Book: Обитатели вселенной



Обитатели вселенной

Хол Клемент

Обитатели вселенной

ОБИТАТЕЛИ ВСЕЛЕННОЙ

Когда Трайкер увидел, отсветы огней на большой раскидистой сосне, у корней которой он лежал, он понял, что теперь придется быть предельно осторожным. Конечно, он сталкивался с живыми существами, когда в темноте спускался по лесистому склону горы, но это были маленькие безвредные животные, которые испуганно разбегались, заслышав его шаги или почувствовав инопланетный запах. Однако искусственный свет, который они с Тес увидели еще с вершины горы, и к источнику которого он сейчас приближался, означал присутствие разума, а разум – это та еще штучка.

Он чувствовал всю комичность своего положения. Ему, члену общества, включавшего в себя тысячи различных наций и культур, казалось нелепым скрывать от разумных существ не только свои намерения, но и само свое присутствие. У инопланетянина то и дело возникало непреодолимое желание встать и открыто пойти по главной дороге прямо к небольшому поселению в долине, но путеводитель строго-настрого запрещал подобные демарши. Трайкер продолжал спускаться с горы ползком, пока не добрался до дерева. Крепко обхватив ствол, он выпрямил все восемь ног своего змеинообразного тела, достал коммуникатор, чтобы связаться с Тес и стал внимательно изучать местность.

Это был небольшой город. Трайкер не был хорошо знаком с человеческой нацией и не мог определить число людей по количеству зданий в городе. Однако он понимал, что не все дома в городе жилые. Одним из таких зданий был железнодорожный вокзал, о предназначении которого инопланетянин догадался, как только ярко освещенный поезд отошел от платформы и покинул город, направляясь на север. Большинство фонарей города было сконцентрировано вокруг этого здания, и Трайкер видел снующие на вокзале фигуры человеческих существ. Кроме нескольких освещенных окон да редких уличных фонарей, ничто не выдавало размеров поселения.

В городе был еще один центр активности. Чувствительные органы слуха Трайкера уловили странный пульсирующий звук. Похоже, он исходил из прилегающей почти вплотную к подножию горы части города. Выглянув из-за дерева, Трайкер ничего не увидел, но непонятный шум еще четче зазвучал в его голове.

Всего в нескольких метрах ниже места, на котором стоял инопланетянин, склон горы прерывался обрывом. Заметив, что подлесок, покрывавший склон, доходит до самого края обрыва, путешественник снова лег, дополз до края и заглянул вниз. Он добился немногого: его глаза не могли прорваться сквозь кромешную тьму, однако заинтересовавший era шум стал отчетливей. Теперь было ясно, что звук шел справа из-под горы, и, немного поколебавшись, Трайкер решил спуститься вдоль края в том направлении. Кусты здесь были плотнее и немного затрудняли его движение – мешали два огромных треугольных плавника, выдававшиеся на два фута с каждой стороны его гибкого тела.


Он не продвинулся и на сотню метров, когда заметил, что край скалы извивается, выдается вперед и уходит вниз, словно выступ над какой-то вертикальной шахтой, выдолбленной в горе. Затем край повернул влево, увел Трайкера прочь от заинтересовавшего его звука, и в конце концов инопланетянин оказался на самой нижней точке, прямо под тем местом, откуда он впервые посмотрел вниз. Дело приобретало интересный оборот.

Слева от Трайкера, из глубины шахты, доносился шум капающей воды. Здесь кустарник заканчивался, а местность стала значительно ровнее, и Трайкер понял, что это нечто иное, как плохая дорога. Через пару футов он наткнулся на расщелину в скальном массиве, по дну которой текла река. Провал был так глубок, что казалось рассекал самое сердце земли. Поблизости Трайкер обнаружил нечто, похожее на искусственное углубление, также заполненное водой. С возрастающим интересом Трайкер прикинул, что ущелье тянется на полтораста метров параллельно склону горы и, пожалуй, будет около семидесяти метров в ширину. Только бы река оказалась достаточно глубокой… инопланетянин уже начал спускаться, чтобы проверить это, но тут вспомнил, что пообещал Тес не снимать коммуникатор. Если он нырнет в воду, то может повредить прибор. Справившись с нетерпением, он вернулся к дороге, откуда раздавался любопытный шум.

Ноги Трайкера были несоизмеримо малы по отношению к его длинному телу, и он не мог быстро идти. За пятнадцать минут он миновал еще две наполненные водой ямы и теперь приближался к третьей. Она была освещена первыми городскими фонарями, и ее можно было разглядеть получше. Впереди по другую сторону дороги светились городские окна, и увидев их, Трайкер остановился.

Звук шел из отдаленной части города. Если Трайкер будет продолжать свои поиски, ему придется выйти из спасительной темноты и, вполне вероятно, натолкнуться на человеческих существ. Хотя, с другой стороны, кожа Трайкера была довольно темной, света было не так уж много, да и людей все равно когда-нибудь придется встретить. В конце концов, немного удачи – и все закончится хорошо, а ни один человек так и не узнает об этом. Трайкер принял решение идти дальше.

С противоположной стороны дороги потянулись дома предместья. Здесь еще было темно, а кустарник и ограды могли скрыть Трайкера от посторонних глаз. Он перешел на ту сторону. Уверенно шагая в тени оград; крутя во все стороны своими независимыми друг от друга огромными глазами, Трайкер заметил еще одну яму, но футов через сто справа началась стена и перекрыла ему вид. Это был крепкий забор, он возвышался на полметра над головой Трайкера. Казалось, звук раздавался оттуда, только чуть впереди.

Трайкер зашел уже слишком далеко и был по характеру слишком похож на человека, чтобы поворачивать обратно. Инопланетянин снова перешел дорогу между двумя уличными фонарями. Поросший кустами склон холма подходил почти вплотную к дороге, Трайкер решился воспользоваться этим преимуществом и снова принял горизонтальное положение. Он надеялся проникнуть за ограду, но оказалось, что стена спускается с горы. Не было смысла терять время в поисках прохода. Он встал и осмотрелся. Вокруг никого не было. Он вытянул свои тонкие щупальца, зацепился за край стены, и, зигзагообразно выгнув свое тело, подтянулся. Через мгновение он уже удобно устроился на стене.

За оградой были еще два или три слабо освещенных электрическими фонарями углубления. Воды в них практически не было, и Трайкер смог увидеть дно ближайшего из них. Оно было достаточно глубоко – не меньше шестидесяти метров. Судя по всему эти ямы были каменоломнями: разбросанные повсюду каменные плиты, инструменты и практически ровные стены. Шум, привлекший внимание инопланетянина, издавали стоящие на дне шахты насосы.

Путеводитель упоминал, что человеческие существа не могут обходиться без воздуха, а значит, шахты вдоль дороги, заполненные водой, не были рабочими. Если они так же глубоки, как эта, в одной из них можно было спрятать корабль.

Трайкер сполз со стены. Он несколько раз наклонился, чтобы облегчить боль от врезавшегося в его тело камня, и собирался размять щупальца, как вдруг замер. За его спиной на дороге появился свет. Не успел Трайкер пошевелиться, как два ярких желтых луча-близнеца – свет передних фар виляющего по дороге автомобиля – пригвоздили его к стене. Автомобиль вышел на ровную дорогу, и лучи фар скользнули в сторону, но, без сомнений, все было прекрасно видно за те несколько секунд, пока свет бил Трайкеру в глаза. Машина приближалась, и он стоял не дыша. В тот самый момент, когда машина поравнялась с ним, инопланетянин нырнул в кусты на холме и затаился. Шум двигателя автомобиля затих вдали, и Трайкер наконец перевел дух. Трудно поверить, но люди, сидевшие в автомобиле, не заметили его.


Трайкеру попросту не пришло в голову, что если водитель увидел в свете фар странное тело, едва ли он захотел бы выйти а проверить, в чем дело. Сам Трайкер или другие существа, принадлежащие к его расе, прежде всего, не задумываясь о безопасности, кинулись бы удовлетворять свое любопытство.

Трайкер слегка дрожал. Конечно, ему следовало бы предвидеть последствия и не карабкаться на стену прямо у дороги. Но то, что было совершенно очевидным для солдата, детектива или взломщика, не сразу приходило в голову обычному химику в его медовый месяц. Знай Трайкер чуть больше об этой планете, он бы и близко не подлетел к ней. Ему было известно только, что рядом с местами, которые они с Тес планировали посетить во время отпуска, находилась станция «восстановления сил», и пока он не оказался у маяка Меркурия, Трайкер и не думал узнавать подробности об этой планете. Они с Тес были немного озадачены тем, что узнали, но обратный путь занял бы все оставшееся время его отпуска, да и Тес сказала, что он сможет сделать то, что уже делали до него другие. Трайкер подозревал, что жена преувеличивает его возможности, но возражать не стал, и они остались. Однако проехавший мимо автомобиль сыграл свою роль: теперь, по крайней мере, Трайкер стал более осторожен. Удовлетворив свое любопытство, инопланетянин отправился обратно к кораблю и Тес, держась в стороне от дороги, пока не показались заброшенные шахты. Он быстро переплыл шахту, держа одним щупальцем над головой коммуникатор, и продолжил путь. В следующий раз ушло больше времени. Вместо того чтобы перенести коммуникатор над водой, Трайкер оставил его в кустах у дороги и нырнул. Под водой была кромешная тьма, и ему пришлось полностью полагаться на органы осязания. Кроме того, он не рискнул плыть быстро, чтобы не пораниться о гранитные плиты. У него ушло полчаса на то, чтобы понять, можно ли здесь укрыть корабль. Размеры не обнадеживали, хотя, впрочем, можно было попытаться. Наконец Трайкер вынырнул, забрал коммуникатор и направился к следующей шахте.


Он осматривал скважины на протяжении нескольких часов. Всего было семь шахт, две из них за забором были действующими, еще одну использовать в качестве укрытия было невозможно, поскольку она предательски освещалась уличным фонарем, и Трайкер занялся оставшимися четырьмя. Первая, на которую он наткнулся, оказалась самой отдаленной от города и самой подходящей. Она была выдолблена на глубине десяти метров от поверхности воды. Целиком корпус корабля сюда бы не поместился, однако все же она могла пригодиться. После второго осмотра ниши Трайкер вынырнул удовлетворенным. Вытащив коммуникатор из укрытия, инопланетянин подал сигнал Тес, сообщая, что возвращается. Потом поднял коммуникатор вверх и двигал им из стороны в сторону, вверх и вниз, пока небольшая шестигранная пластина внутри не стала ярко-красной. Удостоверившись, что может найти свой корабль, инопланетянин полез наверх.

Достигнув густого леса над каменоломнями, он огляделся. Почти все огни города уже погасли, и только фонари у вокзала да на улицах продолжали гореть. Насосы в каменоломнях шумели по-прежнему, и Трайкер, удостоверившись, что его присутствие не нарушило привычного хода жизни, пополз дальше.

Ему понадобилось удивительно много времени на то, чтобы добраться на своих коротких ногах из долины до ямы на вершине горы, где находился его корабль. Поначалу он рассчитывал, что спрячет корабль до наступления рассвета, но теперь он отбросил эту идею. В конце концов, корабль не виден до тех пор, пока не подойдешь к краю ямы, а Трайкер был уверен, что ни одно человеческое существо не придет к этому месту, хотя путеводитель и упоминал, что люди все еще продолжают охотиться на диких зверей ради пищи и забавы. В любом случае, они с Тес могли по очереди сменять друг друга и при приближении охотника или браконьера предпринять необходимые шаги.

Поднимаясь Трайкер дважды использовал коммуникатор и не мог понять, почему на обратный подъем уходит столько времени. Однако на третий раз пластина светилась совсем ясно, и Трайкер стал точнее следовать указанному направлению. Еще полчаса ушло на поиски корабля, но наконец он подошел к небольшому склону и увидел слабое сияние, пробивающееся из-за приоткрытой двери воздушной камеры. Он соскользнул по склону, остановился, вскарабкался по металлическому скату, спущенному из воздушной камеры, и вошел.


Тес встретила его у внутренней двери, и тревога исчезла с ее лица.

– Где ты был?! – выпалила она. – Я несколько часов назад получила твой сигнал и передала данные для твоего радара. Ты – без оружия, а эти земные животные, мы же не знаем, из-за чего они могут напасть… Я уже начала волноваться.

– Все, кого я встречал по дороге, разлетались, – ответил ее муж. – Может, все они были растительного происхождения или что-то в этом роде, в любом случае, у нас будут огромные неприятности, если мы притащим свое оружие на примитивную планету… Недалеко от города я нашел прекрасный тайник для нашего корабля. Жаль, что я так вымотался, а то мы прямо сегодня спустили бы его вниз, но, полагаю, можно подождать и до завтра. Как ни крути, на все про все у нас уйдет несколько местных дней.

– Ты нашел какие-нибудь признаки разумной расы? – спросила Тес.

– Не уверен, – ответил Трайкер.

Пока она готовила ему ужин, он поведал ей про автомобиль, а во время трапезы рассказал о подводной нише, куда можно было спрятать корабль и откуда было бы легко предпринимать вылазки. Тес была рада, хотя так до конца и не понимала, как он собирался получить все, что хотел от человеческих существ, скрыв от них свое присутствие. Увидев ее замешательство, Трайкер улыбнулся.

– Ты же сама говорила – мы не первые, – произнес он, – Пора спать. Я уже не помню, когда последний раз чувствовал себя таким смертельно уставшим. Завтра утром все объясню.

Он встал, поставил посуду в посудомоечную машину и ушел в спальню. Резервуары уже наполнились, он без единого всплеска погрузился в свой, и прежде, чем вода полностью сомкнулась над его телом, он уже спал. Тес последовала его примеру.

Трайкер действительно вымотался и спал еще долго после того, как его жена встала и позавтракала. Она сидела в библиотеке и в который раз перечитывала путеводитель, когда наконец-то он встал. Трайкер вошел, и один из глаз его жены повернулся в его сторону.

– Кажется, местные люди слишком примитивны, они суеверны и придают всему, что им неизвестно, сверхъестественный характер. Ты собираешься воспользоваться именно этим, чтобы скрыть наше присутствие?

– Не то чтобы я рассчитывал на это, – ответил он, – хотя вполне возможно, что они отреагируют именно так, когда поймут, что происходит что-то необычное. Я не думаю, что нам удастся совсем избежать контактов, если, конечно, нам не повезет и мы не найдем таких людей, которых пару дней никто не хватится. Но я уверен, что разумное использование нейролептиков лишит здешних обитателей возможности узнать слишком много. И если ты хотя бы ненадолго дашь мне эту книжку, я попытаюсь разработать какой-нибудь блестящий план.

– Если память меня не обманывает, у нас не так много местных медикаментов, а точнее, их нет совсем – возразила Тес.

– Медикаментов нет, а вот реактивов предостаточно. Не забывай, кто твой муж, дорогая!

Улыбнувшись, он взял книгу и устроился в гамаке. Несколько минут он быстро листал томик в поисках нужных ему данных, а Тес безуспешно пыталась читать, заглядывая через его плечо.

Наконец Трайкер остановился, поднял глаза от бумаги и произнес:

– Похоже, вот это нам поможет. Надо посмотреть, есть ли у нас все необходимое. Хочешь, дорогая, увидеть химика в действии?

Естественно, она пошла за ним и сосредоточенно смотрела, как ее муж смешивал, измерял, нагревал и замораживал, очищал и снова соединял содержимое пробирок. И хотя она имела смутное представление о естественных науках, наблюдая за ним, она могла точно сказать, что по духу Трайкер был таким же художником, как и она. Именно поэтому она вышла замуж за того, кто, по мнению всех его знакомых, был упертым и помешанным на своих занятиях сухарем.

Трайкер подсоединил выводную трубку пробирки к небольшому ротационному насосу, поместив полученный газ в цилиндр, достаточно легкий, чтобы его можно было нести. Даже Тес могла оценить смысл проделанной операции.

– Это же газ, как ты собираешься им управлять? – спросила она.– Судя по картинке, эти человеческие существа намного сильнее нас. Вряд ли ты сможешь удержать маску у их лица, а стрелять непрактично. Почему бы тебе не воспользоваться раствором или твердым растворимым веществом в форме дротика?

– Чем меньше мы возьмем с собой оборудования, которого можем случайно лишиться, тем лучше, – ответил Трайкер. – Если не будет ветра и дождя, я смогу довольно легко заставить их глотнуть этого вещества. Нужно читать внимательней, дорогая, мы не первые на этой планете, – он скосил один глаз на свою жену.– Ты когда-нибудь видела, как лопается воздушный шарик?

Тес застыла в раздумьях, и вдруг ее лицо просветлело.

– Ну конечно. Теперь понятно. Только возникает один вопрос, а где и как ты собираешься найти одинокое человеческое существо?



– Подумаем об этом, после того как спрячем корабль. Придется понаблюдать денек-другой, присмотреться к их привычкам, путеводитель здесь не особенно-то помогает. Конечно, если к нам заглянет одинокий охотник или путешественник, вопрос исчезнет сам собой, но на это рассчитывать не приходится. Ну все, дорогая, здесь я закончил, теперь придется ждать темноты, чтобы перенести корабль.

– Отлично, – согласилась Тес. – Я пойду пройдусь, а то мы видели при дневном свете эту планету только издали. Даже если мы и не сможем близко подобраться к живым существам, здесь же есть скалы, или растения, или еще что-нибудь, на что стоит посмотреть. Ты не составишь мне компанию?

Трайкер согласился с условием, что никто из них не отойдет далеко от ниши, где спрятан корабль. Он прекрасно осознавал границы дозволенного в нецивилизованной среде и понимал, что не нужно быть опытным следопытом, чтобы незаметно подобраться к их кораблю. На открытом месте было опасно находиться. Когда рядом стоит корабль и оборудование, то в случае опасности они могут многое предпринять.

Они вышли вместе, оставив внешнюю электрическую дверь шлюзовой камеры открытой, поскольку Трайкер читал, как один из путешественников по возвращении обнаружил, что перегорел генератор, и оказался в довольно щекотливом положении за закрытыми дверьми своего корабля. С тех пор как они прилетели, было все время пасмурно, но казалось, вот-вот сквозь облака должно было пробиться солнце. Прикосновение влажной травы радовало кожу. Такая погода казалась инопланетянам немного прохладной, но приятной.

Повсюду были следы жизни, и хотя ни одно даже маленькое живое существо не подошло близко, Трайкер и Тес могли изучать их достаточно подробно, поскольку ячейки сетчатки их глаз были значительно меньше человеческих зрачков, а глазное яблоко в три раза больше. Они могли видеть отчетливо то, что человек смог бы разглядеть только под лупой. Для Тес особенно интересны были птицы, поскольку на ее родной водной планете они не водились. Во время прогулки она собрала целую коллекцию перьев. Самым большим животным, встретившимся им, был олень. Он увидел их и остановился между деревьев на краю оврага, с минуту смотрел на них, как будто пытался найти для них место в своей картине мира, но когда Тес двинулась к нему, он повернулся и в мгновение ока скрылся за краем скалы. Инопланетяне поспешили туда, где он стоял, надеясь напоследок увидеть его, но не успели. Тес повернулась к своему спутнику.

– А почему бы не воспользоваться кем-нибудь вроде этого животного? Он достаточно большой, и мы не причиним ему вреда, кроме того, он, кажется, так же близок нам, как и человеческие существа.

Трайкер отрицательно махнул плавником.

– Я химик, а не биолог. И мне не все известно, но, по-моему, дело было в достаточном развитии донорской нервной системы. Хотя это и может показаться странным, но, по-моему, от нее зависит состав крови существа. Помнишь, каждая клетки состоит из хромосом и генов, и чего-то там еще, что известно биологам. Посему теоретически из одной клетки возможно вырастить абсолютно новое животное того же типа. Хотя я не думаю, что этим уже занимались. – И он добавил с долей юмора: – но кто я такой, чтобы знать наверняка?

Тес прервала его.

– Трайкер, послушай, это тот самый звук, который издавали насосы? Странно, что его слышно так далеко.

Он прислушался и снова отрицательно махнул плавником.

– Это какая-нибудь машина или что-нибудь в этом роде. Не похоже, чтобы звук шел из города. Здесь такое эхо, что звук может идти отовсюду, издалека. Для воздушного корабля – слишком уж громко… осторожно, Тес! Не шевелись!

Трайкер и Тес замерли на месте. Пульсирующий жужжащий звук превратился в грохот, и стало понятно, откуда он идет. Инопланетяне посмотрели наверх, проследив за серебряным крылатым телом, пролетевшим всего лишь в полутора ярдах над ними.

К счастью, пилот не увидел ни инопланетян, ни корабля: он летел слишком быстро и был полностью занят своим заданием.

Как только грохот снова превратился в жужжание, с Трайкера спало оцепенение. Он решительно пошел к своему кораблю, и Тес пошла за ним.

– Что случилось? – крикнула она – Я не думаю, что он видел нас. В любом случае теперь уже поздно.

– Не в этом дело, – ответил Трайкер, вбегая по скату в корабль – Тебе надо было самой догадаться. Помнишь, ты упоминала сегодня утром суеверие местных обитателей. Если бы они находились на этой стадии развития, вряд ли в их арсенале было бы что-нибудь, кроме рудиментов физических наук. Насколько я помню, именно это сообщает путеводитель. Надо проверить!

Он схватил том, который упал и открылся как раз на замусоленном разделе «Земля», и начал читать.

Тес не решалась прервать мужа, но долго ждать не пришлось. Трайкер вскоре отложил книгу.


– Я так и думал. Если верить этому путеводителю, человечество ушло не дальше паровых локомотивов. Помнишь, я вчера видел один из них. На самом деле я всего лишь сделал предположение, что шахтные насосы тоже были паровыми. Здесь так же говорится, что для перевозки поклажи на небольшие расстояния все еще используются животные. Все это хорошо вяжется с культурой, основанной на суевериях. Но в книге не упоминаются летательные аппараты, а он не был паровым. Он был на двигателе внутреннего сгорания. Так что насосы в шахтах принадлежат к тому же поколению машин. А раз человек смог сделать их достаточно легкими и мощными, чтобы построить самолет, то он определенно знает гораздо больше, чем нужно о молекулярной физике и химии.

– А ты уверен, что этот самолет сделан руками человека? – спросила Тес – Раз мы здесь, значит, мог быть и другой космический корабль? Ведь Земля – станция «восстановления сил».

– Во-первых, те, кто приезжает сюда отдохнуть, держатся как можно дальше от местных жителей, а этот самолет летел в непосредственной близости от города, мало того, он издавал такой шум, что его было, слышно за версту. Во-вторых, это был не космический корабль. Разве ты не заметила пропеллеры? Какой смысл с другой планеты тащить сюда оборудование и собирать здесь подобный драндулет, если есть собственный корабль в тысячу раз лучше? Да нет, Тес, этот самолет определенно был создан руками человека, а с книгой что-то не так. Это последнее издание, касающееся Земли, и ему всего лишь около 60-70 лет. Надеюсь, оно не отстает в биологии и физиологии: у меня нет никакого желания вредить людям.

– Что же нам теперь делать, если нельзя доверять путеводителю?

– Делай как я, будем основываться на том, что нам уже известно. Прямо сейчас улететь мы не можем, ты-то в безопасности, поскольку еще не достигла возраста, а вот мне придется тяжело, пока мы доберемся до следующей станции. Будем придерживаться нашего плана и сегодня ночью спрячем корабль в шахте. Надеюсь, человечество не продвинулось так же далеко в области электроники, в противном случае нас определить легче легкого. Не понимаю, как автор мог быть таким, безалаберным? Конечно, не так-то легко определить уровень развития биологии и физики, но не заметить самолетов, электрического света и двигателей внутреннего сгорания – это уж слишком. Однако сейчас уже ничего не поделаешь. А вот теперь меня беспокоит то, о чем ты говорила. Боюсь, вряд ли они отнесутся к нашим действиям с точки зрения суеверия, если прознают о нас. Придется стать еще осторожнее. Так что, Тес, если ты придумаешь что-нибудь, что сможет нам помочь, пока не наступила ночь, дай мне знать.

Но никто из них так ничего и не придумал.


Спустить корабль вниз с горы в темноте оказалось гораздо сложнее, чем Трайкер мог себе представить. Он боялся использовать микроволновый сканер, и приходилось дрейфовать на высоте деревьев, всматриваясь в темноту за иллюминаторами корабля. Огни города были ясно видны, и во время спуска Трайкер все время держался слева от них. Затем он включил отражающий альтиметр, надеясь, что его вертикальный луч достаточно узок, чтобы не вызвать помехи на ближайших приемниках, и стал медленно двигаться по контуру в направлении огней.

Он дрейфовал чуть дольше, чем это было необходимо, и удалился к северу от шахты, но стрелка альтиметра наконец дрогнула, оба инопланетянина осторожно выглянули в окно, и Трайкер стал спускаться. Корпус коснулся воды и начал погружение: они находились в первой шахте. Корабль снова поднялся, на сей раз чуть выше, дабы обезопасить себя, поскольку его курс снова уклонился к горе. Опять загорелся огонек, опять осторожный спуск, но на этот раз кораблю позволили погрузиться полностью.

Корабль остановился, когда три четверти его корпуса были под водой, Трайкер осторожно направил его к той стороне большей шахты, где он оставил отметку. Пока нос корабля продолжал легко касаться гранита, Трайкер отсек за отсеком наполнил корпус водой. Ему все-таки пришлось воспользоваться эхо отражателем, чтобы войти в шахту, но его импульсы можно было отследить только в воде, где он работал.

Трайер оставил Тес следить за тем, чтобы корабль стоял на месте, и, выскользнув через шлюзовую камеру, быстро при помощи прикрепленных к кольцам на корпусе металлических кабелей заякорил его. Он мог бы специально проделать отверстия, но решил не шуметь и воспользовался трещинами в скальном массиве. Работа была закончена, и он постучал по корпусу, подавая сигнал Тес. Она выключила двигатель, корабль принял стабильное положение, и Тес присоединилась к Трайкеру. С тех пор как они двинулись в путь, ей впервые удалось поплавать, и весь следующий час она наслаждалась в объятиях родной стихии.

Они исследовали почву вокруг шахты и дорогу к ней и, опасаясь, что завтрашний день будет намного сумбурней, наполнили резервуары для сна. Прежде чем нырнуть в холодную воду, Трайкер поставил будильник, чтобы его разбудили на рассвете.

С восходом солнца они с Тес принялись за работу. Теперь при свете дня они снова исследовали окрестности шахты и среди зарослей кустарника, осколков породы и разбитых гранитных пластов нашли немало укрытий.

Ни одно место не подходило идеально: им нужно было два укрытия, из которых они могли бы видеть друг друга и небольшую часть дороги к шахте. Было одно место, откуда было хорошо видно дорогу, но оно находилось с противоположной от города стороны и его можно было использовать скорее для своей безопасности, нежели для поиска существа. С другой стороны между несколькими гранитными плитами находилось еще одно место, откуда было хорошо видно другое укрытие и саму шахту, но чтобы увидеть дорогу нужно было проползти около двадцати пяти метров. Однако, поскольку этот путь был достаточно безопасным, Трайкер решил воспользоваться им и расположил в нем все необходимое оборудование и цилиндры с газом.


Отсюда он мог видеть дорогу, но не видел Тес, и, немного подождав, Трайкер совершил вылазку. Он бесшумно добрался до гранитного выступа и нырнул в воду не громче небольшого камня, летящего с такой же высоты.

Трайкер вошел в погруженный корабль, достал два небольших коммуникатора, вроде тех, что были при нем в первую ночь, только в водонепроницаемых кейсах, и взял их с собой на поверхность. Поднявшись к Тес, он отдал ей один и вернулся на свое место.

Трайкер совершенно справедливо полагал, что мощность этих небольших приборов слишком мала, чтобы их можно было засечь издали, а Тес теперь могла немедленно сообщить ему о том, что она видит.

Им не пришлось долго ждать. Тес первая подала сигнал, и прежде чем Трайкер успел спросить ее, в чем дело, он сам услышал звук приближающейся машины. Это была старая машина, давно не бывавшая в ремонте, хотя тут вряд ли с чем было сравнивать. Она направлялась к городу. В течение следующих 15 минут в том же направлении прошли еще две. В каждой из них было по одному человеческому существу. Вряд ли инопланетяне подозревали, что все они были вольнонаемными фермерами из долины, по разным причинам направляющимися к своим работодателям. Они проехали, и на ближайший час восстановилась тишина.

Вдруг где-то около восьми Тес подала сигнал, обозначающий одинокого пешехода. Трайкер подтвердил получение, но не пошевелился. Пешеход оказался не один, и в течение пяти минут прошла еще дюжина, кто по одному, кто в небольших группках. Это были первые человеческие существа, которых оба инопланетянина могли рассмотреть во всех подробностях. Почти все пешеходы несли небольшие коробки или книги. Их рост варьировался от половины до трех четвертей роста Трайкера.

Это было все. Когда последние из этих людей исчезли из поля зрения, дорога опустела, и только после полудня в обратном направлении прошла одинокая машина. Трайкеру показалось, что эта была одна из тех машин, что недавно прошли в сторону города, но, поскольку он не был хорошо знаком с видами машин и людей, он не был в этом уверен. Как и раньше, в машине было одно существо, и, как и раньше, его было не очень хорошо видно через стекло с этого расстояния. Следующие семь часов ни один обитатель Земли не нарушил тишину, воцарившуюся на дороге.


Тес была моложе своего мужа и более нетерпелива, и ей первой все это надоело. Вскоре после возвращения машины она в обычном коде (Трайкер настоял, чтобы она его выучила в соответствии с законом) довольно раздраженно поинтересовалась по коммуникатору, когда закончится это ожидание. Трайкер был приятно удивлен терпением своей жены, так что он ответил вполне миролюбиво:

– Одному из нас необходимо остаться на страже по крайней мере до ночи, но ты можешь совершенно свободно вернуться на корабль перекусить и отдохнуть, если хочешь. А потом можешь и мне что-нибудь захватить поесть.

Трайкер занял то место, откуда ему было видно укрытие Тес, подождал, пока она доползла до выступа и нырнула, и вернулся к своим обязанностям.

Его жена поела, отдохнула, принесла ему еды и заняла свое место до того, как что-либо изменилось. Теперь Трайкер первым заметил приближение пешехода и в мгновение ока сообщил об этом Тес.

Прохожих было двое, и оба несли книги. Трайкер наблюдал, как они проходят мимо, обдумывая свою идею, и когда они скрылись из виду, попросил по коммуникатору Тес прийти к нему. Она подползла, осторожно продвигаясь в зарослях над шахтой, и спросила, в чем дело.

– По-моему, я понял, что происходит, – ответил он.– Похоже, что люди, которых мы видели сегодня, живут где-то выше по дороге, но по каким-то причинам им приходится почти весь день быть в городе. И можно предположить, что вечером все они будут возвращаться обратно. Поэтому я хочу, чтобы ты осталась наблюдать здесь, а я спущусь ниже, туда, где небольшая дорога от шахты соединяется с другой. Ты подашь мне сигнал, когда появится одинокий прохожий, а я, спрятавшись у дороги, смогу получить первый экземпляр. Если во время моей работы появятся другие, ты сможешь меня предупредить. На это уйдет не больше нескольких секунд, и человеческому существу не придется быть долго без сознания. Даже если поблизости будут другие, я смогу обставить дело так, как будто он упал, или что-нибудь в этом роде.

– Отлично, – согласилась Тес.– Я останусь здесь и буду следить, надеюсь, на это не уйдет много времени, а то я уже умираю от скуки.

Трайкер махнул плавником в знак согласия и собрал свое оборудование.


Джеки Уэйд нашел бы общий язык с Тес, если бы он мог себе представить ее существование. Ему тоже было смертельно скучно. Если в первый день в школе еще можно встретить новых учеников, учителей или получить новые книжки, то второй день это просто второй день в школе, и все. За пять лет обучения Джеки так и не полюбил школу, и начало шестого класса было всего лишь одним из неприятных жизненных обстоятельств.

Уже в сотый раз он смотрел на настенные часы в конце класса. До окончания урока оставалось две минуты, и он стал собирать учебники и тетради. Наконец прозвенел звонок. Однако пришлось подождать, пока сама учительница встала, оглядела класс и разрешила разойтись. Через пятнадцать секунд Уэйд уже был во дворе.

Еще через мгновение там оказался старший брат Джеймс. Они пошли к загородной дороге, и вскоре их догнала еще дюжина таких же сельских мальчишек. Джеки пошел быстрее, но брат схватил его за руку. Джеки уставился на него с удивлением.

– Ты чего? – спросил он. – У тебя что, ревматизм?

И он показал в сторону маленьких фигурок немного впереди них.

– Фэтти и Элис. Пусть они уйдут вперед, тогда мы искупаемся. А то Фэтти – сплетница.

Джек кивнул, и они поплелись дальше. Не доходя до проселочной дороги, ребята повернули на север – на улицу, идущую параллельно их маршруту, и шли по ней, пока она не перешла в холмистый загородный луг. Они снова повернули налево и направились через поля и небольшой лесок, стоявший в стороне от покрывавшего гору леса, пока снова не вышли на дорогу. Ребята ступали теперь с осторожностью индейцев-следопытов.

Если верить «разведчикам», тут никого не было, по всей вероятности, девчонки уже ушли вперед. Компания поспешила перебежать дорогу и понеслась вниз по тропинке, которая вела к изолированной шахте. Трайкер не был первым, кто отметил ее преимущества. Тринадцать мальчишек от семи до четырнадцати лет нырнули в удобные заросли кустарника, расшвыряли одежду и через мгновение плескались в глубокой воде.



Все они были хорошими пловцами, а Джеки и Джимми Уэйд – одними из лучших.

Путь Трайкера вниз по дороге был прерван появлением шумной компании. Он вряд ли имел представление о том, насколько хорошо эти существа умеют плавать, но был достаточно сообразителен и решил, что потребность этих существ в воде как-то связана с их анатомической структурой. В первый момент он почувствовал страх. Трайкер опасался, что аборигены обнаружат, где хранятся Цилиндры с газом и где прячется Тес, поэтому он постарался как можно быстрее вернуться на место, не раскрывая своего присутствия. Пока они с Тес наблюдали за компанией из своего укромного местечка над шахтой, страх не улетучивался, но ничего поделать в сложившейся ситуации они не могли. На суше инопланетяне не могли двигаться так же быстро, как бегали эти существа, а нырять в воду в присутствии чужих существ они не рискнули.

Двое или трое мальчишек забрались по стене шахты, чтобы нырнуть, но, когда Трайкер увидел, как много брызг разлетается в стороны, он понял, что вряд ли они станут подниматься выше. Инопланетянин думал о том, сколько эти существа собираются здесь пробыть, поскольку было совершенно очевидно, что у них нет причины для купания, кроме удовольствия. А еще он размышлял о том, уйдут ли они все вместе, и как только эта мысль пришла к нему в голову, он взглянул на цилиндры с газом.


Мальчишки, конечно, остались бы и еще, но шахта находилась с восточной стороны горы, было уже далеко за полдень, и к тому времени, когда они пришли, почти вся вода находилась в тени. Солнце опускалось ниже, и уже не грело их тела, а так как была уже середина сентября, то энтузиазм мальчишек постепенно улетучивался. Самый молодой из них вспомнил, что живет дальше всех в долине, и вылез из воды, он вернулся одетым и позвал своих приятелей.

Джеки Уэйд удивленно воззрился на дезертира.

– Ты чего так быстро уходишь? Страшно? – поинтересовался он.

– Нет, – ответил семилетний толстячок, – уже поздно, смотрите.

– Иди домой, если тебе так надо, малявка, – засмеялся Джеки, снова ныряя в воду.

Остальные однако исчезли в кустарнике, где лежали вещи. Одним из этих ребят был Джеймс – он предвидел, что его волосы не успеют высохнуть, пока он дойдет до дома. В конце концов, им не разрешалось купаться в шахте, зачем же нарываться на неприятности.

Его пример как старшего возымел свое действие, и когда Джеки снова вылез из воды, никого не было видно. Он позвал своего брата.

– Иди одевайся! – был ответ. Джеки скорчил гримасу.

– Че так рано? – снова закричал он.– Наверняка даже четырех еще нет. Я еще поплаваю.

Он забрался на гранитную плиту над шахтой, так высоко сегодня еще никто не прыгал.

– Джим, ты струсишь! – закричал он, когда его голова снова показалась над поверхностью. – Спорим, ты не спрыгнешь оттуда!

Его брат показался на берегу. Он был уже почти одет и вытирал голову собственной футболкой.

– Ты прав, не прыгну, – ответил он, – и ты не прыгнешь, на сегодня хватит. Я пошел домой, а ты знаешь, что папа с тобой сделает, если узнает, что ты ходил купаться один. Давай вылезай и одевайся. На, держи свои вещи.

Он бросил их на гранитную плиту у воды.

С дороги послышался окрик:

– Джим! Джеки! Пошли!

– Я пошел, – повторил Джим, – Давай быстрей, догоняй нас. Он повернулся спиной к брату и исчез в кустах, а Джеки снова скорчил вслед рожицу его удаляющейся спине.


Он снова залез на гору, заставив тем самым Трайкера убраться за ближайший выступ скалы. Однако Джеки еще раз все взвесил и, учитывая то, что с раннего детства ему было вбито в голову, как опасно купаться одному, решил, что в предложении Джима была доля здравого смысла. Он слез со скалы, сел на гранитную плиту, на которой лежали его вещи, и стал вытираться. Трайкер продолжил свой спуск под гору.

Пока он спускался, он обдумывал ситуацию. Человеческое существо сидело лицом к воде на плите, а Трайкер был все еще над ним, чуть слева. Тес была почти напротив, но все равно – выше.

Если ветер и был, то он не нарушал водяную гладь, и Трайкер воспользовался методом, эквивалентным намоченному пальцу. Оказалось, что с востока, со спины сидящей человеческой фигуры дул легкий ветерок. Трайкер был благодарен за это, хотя это и было совершенно естественно. У Джеки была мокрая спина, ветер казался довольно резким, и он неосознанно отвернулся.

Трайкеру было необходимо оказаться у человека за спиной. Пришлось вилять в кустах и среди камней, и как раз в то время, как инопланетянин добрался до нужного ему места, мальчику удалось вывернуть шорты на правую сторону, он надел их и стал расшнуровывать ботинки, поскольку скинул их не развязывая.

Трайкер, одним глазом наблюдая за человеком, поставил на землю цилиндры, осторожно проверил, не попала ли в горлышко грязь, и стал налаживать крошечные трубочки. Удовлетворившись результатом, он направил струю на Джеки и нажал на кнопку на горлышке. Инопланетянин осторожно наблюдал за тем, как из отверстия горлышка появился пузырь и стал увеличиваться.

Его поверхность была маслянистой с высоким натяжением, небольшим давлением газа, и, в подходящих условиях, он мог Довольно долго сохранять свое первоначальное состояние. Пузырь был наполнен соединением нейролептика и водорода. Трайкер заранее тщательно вычислил пропорции так, чтобы газ был легче воздуха и диаметр пузыря оставался постоянным.

Он осторожно следил за тем, как растет шар, и отпустил кнопку, когда шар стал необходимого размера. Две оставшиеся крохотные трубочки выпустили еще один химикат, который успешно коагулировал в области горлышка, чтобы шар не повредился отрываясь, и почти невидимое облако поплыло к тому месту, где сидел Джек.


Трайкер не удивился бы, если бы с первой попытки ничего не получилось, но удача и предосторожности вместе сделали свое дело. Мальчик, несомненно, почувствовал, как пленка шара коснулась его, потому что закинул руку за спину, как бы пытаясь снять паутинку, но так и не закончил свое движение. Соприкоснувшись с кожей мальчика, тонкая пленка разорвалась, выпуская наружу содержимое, и в следующее мгновение Джеки уже вдохнул сильнодействующее соединение. На сей раз путеводитель оказался прав.

Трайкер мог держать шар в поле видимости, и когда тот исчез, инопланетянин вылез из своего укрытия и устремился к объекту. Джеки, сидевший у воды с ногами над землей, вдруг упал навзничь на гранитную плиту, и Трайкеру чудом удалось подоспеть вовремя и поймать мальчика, прежде чем тот ударился головой о камень.

Он осторожно положил тело мальчика на спину и тщательно осмотрел шею и горло, на которые мог повлиять взрыв вещества. На шее пульс прощупывался, и Трайкер удовлетворенно вздохнул. И в этот раз книга оказалась права.

Трайкер открыл небольшой водонепроницаемый кейс, который находился среди оборудования, достал небольшую бутыль с жидкостью и очень похожий на земной шприц. Перегнувшись через выступ на скале, он открыл бутылку и чихнул, почувствовав, как запах спирта наполняет воздух. Небольшой кисточкой, прикрепленной к пробке, он нанес жидкость на место, где прощупывался пульс и осторожно ввел иглу в то же место, пока не почувствовал, как она прошла через упругую стенку кровяного сосуда, и очень медленно всосал свою добычу. Прозрачный цилиндр наполнился жидкостью темно-красного цвета.

Трайкер осторожно вынул его, нанес небольшое пятно вещества, напоминающего коллодий, на место укола, протер иглу и убрал в кейс аппарат. На выполнение всей процедуры, с момента падения мальчика, ушло не более двух минут.

Трайкер еще раз осмотрел тело, убедился, что грудь вздымается от дыхания и пульс бьется так же, как раньше. Похоже было на то, что существу не было причинено вреда, – вряд ли потеря десяти кубиков крови для существа такого размера будет критической. Действие нейролептика должно было вот-вот закончиться, и Трайкер поспешил собрать оборудование и направиться туда, где его ждала Тес.


– Полдела сделано, – сказал он, подходя к своей жене. – Пойду отнесу материалы на борт и поработаю над ними. Чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Идешь?

– Я, пожалуй, посмотрю, как он очнется, – ответила она, – на это не уйдет много времени, а я зато удостоверюсь, что мы не причинили ему никакого непоправимого вреда. Трайкер, почему мы должны приезжать сюда и разыгрывать этот лживый спектакль, чтобы украсть кровь расы, которая даже не понимает, что происходит? Ведь есть же и другие разумные расы, которые сами добровольно ее пожертвуют?! Это существо там, внизу, выглядит таким беспомощным, что мне даже его жалко, несмотря на все его уродство.

– Понимаю, – согласился Трайкер, проследив взгляд жены и догадываясь о ходе ее мыслей, – честно говоря, мир вроде этого скорее похож на станцию скорой помощи. Знаешь, я хотел устроить поздний отпуск, чтобы чуть освежиться прежде, чем мы уедем, но не получилось. Если бы мы ждали, пока я закончил бы свое обновление, нам пришлось бы остаться дома, поскольку нам бы не хватило времени увидеть что-нибудь в Блане. Так что единственным выходом для нас была остановка здесь. Я знаю, что это дело не так уж приятно для цивилизованного существа, но я тебя уверяю, им это не вредит. Смотри!

Он показал вниз. Джеки сидел с ошарашеняым выражением лица, что, несомненно, ускользнуло от инопланетян. Конечно, не впервые он заснул прямо посреди дня, но раньше он никогда не засыпал на гранитной плите, но особо задумываться он над этим не стал, ему становилось холодно, к тому же остальные ребята уже, наверное, ушли далеко вперед. Джеки оделся на скорую руку и осмотрелся в поисках книг, наконец нашел их и побежал к дороге.

Тес с непонятно откуда взявшимся облегчением проследила за ним взглядом. Трайкер подобрал оба цилиндра и кейс с оборудованием, проверил, хорошо ли он закрыт, и начал спускаться с холма с грузом за спиной. Он отказался от помощи Тес, и она не стала карабкаться, а просто скользнула с выступа над шахтой. Когда Трайкер пришел, она была уже на миниатюрном камбузе и готовила ужин. Через несколько минут Тес принесла еду мужу в лабораторию и осталась там посмотреть, чем он занимается.

Он перелил кровь в небольшую колбу, вокруг которой находилась нагретая подушка, чтобы поддерживать температуру человеческого тела, как утверждала книга. Жидкость не показывала никаких признаков свертывания, очевидно, этот процесс сдерживало химическое вещество, остававшееся в шприце. Тес с интересом наблюдала, как Трайкер наклонился над колбой, пустил из вены своего языка тоненькую струйку своей собственной крови и смешал ее с человеческой. Клапан и крошечные контролирующие его мускулы были результатом хирургического вмешательства. Биологи расы Трайкера еще не ушли достаточно далеко в познаниях генной инженерии, чтобы этот механизм входил в нормальное развитие. В тот момент, когда производилась эта операция, индивид получал первое обновление, и это был не самый приятный момент процедуры. Тес, не достигшая еще этого возраста, думала об этих изменениях без особого удовольствия.

Когда колба была наполнена, Трайкер выпрямился. Его жена с интересом смотрела на контейнер.

– Их кровь совсем как наша, – заметила она, – тогда зачем смешивать ее снаружи?

– Различия все равно есть, их можно определить при помощи микроскопа или химически. Естественно, совершенно необходимо, чтобы существовали некоторые различия, в противном случае у моей крови не было бы никакой реакции. Однако если кровь – от двух различных особей, важно, чтобы первичная реакция проходила снаружи тела. Было бы прекрасно, если бы мой донор был бы той же расы, что и я, только с другим типом крови. Если бы ты не была такой же, как я, у нас не было бы столько же проблем.

– А почему двое людей, прошедших обновление, не могут использовать кровь друг друга?

– В крови, которая не прошла обновления, есть лейкоциты, маленькие бесцветные клетки, они действуют как уборщики и защитники против вторгающихся микроорганизмов. Лечение уничтожает эти клетки или, точнее, изменяет их, так что они перестают быть независимыми существами. Я не совсем точно выражаюсь, конечно, они никогда не были независимыми. Однако теперь они формируют одну огромную клетку, ее ответвления проходят через весь организм владельца, а они, в свою очередь, связаны с нервной системой. Как тебе уже известно, индивид, прошедший лечение, может по своей воле остановить кровотечение, победить болезнь и химические изменения, связанные со старением, фактически индивид имеет контроль над теми функциями своего тела, которые обычно называются «непроизвольными», в какой-то степени все это дает иммунитет против того, что вызывает органическую смерть. – Он ласково погладил жену одним из своих плавников. – Через пару лет ты достигнешь возраста лечения, и нам не придется бояться разлуки. Но давай вернемся к твоему вопросу. Итак гигантский лейкоцит, через несколько месяцев начнет превращаться в первоначальный, неконтролируемый тип, и если не остановить процесс вовремя, новые клетки уже не смогут защищать организм, вместо этого они начнут его атаковать, и жертва умрет от лейкемии. Обычно добавление в кровеносную систему белых клеток другого типа крови останавливает процесс, как будто эта гигантская клетка становится разумной и понимает, что ей необходимо не распадаться, чтобы ее место не было захвачено. Конечно, бывают случаи, когда это не удается, но лейкемию всегда удается предотвратить.

– Почти все это я знала и раньше, – ответила Тес, – все, кроме риска смерти от лейкемии. Наверное, небольшой риск можно допустить, если речь идет о продолжительности жизни. Сколько времени пройдет прежде, чем тебе можно будет использовать смешанную кровь?

– В лучшем случае около четырех часов, хотя точное время не так уж важно. Я приму ее, перед тем как пойти спать, ночью она будет действовать, а завтра утром мы снова поймаем человеческое существо и получим полностью все, что нам нужно, а потом будем наслаждаться нашим отпуском.


Джеки Уэйд бежал по дороге, все еще надеясь догнать своего брата. Он знал, что заснул, но был уверен, что всего лишь на мгновение, Джим не мог уйти далеко. Джеки не чувствовал ни малейшего недомогания, ведь мальчишки его возраста теряли и больше крови во всяких недоразумениях. У него слегка чесалось горло, но он решил, что его укусил комар или что-нибудь в этом роде, и посему его это просто слегка раздражало.

Как он и надеялся, он догнал остальных, еще не дойдя до дома, хотя расстояние оказалось не таким уж маленьким. Джим оглянулся, когда услышал шаги брата, и остановился его подождать, остальные помахали руками и пошли дальше. Джеки добежал до брата и рухнул на землю тяжело дыша.

– Ты чего так долго? – спросил его Джим, – бьюсь об заклад, опять бегал купаться!

Он свирепо посмотрел на брата.

– Да, нет же, честно, – задыхаясь, произнес Джеки, – просто задумался.

– И когда это ты начал думать, болтун? – Джим запустил в его шевелюру руку. – У тебя волосы такие же мокрые, как и у меня. Придется нам тут немного поболтаться. На, брось вот мои книги на крыльцо и узнай, сколько времени.

Джеки кивнул, взял книги, побежал к заднему крыльцу и бросил их там. Заглянув в кухонное окно, он обнаружил, что было начало пятого, спрыгнул со ступенек и рванул к брату. Они вместе закончили работу на огороде, которую должны были сделать раньше, и тем самым убили оставшиеся до ужина полтора часа, и когда их мать позвонила в колокольчик у дверей кухни, их волосы и футболки совсем высохли. Мальчики вымыли руки и с грохотом влетели в дом. Никто не задал лишних вопросов во время ужина, и отпрыски Уэйдов решили, что на сей раз пронесло.

Ночью, раздеваясь в своей маленькой комнатке, Джеки спросил брата:

– Как ты думаешь, сколько мы еще сможем скрывать это, Джим? Это так близко к дороге, и мне все время кажется, что нас кто-нибудь услышит. И вообще, почему они нам не разрешают там купаться? Мы плаваем не хуже других.

– Наверное, они считают, что если мы утонем, им придется нас долго вытаскивать, говорят, там больше тридцати метров глубины, – как-то отстраненно ответил старший брат.

Джеки взглянул на него. Джим осторожно снимал носок, под которым открылся свежий порез. Джеки подошел, чтобы его рассмотреть.

– Как ты умудрился? – спросил он.

– Ударился ногой, когда первый раз нырнул. Немного воспалилось, – ответил Джим.

– Может, попросить маму намазать его йодом?

– И как я ей объясню, где я порезался, умник? Сходи за йодом, а я сам намажу, только смотри, чтобы тебя никто не видел.

Джеки кивнул и босиком слетел по ступенькам на кухню, без труда нашел коричневую бутылочку и побежал наверх, проследил, как Джим довольно неаккуратно нанес антисептик, и отнес его на место. Когда он вернулся, Джим уже был в постели, он молча выключил лампу и залез под одеяло.

На следующий день было ясно, и только несколько прозрачных перистых облаков говорили о возможной переменчивости погоды. Утром, когда ребята шли по дороге к школе, они узнали эти признаки, и у второй шахты Джеки сказал брату:

– Пари держу, неплохо было бы искупаться здесь прямо во время дождя. Вокруг никого нет, и никто бы не догадался, почему мы на самом деле мокрые.

– Скорее всего шею сломаешь, – ответил брат, – тут и в хорошую погоду это – не мудрено.

Джима все еще беспокоила нога, и его больше не тянуло в шахту. От матери удалось скрыть, что он поранился, но теперь он слегка хромал. Братья и так уже отставали от остальных, они встретили ребят у своих ворот, и теперь могли опоздать в школу. Джим понял это, когда вошел в город, и попытался ускорить шаг. Он уже начал подумывать о составлении письменного объяснения их опоздания, но, к огромному своему облегчению, они были в классах за пару минут до начала урока.

Когда братья встретились во время завтрака, Джим все еще напрочь отказывался говорить о своей ноге, и Джеки начал не на шутку волноваться. Он знал, что его старший брат не станет врать о том, как поранил ногу, а этот вопрос у родителей все равно возникнет. После школы сомнений не осталось. Джимми настаивал на том, чтобы его младший брат его не ждал, шел домой и не попадался на глаза, пока ему не придется встретится с предками. Джеки отказался идти домой в одиночку, и старший брат в душе ликовал. Пока Джимми плелся позади толпы, Джеки шел впереди со всеми.

В этот день они не купались. Старшие ребята решили пойти играть на гору, а младшие плелись за ними. Они провели сумасшедший день, абсолютно не задумываясь о времени, и Джеки услышал колокольчик, созывающий к ужину в сотне метров от дома. Мальчишка понесся со всех ног, остановился у рукомойника, ворвался в кухню, отдышался и довольно спокойно вошел в столовую. Его мать, глянула на него и спросила: – А где Джимми?


Этим утром Трайкер снова тщательно сосчитал всех человеческих существ, которые прошли мимо шахты по дороге. И хотя на второй день проехала всего одна машина, число прохожих уже дважды совпало: и вчера, и сегодня в город вошли пятнадцать человек, два вернулись днем, а тринадцать пошли купаться. Из всего этого Трайкер сделал вывод, что эти пятнадцать человек ходят здесь постоянно.

На сей раз, он нашел себе место как можно ближе к дороге и спрятался в кустах. Тес была на его вчерашнем месте, готовая предупредить его о приближении людей в любой момент. Он не рассчитывал на одинокого пловца, а надеялся поймать одного из путников, пока они шли по дороге.

Поэтому Трайкер был более чем рад, когда человеческие существа не остановились, чтобы искупаться. Первые двенадцать человек, как он и предполагал, были те, что купались вчера днему потом шли две девочки, о чем Трайкер, конечно, не знал, а за ними шел еще один, и хотя это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, вполне возможно, что он пройдет мимо Трайкера в одиночку.

Так и случилось. Тес подала знак о его приближении, и Трайкер, не медля, стал надувать шар. Теперь ветер был против него, ему пришлось надуть шар гораздо больше и «подвесить» его прямо посреди дороги. Естественно, что его было лучше видно, но Трайкер постарался поместить его в тени дерева. Джимми скорее всего не увидел бы его, даже если бы не был так занят. А поскольку у него болела нога и ему было ни до чего, он почти прошел мимо. У Трайкера было время только на одну ловушку, которую он разместил посередине дороги, а Джимми по отработанной привычке ходил слева по дороге. Таким образом, он оказался прямо с подветренной стороны, задел шар, и когда тот разорвался, у инопланетянина не было причин жаловаться на судьбу…


Мальчик упал на землю еще до того, как Трайкер успел его поймать, но когда охотник осмотрел его, он не заметил никаких видимых признаков травмы головы. Трайкер поднял обмякшее тело, собрал книги, упавшие из его рук, и вернулся на место, где было спрятано все его оборудование.

Прежде чем заняться работой, он нанес добавочную дозу нейролептика прямо на ноздри мальчика и оставил цилиндр с веществом рядом с собой. Он достал из кейса иглу, которая была намного длиннее предыдущей, через прозрачную трубку она была вставлена в небольшой сосуд, предназначенный для измерения объема. И не доверяя своей памяти, инопланетянин открыл книгу на странице, где говорилось о количестве крови, которое может потерять человек без опасности для своей жизни, – количество, определенное уже очень давно экспериментальным путем.

Как и днем раньше, он протер спиртом незащищенное горло и вставил иглу. Крошечная резиновая луковичка, снабженная клапаном, обеспечивала необходимое всасывание, и содержимое контейнера медленно доходило до необходимой отметки. Трайкер резко прекратил скачивать, вынул иглу и, как в прошлый раз заклеил прокол. Затем, прежде чем кровь начала остывать, он открыл пробку сосуда, опустил в горлышко свой тонкий язык и следующие две минуты всасывал кровь в свою систему кровообращения.

Как только он закончил, он убрал аппарат в кейс. Трайкер отнес мальчика на дорогу. Оглянувшись по сторонам, инопланетянин нашел небольшой кусочек гранита, он положил его у ног мальчика, словно тот споткнулся. Он подумал, что неплохо было бы положить еще один у головы, чтобы объяснить потерю сознания, но не мог собраться с силами.

Удостоверившись, что все вещи человеческого существа находятся в прежнем положении, Трайкер вернулся на свой наблюдательный пункт, в ожидании, когда человек придет в себя. Он не сомневался, что не причинил ему вреда, но, памятуя о реакции Тес, хотел остаться, чтобы успокоить ее.

Он лежал, не двигаясь, и наблюдал. Он начинал чувствовать легкое недомогание – обычные последствия процесса обновления. Весь остаток дня он будет чувствовать себя немножко хуже. Это его не особенно беспокоило, он мог бы отдыхать прямо до захода солнца, и поскольку они сделали, что хотели, они могли улететь.

Трайкер уже начинал нервничать, поскольку мальчик довольно долго не приходил в себя. Конечно, существо получило больше нейролептика, чем тот другой вчера, и он больше потерял крови, учитывая все это, ему могло понадобиться больше времени, чтобы прийти в себя, но прошло уже почти десять минут, а это было в два раза дольше, чем вчера.

Однако прошло еще десять минут, и лишь тогда Джимми Уэйд пошевелился. Заметив движение, инопланетянин собрался уходить. Джимми застонал, снова пошевелился и перевернулся на спину. Через мгновение он открыл глаза, уставился над склонившееся над ним дерево, снова перевернулся и попытался встать на ноги. Трайкер в своем укрытии за кустами сделал то же самое, но из них двоих только ему удалось удержаться на ногах. Мальчик уже встал на колени и на руки и пытался опереться на ногу, когда Трайкер увидел, как маленькое тельце рухнуло на землю, будто снова получило порцию газа, и осталось лежать на дороге.

Трайкер на мгновение застыл, будто ждал, что его постигнет та же участь, и, даже когда расслабился, продолжал еще минуту пристально смотреть на неподвижное тело. Затем, не думая о том, что его может увидеть существо, если придет в себя, Трайкер выбежал на дорогу и склонился над телом, в то же время подавая сигнал Тес. Он снова поднял Джимми, чувствуя, что его щупальца вот-вот отвалятся, и осторожно понес мальчика на место операции.

Сложно представить себе, что он чувствовал. Было бы не совсем правильно сказать, что он ощущал себя преступником из-за того, что причинил травму человеку, хотя он прекрасно понимал, что человеческие существа были существами социальными, как и его собственная раса. В то же время он был глубоко шокирован тем, что он сделал, и испытывал гораздо более сильное чувство, чем Тес накануне.

Осторожно он расстегнул рубашку щупальцем и послушал, бьется ли сердце. Оно билось почти в два раза быстрее, чем должно было, и так слабо, что Трайкеру с трудом удалось его услышать. Грудь вздымалась в слабом, медленном и глубоком дыхании. Человек сразу заметил бы бледность лица мальчика, но инопланетянину это ни о чем не говорило.

Тес подошла, когда ее муж осматривал человеческое существо. Трайкер не поднимая головы в нескольких словах описал ей ситуацию. Она поняла и осторожно скользнула щупальцем по лбу мальчика.

– Что ты можешь сделать? – спросила она наконец.

– Здесь ничего. Придется отнести его к нам в корабль. Я боюсь его брать под воду, никто из них вчера не нырнул глубже чем на несколько метров и не оставался под водой дольше чем несколько секунд. Не хочется этого делать, но нам придется поднять корабль при свете дня. Я останусь здесь, а ты спустись, отсоедини корабль и подними его наверх к краю шахты. Подними его ровно настолько, чтобы верхний люк был над уровнем воды. Я оставлю себе коммуникатор, а ты, когда будешь готова, дай мне знать, дабы удостовериться, что нет никакой опасности.

Тес развернулась и направилась к шахте, не задавая никаких вопросов и не споря. Через несколько секунд Трайкер услышал слабый всплеск, когда она нырнула в воду. Должно быть, она работала быстро, потому что через каких-то пять минут коммуникатор Трайкера заработал, и в то же мгновение над водой с краю шахты показался изогнутый верхний край корпуса космического корабля. Трайкер еще раз поднял мальчика, опустил его в воду и сам последовал за ним, держа его голову над поверхностью воды. Ему пришлось проплыть несколько футов, затем он плавниками нащупал ступени в корпусе, залез по мелким металлическим скобам и отдал тело Тес, стоявшей под люком. Через несколько минут Джимми лежал на металлическом столе в прилегающем комнате управления помещении, и корабль снова опустился на дно шахты.


Трайкер схватил книгу, хотя он практически наизусть выучил часть про Землю и его обитателей. Предосторожности ради он включил кондиционер на температуру равную человеческому телу, и если бы в корабле влажность не была бы такой высокой, одежда мальчика давно бы уже высохла, по крайней мере мальчик не замерз. Химик быстро узнал необходимое параметры дыхания и частоту пульса и пытался найти информацию о симптомах сильной потери крови, но не нашел. Однако его первоначальное предположение о пульсе и дыхании подтвердились, пульс субъекта был повышен, а дыхание глубоким и замедленным.

– Ну почему эта проклятая книга всегда оказывается правильной, когда дело касается обычных вещей, и как только я ей доверяю и полагаюсь на нее в тонких вещах, она оказывается абсолютно неправильной? – спросил он вслух. – Я уже почти был уверен, что нахожусь не на той планете, когда прочел о культурном развитии нации, но потом я читаю об анатомическом строении этих существ, и я уверен, что все правильно, я полагаюсь на данные о количестве крови, и вот. Что случилось?

– А что говорится в книге о физиологическом строении? – мягко спросила Тес.– Совершенно маловероятно, но, может, мы ошиблись в описании?

– В таком случае мы совершенно безнадежные идиоты, – ответил ее муж. – Не знаю никаких других существ с физиологией, похожей настолько, чтобы их можно было хоть на мгновение перепутать. Смотри, на рисунке они совсем похожи на наш экземпляр. Например, органы слуха, разве у какой-нибудь другой расы они расположены по бокам головы? Или вот: стандартная температура, цвет кожных покровов, рост, вес… Тес!

– Что?

– Посмотри на эти размеры и вес! Я бы даже на пару дюймов не смог приподнять такое тело, не то, чтобы пронести его целых двадцать метров! Ты права, это действительно другая раса…. если… если…

– Если? – мягко переспросила Тес – Что, если это та планета, та раса и те данные? Эти данные относятся к взрослым особям, а мы в качестве донора использовали незрелое существо – ребенка.

Трайкер согласился, молча благодаря ее за это «мы».

– Боюсь, ты права. Я взял максимум крови для взрослого человека, хотя оставил небольшой запас на всякий случай. Тот, что был вчера, должно быть, еще младше. Как же я мог быть таким невнимательным? Нет ничего странного, что он упал. Надеюсь и молюсь, что его потеря сознания все же временная, кстати, Тес, ты не могла бы чем-нибудь прикрыть его глаза, не повредив их? Если он придет в себя, надо все-таки придерживаться законов.

– Ты не виноват, в любом случае, – добавила успокаивающе Тес. – Кто бы мог подумать, что детям разрешается уходить без присмотра так далеко от взрослых?

Она отвернулась в поисках непрозрачной ткани.

– Вопрос не в вине, а в том, как исправить ошибку, – ответил Трайкер. – Вряд ли я могу сделать больше, чем могу, но все же я постараюсь.

Он снова погрузился в книгу и вернулся к мальчику в лабораторию.


Одно было абсолютно ясно, надо было каким-то образом возместить потерянную кровь. Прямое переливание по понятным причинам было невозможно сделать, оставалось надеяться, что человеческий организм сам возместит потерю. При наличии необходимых питательных веществ и достаточного времени он, несомненно, справился бы, но Трайкер страшно боялся, что время уходит, а он не знает, какие вещества нужны для синтеза крови. По крайней мере одно такое вещество он знал, это вода, и он уже начал вливать ее в горло, когда вспомнил, что эти существа использовали горло еще и для общения, а значит, должно быть какое-то пересечение пищеварительных и легочных путей. Трайкер подумал о прямой внутривенной инъекции стерильной воды, но поскольку был достаточно образован с точки зрения химии, он воздержался от этой грубой ошибки.

Тес придумала и надела простейшую повязку, потом, она периодически проверяла температуру существа, пульс и дыхание, тем самым позволив своему мужу какое-то время подумать и почитать. Как и любое мыслящее существо с сердцем не из камня, он не мог просто наблюдать, как из этого маленького тела уходит жизнь.

Несомненно, можно было использовать что-то сахаросодержащее, может быть, глюкозу, ту, что мог употреблять сам Трайкер, возможно, фруктозу или даже крахмал. Хотя книга не содержала никакой информации на этот счет, весь профессиональный опыт Трайкера убеждал его в этом.

Но он не осмеливался, взять образец крови из вены, даже для теста, и он не мог использовать метод проб и ошибок, достаточно было бы одной ошибки.

Когда Тес наконец заговорила, день, должно быть, уже клонился к вечеру.

– Трайкер, он немного меняется. Кажется, тоны сердца становятся яснее, хотя пульс все еще великоват, а температура тела повысилась на несколько градусов. Может, он сам восстановится.

Химик склонился над столом.

– Поднялась? – воскликнул он. – Она не должна меняться. Если это существо больно.

Он не закончил своей мысли, а сам проверил показания Тес. Все было правильно, инопланетянин снова сверился с числами в книге. Не было никаких сомнений, что существо страдало от какой-то болезни. Он сидел за столом и лихорадочно думал.

В чем причина болезни? Определенно потеря крови не могла ее вызвать, во всяком случае не напрямую. Может быть, существо уже было больно? Вполне вероятно, но это невозможно было проверить. Приобретенная ранее травма? За те несколько минут, пока существо было в сознании, он ничего не заметил, но ведь почти все тело существа было покрыто искусственной тканью, за которой и могла быть рана. Исследованный им кожный покров не показывал никаких признаков, или?.. Трайкер более внимательно осмотрел хорошо загорелые ноги, ниже коротеньких штанишек.

Правая была заметно шире, чем левая, и, пощупав коричневую кожу, Трайкер обнаружил, что она намного горячее. Он поспешно развязал шнурки, снял ботинки и носки. На правой ноге у большого пальца находилось место, на котором, похоже, была содрана кожа. Вся область вокруг пылала красным цветом, а нога опухла так, что Трайкер удивился, как он вообще смог снять ботинок. Опухоль поднималась выше, почти до самого колена, а вены выступали над кожей красными полосами.

Не зная особенностей человеческой физиологии, Трайкер тем не менее увидел, что у существа развилась местная инфекция, которая попала в кровь и вызвала лихорадку. Но с этим, Трайкер точно ничего не мог поделать.

Конечно, он был прав. Йод опоздал. Джимми еще днем надел носок на свежую рану и занес в нее грязь. Утром в области раны разыгралась целая битва. Иммунная система мальчика всю ночь и весь день направляла свои армии и боролась, чтобы изгнать болезнетворных микробов и скорее всего выиграла бы бой без потерь, если бы больше ничего не произошло.

Однако внезапная потеря почти полулитра крови подорвала силы мальчика, и Джеймс Уэйд был теперь в очень опасном состоянии.

– Господи, спасибо тебе за это! – прошептал Трайкер.

Тес осознавала всю серьезность ситуации, в которой они оказались. Она опасалась наказания за их преступно самонадеянные действия, но еще сильнее была жалость к этому беспомощному маленькому существу, поэтому слова буквально огорошили ее.

– Что ты имеешь в виду? Ты установил, что этот ребенок тяжело болен и рад этому?!

Трайкер отрицательно махнул своим большим плавником.

– Извини. Ты права, мои слова именно это и значили, но не совсем. Я не могу помочь этому существу, и так было с самого начала, хотя я упорно отказывался реально взглянуть на факты. Я хотел сам его вылечить, дабы не нарушать закон о сокрытии нашего присутствия, и зря потерял время. Мы должны не мудрить, а просто доставить его туда, где его вылечат существа его породы, хотя это необходимо сделать так, чтобы о нас никто не знал. Я понял, что зря упорствовал, пытаясь решить проблему самостоятельно – в такой ситуации она действительно неразрешима.

– Но откуда ты можешь знать, что человеческая раса знакома с медициной настолько, чтобы быть компетентными в этом вопросе? – спросила Тес. – Если верить книге, их наука практически не существует, они находятся все еще в веке суеверий. Я припоминаю, я когда-то читала рассказ, в котором люди, найдя члена нашей расы, приняли его за дьявола и соответственно к нему отнеслись. Кто бы ни написал эту историю, он располагал достаточной информацией об этой планете.

Трайкер улыбнулся впервые за несколько часов:

– Скорее всего именно эту информацию использовал тот, кто составлял этот дайджест о Земле в нашем путеводителе. Тес, дорогая, неужели ты не видишь, что он и на милю не ушел от того места, где приземлился. Он не упомянул ни об электрических аппаратах, ни о развитии металлургии, ни о самолетостроении, ни о чем, что мы успели здесь увидеть за такое короткое время. Этот исследователь был просто преступно халатен. И если бы не закон, я бы прямо сейчас открылся человеку. Все науки имеют тенденцию развиваться в соответствии друг с другом, и я сомневаюсь, что человек, сумевший создать летательный аппарат, не может справиться с болезнью этого ребенка. Нужно придумать, как доставить это существо в руки его сородичей, и это решит нашу проблему. Нам нужно сегодня улетать.

Тес почувствовала, как камень упал с ее плеч. Однако сомнения все еще терзали ее.

– А как ты собираешься подойти к группе людей, неся раненого члена их расы, и уйти не только целым и невредимым, но я незамеченным? – спросила она, скорее опасаясь за его жизнь, нежели просто из желания покритиковать.

– Это должно быть не так уж сложно. Недалеко от дороги есть несколько жилых домов. Нужно только принести его поближе, отойти на безопасное расстояние и привлечь внимание людей, например, разжечь костер, или начать кидать камни, или еще что-нибудь в этом роде. Сейчас должно быть уже довольно темно, и мы можем идти, если нет, подождем еще немного.


Было уже достаточно темно. Кроме того, шел дождь, хотя и не очень сильный, утреннее предсказание мальчика сбылось. Тес маневрировала маленьким кораблем и подвела его как можно ближе к краю шахты, пока Трайкер в очередной раз не перенес свою ношу через узкую полоску воды. Он опустил тело на землю и подал сигнал Тес, чтобы она закрыла люк и опустилась под воду. Она должна была ждать его в тайнике, готовая отчалить в любой момент, когда он вернется.

Трайкер повернулся, выпрямился, скрутил свои щупальца и раскрутил их несколько раз, подобно тому, как человек разминается перед подходом к штанге. Он понимал, что нести тело весом около пятидесяти килограммов на протяжении трех четвертей мили было для его тела почти невыполнимым заданием, но о том, чтобы подвести корабль ближе к городу, и речи быть не могло. Он нагнулся, поднял Джимми и пошел к дороге, стараясь держаться подальше от тропинки к шахте.

Нести мальчика оказалось еще тяжелее, чем он предполагал. Его мышцы устали от непривычной нагрузки сегодня днем, и, пройдя половину пути, он уже точно знал, что придется придумывать какой-нибудь другой способ передвижения. Он мягко опустил Джимми на землю.

То ли его беспечность, то ли дождь явились причиной того, что Трайкер не услышал приближающихся шагов. Внезапно луч света ударил прямо в глаза инопланетянина и буквально парализовал его.

Джеки Уэйд тоже ничего не услышал, но это можно было отнести на счет необутых ног Трайкера, дождя или задумчивости самого Джеки. В действительности он не слишком волновался. Ребята частенько ходили по вечерам друг к другу в гости, правда, обычно они звонили домой и предупреждали, что задержатся.

Джеки не рассказал родителям о больной ноге брата, просто после обеда он предложил пойти взглянуть, может быть, Джим заскочил к кому-то, у кого нет телефона. Джеки не думал, что Джим находится у шахты, и не мог предполагать, почему он там мог оказаться, но, проходя мимо тропинки, он решил, что ничего плохого не выйдет, если он проверит на всякий случай.

Он хорошо знал дорогу и мог найти ее, лишь изредка включая фонарь, так что он был почти у самой шахты, когда увидел в темноте очертания какого-то темного тела и включил фонарь.

Джеки увидел черное, мокрое, блестящее существо, с куполообразной головой прямо на торсе, безо всякой шеи, с огромными похожими в темном свете на крылья отростками с каждой стороны тела, и парой огромных, широко поставленных глаз, которые отражали свет его фонаря как человеческие линзы.

Вот и все, что он успел увидеть, прежде чем Трайкер сдвинулся с места и исчез. Инопланетянин резко выпрямил свое гибкое тело, одновременно отшатнувшись назад на своих коротких ногах от тела Джимми, и прыгнул, а его плавники растопырились во все стороны, дабы удержать равновесие. Он распластался по каменному склону, а шорох камней был заглушён отчаянным криком Джеки.

Мгновение Трайкер лежал там, где упал, потом огляделся. Он находился там, где днем производил операцию, осознав это, он вспомнил о тропинке среди кустов, по которой нес ребенка к кораблю. Как можно тише он стал пробираться к воде, все еще не решаясь подать знак Тес.

Позади себя он слышал крик существа, увидевшего его. Кажется оно кричало:

– Джимми! Джимми! Проснись! Что с тобой?

Но Трайкер не мог понять значения слов. Зато он ясно различил звук бегущих ног по тропинке, ведущей к городу. Мгновенно он подал сигнал Тес и, избегая предосторожностей, побежал к границе шахты. Слабое свечение обозначило под водой люк в корпусе корабля, и он нырнул в воду. Через несколько секунд он был уже внутри, за панелью управления, люк закрылся за ним, и, не мешкая, Трайкер стремительно направил маленький корабль вверх, сквозь струи дождя и пелену облаков, в пустоту за пределами Земли.


Пока больного осматривал доктор, Джеки рассказал отцу все, что знал, и был конечно огорчен тем, что в его историю слабо верили. Он был уверен, что существо, склонившееся над его братом, было с крыльями и улетело. Доктор к тому времени уже заметил рану на шее Джима, и глава семьи Уэйд пытался вспомнить все, что он знает о летучих мышах-вампирах.

Доктор Энверс, вошедший как раз в этот момент, молча прослушал, что говорил отец, пожал плечами и прервал:

– Что, собственно, вам не нравится в истории мальчика? – спросил он. – Я не слышал всех подробностей, но, похоже на то, что мальчик прав. Кроме того, – добавил он, увидев закушенную губу и полные предательских слез глаза Джеки, – он взволнован и очень устал, Джим. Будет лучше, если ты отправишь его спать и расспросишь завтра.

– Я не верю в его историю, потому что это невозможно, – ответил Уэйд, – если бы ты сам все слышал, ты бы со мной согласился, а мне не нравится…

– Может быть, как ты и говоришь, это невозможно, но с другой стороны, если ты полагаешь, что Джимми укусила летучая мышь, забудь об этом. Укус любого животного был бы так же инфицирован, как и нога мальчика, а здесь кажется все обработали и простерилизовали. Ранка практически зажила, скорее всего это был прокол каким-то специальным инструментом. Я не знаю, что это могло быть, да и не важно, это самое последнее, о чем следует беспокоиться.

– Я же говорил! – тут же встрял Джеки. – Я видел не твоих дурацких мышей. Он был огромный – больше меня. Посмотрел на меня и улетел.

Энверс положил руку на плечо мальчугана и взглянул ему прямо в глаза. Мальчишка вспыхнул, и его маленькое тельце задрожало от негодования.

– Все в порядке, малыш, – мягко сказал врач, – запомни, ни твой отец, ни я никогда не слышали о таких вещах, а человеку свойственно пытаться все понять с точки зрения того, что ему известно. Так что пока забудь об этом и иди спать. Завтра утром мы вместе пойдем посмотреть, что могло случиться.

Пока врач все это говорил, он внимательно наблюдал за выражением лица Джеки и вдруг заметил крошечное пятнышко, со слабой красной точкой посередине горла, почти там же, где была рана у Джимми. Доктор замолчал, подошел поближе, чтобы осмотреть его, и Уэйд замер в своем кресле. Однако Энверс не сказал ни слова и отправил мальчика спать, не дав отцу шанса продолжить свой разговор. Затем он уселся в кресло поразмыслить над случившимся, и некое подобие улыбки играло на его лице. Наконец, Уэйд прервал молчание.

– Что у Джеки на шее? – спросил он – то же, что и у…

– Нет, это не похоже на рану Джимми, – ответил Энверс, – если вам нужно мнение врача, я бы сказал, что это укус комара. Не пытайтесь связать его с тем, что произошло со вторым мальчиком. Если бы Джеки почувствовал что-то странное, он бы вам сказал. И помните, он пытался рассказать вам довольно необычную историю. Если бы я был на вашем месте, я бы перестал беспокоиться. С Джимми все будет в порядке, а с его братом вообще все в порядке. Я понимаю, вполне возможно увидеть нечто драматическое в укусе насекомого, я и сам в юности читал графа Дракулу, но избавьте меня от перечитывания этой книги заново. Вы образованный человек, Джим, и я отношу ваши сомнения насчет вашей озабоченности о Джимми.

– Но что же все-таки видел Джеки?

– Опять же с медицинской точки зрения он не видел ничего. На улице темно, и у него совершенно нормально разыгралось воображение, ведь он ребенок.

– Да, но он так убедительно рассказывал…

Врач улыбнулся.

– Джим, ты и сам был достаточно убедителен, когда я вошел. Когда человек спорит, его убежденность возрастает. Я думаю, тебе тоже надо последовать моим рекомендациям для Джеки и пойти спать. Незачем о них беспокоиться.

Энверс встал и протянул руку. Мгновение Уэйд смотрел с нескрываемым сомнением, потом вдруг рассмеялся, поднялся с кресла, пожал руку доктору и проводил его в коридор.


Тес, как и Уэйда, кое-что беспокоило. Когда Трайкер вернулся из комнаты управления, удовлетворенный тем, что корабль лег на радиальный луч передатчика, она наконец-то смогла облечь свои мысли в слова.

– Что же делать с человеческим существом, которое видело тебя? – спросила, она.– Мы три дня пытались соблюсти закон, который запрещает нам показываться обитателям данной планеты. А теперь, когда ты поступил с точностью до наоборот, кажется, тебя это нисколько не волнует. Ты думаешь, этот обитатель подумает, что ты существо сверхъестественного происхождения, как предполагает автор путеводителя?

– Нет, моя дорогая. Я уже говорил тебе, что это чистейшая чепуха. Человечество совершенно определенно находится на стадии высокого развития научных достижений, и даже думать нечего о том, что его удовлетворит теория о сверхъестественных существах. Нет, совершенно ясно, они знают о нас, и я почти уверен, что еще со времен визита автора путеводителя.

– Но, может, они просто не поверили тем, кто видел наших путешественников, и не поверят тому, кто видел тебя?

– Они не могут так поступить! Если только не предположить, что все, кто нас видел не только патологические лжецы, но и, имея такую репутацию среди своего народа, все равно находятся среди них. В любом другом случае для того, чтобы опровергнуть их рассказ, пришлось бы придумать слишком длинную и неестественную цепочку причин, которая не удовлетворила бы ни один ученый ум. Я повторяю, они знают, кто мы, и им должны быть разрешены межгалактические перелеты еще со времени их первого осмотра. Вряд ли они изменились за семьдесят лет, по крайней мере вряд ли их технический прогресс был столь стремительным. И именно поэтому, моя дорогая, я не волнуюсь. Я подам рапорт властям, как только мы доберемся до Блана, о том, что здесь произошло, и я не сомневаюсь, что они последуют моим рекомендациям и немедленно пошлют официальных связных к человеческой расе.

В то же мгновение он улыбнулся, но улыбка исчезла с его лица.

– Я должен извиниться перед тем ребенком, чью жизнь я подверг риску, и перед его родителями, они, должно быть, сильно волновались. Представляю себе, как я буду это делать.

Он повернулся к жене.

– Тес, ты бы не хотела провести мой следующий отпуск на Земле?

ТЕХНИЧЕСКАЯ ОШИБКА

На краю небольшой долины стояли семь человек в скафандрах. Вокруг них простиралась пустынная неровная базальтовая равнина, ярко освещенная далеким солнцем и немеркнущими звездами. В десятке миль позади них, скрытая резким изгибом поверхности астероида, находилась полурасплавленная груда металла, которая их сюда принесла, а прямо у их ног, в неглубокой впадине, оставшейся от удара метеорита, лежал объект, само существование которого заставляло их не верить собственным глазам и разуму.

Перед ними лежал их корабль, целый и невредимый. Тот, чьи расплавленные обломки они только что оставили позади. Космонавты осмотрели его и узнали в нем каждую линию, каждую заклепку на обшивке иллюминаторов, каждую усталостную трещину на двух реактивных соплах. «Гиансара» больше нет – они катапультировались, когда поняли, что не справляются с разбалансировкой атомных двигателей, и сами видели, как корабль загорелся, расплавился и, наконец, остыл, превратившись в почти бесформенную груду металла. Так что же это?

Никто из них и подумать не мог о корабле-близнеце. Был всего лишь один «Гиансар». Космические корабли никогда не выпускались серийно, их было не больше сотни, и каждый сделан на заказ. Космонавт с любым стажем мог опознать с первого взгляда корабль, построенный на Земле, хотя бы по аэродинамическому профилю планера, а кораблей других разумных обитателей в Солнечной системе нет.

Первым нарушил молчание Грант. Он посмотрел на звезды, сиявшие над ними, задумался, покачал головой и произнес:

– Мы не могли сделать круг, клянусь. Мы не прошли и четверти окружности, с тех пор как ушли от останков нашего корабля, если я правильно учитывал направление. Да и лежал «Гиансар» не в долине.

– Точно, – проворчал Крэй, коренастый механик, – там была почти ровная поверхность, если не считать остроконечных камней. В любом случае, надо быть идиотом, чтобы спутать эту конфетку в фантике с той горой обломков. Интересно, кто забыл здесь этот кораблик.

– А почему ты думаешь, что его забыли? – тихо спросил самый молодой из команды – Джек Пребл. – Похоже, он абсолютно цел и невредим. Не вижу ничего, что мешало бы его команде поджидать нас у входа, если они, конечно, нас заметили.

Грант покачал головой.

– Может, этот корабль стоит здесь уже черт знает сколько лет, ведь никто из нас его никогда не видел. Очень возможно, что его команда и здесь, но, боюсь, они уже мертвы. Сомневаюсь, что его бы здесь оставили, будь он в рабочем состоянии, но вы все должны понимать, что, похоже, он единственная наша надежда выбраться отсюда. Даже если он и не работает, вполне возможно, что передатчик в порядке. Надо бы нам его хорошенько осмотреть.


Капитан стал спускаться по длинному склону к кораблю, и команда шла вслед за ним. В глазах, скрытых за шлемами скафандров, светилась лишь слабая надежда: даже самый молодой из них признавал, что, вероятнее всего, они стоят на пороге смерти. В другой раз энергия и любопытство взяли бы верх над унынием, но сейчас они шли в полной тишине. Похоже, что много лет назад другая группа людей уже встретила свою судьбу, столь похожую на их, и теперь команде вот-вот придется узнать подробности той давней катастрофы. И хотя никто не находил ничего смешного в сложившейся ситуации, на лицах космонавтов появилось подобие улыбки: по иронии судьбы они явились на этот мертвый, корабль как команда спасения.

Грант взглянул на вход в семи с половиной метрах над их головами. Любой из них, учитывая здешнюю силу тяжести, мог легко подпрыгнуть на такую высоту, но в этом не было никакой необходимости: ряд ниш двадцать сантиметров в периметре и пять глубиной образовывал лестницу наверх. Даже с нижней части корпуса можно было зацепиться за них, поскольку внутри по краям были вырезаны глубокие желобки. Капитан обнаружил, что даже в перчатках легко цепляется за ниши, и полез по металлической стене. Остальные наблюдали за ним снизу. Добравшись до входа, капитан заметил, что ниши образуют вокруг него окружность, а несколько других – расходятся в разных направлениях. Затем он обошел вокруг входа, снова остановился и стал ощупывать зеркальный металл. Наконец он крикнул:

– Крэй, поднимись, пожалуйста! Если кто и сможет найти открывающий механизм, так это ты.

Механик остался на месте.

– А, собственно, почему он вообще должен быть? Мы-то пользуемся им только по привычке. Если дверь открывается внутрь атмосферное давление будет держать ее крепче любого механизма. Попробуй толкнуть. Если дверь запирается действительно так – вряд ли тебе что-нибудь помешает, скорее всего воздух в шлюзовой камере разряжен.

Грант уцепился за край двери и толкнул. Безрезультатно. Он сделал еще одну попытку и вздохнул:

– Не везет. Я даже не знаю, где находятся петли, если они вообще здесь есть. Крэй, возьми с собой еще пару ребят, я один не справлюсь: может, внутри просто есть воздушная прослойка…

Крэй пробормотал в ответ:

– Если давление там близко к атмосферному, тебе тонны понадобятся, чтобы сдвинуть эту дверь с места. Она же три с половиной метра в ширину.

Однако на сей раз он стал карабкаться по корпусу корабля. Ройден, самый сильный среди всех присутствующих, и химик Стивенсон полезли за ним. Все четверо устроились у переднего края, уперлись ногами в дверь, уцепились за ниши, поднатужились и надавили, но дверь не открывалась. Они передохнули и пошли за Грантом к противоположному краю металлического диска.

На этот раз их попытки увенчались кое-каким успехом. Скорее всего, давление с внутренней стороны створки не превышало нескольких миллиметров ртутного столба и как раз создавало нагрузку в двести пятьдесят – двести семьдесят килограммов. Чуть только дверь приоткрылась, давление исчезло, и четыре человека провалились ногами в зияющую дыру. Грант и Стивенсон успели уцепиться руками за край дверной коробки, а остальные исчезли в кромешной тьме.


Капитан и химик спрыгнули на пол шлюзовой камеры и вошли. Оставшиеся на поверхности астероида Пребл, Соррелл и МакЭйкерн поспешили присоединиться к остальным членам экипажа. Солнце находилось с противоположной стороны корабля, и камера едва освещалась отражением с гор, а сам коридор тонул во тьме, и космонавты зажгли переносные фонари.

Внутренняя створка шлюзовой камеры, очевидно, была открыта с самого начала. Крэй и Ройден также поднялись на ноги. Это была дальняя стена коридора, который шел параллельно основной оси корабля. Было видно, как они стояли спина к спине, освещая карманными фонарями коридор в обоих направлениях. Грант шагнул к ним, приказав остальным оставаться на месте.

Справа от входа коридор продолжался почти до носового конца корабля. В другом направлении коридор приблизительно через десять метров переходил в большую каюту, вероятно диспетчерскую. По всей длине коридора тянулись небольшие двери, почти все они были закрыты. Не было слышно ни звука.

– Пошли, – скомандовал Грант.

Он направился в центральную каюту и у порога остановился, остальные застыли прямо позади него. Дальше пол образовывал узкий мостик. Каюта занимала большую часть корпуса. Она была ярко освещена лучами солнца, пробивавшимися в хорошо знакомые космонавтам шесть иллюминаторов. Люди выключили свои фонари. Крэй покачал головой.

– Мне все кажется, что я сплю и проснусь на нашем корабле, – заметил он, – этот корабль все больше и больше похож на наш милый дом.

Грант нахмурился:

– Не для меня, – ответил он.– Неплохо было бы тебе проверить, похож ли двигатель этого корабля на наш и сможешь ли ты с ним разобраться и починить? А я пока поищу, есть ли на пульте пилота передатчик: Мизар сейчас должен быть недалеко.

– С чего это я не разберусь с двигателем? – вызывающе спросил Крэй. – Он должен быть такого же класса, как наш, только немного примитивнее, в зависимости от того, сколько этот корабль здесь стоит.

Грант с удивлением посмотрел на него:

– Неужели ты все еще думаешь, что это земной корабль, прилетевший сюда пару десятков лет назад? – спросил он.

– Конечно. А что же еще?

Грант показал на пол под ногами, и все посмотрели вниз. Они впервые заметили, что оставляли следы на тонком слое пыли, ровно покрывавшем весь пол коридора.

– Это значит, что корабль стоит здесь гораздо дольше, чем я могу себе представить, так долго, что все органические вещества на борту превратились в пыль и каким-то образом умудрились разлететься по всему кораблю. Кроме того, когда мы вошли, воздуха практически не было – вышел через пазы и перегородки, в чем нам очень повезло, ибо он не создал достаточного давления и мы смогли открыть трехметровый поршень. Это во-первых.

Затем он показал пальцем на пульт управления:

– Во-вторых.

И хотя он больше не произнес ни слова, все поняли, что он имел в виду.


В центре отсека находилась огромная чаша – с толстыми стенами. Она была подвешена на шарнирах, отчего всегда находилась ровной стороной вверх по отношению к линии ускорения корабля. Верхний край внутренней поверхности чаши занимала панель управления, а в центре конструкции было место пилота, если вообще его можно было назвать местом.

Это была куполообразная структура, выступающая на полметра над полом, по поверхности которой, почти доходя до ее вершины, были равномерно расположены пять широких углублений. Она напоминала форму для кекса, и, по крайней мере, одно можно было сказать наверняка: ни одно человеческое существо никогда не сидело в этом кресле. Крэй проглотил этот очевидный факт разом, не пережевывая.

Остальные тоже молчали, словно сам призрак мертвого пилота материализовался и заставил их оцепенеть. Взвинченное воображение пыталось нарисовать его и вместе с тем старалось подыскать причину спешки или неожиданную угрозу, заставившие его покинуть место, где он держал бразды правления, и, как оказалось, – покинуть навсегда. Все члены экипажа имели высокий уровень интеллекта и были прекрасными специалистами, но все же они невольно оглянулись через плечо, будто могли увидеть раздраженного бесцеремонным вторжением хозяина корабля.

– Все равно я смогу разобраться с двигателями, – проворчал Крэй, – если они вообще атомные. Так или иначе, они должны действовать так же, состоять из таких же частей и иметь такие же функции.

– Надеюсь, ты прав. – Грант пожал плечами, но огромный скафандр скрыл это. – Не думаю, что у меня получится разобраться с пультом пилота, пока ты не починишь то, что отвечает за сигнальные огни, если они вообще есть. Пора браться за работу. Крэй, возьми себе своих обычных помощников. МакЭйкерн, останься со мной и помоги мне разобраться с пультом, а Пребл и Стивенсон осмотрите корабль. Поехали.

Он встал на мостик, ведущий к панели управления, и МакЭйкерн пошел следом за ним.

Пребл и Стивенсон переглянулись.

– Вместе пойдем или разобьемся? – спросил младший.

– Лучше вместе, – решил химик, – так можно подстраховаться, если один из нас что-нибудь пропустит. Мы быстро закончим, сомневаюсь, что нам вообще надо спешить. Пойдем за Крэем и найдем машинный отсек, а уже оттуда начнем осмотр другой части корабля. Ладно?

Пребл кивнул в ответ, и они вышли из диспетчерской. Впереди мерцал свет фонарей механиков. Стивенсон держался правой стены, и они уверенно двигались вперед в полутьме.

Пройдя совсем немного, химик нащупал рукой внутреннюю дверь шлюзовой камеры, через которую они вошли в корабль. Здесь солнечные лучи проходили сквозь открытые двери, но, несмотря на это, Стивенсон так и не заметил того, что лежало на полу, пока не споткнулся и не пнул его ногой через весь коридор. Скафандр и металлический пол прекрасно передали резкий скрежещущий звук.

Химик нашел это в полуметре от себя, а рядом с ним лежали еще две такие же штуки. Он поднял их, и оба исследователя очень внимательно их осмотрели: это были толстые овальные кольца, очевидно, из стали, к каждому из которых были припаяны стальные кабели длиной около пяти сантиметров. Казалось, что свободный конец кабеля был отрезан чем-то очень острым. Стивенсон и Пребл переглянулись и направили свои фонари на внутренний портал шлюзовой камеры.

Споткнувшись о кольцо, химик сбил пыль, которой здесь оказалось значительно больше, чем на полу в других местах корабля. Здесь ее слой доходил почти до порога дверной перегородки и покрывал все на метр вокруг. Любопытно, что, осмотрев внешнюю сторону порога, люди обнаружили точно такую же горку пыли, покрывавшую пол с той стороны, рядом с которой лежало еще пять таких же колец.

Новые кольца при внимательном рассмотрении оказались больше предыдущих: они были чуть меньше среднего человеческого запястья, и к каждому из них также было присоединено по проводу, подрезанному на конце. Ни на полу в коридоре, ни в шлюзовой камере не было больше никаких твердых вещей. И пыль, и кольца не бросались в глаза, ведь через эти двери вошли семь человек, ничего не заметив. Оба мужчины были уверены в том, что эти кольца несли в себе какой-то смысл, возможно, они были ключом к разгадке природы бывшего владельца этого корабля, но никто из них расшифровать этот смысл не мог. Пребл положил кольца в карман скафандра, и они снова пошли вслед за механиками.

Исследователи нагнали их, не пройдя и полусотни метров. Они стояли перед круглой тяжелой дверью, преградившей дальнейший путь. На стене вокруг двери они увидели три диска из темного металла, каждый по десять сантиметров в диаметре. В каждом диске было по три небольших отверстия, расположенных в форме равнобедренного треугольника.

– Это и есть твое машинное отделение? – спросил Пребл, когда они со Стивенсоном подошли к остальным, – больше похоже на внутреннюю дверь шлюза.

– Может, и так, – мрачно произнес Крэй, – но больше реактору быть негде. Помнишь, по бокам корабля были реактивные сопла. Просто бывший экипаж почему-то закрыл машинный отсек, а мы даже не знаем, как он открывается. Может, нужен ключ, тогда ищите его, а может, и код, тогда разгадывайте его.

– Смотрите, они похожи на шляпки огромных болтов, – предположил Стивенсон. – Вы не пробовали их отвинтить?

Край кивнул:

– Ройден предложил то же самое. И отказался от этой мысли, едва взглянул на них повнимательнее.

Пребл и химик подошли поближе, чтобы осмотреть маленькие диски. Они поняли, что Крэй имел в виду: диски были не круглыми, как казалось сначала, а овальными и, скорее всего, не были предназначены для того, чтобы их поворачивали вокруг оси.

Приняв все это во внимание, механики приняли решение искать ключ. Не было никакого смысла подбирать код – без специальных знаний безнадежно пытаться отгадать даже простейшую комбинацию, а носители этих знаний никогда уже не смогут ими поделиться.


Космонавты разделились, и каждый взял на себя ближайший отсек. Им помогало то, что почти все двери были открыты. От каюты к каюте мебель практически не менялась: в каждой из них было два сиденья, похожих на те, что были в диспетчерской, и два предмета, которые когда-то, возможно, были кроватями, но их матрасы и подушки превратились в пыль, и ничего, кроме металлических желобов, размером с лежащего человека, не осталось. Были и другие предметы, похожие на стол с ящиками, открывавшимися легко и бесшумно, а над ними находились круглые, шириной в метр алюминиевые зеркала. В ящиках было много разной всячины, наверное, это были туалетные принадлежности, правда, они совсем не напоминали человеческие, и не было ничего, что бы могло рассказать об их первоначальном применении.

Прежде чем члены экипажа снова собрались в коридоре, чтобы обменяться информацией, они уже осмотрели с десяток отсеков. Пребл, Стивенсон и Соррелл вернулись к двери, стоявшей у них на пути. Внезапно Соррелл нарушил молчание:

– Чушь какая-то, – медленно произнес он, – не понимаю, зачем закрывать машинное отделение? Если их движки похожи на наши, то за ними нужен постоянный присмотр, и закрывать сюда дверь было бы бесполезной тратой времени. Даже если вы считаете, что эти существа так высоко развиты, что смогли создать совершенные двигатели, за которыми нужно присматривать лишь время от времени, тогда имело бы смысл снабдить дверь специальным запором на случай чрезвычайной ситуации, а не закрывать ее на замок. Хотя, конечно, у нас нет ни малейшего представления о том, что они считали чушью. Но я полагаю, что комната либо вообще не заперта, либо замок – ложный, как на наружной двери шлюзовой камеры. В таком случае скорее всего она открывается каким-то специальным инструментом, а не ключом. Это не игра слов: ключи вы носите с собой в кармане или на ремне, а инструменты храните в каком-нибудь специально предназначенном для этого месте. Малыш, если бы ты был механиком и тебе приходилось бы с помощью инструмента, вроде гаечного ключа, отпирать эту дверь регулярно каждые несколько дней, где бы ты его в таком случае хранил?

Пребл на мгновение задумался.

– Если бы я закрывал дверь от слишком любопытных коллег, я бы хранил инструмент в своей собственной каюте, взаперти. Но если, как вы предполагаете, дверь закрывалась только из предосторожности, я бы хранил его прямо у двери. А вы как думаете?

Механик кивнул и стал медленно освещать фонарем проем двери. Не найдя ничего, кроме сплошного металла, Сорелл стал осматривать прилегавшие со всех сторон к двери стены. Его поиски не увенчались успехом, но Соррелл не унимался. Он вернулся к краю двери и стал ощупывать металл. Дело продвигалось медленно и требовало немало терпения. Остальные члены экипажа освещали стену фонарями и следили за его работой. Сорреллу казалось, что инструменты нужно хранить в ящике, его он и искал в стенах, рядом с дверью. Подойдя к проблеме с практической точки зрения, Соррелл старался допустить любую, самую нестандартную идею, которая могла прийти на ум строителям корабля.


Он все еще прощупывал стену, когда Пребл вдруг вспомнил стандартный тип ключа управления мотором, который был знаком даже ему, и, не задумываясь протянул руку, вставил три пальца в отверстия одного из дисков и вытащил. Незаметный среди однородного металла треугольный блок осторожно соскользнул ему в руку. Блок осветили два луча фонарей, и на пару секунд воцарилось молчание. Соррелл усмехнулся.

– Твоя взяла, – согласился он, – моя логика спасовала. Теперь очередь за тобой.

Пребл осмотрел металлический блок с другой стороны. Он был покрыт медным сплавом, и на нем были такие же три отверстия, как и снаружи. Был и альтернативный способ, которым можно было вставить блок обратно – медной стороной наружу, что Пребл и проделал, почувствовав, как блок плотно сел на свое место. Соррелл и Стивенсон проделали ту же процедуру с оставшимися верхним и нижним дисками, в которых оказались подобные блоки. Затем все трое отошли от двери.

Именно в это время подошли Край и Ройден. Крэй мгновенно заметил, что произошло, хотел было что-то сказать, но подошел поближе к дискам и, не произнеся ни слова, дотянулся до медных блоков, поставил пальцы в треугольные отверстия и стал отвинчивать диск. Он был сантиметров двенадцать в ширину. Когда Краю наконец удалось его выдвинуть, он достал из сумки инженера кронциркуль и измерил штекер со всех сторон. Диск оказался абсолютно круглым, плюс-минус погрешность прибора.

Наконец, он взглянул на остальных и с некоторым удивлением проговорил:

– Могу поклясться, что эти штуки были овальными, когда мы их осматривали в первый раз. Отверстие таким и осталось, смотрите.– Он кивнул на открытое пространство, откуда диск был вынут.– Я уверен, что в точке соприкосновения с дверью он был расширен сверху и снизу, но сидел плотно.

Соррелл и Ройден кивнули в знак согласия. Очевидно, вставив обратной стороной блок, каким-то образом они изменили его форму. Крэй попытался снова вынуть блок, но тот не поддавался, и, в конце концов, Крей, пожав плечами, сдался. Мужчины быстро отвинтили остальные диски, и Ройден навалился на массивную дверь. Она поддалась бесшумно, и четверо мужчин вошли внутрь, освещая фонарями открывшийся им отсек. Снаружи остался один только Крэй, он хотел внимательнее изучить загадочный, меняющий форму запор.


Тем временем в диспетчерской у Гранта и МакЭйкерна также не обошлось без проблем. Они подошли к чаше управления, и капитан без затруднений вошел внутрь. Однако с тем же успехом он мог бы остаться и снаружи.

Кнопки управления можно было найти сразу, хотя они и не выдавались над общим уровнем металла. Казалось для каждой из них была своя пара: скорее всего, «вкл.» и «выкл.», а за каждой парой находились два небольших прозрачных диска, которые скорее всего были индикаторами. Ни один из них не светился. Иногда пары кнопок были одиночными, иногда они были сгруппированы по 18–20 штук, и каждая группа была изолирована от соседней. Панель занимала полностью внутреннюю сторону чаши, так что увидеть сразу все было невозможно.

Однако Гранта больше всего беспокоило, что ни одна кнопка, группа или диск не были подписаны. Он и не ожидал, что сможет прочесть их названия, но, несмотря на это, существовала хотя бы самая ничтожная надежда, что названия могут совпасть с тем, что написаны на двигателях или диаграммах, если механики смогут их найти. Кнопок были сотни, и многие из групп можно было легко перепутать. Грант поведал свои мысли вслух, и Мак-Эйкерн нахмурился под своим шлемом.

– Если следовать логике Крэя, названия им вообще не нужны, – наконец ответил он.– Мы же не разрешаем управлять кораблем тому, кто не может работать на пульте вслепую. Естественно, наша панель надписана на случай чрезвычайной ситуации, если вдруг неопытному пилоту придется управлять кораблем, но это скорее самообман. Никогда не слышал, чтобы корабль, вел кто-нибудь, кроме пилотов первого класса, даже в чрезвычайных ситуациях. Метки на кнопках управления – это пережитки времен автомобилей и самолетов.

– В твоей логике что-то есть, – согласился капитан.– Правда, есть и еще вариант: может, у кнопок и есть метки, просто не в нашем понимании. Возможно, их буквы или знаки выгравированы на неполированном металле и предназначены для чтения пальцами. Но этого мы никогда не узнаем, поскольку не можем снять скафандры. На эту идею играет и то, что панель абсолютно не освещена, ведь не могли же они постоянно зависеть от солнечных лучей.

– Так или иначе, теперь околачиваться здесь не имеет смысла, – ответил МакЭйкерн. – Придется подождать, пока кто-нибудь не идентифицирует двигатель, и тогда уже посмотрим.

Грант кивнул.

– Я, в общем-то, никогда особо не надеялся запустить корабль, – сказал он, – вряд ли он остался бы здесь, если бы не был серьезно поврежден, но я действительно надеялся на передатчик. Должен же он здесь быть.

– Может, они вообще не говорили, – заметил навигатор.

– Неудачная шутка, – проворчал Грант.


На полпути к носу корабля Грант и МакЭйкерн встретили Пребла и Стивенсона, которые, удостоверившись, что в машинном отделении справляются и без них, продолжили осмотр корабля. Они вкратце сообщили офицерам о последних событиях, показали им металлические кольца и направились к корме в поисках других помещений, которые, вероятно, располагались над или под центральным коридором. Было совершенно логично начать свой поиск с диспетчерской, хотя никто из них и не заметил никаких дополнительных дверей, когда они были там в первый раз. Возможно, они были закрыты и не бросались в глаза.

Но, очевидно, других дверей не существовало. Войти и выйти из диспетчерской можно было только через центральный коридор.

– Здесь куча не осмотренных нами отсеков, совершенно идентичных, – заметил Стивенсон. – Должен же быть в них вход. Ни в одном из отсеков, которые мы обошли в поисках «ключа», не было никаких признаков ни лестницы, ни подъема, ни люков, но мы не успели обойти все. Думаю, каждому из нас нужно взять по одной стороне коридора и идти к носу, заглядывая во все двери, которые мы сможем открыть. Пока нам не попалась ни одна закрытая дверь, и проблем возникнуть не должно.

Пребл согласился и пошел по левой стороне прохода, освещая ее лучом фонаря. Химик пошел по правой. Они одновременно подошли к первым дверям, открыли их, и в радио скафандров одновременно раздалось: «Вот он!»

За этими двумя дверьми с обеих сторон корабля вверх и вниз шел закручивающийся спиралью пандус.

– Нам повезло даже больше, чем можно было ожидать, – засмеялся Стивенсон. – Иди по своему, я пойду по своему, встретимся наверху.

Пребл снова молча согласился и стал подниматься. Пандус не образовывал правильной спирали – зато им можно было пользоваться при разнонаправленных ускорениях. Вдоль основной оси – когда корабль шел с ускорением, или перпендикулярно ей, когда он дрейфовал вокруг планеты с высокой гравитацией..Пребл вступил на пандус, стоя лицом к выходу, но, когда он попал на следующий этаж, дверь была слева от него. Не заметив ни ручки, ни дверного замка, он толкнул ее, но дверь не поддалась.

Ничего удивительного. Уже поверхностный осмотр показал, что двери повсюду были неаккуратно и на скорую руку приварены, будто их в сумасшедшей спешке нужно было как можно крепче закрыть. И теперь открыть их можно было либо взрывом, либо электрическими пилами высокой мощности. Пребл не стал и пытаться. Он вернулся на основной уровень и у подножия подъема встретил Стивенсона. Беглый взгляд, и химик все понял.

– И у тебя? – спросил он. – С моей стороны дверь не открыть, не повредив корпуса. Кто-то явно хотел то ли запереть что-то, то ли запереться внутри отсека.

– Скорее всего, запереть, раз заварили снаружи, – ответил Пребл. – Хотел бы я знать, что это. Может именно из-за него экипаж покинул корабль. Ты не спускался на следующий уровень?

– Еще нет. Думаю, можно идти вместе, если одна сторона будет закрыта, то и вторая тоже. Пойдем.


Они стояли на левом скате и решили спуститься по нему. Осмотрев дверь, исследователи поняли, что она не заварена, и открыли ее, просто толкнув рукой. Двое мужчин стояли в конце коридора, как две капли воды похожего на основной, если не считать того, что справа он заканчивался тупиком, а не шел до центрального отсека. Света не было, кроме бликов фонарей на полированном металле. С каждой стороны коридора шли двери, возможно, немного больше, чем те, что были этажом выше. Многие из них были открыты, и по обоюдному согласию исследователи вошли в ближайшую.

Отсек оказался такого же размера, как наверху, только в нем не было предметов обстановки – пустая кубическая комната.

Остальные отсеки при беглом осмотре ничем не отличались от первого. В нескольких из них были огромные склады металлических брусков, судя по цвету и весу – платина или иридий. И бруски и коридор, ведущий к ним, были покрыты толстым слоем пыли. Должно быть, и здесь когда-то находились органические материалы, медленно истлевавшие, пока удивительно крепкий корпус держал воздух, но что это было: груз или экипаж корабля, невозможно было сказать. Судя по всему, у корабля были превосходные строители: ни один человеческий корабль не удержал бы воздух дольше трех месяцев.

– Ты заметил, что ни на одной из этих дверей нет никаких признаков замка? – спросил Пребл, когда они подошли к пустой стене, отделявшей их от машинного отделения.

– Точно, – согласился Стивенсон, – из всех дверей только на одной совершенно очевидно был замок – в машинное отделение. Думаешь, ее закрывали, чтобы никто не мог изменить ускорение?

Он подошел к ближней двери и внимательно осмотрел ее внутренний край. По середине находился почти незаметный глазу полуторасантиметровый металлический круг, едва отличающийся по цвету от металла всей двери. Сам круг шел вровень с поверхностью двери, и только маленькая капля меди была прямо над ним.

Оба объекта четко подходили к косяку: напротив медной точки была точно такая же, а напротив круга – чашеобразное углубление точно такого же диаметра, где-то миллиметр глубиной. Однако никаких средств для активации замка не было. Пока Пребл пытался через стекло шлема осмотреть окрестности, Стивенсон несколько минут внимательно осматривал систему.

– Бред какой-то, – наконец произнес химик , – если этот круг обозначает болт, почему он не сделан так, чтобы плотно подходить к углублению на косяке? Его и на микрон не сдвинешь вперед. Вряд ли эта штука – магнитный замок, иначе не нужно было бы это углубление. Для создания сильного магнитного поля необходимо, чтобы полюса подходили как можно плотнее друг к другу. Так?

Пребл моргнул и хотел было ударить себя ладонью по лбу, словно ему в голову наконец-то пришла мысль, но шлем его скафандра ему не позволил.

– Приятель, – произнес он мягко, – это не магнитный замок. Пари держу, – он посмотрел на циферблат на своем запястье, – это мой шанс прожить еще сотню часов. Слушай: замок основан не на магнитном притяжении, а на электропроводимости. Магнитное поле изменит форму металла – так же как и сильное электрическое поле влияет на кристалл. Должно быть, они открыли сплавы, с которыми эффект максимален. Когда проходит ток, твой «болт» входит в углубление в косяке, без всякой дополнительная громоздкой системы. Замки, скорее всего, на всем корабле однотипные, и двери, наверное, открываются одним мастер-ключом – может, панелью управления, но, скорее всего, ключ находится где-то здесь внизу. До тех пор пока ток продолжает идти, двери закрыты. Должно быть, за долгое время ток истощился, даже если эти двери и были закрыты изначально.

– А как же тогда с дверью в машинное отделение? – спросил Стивенсон. – Может, там такой же замок? Он ведь был закрыт сначала.

Пребл задумался.

– Может, и так. Возможно, в одном положении передвижной блок являлся постоянным магнитом, стоящим против другого, а в другом создает магнитное поле. Конечно, теперь их будет сложно отсоединить друг от друга, может, с помощью энергии корабля. А поскольку сейчас энергии нет, скорее всего, будет довольно сложно вернуть блок в первоначальное положение. Пойдем проверим.

И он повернулся к подъему.


Крэй воспринял теорию со смешанным чувством удовлетворения и досады, ведь он уже обнаружил, что треугольные блоки в новом положении изменились, и даже связал все это с теорией магнетизма, но сама идея ускользнула от него. У него и так было много других проблем.

Исследователи встретили Крэя у дверей машинного отделения. Они втроем вошли внутрь, ступив на мостик вроде того, что был в диспетчерской. В отличие от диспетчерской, машинный отсек освещали только фонари космонавтов, и странно было наблюдать, как зал целиком озарился отраженным от полированных металлических поверхностей светом.

Увидев расположение сопел снаружи корабля, легко было определить местоположение двигателей. Вдоль стен от передней перегородки сплошным кольцом были расположены казенники труб с тяжелыми инжекторами и дезинтеграторами. Трубы, ведущие к вспомогательным выпускным клапанам, были покрыты свинцом. Очевидно, корабль приводили в движение реактивные струи ионов тяжелых металлов, так же как и человеческие корабли. Все двигатели были закрыты тяжелыми кожухами, что наводило на мысль, что их создатели, подобно людям, боялись радиации.

– Неплохое расположение, – отметил Пребл. – Ты не проверил, они в порядке?

Крэй вспыхнул:

– Нет! – огрызнулся он. – А ты попробуй осмотреть их внутри!

Пребл удивленно поднял брови и подошел к ближайшей трубе. Она была около метра в диаметре, по ее стенам шла обмотка, создающая электромагнитное поле, предохраняющее поток ионов от контакта с металлом. Топливом, скорее всего, служила ртуть или какой-нибудь другой легкоиспаряющийся металл, вроде цинка. Все это напоминало по основным параметрам двигатели, с которыми был знаком даже Пребл, если не считать того, что вся конструкция двигателя от магистрали подачи топлива до внутренней стороны корпуса имела сплошную металлическую поверхность. Пребл осмотрел ее и не нашел ни единого стыка.

– Ясно, – подняв голову, произнес он. – Цельная конструкция?

– Похоже, что так. Даже цистерны запаяны. Они действительно выглядят как обычные атомные двигатели, но мы не сможем в этом удостовериться, пока будем смотреть на них снаружи.

– Как же они их обслуживали? – спросил Стивенсон. – Сомневаюсь, что их припаяли к корпусу в надежде, что они будут прекрасно работать без присмотра и ремонта – это слишком даже для цивилизации, сумевшей создать столь прочный и герметичный корпус.

– Откуда я знаю? – ворчал Крэй. – Может, они выходили наружу и проползали через сопла, чтобы обслуживать двигатели. Только мне кажется, что здесь не обошлось без какого-то хитрого приспособления, вроде давешнего замка на дверях. В конце концов, в этом есть хоть какой-то здравый смысл. Меньше движимых частей, меньше износа. С точки зрения того же самого здравого смысла, кто-нибудь может придумать, как нам подобраться к двигателям?

В надежде он оглянулся и, не получив ответа, пожал плечами.

– Похоже, мы обречены и дальше гадать на кофейной гуще, – заключил Крэй. – Джек и Дон могут с тем же успехом вернуться к своему осмотру, и, ради Бога, если вам в голову придет что-нибудь новое, сразу же дайте знать.

Получив разрешение капитана, Стивенсон и Пребл вышли из машинного отделения и продолжили свой осмотр.

– Интересно, закрыт ли верхний сектор за диспетчерской? – произнес химик, когда их поглотила темнота коридора. – Думаю, мы достаточно внимательно осмотрели нос корабля.

Пребл кивнул в ответ, и, не говоря ни слова, они прошли в диспетчерскую, окинув взглядом доставившую МакЭйкерну и Гранту столько неприятностей панель управления. Как и ожидали напарники, из хвостового коридора вверх и вниз вели пандусы.

На этот раз они не разделились и вместе поднялись на уровень выше. Они с облегчением обнаружили, что дверь не была заперта, но мгновением позже их постигло разочарование: комнаты выглядели как любой из тех отсеков, которые они уже успели посетить, и при первом же осмотре оказалось, что в них не было ничего, кроме брусков и покрытых пылью полов. Килевой коридор был тоже открыт, но в нем находилась по крайней мере один отсек, в котором скорее жили, нежели хранили груз.

Первым в него заглянул Стивенсон. Он резко окликнул своего спутника, и Пребл увидел в свете фонаря химика новый объект.

Это было такое же сиденье, как и в диспетчерской: чаша металла, на поверхности которой были равномерно расположены пять углублений. Крошечные блики от фонарей исследователей на его выгнутой поверхности казались горящими глазами. Никаких предметов здесь больше не было, как и в каютах на носу корабля, вот только нельзя было сказать, что пол был пустым.

Напротив каждого из пяти углублений в сиденье к полу были крепко припаяны металлические кабели. Чуть дальше, так же на равном расстоянии от сиденья находились еще три кабеля, раза в два больше, чем первые пять. Все восемь кабелей были ровно обрезаны, так что поверхность среза была практически зеркальной. Стивенсон и Пребл внимательно их осмотрели и обменялись задумчивым взглядом. На ум им обоим начали приходить разные идеи, но пока они не спешили ими делиться.

Осталось осмотреть только машинный отсек в корме корабля и коридор, ведущий к нему. Не имея при себе никаких инструментов, чтобы взять хотя бы образец кабеля, исследователи решили просто запомнить дверь, за которой те находились, и спустились вниз на центральный уровень.

Фонари снова осветили, металлическую поверхность, открыв взгляду исследователей три диска с вдавленными в них треугольными блоками, как они и ожидали. Однако только один, только верхний замок был закрыт. Словно тот, кто последним выходил из отсека, очень спешил или не был постоянным жителем корабля.

Пребл быстро перевернул оставшийся блок и повернул диск. Вместе со Стивенсоном они налегли на дверь и открыли ее. Оба исследователя нервничали: их воображение, и без того возбужденное, совсем разыгралось при виде наполовину открытой двери. Наконец-то они не были разочарованы.

За цистернами луч света открыл конверторы и части труб. По всему полу и в стенных нишах лежали инструменты и детали. Вокруг двух осевых труб стоял легкий металлический каркас, похожий на строительные леса, на котором также лежали инструменты. Это было первое место на корабле, где были явные признаки действия, а не разрухи и опустошения. Даже пыль, которая была здесь повсюду, не могла заставить отказаться от ощущения, что рабочие оставили свои инструменты, чтобы передохнуть, и ожидали, что скоро вернутся.


В то же мгновение Пребл подошел к трубам, над которыми скорее всего и работали неведомые хозяева корабля. Возможно, он сумеет установить, как они открывались для обслуживания. Идею Крэя об обслуживании через сопла он не воспринимал всерьез.

Вдруг его внимание привлекла одна вещь. Металлический купол, в котором предположительно находились дезинтегратор и ионизирующие устройства, был отсоединен от цистерны с топливом – во всяком случае так казалось с другой стороны комнаты. Подойдя ближе, Пребл заметил, что, мало того, фланцы соединительных труб были небрежно сдвинуты друг относительно друга и продольной оси.

К сожалению, Пребл не смог найти инструмент для соединения труб. Ухватившись перчатками за край полусферы, он пытался потянуть ее на себя, но безуспешно. Именно это и навело его на правильный ответ: восстановить герметичность всей системы можно только одним способом – при помощи намагниченных поверхностей. Именно этот метод использовали на Земле, хотя не в таком широком масштабе, и поэтому Пребл не сразу догадался.

Магнитное поле, разумеется, нельзя было использовать в непосредственной близости от ионных проекторов, поскольку оно влияло бы на управление потоком. Но существовала и другая сила – взаимное притяжение молекул. Поверхности соприкосновения были ровными, а не просто плоскими.

Но если замки были плотно закрыты, возникала другая проблема. Как отсоединить две части, если молекулы их поверхностей «приклеились» друг к другу. Какое лезвие можно вставить в такой замок?

Стивенсон заметил, что его напарник задумался, и подошел, Пребл объяснил ему, в чем дело.

– Можно посмотреть в ящиках, – наконец ответил химик. – Похоже, Соррелл был прав насчет инструментов. Просто не зацикливайся на чем-то одном.

Здешние инструменты отличались от человеческих. Многие из наших устройств предназначены для прикладывания силы: молотки, гаечные ключи, зажимы, плоскогубцы и прочие. Для работы действительно хорошей машины не нужны подобные инструменты. Части должны сойтись очень точно, чтобы предотвратить ненужное трение.

То, что создатели корабля были превосходными строителями и механиками, было вне всякого сомнения. Однако сомнения возникали в том, какие именно инструменты они могли использовать. На полу были разбросаны устройства, предназначенные для придания деталям определенной формы: режущие, ровняющие и шлифующие. Пребл со Стивенсоном их легко узнали. Но, скажите на милость, для чего может быть предназначена пара тонких стержней, соединенных вместе посредством магнита? Или небольшие запечатанные стеклянные трубки? Или длинные полоски металла и пластика? Или бесцветные стальные шары? Или переливающиеся всеми цветами радуги металлические тарелки? Исследователь-любитель не мог разобраться без помощи профессионала.

Перебирая инструменты на полу и в ящиках, Крэй и его ассистенты напевали от удовольствия, однако после часа внимательного осмотра отличное настроение команды механиков улетучилось. Крэй выяснил, что теория молекулярного притяжения хотя и является самой правдоподобной, но не приближает их ни на шаг к открытию замка. В комнате не было ничего, что можно было бы вставить в плотное соединение.

– Может, попробовать сдвинуть их? – спросил Стивенсон.– Если они такие же гладкие, то это будет довольно легко.

Крэй поднял кусок металла.

– Представь, что через этот брусок проходит плоскость, и попробуй вдоль нее сдвинуть его части, – предложил он, – кристаллики металла очень тесно соприкасаются и практически цепляются друг за друга, как и в нашем случае. Придется что-нибудь вставить между ними.

Химик кивнул.

– Для того чтобы разделить части двигателя, скорее всего понадобится нечто большее, чем смазка, – сказал он.

– Да, но в нашем случае части двигателя находятся сравнительно далеко друг от друга, и притяжение молекул должно быть незначительным, – ответил механик. – Хотя, может, ты прав. А может, смазки будет достаточно, но не исключено, что молекулы все же взаимодействуют между этими двумя поверхностями. Никто не видел ничего, что могло бы нам подойти?

– Вот, – подсказал Пребл, – вот эти стеклянные трубки. В них находится жидкость, их концы крепко запаяны, а это единственный возможный способ хранения необходимого нам вещества.

Он подошел к ящику, поднял один из трех длинных прозрачных цилиндров. Маленькое пропускное отверстие было запаяно, внутри находился небольшой воздушный пузырек, когда цилиндр переворачивали, шарик перекатывался внутри и распадался на множество маленьких, когда его трясли. Если вернуть цилиндр в спокойное состояние, шарик снова собирался воедино, и это обнадеживало. Очевидно, у вещества были очень маленькая вязкость и поверхностное давление.

Крэй поднес цилиндр к стыку труб руками, запрятанными в перчатки скафандра, надломил верхушку пропускного отверстия. Он ожидал, что в слабой гравитации астероида жидкость просочится, но очевидно, давление пара жидкости было слишком высоко, и она вылетела сильной струей. Капельки отскочили от металла и тут же испарились, так же как и жидкость распространившаяся по поверхности. Только несколько капель жидкости попали между плоскостями.

Крэй напряженно следил за тем, как над металлическим куполом опустошалась трубка с жидкостью. Через мгновение он отбросил пустой цилиндр и надавил на стык.

На краю стыка образовалась переливающаяся всеми цветами радуги пленка, купол медленно сполз на одну сторону. Пленка не расширилась, поскольку жидкость тут же испарилась. Пребл и Стивенсон подхватили тяжелый купол и поставили его на центральный проход.

Последняя радужная пленка смазки испарилась с металла, и инженеры собрались у открытого двигателя. Внутри не было никаких устройств: дезинтегратор находился в металлическом куполе, который был отсоединен. Катушки, создающей поля для предотвращения контакта потока ионов со стенками труб, тоже было не видно – она была встроена в стенки. Ни то ни другое не беспокоило людей, поскольку их собственные двигатели были устроены аналогично. Крэй прощупал трубку по всей длине, проверяя, не была ли она открыта из-за нарушения поля, и затем трое специалистов вернулись к вынутой части трубки.

Единственное, что было видно на ней, это центральное отверстие для подключения выхлопа ионного пара, но, применив еще один цилиндр со смазкой, механики заставили разлететься большую часть пластин и открыли механизм дезинтегратора. Пребл, Стивенсон, Грант и МакЭйкерн наблюдали за тем, как части дезинтегратора покрывали пол каюты, но, наконец, они поняли, что только мешаются под ногами у специалистов, и друг за другом вышли в основной коридор.


– Думаешь, они разберутся, в чем дело? – спросил Стивенсон.

– Должны, – раздался по радио голос Крэя. – Принцип работы этой штуковины такой же, как у нашего двигателя. Проблема в том, что они повсюду использовали этот чертов метод соединения молекулярным притяжением. Куча времени уходит, чтобы их разделить.

– Странно, что технология этих существ так похожа на нашу в общем, и так отличается в деталях, – заметил Грант. – Я все думал о причинах этих различий, но так и не пришел ни к какому конкретному мнению. Может, из-за того, что у них иные органы восприятия, но я не имею ни малейшего понятия, как это могло привести к таким результатам. Хотя, говоря по правде, я просто представить себе не могу, какие органы могут заменить или дополнить наши.

– Возможно, их тела находятся в запечатанном коридоре или его отсеках, но вряд ли нам когда-нибудь удастся узнать, так ли это, – ответил Пребл. – Я здорово удивлюсь, если кто-нибудь докажет, что этот корабль был сделан в Солнечной системе.

– А я удивлюсь, если кто-нибудь вообще докажет что-нибудь конкретное об этом корабле, – добавил Грант.

В этот момент снова раздался голос Крэя.

– Я здесь нашел кое-что забавное, – произнес он. – Кажется, это реле управляется из твоей диспетчерской, хотя я не уверен. Оно связано только с электричеством, но практически построено вокруг топливного клапана. Само по себе это нормально, тип соленоидного передвижного ядра. Оно тоже отсоединено.

– Что думаешь делать? – спросил Грант. – Ты нашел возможную поломку?

– Нет. Я предполагаю, что трубы не обязательно были отсоединены для починки. Может, для ручного аварийного выхода, тогда понятно, почему все проделано так неаккуратно. Мы думаем подсоединить все снова так, чтобы реле можно было управлять прямо отсюда, и проверим трубу. Ты не против?

– Если думаешь, что справишься, вперед, – ответил Грант. – Правда, терять нам нечего. А вы сможете все починить так, чтобы управлять отсюда?

– Возможно. Подожди, пока проверим этот двигатель. – Крэй исчез в проеме двери и его радио отключилось.

Стивенсон подошел к двери посмотреть, как они будут снова собирать двигатель. Остальные ушли в диспетчерскую. Ощущение потаенного страха постепенно исчезло, поскольку предположение, что владельцы корабля живы, отпало само собой. Пребл был слегка удивлен, ведь в этой части астероида наступила ночь, а, как известно, ночью скорее появляются, а не исчезают мысли о привидениях. Наверное, все это из-за того, что они нашли знакомые вещи.

На панели управления не горели никакие индикаторы. Грант все еще надеялся, что здесь скажется работа в машинном отделении, но особенно удивлен не был. Капитан уже давно потерял надежду, что сможет управлять кораблем отсюда.

– Надеюсь, Край заведет двигатели, – нарушил он долгое молчание, – достаточно было бы направить корабль в направлении к Земле. Нам останется только поправлять плоскость движения.

– А если нам не удастся завести все двигатели, мы сможем использовать один из них как сигнальный огонь, – заметил Пребл. – Мизар сейчас в этом секторе, помнишь, ты еще хотел с ним связаться, если найдешь здесь передатчик. От взрывной волны из этой трубы, ударившейся о поверхность горы, будет столько огня, сколько захочешь.

– Это мысль, – задумчиво произнес Грант. – Как всегда, слишком просто, чтобы я сам об этом догадался. В самом деле это лучшее, что мы можем предпринять. Сейчас мы спустимся и предложим Крэю просто оставить двигатель в рабочем состоянии, если сможем его завести.


Четверо мужчин спустились по коридору в машинное отделение. До конца сборки было еще далеко, а Грант не хотел ее прерывать. Несомненно, он и сам был немного знаком с подобными двигателями и знал, что их сборка дело деликатное даже для специалиста.

Наскоро сделанное магнитное устройство Крэя для управления реле говорило о его изобретательности. К сожалению, никто из экипажа не заметил, что ядро реле было сделано из того же сплава, что и поворачивающиеся блоки на дверях в машинное отделение, и маленькие болты на дверях в грузовой части. Фактически это был тонкий регулятор, управляющий отношением между потоком топлива и силой поля двигателя. Это было очень важно, поскольку поле должно быть достаточно сильным, чтобы горячий пар не контактировал со стенками трубы и одновременно оно не должно было перекрывать сопло. Несомненно, в человеческих двигателях было похожее устройство, но обычно оно контролировалось магнитным полем потока ионов. Устройство не было таким уж простым и, несомненно, было необычным для человеческого инженера.

Наконец механики выпрямились и отошли от двигателей. Снятая часть была снова на месте, на этот раз подсоединена она была правильно. К центру купола, там, где к поверхности подходил канал подачи топлива, было приставлено устройство контроля, собранное из частей, найденных в ящике. Оно было чуть больше катушки, чье поле должно было быть достаточно сильным, чтобы заменить внутреннее соленоидное поле.

Пребл успел выйти из корабля и вернуться. Он сообщил, что легкий наклон той части корабля, в которой они работали, создаст достаточный выхлоп именно из этой трубы, чтобы ударить по земле на двадцать-тридцать метров. Расстояние было достаточно безопасное, но в то же время достаточно близкое, чтобы интенсивность выхлопа не сильно уменьшилась.

Крэй отрапортовал, что готов начать испытания.

– Тогда, предлагаю тебе и твоим помощникам остаться, чтобы запустить двигатель, а мы выйдем наружу и проследим, что произойдет. Мы будем держаться на расстоянии от кормы, так что за нас не волнуйся, – сказал Грант. – Господи Боже, я только сейчас понял, что все произошло меньше, чем за 20 часов. Мизар должен увидеть огонь за 20 миллионов километров, если, конечно, этот двигатель даст выхлоп силой хотя бы в половину маршевой мощности нашего двигателя.

Крэй кивнул.

– Я могу запустить его один, – произнес он, – остальные могут выйти. Дам вам пару минут, а потом включу его и сразу выключу. Я дам вам время, чтобы прислать кого-нибудь, если что-нибудь будет не так.


Грант согласился и повел остальных пятерых по основному коридору к шлюзовой камере. Они отошли на полторы сотни метров от корабля и остановились.

Их двигатель был одним из самых низко расположенных в части параллельной осевой линии корабля. Еще какое-то время ничего не происходило, но вдруг из сопла вылетело бесшумное, едва заметное пламя. Там, где оно впервые коснулось земли астероида, поверхность накалилась, и наблюдатели в ту же секунду поставили на место фильтры защиты от яркого света на своих шлемах. Еще секунду Грант смотрел, как вылетает пламя, затем побежал к шлюзу и исчез внутри. Он влетел в диспетчерскую из носового коридора, как раз когда с кормы вбежал Крэй, и, не останавливаясь, закричал:

– Его не отключить, а топливо прибывает. Я ничего не могу поделать. Уходи, пока не поздно, я даже не успел закрыть дверь в машинный отсек!

В этот момент Грант был как раз посередине, он уцепился за столб, поддерживающий мостик, облетел вокруг него, изменив свое направление, как раз когда его догнал механик. Они вылетели из воздушной камеры одновременно.

Когда они присоединились к остальным, поля двигателя работали вразнос. Края сопла плавились и горели иссиня-белым светом, а процесс все ускорялся. Кормовые трубы уже сгорели, стены машинного отделения раскалились докрасна, затем потемнели и внезапно провалились внутрь. Это был последний удар для несчастного дезинтегратора, его вещество сдалось под недостатком охлаждения, оплавилось, потекло, и двигатель перестал существовать. Остатки инопланетного корабля постепенно остыли, но для того чтобы построить что-либо полезное из этой груды, которая раньше была сложнейшим механизмом, нужно было быть по меньшей мере волшебником.

Внезапность, с которой все произошло, ввергла людей в оцепенение. Они не промолвили ни слова. Да и говорить было нечего. Они были в двухстах миллионах километров от Земли. Может быть, в конце концов их и найдет поисковая группа, поскольку астероид был на карте, и он был в непосредственной близости от их корабля, когда они исчезли. Но вероятность, что их найдут прежде, чем кончатся запасы кислорода, была исчезающе мала.


Если на пути ионного потока нет ни газового, ни твердого вещества, его практически невозможно увидеть. Поскольку планета была безвоздушна, а Мизар фактически не приземлился, даже Пребл, который был всегда наготове, не услышал приближения корабля. Первым знаком его присутствия был голос командира корабля, раздающийся эхом из семи громкоговорителей.

– Эй, внизу! Что у вас случилось? Часов двадцать назад мы увидели пламя на этом астероиде, и решив, что поврежден ваш реактор, направились сюда. Мы уже час облетали астероид, когда увидели, как ваш корабль растаял. Может, скажете нам, что это было за пламя 20 часов назад? Или вы не видели?

Это было уже слишком. Они все еще истерически смеялись, когда Мизар приземлился и взял их на борт. И только один Крэй сидел тихо и неподвижно.

– Меньше чем за день, – сказал он , – я угробил два корабля и понятия не имею почему. Видимо, мне пора в автомеханики. Этот второй корабль лежал и ждал нас, чтобы научить таким технологиям, которых мы и вообразить себе не сможем, и какая-то крохотная ошибка все испортила.

Только вот чья это была ошибка?

ПРЕПЯТСТВИЕ

Заслышав шум крыльев снаружи корабля, Босс нырнул в дверь шлюзовой камеры и пригнулся. Еще немного, и было бы слишком поздно: сквозь открытую дверь пронеслось серебряное тело, резко снизило скорость и уселось на полу камеры. Это был один из членов экипажа, и, похоже, он сильно запыхался. Все четыре его ноги подогнулись под тяжестью тела, а крылья практически упали на пол. Полеты, да и вообще любые физические усилия при гравитации этого мира сильно изматывали, и даже акселерин, увеличивающий скорость нормального метаболизма и предназначенный для компенсации излишних усилий, не был панацеей.

Босс не привык убираться с чьего-либо пути, и уж тем более с пути непосредственных подчиненных. Обычно спокойный, теперь он был взвинчен до предела, и волна мысли, посланная его мозгом утомленному летчику, была весьма недружелюбной.

– Прекрасно, теперь объясни, в чем дело. С какой стати я должен прятаться от каждого космического идиота, несущегося сюда, будто за ним гонится целая планета дьяволов? С какой стати?! И вообще, к чему такая спешка? Первый раз вижу, чтобы ты так несся, за исключением тех случаев, когда я приказывал тебе поторапливаться!

– Но вы и на этот раз велели мне, Босс, – жалобно ответил летчик. – Вы дали указание немедленно сообщить вам, как только интересующее вас существо повернет сюда. Именно это я и спешил вам рассказать.

– Другое дело. Исчезни с глаз. Скажи Второму, пусть он проследит, чтобы все были в своих отсеках, и пусть запрет все двери из центрального холла. Выключи свет и оставь по одной лампе в каждом конце коридора. Никого не должно быть видно, и проверь, чтобы из холла никуда больше нельзя было попасть. Понятно?

– Да, Босс.

– Отлично. Ты этого хотел, Говорун?

Существо, которому был адресован вопрос, следило за диалогом из-за внутренней двери воздушной камеры скорее с любопытством, чем с уважением. Как и бушующий командир, и заискивающий перед ним член экипажа, оно тоже стояло почти горизонтально на четырех тонких ногах. Вдоль его стройного тела насекомого были сложены пара хватательных конечностей, напоминающих человеческие руки, и пара двойных серебряных перепончатых крыльев.

Землянин скорее всего описал бы это существо как гигантскую сумеречную бабочку, сходство с ней увеличивалось за счет двух похожих на перья антенн длиной около полуметра каждая, расходящихся в разные стороны над глазами. Уже одни только эти приспособления отличали его от собратьев: у капитана и его команды они были вдвое короче, тоньше и менее мобильны.

Его глаза представляли собой два топазовых диска, размером с ладонь, однако по выразительности они чем-то напоминали человеческие и не подходили такому гротескному существу.

– Вы правильно поняли, командир, – послал мысль Говорун, – хотя, похоже, вы не способны осознать всю важность этого действия. Туземец должен увидеть на корабле то, что возбудит его любопытство, но в то же время нельзя, чтобы он уловил даже намек на наше присутствие.

– Почему нет? – спросил Босс – Мне кажется, если мы его поймаем, нам будет проще найти с ним общий язык. Ты говоришь, он должен приходить сюда столько раз, сколько ему захочется, и у него должно сложиться ощущение, что корабль покинут. Я знаю: тебя всю жизнь учили, как общаться, но…

– Никаких «но»! Одно ваше «но» уже говорит, что я знаю больше о нашей проблеме, чем вы в состоянии понять. Поднимайтесь в диспетчерскую – местный житель вот-вот подойдет, а это единственное место, откуда мы можем незаметно за ним наблюдать.

Говорун пошел вперед по слабоосвещенному центральному коридору, в который открывалась внутренняя дверь шлюзового отсека. В конце коридора находилась еще одна низкая дверь, откуда вел винтовой подъем к пульту пилота. Здесь они остановились. Задняя стена отсека была сделана из металлической решетки со стеклянными окошками, и через нее было видно весь коридор. Говорун отключил свет в диспетчерской и занял самое лучшее место.

Его имя не соответствовало его характеру. Скорее любителем поговорить можно было назвать Босса. Настоящее его имя было труднопроизносимо и почти непереводимо на любой человеческий язык. Эти существа улавливали сами электрические колебания, сопровождающие работу нейронов, и их общение происходило за счет передачи соответствующих чувственных ощущений. В их «языке», если его можно было назвать языком, присутствовали существительные, глаголы, местоимения и наречия. Междометия заменялись соответствующими эмоциями, но большая часть разговора происходила при помощи визуальных представлений.

Очевидно, имена личные не существовали, но были своего рода «персональные ярлыки». Об индивидууме говорили в соответствии с занимаемым положением, будь оно временным или постоянным, либо в соответствии с особенностями характера.

Ни одно имя не подошло бы надменному, вспыльчивому командиру корабля, лучше чем Босс, но имя «Говорун» следует растолковать.

Правители его родной планеты во многом походили на Босса. Сама система управления напоминала земной феодализм. На планете существовали ранги, соответствующие королям, лордам и графам, и практически постоянно шли военные действия. Говорун принадлежал к классу, у которого были почти такие же обязанности, как у средневековых герольдов. С младенческого возраста его тренировали специально в соответствии с традициями и специальными знаниями этого класса. Он был представителем клана, который образовывал международное братство, почти столь же могущественное, как и само правительство. Его защищало то, что подобные профессионалы были незаменимы, кроме того, из них сформировалась, возможно, самая интеллигентная группа их мира. Правители, а вместе с ними и другие жители, смотрели на них снизу вверх и временами побаивались. Высокоразвитые средства коммуникаций требовали несравненной способности улавливать и расшифровывать ментальные волны окружающих, развитие именно этой способности и было главным занятием «герольда». Этих данных будет достаточно, чтобы объяснить власть класса Говоруна и происхождение его имени.


Удобно устроившись, Говорун снова обратился к капитану.

– Не ваша вина, что вы не совсем понимаете важность данной процедуры. Вам не хватает знаний, как вы правильно сказали, и, кроме того, появились препятствия, о возможности существования которых прежде я и не подозревал. Скажите, Босс, вы могли бы представить себе, что кто-то, скажем, один из ваших механиков, при нормальной работе одновременно излучает импульсы, для вас ничего не значащие?

– Ни один из них не знает ничего, чтобы я не смог понять, – резко ответил Босс.– Но если бы я это обнаружил, я бы запер его для изучения.

– Именно. Вы не можете представить себе разумный мозг, издающий что-нибудь, кроме чистых мыслей. Но что это за мысли, волны, которые вы слышите?

–Я слышу, что он думает.

– Нет. Ваши антенны получают волны, сгенерированные химическими процессами внутри мозга. Длительная практика позволила нам интерпретировать эти волны в обычные мысли, но чем на самом деле является мысль, ни вы, ни я, никто другой не знает. У нас у всех одинаковый «мысленный язык», наш мозг излучает мысли одного типа. Но это существо – член другой расы. Те же мысли в его мозгу производят иное излучение, и вполне возможно, что сама структура его мозга отличается от нашей. Поэтому у меня ушло так много времени на поиски этого существа: я не мог отделить его излучения от излучений неразумных живых существ этого мира, пока своими глазами не увидел его действия, говорящие о наличии интеллекта. Даже тогда мне потребовалось какое-то время на то, чтобы понять, в чем дело, – так это было для меня ново и непривычно.

– Тогда какой прок от этих наблюдений?! – спросил с досадой в голосе Босс. – Если ты не знаешь, как с ним говорить, как мы добьемся того, что нам нужно? Если нам это не удастся, неужели ты думаешь, мы посмеем приблизиться к нашему дому ближе, чем на пять световых лет!

– Необходимо понять, как излучение этого существа соотносится с его мыслями, – ответил собеседник. – Это, конечно, будет непросто, и именно для этого мы производим наблюдения. Что же касается остальных вопросов, они полностью в вашей власти. Вы командуете кораблем, я впервые вижу, чтобы вы захотели посоветоваться с кем-то. Если вы решите, что мы потерпели неудачу, мы всегда можем вернуться. Так или иначе, мы отделаемся пожизненным заключением на королевских шахтах на большой луне.

– Если к тому времени они все еще будут принадлежать Королю. Лично я предпочел бы умереть здесь или в космосе.

– По крайней мере, там не будет никаких проблем с мышьяком, – сухо произнес Говорун. – В этих шахтах его больше, чем всего остального. Если на этой планете есть мышьяк нельзя тратить время на безрезультатные поиски. Нужно достать его у местных жителей во что бы то ни стало.

– А для этого надо наладить контакт с ними, – ответил Босс. – Желаю удачи, Говорун. За дело!


Космический корабль лежал в неглубоком овраге. Склоны поднимались почти до иллюминаторов диспетчерской, а оттуда, где лежал Говорун, было видно в проем между деревьями начало дороги, ведущей через долину. По ней и должен был прийти местный житель. Инопланетяне видели, как он спускался между холмами, огибавшими долину с юга, а к северной дороге, где скалы были выше и круче, иначе подойти было нельзя. Мало что, кроме животных, могло привлечь разумное существо в этой долине, а Говорун знал, что лагерь, расположившийся с другой стороны южных холмов, был хорошо снабжен пищей, и жителю не нужно было охотиться. Испугается ли он корабля из-за своих суеверий или, напротив, его разуму присуще любопытство, и он захочет осмотреть корабль поближе?

Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать. Говорун почувствовал присутствие чужака задолго до того, как увидел. Герольд рассудил правильно: житель заметил корабль и теперь осторожно, прячась за листвой деревьев, приближался. Несколько минут ничего не происходило, но потом мужчина подошел к краю оврага и остановился, разглядывая металлический корпус.

Оба инопланетянина уже видели его прежде, но не так близко. Больше всего Говоруна удивила форма человеческого существа: как в огромной гравитации Земли ему удается поддерживать в вертикальном положении свое тяжелое тело всего на двух ногах? Хотя, конечно, человеческие ноги напоминали стволы деревьев по сравнению с тонкими конечностями пришельцев.

В руке человека было ружье. Наблюдатели поняли, что это своего рода оружие, но какое – определить не могли, хотя утреннее солнце сияло прямо над существом. Они выжидали. Даже Босс молчал, пока человек осматривал сорокаметровый сигарообразный корабль. Он заметил иллюминаторы – круглые окна вдоль бортов, закрытые металлическими ставнями. Стекла скорее всего были либо из стекла, либо из кварца, однако каюта (или каюты) за ними не были освещены, и ничего не было видно.

Чуть ниже носа корабля находилось большой отверстие, по всей вероятности, вход. Оно было овальной формы, метра полтора в высоту и три в ширину, за приоткрытыми дверьми можно было разглядеть часть пустого коридора.

Несмотря на то что Говорун не мог расшифровать мысли человека, которые он отчетливо улавливал, инопланетянин все же заметил его нерешительность. Гость вел себя беспокойно, и это раскрывало его сомнения. Мужчина подошел к корме корабля, исчезнув из поля зрения наблюдателей, и через пять минут появился на противоположной стороне оврага. Он снова пересек его под носом корабля, но на этот раз не поднялся на склон, а опять исчез со стороны кормы, очевидно, приняв решение.

Говорун был уверен, что понял его, и ликовал, но уже через мгновение чуть было не выругался: совершенно очевидно, что существо не умело летать, а вход был на высоте трех метров над его головой и в четырех с половиной – от берега. Даже если бы он захотел войти, то не смог бы.

По вполне очевидным причинам Говоруну не пришло в голову, что человек может вскарабкаться – на своей родной планете ему ни разу в жизни не пришлось этого делать, если не считать зданий, слишком тесных для полетов. Герольд заметил, как мужчина исчез за деревьями, и уже подумал о том, что можно попробовать слетать в другую часть планеты и начать все сначала.

Прежде чем он успел сформулировать эту мысль, чтобы передать ее Боссу, его внимание привлекло какое-то движение: мужчина снова появился в поле их зрения. Он медленно тащил ствол крепкого молодого дерева почти в пять метров длиной. Сбросив его с берега и спустившись по нему, он поднял его за один конец и потащил вдоль корпуса, и снова исчез из виду.

Говорун понял его план и отнесся с уважением к непостижимой силе этих странных рук и ног. Он услышал и правильно интерпретировал царапающий звук: это ствол дерева лег на порог шлюзовой камеры, и в тот же момент индикатор на панели управления показал, что наружную дверь открыли чуть шире, как раз чтобы через нее могли пройти человеческие плечи.

Оба инопланетянина повернулись к решетке, устремив свои взоры к тому месту, где распахнулась внутренняя дверь шлюза, перекрыв им обзор. К счастью, она открывалась к корме и не мешала человеку.

Время шло, и Босс начал беспокоиться, он сменил свою позу, но снова замер, уловив предупреждающее излучение Говоруна. Прошло еще немало времени, пока проникающий в коридор свет не закрыла тень.

Они увидели его в тот же миг: он двигался бесшумно, держа ружье так, что и пришельцы поняли, что это не дубинка. По всей видимости, ему было неудобно: потолок воздушной камеры находился едва ли в полутора метрах над полом, и ему пришлось наклониться. Владельцам корабля, которые практически все время находились в горизонтальном положении, не нужны были высокие потолки.

Человек протиснулся сквозь внутреннюю дверь шлюзовой камеры, держа ружье наготове. Он сразу заметил, что в коридоре, кроме него, никого не было. Открыта была только одна из дверей – та, через которую он вошел.

Минуту или две он слушал. Потом прикрыл дверь шлюза, чтобы она не мешала ему видеть весь коридор, и осторожно пошел вперед. Неожиданно он поднял руку, словно хотел толкнуть одну из дверей, но, очевидно, передумал. Человек осмотрелся, поворачивая одну только голову, что очень удивило Босса. В отличие от него, Говорун уже догадался по расположению глаз человека, что голова этого существа мобильна.

Внимание человека привлек свет в конце холла. Он оглянулся назад и заметил, что вдоль всего коридора на потолке был расположен ряд выключенных ламп, а в другом конце коридора горела еще одна лампочка. Говорун не смог понять по поведению человека, были ли подобные источники света для него чем-то абсолютно новым или нет.

Наконец любопытство взяло верх над предосторожностью, и человеческое существо попыталось открыть несколько дверей, включая дверь в диспетчерскую. В соответствии с приказами Босса все они были закрыты. Человек посмотрел сквозь решетку. Он был едва ли в полуметре от наблюдателей, но в диспетчерской было темно, поскольку Говорун успел закрыть окно, как только удостоверился, что человек собирается подняться на борт. Отражение лампы в стекле решетки скрывало инопланетян от крошечных глаз человека, и он отвернулся, не подозревая о близости пришельцев.

Пройдя по коридору и не сумев открыть ни одной двери, человек наконец снова распахнул дверь шлюза и вышел. Говорун поспешил открыть ставни диспетчерской на всякий случай, если вдруг человек заметил, что раньше они были открыты. Инопланетянин увидел в иллюминатор, как существо исчезло в том направлении, откуда пришло.


– И что нам это дало? – резко спросил Босс, когда исчезло напряжение.

Он с нетерпением наблюдал, как Говорун подошел к панели управления, открыл шкаф и, прежде чем ответить, выпил таблетку акселерина.

– Ни больше ни меньше, чем я предполагал, – наконец ответил он.– Я смог изолировать излучения его оптических органов, когда он первый раз посмотрел на лампу. Именно поэтому я все так и организовал. Сконцентрировавшись на этих излучениях, я получил образцы, соответствующие некоторым простейшим комбинациям прямых линий и кругов, – его ощущения, когда он осматривал коридор и двери. Слишком сложно пытаться понять их: он высокообразован и постоянно излучает исключительно сложные и постоянно изменяющиеся образцы, которые скорее всего представляют собой не только интерпретацию его различных чувственных ощущений, но и символы абстрактных идей. Не думаю, что смогу их понять, но есть надежда, что мы сможем узнать его визуальные образцы и попытаемся передать ему картинку, которая объяснит ему, что нам нужно. Боюсь, на это уйдет много времени.

– Чем меньше, тем лучше, – заметил Босс – Мы, конечно, можем дышать воздухом этой планеты и есть ее пищу, но жить при этой гравитации мы можем только до тех пор, пока у нас есть акселерин, а у нас его не больше, чем на несколько недель.

– Его можно синтезировать из местных растений с узкими листами, – ответил Говорун, – сегодня утром об этом мне рассказал Док, я как раз только что съел один из них. Однако акселерин нас не спасет: он увеличивает наш метаболизм, силу наших мышц так, что мы можем стоять, ходить и даже летать, но из-за этого мы начинаем слишком много есть, кроме того, если мы слишком долго будем им пользоваться, мы либо преждевременно состаримся, либо так привыкнем к нему, что он перестанет на нас действовать. С другой стороны, вы говорили мне, что двое воинов сломали ноги, слишком резко приземлившись, а это значит, наши мускулы при помощи допинга переносят гравитацию, а скелет – нет.

– Давайте обойдемся без ложки дегтя в бочке, где и так меда явно не хватает, – сказал Босс. Он пошел в машинный отсек на корме корабля и поднял себе настроение, приказав паре рабочих поменять основную панель притягивателя в конвертере.

Говорун присел на корточки и задумался. Изучение языка казалось чем-то новым для него. Он сделал вывод, что, скорее всего, придется показаться человеку – без этого его внимание не привлечь. Обдумывая эту мысль, он внезапно вспомнил, что у человека не было антенн, однако он должен был как-то общаться с себе подобными. Если их метод отличается от метода народа Говоруна, вполне возможно, что он больше подходит для ведения переговоров. Да, совершенно определенно, придется раскрыть свое присутствие, особенно если человек решит, что не может разгадать тайну корабля в одиночку, и захочет привести себе подмогу. Хотя Босс, несомненно, заявит, что сейчас, когда они практически беззащитны, не время для игры в открытую.

Заставить человека вернуться достаточно легко: нужно, чтобы один член экипажа по пути к кораблю «случайно» пролетел над человеческим лагерем. Будет ли человек достаточно смелым, чтобы подойти к инопланетянам, можно проверить только эмпирическим путем. Говорун надеялся, что да.


Герольд нажал на сигнальную кнопку-вызов командира в диспетчерскую. Где-то через минуту сильно запыхавшийся Босс приполз по спиралевидному пандусу. Его легкие пытались справиться с одышкой, и из дыхательных путей вырывался свист. Будь он зависим от голосовых связок, наверное, он вообще бы не смог говорить.

– Осторожно, – предупредил Говорун, – помните о сломанных ногах среди нашего экипажа.

– Ну что теперь? – спросил капитан. – Подумайте на досуге, почему мне всегда приходится приходить к вам? Командир-то здесь я.

Говорун не обратил внимания. Чувство превосходства, присутствующее в каждом из его класса, предусмотрительно старались не показывать. Он проинформировал капитана о том, к чему пришел в результате своих размышлений, и подождал, пока капитан отдаст соответствующие приказы.

Этому народу не были известны машины, способные получать, анализировать и передавать по проводам или волновым колебаниям тонкие импульсы, излучаемые их мозгом. У них была система сигналов, ограниченная несколькими стандартными командами, в остальном сообщения, передававшиеся на расстояние больше пяти метров или через металлические преграды, должны были проходить через антенны герольда. Таким образом герольдам было выгодно отсутствие исследований в области механической связи, и можно допустить, что они сами намеренно црекращали их.

Один из воинов получил приказ явиться к шлюзовой камере. Там его встретили Говорун и Босс, и Говорун четко объяснил цель полета. Солдат дал знать, что он понял, удостоверился, что его крошечная сумочка с акселерином крепко пристегнута к ноге, и вылетел из шлюза. Он поднялся почти вертикально и исчез за деревьями. Задержавшись на мгновение в дверях, Говорун взлетел и устроился на краю оврага напротив входа. Босс хотел было пойти за ним, но ему «посоветовали» так не поступать.

– Оставайтесь в дверях, – сказал Говорун, – но на виду. Я хочу, чтобы он сконцентрировался на мне, но не думал, что вы прячетесь. Человек может неправильно расценить действие. Когда он будет здесь, ведите себя тихо. Мне будет некогда вас слушать.

Инопланетяне не думали, что им придется ждать дольше нескольких минут, но прошло уже полчаса, а человека все не было. Боссу не сиделось на месте, что было очень на него похоже, и это забавляло его компаньона. Разумеется, его настроение не стало лучше, когда из-за леса показались крылья воина, и он увидел, что солдат отдал рапорт не ему, командиру, а Говоруну.

– Он все еще был в лесу, когда я показался, сэр, – сказал прилетевший, – я нашел место, откуда можно наблюдать за открытым пространством дороги. Я был уверен, что он еще не проходил, и приземлился на горном хребте и стал ждать. Когда он показался на краю просеки, я перелетел низко над землей на другую сторону холма так, что меня было видно. И затем вернулся довольно высоко сюда. Я уверен, что он меня видел: я пролетел прямо над ним и он остановился посреди просеки, запрокинув голову наверх. Предполагаю, что ему пришлось поднять голову, чтобы посмотреть наверх.

– Хорошая работа. Ты не видел, развернулся ли он, чтобы вернуться сюда?

– Он повернулся, чтобы посмотреть на меня, когда я пролетел над ним, и, когда я увидел его в последний раз, он все еще стоял неподвижно. Не знаю, что он собирался сделать. Насколько я понимаю, он вообще не думает.

– Хорошо. Ты можешь вернуться в свой отсек и поесть, если хочешь. Сообщи остальным, что они могут свободно передвигаться по кораблю, но окна должны быть закрыты. Снаружи не должно быть никого, кроме меня и Босса.

Солдат исчез внутри корабля. Неуклюжесть его движений говорила о том, что его силы были на исходе. Босс посмотрел ему вслед.

– Мы не успеем улететь отсюда вовремя, – наконец сказал он. – Еще пару недель, и у меня не останется ни одного работоспособного солдата или механика. Да и вообще, почему вы выбрали именно эту отвратительную планету для пополнения запасов? В одной этой системе есть еще восемь планет.

– Да, – саркастически ответил Говорун, – восемь. Одна из них находится так далеко от солнца, что мы вообще ее не заметили бы, если бы наш курс не лежал в полумиллионе километров от нее, четыре – практически остывшие, самая маленькая из них в четыре раза холоднее этой, еще две с подходящей гравитацией, но кислорода едва ли хватит, чтобы активировать кусок фосфора. Одна из них – рядом с солнцем и постоянно повернута к нему одной половиной, а одна – как эта, только ее воздух мумифицирует вас при первом же вдохе. Если вы хотите попробовать остановиться на одной из них, хорошо, может быть, там легче умереть.

– Отлично, забудьте, мне просто было интересно, – ответил Босс.– Я так наелся этого допинга, что думать нормально не могу. Но когда же вернется этот местный житель?

– Я вообще не уверен, что он вернется. Солдат пролетел так, словно он летел с другой стороны холма, возможно, что существо отправилось проверить, что на его лагерь не напали. В таком случае он может сегодня вообще не вернуться, для наземного животного это достаточно большой путь, сами знаете.

– Тогда чего мы ждем? Если он будет так долго добираться, к его приходу вы заснете. Надо было сказать солдату, чтобы он оставался там, пока не будет уверен, что существо пойдет сюда.

– Это скорее всего стоило бы нам солдата. Вы сами видели, в каком состоянии он прилетел обратно. Если вам очень хочется, можете посылать наблюдателей посменно, но погода слишком ясная, не знаю, смогут ли они сделать все незаметно. Если человек не успеет, пойдем спать и будем ожидать его завтра утром.

– Откуда вам известно, сколько ему понадобится времени? Вы не знаете ни поворотов дороги, ни как она виляет, да вы и не знаете скорость этого существа.

– Я знаю, сколько ему понадобилось времени, чтобы пройти сюда сегодня утром, – ответил Говорун.– Когда его увидел солдат, он был почти там же.

– Ну это ваша идея, а я не против того, чтобы ждать. Этот солнечный свет приятен.– Босс распахнул дверь шлюза, пропуская солнечные лучи внутрь воздушной камеры, усаживаясь на гладкий металлический пол.

Если долго не шевелиться, результат неизбежен: сон, поскольку, чтобы компенсировать затраты сил в большой гравитации Земли, необходимо было спать около шестнадцати часов из двадцати четырех. Может, Босс и собирался наблюдать за происходящим, но через две минуты он уже спал.

Говорун бодрствовал дольше. Он меньше всех на корабле затратил физических сил, и его разум до сих пор работал в нормальном режиме. Он сидел на корточках на мягком травяном ковре, его ноги раскинулись вокруг его тела, как лапки паука, а его огромные топазовые глаза осматривали окрестности.

Вокруг летали птицы и насекомые. Даже на Аляске в августе стоит лето. Насекомые действительно интересовали Говоруна.

Многие из них очень напоминали его самого, только были значительно меньше. Рядом беспорядочно кружили несколько бабочек, он излучил им мысль, но не получил ответа. Ничего другого инопланетянин и не ожидал, но продолжал думать для них, так же как человек иногда вслух разговаривает с собаками, пока бабочки в своем странном танце не унеслись далеко-далеко.

Его внимание привлекли и цветы. Их было не много, как ему мог бы сказать человеческий цветовод, но для Говоруна они все были очень странными. На его родной планете тоже были цветы, но они росли в диких районах, где было небезопасно находиться в любое время. Единственными растениями вокруг крепостей-замков, где обитали все цивилизованные существа, были те, что можно было использовать для поддержания жизни. Из всех них можно было отметить всего несколько овощей с красивыми цветами, но они встречались так часто, что на них уже не обращали внимания.

Говорун уже начал засыпать, когда почувствовал приближение человека. Если бы инопланетянин знал больше об условиях Земли, он бы понял, что человек, которого слышно в лесу за целых пятьдесят метров, – городской житель.

Говорун прижал крылья и наблюдал за открытой частью дороги. На этот раз туземец был еще более осторожен, но, несмотря на это, они увидели друг друга одновременно. Человек вышел из леса, наблюдая за Боссом, заснувшим в шлюзовой камере, и заметил Говоруна, лишь когда оставил лес далеко позади.

Человек резко остановился и поднял ружье, и Говорун из предосторожности замер, не спуская с него глаз, пока не заметил, что ружье снова опустилось. Человек шагнул вперед и остановился в пяти метрах от инопланетянина.


Говорун думал, как далеко ему можно зайти, не предупреждая об опасности остальных. Аллен Керк думал о том же. Человек был в худшем положении, поскольку впервые видел существо с другой планеты. Ему было не по себе под немигающим взглядом двух пар глаз – оптические органы расы Говоруна не имели век, и Керк не знал, что Босс спит, а спокойствие двух странных существ действовало ему на нервы. Несмотря на это, Говорун первый нарушил неподвижность.

Его антенны были отведены назад, и их было незаметно на фоне серебристой поверхности его тела. Теперь, когда их владелец решил попытаться расшифровать ментальные излучения человеческого мозга, они выдвинулись вперед, напоминая два переливающихся пера.

Керк застыл, но потом ему стало интересно. Он знал, что антенны земных мотыльков считаются органами связи. Возможно, это нечто, напоминающее мотылька, было заинтересовано в разговоре с ним. Это предположение становилось еще более вероятным, поскольку существо не сделало ни одного враждебного действия, во всяком случае так казалось землянину.

Говоруну повезло, что ему достался Керк, а не один из членов многочисленных небольших племен, живущих поблизости. Керк был образованным человеком, он как раз только что закончил третий курс университета и сейчас во время летних каникул нашел временную работу по исследованию активности вредных насекомых, распространяющихся на юг и запад к Канаде. Он специализировался на социологии и прошел курс биологии, астрономии и психологии, хотя последний без всякой охоты.

Он сразу понял, что объект в овраге был летательным аппаратом, ничто другое не смогло бы добраться туда, не оставив следов на земле и в лесу. Он заметил шлюз двери, но подсознательно отказался от мысли о его назначении, пока не увидел одного из владельцев корабля. Теперь он понял, что ни корабль, ни навигаторы не могли быть родом с планеты Земля.

Поняв, что существо напротив него хочет наладить с ним контакт, Керк направил свои мысли в этом направлении. Он сожалел, что пропустил почти весь курс психологии, поскольку понимал, что ни один из знакомых ему языков сейчас не подойдет. Несмотря на это, он все же произнес несколько слов, просто чтобы удостовериться, что у инопланетян есть органы слуха.

Говорун услышал и показал это слегка пошевелившись, но то, что он услышал, было не важно. Как он и упомянул Боссу, ему удалось вычленить церебральные излучения, соответствующие нескольким простым образам. Теперь он получил вместе со звуком волну мысли, которую он мог перевести в ряд похожих образов. Керк, как и многие люди, сам того не желая, представлял себе письменную форму произнесенных им слов не четко, но достаточно, чтобы тонкий ум слушателя мог это расшифровать.

Керк увидел, как инопланетянин вздрогнул, и неправильно его понял. Движение, привлекшее его внимание, было внезапным замиранием антенн. Почти минуту два существа абсолютно не двигались, Говорун надеялся и ожидал, что человек снова заговорит, а Аллен Керк также ожидал какого-нибудь сигнала. Затем антенны расслабились, и Говорун попробовал расшифровать возможные значения слов, которые он услышал. Его собственная раса имела письменный язык или скорее средства для постоянной записи событий и идей.

Керк несколько минут наблюдал за неподвижным инопланетянином, не понимая, в чем сложность. Затем, поскольку его речь в первый раз произвела какой-то эффект, он снова попытался заговорить. Результат заставил его усомниться в том, что он в своем уме.

Говорун продвинулся вперед и на ровном месте попытался нацарапать своей странной рукой то, что он расшифровал в мозгу человека. Как и речь Керка, это был просто эксперимент.

Для человека это было чудо. Он заговорил, и гротескная химера, сидящая перед ним написала неуклюже и неровно его собственные слова. Керк был ошарашен и пришел к естественному, но ошибочному решению. Он подумал, незнакомец не умеет разговаривать, но уже где-то научился писать по-английски. Впервые Керк почувствовал себя совершенно спокойно в присутствии странного существа.

Он вынул нож и процарапал под строкой Говоруна:

– Вы кто?

Значение его вопроса было у него в мыслях, но то, как оно было представлено в мозгу, было слишком абстрактным, чтобы Говорун смог сопоставить его с символами. Приблизительно такая же проблема была бы у трехлетнего ребенка, еще не умеющего писать, если бы ему дали кирпич с клинописью и сказали бы, что это что-то значит. Говорун видел те же буквы в его мозгу, но они абсолютно ничего не значили для него ни на земле, ни в его мыслях. Похоже, общение зашло в тупик.


Несмотря на сравнительно глубоко посаженные глаза, которые, по мнению Говоруна, были ограничены в диапазоне, Керк первый увидел, что Босс пошевелился. Он повернул голову, чтобы получше рассмотреть второго инопланетянина, и Говорун проследил его взгляд. Босс проснулся и привстал на ногах. Он увидел, что внимание обоих было направлено на него, и обратился к Говоруну.

– Что это? Вы наладили с ним контакт? Мне не видно, что у вас там на земле.

Говорун направил свои антенны к дверям шлюза, чтобы дать понять человеку, что третий тоже с ними разговаривает.

– Подойдите сюда, – произнес он, – хотя вряд ли вы что-нибудь поймете. Не пролетайте близко над жителем, я еще не подходил к нему ближе, чем сейчас.

Керк увидел, как Босс расправил крылья и полетел к Говоруну. Крылья двигались так быстро, что он не мог их разглядеть.

Босс взглянул на буквы на земле и повернулся к землянину. Он впервые видел его при дневном свете. Говорун вернулся к своим исследованиям.

«Обычный» способ изучения языка состоит из показывания на объект и повторения его названия, пока не запомнишь. Именно этот метод прежде всего приходит на ум человеку. Говоруну пришло это в голову, только когда он наконец осознал, что научился интерпретировать визуальные впечатления человека. Он попытался.

В нормальной ситуации учитель языка, в независимости от используемого им метода, знает, что делается. Керк не знал. Говорун показал на корабль одной рукой, специально наблюдая за серией символов, возникающих в голове человека. Керк взглянул на дверь и снова на Говоруна. Тот снова показал, и различимая картинка, какой он ожидал от человека, на мгновение появилась в мозгу, но тут же сменилась неразличимыми абстрактными образами.

Говорун начертил на земле слово «корабль» и снова посмотрел на человека. Человек исчез. Говорун на некоторое время остолбенел, но услышал звуки из оврага и подполз к краю. Керк был внизу, он поднимал ствол дерева, который оставил утром. Все еще надеясь, что Говорун умеет писать по-английски, он совершенно неправильно воспринял его слова и жесты и подумал, что его приглашают в корабль.


Говорун почувствовал себя абсолютно беспомощным, однако собрался, заставив себя вспомнить о том, что его жизнь и жизнь остальных на корабле зависит именно от него. Теперь он хотя бы знал, что у символов есть определенные значения, кроме того, он знал символ корабля. И это, пытался он убедить себя, только начало.

Человек стоял у входа в шлюзовую камеру и ждал, что произойдет дальше. Говорун позвал его обратно. Человек неправильно растолковал его в первый раз, теперь пришло время все прояснить. Похоже было, что Керку все это надоело, хотя инопланетяне и не могли понять выражения его лица. Он съехал по стволу и снова забрался на край оврага.

Говорун продолжал: на сей раз он показал на полуденное солнце и написал слово, отобразившееся у Керка в голове. Землянин посмотрел на результат.

Даже если бы это было необходимо, у нас бы все равно ничего не вышло, друг, – сказал Керк, – но нам это не нужно. Я могу говорить по-английски и читать, и писать, спасибо. Если ты не умеешь говорить, почему бы тебе просто не написать, что ты хочешь, и тогда я тебя пойму?

Говорун не понял ни единого слова, и все также безнадежно продолжал писать пару слов, которые он смог распознать. Это еще больше раздражило Керка.

Он был неглуп. Не его вина, что он не мог почувствовать мысли излучаемые инопланетянином. Опыт человеческого общения по средствам передачи мыслей ограничивался «экстрасенсами» и фантастической литературой, да несколькими научными экспериментами с сомнительным результатом. Керк не был любителем этой затуманивающей мозги литературы. Он уже был близок к истине, но ему потребовалось еще какое-то время, чтобы понять, что его предположение оказалось ошибочным: слишком очевидны были признаки того, что инопланетянин знаком с английским языком. По жестикуляции этого мотылькообразного существа и тому, что он написал, казалось, что он хотел научить Керка английскому языку. Эта идея была прямо противоположна настоящему положению вещей и казалась комичной.

Дважды Говорун безуспешно пытался донести до человека свою идею, дважды Керк неправильно его понимал, и один раз ему даже показалось, что инопланетянин глухой, о чем он и написал на земле. На третий раз Керк почти разозлился. Он не привык грубо выражаться, родители воспитали его в пуританском духе, и у него выработалась привычка не говорить то, что он думает. Можно представить себе реакцию Керка, когда едва он хмыкнул, как Говорун нацарапал на земле слова: «Черт возьми».

Почти целую минуту землянин и инопланетянин внимательно смотрели друг на друга, землянин боролся со своими предубеждениями, а инопланетянин пытался понять, что происходит, даже он, не привыкший интерпретировать эмоции человека, мог заметить, что Керк чем-то обеспокоен. В голове землянина зародилась идея, и он намеренно представил простую картинку – круг внутри квадрата. Говорун быстро и точно воспроизвел его на импровизированной доске. Керк попробовал представить несколько букв английского и греческого алфавитов и с удовлетворением понял, что Говорун на самом деле получает впечатления непосредственно из его мыслей. Сам Говорун обнаружил, что визуальные картинки туземца так же ясно различимы, как и мысли Босса.

Слуховые впечатления и абстрактные мысли остались для Говоруна темным лесом, он ни разу не предпринимал серьезной попытки раскрыть их. И он и Керк были рады, что нашли почву для общения и сознательно игнорировали прочие менее важные моменты. Керк сидел на земле рядом с Говоруном, и они оба были погружены в интенсивный курс английского языка.

Керк прекратил занятия, только когда село солнце, и то потому, что хотел есть. Говорун уже достаточно узнал, чтобы понять, что человек вернется утром, и Керк пошел обратно в лагерь в сгущающихся сумерках, чтобы приготовить поесть и немного поспать. Полночи он провел в спальнике, глядя на звезды и думая, с какой из них прибыл его новый знакомый. Он любил приключения и не задавал себе вопроса о том, почему они вообще здесь.

Говорун проводил взглядом человека и повернулся к кораблю. Он очень устал, принятая им доза акселерина уже закончила свое действие, а он не хотел принимать этот допинг лишний раз. С трудом он пролетел несколько ярдов до шлюза и рухнул рядом с Боссом. Звук его крыльев разбудил командира, и он с готовностью потребовал отчета. Говорун подчинился и вкратце рассказал о прогрессе в общении с туземцем.

– Сколько понадобится времени на то, чтобы установить рабочий контакт, я не знаю. Но я попытаюсь направить наше общение в сторону важных для нас вопросов. Он вернется с рассветом, а пока мне нужен cон. He беспокойте меня.

Новости Говоруна привели в восторг Босса. Он разрешил герольду отправиться в свою каюту и, закрыв дверь воздушной запора, пошел сам рассказать своим подчиненным новости. Очень скоро весь экипаж находился в самом лучшем расположении духа. Даже обитатели медсанчасти почувствовали, что страдали не зря, и перестали плохо думать о своих офицерах. Врач, который был самым отчаянным пессимистом на корабле, перестал комментировать «бесполезные попытки» начальства. Никто из них не осознавал в полной мере тех сложностей, с которыми им еще предстояло столкнуться, прежде чем Говоруну представится шанс объяснить человеку, что они от него хотят. Никто из них не думал, что понадобится нечто большее, чем просто передать знания. И все, кроме Говоруна, решили, что вопрос практически решен.

Герольд лучше других представлял, что ему еще предстояло сделать, и не был так уж уверен в собственном плане действий. Он обещал Боссу, что при первой возможности он передаст человеку данные о том, что им нужно, но понятия не имел, как выполнить свое обещание. К сожалению, существование самого Говоруна непосредственно зависело от того, сможет ли он сдержать свое обещание. Даже не имея опыта в обучении или преподавании языков, Говорун понимал, что было бы странным, если бы он сделал объектом изучения высшую химию. Никто не может вообразить достаточно достоверно молекулы или атомы, было бы чистой случайностью, если бы человек узнал диаграммы или образцы, поскольку они будут иметь значение исключительно для химика в лаборатории, а человек может быть и не знаком с теорией атомного строения вещества. Говоруну не пришло в голову, что ему сможет помочь фармацевт корабля, он так долго не контактировал со своим классом, что, к несчастью, ощущение, что он превосходит всех, укрепилось. Остальные члены экипажа для него были просто рабочими, он никогда не говорил ни с одним из них как с другом, он сам справлялся со своими проблемами и собирался продолжать действовать в том же духе.

Говорун дремал, свернувшись на подушке на полу своей каюты. Босс, удостоверившись, что его собственный вклад в почти окончательный успех не был принижен в быстро распространяющихся новостях, тоже ушел спать. Второй офицер проверил, что оба воздушных запора были закрыты, и пошел к комнате слежения в нижней части корабля. Большинство солдат и несколько механиков собрались там и обсуждали события дня и шансы достичь их собственной планетарной системы (с тех пор как Босс нарушил клятву, данную сюзерену, у них больше не было «дома»). Присутствие офицера не прервало их разговора, Второй принадлежал к классу солдат, и он вступил в дискуссию на равных со всеми правах.

Отступничество Босса не слишком огорчило солдат, им было все равно, на кого работать и за кого драться. Они, пожалуй, предпочитали бы настоящее положение вещей, поскольку постоянная гражданская война между правителями их родного мира сильно напоминала организованное пиратство, а теперь не было необходимости отдавать большую часть награбленного своему сюзерену. Босс, несомненно, действовал скорее импульсивно и мало заботился о запасах провианта, амуниции или оружия, он думал, что получит их у своих жертв. К несчастью, неожиданная встреча с полностью оснащенным флотом его прежнего правителя оставила корабль новоявленного пирата практически без средств защиты. Сделав три-четыре попытки получить товары с изолированных станций в его собственной системе, он принял иное решение и ушел из сектора, где велик был риск встретить враждебные ему военные корабли. На околосветовой скорости его корабль стал невидимым для радаров, и, покинув свою собственную систему, он не посмел остановиться, пока Солнечная система не стала видна на его навигационной панели. Причины, по которым он приземлился на Земле, были очевидны. У него было достаточно пищи, и его корабль был защищен от звездного излучения, но полностью безоружен.

Если дискомфорт, связанный со средой этой планеты, и обратил некоторых членов экипажа против Босса, то успех Говоруна вернул все на свои места. Второй офицер обнаружил, что полностью согласен с остальным экипажем: хорошо иметь такого командира, как Босс, у которого все под контролем. На корабль Босса спустился мирный и счастливый вечер.

Босс обнаружил, что практически невозможно установить обычные смены. Вне зависимости от того, как часто он будил своих людей, бездействие тут же усыпляло их. Члены экипажа, истощенные постоянной борьбой с гравитацией земли, сдавались и впадали в дрему еще до того, как понимали, что действие акселерина кончилось. Сон был коротким, но, очевидно, неизбежным, только Говорун мог заставить себя более-менее поддерживать нормальный режим, просто потому, что у него практически не было никакой ежедневной работы. Именно по этой причине, как только он утвердился в мнении, что вокруг не было ничего, что могло было угрожать кораблю, Босс отменил надзор и просто стал закрывать на ночь окна.


Когда Керк появился на следующее утро у корабля, двери были все еще закрыты и сам Босс все еще спал. Человек бросил камень в дверь шлюза и внимательно осмотрел корабль. Солнце только что осветило верхушки деревьев. В этот раз Керк заметил, что может увидеть через окна диспетчерской часть панели управления с кнопками и рычажками странной формы, очевидно удобных для нечеловеческих «рук» его новых знакомых. Ему пришлось обойти вокруг корабля, чтобы увидеть разные части отсека. Внезапно он заметил отблеск солнечного луча на фацете шлюзовой камеры и повернулся посмотреть, кто там появился.

Звук ударившегося камня прошелся эхом по коридору и дошел до «ушей» механиков в кают-компании внизу. Один из них отправился рассказать об этом Боссу. Босс выругался, приказал разбудить Говоруна и снова заснул.

Так что вскоре в шлюзе появился Говорун, за которым следовали наиболее любопытные из механиков. Керк узнал герольда по антеннам, но не нашел никаких других отличий от остального экипажа. Говорун указал жестом на небольшое, но очень ровное сухое глинистое место напротив корабля, и урок начался. Говорун поручил одному из членов группы вести записи и полностью занялся тонким делом выяснения значений необходимых ему слов. Это было нелегко, поскольку герольд был очень неуверен в точном значении терминов. Говорун вскоре узнал, что в человеческом существуют синонимы – нечто невероятное для существ, владеющих мысленной речью. Так же загадочны для него остались понятия «буквы» и «алфавит», ведь каждое слово казалось ему законченной смысловой единицей. Керк предвидел эти трудности с самого начала и пытался избежать их.


Детали обучения, продолжавшегося несколько недель, представят интерес для психологов и семантиков и увеличат этот рассказ на неоправданное количество страниц. Было несколько перерывов, когда Керку надо было пополнить запасы продовольствия, и один раз его не было почти неделю, поскольку ему пришлось отвезти отчет по насекомым-паразитам в ближайший город. Он никому не сообщил о том, что нашел в лесу, и вернулся сразу, как только смог. Керк уже давно понял, что за настойчивостью Говоруна лежало огромная заинтересованность в чем-то, но что это было, ему узнать так и не удалось.

К сентябрю, когда обмен идеями между инопланетянином и Керком можно было назвать разговором, терпение Керка подходило к концу. Говорун писал достаточно легко, при помощи карандаша и страниц записной книжки Керка, человек говорил вслух, поскольку обнаружил, что, очевидно, от этого его визуальные представления становятся ярче. Он задавал Говоруну столько вопросов, сколько позволял быстро увеличивающийся лексикон герольда. Он не слишком много узнал о природе родной планеты пришельцев и об устройстве их социума, поскольку Говорун не собирался слишком много болтать, да и Босс начал подозревать человека и стал агрессивен. Он мог себе представить только одно применение такой информации.

Керк наконец-то смирился с неизбежностью и позволил Говоруну направлять разговор в нужную ему сторону, надеясь вставить несколько слов когда герольд закончит свое «срочное дело».

Схемы и диаграммы не слишком помогли им в разговорах – люди и инопланетяне пользовались разными системами символов.

Запасы мышьяка подошли к концу, и поэтому не осталось никаких образцов, в любом случае для Керка они не имели бы никакого значения.

– Бесполезно пытаться дать мне понять, что именно вам необходимо таким образом, – наконец сообщил человек, – будет лучше, если вы просто опишете основные характеристики этого вещества, а также расскажете, для чего вы его используете.

– Но по каким характеристикам вы сможете его опознать? – спросил Говорун на бумаге.– Мои механики пытались это сделать с самого начала.

– Они пытались описать его химические характеристики, – ответил Керк.– Я не химик, и для меня это не имеет никакого значения. Что я должен знать, так это как выглядит вещество, как оно может быть получено и зачем вам оно так сильно нужно. Если я встречу группу людей на необитаемом острове, я легко догадаюсь, в чем они нуждаются, но в вашем случае мне это неизвестно. Расскажите мне, почему вы покинули свой мир и остановились здесь.

– Возможно, вы правы, человек. Мой капитан запретил мне предоставлять вам такие знания, но я не вижу никакого другого способа объяснить вам, что нам нужно.

– Почему командир запрещает мне больше узнать о вас? – спросил Керк.– Я не могу понять, чем это может вам навредить. А я в свою очередь был достаточно открыт с вами и вашим народом. Я решил, что вы дружелюбны, и думаю, не случится ничего страшного, если вы мне расскажете о себе побольше.

Внезапно человеку пришла в голову идея, что эти якобы беспомощные существа способны причинить вред человечеству, и вместе с этим он осознал всю деликатность своего положения. Это было для него шоком. Пытались ли эти существа использовать его как источник информации о слабостях человеческой расы, чтобы потом спокойно завоевать ее?


Говорун понял собственную ошибку еще до того, как человек закончил фразу, но не стал терять время на ее исправление. Его игнорирование человеческой психологии было почти непреодолимым препятствием в этой попытке установить контакт.

– То вещество, которое я пытаюсь описать, нужно нам гораздо больше, чем мы можем сказать, – написал он, – Мы с командиром решили, что будет фатальной тратой времени позволить разговору идти в другом направлении, которое для вас может быть очень интересным. Если бы мы знали, где его можно достать; не было бы никаких проблем, и вы могли бы задавать какие угодно вопросы, пока мы его получаем, но в любом случае нам нельзя оставаться здесь надолго. Вы, должно быть, заметили, что нам здесь плохо. Сейчас почти половина из нас больны из-за изломов хрящей и потянутых мышц, поврежденных из-за сражения с вашей гравитацией, мы существуем только на допингах, а слишком долгое использование этого вещества приведет к гибели.

– Значит, ваш корабль не может лететь? – спросил Керк.

– Нет, в нем нет никаких механических поломок, а энергию он берет из окружающего его космического пространства. Мы можем бесконечно долго путешествовать. Однако, прежде чем мы осмелимся вернуться в область, где наши враги смогут заметить наш корабль, нам необходимо большое количество… материала, который мы ищем.

– У вас нет дружественных рас в окрестностях вашего мира, к которым вы могли бы прилететь, вместо того чтобы проделать такой путь до Солнечной системы?

– Путь не такой уж длинный, всего около четырехсот наших дней. Мы использовали полное ускорение, пока не оказались поблизости от вашего солнца. Мы бы рискнули, даже если бы расстояние было значительно больше, лишь бы улететь из нашей системы. У нас был правитель, но капитан решил, что нам будет лучше стать независимыми, но теперь мы вынуждены путешествовать на безоружном корабле и предпочитаем планету, обитатели которой не станут стрелять в нас при первом взгляде.

– Значит, у вас нет снарядов и оружия, – продолжил Керк, чтобы узнать разницу между двумя словами, показывая на свое ружье и патроны.

– Оружие у нас есть, а снарядов нет, – подтвердил Говорун, – я вижу, в ваших мыслях, как ваше ружье работает. Наши ружья похожи на ваши, они посылают снаряды при помощи взрыва. Мы уже произвели взрывчатое вещество из органических материалов, которые мы нашли здесь, но нам не хватает материала для снаряда.

– Наверное, это металл вроде того, из которого сделаны мои пули или ружье, – решил Керк. – Я знаю, где можно найти такие вещества, но вы не убедили меня, что мой народ может доверять вам. Почему вы вообще хотите вернуться в свой мир, если вы, как вы утверждаете, там вне закона? Вы не можете, как я понимаю, надеяться, что будете в безопасности там, даже если у вас будет оружие.

– Я не понимаю вашего вопроса, – ответил Говорун. – А куда мы еще можем направиться? И что вы имеете в виду под словом «безопасность»? Нам будет лучше, чем прежде, поскольку нам не придется отдавать большую часть добычи нашему правителю, мы сможем оставить ее себе. Существует много необитаемых мест в нашем мире, где мы сможем устроиться и жить спокойно.

– Вероятно, ваш стиль жизни отличается от нашего, – сухо заметил Керк. – Какой металл вы ищете?

Он задал вопрос, дабы просто получить информацию, пока он не собирался помогать инопланетному насекомому.

– Если вы покажете мне ваше вооружение, я, может быть, смогу вам помочь, – добавил человек чуть погодя.

Это предложение показалось подозрительным самому Говоруну. Однако, памятуя о том, что человек уже узнал о самых важных характеристиках оружия, он ответил:

– Тогда пойдемте посмотрим.

Это было в стиле герольда – пригласить человека, не посоветовавшись с Боссом и даже не предупредив первого о возможных последствиях. Он презирал резолюции капитана. Говоруну никогда не приходило в голову, что он не сможет справиться с любыми его возражениями. Его уверенность была совершенно оправданна. Если бы у Босса было человеческое сердце, а не система сосудов и мышечных колец по всей длине его артериальной и венозной систем, он, скорее всего, получил бы инфаркт, если бы он узнал о намерении Говоруна показать арсенал корабля земному существу. Однако Босс не стал возражать, хотя Говорун не объяснил причину своего поступка. Босс никогда бы не признался даже самому себе, что мнение Говоруна было для него важнее его собственного, но повел себя именно так.

Керк мало узнал об оружии на корабле, хотя будь он артиллеристом, то, несомненно, был бы счастлив бросить хоть один взгляд на аппарат прицела. Само оружие выглядело как обычные малокалиберные гладкоствольные пушки, но с уникальным казенником, который можно было заряжать, прицеливаться и стрелять, не теряя при этом воздух корабля. Орудийное отделение было поделено перегородкой на две части, в одной находились пушки и вспомогательные механизмы, а другая, к большому удивлению Керка, была завалена металлическими цилиндрами, которые не могли быть ничем иным, кроме снарядов. Человек поднял один из них и обнаружил, что он был открыт с одной стороны и внутри был совершенно пуст. Говорун написал в блокноте:

– Нам необходим материал, чтобы заполнить их, пустые они никуда не годятся.

– А когда они заполнены? – спросил Керк.

– Снаряд проникает через стену корабля, оставляя только одно небольшое отверстие, которое быстро запечатывается изолятором между внешним и внутренним корпусами. Снаряд взрывается и его содержимое испаряется, выпуская газ без запаха, который убивает экипаж. Затем корабль можно отогнать на буксире на планету и ограбить.

– А почему вы не используете взрывные снаряды, которые проникнут в корабль, сделают в нем большое отверстие, и вы сможете ограбить его в космосе? – спросил человек.

Говорун мгновенно потерял большую часть уважения к человеческой расе.

– В космосе нет воздуха, поэтому мы не можем напасть на корабль, – объяснил он. – Отверстие от взрыва скорее всего уничтожит большую часть оборудования внутри корабля, поскольку корпус намного крепче, чем внутренние перегородки, а то, что находится внутри, как раз и необходимо нам.

Керк с нетерпением ждал, пока герольд закончит царапать свое сообщение.

– Ну конечно, я знаю, что в космосе нет воздуха. Но неужели у вас нет защитной спецодежды, предоставляющей воздух, в которой можно свободно работать в вакууме?

– Было произведено много попыток разработать такой костюм, – был ответ, – но на данный момент не было представлено; ни одной модели, в которой мы могли бы спокойно двигать крыльями и свободно дышать. Я вижу, что для вашего простого тела легко создать подобный костюм, но мать-природа дала нам слишком много наростов.


Керк не произнес ни слова, но очень много думал. Он предполагал (и совершенно правильно), что большую часть его мыслей инопланетяне все равно не могли расшифровать. Несомненно, история, рассказанная герольдом, была правдоподобной, хотя и казалась странной с земной точки зрения. Устройство мира, которое описал герольд, во многом напоминало земной склад жизни в другие века. Керку был симпатичен довольно циничный характер Говоруна, а его неосознанный эгоцентризм разумного насекомого в какой-то мере забавлял землянина.

Когда они добрались до шлюза, солнце уже опускалось за горизонт, а с севера дул ветер, который они сразу почувствовали, выйдя из укрытия корпуса корабля на берег реки. Керк несколько минут смотрел на небо и лес, затем повернулся к Говоруну:

– Сейчас мне надо вернуться в лагерь и поесть. Полагаю, что вы предоставили мне всю возможную информацию. Сегодня вечером я постараюсь решить вашу проблему. Не обещаю, что все получится, даже если я пойму, какое химическое вещество вам нужно, не уверен, что смогу вам довериться. Ваш народ настолько своеобразен для меня, что я даже не пытаюсь понять ваш подход к собственности, но первым делом мне следует подумать о безопасности моего мира. Что бы ни произошло, я не могу здесь долго оставаться. Вы, скорее всего, не знакомы с сезонными изменениями погоды на этой планете, но вы, должно быть, заметили пару недель назад, что ночью температура упала. Мы находимся практически в Северном полярном круге , – Керк вообразил соответствующую схему, – и я не смогу прожить зимой здесь без соответствующей одежды. Кроме того, я уже несколько недель назад должен был вернуться к себе.

– Я не могу управлять вашими действиями, даже если бы захотел, – ответил Говорун, – все, что я могу, так это надеяться на лучшее, для меня это достаточно необычная ситуация.

Керк усмехнулся странному юмору герольда и пошел в направлении лагеря. Он не передвинул его ближе к кораблю, поскольку на старом месте лучше обстояло дело с водой. Он шел и размышлял. Он не имел ни малейшего понятия, что ему теперь делать. Как он и сказал инопланетянину, его первой заботой был его собственный народ, но он все же хотел верить инопланетянам, которые ему были симпатичны.

Совершенно очевидно, что Говорун не преувеличивал серьезность их положения. Керк лично видел, как члены экипажа с трудом передвигались по кораблю, выполняя свои обычные обязанности, и видел, как один из них упал, когда его тонкие ноги не выдержали тяжести утроенного веса тела. С другой стороны, человеческий экипаж при таком положении вещей уже давно бы улетел с оружием или без. Керк не мог решить, было ли упорство этих существ достойно восхищения или, наоборот, говорило о том, что они не слишком считаются друг с другом. Внезапно ему пришло в голову, что их понятие «достойного поведения» явно отличается от его.

Возможно, они похожи на непослушных детей, которые будут упрямо стоять под дождем, пока мать не предложит им конфетку? Но ученого, работающего сверхурочно в лаборатории, можно было описать точно так же, и Керк это понимал.

И зачем им нападать на человечество? Жить на Земле они все равно не смогут. Керк не был впечатлен их газовым оружием: если не использовать снаряды в закрытом пространстве космического корабля, они будут абсолютно бесполезны. С другой стороны, Говорун мог солгать, он все еще мог служить своему «королю», и того не будет заботить, кто будет жить в завоеванном мире, если, конечно, их правители не отличались от человеческих. Достаточно будет желания расширить свои владения.

«Подумаю об этом позже». Керк добрался до своего лагеря и приготовил ужин. Он ел медленно и так же мыл посуду. Солнце уже давно село, он забрался под одеяло, но не мог заснуть.

Какой газ они использовали? Керк не знал, радоваться ли тому, что он не знает химии. Мысленно он прокручивал разные идеи и незаметно, но совершенно логично дошел до ядов для насекомых, чем он и занимался все это лето, до встречи с инопланетянами. Он вспомнил о складе сульфата меди и свинца, которые хранились в дельте реки для использования в следующем году. Идея вылетела у него из головы так же быстро, как и появилась, поскольку ни одно из этих веществ не было газообразным. Затем он вспомнил о своих проблемах. Надвигающееся начало семестра в колледже было еще одной причиной для немедленного отправления. Он даже сейчас сомневался, что сможет успеть в Штаты как раз к регистрации, если, конечно, его не отвезут инопланетяне. Эта идея ему понравилась. И снова круг его мыслей замкнулся, и он задумался о том, что нужно обитателям космического корабля.

Тогда ему пришла в голову другая мысль. Представим, что герольд всегда говорил только правду. Тогда, он приятный индивидуум, пастырь, пытающийся спасти свое стадо, офицер корабля, заслуживающий уважения за рвение и честное исполнение своих обязанностей, но, несмотря на все эти достоинства, – пират. Он совершенно ясно рассказал, что Босс отказался подчиняться своему правителю, и использовал выражение «вне закона», говоря о своем экипаже.

Земным жителям вряд ли понравится иметь дело с народом, который постоянно игнорирует закон. Керк не имел права помогать этому экипажу, несмотря на его собственное отношение к ним. Еще долго землянин обдумывал этот вопрос, пытаясь найти слабое место в своих рассуждениях, пытался именно потому, что чувствовал дружеские чувства к Говоруну.

Но вопрос оставался вопросом, и в конце концов Керк решил, что не в его правилах помогать правонарушителям. Но человек – натура противоречивая, и теперь Керк хотел помочь тем, с кем так долго общался. К сожалению, он не знал некоторых деталей, иначе давно бы спал спокойным сном.

Межзвездный полет занял не четыреста дней, как полагали инопланетяне, а скорее сорок лет. Почти весь путь был проделан со скоростью, близкой к скорости света, часы на корабле равнялись дням снаружи. Такое же время ушло бы на обратный путь, и можно было предположить, что правителя, которому они бросили вызов, уже сменил следующий «король». Говорун и Босс могли спокойно вернуться как члены законной межзвездной экспедиции, и даже если бы им это не удалось, вряд ли за неподчинение прежнему правителю их наказал бы тот, кто занял место своего предшественника после войны не на жизнь, а на смерть.


К сожалению, раса Говоруна и понятия не имела о теории относительности, поскольку их наука ставила своей целью улучшение оружия или увеличение скорости космических кораблей, не заботясь особенно о теории, а знания Керка по этому вопросу ограничивались парой не слишком внятных фантастических рассказов.

Керк проснулся, полный нехороших предчувствий. Он встал, дрожа от утреннего холода, помылся, поел и собрал своей лагерь. Что бы ни произошло, он собирался в этот день отправиться на юг. Он осторожно сложил палатку, спальный мешок и остальные вещи в большой пакет. Он оставил его у того места, где прежде располагался лагерь, взял ружье и отправился по дороге в долину за холмами. Он был уверен, что инопланетяне не смогут причинить ему вреда, ведь у них не было оружия, а физически он был намного сильнее их.

Но зачем, вдруг подумал он, им причинять ему вред? Ему не придется отказывать им в помощи, он, правда, не смог решить эту проблему, он так и «не догадался, что за вещество им было нужно. Он мог держать при себе свое мнение об их оккупации. Керк был уверен, что не говорил ничего, что могло навести на эту мысль Говоруна, а к этому времени герольд уже привык, что не может расшифровать большинство мыслей собеседника.

Так думал Керк, когда вышел из леса и подошел к оврагу, в котором лежал межзвездный корабль. Как обычно, никого из экипажа не было видно, и, как всегда, Керк возвестил о своем присутствии, бросив камешек во внешнюю дверь шлюза.

Говорун тоже провел почти все ночь в раздумьях. С каждым днем он все яснее понимал, что шансы получить от Керка необходимое вещество чрезвычайно малы. Обитатели этой планеты использовали газообразные яды, об этом ему рассказал сам Керк. Однако в их случае их обычно использовали во внешней среде и поэтому не заботились об плотности и насыщенности. Говорун знал, что его газ был где-то в два раза плотнее, чем здешний воздух, при той же температуре и давлении, однако он не знал насколько он токсичен для земной жизни.

Оставался единственной шанс. Нужно, чтобы Керк показал путешественникам дорогу к тем, кто знает химию или специализируется на войне, или на том и другом вместе. Герольд научился общаться, а значит, никаких проблем не должно возникнуть.

Говорун сразу же заметил, что человек несет ружье, это было впервые, с тех пор как он стал сюда приходить, и инопланетянин догадался почему. Он подлетел к берегу реки присел напротив Керка на корточки и развернул антенны.

– Я не смог решить эту проблему, – прямо сообщил Керк.

– Я не удивлен, – написал Говорун, – многие, знающие больше тебя, не справились бы. Несмотря на наше разочарование, было бы по-детски глупо винить тебя в этом. Но ты все же можешь нам помочь. На вашей планете должны быть люди, специализирующие на этих вопросах. Да и ты сам говорил, что тебе нужно уехать отсюда, прежде чем придет зима. Мы можем легко перенести тебя туда, куда тебе нужно, а ты расскажешь, как нам найти нужных людей. Подходит?

Отношение герольда к неудаче Керка было абсолютно неожиданным и говорило «за» это существо. Новое предложение застало его врасплох, и он просто сказал:

– В лагере остались мои вещи.

Он развернулся и пошел как можно быстрее в лес, чтобы межпланетный пират не успел разобрать его мысли.

Пройдя милю, Керк остановился и попытался понять, что произошло. Он чувствовал некое подобие дружбы к Говоруну, даже после того, как решил, что он пират и не стоит подобных чувств, поведение герольда перед лицом горького разочарования еще больше увеличило уважение Керка. Отказываться ему помочь было ему не по душе.

Он пытался не обращать внимания на свои чувства. Из общения с Говоруном было ясно, что альтруизм и симпатия не в его стиле. Он был абсолютно эгоистичен, и Керк не сомневался, что он ухватится за любую возможность сохранить себе жизнь, даже ценой жизни своих товарищей.

Да, с точки зрения человека, Говорун не был идеалом, но Керк все равно чувствовал к нему симпатию. Мог ли он вернуться и сказать инопланетянину, что бесполезно было просить о дальнейшей помощи? От одной мысли человек содрогнулся. И все же, что еще он мог поделать? Ничего. Керк добрался до лагеря, взвалил на плечи свой рюкзак и пошел обратно к кораблю. Он шел твердой поступью, и утреннее солнце, пробиваясь сквозь листву деревьев, освещало его лицо, выглядевшее намного старше его двадцати лет.

Говорун все еще ждал на берегу, и оба его глаза напряженно всматривались в окружающую корабль лесную чащу. Когда он увидел Керка с сумкой за плечами, он подлетел к шлюзу и исчез внутри. Керк окликнул его, голова герольда и его антенны высунулись из двери. Человек бросил свой рюкзак на землю и замер на месте, смотря на мыслящего мотылька, стараясь подобрать слова, чтобы объяснить ему, что он решил. Но не мог.

Достаточно было и мыслей. Говорун расправил крылья и подлетел к Керку. Его письменные принадлежности были при нем, и он тут же начал писать.

– Что мы сделали, что заставляет тебя отказаться от твоих обязательств? – спросил герольд. – Что еще тебя интересует в моем народе, которого ты никогда не видел и никогда не увидишь?

Керк попытался объяснить его отношение к пиратству, но не смог. Для инопланетянина жизнь состояла из рейдов и грабежа, его понятие плохого и хорошего отличались от понятий земных больше, чем можно было себе представить. Говорун наконец решил, что дальнейшие попытки не принесут успеха.

– Когда я впервые увидел тебя, – сказал он, – у меня ушло немало времени на то, чтобы понять, что излучаемые тобой волны несут в себе разум. Твое поведение в конце концов показало, что так оно и есть, с большим трудом я научился интерпретировать в определенной степени твои мысли. Я думаю, мы опять столкнулись с той же проблемой. Мне понадобилось немало времени на то, чтобы понять, что мои мысли не единственные, теперь я также начинаю понимать, что образ моей жизни не единственно возможный. Со временем, может ьыть, я смогу понять и ваш, я должен, если это вообще возможно для разумного существа. Поэтому я снова приглашаю тебя поехать с нами, к южным районам, откуда, как ты говоришь, ты приехал. По пути ты расскажешь мне больше о твоем народе, как я рассказал тебе о своем. Возможно, имея знания, от которых можно отталкиваться, я оценю твою точку зрения и смогу уговорить тебя помочь нам. В любом случае, само по себе знание будет интересно. Пока я не пойму, почему ты отказываешься, я не повторю свою просьбу и не расскажу командиру о том, что произошло. Чем меньше он знает, тем лучше для нас обоих, как, впрочем, и для него самого. Он никогда не сможет одобрить то, что я пытаюсь сейчас предпринять, и он не понимает, как мозг может требовать знаний, которые не надо тут же применять. Ему неизвестны ни любопытство, ни воображение. Теперь пойдем, мы будем медленно двигаться на юг и разговаривать. По крайней мере мы выиграем немного времени. Мы не отважимся остаться на этой планете больше чем на пару дней. Нам не хватит механиков на корабле, чтобы следить за двигателями, у нас уже мало работоспособных членов экипажа.


Керк согласился, хотя позже он так и не понял почему. Подсознательно он хотел дать шанс Говоруну, чтобы тот смог оправдаться. Все больше и больше Керк укоренялся в мысли, что настолько ответственное и совершенно невозмутимое перед лицом полного провала всей операции существо не может быть преступником. Несомненно, вера в это ничем не была обоснована даже по отношению к одной конкретной цивилизации. Вероятно, такие эмоциональные отношения между представителями двух цивилизаций являются чистым безумием. Только у логики есть шанс, но даже логика может легко обмануться из-за недостатка данных.

Землянин и инопланетянин вошли в шлюз и закрыли за собой обе двери, Говорун полез в диспетчерскую. Керк шел за ним.

В каюте управления не было никого, кроме них, поскольку все еще было раннее утро. Говорун подал сигнал, означающий, что Босс нужен в диспетчерской, и странная пара стала молча ждать. Сигнал пришлось повторить еще несколько раз, прежде чем снизу появился Босс. Он напустил на себя самый властный вид, отчасти потому, что его только что разбудили, отчасти потому, что он никогда не упускал возможности произвести впечатление. Он никогда до конца не осознавал, что человеческое существо не может ни «слышать» его слов, ни понимать язык его жестов.

Говорун попросил его поднять корабль в воздух и медленно направить его к экватору планеты, пока не увидит океан. Босс стал быстро задавать вопросы о прогрессе в переговорах, и герольд ответил, что в настоящий момент нет никакого прогресса, поскольку тот, кто должен сейчас работать, – говорит. Это заставило капитана стушеваться: он подошел к пульту управления и вызвал на место механиков. Говорун занял место рядом с капитаном, чтобы давать инструкции.

Керк опустил свой рюкзак позади капитана и уселся на него, таким образом оказавшись на полметра ниже остальных. Стеклянные иллюминаторы здесь были самые большие на корабле, и он мог видеть лес на много километров вокруг, а перископ, который он сразу заметил, позволял разглядеть пейзаж за кормой корабля.

Земля уходила из-под ног, и его прижало ускорением к полу. Корабль, не разбегаясь, вертикально поднялся на пару сотен метров вверх и повернулся носом на юг. Босс расслабился на своем посту и просто следил глазами за рядом кнопок, которые должны были показывать состояние генераторов. Внизу за такими же кнопками следил механик, и поэтому не имело большого значения, занят ли Босс или нет, хотя он ни за что не признался бы в этом Керку, если бы мог говорить.


Говорун обратил внимание на пустынную местность леса и сравнил его с похожими необитаемыми районами у себя на планете. Это заставило Керка рассказать о более населенных странах, различных народах, обитающих там, и об отношениях, существующих между ними. Он был неплохим лектором, поскольку провел очень много времени, изучая социологию. Герольд не перебивал его, он задавал вопросы, как только ему казалось, что человек собирался замолчать, и вообще делал все возможное, чтобы получить как можно больше полезной информации.

Они увидели море и небольшое поселение почти одновременно. Город был портовым – они разглядели несколько доков и довольно большой флот рыбачьих лодок. Керк узнал это место – сюда он приезжал вначале лета со своим отчетом. Взгляд на часы и небольшие подсчеты дали понять Керку, что они не могли двигаться быстрее тридцати километров в час, ведь они оставили свою базу еще утром. От пяти часов, проведенных в низкой диспетчерской, у человека затекли ноги и руки, он послал Говоруну мысленный вопрос и узнал, что в основном коридоре он сможет вытянуться во весь рост и даже лечь. Керк спустил свой рюкзак по скату и сам соскользнул за ним, достал свой спальник и вытянулся в коридоре на полу, что немало удивило солдат, как раз в этот момент вышедших из своих отсеков. Он не взял с собой ничего поесть да и не чувствовал себя особо голодным. Положив себе под голову рюкзак как подушку, он решил осмотреться. Теперь дверь в конце коридора была открыта, и оттуда раздавались едва различимые звуки. Керк подумал, что хорошо было бы взглянуть, что там, но передумал.

Через несколько минут он почувствовал, что пол под ним дрожит. Он встал слишком резко и сильно ударился головой о потолок. Что-то было не так. Керк подошел к подъему, но не успел дойти до конца и отошел назад, когда встретил спускающегося Говоруна.

Босс вышел за герольдом в основной коридор, и Керк проследовал за ними до двери в шлюз. Очевидно, корабль приземлился. Человек дотронулся до кончика крыла Говоруна, чтобы привлечь его внимание, и спросил:

– Что случилось? Почему мы так быстро приземлились? Я не знаю здесь никого, кто бы мог вам помочь.

– Ваши слова не соответствуют тому, что вы думали несколько минут назад, – ответил Говорун, который все еще нес бумагу и карандаш, – когда я попросил вас полететь с нами, я рассчитывал, что ваш мозг передаст важные для нас знания. Что и произошло. Вы не привыкли к тому, что ваши мысли читают, и удивительно мало их контролируете. Если бы мне не пришлось потратить столько времени на то, чтобы узнать систему ваших обозначений, мы бы уже давно узнали бы все, что нам нужно, не обращаясь к вашему сознанию. Когда показалось это поселение, у которого мы сейчас приземлились, ваше сознание выдало образцы разных видов: название места, не имеющее для вас никакого значения, то, что здесь находится ваш начальник и что где-то в зтом городе находится склад химикатов, которыми вы травите насекомых-паразитов. Ваш начальник должен быть экспертом в этом вопросе, раз уж он занимает эту должность. Возможно, окажется, что химикат тот, что нам нужен, если нет, я научился по вам читать человеческие мысли, и мы сможем получить эти знания от вашего начальника.

– Значит, вы пригласили меня на борт, надеясь меня обмануть? – спросил Керк. – И нет никакой дружбы? Никакой искренней попытки понять мою точку зрения, как вы говорили?

– Действительно было интересно понять ваш странный образ мысли, – ответил герольд, – но я потратил слишком много времени на простое любопытство, а у понятия вашего образа мысли нет никакого практического применения. Вы такой же, как и все здесь, на этом корабле, – находитесь под влиянием стереотипного мышления, не вижу никаких других причин, почему отказались помочь нам. Я не желаю вам зла, поскольку и без вас добился того, чего хотел, но глупо думать, что я испытываю к вам дружеские чувства. Однако, вам интересно будет узнать, что…– рука странной формы перестала писать, и ее обладатель повернулся к дверям шлюза, где нетерпеливо стоял Босс.

Это последнее, незаконченное предложение подстегнуло возрастающую злость Керка. Молча он смотрел, как распахнулась дверь. Через проем было видно несколько домов, но не было ни одного человека, заинтересовавшегося кораблем. Как Боссу удалось приземлиться так, что никто не заметил корабль, так и осталось навсегда тайной.

Два инопланетянина спрятались за кустами поблизости от домов. Керк, сидя на пороге воздушного шлюза, представил себе, как антенны герольда читают мысли ничего не подозревающих жителей города. Можно себе представить, что с некоторыми из них возникнут проблемы, ухмыляясь подумал Керк, поскольку три четверти населения были необразованными индейцами. Но как предотвратить чтение мыслей Факсона, специалиста по химикатам, или МакАртура, сторожа хранилища? Предупредить их довольно легко, но совершенно бесполезно, чем больше они будут стараться не думать о том, что нужно инопланетянам, тем легче будет это узнать. Если они попробуют атаковать пришельцев, те могут просто забраться в корабль и читать мысли оттуда. Кажется, Говорун выиграет в любом случае. Или нет?

Внезапно в голову пришла идея, сначала нечеткая и смутная. Она была связана с индейцами и необразованными людьми, какой-то психологический нюанс, который он не мог сразу осознать. И тут до него дошло. Улыбка озарила его лицо, он откинулся на рюкзак и наблюдал за герольдом, пока в сотне метров от того проходили мужчины и женщины, краснокожие и белые. И вот гигантские мотыльки влетели обратно в корабль.

Керк отодвинулся, чтобы дать им дорогу, и проследил, как они уселись на полу шлюзовой камеры. Говорун не пытался писать, он просто стоял и смотрел на земного жителя с выражением полнейшей беспомощности, и жалость пронзила сердце Керка.


Человек сказал как можно мягче:

– Теперь вы знаете. Я и не думал об этом, пока вы не ушли, а следовало бы, судя по тому, что вы сказали, да и вы должны были сами понять это из ваших наблюдений. Когда мы впервые заговорили с вами, вы сказали мне, что мой образ мыслей отличается от вашего, что было абсолютно естественно, как вы поняли потом. Но ни вы, ни я не дошли до логического заключения этой мысли. Весь ваш народ .думает «одинаково», на одном языке. Образцы, которые вы излучаете, имеют смысл для членов вашей расы, но не для меня, поскольку вы получаете излучения от таких, как вы, с самого детства, а я для вас чужой. Но мой народ не общается таким способом, как вы уже знаете, у нас есть органы, которые могут производить отчетливые модуляции звуковых волн и распознавать их. Действие, происходящее в нашем мозгу, никогда не переносится прямо в мозг другого человека, сначала информация кодируется и затем посылается. Волны, которые вы «слышите», производятся вашей нервной системой, это активность, сопровождающая мысленный процесс.

Керк протянул в сторону герольда руку.

– Посмотрите на кончики моих пальцев. На коже вы видите рисунок из выпуклостей и впадин. Этот рисунок совершенно уникален. У каждого из моего народа есть подобный, но не существует двух одинаковых образцов отпечатков пальцев. И так же не существует хотя бы двух похожих друг на друга «отпечатков мысли». С рождения каждый мозг изолирован, и к нему можно обратиться только привычным для нас способом, так что совершенно не обязательно, чтобы их электрическая активность развивалась одинаково. Вы выучили многие из моих образцов и подумали, что у вас есть ключ к общению с любым из моего народа, но я скажу честно, вас придется заново выучить «язык мыслей» для каждого человека, с кем вы захотите поговорить. Я только что сам об этом догадался. Люди также изучали излучения мозга. Существуют определенные устройства, вроде высокочувствительных электрических детекторов, которые способны измерять и записывать их, но единственный образец, используемый значительным количеством человеческих разумов, это глубокий сон, ментальное бездействие. В тот момент, как субъект просыпается, или даже видит сон, «образец альфа» распадается на множество отдельных ритмов. Нам также известно немного об обмене мыслями. Многие из наших ученых проводили эксперименты много лет, пытаясь определить его природу и причину. В любом случае я не помню всех подробностей. Я не физик, но самые известные ученые утверждают, что современная наука не может объяснить результаты экспериментов. Но что бы это ни значило, я уверен, что вы ничего не сможете добиться ни от одного человека, кроме меня. Не хочу вас дразнить, но если бы вы не попытались обмануть меня, скорее всего мои эмоции взяли бы верх над моим разумом и я бы помог вам. Даже сейчас меня подмывает так поступить, поскольку я не могу не чувствовать, что вам свойственно любопытство, что мне крайне симпатично, иначе я бы не зашел так далеко в общении с вами. Но теперь я уже никогда не смогу вам доверять. Мой разум оценил ваш характер иначе, чем мои чувства, но ваши действия дали мне понять, что больше был прав мой разум. Скорее всего свойства вашего характера не ваша вина. Советую вам улетать отсюда, пока большая часть из вас еще жива. Желаю вам удачи, если удача для вас не будет для нас злом.

Аллен Керк повернулся, закинул рюкзак за плечо и вышел из космического корабля. Он ощущал, как его провожают две пары желтых глаз, но не смел обернуться.


home | my bookshelf | | Обитатели вселенной |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу