе такое… И что, были на это основания?

– В том то и дело, что были.

– На труса ты вроде бы не похож. Ну что же, давай рассказывай все, подробно и по порядку.

– А это обязательно, - он поднял ставшие сырыми глаза и посмотрел на меня.

– Чтобы помочь, надо понять. Чтобы понять, надо выслушать. Так что давай садись и рассказывай.

Рель сел прямо на траву, а я рядом с ним. Сережка же немного позади - по его виду можно было догадаться, что эта история ему уже знакома, и свое мнение о ней он уже имеет и менять его не собирается, что бы Рель ни сказал. Рель же начал рассказывать. Не буду полностью пересказывать его рассказ. Вот основное, что я из него понял:

Летняя группа "Белые птицы Гэзда" существовала больше тридцати местных, Латянских лет и уже давно была на хорошем счету, ну то есть было хорошо себя зарекомендовавшей. В ней многократно обновлялся состав, но хорошая репутация сохранялась. Рель вступил в эту группу еще перед прошлым летом, хорошо себя показал и стал даже командиром одной из десяток. Все прошлое лето они сажали лес здесь, на малом северном материке, ближе к западному берегу, в месте, именуемом Большой Песчаной Пустошью. Сделали работу хорошо, заняли четвертое место в соревновании всех летних групп Северного полушария. И поэтому на этот год могли сами выбирать себе любое дело.

И дело себе они естественно выбрали, очень даже непростое дело. К юго-востоку от Малого Северного материка лежал архипелаг Синрарнир. Десяток островов, протянувшихся редкой цепью немногим севернее тропика. До войны эти острова входили в состав Аивера и были знаменитейшим по всей Лате курортом, да и просто местом отдыха. В войну же Вак, одержимый какой-то ненавистной злобой, обрушил на архипелаг целый атомный дождь - от пяти до восьми зарядов на каждый из островов. И архипелаг превратился из курорта в радиоактивное пепелище.

Только пару лет назад радиационный уровень на Синрарнире был признан опустившимся до безопасного уровня. И было принято решение очистить и возродить острова Синрарнира.

Но лежащие в благодатных для жизни широтах, прогретые солнцем и напоенные влагой, эти острова не были мертвым пепелищем. Еще с тех времен, когда орбитальные зеркала начали понемногу прогревать планету, жизнь начала возрождаться и на архипелаге. Но радиация извратила эту жизнь. За несколько лет острова покрыли ужасные мутантные джунгли, в которых постепенно развелись не менее ужасные животные.

И эта жизнь на островах была настолько ненормальна, что человечество Латы, ценящее после войны любую жизнь, все-таки решило полностью уничтожить эти чудовищные джунгли Синрарнира. Для этих целей был специально сконструирован вирус, смертельный для этих мутантов, и самораспадающийся после того, как сделал свое дело. Два года назад острова были обработаны этим вирусом, а в этом году началась очистка одного из островов - острова Синоль, главного острова архипелага.

"Белые птицы Гэзда" выбрали себе работу на Синоле, впрочем не только они одни, еще десяток летних групп тоже выбрали ее. Так же на этом острове работали и профессиональные отряды "Солнечного клинка", и команды штатских специалистов и ученых. Но и остров был совсем даже не маленьким.

"Птицы" высадились на западном берегу Синоля в первые дни лета. Нужно заметить, что "Птицы" - это одна из довольно крупных групп, в ней было двести шесть человек. Недалеко от берега они разбили лагерь и принялись собственно за работу. Нужно было уничтожать мертвые джунгли. Конечно, легче всего было бы их просто сжечь, но латяне не выбирали самых легких вариантов, а выбирали самые рациональные. Мертвая растительность вручную опрыскивали составом, содержащим искусственно выведенную бактерию. Абсолютно безопасная для живых организмов, она очень быстро разлагает мертвую растительность до полного перегноя. Но эта бактерия живет всего несколько суток, затем вырождается и погибает, а ее производство - довольно хлопотное занятие. Поэтому и нужно опрыскивать вручную, иногда по нескольку раз, а не прыскать, скажем, с самолета.

Они опрыскивали искореженные мертвые деревья. Самые большие сначала валили. Прорубались через мертвые джунгли. Приходилось работать и по колено в гнилой воде, и под беспощадно палящим солнцем. Работа была нелегкой, но никто не жаловался. Работали весь день и даже прихватывали часть долгой тропической ночи, которую на время прогонял один из орбитальных отражателей.

Сначала ребята из "Птиц" расчистили площадку примерно два на два километра, а потом начали расчищать просеки по направлению к двум другим командам - группе "Пещерные змеи Ракитьла" и тридцать второму отряду "Солнечного клинка". Конечно, при этом непрерывно увеличивая очищенную площадь по всему периметру.

Все было вроде бы хорошо. Ребята дружные, никто не ноет, даже девчонки работают наравне со всеми. И работа идет хорошо. Нормальная походная жизнь. Сон - в палатках, еда - на костре. Всем все поровну. Если уж что-то запрещено, то запрещено всем, а если что разрешено, то тоже всем, без исключений. Нормальная жизнь хорошей группы.

Но не всегда все бывает гладко и без происшествий. Так произошло и на этот раз. Рель был послан на разведку, даже не послан, а сам вызвался. Разведка эта заключалась в том, чтобы наметить и на карте, и на месте будущую просеку, пройти до встречной просеки "Пещерных змей". Не так уж и далеко - чуть больше восьми километров. Но, хоть и мертвые, но это все-таки джунгли, и в одиночку по ним лучше не ходить. И вместе с Релем отправились еще двое ребят из его десятки - один немного постарше Реля, другой же совсем еще новобранец, первое лето в группе.

До "Пещерных змей" они добрались без приключений, просеку наметили и на карте, и специальными метками. Обо всем, что было нужно, договорились. Рассчитывая на такую же легкую обратную дорогу, задержались дольше, чем следовало бы задерживаться. И вышли обратно, практически не имея запаса времени до темноты (в тот день орбитальный отражатель не должен был продлевать день на Синоле). Но на обратном пути с дороги они сбились - это несмотря на все те метки, которыми они намечали будущую просеку. Сбились, ну и что тут такого, но неприятности этим только еще начинались. Они забрели в такие места, где мертвые деревья были так густо увиты лианами и вьюнками, что продвигаться вперед можно было, только прорубая себе дорогу. А время между тем быстро продвигалось к ночи.

Может быть, всё еще и обернулось бы для Реля хорошо, но в уже наступавших сумерках, его спутник как назло оступился и неудачно упал. Нога застряла между камней и сломалась. Открытый перелом - страшная штука. Рель и младший оказали ему первую помощь, но большего-то они ничего и не могли сделать. А пострадавшего с таким переломом нужно как можно быстрее в больницу, на операцию. Они же застряли в мертвых джунглях, и уже начиналась ночь. А еще, как назло, рацию они с собой не взяли, хотя по правилам должны были взять, чересчур понадеялись на себя, и вот получили такое.

Тащить раненого через джунгли ночью было тоже невозможно. Значит, оставалось только одно - кто-то один остается с раненым, а другой отправляется за помощью. Рель оставил с раненым младшего. Они вместе развели костер. Потом Рель отправился за помощью, даже не предполагая, что может не дойти. Но судьба и на этот раз обернулась против него. Он уже не видел костра у себя за спиной, когда погода начала быстро портиться. Сначала появился ветер, он скрипел деревьями, завывал в их голых ветвях. Потом последовали отблески приближающейся грозы. Но может быть ничего не произошло бы, если бы Рель не наткнулся на прекрасно сохранившиеся мумифицированные останки одного из синрарнирских монстров, и эти останки упали на него с дерева. Рель, по его словам, страшно перепугался, потерял свой фонарик и побежал. Ему казалось, что монстр живой, и что он гонится за ним. В это же самое время полил тропический ливень. И Рель совсем потерял голову от страха. Бежал долго, потом забрался на огромное дерево и укрылся в его дупле. Ему казалось, что монстр раскачивает дерево, стремится, во что бы то ни стало достать человека - свою добычу. Потом Рель, даже не поняв от чего, уснул.

Рассказав до этого места, Рель замолчал, а Сережка сказал:

– В такой ситуации наверно любой перепугался бы. Уж я-то наверняка и со всеми гарантиями. Я даже когда ни "Игле" один оставался, то нигде не выключал света, да и то вздрагивал при каждом непонятном шорохе, а Рэй надо мной смеялся. Вик, скажи, разве перепугаться в таком случае, как у Реля, это такая уж страшная трусость?

– Всё зависит от обстоятельств… И, к тому же, Рель еще не до конца всё рассказал.

– Не всё, - вздохнул Рель, - даже тебе, Сереж, не все рассказал. Потому что я и есть трус.

Рель продолжил свой рассказ о том, что же было дальше. Он проснулся уже утром, когда стало светло. И с ужасом осознал всё то, что с ним произошло. При свете дня стали нелепыми все ночные страхи. Он устыдился и своей трусости, и того, что проспал до утра.

Но, все равно, нужно было спешить в лагерь, чтобы сообщить о происшедшем несчастье и вызвать помощь. Но Рель решил скрыть свой ночной позор и рассказал командиру "Белых птиц", что будто бы заблудился ночью, потерял фонарь, блудил всю ночь по лесу и только сейчас нашел дорогу в лагерь. Командир внимательно его выслушал и приказал в таком случае отдыхать. Рель порывался показать, где он оставил своих товарищей, но командир сказал, что достаточно и того, что он рассказал.

А вот, что было той ночью, которую Рель проспал: Обеспокоенный долгим отсутствием разведчиков, командир переговорил по радио с "Пещерными змеями", от коих узнал, что разведчики ушли обратно, немного припозднившись. Еще какое-то время он ждал, а потом связался с тридцать вторыми отрядом, где были вертолеты. Командир отряда - лейтенант СК сам вылетел в лагерь. Но отправиться на поиски до грозы они не успели, и вылетели только тогда, когда она более-менее закончилась. На вертолете же был установлен специальный поисковый инфралокатор. Ребят они нашли довольно быстро, раненого переправили в тридцать второй отряд. Отсутствие же Реля их беспокоило гораздо сильнее. И его они искали почти что до утра. Особенно же испугались, когда возле высохшего монстра нашли фонарик Реля и поняли, что это чучело упало на мальчишку.

Реля они все-таки нашли, нашли спящим в дупле. На вертолете был медик из тридцать второго отряда. Он и установил, что Рель спит, и что сон этот - следствие перенесенного испуга. И что лучше его не будить, пока он сам не проснется. Что такое иногда бывает и нисколько не страшно, проснется, как ни в чем не бывало. И командир остался наблюдать. Он сам видел и то, как Рель выбрался из своего убежища, и как он пошел к лагерю, но вот Рель его не заметил. По дороге он обогнал Реля и потом выслушал его рассказ.

– Все, что мне было нужно сделать - это честно сказать ему всю правду, а я испугался это сделать. Струсил. Конечно, после этого все узнали всю правду. И на большом собрании меня исключили из группы, и все, даже мои друзья, проголосовали за это… Вот так, получается, что я готовый, законченный трус.

Сережка только фыркнул в ответ на это, а я сказал:

– Даже то, что ты признался нам во всем, говорит о том, что случай далеко не безнадежный… Случайно, на поиски "Иглы" ты отправился не для того ли, чтобы доказать, что ты не трус? Всем, а в первую и самую главную очередь самому себе?

– Наверно, - сказал он, снова глядя в землю, - только не доказал… А сейчас наверно и вы будете меня презирать.

Я придвинулся к нему и обнял за плечи:

– Ты это чересчур лишку хватил, Рель. И вот что, идеальных людей просто-напросто не бывает. Все мы разные. И все чего-то боимся. Один мой знакомый однажды ответил на такой мой вопрос, что, мол, звездолетчики не должны ничего бояться, такими словами: "Если человек ничего не боится, то у него не в порядке с головой, и ему нужно лечиться, а не быть звездолетчиком".

– Но "бояться" и "трусить" - это ведь совершенно разные вещи. Когда боишься, но все равно делаешь - это одно. Ну а когда не делаешь что-то, что должен делать, потому что боишься, это и значит трусить. А я был должен сказать правду, потому что мы все там обещали говорить правду.

– Ой, Рель, Рель, вот что я тебе скажу. Если бы я всегда делал то, что должен делать и всегда выполнял данное слово, тебя просто-напросто не было бы на этом свете никогда…

В это время Сережка толкнул меня в плечо:

– Рив вернулся.

Оглянувшись в сторону поселка, я увидел направляющегося в нашу сторону Рива.

– Вот что, Рель. Твоя беда поправима. И мы еще подумаем, как тебе лучше поступить. Только смотрите, ничего не натворите до завтра.

– Я за нами обоими присмотрю, - сказал Сережка.

– Ну и славно. Я сейчас удалюсь, и до ночи меня здесь, скорее всего не будет, старые знакомые так быстро не отпустят. Но завтра обязательно буду с вами. До завтра, родственнички.

Я забрался в дисколет и по пологой дуге перебросил его на другой берег и опустил его поближе к Риву.

– Я тебя уж было потерял, - сказал Рив. - Думал, что ты на "Игле", но Рэй сказал, что ты уже давненько улетел.

– С ребятами сидели, разговаривали… Уже пора в Дебиг?

– Время еще есть. Ты же наверняка, как всегда, не обедал.

– Как всегда, но завтракал поздно.

– Готовить обед некогда, но можно и в столовой.

– А можно и как когда-то, садись в кабину.

Я вытащил на свет два пакета рациона, один из которых протянул Риву:

– Вижу, что вспомнил сию бесвкуснейшую пищу?

– Как не вспомнить. Когда мы лечили Рэя, то только этим и питались. Казалось, наелись на всю жизнь… Ан, нет, снова хочется попробовать.

Не отрываясь от рациона, я перебросил дисколет к дому. А когда расправился с едой, спросил:

– Когда вылетаем?

– Вообще-то можно бы и сейчас, но думаю, что тебе следует переодеться, а то твой наряд уж чересчур мальчишеский.

– Я тоже так думаю. Но на этот раз я позаботился о своем гардеробе, - я похлопал по стоящим сзади сумкам, - за одним же отнесу их в дом.

Я переоделся в довольно строгий костюм, какие были популярны среди взрослых латян. Дополнил его темными очками, теми самыми, что дал мне Рель, тщательно расчесался на местный манер, и только тогда спустился к Риву.

– Ну как, устраивает тебя такой мой облик? - спросил я.

– Да, что ни говори, а преображаться ты умеешь.

– Этому меня учили, хотя наверно недостаточно хорошо. Ну что же, если мой облик тебя устраивает, то можем отправляться.

– Отправляемся.

Дисколет легко поднялся над атмосферой. Я направил его на юго-запад, к западной оконечности южного материка, где и находился город Дебиг, в котором жил Огерит Веньись, мой старый знакомый, спутник по спасательной экспедиции "Ангел неба" и боевой товарищ по разгрому вакцев на Алью.

– Головокружительной скорости не надо. Ложись на обычную суборбиту. Время в запасе еще есть.

– Хорошо, - ответил я, выводя машину на предложенную Ривом траекторию.

Мы недолго помолчали, потом Рив спросил:

– Ты говорил с мальчишками о чем-то серьезном. А то, будучи у реки, вы ни разу не искупались.

– Оказывается, ты тоже не утратил наблюдательности. Впрочем, да, говорили о серьезном, по крайней мере, для Реля это представляется даже чересчур серьезным.

И я вкратце пересказал Риву о случившемся с мальчишкой. Рив же только вздохнул:

– Да, для меня не новость, что мальчишка обладает хорошо развитым и даже болезненным самолюбием. Но, в сочетании с другими чертами его характера, это в принципе не порок.

– Мальчишка страдает от случившегося, хотя старается не подать виду.

– Не натворил бы чего.

– И так уже натворил: угнал твой самолет, разбил его, шатался по Пустыне Черных Камней. А все из-за этого.

– Ну и что ты ему посоветовал?

– Пока еще ничего, но обещал обязательно помочь.

– Ох уж эти группы, - вздохнул Рив, - сколько переживаний доставили они родителям. Но нам этого движения не закрыть. Группы появились примерно лет сорок пять назад. А началось все с того, что мы установили нижнюю границу возраста на вступление в "Солнечный клинок" - с восемнадцати лет, с совершеннолетия. Все же, кто младше, должны учиться. Тогда и возникли летние группы, как младшие помощники отрядов "Клинка". И мы это движение поддержали. Во-первых, потому что оно поддерживало хоть какой-то порядок среди самой беспокойной части населения. И уж только во-вторых, что они делали какую-то работу. В первые годы работу им доверяли только самую грязную и непривлекательную. Но потом, по мере того, как Лата прогревалась и оживала, рабочих рук требовалось все больше и больше. И группам стали поручать и более серьезную работу. А наиболее отличившимся в работе, дисциплинированным и ответственным в качестве своеобразной награды разрешалось делать работу наравне с отрядами "Солнечного клинка". И таких групп становилось все больше. Но у каждой группы кроме обязательного к выполнению "Устава Солнечного Клинка" есть целый свод писаных и неписаных правил, нарушение которых обязательно вызывает наказание, самое сильное из которых - это исключение из группы. И в результате дисциплина в таких группах поддерживается даже более жестко, чем в отрядах "Клинка", потому что в отличие от них, группы могут потерять свою добрую репутацию и лишиться ответственной работы.

– Ну, мне это понятно теперь. Но все-таки наверно следует разобраться на месте. Выслушать так сказать и другую сторону. Наверно после Дебига я все-таки побываю у этих "Белых Птиц Гэзда".

По мере того, как мы летели на юго-запад, солнце все сильнее клонилось к горизонту. И в Дебиг мы прибыли местным утром. Этот город лежал в умеренных широтах, и сейчас здесь была зима. Но зима теплая - плюс десять градусов.

До этого я видел Дебиг полностью разрушенным после войны, именно тогда я привез сюда Ога. Сейчас же ничто не говорило о том, что в этом месте когда-то взорвались три атомных заряда. Но и на настоящий город это место тоже не было похоже. Редко разбросанные индивидуальные домики, разделенные лесом, не создавали даже впечатления единого поселка.

– Удивлен? - спросил Рив, когда дисколет уже завис над Дебигом.

– Город ликвидирован?

– Война практически ничего не оставила от него. А мы возрождали только те города, где что-то сохранилось. Но в случае Дебига первое впечатление очень обманчиво. Это один из влиятельнейших центров на планете. В подземных сооружениях здесь смонтирован самый крупный на Лате вычислительный комплекс, услугами которого пользуется вся планета.

– Одно из детищ Ога?

– Последнее и самое любимое, если конечно можно так выразиться.

– Ну и где нам искать самого Ога?

– Естественно у него дома. Возьми немного левее. Еще немного. Чуть-чуть назад. Вот так. Сейчас прямо по курсу дом Ога Веньись. Тот, который одноэтажный.

– Вижу. Где там можно приземлиться?

– А где тебе удобнее. Посадочных площадок здесь нет.

Я опустил дисколет прямо перед домом, еле-еле вместив его между рядами деревьев и кустов.

Нас встретила миловидная женщина лет тридцати и проводила в дом. Она попросила нас чуть-чуть подождать.

– Дочка Ога? - спросил я у Рива.

– Внучка. И Ог, в отличие от меня, уже даже дважды прапрадедушка.

– Ну да он и так тебя старше.

– Из нашей гвардии он самый старый сейчас остался.

Да, Ог Веньись был старше Рива, но я не ожидал, что разница в несколько лет может так сказаться, особенно когда лет-то много. Но наверно это все-таки не от разницы возраста, а от прожитой жизни. Ога вывезли в кресле на колесах, и выглядел он совсем уж древним стариком. Не знай я, что это действительно тот самый Ог, я бы наверно и не смог его такого узнать. Да, Ог сильно сдал. Тем не менее, с этого своего кресла он, несмотря на протесты внучки, все-таки поднялся.

– Ну здравствуй, звездный гость, пришелец-отшельник, не думал, что еще раз увижу тебя.

– Здравствуй Ог, - ответил я, подходя к нему.

Мы поздоровались сначала в латянской манере, а потом вполне по-земному обнялись. И после этого приветствия Ог извинился:

– Ты уж извини меня, но я сяду, а то ноги плохо держат старика, - внучка помогла Огу сесть, после чего он отослал ее. - Тил, оставь нас, ничего со мной не случится и без твоей заботы.

– Хорошо, - согласилась она, - буду нужна - позовешь.

– Да, Ог, - сказал я, - сдал ты капитально.

– Что поделать, старость, как говорится, не радость. От дел почти полностью отстранили, одного стараются не оставлять… Так сказать живой пережиток прошлого, одной ногой здесь, а другой в крематории, - он попытался хохотнуть, но получилось почти что всхлипывание. - А ты почти такой же, как тогда, на космодроме.

– Я старше, чем выгляжу. Но вот ты, похоже, выглядишь старше, чем есть на самом деле.

– Что поделать, о себе почти никогда не заботился.

– То-то и оно. Но к счастью дело поправимо. Ты, как я вижу, того и гляди, помрешь, а воскрешать мертвых еще никто не умеет. Вот что, Ог Веньись, хочешь ли ты стать таким же молодым, как я сейчас?

– Еще и спрашиваешь, по-моему, любой в моем состоянии это захочет.

– Если так, то ты - самая подходящая кандидатура для первого опыта, потому что терять тебе уже практически нечего, а получить сможешь вторую жизнь. И если ты на это согласен, то прямо сейчас отправимся на "Иглу".

– Вик, по-моему, от такого никто не откажется. Я согласен.

– Но я обязан предупредить, что существует и возможность неблагоприятного исхода. И если такое произойдет, то ты просто-напросто умрешь. И эта возможность составляет что-то около одной десятой.

– Вик, я был бы согласен, даже если шанс на удачу был один из миллиарда.

– Ну что же, в таком случае отправляемся на корабль.

– Сейчас?

– А что нам ждать? И мне будет гораздо приятнее видеть Ога, как своего ровесника, чем как такого вот деда.

– Но ведь сегодня тут соберутся мои друзья и родственники, которых я обещал познакомить с Виком-пришельцем.

– Ну и что такого, подождут до следующего раза, я ведь еще не покидаю Латы. Когда ты будешь в порядке, обещаю уделить на это хоть даже несколько дней.

– Ог, сказал Рив, - лучше не возражай, а то всем другим, и мне в том числе, Вик отказал.

– Ну что же, тогда я собираюсь, - сказал Ог, - Тил, иди сюда.

– Собираться не нужно, - сказал я, - на "Игле" и так есть все необходимое.

В это время в комнату вошла Огова внучка:

– Что нужно, дедушка?

– Как сказали, уже ничего. Меня забирают мои друзья, можешь не беспокоиться, И еще сообщи всем, что сегодняшняя встреча отменяется.

– Но когда ты вернешься?

Ог посмотрел на меня, и я сказал:

– Дней через тридцать - тридцать пять, или никогда.

– Что вы собираетесь с ним делать?

– Не беспокойся, Тил, ничего плохого… Будь довольна, твое дежурство по надзору за старым дедом закончилось. Поцелуй за меня Вила. Ну, в общем, до свидания, и не обижайтесь.

Мы с Ривом помогли Огу забраться в кабину дисколета. И как только забрались сами, я на максимальной скорости направил машину в сторону Малого Северного материка.

Решение первым омолодить Ога родилось у меня внезапно. И, скорее всего от вида того, кто был когда-то тем самым Огом, который когда-то вместе со мной летал на катере спасать терпящих бедствие космонавтов в первый день большой латянской войны, тогда он был совсем еще мальчишкой, подающим многие надежды, но нескладным и стесняющимся. Он был и тем Огом, который, будучи лейтенантом аиверской армии, просил помощи у меня - инопланетянина, и вынудил меня оказать ее. Я помнил его, воюющего в подземном городе Альке, и нашедшим своего брата в разрушенном родном городе Дебиге. Я помнил его и молодым ученым, одним из авторов проекта орбитальных отражателей. Да, таким он был когда-то, сейчас же он стал самой настоящей развалиной и вряд ли был способен протянуть еще лет пять. К тому же он сам признался, что практически уже не у дел.

В пути мы молчали. Я краем глаза наблюдал за Огом, видел, что у того от вида космоса даже выступили слезы на глазах. Он наверно или вспоминал прошлое, или же сожалел о том, чего в свое время не сумел достичь, его можно было понять. На приближающийся звездолет он смотрел с той искренней простотой, которая бывает или у детей, или же у таких вот стариков. Подлетая, я вызвал звездолет на связь:

– Рэй, принимай гостей.

– Принимаю, - последовал ответ.

Ангар на корабле открылся, силовое поле мягко приняло дисколет и установило на штатное место. Мы с Ривом помогли выбраться из кабины Огу. А Рэй дал о себе знать через динамики:

– Приветствую всех, но особенно Ога, давно уже не виделись.

– Порядочно уж. Как дела?

– У меня всё или почти всё в порядке. Но вот у тебя, как вижу, далеко не все. Выработал ресурс и разваливаешься. Тебе больше других требуется капитальный ремонт.

– Рэй оставь эти машинно-технические шуточки, - сказал я ему, - хотя действительно Ог будет первым человеком, которого ты будешь превращать из старика в мальчишку.

– Ну что же, тогда добро пожаловать в операционную, жду вас там.

– Прямо сейчас? - спросил Ог.

– А зачем откладывать, - ответил Рэй.

– Рэй прав, - добавил я, - откладывать нет смыла.

Мы помогли Огу дойти до медотсека. Помогли раздеться и разместиться в том самом контейнере, где я бывал уже дважды. Но только после того, как Рэй начал, я спросил у него:

– Сколько времени займет операция?

– По моим оценкам от двадцати пяти до тридцати дней, более точно смогу сказать только по ходу дела.

Мы с Ривом сидели в креслах в контрольной комнате. И Рив спросил у Рэя:

– Рэй, может быть, все-таки объяснишь, каким образом ты можешь сделать из старика мальчишку?

– Вам это очень хочется узнать.

– Мне наверно придется испытать это на своей шкуре. Так что лучше знать все. А то как-то медициной, ни вашей, ни латянской, я не интересовался.

– Да и я тоже, - добавил я, - хоть и испытал это уже на своей шкуре.

– Ну что же, тогда и расскажу и даже покажу. Нервы у вас обоих в порядке и выдержат.

Он сначала рассказал обо всех различиях старого организма и молодого растущего. Потом о самой операции, довольно подробно и с показом на экране. Вкратце же ее можно описать примерно так:

Первым делом он полностью растворяет все тело, оставляя нетронутым только мозг, на это уходит всего только несколько часов. Потом он по очень сложной методике, разработанной им специально для этого, анализирует все связи мозга и производит его полную регенерацию, восстанавливающую утраченные за жизнь нервные клетки. Потом начинается самый длительный процесс - полная регенерация тела, напоминающая ускоренный рост человека. Одновременно расшифровывается вся сущность человеческой личности и восстанавливается утраченное. Переустанавливаются нейронные связи. Проанализированная память подвергается выборочному усилению. И в результате к тому времени, когда заканчивается регенерация тела, заканчивается и регенерация личности. И из контейнера выходит именно мальчишка, хотя и обладающий запасом знаний вошедшего в него старика, но не довлеющей над ним полной памятью старика, потому что эта память не подвергается усилению.

После этой, весьма затянувшейся лекции, мы с Ривом покинули медотсек, а на космодроме был уже вечер.

– Ну что же, в данном случае остается только ждать результатов, ничего изменить мы уже не можем, - сказал Рив.

– Ждать - не сложно… Думаю, что необходимости в нашем присутствии тут, на корабле, больше нет.

– Я хотел бы еще кое-что обсудить с Рэем. А ты чем намерен заняться?

– Я намерен все-таки слетать на Синоль и поговорить с командиром "Белых птиц", нужно же довести релево дело до конца.

– Ну что же, действуй, как считаешь нужным.

– Тогда я отправлюсь прямо сейчас.

До Синрарнира лететь было недолго, но прежде чем вылететь, я через Рэя точно установил местонахождение группы "Белые Птицы Гэзда" на Синоле.

В этот день, как оказалось, орбитальное зеркало тоже не отбрасывало солнечный зайчик на этот остров. И на острове начинались короткие тропические сумерки. Я посадил дисколет прямо на берегу, но в километре от лагеря, так, чтобы этого никто не заметил. И когда я пешком дошел до лагеря, темнота стояла уже полная. И эту темноту прорезали только горящие костры. У ближайшего, к которому я подошел, сидели четверо мальчишек, примерно Релева возраста. Я присел на корточки и спросил:

– Где я могу найти вашего командира?

– А зачем он вам нужен?

– Мне надо обсудить с ним одно личное дело.

– Идемте, - один из мальчишек поднялся, приглашая меня следовать за ним.

Командир оказался парнем лет семнадцати, но, как и все латяне, по моим меркам выглядел младше. Роста он был примерно моего, коротко постриженный и одетый в форму "СК", но без знаков различия. И еще отметил весьма ощутимую твердость в его взгляде.

– Что вы хотите? - спросил он, разглядывая мой костюм, который не очень-то подходил к здешней обстановке.

– Поговорить один на один насчет одного дела.

– Тогда прошу в палатку.

В палатке был полумрак - небольшой фонарь давал совсем мало света. В палатке был складной стол, на котором стояла приличная по местным меркам видеорация и лежали папки с бумагами, рядом стояли четыре складных стула. Командир кивнул в сторону стульев:

– Садитесь.

Я воспользовался этим предложением. Он сел напротив меня и снова спросил:

– Вопрос о трусости. В связи с вашим бывшим товарищем Рэем Стрельцовым.

– Да, это так, Реля я знаю, но какое отношение это имеет к вам?

– Скажем так, этот мальчишка мне не безразличен. Не безразлично и то, что он считает себя трусом. Он рассказал мне все, что с ним произошло. Я не думаю, что он меня обманывал или что-то утаивал, но оценивает он все со своей точки зрения и вряд ли объективно. Я же хочу узнать от вас, как все произошло на самом деле, если у вас, конечно, есть на это свободное время.

– Время есть. Ну что же, если хотите услышать, то слушайте. Рель неплохой парень, но ему все чересчур легко давалось и дается. Его дед со стороны матери - "одиннадцатый советник" и вообще среди родственников много значительных и знаменитых личностей. И Рель с раннего детства был избалован и имел все, что только желал. К тому же он внук землянина, и в нем течет не только кровь Латы, но и кровь Земли. Он растет быстрее своих ровесников, сильнее их, выносливее. То, что другие имеют только после упорных тренировок, он имеет от природы. И наверно от всего этого он крайне самонадеян, и к тому же болезненно самолюбив. Он привык во всем, или почти во всем быть или лучшим, или одним из лучших. А к таким людям и требования предъявляются повышенные.

Потом он подробно и обстоятельно рассказал обо всем происшедшем, что практически один к одному повторяло рассказ Реля, отличия были только во второстепенных деталях.

– В таких обстоятельствах перепугались бы и многие из взрослых, что тут уж говорить о мальчишках, большинство бы наверно и штанишки перепачкало. И это не может быть причиной, чтобы кого-то объявлять трусом. Я и сам, когда увидел это засушенное чудовище, пошевелиться не мог, а ведь я был не один, я старше Реля на четыре года, и эта гадость на меня не падала. Но Рель испугался рассказать мне правду о том, что с ним случилось, испугался того, что мое мнение о нем испортится, хотя и давал, как и все, обещание говорить своему командиру только правду. И если бы он сказал мне правду, все осталось бы только между нами: я бы рассказал ему о своих ощущениях при виде этой сухой зверюги, и мы бы наверно только посмеялись друг над другом. Но он предпочел меня обмануть. Разве мог я после этого полностью доверять ему. К тому же один раз не раскрытый обман тянет за собой следующий и еще следующий. Я еще раз переспросил его, так ли все это было, как он рассказал, у него был шанс исправиться, но он предпочел стоять на своем обмане, боялся открыть свой обман. И мне уже ничего не оставалось, как следовать правилам и довести это до сведения всей группы. А он все еще пытался доказать свою невиновность. Поэтому на собрании все и решили, что тому, кто боится правды, не место среди нас.

– Но разве у вас все такие уж идеальные, что всегда говорят только правду?

– Идеальных людей не бывает вовсе, разве что только в сказках и легендах… А у нас, есть у нас и вовсе обманщики, но мы знаем, что они обманщики, и они об этом знают, и не возражают против того, что доверия им мало… Все люди разные. И если кто-то что-то делает постоянно, это трудно или даже вообще невозможно исправить. И не имеет смысла наказывать за это. Но вот если кто-то совершает что-то в первый раз, наказывать нужно обязательно, чтобы второго раза не было уже никогда. Вот так, как с Релем. Я думаю, что он уже никогда не будет нарушать данное обещание и не будет бояться говорить о себе всю правду, рассказал же он вам об этом, хотя мог бы и не говорить, мог бы и соврать, но не стал. И если он захочет вернуться в группу, я сам поручусь за него перед всеми. И он вернется, если сумеет хоть каким-то способом перебороть свое самолюбие. Передайте ему, пусть возвращается, его здесь ждут.

– Благодарю, - сказал я, - обязательно передам. Сейчас мне все понятно. И я считаю, что вы были правы. Не буду больше мешать.

– Погодите, - остановил он меня, - ведь вы же, если я не ошибаюсь, Виктор Стрельцов?

– Не ошибаешься, - сказал я, снимая очки, - будем знакомы.

– Вимерит Фусьись, - представился он, - но лучше просто Вим.

– Рад был познакомиться, но мне уже пора уходить.

– Почему уходить, останьтесь хоть ненадолго.

– Для чего, Вим?

– Расскажете что-нибудь всем нам. Не так ведь уж много на всей планете людей, которых называют живой легендой.

Я невольно рассмеялся:

– Никогда не думал, что стану легендой, тем более живой, - и добавил уже серьезно. - К тому же ваша официальная история слишком преувеличивает и мои заслуги, да и личные качества тоже.

– Ну, тогда тем более, расскажете, как все было на самом деле, а то от кого нам еще всё это узнать.

– Можно было бы и от Реля узнать, он знает истинный мой облик.

– Он ни за что бы об этом не стал рассказывать.

– Почему?

– Потому что кое-кто мог бы это понять таким образом, что он якобы хвастается своим предком.

– Ну, ненадолго я могу и задержаться.

– Спасибо больше. Вы, пожалуйста, подождите здесь, а я сейчас организую ребят. Это недолго. Вы можете пока посмотреть дневник группы, - он вытащил из-под папок толстую крупноформатную тетрадь и еще раз сказал, словно бы извиняясь, - я все быстро организую.

И действительно он справился с организацией буквально за несколько минут. Я едва успел прочитать в дневнике запись об исключении Реля из группы, хотя запись была не такая уж и большая (может быть еще и потому, что, разбирая рукописный текст на аиверском, я задерживался - писалось это уже не так, как шестьдесят лет назад). Наконец-то командир Вим заглянул в палатку:

– Уже все готово, пойдемте, пожалуйста.

Снаружи, не так далеко от командирской палатки, уже разгорался один большой костер, а вокруг него сидели мальчишки и девчонки из группы "Белые Птицы Гэзда", кто на камнях, кто на бревнах-дровах, а кто и просто прямо на земле. Вим вышел вперед и сказал:

– Сегодня у нас оказался неожиданный гость. Это капитан звездного космофлота Земли, капитан звездного крейсера "Игла" Виктор Стрельцов.

– Вим, - сказал я, - не нужно как на официальном приеме, я здесь лицо неофициальное, и нужно говорить просто Вик Стрельцов.

Вим пригласил меня сесть на специально принесенный из палатки стул, но я проигнорировал это, сел на сухое бревно рядом и сказал для всех:

– Ваш командир уговорил меня ненадолго задержаться и что-нибудь рассказать вам. Но вот что рассказывать? Может быть, предложите вы? Спрашивайте.

Дисциплина у них однако была хорошая. Конечно тут же начались перешептывания, но никто ничего громко не выкрикивал, и только потом один мальчишка, очевидно из младших "Птиц", поднялся и сказал:

– Расскажите, пожалуйста, о своей планете.

Я неволь улыбнулся. Очевидно, они ожидали, что я буду рассказывать о Земле, они просто не знали, что я родом не с Земли. Что моя планета была, есть и будет - планета Дивер.

– Да, я землянин, - начал я, - но родился я не на Земле. Вы знаете о двойных звездах?

Почти все дружно закивали, и я продолжил:

– В созвездии Малой Птицы есть двойная звезда, без телескопа ее отсюда не увидеть, она одиннадцатой звездной величины, далекое двойное солнце. В окрестностях этих двух солнц и находится моя родная планета, планета Дивер. Два солнца светят на этой планете: одно желтое - почти такое же солнце, как солнце Латы, да и как Солнце Земли. Второе же солнце покраснее и поменьше. Сама же планета Дивер побольше и потяжелее Латы, сила тяжести там на треть больше. И эта планета не имеет стабильной орбиты, а движется по незамкнутой траектории, но, тем не менее, не покидает систему…

Я рассказал им о том, как был открыт и как заселялся Дивер, о природе Дивера и о том, насколько маловероятно возникновение жизни на такой нестабильной планете. Рассказал и о диверианском скачке, о превращении планеты в пустыню под безжалостными лучами растущего в небе солнца. Рассказал о бегстве под землю и полной эвакуации населения. После этого мне задали такой вопрос:

– А разве нельзя было спасти Дивер? Построить защитные экраны, отражатели?

– Наверно бы и можно, но не было смысла. Сначала никто не знал, что орбита непредсказуемо изменится. Потом никто не знал, как она будет меняться дальше, предполагалось даже, что Дивер или уйдет в межзвездное пространство, или упадет на одно из солнц, а от этого никакие экраны и отражатели не спасут. А новая теория тяготения, которая смогла объяснить диверианский скачок, появилась уже тогда, когда эвакуация подходила к концу. Дивер же и система двух солнц были объявлены бесперспективными. К тому же в то время имелось уже несколько более благоприятных для заселения планет. Люди с Дивера были переброшены на планету Терция, где отличный климат и никакой жизни на суше, кроме привезенной с Земли и Гаммы, Дивера и Аркты.

Было еще много вопросов: о других планетах-колониях Земли, о реконструкции мертвых планет и их заселении, ну и, конечно же, о Земле. Я отвечал на все, на какие - коротко, на другие - целыми рассказами. И за всем этим незаметно пролетело время. И я заметил это, только увидев зевающих ребят. Кое-кто уже даже и дремал. Да и костер, несмотря на то, что в него неоднократно добавляли дров, уже прогорал. Однозначно, было пора закругляться с этой встречей.

– Ну все, ребята, - сказал я, поднимаясь на ноги, - время позднее, многие уже спать хотят.

– Завтра же выходной, можно спать и подольше, - сказал кто-то.

– На это не рассчитывайте, - сказал Вим, - подъем как положено и ни минутой позднее.

– Тогда тем более. К тому же я и так задержался тут гораздо дольше, чем собирался.

– А вы еще побываете у нас в группе?

– Возможно, но не гарантирую. А сейчас до свидания, мне уже пора.

Вим последовал за мной, а когда мы отошли от костра, спросил:

– Может быть вам лучше переночевать здесь, а то уже ночь.

– Я прилетел сюда на дисколете, так что проблем с транспортом у меня нет.

– Тогда понятно, извините… Можно мне посмотреть на инопланетную машину?

– Пожалуйста, здесь не больше километра. Если хочешь, можешь меня проводить.

Когда мы отошли еще немного, он спросил:

– Я видел вас на старых съемках, и, по-моему, там вы выглядели старше.

– А сейчас значит моложе? - улыбнулся я.

– Получается, что так.

– Действительно так. Сейчас, в этом облике, мне пятнадцать лет, земляне растут быстро. Хотя я, насколько себя помню, прожил в два раза больше.

– Земляне могут омолаживаться?

– Не только могут, но и омолаживаются, благодаря специальной медицинской науке и технике. Среди землян нет никого, кто выглядел бы стариком, сам того не желая.

– Здорово… Жаль, что мы такого еще не умеем… Но мы еще научимся.

– Обязательно научитесь…

Дальше до дисколета шли молча. На дисколете мерцала только маленькая звездочка маяка. Я открыл кабину, но не залезая внутрь, дотянулся до пульта и включил габаритные огни, в свете которых можно было хоть немного разглядеть машину. Вим обошел вокруг дисколета и сказал:

– Красивая техника, жаль, что сейчас темно, ничего хорошо не разглядишь.

Я вытащил из кабины ночные очки:

– Надень вот это.

Надев очки, Вим воскликнул:

– Ничего себе, прибор ночного видения, а не больше простых очков.

– Нравится?

– Естественно.

– Тогда оставь их себе, на память об инопланетнике. А сейчас, пожалуйста, отойди, я полечу.

Уже в полете я связался с Рэем и спросил, отбыл ли Рив с "Иглы". Рэй сказал, что отбыл, взяв по его настоянию дисколет. Я похвалил его за это и полетел напрямую в Гэзд. Когда же я прибыл к дому Рива, было уже далеко за полночь, и в доме все спали. Стараясь не шуметь, я умылся и тоже отправился отдыхать. В комнате сначала открыл окно и немного посидел на подоконнике, а только потом лег спать.

Проснулся же я от шума у себя под окном и не менее поздно, чем накануне утром. Выглянув в окно, я увидел Реля и Сережку, а сними мальчишку лет шести-семи. Все они поливали из шлангов сад, стараясь при этом полить и друг друга, благо, были в одних только плавках.

– Что за безобразие, - крикнул я в окно.

– Поливаем, - тут же последовал ответ.

– Вижу, - засмеялся я и, неожиданно добавил, - может быть и меня польете?

– А ты давай сюда, - махнул рукою Сережка, - польем по первому классу.

Я без промедления спрыгнул вниз и попал сразу под три струи из шланга. Рель и Сережка, очевидно успев сговориться, намочив меня, бросили шланги и бросились на меня. Да и я был сейчас не против того, чтобы побороться. И в результате этой, закончившейся вничью, борьбы, мы втроем оказались перемазанными и зеленью, и грязью. Пришлось мыться водой из всё тех же шлангов. И уж только после этого я разглядел младшего мальчишку, точнее говоря то, что у него голубые - мои глаза. Рель же, опередив мой вопрос, сказал:

– Дед, познакомься со своим правнуком.

Мальчишка подошел ко мне вплотную, я же присел на корточки:

– Ну и как тебя зовут, правнук?

– Ивом.

– А полностью?

– Иверит Альись-Стрельцов.

– Ну а я Вик. Или же Виктор Стрельцов.

– А ты и в самом деле прилетел со звезд?

– Ага, - кивнул я, - а ты что ли не знал?

– Мне говорили, а я не совсем верил, - сказал он серьезно. - А у тебя глаза тоже голубые, - улыбнулся мальчишка.

– И у тебя тоже, правнук Ив.

– Мы с Релем сейчас на речку пойдем, - сказал Сережка, - а вы пойдете?

– Пойдешь? - спросил я у мальчишки.

– Ага, а ты?

– Ну и я тогда тоже.

Я подхватил мальчишку за локти и посадил себе на плечи. Он весело взвизгнул и засмеялся. На реке мы вволю накупались. И не успели после очередного купания обсохнуть, как на берегу появился Рив:

– Ну, так я и думал, сбежали купаться, и младшего тоже с собой прихватили. Да, компания мальчишек. Придется всех вас немного повоспитывать.

– Пожалуйста, я совсем даже не против, - засмеялся я, - но когда сам станешь таким, другое будешь говорить.

– Вот когда стану, тогда и поговорим. А сейчас, все, марш домой, и одеваться.

– Слушаемся, генерал, - ответил ему я, - какие будут еще приказания?

– Вик, приведи себя в порядок, я тебя кое с кем познакомлю.

– С его отцом? - я кивнул в сторону Ива, - я и так познакомиться могу.

– Но перед его мамашей в таком виде тебе покажется не очень-то уютно.

В дом мы все проскользнули через задний вход, со стороны сада. Поднявшись в свою комнату, я подумал, как мне в этот раз одеться. И оделся по-домашнему, то есть в тренировочный костюм, а на ноги носки и мягкие тапочки. Причесался, и только после этого спустился в гостиную. В гостиной уже были и Рив, и Сол со своей женой, мальчишек же не было никого. Увидев меня, Рив сказал.

– Вик, вот это и есть твой внук Сол, а это его супруга Ос.

– Рад познакомиться, - сказал я, - думаю, что мне представляться нет нужды.

Сол был лишь немного повыше меня, и Рив был прав, когда говорил, что он больше Реля походит на меня. У него латянские признаки были лишь едва заметны - с виду почти что стопроцентный землянин. Когда Рив все же меня представил, он встал и, улыбаясь, протянул мне руку в земном приветствии, а потом, очевидно следуя внутреннему порыву, обнял меня с немалой силой. Я же шепнул ему на ухо:

– Очень рад, Сол, что вы все-таки есть.

У жены Сола я, сам не знаю почему воспользовавшись совсем уж допотопными правилами этикета, поцеловал руку и сказал ей несколько комплиментов, в ответ на что она только рассмеялась и сказала:

– Вы совсем еще мальчишка, Вик.

– Весьма польщен таким определением. Быть мальчишкой вовсе даже неплохо.

– Наверно вы правы.

– Пожалуйста, обращайтесь ко мне на ты. А то обращение на вы создает какой-то привкус официальной встречи и немного коробит меня, я к этому не привык. Договорились?

– Как хочешь, дед, - сказал Сол.

В это время в гостиной появились и все мальчишки: Рель с Сережкой и младший - Ив. Сережка и Рель оделись в уже знакомые мне шорты и безрукавки, оставаясь при этом босиком. Младший же был одет в штаны до колен и легкую рубашку навыпуск и, очевидно подражая старшим, тоже босиком. Ос только покачала головой, но ничего на это не сказала.

– Будем завтракать, - сказал Рив, когда все собрались.

Уже во время завтрака Сол объяснил, что они отдыхали у моря на Большом Северном материке, когда узнали, что "Игла" наконец-то нашлась, и тут же решили ехать сюда. На что правда Ив заявил, что если бы он постоянно не ныл, то они вполне могли прособираться и целую неделю, а то и больше. В ответ на это Сол смеялся и говорил, что уж ныть Ив умеет, ничего не скажешь, у кого это только сумел научиться. На что мальчишка тут же заявил, что мол у бабушки - маминой мамы, но она это делает гораздо дольше, и поэтому умеет гораздо лучше. Послушав это, все смеялись. Приехали же в Гэзд они вчера, но уже после обеда. Меня и Рива тут не было, ну а с Сережкой они уже успели хорошо познакомиться, но больше других конечно же младший - Ив. Вчера они все гуляли по Гэзду, а вечером купались на речке. Ив же шепотом пожаловался мне:

– Дедушка Рив вчера прилетел на дисколете, но мне даже в кабине посидеть не разрешил.

На что я ему тоже шепотом сказал:

– Если конечно не будешь ныть, я прокачу тебя на нем. Договорились, что не будешь ныть?

– Договорились, - сказал он и расцвел такой улыбкой, что я невольно улыбнулся ему в ответ и сказал:

– Помни о договоре.

– А когда?

– Может быть даже сегодня.

После завтрака мальчишки - и старшие, и младший вместе с ними, смылись из дому. Сидеть в такой хороший день дома им казалось просто мученьем. Я же остался с остальными, и мы хорошо и долго поговорили. Я еще раз услышал, но на этот раз от самого Сола, что он музыкант и играет на латянском музыкальном инструменте, во многом напоминающем земную скрипку. А его жена Ос - певица. Что познакомились они на одном из конкурсов молодых музыкантов, вскоре после этого поженились, и с тех пор живут в мире и согласии. Но вот их сын Ив, по его словам музыку терпеть не может, в чем, скорее всего, пошел в Рива.

Мне же они оба - и Сол, и Ос понравились. И не в последнюю очередь из-за того, что они любили то, чем занимались, ну и уж конечно любили друг друга. И они были не из тех, кто зацикливается на чем-то одном, взять хотя бы ту же музыку, а люди с широкими интересами, с которыми приятно беседовать на любую тему. Но когда все немного устали от разговоров, я сказал:

– Извиняйте меня, пожалуйста, но мне необходимо побывать на корабле. Пообедаю я там, но до вечера обязательно вернусь, потому что обещал быть на ужине у Яса.

Снаружи, возле дисколета, я встретил Ива. Мальчишка с интересом разглядывал дюзы маршевых двигателей.

– Интересно? - спросил я.

– Ага, - был ответ, - только не пойму, как он летает без крыльев? Как ракета?

– Он сам весь - одно крыло, ну и как ракета тоже летает.

– Ты сейчас куда-то полетишь?

– На корабль.

– На звездолет? Можно мне с тобой?

– Можно, но только если твои родители разрешат. Пойдем, ты попросишь разрешения. Но только помни, ты обещал не ныть.

– Ага, помню.

Мальчишку естественно отпустили. Наверно не в последнюю очередь потому, что я в их представлениях имел безупречную репутацию, и мне можно было доверить что угодно и кого угодно. Разве что Ос напомнила сыну, что корабль - не место для игр, и чтобы он вел себя прилично и во всем слушался меня (прадедушку Вика - разве я думал, что когда-то буду величаться таким титулом).

Я усадил мальчишку в соседнее с пилотским кресло, и сам пристегнул его к креслу ремнями.

– В самолете не так, - тут же сказал он.

– Но это и не самолет. А ремни не дадут тебе упасть, даже если мы будем лететь вниз головой.

– А мы будем? - с восторгом спросил он.

– Может быть, - ответил я, закрывая кабину и пристегиваясь к креслу, - летим?

– Летим, - решительно и без тени смущения сказал мальчишка.

Я медленно поднял дисколет на пару сотен метров и предложил:

– Посмотрим на город?

– Ага.

Мы сделали над Гэздом несколько кругов, на небольшой высоте и с небольшой скоростью. Мальчишка с интересом смотрел на город и звонко вскрикивал, когда узнавал места, где бывал. Да и мне самому было интересно. И кое-какие места узнал и я, только естественно ничего вслух не сказал, это не для ушей Ива. Люди внизу замечали низко летящий дисколет и приветственно махали руками. В ответ я покачивал дисколет, приветствуя этим тех, кто приветствует меня. Потом, заметив, что интерес мальчишки в разглядывании города сверху уже пропадает, я сказал:

– Так, как летает вертолет, мы уже полетали, сейчас полетим так, как летает самолет. Посмотрим на мир с большей высоты?

– Ага, посмотрим.

Я довольно круто поднял дисколет на десяток километров вверх, откуда земля стала выглядеть похожей на лоскутное одеяло - леса, речки, озера, луга - были на ней отдельными лоскутками. А облака - белыми клочками ваты, плывущей над ними. Это было, конечно же, красиво, но не могло вызвать столь же долгий интерес, как разглядывание города с небольшой высоты. По крайней мере, мальчишке это надоело быстрее, чем мне. И он стал смотреть не на землю, а на меня, а потом спросил:

– А как ты управляешь дисколетом?

– Смотри, - сказал я, - вот этот квадрат - светосенсорная панель, я держу на ней правую руку. Двигая рукой, я могу наклонять, накренять и поворачивать машину, - все это я сразу же продемонстрировал. - Нажатием же на вот эти зоны я регулирую тягу движков - и стартовых, и маршевых, - я немного, но ощутимо поиграл тягой, от этого нас то вжимало в кресла, то почти что заставляло повиснуть, - ну а все остальное делаю левой рукой на кодирующей панели. Каждая команда имеет свой код - комбинацию нажатий на эти кнопки.

– И много таких команд?

– Несколько сотен.

– И ты их все помнишь?

– Разумеется, это несложно. Но летать можно зная всего несколько десятков основных команд, но чтобы летать хорошо, нужно знать все, причем так, чтобы не задумываться.

– А на дисколете можно ведь и в космос летать?

– Естественно можно, это универсальная машина. На ней можно летать быстро, а космос самое подходящее для этого место. Смотри, Ив, сейчас мы поднимемся в космос. Будут перегрузки, но небольшие.

Дисколет плавно взмыл на космическую высоту и набрал гиперболическую скорость. Я выключил двигатели, и в кабине установилась невесомость. Дисколет - слишком маленькая машина, чтобы устанавливать на ней компенсаторы перегрузок, которые в невесомости наоборот, создают искусственное тяготение. И я готов был снова включить двигатель, если вдруг мальчишке станет от невесомости нехорошо. Но оказалось, что и Ив не страдает космической болезнью. Он, глядя на медленно удаляющуюся Лату, вначале даже не обратил внимания на невесомость, заметил же только тогда, когда немного отвлекся:

– Это невесомость, да?

– Она самая. Мы в свободном полете.

– Здорово. А можно мне немного поплавать?

– Только если осторожно. Сильно не отталкивайся, а то шишек набьешь.

– Я осторожно.

Я отцепил его пристежные ремни, впрочем, и сам тоже отстегнулся от кресла, чтобы в случае чего подстраховать мальчишку и не дать ему действительно набить шишек. Впрочем, Ив, попытавшись встать, взлетел вверх и ойкнул, стукнувшись темечком о блистер кабины.

– Говорил же тебе, что набьешь шишек.

– Я несильно, а ойкнул от неожиданности.

Мальчишка чрезвычайно быстро освоился в невесомости, но вдоволь насладиться ею в тесной кабине не представлялось возможным. Правда, он облетел ее всю, потом какое-то время повисел вниз головой, глядя на удаляющуюся Лату, и спросил:

– Наверно на дисколете можно и до других планет долететь?

– Можно конечно, но не стоит.

– Почему.

– Это все равно, что идти в другой город пешком.

– Но ведь туристы-то ходят.

– И на Земле есть отчаянные головы, которые на дисколетах вылетают аж во внешнюю часть системы. Но только времени на такие перелеты уходит недели и месяцы… Не проще ли тем, кого не прельщает романтика странствий и пустого пространства вокруг, воспользоваться более скоростными средствами.

– Ну а до Зулы-то можно долететь?

– Можно, но тоже довольно долго будет, несколько часов.

– Жаль, - сказал Ив.

– Ну как, наплавался? Давай-ка обратно в кресло, будем возвращаться на Атлу.

Мальчишка послушно скользнул обратно в кресло и без вопросов дал себя к нему пристегнуть. Я развернул дисколет и врубил движки. На несколько минут перегрузка вдавила нас в кресла, а когда отпустила, мы летели уже обратно к Атле.

– А что будет, если мы с такой скоростью упадем?

– Не бойся, не упадем. Перед входом в атмосферу я заторможу, и спустимся мы со всем комфортом.

– Ну а если бы вдруг горючего не было?

– Ну и тогда ничего особенно страшного. Дисколет - прочная машина, а скорость можно погасить и трением об воздух. Но лучше этого не делать - перегрузки большие, да и полет в огне.

– Как это в огне?

– Видел, как метеоры падают?

– Ага.

– Они и сгорают в этом самом огне.

– Вот бы посмотреть этот огонь.

– Очень хочется?

– Ага.

– Ну, тогда можно и посмотреть. Я и сам такого давно не видел.

Перед входом в атмосферу я всё же естественно притормозил, но не до конца. И мы вошли в нее в шлейфе плазмы. Перегрузка получилась что-то около трехкратной - в целом терпимо. На самолетной же высоте мы перешли в нормальный полет. А немного впереди был космодром, на котором издалека была видна серая заостренная башня "Иглы" - земного звездолета. Ив смотрел на корабль с неподдельным и нескрываемым восхищением.

– Нравится машина? - спросил я у него.

– Просто не могу поверить, что это звездолет. Что эта ракета неслась между звездами, много раз обгоняя свет.

– Но это так.

– А за сколько на ней можно долететь до Земли?

– Если восстановить пространственный двигатель, что что-то около полутора лет для тех, кто будет лететь, и трех - для тех, кто не полетит.

Я облетел вокруг корабля и только тогда связался с Рэем:

– Я прибываю, со мной гость.

– Я знаю, - отозвался Рэй, - готов вас принять.

Изнутри корабль произвел на мальчишку еще большее впечатление, он чуть ли не раскрыв рот смотрел по сторонам и даже ничего поначалу не спрашивал. Я же ему и так все вкратце объяснял. Когда же мы пришли в рубку, познакомил его с Рэем, как еще одного своего родственника. Но времени нянчиться со своим правнуком у меня не было, и после совместного обеда в корабельной столовой, я проводил его в камеру спецтренажера, и поручил заботам Рэя, который на это с неожиданной охотой согласился.

После этого я отправился в медотсек, где осведомился о состоянии Ога. И насколько смог понять объяснения Рэя, операция по его омоложению продвигается успешно, и никаких непредвиденных осложнений не было.

Потом я прошел в свою каюту. Там, вместе с Рэем, поработал над планом восстановления пространственной установки звездолета. Рэй по моей просьбе составил на бумаге список потребностей - то, что потребуется для этой работы, и приблизительный график работ по восстановлению. Я собирался передать эти бумаги Риву и Ясу, и уж согласно этого просить помощи, а не в общих словах. Когда же я это закончил, уже было пора возвращаться в Гэзд, чтобы не опоздать на званый ужин у Яса. Первым делом я забрал ставшего странно-молчаливым Ива-маленького из спецтренажера. Но спросил уже только тогда, когда мы уже летели в Гэзд:

– Не понравилось что ли?

– Нет, что ты. Все было очень здорово.

– Что же тогда ты такой невеселый?

– Там, конечно, очень здорово, но я-то вышел оттуда, а Рэю оттуда никогда не выйти.

– Ну а как тебе Рэй.

– Отличный парень… я даже предложил ему дружить.

– Ну а он?

– А он согласился, - сказал мальчишка, а на глазах у него выступили слезы, - но ему же никогда оттуда не выйти.

– Что поделаешь, Ив, так уж получается.

Мальчишка небрежно смахнул слезы и снова замолчал. Я же, включив автопилот, вытащил цепочку с рэевым "медальоном", отцепил его и протянул мальчишке:

– Держи, через эту штучку ты всегда сможешь поговорить с Рэем, это рация.

Мальчишка кивнул и сжал рацию в кулаке. И до самой посадки не проронил ни слова. Когда же мы уже сели, он, обращаясь к рации, тихо позвал:

– Рэй?

– Я здесь, Ив.

– Я просто так позвал.

– Я знаю.

– Мы потом поговорим, ладно?

– В любое время, когда захочешь.

– Спасибо Рэй, и не обижайся, пожалуйста, - сказав это, мальчишка спрятал рацию в нагрудный кармашек рубашки. А потом уже сказал мне: - Спасибо, Вик.

– Тебе спасибо.

– Мне то за что?

– Хотя бы просто за то, что ты есть на этом свете.

Мальчишка хмыкнул:

– Бабушка говорит совершенно обратное.

– Наверно есть за что?

– Да уж не наверно.

– Ну ладно, выходим, правнучек…

– Вик, а тебе было страшно, когда ты ложился в анабиоз на столько лет?

– Практически нет, но вот когда в первый раз, на три месяца, то даже очень… К чему ты это?

– Просто так.

Дом Рива на этот раз оказался похожим на растревоженный муравейник - поверьте, не напрасное сравнение. И я уж никак не ожидал, что тут окажется столько народа. Все здоровались со мной, но я-то никого не знал, и Ив куда-то сразу же исчез. Наконец-то я перехватил Сережку, который был в компании с незнакомым мальчишкой:

– Сереж, что тут творится?

– Познакомься, это Рол.

– Рол Альись, - представился мальчишка.

– Вик Стрельцов, - сказал я в ответ.

– Завтра еще не то будет, - сказал Сережка, - семья у Рива большая, но еще не все приехали. Завтра добавятся и остальные. Спроси у него сам.

– А где он сам?

– Беседует со старшими у себя в кабинете.

В кабинете, кроме Рива, были еще восемь человек в возрасте, как мне показалось, от двадцати и до пятидесяти. Увидев меня, Рив поднялся и, улыбаясь, сказал:

– Это, как оказывается, было запланировано, но только не мною.

– Уже понял, - сказал я, улыбнувшись в ответ, - знакомь, давай.

– Непременно. Это мой старший сын, - представил он худощавого, полностью, как и сам Рив, седого мужчину, который выглядел почти точной, но только помолодевшей копией Рива. На вид ему было лет пятьдесят, следовательно, если считать в земных годах, то под шестьдесят, - Ив. Иверит Альись, полковник космофлота Латы. Кстати, до сих пор еще летает.

Я и по-латянски и по-земному поздоровался с Ивом, а Рив уже снова представлял:

– Мой второй сын, - второй сын Рива был больше похож не на Рива, да и не на Нис, а на Оста Иветсорэ, каким я его запомнил, - Тиб, Тиберит Альись, конструктор.

После паузы на приветствие, Рив продолжил:

– Мой третий, младший сын, - это был высокий пепельноволосый мужчина, выглядевший лет на тридцать пять, значит в земных годах ему уже за сорок. Он был тоже сильно похож на Рива, но в его облике было гораздо больше, чем у Ива, черт Нис, - Ол, Олерит Альись, биолог-генетик.

Когда я здоровался с Олом, он мне шепнул:

– Попозже поговорим, надо бы кое о чем посоветоваться.

Я только кивнул в знак согласия. Рив же представлял дальше:

– С Солом ты уже знаком, он мой старший внук, да и твой тоже. А это мой второй внук, старший сын Ива, - Представляемый выглядел лет на двадцать пять, значит ему уже под тридцать, разве что волосы слегка светлее, чем положено иметь латянину в этом возрасте. Похож и на отца, и на деда, разве что ростом немного пониже, - Рив, мой тезка. Риверит Альись, лейтенант космофлота Латы.

Рив-младший и был в форме, очевидно этого самого космофлота, и сначала, перед рукопожатием, отдал мне честь в принятой на Лате форме, уже знакомой мне.

– Мой третий внук, старший сын Тиба, - Представляемый был наверно только чуть-чуть помладше Рива-младшего. На своего отца походил мало чем, и обладал телосложением борца-тяжеловеса. - Мик, Микерит Альись. Сержант "СК".

– Сержант-инструктор, - добавил Мик, пожимая мне руку, - не всем же быть офицерами.

Рив же продолжал представлять собравшихся:

– Это Ор. Орверит Ольньгись Ягъяэ. Внук Яса. В моей же семье он муж моей внучки Ласси - второй дочери Тиба. - На Яса Ор не походил ничуть. На вид ему было лет двадцать с небольшим, значит, по земному счету почти двадцать пять. Он выглядел сдержанным молодым человеком, довольно симпатичным и приятным, - Ор и Лас еще учатся, рассчитывают стать инженерами.

– Инженерами-энергетиками, - пояснил Ор, пожимая мне руку.

– Ну и последний из здесь присутствующих, мой четвертый внук, второй сын Ива, Ир, Ирверит Альись, - на вид Иру было никак не больше двадцати и из всех, находящихся здесь, он был самым младшим. Высоких, худощавый и, как мне показалось, постоянно улыбающийся, - курсант пилотского отделения высшей академии космофлота Латы, практически уже выпускник.

– Очень приятно, капитан, - сказал Ир, пожимая мне руку.

Вопреки моим ожиданиям, Рив решил представить и меня. И наверно больше не для других, а для меня самого.

– Виктор Стрельцов. Младший капитан космофлота Земли, капитан звездного крейсера "Игла". Профессиональный звездпилот высшего класса, и профессиональный звездный разведчик. Ветеран последней латянской войны, общепризнанный герой. Почетный житель Гэзда и Алька, Аивера и Тальгира. Почетный гражданин единой Латы. Тот, чье имя навсегда внесено в списки "Солнечного Клинка". Тот, кого знает каждый человек на Лате, и прочая, прочая, прочая… Ну и, наконец, мой самый старый друг.

– Ну и наговорил, - прокомментировал я это, - достаточно было бы только последнего определения.

– Не смущайся, это все так и есть, - Рив улыбнулся, - а определение тебе лучше дать такое: Вик Стрельцов, мальчишка на все времена.

– Так лучше, - улыбнулся и я, - и наверно ближе к истине.

Все внимание было приковано ко мне, но я под этим вниманием чувствовал себя не очень-то уютно. Словно мальчишка, оказавшийся в компании взрослых, и который не знает, чего же конкретного от него все хотят. Фактически так оно и было, почти что без оговорок. И поэтому, как только мне представилась такая возможность, я улизнул, хотя и понимал, что это не очень-то красиво с моей стороны.

Но покою сегодня мне явно не предвиделось. Ускользнув от взрослых Альись, я попался в руки молодежи из этого же семейства. Меня перехватил Рель, едва я только покинул кабинет Рива. Наверняка он меня возле него караулил.

– Сбежал? - спросил он, хитровато улыбаясь.

Я кивнул, одарив его не менее хитрой улыбкой.

– Мы так и подумали, что ты сбежишь. Идем, - он махнул рукой, предлагая мне следовать за ним.

Тем самым местом, куда он меня звал, оказался уже хорошо знакомый мне берег реки. Но по пути Рель прокомментировал мне сегодняшнее:

– Все хотят познакомиться с тобой. Вообще-то мероприятие наметили на завтра, но больше половины решили прибыть днем раньше, причем, друг с другом не договариваясь, - он усмехнулся, - пусть хоть в этом, но все они похожи. Полный дом народа. Давно такого не случалось по хорошему поводу.

Я не стал расспрашивать у него, по какому такому нехорошему поводу такое случалось, и так было ясно. Тем более что мы уже вышли на берег, где нас с нетерпением поджидали. Одиннадцать человек, если не считать Сережки. Две девчонки и девять мальчишек. Хотя старших из них я мог бы назвать мальчишками только с определенной натяжкой, земных лет им наверняка было семнадцать-девятнадцать. Когда мы с Релем появились на берегу, кое- кто купался, но тут же все выбрались на берег и обратились во внимание. Я невольно улыбнулся, глядя на всех них.

– Вот, привел, - сказал Рель почти что торжественно.

– Коли привел, то знакомь, - сказал я ему.

– Уж это обязательно, - развел руками Рель. - Это мой дедушка Вик. А это мои двоюродные братья, сестры и даже племянники.

– А подробнее.

– А как же. Я слышал, как дедушка Рив тебя со старшими знакомил. А с младшими буду я.

Рель усмехнулся и заговорил точно таким же тоном, как недавно говорил Рив. Но Рель и хотел его изобразить:

– Сначала представлю старших из здесь присутствующих. Самый старший из младших - Вимерит Альись-Нельись, или же просто Вим, - представил он парня, выглядевшего лет на шестнадцать-семнадцать, худощавого и невысокого, - Вим старший сын Тети Ис.

Вим быстро поднялся и, подойдя ко мне, протянул руку, которую я сразу же пожал.

– Приятно познакомиться с вами, капитан, - сказал он, и с улыбкой посмотрел мне в глаза. Я тоже улыбнулся и я улыбкой слегка хлопнул его по плечу. Рель же тем временем уже продолжал.

– Витерит Альись, или просто Вит, младший сын дяди Ива.

Вит выглядел одногодком Виму. И больше всего был похож на своего старшего брата Ира, особенно точно такой же улыбкой, постоянно не сходящей с лица.

– Тигерит Альись, или просто Тиг, второй сын дяди Тиба.

Тиг выглядел лет на четырнадцать и обещал через несколько лет стать похожим на своего брата Мика, руку он мне пожал очень даже крепко для мальчишки.

– Дальше представляю представительниц нашей слабой половины, - улыбнулся Рель. - Силси Альись, Или просто Сил, младшая дочь дяди Ола.

Сил выглядела лет на тринадцать, значит земных лет ей пятнадцать-шестнадцать.

– Тисси Альись, или просто Тис, младшая дочь дяди Тиба.

На вид тис было чуть больше десяти, но если снова учесть разницу между землянами и латянами, то она наверно ровесница Реля.

– Ролерит Альись, или просто Рол, Старший сын дяди Ола.

На вид Ролу было лет девять. И я ему кивнул, как уже знакомому.

– Иберит Альись, или просто Иб, младший сын дяди Тиба.

Ибу было лет восемь, но на своих старших братьев он почти не был похож, тонкий, как тростинка и очень подвижный.

– Волерит Альись, или просто Вол, второй сын дяди Ола.

Вол был еще годом младше Иба.

– Ива тебе представлять не надо, со своим правнуком ты и так уже знаком. А дальше идет самый последний и самый младший из здесь присутствующих. Рикерит Альись, просто Рик. Старший сын Мика.

Рику было лет пять, и тут он действительно был самым младшим. Он нетерпеливо подбежал ко мне и протянул свою ладошку. Я ее пожал, а потом подхватил мальчишку на руку, от чего тот только весело взвизгнул. Ив же, словно бы ревнуя, подошел и уперся мне в бок. Я подмигнул Рику и, пересадив его на локоть левой руки, правой рукой подхватил Ива. Они тут же засмеялись и дурашливо боднулись лбами.

– Да, вон, как вас много, - сказал я, улыбаясь, - даже не ожидал.

– Еще и не все собрались, но уже большинство. Разве это плохо?

– От чего же, наоборот, хорошо. Вы, как я погляжу, уже досыта накупались, а я тоже хочу.

Потом все мы довольно долго купались и просто валялись на солнышке. Непринужденно болтали понемногу о разном. Честно говоря, мне было хорошо в этой разновозрастной компании. Хорошо и удивительно легко. Порой мне даже не верилось, что нахожусь я на чужой планете, в тысяче с лишним световых лет от Земли. Да Вик-звездолетчик, Вик-инопланетник, не ожидал ты, что этот чужой берег перестанет быть для тебя чужим, а станет не только понятным, а в каком-то смысле даже и родным.

Я с удовольствием смотрел на всех этих мальчишек и девчонок, внуков и правнуков Рива. Разве думал я тогда, шестьдесят с лишним лет назад, когда вытаскивал из Гэзда едва живого мальчишку, что когда-то буду проводить время среди его внуков, сам при этом ничуть не состарившись. Разве думал я, летя над замерзающей и укутанной мраком планетой, что когда-то увижу её такой живой, и с таким голубым небом. И мне сейчас даже ничуть не вспоминался Вак. Мне было хорошо, и я почти беспрерывно улыбался.

Я почему-то ожидал, что из этой компании меня вытащит непременно Рив. Но это оказалось не так. Рив послал вместо себя младшего из тех, кто был у него под рукой. И этим младшим оказался Ир. Появившись на берегу, он первым делом избавился от одежды и бросился в речку. И только накупавшись, подошел ко мне:

– Дед Рив просил вам передать, что он просит, чтобы вы оторвались от этой компании и вернулись в дом.

– Ну что же, пойдем.

– Не, это вы идите, а я уж лучше тут останусь.

– Надоела компания старших?

Он кивнул в ответ и ничего больше не сказал. Я же не торопясь оделся, привел себя в приличный вид и, сказав ребятам: "пока", пошел в дом.

Рив встретил меня у крыльца. Улыбнувшись, он спросил у меня:

– Со взрослыми стало скучно, и поэтому отправился в ребячью компанию. Так, звездолетчик?

Я кивнул:

– Похоже, что так. Пусть я только отчасти мальчишка, но даже это отчасти сближает меня с ними.

– Да, правильно я тебя представил, - он улыбнулся и хлопнул меня по плечу, - Вик - мальчишка на все времена.

– Разве это плохо? - улыбнулся я в ответ.

– А я и не говорю, что плохо. Ну ладно, пойдем, а то кое-кто уже и обижается, - сказал Рив, а потом, немного помедлив, - честно сказать, все вместе они и меня раздражают. Возьми каждого по отдельности - вроде бы милейшие люди, а как соберутся все вместе, кажется, что в каждом ошибся. Никто никому ничего не желает уступать.

– Рив, просто все вы, и ты, и твои потомки, очень похожи характерами. Разве ты этого не замечал?

– Не сказать, что похожи… Скорей уж… А вообще-то, возможно ты и прав, я над этим как-то не задумывался, хотя наверно следовало бы… Но ничего, скоро я их всех разгоню и прикажу больше двоих за раз не появляться, а лучше и вообще одному.

– Ну, ты и раскомандовался, - засмеялся я, - патриарх большой семьи.

– Нет, Вик, все не так. При Нис все было по-другому. Наверно она одна связывала семью в одно целое, а как ее не стало, все словно оборвалось.

Сказав это, Рив словно бы на глазах стал старше. И на этот раз я не удержался и спросил:

– Что все-таки с ней случилось? Ты мне тогда так и не сказал.

– Не хотел говорить, ну, да что уж теперь. Её убили, хотя должны были бы убить меня. Она вместо меня приняла и пули и смерть…

Это было почти как удар. Выдержав этот удар и паузу, я сказал:

– Не знаю, Рив, но мне почему-то казалось, что у вас такого уже не бывает.

– Практически не бывает. Но просто мы чересчур уж заметные фигуры на этом шарике, чтобы не иметь врагов. Не всем нравится существующий порядок. Кому-то очень хотелось бы вернуться в прошлое… Но этого пути для Латы уже нет. Вот они и пытаются отомстить нам со всей доступной им жестокостью. Ну да ладно, Вик, не будем больше об этом, мне не хочется сегодня об этом вспоминать.

Я только кивнул в ответ на это, но мое настроение заметно ухудшилось, хотя я и старался не показывать этого. Рив познакомил меня и с присутствующими в доме женщинами. Потом были долгие беседы, довольно скучные, но я их выдержал. А время между тем уже клонилось к вечеру, пора было отправляться на ужин к Ясу, как я ему и обещал. Но меня опередил Ор. Он подошел ко мне и сказал:

– Вик, дедушка Яс попросил меня проводить вас к нему на обещанный ужин.

Я только кивнул в ответ и поднялся. Сказав всем: "До свидания", мы покинули дом Рива. Я спросил у Ора:

– Далеко идти?

– Конечно нет. Десять минут, если не торопиться. Но торопиться и не нужно.

Я еще раз отметил для себя, что здесь весьма непринужденно пользуются земными мерами времени, но ничего об этом не сказал.

Резиденцией Яса был почти такой же, как и у Рива, домик, может быть только чуть-чуть побольше. И внутренне я почему-то ожидал, что этот дом сейчас окажется наполненным родственниками Яса, его потомками. А то, что потомки у него есть, говорило хотя бы присутствие рядом со мной Ора. Но дом оказался неожиданно пустым. Кроме меня и Яса там были только Ор и Лас, которая пришла сюда очевидно немного раньше. Заметив выражение моего лица, Яс спросил:

– Ты чем-то удивлен?

– Когда я шел сюда, мне казалось, что твой дом окажется не менее полон народа, чем у Рива.

Яс словно бы вымученно улыбнулся:

– Я оказался не столь плодовитым в этом отношении, как наш друг Рив… И здесь присутствуют все мои потомки.

Вечер у Яса тянулся неторопливо и размеренно, очень спокойно. Мы неторопливо беседовали о разном, но главным образом о жизни, долгой жизни, прожитой тем самым Ясом, которого я когда-то спас из подземелий Алька. Личная жизнь у него не очень-то сложилась. Женился он намного позднее всех своих соратников, но влюбившись по-настоящему, и был в этом счастлив. В положенное время у него появился сын. Но его счастье не было долгим. Его любимая супруга умерла, так и не родив ему второго ребенка, умерла вместе с ребенком. Будучи, как он сам сказал, однолюбом, Яс больше не женился. Да и без этого у него забот хватало.

Его сын вырос и стал космонавтом, орбитальным монтажником. В положенное время и он женился. Но и его жена умерла, готовясь стать матерью. Виновата ослабленная наследственность, последствия последней войны. Ребенка - Ора удалось спасти. Отец же его в это время был на орбите и узнал обо всем случившемся не сразу. А когда узнал, то внешне никак не отреагировал. Он погиб через несколько дней, совершив, казалось бы элементарную ошибку, которую открытый космос не прощает никому. И остался у Яса один только потомок, внук Ор, который сейчас вместе со своей супругой Лас, жил у Яса, в этом самом доме.

Ор же и Лас оказались приятными молодыми людьми, которые непринужденно поддерживали нашу беседу. А Лас напоследок даже призналась, что через полгода Яс станет прадедушкой.

Ночевать в тот день я остался у Яса, справедливо полагая, что дом Рива и без того сегодня переполнен.

Несколько последовавших за этим дней были очень похожи друг на друга. Были встречи с моими старыми знакомыми и их потомством, которые практически все без исключений желали познакомиться с Виком-инопланетником, живой легендой планеты Лата. И если сказать честно, то быть этой самой легендой было для меня хоть и не обременительно, но все же довольно неуютно. А Сережка, да и Рель, поднаучившись от него, постоянно меня по этому поводу подзуживали. Сережка, хоть и тоже был тут инопланетником, счастливо укрывался в тени "живой легенды"

Дней через пять Яс вечером сказал мне:

– Завтра утром соберется совет одиннадцати, чтобы принять решение по твоему вопросу.

– Уже завтра? - спросил я.

– К чему откладывать. Я бы его собрал и раньше, но решил дать тебе несколько дней на отдых. Так что готовься.

Я невольно поежился, представив, как неуютно мне будет перед лицом верховной власти этой планеты. Яс заметил это и сказал:

– Не бойся, Вик, в этом нет ничего страшного. Я побеседовал с каждым из советников по отдельности. И большинство, подавляющее большинство из них поддерживают нас. Так что заседание это становится не больше чем формальностью.

– К чему же мне тогда готовиться?

– Да все очень просто. Придешь туда, выступишь, недолго, не больше четверти часа, поблагодаришь за оказанный тебе прием. Потом прямо скажешь, что тебе требуется для того, чтобы восстановить свой звездолет. Честно и прямо. Люди в совете хоть и пожилые, но не дураки, они все прекрасно понимают. После этого они немного поговорят, часика два, - он улыбнулся, - потом примут решение выделить все необходимые для этого средства и ресурсы. И поручат Риву создать специальную комиссию из ученых и инженеров, которая и будет воплощать это решение в жизнь.

– Ты говоришь так, как будто вертишь этим советом так, как захочешь.

– Да не сказал бы. Такими людьми не очень-то повертишь. Если уж что им не понравится, то ни за что не переубедишь. Нет, просто на этот раз наши мнения совпадают, и результат предсказуем, потому что у нас есть по этому поводу предварительная договоренность.

– Ох уж этот мне твой дипломатический язык.

– С кем поведешься, того и наберешься… Кстати о языке, советую свое выступление продумать заранее. Завтра я за тобой и Ривом зайду.

Утром я оделся в тот самый строгий костюм, в котором показывался на людях в последние дни. Рив же собрался еще раньше меня. Яс был точен. В назначенное им время он прибыл на вертолете, который пилотировал он сам. Приземлившись на лужайке перед домом, он только помахал нам рукой, мол идите сюда. А как только мы оказались в кабине, он сразу же поднял вертолет в воздух и направил его в сторону центра города.

Я ожидал, что мы направимся в уже известный мне Дворец Правительства. Но Яс пролетел мимо него. А опустились мы на площадку во дворе какого-то старого и небольшого особняка, обнесенного сплошным забором, вдоль которого неторопливо прогуливалась охрана.

– Дворец совета, - прокомментировал Рив, слегка хохотнув при этом, - высаживаемся.

Яс снова махнул рукой, и мы пошли следом за ним. Точнее говоря, я пошел, Рив почти сразу же отделился от нас. Яс привел меня в небольшой кабинет, одну стену которого целиком занимал большой экран. Яс указал мне на единственное место за столом и, когда я сел, он сказал:

– Подожди пока здесь. Сегодня мы обсудим твой вопрос, но, скорее всего, только вторым пунктом.

– Что-то случилось?

– Можно и так сказать. Но ничего страшного. Просто, между прочим, не без твоего содействия, нас, советников, осталось только десять.

– Ог?

– Естественно, он тоже был советником. И первым пунктом у нас будет заполнение оказавшегося вакантным кресла советника.

– Но ведь с Огом ничего страшного не произошло и он жив.

– Тут есть кой-какие тонкости. Не сейчас… Здесь я могу предложить тебе только одно зрелище, - он подошел к экрану и нажал что-то в углу. Экран заработал, на нем было помещение с круглым столом, за которым уже сидели люди. - Вид на зал совета. Можешь понаблюдать. Но когда я там попрошу, чтобы тебя пригласили, выключи его, вот эта кнопка. Ну а я поспешу.

Сказав это, Яс ушел. А я принялся смотреть на экран. За столом уже собрался весь совет. Из советников мне были хорошо знакомы Рив и Нок, они сидели рядом и о чём-то негромко переговаривались. Еще несколько показались мне смутно знакомыми, но я не стал напрягать память, пытаясь вспомнить, когда нас друг другу представляли. Девять человек, из них шесть мужчин и трое женщин. Все пожилые, разве что один человек помоложе лет на десять-пятнадцать, но и то далеко не молод. Наконец-то там появился Яс, и все встали. Яс коротко кивнул головой, приветствуя собравшихся, и сказал:

– Прошу вас сесть, - когда же все сели, он продолжил. - Друзья и соратники, сегодня я собрал вас для того, чтобы принять решение по поводу земного корабля. Точнее говоря, по поводу нашей помощи тому, кто в тяжелое для нас время помог нам и подсказал решение нашей величайшей проблемы. Тем, что все мы сейчас живы и тем, что над нашим миром чистое небо, мы в какой-то степени обязаны ему. Но это будет у нас вторым вопросом. Сначала же мы должны заполнить внезапно освободившееся кресло советника. Нас должно быть одиннадцать.

– Председатель, - задал вопрос тот советник, который был немного моложе, - может быть, вы объясните нам, что же все-таки произошло с советником Огеритом Веньись?

– Тайны в этом нет, советник Инорэ. Все мы прекрасно знали о состоянии здоровья советника Веньись, которое было значительно хуже, чем у любого из нас. Сейчас он находится на лечении на борту земного корабля и не может исполнять свои обязанности, как советника.

– Председатель, я вас не вполне понимаю. Всем нам без исключения приходилось лечиться. Однако даже если это и затягивалось, никогда не было поводом, чтобы выводить советника из совета. Или, может быть, советник Веньись подал просьбу об отставке?

– Нет, вы действительно меня не поняли, советник. Огерит Веньись не сможет быть советником вне зависимости от результатов лечения. Потому что еще десять лет назад нами была принята шестнадцатая поправка к положению о совете одиннадцати, которая гласит, что членом совета может быть человек не моложе пятидесяти лет.

– Вы хотите сказать, что он, пройдя это самое лечение, будет моложе пятидесяти лет?

– Я не хочу этого сказать, советник, я это сказал. Но могу и повторить, в случае удачного завершения лечения, он будет моложе пятидесяти, а, скорее всего даже моложе двадцати. Медицинская наука Земли значительно опережает нашу, латянскую.

– Не могли бы вы в этом случае устроить мне беседу с землянином.

– Я не указываю землянину, но вы, советник, можете договориться с ним и сами, - Яс при этом вздохнул и посмотрел в ту точку, где находилась камера, передающая изображение на этот экран, он словно бы извинялся передо мной. - Ну да ладно, отступление в сторону, перейдем по существу. Мы должны утвердить советника на освободившееся кресло. Как председатель нашего совета, я выдвигаю на это место одну кандидатуру, вы же вольны ее или утвердить или отвергнуть. Эту кандидатуру вам представит советник Альись.

После этих слов все внимание переключилось на Рива.

– Друзья, - сказал он, - советник Веньись так же, как и я, отвечал в нашем совете за науку. Но я всего лишь администратор, а один из двоих отвечающих за науку обязательно должен быть крупным и авторитетным ученым. Но кандидат в члены совета кроме этого должен обладать целым рядом качеств, о которых все мы прекрасно знаем. Всему вышеперечисленному удовлетворяют только несколько человек на планете. Мы с председателем тщательно проанализировали все возможные кандидатуры и остановились на одной. Это всем нам хорошо известный Олерит Веньись, президент Академии Наук Латы. Не без труда нам удалось получить его согласие, он согласен. У меня все.

– Друзья, - снова сказал Яс, - я могу добавить только то, что все мы лично достаточно хорошо знаем Ола Веньись. Ветеран последней войны, член СК с первого года. Лучшей кандидатуры на членство в нашем совете я просто не вижу. Кто еще хочет высказаться по этой кандидатуре?

Высказались практически все, и в основном одобрительно. И в последовавшем за этим голосовании Ол был единогласно выбран членом совета одиннадцати. После голосования Яс нажал кнопку у себя на столе и негромко сказал:

– Пригласите сюда нового советника Олерита Веньись.

С Олом после своего возвращения мне еще не довелось встретиться. В этом деле он не проявил своей инициативы, а мне пока было не до своей. Но Ола я, в отличие от многих других, узнал сразу же. Хотя время и над ним немало поработало, превратив в старика, но выглядел он гораздо моложе своих лет. Войдя в помещение совета, он молча поприветствовал присутствующих. И так же молча занял одно из двух пустующих кресел. После последовавшей за этим короткой паузы, Яс сказал:

– Сейчас наш совет снова в полном составе и мы можем перейти к основному вопросу. Нет нужды его повторять, я беседовал по этому поводу с каждым из вас. Пусть об этом скажет сам землянин, - Яс снова нажал на кнопку и сказал, - пригласите сюда капитана Виктора Стрельцова.

Я поднялся из-за стола и, следуя инструкциям Яса, выключил экран. И едва я успел это сделать, как в дверь постучали. На пороге появился молодой человек в форме СК и сразу же сказал:

– Капитан Стрельцов, вас просят явиться на заседание Совета Верховной Координации Латы.

Между прочим, таково было настоящее, официальное название совета, который все поголовно называли советом одиннадцати. Я только кивнул и пошел следом за посыльным. Когда же я вошел в помещение совета, совет поприветствовал меня стоя. Потом Яс сказал:

– Прошу всех сесть. - Мне он указал на оставшееся свободным двенадцатое кресло, стоящее напротив председательского. Здесь явно было принято и выступать, и обсуждать что-то сидя. Яс посмотрел на меня, и едва заметно подмигнув, сказал, - слово предоставляется младшему капитану космофлота Содружества Земли, капитану звездного крейсера "Игла" Виктору Стрельцову.

Я кивнул и начал. Сначала я поблагодарил совет и в лице совета всех латян за оказанный мне прием. Потом коротко восхитился проделанным латянами трудом по очистке и восстановлению своей планеты, а так же тому, что они сумели преодолеть разобщенность и объединиться в обществе, не разделенном на отдельные государства.

– Я, вместе со своим кораблем, оказался на Лате случайно. Корабль потерпел аварию энергетической установки при движении вне обычного пространства, и оказался отброшен от Земли на четыре с лишним сотни парсеков. Ликвидируя аварию, экипаж оказался облучён, и я остался один…

Далее я коротко описал текущее состояние корабля и то, что требуется для его ремонта и подготовки для дальнего межзвездного перелета. Сделал акцент на том, что для этого вполне можно обойтись и ресурсами корабля, но при этом значительно увеличится время ремонта и подготовки. Когда же я высказался, Яс дал слово Риву:

– Капитан Стрельцов не очень точно описал ситуацию. В еще известное время я был очень близок к проблемам "Иглы". Капитан приуменьшил ту потребность в помощи, которую он испытывает. Совсем не просто восстановить и подготовить к полету выработавший ресурс пространственный двигатель. На Земле этим делом занимаются огромные предприятия и большое количество специалистов. Но и там восстановление пространственного двигателя корабля класса "Иглы" отнимает немало времени. И я прекрасно понимаю, что капитан имел ввиду не полноценный ремонт корабля, а так сказать, ремонт наспех. Я же считаю, что мы не можем ему позволить такое пренебрежение мерами безопасности. Корабль должен быть восстановлен по всем существующим правилам, пусть даже для этого нам придется построить полноценный звездный док. Нам нельзя не думать о будущем. Ведь мы намерены установить наилучшие из возможных отношений с Содружеством Земли. И наличие у нас базы, способной принимать звездные корабли, только улучшит установление связи с безусловно близким нам человечеством Земли.

– Что вы предлагаете, советник Альись? - спросил Яс, и я уловил в этом некоторую наигранность, - говорите свои предложения по существу.

– Хорошо, председатель. Я предлагаю оказать всю возможную помощь капитану Стрельцову, но не ограничиваться при этом теми рамками, которые он сам указал. Конкретно же - построить базу, рассчитанную на прием и полное обслуживание звездных кораблей Земли. Имея же эту базу, мы сможем быстро и без дополнительных проблем восстановить "Иглу". И я надеюсь, что капитан не откажет нам доставить на Землю нашу полномочную делегацию, которая будет вести переговоры с Советом Содружества. У меня все.

Следом за Ривом высказались и другие члены Совета. Не все они поддерживали предложенный Ривом план, но похоже, что все же склонялись к нему. Яс же молчал. И только когда высказались все, он сказал:

– Первым поступило предложение советника Альись. Прошу членов совета проголосовать за это предложение.

И это предложение оказалось принятым девятью голосами за и при двух воздержавшихся. Приняв решение, Совет поручил советникам Альись и Веньись в кратчайшие сроки создать комиссию из компетентных специалистов, которая должна будет составить предварительный проект и ориентировочный перечень потребностей, которые она должна будет представить на рассмотрение совета не позднее чем через месяц. На этом заседание было завершено, о чем и объявил Яс.

Из зала совета меня вывел Рив, который почти сразу же оказался рядом со мной. Но отвести далеко не успел, у нас на пути оказался советник Инорэ. Он обратился прямо ко мне:

– Капитан Стрельцов, я бы хотел договориться с вами о личной встрече. Мне бы хотелось кое-что обсудить, это довольно важно.

Я кивнул и спросил:

– Где и когда?

– Тогда и там, где вам будет удобнее.

– Завтра в восемь утра возле "Иглы".

– Хорошо, Капитан, договорились, - он протянул мне руку и пожал мою с немалой силой, - в восемь утра я буду у вашего корабля.

Попрощавшись с советником, Рив повел меня к выходу. А снаружи нас уже поджидал Ол. Ол улыбался:

– Может быть сейчас поздороваемся по нормальному, командир?

Я улыбнулся ему в ответ, и мы сначала обменялись рукопожатиями, а потом и обнялись. Ол как-никак входил в относительно небольшое число близких мне людей на этой планете:

– Относительно неплохо выглядишь, Олерит Веньись.

– Скрипим потихоньку. А вот ты выглядишь просто замечательно.

– Стараемся, насколько это возможно.

– Я, особенно в последнее время, не очень-то верил, что мы еще встретимся. Рад, что в этом я ошибался.

– Ладно вам, - вступил в разговор Рив, - хватит уж дарить друг другу комплименты.

– А что ты предлагаешь? - спросил я у него.

– Решения Совета нужно выполнять даже самим советникам. И чем быстрее, тем лучше. Я предлагаю расположиться в подходящем для этого месте и все хорошенько обсудить.

– У меня здесь вертолет, - сказал Ол, - я предлагаю отправиться ко мне в контору.

– Лучше будет отправиться непосредственно на "Иглу", - сказал Рив, - если конечно Вик не предпочтет другое.

– Согласен с Ривом. Тем более, лучше иметь собеседником Рэя.

– Где ты оставил свой дисколет? - спросил Ол.

– У Рива.

– Мне все равно нужно перегнать отсюда вертолет, так что полетели.

У Рива мы пересели на мой дисколет и без промедления отправились на "Иглу". По пути практически ни о чем не разговаривали, да и времени для этого просто не оставалось. Но уже возле самого корабля, когда я собирался уже нырнуть в ангар, Ол попросил:

– Вик, если тебе не трудно, приземлись снаружи.

– В чем причина?

– Представь себе, я пробыл на этом корабле немалое время, но ни разу не видел его снаружи собственными глазами. Прибыли тогда, когда было темно, и отбыли тоже не днем.

Я посадил дисколет чуть в стороне от корабля, на самом краю посадочной площадки. Выбравшись из кабины, мы обошли звездолет по большому кругу.

– Почему-то он представлялся мне более большим… хотя и так немаленький.

– Если осмотр закончен, поднимемся на борт.

– Пожалуй.

Поднявшись на корабль, мы прошли в рубку, где я сразу же вызвал Рэя. Он появился на экране незамедлительно. Выглядел он серьезным и был одет, несмотря на свой мальчишеский облик, как взрослый латянин. Он коротко кивнул Риву и поприветствовал Ола:

– Привет, Ол, давно мы с тобой не виделись.

– Привет, Рэй, - улыбнулся Ол, - да уж, давненько.

– Как я погляжу, ты тоже стариком сделался.

– Увы, я не властен над временем.

Рэй хитро улыбнулся и сказал:

– Я тут на досуге познакомился с твоими работами и по физике, и по математике. И вот что тебе скажу, ты почти что неудавшийся гений. Сначала физика, там ты далеко продвинулся, но почти все не довел до конца. Взялся за преобразующий распад, довел до первого эффекта и бросил, когда мог бы без особо крупных затрат времени довести до максимальной эффективности. С силовым полем то же самое. Потом взялся за общую теорию, получил очень интересные результаты, даже для меня очень интересные и неожиданные, и снова бросил. И взялся за математику.

– Мне тогда просто не хватило математического аппарата…

– Знаю, знаю. В математике ты показал себя просто титаном, я это признаю. Когда я познакомился с твоим микропространственным исчислением, даже у меня дух захватило, это же совершенно новая область математики. Но работу над этим исчислением ты закончил двадцать лет назад и больше ничего существенного не произвел на свет. Хотя результат напрашивался сам собой. У меня было достаточно времени, чтобы приложить твой математический аппарат к твоей же физической теории, убрав при этом несколько явно надуманных ошибок. И результаты я получил просто поразительные. А ты…

– Рэй.

– Что Рэй?

– Дай высказаться.

– Говори.

– У меня тоже было достаточно времени для этого. Но результатов я просто-напросто испугался… Для Латы все это просто-напросто преждевременно и опасно. О полученных мною результатах-предположениях знают всего несколько человек.

– Что это за такие интересные результаты? - поинтересовался я.

Ол промолчал, а Рэй после непродолжительной паузы сказал:

– Он занимался общей теорией и получил весьма непривычные результаты, потому что использовал весьма необычный подход. Он совершенно иначе, чем наши общепризнанные теории, объясняет все взаимодействия и эффекты. И его теория полностью объясняет все известные нам проявления природы, причем даже те, про которые на Ол, ни даже ты, Вик, не имеете представления. Но самое главное не это, а то, что его теория предсказывает некоторые весьма интересные эффекты. Такие, например, как мгновенный прокол пространства и даже обращение времени. Да и вообще, в отличие от общепринятых у нас теорий, его теория вполне допускает возможность воздействия на время…

– А так же предсказывает возможность создания абсолютного оружия. Даже просто экспериментировать с этим может оказаться очень опасно. Да, Рэй, я сознательно утаил результаты своей работы и сознательно сделал несколько ошибок… Ты наверно меня не поймешь. Я хотел многого, поэтому и разбрасывался, не доводил начатое до полного конца. Я хотел успеть… А когда получил результаты, то понял, что на то, чтобы подтвердить их экспериментально, не хватит всех ресурсов Латы… А сейчас я просто устал, чтобы начинать что-то новое или размениваться на мелочи. Просто я стал старым.

– Все вы твердите, старые, да старые. Ничуть вы еще не старые, как хотите это показать. Вот было бы вам лет по триста, тогда бы да, были бы старыми, но не сейчас.

Ол рассмеялся.

– Это ты, Рэй, никогда не будешь старым.

– Да и вы тоже вполне можете этого избежать.

– Каким это таким образом?

– Я вам могу это устроить. Подождите несколько минут, я хочу вам кое-кого представить.

Сказав это, Рэй тут же исчез с экрана.

– Что это он сегодня так разошелся? - спросил у меня Рив.

– Не знаю. Рэй по-моему вообще может быть непредсказуемым. Даже если сам того не хочет, а уж если захочет, то тем более… Садитесь, - я указал им на кресла и сел сам.

– Он совсем сбил меня с настроя, - сказал Ол, - похоже, он знал, куда больнее ударить… Меня и самого мучит совесть при упоминании о моей незаконченной работе.

– Не расстраивайся, Ол, - сказал Рив, - и не обижайся на этого мальчишку.

– Я и не обижаюсь, потому что, в конце концов, он прав.

– Ол, - сказал я, - нам с тобой следует серьезно поговорить, долго и без свидетелей. Если ты конечно будешь не против и найдешь для этого время.

Ол кивнул в ответ:

– Когда тебе будет удобно, договоримся.

В это самое время на экране снова появился Рэй. Но не так, как обычно это делал, мгновенно появляющимся изображением, а вошел в дверь, которая была на его продолжении рубки. И он там был не один. Он почти что тащил за руку мальчишку лет одиннадцати-двенадцати. Этот мальчишка был одет в одни только короткие шорты. С сырыми бесцветными волосами и босиком. Далеко не сразу я понял, кто это такой. Но и в этом меня опередил Ол.

– Ог, - сказал он почти неслышно. И поднявшись с кресла толи спросил, толи позвал, - Ог.

Мальчишка на экране перестал сопротивляться Рэю, сделал несколько шагов по направлению к экрану и улыбнулся. Это вне всяких сомнений был Ог, хотя я его таким никогда и не видел.

– Здравствуйте все, - сказал он, не прекращая улыбаться, - давненько не виделись.

– Ог, как ты там оказался? - как-то немного растерянно спросил Ол.

– А где мне еще быть? - ответил он и по-мальчишески шмыгнул носом.

Я посмотрел на ухмыляющегося Рэя и сказал ему тоном приказа:

– Не соизволите ли вы объяснить нам все это.

– Разумеется, соизволю. Как человек Ог сейчас находится так сказать в развоплощенном состоянии. И я посчитал, что будет совсем неплохо, если его сознание проживет это время в моем мире, а не будет храниться в законсервированном состоянии. Так ему будет гораздо легче адаптироваться к предстоящему перевоплощению. Ог, ты с этим согласен?

– Ты же у меня это спрашивал, когда предлагал такое, и я согласился… Это просто здорово. Ол, Рив, вы просто не поверите, как это хорошо, быть полностью обновленным.

– Давно ты уже там? - спросил Рив.

– Четвертый месяц, - ответил мальчишка, - но Рэй сказал мне, что мое время ускорено.

– По вашему времени это около двух суток, - пояснил Рэй, - я почему-то думал, что он будет рад учиться, а его, по-моему, от речки разве что за уши можно оттащить.

Мальчишка хохотнул:

– Рэй, я много лет учился, потом работал, потом уже не мог ни работать, ни отдыхать. Так дай хоть сейчас отдохнуть. А то ведь, когда я отсюда выйду, мне снова не до отдыха будет, - потом он обратился уже к нам, - тут он обратился уже к нам, - тут такая речка замечательная, и лес, земной лес. И пока еще лето, но Рэй говорит, что уже скоро осень будет.

– Обязательно будет, а за нею и зима. Не всё тебе летним отдыхом заниматься.

– Потом можно будет заняться и осенним, и зимним. Я с детства мечтал научиться кататься на коньках, но тогда у меня не нашлось для этого времени. Мне тогда хотелось побыстрее стать взрослым. - Он опустил глаза, потом повернулся к Рэю и попросил, - Рэй, может быть пригласишь их сюда, ты же говорил, что это можно устроить.

– Вообще-то в этом он прав, - усмехнулся Рэй, - так будет проще. Я приглашаю вас сюда, если вы конечно согласны.

Я посмотрел на Рива, он коротко кивнул. Ол тоже кивнул. Тогда я сказал:

– Пойдемте.

Я провел их в уже хорошо мне знакомую комнату универсального тренажера. Помог облачиться в спецкостюмы, потом оделся сам, и мы прошли в мир Рэя.

Но таким способом, как на этот раз, я тут никогда не появлялся. Я ожидал, что Рэй традиционно для себя покажет, что я якобы остался на том же самом месте. Но оказалось совсем даже не так. Я обнаружил себя лежащим на кровати в своей каюте. Так, словно бы я только что проснулся. Ну что же, если Рэй находит это нужным, то не буду возражать. Тем более что возражения все равно ничего не изменят. В этом мире нужно жить по правилам этого мира.

Поднявшись с кровати, я обнаружил приготовленную для меня одежду - короткие шорты, почти такие же, какие были на Оге, и безрукавку из металлизированной нити. Рэй явно хотел, чтобы я оделся в это, и я не стал его разочаровывать. Потом, посмотревшись в зеркало, я обнаружил, что выгляжу еще младше, всего лет на двенадцать. Было явно видно, что Рэй снова что-то задумал.

Я уже собрался пойти искать Рэя, когда в дверь каюты постучались и, не дождавшись ответа, открыли. На пороге стоял Рив, вне всяких сомнений, Рив. Но только не тот старик, которому я помогал надеть костюм, а Рив-мальчишка, почти такой, каким я его увидел в первый раз. Выглядел он озабоченно, но, увидев меня, улыбнулся и спросил:

– Вик, что все это значит?

– Об этом нужно спрашивать не у меня, а у Рэя, это его проделки.

– Но где он сам?

– Я кажется догадываюсь. Ола ты не видел?

Рив отрицательно мотнул головой и сказал:

– Я словно бы проснулся в своей каюте. Оделся в это, - Рив был одет точно так же, как и я, - и пошел искать Рэя, но его нигде не видно. Потом решил заглянуть сюда.

– Пойдем, - кивнул я ему, - сначала нужно найти Ола.

Ола мы нашли довольно быстро. Я подумал, что он должен оказаться в той каюте, где жил во время своего пребывания на "Игле". И эта мысль оказалась правильной. Как я и ожидал, Ол оказался тоже мальчишкой, таким, каким я его видел когда-то в Дебиге. Он сидел на кровати, положив подбородок на подтянутые к груди колени. И глаза у него, как я успел заметить, были мокрыми. Увидев нас такими, он даже не удивился. Он только вздохнул, но потом шмыгнул носом и сказал:

– Если это сон, то я не хочу просыпаться.

– Это не сон, - сказал Рив, - но что-то близкое к этому. Пойдемте, надо найти Рэя.

Ол кивнул и быстро поднялся. Одет он был точно так же, как и мы с Ривом. Я завел их в лифт и опустил его вниз. Мои догадки подтвердились. За выходом оказалась небольшая пещерка, хорошо мне знакомая. Оказавшись на крутом склоне горы, мы увидели у ее подножья речку, а на ее берегу двоих мальчишек, одетых в одни плавки. Они тут же замахали руками, приглашая спускаться к ним. А когда мы спустились, обойдя гору, Рэй почти что скомандовал:

– Купаться, всем купаться.

Меня не нужно было уговаривать. Я быстро избавился от безрукавки и шортов, и бултыхнулся в чистую и прозрачную воду такой знакомой речки. Рэй и Ог немного опередили меня. А Рив с Олом, хоть и немного подзадержавшись, но все-таки присоединились к нам. Главным заводилой все-таки был Рэй, это он затеял на воде по-мальчишечьи шумную и веселую возню. И после этой возни на берег все выбрались уже порядком подуставшие и тяжело дышащие. Немного переведя дух, Рив все-таки высказался, обращаясь к Рэю:

– Сначала я не понял, что ты всем этим хотел сказать. Теперь понимаю, ты хочешь показать нам то, что мы уже потеряли и…

– То, что вы можете вернуть. Это тоже, но главное - то, чтобы все мы оказались на одном уровне. И возраста и так сказать восприятия действительности. Иначе людям бывает непросто понять друг друга.

– И что ты собираешься нам сказать? - спросил я у него.

– Я кажется решил одну проблему, которую даже на Земле пока еще считают неразрешимой…

– И что это за проблема?

– Я занимался проблемами генетического кода и нашел одну любопытную закономерность. И… Ребята, кажется я уже сейчас смогу сделать вас бессмертными.

Рив рассмеялся:

– Бессмертие невозможно в принципе.

– Вы кажется неправильно меня поняли. Я разобрался в механизме старения. Я не смогу сделать человека бессмертным в том смысле, что его невозможно будет уничтожить. Это бессмертие только в отношении того, что человек не будет стариться и не сможет умереть естественной смертью.

– Рэй, почему ты считаешь, что способен это сделать?

– Полно я объяснить этого не смогу. Извините, но вы этого просто не поймете.

– Объясни так, чтобы было понятно. Может быть не так полно, но понятно.

– Хорошо, командир, я попробую. В последнее время я невольно занимаюсь биологией. Конкретно - биологией человека. Сначала на примере тебя, командир, потом на примере Ога. Волей-неволей, я исследую ваш генетический код. Конечно, и кроме этого у меня имеется довольно полный банк информации, но в этом случае у меня имеется возможность не только моделирования, но и эксперимента. Ну да ладно. Это было первое вступление, сейчас второе. Манипуляции с генетическим кодом люди начали делать уже несколько веков назад. Целью было исправление врожденных пороков и болезней, коррекция внешних и расовых признаков. Ну и конечно продление жизни. И в этом люди достигли определенных успехов. Но ни сейчас, ни тогда никто не мог разобраться во всех тонкостях генетического кода. И вряд ли кому в ближайшее время это будет по силам. Но мне удалось кое-что добавить к уже имеющимся знаниям. Мне стало известно, что старение заложено в самом коде, и совсем не там, где это предполагалось. Все предшествующие попытки продления жизни по сути дела только укрепляли жизненные силы организма, его сопротивляемость, но никак не влияли непосредственно на механизм старения. Я же, смею надеяться, разобрался в этом механизме, хотя он и чрезвычайно сложен и запутан. И могу сейчас сказать, что мне уже по силам полностью отключить его. И человек, прошедший такое изменение кода, никогда не будет стареть. Мало того, когда механизм старения отключается, активизируется другой, до сих пор практически скрытый - способность к быстрой регенерации. И как я предполагаю, этот механизм силен настолько, что способен не только восстанавливать утраченные конечности и органы, а даже по части организма восстанавливать весь организм. При отключении механизма старения плюс ко всему, крайне усиливаются жизненные силы самих клеток, и они становятся способны противостоять вирусам и бактериям, а так же неблагоприятным внешним условиям, они становятся способны самоочищаться и самовосстанавливаться. Человек с отключенным механизмом старения способен значительно дольше обходиться без пищи и воды, и даже без воздуха. Он станет значительно сильнее и выносливее…

– Рэй, - сказал Рив с какой-то грустью в голосе, - то, что ты нам только что описал, соответствует в моем понимании сверхчеловеку. Но я просто обязан тебя спросить. Останется ли это существо человеком, тем самым человеком, которым было?

Рэй неестественно долго для себя задумался:

– Этого я не могу гарантировать… Разумеется, он не будет тем самым человеком. Но разве все вы сами, старея, не становитесь другими людьми. Всегда и все меняются, и вернуться к тому, что было, практически не дано. Потому что человек меняется каждый миг. Но я могу гарантировать, что все то, что составляет сущность человека как личности, полностью сохранится.

– Но образ жизни этого сверхчеловека просто обязан отличаться от человеческого. Старение само по себе неотъемлемая часть человеческого образа жизни.

– Образ жизни неизбежно изменится, но вряд ли он будет в корне отличаться от человеческого.

– И все-таки, я бы не рискнул становиться таким существом.

– А я бы рискнул, - сказал до сих пор молчавший Ог, - в этом случае передо мной открылась бы возможность воплотить в действительность то, о чем я лишь мечтаю сейчас и на что необходимо чересчур много времени по человеческим меркам.

– Я бы тоже рискнул, - сказал Ол, - потому что согласен с братом.

– И я тоже, - почти что неожиданно для себя самого, сказал я, - но не сейчас.

– Ребята, - сказал Рэй, - я позвал вас сюда, чтобы обсудить эту проблему. Конкретно говоря то, имею ли я право делать подобное. Если хоть кто-то из вас скажет, что не имею, я постараюсь уничтожить всю эту информацию, и никогда к этому не возвращаться. Если же вы скажете другое, то я в этом случае жду вашего совета, как мне распорядиться этим достижением. Я соглашусь с самой осторожной позицией. Я жду вашего решения.

Он лег на спину и замер, закрыв глаза руками. А мы все молчали, каждый обдумывал все это для себя. И ответ было дать совсем не просто. То, перед чем мы стояли, могло полностью изменить ход истории, и не обязательно в лучшую сторону. Но и отказываться от этого было бы непростительной глупостью. Чтобы не дать исчезнуть промелькнувшей у меня мысли, я ее тут же высказал?

– Отказываться от такого достижения было бы просто-напросто глупо. Каким бы ни было знание, исчезнуть оно не должно. Но вот вопрос о том, кто имеет право знать, что это знание существует, я пока оставляю открытым. А уж о том, к кому оно может быть применено, тем более.

– Я считаю, - сказал Рив, - что это знание не должно исчезнуть, в этом я полностью согласен с Виком. Но мне кажется, что в отношении человечеств и Латы, и Земли, оно является преждевременным. С кой-какими ограничениями я возможно допускаю возможность продления жизни и даже многократных омоложений. Но говорить о превращении людей в бессмертных сверхлюдей еще рано и довольно долго будет рано. И даже о существовании такой возможности может знать только узкий круг людей, даже не весь одиннадцатый совет. Я считаю, что мы не можем отнять у Рэя право на эксперимент, если имеются на это добровольцы. Но даже этот эксперимент должен быть ограничен и засекречен, иначе последствия могут стать полностью непредсказуемыми.

Осторожная точка зрения возобладала среди нас, и все мы согласились с Ривом. Хотя поначалу Ог и Ол были за более широкое распространение этого знания. Но методом убеждения Рив почти что заставил их согласиться с собой. Рэй же слушал все это и молчал. И только тогда, когда было высказано все, он открыл глаза:

– Нельзя сказать, что ваши суждения полностью совпадают с моими, но я, как и обещал, принимаю их, как свои. И право на допуск кого-либо к этому знанию я оставляю за вами, каждым из вас, от меня же об этом больше не узнает никто. Я не смогу нарушить своего слова. Сейчас же об эксперименте. Я не завел бы этого разговора, если бы Ог не настаивал.

– Да, - сказал Ог, - я настаиваю на том, чтобы первый эксперимент Рэй провел надо мной. Я наиболее удобный кандидат, потому что нахожусь сейчас в развоплощенном состоянии. Небольшого изменения хода операции будет достаточно, чтобы получить результат. Но я просто должен спросить вас, считаете ли вы меня достойным для этого.

– Ты достоин, - сказал Рив, - вряд ли кто из нас в этом усомнится, но не слишком ли большой груз ты этим взваливаешь на себя.

– Я бы сказал так: поживем - увидим. И как можно говорить о тяжести груза, не примерив его на себе… К тому же Рэй говорит, что от данных изменений всегда можно отказаться.

– Отказаться можно, но вряд ли кто захочет отказываться… И еще одно, сейчас это уже можно сказать. Сейчас вы все чувствуете себя так, как будут чувствовать себя люди с отключенным механизмом старения.

– Рэй, ты поступил не вполне корректно… Впрочем, я не замечаю никакой разницы между теперешними ощущениями и теми, которые я испытывал, будучи мальчишкой.

– В этом есть смысл, - сказал Рэй, - дети и есть те люди, у которых механизм старения еще не полностью включен, хотя конечно уже работает. У землян этот механизм окончательно запускается в работу к семнадцати-двадцати годам, у латян соответственно позднее. Но этот механизм тот же самый. Так что эти еще не возникшие бессмертные сверхлюди волей-неволей будут напоминать взрослых детей, а не каких-то бесчеловечных монстров.

Мы беседовали еще долго, но ничего нового сказано уже не было. Разве что мы все же разрешили Рэю провести эксперимент над Огом. И от этого Ог даже внешне сделался счастливым. Несколько раз мы купались и веселились, словно самые настоящие мальчишки. И уже начался вечер. Первым на это обратил внимание Рив:

– Уже вечер, а мы потратили день на проблемы Рэя, а о наших даже и не вспомнили. С моей стороны это непростительно.

– Не расстраивайся, Рив, - сказал ему Рэй, - ваше время сейчас течет значительно быстрее. Вы поживете здесь недельку, а там, в реальном мире, еще успеете к ужину того же самого дня. И советую вам не отказываться. О ваших делах мы поговорим и завтра, и послезавтра, в общем, времени у нас будет вполне достаточно.

Это была хорошая, по-человечески хорошая неделя. И провели мы ее не без пользы. Нами все было обговорено и решено. В смысле строительства звездного дока. А Рэй за это время успел составить предварительный набросок проекта этого дока, который должен был расположиться на Яоте - внешнем карликовом спутнике Латы, и быть способным принимать по одному звездолету в два года.

Но главным было то, что я начал явно чувствовать, что надежда на возвращение начала воплощаться в жизнь, превращаясь из надежды в проект, который вполне мог быть осуществлен.

Глава шестая: Рель

Через неделю мы вышли из мира Рэя в реальный мир. Я видел, как тяжело было прощаться с этим миром Риву, а еще больше Олу, хотя они и старались этого не показывать. Но мне и без того было прекрасно понятно их настроение.

Действительно, как нам заранее сказал Рэй, был уже вечер. Рив и Ол почти сразу же улетели с корабля, захватив с собою проект, который Рэй специально для этого распечатал. Я же остался на звездолете. Потому что на завтрашнее утро у меня была назначена встреча с советником Инорэ, да и потому, что мне хотелось побыть одному. Вечер я провел в размышлениях у себя в каюте, но ничего существенного в этот вечер мне в голову не пришло. Утром я поднялся рано, задолго до назначенных восьми часов.

После зарядки и завтрака, я снова расположился в каюте и вызвал Рэя. Но на экране вместо Рэя, совершенно неожиданно для меня оказался Ог. Но он только улыбнулся и сказал:

– Привет, Вик.

– Привет, Ог, ты что, занялся обязанностями Рэя?

– Чуть-чуть, самую малость, он сам меня попросил об этом, потому что сейчас немного занят. И если тебе нужен обязательно он, то подожди минут двадцать.

– Ты прекрасно сможешь его заменить, ответив на мой вопрос сам.

– Жду твоего вопроса.

– В восемь я должен встретиться с советником Инорэ. Я бы хотел получить информацию об этом человеке. Ту информацию, которая может пригодиться мне в этой самой беседе.

– В этом случае ты действительно обратился по правильному адресу. Я знаю Эрсвира Инорэ уже пятьдесят пять лет, с тех пор, когда он был еще пятнадцатилетним мальчишкой. Это очень талантливый человек, хотя и весьма неуживчивый. Родом он из Восточного Тальгира. Во время войны потерял всю свою семью. Он проявил свои таланты, еще не будучи совершеннолетним. Тогда его заметил СК, и не отказался сделать своим членом, когда тот изъявил такое желание. В "клинке" он прошел путь от рядового члена до регионального командующего. Но он оставил этот пост ради учебы. Из него бы мог получиться знаменитый ученый. Но он избрал своим поприщем экономику - наше самое слабое и больное место. И вскоре он был избран в Совет одиннадцати. В совете он ответственен за экономику планеты. Так же он является председателем Совета экономики Объединенной Латы. Честно признаюсь, что это самая неблагодарная работа, потому что достижения в экономике воспринимаются людьми как должное, как собственные достижения, а ошибки и неудачи неизменно приписывают Совету экономики. Мало кто видит и знает истинное положение дел. А, между тем, сегодняшнее благосостояние Латы во многом обязано Эрсу Инорэ, хотя мало кто об этом говорит. В совете одиннадцати Эрс наверно второй по значимости человек после нашего председателя. Но держится особняком от других, и очень часто оказывается в меньшинстве. Но, как Председатель Совета экономики, он имеет право приостановить на некоторое время решение самого совета, если это решение пагубно влияет на экономику. Таким правом кроме него обладают еще трое советников: Нок Иветсорэ - Председатель Совета Безопасности, Гисси Ормись - глава Комиссии по этике и Яс Ягъяэ - Председатель совета.

– Чем, по-твоему, вызван интерес советника ко мне? О чем он хочет говорить со мной.

– Затрудняюсь сказать… Хотя, конечно, это вне всяких сомнений будет связано с его работой - экономикой Латы. Эрс практически не имеет никаких других интересов, кроме своей работы. Он одинок, семьи сейчас не имеет, детей у него не было - последствия войны. И вообще, я не могу предсказать его поведение, такой уж он человек: честный, прямой, вроде бы открытый, но непредсказуемый. Я его уважаю, хотя и не люблю.

– Что же, Ог, этого мне вполне достаточно.

– Рад был помочь.

Чуть-чуть помедлив, а Ог и не думал убираться с экрана, я у него спросил:

– Ну и как тебе обязанности Рэя?

Он усмехнулся:

– Я и тысячной их части не трогал. Просто интересно хоть чуть-чуть побыть компьютером. Представляешь, Вик, я много лет разрабатывал и строил компьютеры, пользовался ими. А сейчас я чувствую себя одним из них, очень даже интересно. И еще, - Ог слегка помрачнел, - Рэй мне сказал, что если с моей оболочкой что-то случится, я смогу остаться здесь, с ним, в качестве помощника. Но это теперь очень маловероятно.

– Понятно.

– Вик, я хотел бы тебя попросить.

– Что попросить?

– Я хотел бы поприсутствовать на твоей встрече с Эрсом.

– Нет, Ог, мне кажется, что сейчас твое появление будет просто нежелательным. Мне не хотелось бы всего объяснять кому-то еще. Если хочешь, можешь все слушать, но не вздумай появляться.

– Хорошо, командир, удовлетворюсь этим.

Советник Инорэ оказался точен. Он появился возле "Иглы", когда до восьми оставалось не больше минуты. Я спустился вниз, чтобы встретить его. Там я протянул ему руку:

– Здравствуйте, советник.

– Здравствуйте, капитан.

– Прошу вас подняться на борт, - я указал на кабинку лифта, - побеседуем в спокойной обстановке.

Он только кивнул и первым прошел в лифт. На борту я провел его в кают-компанию, рассудив, что это будет лучшим вариантом места для беседы.

– Прошу вас, - я указал ему на одно из кресел, а когда он сел, занял кресло напротив, - итак, чем вызван ваш интерес ко мне, советник?

– Погодите, капитан, я не привык переходить сразу к разговору по существу. К тому же мне бы хотелось, чтобы этот разговор не был официальным, а был так сказать частной беседой.

– Как вам будет угодно, - сказал я, предоставляя всю инициативу советнику. Он какое-то время молчал, а потом начал издалека:

– Я интересовался вами уже давно, с тех самых пор, как ваше появление на нашей планете стало общеизвестным. И насколько мне представляется, вы являетесь человеком, всегда ответственно относящимся к своим обещаниям. Вчера, после того, как мы с вами договорились о встрече, я навел о вас все возможные для меня справки. Надеюсь, что вы проделали то же самое в отношении меня.

Я кивнул головой:

– Кое-какие справки я тоже навел.

– В этом случае мы можем не терять времени, зондируя друг друга.

– Поэтому я и предлагал сразу переходить к разговору по существу, советник Эрсвир Инорэ.

– Согласен с вами, капитан Виктор Стрельцов, но не знаю, как перейти к этому самому существу.

– Мне представили вас, как человека, который, особенно в последнее время, интересуется исключительно своей работой. А в этой работе заключена экономика этой планеты, ее благосостояние. Вряд ли ваш визит сюда может объясниться одним только любопытством. Следовательно, я осведомлен о направлении ваших целей. Так что вполне можете переходить к разговору по существу.

– Хорошо, капитан. Но так как не знаю насчет вашей осведомленности насчет положения дел в экономике Латы, то начну издалека.

Он откинулся в кресле, вытер себе лоб каким-то до неправдоподобности белым платком и начал:

– Если смотреть извне, да и изнутри не слишком искушенным взглядом, то может показаться, что наше общество в какой-то мере достигло расцвета, перешагнув через множество трудностей, которые в большинстве своем составили последствия последней войны. Да, нам многого удалось добиться, и мы этим гордимся.

Последствия ядерной войны очень трудно ликвидировать, и не всегда это возможно. Нам удалось очистить атмосферу и согреть остывающую планету, и это было сделано не без подсказки Земли, вашей подсказки. После этого нам предстояло очистить и возродить свою планету, этой работе еще не видно конца, хотя большая часть нами вроде бы уже проделана. И тут не обошлось без вашего влияния, но на этот раз косвенного. От вас мы узнали, что такое в принципе возможно, что человечество Земли не только полностью благоустроило свою планету, но и сделало живыми прежде враждебные всему живому планеты. Даже знание о том, что такое в принципе возможно, давало нам дополнительные силы и уверенность. Да, благодаря долгой и упорной работе всех латян, нам многое удалось. Были сделаны многие значительные научные открытия (многие из которых, насколько я понимаю, были инициированы знанием о том, что у землян это есть и это возможно). Сейчас Лата обладает энергетикой, которая почти в сорок раз превышает по мощности довоенную. Промышленное производство выше довоенного почти в пятнадцать раз. Благосостояние каждого человека тоже многократно выросло, и мы по сути дела вступили в эпоху изобилия, которую никто не смог бы даже представить до войны. Человечество всей Латы объединилось, государства упразднены. Огромнейшие средства больше не тратятся на противостояние и подготовку к войне. Общественное благополучие поставлено над личным. А поколения, рожденные после войны, уже не представляют себе другой жизни.

Это было предисловие, сейчас же перейду к существу проблемы, которая все это время стояла перед нами, а в последнее время начала еще более обостряться. Мы не можем исправить все последствия войны. Она повлияла не только на планету, но и на людей. И если с планетой мы научились управляться, то с последствиями, которые она оказала на людей, в большинстве случаев бороться бессильны.

Во время войны многие люди были облучены. Но даже и те, кто не был облучен непосредственно, подверглись многолетнему воздействию радиоактивных осадков, химических соединений и искусственно выведенных для войны вирусов. И все это сломало генетическое равновесие человечества Латы. После войны это выглядело особенно страшно. Рождалось множество уродов или детей со скрытыми мутациями, которые между тем были смертельными. Нам, правительству Латы, пришлось применять жёсткие меры. Множеству людей было запрещено вообще иметь детей, я сам отношусь к таким людям. А среди людей, которые менее пострадали, наоборот различными ухищрениями поддерживалась повышенная рождаемость. Но мы не всегда точно знали о степени поражения того или иного человека, а скрытые мутации зачастую вообще не могли распознать. И когда нам казалось, что мы одерживаем победу над генетическими последствиями войны, она оборачивалась поражением. Очень многие из скрытых мутаций стали проявляться только в третьем или даже четвертом поколении. А некоторые возможно проявятся еще позже. И мы упустили момент, мы просто не могли его не упустить. Скрытые мутации есть уже практически у всех латян младших поколений. Нам снова приходится идти на жесткие меры, запрещать иметь детей. Но эти меры привели только к тому, что население планеты прекратило рост, не достигнув и шестидесяти процентов от довоенного. И в перспективе нас ждет или вырождение, или вымирание. Это мое суждение, и большинство с ним не согласны. Они верят, что наша наука уже очень скоро найдет способ, как с этим справиться. Но точно так же считали и пятьдесят лет назад, а генетика человека с тех пор практически не продвинулась вперед, и глупо рассчитывать на быстрый качественный скачок, я на него не надеюсь. Но я хорошо представляю, что будет, если мы не справимся с этим в течение ближайших десяти лет. Население Латы начнет сокращаться и все более и более стареть. Мы невольно будем вынуждены оставить уже достигнутые рубежи, и нас будет ожидать упадок. Если же мы отменим ограничения на рождаемость, нас будет ждать вырождение. Потому что когда проявляются скрытые мутации, жизнеспособными остаются в основном только умственно неполноценные…

Советник прервался. Но и я тоже молчал, понимая, что сказал он далеко не все. Он же снова вытер со лба испарину и предложил:

– Капитан, вы не могли бы отправиться со мною в одно место. Это недалеко. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем двадцать раз услышать. На моем вертолете мы доберемся туда за полчаса.

Даже не догадываясь, что он мне собирается показать, я согласился. Вертолет советника стоял на посадочной площадке возле административных корпусов базы. Советник пилотировал его сам. Он поднял вертолет и направил его на северо-восток. Обещанных полчаса так и не прошло, когда он опустил его на крышу большого белого здания, одиноко стоящего среди леса неподалеку от небольшого озера.

– Санаторий "Эйкан", - коротко прокомментировал советник, - пойдемте, капитан.

– Что-то скребло мою душу, как заноза. И я вспомнил, что Эйканом звали какого-то доброго волшебника из детской сказки. Эту сказку мне рассказывал Нок, там, в страшных подземельях Вака. И сейчас, услышав это имя, я получил какие-то неприятные предчувствия.

Следуя за советником, я спустился с крыши по узкой лестнице и оказался в пустом полутемном коридоре. Там нас встречал человек не старше тридцати лет на вид, с неуклюжим механическим протезом на месте левой руки. Но, увидев нас, он улыбнулся, кого-то сильно напомнив мне при этом:

– Рад вас видеть, Эрс. Давно вы сюда не заглядывали.

– Тяжело бывать тут, Гил… Познакомьтесь. Это Гилверит Вайнись, управляющий этим заведением. А это Виктор Стрельцов, капитан крейсера "Игла".

– Рад познакомиться с вами, капитан.

Рукопожатие у этого человека было очень даже крепким, хотя и выглядел он немощным. Он еще раз улыбнулся и сказал:

– Пройдемте в мой кабинет.

– Погоди, Гил, - сказал советник, - отойдем, я кое о чем тебя попрошу.

Они о чем-то коротко поговорили. Потом советник сказал мне:

– Я подожду вас здесь. Гил же покажет вам все, что нужно.

Сказав это, советник скрылся за одними из дверей. Гил же повернулся ко мне.

– Пойдемте, капитан. Я покажу вам то, что просит Эрс, хотя самому мне это не нравится. Но вот разъясняет все это пусть он сам. Пойдемте.

Здесь был лифт. Но он спустил нас всего на пару этажей. Мы оказались почти в таком же коридоре. Я пошел за Гилом, ничего не спрашивая, потому что чувствовал, что он мне ничего не ответит. Он открыл одну из дверей, и мы оказались в зале, который был чем-то вроде оранжереи, тщательно спланированной и ухоженной. И в этой оранжерее работали десяток мальчишек лет двенадцати-тринадцати. В одних только шортах и сильно загорелые. Веселые и подвижные ребятишки. Но как только они увидели Гила, то смех оборвался, и они замерли.

– Ну-ка, все сюда, - негромко сказал Гил, и все его сразу же послушались. - Бездельники, снова вы здесь. По-моему, у вас сейчас должна быть математика.

– Гил, у нас математика уже закончилась, учитель нас отпустил пораньше, вы можете сами у него спросить.

– Обязательно спрошу, потому что вам не доверяю. В прошлый раз вы меня обманули самым бессовестным образом.

– Но мы же обещали, что больше не будем обманывать.

– Но я вам не верю, поэтому обязан проверить, - потом он повернулся ко мне, - идемте, капитан.

Мы прошли через оранжерею. Но возле двери Гил включил висевший тут аппарат связи и переговорил с этим самым учителем. И только потом кивнул мне, приглашая следовать за собой. За дверью снова был коридор, но едва мы только вышли туда, как к Гилу буквально подбежала какая-то женщина. Глянув на меня, она что-то быстро зашептала ему. Гил тут же переменился в лице:

– Извините, капитан, но мне сейчас не до вас. Вернитесь к советнику. Надеюсь, что дорогу вы найдете. Если будет возможность, постараюсь найти вам другого сопровождающего.

Сказав это, он быстро ушел с женщиной, которая его искала. Мне же ничего больше не оставалось, как вернуться. Но быстро вернуться к советнику мне не удалось. Когда я вернулся в оранжерею, то дорогу мне преградили уже виденные мною мальчишки, которые были настроены теперь более решительно.

– Извините, - сказал тот же самый мальчишка, он очевидно был у них заводилой, - но если мы не ошибаемся, то вы не кто иной, как Виктор Стрельцов с "Иглы"?

– Не ошибаетесь, меня действительно зовут так.

Все они тут же весело оживились. А тот же самый мальчишка снова сказал:

– Еще раз извините. Но если вы не торопитесь, то не могли бы вы побыть с нами. Расскажите нам что-нибудь. Нам ведь интересно, а мы практически нигде не бываем. Ну, пожалуйста, мы вас все просим.

И я остался. Они попросили меня рассказать о Земле, и я рассказал, немного, но вполне достаточно. Потом они попросили меня рассказать о последней латянской войне, и я тоже рассказал, ничего не приукрашивая. Потом откуда-то донеслась какая-то бодрящая мелодия, и мальчишки, вежливо попрощавшись со мной, удалились. Я же еще какое-то время посидел на каменном ограждении. Потом поднялся, чтобы идти к советнику, но меня снова окликнули:

– Подождите, пожалуйста.

Это снова был тот же самый мальчишка, который и в первый раз заговорил со мной. Только сейчас он успел толи переодеться, толи просто одеться. На нем сейчас была белая рубашка с короткими рукавами и светло-серые брюки. Я остановился и повернулся к нему.

– Извините, пожалуйста, за назойливость, но я хочу поговорить с вами, когда других ребят тут нет.

– Садись, - я указал ему на место рядом с тем, где только что сидел, и сам опустился обратно.

Мальчишка тоже сел и продолжал молчать. Выдержав паузу, я сказал:

– Ну, и?

Когда он снова посмотрел на меня, глаза у него уже были сырыми:

– Никто из ребят, да и я тоже, не решились ни сказать, ни спросить того, что собирались. Но может быть вы это и так знаете, коли уж находитесь здесь. Все ребята, с которыми вы сейчас разговаривали, и я в том числе, обреченные… Да, обреченные. Кому-то из нас осталось жить год-два, кому-то немного больше, как повезет, но никто из нас уже не станет взрослым.

И его прорвало. Его звали Ором Тостьись, ему тринадцать лет. Много что он рассказал. О том, что ему раньше было хорошо, о том, кем он мечтал стать, когда станет взрослым. О своих друзьях по школе и по летней группе. И о том, что прошлой осенью он заболел, и это оказалось не обычной простудой, а проявлением последствий войны и измененных генов, которые и ведут его сейчас к преждевременной смерти. И что нет никакой надежды на избавление… Высказав все это, мальчишка больше не выдержал и убежал, не попрощавшись.

Мне же стало окончательно ясно назначение этого санатория, и заключенные в нем боль и страдания ни в чем не повинных жертв давно закончившейся войны. Мне было ясно, что хотел показать мне советник Инорэ, и чего не показал Гил. Но мне уже и не нужно было на это смотреть. Мое решение и так уже созрело, и я не собирался от него отказываться. Но я продолжал сидеть в этой самой оранжерее, пока меня не нашел Гил. Гил выглядел осунувшимся.

– Пойдемте, - сказал он мне, - там советник уже волнуется.

Я кивнул и пошел следом за ним.

– Вы кое-что успели узнать?

– Вполне достаточно, - кивнул я, - эти ребята действительно обречены?

Он хмуро кивнул:

– Мутация генотипа АУН-16. Проявляется после десяти лет. Неизлечима и неподавляема. Вряд ли кто из них доживет до восемнадцати. Большинство же умрет в четырнадцать-пятнадцать.

– И все, кто находится в "Эйкане", обречены?

– Большинство. Кто на преждевременную смерть, а кто на жалкое существование. Мало кто из них покинет эти стены живым. Некоторые изуродованы физически. Им мы еще хоть как-то можем помочь. Восстанавливающая хирургия, механопротезы, - он качнул своей левой рукой, - трансплантация чужих тканей. Тем, которые умственно отсталые, мы прививаем хоть какие-то навыки. Но большинство пациентов сейчас составляют ребята вроде тех, что вы видели. Тяжелые скрытые мутации, и большинство из них если не приводит к смерти, то делает беспомощным и зависимым от медицины на всю оставшуюся жизнь. Мало кому из них удается помочь и уж тем более спасти… А они верят, подчас до самого конца. Думаете, почему вот эти ребята почти все свободное время проводят в этой оранжерее. Несколько лет назад у нас тут был один мальчик с тем же самым диагнозом АУН-16, но, скорее всего диагноз был изначально неверен, и он оказался здоров. Так вот, этот мальчик все свое свободное время проводил здесь, ухаживая за растениями. А кто-то из этих ребят узнал об этом… Они о чем-то просили вас?

– Нет, никто ни о чем меня не просил.

– Так я и думал.

Межу тем мы уже дошли до кабинета, где нас ждал советник:

– Капитан, вам все показали?

– Вполне достаточно, советник.

– В таком случае нам лучше удалиться отсюда.

Я кивнул, соглашаясь с ним. Мы поднялись на крышу и, заняв места в вертолете, отправились обратно на космическую базу. По пути молчали. На космодроме же я попросил советника сесть поближе к кораблю. Мы снова поднялись на борт, чтобы окончательно завершить этот разговор. Но советник молчал, и я молчал тоже, считая, что первым заговорить должен он. А молчание затягивалось. Прошло наверно минут пятнадцать, прежде чем советник заговорил:

– Железный человек Гил Вайнись и в прямом и в переносном смысле. Он внук моего давнего друга. Война догнала и его, сделав беспомощным калекой. Но воля к жизни у него железная. Сейчас он настолько напичкан протезами, что ребята из его учреждения называют его не иначе, как киборгом. Он же всех их считает своими детьми и соответственно переживает гибель каждого… Сегодня умер один из его любимцев, на кого он возлагал большие надежды. Поэтому я и посчитал, что нам следовало оттуда побыстрее удалиться… Извините меня, капитан, за то, что я воспользовался не вполне порядочным приемом и привез вас туда.

– Извинения приняты, - сказал я настолько сухо и холодно, насколько мог, - я не могу до конца понять вас, латян, даже тех из вас, кто мне близок и дорог. Вы всегда ходите вокруг и около вместо того, чтобы сказать прямо: помогите, если можете. Сказав это, вы ничем себя передо мной не обяжете. И разве вы можете думать, что я останусь холоден и бесчувственен к той боли, которую увидел, и про которую узнал. Но никто из вас ни о чем меня не попросил: ни вы, советник, ни железный Гил, ни даже обреченные на смерть ребята… Но можете и не просить, я и так понял вашу невысказанную просьбу и обещаю помочь всем тем, что в моих силах, даю слово звездолетчика и клянусь Великой Пустотой и своей честью.

Советник отвел свой взгляд в сторону и сказал едва слышно:

– Благодарю вас, капитан.

– Не стоит благодарности, советник. Этим я собираюсь помочь не вам и даже не тем, кто в этом нуждается, а, прежде всего самому себе. Я вырос в мире, где мало боли, и плохо переношу чужую боль, она доставляет мне не меньше страданий, чем собственная… На этом сегодня закончим этот разговор, советник. О конкретном же решении я сообщу вам завтра.

Я проводил советника до поверхности. А, вернувшись на "Иглу", я поднялся в рубку и вызвал Рэя. Тот появился незамедлительно, правда, в сопровождении Ога.

– Все слышали? - спросил я.

Они почти одновременно кивнули.

– Ну и каково будет ваше мнение?

– Зачем спрашивать мнение, когда решение ты уже принял, - немного мрачно сказал Рэй, - взялся помогать - помогай, иначе не стоило бы и браться.

– Я хочу знать, Рэй, будет ли мне в этом деле твоя поддержка?

– Вик, ты за кого меня принимаешь, за холодную бесчувственную пустышку?

– Я просто спросил.

Рэй кивнул:

– Моя поддержка будет полной и всеобъемлющей, разве может быть иначе.

– Спасибо, Рэй.

– Не за что, командир. Но как ты себе представляешь эту самую помощь?

– Вылечить всех больных и помочь всем нуждающимся в помощи нам просто не по силам, необъятного не объять, как ни старайся. Помочь себе латяне должны сами. Мы же должны им в этом помочь своим знанием, опытом, и, в конце концов, техникой и технологией. И они должны это принять, потому что нет ничего более ценного, чем человеческая жизнь, особенно еще как следует не прожитая. Мы должны создать технику, передать технологию ее создания и обучить специалистов. Но и сами мы не сможем просто ждать, по крайней мере, мне это не по силам. На корабле достаточно места, чтобы организовать пусть небольшую, но клинику для самых тяжелых случаев. Надеюсь так же, что мы собственными силами и с поддержкой латян осилим и клинику покрупнее. Так я мыслю.

– Что же, пусть будет так, - вздохнул Рэй, - тогда сейчас я пойду и конкретно все проработаю, а к вечеру выдам тебе результаты.

Я только кивнул в ответ на это, и Рэй удалился. Ог же по-прежнему остался на экране:

– Да, не ожидал я такого от Эрса. Сразу же ткнул тебя в самую больную нашу проблему.

– Спасибо, что ткнул, иначе бы я потом укорял себя. Но почему никто из вас, моих старых друзей, не сказал мне об этом раньше?

– Это больная тема для любого из нас. Двое моих внуков закончили свои короткие жизни таким образом. У Рива тоже. Единственный сын Ола тоже имел смертельную мутацию. Никого не минула чаша сия. И разве могли мы выплескивать свою боль на тебя, когда ты так неожиданно вернулся. Разве хотел ты знать, что младший брат Реля и Сола тоже закончил свою жизнь, едва ее начав. Тебя тоже не минула сия чаша.

Последние слова Ога были для меня еще одним ударом, но я постарался не подать виду. И без того настроение у меня было очень даже неважное. Мне представился мой внук, которого я уже никогда не смогу увидеть. А потом тот мальчишка, который рассказал мне все про себя, но так и не попросил помочь, полный своей латянской гордости, хотя наверно каждая клеточка его молила об этом, а я тогда так ничего до конца и не понял.

– У меня из головы все так и не идет тот самый мальчишка из "Эйкана", он ведь мог меня попросить, но не попросил.

– Вик, ты действительно нас не понимаешь. Но я знаю, кто ты и постараюсь тебе это объяснить. Для нас такое в порядке вещей, а для вас чуждо… У нас более слабый, чтобы не потерять своего достоинства, не должен просить у более сильного и мудрого. Тот же сам должен решить, помогать или нет, и не оставаться при этом обязанным. А вот более сильный и мудрый может просить помощи у более слабого, так как тот, оказывая ее, сам становится сильнее и мудрее… Мы все признаем, что Земля многократно сильнее и мудрее нашей планеты, поэтому к тебе всегда будет такое обращение, потому что ты олицетворяешь для нас Землю. Я говорю это, потому что знаю тебя, и вряд ли кто другой это скажет.

– Спасибо, Ог.

– За что?

– За то, что ты сейчас открыл мне глаза много на что, чего я не мог понять. И мне сейчас нужно кое-куда слетать.

– Желаю удачи, - сказал Ог, прежде чем исчезнуть с экрана.

Я вылетел на дисколете и уже через пару минут опустился на крышу "Эйкана", напугав при этом механиков, который возились с приводом установленной на крыше антенны-параболы. Спустившись по лестнице, я без приглашения вошел в кабинет Гила. Он посмотрел на меня, как мне показалось, растерянно.

– Прошу меня извинить, Гил.

– За что, капитан?

– За это вторжение… Но наверно больше за то, что я вас не понимаю. Но думаю, что за это вы извините инопланетянина. Мое решение вам станет известно завтра. Сейчас же я хочу вас кое о чем попросить.

– О чем же?

– Разрешите мне забрать отсюда одного мальчишку.

– Кого же?

– Ора Тостьись.

Гил ни о чем больше меня не спросил. Только посмотрел мне прямо в глаза, немного помедлил и включил внутреннюю связь:

– Ил, пожалуйста, направьте ко мне Ора Тостьись.

Из небольшого динамика донесся голос пожилой женщины:

– Это срочно? А то они сейчас занимаются, и до конца занятия еще пять частей.

– Срочно, Ил, пусть он срочно придет сюда, ко мне.

– Хорошо, управляющий Вайнись.

Гил так ничего мне не сказал. А когда в кабинет вошел мальчишка, молча кивнул в мою сторону. Увидев меня, мальчишка как-то немного неуверенно улыбнулся. Я же без всяких предисловий спросил у него:

– Ор, ты пойдешь сейчас со мной?

– С вами? - спросил он, и, не дожидаясь ответа, добавил совсем тихо, - пойду.

Сказав это, он посмотрел на Гила. Гил только молча кивнул.

– Пойдем, - сказал я ему.

Мы поднялись на крышу, где сначала я извинился перед механиками за столь испугавшую их посадку, и только потом усадил Ора в дисколет и сам сел в кабину. Машина послушно снялась с крыши и устремилась к кораблю. Мальчишка изумленно смотрел по сторонам, но так и ничего не успел спросить, пока мы не оказались в ангаре:

– Это и есть "Игла"?

– Она самая. Экспериментальный дальний крейсер. Пойдем, я тебя сначала познакомлю кое с кем, а потом передам его заботам.

Поднявшись до жилого отсека, я завел мальчишку к себе в каюту.

– Это моя каюта, - сказал я и вызвал Рэя. Рэй появился на экране без промедления. - Познакомьтесь. Это Ор, а это Рэй.

– Очень приятно, - сказали они практически одновременно и рассмеялись.

– Рэй, у Ора повреждение генотипа. Мутация АУН-16 по местной медицинской классификации.

– Проявление после десяти лет и практически стопроцентная летальность к восемнадцати. Понятно.

– Можешь ли ты ему помочь, подправив генотип?

– Разумеется, могу, и если не будет возражений, сделаю это в течение суток. Слово кибермозга. Отведи куда полагается, командир, и вверь моим заботам.

Сказав это, Рэй отключился. А мальчишка изумленно посмотрел на меня и спросил:

– А он действительно кибермозг?

– Самый что ни на есть настоящий, хотя и порядочный мальчишка в душе. Пойдем.

Я привел его в медотсек. А Рэй уже присутствовал там своим голосом:

– Придется использовать контейнер, без него дело только затянется. Хорошо, что один контейнер еще свободен. Ор, раздевайся и забирайся в эту самую бочку.

Мальчишка молча послушался, очевидно за прошедший год он и не такого натерпелся от врачей. Потом я помог ему разместиться в контейнере и сказал:

– До завтра, Ор, счастливо тебе выспаться.

Я закрыл крышку контейнера и, выйдя в контрольную, обратился к Рэю:

– Ты действительно рассчитываешь справиться за сутки?

– Для того, кто может осуществить бессмертие, эта вот проблема может показаться просто пустяком. А если серьезно, я мог бы справиться и за десять-двенадцать часов, но для первого случая, во избежание непредвиденных осложнений, остановлюсь на сутках. Плюс еще одни сутки на послеоперационное наблюдение.

– Рэй, ты становишься настоящим гигантом.

– Все мы понемногу растем. Ну да ладно, командир, шутки в сторону. Я уже рассмотрел поставленную тобой задачу. И мне в этом помог Ог. В общем, готов проект на внутрикорабельную клинику. На полтысячи человек.

– Полтысячи?

– А что тут удивительного. В ней заложен принцип конвейера.

– Или автоматизированного хранилища, - прорезался из динамика голос Ога.

– В общем, - продолжал Рэй, - под клинику придется использовать самые большие помещения на корабле - ангары катеров. Но только как помещения. Лечение будет производиться в автономных контейнерах наподобие вот этих. И для того, чтобы клиника начала работать, будут нужны только четыре большие вещи. Первая вещь - универсальный синтезатор, он имеется на складе резерва. Вторая вещь - широкий канал связи со мной, на три порядка шире имеющегося канала в ангарах. Третья вещь - система фиксации контейнеров с обеспечением энергией, продукцией синтезатора и связи со мной. И четвертая вещь - сами контейнеры. Все нами уже продумано, и никаких непредвиденных осложнений возникнуть не должно. И ее вполне можно запустить через неделю, максимум через две.

– В таком случае утверждаю неделю. Я в полном вашем распоряжении, генеральный проектировщик.

Я принялся за работу, ничего не откладывая на потом. Мне казалось, что я лично ответственен за тех, кто может умереть за то время, которое я промедлю. Первым делом я выгнал из ангаров катера и опустил их рядом со звездолетом. Потом, облачившись в СВЗ и вооружившись резаком и деактиватором, удалил из ангаров все мешающие конструкции.

Потом, когда закончил подготовку, принялся прокладывать линию связи, благо для этого в корабельном резерве имелось все необходимое. Ближе к вечеру на корабле появился Рив. Он у меня ничего не спросил, очевидно, он уже осведомился обо все у Рэя. Все так же молча он принялся за размещение и установку синтезатора. И я тоже ничего ему не сказал. К ночи я закончил прокладку линии, и Рэй ее проверил и настроил, признав годной к эксплуатации.

Потом я стал помогать Риву, и установку синтезатора мы закончили уже далеко за полночь. В это время автоматические мастерские звездолета, которыми управлял Рэй, уже начали выдавать комплектующие для системы размещения. Я уже собрался заняться монтажом этой системы. Но Рэй самым категорическим образом отправил меня отдыхать. И с Ривом он поступил точно так же, не смотря ни на какие протесты с нашей стороны, потому что был прав.

Но отдыхал я только чуть больше четырех часов. А Рив наверно и того меньше. Когда я поднялся, он уже, облаченный в рабочий комбинезон, занимался транспортировкой готовых частей из мастерских в ангар. Мы молча поприветствовали друг друга. Я прошел в экипировочную и облачился в скафандр. Вернувшись в ангар, я принялся устанавливать несущие части конструкций, действуя попеременно деактиватором и вихризатором. Когда же закончил с этой частью работы в одном ангаре, то снова встретился с Ривом.

– Извини, Вик, - сказал он, - но даже вдвоем нам эту работу быстро не сделать.

– Если у тебя есть подходящие для этой работы люди, то пригласи их, я буду только благодарен за это.

– Уже, Вик, уже пригласил.

– Ну и хорошо. И еще, Рив, я обещал дать сегодня ответ Эрсу Инорэ. Но я даю его своей работой. Не мог бы ты вместо меня дать ему этот ответ на словах.

– Это лучше попросить у Рэя.

– Попроси.

– Хорошо, - кивнул он.

Я продолжил работу во втором ангаре и даже успел ее закончить, когда прибыли приглашенные Ривом люди. Того, как они прибыли, я естественно не видел, а увидел их только тогда, когда Рив привел их в ангар.

Этих людей было десять человек. Все среднего возраста, солидные и спокойные, даже очень спокойные. Я откинул за спину тяжелый колпак шлема моего тяжелого скафандра и поприветствовал их. Старший из них, человек со старым шрамом, наискосок пересекающим лицо, сказал в ответ на это:

– Хорошее вы дело начали. Мы рады помочь вам в этом, - потом он повернулся к своим спутникам. - Переодевайтесь в рабочее и приступайте. Не беспокойтесь, советник Альись, капитан Стрельцов, все будет сделано точно по инструкции.

Причем сказал он это таким тоном, словно наше присутствие тут вообще нежелательно. Не дав мне ничего сказать, Рив взял меня под руку и вывел из ангара:

– Не надо ничего говорить, все будет сделано как надо. Рэй дал им подробнейшую инструкцию, он же будет наблюдать и советовать.

– Кто эти люди.

– Это аварийная техническая группа при службе Совета Безопасности. Лучшая на этой планете, можешь мне поверить. Они не ошибутся, и все сделают точно и быстро.

Я кивнул в ответ на эти его слова и спросил:

– Как дела в мастерских?

– Оборудование для бывших ангаров уже практически изготовлено. Но на его монтаж и установку уйдет наверно суток трое, как считает Рэй. В это время мы займемся изготовлением контейнеров. Но на "Игле" уже практически истощились запасы материалов. Я уже распорядился о поставке всего необходимого сюда, но на это уйдет еще пару часов.

– В качестве исходного материала можно использовать любое вещество, пропуская его через синтезатор.

– В данной ситуации это нерационально.

– Понятно, хорошо. Сейчас мы отправимся делать контейнеры.

– Отправлюсь я. А тебя же Рэй хочет увидеть в медотсеке.

– Понятно, сутки уже прошли.

– Давай, двигай. И не беспокойся, работа запущена и не остановится.

Избавившись от скафандра, я принял душ и переоделся. И только после этого прошел в медотсек. Нажимая на клавишу вызова Рэя, и еще не дождавшись его ответа, я спросил:

– С мальчишкой ты уже закончил?

– Да, командир, можешь его отсюда забирать.

– Заберу обязательно. Но насколько ты меня понимаешь, я не смогу позволить этому месту пустовать.

– Можешь привезти еще одного человека или даже двух, чтобы и обычная операционная не пустовала. Если будет что-то вроде этого случая, то операция в контейнере займет не более двенадцати часов, а без контейнера - в полтора раза дольше.

– Понятно, Рэй. А сейчас открывай контейнер.

Мальчишка окончательно пришел в себя только после того, как я вытащил его из контейнера. Он недоуменно хлопал глазами, глядя по сторонам. Потом, сосредоточившись на мне, он выдавил из себя улыбку:

– Что, уже все?

– Уже все, - кивнул я, - но Рэй еще сутки хочет понаблюдать за тобой. Завтра же я отвезу тебя домой. А сейчас марш в душ.

Я проводил его до душа и показал, как с ним обращаться, а сам удалился в кают-компанию корабля, где расслабился в кресле. Мальчишка появился там через пятнадцать минут, аккуратно причесанный и одетый в новую одежду, почти точно повторившую его собственную. Разве что на воротнике рубашки был приколот небольшой значок со стилизованным изображением какой-то птицы:

– Рэй сказал, что вы здесь.

Я кивнул и, указывая ему на соседнее кресло, сказал:

– Садись.

Он сел и, немного помедлив, сказал:

– Просто не могу поверить, что уже полностью здоров.

– Как недавно не верил, что болен.

– Сейчас-то точно знаю, что болел… Удивительно легко себя чувствую.

– Сейчас ты полностью здоров, без каких либо оговорок и ограничений. Так чувствуют себя полностью здоровые люди.

– Не знаю, как благодарить вас.

– Благодарить не нужно, Ор… У меня есть внук, твой ровесник.

– Я знаю… Я знаком с Релем. Прошлым летом мы вместе были в "Белых птицах". В одной десятке… Если бы я не знал Реля, я бы наверно и не решился с вами заговорить там, в "Эйкане".

– Хорошо, что решился… И еще насчет "Эйкана". Я сейчас отправлюсь туда и хочу, чтобы ты меня сопровождал.

– Пожалуйста, - сказал он, а сам почти что воссиял.

– Тогда идем.

На этот раз я взял большой дисколет. Это была менее скоростная машина, но, тем не менее, уже через пять минут мы опустились на крышу "Эйкана". Ор первым выскользнул из кабины и направился к тамбуру. Мне пришлось его попридержать:

– Постарайся от меня не удаляться.

– Хорошо, - кивнул он и дождался меня.

Гила в его кабинете не было. Но его очень быстро нашли, стоило мне только об этом попросить. Появившись и посмотрев на Ора, он только улыбнулся. А, поприветствовав меня, протянул мне руку:

– Мне уже обо все сообщили, - сказал он.

– Что избавляет меня от необходимости объясняться.

– Как я понимаю, Ор…

– Уже полностью здоров, опыт удался. Завтра я отправлю его домой. Но я сейчас прилетел сюда не для того, чтобы показать его. В этот раз я готов забрать двоих. Желательно тех, кто и так уже находится в критическом состоянии. Поторопитесь. Гил, мой транспорт стоит на крыше, и я буду ждать там. Пойдем, Ор.

Ждать пришлось минут двадцать. За это время мальчишка успел меня кое о чем расспросить:

– Вы здесь всем поможете… как мне?

– Называй меня просто Виком… Не знаю, успею ли, но постараюсь. Видишь ли, это не единственное такое заведение на этой планете.

– Я знаю, - сказал он мрачно.

Тогда я вкратце рассказал ему о том, что сейчас делается на "Игле", благо времени для этого оказалось вполне достаточно. Еще несколько минут после этого мы просидели молча, прежде чем к дисколету были доставлены новые пациенты.

Это были ребята в действительно критическом состоянии. Одному было лет шестнадцать-семнадцать. Его доставили на носилках, с капельницами в обеих руках и с кислородом. Другому было лет семь-восемь, и его Гил сам нес на руках. Я тут же открыл пассажирский люк и помог разместить носилки. Гил же в это время сказал:

– Я отправлюсь с ними.

Я только кивнул в ответ на это и указал ему на кресло рядом с носилками. Заняв же пилотское кресло, я, как только мог быстро, поднял машину в воздух, одновременно вызывая на связь Рэя. Рэю я обрисовал ситуацию, а он ответил, что будет готов. До корабля я долетел за четыре минуты, выжимая из дисколета все, на что он был способен. Когда распахнулся люк, я сказал Ору:

– Поможешь мне донести парня на носилках.

Он только кивнул, это ему было вполне по силам. Гил попытался было возразить, на что мальчишка довольно резко ответил, что он здоров, а у Гила ноги железные. Еще на подходе к медотсеку Рэй отдал распоряжения:

– Большого в бочку, маленького на стол, побыстрее.

В операционной я указал Гилу на стол, а сам стал избавлять старшего парня от капельниц и дыхательной трубки. Ор мне довольно умело помогал. Очевидно, кой-какой опыт у него был. Когда мы разместили его в контейнере, Гил уже уложил малыша на столе, избавив его от одежды. Рэй же из динамиков посоветовал всем нам побыстрее убраться из операционной. А когда мы вышли, сказал:

– Ор, выйди, пожалуйста, отсюда, пройди в кают-компанию.

И только когда он вышел, я спросил:

– Что случилось?

– Старший пациент умер, очевидно, еще до того, как вы погрузили его в дисколет.

Я видел, как снова помрачнел Гил, и спросил:

– Ты его вытащишь?

– Постараюсь, я этим сейчас и занят, и ситуация далеко не безнадежна.

Я не мог покинуть контрольной и молчал до тех пор, пока Рэй наконец-то не сказал:

– Расслабьтесь, он будет жить.

Я указал Гилу на одно из кресел, а сам сел в соседнее. Несколько минут я молча наблюдал за происходящим в операционной. Если происходящее в контейнере было скрыто от моих глаз, то операция на столе была большей частью открыта. Младший пациент представлял собою довольно страшное зрелище. Он был похож на обтянутый полупрозрачной кожей скелетик. Не выдержав, я спросил у Гила:

– Что с ним такое?

Гил посмотрел на меня и словно бы нехотя сказал:

– Тоже мутация… Полностью нарушен обмен веществ. Организм не принимает никакого внешнего питания и поедает сам себя… Еще три месяца назад этот мальчик выглядел вполне здоровым.

Тут заговорил Рэй. И они с Гилом принялись обсуждать что-то, что было для меня труднопонимаемым и перенасыщенным специальными медицинскими терминами. Я тем временем удалился из медотсека, так как не был там больше нужен. Я рассчитывал найти Ора в кают-компании, но его там не оказалось. Тогда я позвал Рэя и спросил у него, куда тот подевался.

– Он в мастерских, вместе с Ривом.

– Как он там оказался?

– Рив его увел.

В мастерских был готов уже десяток контейнеров, чего я еще не ожидал. Еще один десяток был расставлен полукругом, находясь в процессе сборки. С одним из них возился Рив, а с другим, к большому моему удивлению, Ор. Я ничего не сказал, а молча присоединился к работе. Заметив мое присутствие, Рив сам заговорил:

– Я и на этот раз пригласил помощь. Но появятся они не раньше чем через час. Но все равно самое ответственное нам придется делать самим. Но они хотя бы смогут делать те мелочи, которые отнимают массу времени. Вот пока я решил привлечь Ора. Не беспокойся, он парень довольно грамотный и с соединением штуцеров и разъемов справляется.

Я только взглянул на сосредоточенное выражение лица мальчишки и кивнул.

Работа была довольно однообразной и монотонной. Автоматическая мастерская выдавала только отдельные узлы и детали, которые было нужно соединить в одно целое, настроить и проверить. И если сама сборка не была особо сложной, то настройка и проверка требовала определенной квалификации. Через час появились люди, вызванные Ривом. На этот раз это были молодые люди в форме

СК.

На какое-то время Рив отлучился инструктировать их, и только после этого привел в мастерские. После чего меня довольно бесцеремонно отстранили от работы, и Рив сказал:

– Отдохни пока, здесь справимся и без тебя. Только сначала отправь этих двоих людей в универсальный тренажер, с Рэем я договорился.

– Хорошо, - кивнул я, - пойдемте.

"Эти двое" оказались серьезными молодыми людьми лет двадцати двух-двадцати трех. Они держались со мной исключительно вежливо и излишних вопросов не задавали. Я тоже излишними рассказами себя не обременял. И только отправив их в универсальный тренажер и перепоручив заботам Рэя, я спросил у него:

– Чему ты намерен их обучать?

– Работе с контейнерами естественно. Рив прав в том отношении, что если работу можно перепоручить, то ее следует перепоручить. Этим двоим я за пару часов дам все необходимые навыки по настройке и проверке контейнеров.

– Понятно.

– А тебя я прошу пройти в медотсек, Гил хочет поговорить с тобой.

– Иду, но только сначала в столовую.

– Тогда захвати с собою Ора. Его и мастерских почти что выставили, но он оттуда не уходит.

– Хорошо.

Работа в мастерских продвигалась хорошо. Ор же стоял у дверей и смотрел, как другие работают. Я взял его за плечо и сказал:

– Пойдем.

Он, молча послушавшись, пошел за мной. Я провел его в столовую. Там Рэй уже позаботился о нас, приготовив обед. Увидев обед, мальчишка невольно проглотил слюну и сказал:

– Когда не видел еды, есть не хотелось, а как увидел…

– Садись и ешь, эта порция для тебя, а эта для меня. Не стесняйся.

– А я вроде бы еще и не стеснялся.

– Тем лучше.

Покончив с обедом, я отвел мальчишку в информаторий и оставил наедине с экраном, на котором можно было увидеть любую из передач, транслируемых телестанциями Латы. И только после этого я прошел в медотсек.

Там я первым делом посмотрел на контрольные экраны, где отражался ход операции. И только убедившись, что дело продвигается успешно, обратил свое внимание к Гилу. А операция действительно шла успешно. Особенно это было заметно и наглядно видно на примере младшего мальчишки. Он уже обретал облик нормального ребенка, хотя и оставался исключительно худым. Посмотрев же на Гила, я увидел, что тот улыбается.

– Просто поразительно, - сказал он, - поразительно и фантастично. По сравнению с этим все наши методы - это все равно, что конная повозка рядом с плазменной ракетой. Прямое массированное воздействие на гены, форсированная стимуляция роста и регенерации, волновая подпитка. Я вообще не предполагал, что увижу такое собственными глазами… Я не думал, что медицинская наука Земли способна на такое.

– Еще больше ей пока не известно и недоступно.

– Как и любой науке на любой планете, это общепринятая истина. Вик, я никогда не чувствовал себя таким недоучкой, как чувствую себя сейчас здесь.

– Гил просто комплексует, - сказал из динамиков Рэй, - он первоклассный специалист в своей области, между прочим, академик медицины.

– Если все, что поведал мне Рэй, осуществится, это не будет иметь ровным счетом никакого значения.

– Ты забываешь о моем предложении.

– Да, Рэй предложил мне пройти переподготовку по его собственной методике.

– Специалисты будут просто необходимы. И я предложил Гилу ускоренное обучение с одновременным полным излечением.

– Я не могу занять место, есть более нуждающиеся в этом люди.

– Но сколько тогда тебе осталось жить? Год? Два?

– На три-четыре года как минимум я еще рассчитываю.

– Если не произойдет ничего непредвиденного с любым из твоих искусственных органов… Вик, ты даже не представляешь, сколько в этом человеке искусственного.

– Советник Инорэ мне говорил. Говорил и о прозвище, которое он носит.

– Киборг, я это знаю, и это не так уж далеко от истины.

– Вик, ты должен помочь мне его убедить.

– По-моему, убеждать и не нужно. Видишь ли, Гил, Рэй может провести ускоренное обучение только двумя способами. Или если человек находится в спецтренажере, а там не разместить больше четырех человек одновременно, или если он находится в медконтейнере. А мы будем вынуждены обучать никак не четверых человек. Следовательно, медконтейнеры все равно придется использовать. И их гораздо эффективнее использовать для лечения и обучения одновременно.

– К тому же, - добавил Рэй, - обучаемый будет обладать какой-то частью моих возможностей, и может заниматься лечением других, чем значительно отработает свое место.

Этого для Гила оказалось недостаточно, но, затратив еще полчаса, мы сумели его убедить. И он согласился остаться на "Игле" и курировать здешнюю медицинскую деятельность.

Потом я вернулся в мастерские и немного успел помочь Риву, который все-таки немного не успевал. Потом Рэй сообщил мне, что пора забирать учеников из спецтренажера. Вышедшие из тренажера ребята были полны жаждой деятельности и выставили из мастерских Рива, который против этого и не возражал.

Тогда мы с Ривом отправились контролировать работу монтажников в ангарах. И я был удивлен темпами этой работы. Один из ангаров был более чем наполовину готов, и можно было надеяться, что утром можно будет приступать к установке контейнеров, а послезавтра уже принимать первых пациентов. Но вот Рив, как мне показалось, этим нисколько не был удивлен, он словно бы считал, что так и должно было быть.

Убедившись, что все идет хорошо, он улетел с "Иглы", объясняя, что должен и в других местах отдать необходимые распоряжения, а отдать их лично, а не по связи более эффективно. Когда же он отбыл, я организовал среди работающих посменную работу с перерывами на сон и обед. И еще двух человек отправил на обучение. А между тем уже начинался вечер, и Рэй снова пригласил меня в медотсек, одну из операций он уже заканчивал. Когда же я вошел туда, он сказал:

– Подождите еще десять минут.

Я кивнул и обратился к Гилу:

– Нужно будет лететь за следующим пациентом.

– Не нужно. Спасибо Рэю, я переговорил с кем нужно. Следующего пациента доставят сюда через две трети часа, и не из "Эйкана".

Я снова обратил внимание на мальчишку на столе. Его облик значительно улучшился, а на бывшей до сих пор лысой голове, уже вырос короткий ежик бесцветных волос.

Наконец-то Рэй сказал:

– Можешь его забирать.

Жестом я велел Гилу оставаться на месте и вошел в операционную. Крышка контейнера уже была открыта, а парень внутри уже приходил в себя. Но, не дожидаясь, когда он придет в себя окончательно, я вытащил его оттуда и поставил на ноги. Он мало чем напоминал того парня, которого мы укладывали в контейнер.

– С возвращением тебя, - сказал я, окончательно приводя его в чувство и выводя из операционной.

Он же абсолютно ничего не понимал, что и не удивительно. Он наверняка был без сознания еще задолго до того, как его повезли сюда.

– С каким возвращением, откуда?

– Как откуда, с того света, естественно.

Только увидев Гила, он вроде бы успокоился. Особенно когда тот сказал:

– Не волнуйся, Дар, все страшно для тебя уже позади.

– Пойдем, - сказал я и проводил его в душ.

Там, в окне доставки, уже лежала одежда, это постарался Рэй.

– Одежда для тебя, но сначала как следует отмойся.

Показав ему, как обращаться с душем, я вышел в коридор. Там подождал мальчишку, хотя тот вышел из душа только минут через пятнадцать. Приготовленная Рэем одежда оказалась ему точно по фигуре, что впрочем, и не было удивительно. Перед этим я пару минут гадал, что он сначала спросит: где он, или кто я. Оказалось же, что он уложил оба этих вопроса в один:

– Где я и кто вы?

– Сначала скажи, кто ты?

– Я? Дарвир Вилторэ.

– Я Вик Стрельцов, а это место называется крейсер "Игла".

– "Игла"!?

– А что тут удивительного.

– Но ведь вы исчезли более пятидесяти лет назад. И говорили, что вы улетели.

– Кто это говорил?

– Не знаю… все.

– Я никуда не улетал. Ну да ладно, идем.

Я привел его в медотсек, и там спросил у Рэя:

– Рэй, сколько времени ты планируешь наблюдать за Даром?

– Думаю, что не дольше, чем до завтрашнего утра. Будешь отправлять Ора, захватишь и его, а возможно и малыша тоже. Его излечение получается быстрее, чем я рассчитывал вначале.

– Ну и хорошо.

– Куда меня должны отправить? - озабоченно спросил мальчишка.

– Как куда, - ответил я, - домой естественно. Сейчас ты здоров, полностью здоров, и значит, тебе следует отправиться домой.

– Неплохой вариант, Дар, - сказал Гил, - с того света и прямо домой.

– Я не понимаю, я что, умер?

– Можно и так сказать, сегодня утром ты практически умер, а вернулся оттуда только благодаря землянам.

– Благодарю вас, - сказал мальчишка, немного помедлив.

– Не стоит благодарности, - сказал я, не найдя ничего лучшего для ответа.

Тем временем Рэй просигнализировал нам и даже показал, что рядом с "Иглой" опускается вертолет с желтой восьмилучевой звездой на борту - эмблемой местной медицины.

– Дар, пойдем, поможешь мне, если что, - не теряя времени сказал я. Он только кивнул в ответ и пошел за мной.

Но помощи не потребовалось. Когда мы вышли из корабля, вертолет еще только опустился. Но едва мы успели подойти к нему, как из него уже выкатили тележку с новым пациентом. Очевидно, Гил их хорошо проинструктировал. Тележка - это лучше, чем носилки. За тележкой следовали двое врачей в халатах. И я только указал им дорогу в корабль и к медотсеку. И только уже там принялся устраивать пациента - мальчишку лет десяти-одиннадцати. И пока я это делал, Гил с Рэем успели отослать врачей обратно.

– Снова мальчишка, - сказал я, - неужели ваши девчонки не подвержены этому проклятью?

– Не так просто, - сказал Гил, - никто не избавлен от него. Но девочек в большинстве случаев это настигает еще до рождения, а в случае более позднего проявления оказывается не столь губительно и неизлечимо. Тут у них больше запас прочности. И среди пациентов в том же "Эйкане" девочек сейчас не больше двадцатой части.

Я повернулся к Дару. Он смотрел за происходящей на столе операцией. Заметив, что я на него смотрю, он посмотрел на меня и спросил:

– Так вы можете вылечить от чего угодно?

Я сначала кивнул в ответ, но тут же поправился:

– Нет, не от всего, хотя и много от чего, даже от старости и смерти человека можно вылечить. Но если бы можно было вылечить от чего угодно, то я не оказался бы единственным землянином на корабле.

– Ты имеешь в виду экипаж "Иглы"? - спросил Гил.

Я кивнул в ответ.

– Насколько я слышал об этом, они были облучены жесткой радиацией?

– Это была больше чем просто радиация. Это даже не радиация в том смысле, как ее понимаете вы. Они подверглись воздействию излучения, которое мы называем энтрохронным. Оно имеет ту же природу, что и само наше пространство-время. Оно подобно изменению законов природы, дыханию чужого и мертвого мира… Оно не только изменило их тела и гены, он в значительной мере изменило саму природу материи, из которой они сложены. И перед этим мы бессильны… Пока бессильны…

Какое-то время мы молчали. Потом Гил неожиданно прервал это молчание, обращаясь к Дару:

– Дар, ты нам что-нибудь сыграешь?

– Я бы хоть сейчас, но вот инструмент у меня дома… Жаль, конечно.

– С инструментом я тебе помогу, - сказал из динамиков Рэй, - пройди в информаторий.

– А это где?

– Я провожу, - сказал я.

– Я сам провожу, - сказал Рэй, - выйди отсюда и иди прямо.

Когда он вышел, Гил сказал мне.

– Этот мальчишка - талант. Ранняя звездочка, которой суждено было рано погаснуть. Он музыкант, которому пророчили большое будущее, и многие известные музыканты даже завидовали ему… Хорошо, что его удалось спасти.

– Я практически вообще не разбираюсь в музыке. Может быть у меня были другие интересы, а может быть просто неподходящий склад души… Разве что немного бренчал когда-то на гитаре, но это у нас и за музыку не считают… Но я постараюсь не подать вида, что тут я полный болван.

– Насколько мне известно, вы сами талантливы во многих других областях.

– Как пилот-звездник еще может быть, но не более того. Обо мне у многих, если не у подавляющего большинства латян, вашей общепринятой историей сложено неправильное представление.

– Я знаком и с вашей подлинной историей…

– Если так, то тем лучше.

В это время Рэй сообщил мне:

– Вик, пора менять обучаемых в тренажере.

– Хорошо, - сказал я ему и добавил Гилу, - я ненадолго.

Но я немного задержался в ангарах, где у монтажников оказалось несколько вопросов для меня. А когда я вернулся в медотсек, Дар уже был там, да и Ор тоже. В руках у Дара был музыкальный инструмент, многим напоминающий земную флейту. Он, очевидно, дожидался меня, не зная о моем отношении к музыке. И только когда я прошел и сел в кресло, он коротко кивнул и заиграл.

Что может сказать о музыке человек, не разбирающийся в ней. Но если сказать честно, то игра Дара задела и меня. Было в этой музыке что-то такое, что заставляло щемиться сердце, почувствовать печать и безысходность. Но через эту печаль постепенно пробивалась мелодия надежды, постепенно набирала силу, заполняла собою все и перерастала в тихую радость, тихую и спокойную, но полную скрытой силы.

Эта мелодия еще продолжала звучать во мне, даже когда Дар опустил свою флейту и поклонился коротким кивком головы. Да, этот парень действительно был талантлив, если уж сумел пробрать даже меня. Несколько минут все молчали. Потом Гил спросил:

– Что это было?

– Всего лишь импровизация. Я играл то, что было у меня на душе… Я так давно не играл и боялся, что могло не получиться.

– Ты молодец, - сказал я, - спасибо тебе.

– Инструмент просто замечательный, я давно о таком мечтал. Он словно специально создан для меня.

– Я же уже сказал, что он твой, - сказал Рэй, который все это время незримо присутствовал здесь, - я специально сделал его для тебя.

– Спасибо тебе, Рэй.

– Дар, - спросил его Гил, - какие у тебя теперь планы?

– Не знаю, - сказал он, опуская глаза, - я ведь еще и школу не закончил, а теперь отстал от ребят больше чем на год… Буду догонять… Осенью мне хотелось бы попасть на региональный музыкальный конкурс, но наверно не получится… И еще, - он даже порозовел, - я обещал себе, что если поправлюсь, то буду поменьше заниматься музыкой. Я ни разу за всю свою жизнь не купался в море, ни разу не был в горах, ни разу не прыгал с парашютом, много чего не делал ни разу… Мне было очень обидно умереть, так много не повидав и не попробовав…

– Не расстраивайся из-за ничего, - сказал ему я, - сейчас у тебя впереди достаточно времени для всего этого. Побываешь и на море, и в горах, а может даже и на Онни, если конечно захочешь. Но как мне кажется, твоя жизнь все равно будет принадлежать музыке, это твое призвание, твоя жизнь.

Он только кивнул в ответ на это. Тогда совсем чуть-чуть рассказал о себе:

– Я родился на планете двух солнц, такие планеты вообще большая редкость, а пригодных для жизни не известно больше ни одной…

Я рассказал о том, как мы потеряли эту планету, ушли от палящего жара солнц под землю. И как я там мечтал о такой малости, как просто посмотреть на солнце, посмотреть на звезды и вырваться из того маленького подземного мирка, как оказался на "Игле", а вместе с нею здесь:

– Я тоже очень много не делал и наверно никогда не сделаю. Главное не это, главное - иметь возможность это сделать, тогда и само желание может пропасть. Но вот от дела своей жизни отказываться нельзя, это все равно, что отказываться от самого себя. И только тот человек, который имеет такое вот дело своей жизни, может быть по настоящему счастливым.

– А вот я еще не решил, чем я буду заниматься, - сказал доселе молчавший Ор.

– У тебя еще все впереди, еще не один раз успеешь решить. А может быть, ты уже и решил, но только еще не понял этого до конца.

– Может быть, - сказал он, немного помедлив.

– Тогда постарайся разобраться в себе самом.

Ор улыбнулся и сказал:

– Пока я понял только то, что хочу есть.

– Ой, извините меня за плохое гостеприимство, пойдемте в столовую.

Гил отказался, а мальчишки тут же дружно согласились и умяли в столовой все, что приготовил для них Рэй, с немалым удовольствием.

После ужина я еще раз заменил обучаемых в тренажере и вместе с мальчишками вернулся в медотсек. Там Гил попросил Дара сыграть что-нибудь еще, и тот сразу же с удовольствием согласился. Но на этот раз он играл что-то негромкое, спокойное и нежное, как материнская колыбельная. От этой музыки Ор даже задремал, и я увел его в одну из свободных кают и там уложил спать. Вернувшись, спросил у Дара, не хочет ли он тоже отдохнуть, на что он ответил резко отрицательно.

Уже ночью закончилась операция над маленьким пациентом. Когда я вошел в операционную, он уже сидел на столе, приведенный в чувство Рэем. Он уже ничем не напоминал тот высохший скелет, которым был еще утром. Правда худоба у него никуда не делась, но это уже не было заботой медицины. Он смотрел на меня безбоязненным взглядом непривычно светлых для латянина глаз. Эти глаза выдавали в нем происхождение с северного архипелага. Мальчишка даже улыбнулся, но ничего не спросил, вместо него спросил я:

– Как тебя зовут, малыш?

– Вэтом.

– А полностью?

– Вэтиг Лотэч.

– Ходить можешь, Вэт?

– Не знаю.

Идти он не смог, обновленное тело еще не до конца подчинялось ему. Тогда я взял его на руки и отнес в душ, где мне же и пришлось его мыть, так как сам он это сделать был не в состоянии. Потом я одел его в предложенную Рэем одежду, состоящую только из трусиков и майки. Мальчишка шевелился уже гораздо лучше, но Рэй все же посоветовал отправить его спать. Тогда я отнес его в каюту и уложил в кровать.

– Спи, малыш. А утром, когда проснешься, мы отправим тебя домой.

– К маме?

– К маме, Вэт, к маме.

Но он держал меня за руку и не отпускал. И я пробыл с ним до тех пор, пока он не уснул окончательно. Правда, много времени на это не потребовалось.

В медотсеке тем временем без моего участия появился новый пациент. Мальчишка лет девяти, почти такой же высохший, каким был Вэт утром. Еще через час я отправил спать Дара. Гил же от предложения отдохнуть отказался.

Потом Рэй попросил заменить обучаемых, направив в тренажер четверых людей из монтажников, которых, как он сказал, продержит в тренажере до утра. Сделав это, я и сам отправился отдыхать.

Утром же я поднял мальчишек, устроил им всем утреннюю разминку, после чего загнал в душ, а после душа в столовую. В это время на "Игле" снова появился Рив, который сказал, что я могу быть свободным и доставить излеченных по домам, что я и хотел сделать. Я усадил мальчишек в кабину дисколета и тут же вылетел. И только после этого спросил:

– Кто первый?

– Я, - тут же сказал Вэт, и никто не возразил в ответ на это.

– Хорошо, пусть будешь ты. Но ты знаешь, где живешь?

– Конечно. Северный архипелаг, остров Эйзв, поселок Титу, это недалеко от Эйзита.

– Понятно.

Дисколет, набирая высоту и скорость, направился на северо-запад, в сторону Северного архипелага. И не прошло и получаса, как мы уже были над островом Эйзв, самым крупным в архипелаге, над городом Эйзит, столицей этого самого архипелага. Но с высоты в сотню километров был прекрасно виден весь архипелаг.

– Давай, показывай, где тут твой поселок.

Мальчишка нисколько не растерялся и на экране, где было изображение острова, сразу же указал на одно из пятнышек. И как только он это сделал, я направил машину вниз, входя в пике. На острове было еще раннее утро, и никто не видел дисколета, когда мы зависли над поселком.

– Показывай, где твой дом.

– Вон он, с синей крышей.

Легко скользнув вниз, дисколет опустился рядом с этим домом. Я вывел Вэта из кабины и повел к дому. Он же, словно чего-то боясь, держал меня за руку даже тогда, когда я постучал в дверь. Дверь открыла невысокая и нестарая еще женщина, но полностью седая и выглядевшая измученной.

– Мама? - как-то немного недоверчиво спросил мальчишка, а в следующую секунду он уже повис у нее на шее, что-то быстро шепча ей в ухо.

Я же только улыбнулся и сказал:

– Счастливо вам.

Вернувшись в кабину, я тут же поднял дисколет в воздух. Уже сверху я видел, что Вэт и его мать машут мне руками. Когда же дисколет поднялся повыше, я сказал:

– Сейчас очередь Дара. Потому что Ор из Гэзда, а в Гэзд я направлюсь напоследок.

Мы летели на юго-запад, в сторону Большого Северного материка. Дар Жил в довольно большом городе Лотел почти в самом центре материка. В городе была еще ночь, когда мы туда спустились.

Дар быстро выскользнул из кабины и протянул мне руку, я протянул в ответ свою. Он ее довольно крепко пожал и сказал:

– Спасибо за все, Виктор. И до свидания, провожать меня не надо.

Я хлопнул его по плечу и сказал:

– Счастливо тебе.

Он еще раз кивнул и пошел вперед, держа в руке "флейту", подаренную ему Рэем. И только когда он скрылся в подъезде многоэтажного дома, я послал дисколет вверх и на восток. А когда Лотел остался позади, Ор сказал:

– Я почему-то всегда думал о музыкантах хуже.

– Мы не всегда бываем правы в своих предубеждениях. Я тоже думал хуже, пока не познакомился со своим внуком Солом, он тоже музыкант.

Мальчишка кивнул и после короткой паузы спросил у меня:

– А где сейчас Рель? С "Птицами"?

– Нет, они его исключили из группы.

– Реля? За что?

– За трусость, насколько мне известно.

– За трусость? Только не за это. Рель никогда не был трусом и вряд ли он мог бы им стать. Скорее наоборот.

Он рассказал несколько эпизодов, в которых Рель проявлял настоящую, по его мнению, смелость, когда другие боялись. Тогда я рассказал ему об тех обстоятельствах, при которых Рель был исключен из группы. И о том, что он, чтобы доказать что-то в первую очередь самому себе, отправился один в Пустыню Черных Камней, где нашел меня, но себе похоже так ничего и не доказал.

– Ну и что он намерен делать? - спросил после этого Ор.

– Не знаю, что он намерен делать. Я же намерен отправить его обратно к товарищам, сам он на такое вряд ли решится… Он во многом, как мне кажется, похож на меня, но я эти свои недостатки уже давно сумел преодолеть… Для этого я и лечу сегодня в Гэзд, а то потом опять не будет времени, и может оказаться уже поздно.

Немного помолчав, мальчишка сказал.

– Я бы очень хотел тоже отправиться к "Птицам".

– Тебя наверно дома очень ждут.

– Наверно, - сказал он.

Остаток пути мы не разговаривали. И только когда мы уже оказались над Гэздом, Ор направил меня к району двухэтажных домов в паре километров от дома Рива. Как только мы сели, дисколет буквально облепила ребятня дошкольного возраста.

– Меня тоже можно не провожать, - сказал Ор и добавил, улыбнувшись, - но я еще не прощаюсь.

– Отгони лучше этих любопытных подальше.

Когда он выбрался из кабины, ребятня почти что хором сказала:

– Ор, Ор вернулся.

А потом кто-то звонким голосом добавил:

– На инопланетнике.

Ор подхватил на руки девчушку лет пяти и, повернувшись ко мне, сказал:

– Это Тас, моя сестренка.

Потом он довольно быстро отогнал ребятню от дисколета, давая мне возможность взлететь. Что я и сделал, коротким подскоком переправляя тяжелую машину к дому Рива.

Искать Реля и Сережку мне не пришлось, хотя я был почти что уверен, что придется. Они расположились на ступеньках крыльца и пребывали в не очень-то веселом настроении, потому что никак не отреагировали на мое прибытие. Подойдя к ним, я их молча поприветствовал и спросил:

– Чем опечалены, добры молодцы?

Рель только вздохнул, а Сережка сказал:

– Еще и спрашиваешь. Сам тут такие дела начал и исчез.

– Мы просили деда, чтобы он взял нас на "Иглу", но он отказал, заявив, что только нас там и не хватает.

– Он прав, там вам пока делать нечего. И даже мне почти что тоже.

– Тебе? - удивился Сережка.

– Мне. Потому что работу могут сделать и без меня. И сделать нисколько не хуже. Мне же остается только быть на контроле, хотя и этим тоже в основном занят Рэй.

– Ну и что же ты собираешься делать?

– То, что мне по силам, я буду делать. Но вот чем собираетесь заняться вы?

– Не знаю, - серьезно сказал Рель, - почти все, чем мы тут занимались, нам уже порядочно надоело.

– И не удивительно… Ну а как бы ты отнесся к тому, чтобы вернуться к "Белым Птицам Гэзда"?

– Вернуться? Нет, не могу.

– Почему так категорично?

– Как почему. Ну, во-первых, они вряд ли возьмут меня обратно. Но даже если бы и взяли, какое отношение было бы ко мне, как они будут на меня смотреть… Нет, не могу.

– Ну, допустим, обратно они тебя возьмут, если ты их об этом попросишь. Ну, а как они будут относиться к тебе, это будет зависеть в первую очередь от тебя самого. Или же ты опять боишься признать свою вину? И боишься восстановить хорошее мнение о себе у тех людей, которые в тебе разочаровались, это хоть и трудно, но возможно. Или ты боишься трудностей? Тогда в тебе буду разочарован я сам, и довольно сильно.

Может быть, мне и не стоило этого говорить. Потому что Рель от этих моих слов буквально съежился, так больно они били по его слабому месту, которое и без того уже было уязвлено, его самолюбию.

– Витька, - сказал Сережка, - ты что, не видишь что ли, что он уже согласен.

– Пусть он это скажет сам.

Рель кивнул и почти шепотом сказал:

– Согласен.

– С чем согласен?

Он поднял на меня внезапно посыревшие глаза и сказал уже отчетливо:

– Согласен вернуться к "Птицам" и просить, чтобы меня взяли обратно.

– Ну, вот и хорошо. В таком случае собирайся. Пока у меня есть свободное время, я тебя туда доставлю.

Он буквально сорвался с места, но Сережка остановил его, ухватив за руку, и обратился ко мне:

– Вик, надеюсь, ты мне не откажешь, отправить меня вместе с Релем.

– Думаю, что не откажу. Если тебя там не откажутся принять, то там тебе будет гораздо лучше, чем здесь.

В ответ на это Сережка коронно улыбнулся и сказал:

– Благодарю тебя, брат.

– А сейчас сгиньте с моих глаз. Даю вам на сборы ровно один час.

Они тут же исчезли в доме. А я расположился на лужайке перед домом. Раздевшись по пояс, я подставил свою кожу солнцу, которое было уже довольно высоко, но еще не палило, как в полдень. Я знал, что если я назначил Сережке час, то они появятся ровно через час, потому что Сережка иногда становился поклонником исключительной точности, и сейчас был именно такой случай. Так что час я мог отдохнуть вполне спокойно. Но закончить этот отдых мне пришлось немного пораньше, минут через пятьдесят. Я услышал, как меня тихо позвали по имени:

– Вик.

Открыв глаза, я увидел Ора, с которым расстался только час назад. Сейчас он был в стареньких шортах, потрепанной безрукавке и с немаленьким рюкзаком, который висел у него на одном плече и заставлял перекашиваться. Ор улыбался:

– Я уже думал, что опоздаю.

– А куда ты собрался?

– Вы же собрались на Синоль. Может быть, и меня прихватите, если вам не трудно.

– Прихватить-то нетрудно… Из дому-то тебя отпустили?

– Отпустили, естественно. - Он снова улыбнулся. - Но что там только было, лучше и не рассказывать. Столько упреков. Мол, только вернулся, и сразу же собрался исчезнуть.

– А не лучше ли тебе и в самом деле дома остаться?

– Дома-то я еще успею набыться. А лета-то уже немного осталось, и мне хочется побыть с ребятами. И так большую часть лета я уже пропустил.

– Дома ты пробыл от силы четверть часа.

– Почти полчаса, нужно же было собраться. Но, к счастью, почти все оказалось не разобрано с прошлого года… Ну и как?

– Что как? Ах, да, так уж и быть, доставлю тебя на Синоль.

Ор сбросил с плеча рюкзак и сел рядом со мной на траву. Он снова улыбался:

– А Рель где?

– Собирается, но уже скоро будет тут.

Рель появился буквально через минуту, и без Сережки, который очевидно внутри дома дожидался завершения отпущенного им часа. Он, как и Ор, был в шортах и безрукавке, и с почти таким же рюкзаком. Увидев Ора, он заулыбался. Ор же вскочил на ноги и подошел к нему. Они поздоровались каким-то сложным способом, а потом коротко обнялись.

– Ор, откуда ты тут взялся?

– Отправлюсь вместе с вами на Синрарнир.

– Но ведь тебя… ты…

– Сейчас полностью здоров. Меня вылечили на "Игле".

– Вот здорово, что ты снова с нами.

– У тебя проблемы?

Рель только кивнул, соглашаясь с ним.

– Рель, если потребуется, я за тебя поручусь.

– Спасибо, Ор.

В это время из дому появился и Сережка, на пару минут раньше назначенного времени. Подойдя к мальчишкам, он представился:

– Я Сергей, будем знакомы.

– Это Ор, - представил мальчишку Рель, - мой… друг. А это Сережка, мой…

– Двоюродный дед, - закончил Сережка и рассмеялся.

Они обменялись рукопожатиями, а потом все направились ко мне.

– Мы готовы, - сказал Рель.

– Если готовы, то располагайтесь, - я кивнул в сторону дисколета и принялся натягивать на себя полетную повседневку.

Как только мы поднялись в воздух, Ор насел на Реля, требуя объяснить, что же все-таки произошло. Помрачневший от этого Рель рассказал. Конечно, не больше того, что Ор уже знал от меня. Но Ор наверняка хотел, чтобы это сказал сам Рель. И они этим занимались весь полет. Сережка же все это время наблюдал за проплывающей под нами Латой.

Я посадил дисколет в том же самом месте, что и в прошлое свое посещение Синоля, неподалеку от лагеря "Белых птиц". Нашу посадку на этот раз заметили. И едва мы успели выйти из кабины, как оказались буквально окруженными веселой толпой. Нас весело приветствовали, а кто-то даже выкрикнул:

– Да здравствует Земля.

Ор почти со всеми здоровался как со старыми друзьями, которых давно не видел. Рель же, а вместе с ним и Сережка, держались отчужденно. Вот так, в сопровождении весело галдящей толпы, мы дошли до лагеря, где нас встретил уже знакомый мне командир Вим, который улыбался во все лицо. Он протянул мне сразу обе руки, и мы поздоровались в принятой на Лате манере, а потом и по-земному, рукопожатием. Потом он сердито посмотрел на окружающую нас толпу:

– А ну, марш заниматься делом. А то веселитесь тут и бездельничаете. Устрою я вам вместо праздника что-нибудь другое.

– Не имеешь права, - сказал кто-то сзади.

– Вполне имею. А ну марш, и чтобы через два часа все было готово.

Все разошлись. Не сразу и не очень быстро, но разошлись.

– Объясни мне, - спросил я, - что за праздник сегодня.

Он сначала недоуменно посмотрел на меня, но тут же улыбнулся и сказал:

– Ах, да, вы и не знаете. Пятьдесят лет назад, в этот самый день, была провозглашена Единая Лата, мы называем этот праздник днем Объединения Латы, или просто днем Объединения. Сегодня мы работали до обеда, а вечером будем праздновать.

– Хорошо хоть, что я не прервал вашей работы… Кстати, я к вам кое-кого привез, - сказал я, делая шаг в сторону.

– Уже видел, - сказал он улыбаясь.

Больше всего рад он оказался Ору, с которым даже обнялся от избытка чувств, а потом негромко спросил:

– Как у тебя со здоровьем, Ор?

– Здоров, без каких бы то ни было ограничений и оговорок, спасибо Земле, - ответил он и добавил тихо, - скоро у нас вообще не будет больных.

– Ну и хорошо, хорошо, что ты вернулся.

Оторвавшись от Ора, Вим обратил свое внимание на Реля:

– Вернулся?

– Да, я хочу, чтобы меня приняли обратно, и прошу об этом.

– Ну и хорошо, давно бы следовало, а то обиделся, понимаешь ли, на всех.

Рель ничего на это не ответил, а Ор сказал:

– Я поручусь за него.

Вим кивнул и посмотрел на Сережку. Тот нисколько не смутился и сказал:

– Я хочу просить, чтобы меня тоже приняли в группу. Меня зовут Сергей Дайский, я с Дивера.

Вим улыбнулся и протянул ему руку:

– Рад познакомиться с еще одним землянином. Но кто тебя может порекомендовать?

– Если Рель не в счет, то больше некому. Разве что Вик, - он посмотрел в мою сторону, - больше меня здесь никто достаточно хорошо не знает.

Вим посмотрел на меня и спросил:

– Вы рекомендуете?

– Его я знаю с тех пор, как он родился. Эта личность иногда вредная, очень часто обидчивая, почти постоянно нахальная… Он мой двоюродный брат, и не знаю, могу ли я его куда-то рекомендовать. Но доверять ему вы вполне можете.

– Этого более чем достаточно, капитан, - улыбнулся Вим. - И еще, хочу вас сразу же спросить.

– Спрашивай.

– После того, как вы в прошлый раз побывали у нас, вся наша группа хотела бы просить вас стать нашим почетным членом, если вы согласны.

– Какой уж из меня почетный член.

– Как какой? Известный всей Лате. Вы не хотите.

– Ну, это зависит от того, какие обязанности это наложит на меня.

– Никаких, ну, практически никаких. Разве что время от времени навещать нас.

– Ну, если так, то согласен.

После этого Вим предложил нам осмотреть то, что сделала в этом году группа. И мы почти два часа ходили по очищенной земле - от берега и до еще не уничтоженных мертвых джунглей. Ближе к берегу уже были произведены посадки и высеяна трава, и этот участок выглядел живым и даже веселым, нет, не просто выглядел, он и был живым. Ну а мертвые джунгли производили тяжелое впечатление.

Когда же мы вернулись в лагерь, Вим быстро собрал всех ребят и организовал собрание, которое открыл сам же.

– Нам сейчас нужно решить несколько вопросов, которые лучше не откладывать.

– Вим, не тяни, - донеслось откуда-то сзади.

– Я не тяну. Во-первых, сегодня к нам вернулся Ор Тостьись, который вылечился и снова может быть с нами. Ор, тебе слово.

Ор встал рядом с Вимом и сказал.

– Я очень рад, что снова с вами. Просто счастлив.

Сказав это, он прошел вперед и сел среди ребят - свой среди своих. В это время поднялась девчонка лет четырнадцати и, обращаясь ко мне, сказала:

– Виктор Кириллович, после того, как вы побывали у нас в прошлый раз, вся наша группа решила просить вас стать нашим почетным членом. И сейчас все мы очень просим.

– Сочту это за честь, - сказал я и коротко кивнул головой.

Тогда она подошла ко мне и, улыбаясь, прицепила мне на воротник точно такой же значок, какой я видел у Ора. И, взяв за руку, увлекла в ряды "птиц". Вим же тем временем сказал:

– Вопрос третий, дело Рэя Альись-Стрельцова.

Рель встал рядом с Вимом и сказал:

– Ребята, я прошу, чтобы вы приняли меня обратно. Я не могу без вас, не могу без дела. Я обещаю, что больше никогда не нарушу своего слова, чего бы это мне ни стоило.

– Решайте, - сказал Вим.

Реля обсуждали долго, но спокойно, и то, что высказывалось, очевидно, было обдумано уже давно. В конце концов, все сошлись на том, что ему нужно дать еще один шанс, если найдутся люди, которые поручатся за него.

– Кто может за него поручиться?

Тут же взметнулся добрый десяток рук, чего Рель наверняка вообще не ожидал, настолько он выглядел при этом изумленным. Первым поднялся Ор и сказал.

– Я, Орверит Тостьись, поручаюсь за Реля Стрельцова.

То же самое сделали и другие, а в заключении и сам командир сказал:

– Я, Вимерит Фусьись, тоже поручаюсь за Реля. И думаю, что на этом вопрос уже решен. Рель снова с нами. Верните ему значок.

Мальчишка лет двенадцати, сидевший с краю, открыл небольшой чемоданчик и, вытащив оттуда бумажный конверт, передал конверт Релю. Но как только он вытащил из бумаги значок, от него потребовали клятвы. Рель тут же ее произнес, спокойно и без запинки. После этого Ор увлек его к ребятам.

– Четвертый вопрос, - сказал Вим, - к нам поступила просьба о зачислении в группу. Конечно, сейчас для этого не время, и это не совсем по правилам, но думаю, что в виде исключения мы ее рассмотрим.

Он кивнул Сережке, который тут же встал рядом с ним, сказал кто он и откуда, и изложил просьбу.

– Какие будут вопросы? - спросил Вим.

– Кто из "птиц" может тебя рекомендовать? - тут же прозвучал первый вопрос.

– На Лате я человек новый, еще и двух месяцев не пробыл. Мало кого знаю, и мало кто знает меня. Меня мог бы рекомендовать Рель Стрельцов, но, насколько я понимаю, он и сам под поручительством, и рекомендовать не может. Еще меня мог бы рекомендовать Вик Стрельцов, но не знаю, есть ли у него здесь такое право.

– О рекомендациях поговорим позднее, - сказал Вим. Какие еще будут вопросы к Сергею.

– Пусть расскажет о себе поподробнее, - сказал кто-то из младших "птиц".

Сережка улыбнулся:

– Ну, обо мне много не расскажешь. Родился я семьдесят три латянских года назад в поселке при Главном Космодроме планеты Дивер из системы двух солнц…

Сережка вкратце и по порядку рассказал о своей жизни и увлечениях, и с этим рассказом уложился в двадцать минут. Потом были и другие вопросы, некоторые не совсем приятные. Но на все их он отвечал прямо и честно, что меня несколько удивляло. Потом был задан такой вопрос:

– Зачем ты хочешь вступить в нашу группу?

– Отвечу неоднозначно, в порядке важности для меня самого: Во-первых, чтобы быть с Релем, во-вторых, чтобы хоть как-то помочь планете, которая нас приютила. А в-третьих, чтобы заняться хоть каким-то серьезным делом.

Этим ответом ребята были удовлетворены, и больше вопросов не последовало. Тогда Вим обратился ко мне:

– Виктор, вы рекомендуете Сергея?

– Да, - сказал я, - я считаю, что его пребывание среди вас окажется полезным как вам, так и ему.

– Какие вопросы будут к рекомендателю?

– Что вы еще можете сказать о Сергее?

– Я коротко сказал, что о нем думаю, не упуская его слабых мест, от чего он только немного краснел, а потом смеялся со всеми за компанию. Закончилось это тем, что Вим сказал:

– Думаю, что этого вполне достаточно. Я предлагаю принять Сергея Дайского в нашу группу. Кто за это?

Против не оказалось никого, и тогда он спросил у Сережки:

– Знаком ли ты с нашими Уставом и правилами?

– Да, знаком.

– Согласен ли с ними?

– Иначе не был бы тут… Согласен.

– Нашу клятву знаешь?

– Да, - сказал он и произнес эту самую клятву. После чего и был объявлен одним из членов группы "Белые Птицы Гэзда".

И после всего этого Вим распустил это собрание, попросив двоих вернувшихся и одного "новенького" задержаться. И я тоже естественно задержался.

– Вопрос в том, куда вас определить. Все десятки у нас полностью укомплектованы… Ну, Ора, в виде исключения, согласна взять одиннадцатым его десятка.

– Одиннадцатый - лишний, - сказал Ор, - не хотел бы я быть таким лишним и, тем более, если из-за меня лишним окажется кто-то другой. Ну и еще есть одно обстоятельство - я хотел бы быть в одной десятке с Релем.

Вим рассмеялся и сказал Релю:

– Да, несмотря на все твои недостатки, ребята тебя любят… тогда все вы пойдете в "отстойник", и если сумеете сколотить там еще одну десятку, то честь вам и хвала.

– Кто сейчас "вождь" "отстойника"? - спросил Ор.

– Ют Ротись.

Рель демонстративно поморщился, но вслух ничего не сказал. Ор же спросил еще:

– Сколько человек сейчас в отстойнике?

– С вами будет двадцать два человека.

– Наше дело не безнадежно, - сказал Рель после этого.

– Но только сразу предупрежу тебя. Нам никакие конфликты не нужны, как бы вы с Ютом не относились друг к другу. Он будет над тобой командиром, и ты будешь обязан безропотно выполнять все его распоряжения. Тебе ясно?

– Ясно.

– Тогда обещай.

– Даю слово.

– Ну все, можете быть свободными.

Рель подхватил Сережку под руку, и они тут же исчезли. Тогда и я сказал:

– Хорошо тут у вас, но и мне уже пора.

– Разве вы не останетесь у нас на вечер. Мы тут кое-что устраиваем. Тут будут и "Пещерные Змеи" и тридцать второй отряд СК. Мы тут решили даже небольшой концерт устроить, вам это интересно будет, гарантирую.

– И когда это все начнется?

Вим посмотрел на часы и сказал:

– Через пять часов, вечером.

– Рад бы остаться, но не могу, дела. Но, если получится, то через пять часов постараюсь вернуться. А сейчас мне действительно пора.

– Я вас провожу, - сказал Ор.

– Если хочешь.

Я вернулся на "Иглу", и еще раз удивился темпам проводимых на ней работ. Получалось, что не завтрашним утром, а сегодняшней ночью можно будет приступить к установке контейнеров в первом ангаре, а к концу завтрашнего дня можно уже будет принимать пациентов. Рив привлек к работе еще несколько десятков людей и сумел так организовать всех, что работа ускорилась. Что-что, а большой опыт организатора у Рива вне всяких сомнений был. Рива я нашел в рубке "Иглы", где он о чем-то неспешно беседовал с Рэем. Но как только я туда вошел, Рэй сказал:

– Ну, вроде бы и все, пока, - и исчез с экрана.

Посмотрев на меня, Рив сказал:

– Завтра, во второй половине дня, наш лазарет примет первого пациента.

– Я поражаюсь. Ты велик. Так организовать работу. Ты должен научить меня такому.

– Просто это опыт, это моя работа.

– Ну ладно, ладно. Что вы с Рэем обсуждали?

– Проблему удобства.

– В каком смысле?

– Если все оставить, как есть, то удобства для пациентов практически не будет. Корабль тесен, а эта база для такого просто-напросто не предназначена. Остается одно из двух: либо быстро соорудить рядом с "Иглой" все необходимые для удобства здания и сооружения…

– Либо переместить "Иглу" в непосредственную окрестность уже имеющихся зданий.

– Да, ты прав.

– Я согласен, что переместить корабль гораздо проще, и согласен его переместить. Но вот только куда? Указывай.

– Мы это уже обдумали. Лучше всего было бы посадить "Иглу" на территорию медицинского центра в окрестностях Гэзда, но это не проходит - там слабые грунты. Перемещение на другой материк отвергается. Лучшим вариантом мне представляется уже знакомый тебе санаторий "Эйкан".

– Пусть будет так. Когда желательно туда переместиться?

– Сейчас. Я уже все согласовал и ждал тебя.

– Ну и тем лучше. Нужно только проинструктировать людей на борту и отправляться.

– Уже проинструктированы.

– Ты, как я погляжу, уже все предусмотрел.

– Стараемся.

– Ну что же, тогда начнем.

Я снял с шеи цепочку со стартключом и вставил его в гнездо на пульте. Одновременно с этим вызвал Рэя.

– Начинаем подготовку к взлету. Запускай второй и четвертый эстроны, о готовности доложи.

– Есть, капитан.

Я и сам начал опрос и проверку систем звездолета по предстартовой циклограмме. И успел закончить его, когда Рэй доложил, что реакторы вышли на режим. После этого я включил связь с диспетчерской базы и попросил разрешения на взлет. С той стороны, после короткого замешательства, это разрешение дали. Тогда я включил внутреннюю связь:

– Говорит младший капитан Стрельцов. Через десять минут "Игла" стартует, чтобы переместиться на новое место. Перелет будет непродолжительный, и, скорее всего, вы его не ощутите, но, все-таки, прошу вас занять места согласно данной вам инструкции и доложить мне.

Рив всех проинструктировал достаточно хорошо, и уже через пять минут все доложили, что к старту готовы. Дождавшись назначенного мною же времени, я на тяге гравидвигателей поднял "Иглу" с посадочной площадки и направил ее вверх по пологой дуге, а потом уже довольно быстро вниз. Такой маневр назывался подскоком. Подскок вывел корабль как раз на территорию санатория. На высоте в полкилометра я заставил корабль зависнуть и обратился к Риву:

– Надеюсь, что ты уже согласовал и то место, где тут должна встать "Игла".

– Разумеется, - и он указал на вычерченный Рэем на экране зеленый треугольник, - вот это оптимальное место размещения "Иглы".

Тем не менее, при помощи приборов я тщательно проверил место, которое было для меня намечено, осторожность не повредит. И только когда приборы показали, что почва на намеченной точке способна выдержать вес корабля, я медленно и аккуратно опустил туда звездолет.

Тарелки двух опор встали на довольно большую лужайку, безжалостно проминая при этом мягкую почву до более прочного скального основания. Третья же опора угодила на обсаженную деревьями дорожку, но ни деревья, ни покрытие, ничуть не задержали ее, огромный вес корабля вдавил ее в землю, как и две другие. Убедившись, что все в порядке, я включил внутреннюю связь:

– Перелет завершен, можете продолжать прерванные дела.

Сейчас "Игла" стояла всего лишь в какой-то сотне метров от главного здания санатория, во много раз возвышаясь над ним. На одном из экранов Рэй дал приближенное его изображение. Почти из каждого окна смотрели на корабль удивленные лица - детские, да и не детские тоже.

– Смотрят, словно на какое-то чудо.

– А разве это для них не чудо?

– Наверно чудо, так оно и есть. Ну и что дальше, Рив?

– Дальше мы все здесь сделаем и организуем сами.

– Ну и хорошо. Но мог бы и немного просветить.

– Этот санаторий будет превращен в своего рода приемный покой при корабельной клинике, это на самом первом этапе. Далее же здесь планируется построить первый и самый крупный медицинский центр, основанный на земной технологии. Проект уже разрабатывается в ускоренном темпе одним из наших проектных бюро под руководством Рэя. Рэй, покажи командиру предварительные наброски.

– Не нужно, - остановил его я, - Рэю я доверяю.

– Спустимся, - предложил Рив.

Я только кивнул, соглашаясь с ним. Мы покинули рубку и, воспользовавшись лифтом, спустились на поверхность. Опоры корабля углубились в почву даже сильнее, чем я ожидал. Так, что вход на опоре оказался ниже уровня земли. Но уже был развернут металлический трап, по которому мы перешли на почву Латы. Посмотрев на оставленные опорами вмятины, Рив сказал:

– Почти постоянно забываю, сколько весит "Игла". А она почти в три раза тяжелее наших ракет, сопоставимых с ней по размерам.

Мы не торопясь обошли место посадки. "Игла" нависала над нами горой металла. Особенно это было заметно по сравнению с местными зданиями. Опоры были выдвинуты на всю длину, а корма даже не касалась вершин оказавшихся под кораблем вовсе даже не маленьких деревьев. На космодроме размеры корабля скрадывались пустым пространством, а вот здесь хорошо ощущались.

Спустя несколько минут показались и люди. И как оказалось, они были из команды Рива. Рив отдал им несколько коротких и непонятных непосвященному распоряжений. Они кивнули в ответ, но уходить не спешили, а с интересом рассматривали звездолет. Рив же повернулся ко мне:

– Все в порядке и идет по плану, нашего личного участия пока не требуется.

На этот раз я уже ничего не возразил ему, а только молча согласился. Тогда Рив спросил у меня:

– Кстати, Вик, по-моему, сегодня тебя не было дольше, чем требовалось на то, чтобы развезти ребят по домам.

– Причем весьма значительно дольше, - улыбнулся я, - я отправил Реля на Синоль, а вместе с ним увязался и Сережка.

– И у мальчишки не нашлось никаких возражений?

– Были, но его удалось переубедить.

– Не натворил бы он чего-нибудь снова.

– Думаю, что дома для того, чтобы что-то натворить, у него было гораздо больше возможностей.

– Но меньше зрителей… Не наделал бы он глупостей, стремясь доказать всем, что он полностью исправился.

– Так ты что, против того, что он вернулся?

– Конечно же нет, просто излагаю стариковские сомнения.

– Кстати, Рив, почему ты мне не сказал, что сегодня на Лате праздник?

– Сказать честно, у меня самого сначала это просто вылетело из головы. К тому же, насколько я тебя знаю, у тебя так же, как и у меня мало любви к официальным мероприятиям. Но если ты все же хочешь в них поучаствовать, то еще не поздно все устроить. Ну как?

– Ты прав, участвовать в официальном праздновании у меня нет ни малейшего желания, особенно если на меня опять будет смотреть вся планета и ждать от меня непонятно чего. И если уж я не получил официального приглашения, то сам навязываться не буду.

Рив улыбнулся:

– А, между прочим, тебя собирались пригласить. Наш совет и наш дорогой председатель Яс. Но я объяснил ему, что тебе пока не до этого.

– Благодарю за заботу обо мне. Но все-таки одно приглашение я успел получить.

– От "Белых Птиц"?

Я только кивнул в ответ.

– И ты, я надеюсь, хотя бы догадался не отказаться?

– Почти что. Точнее говоря, высказался неопределенно.

– Тогда отправляйся. И не забудь надеть самую лучшую из парадных форм, что у тебя есть.

– Отправиться-то я и так собирался, если только здесь ничего непредвиденного не случилось. Но вот парадная форма в том обществе, по-моему, просто неуместна.

– Послушай старших, Вик, и поблагодари за совет, когда его выслушаешь.

– Я весь одно внимание.

– Я тебе уже объяснял, как возникли летние группы. Так вот, эти самые группы действуют согласно уставу СК. А согласно этому уставу, все мероприятия начинаются с общего построения. И сегодняшнее празднование не будет исключением. И если ты не опоздаешь, чего бы я не рекомендовал, то тебе придется принимать это самое построение. Непременно придется, а, будучи не в форме, это делать не очень-то сподручно.

– Почему ты так в этом уверен?

– Я не уверен, а абсолютно точно знаю. Просто построение обязан принимать самый старший по званию из присутствующих. Разумеется имеющий звание "Солнечного Клинка".

– Но я-то как раз его и не имею.

– Вот тут-то ты как раз и ошибаешься. Надеюсь, что ты помнишь свою высадку на Алью?

– При чем тут это, тогда я пользовался своим подлинным именем и званием.

– Но насколько известно мне, а мне известно немало, тогда тебе было временно присвоено звание полковника. Ну а уж потом это звание было утверждено официально, хотя ты об этом и не знал.

– Ну даже если это и так, то какое отношение это имеет к "Солнечному Клинку".

– После того, как нами был создан СК, все герои вакских войн были объявлены бойцами СК в званиях на одну ступень выше.

– Посмертно?

– Не только.

– Ну, хоть на этом спасибо.

– Так что ты считаешься генералом СК. И даже если ты этого не знаешь, то все другие, поверь мне, знают. А уж коли знают, то если ты будешь там, то тебе и принимать их построение. Отказ будет воспринят если не как оскорбление, то как неуважение.

– Утешил, называется. Ну да ладно, спасибо за информацию. Кстати, может быть, составишь мне компанию.

– Ну уж нет, уволь, подобные компании сейчас не для меня. К тому же я обещал сегодня присутствовать совершенно в другом месте, если у меня появится для этого возможность, - он кивнул головой в сторону корпусов "Эйкана", - так что до завтра, Вик.

Он неторопливо пошел вперед, я же снова поднялся на "Иглу". Оказавшись в своей каюте, я позвал Рэя и спросил у него:

– Только сейчас узнал, что, оказывается, меня тут произвели в генералы "Солнечного Клинка". Ты об этом знал?

– Разумеется, командир.

– Почему тогда не сообщил?

– Я еще много чего тебе не сообщил, потому что очень долго пришлось бы сообщать, я же сообщал только самое важное.

– Разве это не важно? Кем тогда еще успели провозгласить меня на этой планете? Ну да ладно, никогда бы не подумал, что буду когда-нибудь инопланетным генералом… Рэй, если тебя не затруднит, подготовь для меня парадную форму.

– Младшего капитана или инопланетного генерала?

– Может быть, меня кто-то и считает генералом, но не я сам. Подготовь мою парадку, а то имеющийся комплект остался в Гэзде.

– Заказ выполнен

Я вернулся на Синоль немного раньше, чем через пять часов. Еще сверху я заметил, что в лагере "птиц" стало значительно многолюднее, чем во время моего дневного визита. А на берегу стояли два вертолета с эмблемами СК. Сделав над лагерем круг, я опустил свой дисколет по соседству с этими вертолетами. Мое прибытие не осталось незамеченным, но и не вызвало такого эффекта, как в прошлый раз. Ну это-то как раз потому, что на этот раз меня ждали. Меня встретили Вим и мужчина лет двадцати двух на вид в форме лейтенанта СК. Этот второй отдал мне честь в принятой на Лате манере и представился:

– Второй лейтенант Тинерись, командир тридцать второго отряда "Солнечного Клинка".

Я ответил в принятой на космофлоте форме и тоже представился:

– Младший капитан Стрельцов, капитан крейсера "Игла", космофлот Земли.

– Рад с вами познакомиться, капитан. Надеюсь, вы не откажетесь принять наше праздничное построение?

– Буду рад, но только если вы подробно объясните, что от меня при этом потребуется.

– О, ничего особенного…

И я принял их построение, в ходе которого мне пришлось выступать с праздничным приветствием. Но на этом официальная часть к счастью закончилась и началось собственно празднование. При первой же возможности я избавился от парадки и почувствовал себя раскованнее. В общем, вечер получился неплохой. И на корабль я вернулся уже ночью.

Первым делом проконтролировал ход работ, которые, как оказалось, приближались к концу, опережая даже те сроки, которые называл Рив, не говоря уж о тех, которые поначалу назначал я сам. Потом я прошел в медотсек. Там тоже шла работа. Рэй проводил две операции. А в контрольной по-прежнему был Гил.

– Гил, ты все еще здесь? Ты что, совсем не устаешь?

– Просто я уже успел отдохнуть. Днем, когда вас не было.

Я только кивнул и сел во второе кресло. Немного понаблюдал за операцией на столе. Пациент там был уже другой. Снова мальчишка, лет тринадцати на местный счет. Еще немного помолчав, я сказал:

– Если не случится ничего непредвиденного, то завтра к полудню, самое позднее, работы будут закончены… Никогда бы не подумал, что люди, в общем-то непрофессионалы в данной области, могут работать так быстро.

– Они бы работали еще быстрее, если бы не боялись допустить ошибку… Просто они борются со всепланетной бедой… Мало кого миновало это горе, не прямо, так косвенно…

– Как мне стало известно, не миновало это и меня, хотя я об этом и не знал.

Гил довольно удивленно посмотрел на меня:

– Вас?

– Одного из своих внуков я так никогда и не увижу.

– Извините, но я как-то забываю, сколько вам лет.

– Говорят, что человеку столько лет, на сколько он выглядит… отчасти они правы… Но я видел первый взрыв последней войны, будучи таким же, как сейчас. Так что то, что у меня есть внуки, не представляет ничего удивительного. Но и извиняться не нужно, я и в самом деле выгляжу сейчас как мальчишка.

Он слегка улыбнулся, и в его облике промелькнуло что-то смутно знакомое.

– Мне сейчас показалось… Извини, но не знал ли я кого-нибудь из твоих предков?

– Мне казалось, что я на него ничуть не похож, да и не мне одному. Отца моей матери звали Эв Оенч.

– Ты внук Эва. Что же ты мне ничего не сказал?

– К слову не пришлось. Да и к чему это было… Лишний раз напоминать о том, кого уже нет с нами.

Я уже знал, что Эв умер десять лет назад, сказались последствия полученных на вакской войне ран, это не было для меня новостью. И Гил действительно внешне нисколько не походил на своего деда. Но все-таки какое-то сходство явно ощущалось, почти что на подсознательном уровне. Я помнил Эва, разве я мог не помнить. Но почему-то, вспоминая его, я представлял себе не того немного стесняющегося, но все-таки уверенного в себе молодого человека, каким был Эв на "Игле", а того изможденного грязного мальчишку, каким я его увидел в подземном Альке. Обо всем этом я и сказал Гилу. Он только кивнул:

– Дед часто вспоминал вас, особенно напоследок. От него я и знаю вашу подлинную историю.

Сказав это, Гил немного помолчал, а потом начал рассказывать о себе. Он родился вполне нормальным ребенком и почти двенадцать лет не знал ни огорчений, ни больших забот. И тут, на очередном медосмотре у него были обнаружены первые признаки надвигающейся болезни. А он тогда даже не верил тому, что болен. Явной же болезнь стала только спустя год. Последовавшие за этим несколько лет были для него сплошной борьбой за собственную жизнь. Все меньше в нем оставалось естественного, и все больше появлялось искусственного. И именно тогда он решил стать врачом. Школу он закончил на три года раньше положенного срока. Медицинский факультет за два с половиной вместо пяти. Дальше была работа, работа и работа. Ему удалось разработать несколько новых методик лечения. За это, а так же за фундаментальные исследования в области генетики, он получил признание в науке. Ну а собственная его болезнь не была вылечена, а, будучи только подавленной, она время от времени давала о себе знать. Вся жизнь этого человека проходила в борьбе за жизни: и собственную, и чужие. И еще несколько Дей назад он даже не надеялся увидеть конец этой борьбы. А если и была какая-то надежда, то она не была никаким образом связана с пропавшим много лет назад земным звездолетчиком.

На следующий день, к полудню сооруженный на корабле госпиталь был уже полностью готов. Мы вместе с прибывшим утром Ривом закончили последние проверки, которые впрочем, не выявили ни одной серьезной ошибки. Так, некоторые мелочи, которые устранялись нами по мере обнаружения. За десять минут до полудня мы закончили.

– Ну что, Рив, вроде бы все в порядке, можно начинать.

– Нужно начинать, сам понимаешь, чем обернется в нашем случае промедление.

– Рэй, - обратился я к третьему члену нашей комиссии, - предай в "Эйкан", что могут начинать.

– Хорошо, командир, передаю.

– Для них работа началась еще ночью, - сказал Рив, - все самые тяжелые и безнадежные пациенты доставлены в "Эйкан" с трех материков… Кто-то из них не дождался нескольких часов.

В ответ я только промолчал, потому что мне было нечего ответить на это. Несколько минут, впрочем, не так уж и много, мы молчали. До тех пор, пока на борт не подняли первого пациента. Это был совсем еще маленький мальчишка, который был при смерти, несмотря на работу нескольких искусственных органов. Доставившие его сюда врачи уже были обучены Рэем в спецтренажере и поэтому действовали быстро и правильно. Они быстро освободили его от трубок и капельниц, так же быстро уложили его в выдвинутый Рэем контейнер, который тут же закрылся и убрался обратно.

– Будет жить, - коротко прокомментировал его состояние Рэй.

А тем временем была понята тележка с еще одним пациентом. Выкатив ее из лифта, врачи закатили на ее место пустую.

Мы с Ривом пробыли в госпитале еще наверно с полчаса. А, убедившись, что все идет нормально, покинули его. Расположились в кают-компании. Рив выглядел очень усталым, что было совсем даже неудивительно:

– Да, дело сделали немаленькое.

– Никогда бы не поверил, что такую работу можно сделать так быстро. Даже Рэй этим удивлен.

Рив улыбнулся в ответ на эти мои слова:

– Хорошо, что мы еще можем удивляться… Вик, люди способны на многое, когда под угрозой жизнь их детей и внуков… Хотя это и не всё… Чем сейчас ты намерен заняться?

– Пока продолжу начатое, на полпути я останавливаться не намерен. Вся медицинская технология, находящаяся в нашем распоряжении, будет передана вам. Я так решил… Жизни людей - не та вещь, которой можно играть или в невмешательство, или в гордость. Насколько я понял, вы не отказываетесь принять это знание?

– Да, было специальное заседание, как академии наук, так и правительства. Были и возражающие, но они остались в меньшинстве. Мы согласны принять ваше знание, но на себя накладываем ограничения в его распространении. В том смысле, что использоваться оно должно только по назначению и не оказывать влияния на прочую науку Латы.

– Вы неисправимы, - улыбнулся я, - сделай кто в свое время Земле такое предложение, не смогли бы наверно от нас отбиться… Но может быть вы и правы… И все же, Рив, "Игла" уже нанесла Лате свой укол, хотите вы того или не хотите…

– Вик, не надо возвращаться к этому. Я еще раз признаю, что если бы не "Игла", то Лата не была бы такой, какая есть сейчас… На главном вычислителе Латы несколько лет назад нами был произведен эксперимент по моделированию прошлого, его неосуществленных вариантов. В некоторых из них было сделано допущение, что "Игла" не прибыла на Лату… В самом лучшем из таких вариантов мы откатывались бы до феодализма, а в худшем…

– Рив, а вы моделировали будущее?

– Для этого и был создан главный вычислитель… Прогнозы будущего до последних дней были довольно неутешительными. В лучшем случае, если бы не было резкого прорыва, нас ожидал бы застой, а, скорее всего упадок.

– Но почему ты мне об этом сразу не сказал?

– Об этом знают лишь несколько человек на планете… Мы старались надеяться на лучшее, и заставляли себя не думать об этом. Ты думаешь, мы смирились с этим? Нет. Сейчас больше четверти ресурсов планеты брошено на науку, и это при том, что еще не до конца восстановлено то, что должно быть восстановлено… Мы рассчитывали на то, что прорыв обязательно будет.

Несколько минут мы молчали. Потом Рив сказал:

– Вик, ты выглядишь усталым. По-моему, тебе не помешало бы отдохнуть.

– Если уж я выгляжу усталым, то каким выглядишь ты?

– Наверно очень усталым, и если ты не возражаешь, я сейчас отправлюсь отдыхать, чего и тебе советую.

– Я слетаю до Синоля, навещу Сережку и Реля. Ну и отдохну за одним же.

Я медленно вывел дисколет из ангара, сделал виток вокруг звездолета. Работа на территории "Эйкана" кипела вовсю. Выравнивались площадки, кое-где возводились какие-то легкие и явно временные конструкции. Всего какие-то часы прошли, часы, а не дни, и мало что осталось от той многолетней ухоженности, что окружала санаторий до появления здесь "Иглы". Она уничтожалась новым строительством, уничтожалась безжалостно. Немного посмотрев на все это, я все же отправился туда, куда и собирался.

На Синоль я прибыл уже далеко за полдень. Это был рабочий день, и лагерь "Белых Птиц" был практически пуст. Там были только трое дежурных, от одного из которых я узнал, что Реля и Сережку вместе со всем "отстойником" я могу найти в двух километрах восточнее, на берегу, где они заняты очисткой пляжа.

Но туда я не стал торопиться, там то уж покоя явно не будет, а для начала было бы неплохо спокойно искупаться, что я и проделал. Но мое сюда прибытие незамеченным не осталось. И уже через десять минут прибежал Сережка (я уже как раз выбрался из воды). Сережка, как и я, был сейчас в одних плавках, и я отметил, что за эти несколько дней он успел поднабраться загару.

– Витька, привет, надолго сюда?

– Как получится, может даже до вечера.

– Пойдем к нам. Мы сегодня тут, недалеко, пляж прочищаем.

– Здесь вроде пляж нормальный.

– Здесь-то уже давно очищенный. А так - всякой дряни полно. И дерево, и пластик и металл. В свое время тут в океане много чего плавало.

Подойдя к дисколету, я оделся в шорты и безрукавку. Оставаться под таким солнцем неприкрытым я пока еще не рисковал.

– Ну и как тебе тут, Сереж?

– Нормально, полный порядок. Все ребята просто замечательные. Я наверно уже со всеми не просто познакомился, а подружился… Самому себе не верю, ведь это чужая планета, а ребята эти самые, что ни на есть настоящие инопланетяне, - Сережка даже хохотнул, - помнишь, как мы с тобой на Дивере придумывали инопланетян?

– Как не помнить, - улыбнулся я, - все как один они были жуткими монстрами… Как Рель?

– Еще не совсем, но уже лучше… Как у вас дела?

– Запустили госпиталь, чуть больше часа назад. После этого я почти сразу сюда отправился.

– Тут среди ребят такие обсуждения интересные по этой теме.

– И какие, например?

– Да все больше о том, следует ли Лате принимать помощь чужой планеты или не следует.

– Значит, не только правители это обсуждают… Ну и к какому мнению ребята склоняются?

Сережка улыбнулся:

– А к тому, что Земля - уже не чужая планета.

– Вот даже как. Ну что же, рад это услышать.

Встретили меня ребята дружными возгласами. На приветствия я ответил своим приветствием, и без каких бы то ни было разговоров, подключился к их работе. Пляж здесь и на самом деле был довольно сильно замусорен. Хоть большая часть этого мусора и была убрана техникой, но убрать все технике не под силу. То, что я принялся им помогать, все восприняли без малейшего удивления. Но и для меня, после объяснений Ога, это не было удивительным. Прошло наверно немногим больше часа, когда был объявлен небольшой перерыв. И ко мне сразу же подошел парень, который этот перерыв объявил:

– Капитан, можно с вами побеседовать?

– Разумеется, Ют.

– Отойдем.

Юту Ротись было лет четырнадцать-пятнадцать. От других ребят из "Белых Птиц" он отличался постоянной серьезностью, если даже не сумрачностью, да еще головным убором в виде "по-пиратски" повязанной косынки. Мы отошли в сторону от бросившихся в море ребят. И Ют, очевидно, не знал, с чего же начинать предложенный им же разговор. И в этом я решил ему помочь.

– О чем ты хотел со мной поговорить?

– Естественно о Реле, о ком же еще другом.

– Ну, например, о Сережке, он мне гораздо лучше знаком.

Тут Ют все же улыбнулся и, надо сказать, что улыбка очень сильно его изменила, а я и не ожидал, что он улыбнется, что он вообще улыбается.

– О Сереге говорить не надо. О нем я не беспокоюсь. Парень что надо, всем здесь по душе пришелся: и мальчишкам, и девчонкам, и старшим, и младшим. А вот Рель…

– Он чем-то опять провинился?

– Да нет. Я не думаю, что и в прошлый раз он чем-то провинился. Не в этом дело. Я боюсь за него. С ним может случится всякое… и, по-моему, даже не может не случиться.

– Почему ты так считаешь, Ют?

– Потому что не стоит пытаться соединить несоединимое… Вы, капитан…

– Называй меня на "ты", и по имени.

– Хорошо. Вот ты, Вик, наверно уже знаешь, чем отличаемся вы и мы, земляне и латяне. Нет, не внешне, тут все почти один к одному с несущественными поправками, а внутренне, - он дотронулся себе до лба.

– Не до конца, Ют. Хотя в этом вопросе меня уже пытались просветить… Понятия, которыми мы пользуемся, не идентичны: долг, просьба, честь, ответственность, обещание и клятва.

– И еще многое другое… У нас уже иногда говорят: "Поступить по-землянски" в противовес "по-старому". Еще во время последней войны наше правительство поступило по-землянски, поэтому мы сейчас и существуем. И еще, тогда всем стало ясно, что по-старому вести себя уже нельзя. А Рель, по крови он и латянин, и землянин… и хочет быть и тем, и тем по максимуму: более землянином, чем земляне, и более латянином, чем латяне, но это просто невозможно. Я не могу предсказать, как поведет себя Рель в той или иной ситуации, никто не может.

– А ты сам, Ют, как считаешь правильнее: по-землянски или по-старому?

– Не знаю, Вик. Я сам раньше был сторонником традиций: если слово, то нерушимое, долг неизменен, честь превыше всего, - он снова улыбнулся, но на этот раз горько, и распустил свою косынку, под которой оказался полностью бесцветный ежик волос. Да, жизнь, похоже, уже успела потрепать этого парнишку, который сейчас скрывает это. - Но если бы я следовал им и далее, то меня сейчас, скорее всего, просто не существовало бы. Нашлись люди, которые объяснили мне ваши понятия, с которыми я и согласился.

Он снова повязал косынку, а я спросил у него:

– Ты хочешь, чтобы я объяснил их Релю?

– Он и сам их прекрасно понимает, но иногда ведет себя так, как махровый поклонник старых традиций и обычаев. И этот человек на четверть землянин.

– Наполовину. Он землянин наполовину, - уточнил я.

– Даже так. Ну да не в этом дело. Может быть, вы поговорите с ним и объясните что к чему.

– Вряд ли я смогу это объяснить.

– Почему?

– Потому что я сам в этом не убежден. Я сам бы хотел быть таким человеком, чье слово нерушимо, долг неизменен, а честь превыше всего. Хотя вряд ли смогу достичь этого идеала.

Ют удивленно посмотрел на меня:

– Вы говорите, что не понимаете нас, мы говорим, что не понимаем вас. Но похожи мы наверно еще больше, чем думаем.

– Скорее всего.

Еще какое-то время мы проговорили. Я спросил у Юта, в чем заключается суть "отстойника". Он объяснил, что, мол, это специальная группа для неуживчивых, несогласных с большинством, просто индивидуалистов или же наказанных коллективом. А на вопрос о том, почему он сам находится в нем, он сказал, что: во-первых, он сам самый ярый индивидуалист, во-вторых, вряд ли кто из "птиц" более неуживчив, ну и должен же быть у "отстойника" вождь.

Мы уже возвращались обратно, когда услышали крики. К берегу бросились бегом. Я еще ничего не понял, а Ют уже кричал во все горло:

– На берег! Все на берег!!!

Только после этого я увидел в воде длинную извивающуюся тень.

– Дванта!!! Все на берег!!!

Дванта. Гигантская морская змея. Крупнейший хищник на этой планете. Все ребята, что были в воде, сейчас во все лопатки гребли к берегу. Погоди… Одна фигурка остановилась прямо на пути подводной тени. С такого расстояния не видно. Вот из воды вынырнула зубастая пасть и ударила туда, где только что был человек. Но человек увернулся и вынырнул в стороне. Хищник, не ожидавший от своей добычи такой прыти, проскочил мимо, но тут же начал разворачиваться. Все повторилось еще раз, потом еще и еще. Но человек явно слабел, а хищник наоборот приходил в ярость. После шестого раза человек отреагировал недостаточно быстро и задел бок хищника. Челюсти сомкнулись, человека больше не было на поверхности моря, а дванта заскользила обратно в океан. И только в это мгновение до меня дошло то, что произошло, кто это был.

– Рель! - вырвалось у меня ужасным криком.

Глава седьмая: Чужие звезды

Я действовал, не вполне осознавая того, что делаю. Несколько минут, и я на дисколете. Полет над самыми верхушками волн. Вот она, морская гадина. Высверк лазерного луча. Живучая тварь, еще один удар лазером. С отсеченной головой, дванта, все еще конвульсируя, опускается на дно. В НЗ есть нож. Дисколет на воду не посадить, тяжеловат он для того, чтобы плавать.

– Командир, я взял управление, - прозвенел голос Рэя, и я без промедления прыгнул в воду.

Тварь все еще корчилась, когда я вспарывал ей внутренности. Найти Реля, я это должен. Утекают минуты, похоже, что я ищу уже не человека, а его тело… Вот он, раздавленный и почти что разорванный пополам. Наверх, срочно наверх.

Управляемый Рэем дисколет не выключая движков плюхается во вскипающую от этого воду. Накрывает меня открытым люком. Цепляюсь за страховочные скобы, втаскиваю в машину то, что осталось от Реля и захлопываю люк.

Дисколет уже несется вверх, нарушая все правила и инструкции по пилотированию. Перегрузка прижимает меня к полу, я не могу даже перебраться в кресло. Максимум, что могу, это перевернуться на спину. Рэй ведет дисколет по активной орбите, ни на секунду не снижая перегрузки. Вход в атмосферу - за блистером бушует целое море огня, и даже в кабине становится жарко. Перегрузки еще нарастают, и я теряю сознание.

Очнулся же я только на операционном столе в медотсеке. Очевидно, что досталось и мне - и там, на море, и особенно при перелете, но это для меня сейчас неважно.

– Рэй! - почти что кричу я, - как он?

Молчание в ответ.

– Рэй, отвечай, я приказываю.

– Не знаю, - доносится из динамиков после короткой паузы.

Я вскакиваю со стола и, едва не упав, выскакиваю в контрольную, где, вопреки моим ожиданиям, нет ни человека. Вывожу данные на экраны. Рель во втором контейнере.

– Слишком долго он был мертв, - говорит Рэй, - мы опоздали.

– И ничего нельзя сделать? Абсолютно ничего?

– Не знаю, Вик, можешь себе представить, я не знаю… Все физические повреждения - ерунда, исправить не составит особого труда. Но вот мозг поврежден необратимо, личность практически разрушена.

– Практически?

– Того, что осталось недостаточно даже для того, чтобы быть полным идиотом… Я жалею сейчас о том, что Рель так и не побывал в моем мире, тогда у меня осталась бы хоть какая-то запись его личности, и я, возможно, смог бы ее восстановить.

– Ты что-то немного не то говоришь. Человеческая память голографична, как впрочем, и твоя. Ничто не может исчезнуть, не оставив следов. Малейший фрагмент хранит информацию о целом.

– Но есть искажения. Фрагменты малы и из-за искажений отображают отличающееся целое.

– И даже тебе не под силу отсеять искажения?

– Даже мне, я не всемогущ… Нам нужно признать, что Рель погиб…

– Не могу. Он должен жить, иначе я этого себе не прощу.

– Самое большее, что я могу - это сделать его младенцем, дать возможность прожить жизнь еще раз, но будет ли это Рель? Это будет уже другой человек, похожий внешне, но вот внутренне уже другой.

– Что ты делаешь сейчас?

– Развоплощаю его. Какое будет решение, командир?

– Не теряй ничего, я еще подумаю и посоветуюсь.

– Хорошо, командир.

– Где Рив?

– На Синоле. Он отправился туда сразу же, как я его выставил отсюда.

– Я отправляюсь туда.

– Сначала приведи себя в порядок.

– Что было со мной?

– Ничего особенно страшного. Я все исправил полностью. Но тебе не помешало бы отдохнуть.

– Как-нибудь обойдусь пока… Как дела в госпитале?

– Все по плану и без сбоев.

После душа я облачился в полетную форму и вылетел на дисколете на Синрарнир. Там снова был день. То, что я провалялся почти сутки в медотсеке, говорило только о том, что и мне досталось от тех перегрузок, которые Рэй выжимал из машины.

Облетев расположение "Белых Птиц", я отметил, что работа остановлена. Но на берегу было оживление. Там же стоял дисколет, на котором улетел с "Иглы" Рив. Я опустил свою машину рядом.

Обезглавленный морской хищник был целиком вытащен на берег. Его размеры впечатляли, вчера он показался мне гораздо меньшим. Удивило и то, как я одним ножом смог его так искромсать. Рив был здесь, и едва я вышел из дисколета, оказался рядом:

– Ну, как?

– Плохо. Рэй утверждает, что он погиб как личность, хотя и может быть спасен как человеческое существо. Я приказал Рэю сохранить все, что возможно, но окончательного решения так и не принял.

Я вкратце пересказал Риву то, что рассказал мне Рэй. Рив долго молчал.

– Что же, он погиб, как мужчина… Спасая своих товарищей. Эта тварь могла сожрать многих, а он дал им время выбраться на берег.

– Но ребята, почему они были так беспечны, если в море здесь водится такое.

– В последний раз до этого дванту видели у берегов Синрарнира почти семь столетий назад. Эти твари водятся южнее, у самого экватора, в морях, омывающих рифы и острова экваториальных архипелагов… Ее здесь никто не ждал и не опасался.

– Мерзкое чудовище. Как только такие выжили в Долгую Ночь.

– Ты даже не представляешь, насколько живучи эти твари. Они могут обходиться без пищи по нескольку лет, дышать и воздухом, и жабрами. И даже замерзнув, не погибают, а впадают в анабиоз… Живут по нескольку столетий. Вот этой твари больше сотни лет, и во время войны она была серьезно покалечена. Может, потому и ушла из района обитания своих родичей.

– Нам от этого не легче.

– Не легче, но все-таки хоть какое-то объяснение… Кстати, дванту все же засекли со спутника и отправили предупреждение всем, кто может быть связан с морем в этом районе… "Белые Птицы" в этот разряд не попали… Виновные будут наказаны.

– Не торопись с раздачей наказаний, виноваты многие, я тоже в какой-то мере виноват.

– Не в этом дело, просто тот, кто не справился со своими обязанностями, не может их дальше выполнять.

– Как ребята из "Птиц"?

– Переживают… Очень сильно… По видимому собираются просить штаб СК о расформировании. Эта группа ни разу не теряла никого из своих ребят…

– Здесь сейчас ведется расследование?

– Разумеется, все должно быть расследовано, должны быть сделаны выводы и даны рекомендации, чтобы такого не повторилось. Кстати, руководитель следственной группы желает с тобой побеседовать. Это обязательно.

– Как его найти.

– Вон он, сам сюда идет.

Это был мужчина лет сорока на вид, среднего роста.

– Тэрвир Аногэ, следователь, - представился он по-аиверски, но с довольно сильным тальгирийским акцентом, - я хотел бы побеседовать с Виктором Стрельцовым.

– К вашим услугам.

– Побеседовать наедине.

– Можно сесть в кабину, - я указал на дисколет, - или отойдем?

– Пожалуй, лучше сядем.

Уже в кабине следователь начал:

– Я расследую дело о гибели вашего внука Рэя Альись-Стрельцова.

– Он пока еще не погиб, - поправил я его, - хотя и максимально близок этому.

– Вот как. Но сути дела это не меняет. Я обязан опросить всех очевидцев происшедшего для того, чтобы точно восстановить картину.

– Понятно.

– Вы не будете против того, что беседа будет зафиксирована на видео?

– Валяйте.

Следователь допрашивал меня больше часу, не упуская никаких даже незначительных мелочей. Когда же он закончил и поблагодарил меня, я спросил у него:

– Зачем вам ничего не значащие мелочи?

– В нашем деле, капитан Стрельцов, незначащих мелочей не бывает. Любая мелочь - это или причина или следствие события, прямое или косвенное. Они могут быть несущественными, но не могут быть незначащими. Не будучи свидетелями сами, мы опрашиваем свидетелей, и чем больше мелочей мы не упустим, тем более полную картину происшедшего составим. А то, что существенно, а что нет, покажет потом анализ.

– Вас понял, спасибо за разъяснения.

Он протянул мне карточку с несколькими номерами:

– Если что-то еще вспомните, не сочтите за труд сообщить по этим номерам.

– Хорошо.

– Как я при необходимости смогу найти вас?

– Через советника Альись, или через "Иглу".

– Понятно. До свидания, капитан.

Рив ждал меня возле дисколета:

– Я сейчас в столицу. А ты?

– Пока буду здесь. Поговорю с ребятами. Посмотрю как Сережка.

– Хорошо, но как куда-то отправишься, потрудись связаться со мной.

– Хорошо, Рив, свяжусь.

Проводив Рива, я направился в лагерь "Белых Птиц". Встретили меня там молчаливо и как-то настороженно. А заговорил со мной только откуда-то вызванный Вим Фусьись:

– Здравствуйте, Вик. Ну как?

– Плохо.

– Он… умер?

– Практически… мы не успели вовремя. Он жив, но это… уже не он.

– Не понимаю…

Я объяснил ему. Вокруг нас собрались отрядовцы, все были мрачные и молчаливые. Закончив, я спросил:

– Где я могу найти Сережку?

– Пойдемте, я провожу.

Сережка сидел в палатке на раскатанном спальнике, обхватив голову руками. Здесь же были Ор и Ют, и еще двое почти что незнакомых мне ребят, которые впрочем, тут же вышли, освобождая нам место.

Я опустился рядом с Сережкой, обнял его за плечо.

– Вик, как он?

– Рэй считает, что безнадежно.

Сережка всхлипнул и еще ниже опустил голову:

– Я бросил его. Он остановился, а я его бросил, рванулся к берегу, как последний трус. Я один видел, что он остановился.

– Ну и что было бы, если бы ты остановился.

– Было бы не так, как сейчас. Не знаю, лучше или хуже, но не так.

– Ты был бы на его месте. Или вы были бы проглочены вместе.

– Это я сейчас понимаю, а тогда просто-напросто испугался. Понимал, что должен остаться с Релем, но не мог себя перебороть.

– Брось, Сереж, - сказал Ор, - это ты сейчас сам себя накручиваешь, ни о чем ты тогда вообще не думал. Я вот ни о чем не думал, пока на берег не выскочил.

– Не вини себя, Сереж, - это уже Вим, - Рель спас всех вас, дав время на то, чтобы добраться до берега. Иначе дванта могла запросто переглотать если не всех вас, то уж половину наверняка. Он поступил как герой… Но не всем нам дано по своей воле оказаться героями.

Сережка еще раз всхлипнул:

– Если бы он выжил, я бы еще смог простить себя.

– Серега, если ты сейчас же не прекратишь себя накачивать, то собирайся, я заберу тебя на "Иглу".

– Я бы хотел остаться здесь до конца.

– Тогда заканчивай это самоистязание.

– Я попробую закончить… Можно мне остаться одному.

Все ребята посмотрели на меня, а я кивнул. И мы вылезли из палатки. Уже снаружи Ор спросил:

– На "Игле" Рэй творит в медицине настоящие чудеса. И даже он не может ничего сделать?

– Даже он… Максимум, что он обещает сделать - это обратить его в малыша и дать шанс прожить жизнь снова, с самого начала. Но это будет уже не тот Рель, которого мы знаем.

Наступал вечер, такой короткий в этих широтах, где Солнце отвесно проваливается под горизонт, уступая свое место звездам, чужим звездам чужой планеты.

Оставив Сережку, я беседовал с Вимом, который подробно пересказал мне все, что произошло в отряде за последние сутки. Потом я спросил у него:

– Я слышал от Рива Альись, что ваша группа собирается самораспуститься. Это так?

– Мы обязаны это сделать. Мы потеряли одного из нас и по правилам не можем больше существовать одним отрядом.

– Этого требует устав?

– Нет, это наши, нигде не записанные правила, единые для всех групп без исключения. Группа, где гибнет хотя бы один человек, самораспускается, не дожидаясь того, когда ее распустят принудительно.

– Релю бы не понравилось, если бы из-за него "Белые Птицы" прекратили свое существование, он жертвовал собой, чтобы спасти других ребят.

– Но его нет… Другие группы объявят его своим вечным членом и попросят его имя для своего названия. Но "Белые Птицы Гэзда" должны прекратить свое существование.

Посреди лагеря горел небольшой костерок. Мы направились к нему, присели на места, которые нам тут же уступили. Ребята у костра молчали, а если и переговаривались, то быстро и шепотом. Вечер быстро переходил в ночь, на небо высыпало все больше и больше звезд, которые почти что и не мерцали, мерцали их отражения в таком спокойном и гладком море.

– Мы видим звезды, которые уже погасли, - сказал кто-то из ребят, невидимый в темноте, - Вселенная помнит о них, и мы их видим. А о людях, которых с нами нет, помним мы, будем помнить, и они живут в нас…

От этих слов у меня в голове словно промелькнула молния. Люди помнят Реля, много людей помнят его. Помнят то, что потеряно им, оно оставило следы, по которым, в конце концов, быть восстановлено. Это нужно немедленно обсудить с Рэем. Немедленно!!!

Я вскочил на ноги:

– Извиняйте меня, но мне срочно нужно на "Иглу", завтра я наверно снова навещу вас, а пока до свидания.

Рэй выслушал меня, не перебивая. И только когда я закончил, сказал:

– Ты предлагаешь реконструировать личность Реля, используя для этого воспоминания других людей. Едва ли это возможно.

– Не просто устные воспоминания. Мне помнится, ты говорил, что способен полностью расшифровать человеческую память, до мельчайших подробностей, и что это ты проделывал со мной.

– Проделывал, но на такое считывание нужно время, много времени…

– Если бы у тебя были такие воспоминания в достаточном объеме, ты смог бы восстановить Реля?

– Нужно подумать, подожди.

Рэй думал около часа, после чего заявил:

– Если бы у меня были такие воспоминания, то попытаться имело бы смысл, хотя для меня это было бы очень трудной работой.

– Ты сделаешь это, если я обеспечу тебя нужными воспоминаниями?

– Это нереально. Мне потребовались бы воспоминания тысяч людей. Сомневаюсь, что все они согласятся на считывание - это во-первых. Во-вторых, на считывание памяти сейчас я трачу не менее пяти дней. Одновременно я смогу это делать не более чем с четырьмя людьми. Это выльется в десятилетия.

– Но принципиально это возможно?

– По-видимому, да.

– Тогда наша задача - сделать это осуществимым. Подумай над этим получше. Может быть можно ускорить считывание, ну не абсолютно же все нужно, или, может быть, можно считывать одновременно больше людей - скажем сотню. Подумай, Рэй. Если ты сможешь вытащить Реля, я исполню любое твое желание, какое вообще в силах исполнить.

– Я отвечу утром.

– Хорошо, Рэй… Я сейчас отправлюсь в Гэзд и расскажу все это Риву.

– Только не очень уж его обнадеживай - Рель был его любимым внуком.

– Не говори о нем в прошедшем времени, я верю, что мы еще увидимся с ним.

– Мне бы твою веру… я тоже почему-то верь, хоть это и иррационально… Помни о том, что ты мне сейчас обещал.

– Я от своих слов не отказываюсь.

Рив воспринял мою новость без особого энтузиазма:

– Сомневаюсь, что все люди, которые потребуются для этого, добровольно согласятся на вычитку памяти. А заставить их никто не имеет права.

– Никто, кроме собственной совести.

Ночь я практически не спал. Слонялся по "Игле", практически бесцельно. Какое-то время пробыл в госпитале, который уже начали покидать первые пациенты. Потом посидел в медотсеке. И только потом направился в каюту. Но и там просто так уснуть не мог, а заставлять себя не хотел. Когда же у меня засветился экран, я уже было подумал, что это Рэй хочет что-то сказать, не дожидаясь утра. Но это был Ог. Он сейчас выглядел немного постарше, и намного серьезнее. Оттуда, из иллюзорной реальности, он тихонько постучал по экрану:

– Не спишь?

– Не получается просто так.

– И Рэй словно весь на иголках, меня вот отфутболил, как только я стал не нужен… Мы с ним только что придумали, как можно производить быстрое считывание…

– Быстрое - это сколько? Сутки?

– Нет, что ты, сутки - было бы неприемлемо. Полчаса - час в зависимости и, следовательно, количества этих самых воспоминаний. Но возможен и дальнейший прогресс…

– Почему же Рэй сам не сказал мне об этом?

– Не этого ответа ты ждешь от него… А он боится… Если бы это был не Рель, а любой другой человек, он бы взялся без малейшего сомнения.

– А в Реле он видит самого себя и потому боится.

– Так ты это знаешь? Тем лучше, не нужно объяснять.

– Объясняться будет сам Рэй.

– Но только утром.

До утра я все же немного вздремнул, пару часов. На мое пробуждение Рэй никак не отреагировал, а я не стал его торопить. Сделав все утренние дела, я поднялся в рубку и только оттуда сделал вызов. Рэй появился на экране без малейшей задержки. Он выглядел моим ровесником и был "одет" в полную парадную форму космофлота:

– Я берусь за то, чтобы вернуть Реля, но на это потребуется время и добрая воля людей. Если вы это обеспечите, то Рель вернется. Я этого не гарантирую, но все же верю в это.

– Спасибо, Рэй.

– А теперь о моем условии, командир.

– Любое условие.

– Если возвращение Реля пройдет успешно… Я хочу попытаться самому стать человеком не только духом, но и телом. Обещай, что не будешь мне в этом препятствовать.

– Рэй, как я могу препятствовать тебе в том, чего сам желаю. Но ведь ты же говорил, что такое вообще невозможно.

– Если получится с Релем, то может получиться и со мной. Ты обещаешь?

– Обещаю не только не мешать, но и помогать, чем только могу. Клянусь стартключом и великой Пустотой.

Рэй немного виновато улыбнулся:

– Ну что же, тогда начнем, откладывать не будем. Первым будешь ты сам, командир.

– Куда идти?

– В медотсек.

Как только я вошел в медотсек, Рэй из динамиков сказал:

– В окне доставки возьми шлем.

Шлем был в точности такой же, какие были в спецтренажере, и Рэй тут же пояснил, словно бы прочитав мои мысли:

– Точно такой же, как в тренажере, из запасного комплекта. Можно было бы и там, но можно и здесь. Думаю, что здесь будет удобнее. Пройди в операционную, занеси туда кресло, сядь в него и надень шлем.

Когда я это все проделал, то сказал:

– Я готов.

– На какое-то время ты полностью отключишься. Но не беспокойся, это безопасно и не вызовет никаких последствий.

– К чему ты мне это объясняешь, начинай.

– Я немного репетирую. Начинаю…

Вокруг меня словно бы все закружилось, и я провалился в темноту, из которой, как мне показалось, был сразу же выброшен обратно:

– Что-то не получилось?

– Нет, все в порядке. Двенадцать с половиной минут. Даже немного быстрее, чем я предполагал.

– Что будем делать дальше?

– Брать людей и считывать.

– Я отправлюсь к Риву.

– С Ривом я только что переговорил. Он пока занят, но как только освободится, прибудет сюда.

– Тогда к "Птицам", думаю, что ни один из них не откажется навестить это место, когда я скажу им, что этим можно спасти Реля, - я снял шлем и положил его в кресло, - я полетел.

– Погоди минутку. Вик, я прочитал твою память и знаю теперь все то, что знаешь ты. Знаю, как ты вчера натолкнулся на мысль о восстановлении личности Реля. Узнай, кто вчера сказал о звездах и о памяти, если это возможно.

– Хорошо.

Самый большой пассажирский дисколет на корабле был десятиместным. Именно на нем я и вылетел на Синоль. На Синоле шел дождь. Не особо сильный, но достаточных для того, чтобы разогнать всех или под навесы, или по палаткам. И моего прибытия даже не заметили. Впрочем, я и не шумел особо. Бегом добрался до командирской палатки. Я ожидал, что уж если дождь, то народу там будет предостаточно. Но там оказались только четыре человека, впрочем, именно те, которых бы я и хотел увидеть в первую очередь: Вим, Ют, Ор и Сережка.

– Здравствуйте, капитан, - опередил всех в приветствии Вим, - какие новости?

– Здравствуйте все, - я обменялся рукопожатиями со всеми, - новости есть, и относительно неплохие. Похоже, что все же есть возможность вернуть Реля. Рэй за это берется, но потребуется помощь всех нас.

– Что нужно делать?

– Всем, кто знает Реля, кто его помнит, нужно поделиться этой памятью с Рэем, и он попытается из всего этого восстановить личность Реля.

Я тут же объяснил еще кое-какие подробности. И после всех этих моих сообщений, ребята дружно оживились.

– Наших всех нужно, - сказал Вим, - Реля знали все. Когда ты хочешь начать?

– Сейчас.

– Сейчас, немедленно?

– А зачем терять время.

– Ют, дуй к своим, объясни все и отправь сюда… Вик, сколько человек ты возьмешь сразу?

– Девять.

– Ют, шесть человек. Мы тоже отправимся, а ты в это время здесь покомандуешь.

– Есть, командир, - Ют выскользнул из палатки.

– Ребята, Вим, Ор, вы ведь были вчера вечером у костра. Кто там высказался про звезды и память? Ну, перед тем, как я ушел?

Они переглянулись и одинаково пожали плечами.

– Помню, что кто-то это сказал, но вот кто - не запомнил, темновато было и народу много. Это для тебя важно?

– Именно это натолкнуло меня на ту мысль, которая возможно позволит нам спасти Реля. А тем, кто это сказал, заинтересовался Рэй.

– Если нужно, мы найдем.

– Он наверно и сам найдет, когда покопается в памяти всех "птиц". Но все же поищите. Рэй обычно просто так ничего не просит.

– Я сам этим займусь, как только вернемся… - Вим немного помялся в нерешительности, но все же сказал. - Если Рель останется жив, то останутся и "Белые Птицы Гэзда", мы можем не распускаться.

Я ничего не сказал в ответ на это, ничего и не требовалось говорить. Через пять минут вернулся Ют, с ним еще шестеро "птиц" - четверо ребят и две девчонки. Мне пришлось наскоро объяснить, что от них всех потребуется. Никто не отказался от того, чтобы его память была прочитана.

– Готовить следующих? - спросил Ют.

– Ага, - ответил Вим и, глянув на меня, добавил, - только постарайся сам все объяснить. Вик, когда мы вернемся?

– Часа через полтора - два, как получится, точно еще не могу сказать.

– Ют, готовь через полтора часа.

До дисколета все мы добрались бегом, но пока по одному забирались в кабину, успели намокнуть. Рядом со мной, в соседнем кресле, устроился Вим. Я ожидал, что уж сюда-то заберется Сережка, но тот скромно устроился сзади, рядом с Ором.

Все ребята с интересом рассматривали кабину и панель управления, потихоньку перешептывались. Уже после того, как дисколет вышел на ведущую к "Игле" суборбиту (ни о какой активной траектории я и не думал), Вим все же прокомментировал свои впечатления:

– А панель управления тут, между прочим, очень похожа на панели управления на наших новейших самолетах. Тоже светосенсорная панель вместо штурвала, управляющая клавиатура… Только, - он улыбнулся, - клавиатура раза в два побольше, и клавиши по сравнению с этими выглядят, чуть ли не рубленными, а уж экраны контроля - словно пылью заросшие.

– Просто мы строим дисколеты уже давно… Я летал на аналоге первых дисколетов, у нас в Звездном Училище был специализированный курс пилотирования старой техники. Так вот, там клавиатура больше этой раза в четыре, а вместо светосенсорки - рукоятка манипулятора, почти тот же самый штурвал. Экран один, нисколько не лучше описанного тобой плюс цветосветовая индикация. И все это было выпущено уже в те времена, когда земляне уже летали к звездам, уже даже вне пространства.

– Мы наверно тоже уже могли бы запустить корабль к звездам, но никто не видит в этом необходимости. А внепространство для наших ученых так и остается тайной, к которой никак не подступиться.

– И правильно, что не видят. Релятивистские полеты между звезд крайне опасны. На околосветовых скоростях межзвездный газ становится жестким излучением, мельчайшая пылинка действует как бомба, а уж попадись кусочек покрупнее - взрыв, ничем не уступающий термоядерному… В свое время Земля отправила к звездам тридцать экспедиций на релятивистских кораблях. Из них восемь погибли на пути к цели, девять вернулись, не достигнув цели. Восемь погибли на пути обратно. Одна погибла возле цели, и только четыре вернулись, побывав у другой звезды. И все они не открыли ничего, что заслуживало бы всеобщего внимания… Первые звездные принесли Земле одни только разочарования, большие разочарования… Не знаю, что стало бы с Землей, не стань доступным внепространственное звездоплавание.

– А у нас говорят, что не знают, что стало бы с Латой, если бы вы не прилетели, - сказал кто-то сзади и тут же ойкнул, очевидно двинутый соседом в бок, но все же закончил, - уж меня бы точно не было.

– Ребята, не надо, - это сказал Сережка, - вы не заметили даже, что здесь сейчас невесомость, а мы - в космосе.

Это заставило всех притихнуть для того, чтобы прочувствовать эту самую невесомость. Хорошо, что еще не оказалось никого, кто страдал бы космической болезнью в резкой форме, а я даже и не подумал сразу о такой опасности, но на будущее надо предусмотреть и такую вероятность.

Тем временем дисколет уже начал вход в атмосферу, завершив свою суборбитальную дугу. Плавно торможу, а впереди быстро вырастает "Игла". Передаю управление Рэю, и уже он вводит дисколет в ангар. Быстро выгружаемся.

– Сереж, можешь взять с собой четверых и показать им корабль - чтение памяти небыстрое дело, времени на экскурсию будет никак не меньше получаса. Вперед.

– С Сережкой ушли обе девчонки и двое ребят. Вим же с Ором и еще двое отправились со мной в медотсек. Уже там я спросил:

– Кто первый?

– Я, - тут же, не задумываясь, шагнул вперед Вим.

Я надел на него шлем и усадил в кресло. Рэй же сказал из динамиков:

– Сейчас, одно мгновение, начинаю.

Я заметил тот момент, как Вим полностью расслабился и замер, откинувшись в кресле, когда Рэй начал читать его память. Все это время мы молча смотрели на Вима, который даже ни разу не шелохнулся. На чтение Вима Рэй потратил меньше десяти минут, и момент окончания был отчетливо заметен. Вим словно бы включился и тут же спросил:

– Не получается что ли?

– Уже все, вставай.

С немного недоверчивым видом он поднялся из кресла, а на его место тут же скользнул Ор.

– Секундочку, - донеслось из динамиков и тут же, - начинаю.

Состояние Ора прокомментировал Вим:

– Словно бы выключился… Интересно, какой объем информации он выкачал из меня?

– Много, - ответил из динамиков Рэй, - даже очень много. Не в битах же мерить.

– А почему бы и не в них.

– Потому что мы не в двадцатом веке… Не буду излагать все уровни достаточности и избыточности, сжатости и развернутости…

– Рэй, объясни лучше то, как ты умудряешься считать всю память за какие-то минуты? Еще не так давно на это у тебя уходили часы.

– Смысловое кодирование на входе и практически ничего более.

– Ты хочешь сказать…

– Да, вы сами готовите информацию для меня, на уровне, исключающем сознание, по заданной мною схеме, которая во многом напоминает цепную реакцию. Сами выделяете существенное, сжимаете и уже передаете мне. Без этого достичь такой скорости было бы просто невозможно.

С Ором Рэй потратил наверно столько же времени, что и с Вимом, точно я не засекал. Ор же на свое "отключение" отреагировал вполне спокойно, так как на примере Вима видел, как это будет выглядеть. После Ора освободившееся кресло занял один из оставшихся ребят (кажется Вим называл его Атом), а когда Рэй прочитал его, то и последний тоже.

В это время в медотсеке появился Сережка и те, кто уходили с ним смотреть корабль.

По завершении я оставил Сережку на "Игле", а сам повез ребят на Синоль. Далее же мне пришлось почти непрерывно возить "Птиц" на "Иглу". Я не стал дожидаться, когда будет "прочитана" эта группа, и улетел за следующей, потом еще за следующей, так получалось быстрее. Я привозил больше людей, чем Рэй успевал прочитать. И к вечеру их набралось столько, что я вполне мог себе позволить отдохнуть. Я уже был у себя в каюте, когда меня вызвал Рэй. Сам я его вызвать не решился, хоть и хотел. Я понимал, что загружен он сейчас очень даже основательно.

– Командир, я считал, что ты меня сейчас сам вызовешь.

– Я собирался, но в последний момент решил не беспокоить. Понимаю, что ты сейчас перегружен.

– Нет, не перегружен, прекрасно со всем справляюсь, в смысле успеваю.

– А если успеваешь, то тогда рассказывай, каковы наши дела, все дела.

– Госпиталь работает уже на полную загрузку. Пока никто из пациентов не умер, хотя и было несколько очень тяжелых случаев. Но, похоже, что все наиболее острые случаи уже позади - все наиболее безнадежные пациенты уже побывали в госпитале, сейчас основной поток составляют уже не те, что были при смерти. В большинстве случаев хватает двенадцатичасового или суточного лечения, но уже имеется некоторое количество пациентов, которым я провожу довольно значительную регенерацию. Гила удалось окончательно убедить лечь на излечение, он сейчас в капсуле. И одновременно он взял на себя многие мелочи, на которые до этого расходовалось мое внимание - он для меня очень полезное приобретение. Одновременно я запустил ему ускоренное время и весьма серьезное обучение…

– Ну а Рель?

– Пока все по-прежнему.

– Я имею в виду то, как проходит сбор и обработка информации? Каковы успехи?

– Сбор идет… Об успехах говорить пока еще рановато. Но то, что информация накапливается и анализируется - это точно. И она уже позволяет заткнуть кой-какие дыры в личности Реля. Но всего этого пока еще очень мало. А окончательная реализация отнимет много времени. Даже на "птиц" придется потратить и весь завтрашний день. А потом Рив привезет людей из Гэзда. Для начала хотя бы родственников и близких знакомых. Тех, кто хорошо знает Реля, и может дать наиболее ценную информацию.

– А теперь, зачем ты меня вызвал конкретно?

– Не хотел бы ты сейчас пройти в спецтренажер, а из него в мой мир? За одним же и отдохнешь, уж это я тебе вполне гарантирую. У меня есть кое-какая потребность посоветоваться и проконсультироваться с тобой… если ты конечно не против.

– Сейчас буду.

Спецтренажер пустовал - нам сейчас было просто не до того, чтобы еще и заниматься обучением. Облачившись в спецкостюм и шлем, я погрузился в созданный Рэем мир.

В этот раз я "оказался" там в своей каюте, так же, как и в прошлый. Разве что сейчас мой возраст не изменился, и одет я был в полетную повседневку. В дверь каюты тут же постучали - это оказался Ог:

– Пойдем, Рэй ждет в кают-компании.

– А тебя отправил меня встречать?

– Что ты, нет, конечно, я сам пошел.

– И чем же конкретно вызван интерес Рэя ко мне в этот момент?

– Он сейчас сам тебе все скажет.

Рэй выглядел немного мрачноватым, что впрочем, не было удивительным. Не дожидаясь приглашения, я сам уселся в кресло и задал вопрос:

– Давай уж, выкладывай сразу все, что собирался.

Глянув не меня, он не стал вдаваться в предисловия:

– Это вопрос о том, кто подталкивает нас? Кто подтолкнул тебя на мысль о восстановлении личности Реля?

– Ну и кто же, ты сумел выяснить?

– Боюсь, что точно мы этого вообще не выясним. Я прочитал память уже у значительного числа ребят, чтобы говорить об этом. Давай я лучше покажу тебе фрагменты, а то на словах всего этого просто не объяснить.

– Не будет ли это непрошенным вторжением в чужую личную жизнь?

– Я покажу тебе лишь небольшие фрагменты, в них нет ничего особо личного и уж тем более скрываемого от других.

– Ну, тогда давай, попробуем.

– Начинаю.

В тот же момент перед глазами у меня все померкло, а в следующий я словно бы оказался другим человеком. Это были воспоминания Вима. В этот самый момент я понял командира "Птиц" настолько хорошо, насколько это вообще надежно, и проникся к нему еще большей симпатией. В этом парне я не только нисколько не ошибся, но может быть, даже немного недооценивал.

– Мы видим звезды, которые уже погасли, - снова услышал я те слова из той ночи. - Вселенная помнит о них, и мы их видим. А о людях, которых с нами нет, помним мы, и будем помнить.

Этот голос показался тогда Виму чем-то знакомым. Он посчитал, что это кто-то из птиц, хотя и не мог сказать точно, кто это. А, говоря еще точнее и правдивее, он даже не задумывался об этом, как не задумываешься об очевидных, повседневных вещах.

Следом за этим Рэй показал мне еще несколько отрывков из воспоминаний других ребят. И все они были одинаковы в том, что ребята говорившего не знали, но не посчитали за незнакомого и ничуть об этом не задумались.

Потом Рэй мне еще два фрагмента. В этих фрагментах ребята видели постороннего - рослого мальчишку с довольно необычным для латянина обликом (хотя вне всяких сомнений это был латянин). И ребята не посчитали его за чужого, хотя и никогда до этого не видели. Они вообще никак не отреагировали. Все это наводило меня на довольно интересные мысли. Но сначала я должен был кое-что прояснить:

– Рэй, этот посторонний. Ты не можешь установить его личность по банкам данных Латы.

– Если бы он там был, я бы не говорил, что мы этого не узнаем…

– Да, уровень профессионализма у этого постороннего был очень высок. Сделать так, чтобы на тебя не обратила внимания такая большая и беспокойная группа людей… Не знаю, кому это здесь может быть по силам… Дубль?

– Если это Дубль, то мы уж точно ничего не узнаем, если они сами этого не захотят.

– Рэй, может действительно не стоит ломать над этим голову. Эта сила, насколько я понимаю, нам не враждебна… Как говорили древние, будем делать то, что должны и пусть будет так, как суждено.

– Древние говорили немного не так… Не нравится мне все это, даже очень не нравится.

– Думаешь, мне все это нравится - чувствовать, что тобою кто-то манипулирует.

– Ну и что мы, по-твоему, должны делать?

– Я уже сказал… Мы и так взялись за довольно сложные дела. Когда завершим их, тогда и подумаем над всем этим еще раз, может быть, даже попытаемся спровоцировать Дубль на контакт.

– Так то оно конечно так, в принципе с тобой согласен… Но не является ли это наше решение тоже результатом тех же самых манипуляций.

– Так можно договориться до чего угодно, - рассмеялся я, - оставим эту тему, ладно?

– Ну, хорошо.

– Еще по какой причине ты меня сюда пригласил? Насчет первой - ты наверняка знал, что длительного разговора по ней не получится.

– Конечно знал, - улыбнулся Рэй, - пойдем.

На лифте мы спустились к выходу из корабля. И я уже ожидал, что за ним откроется уже привычный иллюзорный мир с речкой - нечто девственно-первозданное, в общем то, что Рэй нам тут обычно показывал. Но за распахнувшимися створками шлюза оказался поселок, очень похожий на обычные земные поселки. И вышли мы в этот поселок не из какой-то пещеры, а из… опоры "Иглы". Звездолет возвышался над поселком в своем обычном виде.

И этот поселок не был необитаемым. Несмотря на раннее утро, а там было именно раннее утро, некоторые его обитатели уже проснулись. Нас встретил парень, выглядевший сейчас моим ровесником. И почти без особого труда я узнал в нем Гила. Нет, не по внешнему виду, тут он был мало похож на себя прежнего, а можно так сказать по выражению глаз.

– Здравствуй, Вик, - поздоровался он со мной, проигнорировав моих спутников.

– Здравствуй, Гил, - пожал я протянутую руку, - отлично выглядишь.

– Вашими стараниями, - улыбнулся он, - я вообще-то не думал, что ты меня сразу же узнаешь.

– В таком виде ты намного сильнее напоминаешь мне Эва. Хотя и в том тоже кое-чем напоминал.

– Пойдемте, не на дороге же разговаривать.

Мы прошли в ближайший домик, который во многом напоминал дома в нашем поселке на Дивере, да и земные тоже, но явно не латянские. Я дотерпел до того, как мы вошли в дом, и сказал Рэю:

– А теперь объясняй все и желательно по порядку.

– Это виртуальный мир, созданный мной в последние дни на базе имевшихся заготовок и наработок. Прежний не обеспечивал всей необходимой полноты и объемности…

– Короче и понятнее.

– На борту "Иглы" сейчас находится много пациентов. Контейнеры обеспечивают полный контакт их мозга со мной, нисколько не хуже спецтренажерных шлемов. К тому же, последняя разработанная мною методика уплотнения позволяет в значительной степени оптимизировать этот контакт. Короче, всех их я могу принять в свой виртуальный мир. Ну, а если могу, то принимаю. Это лишняя гарантия того, что с пациентом не произойдет ничего необратимого - это во-первых. Во-вторых - в ускоренном времени, а время ускорено здесь и сейчас приблизительно в пятьдесят раз, пациенты успеют прожить, прочувствовать и узнать много нового и интересного…

– А в-третьих, ты, Рэй, получил много новых и интересных объектов для своих экспериментов.

Рэй слегка смутился:

– И это тоже, хотя я не люблю экспериментировать над людьми без их личного согласия.

– А они тебе это согласие дают?

– Практически все, когда соглашаются войти в этот виртуальный мир. Я никого не заставляю и не обязываю ни к чему, я только предлагаю, а они соглашаются.

– И ты хочешь, чтобы я одобрил это твое начинание?

– В принципе, да. Гил и Ог его одобрили, но решать тебе. Одно твое слово, и я сворачиваю этот мир.

– Не стоит ломать того, что уже построено. Мир создан, и пусть он существует. Но я обязан ознакомиться с ним лично.

– Для того мы тебя сюда и пригласили.

Рэй коротко объяснил мне объем этого созданного им мира: он пока не был особенно велик. Этот вот поселок и еще три поселка, расположенные неподалеку, а так же все пространство между ними было детализовано абсолютно. Пространство вокруг них на полсотни километров так же было детализовано практически полностью, и эта детализация постоянно, по мере контакта, улучшалась, и так же доводилась до абсолютной. Прочее же пространство на планете было детализовано с меньшей на один-два порядка точностью. И эта планета не была ни Латой, ни Землей, хотя и включала в себя черты обоих планет. По мере контакта и эта детализация тоже должна была резко улучшаться. Прочая же планетная система была промоделирована лишь в самых общих чертах.

И еще Рэй объяснил мне, что во всех виртуальных мирах, которые он создавал до этого, не было такой подробной детализации, хотя я и считал их ничем не отличимыми от реальности. Об этом я и сказал Рэю. Он объяснил это тем, что прежние миры создавались для конкретных людей, а вот этот может существовать практически сам по себе, вне зависимости от того, какие люди в нем в этот момент находятся. И даже без явного сопровождения Рэя он бы тоже мог существовать какое-то время.

Выслушав все это, я пожелал осмотреть поселок и его окрестности. В этом меня вызвались сопровождать все трое, но я от такой делегации отказался и разрешил себя сопровождать только Гилу. Впрочем, Рэй и Ог возражать не стали.

Поселок все еще был спящим. Очевидно, что здесь так рано не поднимались. Двадцать пять небольших домиков, в каждом - четыре жилые комнаты на два-четыре места, вполне уютные на мой взгляд. Но не только дома составляли поселок, здесь были так же спортивные и игровые площадки, аллеи и клумбы.

– Мы решили, что ничего лишнего здесь не должно быть. А то Рэй предлагал чуть ли не город тут устроить, абсолютно со всеми удобствами и благоустройством.

– Это было бы на него не похоже. Насколько я его знаю, он предпочитает именно такие вот поселочки.

– Да? А нам он доказывал, что наоборот.

– Значит хорошо прикидывался.

Гил улыбнулся:

– Да, он это может… как и любой другой человек.

– То, что человек, это точно…

– Ну и как тебе тут, Гил?

– Поначалу оказалось очень странно… Уж чего-чего я не ожидал, так это того, что окажусь тут таким вот мальчишкой.

– Это коронный фокус Рэя - делать всех мальчишками. И даже не в виртуальном мире - примере перед тобой.

– Да, ему и это доступно… Сначала я было возмутился, но Рэй тут же меня осадил. А потом я понял, что это не так уж и плохо - восприятие побогаче и поживее, и энергии хоть отбавляй.

– Ну, энергии у тебя и без этого хватало.

– Не скажи… Мне и самому так казалось, но сейчас уже не кажется.

– Чем здесь занимаешься, куда расходуешь эту энергию?

– Немного помогаю Рэю в госпитале. Но именно, что только помогаю и что только немного. Учусь, много чему учусь, - он улыбнулся. - Хватает и здесь работы. Ребят много и ребята разные, многих приходится и успокаивать, другим многое объяснять… Хорошо, что и у меня тут помощники имеются… Куда дальше, Вик, что еще будем смотреть?

– Поселок вроде бы уже посмотрели, другие наверно мало чем от него отличаются?

– Отличия есть, но в принципе совсем несущественные: где-то больше площадок, а где-то клумб. Совсем недолго еще эти поселки существуют, чтобы обрасти существенными различиями.

– Пройдемся по окрестностям.

В километре от поселка были речка и пруд. По пути туда я, насколько мог внимательно присматривался ко всему, что меня окружало: к разнотравью под ногами, к кустам и деревьям по сторонам, к небу, облакам и ветру. Ни в чем не было даже намека на то, что все это ненастоящее, но это и не было для меня удивительным.

Но вот пруд для данного окружения выглядел неестественно: чистый песчаный берег, прозрачнейшая вода, никакой растительности - этакий большой бассейн, а не настоящий пруд. Непросто было бы в реальности поддерживать пруд в таком состоянии, хотя наверно все же можно - такая неестественность глаз не резала.

И на этом пруду мы встретили первого из временных обитателей этого мира. Это был мальчишка лет тринадцати (латянских) на вид. Когда мы вышли к пруду, он плавал посреди его. Но нас он увидел тоже сразу, и тут же выбрался на берег.

– Тек, у тебя это вместо умывания? - улыбнулся Гил.

– Ага, - мальчишка тоже улыбался, - и снова в одиночестве. Так и не удалось никого поднять… Здравствуй, Гил. Здравствуйте, капитан.

– Давно здесь?

– Десять дней, здешних, конечно. Но еще дней десять-двенадцать - и все.

– Не нравится здесь?

– Ну что вы, здесь замечательно… Но и домой очень хочется, три месяца там не был… Ой, а вы почему здесь?

– Нет, со мной ничего не случилось, это так сказать инспекционный визит.

– А вы долго тут пробудете? В поселок придете, ну когда все поднимутся?

– Наверно приду.

– Тогда я побежал.

Когда мальчишка скрылся, Гил сказал мне:

– Теперь они от тебя не отцепятся, гарантию даю. А если ты откажешься с ними встречаться, то наверняка обидятся… Вик Стрельцов - это легендарный герой планеты Лата.

– Еще как наслышан об этом. Найти бы того, кто первым сделал из меня легенду… Не то у меня сейчас настроение, чтобы встречаться, улыбаться и рассказывать интересные рассказы.

– Вик, я понимаю тебя. Но не переживай излишне - с Релем все будет в порядке, Рэй над этим работает и верит, что успех будет.

– Я наверно не успокоюсь до тех пор, пока не увижу результата этой работы собственными глазами.

Гил закрыл глаза и на несколько секунд замер:

– Пойдем, Рэй хочет тебе кое-что показать.

Мы вернулись в поселок, в тот самый домик, откуда и выходили. Но вот только зашли с другой стороны и в другую дверь.

Передо мной открылась самая обыкновенная больничная палата - целиком белая комната: белый потолок, белые стены, белый пол. На единственной кровати, которая там была, лежал… Рель. Он выглядел спящим, причем спал беспокойно: шевелился и что-то бормотал. Я подошел к нему, взял за руку. Он стиснул мою руку с немалой силой, снова что-то зашептал, во всем этом я расслышал только слово "мама". Потом он вроде бы успокоился.

Рэй "проявился" прямо из воздуха, предвидя и предотвращая мои вопросы:

– Как видишь, лечение Реля не стоит на месте. Практически весь он сейчас здесь, в виртуальном мире. Но вот разбудить его нельзя, пока еще нельзя… Может быть только через несколько дней, настоящих, не сжатых, и не надолго.

Рэй махнул рукой в сторону стены. Стена тут же превратилась в экран. На экране я увидел медотсек "Иглы". Там сейчас как раз сменился человек в кресле - его занял мальчишка из младших "птиц". Рель пошевелился и снова что-то забормотал. А Рэй растаял в воздухе, почувствовав, что здесь больше не нужен.

Еще какое-то время я провел с Релем. Конечно, я понимал, что все это - виртуальность. Но Рэй меня не обманывал, он показывал реальное состояние личности Реля. И пребывание в этой палате действительно успокоило меня. Рель был здесь живым, и это было самым главным для меня после того, как я своими руками выдирал его бездыханное тело из утробы хищника… В общем, вышел я оттуда со значительным облегчением на душе.

Время, проведенное мною в палате, очевидно не было синхронным со временем в остальном виртуальном мире. Был уже полдень, и поселок сделался довольно оживленным. Меня естественно тут же увидели и узнали. Пришлось мне повозиться со здешней молодежью. Но это не было для меня неприятным. Я рассказывал и о прошлом, и о будущем, о Земле и о Лате, о себе и о других. Все это заняло время до самого вечера. Вечер же я потратил на беседу с Гилом о жизни вообще и о ее смысле в частности.

На ночь я тоже остался в виртуальном мире. Но вот только проснулся уже в реальности - в спецтренажере. Времени прошло не так уж и много, но вот отдохнул я действительно неплохо, словно бы и в самом деле проспал целую ночь, а не какой-то час.

Вернувшись в медотсек, я убедился, что осталось еще немало людей, не прошедших считывания. Командовал ими сейчас Сережка, в смысле распоряжался, и ему, с молчаливой готовностью, подчинялись.

– Не утомился? - спросил я у него.

– Не. С чего утомляться-то, и так почти ничего не делаю… А ты что, уже отдохнул?

– Стараниями Рэя в его новом виртуальном мире… Кстати, я там уже видел Реля.

– Реля?

– Его виртуальное воплощение. Работа над его личностью ведется, и Рэй продемонстрировал её определенные результаты.

– И как он?

– Трудно сказать… Вот что, Сереж, отправляйся-ка туда. Рэй тебе не откажет. За одним же и отдохнешь. Этот часик я тут подежурю, а уж потом надо будет ребят обратно возить, а то вон многие уже и спать хотят.

Сережку не пришлось уговаривать, он тут же исчез из медотсека. Впрочем, отсутствовал он тоже недолго, едва ли больше сорока минут, в кресле за это время как раз сменилось четверо ребят.

Выглядел Сережка отдохнувшим и, самое главное, повеселевшим. Посещение виртуального мира сняло значительную часть сковывавших его напряжения и ощущения непоправимой вины.

– Ребята, - сказал он для всех, кто был здесь, - я видел Реля. Он еще без сознания, но ему уже значительно лучше. И становится лучше каждый раз, как вы делитесь с ним своей памятью. Спасибо вам всем от нас. Когда Рель поправится, он и сам обязательно вас поблагодарит.

Напряжение и здесь было снято. Настроение у ребят тоже поднялось. Молчание, которое еще несколько минут назад сковывало всех, закончилось. Ребята запереговаривались и даже начали изредка улыбаться. Сережка же снова принял у меня дежурство.

– Освободившихся много? - спросил я. Семнадцать человек подняли руки. - Может быть, кто-то хочет дома побывать? Я могу и в Гэзд вас свозить.

– Нет, капитан, вернемся мы только всей группой, так уж заведено.

– Ну, если уж заведено, не буду больше предлагать… Девять человек - за мной, полетим на Синоль, в ваш лагерь.

На Синоле была ночь, но в лагере "Белых птиц" никто, или почти никто, не спал. Дождь там уже закончился, но все равно было сыро и прохладно. Посреди лагеря снова горел большой костер.

Новостью о том, что Релю уже лучше, ребята успели поделиться, опередив меня. И эта новость сумела поднять настроение и здесь.

– Это действительно так? - спросил у меня Вим.

– В принципе, так. Рэй считает, что так, а у меня нет оснований ему не доверять.

– Это хорошая новость, дающая надежду и облегчение… Вик, ты сейчас ребят повезешь?

– Ну, уж если они все равно не спят, то сейчас. Кстати, почему вы все решили провести бессонную ночь?

– Не спится, и всё тут. К тому же и тебя ждали.

– Загоняй всех отдыхать. Тех, кто уже побывал на "Игле" - поголовно. Ну а тех, кто еще не был, можно оставить на пару раз. На "Игле" сейчас и так народу с избытком.

– Если получится, - усмехнулся Вим, - а то я уже одну попытку делал.

– Постарайся.

– Хорошо.

Ночью я слетал в лагерь "Птиц", как и обещал, только пару раз. Причем, когда летал во второй раз, лагерь уже спал. И до утра я уже больше туда не летал. Ребят из "птиц" мы с Сережкой сумели разместить и на "Игле".

Рано утром на "Иглу" прилетел Рив. Вместе с ним прибыли Сол и Ив-маленький, причем мальчишка выглядел испуганным и даже, похоже зарёванным. Я коротко изложил им все новости, но для них это, похоже, уже не было новостями, Рив имел по радио беседу с Рэем.

– Так, значит к вечеру Рэй "птиц" закончит.

– Обещает.

– Он попросил, чтобы мы прилетели пораньше. Он полагает, что от нас сумеет почерпнуть более существенные данные о Реле, и ему будет проще.

– Пойдемте, пропустим вас без очереди…

Работа по восстановлению личности Реля велась, и велась хорошими темпами. Рэй успевал прочитать за сутки полторы-две сотни человек. Когда прошло четыре дня, он сообщил мне:

– Дело продвигается, и продвигается хорошо. Личность мальчишки уже в значительной степени восстановлена. Конечно, белых пятен еще очень много, но привести его в чувство уже вполне реально.

– И ты не пробовал?

– Я хочу подстраховаться и взять с собою тебя. Я просто не знаю, как он себя поведет.

– Может быть, позвать еще кого-нибудь? Рива, Сола, Сережку, в конце концов.

– Для первого раза хватит и нас с тобой, а уж потом видно будет… Может быть, еще какое-то время придется подождать.

Я вошел в спецтренажер и снова оказался в мире Рэя. Причем, на этот раз Рэй не стал устраивать нам прогулку от "корабля" до поселка, а я сразу же оказался в "палате", где сейчас лежал Рель.

Мальчишка, как оказалось, спал. Спал неподвижно и очень спокойно.

– Он спит, - сказал Рэй, - но уже может и проснуться. Давай, буди.

– Сам не можешь?

– Могу, но почему-то побаиваюсь.

– А как его будить?

– Да обыкновенно, как и любого другого человека.

Я подошел к мальчишке, присел на корточки, положил руку ему на плечо и слегка потряс:

– Рель, просыпайся.

Он проснулся вполне спокойно. Открыл глаза, увидел меня, улыбнулся уголками губ:

– Доброе утро, Вик.

Только после этого он посмотрел по сторонам и выдавил из себя:

– Где это я?

– В одном очень интересном месте. Ты помнишь, где засыпал?

– Ага… Ну, то есть… нет… погоди, Вик, - он заметно побледнел, потом принялся ощупывать себя, вздохнул. - Мне это приснилось, да?

– Что тебе приснилось?

– Будто мы с ребятами купались на море, на Синоле, а тут откуда-то приплыла дванта… Их вообще у Синрарнира не бывает… И она меня…

– Это не сон, - встал рядом со мной Рэй, который до этого оставался вне поля зрения мальчишки, - это действительно было.

– Рэй? Где я?

– В клинике "Иглы", на излечении.

Мальчишка еще раз ощупал себя, убеждаясь, что никаких ран нет.

– Целый вроде бы… Сколько прошло времени?

– Не так уж и много, меньше недели.

– Но я… Вы не обманываете?.. Рэй, ты ведь…

– Это ты ведь, - улыбнулся Рэй, - ты сейчас в искусственной реальности, где мы можем пожать друг другу руки и не через экран.

– Со мной… серьезно…

– Даже очень. Дванта тебя серьезно пожевала. И ты довольно долго пробыл у нее в желудке, пока тебя Вик оттуда вытаскивал. Не сразу и на "Игле" оказался. В общем, мало что от тебя осталось, парень.

– Но ведь я… я ведь живой?

– Живой, живой, а в свое время будешь и здоровым. Но вот память вряд ли всю восстановишь. Кстати, пошарь по своей памяти. Много дырок?

Мальчишка зажмурился и замолчал на пару минут, и только потом выдавил из себя:

– Ага, много. И чувствую себя каким-то не таким… Это навсегда?

– С этим мы сейчас и боремся… Даже если что-то и останется, то не настолько уж это и велика беда для того, кто умирал по-настоящему.

– Я? Я умер?

– Да, тогда ты умер, но по воле любящих тебя людей ты снова жив.

Тут Рэй выдал ему практически всё и во всех подробностях. Он посчитал, что уж лучше один раз ударить сильно, чем цедить информацию скупыми порциями. Может быть, он был и прав, но для мальчишки этот удар оказался очень даже настоящим и болезненным. Рассказав все, Рэй очевидно посчитал, что уж больше его присутствия здесь не требуется, и растворился в воздухе, словно бесплотный призрак, оставив меня с мальчишкой один на один. Несколько минут Рель молчал, очевидно, переваривая услышанное от Рэя, и только потом спросил (Рэя он вопросами не перебивал):

– Это правда, ну то, что он сказал?

Я кивнул:

– Неправды он тебе не говорил.

– Но ведь я же жив. Я - это я.

– Конечно жив, и конечно ты.

– Как-то все странно, словно во сне… Но ведь я - это всё равно я.

– Никто с этим и не спорит.

– Но Рэй сказал, что собрал меня из чужих воспоминаний.

– Ну и что тут страшного.

– Не знаю… Да, страшно.

Он сел на кровати и обхватил голову руками.

– Успокойся.

– Я и так спокоен, даже чересчур спокоен.

– Не очень-то заметно.

– Я хочу отсюда выйти.

– Пока еще рано, тебя еще не вылечили до конца. И тело твое еще не восстановлено.

– Не из реальности, а хотя бы из палаты.

Рэй, хоть и исчез, но, очевидно, всё внимательно слушал (да и смотрел наверно тоже). И после этих слов Реля за изголовьем кровати возник табурет, на котором была аккуратно уложена одежда. Этим Рэй показал, что выход из палаты разрешает и даже одобряет.

– Без проблем, одевайся и пойдем.

Мальчишка оделся очень быстро, меньше чем за минуту. И мы вышли наружу. Снаружи снова было раннее утро. Очевидно, и тут не обошлось без Рэева вмешательства - временем в этом мире он мог управлять по своему усмотрению. Но и тут он был прав - лучше мальчишке оказаться в спящем поселке, чем в центре толпы.

– Что это за поселок? Кто тут живет?

– Живут здесь ребята, которых Рэй лечит в клинике, поселок специально для них и создан.

– А почему тогда никого не видно?

– Потому что сейчас утро, раннее утро. Все еще наверно дрыхнут без задних ног.

– Я тоже буду здесь жить?

– Этот вопрос следовало бы задать Рэю. Но думаю, что да. И причем довольно долго, если так. Здесь время ускорено в пятьдесят раз.

– Почему так быстро?

– Для того чтобы живущие тут ребята успели что-нибудь узнать и чему-нибудь научиться.

– Чему научиться?

– Чему захотят научиться, - улыбнулся я.

– И я тоже смогу научиться чему захочу?

– В твоем случае вообще всему, чему Рэй сумел бы тебя научить.

– Тогда я совсем не против того, чтобы провести тут несколько лет. Я хочу стать звездолетчиком, научиться всему тому, что должен знать звездолетчик… Тебе не отвертеться, ты сам сказал, что я смогу учиться всему, чему захочу.

– Я и не собираюсь выкручиваться, Рель. Я не возражаю, если ты действительно этого желаешь.

Рель улыбнулся:

– Хоть какие-то плюсы можно извлечь из этого положения. - Он взял меня за руку, и совершенно неожиданно для меня спросил. - Вик, расскажи, что же там получилось на Синоле, ну когда я… ну меня…

– Ты не помнишь что ли?

– В том то и дело, что очень хорошо помню, - он даже вздрогнул, - но скажи, как ты это видел, как другие видели, а потом я правду скажу.

Пришлось мне рассказывать. Сначала подробно то, что я видел. Потом вкратце то, что я прочувствовал за это время. И совсем уж коротко - как вели себя другие.

– Так я и подумал, - вздохнул мальчишка, - что все посчитают, что я это сделал специально, что спасал других.

– А разве это не так?

– Не знаю, Вик. Я перепугался, как сам не знаю кто, и чесанул к берегу изо всех сил… У меня ногу свело, ненамного, и я отстал… Тогда и понял, что я специально. Потом пытался увернуться, чтобы уцелеть, а не змею задержать… Я испугался тогда, что все ребята подумают, что я погиб спасая их… А они так и подумали.

– Ну и что, разве это так уж и плохо?

– Но ведь это же не так, это неправда.

– А ты уверен в том, что не делал этого специально. Не обязательно даже, что сознательно?

– Не знаю, Вик, в самом деле не знаю…

– А вообще-то наверно ты все же делал это специально. Я так думаю.

– Почему?

– Мы не всегда успеваем понять то, что делаем. Рефлексы срабатывают раньше рассудка… Невозможно сделать того, что вообще не желаешь явно или неявно… Ты ведь думал о ребятах, разве не так?

– Думал.

– Вот и ответ… Рель, даже если все получилось случайно, не нужно об этом говорить… Вообще не нужно говорить. Те, кто знают, и так все поймут. А те, кто не знают, пусть считают то, что лучше. Не надо стыдиться того, что сделал. Ребята спаслись? Спаслись. Ты им в этом помог? Помог. Разве ты искал в этом какой-нибудь выгоды для себя? Какая вообще может быть выгода, если впереди гибель.

– А каково ребятам. Знать, что уцелели из-за того, что кто-то погиб.

– Ну, ведь ты же все-таки не погиб, если мы с тобой сейчас разговариваем. А ребята, да, им было тяжело… И никто из них не отказался поделиться с тобой своей памятью.

– Вик, можно мне их увидеть?

– Не будет ли это преждевременным.

– Я же не прошу, чтобы они увидели меня, я хочу увидеть их.

– Думаю, что в этом тебе не откажет. Вернемся в дом?

– Позднее, Вик. Давай лучше прогуляемся. Есть здесь куда прогуляться?

– Я здесь всего один раз бывал, и то почти все с ребятами проговорил, разве что до пруда прошелся.

– Что за пруд?

– Неплохой пруд. Хочешь искупаться? Пойдем.

На этот раз на пруду не было ни человека. Одно только гладкое зеркало воды. При виде воды Рель задрожал:

– Что-то мне не по себе.

– Пойдем обратно.

– Нет, Вик, я должен сейчас искупаться, иначе рискую навсегда бояться воды.

– Тогда, как знаешь.

– Я искупаюсь.

– И я тогда тоже искупаюсь.

Рель быстро разделся и буквально кинулся в воду, превозмогая свой страх. Когда же я последовал за ним, он был уже на середине пруда. Реля не требовалось подстраховывать, но вот поддержать следовало. Какое-то время мы проплавали, до тех пор, пока не услышали:

– Вот вы где.

Это был Гил. Он стоял на берегу и махал нам рукою.

– Присоединяйся, - крикнул ему я.

– Лучше уж вы ко мне.

– Ты накупался? - спросил я у Реля.

– Ага. Выбираемся.

На берегу я попытался их познакомить:

– Это Гилверит Вайнись.

– Мы знакомы… Но я вас наверно не узнал бы.

– Неудивительно… Как себя чувствуешь, Рель?

– Странновато.

– Хорошо, что только странновато, а не совсем странно. Рэй попросил мен побыть твоим врачом. Так что по всем вопросам обращайся ко мне.

– Вопрос первый: можно мне увидеть ребят из "Белых Птиц"?

– Конечно можно. Если просто увидеть, то можно немедленно, если же пообщаться, то нужно заранее устраивать.

– Просто увидеть, пока просто увидеть.

– Пожалуйста.

Гил провел перед собою рукой. И прямо в воздухе возник экран. На экране же был лагерь "Белых Птиц".

– Это запись?

– Естественно. Течение времени у нас не совпадает. Да и не снимает их сейчас никто.

– Понятно… Ну а как тогда насчет пообщаться?

– С кем бы ты хотел пообщаться?

– С Сережкой, с Ором и с командиром.

– Вик, ты можешь попросить названных людей прибыть на "Иглу" и через спецтренажер сюда?

– Разумеется, могу.

– Вот, Рель, когда Вик их позовет, тогда вы и побеседуете.

– Сегодня и позову.

Это обещание я выполнил. На Синоль я прилетел в самый разгар дня, но ребята не отказались отправиться со мной - увидеться с Релеем они очень даже хотели. Переход в виртуальный мир тоже не отнял много времени. Но для Реля все же успело пройти несколько дней, и он успел основательно освоиться в новом для себя мире. Ребятам он оказался просто неописуемо рад. Но и ребята ему в этом немного уступали. Сережка вообще даже обнял его и закружил в воздухе:

– Рель, молодчина.

– Отпусти, силач. Не молодчина я.

– Не отпущу. Я ведь уже думал, что вообще никогда больше тебя не увижу.

Тем не менее, Реля Сережка отпустил. Ребята поприветствовали Реля хоть и более сдержанно, но не менее эмоционально, они действительно были очень рады. А насколько был рад сам он, трудно описать.

– Отлично выглядишь, Рель. А мы ведь и в самом деле посчитали, что ты погиб. Даже дали уведомление о роспуске "Белых птиц Гэзда".

– А я вот взял и не умер. - Рель улыбался во всё лицо. - Хотя вообще-то говорят, что умер, а потом ожил, но какая разница. Уведомление-то надеюсь, уже сняли?

– Пока ещё нет, но вот сегодня и сниму, после того, как погляжу на тебя и убедюсь, что ты более-менее в порядке.

– Кстати, - спросил Ор, - когда тебя отсюда выпустят?

– Об этом следовало бы у Рэя спросить… Вик, может быть ты спросишь?

– Без проблем. Рэй, ты не сильно занят?

– Для тебя - не сильно, - Рэй материализовался из воздуха рядом со мной.

Серёжка такому его появлению не очень-то удивился, но вот ребята вздрогнули. Этот мир был очень уж похож на настоящий, ну а в настоящем мире люди из воздуха не появляются.

– Слышал вопрос?

– Может быть, сначала с ребятами познакомите.

– Вы и так уже знакомы.

– Знакомы, но не лично.

– Ну что с тобой поделать… Ребята, это Рэй, наш очень хороший друг, парень с Земли и, кроме того, кибермозг "Иглы". Рэй, ребят-то тебе, надеюсь, представлять не надо?

– Не надо, - он пожал им руки. - А на ваш вопрос отвечу так: Судя по тому, как восстанавливается личность Реля, восстановление личности уже не является ограничивающим фактором, который определяет время операции.

– А что тогда является? - прервал его Рель.

– То, что ты сейчас почти что полностью развоплощен. Дванта настолько серьёзно пожевала тебя, что восстанавливать то, что осталось, не проще, чем делать заново. Твоё тело будет сделано заново и будет действительно новеньким. Но для такого восстановления нужно время. Для землянина оно составило бы двадцать четыре дня, для латянина - тридцать. Ты же, Рель, половинка, но всё же ближе к землянам, и на восстановление твоего тела уйдёт двадцать пять дней. Так что успеешь к "Птицам" на закрытие сезона.

– Двадцать пять… А здесь тогда пройдут все тысяча двести пятьдесят. Три года…

– Учти и то, что три дня из этих двадцати пяти уже прошли… Будут ещё вопросы?

Больше вопросов у Реля не нашлось. И Рэй, коротко усмехнувшись, исчез в обратном порядке своему появлению - растворился в воздухе. Рель же улыбнулся:

– Да, застрял маленько.

– Это ерунда, - сказал ему Вим, - уж очень нехороша была альтернатива.

– Да уж… Пойдёмте, прогуляемся что ли, что тут стоять, на дороге.

– Кстати, Рель, почему никого больше не видно? - поинтересовался я.

– Я попросил у Рэя избавить нас на этот раз от посторонних. И он отслоил от своего мира такой вот вариантик. А ты что, уже соскучился по всем этим надоедам?

– Нисколько… Ну ладно, вы и без меня тут обойдётесь. Не буду вам мешать.

– Ну что ты, Вик, кому ты мешаешь?

– Это так, к слову, я хочу другими делами заняться. Не обижайтесь.

Сказав всё это, я поднялся обратно на "Иглу", там меня естественно дожидался Рэй:

– Ну и каковы впечатления и выводы?

– От Реля?

– А от кого же ещё?

– По-моему, с ним и так уже всё в порядке.

– Ну, до всего ещё очень и очень далеко.

– Я не о том. Даже такой, как есть, он уже Рель, настоящий Рель. Пусть перенёсший страшную болезнь и многое забывший, но он именно тот самый Рель и никто другой.

Рэй выдержал паузу и сказал:

– Хорошо, что ты так считаешь… Я стал уверен немного раньше… В госпитале, в третьем резервном контейнере, я ещё вчера начал выращивать ещё одно человеческое тело… для себя…

– Ну и отлично, почему говоришь об этом шёпотом?

– Потому что боюсь, что не всё может получиться.

– Да брось ты, всё у тебя получится. Вон ты и тайну бессмертия открыл, и мёртвых научился воскрешать.

– Осталось только научиться творить людей, - усмехнулся он довольно кривовато.

– Ну, ты ведь не из ничего творишь. Воспользовался генотипом Реля?

– Лишь чуть-чуть изменив, да и то в основном только в области коррекции внешних признаков… Рель так похож на меня… Ну, на того меня, каким я когда-то себя считал. Я просто не верю в такое совпадение, таких совпадений просто не бывает.

– Но однако есть. И разве плохо, что есть Рель, и что ты сможешь стать человеком в полном смысле.

– Хотелось бы верить, командир, но почему-то не верится. Всё настолько странно… Рель, ведь он действительно твой сын. Да-да, фактически сын, а не внук или племянник. Половина его генов - твои. Четверть - Рива, ещё четверть - Нисли… Я должен был заметить всё это гораздо раньше.

– Когда Рель в первый раз появился возле "Иглы", ты сказал, что это невозможно. Потом, когда объяснял мне, сказал неправду?

– Не всю правду. Сначала, с самого начала, я принял его за самого себя, но только на несколько секунд, а потом понял, что это другой человек, но не чужой нам… Но вот убедиться в этом на генетическом уровне тогда даже не подумал.

– Ну да не терзайся, все мы делаем ошибки. А это даже и не ошибка, а так… А вот Рель меня сегодня серьёзно успокоил. Я уже так сильно не волнуюсь за него.

– Немного поволноваться придётся при переносе личности в мозг. Но уже и в самом деле не так сильно. Первым-то тут будет Ог.

– Долго ему ещё осталось?

– Уже недолго. Он уже девятнадцать дней на операции, еще десять и будет готов.

– Не так уж и быстро.

– Сам бы он был рад и ещё помедленнее.

– Занялся чем-то серьёзно?

– Не без этого. Шпарит вместо меня полный проект дока. Кстати, нашёл немало интересных нетривиальных решений. Если хочешь, можешь к нему присоединиться.

– Насчёт присоединиться - не знаю, но вот ознакомиться не помешало бы. Где он сейчас?

– Возле терминала в инженерной рубке.


Жизнь снова понеслась вскачь. То есть стала для меня более простой, понятной и предсказуемой. Намеченные и начатые мной дела продвигались, причём продвигались неплохо. Госпиталь на корабле работал непрерывно и на полную катушку. А неподалёку от корабля спешно строились несколько новых корпусов, в которых должна будет разместиться оборудованная по земной технологии больница, уже не на одну, а на сорок тысяч мест. Даже за то, что мы успели сделать, латяне были благодарны нам, даже наверно чересчур благодарны. И эта благодарность настигала меня везде, где бы я ни появился, значительно осложняя мою свободу до тех пор, пока об этом не узнал Яс и не обратился к латянам с просьбой не наседать на меня (впрочем, и эта просьба не всегда помогала).

Проект звёздного дока тоже составлялся очень быстро (если конечно судить по несжатому времени). В общих чертах он был практически готов. Нужно было только кое-что уточнить и привязаться к месту строительства. То есть побывать на Яоте и всё там тщательно разведать. Я мог бы провести разведку и один. Но Ог настоял на том, чтобы я дождался его. Ну то есть того момента, когда он сможет жить в реальном мире.

У Реля наступило значительное улучшение, и через неделю (по несжатому времени) после его пробуждения Рэй решил, что память уже восстановилась достаточно, чтобы прекратить попытки её дальнейшего восстановления. Рель был с ним абсолютно согласен. Он сказал, что лучше уж приобретать новые воспоминания, чем пытаться вернуть старые. Живя в искусственной реальности, Рель приобретал земное образование. Он сам это захотел, а мы с Рэем естественно не были против, ещё один как следует образованный человек нам не помешает, а поможет. Тем более что способности у мальчишки оказались далеко не заурядными.

Наши же старые друзья тоже не сидели сложа руки, а занимались тем, в чём могли принести для нас наибольшую пользу - обрабатывали мнение других людей, чтобы сделать его таким, как надо нам. Но через несколько дней Рив заявил мне, что готов занять место Ога, как только оно станет свободным, что он уже окончательно устал от своих лет.

Как бы то ни было, а время Ога уже подступало. Вот и наступил его день, день его возвращения к жизни. Встретить его хотели многие, но он сам настоял на том, чтобы не было никакой встречи, ну, по крайней мере, до тех пор, пока он как следует в себя не придёт и не почувствует, что готов показаться на людях.

Встречал его один я, да и то только для подстраховки. Хоть Рэй и обещал, что уж на этот-то раз всё будет в полнейшем порядке, но подстраховать попросил сам (будто бы я и без этой просьбы туда не пришёл).

Накануне мы с Огом попрощались в виртуальном мире, чтобы встретиться уже в реальном. Сутки Рэй отводил на запись личности в мозг. Сутки - многократная перестраховка, но для первого опыта без перестраховки не обойтись. Случай со мной Рэй уже не считал первым, потому что методику изменил практически полностью.

Едва я вошёл в операционную, как Рэй открыл контейнер. Лежавший в нём Ог пришёл в себя не сразу. Сначала он выглядел спящим, и только спустя несколько секунд пошевелился и распахнул глаза. Но после этого сразу же сел и, глядя на меня, улыбнулся:

– Привет, командир.

– Привет, бессмертный. Вылезай из этой бочки.

Он проделал это без промедления. А из ожившего динамика Рэй попросил сделать несколько упражнений, посмотрел, как Ог выполнил их и подытожил:

– Координация движений для такого случая совсем даже неплоха. В подстраховке и присмотре пациент больше не нуждается.

– Нам легче, - улыбнулся я. - Ог, где на "Игле" душ, ты, надеюсь, не забыл. Иди, приводи себя в порядок, я буду ждать в рубке.

В последние дни в рубке я не появлялся, но там естественно ничего не изменилось. Но прежде чем идти в рубку, я посетил официальную каюту и из капитанского сейфа взял новенький браслет, точно такой же, какой был у меня на левом запястье. Это должно стать сюрпризом для Ога. Разумеется, он не раз заводил со мной разговоры относительно того, чтобы войти в экипаж "Иглы". И я его, можно сказать, обнадёжил. Но он вряд ли ожидает, что это произойдёт так быстро и полно.

В рубке я активировал стартключом главный пульт. Вставил браслет в гнездо на специальной консоли. Вообще-то эта консоль предназначена для "занесения" капитаном в браслеты команды допусков и официальных сведений, но она могла послужить и для первоначальной активации браслета.

– Рэй, я намерен выдать Огу браслет и зачислить в экипаж.

– Я уже понял.

– Активируй браслет и заполни. Открой те допуски, какие потребуются на первое время.

– Готово, командир. Только ты уверен, что он согласится принять браслет?

– А разве ты не уверен?

– Я-то уверен, но я знаю Ога намного лучше.

– Но и моего знания достаточно.

– Ладно, не спорю. Может быть, прямо сейчас и форму выдать?

– Нет, не надо. Мы обещали сделать его мальчишкой. Вот пусть и побудет мальчишкой, хоть какое-то время. Обмундируй его соответственно.

– Будет сделано, - хохотнул Рэй.

– Но не переусердствуй.

– Никогда. Нормально будет.

Ог появился в рубке минут через десять. Облачён он был в шорты, футболку и сандалии на босую ногу. И он улыбался:

– Собирался одеться серьёзнее, но Рэй упёрся, сказал, что мне сегодня положена только такая форма.

– А чем она тебе не нравится?

– Всем нравится. Но в этот момент я собирался одеться серьёзнее и просить тебя о зачислении в экипаж.

– Считаем, что одет ты максимально серьёзно. Продолжай.

– Виктор… Капитан Стрельцов, я прошу принять меня в экипаж "Иглы" и земной космофлот.

– Ну что же, твою заявку я получил. Подойди.

Я поднялся с кресла, посмотрел подошедшему ко мне Огу в глаза, взял его за руку и защёлкнул на ней браслет:

– Я, младший капитан космофлота Земли Виктор Стрельцов, как исполняющий обязанности капитана крейсера "Игла", по праву, данному мне Звёздным Уставом, принимаю на службу в космофлот и в экипаж "Иглы" Огерита Веньись, на которого с сего момента распространяются все права и обязанности члена экипажа, - произнёс я официальную формулировку зачисления, а добавил уже от себя, - поздравляю.

Ог выглядел ошеломлённым, такого он от меня не ожидал. И потому не мог ничего ответить.

– Удивлён?

– Ага, - наконец-то выдавил он из себя, - думал, что тебя придётся долго и упорно убеждать, причём не один раз.

– Ог, я тебя настолько давно знаю… Ну да ладно, уж если ты сейчас в моём подчинении, то даю тебе отпуск на три дня для того, чтобы уладить личные дела. А потом отправимся на Яот.

– А к чему откладывать, - улыбнулся Ог. - Ты готов, я готов. Можем хоть сейчас отправляться.

– Мочь-то, конечно, можем, но думаю, что другие нас в этом случае не поймут. - Я тоже улыбнулся. - Ждали его, понимаешь ли, ждали, а он как освободился, так сразу и сбежал на небеса.

– Точно-точно, - в рубке появился Рив, который тоже улыбался. - Конечно на нас - стариков можешь и внимания не обращать, но вот детей, внуков-правнуков точно обидишь. Они уже сегодня у тебя дома почти все собрались. Я оттуда… Да, хорош мальчишка получился.

Они обнялись, а потом Рив спросил:

– Проводите меня до "бочки"?

– Разумеется.

– Всё, сегодня я сдал все дела в Совете, ушёл со всех постов и должностей. Попрощался с прожитой жизнью и уже готов.

– Пойдём.

Вдвоём с Огом мы помогли Риву разместиться в контейнере. А когда тот закрылся, и мы покинули медотсек, Ог сказал:

– А он боится, причём сильно.

– Я это тоже понял. Но разве ты не боялся?

– Почти что нет… Просто я был намного сильнее продвинут к финалу… Но всё равно боялся… Рискнуть тем, что ещё имеешь, ради практически невероятного и сказочного.

Ог ненадолго задумался, а потом хохотнул:

– Представляю, какую им там всем Рив жизнь устроит. Там, в Рэевом мире.

– Всем, не всем, но вот Релю-то точно задаст, причём как следует.

– Всем задаст. Что-что, а командовать генерал Риверит Альись умеет и любит.

– Посмотрим. Кстати, Ог, ты уже готов показаться на людях?

– Страшновато немного… Да готов, готов, - Ог уже улыбался вовсю.

– Бери дисколёт и валяй куда хочешь.

– Точнее, куда не очень-то хочу… Но не хочется моих обижать, придётся их навестить. Кстати, визит ко мне домой ты мне задолжал. В прошлый раз появился только затем, чтобы умыкнуть меня. Так что приглашаю тебя сегодня побывать у меня.

– Там ведь тебя собираются встречать, а не меня.

– Вот и хорошо, хоть часть внимания отвлечёшь на себя. Вик, если ты откажешься, то я обижусь, как есть обижусь.

– Не откажусь, но летим немедленно.

– Вперёд.

У дисколёта Ог замялся, но я не дал ему времени на то, чтобы мяться, а затолкнул на пилотское место:

– Сегодня я пассажир, а повезёшь меня ты.

Я знал, что Ог обучен полёту на дисколёте, знал и то, что ему нравится летать. Поэтому и усадил его в дисколёт. Полёт сам по себе отличное лекарство.

– А ты не боишься?

– А чего я должен бояться?

– Того, что я не справлюсь с пилотированием.

– Нисколько. Те, за кого бы я боялся, не имеют допусков. К тому же я рядом.

– Тогда вперёд.

Ог не рисковал и не лихачил, он позволил Рэю вывести дисколёт из корабля силовым полем, аккуратно взял на себя управление и повёл машину вверх. Но уже на границе космоса почти что умоляюще посмотрел на меня:

– Командир, разреши один виток.

– В данный момент я просто пассажир. Маршрут и траектория полностью на твоё усмотрение, пилот. Разрешаю всё, что не запрещено.

– Всё-всё? - засмеялся Ог.

– Кроме откровенных глупостей и опасных манёвров.

– Тогда вперёд.

Перегрузка вдавила нас в кресла. Вынырнув из атмосферы, дисколёт лёг на круглую, словно по циркулю, орбиту. Ог этим снова показал свои способности расчётчика.

– Над полюсом сменю плоскость, завершим виток как раз над Дебигом.

– Чётко пилотируешь.

– Как компьютер, - улыбнулся Ог, - Рэй говорил мне, что кое в чём я похож на него.

– Все мы немножко машины.

– Кстати, Вик, на какую должность в экипаже ты назначишь меня?

– А на какую бы ты сам хотел?

– Мало ли что я хочу.

– Обсуждал с Рэем свою профпригодность?

– Разумеется.

– Ну и каковы результаты?

– Спросил бы у него сам.

– А я их и так знаю. Мне интересно знать, что ты об них думаешь?

– Мог бы быть звёздпилотом, но ИК у меня не так высок, как у тех, кто ещё будет претендовать на это. Обычных же пилотов в этом рейсе не потребуется. Научной группы тоже не будет. Так что из тех специальностей, что будут, я могу быть: навигатором, инженером, пустотчиком, энергетиком, связистом. Но более симпатичны мне должности пустотчика или энергетика. Ну и что решишь?

– Пока назначаю тебя просто пилотом, будешь возить меня, а потом будет видно яснее.

– Есть, капитан.

После этого мы пару минут помолчали, глядя то на проплывающую под нами Лату, то на горящие над нами звёзды. Над полюсом Ог, как и собирался, сменил плоскость орбиты, и теперь она должна была вывести нас к Дебигу, но более чем через три четверти витка. И Ог прервал молчание:

– Никогда не устаю смотреть на звёзды. С самого-самого детства. Знаю каждую звезду, какую можно увидеть, помню их всех, но всё равно смотрю.

– Я тоже в детстве любил смотреть на звёзды… Но не всегда это вообще было возможно - то одно солнце светит, то другое, то луна во всей красе… На Дивере красивое звёздное небо, он расположен ближе к галактическому рукаву, чем Лата или Земля, звёзд на небе больше, звёзды ярче, но они чужие. Дивер был молодым поселением, и даже названия для созвездий не были придуманы…

– А у нас что ни созвездие, то легенда, и не одна легенда, сколько народов, столько и легенд… Хочешь, расскажу несколько?

– Давай.

Ог рассказывал хорошо, был у него к этому талант. Потом мы с ним обсуждали входившие в эти созвездия звёзды. И увлеклись настолько, что чуть было не проворонили Дебиг. Но всё же заметили вовремя.

Ог тормозил дисколёт почти что на самой грани плазмы. Потом очень лихо провёл его над городом и быстро, практически без зависания, опустил возле своего дома, точно в то место, куда сажал я месяц назад.

Наше прибытие, конечно же, не осталось незамеченным. Ога тут ждали. Но не вполне ожидали, что он окажется таким, каким оказался. Так что встреча получилась довольно сумбурной. Но вот Ог блистал на ней тем, что вёл себя совершенно не так, как от него ожидали. От него ожидали, что он будет поучать, а ему самому требовались поучения. От него ожидались воспоминания, а он охотнее говорил о будущем. Но вот младшая часть семейства (внуки-правнуки) была от него без ума. И повращавшись пару часов среди взрослых, Ог сбежал с младшими на море. Я совсем уж было собрался последовать за ним, но меня перехватил Ол.

– Побеседуем.

Мы уединились в кабинете Ога (который он сегодня так и не соизволил посетить).

– Совсем не ожидал, что Ог начнёт такое вытворять. В виртуальном мире он был намного серьёзнее.

– Так то виртуальность, а то на самом деле. Не суди его строго. Когда я сам вернулся к такому вот состоянию, тоже веселился, хотя и не было столь подходящей для этого обстановки… А вернулся я не на столько много лет… Возраст не годами определяется.

– А усталостью.

– Можно и так сказать… Побесится, подустанет и станет серьёзнее.

– Рив уже на "Игле"?

– На "Игле", в операционной, в контейнере, под заботой Рэя.

– Очередь на омальчишивание большая накопилась?

– Хочешь записаться?

– Хочу. Как посмотрел сегодня на Ога… А ведь по годам-то я его младше.

– Нет очереди, совсем нет. Ога мы чуть ли не силой укладывали. Потом Рив решился. Другие только поговаривали, зондировали почву, но так и не решились. И ты наверняка тоже только почву зондируешь?

– Нет, я полностью серьёзен. И если очереди нет, я хотел бы оказаться следующим.

– Яс на меня тогда наверно крупно обидится за то, что я буду один за одним выдёргивать из Совета советников.

Ол усмехнулся:

– Не далее чем накануне, Яс просил меня возглавить Совет. Потому что, мол, устал, собирается отставиться и естественно пойти по стопам Ога и Рива.

– Ну а ты?

– Отказался естественно. Сказал, что не хочу взваливать на себя такую ношу, что Яс справляется с ней как никто другой. А про себя думал, что уж лучше я сам пойду вслед за Ривом, а уж Председатель на правах самого главного пусть идёт последним.

– Уже и заговоры друг против друга плетёте, - не удержался я от улыбки, - не обижайся. Вы бы там, на вашем Совете решили что ли, что омоложение не должно влиять на статус советника, что, мол, возраст надо измерять прожитыми годами, а не биовозрастом, тогда сразу меньше проблем станет… А не получится, сдавай дела. Через двенадцать дней освободится ещё один контейнер, если будешь готов и не передумаешь, то разместишься в нём.


На три дня Ога не хватило, только на два. Утром третьего он явился на "Иглу", подключился ко мне на утренней разминке и только после неё доложил:

– Со всеми личными делами разобрался, прибыл в ваше распоряжение, жду дальнейших заданий.

– Отставить официальность.

– Есть отставить.

– Надоело?

– Да как сказать. Допекли они меня там, пришлось сбежать. Просто так отдыхать тоже не хочется. Так что найди мне какое-нибудь дело.

– Готовься к разведке Яота. Используй второй катер. Представь, что будто бы мы вообще в неизвестной системе и нам нужно провести комплексную разведку этой малой луны. Составь план, программу, варианты исполнения, карту ожидаемых результатов, схему возможных опасностей. Подготовь необходимое оборудование, недостающее найди или изготовь на "Игле" и доставь на катер. По завершении подготовки доложи мне.

– Благодарю.

– За что?

– За доверие, естественно, - Ог улыбался, - ну, я начинаю.

– Погоди, позавтракаем сначала, здесь ведь не Рэев мир, где можно вообще ничего не есть. Или уже успел позавтракать?

– Нет ещё.

– Тогда идём.

– Но насчёт Рэева мира ты не прав, там Рэй не позволял нам отвыкнуть от еды, голод там самый что ни на есть настоящий испытывается.


В этот день я занимался консультациями строителей медцентра. Хоть они и получили достаточно профессиональных знаний, но потребность посоветоваться от этого не перестали испытывать.

После обеда же я отправился на Синоль, выбрав как раз тот момент, когда у "птиц" обеденный перерыв, их распорядок я теперь знал очень чётко.

К моим визитам ребята привыкли, но всё равно каждый раз радовались. И как всегда первым делом интересовались, как дела у Реля.

– Через двенадцать дней я вам его привезу, обещаю. Учится он сейчас. Дела вроде бы неплохо идут, но наверно не узнаете вы его, станет взрослым и солидным. Шучу, конечно, мальчишкой был, мальчишкой и останется.

Серёжку искать не пришлось, он нашёлся сам:

– Просто так прилетел?

– Неа, не просто. Сможешь отлучиться отсюда на день-два.

– Это смотря куда и для чего.

– Завтра с утра или даже ночью мы с Огом отправимся обнюхивать Яот. Для подстраховки нужен третий.

– Ог? Его Рэй уже выпустил?

– А Рив уже на его месте. Так что людей с допусками: ты да Яс, но Яса просить неудобно.

Слышавшие наш разговор ребята тут же радостно загалдели. В смысле: чего же ты, Серёг, не соглашаешься, такое предложение, а ты мнёшься, уж мы бы ни секунды не раздумывали. (Тут надо заметить, что на свою вторую луну латяне в этот период развития не высаживались вовсе. Автоматы туда, конечно, летали, но вот люди - нет. На Зуле вон даже постоянная база была, на Онни корабль летал, а вот Яот такой чети не удостоился.) Серёжка немного помялся, потом спросил у подошедшего Вима:

– Меня вот тут Вик зовёт до Яота смотаться. Отпустите меня на завтра-послезавтра?

– И на сегодня тоже, - улыбался Вим, - отпускаем, отпускаем. Только там отломи от Яота кусочек для нас.

– Постараюсь. Если он, - Серёжка кивнул в мою сторону, - за борт выпустит.

– Для такого дела выпущу.

Забрав с собой Серёжку, я снова вернулся на "Иглу", а там мы перешли в мир Рэя. Рель просил, что как только Серёжка будет на звездолёте, навестить его. И Серёжка от этого визита естественно не отказался.

Рель был в отличном настроении. С Серёжкой они очень тепло поздоровались. Да и меня он приветствовал так, словно очень давно не видел (хотя даже по его меркам прошло всего лишь несколько дней).

– Рель, как дела? - спросил Серёжка.

– Учусь, учусь и снова учусь. Рэй наверно хочет вдолбить в меня всё, что знает сам, - хохотнул он, - только тут понял, насколько Земля ушла дальше Латы в развитии. Учиться здесь очень интересно, не то что в школе. Скоро завершу среднее обучение, Рэй говорит, что совсем чуть-чуть осталось.

– Ничего себе, уже и меня обогнал. Мне до конца среднего ещё год учиться.

– Договоришься с Рэем и догонишь.

– Так и сделаю, когда освобожусь.

– А почему ты сегодня на корабле? Что-то случилось?

– Не, ничего не случилось. Просто Вик собираются с Огом на Яот и берут меня страхующим.

– На Яот? Завидую. Вик, смотри только не вздумай и на Онни без меня улететь.

– Онни будет не раньше, чем осенью, не беспокойся. И не то что ты, Рив уже успеет отсюда выйти. Кстати, он ещё здесь не объявился?

– Как не объявился, объявился, ещё пять дней назад. Попытался взяться за меня, понял, что бесполезно, и нашёл другие объекты для приложения своих командирских наклонностей.

– Ребят что ли?

– Нет, ребята, как он говорит, должны здесь отдыхать совершенно свободно, но вот взрослых во главе с Гилом он взял в оборот и так зарегламентировал им учёбу и работу, что они чуть ли не стонут… А вы надолго сюда?

– День-два, как понравится.

Серёжку я оставил с Релем. Сам же отыскал Рива:

– Ну, как дела?

– Да как сказать. С одной стороны - превосходно. Лучше уж быть таким вот мальчишкой, чем той старой развалиной, что я был там, снаружи. А с другой, - Рив улыбнулся, - мне уже становится скучновато.

– Прими совет.

– От тебя - всегда.

– Постарайся перестать быть руководителем. Не командуй, не требуй ни от кого ничего, не рассчитывай, как другим лучше поступать. Стань тем Ривом, что был когда-то. Займи время тем, что учись, хоть даже по второму разу, да и не потребуется по второму, многого мы ещё не знаем и по первому. Устанешь от учёбы - помогай Рэю, он тебе наверняка многое позволит. А если сумеешь, постарайся вернуть в себе всё то, от чего в своё время по необходимости пришлось отказаться.

– Пойти по стопам Ога? - Рив улыбнулся ещё шире.

– Он через это прошёл. И разве это плохо?

– Нет, что ты… Я постараюсь.


Когда мы с Серёжкой вернулись в обычный мир, Ог уже был на "Игле":

– Всё готово, командир: и план, и оборудование, и катер. Можем отправляться прямо сейчас.

– А что, вполне можем. До Яота нам девять часов лететь, вполне успеем за это время отдохнуть. Серёж, ты не против того, чтобы отправиться немедленно?

– Обеими руками - за. А если надо, то и ногами.

– Тогда - вперёд.

Как оказалось, Ог перегнал катер с космодрома прямо к опорам "Иглы", так что даже добираться до него не пришлось. Уже в рубке катера Ог попросил:

– Разрешишь в этом рейсе быть пилотом?

– Разрешаю. Огерит Веньись назначается пилотом катера номер два. Сергей Дайский назначается наблюдателем, связистом и помощником пилота. Я - командир, который даёт указания и ничего своими руками не делает.

– Последнюю твою фразу запомним, но не поверим ей, - усмехнулся Ог. - Ну что, места заняли, к креслам пристегнулись. Командир, разрешите взлёт?

– Взлёт разрешаю. Связисту - проинформировать о нашем рейсе комическое командование Латы.

– Есть, командир, - ответили они одновременно.

Ог бросил катер в небо на предельном ускорении гравидвижков и прежде чем мы покинули атмосферу, успели побывать в огне. Яот был в прямой видимости, даже огибать Лату не пришлось. За несколько минут катер набрал скорость и лёг на гиперболу, которая должна была вывести нас к внешней латянской луне.

– Пилот, не великовата ли наша скорость? Гравиполе Яота не позволит нам её полностью погасить.

– Будем тормозить постепенно в гравиполе Латы, солнца и в конце траектории - Яота. Остаточную скорость погасим плазменным факелом. Запас рабочего тела максимальный, я об этом позаботился.

– Наше время перелёта?

– Через пять с половиной часов будем возле Яота. Маневрирование начну через три часа. Пока же безмоторный полёт.

– Включай невесомость.

– Может быть, не стоит, а то нам с непривычки будет не очень-то комфортно.

– Вот и надо привыкать. На Яоте сила тяжести вообще не будет ощущаться.

– Отключаю искусственную гравитацию.

Выплыв из кресел и повиснув прямо в воздухе, мы наблюдали за уплывающей вниз Латой. Сначала она занимала полнеба - планета лесов и рек, гор и морей, воздуха и облаков. Наша скорость была велика и планета удалялась быстро. Вот она уже только в четверть неба, а вот уже свободно помещается в одном экране. Планета-красавица, почти такая же, какой я увидел её в первый раз, когда пришёл сюда со звёзд. И совсем не такая, какой мы видели её, будучи на Зуле шестьдесят лет назад, не было и следа того грязно-серого мрака, развешенного над планетой самоубийственной войной. Планета Лата, мир, возрождённый людьми.

Вид удаляющейся планеты произвёл на меня впечатление, но куда большее впечатление он произвёл на Ога и особенно на Серёжку. Ну, насчёт Серёжки понятно, он в первый раз видит такую картину не в фильме, а в реальности. Но вот Ог.

– Ог, ты выглядишь так, будто покидаешь Лату первый раз в жизни.

– В этой жизни, - улыбнулся он, - в первый. А тот раз, ну, когда мы с тобой на Зулу летали, мне не тем запомнился. Запомнился только ты, ты и ещё раз ты. Инопланетник, человек с другой звезды, человек цивилизации, значительно обгоняющей в развитии нашу. Тебя я тогда запомнил хорошо, Рэй тоже запомнился, ну а всё прочее казалось второстепенным и не оставляющим особенных впечатлений… Потом же мне в космосе больше побывать не довелось… Давай ещё просто посмотрим на Лату, потом наверняка уже смотреть на такое и не захочется.

И мы снова смотрели на удаляющуюся планету. До тех пор, пока она не стала похожа на луну в последней четверти. Заговорив о луне, мы включили телескоп и принялись рассматривать Зулу, потом Айзикв, Онни, ну и естественно Яот - цель нашего путешествия.

Всю дорогу мы не скучали, но и отдыхать не стали, так как не чувствовали усталости. Когда же до Яота осталось пару тысяч километров, мы переключились в рабочий режим.

Яот был луной-крошкой, всего лишь пятьдесят километров в диаметре, если тут вообще уместно говорить о диаметре, форма у него была неправильная. Вращался он вокруг Латы на расстоянии в семьсот тысяч километров. Когда-то он был свободным астероидом. Но, перекрестив свою орбиту с орбитой Латы-Зулы, он оказался захвачен на окололатянскую орбиту, которая постепенно стала почти что круговой. Но вот когда это произошло, мне было неизвестно.

– Пятнадцать миллионов лет назад, - сказал Ог, догадавшись и ответив на мой невысказанный вопрос. - Яот оказался на окололатянской орбите пятнадцать миллионов лет назад. Это установлено практически точно. Тогда Яот прошёл возле Латы на грани столкновения, прямо сквозь атмосферу, был отброшен к Зуле, которая отняла у него излишек скорости. Потом он ещё много раз приближался к Лате, вызывая этим катаклизмы, меняя климат. Тогда на Лате животный и растительный мир вымер на девяносто девять процентов.

– Хорошо ещё, что этот камушек не свалился, а был переброшен на дальнюю орбиту.

– Если бы свалился, то быть бы Лате замёрзшим миром, это точно… Внимание, приготовились к торможению. - Ог посмотрел на нас, убедился, что мы в креслах, и врубил плазменные движки.

Несколько минут, и глыба Яота уже заняла полнеба. Когда же двигатели умолкли, катер завис всего лишь в нескольких метрах над его поверхностью.

– Выпустим якорь или ограничимся полевой фиксацией?

– Полевой фиксации будет достаточно. Не будем же мы по всему Яоту в одних скафандрах летать.

По команде Ога катер сформировал полевой захват и притянулся за него к поверхности.

– Всем на выход, - скомандовал я.

В шлюзе мы облачились в лёгкие скафандры, на ноги - астероидные ступы, на руки аналогичные по назначению рукавицы. Открыв наружный люк, я подтолкнул к нему оробевшего Ога:

– Давай, делай первый шаг, только слов и речей не произноси, здесь все свои.

Ог только улыбнулся и, оттолкнувшись от края люка, аккуратно спрыгнул вниз. За ним последовал Серёжка, который наверняка упал бы, не подхвати его в последний момент Ог. Я же опустился на поверхность очень плавно.

Под ногами у нас был слегка припорошенный тонкой пылью рыхло-ноздреватый камень. Мы стояли на равнине. Пусть это и крошечная луна, но всё же она достаточно велика, чтобы казаться находящимся на ней людям равниной. Пусть до горизонта меньше полукилометра, но выпуклость практически не ощущается, если конечно не напоминать себе об этом.

– Помню, когда-то смотрел в небо, на Зулу и на Яот. Мечтал, что когда-нибудь побываю и там и там… И вот, мечты сбылись. И я первый латянин, ступивший на Яот, - улыбался Ог.

Мы немного прошлись по Яоту, удовлетворяя личное любопытство. Серёжка, пользуясь возможностью, прихватил попавшийся на пути не такой уж маленький обломок, на это я ему ничего не возразил, раз уж пообещал, что привезёт ребятам кусочек Яота, пусть тащит. Когда же личное любопытство оказалось более-менее удовлетворено, мы перешли к запланированной программе обследования Яота.

Серёжку отправили на катер для подстраховки. Сами же надели ранцевые двигатели, вооружились приборами и принялись за работу.

Работа продвигалась быстро. Поступающие от нас данные тут же получал Рэй. Получал и без промедления обрабатывал. Несколько раз мы перегоняли катер на новое место. И вот наконец-то закончили съёмку всей поверхности маленькой латянской луны, которая теперь уже не казалась нам маленькой. Потратили на съёмку больше десяти часов и основательно устали.

– Съёмка завершена, - сказал я Огу, - пора немного отдохнуть. Сильно устал?

– Не без этого.

На катере мы избавились от скафандров.

– Да, выглядите как после марафонского бега, - прокомментировал наш вид Серёжка. - Налетались, умаялись?

– Да и ты не лучше, хоть и не летал.

– Просто спать хочется.

– Наверно успеем и поспать, - сказал я и обратился к Рэю. - Когда мы сможем приступить к окончательной разведке?

– Когда я на основании полученных данных подберу место, а вы достаточно для того отдохнёте. Так что пока спокойной ночи, планет-разведчики.

Рэй был прав. Усталость нам никогда и ни в чём не поможет, а вот навредить может.

– Что же, будем отдыхать. Всем отдыхать.

Гравитация Яота была крайне мала, но и её хватало для того, чтобы опускать вниз всё то, что находилось в рубке, включая и нас самих. Но вот удержать нас в креслах во время сна её вряд ли бы хватило, поэтому пришлось воспользоваться пристежными ремнями. Но, вообще, отдых в невесомости приятен для людей, не страдающих космической болезнью, а мы ею не страдали. Усталость же заставила нас уснуть практически сразу же.

А проснулись мы только тогда, когда нас разбудил Рэй, через восемь часов:

– Кончайте отдыхать, пора работать.

– Ага, сейчас… Только…

– Никаких "только", если не хотите просидеть на Яоте лишний день.

– А что, здесь не так уж и плохо… Ну да ладно, подъём всему экипажу.

Катер был хоть и небольшим, но всё же в значительной мере автономным кораблём. Люди на нём могли находиться и работать по нескольку недель. Поэтому и соответствующими удобствами он был оснащён, по крайней мере теми, без которых действительно не обойтись. Умыться и посетить туалет мы смогли, но вот завтракать пришлось рационами. После завтрака же мы с Огом потребовали от Рэя отчёта.

– Данные по Яоту проанализированы. Подходящими для строительства дока могут быть несколько площадок, - Рэй высветил на экране схематичное изображение Яота, а на нём эти самые площадки. - Но наиболее подходящими мне представляются вот эти три. - На изображении остались только они. - Предлагаю максимально детально обследовать их.

– С непосредственным зондированием? - спросил Ог.

– Обязательно. Чтобы потом не корректировать проект.

– Приступаем немедленно. Экипажу: занять свои места. Так. Пилоту: перевести катер на первую площадку.

– Есть, капитан.

Непосредственное зондирование состояло в запуске специальных зондов-кротов. Они ввинчивались в поверхность этой луны, уходили вглубь, непрерывно собирая данные о структуре и составе, как поверхности, так и глубины.

Эти данные были необходимы для детального проекта дока. Привязать его к месту строительства, не имея их, было невозможно. Запускать зонды и забирать их обратно приходилось вручную. Запускались они по составленной Рэем схеме, им же они и управлялись. Первую площадку отработали мы с Огом, уложившись в пару часов. Но на второй Серёжка уговорил меня доверить эту работу и ему. Ог остался на катере, а мы с Серёжкой проделали работу снаружи, и у Серёжки получилось ничуть не хуже, чем у Ога.

Третья же площадка, по словам Рэя, была наиболее перспективной. Снаружи это была плоская и гладкая равнина, на которой даже камней почти не было. Запускать датчики отправились Ог с Серёжкой, а я остался на подстраховке. Собственно в подстраховке и не было особой нужды. Но так уж полагалось, на случай возникновения непредвиденных осложнений.

По моей просьбе Рэй выдал на вспомогательные экраны данные, поступающие с датчиков, как в виде объёмной карты-схемы, модели данного места, так и картинки с камер зондов. Постепенно на схеме стали обозначаться трещины и разломы в подстилающей площадку скале, заполненные мелкими обломками или же остающиеся пустыми полостями в теле скалы. Полости-пещеры представляли собой довольно интересное зрелище. Внутри они были покрыты мохом кристаллов, которые никогда не видели света, или же причудливыми наплывами и каменными зеркалами, кривыми и не очень кривыми.

– Ничего себе, - прозвучал довольно испуганный голос Рэя.

Я бросил взгляд на обзорные экраны - с ребятами всё в порядке. Потом на показания приборов - тоже в норме. И только после этого спросил:

– Что случилось?

– Посмотри сюда.

На экране была одна из описанных мною полостей. Камера датчика-крота приблизилась к участку на стене и выдала изображение…

Это было вне всяких сомнений порождение техники. Чужой и непонятный приборчик, совсем крошечный, с маленькую бусинку размером. Даже наши зонды-кроты рядом с таким настоящие гиганты (а они размером с мизинец).

– Что это такое?

– Что-то чужое и непонятное.

– Старое латянское?

– Ничего ещё не могу сказать точно. Мне нужно эту штучку тщательно обследовать… В спецлаборатории.

– Выковырнуть сумеешь?

– Должно поместиться в контейнере крота… Поместилось… Только, Вик, я прошу, об этой находке пока никому.

– Почему?

– Чтобы обстановку не накалять. Ты-то к этому спокойно отнёсся, а они прыгать и вопить от радости начнут.

– А если честно?

– Я ни в чём ещё пока не уверен и не хочу распространять домыслы… и я боюсь… Обязуюсь держать тебя в курсе дел постоянно.

– Хорошо, договорились.

Я умерил своё любопытство и постарался к возвращению ребят привести себя в своё обычное состояние, это мне более-менее удалось.

Ог с Серёжкой выглядели весёлыми:

– Командир, что-то ты тут закис без свежего воздуха. Может быть устроим пикничок, перекусим на природе, - шутил Ог, - природа-то тут какая, первозданная, здесь до нас не ступала нога человека, да и рука не ступала, и прочие части тела тоже.

– Не любит нас эта природа, - ответил я ему, - говорит, что чужие мы здесь, нежные, слабые, тонкокожие, не можем жить без воздуха, воды и тепла.

– Ну что тогда, двинемся что ли назад, под голубое небо?

Обратный перелёт был более быстрым. Мы уложились в четыре с половиной часа, начиная с отделения от Яота и до выхода на низкую окололатянскую орбиту. Весь полёт мы провели за созерцанием космоса и обсуждением своих впечатлений от Яота. И уже только переводя катер с гиперболы на круг, Ог спросил:

– Куда теперь? На "Иглу"?

– А есть другие пожелания?

– Ага, - высказался Серёжка, - меня, если можно, высадите на Синоль, к ребятам, чтобы потом с камушком не таскаться.

– Да, прихватил ты с собой целую скалу. Она ведь только на Яоте лёгонькая была, а на Лате тебе её одному и не поднять.

– О чем и говорю, - улыбался Сережка, - зачем лишний раз таскаться, сразу и к ребятам. У них там сейчас как раз вечер, все свободны.

– Хорошо, уговорил, летим на Синоль.

Ог вывел катер к Синолю, а уже над ним управление взял я, не хотелось объяснять, где и как тут приземляться. На Синоле был вечер, но темноты не было, ее прогонял солнечный свет, льющийся с орбитального зеркала. Конечно, было не так светло, как днем, но наверно ничуть не темнее, чем в комнате с лампочкой. Опустив катер пониже, я выдал предупредительный сигнал и посадил машину посреди лагеря. (Зачем ребятам мучиться и тащить в лагерь каменюку, прихваченную Сережкой с Яота. А они точно ведь притащат.)

Катер произвел на ребят намного более сильное впечатление, чем ставший уже привычным дисколет (на котором все ребята хотя бы по разу прокатились). Катер же в их представлении был уже настоящим космическим кораблем (а "Игла" наоборот кораблем не казалась, а казалась чем-то вроде здания). Ог помог Сережке выкинуть камень из шлюза, без малейшего к нему (камню) почтения.

– Кто заказывал кусочек Яота? - крикнул Сережка еще из люка и только потом спустился, - вот, отколупнул и привез.

Мы с Огом на Синоле не задержались и, оставив Сережку, вернулись на "Иглу". Там Ог отправился в мир Рэя - "делать недоделанное", как он сам выразился. Я же, проводив его, взял на катере тот самый зонд-крот и отнес Рэю в спецлабораторию. Рэй без промедления упрятал его в свои недра и заявил мне:

– Завтра выдам результат.

– Может лучше будешь комментировать в процессе. Я готов все это время провести здесь.

– Нет, командир, не надо. Завтра я все тебе расскажу. Иди лучше, отоспись как следует.

– Думаешь, я смогу спокойно спать, когда на моем корабле находится аппарат неизвестного назначения и происхождения… Скажи хоть, каково твое предварительное мнение о его происхождении? Дубль?

– Нет, не Дубль. Эта штучка гораздо старше Дубля. Она из того времени, когда возникла Пустыня Черных Камней. Все пока, не хочу плодить необоснованных догадок. Иди, командир, отдыхай.

– Надеюсь, что хоть принять в свой мир соизволишь?

– Пожалуйста, но только без масштабных запросов. Индивидуальные мирки мне создавать некогда.

– И не надо.

Через спецтренажёр я проник в мир Рэя, где отыскал Ога и принялся помогать ему в работе над проектом дока. Работа продвигалась успешно. Подогнать практически готовый проект к реалиям Яота было не так уж и сложно. Собственно, можно было бы и вообще не подгонять, а оставить подгонку на то время, когда начнётся строительство. Но Ог и Рэй не могли такого позволить.

С проектом мы провозились почти неделю, но время в мире Рэя течёт быстро. Когда закончили, можно было бы и выйти в реальный мир. Ог это и сделал, я же решил, что минуты дело не решат, и побывал у Реля.

Мальчишка моему появлению очень обрадовался:

– Вик, ну хоть ты тут появился, а то я совсем соскучился.

Рель выглядел всё тем же мальчишкой, но при этом казался повзрослевшим и ставшим гораздо более серьёзным.

– И это и Рив, и Рэй дали тебе заскучать?

– Рэй в последние дни вообще практически не появляется, похоже, что что-то грызёт, такое, даже ему еле-еле по зубам. Дед же настолько погрузился в учёбу, что даже командовать разучился.

– У тебя как дела?

– Нормально. Учусь помаленьку.

– Тебе привет от всех "птиц".

– Им от меня тоже. Передавай, как там окажешься.

– Обязательно.

– Как они там, чем занимаются?

– Когда я покидал их, они занимались камнем, который привёз с Яота Серёжка.

– Завидую вам, побывали на Яоте…

– На Онни полетим вместе, обещаю. Так что учись как следует, будешь в экипаже и в исследовательской группе.

– Постараюсь не подвести… Ну а как на Яоте, нашли что-нибудь интересное, необычное?

– Это пока секрет, но похоже, что кое-что нашли.

– Что нашли?

– Чужой зонд. Микрозонд. Им сейчас Рэй и занимается. Грызёт, как ты сказал.

– Чей зонд?

– Знать бы… У Рэя об этом нужно спрашивать… Может быть тех, кто сделал Пустыню Чёрных Камней пустыней. Рэй сказал, что это очень старая штучка.

– И ничего больше не сказал?

– Сам же говоришь, что грызёт.

– И когда обещал хоть что-то рассказать?

– Утром.

– А оно уже наступило?

– Наверно уже наступило.

– А он, может быть, здесь расскажет? Или только тебе, когда ты в реальный мир выйдешь?

– Рэй, - позвал я совсем негромко, но он услышал, потому что не мог не услышать.

– Тут я, тут. Как вижу, внуку ты всё же проболтался.

– Ты считаешь, что это настолько секретно, что абсолютно никто об этом не должен знать?

– Почти что.

– Я клянусь, - сказал Рель, - что от меня об этом никто ничего не узнает. Рэй, ты удовлетворишься такой моей клятвой.

– Вполне.

– Тогда что тянуть, - сказал я Рэю, - давай, выкладывай всё, что узнал.

Мир вокруг нас растворился и тут же возник вновь. Мы же оказались в главной рубке. Похоже, что Рэю потребовалась для рассказа именно такая обстановка:

– Располагайтесь поудобнее, - он кивнул в сторону кресел.

Мы с Ривом молча подчинились. На экране появилось изображение найденного нами аппаратика, во весь экран. Он не был правильной сферой, как мне показалось на Яоте, а был слегка вытянут, словно капля в полёте.

– Я провёл с ним все виды неразрушающего анализа, что доступны на корабле, но полной картины так и не сумел построить. Оболочка этого зонда имеет литовую природу, причём структура лита абсолютно идентична земной. Но насыщенность энергией вихревого поля почти на четыре порядка выше, чем у тетралита. Так что следовало бы назвать данный композит окталитом.

– Но ведь даже производство пенталита не в микроскопических количествах практически невозможно. Даже дюзы мы облицовываем тетралитом, а обшивку звёздных кораблей делаем из триолита. А тут окталит.

– Причём полевая составляющая настолько точно сбалансирована, что потеря энергии всего лишь десять в минус сорок седьмой.

– Ничего себе, практически вечный лит. Но как такого можно добиться?

– Вот этого я ещё не знаю. И не знаю, смогу ли узнать. Похоже, что при его изготовлении была использована технология настолько совершеннее нашей, насколько наша совершеннее докосмической.

– Воздействует ли на этот лит деактивационное поле?

– Воздействует. Но во столько же раз слабее, во сколько раз меньше его собственная потеря энергии, то есть на двенадцать порядков. Но я позволил только очень слабое и строго локальное воздействие из деактиватора. Но о лите пока хватит, внутренности этого аппаратика ещё интереснее…

– Производил нейтринное зондирование?

– Не только. Так же зондирование тройным полем и даже гравитационное. Так что все внутренности просмотрел. Но вот только очень многое не понял.

На экране Рэй изобразил несколько разрезов чужого микрозонда. Из которых я, если сказать честно, не понял практически ничего. Но Рэй прокомментировал для нас то, что всё же сумел понять:

– Вот этот контур вне всяких сомнений является гравитационным движком. Эта конструкция настолько специфична, что вряд ли возможно какое-нибудь другое её техническое решение. Соотношение же размеров контура и самого зонда позволяет говорить, что в пределах планеты он способен перемещаться за несколько минут. Но и это ещё не всё, что у него есть для движения. Вот этот клубок не что иное, как нейтринный излучатель, своего рода двигатель, который мог быть использован для межпланетных перемещений.

– А межзвёздного мотора у этой бусинки случайно нет?

– Может быть и есть, но я его не обнаружил и не распознал. Если и есть, то абсолютно не похожий на наши. Но всё же вряд ли, это не звездолёт и не корабль-разведчик, а всего лишь зонд. Вот эти образования вне всяких сомнений датчики. Этот аппарат - сборщик информации.

– А источник энергии и управление?

– Точно ничего не могу сказать. По крайней мере, известных нам источников энергии эта крошка не несёт. Естественно на ней нет ни эстрона, ни реактора преобразующего распада. Но нет и накопителей. Возможно, он использует энергию литовой структуры, но это не более чем голословное предположение. Об управлении тоже можно только догадываться. Может быть и дистанционным и полностью автоматическим. Вот этот кристалл имеет чрезвычайно сложную структуру и может являться бортовым мозгом зонда.

– Интеллектуальным?

– Вряд ли. Слишком мал кристалл, даже при его сложности. Это был бы кретинический интеллект…

– Рэй, по-моему, ты чего-то недоговариваешь, - сказал я, уловив в словах Рэя нотки нерешительности.

– Наверно самое важное, - улыбнулся он, - вот, смотрите.

Рэй сменил на экране ракурс, и стала отчётливо заметна надпись. Причём эта надпись была сделана символами линейного алфавита, того самого, которым пользовались мы.

– "Тор-416", - прочитал Рель, - но ведь это же земной язык. Это зонд землян.

– Рэй, не может ли это на самом деле быть Дубль, следы Дубля?

– Говорю же, что нет. Эта штука в любом случае намного старше Дубля.

– Но тогда она старше и всей нашей цивилизации… Но ведь вроде бы доказано, что временных провалов не может быть.

– Если межпространственный, то исключить нельзя. Но, насколько мне известно о Дубле, нигде не было миров с таким огромным опережением развития.

– Что-то не всё вяжется.

– Что поделать, мы не всеведущи… Командир, я полагаю, что следует запустить все имеющиеся у нас зонды на тщательнейшую разведку Латы. Особое же внимание уделить Пустыне Чёрных Камней и… Ваку. И ещё, я по-прежнему настаиваю на разведке Онни.

– Надеешься что-нибудь да найти?

– Чем чёрт не шутит, вдруг что-то да найдётся. Ты помнишь Вак?

– Нельзя забыть.

– Мне тоже.

– Зонды могу забросить прямо сегодня.

– Сегодня не надо. Вызовешь подозрения. Я же настаиваю на полной секретности. Завтра будет лучше, чем сегодня. Или же сегодня, но только ближе к вечеру.

– Хорошо, так и сделаю. Но предлагаю усилить наблюдение с наших спутников, включить всю аппаратуру, может быть они что-нибудь засекут.

– Уже сделано, командир. В тот самый момент, когда мы нашли это, - он кивнул в сторону экрана. - Но ничего не обнаружено. Следы могут быть наверно только очень уж небольшие, не со спутников такие брать.

– А насчёт Онни мы вроде бы уже договаривались. Отправимся после того, как Рель будет вылечен, а ты очеловечишься окончательно. Или ты настаиваешь на ускорении?

– Да наверно нет. То, что ждало столько лет, может подождать ещё несколько дней.

Вечером я доставил зонды в те места, которые наметил Рэй. Воспользовался я для этого дисколётом. Всем же объяснил, что хочу просто прогуляться.

Зонды работали, Рэй работал. Всё это позволило узнать много нового и интересного о Лате. Но ничего из того, ради чего этот зондаж затевался, не было найдено. Да и сам Рэй признался, что это было всё равно, что пытаться найти иголку в стогу сена, когда этот стог размером с планету.

Приближался тот самый день, которого я ждал - возвращения Реля и прибытия Рэя. Накануне я полдня потратил на сбор зондов. Рэй сказал, что не видит больше смысла в дальнейших поисках.

И вот день настал. Рэй специально подогнал так, чтобы и он и Рель вышли из контейнеров в один день.

Первой была очередь Реля. Встречали мы его вдвоём с Серёжкой. Рель сам настоял, чтобы больше никого не было. Мы пришли в операционную немного раньше и ждали, поглядывая на часы.

– Боязно, - признался Серёжка, - вдруг что-нибудь случится.

– Не должно, Рэй на этот раз твёрдо обещал, что всё будет в порядке.

– Пора бы уж и открывать. Неужели минута тут что-то решает.

– Наверно решает, если бы не решала, то не было бы её.

– Готовы встречать? - прозвучал голос Рэя.

– Готовы, открывай.

Когда контейнер открылся, Рель уже смотрел во все глаза. Увидев нас, он улыбнулся своей коронной улыбкой и протянул нам руки. Мы с Серёжкой ухватили его за них и буквально вытащили из контейнера и поставили на ноги.

– С возвращением. А ну-ка, поприседай и попрыгай.

Рель проделал это без малейших признаков нарушения координации движений.

– Лучше чем новый получился… Марш сначала в душ, а потом в кают-компанию. Там подождёшь меня. Сергей, проследи за исполнением.

– Есть проследить.

Сам же я направился в ангар, к другому контейнеру.

В клинике большинство действий было автоматизировано. Но забирали людей из контейнеров всё же люди. Впрочем, для этой цели было специальное помещение. Но Рэй не захотел появиться на свет в этом помещении. Главным образом из-за находящихся там людей-дежурных. Среди встречающих он пожелал увидеть только меня одного.

Резервный контейнер, впрочем, находился в нижнем ряду. Когда я добрался до него, он был уже выдвинут. Я же только открыл его, нажав на соответствующую кнопку. Открылся он медленно и словно бы нехотя. Внутри лежал… Вне всяких сомнений, это был Рэй. Точно такой, каким я привык его видеть. Он открыл глаза, посмотрел на меня и улыбнулся так, как улыбался только он, не похоже на улыбку так похожего на него Реля:

– Ну, здравствуй, командир.

– О, звёзды, это ты… С прибытием в реальный мир, Рэй.

Я помог ему выбраться из контейнера. Выглядел Рэй слабым и вялым. Он сам, без напоминаний, попробовал сделать несколько упражнений и признал:

– Похуже, чем у Реля, получается. Но ничего, всё ещё наверстается.

– Не могу до конца поверить, что ты здесь.

Придерживая за локоть, я проводил его в душ. А там он от моей помощи отказался. Ждать долго не пришлось. Из душа Рэй вышел уже вполне уверенно. Одет он был в полётную повседневку "Иглы" с точно такими же, как и у меня, знаками отличия младшего капитана.

– Вот сейчас можно и в кают-компанию, - сказал он, потом улыбнулся и, молодцевато вытянувшись, отдал мне честь. - Капитан Стрельцов, младший капитан Рэй Климов прибыл в ваше распоряжение.

В ответ я тоже отдал ему честь, а потом сжал в объятьях:

– Как хорошо, что ты смог вырваться из этого плена.

– Мне и самому в это не очень-то верится. Пойдём, не нужно заставлять ребят ждать дольше необходимого.

Рель и Серёжка естественно были в кают-компании. И они тут же навалились со своими объятьями на Рэя. А когда наконец-то сцена встречи закончилась, я надел Релю и Рэю заранее приготовленные браслеты.

– Экипаж "Иглы" пополнился, - сказал появившийся в кают-компании Ог, который вслед за этим не менее тепло поприветствовал Рэя, - кстати, там ещё один кандидат припёрся, говорит, что вы ему обещали освободившийся контейнер.

– Ол? Естественно, обещали…

Проводили мы Ола всей компанией. А после этого Ог сказал:

– Ну, уж если все в сборе, то можно и на Онни отправляться, хоть сегодня. Чего тянуть, когда и так всё готово.

– Готово не всё, - возразил ему я, - не готовы мы сами, потому что не исполнили данных нами обещаний. Ты, к примеру, так и не представил комиссии проект дока.

– Ошибаешься, командир, как раз сегодня и представил, просто вас не стал отвлекать.

– Молодец, что сказать. А вот я обещал ребятам из "Белых Птиц Гэзда", что привезу им Реля. А Серёжка вроде бы обещал, что закончит с ними летний сезон.

– Всего-то три дня осталось, - подтвердил он.

– К тому же негоже было бы Релю не повидаться со всеми, кто помог ему вернуться и сказать "спасибо" каждому.

– Так и месяцем не управиться. Можно, я потом скажу, после Онни?

– Можно и потом, но вот с ближайшими родственниками и друзьями лучше не "после", а "до", а то ведь обидятся. А у тебя, Рэй, есть какие дела?

– Я, в отличие от вас, ещё не успел ими обзавестись, но ещё успею, дайте только время… А вот Ога, насколько я помню, очень уж просили присутствовать на первом учебном дне в университете Гэзда.

– Но я отказался. Не хочу и там засвечивать свою мальчишескую физиономию.

– К тому же, я бы очень хотел, чтобы с нами был и Рив. На Онни он наверняка окажется очень полезен. Я предлагаю дождаться Рива. Кто "за"?

"За" оказались все, даже Ог согласился с этим предложением, хоть и продолжал при этом морщиться, потому что было ясно, что теперь уж от посещения университета ему не отвертеться ни в какую.

С Солом Рель переговорил по видеофону и договорился, что появится дома через три дня, на что старший брат ему особо и не возражал.

Ог тут же отлучился по своим многочисленным делам, он их себе находил более чем достаточно.

Рель с Серёжкой потребовали от меня отправить их на Синоль. (Хоть они и имели допуски для полётов на дисколёте, но требовать пока ещё не решались). Я не стал возражать. И ещё, пригласил с нами и Рэя, который с радостью согласился.

В лагерь "Птиц" мы прибыли перед самым подъёмом. И наше прибытие этот самый подъём только ускорило. Все ребята оказались настолько сильно и искренне рады возвращению Реля, что я не мог бы такого заранее представить. И Рель мгновенно оттаял, позабыв все свои страхи и ложную вину. Серёжка же был среди этих ребят уже полностью "своим". Мне они тоже были рады, но уже так, "повседневно". К Рэю же сначала отнеслись несколько насторожённо (так похожий на Реля незнакомец), но потом кто-то узнал его (а может, Рель подсказал):

– Ведь это же Рэй, он нас "читал" на "Игле".

– Но ведь это невозможно, это же был кибермозг.

– А Реля с того света вернуть возможно, - слышались перешёптывания.

Командир "Птиц" единственный набрался решимости внести ясность в это дело. Он сам подошёл к нам и представился Рэю. Рэй ответил тем же:

– Рэй Климов.

– Извини, но не ты был тем…

– Да, я и был тем самым кибермозгом. Мы же встречались, Вим, и знакомились.

– Но вроде бы там был виртуальный мир…

– А здесь реальный, не бойся, ты не застрял в виртуальном мире, это я оттуда выбрался. Так же, как и Рель. Теперь я человек.

Они пожали друг другу руки и улыбнулись:

– Очень рад. Ты не против, если я представлю тебя ребятам, а то они уже зашептались предположениями?

– Конечно не против.

Весь этот день мы провели с "Птицами". И я ничуть не удивился, когда Рэй пожелал остаться с ребятами. Ему и в самом деле требовался отдых. Я же вечером вернулся на "Иглу".

На корабле мне показалось особенно одиноко. Я обошёл его весь, исключая только разве что действующий госпиталь. А задержался как когда-то в "Помещении для особо важного груза", анабиозно-полукапсульном отсеке. А уже в нём долго простоял возле капсул, где были мама и папа. Сейчас они показались мне удивительно молодыми и такими непохожими на тех папу и маму, которых я помнил.

После этого я прошёл к себе в каюту, а там, совершенно не задумываясь об этом, позвал:

– Рэй.

– Слушаю тебя, - прозвучал ответ, а на вспыхнувшем экране появилось изображение Рэя. Не того, что я оставил на Синоле, а того, который всегда здесь был.

В первый момент я отшатнулся от него, словно от привидения, но тут же постарался взять себя в руки:

– Ты здесь?

– Как видишь. Не могу же я оставить без присмотра и "Иглу", и госпиталь, и все наши дела, - он довольно горько усмехнулся.

– А кто же тогда на Синоле?

– Тоже я, я - человек… Полностью выбраться не получилось, иначе бы я погубил и себя, и корабль.

– Сильно огорчён?

– Ничуть. Я знал, что получится именно так. А получилось просто замечательно. Когда тот Рэй наденет шлем, мы станем одним целым, чтобы снова разойтись, став одинаковыми.

– Почему ты сразу ничего не сказал об этом?

– Подумал, что смогу скрыть это ото всех. Но ты понял сразу и позвал меня. Кстати, как ты догадался.

– Да никак я не догадывался. Просто машинально позвал, ничего не думая.

– Значит интуитивно.

– Можешь и так считать, если хочешь, но я думаю, что просто случайно… Никто кроме меня ещё не знает?

– Никто пока.

– И как ты всем это объяснишь?

– Всем и не собираюсь. А тем, кому надо, расскажу постепенно. Кое-кому же этого наверно лучше и вообще не знать, - улыбнулся он.

– Пожалуй, что действительно так. Но уж если ты тут, я могу тебя кое о чём расспросить?

– Спрашивай.

– Почему тот ты, который человек, назвался Рэем Климовым, а не Рэем Закатом?

– А чем это плохо?.. Просто Рэй Закат - это я… Нет, наверно не так, просто в тот момент показалось, что так абсолютно правильно и безвариантно.

– Тоже интуиция.

– Не знаю.

– И это говоришь мне ты.

– Да, я, и я этого не знаю. Очень многого в последнее время я не знаю.

– Как в случае с чужим микрозондом?

– Нет, ещё хуже… Я ещё тебе не успел сказать. Я смог активировать чужой зонд.

– Полностью.

– Нет, конечно. Но он отвечал на мои вопросы-команды. Я даже не поверил вначале. Ведь этой штучке столько лет.

– Удалось выяснить что-нибудь важное или интересное?

– Как сказать.

– Честно и прямо.

– Узнал, сколько прошло лет с тех пор, как его бросили. Узнал, что управляли им по транспространственной связи, хотя в нём нет и намёка на теллиты. И что поломка его и была заключена в отказе связи. Прочие системы отказали позже. И ещё, абсолютно точно известно, что управляли им с Онни.

– И ты молчал.

– Я выяснил это тогда, когда ты, командир, возился на Синоле. Но о том, что с Онни не всё чисто, я и раньше предполагал, потому и настаивал на визите туда.

– Недолго уже осталось.

– Знаю. Хочешь, ещё одну интересную вещь покажу?

– Давай.

– Изображение со спутника.

На экране появилось звёздное небо, а в нём голубая звёздочка Онни. Изображение планеты начало увеличиваться, это спутник сформировал линзеркало своего телескопа, не настолько большое, но не сказать, что маленькое. Онни растёт на экране. Вот уже видны материки и океаны, потом континенты и моря, ледники и озёра, горы и реки. Потом один из участков северной полярной шапки начинает наползать на экран. Из ледника же торчит нечто металлическое. Но разрешение спутникового телескопа не позволяет рассмотреть это как следует.

– Ну и как, по-твоему, - спрашивает меня Рэй, - что бы это могло быть?

– Какое-то сооружение?

– Вполне возможно. Жаль, что разрешение маловато. Попробую задействовать сразу несколько спутников.

– А я сейчас подниму катер на орбиту, у него телескоп получше.

– Это было бы кстати.

Катер был, как говорится, под рукой, я ещё не успел перегнать его на космодром. Я предупредил космослужбу Латы (всё же должен быть порядок) и поднял катер на орбиту на гравитационной тяге. Там без промедления развернул линзеркало телескопа. А Рэй в это время изменил орбиты спутников-наблюдателей и разместил их таким образом, чтобы со всех можно было бы наблюдать Онни.

На экране я увидел уже не просто картинку, получаемую катерным телескопом, а изображение, полученное большим интерферометром и обработанное Рэем.

Это вне всяких сомнений было искусственное сооружение. И не просто сооружение, а космический корабль, большей своей частью укрытый подо льдом и снегом. Конечно, точных деталей не было видно, но то, что это космический корабль, а не что-то другое, можно было сказать практически точно. О чём я и сказал Рэю:

– Чужой корабль.

– Может оказаться, что не вполне чужой.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что говорю. Это может быть и нечужой корабль.

– Давай, не темни.

– Просто я сам ничего не знаю, и не хочу делать предположений, которые не оправдаются.

– Ну, хоть то, сколько лет там находится этот корабль, ты можешь предположить?

– Не меньше шестидесяти и не более миллиона. Точно сможем узнать только при непосредственном контакте.

– Так мне захотелось отправиться туда пораньше… Но срок уже назначен… Как ты думаешь, стоит ли его переназначить?

– Я думаю, что эти дни действительно ничего не решат. А Рив там, на Онни может и в самом деле оказаться чрезвычайно полезен.

Изображение на экране начало покрываться дымкой. На планете Онни интересующее нас место закрывали облака.

– Хорошо. Но сейчас не мешало бы сделать обзор поверхности Онни. Может быть ещё что-нибудь обнаружим.

– Уже делается. Вик, тебе не трудно продержать катер на орбите хотя бы до утра.

– Столько, сколько будет нужно.

– Лучше бы, конечно, на полные оннские сутки - двадцать девять часов.

– Без проблем. Подожду и сутки. Но только если будешь выдавать мне информацию сразу же, не думая о том, следует ли мне это знать или не следует.

– Хорошо, командир.

Обзор не дал больше ничего существенного, разве что некоторые мелочи, которые можно было толковать крайне неоднозначно. Да и обнаруженный ранее корабль больше пронаблюдать не пришлось, облачность в этом месте должна была продержаться ещё несколько суток. Но зато мы рассмотрели то место, где на Онни садилась латянская экспедиция под руководством Ива Альись - посадочная ступень "Онни-1" сохранилась и была видна отчётливо, повалившаяся набок и изъеденная коррозией.

Мы с Рэем посчитали, что о находке чужого корабля мы пока умолчим, чтобы не будоражить народ (не только латян, но и наших друзей тоже). И я вернулся обратно на Лату. Уже там я как следует отоспался, дожидаясь утра.

Утром же начался последний день Серёжки и Реля на Синоле, и я обещал присутствовать на закрытии "Птицами" летнего сезона.

Направляясь за дисколётом, я наткнулся на бродящего по кораблю мальчишку, это был Гил Вайнись. Я ему обрадовался:

– Привет, Гил! Наконец-то тебя выпустили.

Он немного виновато улыбнулся:

– Выпустить-то выпустили. Но только никто не желает верить, что я - это я, а не кто-то другой. И говорят - гуляй, мальчик.

– А ты и гуляешь.

– Тебя жду. Может быть ты представишь им меня в таком вот виде.

– Хотел сразу из контейнера и за работу?

– А что тянуть.

– Вот что, Киборг, ты теперь не киборг. А людям нужно и отдыхать. Тем более после такой вот операции. Ну хотя бы чуть-чуть. Я сейчас лечу к ребятам на Синоль, летим со мной. Ну а вечером, так уж и быть, представлю тебя вашей команде. Или может быть лучше тебя домой отправить?

– Если бы я хотел домой, то дошёл бы и пешком, за десять минут, - улыбнулся Гил, - это рядом… Но меня там никто не ждёт. А объясняться с соседями я вообще не горю желанием.

– Тогда давай со мной. Там-то уж с гарантией никто не поинтересуется, сколько тебе лет.

– Хорошо, поехали.

Уже в дисколёте Гил сказал:

– Зря я согласился на такое омальчишивание.

– А что, были варианты?

– Были. Но в том случае Рэй не гарантировал полного исправления всех генетических дефектов. По такой схеме лечатся здесь, в госпитале, практически все.

– Гил, не ворчи. Всё в порядке, а годы ещё успеешь заново набрать.

– И так старше стал на несколько лет, пока лечился и учился, вот только выгляжу мальчишкой… Но всё же хочется сделать что-нибудь этакое… мальчишеское.

– Так радуйся этому.

– Я и… радуюсь.

– Всё будет хорошо. Все тебя поймут, признают и примут. А кто этого не сделает, с тем и вообще не стоит иметь дел.

– Утешил.

– В меру своих сил. Я ведь и сам такой же вот омальчишенный. Только вот мне два раза уже приходилось взрослеть, а сейчас - третий.

На Синоль мы прибыли ранним утром, но "Птицы" уже поднялись. Нас встретили. Но уже не той галдящей толпой, как это было поначалу. Ребята уже основательно успели привыкнуть ко мне. Встречающих было двое, и среди них Ор Тостьись, словно бы специально, зная, что со мной будет Гил. Но это могло быть и неслучайно, а устроено Рэем.

Ребята поздоровались со мной, а потом Ор, обращаясь к Гилу, спросил:

– Мне кажется, что мы встречались?

– Не кажется, Ор. На самом деле встречались и даже вроде бы неплохо знакомы.

– Не могу вспомнить, где и когда.

Гил улыбнулся уже широко:

– "Бездельники, опять вместо уроков торчите в оранжерее…"

– Гил? Доктор, это вы?

– Угу, только сегодня выписался из госпиталя на "Игле".

– Вас и не узнать совсем, - Ор улыбнулся с хитрецой, - помолодели.

– Ага, причём основательно. И поэтому обращаться ко мне на "вы" не нужно.

– Обращайтесь к нему, как к своему ровеснику, - сказал я, - ему нужно сегодня отдохнуть.

– Тогда день выбран неудачно. Сегодня здесь работы полно.

– Если она физическая, то ему только на пользу пойдёт. Забирайте его с собой и эксплуатируйте, насколько он вам это позволит.

– Пошли, Гил, мы тут тебе кое-что интересное покажем.

Я же отыскал своих экипажевцев. Они расположились возле своей палатки и завтракали. А когда увидели меня, Рэй предложил:

– Присоединяйся.

– Спасибо, я на "Игле" позавтракал.

– Тогда просто сядь. Этих двоих насчёт своей двуличности я уже просветил.

– С "Иглой" связь держишь?

– Время от времени. - Он пощёлкал пальцем по висящему на отвороте воротника значку с эмблемкой "Иглы". Очевидно, это была рация.

– Во все дела посвящён?

– Разумеется, но ребят не посвятил.

– Какие дела? - чуть ли не в один голос спросили Рель и Серёжка.

– Связанные с нашими планами разведки Онни. Но мы решили их обсуждение отложить на несколько дней. - Рэй даже не покраснел. Но ведь он в принципе и не соврал.

– Не надоело тебе тут, с мальчишками?

– Конечно нет. Мне, командир, пока ещё ничто вообще не успело надоесть.

– Рэй и сам мальчишка, каких ещё поискать. Тут от него все буквально без ума.

– Что тут у вас сегодня намечается? Ор сказал, что работы полно.

– Да не особо полно. Сегодня тут последний день сезона. Основную работу уже закончили. Сегодня свернём лагерь, всё упакуем, приберёмся, уничтожим мусор. Потом погрузимся на катер, естественно не космический, а обыкновенный. Он доставит нас к Беролю, туда, где аэродром. Там погрузимся на самолёт и в Гэзд. Проведём последнее построение сезона и по домам. Вот такая программа.

Так оно и получилось, точно по программе. Когда все "птицы" позавтракали, принялись сворачивать палатки и упаковывать имущество. Справились с этим делом достаточно быстро - у большинства отрядовцев уже был опыт. Всё упакованное было перетащено на берег, а ненужный мусор сожжён при помощи специальных шашек. Когда же подготовка была закончена, оказалось, что до прихода катера осталось ещё больше часа.

Этот час был потрачен на прощание с морем: купание, ныряние и так далее. В Гэзде моря нет, и больше в этом году его ребята уже не увидят. Я, хоть и не прощался с морем на год, но во всеобщем веселье поучаствовал. Среди всех ребят наверно только Рель не очень-то радовался морю. То, что было, то было, и никуда от этого не деться. И Рель никогда наверно не будет относиться к морю как прежде. Ведь именно море отняло у него родителей, и чуть не отняло жизнь.

Потом пришёл катер - немаленькая посудина на воздушной подушке, с эмблемкой "СК" на борту. Он почти полностью выехал на берег и опустился рядом с приготовленными к погрузке вещами. Правда воздухом из его подушки кое-что унесло, и пришлось это ловить и тащить обратно. С погрузкой ребята справились быстро. А вместе с грузом погрузились и сами.

Составить мне компанию не согласился никто. И я в одиночестве, на дисколёте, сопровождал катер, этаким почётным эскортом. Сначала вообще чуть ли не касаясь борта, но заметив, что капитана катера такое моё поведение нервирует, поднялся выше. Потом начал развлекаться, делая большие круги, поднимаясь до облаков и опускаясь до самой воды, касался её, поднимая целые шлейфы брызг.

До войны Бероль был довольно крупным городом. Война же оставила от него только жалкие руины. Но сейчас и эти руины были уже полностью стёрты с лица Латы. А на месте, где они ещё недавно были, кипело строительство - Бероль должен был возродиться, так решило человечество Латы. Через Бероль протекала небольшая речушка, в которую и вошёл катер, продвинулся по ней вглубь острова на несколько километров, почти что до самой ВПП здешнего аэродрома.

Взлётно-посадочная полоса была старая, пережившая войну, пострадавшая от неё, но основательно отремонтированная в последнее время. На берегу речки была небольшая пристань, обслуживающая такие вот катера.

Я посадил дисколёт рядом с этой пристанью и помог ребятам разгрузиться с катера и погрузить большую часть вещей на грузовую платформу. Самолёт уже ждал ребят. Устаревший, но всё ещё летающий транспортник, наподобие тех, что летали ещё до войны. Ребята погрузили на него вещи и погрузились сами.

Но на этот раз мне удалось убедить Рэя лететь не с ребятами, а со мной на дисколёте.

Самолёт взмыл в небо, а мы следом за ним, и на этот раз выполняя функции эскорта, и идя едва ли не касаясь кончика его крыла. Пилот самолёта - молодой и весёлый парень тут же вызвал нас на связь. И мы протрепались с ним до самого Гэзда. Он выдал нам порядочную порцию весёлых историй. Ну а от наших (о похождениях всё того же Пилота-неудачника) чуть ли не надрывал живот. И не только он один, как оказалось, нас слушали все близлежащие суда и самолёты, да и ребята из "Птиц" тоже.

Уже над Гэздом мы ушли вперёд и, запросив разрешение, приземлились неподалёку от аэропорта. Самолёт же приземлился поодаль, и когда мы с Рэем туда добрались, ребята уже почти что закончили разгрузку. Себе оставили только личные вещи, весь же остальной груз был перевезён в склад "СК" на хранение.

Возле этого самого склада Вим провёл последнее построение сезона (хорошо ещё, что принимать его мне не пришлось) и распустил ребят.

Гил перехватил меня и сказал, что побродит сегодня по Гэзду и найдёт меня сам. Потом я перехватил Серёжку и Реля:

– Уж на этот-то раз не откажетесь от того, чтобы я доставил вас к месту назначения.

– При условии, что и Ора с собой возьмём.

– Поехали, где четверо, там и пятеро поместятся без проблем.

Ора мы высадили первым. Обошлись без прощаний-расставаний. Сели, высадили, снова поднялись. Снова сели уже возле дома Рива.

Дома были Сол и Ив. Ос же по каким-то (Сол не стал уточнять, каким) причинам отсутствовала. Ив сразу же повис у Реля на шее, чуть не уронив его при этом. Сол же отреагировал на появление брата гораздо более сдержанно: только похлопал по плечу и полуобнял.

В следующее мгновение Ив узнал Рэя и буквально взвыл от восторга. И едва я успел представить Рэя Солу, как Ив буквально уволок его за собою в дом.


Через неделю наступило время Рива. И его встречали уже всей командой, плюс Нок, который должен был занять место Рива в контейнере. Лечение Рива закончилось без проблем. Он без нашей помощи выбрался из контейнера. Сам проделал полагающиеся упражнения и сказал, засмеявшись:

– Ну что, убедились, что я исправен и пригоден к дальнейшей эксплуатации? Тогда укладывайте Нока, пока я буду себя в порядок приводить. Где собираемся?

– Через пятнадцать минут в рубке. Успеешь?

– Ещё и отдохну.

– Рель, подстрахуй деда.

– Будет сделано.

Через пятнадцать минут мы собрались в рубке. Рив действительно успел раньше и сейчас развалился в кресле. Впрочем, при моём появлении он вскочил, замер в уставной позе и отрапортовал:

– Риверит Альись прибыл в ваше распоряжение и ждёт дальнейших указаний, капитан.

– Вольно, расслабься. Принимаю тебя в экипаж официально.

– Есть, капитан.

Я нажал голубую клавишу на консоли и спросил:

– Готов?

– Да, можешь начинать.

– Я собрал всех вас здесь для того, чтобы поделиться результатами наших наблюдений и обсудить наши дальнейшие действия. Смотрим.

На экране появилось хорошо мне знакомое изображение чужого корабля. И это было единственное его изображение. Когда тучи над ним рассеялись, всё было погребено под слоем свежего снега, и от корабля угадывались только намёки на контуры.

– Чужой корабль? - спросил Рив.

– Очень на то похоже, - ответил я, - но точно мы сможем узнать только тогда, когда побываем там.

– Так чего ждать. Мы можем отправиться немедленно.

– Немедленно не получится, но вот завтра наверно уже да, - сказал Ог, - мы с командиром провели большую часть подготовки. Сегодня можем доделать то, что ещё недоделали, а завтра отправиться.

– Я тоже так думаю. Кто за это? Но вы можете и вообще отказаться от визита на Онни. Рэй?

– Я только за, я уже давно хочу познакомиться с Онни лично.

– Ог?

– Это моё предложение. Даёшь Онни!

– Рив?

– Естественно за. Не знаю, что мы там найдём, но думаю, что что-то очень интересное.

– Сергей?

– А я что, хуже других что ли. Я - за, и ещё раз за.

– Рель?

– Я об этом просто мечтаю. Конечно, за.

– Решили единогласно. Тогда сегодня поступим так: Завершаем погрузку оборудования на катер. Всё уже практически готово и остаётся только погрузить. Потом обживаем катер, делаем пригодным для длительного обитания. До вечера со всем этим мы вполне справимся. Вечер каждый проведёт так, как ему хочется. На ночь собираемся на "Игле" и как следует отдыхаем. Утром же вылетаем к Онни.

– За сколько мы доберёмся туда? - спросил Рель.

– Особо разгоняться внутри системы на такой посудине, как катер, рискованно. Рабочего тела у него не так уж и много, а движок не квантовый. Думаю остановиться на десяти днях. Не настолько мало, чтобы стать опасным и не настолько много, чтобы устать от тесноты.

Вечер мы провели у Рива дома. В честь его встречи там снова собралась почти что вся семья. Но получился этот вечер довольно сумбурным. И прибыв после него на "Иглу", мы почувствовали своего рода облегчение.

Ночь я проспал как убитый, н