Book: Счастливое недоразумение



Счастливое недоразумение

Синтия Клемент

Счастливое недоразумение

Глава 1

Июль 1823 года

Сара погрузилась в воду, наслаждаясь прохладой. Закрыв глаза, она сделала глубокий вдох. А вокруг щебетали птицы и квакали лягушки, как бы протестуя против вторжения в их владения. Но это нисколько не раздражало Сару – напротив, они действовали на нее умиротворяюще.

– Я уже забыл, как замечательно освежает утреннее купание, – раздался низкий мужской голос. – Могу я присоединиться к вам?

Невольно вздрогнув, Сара повернула голову и увидела высокого сероглазого мужчину, пристально смотревшего на нее. Он стоял на берегу рядом с черной как ночь лошадью. Сара молча отвела глаза; сердце ее неистово колотилось.

– Не стоит прерывать из-за меня купание. – Мужчина отошел от лошади и, насмешливо улыбнувшись, добавил: – У вас прекрасная фигура. Никогда не видел более красивого тела.

– Пожалуйста, отвернитесь и позвольте мне выйти на берег, – пробормотала Сара, стараясь еще глубже погрузиться в воду.

Он рассмеялся.

– К сожалению, я не могу сделать вам такое одолжение.

– Не говорите глупости! – прокричала Сара; теперь ее смущение сменилось гневом. – Вы ведете себя не по-джентльменски!

Мужчина пожал могучими плечами:

– Что ж, согласен. Но жизнь по правилам всегда вызывала у меня скуку.

– Я не выйду из воды, пока вы здесь стоите. – Сару охватило волнение, и она почувствовала тяжесть в груди.

Незнакомец на мгновение повернул голову, взглянув куда-то в сторону, и Сара ахнула, увидев извилистый шрам на его правой щеке. Ей вдруг сделал ось страшно – ведь она, совершенно обнаженная, оказалась наедине с мужчиной, а тот к тому же не желал отворачиваться.

– Вам нечего стесняться, – продолжал он. – Я наблюдал за вами несколько минут, и, на мой взгляд, это было захватывающее зрелище. Поверьте, вы необыкновенно красивая женщина.

Сара ощутила спазмы в животе.

– Ваш комплимент совершенно неуместен, – заявила она. – И я не знаю вас. Я вас боюсь.

Незнакомец подошел к самой воде, и под его высокими сапогами захрустели камешки. Остановившись около одежды Сары, аккуратно сложенной на берегу, он наклонился и поднял сухую простыню.

– Я постараюсь развеять ваши страхи. Вам надо только выйти из воды и взять свои вещи.

Сара отрицательно покачала головой:

– Я не доверяю вам.

– Я понимаю, что вы оказались в затруднительном положении. – Мужчина развернул простыню. – Но у вас нет выбора, не так ли?

– Я останусь в воде, пока вы не уйдете, – ответила Сара, вскинув подбородок. – Неужели вам так приятно мучить беспомощную женщину?

– Я вовсе не собираюсь вас мучить. Напротив, я хотел бы вам помочь. И мне очень хотелось бы узнать ваше имя. Скажите, как вас зовут?

– А тогда вы оставите меня в покое?

– Возможно.

Сара немного подумала и пришла к выводу, что ничего страшного не случится, если незнакомец узнает ее имя. Они с кузиной Кэролайн жили в Колдерне уже шесть недель, и Сара впервые встретила здесь незнакомого мужчину. Вероятно, она никогда больше не увидит его.

– Меня зовут Сара.

– Очень подходящее имя для красивой женщины. А я – Алекс.

– Теперь уходите! – потребовала Сара.

Алекс нахмурился и покачал головой.

– Нет, – заявил он.

– Но вы обещали! – Сара ударила по воде кулаками. – Это нечестно!

– Я ничего вам не обещал, – возразил Алекс. – Я сказал «возможно», – добавил он, усаживаясь на камень у воды.

– Вы достойны презрения! – прошипела Сара. – Что вы намерены делать?

– Ничего. – Он снова пожал плечами. – Не бойтесь, я не причиню вам вреда. Даю честное слово.

Сара внимательно посмотрела на незнакомца. Она не могла довериться этому человеку, хотя и знала, что ей уже давно пора вернуться домой и что Кэролайн будет ужасно злиться на нее.

– Все мужчины… хотят чего-то, – сказала Сара. – Почему я должна думать, что вы – исключение?

– Мне кажется, вы забываетесь, – проговорил Алекс ледяным тоном. – Кстати, кто разрешил вам здесь купаться?

– Не думаю, что для этого требуется чье-то разрешение, – ответила Сара, отворачиваясь. Она приходила на это озеро с того самого дня, как впервые обнаружила его месяц назад. – Я знаю, такие озера не очень-то подходят для купания, но…

– Тем не менее, вы тут купаетесь, – с усмешкой перебил Алекс.

– Да, – кивнула Сара, снова повернувшись к незнакомцу. – Но я надеюсь, что вы никому об этом не скажете. Ведь не скажете?

– Вы мне не доверяете – и просите меня об одолжении? – Алекс изобразил удивление. – Полагаю, у вас довольно странные представления о мужчинах.

– Мое мнение о мужчинах сложилось на основании жизненного опыта! – с вызовом заявила Сара.

– Допустим, – улыбнулся Алекс. – Но скажите, вы собираетесь выходить из воды?

Сара промолчала. Она уже понимала, что едва ли сможет убедить этого мужчину оставить ее в покое. К тому же он признался, что подглядывал за ней, так что теперь ей нечего было скрывать.

Собравшись с духом, Сара подплыла к берегу и вышла на мелководье. Алекс окинул ее оценивающим взглядом и улыбнулся. Она расправила плечи и, нахмурившись, пристально посмотрела на него. Но Алекс по-прежнему улыбался.

– Вы действительно прелестны. – Он встал с камня и протянул ей простыню. – Я рад, что вы не попытались прикрыться руками. Вам нечего стыдиться.

Сара завернулась в простыню и откинула за спину волосы. Она почувствовала, что краснеет, хотя ей очень не хотелось проявлять замешательство перед этим мужчиной. Ведь он мог принять ее смущение за слабость и попытаться воспользоваться этим.

– Я не стала бы купаться здесь, если бы знала, что за мной наблюдают, – пробурчала Сара, направляясь к своей одежде.

– В том, что вы привлекли мое внимание, вам следует винить только себя, – сказал Алекс, приблизившись к ней. – Истинная леди никогда не стала бы купаться обнаженной.

– А истинный джентльмен давно бы ушел отсюда, – парировала Сара.

Алекс лишь рассмеялся в ответ, и Сара, стиснув зубы, наклонилась, собираясь поднять свою одежду. Однако Алекс опередил ее.

– Позвольте помочь вам. – Он подал ей сорочку и штанишки. – Мне кажется, вы очень замерзли.

Выхватив из его рук одежду, Сара отвернулась. Одной рукой она одевалась, а другой по-прежнему придерживала прикрывавшую ее простыню. Одевшись, она воспользовалась простыней, чтобы посушить волосы.

– Как вы нашли это место? – неожиданно спросил Алекс. – Здесь повсюду деревья и кустарники, и озеро не так-то просто увидеть.

Сара взглянула на него через плечо. Сейчас, когда она стояла с ним рядом, он казался настоящим гигантом. И, конечно же, этот человек обладал необычайной силой – в том не было ни малейшего сомнения. Взглянув на ужасный шрам, выделявшийся на его загорелом лице, Сара вновь отвела глаза.

– Я часто гуляю здесь, – ответила она. – Если ходить по этой тропинке, то непременно найдешь озеро. Мне очень тут нравится, – добавила она, немного помедлив.

Алекс кивнул, однако промолчал. Подняв свое платье, Сара уже хотела уйти, но Алекс, сделав шаг вперед, внезапно ухватил ее за руку, так что простыня и платье упали на траву.

Сара вздрогнула и попыталась высвободить руку, но Алекс крепко держал ее.

– Где вы живете? – спросил он, глядя ей в глаза. – Я хотел бы снова увидеться с вами.

Сара снова попыталась освободиться, однако у нее и на сей раз ничего не получилось.

– Нам незачем встречаться, – заявила она.

– Я так не думаю, – возразил Алекс.

В следующее мгновение он склонился над ней, и она почувствовала его теплое дыхание. Сердце ее учащенно забилось, и она тихо сказала:

– Отпустите меня.

Алекс расплылся в улыбке – и вдруг, еще ниже склонившись над прекрасной незнакомкой, коснулся губами ее губ.

Сара понимала, что ей следовало оттолкнуть его, однако она ничего не могла с собой поделать; ошеломленная сладостными ощущениями, она крепко прижалась к Алексу и ответила на поцелуй.

«Неужели это происходит на самом деле?» – подумала Сара, когда поцелуй наконец прервался. Подняв голову, она заглянула в пылающие глаза Алекса. Ее сердце гулко колотилось, и стук его отдавался в ушах. Сара попыталась отвернуться, но глаза Алекса, казалось, гипнотизировали ее. Ей вдруг захотелось снова ощутить вкус его губ, и Алекс, словно прочитав ее мысли, вновь привлек ее к себе, так что она почувствовала отвердевшую мужскую плоть. Из груди ее вырвался стон, и все тело охватила сладостная дрожь. Тут губы их снова слились в поцелуе, и Сара тотчас же ощутила жар между ног. Внутренний голос предупреждал, что это пламя может спалить ее, но она, отметая все доводы разума, еще крепче прижалась к Алексу. Возбуждение ее с каждым мгновением нарастало, и жгучая страсть затмевала рассудок. Трепещущая от переполнявшего ее желания, Сара забыла обо всем на свете; в эти мгновения ей хотелось только одного – чтобы поцелуй длился вечно.

Внезапно раздался треск ветки, а затем – фырканье лошади. Очарование момента было нарушено, и Сара, словно очнувшись ото сна, попыталась высвободиться из объятий Алекса. Он тут же отпустил ее и, глядя ей в глаза, с хрипотцой в голосе прошептал:

– О, простите меня. Я просто не смог устоять.

– Вы не должны были делать это, – проговорила Сара с упреком. – Ведь вы дали слово… – Ей было уже двадцать семь лет, но она никогда еще не испытывала ничего подобного.

– Да, вы правы, – сказал Алекс, убирая волосы с ее лица. – Зато теперь вы понимаете, почему мы должны снова встретиться. Нас влечет друг к другу.

– Вы предлагаете мне завести роман? – спросила она, глядя на него с недоверием.

Он с улыбкой кивнул:

– Полагаю, что это было бы вполне естественно. Думаю, что именно так должны развиваться наши отношения.

Сара отстранилась от него – и вдруг, сама того не желая, влепила ему звонкую пощечину. Алекс едва заметно нахмурился и пробормотал:

– Похоже, вам не понравилось мое предложение. Что ж, в таком случае было бы достаточно просто сказать «нет».

– Ох, прошу прощения. – Сара в смущении потупилась. – У меня непроизвольно получилось.

– Но вы же не юная девушка. – Алекс наклонился и поднял ее платье. – И вас нельзя назвать неопытной. Почему мое предложение так шокировало вас?

– Оно шокировало бы любую порядочную женщину.

– Возможно, – кивнул Алекс. – Я не подумал об этом, – добавил он с усмешкой. – Но мне кажется, что порядочные женщины не купаются обнаженными.

– Как вы смеете?! – с возмущением воскликнула Сара. – У вас манеры… дикого кабана!

– Сейчас не время говорить об этом. – Алекс протянул ей платье. – Оденьтесь, иначе вы можете простудиться.

Сара взглянула на свою влажную сорочку и залилась краской. Тонкая материя облепила ее груди и совершенно их не скрывала. Выхватив из рук Алекса платье, она прижала его к груди и заявила:

– Я хочу одеться в уединении.

Алекс пристально посмотрел на нее, и у Сары перехватило дыхание. Она не понимала, почему этот мужчина так действовал на нее, но чувствовала, что должна как можно скорее уйти от него.

– Да, конечно, – сказал Алекс и тут же отвернулся. Сара пошла за кусты, но не стала одеваться. Отбежав подальше от берега, она спряталась в дубовой роще на северной стороне озера. Несколько минут спустя она услышала, как Алекс ускакал на своей лошади.

Внезапно Сара поняла, что все еще держит в руках платье. Тяжко вздохнув, она начала одеваться. Затем надела чепец и убрала под него свои длинные каштановые волосы.

Осмотревшись, Сара направилась домой. Она шла очень быстро и почти не замечала красот поместья Колдерн. Солнце же к тому времени уже взошло, и его оранжевые лучи освещали красный песчаник, из которого были сложены стены замка, словно пылавшие ярким пламенем.

Когда Сара появилась на кухне, там уже собрались все слуги, и дворецкий Джонсон отдавал им распоряжения. Вскоре слуги удалились, и Сара, приблизившись к кухонному столу, проговорила:

– Какая у вас здесь сегодня суета…

– Да, верно, – кивнула повариха. – Это из-за приезда маркиза.

– Маркиз здесь? – удивилась Сара. Она почему-то не верила, что он может приехать, хотя его прибытия здесь ждали уже целый месяц.

Повариха расставила горшки на полке и вновь заговорила:

– Маркиз прибыл вчера поздно вечером. Он приехал, никого не предупредив, но леди Колдерн очень обрадовалась. Она уже давно просила его вернуться домой. И все, конечно же, рады снова увидеть хозяина. Алекс покинул поместье, когда ему было шестнадцать, а теперь он стал настоящим мужчиной.

– Не сомневаюсь, – пробормотала Сара, поглощенная своими мыслями.

– А леди Кэролайн заходила сюда несколько минут назад, – продолжала повариха, направляясь к плите.

Но Сара ее уже не слушала. Поспешно покинув кухню, она вышла в холл и, сделав глубокий вдох, прислонилась к стене.

Значит, маркиз здесь… Значит, он наконец-то приехал. И, следовательно, мужчина, которого она встретила у озера…

Теперь Сара поняла, почему ей тогда показалось, что она уже где-то видела его. В тот день, когда они с кузиной Кэролайн прибыли в уединенное поместье Колдерн в графстве Камберленд, им показали портрет маркиза в юности. А мужчина на озере был похож на этого юношу. И он был тем самым Алексом, за которого ее кузина собиралась выйти замуж.



Глава 2

Сара легонько постучала в дверь спальни кузины и затем вошла. Это была просторная светлая комната с окнами, выходящими на юг. Цветочные узоры на стенах и покрывале были под стать утонченной красоте светловолосой Кэролайн.

– Где ты была? – пробурчала кузина. Она сидела за туалетным столиком красного дерева и расчесывала волосы. Когда Сара вошла, Кэролайн не повернула головы – она смотрела на ее отражение в зеркале. – Тебе давно уже следовало вернуться.

– Я гуляла не так уж долго, – возразила Сара, присаживаясь на кровать.

– А, по-моему, целую вечность, – заявила Кэролайн. – Неужели ты не понимаешь, что постоянно нужна мне? Именно поэтому отец отправил тебя со мной.

– Не говорите глупости, – послышался голос из гардеробной. Нелли, их служанка, вошла в комнату с охапкой платьев. – Миссис Уэлсли поехала с вами для сопровождения и поддержки. Она – ваша кузина, а не горничная.

Сара улыбнулась служанке и поднялась на ноги.

– Доброе утро, Нелли. Давай я помогу тебе. – Она взяла у нее платья и положила их на кровать.

– Она должна находиться здесь, когда я нуждаюсь в ней! – Кэролайн со стуком положила щетку для волос на туалетный столик. – Маркиз наконец-то решил вернуться домой, а ты где-то бродишь.

– Я собирала целебные травы. – Сара начала раскладывать на кровати платья. – Не слишком ли хороши эти наряды для утра?

– Я должна выглядеть наилучшим образом! – с возмущением воскликнула Кэролайн. – В отличие от тебя я предпочитаю быть привлекательной для мужчин. И я на твоем месте не стала бы замыкаться после смерти мужа, каким бы любимым он ни был.

Сара невольно поморщилась. Последние слова кузины показались ей не только оскорбительными, но и бессмысленными. Почему Кэролайн решила, что она любила своего мужа? Ни одна женщина не могла бы любить такого человека, как Стивен Уэлсли.

Чье-то осторожное прикосновение вывело ее из задумчивости. Сара обернулась и увидела, что Нелли смотрит на нее с сочувствием.

– Вы можете отдохнуть, – прошептала служанка. – Я позабочусь о леди Кэролайн, – добавила она, подводя Сару к кушетке.

– Мне хотелось бы, чтобы ты больше внимания уделяла своей родственнице, а не этим травам, – сказала Кэролайн; она наконец-то отвернулась от зеркала и с упреком посмотрела на Сару. – Ты постоянно исчезаешь: то оказываешь помощь больным в деревне, то возишься в кладовой. Когда ты мне нужна, тебя никогда нет рядом.

– Люди нуждаются в моих травах и в моих знаниях, – пояснила Сара.

– Но я тоже нуждаюсь в тебе. – Кэролайн надула свои пухлые губки и откинула за спину длинные светлые волосы. – Ты ведь знаешь, что я ужасно волнуюсь перед встречей с маркизом. И все равно ты постоянно куда-нибудь уходишь, а я беспокоюсь…

– Я не давала тебе поводов для беспокойства, – возразила Сара, пристально глядя на кузину. – А если ты так беспокоишься из-за встречи с маркизом, то почему же тогда согласилась с нелепым планом твоего отца?

– Это другое дело, – пробормотала Кэролайн. – Маркиз может стать прекрасным мужем. Он богат, родовит и довольно молод. К тому же в Лондоне говорили, что он очень хорош собой. Я считаю, что именно такой муж мне нужен.

– Но ты еще не видела его, – напомнила кузине Сара. – Может быть, он не понравится тебе. – Перед ее мысленным взором возникло лицо мужчины, которого она видела на озере. «Конечно же, он очень привлекательный, но едва ли понравится Кэролайн», – подумала Сара.

– Еще не видела, но скоро увижу. Для этого мы и приехали в Колдерн. – Кэролайн встала и подошла к кровати. Какое-то время она разглядывала платья, затем выбрала светло-розовое из шелка. – Мы с маркизом должны встретиться здесь для того, чтобы познакомиться и посмотреть, подходим ли мы друг другу. Это наиболее разумный способ выбрать мужа или жену.

– Я тоже так думаю, – согласилась Сара. – Ведь речь идет о спутнике жизни…

Кэролайн с усмешкой взглянула на кузину.

– Ты слишком романтическая натура, Сара. Это всего лишь брачный союз. В конце концов, мы пойдем разными дорогами, как только появятся дети.

– Дядя Джон и тетя Элис иначе относятся к браку, – заметила Сара кузине.

– Они провинциалы. – Кэролайн тяжело вздохнула и, надевая платье, добавила: – А я хочу жить в Лондоне и общаться со значительными людьми.

– Выходит, твои родители не являются значительными людьми, потому что проводят большую часть времени в Сомерсете? – с возмущением проговорила Сара.

– Ты искажаешь мои слова. – Кэролайн расправила корсаж платья, и Нелли начала завязывать тесемки. – Мой отец граф, и поэтому он, конечно, значительный человек. Просто я не хочу жить в провинции.

– Поместье маркиза находится на севере Англии, всего в нескольких часах езды от границы с Шотландией и в нескольких днях пути от Лондона, – пояснила Сара. – Вероятно, тебе не придется общаться с людьми из высшего общества.

Кэролайн снова вздохнула.

– Ох, Сара, неужели ты так глупа? Маркиз может жить, где пожелает, а я намерена остаться в Лондоне.

– Где и как тебе жить – это будет решать твой муж, – возразила Сара. – Так что не торопись выходить замуж за человека, о котором ничего не знаешь.

– Мы и так не торопимся. – Кэролайн вернулась к туалетному столику и опять уселась перед зеркалом. Нелли же принялась укладывать ее волосы. – Мы ждем маркиза в этом ужасном замке уже больше месяца.

– Здесь не так уж плохо, – сказала Сара. – И если бы ты не сидела все время дома, то увидела бы, как красиво в этом поместье. Кроме того, если ты хочешь стать маркизой, тебе следовало бы пообщаться с людьми, которые тут живут.

– Думаю, в этом нет необходимости, – заявила Кэролайн. – Я не собираюсь брать с тебя пример и выходить замуж за приходского священника. Видишь ли, сейчас для меня самое главное – заинтересовать маркиза. Он должен сделать мне предложение.

Кэролайн поднялась на ноги и направилась к двери.

Потом вдруг остановилась и, обернувшись, сказала:

– Сара, ты ужасно выглядишь. Пожалуйста, смени платье, перед тем как спуститься к завтраку. Я не хочу, чтобы маркиз плохо подумал о моих родственниках.

Не сказав больше ни слова, Кэролайн вышла из комнаты. Сара молча уставилась на закрывшуюся дверь. Потом вдруг улыбнулась и покачала головой. Кэролайн, единственная дочь своих родителей, всегда была ужасно избалованной, но Сара не представляла, что кузина, прожив в Лондоне два года, стала такой бесчувственной.

– Не обижайтесь на нее, – сказала Нелли. – Она слишком долго томилась здесь, а вы же знаете, как она нуждается в обществе.

Сара кивнула:

– Да, конечно. Я все понимаю, Нелли. Не беспокойтесь за меня. Я просто очень опасаюсь, что Кэролайн может совершить роковую ошибку.

– Простите меня, миссис Уэлсли, но… – Нелли в смущении откашлялась. – Мне кажется, что леди Кэролайн вполне самостоятельная и способна сама о себе позаботиться.

– Да, верно. Но все-таки мне не нравится дядина затея.

– Лорд Харт очень благоразумный человек, – заметила Нелли. – Он предоставил леди Кэролайн право выбора, но она отвергла всех приемлемых, с его точки зрения, поклонников. Теперь же он считает, что маркиз вполне устроит ее.

– Вероятно, он прав, – сказала Сара. – Леди Колдерн и лорд Харт – старые друзья. Дядя уверен, что лорд Колдерн, как благородный человек, никоим образом не обидит Кэролайн. Я полагаю, что мнению дяди можно доверять.

– Хотя вам нелегко согласиться с ним, – пробормотала Нелли.

– Это не имеет значения. – Сара поднялась на ноги и, шагнув к служанке, обняла ее. – Спасибо тебе за сочувствие.

– Ах, не стоит меня благодарить. – Нелли склонилась над кроватью и начала собирать разбросанные на ней платья. – А вам и впрямь следует переодеться. Леди Кэролайн была права насчет вашего платья. Оно не очень-то хорошо выглядит.

Сара взглянула на свое платье и почувствовала, что щеки ее запылали. Весь подол был в грязи, а край чуть надорван. Она так торопилась домой, что не заметила, в каком состоянии ее одежда.

– Я немедленно переоденусь. – Сара поспешно вышла из комнаты и направилась в свою спальню, расположенную в северном крыле, в самой старой части замка. Хотя Кэролайн питала к этой старине отвращение, Саре нравилась ее комната. Особенно нравилась старинная кровать – ей было лет сто, не меньше.

Переступив порог, Сара плотно прикрыла за собой дверь и вздохнула с облегчением. Быстро сняв грязное платье, она выбрала в гардеробе чистое и надела его. Потом сняла чепец и занялась своими волосами. Ей потребовалось всего лишь несколько минут, чтобы привести их в порядок и надеть другой чепец – из серого шелка с кружевами. Взглянув в зеркало, она тут же вышла из комнаты и спустилась в столовую.

Замок Колдерн был возведен несколько веков назад, но впоследствии он был расширен за счет пристроек. К таким пристройкам и относилась столовая, находившаяся в южном крыле. Это была довольно просторная комната, вернее – зал, в котором могли бы поместиться человек пятьдесят. Дубовые панели придавали ему особую изысканность, дополнявшуюся висевшими на стенах картинами. Картин было очень много – вероятно, каждое поколение Колдернов что-то оставляло после себя.

Переступив порог столовой, Сара сразу же направилась к одному из старинных буфетов, стоявших у стены. Обычно обитатели замка завтракали в разное время – каждый приходил в столовую сам по себе; слуги же лишь расставляли на буфетных полках блюда со снедью. Положив себе на тарелку вареное яйцо и кусочек ветчины, Сара села за стол.

Кэролайн не было в столовой, но это не удивило Сару. Кузина по утрам почти ничего не ела, а сейчас она, очевидно, поспешила уйти, потому что маркиз еще не появлялся здесь.

– Доброе утро, миссис Уэлсли, – приветствовала Сару леди Колдерн. – Сегодня вы явились позднее обычного.

Леди Колдерн сидела в самом конце стола. Ей было под шестьдесят, но лицо ее хранило остатки былой красоты – вероятно, в молодости она считалась красавицей. Тронутые сединой светло-каштановые волосы пожилой леди были прикрыты розовато-лиловой шляпкой, И того же цвета было утреннее платье.

– Я задержалась, потому что леди Кэролайн нуждалась в моей помощи, – пояснила Сара, принимая у Джонсона чашку горячего шоколада. – Я отнеслась к ней с пониманием, поскольку лорд Колдерн прибыл вчера вечером.

– Да-да, наконец-то мой сводный братец изволил вернуться, – с усмешкой проговорил лорд Брайен Норвард, сидевший напротив Сары. Брату маркиза было под тридцать, ходили слухи, что своей внешностью и обаянием – у него, как и у матери, были светло-каштановые волосы и зеленые глаза – он очаровывал всех женщин в округе.

– К счастью, вернулся, – отозвалась леди Колдерн. – С тех пор как он унаследовал титул, прошел целый год, и его пренебрежение своими обязанностями совершенно неприемлемо.

– Но, мама, он ведь находился в Индии, когда Дуглас скончался, – сказала Джулиана Норвард. – Поэтому его нельзя винить…

– Однако последние шесть месяцев он жил в Лондоне, – возразила леди Колдерн. – Я отправляла ему письмо за письмом с требованиями вернуться, но он игнорировал все мои послания. Полагаю, что это непростительно.

Сара мысленно согласилась с леди Колдерн. Было совершенно очевидно, что поместье давно нуждалось в присутствии хозяина – это сразу бросал ось в глаза, стоило лишь зайти в старую часть замка, ужасно обветшавшую и запущенную.

– Он покинул поместье, обидевшись на отца, – нерешительно проговорила леди Джулиана.

Сара посмотрела на нее с удивлением. Двадцатилетняя леди Джулиана, застенчивая и хрупкая, никогда прежде не спорила со своей матерью и почти всегда с ней соглашалась – в крайнем случае, помалкивала.

– Что ты можешь знать об этом? – Леди Колдерн нахмурилась. – В то время ты была еще ребенком.

– Мэри много рассказывала мне об Алексе.

– Я не желаю, чтобы в моем доме упоминалось имя этой женщины. – Пожилая леди пристально посмотрела на дочь, и та в смущении потупилась. – Мне стыдно, что ты общаешься с такой особой.

Сара вопросительно взглянула на леди Джулиану, но лицо девушки ничего не выражало. Сара знала, что Мэри жила в небольшом домике на территории поместья. Все в округе очень любили эту женщину. Кроме того, было известно, что ее сын нажил состояние в Америке. «Но почему же маркиза так к ней относится?» – мысленно удивлялась Сара.

– Тебе следовало бы выселить ее с территории поместья, – заявил лорд Брайен.

– Если бы это было в моей власти, я бы так и сделала. – Леди Колдерн со стуком положила нож на тарелку и поднялась на ноги. – Все, довольно! Я устала от этих разговоров! Миссис Уэлсли; если вы закончили завтракать, я хотела бы показать вам гобелен, который надо привести в порядок.

– Да, конечно, – кивнула Сара. Она положила салфетку и, поднявшись из-за стола, последовала за леди Колдерн.

– Я рада, что Кэролайн упомянула о вашем умении владеть иголкой, – сказала леди Колдерн, выходя из столовой. – Вы прекрасно починили постельное белье и покрывала. Ваше искусство достойно самой высокой оценки.

– Благодарю вас, леди Колдерн, – пробормотала Сара. Она действительно проводила много времени в швейной комнате, так как починкой постельного белья и прочих вещей в замке уже давно никто не занимался. – Мне нравится рукоделие, – продолжала Сара. – Во время работы я обычно думаю о том, как лучше помочь моим пациентам.

– Да, понимаю… – кивнула леди Колдерн. – Вы оказались… очень кстати. Хорошо, что ваш дядя отправил вас сюда вместе с леди Кэролайн.

Сара едва заметно улыбнулась, вспомнив, как холодно леди Колдерн приняла ее поначалу. Они подошли к лестнице, и Сара начала подниматься. Услышав чье-то покашливание, она обернулась, и тут же раздался мужской голос:

– Фанни!

Взглянув на леди Колдерн, Сара увидела, что та нахмурилась и поджала губы.

– Я занята, Алекс, – ответила она.

– Я тоже, – послышался тот же голос.

Сара вздрогнула и, затаив дыхание, ухватилась за перила, чтобы не упасть. Перед ней появился высокий смуглолицый мужчина, которого она встретила на озере. Заметив, что он смотрит на нее, Сара тотчас опустила глаза и еще крепче вцепилась в перила – она ужасно боялась этой встречи.

Глава 3

Прислонившись к дубовой стойке у подножия лестницы, Алекс смерил Сару долгим взглядом, потом повернулся к леди Колдерн:

– Почему вы проигнорировали мою просьбу?

– Я сейчас очень занята, – леди Колдерн приблизилась к Алексу, – поэтому могу уделить вам всего лишь несколько минут.

– Я просил вас после завтрака зайти в библиотеку. Имейте в виду, я не привык ждать.

– Алекс, я поговорю с тобой, как только закончу свои дела, – ответила леди Колдерн.

– Вы, кажется, меня не поняли. Я сказал, что не привык ждать. – Не сказав больше ни слова, Алекс вошел в библиотеку.

Леди Колдерн посмотрела на открытую дверь, затем перевела взгляд на Сару.

– Я должна извиниться за грубость моего пасынка. Похоже, годы, проведенные вдали от поместья, не пошли ему на пользу.

– Я вас понимаю, – кивнула Сара. – Не беспокойтесь, я сама найду гобелен. Вам не стоит себя утруждать.

– Да, пожалуй. – Леди Колдерн вошла в библиотеку и закрыла за собой дверь.

Сара прислонилась к перилам и облегченно вздохнула. Судя по всему, маркиз не узнал ее. И если она не будет привлекать его внимание, то, возможно, ей удастся избежать встречи с ним.

Несколько часов Сара занималась починкой гобелена. Потом, уже в середине дня, навестила своих пациентов в деревне. Ей почти весь день удавалось избегать встречи с маркизом, но ближе к вечеру, войдя в свою комнату, чтобы переодеться к обеду, она поняла, что теперь непременно с ним встретится. А если маркиз все-таки узнает ее? Она молила Бога, чтобы он никому не рассказал о ее купании.

Сара села за туалетный столик и посмотрела в зеркало. Нахмурившись, потерла щеки ладонями. Впервые за последние несколько лет она была недовольна своим внешним видом. Ее каштановые волосы были гладко зачесаны, и оставалось только прикрыть их чепцом из серого атласа, чтобы стать незаметной, как служанка. Тогда маркиз не обратит на нее внимания и, конечно же, не узнает.

– Вы выглядите такой несчастной… – раздался голос Нелли.

– Это от волнения, – сказала Сара. Она встала и подошла к кровати, где Нелли ожидала ее с вечерним платьем из серого шелка. Платье было довольно скромного фасона, без кружев и без оборок.

– Я знаю, вам не хотелось сопровождать кузину, однако ваш дядя был прав. – Нелли начала застегивать платье на спине Сары. – Леди Кэролайн нуждается в поддержке, и вы, конечно, не разочаруете дядю.

– Я многим обязана ему. – Сара потянулась за чепцом. – Дядя Джон принял меня в свою семью, когда Стивен умер, и теперь я хочу только одного – прожить оставшуюся жизнь в мире и спокойствии.

– Не обманывайте себя, – с улыбкой сказала Нелли. – Я ведь уже очень хорошо изучила вас. Поверьте, нельзя отказываться от своей мечты о детях.



Сара нахмурилась.

– Нелли, имей в виду, я уже вполне взрослая… и у меня есть все, что мне нужно.

Нелли отрицательно покачала головой.

– Повторяю, не обманывайте себя.

Сара надела чепец и надвинула его чуть ли не на глаза.

– Мне пора идти. Не следует опаздывать к обеду.

Кивнув служанке, она поспешно покинула комнату. Сара прекрасно понимала, что Нелли права. Во всяком случае, ее слова были недалеки от истины. В последнее время она почти примирилась с жизнью без детей, но когда они с Кэролайн приехали в Колдерн, снова ожили все мечты и воспоминания о прошлом. Но почему это произошло? Может, сказалась перемена обстановки? Как бы то ни было, она никак не могла избавиться от обострившегося чувства утраты. Старая рана вскрылась, и ее снова терзала боль. И снова, как прежде, она плакала по ночам, лежа в постели без сна.

Сара сделала глубокий вдох и заставила себя думать о предстоящем обеде и о встрече с маркизом. Маловероятно, что он узнал ее утром, но за обедом… Нет-нет, за обедом все его внимание будет сосредоточено на Кэролайн, так что не стоит беспокоиться.

Она осторожно приблизилась к дверям гостиной и, немного помедлив, переступила порог. Затем сразу же направилась к небольшому диванчику, где обычно сидела. Но тут вдруг раздался голос леди Колдерн:

– Миссис Уэлсли, пожалуйста, подойдите сюда. Сара повернулась к пожилой леди, стоявшей у камина вместе с Кэролайн и двумя мужчинами. Когда Сара подошла к ним, леди Колдерн взяла ее за руку:

– Миссис Уэлсли, познакомьтесь с моим пасынком и его другом мистером Стентоном.

Леди Колдерн легонько подтолкнула ее к мужчине в черном сюртуке и в жилете цвета морской волны. Незнакомец внимательно посмотрел на нее, посмотрел с явным любопытством.

– Мистер Стентон, это миссис Уэлсли, – сказала леди Колдерн.

– Очень приятно. – Сара сделала реверанс.

– Мне тоже очень приятно с вами познакомиться, миссис Уэлсли. – Мистер Стентон вежливо поклонился, снова повернулся к леди Кэролайн, с которой до этого беседовал.

– А это мой пасынок, лорд Колдерн. – Резкий голос леди Колдерн заставил Сару повернуться, и она посмотрела на высокого смуглого мужчину, стоявшего рядом с мистером Стентоном. Ее сердце учащенно забилось, а он едва взглянул в ее сторону, причем вид у него был равнодушный и скучающий.

Страх Сары сменился гневом. По какой-то необъяснимой причине она восприняла его равнодушие как оскорбление и заставила себя посмотреть ему прямо в глаза, Маркиз вежливо склонил голову в ответ на ее реверанс, и было очевидно, что он ее не узнал.

– Миссис Уэлсли – кузина леди Кэролайн, – пояснила леди Колдерн. – Она из, милосердия навещает обитателей деревни и лечит их травами. Боюсь, мы тоже злоупотребляем ее добротой. Она весьма искусна в рукоделии и сделала очень много полезного.

– Таких женщин сейчас редко встретишь, – заметил лорд Колдерн. – К сожалению, поместье очень запущено, и любая помощь заслуживает нашей признательности.

– Полагаю, с вашим приездом здесь все изменится в лучшую сторону, – сказала Сара.

Лорд Колдерн внимательно посмотрел на нее и вдруг спросил:

– А мы с вами нигде раньше не встречались, миссис Уэлсли?

– Уверена, что нет, – ответила Сара. У нее перехватило дыхание, когда лорд Колдерн опалил ее своим взглядом, и она поспешно отвела глаза.

– Может, мы встречались в Лондоне?

– Моя кузина никогда не была в Лондоне, – вмешалась Кэролайн. – Она вообще отказывается ездить куда бы то ни было. Отец с трудом настоял, чтобы она сопровождала меня в поездке в Колдерн.

Сара почувствовала, что щеки ее заливает румянец.

– В таком случае мы очень благодарны вашему отцу, – сказал лорд Колдерн. Маркиз по-прежнему был невозмутим, но Сара, снова взглянув ему в лицо, увидела веселый блеск в его глазах. Он узнал ее!

– Не стоит благодарности, – проговорила Кэролайн с презрительной усмешкой. – Кузина всегда всем помогает, даже в ущерб своим близким.

Сара выразительно посмотрела на Кэролайн. Кузина явно насмехалась над ней – но почему? Может, она из-за чего-то обиделась? Но у нее не было совершенно никаких причин для обиды. К тому же выглядела она в этот вечер замечательно: светло-голубое платье прекрасно сочеталось с цветом ее глаз. Неудивительно, что мистер Стентон был очарован ею, он не сводил с нее глаз.

– Вы характеризовали свою кузину как образец добродетели, леди Кэролайн, – заметил лорд Колдерн. – Неужели такой ангел может пренебрегать интересами своих близких?

Сара невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки и, глядя маркизу прямо в глаза, проговорила:

– Я думаю, что вы преувеличиваете мои достоинства, милорд.

Лорд Колдерн едва заметно наклонил голову.

– Вероятно, вы правы, миссис Уэлсли. Я уверен, что у вас имеются кое-какие недостатки. Возможно, вы что-то скрываете от окружающих. Например, некоторые свои увлечения.

– Вы ошибаетесь, милорд. – Кэролайн отрицательно покачала головой. – Моя кузина всегда вела себя безукоризненно, даже когда была юной девушкой.

– Возможно, – кивнул лорд Колдерн. – Хотя я полагаю, что у нас у всех есть свои секреты.

– Вздор! – заявила леди Колдерн. – И довольно смущать миссис Уэлсли.

Сара старалась сохранять спокойствие, хотя сердце ее неистово колотилось. Лорд Колдерн, казалось, решил подразнить ее, давая понять, что может раскрыть ее секрет. Но она не должна поддаваться, не должна идти у него на поводу. Сделав глубокий вдох, Сара напомнила себе, что поклялась никогда не допускать, чтобы мужчина третировал ее.

– Поскольку мы не были знакомы прежде, лорд Колдерн, ваши замечания представляются совершенно неуместными и возмутительными. Да, я возмущена, и не·скрываю этого. – Сара смотрела прямо ему в глаза, давая понять, что нисколько не смутится, если он расскажет о ее купании.

Колдерн едва заметно кивнул, и на губах его появилась улыбка. Немного помедлив, он проговорил:

– Пожалуй, вы правы, миссис Уэлсли. Наверное, я перепутал вас с кем-то.

– С кем же вы могли перепутать мою кузину? – спросила Кэролайн, криво усмехнувшись.

– С вашей стороны не очень-то любезно задавать такие вопросы, – ответил Колдерн.

– Довольно, – сказала Сара, – хватит об этом. Пожалуйста, извините меня, но я не желаю продолжать этот разговор.

Резко развернувшись, Сара отошла к диванчику.

Присев, она вздохнула с облегчением и не сразу заметила Джулиану, устроившуюся рядом с ней.

– Как вы себя чувствуете? – тихо спросила девушка.

Сара повернулась к ней с улыбкой и сказала:

– С вашим братом не так-то просто общаться.

– Алекс – мой сводный брат. И знаете, – Джулиана тоже улыбнулась, – вам повезло. Он обращался с вами лучше, чем с вашей кузиной.

Сара недоверчиво покачала головой. Ни один мужчина не мог устоять перед Кэролайн, так неужели же лорд Колдерн не поддался ее чарам?

– Должно быть, вы ошиблись, леди Джулиана.

– Я присутствовала при их встрече в библиотеке, – сообщила девушка. – Алекс был равнодушен к кокетству леди Кэролайн и сказал, что ей не стоит тратить так много усилий, чтобы понравиться ему.

Сара невольно вздохнула. Характер Кэролайн отвратил от нее многих поклонников.

– А что было потом?

– А потом леди Кэролайн схватила вазу и запустила ею в Алекса. Она сказала, что, может быть, это ему больше нравится. Алекс же сказал, что, по крайней мере, такое ее поведение выглядит более естественным. – Джулиана немного помолчала, потом вновь заговорила: – Леди Кэролайн ужасно разозлилась и выбежала из комнаты.

– И как лорд Колдерн отреагировал на это?

– Он пожал плечами и снова занялся своими бумагами.

– Неудивительно, что Кэролайн нагрубила мне сегодня вечером. Она всегда очень злится, если ее планы рушатся.

– Алекс был не прав, – сказала леди Джулиана. – Джентльмен не должен так обращаться с женщиной.

– Разумеется, – согласилась Сара. – Но ваш брат не из тех, кого легко обмануть.

Сара взглянула на Кэролайн. Та, повернувшись спиной к маркизу, кокетничала с мистером Стентоном, однако лорд Колдерн, не обращая на нее ни малейшего внимания; беседовал с лордом Брайеном. Внезапно он повернулся и посмотрел на Сару. В следующее мгновение взгляды их встретились.

Сара почувствовала легкое головокружение, и ей вдруг почудилось, что в комнате остались только два человека – она и маркиз. Какое-то время они смотрели друг на друга, смотрели так, словно понимали друг друга без слов. Сара пыталась отвести глаза, но не могла – Алекс, казалось, гипнотизировал ее. К счастью, он наконец-то отвернулся и вновь заговорил со своим сводным братом.

Сара сделала глубокий вдох и Судорожно сцепила пальцы, чтобы скрыть дрожь в руках. Она никогда прежде не испытывала такого напряжения. Ей хотелось убежать, хотелось спрятаться где-нибудь, но тут голос Джулианы вернул ее к действительности:

– Я навещала сегодня Бейтса. Кажется, ему стало лучше. Он сказал, что вы дали ему что-то от кашля.

– Я дала ему настойку из цветов бузины, – пояснила Сара. – Это средство прекрасно помогает от кашля. – Он не перестает хвалить вас, – продолжала леди Джулиана с улыбкой. – Он считает вас ангелом, посланным ему с небес.

– Значит, есть еще один человек, который воспринимает вас как образец добродетели?

Сара вздрогнула, и сердце ее затрепетало. Увлеченная беседой с леди Джулианой, она не заметила, как к ним подошел Алекс.

– Прошу прощения, миссис Уэлсли. Я не хотел испугать вас, – Отвесив легкий поклон, маркиз повернулся к сводной сестре. – Так кто же расхваливал нашу прекрасную гостью?

– Старый Бейтс, – ответила леди Джулиана. – Вы помните его?

– Да, конечно. – Лорд Колдерн расплылся в улыбке. – Он часто прогонял меня из сада. Я постоянно крутился у него под ногами, когда был мальчишкой. Теперь ему, должно быть, за восемьдесят. Как он поживает?

Джулиана покосилась на Сару, потом вздохнула и проговорила:

– Он живет в крошечном домике в деревне. Старик едва сводит концы с концами, и я очень за него беспокоюсь.

Лорд Колдерн едва заметно нахмурился.

– Я видел эти коттеджи сегодня утром. Они в плачевном состоянии.

Леди Джулиана снова посмотрела на Сару и утвердительно кивнула:

– Да, в плачевном. Но мама считает, что его домик не нуждается в ремонте, хотя Бейтс, наверное, не сможет пережить еще одну зиму в таких условиях. Миссис Уэлсли пока лечит его, но ее ведь не будет здесь зимой…

– Возможно, она оставит нам свои снадобья.

Сара почувствовала, что краснеет. Стараясь не смотреть на маркиза, она тихо сказала:

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь Бейтсу. На сей счет не стоит беспокоиться.

– А я распоряжусь, чтобы отремонтировали его дом, – заявил лорд Колдерн.

Сара хотела спросить его, что он думает о других коттеджах, но в этот момент Джонсон объявил, что обед подан. Все тотчас же направились в столовую. Сара поднялась с диванчика, и тут лорд Колдерн предложил ей руку. Сердце ее гулко забилось в груди. Маркиз же весело улыбнулся и проговорил:

– Вы ведь не думаете, что я опять позволю вам улизнуть?

Глава 4

– Вам не следует сопровождать меня, – тихо сказала Сара.

– В семейном кругу не обязательно соблюдать формальности.

– О чем вы там говорите? – спросила леди Колдерн. – Алекс, ты должен сопровождать леди Кэролайн. Неужели ты этого не понимаешь?

– Мы не на светском рауте, Фанни, – возразил маркиз. – Пойдемте, миссис Уэлсли.

Сара подчинилась, и они с лордом Колдерном направились к двери. В столовой маркиз усадил ее рядом с собой и, откашлявшись, осведомился:

– Вас интересуют только целебные травы… или еще что-нибудь?

Сара взглянула на маркиза и увидела, что его серые глаза смеются. Она в смущении потупилась и молча покачала головой.

– Миссис Уэлсли много времени проводит в огороде, – сказала леди Джулиана. – Огород пришел в ужасное состояние, после того как мама сократила персонал садовников.

– Мне говорили, что это было любимое место моей матери, – в задумчивости пробормотал лорд Колдерн. – Благодарю вас за заботу, миссис Уэлсли.

– Сара делает это только ради своих драгоценных трав, – с саркастической усмешкой заметила Кэролайн, сидевшая по другую сторону от маркиза.

– И все-таки я благодарен ей, – заявил лорд Колдерн, взглянув на Кэролайн.

Сара на мгновение прикрыла глаза. «Ну почему все они пытаются поставить меня в неловкое положение?!» – мысленно воскликнула она. Тут слуга поставил перед ней блюдо с тушеным кроликом и гарниром из шпината. Сара взяла себе немного и вдруг поняла, что рука ее дрожит. У нее тотчас же пропал аппетит, но она не решилась отложить вилку.

Маркиз, наклонившись к ней, прошептал:

– Не думал, что вас можно чем-то смутить.

– Что вы имеете в виду? – спросила Сара.

– Вы нисколько не были шокированы, когда я увидел вас сегодня утром, – с улыбкой проговорил маркиз. – Так почему же вы сейчас изображаете смущение? Неужели такой смелой женщине, как вы, имеет смысл прибегать к подобным уловкам? К чему эти игры, миссис Уэлсли?

– Я не играю ни в какие игры, – возразила Сара. – Уверяю вас, вы ошибаетесь.

– Сегодня утром я узнал, какая вы на самом деле. Ваши слова и поступки были весьма убедительными. – Лорд Колдерн снова улыбнулся и подмигнул ей.

– Повторяю, вы ошибаетесь, – сказала Сара. – Я действительно думала, что рядом с озером никого нет, иначе ни за что не стала бы раздеваться.

Маркиз промолчал, и Сара снова склонилась над своей тарелкой. Но через несколько минут она услышала голос леди Джулианы:

– Миссис Уэлсли, вам не следовало раздражать мою мать своим поведением.

– У меня не было выбора, – возразила Сара. – Ведь лорд Колдерн ясно дал понять, что хочет сопровождать меня в столовую. – Она покосилась на маркиза; но тот, к счастью, беседовал в этот момент с леди Кэролайн.

– Она всегда очень сердится, когда с ее мнением не считаются. – Леди Джулиана тихонько вздохнула, и Сара искренне ей посочувствовала. С такой матерью, как леди Колдерн, было не так-то просто ладить.

– Но вы ведь не согласились с ней сегодня утром.

Леди Джулиана утвердительно кивнула:

– Да, не согласилась. Но мама после этого очень расстроилась, так что даже не разговаривала со мной весь день.

·Сара с удивлением взглянула на девушку.

– Не разговаривала? – Она невольно улыбнулась. – Ужасное наказание.

Джулиана тоже улыбнулась.

– Знаете, я потом весь день бродила по дому и даже вышла на крышу, – доверительно сообщила она. – Отец часто брал меня туда, до того как заболел. Он говорил, что крыша – самое лучшее место для обзора поместья.

– Да, верно. Оттуда открывается чудесный вид. – Сара однажды побывала на крыше замка, и мощные стены с бойницами вызывали у нее такое чувство, словно она перенеслась лет на сто назад.

– Мама смотрит на нас, – прошептала леди Джулиана. – Надо прекращать разговор.

Сара молча кивнула и снова посмотрела на лорда Колдерна. Тот по-прежнему разговаривал с Кэролайн; казалось, он был очень увлечен беседой. Но в самом конце обеда маркиз неожиданно повернулся к ней и прошептал:

– Я понял, чего хочет ваша прекрасная кузина, а вот вы… Вы озадачиваете меня, миссис Уэлсли. Почему вы так одеваетесь?

– Это вас не касается, сэр, – отрезала Сара.

– Ошибаетесь. Ведь вы моя гостья… – Алекс пристально посмотрел ей в глаза, и у нее перехватило дыхание.

– Да, гостья. Но только потому, что я согласилась сопровождать кузину. – Поднявшись из-за стола, Сара последовала за леди Колдерн – та уже выходила из столовой.

Сославшись на головную боль, Сара отправилась в швейную комнату. Несколько часов спустя она уже почти ничего не видела – все расплывалось перед глазами. Делая очередной стежок, она уколола иголкой палец и, громко вскрикнув, поднесла палец к губам, чтобы остановить кровь.

– Надо обращаться осторожнее с таким опасным оружием, – послышался мужской голос.

Сара вздрогнула от неожиданности и подняла голову. В дверном проеме стоял лорд Колдерн. Его лицо оставалось в тени, но она поняла, что это именно он.

– Не смотрите на меня с таким ужасом, – продолжал маркиз. – Не стоит меня бояться.

Он отошел от двери и медленно прошелся по комнате.

– А Фанни не солгала насчет постельного белья. – Лорд Колдерн подошел к одному из столов и осмотрел лежавшую на нем рваную простыню. – Не лучше ли заменить такие вещи на новые?

Сара пожала плечами:

– Леди Колдерн говорит, что это невозможно. Хотя простыни, судя по всему, не обновлялись уже несколько лет.

– Теперь пришло время заменить их. Не стоит тратить время на такую рвань. – Маркиз отошел от стола и снова начал расхаживать по комнате. – Да-да, белье непременно надо заменить. – Остановившись у окна, он, казалось, задумался о чем-то. Потом задернул шторы и, повернувшись лицом к Саре, проговорил: – Я должен извиниться перед вами, миссис Уэлсли.

Сара взглянула на него с удивлением.

– Извиниться? – переспросила она. – Никогда не слышала, чтобы мужчины извинялись.

– Возможно, вам не приходилось иметь дело с порядочными мужчинами, – возразил маркиз.

Сара невольно улыбнулась.

– Пожалуй, вы правы, милорд. Мне не следовало так говорить.

– Что ж, по крайней мере, вы не лукавили. – Он отошел от окна и встал у стены, заложив руки за спину. – Кажется, я просил вас называть меня просто Алексом, не так ли?

– Это совершенно неприемлемо, – заявила Сара. – Кэролайн не поймет…

– А я предпочитаю, чтобы вы, обращаясь ко мне, называли меня по имени, – ответил маркиз с улыбкой. – По крайней мере, когда мы наедине. Так вы меня простили?

– За что?

– За мое поведение сегодня утром. Наблюдая за вами, я дал себе слово, что не стану прикасаться к вам.

– Тогда почему же вы это сделали?

– Потому что вы не видели причины, по которой мы могли бы встретиться вновь. – Маркиз посмотрел ей прямо в глаза. – И я хотел показать вам, что вы ошибаетесь. Поверьте, это больше не повторится.

– Но ваше поведение вечером свидетельствует об обратном, разве не так? – Сара откинулась на спинку стула и вопросительно взглянула на маркиза. – Вероятно, вы решили помучить меня в присутствии моей кузины. Я понимаю, что вам очень хотелось, чтобы Кэролайн узнала о моем купании, однако я не желаю быть объектом насмешек.

– И за это я тоже прошу прощения. – Колдерн тяжело вздохнул. – Я в тот момент неверно оценил ситуацию.

– О чем же вы тогда думали? – Сара отложила свою работу и с любопытством посмотрела на маркиза.

А тот опять принялся расхаживать по комнате, на сей раз гораздо быстрее. «Он похож на огромного хищника, который·мечется по клетке», – неожиданно подумала Сара и невольно содрогнулась.

– Вы спрашиваете, о чем я думал? Я думал, вы положительно воспримете мои попытки сблизиться с вами. – Маркиз наконец-то остановился и повернулся к ней лицом. – Как бы то ни было, вы должны согласиться, что ваше купание едва ли можно назвать подобающим для леди.

Сара опустила голову и уставилась на свои руки. Она чувствовала, что щеки ее пылают. Конечно же, маркиз был прав. Подобное купание в озере уже само по себе являлось предосудительным, а то, что при этом она оказалась в обществе мужчины, и вовсе выходило за рамки приличия.

– Я поступила опрометчиво, – прошептала она. – И мне хотелось бы, чтобы вы об этом забыли.

– Полагаю, что никогда не забуду, как вы предстали передо мной на озере. Воспоминания об этом останутся со мной до конца жизни. Но я признаю, что ошибся. Да, я неверно оценил ситуацию. И я понял, что за обедом вы действительно испытывали неловкость и смущение. Вероятно, нам следует по-новому строить наши отношения.

– Думаю, что теперь мы будем видеться довольно часто. – Сара взглянула в лицо маркиза и почувствовала, что у нее пересохло во рту. Сделав над собой усилие, она добавила: – Мне бы очень хотелось, чтобы мы вели себя корректно по отношению друг к другу, милорд.

– Надеюсь, так и будет. – Маркиз расплылся в улыбке. – И не забудьте, я просил называть меня Алексом. А теперь скажите, почему вы купаетесь… в таком виде?

– Это очень бодрит и дает ощущение свободы, – призналась Сара. – Видите ли, я и раньше иногда позволяла себе некоторые маленькие вольности. Мой муж Стивен постоянно твердил, что подобные поступки приносят только вред, но когда я впервые увидела озеро, я не смогла устоять. Оно было таким прекрасным… А потом купание в нем стало моим ежедневным ритуалом, мне казалось, что в этом нет ничего дурного.

– Я понимаю вас, – кивнул маркиз.

– Неужели? – удивилась Сара.

– Я довольно долго был связан с морем. Поступил на службу в военно-морской флот, когда мне было шестнадцать лет.

– Никогда бы не подумала, – пробормотала Сара. – Наверное, вам трудно было приспособиться к жизни на суше после стольких лет, проведенных в море.

– Не особенно. – Алекс подошел к столу и, выдвинув стул, сел напротив Сары. – Я уволился со службы после окончательной капитуляции Наполеона. А потом жил в Индии.

– В Индии? – благоговейным шепотом проговорила Сара. – Я прочитала очень много книг об этой стране и мечтала когда-нибудь побывать там. Какая она, Индия?

– Там нестерпимая жара и сушь, – ответил Алекс; внезапно помрачнев.

– Но если в этой стране так неприятно находиться, то почему же вы жили там так долго? – Сара с удивлением смотрела на маркиза.

– Я был вторым сыном в семье и поэтому… В общем, мне не на что было рассчитывать. К тому же перед самым отъездом я поссорился с отцом.

– Но ведь после этого прошло много лет, и ваш отец, вероятно, простил бы вас. – Саре не верилось, что отец мог пренебречь интересами своего ребенка.

– Я больше не существовал для моего отца, – ответил Алекс: – И меня это вполне устраивало.

– И вы не хотели повидать своих близких?

– Ничуть.

Саре казалось, что она ослышалась. Ее отец умер, когда ей едва исполнилось десять лет, но она до сих пор помнила, какой болью отозвалась эта потеря. Ей трудно было поверить, что кто-то может избегать своих родственников.

– Вы удивлены? – Лорд Колдерн рассмеялся. – Однако мне кажется, вам не очень-то нравится, как с вами обращается ваша кузина.

– Да, не очень, – кивнула Сара. – Но я понимаю ее, и мне было бы очень жаль, если бы я узнала, что никогда больше не увижу Кэролайн.

– Вероятно, в вашей семье совсем другие отношения, не такие, как у нас… Мне даже запрещалось общаться с моим братом Нейтаном.

– Я не слышала, чтобы здесь упоминали про Нейтана. Я думала, что у вас был только старший брат Дуглас, который умер год назад.

– Вы ничего не слышали о Нейтане, потому что моя дорогая мачеха запретила упоминать в этом доме·его имя, а также имя моего брата Сэмюела.

Сара вопросительно посмотрела на маркиза.

– Но почему? Я этого не понимаю…

– Нейтан и Сэмюел – незаконнорожденные, – пояснил Алекс. – Моего отца едва ли можно было бы назвать образцовым супругом, но он всегда хорошо относился к своим детям.

– А я и не знала, что у вас есть незаконнорожденные братья, – в смущении пробормотала Сара.

– Мой отец воспитывал их вместе с нами, пока не женился повторно, – продолжал Алекс. – А потом его новая жена Фанни настояла, чтобы он отправил их куда-нибудь подальше… – Маркиз с минуту помолчал, затем вновь заговорил: – Сэмюела определили в пансион, а Нейтана и его мать Мэри поселили в небольшом коттедже на территории поместья.

Сара вдруг вспомнила разговор за завтраком, когда упоминалась некая Мэри. Возможно, это та самая Мэри, о которой запрещалось говорить в доме. Что ж, теперь понятно, почему леди Колдерн так относилась к ней.

– И Мэри до сих пор живет на территории поместья?

– Да, до сих пор. Она была нашей няней, и отец назначил ей пенсию. – Алекс вздохнул и нахмурился, уставившись в пол. – Сэмюелу повезло меньше. Его мать умерла при родах, и поэтому его отправили в пансион. Когда он окончил школу, мой отец выделил ему небольшой участок при условии, что он никогда не будет появляться в Колдерне.

– Как ужасно…

Маркиз поднял голову и пристально посмотрел на Сару.

– Надеюсь, вы действительно так думаете.

– Конечно, – кивнула Сара. – Ведь ваши братья ни в чем не виноваты.

– Разумеется, не виноваты. Хотя многие женщины относятся к этому иначе. Фанни, пользуясь своими правами, потребовала от отца, чтобы тот удалил их из дома. В обществе многие смотрят недоброжелательно на незаконнорожденных.

– Общество всегда обходится жестоко с более слабыми, – с горячностью заявила Сара. – И это ужасно несправедливо.

Маркиз внимательно посмотрел на нее.

– Вы необычная женщина, Сара. Однако мы достаточно поговорили обо мне. Теперь расскажите, почему вы до сих пор не замужем.

– Я уже слишком стара для замужества, – поспешно ответила Сара. – Что еще вас интересует?

– Очень многое. – Алекс едва заметно улыбнулся. – Удовлетворите же мое любопытство.

– Мне нечего особенно рассказывать. – Сара пожала плечами. – Мой муж умер, и я вернулась в дом своего дяди.

– Сколько вам было лет, когда ваш муж умер?

– Восемнадцать.

– Это довольно необычно по нынешним временам. Неужели вы так сильно любили его, что не смогли снова выйти замуж?

– Любила? – переспросила Сара с удивлением.

– Похоже, что нет, – сказал Алекс, пристально глядя ей в глаза.

– Моя личная жизнь вас не касается, милорд! – отрезала Сара. – Но я могу ответить на ваши вопросы о Кэролайн. Уверена, что для вас это будет весьма интересно.

– Почему вы так думаете? Какое мне дело до леди Кэролайн?

– Потому что вы собираетесь жениться на ней. Я подумала, что вам, наверное, хотелось бы узнать побольше о своей невесте.

– И вы готовы высказать беспристрастное мнение о ней? – Маркиз снова улыбнулся.

– Да, конечно, – ответила Сара и тут же почувствовала, что краснеет.

– Что ж, буду иметь это в виду, – в задумчивости проговорил маркиз. – Однако мне кажется, я знаю все, что необходимо знать о леди Кэролайн.

– Значит, вы решили жениться на ней? – Сара вдруг поняла, что ей почему-то неприятна эта мысль.

– Да, я должен жениться на ней, – подтвердил Алекс.

Он по-прежнему смотрел ей в глаза, и Сара чувствовала, что ему хочется еще что-то сказать. Внезапно Алекс чуть приподнялся на стуле и коснулся ее руки. По телу Сары пробежала дрожь, и сердце ее бешено застучало.

– Вам не следует бояться меня, – сказал он, поглаживая пальцами ее руку. – Мне кажется, мы могли бы стать добрыми друзьями.

– Да, конечно, – пробормотала Сара. Ей казалось, что она вот-вот задохнется.

Тут Алекс на мгновение поднес к губам ее руку, потом сказал:

– У вас очень красивые руки. – Колдерн провел пальцем по ее ладони, и Сара вновь ощутила дрожь во всем теле. – Да, удивительно красивые руки. Мне кажется, они умеют абсолютно все.

– Я вас не понимаю… – прошептала Сара. Она облизнула пересохшие губы и сделала глубокий вдох, пытаясь унять сердцебиение.

– Вы занимаетесь садоводством, шьете, лечите, заботитесь о своих родственниках. – Маркиз немного помолчал, потом добавил: – И вы также обладаете способностью возбуждать в мужчине желание. Вы замечательная женщина.

Сара отрицательно покачала головой:

– Вам не следует говорить мне такие вещи. Ведь вы должны жениться на Кэролайн.

– Как это может отразиться на наших отношениях? – Лорд Колдерн криво усмехнулся и отпустил ее руку. – Ведь брак просто-напросто сделка, а страстное влечение совсем другое дело.

– Но Кэролайн… – Сара внезапно умолкла – ей вдруг вспомнилось, что кузина выразилась о браке примерно так же, как и маркиз.

– Ваша преданность своей кузине делает вам честь, – заметил Алекс. – Но я пока еще не обручен, поэтому волен поступать так, как мне нравится. И должен сказать, что вы мне очень нравитесь. – Маркиз встал и направился к двери. Потом вдруг остановился и, не оборачиваясь, проговорил: – Может, попросить леди Кэролайн рассказать о вас? Интересно, будет ли она честна в оценке ваших достоинств?

Не сказав больше ни слова, маркиз вышел из комнаты, и Сара облегченно вздохнула. Конечно же, ей следовало держаться подальше от этого мужчины.

Глава 5

Июльское солнце палило нещадно, и Сара, укрывшись в тени деревьев, шагала по дорожке, ведущей из деревни в поместье. Проходя мимо дома Мэри Картер, она невольно замедлила шаг. На заднем дворе паслись два рослых жеребца, и Сара узнала одного из них. Он принадлежал Алексу.

Немного помедлив, Сара пошла дальше. Прошла неделя с того вечера, когда Алекс застал ее в швейной комнате, и она всеми силами старалась избегать общения с ним.

Внезапно за спиной ее послышался стук копыт.

Сара, чтобы уступить всаднику дорогу, сошла с тропинки. В следующее мгновение раздался оглушительный выстрел. Сара обернулась и увидела, что конь, поднявшись на дыбы, сбросил седока и тут же умчался. Ни секунды не задумываясь, она подхватила подол и, подбежав к человеку, лежавшему на дороге, тотчас узнала маркиза.

Сара опустилась на колени рядом с ним и постаралась унять дрожь в руках. Она знала, что ничем не сумеет ему помочь, если поддастся панике. Алекс лежал с закрытыми глазами, и из его правого предплечья сочилась кровь. Сара сделала глубокий вдох и осторожно ощупала его шею, затем грудь и ребра. Не обнаружив переломов, она сосредоточилась на его руке. Следовало осмотреть рану, однако мешала куртка. Сара попыталась стащить с маркиза куртку, но тут вдруг послышались чьи-то шаги, и в следующую секунду к ней подбежал высокий незнакомый мужчина.

– Черт возьми, что случилось?

Сара взглянула на незнакомца, потом снова перевела взгляд на Алекса.

– Я не знаю, – ответила она. – Сейчас надо побыстрее снять с него куртку.

Мужчина опустился рядом с ней на колени.

– Похоже, дело плохо. Чем я могу помочь?

– Поднимите его, а я попытаюсь стащить рукав.

Общими усилиями им удалось снять с маркиза куртку. Оказалось, что рукав нижней рубашки тоже в крови. Сара осторожно отвернула рукав, открыв рану. Она обильно кровоточила, но пулевого отверстия не было.

– Пуля только задела руку. Подайте мне мою корзинку.

Мужчина осмотрелся и, приподнявшись, выполнил просьбу Сары.

– Меня зовут Нейтан Картер, – представился он.

Внимательно взглянув на него, Сара спросила:

– Вы брат маркиза?

– Да. – Он с удивлением посмотрел на нее. – А вы кто?

– Я миссис Уэлсли.

– О… я слышал про вас от знакомых. – Нейтан рассматривал ее с нескрываемым любопытством.

Склонившись над своей корзиной, Сара вытащила оттуда отрез материи, а также бутылочку с виски для дезинфекции раны.

– Держите крепко его руку, – распорядилась она. Снова повернувшись к маркизу, Сара вылила немного виски на его рану. Он вздрогнул и тут же очнулся.

– Какого черта?! – крикнул он. – Что вы делаете со мной?!

– Спокойно, – Нейтан крепко держал руку брата, – Миссис Уэлсли старается привести тебя в порядок.

Алекс тихо засмеялся.

– Мне следовало догадаться, что это вы, Сара. Вам доставляет удовольствие причинять мне боль?

Сара почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– Не говорите глупостей, милорд. – Внимательно осмотрев рану маркиза, она добавила: – Вам очень повезло.

– Вы называете это везением?

– Пуля лишь задела вас.

– Пуля?! – воскликнул маркиз. Он попытался сесть, но Нейтан удержал его. – Я только помню, что Фури сбросил меня.

– Я шла в Колдерн, когда услышала выстрел, – сказала Сара, накладывая повязку на руку маркиза. – Ваш конь встал на дыбы и сбросил вас. Это все, что я видела.

– Я тоже слышал выстрел, Алекс, – подтвердил Нейтан. Он поднялся на ноги и смахнул пыль со своих кожаных штанов. – Я побежал к тебе, но миссис Уэлсли опередила меня.

– А где Фури?

– Вероятно, уже в конюшне. – Нейтан подал брату руку. – Ты можешь встать?

Маркиз отстранил его руку.

– Я и сам могу подняться. – Он оперся на раненую руку и, поморщившись от боли, проворчал: – Проклятие…

– Ты всегда отказывался от помощи, – заметил Нейтан. Он взял брата под руку и помог ему встать. – Ты весишь сейчас гораздо больше, чем раньше.

– Ничего удивительного. – Алекс усмехнулся. – Ведь мне уже не двадцать лет.

– Это не оправдание, – возразил Нейтан. – Я думал, что во флоте тебе не дадут разжиреть.

– Это вовсе не жир. Я прибавил в весе за счет мускулов.

Нейтан окинул брата оценивающим взглядом.

– Да, пожалуй, так оно и есть.

Алекс наклонился и подобрал свою куртку. Покосившись на Нейтана, сказал:

– А вот ты, похоже, раздобрел.

Сара смотрела на братьев, испытывая некоторую зависть. Даже после долгих лет разлуки они общались как добрые друзья. Ей тоже очень хотелось бы иметь сестру или близкую подругу, но ни той, ни другой у нее не было. Увы, Кэролайн никогда не относилась к ней доброжелательно. Правда, кузен Джек, старший брат Кэролайн, относился к ней очень неплохо, но кузен – это совсем другое дело.

Ее размышления прервал голос маркиза.

– Черт возьми, что вы сделали, с моей курткой?! – воскликнул он в возмущении. – Мой камердинер устроит скандал, если я верну ему куртку в таком состоянии.

– Это миссис Уэлсли потребовала снять ее, – ответил Нейтан.

Алекс с улыбкой повернулся к Саре:

– Не могли немного потерпеть?

Сара густо покраснела.

– Видите ли, милорд, мне необходимо было обработать вашу рану.

Алекс кивнул и вдруг весело рассмеялся.

– Я понимаю, что надо найти какое-то объяснение для Хобсона. Мне не хотелось бы портить вашу репутацию.

– Довольно, – проворчал Нейтан. – Миссис Уэлсли ничуть не забавляют твои остроты, Алекс.

– Ты прав. Нам следует подумать о другом. – Поморщившись от боли, Алекс накинул куртку на плечи и повернулся к Саре: – Позвольте помочь вам встать.

Сара подала ему руку и с трудом подавила возглас удивления от неожиданного ощущения, пронзившего ее. Она взглянула на маркиза, но его лицо не выражало никаких эмоций. Сара поспешно отвернулась, чтобы скрыть свое смущение.

– Благодарю вас, милорд. – Она сделала несколько шагов и наклонилась, чтобы взять свою корзинку. – Вы не заметили что-нибудь подозрительное, Сара?

Она покачала головой:

– Боюсь, что нет. Я свернула с дороги, намереваясь сократить путь до дома, и в это время раздался выстрел. Когда я снова выбежала на дорогу, вы уже лежали на земле, и никого поблизости не было.

Алекс кивнул, затем повернулся к брату:

– А ты что скажешь, Нейтан?

– Я стоял у двери своего дома, когда услышал выстрел. Сначала я подумал, что это охотится какой-нибудь браконьер, но потом услышал стук копыт Фури. Миссис Уэлсли была уже около тебя, когда я подоспел.

Маркиз обернулся и посмотрел на коттедж, потом на заросли у дороги.

– Должно быть, кто-то стрелял из леса. – Он сделал несколько шагов в направлении чащи. – Но глупо же стрелять с той стороны дороги, не так ли?

Нейтан утвердительно кивнул.

– Видимо, кто-то рассчитывал на удачу.

Алекс хотел еще что-то сказать, но промолчал. Затем посмотрел на Сару и улыбнулся ей.

– Не стоит беспокоиться, дорогая. Вы, кажется, шли домой?

Сара поняла, что маркиз хочет остаться с братом наедине.

– Да, милорд. Кстати, вам необходимо сменить повязку, когда вы вернетесь в Колдерн. Мне не хотелось бы, чтобы у вас началось заражение.

– Я не считаю себя одним из ваших пациентов, – заявил Алекс. – Это просто царапина.

– Возможно, – согласилась Сара. – Меня больше беспокоит ваша голова. Падение было довольно серьезным. Чтобы не было осложнений, надо принять меры предосторожности.

– Я не раз падал в своей жизни. – Алекс криво усмехнулся. – Спасибо за участие. Я сам о себе позабочусь.

Сара внимательно посмотрела на него и решила, что лучше воздержаться от дальнейших уговоров.

– Как хотите, милорд. Мне пора идти. – Сделав реверанс обоим мужчинам, она продолжила свой путь.

Сара быстро зашагала по дорожке, ведущей к дому.

Она прекрасно понимала, что ей не следовало думать об Алексе. Не следовало уже хотя бы потому, что ее кузина была полна решимости выйти за него замуж.

Глава 6

Алекс в задумчивости смотрел вслед Саре. Он не разговаривал с ней почти неделю. Каждый вечер они виделись во время обеда, однако не общались. В гостиной же Сара не появлялась – она явно избегала его, и он полагал, что сам в этом виноват.

Алекс часто слышал о ней от своих арендаторов. Они считали ее ангелом милосердия, поскольку она проявляла заботу о них и интересовалась, как они живут. Конечно же, Сара была замечательной женщиной – в том не было ни малейших сомнений.

Наконец она исчезла за кустами, и он, повернувшись к брату, спросил:

– О чем ты думаешь?

Нейтан нахмурился и, кивнув на заросли, проговорил:

– Я думаю о человеке, который стрелял в тебя. Скорее всего, он находился вблизи дороги.

– Я тоже так думаю. Полагаю, он очень плохой стрелок. Или же просто хотел попугать меня, предупредить.

– Но с какой целью? У тебя есть враги?

– Мне о них ничего не известно. – Алекс направился к зарослям. – Я хочу найти то место, где стоял стрелок.

Нейтан последовал за братом.

– Мне кажется, ты умышленно стараешься смутить миссис Уэлсли, – сказал он неожиданно.

Маркиз внимательно посмотрел на него.

– Пожалуй, ты прав. Согласен, что это нехорошо, но я не хотел выглядеть перед ней беспомощным.

– Похоже, вы прекрасно понимаете друг друга.

– Видишь ли, мы познакомились при очень необычных обстоятельствах…

– Ну-ну, продолжай.

– Я дал слово джентльмена не разглашать это. Могу только сказать, что миссис Уэлсли не такая тихоня, какой может показаться на первый взгляд.

– Ты заинтриговал меня.

– Уверяю тебя, за этим не скрывается ничего дурного. Я подозреваю, что она долгие годы старалась прятать свои чувства и эмоции. Да-да, она совсем не такая, какой кажется.

– Ты говорил мне сегодня утром, что тебя почти убедили в необходимости заключить брачную сделку с Кэролайн Харт. – Нейтан пристально посмотрел на Алекса. – Надеюсь, ты помнишь об этом.

– Я не изменил своего решения. Мне нужна жена, и леди Кэролайн вполне подходит для этой цели.

– Но тебе нужна еще и верная спутница жизни, – заметил Нейтан. – Ты заключаешь брак на долгие годы, и нельзя выбирать ту, которая может сделать тебя несчастным.

– Но разве не все браки одинаковы? – с усмешкой спросил Алекс. – Я не рассчитываю на счастье – хочу только произвести на свет законных наследников.

– Ты можешь исполнить свой долг и в то же время быть счастливым. Не стоит довольствоваться малым.

– У меня нет времени на поиски счастья. – Алекс похлопал брата по спине. – Не беспокойся за меня.

Они остановились и осмотрелись. Нейтан откашлялся и вновь заговорил:

– Ты уверен, что больше ничего не хочешь от жизни?

– Абсолютно уверен. – Алекс сошел с тропинки. – Скажи, ты не замечаешь здесь ничего необычного?

Нейтан пожал плечами.

– Вероятно, я не тот человек, у которого можно спрашивать об этом. Я живу здесь только несколько месяцев.

– Выходит, на несколько месяцев дольше, чем я. Но неужели мы не способны найти место, откуда стреляли?

– Пожалуй, следует привлечь для этого Дженкинса.

– Способности Дженкинса в качестве лесника вызывают серьезные сомнения. Он позволяет браконьерам свободно разгуливать по лесу. – Алекс снова зашагал по тропинке. Повернувшись к брату, спросил: – А здесь ты ничего необычного не замечаешь?

– Похоже, вон там справа трава слегка примята, – ответил Нейтан.

Алекс посмотрел в указанном направлении. У брата был острый глаз. Справа от них трава действительно немного примята. Алекс присел, чтобы получше рассмотреть это место. Когда же он провел рукой по траве, его пальцы нащупали небольшую выемку.

– Думаю, сюда упирался приклад ружья. – Он посмотрел на брата. – Но почему стрелок остановился именно здесь?

– Видимо, он поджидал тут тебя, – проворчал Нейтан.

Алекс поднялся на ноги и окинул взглядом дорогу.

Место здесь и впрямь было довольно удобное. Ветви деревьев и подлесок скрывали стрелка от посторонних глаз и в то же время обеспечивали хороший обзор тропинки. Тот, кто прятался здесь, мог спокойно прицелиться и выстрелить.

– Думаю, будет лучше, если мы никому не скажем об этом инциденте, – пробормотал маркиз.

– Но почему? – удивился Нейтан. – Полагаю, ты должен найти человека, который в тебя стрелял.

– Я не уверен, что стреляли именно в меня, – ответил Алекс. – Возможно, целились… еще куда-то.

– Глупости, – заявил Нейтан.

– Думай что хочешь, – сказал Алекс, – но я надеюсь, что ты выполнишь мою просьбу. Нет необходимости говорить, что в меня стреляли.

– А как быть с миссис Уэлсли?

– Предоставь Сару мне. – Алекс направился обратно к дороге. – Полагаю, нам сейчас следует пойти ко мне.

– Но я не одет для визита, – возразил Нейтан.

– Тогда я буду ждать тебя вечером к обеду. Не разочаровывай меня.

– Я приду, как обещал. – Нейтан вопросительно взглянул на брата. – А что ты собираешься предпринять в связи со случившимся?

– Пока ничего, – ответил Алекс. – Хочу посмотреть, что будет дальше.

– Тебе всегда не хватало забот, – пробурчал Нейтан. – Мало того, что у тебя проблемы с Фанни и предстоящими изменениями в поместье. Пусть кто-нибудь другой займется инцидентом с выстрелом.

– Я приму во внимание твой совет.

– Но не воспользуешься им, – усмехнулся Нейтан. – Я был бы в отчаянии, если бы не знал тебя достаточно хорошо. Думаю, ты собираешься получить удовольствие, поразив Фанни сегодня вечером моим визитом.

– Ты ошибаешься, брат. – Алекс поднес ладонь к груди. – Я не намерен огорчать свою мачеху.

– Но все-таки хочешь шокировать ее.

– Я терпел ее выходки десять лет и отчасти именно по этой причине покинул Колдерн, – признался Алекс. – Теперь это мой дом, и я буду делать здесь все, что хочу. Наш отец не оставил Фанни без средств. Она вполне может арендовать отдельный дом, если пожелает.

– Ты прекрасно знаешь, что Фанни добровольно никогда не покинет Колдерн. Здесь прошла почти вся ее жизнь.

– Но ведь именно она довела поместье до полного упадка, – проговорил Алекс со вздохом. – Что ж, Нейтан, я очень благодарен тебе за то, что ты писал мне. Иначе я, наверное, не вернулся бы сюда.

– Ты нужен здесь, Алекс. Благосостояние людей в поместье всегда зависело от хозяина. Не допусти, чтобы они оказались на грани разорения.

Алекс утвердительно кивнул:

– Я постараюсь.

– Тебе, конечно, тяжело было вернуться сюда, но именно здесь твое место.

– Спасибо за все, Нейтан. Мне пора возвращаться. Увидимся за обедом.

Алекс повернулся и зашагал по тропинке – по ней он когда-то ходил чуть ли не каждый день, когда навещал Мэри Картер.

Мэри была для него настоящей матерью. Она поддерживала и утешала его после того, как отец снова женился. Фанни установила в доме строгие порядки, а отец был слишком занят своими делами, поэтому не вмешивался.

Алекс приложил руку к затылку и невольно поморщился. В результате падения он получил удар не только по своему самолюбию, но ему не хотелось, чтобы об этом узнали. Достаточно того, что Сара стала свидетельницей этого инцидента. Он должен убедить ее никому ничего не рассказывать.

Спустя пятнадцать минут Алекс подошел к конюшне, где царила необычная суета. Несколько лошадей на внешнем дворе были оседланы, а его жеребца Фури уводил в стойло один из конюхов.

– Черт возьми, что здесь происходит? – крикнул Алекс.

Все тотчас же замолчали и посмотрели на него с удивлением.

– Наконец-то, милорд! – воскликнул старший конюх Джейкобс. – Мы уже собрались искать вас. Мы не знали, что и думать, когда Фури прискакал без вас.

– Фури сбросил меня, – сказал маркиз с улыбкой. – Что-то испугало его, и он внезапно взвился на дыбы. В следующий раз я буду осмотрительнее.

– Вы не пострадали, милорд?

– Пострадало только мое самолюбие. Уведите лошадей обратно в стойла.

Джейкобс кивнул и дал команду остальным конюхам. Алекс наблюдал за ними, пока последняя лошадь не была уведена. Когда он направился к дому, его кто-то окликнул:

– Алекс!

Маркиз повернулся. Навстречу ему шел высокий мужчина в черном одеянии. Он был почти такого же роста, как Алекс, только уже в плечах. Маркиз нахмурился, пытаясь вспомнить, кто это.

– Прошло слишком много лет, – сказал мужчина, подходя ближе. – Я бы никогда не узнал тебя, встретив в другом месте.

И тут Алекса осенило.

– Сэмюел! – воскликнул он с улыбкой. – В последний раз я видел тебя, когда мне было шесть лет. Удивительно, насколько мы разные, но все-таки похожи.

– А ты подрос, братец. – Сэмюел тоже улыбнулся и крепко обнял Алекса. – Спасибо за приглашение в Колдерн. Мне очень хотелось снова повидать его.

– Я рад, что ты принял приглашение. – Алекс обнял брата за плечи и повел его к дому. – Нам надо поспешить, чтобы успеть к чаю. Фанни очень строго относится к соблюдению сложившихся правил.

– Я удивлен, что меня пригласили сюда. А какова реакция леди Колдерн?

– Скоро узнаем, – ответил Алекс. – Я еще ничего не говорил ей.

Сэмюел остановился и внимательно посмотрел на брата.

– Как ты мог не сообщить ей о моем визите?

– Меня тоже занимает этот вопрос, – раздался вдруг чей-то голос.

Братья повернулись и увидели лорда Брайена Норварда.

– А, Брайен… – Маркиз сразу же обратил внимание на грязные башмаки брата, кожаную куртку и ружье. – Где ты был?

Лорд Брайен кивнул на свое ружье:

– Охотился. Дженкинс сказал, что в северном лесу полно зайцев.

– Ну и как? Удачно поохотился?

– Нет, не очень, – проворчал Брайен.

– Очевидно, ты не знаком с нашим братом Сэмюелом Блэком. – Алекс кивком указал на Сэмюела:

– Не имел удовольствия познакомиться. – Брайен нахмурился и сделал вид, что не заметил протянутую руку Сэмюела. – Не думаю, что мать одобрит подобный визит.

– А это не имеет значения, – заявил Алекс. – В Колдерне я хозяин, поэтому имею право приглашать кого пожелаю.

– Как ты можешь признавать такие родственные связи? – в негодовании проговорил Брайен. – Ведь он – незаконнорожденный.

Алекс пристально посмотрел на Брайена.

– Он также и твой брат! – прорычал он, сжимая кулаки. – Сэмюел будет находиться в Колдерне в качестве моего гостя, и я хочу, чтобы к нему относились с уважением.

– Ты понимаешь, что говоришь?! – воскликнул Брайен. – Мать ни за что не допустит этого!

– Леди Колдерн не имеет права распоряжаться здесь, – возразил маркиз. – Колдерн принадлежит мне, а не ей, и я сам буду решать, кого приглашать в гости.

Брайен какое-то время молчал.

– Ты пожалеешь об этом, – бросил он через плечо и тут же исчез за углом дома.

– Прошу прощения, Сэмюел. – Алекс вздохнул и положил руку на плечо брата. – Я не ожидал от Брайена такой реакции.

– Может, мне лучше приехать в другое время?

– Нет, мы слишком долго не виделись.

Сэмюел утвердительно кивнул:

– Что ж, хорошо, я останусь. Надеюсь только, что ты не пожалеешь об этом.

Алекс невольно улыбнулся. Он прекрасно знал, что Фанни будет недовольна, но с этим ничего не поделаешь. Маркиз решил навести порядок в доме, и начать следовало с приема Сэмюела и Нейтана. Он твердо решил, что добьется своего, несмотря на возражения мачехи.

Глава 7

Сара стояла у окна своей спальни. В ночном небе ярко светили звезды, и легкий ветерок приносил из сада аромат роз. Все вокруг дышало покоем, но у нее почему-то было тревожно на душе.

Вернувшись в Колдерн, Сара уединилась в кладовой и занялась своими травами. Она всегда укрывалась от всех неприятностей в этом убежище, но сегодня это не помогло. Она не могла отделаться от мыслей о маркизе, представляя его лежащим на тропинке с кровоточащей рукой и мертвенно-бледным лицом.

К тому же в доме царил переполох из-за того, что Алекс пригласил на обед своих братьев, и все слуги говорили только об этом. Леди Колдерн закрылась в своей комнате, однако Алекс настаивал на ее появлении за столом. А служанка Хильда, защищая свою хозяйку, заявила, что госпожа плохо себя чувствует и ее может хватить удар.

Сара со вздохом отошла от окна и приблизилась к письменному столу. Взяв лист бумаги, она потянулась к чернильнице, но тут же передумала и взяла книгу, которую до этого читала. Немного помедлив, Сара отложила книгу и направилась к кровати. Она решила, что на следующий день встанет пораньше и займется сбором лаванды, поэтому сейчас следовало лечь спать. Сара поставила свечу на ночной столик, но не успела она откинуть покрывало, как дверь спальни резко отворилась.

– Даже не могу поверить… – с порога заявила Кэролайн. – Сегодня такое произошло…

Сара вопросительно посмотрела на кузину:

– А в чем дело?

– Да в том, что Колдерн пригласил своих братьев на обед. – Кэролайн прошла в комнату и села на кровать. – Более того, он предложил одному из них остаться здесь.

– В этом нет ничего плохого. – Сара подошла к двери и закрыла ее.

– Неужели ты не можешь понять, что маркиз тем самым оскорбил меня? – пробурчала Кэролайн.

– Но ведь он здесь хозяин, – сказала Сара, пытаясь успокоить кузину. – Я уверена, что он не думал о том, как ты отреагируешь, когда приглашал братьев.

– Но они – незаконнорожденные! – Кэролайн стукнула кулаком по кровати. – Я не потерплю такого, когда мы поженимся!

– Значит, ты не хочешь принимать его родственников?

– Они не являются родственниками, – заявила Кэролайн. – Повторяю, они – незаконнорожденные.

– Они его братья, и он признает родство с ними, – сказала Сара. Она села на стул у письменного стола. – Думаю, тебе лучше смириться с этим.

– Я не хочу быть осмеянной обществом.

– Ты полагаешь, что он не имеет права видеться с ними?

– Не имеет, если это возмущает меня. – Кэролайн встала и прошлась по комнате. – Тебе хорошо рассуждать. Ты никогда не занимала положения в обществе.

Сара тяжело вздохнула. Возможно, Кэролайн права – ей легко рассуждать.

– А если бы они были просто его друзьями? Тогда тебе было бы легче воспринимать их?

Кэролайн остановилась и посмотрела на Сару.

– Друзья – совсем другое дело. Ах, тебе никогда не понять всех тонкостей… Ведь связь с незаконнорожденными – это же совершенно недопустимо.

– Но маркиз хочет видеть своих братьев, – возразила Сара. – И если ты намереваешься стать его женой, то тебе придется смириться с его желанием.

– Отец ничего не говорил мне об этом! – в возмущении воскликнула Кэролайн. – Ему следовало предупредить меня.

– Может быть, он не хотел заранее огорчать тебя, – предположила Сара.

Кэролайн пристально посмотрела на нее.

– Твой язык когда-нибудь подведет тебя.

Сара улыбнулась:

– Уже поздно, и, я думаю, нам пора спать.

– Братья маркиза не единственная причина, по которой я пришла к тебе. Колдерн настаивает, чтобы ты не исчезала каждый раз после обеда и присутствовала в гостиной, как все остальные женщины, – сказала Кэролайн.

Сара почувствовала, что краснеет. Сердце же ее гулко забилось в груди. Она отвернулась от Кэролайн и подошла к окну. Ей не хотелось, чтобы кузина догадалась, как на нее действует поведение Колдерна.

– Зачем ему это?

– Не представляю. Кажется, он думает, что это я виновата в твоем отсутствии. – Кэролайн взяла со стола книгу, повертела ее в руках и бросила опять на стол. – Надеюсь, ты будешь более осмотрительной.

– Полагаю, что веду себя надлежащим образом, – возразила Сара. – А твое поведение только ухудшает ситуацию. Неужели ты этого не понимаешь?

– Что ты имеешь в виду? – спросила Кэролайн.

– Ты проводишь слишком много времени с мистером Стентоном. Видишь ли, создается впечатление, что тебе не очень-то приятно общаться с Колдерном.

– Ничего подобного! – в негодовании воскликнула Кэролайн.

– Ты пытаешься таким образом заставить Колдерна ревновать, но у тебя ничего не выходит.

– Даже если это так, ты не должна приближаться к маркизу, – заявила Кэролайн. – Леди Колдерн не одобрит такое бесцеремонное поведение с твоей стороны. Имей в виду, ты здесь только потому, что являешься моей спутницей. Поэтому веди себя соответствующим образом.

– Кажется, я всегда вела себя, как полагается, – сказала Сара. – Твой отец настоял на том, чтобы я сопровождала тебя, потому что считал, что тебе требуется поддержка.

Кэролайн вскинула подбородок и направилась к двери. Уже взявшись за ручку, она сказала:

– Я не сделала ничего предосудительного.

– Я тоже, – тихо ответила Сара.

– Держись подальше от Колдерна. У него странные манеры и весьма странные представления о том, как следует обращаться с людьми. – Кэролайн открыла дверь. – Должно быть, сказывается его долгое пребывание в Индии, но я изменю его, как только мы поженимся.

Кэролайн вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Сара вздохнула и сокрушенно покачала головой. Она не считала, что такой мужчина, как маркиз, может изменить свои взгляды по настоянию жены. Было очевидно, что у Кэролайн ничего не получится.

Сара снова подошла к постели и откинула покрывало. Затем загасила свечу, бросила халат в изножье кровати и забралась под одеяло. Сейчас ей надо было хорошенько выспаться, а за кузину не следовало беспокоиться.

Сара долго металась в постели и ворочалась с боку на бок. Наконец со вздохом откинула одеяло и приподнялась. Она никак не могла успокоиться, все думала о ране Колдерна. Тут часы в холле пробили три раза, и Сара поняла, что не уснет, пока не осмотрит рану маркиза. Она считала его своим пациентом, считала, что ее долг – позаботиться о нем.

Сара зажгла свечу, стоявшую на столике рядом с кроватью, и накинула халат. Потом взяла свою корзинку с медицинскими принадлежностями и вышла из комнаты. Осторожно ступая, она подошла к спальне маркиза и постояла минуту-другую, собираясь с духом. Затем медленно повернула ручку и, приоткрыв дверь, заглянула в комнату. В спальне было темно, но Сара захватила с собой свечу, поэтому прекрасно все видела. Переступив порог, она закрыла за собой дверь и, сделав глубокий вдох, направилась к кровати. Она не была уверена, что Алекс обрадуется ее появлению, но ей во что бы то ни стало следовало убедиться, что его рана заживает.

Приблизившись к широкой кровати под балдахином, Сара невольно вздрогнула и затаила дыхание – ей показалось, что под ее ногой скрипнула половица. Но Алекс по-прежнему спал – грудь его мерно вздымалась и опускалась.

Поставив свечу на тумбочку, Сара склонилась над маркизом и потянулась к его руке. Внезапно он чуть приподнялся и крепко ухватил ее за кисть. Сара вскрикнула от неожиданности. Алекс привлек ее к себе и проговорил:

– Черт возьми, что вы делаете здесь?

Сара чувствовала на своем лице горячее дыхание маркиза, и ей даже казалось, что она слышит биение его сердца.

– Отпустите, мне больно, – пробормотала она, пытаясь высвободить руку.

– Отвечайте на мой вопрос.

Сара посмотрела в его холодные карие глаза. Было очевидно, что он не собирался отпускать ее. Она не хотела признаваться, что беспокоилась за него, однако у нее не было выбора.

– Я хотела осмотреть вашу рану.

– И потому тайком проникли в мою спальню?

– Ничего подобного, – возразила Сара. – Я вовсе не таилась.

Лорд Колдерн пристально посмотрел ей в глаза, и Сара тотчас же почувствовала, что ее щеки запылали. Она снова попыталась вырваться, но вдруг оказалась в объятиях Алекса. В следующее мгновение он прошептал ей в самое ухо:

– Значит, вы по-прежнему утверждаете, что вас нисколько не интересует любовная связь?

Сара хотела возмутиться, хотела возразить, но не успела сказать ни слова – губы маркиза прильнули к ее губам, она пыталась оттолкнуть его, но Алекс подавил ее сопротивление своей необузданной страстью. Сара почувствовала, что все ее существо трепещет от возбуждения, и перестала сопротивляться. Алекс же прижимал ее к себе все крепче, и она с каждым мгновением все больше возбуждалась – такого страстного томления она еще ни разу в жизни не испытывала. В конце концов, Сара перестала сдерживаться и ответила на поцелуй маркиза.

Внезапно он чуть отстранился и снял с нее халат. Затем принялся ласкать ее, поглаживая плечи и спину. Сара тихонько застонала – она и не думала сопротивляться. Тут Алекс уложил ее на кровать и, заглянув ей в глаза, прошептал:

– Вы прекрасно смотритесь в моей постели. Я понял, что вы не могли устоять, потому и пришли ко мне.

Сара судорожно сглотнула и отрицательно покачала головой:

– Нет-нет, вы ошибаетесь.

– Уверен, что не ошибаюсь. – Алекс расплылся в улыбке. – Не надо оправдываться, дорогая. Мы взрослые люди и знаем, чего хотим.

– Вы думаете, что я… желаю вас? – пролепетала Сара.

– Нисколько не сомневаюсь.

– Просто вы застали меня врасплох. – Сара попыталась приподняться, но маркиз удержал ее.

– Ведь вы не можете отрицать, что испытывали наслаждение, целуя меня.

Сара снова покачала головой и с дрожью в голосе проговорила:

– Поверьте, вы ошибаетесь, милорд. – Она стукнула его кулаком в грудь. – Отпустите меня.

Маркиз пристально посмотрел ей в глаза и вдруг отодвинулся от нее. Сара села на постели и отвела взгляд. Она не могла позволить себе поддаться соблазну. Ведь Колдерн собирался жениться на ее кузине.

– Кажется, я снова неверно оценил ситуацию, – пробормотал Алекс, откинувшись на подушки; было ясно, что он очень недоволен собой.

– Мне не следовало приходить сюда, – сказала Сара.

– Почему же вы это сделали?

Сара хотела ответить, но тут из-за двери донесся какой-то шорох, и послышались чьи-то шаркающие шаги.

Колдерн сжал руку Сары и приложил к губам палец.

Затем столкнул ее с кровати, подал ей халат и указал на гардеробную, куда ей следовало спрятаться.

Накинув халат, Сара быстро пересекла комнату и, открыла дверь гардеробной, переступила порог. Прежде чем закрыть за собой дверь, она взглянула на Колдерна.

Маркиз снова улегся и, задув свечу, накрылся одеялом. Со стороны он казался спящим. В следующее мгновение Сара услышала, как дверь спальни приоткрылась.

Глава 8

Алекс мысленно выругался – уже второй раз за эту ночь он был вынужден притворяться спящим. И он очень сомневался, что второе вторжение будет таким же приятным, как первое.

Лежа с закрытыми глазами, маркиз напряженно прислушивался к шагам, и сердце его неистово колотилось. Когда же чья-то рука откинула одеяло, он схватил визитера за запястье. Раздался громкий крик, маркиз, открыв глаза, увидел своего камердинера.

– Проклятие! – прорычал он. – Что ты тут делаешь?!

– Милорд, как вы напугали меня! – воскликнул Хобсон.

– Черт возьми, что тебе здесь понадобилось? – Алекс пристально посмотрел на слугу и наклонился, чтобы зажечь свечу Сары от свечи Хобсона.

Хобсон был прекрасным камердинером и имел безупречные рекомендации. Единственное, что вызывало неудовольствие маркиза, – это пристрастие Хобсона к драгоценностям. Алекс всегда питал отвращение к украшениям и обходился только кольцом с печаткой и булавкой для галстука, Хобсон же постоянно пытался заставить его носить драгоценные брелоки, кольца и цепочки.

– Я беспокоился за вас, милорд, – пробормотал Хобсон, отступая от кровати. – У вас ужасная шишка на голове после падения сегодня днем.

– Я вполне способен сам позаботиться о себе, – проворчал Алекс, усаживаясь на кровати. – Я, конечно же, очень ценю твою заботу, однако в ней нет необходимости.

– Теперь я вижу, что вы в полном порядке, – согласился Хобсон. – Поверьте, милорд, я не хотел нарушить ваш сон.

– Да-да, разумеется, – кивнул Алекс.

Хобсон поклонился и направился в сторону гардеробной.

– Куда ты?! – крикнул Алекс.

– Мне кажется, будет лучше, если я проведу ночь на койке в гардеробной, – пояснил камердинер. – По-моему, вы все-таки немного не в себе.

Алекс закатил глаза и сделал глубокий вдох.

– Я в порядке, поверь мне.

– Простите, милорд, но вы чем-то очень раздражены, а это – нехороший признак.

– Ты разбудил меня среди ночи! Черт побери, как я должен был реагировать?!

Хобсон внимательно посмотрел на маркиза:

– Вы уверены, что все в порядке, милорд?

– Абсолютно.

– Что ж, как пожелаете. – Хобсон поклонился, вышел из комнаты и тщательно закрыл за собой дверь.

Алекс тяжко вздохнул и выругался сквозь зубы. В сущности, Хобсон был прав. Ведь одна из обязанностей камердинера – заботиться о своем хозяине. А вот появление в его спальне миссис Уэлсли выглядело совершенно неуместным.

Когда Алекс схватил ее за руку, он был уверен, что поймал человека, пытавшегося застрелить его. Однако трудно представить, что Сара могла стрелять в него. Такое предположение казалось просто-напросто нелепым.

Увидев же ее широко раскрытые голубые глаза, он, не задумываясь, поддался искушению… Однако внезапный отпор Сары охладил его подобно ведру холодной воды. Было ясно, что он опять неправильно оценил ее намерения. Проклятие, одна только мысль о ней вызывала у него жар в паху. Он уже давно не встречал женщины, к которой его так влекло бы. Но если быть честным, то он вообще никогда не встречал такой женщины, как Сара.

– Опасности нет! – крикнул он, повернувшись к двери гардеробной. – Можете выходить.

Услышав голос маркиза, Сара осторожно приоткрыла дверь и осмотрелась. Убедившись, что в комнате, кроме Алекса, никого нет, она вышла из своего убежища.

– Не бойтесь, он ушел, – сказал маркиз, откинувшись на подушки.

– Я бы очень не хотела, чтобы меня увидели здесь.

– Разумеется, – кивнул Колдерн. – Но почему же вы все-таки рискнули прийти сюда?

– Я не могла уснуть, – ответила Сара, закрывая за собой дверь гардеробной.

Колдерн тихо рассмеялся.

– Тем не менее, ·вы отказались от моего предложения.

Сара судорожно сглотнула и отрицательно покачала головой:

– Нет-нет, вы неправильно меня поняли.

– Неужели? – улыбнулся маркиз. – Скажите, а как я должен был вас понять?

– Я не могла уснуть, потому что беспокоилась за вас.

– Да, разумеется, – проворчал лорд Колдерн. – Наверное, я и впрямь похож на человека, о котором все должны заботиться. Хобсон тоже не мог уснуть из-за меня.

– Вы опять неправильно поняли, – сказала Сара, подходя к кровати. – Я сначала спала, но потом проснулась, – солгала она.

Маркиз взглянул на нее с удивлением:

– Значит, я вторгся в ваши сны?

Сара густо покраснела.

– Вы намерены постоянно смущать меня?

Колдерн взял ее за руку:

– Простите меня, миссис Уэлсли.

Сара внимательно посмотрела на него, но на лице его не было и намека на улыбку.

– Охотно вас прощаю. – Она едва заметно кивнула.

– Значит, вы беспокоились за меня? – продолжал Алекс. – Но почему?

– Потому что вы – мой пациент, – ответила Сара. Она взяла со стола корзинку с медикаментами и поставила ее на кровать. – Я должна была убедиться, что с вами все в порядке.

– Я чувствую себя прекрасно.

– Возможно, – согласилась Сара. – Однако на руке надо сменить повязку.

– Это просто царапина.

– И все же ее следует обработать надлежащим образом, – возразила Сара. – Не беспокойтесь, это займет всего несколько минут.

Алекс пожал плечами и со вздохом пробормотал:

– Что ж, если вы настаиваете… – Он протянул ей перевязанную руку.

– Вы не могли бы сесть на край кровати? – спросила Сара.

– Мог бы, но боюсь снова смутить вас.

Сара нахмурилась. Маркиз же расплылся в улыбке.

– Неужели вы забыли, дорогая? Ведь под этими простынями на мне ничего нет.

– Ничего страшного, – сказала Сара. – Садитесь.

Маркиз сел, откинув простыни, и Сара увидела его мускулистую грудь, покрытую короткими темными волосами.

– Пожалуйста, оставайтесь на месте.

Алекс кивнул и снова прикрыл грудь простыней.

– Похоже, вы смущены, не так ли?

– Обычно мужчины ведут себя скромнее, чем вы. – Сара начала разматывать повязку.

– Верится с трудом, – с улыбкой отозвался Колдерн. – Знаете, вы очень красивая женщина.

Подняв голову, Сара посмотрела на Алекса, и у нее перехватило дыхание.

– Вы ошибаетесь, милорд, – ответила она, снова склонившись над его рукой:

– Вы обещали называть меня Алексом, – сказал он. – Почему вы не верите мне?

– Мой муж считал, что ни один мужчина не взглянет на меня. – Сара скомкала старую повязку и принялась осматривать рану.

– Ваш муж был глупцом.

– Он был очень образованным человеком, и все прихожане его уважали. Что ж, похоже, рана заживает, но я все-таки хотела бы наложить на нее мазь.

– Не возражаю, – кивнул Алекс. – А что касается вашего мужа… Знаете, даже очень образованные люди могут быть глупцами.

Сара едва заметно нахмурилась. Немного помолчав, проговорила:

– А вот мой дядя всегда очень хвалил мистера Уэлсли. И, конечно же, он не считал его глупым. Именно поэтому он хотел, чтобы я вышла замуж за этого человека.

– А что вы думали по этому поводу? Вы хотели выйти за него замуж?

Сара нанесла на рану немного мази, затем поставила баночку с мазью на столик и достала из корзинки чистую полоску материи.

– Мне было тогда всего семнадцать лет, и я не имела приданого.

– Вы не ответили на вопрос.

Сара взглянула на Колдерна и увидела в его глазах понимание и сочувствие.

– У меня не было выбора, – ответила она.

– И все-таки ваш муж был не прав. Поверьте, далеко не все мужчины такие же, как он.

Сара наложила на руку Колдерна новую повязку и закрепила ее узлом.

– Значит ли это, что я должна судить о мужчинах по вашим действиям? – Она взглянула на него, чуть приподняв брови.

– Да, если хотите. – Колдерн снова откинулся на подушки. – По крайней мере, я понимаю, что вы собой представляете.

– Но вы слишком плохо меня знаете.

– Ошибаетесь. Я понял, какая вы, как только впервые увидел вас.

– Это невозможно, – Сара взяла свою корзинку и, повернувшись, направилась к двери. «Этот мужчина – безумец, если способен утверждать подобное», – добавила она мысленно.

– Я увидел красивую чувственную женщину, – продолжал маркиз. – И я понял, что вы способны наслаждаться жизнью и не боитесь рисковать.

Сара остановилась и, обернувшись, пристально посмотрела на него:

– Как вы можете так думать обо мне? Ведь я не давала для этого повода.

– Купание в озере – уже само по себе весьма рискованное предприятие, – с улыбкой заявил маркиз. – А купаться обнаженной – еще более рискованно. И все же вы получали от этого огромное удовольствие, разве не так?

Сара на мгновение потупилась. Потом откинула со лба прядь волос и заявила:

– Вы должны обещать, что больше не станете говорить об этом.

Маркиз внимательно посмотрел на нее и с серьезнейшим видом проговорил:

– Полагаю, вам нечего стыдиться.

– Но леди не подобает вести себя подобным образом.

– Думаю, вы ошибаетесь.

– И все-таки это нехорошо, – со вздохом сказала Сара.

– Вижу, что не убедил вас, – улыбнулся маркиз.

Сара тоже улыбнулась.

– Как бы то ни было, вам надо поспать. Вам ведь следует набраться сил, чтобы завтра выдержать натиск леди Колдерн. Она крайне недовольна приездом ваших братьев.

Маркиз невольно застонал:

– О… Я совсем забыл об этом.

Сара снова приблизилась к кровати.

– Если вам так тяжело, то зачем вы пригласили мистера Блэка остаться?

– Это мой дом, – заявил маркиз.

– Да, конечно. Но может, стоило подождать, когда ваша мачеха покинет поместье?

Алекс тяжко вздохнул.

– Мне этого не дождаться. Фанни не сможет жить без Колдерна. Здесь прошла почти вся ее жизнь.

– Тогда почему же она не проявляет заботы о поместье? – Тотчас сообразив, что ее замечание неуместно, Сара поспешно добавила: – Простите, мне не следовало так говорить.

– В ваших словах нет ничего, кроме правды, – сказал Алекс. – Но дело в том, что Фанни очень бережлива, а восстановление поместья потребует больших затрат.

– Значит, проблема в деньгах? Как же вы намерены поступить?

Лорд Колдерн невольно усмехнулся. Сара явно переступила границы дозволенного, и, вероятно, ему не следовало ей отвечать. Однако он все-таки ответил:

– Я еще не решил этот вопрос.

– Ох, мне пора уходить, – в смущении пробормотала Сара.

Маркиз же вдруг прикрыл глаза и сказал:

– А почему вы так торопитесь?

Сара направилась к двери и вполголоса проговорила:

– Думаю, так будет лучше.

– Вы разговаривали с леди Кэролайн? – неожиданно спросил маркиз.

Сара остановилась и, не оборачиваясь, ответила:

– Да, я беседовала с ней сегодня вечером.

– Тогда вы должны знать: я хочу, чтобы вы оставались в гостиной после обеда.

– Да, милорд.

– Алекс, – поправил ее маркиз.

– Да, Алекс. – Сара протянула руку к дверной ручке.

– И я хочу, чтобы вы получше познакомились с моим братом Сэмюелом.

Тут Сара наконец-то обернулась и увидела, что маркиз улыбается.

– На это есть какая-то особая причина? – спросила она.

– Дело в том, что он священник. Возможно, у вас с ним обнаружатся общие интересы.

– Вы пытаетесь сыграть роль свата? – Сара смотрела на Колдерна с нескрываемым удивлением.

– Это так ужасно?

– Ваш брат – священник, и он никогда не захочет иметь такую жену, как я.

– Он был бы счастлив, если бы смог жениться на вас. – Алекс опять улыбнулся. – Вы не только красивая женщина. Вы еще и заботитесь о людях.

– Но я не хочу выходить замуж.

Лорд Колдерн нахмурился.

– Никогда?

– Да, я никогда снова не выйду замуж. Брак не устраивает меня.

– А как насчет любви?

– Я жила довольно долго без нее, и моя нынешняя жизнь вполне меня устраивает.

– Поэтому вы отказываетесь от моего предложения завести роман? Знаете, мне кажется, вы не должны избегать мужчин.

– Не должна? Почему же? Ведь мужчины не считаются с потребностями женщин. Именно поэтому я не желаю, чтобы они вторгались в мою жизнь.

– Жить одной – неестественно, особенно для такой чувственной и отзывчивой женщины, как вы. – Алекс протянул руку и взял свой халат, лежавший в изножье кровати. Накинув его, он поднялся на ноги. – Что заставляет вас думать так?

– Мужчины, – заявила Сара. – Ложитесь, я уже ухожу.

– Нет, останьтесь. Я не понимаю вас, но очень хочу понять.

– Не понимаете? – Сара отошла от двери, так как Алекс, судя по всему, не собирался ее отпускать. – Я не желаю находиться под чьим-либо контролем. Это вы можете понять?

Алекс утвердительно кивнул:

– Да, пожалуй. Скажите, так было, когда вы жили с мужем?

– Да, именно так. – Она села в кресло. – Стивен всегда знал, что лучше для меня, и он никогда не считался с моим мнением.

– Так бывает не у всех супругов, – возразил маркиз.

– Не у всех, но у большинства. – Сара поставила корзинку на колени и обхватила ее руками. – После смерти Стивена я поклялась, что больше никогда не окажусь в таком положении. Я свободна, пока остаюсь незамужней.

– Любящий вас муж предоставил бы вам свободу.

Сара решительно покачала головой.

– Мне пришлось бы в первую очередь считаться с его желаниями, – сказала она со вздохом.

Алекс сел в соседнее кресло и взял ее за руки.

– В браке, основанном на любви и заботе друг о друге, между супругами существует равенство. Не все мужчины эгоисты.

Сара с удивлением взглянула на маркиза:

– Вы пришли к такому заключению на основе собственного опыта?

– Нет, но я уверен, что такие браки существуют. Я знаю мужчин, готовых отдать жизнь за своих жен.

– А они действительно предоставляют своим женам полную свободу?

– Полную? Что вы имеете в виду?

Сара отвела взгляд и снова тяжело вздохнула. Едва ли маркиз отличался от других мужчин, которых ей приходилось встречать.

– Если бы я была замужем, а моему пациенту потребовалась бы моя помощь, мой муж понял бы, что я должна куда-то уйти?

– Конечно, понял бы, – кивнул Алекс.

– И вы полагаете, он отнесся бы с пониманием к тому, что я не смогла бы присутствовать на обеде в честь его братьев?

Алекс ненадолго задумался, потом отрицательно покачал головой:

– Нет, он настоял бы, чтобы жена осталась с ним. Это ее долг.

– А если ее долг – оказывать помощь больным?

– Полагаю, что в таких случаях можно найти компромиссное решение, – ответил Алекс с некоторым раздражением.

– Но почему муж не может смириться с отсутствием жены?

– Вы ведь сказали, что речь идет об обеде в честь братьев? Полагаю, в таких случаях присутствие супруги необходимо.

– Но для меня уход за больными не менее важное дело.

Алекс встал и подошел к окну. Раздвинув шторы, он несколько минут смотрел в сад.

– Я понял, что вы хотите сказать. Вы считаете, что муж существенно ограничит вашу свободу. Но если жена действительно любит мужа, то она должна ставить на первое место его интересы.

– А муж не должен ставить на первое место интересы жены?

Маркиз отвернулся от окна и прошелся по комнате. Приблизившись к Саре, сказал:

– Ваша позиция представляется крайне эгоистичной. К тому же вы намеренно искажаете мои слова и придумываете… невероятные ситуации.

Сара с усмешкой покачала головой:

– Ничего подобного. Много раз мне приходилось заставлять своих пациентов страдать из-за того, что Стивен не позволял мне выйти из дома. При этом у него часто не было на это никаких причин. Просто ему не хотелось меня отпускать, вот и все.

– Понятно. Значит, он был очень жестоким человеком.

– Нет-нет, – поспешно возразила Сара. – В этом отношении он не отличался от большинства мужчин. Дело в том, что он думал только о себе. Он и женился лишь для того, чтобы жена угождала ему.

– Не все мужчины женятся по этой причине.

– Да, верно, – согласилась Сара. – Например, вы женитесь потому, что хотите иметь наследника. Но будете ли вы обращаться с Кэролайн более уважительно, чем со мной?

Маркиз пристально посмотрел на собеседницу. Его серые глаза потемнели, а на щеке, чуть пониже шрама, задергался мускул. Сара еще крепче прижала к себе корзинку и затаила дыхание.

– По-моему, вы забыли, с кем разговариваете, – процедил лорд Колдерн сквозь зубы.

– Нет, не забыла, милорд. – Сара встала и отступила на шаг. – Леди Кэролайн – моя кузина, и я очень за нее беспокоюсь. Вы женитесь на ней не по любви, поэтому меня интересует, будете ли вы считаться с ее нуждами.

– Вы сказали более чем достаточно, миссис Уэлсли. – Колдерн снова повернулся к окну. – Всего хорошего. Я вас больше не задерживаю.

– Да, милорд; – Сара поспешно направилась к двери и вышла из комнаты. Как только дверь за ней закрылась, она с облегчением вздохнула. К сожалению, она забыла у маркиза свечу, и ей пришлось возвращаться в свою спальню в темноте.

Сара умышленно спровоцировала маркиза на разговор о браке, и нисколько не жалела об этом. Его представления о супружеской жизни казались ей ужасно наивными. Было очевидно, что он не мог понять, какой бесправной она чувствовала себя в браке.

Глава 9

Алекс посмотрел в окно библиотеки и нахмурился.

С тех пор как он вернулся домой, прошло уже больше недели, а он так и не занялся своим поместьем. Во времена его отца садовники поддерживали здесь безукоризненный порядок. Теперь же дорожки заросли сорной травой, лужайки давно нуждались в стрижке, а живые изгороди и кустарники слишком уж разрослись без присмотра.

– Что-то не так? – послышался знакомый голос.

Алекс с улыбкой повернулся.

– А, Дэвид…

– Впервые за эти дни застаю тебя в одиночестве. – Дэвид Стентон подошел к потертому кожаному креслу у письменного стола и со вздохом сел. – Ты чем-то озабочен?

– Представляешь, как моя мачеха здесь все запустила? Потребуются годы, чтобы восстановить сады.

– Да, поместье в плачевном состоянии, – согласился Дэвид. – Но ты сможешь быстро привести все в порядок. К счастью, нам удалось сколотить состояние в Индии.

Алекс подошел к письменному столу и тоже сел.

– Это просто возмутительно. Не было никаких причин доводить поместье до такого состояния.

– Может, все дело в деньгах? – спросил Дэвид.

– Нет-нет, – возразил Алекс, криво усмехнувшись. – Фанни значительно увеличила свое состояние за последние годы.

Стентон с удивлением посмотрел на друга.

– В таком случае я совершенно ничего не понимаю. Я еще могу понять, почему не уделялось должного внимания коттеджам арендаторов, но довести свой собственный дом до такого состояния – это просто нелепо!

– Мне тоже трудно это понять, – проворчал Алекс. – В западном крыле обвалилась крыша. Комнаты там закрыты, и штукатурка осыпается с потолков на мебель. Относительный порядок поддерживается только в комнатах на первом этаже и в некоторых спальнях. Все остальное, похоже, не имеет для Фанни значения.

– Вероятно, она скрывала ужасное состояние поместья от твоего отца.

– Наверное, ты прав, – кивнул Алекс. – Отец не допустил бы упадка поместья, если бы узнал об этом. Мне кажется, это была своеобразная месть Фанни.

– Но почему ей потребовалось мстить?

– Потому что ее драгоценный сынок Брайен не получил в наследство Колдерн. – Алекс отодвинулся от стола и вздохнул. – Отец оставил ему небольшое поместье на юге, но оно не идет ни в какое сравнение с Колдерном.

– Леди Колдерн прекрасно знала, как обстоят дела, когда выходила замуж за твоего отца. И Брайену в отличие от тебя он оставил кое-какие средства.

– Да, верно, – согласился Алекс. – Но я никогда ничего от него не хотел.

Дэвид с улыбкой откинулся на спинку кресла.

– Ты вполне был способен обойтись без его помощи. Я не уверен, что Брайен смог бы прожить без нее.

Алекс усмехнулся и пожал плечами:

– Возможно, ты прав. Брайен жил в основном с матерью, и я почти не обращал на него внимания, хотя он все-таки сын моего отца.

– Что же ты теперь собираешься делать? – спросил Дэвид.

– Займусь восстановлением поместья, – решительно заявил Алекс. – Я поступил неразумно, задержавшись на год, прежде чем вернуться домой. Однако этого теперь не исправишь.

– Но ты ведь был в Индии, когда пришло известие о смерти Дугласа. Мы должны были закончить свои дела, не так ли?

– Да, конечно. – Алекс тяжело вздохнул. – Но я надолго задержался в Лондоне, и если бы Нейтан не прислал письмо с просьбой вернуться как можно скорее, то я, возможно, все еще находился бы там.

– Думаю, ты быстро приведешь Колдерн в порядок, – сказал Дэвид. – Но мне кажется, тебя еще что-то беспокоит, – добавил он, внимательно глядя на друга.

Алекс встал и подошел к окну. Немного помолчав, проговорил:

– От тебя невозможно что-либо скрыть.

– Мы слишком хорошо знаем друг друга.

Маркиз какое-то время смотрел в окно, затем повернулся к Дэвиду:

– Меня беспокоят мысли о предстоящем браке.

– Есть какие-то другие планы?

Алекс покачал головой:

– Нет-нет, ничего подобного. Я должен жениться. Колдерн нуждается в наследнике.

– У тебя уже есть один наследник. Брайен охотно сменил бы тебя, – сказал Дэвид с усмешкой. – Неужели мысль о женитьбе на красавице Кэролайн так расстраивает тебя?

– Почему я должен расстраиваться из-за этого? – Алекс пожал плечами. – Леди Кэролайн действительно очень красива.

– А ты уверен, что вы подходите друг другу? – спросил Дэвид.

Алекс нахмурился и пристально посмотрел на друга.

– Почему ты спрашиваешь об этом?

– Потому что ты постоянно подсовываешь ее мне, – ответил Дэвид с улыбкой. – Мужчина, решивший жениться на ней, так не поступал бы.

– Я должен на ней жениться… и женюсь, – пробормотал Алекс, возвращаясь к письменному столу.

– А что по этому поводу думает сама леди Кэролайн? Будет ли она рада этому браку?

Алекс невольно рассмеялся.

– Она хочет заполучить богатого и титулованного мужа, вот и все.

– А как же любовь?

– Мы обойдемся без нее, – процедил Алекс сквозь зубы; ему тут же вспомнился ночной разговор с Сарой.

– А ты думаешь, леди Кэролайн согласится жить в этом поместье?

– Я не собираюсь покидать Колдерн, – заявил маркиз. – Я был вынужден скитаться девятнадцать лет, и не хочу больше уезжать отсюда.

Дэвид кивнул:

– Да, я знаю, как ты любишь эти места.

– Я не стану менять образ жизни ради нее, – продолжал Алекс.

– Ты удивляешь меня, – протянул Дэвид с усмешкой. – Обычно ты не столь эгоистичен.

– Просто я раньше никогда не думал о браке, а теперь… – внезапно Алекс умолк: перед его мысленным взором возникла Сара, выходящая из воды.

– Но ведь ты будешь видеть эту женщину каждый день в течение всей жизни. И у леди Кэролайн, конечно же, будут свои запросы и желания.

– Ей нужен муж только для того, чтобы он обеспечивал ее.

– Думаешь, этого будет достаточно? – усомнился Дэвид.

Алекс снова уселся в кресло и тяжело вздохнул. Ему никак не удавалось избавиться от мыслей о Саре.

– Ты считаешь меня эгоистом, не так ли? А как насчет леди Кэролайн? Разве она не эгоистка?

– У нее нет такого права выбора, как у тебя, – возразил Дэвид.

– Но все равно несправедливо обвинять только меня. – Алекс смял лист бумаги, лежавший на столе, и отбросил его в сторону. Слова Сары не выходили у него из головы все утро, и теперь он по-новому относился к своему решению жениться.

– Однако женщины видят в мужчине еще и защитника, – продолжал Дэвид. – Я уверен, что именно ее отец настоял на этом браке.

Алекс пристально посмотрел на друга и вдруг громко рассмеялся.

– Неужели ты действительно так считаешь?

– Разумеется, – кивнул Дэвид. – Ведь женщина лишена возможности выбирать себе мужа.

– Леди Кэролайн – слишком избалованная и строптивая, – возразил Алекс. – Я сомневаюсь, что отец может заставить ее делать что-то против воли. Уверяю тебя, леди Кэролайн – отнюдь не жертва.

Дэвид снова кивнул:

– Конечно, она не жертва. Скажи, а ты не думаешь, что со временем сможешь полюбить ее?

Алекс энергично покачал головой. Он давно уже решил, что женится на леди Кэролайн только по необходимости.

– Нет, едва ли я смогу ее полюбить.

– Но она очень красивая женщина и, несмотря на свое поведение, располагает к себе. Полагаю, тебе надо почаще проводить с ней время. Тогда ты сможешь понять, устраивает ли она тебя.

– Я в любом случае должен жениться на ней, – заявил Алекс и тут же снова вспомнил о Саре.

– Не стоит спешить, – резонно заметил Дэвид.

– Да, наверное, – согласился Алекс. Даже если он будет проводить больше времени с леди Кэролайн, это едва ли как-то изменит его мнение о ней. – Но хватит об этом. Скажи, как тебе понравился вчерашний обед?

– Весьма увлекательное мероприятие. – Дэвид усмехнулся. – А что ты планируешь на этот вечер?

– Я настоял, чтобы миссис Уэлсли присутствовала в гостиной после обеда. Думаю, она прекрасно поладит с Сэмюелом.

– Сэмюел останется здесь на некоторое время?

– Да, останется. Я думаю, Фанни будет счастлива, – добавил Алекс с усмешкой.

– Будь осторожен и не раздражай ее чрезмерно. – Дэвид Стентон поднялся на ноги. – Ты поедешь с нами на озеро после полудня? Леди Колдерн устраивает там пикник.

Маркиз отрицательно покачал головой:

– Нет, я обещал навестить Нейтана и его мать.

Дэвид кивнул:

– Я тебя понимаю. Передай им мои наилучшие пожелания.

– Непременно передам. А тебе желаю приятно провести время.

Дэвид направился к двери. Потом вдруг с улыбкой обернулся и сказал:

– Весь день с очаровательной леди Кэролайн, представляешь? – В следующее мгновение он вышел из комнаты.

Маркиз невольно нахмурился. Его друг, казалось, всерьез увлекся леди Кэролайн. Но она едва ли согласилась бы выйти за него замуж. Дэвид был богат, но не имел титула, а это, по ее мнению, – серьезный недостаток.

Маркиз повернулся к окну и посмотрел на солнце. Близился полдень, а он обещал навестить Мэри. Она была для него единственной матерью, и он не мог отказать ей. К тому же ему хотелось повидать Нейтана.

Алекс отошел от окна и захлопнул бухгалтерскую книгу, лежавшую на письменном столе. Он решил, что счетами займется потом.

Несколько минут спустя Алекс оседлал Фури и поскакал по дорожке, ведущей к домику Мэри Картер. Вскоре он увидел всадника, скакавшего ему навстречу. Узнав Нейтана, маркиз расплылся в улыбке.

– Думаешь, я забыл?

– Нет, но мать сказала, чтобы я поторопил тебя. – Нейтан развернул лошадь и поехал рядом с братом. – Она опасалась, что дела в поместье задержат тебя. Мать говорит, что ты постоянно опаздываешь.

– Мать права. – Алекс снова улыбнулся. Даже по прошествии девятнадцати лет Мэри помнила о его слабостях. Как чудесно находиться среди людей, которые думают о тебе и ждут тебя. Впервые после возвращения в Колдерн маркиз почувствовал, что вернулся в родные места.

– Так какое же важное дело задержало тебя?

– Женитьба, – ответил Алекс.

Нейтан искоса посмотрел на брата. Немного помолчав, спросил:

– Об этом уже официально объявлено?

– Пока нет. – Алекс пожал плечами. – Дэвид застал меня в библиотеке, и мы довольно долго обсуждали этот вопрос.

– Меня удивляет, что ты не отправился к нам еще позднее. – Нейтан внимательно посмотрел на брата. – Такие дела нельзя решать в спешке. У тебя есть какие-нибудь сомнения?

– Только не по поводу брака, – ответил Алекс. – Хотя Дэвид считает, что мне следует хорошенько подумать. Скажи, какое впечатление произвела на тебя леди Кэролайн?

– Она слишком уж красивая женщина…

– Звучит как порицание.

– По-моему, она совсем не интересуется поместьем, – сказал Нейтан. – Ее никто не видит вне дома. А вот арендаторы очень интересуются своей будущей хозяйкой.

– Думаю, ей не нравятся эти места.

– Значит, ты собираешься жить в Лондоне?

– Нет, я не покину Колдерн.

– Понятно, – кивнул Нейтан. – Полагаю, что в будущем это может стать серьезной проблемой.

– Дэвид тоже так считает, – сказал Алекс.

– Но почему ты не упомянул о любви? – спросил Нейтан.

– Никакой любви нет.

– Тогда не торопись принимать окончательное решение.

– Мне уже тридцать пять. Пора решаться. – Алекс вопросительно взглянул на брата; он чувствовал, что тот что-то скрывает. – Что ты знаешь о любви?

В этот момент они подъехали к коттеджу и остановились. Оба молча спешились и направились к конюшне. Привязав Фур и к стойке, маркиз снова посмотрел на брата, но тот по-прежнему молчал. В детстве они много времени проводили вместе, но потом были разлучены. Может быть, Нейтан уже не считает, что ему, Алексу, можно доверять?

Нейтан снял седло со своей лошади и повел ее в стойло. Вернувшись, он стукнул стеком по ноге и проговорил:

– Я был однажды влюблен, поэтому кое-что знаю о любви. Я даже решил жениться, но подумал, что надо иметь достаточно денег, чтобы обеспечивать жену. Она заслуживала лучшей жизни.

– И что же произошло?

– Она вышла замуж за другого, – с горечью в голосе ответил Нейтан. – Ей пришлось подрабатывать в качестве прачки и уборщицы. Но она была слишком слабой для такой работы. Через два года она умерла от воспаления легких.

– Ты не виноват в том, что случилось, – пробормотал Алекс.

– Тем не менее, я до сих пор испытываю чувство вины, – со вздохом сказал Нейтан. – Я бы мог лучше позаботиться о ней, но вместо этого сделал то, что считал благоразумным, и в результате потерял ее. Навсегда.

– Я очень сочувствую тебе, – прошептал Алекс. Он прекрасно понимал, что пришлось пережить Нейтану.

– Как видишь, благоразумные решения не всегда самые лучшие. – Нейтан сжал плечо брата. – Если встретишь свою любовь, держись за нее, держись, несмотря ни на что.

Алекс молча кивнул. У него было мало шансов найти свою любовь. Он разочаровался в ней еще юношей и не думал, что со временем что-то изменится.

– Пойдем. – Нейтан подтолкнул его к двери. – Мать ждет нас.

Маркиз улыбнулся и постарался выбросить из головы мысли о женитьбе. У него еще будет время, чтобы подумать об этом, а сейчас ему хотелось заняться более приятными вещами.

Алекс первым вошел в дом и тут же прошел на кухню.

– А вот и мы, – сказал он, задержавшись у порога, чтобы глаза привыкли к полумраку.

В кухне пахло свежеиспеченным хлебом и засушенными травами, висевшими на стропилах. На Алекса нахлынули воспоминания детства, и он на мгновение закрыл глаза. Открыв глаза, он улыбнулся, ожидая увидеть Мэри, – и едва не вскрикнул от неожиданности. За кухонным столом сидела Сара.

Глава 10

Сара в волнении поднялась со стула. Когда Нейтан пригласил ее на ленч, она не подозревала, что и Колдерн может здесь появиться. Теперь же улизнуть не было никакой возможности – она оказалась в ловушке.

– Алекс! – воскликнула Мэри, бросившись к маркизу. – Я боялась, что ты не придешь.

– Я же сказал, что приду. – Алекс улыбнулся и крепко обнял пожилую женщину. – Неужели ты не поверила мне?

– Поверила, поверила. – Мэри похлопала его по спине. – Но я знаю, что у тебя много дел в поместье.

– У меня действительно много дел, но я не мог отказаться от удовольствия… Ужасно хочется отведать того, что ты приготовила.

– Алекс всегда верен своему слову, мать. – Нейтан положил стек на кухонный шкаф рядом с дверью, – Миссис Уэлсли, надеюсь, вы не откажетесь позавтракать вместе с Алексом?

Сара сделала реверанс.

– С удовольствием, – Ей ничего другого не оставалось – уйти было бы крайне невежливо.

Маркиз пристально посмотрел на нее, и она, не выдержав его взгляда, отвела глаза. Он же вдруг улыбнулся и спросил:

– Миссис Уэлсли, что привело вас сюда? Кого вы здесь лечите?

Нейтан тоже улыбнулся и подвел брата к столу.

– Здесь миссис Уэлсли никого не лечит. Но ее все очень уважают, поэтому я пригласил ее в гости.

Тут Мэри открыла крышку котелка, стоявшего на очаге, и кухня наполнилась ароматом тушеного мяса.

Алекс снял перчатки.

– Божественный запах.

– Это твое любимое блюдо, – с улыбкой отозвалась Мэри. – Тушеная крольчатина.

– Никто не умеет готовить ее так, как ты, Мэри. – Алекс положил свои перчатки и стек на кухонный шкаф рядом со стеком Нейтана, затем подошел к очагу и склонился над котелком. – Помню, как в первый год на борту корабля я мечтал о твоих завтраках, обедах и ужинах.

– Тебе не следовало уезжать отсюда.

– Я был вынужден. – Алекс положил руку на плечо Мэри. – Когда сядем за стол?

– Неси котелок, и будем садиться.

Алекс снова улыбнулся и подхватил тяжелый чугунный котелок. Сара же вдруг подумала о том, что сейчас маркиз выглядел гораздо моложе, чем прежде.

– Садитесь, пожалуйста. – Нейтан осторожно коснулся ее руки.

Сара молча кивнула и тут же почувствовала, что краснеет. Нейтан подвел ее к столу и, пододвинув стул, проговорил:

– Похоже, Алекс уже оправился от ранения.

– Кажется, рана не очень опасная, – заметила Сара, усаживаясь.

Нейтан сел рядом с ней.

– Просто он крепкий парень. С детства был таким.

– Вы обо мне говорите? – Алекс поставил котелок на край стола.

– Только о твоем здоровье, – с усмешкой ответил Нейтан. – Ты довольно быстро оправился.

– Это была просто царапина. – Алекс выдвинул стул с другой стороны стола и, дождавшись, когда Мэри присоединится к ним; тоже сел.

Мэри расположилась во главе стола и начала наполнять миски тушеным мясом с дымящейся подливкой. Затем все склонили головы и, быстро прочитав благодарственную молитву, приступили к трапезе.

– Очень вкусно, – похвалила Сара. – Никогда не ела ничего подобного.

– Мать всегда хорошо готовила, – согласился Нейтан. – Ей следовало бы работать на кухне, а не в детской.

– А я так не считаю. – Алекс лукаво улыбнулся, взглянув на Мэри. – Тогда я бы лишился замечательной няни. – Нейтан посмотрел на него вопросительно, и маркиз добавил: – Благодаря Мэри отец не знал о многих моих проделках.

– Насколько я помню, отец много раз наказывал тебя, запирая в чулан, – заметил Нейтан.

– Да, верно. Но было бы еще хуже, если бы не Мэри. – Алекс пожал ей руку. – Я очень благодарен тебе.

– Ты говоришь глупости. – Мэри в смущении заерзала на стуле, и щеки ее порозовели. – Я поступала так, как должна была поступать хорошая мать.

– Совершенно верно, – согласился Алекс. – Ты была для меня настоящей матерью.

Сара опустила глаза; она чувствовала себя чужой в этом семейном кругу. Маркиз же то и дело улыбался; казалось, он стал совсем другим человеком.

Тут Нейтан повернулся к Саре и сказал:

– Я слышал, что вы расширили круг своей деятельности и теперь помогаете всем окрестным жителям.

Сара подняла глаза. Нейтан улыбался ей, а маркиз почему-то вдруг нахмурился.

– Они тоже нуждаются в моей помощи, – ответила она.

– Значит, вы не ограничиваетесь поместьем? – осведомился Алекс. Он положил ложку на стол и добавил: – Это небезопасно.

– А в чем опасность? – спросила Сара. Оказывается, маркиз ничего не знал о ее деятельности.

– Здесь вы защищены, потому что являетесь моей гостьей. – Лорд Колдерн барабанил пальцами по столу. – В деревне же люди могут отнестись к вам иначе. – Я занимаюсь этим не один год, – сдержанно ответила Сара. – И никто никогда не пытался обидеть меня.

– Вам просто везло, – возразил Колдерн. – А если вам так необходимо посещать деревню, то вас должен сопровождать слуга.

Сара молча смотрела на маркиза. Она не знала, что ответить. Этот человек не имел права вмешиваться в ее жизнь. К тому же она чувствовала себя в полной безопасности.

– Вы будете делать то, что я сказал, иначе я запрещу вам посещать деревню, – продолжал Алекс.

– Но это нелепо…

– Тем не менее, вы должны поступать именно так.

– Я не желаю, чтобы кто-то сопровождал меня, – заявила Сара. – К тому же меня часто вызывают… в непредвиденное время.

– Даже в таких случаях найдется слуга для сопровождения. – Маркиз ударил ладонью по столу. – Вы находитесь под моей защитой, и я настаиваю, чтобы вы соблюдали установленные мной правила.

– Наверное, так будет лучше, – вмешался Нейтан. – Пожалуй, Алекс прав. Знаете, у нас здесь люди бывают очень вспыльчивыми.

Сара повернулась к Нейтану и увидела, что он смотрит на нее с беспокойством. Снова повернувшись к маркизу, она кивнула:

– Хорошо, согласна, Но я все-таки не вижу в этом необходимости. Никто не обидит меня.

– По крайней мере, это убережет вас от рискованных поступков, – ответил Колдерн с улыбкой.

Сара затаила дыхание и покраснела. Она прекрасно поняла, что имел в виду маркиз. Но как он мог подумать, что она снова рискнет купаться в озере после пережитого унижения?

– Сопровождение не повредит ей, – проговорила Мэри Картер.

Сара сделала глубокий вдох и снова кивнула:

– Я уже сказала, что согласна.

– А если мужчина еще будет носить ее вещи, то от этого только польза, – добавила Мэри. – Все ваши корзинки с травами и прочими снадобьями, наверное, очень тяжелые. Только подумайте, какое получится облегчение.

Сара улыбнулась пожилой женщине:

– Что ж, вы меня уговорили.

– Вот и хорошо. – Лорд Колдерн снова принялся за еду. – Мне очень не хотелось бы ограничивать вашу свободу пределами дома.

Сара уже хотела ответить на столь возмутительное заявление маркиза, но в этот момент Нейтан накрыл ее руку ладонью и, обращаясь к брату, тихо сказал:

– Алекс, мне кажется, тебе пора прекратить придираться к миссис Уэлсли.

– Кто сказал, что я придираюсь?

– Миссис Уэлсли очень помогает арендаторам. – Нейтан отпустил руку Сары. – И ты тоже делаешь все, чтобы помочь им, не так ли?

Алекс взглянул на брата и нахмурился.

– Разумеется, я стараюсь им помочь. А ты считаешь, что я должен поступать иначе?

– Довольно, мальчики! – взмолилась Мэри. Она поднялась и направилась к очагу. – Я испекла на десерт пирог, так что хватит пререкаться.

Мэри поставила на стол пирог с клубникой, и все разговоры на время прекратились. Сара была рада передышке, но она чувствовала, что маркиз, хотя и помалкивал, все еще злился на нее. Его намек на то, что он может воспрепятствовать ее деятельности, крайне возмутил Сару. Только своевременное вмешательство Нейтана удержало ее от опрометчивых высказываний в его адрес.

После десерта все перешли в гостиную. Это была небольшая уютная комната с камином в дальнем конце. Мебель же казалась очень удобной, но довольно старой, а штукатурка на стенах потемнела от времени.

– Кого вы решили навестить сегодня, миссис Уэлсли? – спросил Алекс, усевшись в кресло и вытянув перед собой ноги.

Сара села рядом с Мэри на выцветший диван.

– Мистер Бейтс нуждается в моем внимании. А потом я намеревалась собрать немного окопника.

– У вас слишком много дел, – пробормотал Алекс. – Пожалуй, я пойду с вами.

Сара покачала головой:

– Нет, не стоит. Я не нуждаюсь в вашей охране. Ведь Бейтс живет на территории поместья.

Алекс улыбнулся:

– Вы неправильно поняли меня. Я тоже собирался повидать Бейтса, и сейчас, по-моему, самое подходящее время. Вы не возражаете?

Сара в смущении пожала плечами.

– Конечно; не возражаю, – ответила она.

– Алекс, я хочу показать тебе кое-что в конюшне. – Нейтан поднялся на ноги и направился к двери.

Колдерн тоже встал и последовал за братом. У самого порога он вдруг обернулся и подмигнул Саре.

– Не позволяйте Алексу выводить вас из душевного равновесия, – сказала Мэри, когда братья вышли из комнаты. – Он долгое время командовал людьми и теперь никак не отвыкнет…

Сара машинально кивнула:

– Да, маркиз рассказывал, что служил во флоте, перед тем как отправиться в Индию.

– Он поступил на службу в шестнадцать лет, – продолжала Мэри. – Ему пришлось уехать отсюда, и это было вынужденное решение.

– Я думала, что служба во флоте – его добровольный выбор. – Сара знала, что вторые сыновья в семьях обычно отправляются служить в армию или во флот.

– Нет, он мечтал стать дипломатом.

– Тогда почему же отправился во флот?

– Алекс поссорился с отцом, и невозможно было убедить его остаться. Мужчины из рода Норвардов ужасно упрямы.

Сара мысленно согласилась с Мэри, но решила, что лучше промолчать.

– Наверное, вам было трудно расстаться с ним.

Мэри утвердительно кивнула:

– Да, очень трудно. Конечно, я знала, что он уедет когда-нибудь, но думала, что это случится гораздо позднее. Отец Алекса, старый маркиз, всегда держал мальчика в строгости, и тот почувствовал себя свободным, только когда отправился учиться в пансионе.

Сара попытал ась представить надменного и высокомерного Колдерна в юном возрасте, но у нее ничего не получилось.

– Думаю, лорду Колдерну было нелегко в детстве.

– Да, очень нелегко. – Мэри посмотрела в окно и вновь заговорила: – Я понимала, что оба мальчика рано или поздно покинут меня, но не ожидала, что это произойдет так быстро. Я не была готова к одиночеству.

– У вас не было других родственников в поместье?

– Я была единственным ребенком в семье, и мои родители умерли, когда мне исполнил ось четырнадцать. – Мэри с печальной улыбкой взглянула на Сару. – И тогда я пошла работать в большой дом. Сначала все шло хорошо. Я присматривала за Дугласом и Сэмюелом, и леди Колдерн по-доброму относилась ко мне. Я хотела, чтобы так было всегда, но…

– Что же случилось потом?

Мэри тяжело вздохнула и опустила глаза.

– Однажды меня приметил старый маркиз, и моей спокойной жизни пришел конец.

– Наверное, вам было очень тяжело. Ведь вы были так молоды… – пробормотала Сара.

Мэри снова вздохнула.

– Да, было очень тяжело. Другие служанки избегали меня, и все радовались тому, что выбор маркиза пал не на них. От хозяина невозможно было скрыться.

– Да, я понимаю, – прошептала Сара. – Ведь вся власть – у мужчин.

Мэри вопросительно взглянула на нее:

– Значит, вы понимаете меня?

Сара кивнула.

– Мой муж постоянно напоминал мне о своей власти надо мной.

– Но он-то, по крайней мере, женился на вас.

– Да, женился. Но это было небольшим утешением за всю боль, которую он причинил мне.

– А старый маркиз бросил меня, когда я забеременела, и это было большим благодеянием с его стороны. – Мэри тихонько всхлипнула. – Хозяйка же была потрясена и никак не могла прийти в себя.

– Она умерла при родах?

Мэри поднесла ладонь к губам и опять всхлипнула.

– Через три дня. Она хотела перед смертью убедиться, что Алекса отдали мне, и заставила меня пообещать, что я буду заботиться о ее мальчиках. Когда я согласилась, она улыбнулась и сказала, что не винит меня в измене своего мужа. Потом закрыла глаза и скончалась.

Сара с трудом сдерживала слезы. Она содрогнулась при мысли, что тоже не помнит материнской заботы и любви, хотя ее мать и была с ней в раннем детстве.

– Таким образом, вы стали матерью лорда Колдерна?

– Я была единственным близким для него человеком, и он доставлял мне огромную радость. – Мэри утерла слезы, и попыталась улыбнуться. – Алекс никогда не огорчал меня и всегда был готов помочь. Первые шесть лет были чудесными, но все изменилось, когда в Колдерне появилась миледи.

– Вы имеете в виду мачеху Алекса?

– Да, ее, – ответила Мэри, нахмурившись. – Она все делала не так, как прежняя хозяйка, и очень плохо относилась к слугам. Старый маркиз пытался защитить нас, но она оказалась ужасно упрямой и властной. Нам с Нейтаном посчастливилось, поскольку мы получили коттедж на территории поместья.

– Наверное, приятно жить в собственном доме, – сказала Сара, почти завидуя Мэри.

– Я ушла из большого дома, но Алекс навещал нас каждый день, – продолжала Мэри, проигнорировав замечание собеседницы. – И Дуглас тоже часто бывал здесь. Он ненавидел старого маркиза. Потом он уехал в Лондон и проводил там время, волочась за женщинами, пьянствуя и играя в азартные игры. Его смерть всех потрясла, – добавила Мэри.

Сара же вдруг подумала о том, что если бы старший брат Алекса не умер, то ее не отправили бы в Колдерн вместе с кузиной. Кэролайн наверняка подыскивала бы себе другого мужа, и тогда она, Сара, не встретилась бы с Алексом…

Тут часы пробили два раза, и Сара невольно вздрогнула. Время бежало слишком быстро, а ей предстояло еще многое сделать. Она встала и, оправив платье, проговорила:

– Благодарю за угощение. К сожалению, мне пора идти.

– Да-да, конечно, дорогая. Я слишком уж разговорилась. – Мэри тоже поднялась и повела Сару на кухню. – Я приготовила угощение для Бейтса.

– Спасибо. – Сара взяла пакет и направилась к двери. Мэри проводила ее и обняла на прощание. Открыв дверь, сказала:

– Заходите к нам в любое время. Я всегда дома.

– Благодарю вас, – Сара улыбнулась и надела свою соломенную шляпку. Затем взяла корзинку и вышла за порог.

Яркое солнце заставило ее зажмуриться, и Сара прикрыла ладонью глаза. На нее повеяло ароматом роз и лаванды, и она с наслаждением сделала глубокий вдох. Вокруг домика Мэри бурно разрослись цветы, образовавшие яркий ковер. Сара наклонилась и осторожно обхватила ладонями небольшую розочку. Закрыв глаза, она с минуту наслаждалась ее ароматом. Потом выпрямилась и осмотрелась. Поблизости никого не было. Сара с облегчением вздохнула и быстро зашагала по дорожке. Она уже почти миновала конюшню, когда раздался знакомый голос:

– Кажется, вы решили уйти без меня?

Глава 11

Сара вздрогнула и обернулась. Сердце ее гулко колотилось.

– Вы напугали меня, – сказала она, останавливаясь.

Колдерн же с улыбкой ответил:

– В таком случае прошу прощения.

– Я думала, вы уже вернулись домой, – в смущении пробормотала Сара.

– Нет, я ждал вас. Ведь я человек слова.

Сара пристально посмотрела на маркиза.

– Я бы так не сказала. Вы обещали, что оставите меня в покое.

Алекс снова улыбнулся.

– Вы действительно думаете, что я направляюсь к Бейтсу только для того, чтобы досадить вам?

Сара отрицательно покачала головой. Она слышала, как арендаторы всю неделю говорили о маркизе, и, по-видимому, он и в самом деле проявлял заботу о них.

– Нет, я так не думаю, – ответила Сара. – Я знаю, что вы стараетесь улучшить жизнь в поместье. А Бейтс очень хочет повидаться с вами. Он говорил мне об этом.

– Тогда давайте объявим на сегодня перемирие. – Колдерн протянул руку и взял у Сары корзинку. – Позвольте помочь вам.

– Я и сама могла бы понести ее.

– Но я все-таки настаиваю. Хоть в этом я хочу проявить себя как истинный джентльмен.

– Вы уже проявили себя при первой нашей встрече, – в возмущении проговорила Сара.

– Но и вы вели себя тогда совсем не так, как подобает леди, – с ухмылкой заметил маркиз.

Сара залилась краской.

– Вы несносный человек, маркиз!

Колдерн негромко рассмеялся.

– Возможно. Но если я понесу вашу корзинку, то ничего страшного не случится, не так ли?

Сара тяжело вздохнула.

– Что ж, пожалуйста, несите корзинку. Но имейте в виду, я никому не позволю вмешиваться в мою жизнь.

– Вы ясно дали мне это понять минувшей ночью.

Алекс предложил ей руку, но она молча покачала головой и снова зашагала по дорожке. Какое-то время оба молчали. Наконец маркиз вновь заговорил:

– Скажите, а что в этой корзинке? Вы всегда носите ее с собой…

Не глядя на своего спутника, Сара ответила:

– В корзине настойки на травах и разные мази, а также материал для повязок. Я всегда ношу все это с собой на всякий случай.

– Например, такой, как вчера?

– Да. – Сара вспомнила мертвенно-бледное лицо маркиза, и ей сделалось не по себе. – Впрочем, я редко сталкиваюсь с чем-то серьезным. Обычно людей беспокоит кашель или же всякого рода воспаления.

Алекс весело рассмеялся.

– Значит, я внес некоторое разнообразие в вашу практику?

– Да, пожалуй. Но лучше обходиться без этого. Кстати, как ваша рука?

Алекс пожал плечами:

– Моя рана – всего лишь царапина. Я уже говорил об этом. Скажите, а почему вы так интересуетесь травами?

– Моя мать научила меня разбираться в них. – Голос Сары потеплел, и губы ее тронула легкая улыбка.

– Вы очень любили свою мать, не так ли? Сколько вам было лет, когда она умерла?

– Четырнадцать. – Сара невольно вздохнула. – Мои родители умерли от инфлюэнцы. Сначала отец, а через две недели – мать.

– Очевидно, вам было тяжело перенести это.

Сара довольно долго молчала.

– Думаю, для них так было лучше, – проговорила она наконец. – Моя мать не смогла бы жить без отца. Они очень любили друг друга.

– Редкий случай, – заметил маркиз.

Сара бросила на него испытующий взгляд, но в глазах его было лишь искреннее сочувствие.

– Мать пошла против воли своих родителей, когда вышла замуж за моего отца. Он был младшим сыном в семье и принял духовный сан. Отец имел весьма скудные средства, но они были счастливы вместе.

– И вы тоже были счастливы с ними?

Сара снова вздохнула.

– Очень.

Они опять на время умолкли, и Сара, шагая по дорожке, прислушивалась к шелесту листвы и жужжанию насекомых. Стоял чудесный летний день, теплый и солнечный.

– Я помню, как бегал мальчишкой вот по этой тропинке. – Алекс внезапно остановился и указал в сторону дубовой рощи. – Мы с Нейтаном играли в солдат среди этих деревьев до самого обеда.

Сара с удивлением посмотрела на маркиза; она была тронута воодушевлением, отразившимся на его лице. Конечно же, он действительно любил Колдерн. Тут Сара вдруг осознала, что тоже прониклась любовью к этим местам, хотя прожила здесь всего лишь несколько недель.

А Алекс тем временем продолжал:

– В детстве я думал, что никогда не покину Колдерн, но, когда мне исполнилось шестнадцать, я вынужден был уехать отсюда. Теперь же, вернувшись, я уже не оставлю поместье.

– Оно очень много значит для вас, не так ли?

– Да, конечно. И не только эта земля, но и люди, здесь живущие.

– Они любят вас и преданы вам, – сказала Сара. «А вот Кэролайн ни за что на свете здесь не останется, – добавила она мысленно. – Не останется, даже если выйдет замуж за маркиза».

– Возможно, вы правы, – кивнул Алекс. – И я обязан позаботиться об этих людях. Через год-другой Колдерн снова станет процветающим поместьем.

– Вы очень серьезно относитесь к своим обязанностям. – Сара невольно улыбнулась. – Знаете, вы напоминаете мне моего дядю Джона, лорда Харта. Он всю жизнь трудится в своем поместье.

– Колдерн тоже нуждается в постоянной заботе.

– Это ваш отец так запустил поместье?

– Нет-нет, мой отец пренебрегал только своей семьей.

Сара внимательно посмотрела на собеседника. Немного помолчав, спросила:

– А что вы скажете о своем брате?

– Дуглас отказался жить в Колдерне. – Маркиз едва заметно нахмурился. – Он предпочитал жить в Лондоне, играть в карты и пьянствовать. Полагаю, ему следовало жениться и упорядочить свою жизнь.

– Поэтому вы и решили жениться?

– Я решил жениться, потому что мне нужен наследник.

– А как же любовь?

– Для брака вполне достаточно взаимного уважения.

Сара тихонько вздохнула.

– Мой муж поначалу был очень вежлив со мной, но по прошествии некоторого времени его начал раздражать даже мой вид. А ведь он обещал моему дяде, что будет заботиться обо мне…

– Не могу представить, чтобы мужчина не испытывал удовольствия, глядя на вас.

– Стивену не следовало жениться. Он обвинял меня во всех своих неудачах. – Сара снова вздохнула.

Алекс взглянул на нее с удивлением.

– Обвинял вас? Но почему?

– Стивен говорил, что я отвлекаю его от Бога. – Сара на мгновение прикрыла глаза и почти шепотом добавила: – Он говорил, что я являюсь орудием дьявола, и мой ребенок будет рожден в грехе.

Сара посмотрела на маркиза, но тут же отвела глаза; она решила, что слишком уж разоткровенничалась.

– Простите, мне не следовало рассказывать об этом.

– За что же вас прощать? Ведь вы ни в чем не виноваты. – Маркиз взял ее под руку, понуждая продолжить путь. – Вы упомянули о ребенке. Что с ним случилось?

Сара судорожно сглотнула и сделала глубокий вдох.

Ей было очень больно об этом вспоминать, но все же она ответила:·

– Ребенок погиб, когда перевернулась карета. Та же катастрофа стала причиной смерти моего мужа.

– Ох, простите, – пробормотал маркиз.

Сара почувствовала стеснение в груди, и в глазах ее заблестели слезы. Она впервые столь откровенно говорила на эту тему.

– Когда карета перевернулась, – продолжала она, – меня прижало колесом. Очнувшись несколько дней спустя, я узнала, что потеряла своего ребенка.

Сара умолкла, по щекам ее потекли слезы, но она, казалось, не замечала их. Алекс какое-то время молчал, потом тихо проговорил:

– Значит, ваш ребенок еще не родился?

Сара утерла слезы и кивнула.

– Стивен очень огорчился, узнав, что я беременна. Так что его желание, в конце концов, исполнилось…

– Какая глупость! – воскликнул Алекс. – Думаю, этот человек был безумцем. Да-да, только безумец мог вести себя подобным образом.

Сара не возражала. Она прекрасно помнила, как Стивен целыми днями сидел у себя в кабинете и появлялся только вечером, чтобы воспользоваться супружескими правами – он не мог совладать со своим желанием. А утром муж с отвращением отворачивался от нее и неоднократно мыл руки, словно старался избавиться от ее духа.

– Мне определили вполне достаточное пособие, но мой дядя настоял на том, чтобы я жила в его семье. – Сара улыбнулась, вспомнив возмущение дяди, когда она заявила о своем намерении жить самостоятельно. Она согласилась с ним только после того, как он пообещал, что не заставит ее снова выходить замуж.

Почувствовав себя совершенно опустошенной после этих тягостных воспоминаний, Сара надолго умолкла. Маркиз тоже молчал. Наконец они подошли к небольшому коттеджу. Дорожка к дому заросла сорняками, а по другую сторону от нее виднелся запущенный сад. И повсюду алели маки, пробивавшиеся сквозь сорную траву.

– Бейтс был слишком болен, поэтому долго не выходил из дома, – сказала Сара, подходя к двери. – По-моему, он не ухаживал за садом уже несколько лет.

Маркиз окинул взглядом сад и нахмурился.

– Я пришлю сюда одного из своих садовников, – пробормотал он, покосившись на Сару.

Пораженная его великодушием, она прошептала:

– О… Бейтс будет очень рад.

– Не смотрите на меня так странно, – сказал Алекс. – В юности я долгие часы проводил со слугами и арендаторами. Так что нет ничего удивительного в том, что я считаю своим долгом позаботиться о них. Что же касается Бейтса… Этот человек всю свою жизнь ухаживал за садами в поместье, и теперь пришло время помочь ему.

Сара почувствовала, как ее сердце сжалось от сострадания к одинокому мальчику, каким когда-то был маркиз. Она раньше не знала его с этой стороны и была поражена, что такой суровый и даже жесткий человек мог проявлять сочувствие к кому-либо.

– Если вы поможете привести в порядок его сад, это будет для него гораздо полезнее, чем мои травяные чаи, – сказала она, потянувшись к дверной ручке.

– Будем надеяться. – Маркиз жестом дал понять, что следует сначала постучать в дверь.

Сара постучала, и в ответ тотчас послышался сиплый голос:

– Входите!

Они вошли, и на них тут же повеяло холодом и запахом плесени. Сара немного задержалась у порога, чтобы глаза привыкли к полутьме после яркого солнечного света.

– Прошу прощения за опоздание, – сказала она, – но я привела с собой еще одного посетителя.

Сара взяла у лорда Колдерна свою корзинку и прошла в комнату. Увидев маркиза, Бейтс улыбнулся:

– А.. мастер Алекс! – Старик попытался подняться с кровати, но приступ кашля заставил его снова лечь.

Алекс подошел к нему и положил руку ему на плечо:

– Ты болен, Бейтс, поэтому лежи.

Старик кивнул и просипел:

– Да, лучше лежать.

Маркиз пододвинул к кровати стул и сел.

– Надеюсь, миссис Уэлсли хорошо заботится о тебе?

– Очень хорошо, – ответил Бейтс. – Ее средства облегчают кашель, а хорошенькое женское личико радует душу.

Алекс усмехнулся:

– Согласен. Что может быть приятнее для нас, не так ли?

– Да-да, конечно. – Бейтс засмеялся. – Ты всегда обращал внимание на женщин.

– Да и ты не обделял их вниманием! – Маркиз тоже засмеялся.

– Мы тогда стоили друг друга. – Старик медленно приподнялся, и Алекс подложил ему под спину подушки, чтобы тот устроился поудобнее. – Я вижу, служба во флоте не повредила тебе.

– Я многому научился там, – сказал Алекс. – Жаль только, что мне пришлось покинуть Колдерн.

– Не стоит сожалеть, мастер Алекс. Теперь-то ты здесь, хотя нам пришлось долго тебя ждать.

– Да, верно, – согласился Алекс. – Но я больше никуда отсюда не уеду.

– Можешь не говорить мне это. Разве я не знаю тебя с тех пор, как ты только начал ходить?

Маркиз снова рассмеялся.

– Вот этого я и боюсь. Ты знаешь все мои секреты.

– Не беспокойся на сей счет. Займись лучше восстановлением садов. Ее светлость ужасно их запустила.

– Я уже занимаюсь этим, Бейтс. Скоро все будет в полном порядке.

Старик опять закашлялся. Откашлявшись, проговорил:

– Я уже слишком стар, и время быстро уходит. Чем скорее сады будут восстановлены, тем лучше я буду себя чувствовать.

Сара, хлопотавшая у очага – она грела на огне чайник с водой, – улыбалась, слушая Бейтса. Старик садовник уже давно ушел на покой, но все еще беспокоился о садах.

– Я пытался убедить леди Колдерн, что не стоит на всем экономить, но она не слушала меня. – Бейтс сокрушенно покачал головой. – Хорошо, что ты наконец-то вернулся домой, мастер Алекс.

Алекс похлопал Бейтса по руке:

– Теперь все будет в порядке. Я нанял человек тридцать работников только для восстановления садов.

– Это очень кстати, – закивал старик.

Сара заварила чай из цветов бузины и подошла к кровати.

– Выпейте это, – сказала она, передавая старику чашку.

– Спасибо. – Бейтс подул на чай, затем сделал глоток и поморщился. – Какой ужасный вкус…

Сара сочувственно улыбнулась. Многие из ее снадобий были неприятны на вкус, но весьма полезны.

– Мэри Картер просила передать вам кое-что. И еще я захватила для вас суп из большого дома. Поешьте, и горечь от чая не будет ощущаться.

Маркиз поднялся со стула и оправил свою куртку.

– Что ж, Бейтс, выздоравливай. Надеюсь скоро увидеть тебя в саду.

– Я постараюсь. – Старик сделал еще один глоток из чашки.

Алекс подошел к столу и взял корзинку Сары.

– Я скоро зайду проведать тебя, Бейтс. Когда работники закончат ремонт коттеджей, тебе станет полегче.

– Премного благодарен, мастер Алекс. – Старик снова откинулся на подушки. – А сейчас я немного вздремну.

Сара взяла чашку из его рук и поставила ее на столик рядом с кроватью. Затем накрыла Бейтса одеялом и отошла от кровати.

– Я навещу вас через несколько дней, – сказала она. Бейтс молча кивнул и закрыл глаза. Сара вышла из дома следом за маркизом. Закрыв за собой дверь, она сделала глубокий вдох и зашагала по дорожке рядом с Алексом.

– Бейтс выглядит хуже, чем я предполагал. – Маркиз обернулся и посмотрел на коттедж. – Он был уже довольно старым, когда я покинул Колдерн, однако я не ожидал, что увижу его таким…

– Когда я пришла к нему в первый раз, ему было еще хуже, – отозвалась Сара. – Ему помогли мои травы.

– Спасибо вам за это. – Маркиз тяжко вздохнул. – Здесь все очень изменилось…

Сара пожала плечами:

– Конечно, изменилось. А вы ожидали увидеть поместье в прежнем состоянии?

– Нет, разумеется. Но я не представлял, что здесь все изменится до такой степени.

– Вы слишком долго отсутствовали, – тихо сказала Сара. – Однако я уверена, что вы скоро все тут восстановите.

Алекс утвердительно кивнул. Какое-то время они молча шагали по тропинке. Украдкой поглядывая на своего спутника, Сара думала о том, что узнала о маркизе много нового. Он был человеком весьма решительным и умел добиваться своего, но при этом не пренебрегал интересами других людей.

Когда они подошли к коттеджу Мэри Картер, маркиз остановился и, повернувшись к Саре, сказал:

– Я должен сделать еще несколько визитов до возвращения домой. Мне было очень приятно сопровождать вас сегодня.

Сара взяла у маркиза свою корзинку и с улыбкой ответила:

– А для меня это был… очень познавательный день.

– Что вы имеете в виду?

Стараясь не смотреть на маркиза, Сара проговорила:

– Вы искренне интересовались здоровьем Бейтса. Я этого не ожидала.

– За кого же вы меня принимаете?

Сара взглянула на Алекса и поняла, что он не на шутку рассердился.

– Дело в том, что я вас слишком мало знала, – сказала она в смущении. – До сегодняшнего дня я видела вас только рядом с леди Колдерн и с моей кузиной.

– Вам не очень понравилось, как я с ними общался? – спросил маркиз.

Сара кивнула:

– Да, вы были весьма несдержанным.

– Что ж, надеюсь, теперь вы лучше меня знаете и понимаете, чего я добиваюсь.

– Я абсолютно уверена в том, что вы действительно хотите восстановить Колдерн.

Маркиз усмехнулся:

– Однако вы по-прежнему относитесь ко мне с некоторым предубеждением. Я непременно докажу вам, что искренне желаю помочь людям.

– Дело не в этом, милорд. Я нисколько не сомневаюсь в вашей искренности, но… – Сара внезапно умолкла и снова отвела глаза.

– Я, кажется, вас понял. – Маркиз рассмеялся. – Поверьте, вам не следует меня бояться. – Он протянул руку и прикоснулся к голубой ленте на ее шляпке.

Сару охватило волнение, и сердце ее беспокойно забилось. В следующее мгновение Алекс наклонился к ней, и она замерла в предвкушении поцелуя. Однако маркиз тут же отстранился от нее и проговорил:

– Думаю, вы с моим братом Сэмюелом сможете найти общий язык.

Резко развернувшись, маркиз направился к конюшне. Сара с изумлением смотрела ему вслед. Она не могла понять, почему он ведет себя так странно. Ведь она же совсем недавно рассказала ему, каким ужасным был ее брак, а он хочет свести ее со своим братом. Сара нахмурилась. Нет-нет, она не имела ни малейшего желания снова выходить замуж.

Глава 12

Сара выпрямилась и повела плечами, чтобы снять боль в шее. Затем снова взялась за иголку и склонилась над вышиванием. Она сидела в углу гостиной, где дамы отдыхали после обеда, и работа позволяла ей не замечать укоризненных взглядов леди Колдерн.

Когда же послышался резкий голос кузины, Сара подняла голову.

– Я отношусь крайне неодобрительно к мистеру Блэку, – заявила Кэролайн, скрестив на груди руки. – И твои, Сара, попытки женить его на себе приведут к тому, что тебя выдворят из Колдерна.

– Кэролайн, ты ошибаешься. – Сара отложила свое рукоделие. – Просто я оказалась рядом с мистером Блэком за обедом, и с моей стороны было бы невежливо игнорировать его.

– Есть вещи похуже, чем невежливость, – возразила кузина. – Мы должны разбираться в людях, Я уже говорила леди Колдерн, какие изменения собираюсь произвести в этом доме, когда выйду замуж за маркиза.

Появление в гостиной джентльменов спасло Сару от необходимости отвечать. Кэролайн тут же повернулась к вошедшим и с улыбкой сказала:

– Прошла целая вечность после того, как мы оставили вас в столовой.

– Ничего подобного, – возразил мистер Стентон. – Мы никогда не задерживаемся слишком долго.

Окинув взглядом мужчин, Сара заметила, что маркиз хмурился. Но тут взгляды их встретились, и Сара почувствовала, как по телу ее пробежала горячая волна. Во рту у нее пересохло, и сердце гулко билось в груди. Маркиз же смотрел на нее, не отрываясь, пока мистер Стентон не отвлек его внимание.

Кэролайн направилась к мужчинам, но потом вдруг остановилась и, оглянувшись, сказала:

– Сара, не забудь, что ты должна приготовить чай. Леди Колдерн вполне ясно определила твои обязанности.

Кузина наконец-то отошла, и Сара, облегченно вздохнув, вернулась к своему рукоделию. Она пыталась продеть нитку в игольное ушко, но руки ее дрожали, так что у нее ничего не получалось.

– Никогда не понимал, как женщины могут заниматься такой кропотливой работой.

Сара вздрогнула, услышав голос Сэмюела Блэка. Он стоял прямо перед ней, заложив руки за спину. На нем было черное одеяние священника, и в темных волосах местами проступала седина, придававшая ему еще более мрачный вид.

– Вы застали меня врасплох, мистер Блэк. Я не слышала, как вы подошли. – Сара почувствовала, что краснеет от смущения, но, слава Богу, собеседник не мог прочитать ее мысли.

– Наверное, вы были слишком увлечены своей работой, миссис Уэлсли. – Сэмюел пододвинул к себе стул и сел рядом с Сарой. – Надеюсь, я не помешаю вам.

– Нет-нет, конечно, не помешаете, – сказала Сара, отложив шитье. Она проследила за взглядом мистера Блэка и поняла, что он смотрит на Кэролайн.

– Мой брат поступил разумно, решив жениться, – неожиданно заявил Сэмюел. – Ему нужна жена, чтобы помогала восстанавливать Колдерн.

Сара не знала, что ответить. Немного подумав, она проговорила:

– Я уверена, что Кэролайн сделает все возможное, чтобы помочь маркизу.

– Вы действительно так думаете? – спросил Сэмюел. – Мне кажется, она слишком уж красивая женщина…

Сара пожала плечами. Комплимент мистера Блэка прозвучал как порицание.

– А вы испытываете неприязнь к ее красоте?

– Вовсе нет. – Сэмюел откинулся на спинку стула и вытянул перед собой ноги. – Просто меня удивляет выбор моего брата. Ему нужна совсем другая женщина. Такая, которая поддерживала бы его и понимала.

– Полагаю, Кэролайн его не разочарует.

Мистер Блэк искоса взглянул на Сару и едва заметно улыбнулся.

– Я не испытываю неприязни к вашей кузине, но похоже, что она не считается ни с чьими интересами, кроме своих собственных.

Сара закусила губу и отвернулась. Мистер Блэк довольно быстро сумел распознать истинную сущность Кэролайн.

– Моя кузина, возможно, кажется немного легкомысленной и эгоистичной, но я уверена, что все изменится, когда она выйдет замуж.

Судя по выражению лица Сэмюела Блэка, он явно не разделял этого мнения.

– Поверьте, я неплохо разбираюсь в людях. Вашей кузине нужен мужчина, который обожал бы и баловал ее, а Алекс не такой человек.

Сара мысленно согласилась с мистером Блэком.

– Может быть, они все-таки найдут общий язык, когда поженятся? – нерешительно предположила она.

– Нет, не найдут. – Сэмюел покачал головой. – Видите ли, мой брат нуждается в женщине, которую он мог бы уважать и которой мог бы доверять. Ему нужна жена, которую он любил бы.

Сэмюел посмотрел Саре прямо в глаза, и сердце ее тревожно забилось; казалось, мистер Блэк смотрел ей в душу.

Сара в смущении откашлялась и проговорила:

– Брак редко сочетается с любовью.

– Да, но Алекс нуждается именно в этом.

– Тогда почему же он собирается жениться без любви?

– Наш отец сумел убедить Алекса в юности, что тот ошибался в своих романтических убеждениях относительно женщин и брака. С годами Алекс сделался циником, хотя в глубине души остался юным идеалистом, жаждущим настоящей любви.

– А каким было ваше детство; мистер Блэк? – тихо спросила Сара; ей вдруг пришло в голову, что Сэмюел, возможно, до сих пор был холостяком по той же самой причине. – Ваш отец создал у вас такое же мнение относительно брака?

Мистер Блэк усмехнулся и посмотрел на Кэролайн.

– Я слишком мало общался с отцом, чтобы подпасть под его влияние.

– Должно быть, это вызывало у вас сожаление.

Сэмюел уставился на собеседницу с искренним удивлением.

– Нет-нет, напротив! – воскликнул он. – Я был очень рад, когда уехал отсюда.

Сара решила, что Сэмюел, наверное, все-таки был зол на отца из-за того, что ему пришлось покинуть свой дом.

– И вы не чувствовали себя обиженным? – спросила она.

– Я испытывал только облегчение, – ответил он не задумываясь. – Наш отец постоянно противопоставлял нас друг другу и старался всячески принизить. Вероятно, он хотел таким образом привить нам дух соперничества, но добился только того, что сделал нашу жизнь невыносимой.

Сара почувствовала отвращение к человеку, который так обращался со своими детьми. Все это очень отличалось от атмосферы, царившей когда-то в ее семье.

– Как ужасно… – прошептала она.

Сэмюел утвердительно кивнул.

– Меня отправили в пансион, но у Дугласа и Алекса не было выбора. Они вынуждены были терпеть жестокость отца.

– Я не представляла, что старый маркиз был таким тяжелым человеком, – пробормотала Сара. – От арендаторов слышала о нем только хорошее.

– Наш отец был очень сложным человеком. Иногда мне кажется, что он даже злился из-за того, что один из его сыновей когда-нибудь унаследует Колдерн. Да-да, я знаю, что это звучит смешно, но все же… – Сэмюел криво усмехнулся и вновь заговорил: – Сначала он мог с гордостью показывать мне достопримечательности поместья, а потом вдруг напомнить, что оно никогда не станет моим. Я был старшим братом, но он постоянно напоминал мне об обстоятельствах моего рождения.

Сара почувствовала стеснение в груди, и к глазам ее подступили слезы. В этот момент она в полной мере осознала, какую боль испытывал тогда юный Сэмюел. Коснувшись его руки, она тихо сказала:

– Ни один ребенок не должен подвергаться такому…

Сэмюел улыбнулся:

– Спасибо за сочувствие, однако я давно уже простил его. Я расстался с семьей еще в детстве, и у меня стерлись все неприятные впечатления. В пансионе я жил отдельно от отца, и он не мог распространять на меня свою власть.

– Должно быть, вам сейчас было тяжело возвращаться в Колдерн.

Сэмюел отрицательно покачал головой:

– Нет-нет, поместье не оказывает влияния на мою жизнь. Меня в жизни все устраивает. К тому же меня очень радуют мои прихожане.

Сара внимательно посмотрела на собеседника. Было очевидно, что он говорил совершенно искренне и действительно вполне доволен своей жизнью.

– Я почти завидую вам, – сказала она.

– Почему?

– Вы не таите зла и не расстраиваетесь из-за того, что когда-то произошло с вами. Несомненно, вы мужественный человек.

– То же самое могу сказать о вас, миссис Уэлсли. – Сэмюел поднес ее руку к губам. – Вам надо только больше доверять людям.

Сара тяжело вздохнула.

– Мне кажется, гораздо безопаснее никому не доверять. Тогда не придется страдать.

– Однако при этом вы будете вынуждены оставаться в одиночестве. Если захотите поговорить с кем-нибудь, я к вашим услугам, миссис Уэлсли.

Сара взглянула на Сэмюела и увидела в его глазах только понимание и сочувствие.

– Благодарю вас, мистер Блэк.

– Я не помешаю вам?

Сара невольно вздрогнула, услышав голос маркиза. Кровь тотчас же прилила к ее щекам. Она подняла голову и встретилась с пронизывающим взглядом серых глаз. Губы Алекса были плотно сжаты, а на виске пульсировала жилка. Ее первым побуждением было убежать, но вместо этого она расправила плечи, и смело посмотрела ему в лицо.

– Я вижу, вы уже довольно близко познакомились. Фанни просила вас заняться приготовлением чая, Сара. Мне показалось, вы забыли об этом. – Маркиз отвесил ей легкий поклон, повернулся и отошел.

– Не судите его слишком строго, – сказал Сэмюел. – Алекс был еще мальчишкой, когда оставил дом и отправился в неизведанный мир.

– Это не оправдывает его грубость. – Сара встала и оправила юбку. – Нет необходимости предупреждать меня о характере маркиза, мистер Блэк. Мы уже обо всем договорились с ним.

– Каким же образом? – удивился Сэмюел; он также поднялся.

– Я буду продолжать заниматься лечением его арендаторов, а он оставит меня в покое.

Сэмюел усмехнулся:

– Судя по его взглядам в вашу сторону… Думаю, у него другие планы относительно вас, миссис Уэлсли.

Сара с беспокойством повернула голову, но маркиз в этот момент беседовал с Кэролайн.

– Но он дал мне слово.

– Однако это не остановит его, – возразил Сэмюел.

Сара взглянула на него и покраснела; она поняла скрытый смысл его слов. А он улыбался ей, и его темные глаза были полны сочувствия.

– Я не намерена менять свое решение, – заявила Сара.

– Мой брат всегда проявлял необычайную настойчивость, когда хотел чего-то добиться. Возможно, на этот раз он найдет именно то, что ему необходимо, – в задумчивости проговорил Сэмюел. – Надеюсь, что вы сможете снова доверять людям. – Мистер Блэк склонил голову и отошел, чтобы присоединиться к мистеру Стентону, стоявшему у камина.

Сара сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться.

Затем подошла к небольшому диванчику рядом со столом, на который Джонсон поместил поднос с чайными принадлежностями. Леди Колдерн жестом пригласила ее сесть.

– Я не обязана дожидаться вас, – прошипела она. – Ваше поведение сегодня вечером совершенно непростительно.

Сара села.

– А что, собственно, произошло?

– Ни одна благовоспитанная леди не позволила бы себе беседовать с таким человеком, как мистер Блэк.

Сара с удивлением посмотрела на леди Колдерн.

Лицо пожилой дамы было искажено от гнева. Переубеждать ее было бесполезно.

– Вы имеете в виду, что я не должна разговаривать с приходским священником? – спросила Сара с невиннейшим видом.

– Нет, я имею в виду совсем другое! – выпалила леди Колдерн. – И вам лучше попридержать свой язык. Я не слепая и прекрасно вижу, как вы ведете себя. Если бы Алекс не настоял на вашем присутствии за столом, я положила бы конец вашим играм.

– Я не делала ничего дурного, – сказала Сара и повернулась к чайным принадлежностям. Наполняя изящные фарфоровые чашки горячим чаем, она думала о рассказе мистера Блэка. То, что он рассказал о старом маркизе, потрясло ее. Она знала, что старик был распутником, но это не редкость среди аристократов. Гораздо больше поражала жестокость отца по отношению к своим сыновьям, и сердце ее сжималось от сострадания к юношам.

Сара взглянула на Алекса. Тот по-прежнему разговаривал с ее кузиной. Конечно, у него было тяжелое детство, но это не оправдывало его грубости. Впрочем, маркиз не всегда был груб – иногда он проявлял сочувствие и понимание.

Думая о характере Алекса, Сара приходила в замешательство. Он то говорил колкости, то утешал ее. Он был очень откровенен с ней сегодня днем, а вечером смотрел на нее холодно, почти враждебно. Она выполнила его просьбу и постаралась поближе познакомиться с его братом, а Алекс вместо благодарности чуть ли не отчитал ее.

Разлив по чашкам чай, Сара откинулась на спинку дивана. Она давно отказалась от попыток понять мужчин. Познакомившись с Алексом, она постоянно испытывала смущение и, вероятно, делала все не так, как следовало…

Сара помассировала виски и тяжко вздохнула. Лучше отгородиться от всех своими занятиями. Да-да, она будет лечить больных и не станет думать об Алексе.

– Вас что-то беспокоит? – осведомилась леди Колдерн.

Сара заставила себя взглянуть на хозяйку.

– Просто головная боль… Вы не будете возражать, если я пойду отдохнуть?

– Не буду. – Леди Колдерн махнула рукой. – В вашем присутствии здесь больше нет необходимости.

Сара встала и, не оглядываясь, вышла из гостиной.

Закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней на несколько секунд и вздохнула с облегчением. Слава Богу, на сегодня испытания закончились. Сара подошла к лестнице и медленно поднялась по ступеням. Затем прошла по коридорам к старой части замка и добралась до своей комнаты. Она уже потянулась к ручке двери, но тут раздался голос маркиза:

– Нам надо поговорить, Сара.

Сердце ее екнуло. Она медленно повернулась. Маркиз смотрел на нее с суровым выражением лица.

– Нам не о чем говорить, – сказала она, стараясь сохранять спокойствие.

– Вы флиртуете с каждым встречным мужчиной? – спросил Алекс.

Сара нахмурилась.

– О чем вы?

– О вас и Сэмюеле.

Сара с удивлением посмотрела на маркиза; она совершенно его не понимала.

– Но я не флиртовала с ним, милорд.

– Тогда почему вы держали его за руку? – Алекс приблизился к ней почти вплотную, и Сара невольно отшатнулась.

– Я не держала его руку, – возразила она. – И вообще, какое право вы имеете задавать мне подобные вопросы?

– Потому что я здесь хозяин! – прорычал маркиз. – И я требую, чтобы вы вели себя прилично, пока находитесь под моей крышей.

– Но вы сами настаивали на том, чтобы я поближе познакомилась с вашим братом. Мы говорили о его детстве.

– И поэтому держали его за руку? – усмехнулся Алекс.

– Да, я очень сочувствовала ему.

– Сочувствовали? – переспросил Алекс. – Что ж, допускаю. Но почему он целовал вас?

– Он поцеловал мою руку! – в негодовании закричала Сара. – Как вы смеете предполагать что-то другое?!

– А почему Сэмюелу потребовалось ваше сочувствие?

Сара вздохнула. Маркиз по-прежнему смотрел на нее с недоверием, но его тон стал более спокойным.

– Потому что мы говорили о вашем отце.

Алекс прикрыл глаза и тут же отвернулся.

– Прошу прощения, миссис Уэлсли. Я неправильно истолковал ваше поведение. Наше детство действительно было нелегким.

Сара прислонилась спиной к стене и сделала глубокий вдох. Алекс же снова к ней повернулся и пристально посмотрел ей в глаза.

– Мои поступки были совершенно естественными, – сказала Сара. – Как вы могли подумать дурное?

– Да; конечно, я вел себя глупо, – согласился Алекс. – И если бы я дал себе время подумать, то понял бы это.

– Ваш брат очень хороший человек, и я понимаю его боль, – продолжала Сара.

Алекс молча кивнул, и его губы тронула едва заметная улыбка. Однако выражение лица по-прежнему оставалось непроницаемым.

– Я хотел бы, чтобы вы проявили такое же понимание по отношению ко мне, – проговорил он хриплым шепотом.

Почувствовав волнение в его голосе, Сара затаила дыхание. Она медленно подняла руку и прикоснулась дрожащими пальцами к его щеке. Он прижался губами к ее ладони и поцеловал ее. Сара почувствовала слабость в коленях – этот поцелуй вызвал трепет во всем ее теле.

Алекс заглянул ей в глаза и прошептал:

– Вы отдаете так много своего тепла другим. Не отвергайте же и меня.

В следующее мгновение он прижался губами к ее губам. Сара понимала, что должна остановить его, и она действительно попыталась высвободиться. Но Алекс прижал ее к стене, и ей не удалось улизнуть.

– Не уходите, – сказал он. – Вы не можете игнорировать то, что происходит между нами.

Сара облизнула пересохшие губы, отводя глаза от его напряженного взгляда. Алекс желал ее, и нельзя было отрицать их взаимное влечение, однако риск был слишком велик. Она не могла пожертвовать своей свободой ради мужчины, особенно ради того, кто собирался жениться на ее кузине.

– Нам не следует вести себя так, – прошептала она.

– Уже поздно останавливаться. – Алекс приблизил к ней лицо, и Сара, закрыв глаза, чувствовала его теплое дыхание с запахом бренди.

В следующую секунду их губы слились в поцелуе, и Сара ощутила, как по ее телу прокатилась горячая волна. На сей раз она даже не пыталась сопротивляться. Более того, отвечая на поцелуй Алекса, она прильнула к нему всем телом.

Прижимаясь к маркизу все крепче, Сара чувствовала, как их взаимная страсть нарастает с каждым мгновением, и тело ее трепетало и изнывало от потребности осуществить жгучее желание.

Поцелуи маркиза становились все более страстными, и Сара, ощущая его нетерпение, все больше воспламенялась. Когда же они на мгновение остановились, чтобы перевести дух, она вдруг почувствовала, что очарование момента пропало. Алекс посмотрел на нее затуманенным взором и, прерывисто дыша, отступил на шаг. Сара привалилась спиной к стене; ноги ее подгибались, и ей казалось, что она вот-вот упадет. Алекс убрал с ее щеки прядь волос и прикоснулся пальцем к губам. Заглянув ей в глаза, он прошептал:

– Простите меня, пожалуйста. – В следующее мгновение маркиз резко развернулся и зашагал по коридору.

Глядя ему вслед, Сара не верила своим глазам. Все ее тело по-прежнему трепетало от возбуждения. «Что ж, наверное, так будет лучше, – подумала она, смахнув слезинку со щеки. – Ведь Алекс несвободен, и я бы только осложнила ситуацию, если бы вступила с ним в любовную связь».

Глава 13

– Почему так долго? Что тебя задержало? – спросила Кэролайн на следующее утро. – Неужели ты забыла, что должна помочь Нелли разобрать мой гардероб?

Сара окинула взглядом комнату кузины и едва удержалась от возгласа удивления. Повсюду были разбросаны наряды, хотя было еще очень рано.

– Кэролайн, что ты делаешь?

– Пытаюсь одеться должным образом для утренней верховой прогулки, – с раздражением ответила кузина. – Хотя маркиз мог бы выбрать для этого более подходящее время.

– Он всегда уезжает так рано, – заметила Сара. Откинув со лба прядь волос, она наклонилась, подняла с пола голубое утреннее платье и повесила его на спинку стула.

Вызов к Кэролайн оказался для Сары полной неожиданностью, и она в спешке надела коричневое повседневное платье, накинула на плечи легкую шаль для тепла и подвязала волосы лентой. Она слишком торопилась и не стала искать свой чепец, чтобы покрыть голову.

– Я не знала, что ты так хорошо осведомлена о привычках маркиза. – Кэролайн пристально посмотрела на Сару, затем взяла с кровати платье изумрудного цвета. – Это у меня единственный приличный наряд для подобной прогулки, но подол порван.

Сара подошла к кузине и осмотрела платье. Подол действительно разошелся, и было ясно, что потребуется немало времени, чтобы привести платье в порядок.

– Где иголка и нитки?

– Нелли! – крикнула Кэролайн.

Служанка тотчас же появилась в дверях гардеробной.

– Миледи, почему бы вам не надеть черное? – спросила она.

– Оно придает мне невзрачный вид. Лучше поторопись привести это в порядок, – добавила Кэролайн.

– Маркиз, конечно, подождет тебя, – успокоила кузину Сара.

– Он не знает, что я собираюсь поехать вместе с ним. – Кэролайн бросила платье на кровать, – Я не намерена давать ему повод уехать без меня.

– Он не сделает этого, миледи. – Нелли завязала узелок на конце нитки и принялась за работу.

– Маркиз избегал меня всю минувшую неделю, – с возмущением проговорила Кэролайн. – Он находится здесь уже более двух недель, но до сих пор от него не последовало никакого намека на предложение.

– Он очень занят, – сказала Сара.

– Маркиз старается поскорее скрыться, когда видит меня. – Кэролайн вскинула подбородок и решительно заявила: – Однако на этот раз я не позволю ему отделаться от меня.

Сара сокрушенно покачала головой. Конечно же, Кэролайн нисколько не преувеличивала, говоря о поведении маркиза в последнюю неделю. Днем он, как правило, отсутствовал, а по вечерам запирался в своем кабинете. Ее, Сару, он тоже избегал, однако не забывал о ней. Когда они встречались за обеденным столом, Сара то и дело перехватывала его пристальный взгляд, и от этого взгляда у нее по спине пробегали мурашки. Она не знала, что у маркиза на уме, и его присутствие очень ее смущало.

– Я не понимаю, почему с лордом Колдерном так тяжело общаться. – Кэролайн бросила на туалетный столик щетку для волос.

Сара молча кивнула Нелли и подошла к кузине.

– А ты разговаривала с ним серьезно?

Кэролайн отрицательно покачала головой.

– Он просто-напросто игнорирует меня. Мне кажется, с ним не все в порядке.

– Вздор. К нему нужно найти какой-то подход. – Сара взяла щетку для волос и начала причесывать кузину.

– Есть только один способ привлечь его внимание. – Кэролайн покрутила на мизинце колечко с рубином. – Маркиз должен постоянно видеть меня.

– Я уверена, он выжидает подходящий момент, чтобы поговорить с тобой.

– Лучше бы он поспешил, потому что я уже написала письмо своему отцу.

– Считаешь, это разумно? – спросила Сара.

– А к кому еще я могу обратиться за помощью? – Кэролайн тяжко вздохнула. – Откровенно говоря, Сара, мне иногда кажется, ты забываешь, что мы не лишены покровительства. Полагаю, отец заставит маркиза сдержать свое слово и жениться на мне.

Кэролайн немного помолчала, потом, нахмурившись, спросила:

– Уж не оправдываешь ли ты поведение Колдерна?

– Я просто стараюсь быть беспристрастной, – пояснила Сара. Она собрала вместе несколько локонов кузины и закрепила их. – Наш приезд сюда имел только одну цель – ваше с маркизом знакомство. Но ничего определенного относительно помолвки не предполагалось.

– Зато подразумевалось, – возразила Кэролайн. – Иначе я ни за что не отправилась бы в такую даль. Маркиз должен сдержать свое слово.

Сара воздержалась от комментариев. Алекс не давал никакого согласия. Обещание было дано его мачехой. Тем не менее, Кэролайн обнадежили, и Алекс не мог игнорировать это.

Сара закончила сооружать прическу кузины и сделала шаг назад, чтобы полюбоваться результатом. Кэролайн была поразительно красива. При этом ее пухлые красные губки и ясные голубые глаза выражали неудержимую решимость. Да, Кэролайн твердо решила стать маркизой Колдерн, и казалось, что ничто не могло помешать ей. Мысль об этом браке отзывалась острой болью в груди Сары, но она старалась не обращать на это внимания.

Кэролайн поднялась со стула и начала расхаживать по комнате, раскидывая ногами платья, попадавшиеся на ее пути.

– Ты закончила, Нелли?

Сара подошла к служанке и отрицательно покачала головой:

– Нет, потребуется еще некоторое время.

– Солнце уже взошло, и ждать больше нельзя. – Кэролайн подошла к кровати и вырвала платье из рук Нелли. – Сара, спустись вниз и задержи маркиза. Я надену платье, скрепив подол заколками.

Сара колебалась. Сердце ее неистово колотилось, и ей казалось, что Кэролайн слышала это биение.

– Чего ты ждешь?! – крикнула кузина. – Иди же скорее!

Сара молча кивнула и выбежала из комнаты. Ей ужасно не хотелось разговаривать с Алексом, но она не могла не выполнить просьбу кузины. Кэролайн полагала, что это будет единственная возможность поговорить с лордом Колдерном наедине, так как все остальное время его окружали слуги.

Сара пробежала по пустынному коридору и спустилась по лестнице, где стены были украшены резными панелями и картинами с выцветшими от времени красками. Подбежав к парадной двери, она остановилась ненадолго, чтобы отдышаться. Затем открыла дверь – и яркие лучи восходящего солнца на мгновение ослепили ее, так что она замерла.

Когда же глаза ее привыкли к свету, она увидела Алекса. Он сидел на своем жеребце и беседовал с мистером Стентоном. А по дорожке, ведущей к конюшням, скакал приближавшийся к ним Нейтан Картер. Заметив Сару, Дэвид Стентон взглянул на нее с удивлением и что-то сказал маркизу.

Алекс тут же обернулся, и Сара затаила дыхание. В следующий миг взгляды их встретились, и серые глаза Алекса потемнели. Сара тотчас почувствовала слабость в коленях; ей хотелось убежать обратно в дом, но она не могла сделать ни шага.

– Чем могу служить, миссис Уэлсли? – Его голос, громко прозвучавший в утренней тишине, заставил Сару прийти в себя.

– С вашего позволения; милорд, я… У меня для вас сообщение от леди Кэролайн.

– Сообщение? – Алекс подъехал поближе к крыльцу. Сара посмотрела на его длинные крепкие пальцы, сжимавшие поводья, и ее охватил трепет от сладостного воспоминания о том, как эти самые руки недавно обнимали ее.

– Чего же хочет ваша кузина? – спросил маркиз.

Сара опустила глаза и закусила губу. Казалось, маркиз был недоволен уже одним только ее появлением, и она очень сомневалась, что ему понравится ее сообщение. Сара подняла голову, но старалась не смотреть в глаза Алекса.

– Кэролайн хочет, чтобы вы подождали ее.

Маркиз уставился на нее в изумлении. Затем вдруг рассмеялся:

– Надеюсь, вы шутите!

– Я знаю, что вы не ожидали ничего подобного, но Кэролайн сейчас надевает костюм для верховой езды, чтобы поехать с вами.

– Мы намеревались посетить этим утром дальние фермы. Это будет не очень-то приятное путешествие для женщины.

– Да, конечно, – кивнула Сара. Глядя прямо в лицо Алекса, она добавила: – Кузина будет готова через несколько минут.

– Но почему именно в это утро?

– Она хочет провести время с вами, – пояснила Сара.

Алекс тяжело вздохнул и, обернувшись к Дэвиду и Нейтану, сказал:

– Поезжайте без меня. Я присоединюсь к вам чуть позже.

Всадники кивнули и, развернув своих лошадей, поскакали в сторону ферм. Фури в нетерпении бил копытами, но Алекс сдерживал его.

– Черт побери, – проворчал маркиз, – я ведь стараюсь делать все так, чтобы…

В этот момент раздался оглушительный грохот, и рядом с ними рухнуло что-то огромное. Все вокруг тотчас же покрылось пылью. Почувствовав боль, Сара вскрикнула и закрыла лицо руками. В ушах у нее звенело после страшного удара в висок. Фури громко заржал, и она услышала стук его копыт по мощеной дорожке.

Алекс пытался остановить испуганное животное, однако ему не удавалось это сделать.

– Черт возьми, что случилось? – закричал Дэвид Стентон, разворачивая свою лошадь.

Алексу наконец-то удалось остановить коня. Он откашлялся и проговорил:

– Что-то упало с крыши. Отведи лошадей подальше.

– Хорошо, – кивнул Дэвид.

Сара по-прежнему прижимала ладони к лицу. Почувствовав на пальцах что-то влажное, она взглянула на свои руки и увидела кровь. Перед глазами у нее все кружилось, и она почти ничего не видела из-за облака пыли, окружавшего ее. Сара попятилась и прижалась спиной к холодной каменной стене. Теперь она чувствовала, что по лицу ее струится кровь. Она закашлялась, потом начала отплевываться – ей казалось, что у нее весь рот забит пылью.

Наконец пыльное облако рассеялось, и Сара, осмотревшись, в изумлении вскрикнула. Все вокруг было усыпано щебнем, а в булыжном покрытии перед крыльцом зияли дыры. Повсюду валялись огромные камни; дорожка же перед входом и крытая галерея покрылись красной пылью.

Тут Сара увидела Дэвида Стентона, он вел Фур и под уздцы, и казалось, что жеребец чуть прихрамывает. Сара тотчас подумала об Алексе. Что с ним? Она оттолкнулась от стены, но чья-то рука удержала ее.

– Оставайтесь на месте, – сказал Алекс. Он стоял рядом с ней и также прижимался к стене. – С вами все в порядке?

– Да, – кивнула Сара. В ушах у нее все еще шумело, и ужасно болела голова. Она приложила руку к виску – и из горла ее вырвался стон.

– Что с вами? – спросил Алекс. Быстро осмотрев ее голову, он проговорил: – Сара, вы ранены.

– Это всего лишь царапина, – пробормотала она.

Но у нее не было сил противиться Алексу, когда он прижал к ее виску свой носовой платок.

– Держите так, – сказал он.

Сара молча кивнула и более внимательно присмотрелась к маркизу. Он был весь покрыт красной пылью. Шляпа слетела с его головы, и в волосах виднелись крошечные осколки камней.

– А вы не пострадали?

Он отрицательно покачал головой.

– У Фури на левой задней ноге глубокая рана, но, думаю, ногу можно залечить. Огромный каменный блок упал прямо рядом со мной, но, слава Богу, мы с Фурм остались живы.

Сару охватила дрожь. Ведь Алекс едва не погиб. Она могла потерять его. Она на мгновение прикрыла глаза, чтобы сдержать подступившие слезы.

– Успокойтесь, – прошептал Алекс, привлекая Сару к себе. – Успокойтесь, все будет хорошо.

– Вы могли погибнуть… – Сара всхлипнула; и теперь уже ничто не могло сдержать ее слез; она прижалась щекой к его плечу, и он еще крепче прижал ее к себе.

Сара не знала, как долго находилась в объятиях маркиза, но, в конце концов, она начала успокаиваться. Всхлипнув последний раз, она прошептала:

– Спасибо вам.

– Теперь вам лучше? – Алекс ласково улыбнулся ей, и Саре показалось, что эта его чудесная улыбка сулила тайную надежду. У нее перехватило дыхание и сердце учащенно забилось, когда он посмотрел на ее губы, и его лицо приблизилось к ее лицу.

– Вот я и готова! – раздался бодрый голос у входа. Сара вздрогнула в объятиях Алекса и встретила холодный взгляд кузины.

Глава 14

Отступив от Сары, Алекс повернулся к Кэролайн. Та же смотрела на Сару с ненавистью, и глаза ее метали молнии. Алекс почувствовал тяжесть в груди и невольно сжал кулаки. Затем сделал глубокий вдох и проговорил:

– Мы никуда не поедем сегодня.

Тут Кэролайн обратила свой гнев на него.

– Как вы можете отказывать мне?! Вы имеете хоть какое-то представление о том, как должен вести себя джентльмен?!

Алекс пожал плечами и окинул взглядом стоявшую перед ним красавицу. Зеленый костюм для верховой езды сидел на ней превосходно, подчеркивая все достоинства ее фигуры. Даже в гневе она сохраняла величественную осанку – осанку будущей маркизы.

Алекс подумал о том, что эта женщина может и в самом деле стать его женой, и по спине у него пробежал холодок. Было очевидно, что Кэролайн не способна проявлять обычные человеческие чувства, а он надеялся на взаимопонимание и любовь в браке. Он всю неделю размышлял о предстоящей женитьбе, но так и не пришел к окончательному решению. Понимая необходимость вступить в брак, Алекс, тем не менее, не мог заставить себя сделать предложение леди Кэролайн.

– Я отказываюсь от поездки именно потому, что должен вести себя как джентльмен, – заявил маркиз. – Вероятно, от вашего внимания ускользнуло то обстоятельство, что миссис Уэлсли ранена.

– Какое отношение это имеет к нам с вами? – Кэролайн покосилась на кузину. – Я уверена, что Сара способна сама о себе позаботиться.

– Даже если так, – процедил Алекс сквозь зубы, – сегодня утром мы никуда не поедем. Видите, в каком состоянии дорожка перед домом?

Кэролайн взглянула через плечо Алекса и ахнула.

– А что случилось?!

Алекс услышал, что Сара тихонько застонала. Повернувшись к ней, он увидел, что она сильно побледнела.

– Потом все объясню, – сказал он Кэролайн. – А сейчас надо позаботиться о вашей кузине.

Сара неожиданно покачнулась.

– Проклятие… – Алекс подхватил ее на руки. – Откройте быстро дверь.

Кэролайн в изумлении взглянула на маркиза. Потом со вздохом подчинилась. Алекс же крепко прижал Сару к себе, и она положила голову ему на плечо. Внезапно он подумал о том, что для него нет ничего приятнее, чем держать на руках эту женщину.

Когда Алекс вошел в холл, навстречу ему устремился Джонсон.

– Что случилось, милорд? – спросил дворецкий, открывая дверь в гостиную. – Надеюсь, миссис Уэлсли пострадала не слишком серьезно?

– Все будет хорошо, – ответил маркиз. – А сейчас нам нужны бинты и вода.

Джонсон кивнул и поспешно удалился. Алекс подошел к ближайшему дивану и осторожно опустил на него Сару. Потом подложил ей под голову подушку.

– Что-нибудь серьезное? – спросил Дэвид Стентон, входя в комнату.

Алекс сел рядом с Сарой.

– Похоже, просто небольшой порез, но она потеряла много крови. Как Фури?

– Джейкобс уже занимается им. Однако тебе некоторое время нельзя будет ездить на нем. – Дэвид подошел к дивану и взглянул на Сару. – Но отчего так много крови?

– Лоб всегда сильно кровоточит.

– Она, должно быть, притворяется! – в раздражении бросила Кэролайн, присевшая на стул в углу.

Алекс взглянул на нее с осуждением.

– Вы могли бы нам помочь, леди Кэролайн.

Прежде чем Кэролайн успела ответить, появился Джонсон. Дворецкий принес воду, бинты и полотенца. Алекс смыл кровь со лба Сары и тщательно осмотрел рану. Как он и предполагал, порез оказался неглубоким.

Маркиз сделал тампон из обрывка чистого полотна и приложил его к ране. Затем наложил повязку.

– Скоро все зарастет, – сказал он.

Тут веки Сары дрогнули, но глаза не открылись. Алекса охватил страх. Ему не раз приходилось оказывать помощь раненым во время войны, но никогда их ранения не действовали на него так, как рана Сары. Склонившись над ней, он прошептал:

– Сара, откройте глаза.

Она поморщилась от боли, и глаза ее открылись. Посмотрев на Алекса, она улыбнулась, и у него отлегло от сердца. Ничто не могло так обрадовать его в этот момент, как сияние ее чудесных глаз.

– Должно быть, я потеряла сознание. Как я оказалась здесь?

– Я принес вас сюда, – ответил Алекс. – Вам уже лучше?

– Да, уже лучше. – Сара приподнялась, затем села, спустив ноги на пол. Немного помедлив, она прикоснулась к виску и снова поморщилась.

– Боль скоро пройдет, – сказал Алекс.

Сара кивнула.

– А что произошло?

– Я тоже хотела бы это узнать. – Кэролайн поднялась со стула и подошла к дивану. – Я уже приготовилась к утренней прогулке, но ты, Сара, все испортила.

– Вы к ней несправедливы, – вмешался Дэвид Стентон. – Миссис Уэлсли ни в чем не виновата. А вам, леди Кэролайн, очень повезло, что вы не вышли из дома немного пораньше.

Кэролайн несколько секунд молчала. Затем присела рядом с Сарой.

– Объясни свое поведение, – сказала она.

В этот момент в гостиную вошел Нейтан Картер. Он тут же сообщил:

– Я пока оцепил канатом площадку перед входом. Надо будет побыстрее сделать ремонт.

Алекс кивнул и отошел от дивана.

– Я немедленно пришлю сюда работников.

– Я все еще жду, когда мне кто-нибудь объяснит, что произошло, – заявила Кэролайн.

Алекс повернулся к ней:

– Миссис Уэлсли передавала мне ваше сообщение, когда с крыши на площадку у входа рухнул каменный блок. К счастью, все остались живы.

Кэролайн окинула взглядом мужчин, потом снова посмотрела на Сару.

– Какой ужас… – прошептала она.

– Думаю, нам следует осмотреть крышу, – заметил Нейтан Картер.

– Да, верно, – кивнул Алекс. Он взглянул на Сару и добавил: – Но сначала надо доставить миссис Уэлсли в ее комнату.

– Я чувствую себя не так уж плохо, – запротестовала Сара. – И я…

– Нет-нет, – перебил Алекс. – Я отнесу вас. Кстати, это по пути на крышу.

Сара попыталась подняться с дивана, но Алекс опередил ее. Он наклонился и подхватил ее на руки. При этом маркиз заметил, что щеки Сары порозовели. Он украдкой подмигнул ей и улыбнулся, от чего она еще гуще покраснела.

Алекс направился к двери, однако задержался у порога и посмотрел на Кэролайн:

– Вы идете с нами?

– Зачем? – спросила Кэролайн.

– Чтобы позаботиться о миссис Уэлсли, – ответил Алекс. – Я полагаю, что она не должна оставаться одна, без присмотра.

Кэролайн пожала плечами:

– В таком случае я пришлю к ней Нелли.

Маркиз не решился выразить свои чувства словами и, молча кивнув, вышел из комнаты. Нейтан и Дэвид последовали за ним.

Алекс быстро дошел до комнаты Сары и положил ее на кровать.

– Надеюсь, все будет хорошо до прибытия Нелли.

– Да, конечно, – сказала Сара. – Спасибо за помощь. Я очень вам благодарна.

– Не стоит меня благодарить, – ответил маркиз.

Сара посмотрела на него с удивлением, и он добавил:

– Чему вы удивляетесь? Я делал то, что должен был делать.

Сара снова залилась краской и потупилась.

– Простите, – прошептала она.

Алекс хотел было спросить, за что она просит прощения, но в последний момент передумал. Если бы Нейтан и Дэвид не ждали его у двери, он сел бы на кровать и обнял Сару, чтобы развеять все ее сомнения.

Впрочем, он сознавал, что именно этого она опасалась. Ему было больно видеть ее в таком замешательстве. Алекс не знал, как ему следует вести себя по отношению к Саре, и не хотел нарушать свое обещание сохранять дистанцию.

Воспоминание об их поцелуе неделю назад было еще свежо в его памяти. Он никогда не испытывал ничего более прекрасного, и это пугало его. Все его юношеские мечты ожили в тот сладостный миг. В юности он мечтал о любви и о том, что будет жить с любимой женщиной… такой женщиной, как Сара.

Дэвид Стентон откашлялся и спросил:

– Все в порядке?

Алекс взглянул на него через плечо и кивнул. Потом снова посмотрел на Сару:

– Я должен идти.

Сара старалась не смотреть на него. Он колебался еще несколько мгновений, потом тяжело вздохнул и, отвернувшись, направился к двери. В этот момент в комнату вошла Нелли. Служанка тотчас же начала хлопотать вокруг Сары, и Алекс почувствовал облегчение. Теперь он знал, что о Саре позаботятся.

Мужчины зашагали по коридору. Эта часть замка казалась самой запущенной, и Алекс собирался в ближайшие месяцы произвести здесь ремонт.

Они поднялись по лестнице, находившейся в самой старой башне замка. Когда-то эта башня служила для защиты Колдерна от врагов, но теперь ею пользовались только в тех случаях, когда нужно было подняться на крышу.

Когда они открыли дверь, ведущую на крышу, в глаза им ударил яркий солнечный свет. Все трое вышли наружу и остановились, залюбовавшись панорамой.

– Я уже забыл, какой чудесный вид открывается отсюда! – воскликнул Нейтан.

Алекс кивнул.

– Я не поднимался сюда с тех пор, как уехал девятнадцать лет назад.

– Здесь такое же запустение, как и во всем доме, так что неудивительно, что отсюда могло что-то свалиться, – сказал Дэвид Стентон. – В этом крыле может произойти что угодно.

Алекс снова кивнул. Он уже твердо решил, что, в конце концов, весь Колдерн будет полностью восстановлен.

– Давайте посмотрим, откуда упал каменный блок.

Шагая по разбросанному мусору и щебню, они двинулись к фасаду. Подойдя ближе к краю крыши, Алекс заметил, что площадка там чище, чем в других местах, – как будто ее подмели или поскребли граблями. Маркиз нахмурился и снова посмотрел на то место, откуда свалился блок.

Среди зубьев башни зиял широкий проем, и такая каменная громада обладала чудовищным весом. «Удивительно, что она не вызвала более серьезных разрушений внизу», – подумал Алекс.

Дэвид Стентон покачал головой; казалось, он не верил собственным глазам.

– Это просто чудо, что ты не пострадал.

– Да, чудо, – подтвердил Алекс. Теперь он понял, что этим чудом была Сара. Она казалась такой несчастной и беззащитной, когда стояла на верхней ступеньке крыльца. Он вспомнил, что ему вдруг захотелось обнять ее и крепко прижать к себе. Поэтому он и направил своего коня поближе к крыльцу. Именно это и спасло его.

– Да, здесь ужасно все обветшало. – Алекс подошел к зубчатой стене и провел ладонью по краю проема между зубьев. – Но как могла обвалиться сразу такая большая часть?

Дэвид почесал в затылке.

– Если стена была готова обвалиться, то ничто не могло удержать ее.

– Но почему она оказалась готовой обвалиться? – Алекс вопросительно взглянул на брата. – Что ты думаешь по этому поводу?

– Посмотрите, сколько мелких осколков на крыше. – Нейтан указал на площадку под обвалившейся частью зубчатой стены. – Если бы часть зубьев свалилась сама по себе, разве было бы тут столько битого камня?

– Слава Богу, что эта громада не упала на внутреннюю сторону, – сказал Дэвид, пожав плечами. – Думаю, такой вес мог насквозь пробить крышу и все этажи до самого низа.

Алекс выразительно взглянул на брата. Он вспомнил о том, что в него стреляли несколько недель назад. Вероятно, тот случай был просто совпадением, однако Нейтан, казалось, думал иначе.

Алекс снова посмотрел на очищенную площадку крыши. Потом пощупал застывший известковый раствор между каменными блоками, которые остались стоять. В стене кое-где виднелись выбоины, но в основном они были хорошо заделаны после последнего ремонта. «Возможно, упавшая часть стены не была отремонтирована», – подумал Алекс.

Опустившись на одно колено, маркиз ощупал крышу. Ему удалось обнаружить немного осыпавшегося известкового раствора, но его было явно недостаточно для того, чтобы рухнула такая большая часть стены.

Алекс выпрямился и осмотрелся. Нейтан молча наблюдал за ним; было очевидно, что он что-то подозревал, но не хотел говорить в присутствии Дэвида.

Но имелись ли у Нейтана основания для подозрений? Да, пожалуй. Ведь если кто-то недавно поднимался на крышу, то почему же этот человек ничего не сказал о необходимости срочного ремонта? И что этому человеку понадобилось на крыше? Может, кто-то просто хотел полюбоваться отсюда великолепным видом? Алекс окинул взглядом окрестности, и сердце его наполнилось гордостью. Ведь все эти холмы, долины и лесные массивы принадлежали ему, маркизу Колдерну. Вероятно, он еще·не до конца осознавал, что значит быть хозяином такого поместья. Ему следовало как можно быстрее восстановить Колдерн. И, конечно же, он уже никогда отсюда не уедет.

Маркиз сделал глубокий вдох и посмотрел вниз, чтобы оценить размеры разрушений. Было ясно, что на ликвидацию последствий обвала потребуется несколько недель, никак не меньше. Но все это пустяки по сравнению с тем, что кто-то снова пытался убить его.

– Будем спускаться, – сказал Алекс. – Полагаю, нам здесь больше нечего делать.

Дэвид начал спускаться первым. Алекс хотел последовать за ним, но Нейтан задержал его.

– Надеюсь, ты отнесешься к этому достаточно серьезно.

– Я вообще отношусь очень серьезно к своим обязанностям.

– Ты понимаешь, что я имею в виду, – шепотом добавил Нейтан. – Я не думаю, что часть стены обвалилась случайно.

– Возможно, ты прав, – согласился Алекс. – Но сейчас мы ничего не можем предпринять.

– Постарайся узнать, кто поднимался на крышу.

– Полагаю, это будет не так-то просто сделать.

– Я буду начеку, – пообещал Нейтан.

– Я тоже, – прошептал Алекс.

Он не хотел стать последним маркизом Колдерна.

Глава 15

Сара сняла чепец и осторожно прикоснулась ко лбу.

Прошло пять дней после того, как рухнула часть стены, и рана почти зажила. Сегодня она рано утром ходила в деревню к больному ребенку, поэтому вышла из дома не позавтракав.

Проходя мимо «Деревенского дома», местной гостиницы, она почувствовала урчание в животе. Немного поколебавшись, Сара свернула к гостинице, решив купить в дорогу чего-нибудь съестного.

В общем зале царил полумрак, и Сара остановилась у порога. Она была здесь только однажды, когда заходила, чтобы купить пива одному из своих прикованных к постели пациентов. Внезапно дверь кухни отворилась и перед Сарой появилась крупная, пышнотелая женщина.

– Миссис Уэлсли? – удивилась она. – Я не знала, что здесь кто-то есть.

– Я только что вошла, миссис Уивер, – сказала Сара. – Я хотела бы взять с собой немного хлеба и сыра.

– Да-да. – Хозяйка гостиницы распахнула дверь позади себя и сделала соответствующие распоряжения, после чего снова повернулась к Саре. – Не хотите ли пройти в зал и подождать там?

Сара окинула взглядом просторную комнату с длинными столами на козлах и скамейками по обеим сторонам. Тут было довольно чисто, и даже имелись более уютные места вблизи окон. Но Сару смущал резкий запах прогорклого пива, и она с улыбкой ответила:

– Спасибо, я подожду здесь.

– Как хотите. – Миссис Уивер пододвинула к ней стул. – Я слышала о вас много хорошего, миссис Уэлсли. Люди очень вам благодарны за заботу.

– Я делаю что могу. – Сара впервые беседовала с миссис Уивер. Она слышала, что эта женщина вышла замуж почти двадцать лет назад, а вскоре после этого ее супруг умер, и она стала хозяйкой гостиницы.

– Да-да, люди по достоинству ценят ваши добрые дела. Бог знает, когда его светлость соизволит помочь нам.

Сара невольно нахмурилась.

– Но маркиз делает все возможное, – возразила она.

– Совершенно верно, я очень стараюсь, – неожиданно раздался знакомый голос.

Сара тут же обернулась и увидела маркиза, входящего в общий зал. Сердце ее тревожно забилось. Она впервые видела Алекса после утреннего происшествия у крыльца. В тот же день он уехал в Карлайл по делам.

– Какой сюрприз! – Миссис Уивер улыбнулась и поклонилась маркизу. – Прошло столько лет с тех пор, как я последний раз видела тебя.

– По меньшей мере, девятнадцать, – ответил Алекс. – Я вижу, ты неплохо устроилась, Рейчел.

– Да, очень хорошо. Но ты это и раньше знал, верно?

– Я знал только о том, что ты взяла деньги у моего отца. Но как ты распорядилась ими, этого я не знал.

– Старому Тому нужны были деньги для дела, вот мы и договорились…

– Ты имеешь в виду замужество?

Рейчел хихикнула, от чего ее тучное тело задрожало.

– Тебе тоже не мешало бы подумать об этом.

Алекс кивнул:

– Да, верно. Мужчине в моем положении необходимо позаботиться о создании семьи.

– Кто бы мог предположить, что ты станешь маркизом… Наверное, мне следовало воспользоваться твоим предложением.

– Я беру его обратно, чтобы ты не сожалела.

– Что же, меня вполне устраивает моя нынешняя жизнь. Похоже, тебе тоже неплохо без меня. – Рейчел склонила голову к плечу и окинула маркиза внимательным взглядом.

Сара с удивлением покосилась на Алекса, но тот был совершенно невозмутим. Внезапно повернувшись к Саре, он спросил:

– А что вы тут делаете?

– Я была все утро с ребенком Додда, а потом зашла к миссис Уивер, чтобы купить немного хлеба и сыра.

– Я провожу вас. Идемте.

– В этом нет необходимости.

Алекс вздохнул.

– Вы все время проводили в своей комнате после случившегося. Значит, вы еще недостаточно хорошо себя чувствуете.

Щеки Сары покраснели. Пока Алекс находился в Карлайле, она пользовалась своим ранением в качестве предлога и избегала общения с остальными обитателями замка. Атмосфера в Колдерне была весьма напряженной, Кэролайн постоянно донимала ее обидными замечаниями, поэтому Сара предпочитала уединение.

– Вероятно, вы решили, что вам лучше ни с кем не общаться, – догадался Алекс.

– Так мне было легче, – согласилась Сара. – Давайте не будем обсуждать это. – Она посмотрела на миссис Уивер – та с любопытством прислушивалась к их разговору.

– Не обращайте на меня внимания. – Хозяйка с улыбкой махнула рукой. – Я знаю все, что происходит в большом доме.

– В самом деле? – Алекс стукнул стеком по одному из столов. – Тогда просвети меня.

– Ведешь себя теперь как важный господин? – Рейчел скрестила на груди руки. – Я знаю обо всем, что происходит в этих местах. Например, о том неприятном происшествии, которое случилось у крыльца замка.

Алекс пожал плечами:

– Что ж, ничего удивительного. Думаю, об этом все слыхали. Ты забыла, Рейчел, что я вырос в Колдерне, поэтому прекрасно знаю, как быстро здесь распространяются слухи.

– Я никогда не забывала тебя, милый: – Рейчел подмигнула маркизу. – Ты вырос и стал замечательным мужчиной. Я была бы рада снова выслушать твои горести, как в прежние времена.

– Я никогда не даю женщине второй шанс, – холодно заметил Алекс. – Если это все, что ты хотела сказать, то разговор окончен.

Он приблизился к Саре, и она затаила дыхание. Взяв ее за руку, маркиз покосился на миссис Уивер и проговорил:

– Пойдемте, здесь неподходящее место для леди.

Сара попыталась высвободить руку, но Алекс крепко держал ее. Услышав смех Рейчел, она вспыхнула, и ее охватил гнев. Как Алекс смел так обращаться с ней?!

– Пустите меня! – потребовала Сара.

Алекс вывел ее из гостиницы и подвел к своей лошади.

– Я не хочу, чтобы вы приближались к этой женщине.

Сара сжала кулаки и пристально посмотрела маркизу прямо в глаза.

– Но почему?

– Потому что я настаиваю на этом.

– Вы настаиваете? – Саре казалось, что она ослышалась. – Я не обязана подчиняться вам.

– Я хозяин, а вы моя гостья.

– Это не дает вам права так говорить со мной. Ни один мужчина не вправе указывать мне, что я должна делать.

Алекс тяжело вздохнул и оперся рукой о седло.

– Сара, послушайтесь меня, пожалуйста…

В этот момент раздался голос миссис Уивер:

– Так вы возьмете свой завтрак?!

Сара кивнула и вернулась в гостиницу. Миссис, Уивер протянула ей пакет.

– Спасибо.

– С возрастом он не сделался лучше, – сказала Рейчел, указав в сторону Алекса. – Он стал таким же, как его отец. Более холодного человека не найти.

Сара молча стиснула зубы. Защищать маркиза перед этой женщиной не имело смысла. Она протянула, миссис Уивер несколько монет и подивилась ее враждебности. Эта женщина была первой, от кого Сара услышала критический отзыв об Алексе.

Попрощавшись с хозяйкой, она вернулась к маркизу, все еще стоявшему у лошади.

– Вы закончили? – спросил он.

Сара кивнула и прошла мимо, него. Раскрыв пакет, она поднесла ко рту намазанный маслом свежий хлеб и с удовольствием откусила большой кусок.

– Похоже, вы проголодались.

Сара вздрогнула, услышав за спиной голос Алекса. Она не ожидала, что он последует за ней.

– Да, я проголодалась, потому что утром ушла из дома не позавтракав.

– Я пойду вместе с вами, – заявил Алекс. Он быстро вернулся к своей лошади и, взяв ее за поводья, тут же догнал Сару.

– Я не нуждаюсь в сопровождении, – запротестовала она.

– Я просил вас брать с собой слугу, – мягко напомнил маркиз. – Где он?

Сара отвернулась и вздохнула.

– Я не хотела никого беспокоить.

– Что ж, хорошо, – кивнул Алекс. – В таком случае я сам позабочусь об этом.

– В этом нет необходимости.

– Скажите, а почему Рейчел обращалась с вами, как с одной из работниц? – неожиданно спросил маркиз.

– Ничего подобного! – возмутилась Сара. – Она очень дружелюбно разговаривала со мной.

– Полагаю, я лучше знаю ее, чем вы. – Алекс с усмешкой посмотрел на Сару. – Поверьте мне, она настроена не очень-то дружелюбно. Похоже, она пыталась что-то выведать у вас.

Сара отправила в рот кусочек сыра и задумалась. Возможно, Рейчел действительно старалась что-то выведать, но в этом не было ничего удивительного. Ведь известно, что в провинции люди любят посплетничать…

– Даже если так, то что же?

Сара предложила Алексу кусочек сыра, но он отрицательно покачал головой.

– Сара, этой женщине нельзя доверять.

– Вы явно недолюбливаете друг друга. – Она внимательно посмотрела на собеседника. – Но почему?

– Это очень длинная и очень неприятная история.

Сара пожала плечами:

– Нам еще долго идти.

Алекс взглянул на солнце.

– Это было девятнадцать лет назад… и теперь все это не имеет значения.

– Но вы все еще сердитесь на нее, не так ли?

Алекс хрипло рассмеялся.

– Неужели вы действительно так думаете?

– Я сужу по вашему поведению, – пояснила Сара. – Вы обращались с ней… с каким-то особым презрением. Я не видела, чтобы вы говорили так еще с кем-то. Должно быть, ваша обида очень глубока.

Алекс улыбнулся:

– Вы очень проницательны.

– Это из-за нее вы покинули Колдерн?

– Да, отчасти из-за нее, – ответил Алекс после долгого молчания. – Но я в любом случае уехал бы.

– Вы давно решили поступить на службу в военно-морской флот? – Сара покончила со своим завтраком и вытерла руки салфеткой, которую потом сунула в корзинку.

– Я никогда не думал о флоте.

Сара наморщила лоб.

– А какие же у вас были планы?

– Сначала я собирался поехать в Оксфорд, а потом поступить на службу в дипломатический корпус. У меня были родственники по материнской линии, которые могли бы мне помочь.

– Тогда почему же вы оказались во флоте?

– Мне не оставили выбора. Двоюродный дедушка моей матери был адмиралом, и я обратился к нему. Однако он решил, что я слишком молод для дипломатической службы, поэтому мне пришлось выбрать флот.

– А служба во флоте очень вас тяготила?

Алекс пожал плечами.

– Не особенно. Со временем я привык.

– Но ведь флот и карьера дипломата – совсем не одно и то же, не так ли? – заметила Сара. – Вероятно, вы потом очень жалели, что покинули Колдерн…

Алекс тяжело вздохнул.

– Скажите, нам обязательно надо продолжать этот разговор?

Сара кивнула.

– Если вы настаиваете, чтобы я избегала Рейчел Уивер, то я должна знать, почему вы на этом настаиваете.

Алекс внезапно остановился и придержал лошадь.

Немного помолчав, он вдруг заявил:

– Что ж, хорошо, слушайте. Я влюбился в Рейчел вскоре после того, как мне исполнилось шестнадцать лет. Она была старше меня, но я не обращал на это внимания. Я хотел именно такую женщину – красивую, веселую и заботливую. По крайней мере, мне так казалось.

Сара услышала боль в голосе Алекса и ощутила тяжесть в груди от этих его слов. Она пожалела, что заставила его рассказывать о своем прошлом, хотя ей очень хотелось узнать о нем как можно больше.

– Что же изменило ваше мнение о Рейчел?

– В этом виноват мой отец.

Сара ненадолго задумалась.

– Он не одобрил ваш выбор?

Алекс грустно усмехнулся:

– Это слишком мягко сказано. Он предложил мне просто переспать с Рейчел и покончить с этим, а я по глупости сказал ему, что хочу жениться на ней.

Саре с трудом верилось, что сын маркиза мог пожелать жениться на такой женщине, как Рейчел. Правда, в то время он был всего лишь мальчишкой.

– И что же сделал ваш отец?

– Он, конечно, переубедил меня, в конце концов, – ответил Алекс, отвернувшись.

Саре очень хотелось утешить его, однако она понимала, что сейчас ей лучше помолчать.

– Так что же вы теперь скажете? – неожиданно спросил Алекс, снова повернувшись к ней.

– Я понимаю, что он причинил вам ужасную боль.

Алекс отшвырнул ногой камешек, лежавший у дороги.

– Мой любящий отец встретился с Рейчел и предложил ей деньги, чтобы она оставила в покое его драгоценного сына. Потом он сам переспал с ней, и устроил так, чтобы я пришел в ее дом в определенное время и стал свидетелем их связи.

Сара была потрясена жестокостью старого маркиза. Такое предательство со стороны людей, которым юноша доверял, могло сломить кого угодно, даже взрослого мужчину. Сердце Сары наполнилось болью, и она осторожно коснулась руки Алекса.

Но он тут же отстранился.

– Не надо жалеть меня. Урок, преподанный моим отцом, остался в моей памяти до сих пор. Теперь я не так глуп, чтобы позволить женщине вторгаться в мою душу. Всем им нужны только деньги.

– Это неправда, – возразила Сара.

Алекс насмешливо улыбнулся:

– Может, скажете, что вашу кузину не интересуют мои деньги и мое положение? Если бы я был вторым сыном в семье, думаете, она старалась бы привлечь мое внимание?

На сей раз Саре нечего было возразить. Конечно же, маркиз не ошибался относительно Кэролайн.

– Тогда почему вы женитесь на ней? – спросила Сара.

– Мне нужна жена, – заявил Алекс. – По крайней мере, я знаю, что именно интересует леди Кэролайн. Ведь она в отличие от Рейчел не скрывала своих мотивов…

Сара сокрушенно покачала головой:

– Вы ошибаетесь насчет женщин.

– В таком случае мы мыслим одинаково.

Сара нахмурилась.

– Как это понять?

– Вы считаете, что все мужчины не отличаются от вашего покойного мужа, а я считаю, что все женщины такие же интриганки, как Рейчел.

Сара остановилась и внимательно посмотрела на Алекса. Почему он сравнивает ее покойного мужа и Рейчел? Ведь ее замужество не имело ничего общего с предательством Рейчел. Впрочем, кое в чем он был прав. Они оба разочаровались в любви и боялись снова довериться ей.

– Пожалуй, хватит идти пешком, – неожиданно сказал Алекс. Взяв Сару обеими руками за талию, он поднял ее и усадил в седло, прежде чем она успела что-либо возразить. Усевшись позади нее, он спросил: – Вам удобно?

Сара кивнула. Прижимая к груди свою корзинку, она в смущении пробормотала:

– А если кто-нибудь увидит нас? Ведь это совершенно неприлично…

– Мы скажем, что вы подвернули лодыжку. – Алекс покрепче прижал Сару к себе и натянул поводья. – Сегодня слишком жарко, и вам не следует так долго ходить пешком.

Сара пыталась держаться в седле прямо, но из-за постоянной тряски то и дело прижималась спиной к Алексу. Его близость необыкновенно ее взволновала – дыхание сделалось прерывистым, а сердце гулко стучало в груди. Она молила Бога, чтобы поскорее доехать до дома.

– Расслабьтесь, – проворчал Алекс. – Поверьте, вам нечего бояться.

– Вам лучше оставить меня у сторожки. – Сара попыталась повернуться к Алексу и потеряла равновесие. Она инстинктивно вытянула руку, чтобы ухватиться за Алекса, но тот, опередив Сару, крепко прижал ее к себе, обнимая одной рукой за талию.

– Вы нервничаете? – прошептал он ей в ухо.

– Я неловко чувствую себя на лошади, – призналась Сара. Отчасти это было правдой.

– Неужели? – Алекс рассмеялся. – А я думал, что только мне неловко из-за того, что вы позволили мне обнять вас.

Сара нахмурилась. Ей показалось, что она не уловила смысла слов Алекса.

– О чем вы говорите?

– О вас и обо мне. – Он прикоснулся губами к ее шее.

Сара невольно вздрогнула – наконец-то до нее дошел смысл его слов. Она попыталась высвободиться из объятий маркиза, однако у нее ничего не получилось. Сделав глубокий вдох, она сказала:

– Вы дали слово, не забудьте…

– Ни в коем случае, – усмехнулся Алекс. – Однако я заставил вас забыть о вашем страхе, верно?

– О каком страхе? – удивилась Сара. – О чем вы?

– О лошадях. – Маркиз внезапно остановился. – Мы уже в Колдерне.

Сара осмотрелась и увидела неподалеку конюшню из красного камня. Она так увлеклась своими переживаниями, что не заметила, как они свернули на подъездную дорожку.

– Я хотела еще навестить Бейтса, – сказала она нерешительно.

– Вы сегодня уже достаточно потрудились. – Алекс соскочил с лошади и потянулся к Саре. Он осторожно опустил ее на землю, но не убрал руки с ее талии. Сара замерла и затаила дыхание. Алекс же смотрел на нее с едва заметной улыбкой.

Его черные волосы блестели на солнце, отливая серебром на висках, а в уголках глаз обозначились морщинки.

– Я всегда к вашим услугам, если измените свое решение, – сказал он, наконец-то убрав руки с ее талии.

Сара покачала головой.

– Это будет нечестно по отношению к Кэролайн.

Алекс приподнял бровь.

– А она поступает честно по отношению к вам?

Сара опустила глаза и отступила на шаг.

– Я не хочу заводить роман. – Она медленно зашагала к дому.

– Чего же вы хотите? – спросил Алекс, тотчас нагнав ее.

Сара остановилась и пристально посмотрела на маркиза. Она чувствовала, что он расстроен, поэтому не решалась ответить. Но Алекс упорно ждал ответа, и она, собравшись с духом, проговорила:

– В юности я хотела любви, а сейчас хочу все забыть.

Алекс подошел к ней почти вплотную.

– Вы не можете прятаться всю жизнь. Сара грустно улыбнулась.

– Я стараюсь защититься от мужчин.

– То есть от любви, – поправил Алекс.

Сара вздохнула.

– По-моему, это одно и то же. – Она повернулась и снова зашагала к дому.

На сей раз Алекс не стал ее догонять, однако прокричал ей вслед:

– Жду вас сегодня вечером к обеду! А завтра состоится пикник.

Сара снова вздохнула. Она ведь совсем забыла о пикнике. Время подготовиться было, но она боялась, что не сможет выдержать еще один день рядом с маркизом.

Глава 16

Алекс отвернулся от озера и посмотрел на своих родственников и друзей.

Стоял чудесный летний день, и небо, насколько хватало глаз, было голубым и безоблачным; легкий же ветерок приятно освежал.

– Устроить сегодня пикник – превосходная идея леди Кэролайн, – бодро заметил Дэвид Стентон. – При дневном свете она выглядит особенно прелестно.

Алекс улыбнулся другу:

– Ей все к лицу, и она знает об этом.

Дэвид пожал плечами:

– Но это не мешает нам ценить ее красоту.

Алекс усмехнулся:

– Я бы рекомендовал любоваться ее красотой издалека.

– Да, она очень нервничает после твоего возвращения из Карлайла, – согласился Дэвид.

Маркиз кивнул и окинул взглядом лужайку, неподалеку от которой они расположились. Слуги разносили еду в больших корзинах и выкладывали свертки и пакеты на доски, покрытые белыми скатертями. Вскоре все должны были приступить к ленчу.

– Вероятно, нам следует присоединиться к остальным, – сказал Алекс, разглаживая отвороты своей голубой куртки. – Слуги уже все приготовили.

Они медленно зашагали к лужайке, и Алекс поймал себя на том, что высматривает Сару. Накануне вечером она спустилась к обеду, но когда мужчины присоединились к дамам в гостиной, уже ушла под каким-то предлогом. И он не был уверен, что она появится на пикнике.

Наконец Алекс увидел ее. Она сидела под старым раскидистым дубом, и ее будничное коричневое платье и чепец придавали ей слишком уж невзрачный вид. Алекс едва не застонал, увидев Сару в таком ужасном наряде.

Вероятно, она почувствовала его взгляд, потому что тотчас оторвалась от книги и посмотрела на него. У Алекса перехватило дыхание, и сердце его учащенно забилось. Он уже хотел подойти к Саре, но тут перед ним неожиданно возникла его сестра Джулиана.

– Мама считает, что ты должен сесть рядом с ней, – сообщила девушка.

Алекс с улыбкой посмотрел на сестру:

– А я считаю иначе.

– Что это значит? Мама ждет тебя.

– Я уверен, что найдется кто-нибудь другой, желающий занять мое место. Может быть, ты?

– Она хочет видеть рядом именно тебя, – настаивала Джулиана. – Там будет и леди Кэролайн.

– Теперь мне все понятно. – Алекс повернулся к Дэвиду: – Окажешь услугу?

– Да, конечно.

– Тебе предстоит развлекать леди Кэролайн, – продолжал Алекс, – а я…

Кивнув другу, маркиз медленно направился к Саре. Эта женщина сводила его с ума. Он боролся с собой несколько недель и теперь был полон решимости положить конец недомолвкам и бессонным ночам.

Когда он подошел к Саре, она уже встала с травы.

– Добрый день, милорд.

– Вам следовало бы подстелить одеяло, – сказал Алекс, подавая ей руку.

Она улыбнулась:

– Слуги все устроили так чудесно, и я не могла нарушить порядок.

– Мы затем и захватили одеяла, чтобы не сидеть на траве, – нахмурившись, возразил Алекс. Он вдруг подумал о том, что Сара никогда не заботилась о себе.

– Простите, я не хотела рассердить вас, – прошептала она с дрожью в голосе.

Алекс на мгновение прикрыл глаза и мысленно отчитал себя за резкость. Он вовсе не собирался делать ей замечания.

– Просто мне не хотелось, чтобы вы испортили свое платье, – пояснил он.

Сара посмотрела на свое тусклое коричневое одеяние и невольно рассмеялась.

– Я буду иметь это в виду в следующий раз.

Маркиз почувствовал, что вел себя чрезвычайно глупо.

– Забудем об этом. – Он взял Сару за руку. – Ленч готов.

– Не стоит сопровождать меня. – Сара с беспокойством посмотрела на остальных участников пикника, потом снова на Алекса. – Мне кажется, было бы неразумно раздражать ваших родственников.

Алекс замедлил шаг.

– Вам не надо прятаться. Вы не служанка.

– Так лучше.

– Но чего вы боитесь? – Алекс сделал глубокий вдох.

Сара взглянула на него и улыбнулась.

– Кэролайн устроила этот пикник, чтобы провести время с вами. Нехорошо разочаровывать ее.

– Я всегда поступаю так, как мне нравится, – заявил Алекс. – Не желаю подчиняться правилам.

Сара тяжко вздохнула.

– Как хотите.

Алекс мысленно торжествовал свою маленькую победу. Сара была очень сложной женщиной, и он знал это с самого начала. Но он больше не мог игнорировать их взаимное влечение, и ему хотелось как-то убедить Сару в том, что ей нечего бояться.

Когда они подошли к лужайке, Алекс выбрал место подальше от остальных. Сара с удивлением посмотрела на него, но он только улыбнулся. Ей следовало привыкать к его обществу. Он не собирался прятать ее.

– Это просто безумие, – прошептала Сара, усаживаясь на одеяло и расправляя юбку. – Вы умышленно стараетесь вызвать раздражение у Кэролайн.

Алекс сел на край одеяла, обхватив одной рукой колено.

– Это не входит в мои намерения. Если она расстраивается, то это не моя вина.

– Как вы можете так говорить? – удивилась Сара. – Ведь вы должны жениться на ней.

Алекс пристально смотрел на нее, он был очарован ее близостью.

– Вам не следует верить во все, что говорят.

Сара нахмурилась.

– Что вы имеете в виду?

– Моя женитьба пока не является несомненным фактом.

Сара хотела что-то сказать, но тут рядом с ними раздался голос Кэролайн:

– Почему вы сидите здесь?

Алекс взглянул на возмущенную красавицу и пожал плечами:

– А в чем, собственно, дело?

– Вам следует сидеть рядом со мной.

– Неужели? – Алекс встал с одеяла и оправил свою куртку. – Я не знал, что этот пикник является официальным мероприятием.

– Я не это имела в виду, – прошипела Кэролайн. – Вы привлекаете к себе всеобщее внимание!

Алекс с трудом сохранял самообладание.

– Нет, это вы кричите и привлекаете к себе внимание.

Кэролайн топнула ногой:

– Вы нарочно стараетесь разозлить меня!

– Ошибаетесь, – с невозмутимым видом возразил Алекс. – Однако вы своим поведением явно испытываете мое терпение. Впрочем, хватит болтать глупости. Садитесь с нами, пожалуйста.

Алекс подал руку леди Кэролайн. Она задержала на нем свой взгляд, прежде чем принять его предложение. Он подвел ее к углу одеяла, а затем с улыбкой помог ей устроиться. Кэролайн держала спину очень прямо и старалась не смотреть в сторону Сары.

– Какой чудесный день, – сказан Алекс, садясь рядом с Сарой. Он вдыхал исходящий от нее аромат лаванды, и ощущение ее близости пробуждало в нем желание.

– Я думаю, присутствие здесь Сары не является необходимым, – заявила Кэролайн с презрительной усмешкой. – Едва ли нам нужна сопровождающая компаньонка.

– Компаньонка действительно не нужна, – согласился Алекс. – Однако миссис Уэлсли необходима мне в другом качестве.

Алекс услышан тихий стон Сары и искоса взглянул на нее. Она смотрела на него с явным возмущением, отражавшимся в ее голубых глазах. Маркиз подмигнул ей украдкой. День обещан быть более занимательным, чем он предполагал.

– Вы стараетесь оскорбить меня? – спросила Кэролайн, почти переходя на крик.

– Я никогда не оскорбляю леди, – тихо ответил Алекс.

Тут один из слуг поставил перед ними блюдо со снедью, и все на некоторое время умолкли, чтобы отдать должное аппетитнейшей ветчине, сыру и свежему хлебу.

– Я даже не представлял, что праздное времяпрепровождение на свежем воздухе может вызвать такой аппетит, – сказан Алекс, утирая губы салфеткой. – Очевидно, вы неплохо осведомлены об этом, леди Кэролайн. Как хорошо, что у вас такой богатый опыт в устройстве подобных мероприятий.

Кэролайн в ответ проворчала:

– Вы просто невыносимы.

Маркиз приподнял бровь.

– Вам не нравится беседовать со мной?

– Нет, не нравится. – Кэролайн бросила салфетку на свою тарелку. – Я вижу, леди Колдерн была права, когда сказала, что вы совершенно забыли правила хорошего тона.

– Вот как? Почему же вы тогда ищете моего общества?

Кэролайн решительно поднялась на ноги. Алекс тоже поднялся и протянул ей руку, но она тут же отстранила ее.

– Скоро вам все-таки придется терпеть мое присутствие, – с угрозой в голосе проговорила Кэролайн, пристально глядя на маркиза. – Полагаю, что даже такой человек, как вы, обязан сдержать слово чести. – Высоко подняв голову, она повернулась, чтобы уйти, но в последний момент задержалась и посмотрела на Сару. – Я еще поговорю с тобой о твоем поведении.

– Я бы не советовал вам делать это, – произнес Алекс. – Миссис Уэлсли не несет ответственности за мои поступки.

Леди Кэролайн повернулась к нему:

– Это не ваше дело, маркиз.

– А я считаю, что оно касается меня. – По спине Алекса пробежал холодок от нехорошего предчувствия. Его положение не позволяло защитить Сару от жестокости Кэролайн. Он мог только пригрозить ей. – Я не хотел бы иметь жену, которую не смогу уважать. Вам следовало бы вести себя более сдержанно.

Маркиз пристально посмотрел на Кэролайн. Он не хотел, чтобы она сомневалась в его решимости. В конце концов, она не выдержала его взгляда и, отвернувшись, отошла. Алекс с облегчением вздохнул и посмотрел на Сару. Она откашлялась и нерешительно проговорила:

– Вы считаете, что это разумно?

– А что, по-вашему, я должен был сделать? – Алекс пожал плечами и бросил салфетку на одеяло.

– Я привыкла к ее выходкам. – Сара встала и оправила свое платье. – Она сейчас очень расстроена, но скоро успокоится.

– Вы смотрите на свою кузину зашоренными глазами.

– Я знаю ее дольше, чем вы, – возразила Сара. – Неужели вы не видите в ней ничего хорошего?

Алекс покачал головой.

– Я вижу избалованную, мстительную, эгоистичную и сварливую женщину, которая вполне может остаться старой девой. Ни один мужчина в здравом уме не захочет жениться на ней.

– Однако вы связаны долгом чести.

Алекс ощутил боль в груди от этих слов Сары. Она была права. Он позволил своей мачехе без его участия договориться о браке. Конечно, он никоим образом не обнадеживал леди Кэролайн, но она уже давно ждала от него официального предложения. Долг чести требовал, чтобы он женился на ней.

Алекс стиснул зубы, злясь на собственную глупость.

Впервые в жизни он знал совершенно определенно, чего хочет, однако не мог осуществить свое желание. Он оказался в чрезвычайно затруднительном положении, но твердо решил, что непременно добьется своего. Да-да, это было сражение, которое он обязательно выиграет.

Алекс заставил себя улыбнуться.

– Я решил, что женюсь на женщине, предназначенной судьбой.

Сара хотела ответить, но не успела – Алекса окликнул его сводный брат Брайен:

– Так ты готов принять мой вызов?!

Алекс взглянул на Брайена – тот самодовольно улыбался. Сводный брат донимал маркиза с тех пор, как работники расчистили западное поле.

– О чем он говорит? – спросила Сара.

– О скачках, – ответил Алекс со вздохом. – Мой брат хочет доказать, что все еще является лучшим наездником в графстве.

– Надеюсь, вы не собираетесь состязаться с ним. – Сара в тревоге смотрела на маркиза.

– Не стоит беспокоиться, – сказал он. – Пусть попытается выиграть у меня в честной борьбе. Он с трудом привыкает ко мне после моего возвращения.

– Но при чем тут скачки?

Алекс пожал плечами:

– А что в них плохого?

Лорд Брайен присоединился к ним; его каштановые волосы развевались на ветру, а глаза возбужденно блестели.

– Лошади уже готовы.

– Я вижу, ты настроен очень решительно, – сухо заметил Алекс. – Где будет финиш?

– Вон у того большого дуба. – Лорд Брайен указал на дерево, росшее в отдалении.

Алекс кивнул.

– Но там на пути есть несколько изгородей.

– Ты боишься? – усмехнулся Брайен.

Алекс рассмеялся.

– Я за тебя боюсь. Мне не хочется, чтобы ты пострадал.

– Это исключено, – хвастливо заявил Брайен. – Ты забыл, что я прекрасно знаком с местностью.

– Да, верно, – согласился Алекс. – К тому же у тебя твоя любимая лошадь, а мне пока приходится обходиться без Фури.

– Ты считаешь это помехой для скачек?

– Вовсе нет. Веди сюда лошадей.

Брайен тотчас устремился к иве, где были привязаны лошади. Алекс же перевел взгляд на Сару, судорожно сжимавшую руки.

– Ничего плохого не случится, – сказал он с улыбкой.

Сара кивнула:

– Конечно, я понимаю, что веду себя глупо, но… У меня не выходят из головы две предыдущие случайности.

Алекс понял, что Сара совершенно искренне за него беспокоилась. Ему хотелось привлечь ее к себе и крепко обнять, но он лишь легонько коснулся ее плеча.

– Не бойтесь, ведь эти скачки никак не связаны с теми случаями.

– Да, я понимаю. Однако будьте осторожны.

– Хорошо, обещаю. А теперь нам лучше присоединиться к остальным. – Алекс повел Сару к изгороди, откуда должны были начаться скачки. Все уже собрались, чтобы наблюдать за состязаниями.

Дэвид подошел к маркизу и положил руку ему·на плечо.

– Мне кажется, довольно жестоко с твоей стороны толкать брата на такой риск.

– Брайен сам этого захотел. – Алекс взял поводья своей лошади. – Я облегчу ему задачу.

Вскочив в седло, маркиз направился к месту старта. Брайен уже ждал его; он с трудом сдерживал свою лошадь, бившую копытами. Алекс оглянулся и увидел мачеху и сестру Джулиану, расположившихся около изгороди; причем Фанни смотрела на него с явным неодобрением. Леди Кэролайн стояла в тени дерева, а рядом с ней находился Дэвид Стентон.

Алекс поискал глазами Сару и вскоре увидел ее. Она сидела на большом камне, в стороне от всех, и глаза ее были устремлены куда-то вдаль.

– Ты готов? – спросил Брайен.

Алекс кивнул:

– Подавай сигнал.

Брайен пригнулся, крепко сжимая поводья.

– Начнем на счет «три». Раз, два, три…

Алекс пришпорил свою лошадь, и она рванулась вперед. Всадники мчались все быстрее и быстрее, и: вскоре Алекс почувствовал, как с головы его слетела шляпа, Кровь в его жилах бурлила от радостного возбуждения, и казалось, что сердце билось в унисон со стуком копыт.

Вскоре впереди замаячила первая преграда, и в этот момент маркиз вдруг почувствовал, что его седло начало съезжать набок. Он натянул поводья, но было поздно – лошадь уже приготовилась к прыжку. Алекс сжал колени, пытаясь предотвратить падение, но когда лошадь взмыла вверх, седло окончательно соскользнуло.

Поводья вырвались из его рук, и он взлетел в воздух. Алекс приземлился сначала на плечо, ощутив острую боль во всем теле, затем его ноги ударились о камни, и он, стиснув зубы от боли, на мгновение закрыл глаза.

Через несколько секунд Алекс услышал стук копыт и крики Брайена. А потом почувствовал легкий толчок – в шею его уткнулся холодный лошадиный нос. Открыв глаза, Алекс с трудом приподнялся и осмотрелся. Перед глазами у него плыли круги, но он все же заставил себя подняться.

В следующее мгновение ногу его пронзила боль, и он, схватившись за бедро, ощутил липкую влагу, сочившуюся сквозь порванные брюки. Взглянув на руку, Алекс заметил кровь и тотчас же прижал ладонь к рваной ране. Затем снова опустился на землю.

Глава 17

Сердце Сары замерло, когда она увидела, как Колдерн упал с лошади. Громко вскрикнув, она бросилась бежать по свежевыкошенному полю.

Когда она оказалась рядом с Алексом, он уже сидел, прижимая ладонь к правой ноге, и повсюду виднелась кровь. Сара со вздохом опустилась на колени.

– Насколько серьезно вы пострадали?

Алекс пожал плечами:

– Кажется, повредил только бедро.

Сара отвела в сторону его руку и разорвала штанину. Рана сильно кровоточила, и ее трудно было разглядеть, поэтому Сара чуть приподняла подол платья и, оторвав полоску ткани от сорочки, начала стирать кровь с ноги маркиза.

Лорд Брайен тут же заглянул через ее плечо и пробормотал:

– Рана довольно глубокая.

– Да, слишком глубокая, так что придется вызвать доктора, – сказала Сара.

– Нет-нет, – возразил Алекс. – Вы и сами справитесь.

– Необходимо наложить шов, и я считаю, что это должен сделать опытный хирург.

– Тогда сделайте сейчас все, что сможете, – проворчал Алекс, стиснув зубы.

Сара перетянула его ногу полоской материи, также оторванной от нижней сорочки.

– Эта повязка продержится, пока вы не доберетесь домой, – сказала она, утирая пот со лба.

В этот момент к ним подбежал Дэвид Стентон.

– Что случилось? – спросил он, тяжело дыша.

– Проклятое седло сползло, – ответил Алекс, пытаясь встать.

Сара положила его руку себе на плечо, чтобы он мог опереться.

– Вы сможете идти? – спросила она.

– Приведи ему какую-нибудь лошадь, – сказал Дэвид Стентон лорду Брайену. – Надеюсь, он сможет удержаться на ней.

– Да-да, я в порядке, – пробормотал Алекс. – Найдите седло.

Дэвид кивнул и зашагал вдоль каменной изгороди. Вскоре он наклонился, поднял с травы седло из черной кожи и понес его к Алексу.

Сара нахмурилась. Она тотчас же заметила, что один ремень был короче другого, причем короткий конец ремня казался очень ровным, как будто его надрезали ножом.

Алекс взял седло и провел пальцем по месту разрыва.

– Довольно необычный износ кожи, – произнес он с усмешкой.

– Ничего не понимаю… – Дэвид перевернул седло. – Это сделано умышленно?

– Боюсь, что да. – Алекс повернулся к Саре: – Никому не говорите об этом.

– Но я не могу игнорировать подобные вещи, – возразила Сара.

– Я сам во всем разберусь, а вы должны пообещать, что будете молчать, хорошо?

Сара заглянула в побледневшее лицо Алекса и поняла, что не сможет отказать ему. Немного помедлив, она опустила глаза и молча кивнула. Ей очень хотелось верить, что Алекс действительно во всем разберется.

Тут подошел Брайен с лошадьми, и Дэвид помог маркизу сесть в седло. Алекс взял поводья и повернулся к сводному брату.

– Ты отведешь мою лошадь в конюшню? – спросил он.

– Конечно. – Брайен взял поводья лошади, оставшейся без седла, и пошел с ней через поле.

Алекс какое-то время наблюдал за Брайеном. Потом взглянул на Дэвида:

– Не беспокойся, я сам доберусь до дома. А ты проводи миссис Уэлсли.

– Не забудьте, что вам нужен доктор, – напомнила Сара.

Алекс кивнул и медленно поехал в сторону Колдерна. Сара смотрела ему вслед, с трудом сдерживая слезы. Он опять едва не погиб. Она закрыла глаза, вновь переживая падение Алекса.

Дэвид откашлялся и сказал:

– Ничего страшного, у Алекса были и более серьезные ранения.

Дэвид предложил Саре руку, и они зашагали по полю. Все остальные участники пикника уже начали собираться около ландо.

– Что случилось? – спросила леди Колдерн, когда мистер Стентон подвел Сару к экипажу.

– Лорд Колдерн упал с лошади, – ответил Дэвид Стентон. – Нелепая случайность, конечно, но, похоже, что ему необходимо наложить швы.

– И это все?! – воскликнула леди Кэролайн. – Я думала, он погиб. Ведь вы оба так помчались туда…

Сара с осуждением посмотрела на кузину, однако промолчала. Кэролайн же, держа зонтик над головой, ослепительно улыбнулась Дэвиду Стентону.

– К счастью, рана оказалась не смертельной. – Дэвид Стентон вежливо поклонился и направился к своей лошади.

Когда экипаж тронулся с места, Кэролайн повернулась к Саре:

– Как ты можешь вести себя подобно вульгарной девице?

– Ни одна благовоспитанная леди не позволила бы себе бегать по полю, – добавила леди Колдерн.

– Но маркиз нуждался в помощи, – возразила Сара.

– Он чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы сесть на лошадь и отправиться домой. – Кэролайн пристально посмотрела на Сару. – Думаешь, ты единственная, кто способен оказать ему помощь?

– Нет, конечно, – ответила Сара со вздохом.

– У тебя даже не было с собой твоих медицинских принадлежностей, – продолжала Кэролайн. – Мы все видели, как ты воспользовалась подолом своей сорочки. Это совершенно непростительный поступок.

– Я только хотела помочь ему.

– В подобной помощи не было необходимости, – заметила леди Колдерн.

Сара молча кивнула и отвернулась. Увидев, что маркиз упал с лошади, она не подумала о том, как ей следует вести себя в данном случае. Но она, конечно же, не ожидала, что Кэролайн и леди Колдерн будут так возмущены. Разумеется, Сара знала, что кузина станет наблюдать за ней. Однако она ничего не могла с собой поделать. Бросившись к маркизу, она действовала инстинктивно.

Когда колеса экипажа загрохотали по камням подъездной дорожки, Сара повернулась к леди Джулиане, и та робко улыбнулась ей. Остальные же дамы игнорировали ее.

Едва лишь Сара вошла в дом, как к ней приблизился Джонсон.

– Его светлость просит вас прийти к нему, – сказал дворецкий.

– Это невозможно! – пронзительно закричала шедшая рядом Кэролайн.

Сара не обратила внимания на вспышку кузины.

– Ему стало хуже?

Джонсон кивнул.

– Мы не можем остановить кровотечение, а доктор прибудет через час, не раньше. Я позволил себе вольность принести вашу медицинскую корзинку в его комнату.

Сара кивнула, и начала поспешно подниматься по лестнице. Кэролайн последовала за ней.

– Я не позволю тебе оставаться одной в комнате мужчины.

– Он мой пациент, – возразила Сара.

– Все равно я пойду с тобой.

– Как хочешь. – Сара пожала плечами. – Но я не смогу помочь тебе, если ты упадешь в обморок.

– Я никогда не падаю в обморок, – заявила Кэролайн. – Ты не единственная, кто может оказать помощь больному. Я…

Кэролайн умолкла, едва лишь они подошли к двери маркиза. Сара сделала глубокий вдох и постучала. Хобсон, камердинер Алекса, тотчас открыл дверь и впустил их с легким поклоном.

– Как его рана? – спросила Сара.

– Я немного замедлил кровотечение, но маркиз настоял, чтобы я вызвал вас.

Сара прошла в комнату. Ее тут же охватило волнение, и сердце гулко забилось в груди, когда она увидела Алекса. Он сидел в постели, откинувшись на подушки. Сара невольно покраснела, когда маркиз похлопал по одеялу, приглашая ее сесть рядом.

Тут Кэролайн устремилась к постели маркиза и взяла его руку.

– Как ужасно! – воскликнула она. – Вы могли погибнуть!

– Едва ли. – Алекс высвободил свою руку. – Я хочу, чтобы ваша кузина осмотрела мою рану.

– Думаю, вам лучше подождать доктора, – мягко возразила Кэролайн.

– Да, конечно. – Алекс подвинулся в постели и, откинув одеяло, обнажил ногу. – Но только после того, как миссис Уэлсли остановит кровотечение.

Кэролайн вскрикнула и, приложив ладонь к губам, попятилась к окну.

– Это ужасно… – прошептала она.

Сара подошла к Алексу и сняла с его ноги пропитанную кровью повязку.

– Вам не следовало возвращаться домой верхом, – сказала она с упреком.

– Верхом – самый быстрый способ.

– Но не способствующий затягиванию раны, – заметила Сара. – Если вы потеряете слишком много крови, то будете очень слабы и не сможете даже выйти из комнаты.

– Это беспокоит вас? – с насмешливой улыбкой спросил Алекс.

Сара опасливо покосилась на кузину, но та стояла у окна и, казалось, не слышала их разговора.

– С вашей стороны было бы разумнее придержать язык. – Сара смочила салфетку в тазике с водой и отжала ее. Затем смыла кровь и наложила на рану свежий тампон. – Подержите вот здесь, – сказала она Алексу. – А я возьму материал для повязки.

Алекс молча кивнул и прижал ладонь к тампону. Сара же взяла из корзины чистую полоску материи и, наложив на ногу повязку, крепко затянула ее узлом.

– Это должно на время остановить кровотечение, – пробормотала она себе под нос. – Теперь надо приподнять ногу.

Взяв одну из подушек, Сара взбила ее и подложила под больную ногу маркиза.

– Спасибо за помощь. – Алекс улыбнулся, и Сара залилась краской.

– Ну, вы закончили?! – Резкий голос Кэролайн нарушил интимность атмосферы.

– Доктор скоро будет здесь, – сказала Сара. – Думаю, мы можем теперь удалиться.

– А если мне опять потребуется ваша помощь? – спросил Алекс, откинувшись на подушки. – Не могли бы вы подождать здесь до прибытия доктора Карудерза?

– Конечно, подождем, – согласилась Кэролайн.

Она оглядела комнату и, указав на кресло, стоявшее рядом с письменным столом, сказала Хобсону:

– Принесите его сюда.

Когда слуга принес ей кресло, она уселась и тщательнейшим образом расправила свое платье. Солнечные лучи, проникавшие в комнату через западное окно, золотили ее чудесные волосы, и казалось, что она вся сверкала.

Сара же хотела сесть около окна, но Алекс удержал ее за руку:

– Останьтесь здесь.

Кэролайн подалась вперед, уже готовая запротестовать, но в этот момент раздался стук в дверь. Хобсон тотчас открыл ее, и перед ними появился доктор Карудерз.

– Добрый день, милорд, – приветствовал он маркиза, входя в комнату с небольшой черной сумкой.

Сапоги и штаны доктора были забрызганы грязью, а серый плащ слегка помят. На вид ему было чуть более тридцати, но в волосах уже пробивалась седина. Сара впервые видела этого человека, но знала, что люди хорошо отзывались о нем.

– Я прибыл, как только услышал о случившемся. – Доктор подошел к кровати, и Сара немного отодвинулась. – К сожалению, приходится встречаться при весьма неприятных обстоятельствах, милорд.

– Не стоит сожалеть, – сказал Алекс. – Я всегда считал: чем исключительнее ситуация, тем крепче дружба. – Он посмотрел на Сару и подмигнул ей.

Доктор кивнул и улыбнулся.

– Что ж, мне нравится такая философия, милорд. Особенно потому, что я уверен: мы непременно снова встретимся.

– Можете смело на это рассчитывать, – отозвался Алекс. – Видите ли, я намерен теперь постоянно жить в Колдерне.

– Вы не можете утверждать это, – прошипела Кэролайн.

– Я вполне серьезно заявляю об этом. – Алекс пристально посмотрел на Кэролайн, и она, чуть побледнев, отвернулась.

Доктор Карудерз откашлялся и, глядя на ногу пациента, спросил:

– Так что же произошло?

– Это случилось во время скачек. – Алекс скрестил руки на груди и добавил: – Явная небрежность с моей стороны.

Сара уже собралась заговорить, но Алекс жестом остановил ее. Он не хотел, чтобы она опровергла его историю. Молча кивнув, Сара отошла от кровати. Если маркиз желал сохранить в тайне истинное положение дел, то пусть так и будет, однако ей очень не хотелось участвовать в обмане.

Доктор снял повязку и осмотрел ногу.

– Я вижу, о вас хорошо позаботились, милорд. Рана прекрасно обработана, и кровотечение почти остановлено.

– Я вообще не хотел беспокоить вас, – сказал Алекс с улыбкой. – Миссис Уэлсли все сделала замечательно.

Доктор внимательно посмотрел на маркиза.

– А что с вашим лицом, милорд?

Алекс пожал плечами и, немного помедлив, проговорил:

– На нашем корабле многие погибли во время сражения в тот день, а я оказался в числе тех, кому повезло. – Алекс провел пальцем по шраму. – Это небольшая плата за то, что остался жив.

Карудерз кивнул.

– Что ж, а вашу рану на ноге необходимо зашить. Вы поступили очень разумно, вызвав меня.

– Разумно поступил не я, – возразил Алекс. – Это заслуга миссис Уэлсли.

Доктор поднял голову.

– А где она сейчас?

– Позади вас.

Доктор обернулся, и Сара, собравшись с духом, заставила себя посмотреть ему в глаза. Она прекрасно знала, что многие медики весьма неодобрительно относились к тем, кто «вмешивался в сферу, к которой не имел никакого касательства». Однако доктор Карудерз улыбнулся ей.

– Приятно познакомиться, миссис Уэлсли. – Он поклонился ей, а Сара в ответ сделала реверанс. – Я много слышал о вас.

– Я только стараюсь помогать людям, – пробормотала Сара, как бы оправдываясь.

Доктор Карудерз энергично замахал руками:

– Я не имею ничего против вашей деятельности. Даже наоборот. Я очень загружен, поэтому не могу обеспечить лечением всех нуждающихся в округе.

– Значит, вас не раздражает моя деятельность? – Сара облегченно вздохнула.

– Я знаю, что многие медики видят в вас угрозу своей карьере, но я не из их числа. – Доктор снова повернулся к постели и достал из своей сумки хирургические инструменты. – Надеюсь, лорд Колдерн сознает, как ему повезло, что вы находитесь здесь.

– Я действительно очень рад этому обстоятельству. – Алекс широко улыбнулся·доктору. – Да, я очень рад…

Сара почувствовала, что краснеет от неожиданной похвалы мужчин. Однако взгляд кузины тотчас испортил ее настроение. Поднявшись с кресла, Кэролайн сказала:

– Думаю, тебе пора вернуться к своим занятиям, Сара.

– Она останется здесь, – заявил Алекс. – Я уверен, что доктору может потребоваться ее помощь.

Кэролайн тяжко вздохнула и снова села.

– Что ж, как пожелаете.

Сара была поражена уступчивостью кузины. Она ожидала, что та устроит сцену. Возможно, падение маркиза действительно ее огорчило.

– Вы сможете помочь? – спросил доктор, обратившись к Саре.

Она кивнула и подошла к постели. Доктор уже приготовил иглу и нить и теперь промывал рану чистой водой, которую принес Хобсон.

– Вам необходимо держать его ногу, когда я буду накладывать швы. – Доктор бросил грязную салфетку в тазик. – Вы сможете сделать это?

Сара снова кивнула и крепко ухватилась за ногу Алекса. Доктор Карудерз продел нить в иголку, а потом сжал края раны.

– Крепитесь, – сказал он маркизу.

Игла воткнулась в кожу Алекса, и его нога дернулась. Сара еще крепче сжала ногу, но Алекс больше не шевелился. Сара подняла на него глаза и заметила, что у него на лбу выступил пот. Он попытался улыбнуться ей, но на лице его появилась только болезненная гримаса. Сара с трудом подавила желание поцеловать маркиза и отвернулась к доктору, уже завязывавшему узел на последнем шве.

– Это обязательно следовало сделать, – сказал он, отрезая нить своими ножницами. – Теперь надо наложить чистый тампон.

Сара отошла от кровати и взяла кусок ткани, который ей подал Хобсон. Сделав тампон, она протянула его доктору.

– Никаких напряженных движений и никакой езды верхом в течение нескольких дней, – предупредил доктор. – Если не обнаружится инфекция, то все будет в порядке.

– Когда можно будет снять швы? – спросил Алекс, откидываясь на подушки.

– Через неделю. – Доктор уложил свои инструменты в сумку и закрыл ее. – Меняйте повязку дважды в день, а если возникнут осложнения, то вызывайте меня.

– Благодарю, доктор Карудерз. Хобсон проводит вас.

Доктор поклонился и, последовав за Хобсоном, вышел из комнаты. Воцарилась гнетущая тишина. Сара затаила дыхание, ожидая гневной вспышки Кэролайн.

– Милорд, я не хочу, чтобы вы делали мне замечания публично, – проговорила Кэролайн сквозь зубы.

Алекс тяжело вздохнул.

– В этом не было бы необходимости, если бы вы вели себя прилично.

Кэролайн в изумлении уставилась на маркиза.

– Да как вы смеете?.. – пробормотала она.

– Смею, потому что это правда. – Алекс сел в постели и добавил: – Полагаю, нам не о чем больше говорить. Будьте любезны уйти.

Кэролайн встала и повернулась к кузине:

– Пойдем, Сара.

Сара несколько мгновений колебалась. Заметив искорки, промелькнувшие в глазах Алекса, она поняла, что он в прекрасном настроении. Сара последовала за кузиной, но у самого порога оглянулась и увидела улыбающееся лицо Алекса. Она не понимала, чего он добивался, но ясно было одно: маркиз не желал миролюбивых отношений с Кэролайн.

Глава 18

Стоя у окна, Сара любовалась звездами, мерцавшими в ночном небе. Прохладный ветерок приятно освежал ее после душного вечера, проведенного в швейной комнате на верхнем этаже. Она закрыла глаза и сделала глубокий вдох, наслаждаясь ароматом роз. Затем вытащила из волос заколки, каштановые локоны упали ей на плечи и спину. Взяв с туалетного столика щетку, Сара начала причесываться.

Внезапно дверь ее комнаты распахнулась, и она, вздрогнув, обернулась. У нее тотчас же перехватило дыхание, и сердце гулко забилось в груди – перед ней стоял Алекс.

– Удивлены? – спросил он, закрывая за собой дверь. Маркиз повернул ключ в замке и снова посмотрел на Сару.

– Зачем вы пришли сюда? – спросила она с дрожью в голосе.

Алекс все еще оставался в черном вечернем костюме, но верхняя пуговица рубашки была расстегнута, а галстук отсутствовал.

– Вы избегали меня со вчерашнего дня, – пояснил он, проходя в комнату. – Вот я и решил, что сейчас самое подходящее время поговорить.

– Сейчас? – удивилась Сара.

Алекс взглянул на ее кровать с откинутыми красными покрывалами, под которыми белели простыни.

– Кажется, я пришел вовремя.

Сара тоже посмотрела на кровать и почувствовала, что щеки ее запылали.

– Мы можем поговорить завтра.

– Действительно, зачем терять время на разговоры? – Маркиз широко улыбнулся.

Сара раскрыла рот от изумления. Потом решительно заявила:

– Немедленно уходите отсюда.

Алекс склонил голову к плечу и окинул ее взглядом.

– Вы выглядите очень усталой. – Он подошел к ней, взял из ее руки щетку для волос, а потом подвел к кровати. – Садитесь.

Сара машинально села, затем попыталась встать, но Алекс удержал ее, положив руку ей на плечо. Чуть приподняв ее волосы, он начал осторожно расчесывать их.

Сара невольно закрыла глаза и расслабилась, ей казалось, что с каждым движением Алекса она все больше успокаивалась.

– Помогает? – спросил он несколько минут спустя.

– Да, очень, – прошептала Сара. – Мне уже давно·никто не расчесывал волосы.

– Если бы я знал, то сделал бы это раньше.

– Вам не следует делать это и сейчас. – Сделав над собой усилие, Сара встала с кровати. – Благодарю.

– Теперь мы можем поговорить? – Алекс взял ее за руку.

Сара колебалась несколько мгновений, потом присела на край кровати. Алекс же закинул руки за голову и прислонился к стойке балдахина, свесив ноги с кровати.

– Я должен извиниться за вашу кузину, – сказал он неожиданно. – Мне не следовало настраивать ее против вас.

Сара вздохнула и отвернулась.

– Кэролайн была очень расстроена. Она беспокоится за вас.

– А вы беспокоились?

Сара постоянно думала об Алексе. Ее не покидала тревожная мысль о том, что он едва не стал жертвой очередного покушения. Однако она не хотела делиться с ним своими страхами, поэтому сказала:

– Разве есть что-то, о чем следует беспокоиться?

Алекс улыбнулся:

– Вы были очень взволнованы. Может, ваше волнение вызвано тем, что я попросил хранить в тайне историю с седлом?

– Полагаю, вы лучше знаете, что следует делать, – ответила Сара, стараясь скрыть свое беспокойство.

Алекс кивнул:

– Да, я знаю, что делать.

– Но это уже третий случай. – Сара невольно вздохнула. – Неужели три несчастных случая – простое совпадение?

– По-моему, нельзя считать, что все случившееся – покушение на мою жизнь.

Сара опустила глаза. Она ощутила тяжесть в груди, когда перед ее мысленным взором снова возник Алекс с окровавленной ногой. Что, если его действительно хотели убить? Ведь покушения на его жизнь могут, в конце концов, увенчаться успехом…

– Вы и впрямь намерены терпеть подобные случайности?

– Конечно, нет. – Алекс откашлялся. – Но я не думаю, что Брайен намеревался убить меня.

Сара внимательно посмотрела на маркиза.

– Значит, вас хотел убить кто-то другой?

– До этого не дойдет, – заявил Алекс. – Что же касается Брайена, то он просто хотел уязвить меня и доказать, что он лучший наездник; в округе.

– Так кто же подрезал седло? Брайен или кто-то другой?

Маркиз потупился и тяжело вздохнул.

– Сара, я не хочу, чтобы вы тревожились из-за меня. Она закрыла глаза. Она никак не могла успокоиться и не могла заставить себя не думать об Алексе.

– Вероятно, вы правы, – сказала Сара. – Сейчас вы ничего не сможете предпринять.

– Брайен добился своего. – Алекс печально улыбнулся. – Я уверен, что теперь все графство знает о моем позорном падении с лошади.

– Это несправедливо! – в негодовании воскликнула Сара.

– Но я-то знаю, что падение произошло не по моей вине, и это для меня главное! – Алекс осторожно коснулся ее руки и добавил: – Мы слишком долго говорим об этом, Сара.

Она судорожно сглотнула, ощутив, как по ее телу пробежала дрожь желания. Она никогда еще не испытывала такого томления.

– Вам пора уходить.

– Но беседа только начинает становиться интересной, – возразил маркиз.

Сара попыталась отодвинуться от Алекса, но он удержал ее за руку. Потом повернул ее руку ладонью вверх и поднес к губам. Он только слегка прикоснулся к ладони, но по всему телу Сары тотчас же снова пробежала дрожь.

– Не прячьтесь от меня. – Алекс взял другую ее руку и тоже поцеловал, касаясь губами каждого пальчика. Потом посмотрел на нее напряженным взглядом, и Сара почувствовала, что ее сопротивление слабеет под воздействием необузданной страсти, которую она увидела в его глазах.

– Меня безумно влечет к тебе, – прошептал Алекс, и его мольба проникла в ее душу. Испытывая те же чувства, что и он, Сара невольно прильнула к нему.

Алекс обнял ее и уложил на постель. В следующее мгновение его тело накрыло ее приятной и уютной теплотой. Она вдыхала исходящий от Алекса запах и наслаждалась его близостью. Он же ласкал ее своим взглядом, и по телу Сары волнами разливалась теплота.

Она вся напряглась в предвкушении поцелуя, а когда его губы прикоснулись к ее губам, она тихонько вздохнула и закрыла глаза, наслаждаясь чудесными ощущениями, которые Алекс пробуждал в ней. Поцелуй его становился все более страстным, и Сара отвечала ему с тем же пылом. Когда же его руки начали блуждать по ее телу, она громко застонала от пронзившего ее наслаждения. Чуть приподнявшись, Алекс развязал тесемки ее халата, под которым белела тонкая ночная сорочка. В этот миг Сара открыла глаза, и Алекс, глядя ей в глаза, проговорил хриплым шепотом:

– Ты самая красивая женщина из всех, что я когда-либо встречал. Сара, я прежде ни в ком не нуждался так, как сейчас нуждаюсь в тебе.

Сердце ее тут же оттаяло. Конечно же, она не могла отрицать своего чувства к Алексу. Оно не покидало ее с момента их первого знакомства, но только сейчас Сара ясно осознала это. Алекс пугал ее своей силой и настойчивостью, но, тем не менее, ее влекло к нему. Она все время думала о нем и вот наконец-то поняла, что любит его.

Заглянув в потемневшие глаза Алекса, сверкавшие при свете свечи, Сара улыбнулась. Возможно, она была для него всего лишь временным увлечением, но в этот момент он, несомненно, желал ее и нуждался в ней. И вероятно, у нее в жизни не будет другой такой ночи, как сейчас.

Внутренний голос говорил ей, что следует отказаться от Алекса, но она уже не подчинялась голосу разума. Ее тело жаждало его ласк, и Сара ничего не могла с этим поделать. Она тут же почувствовала, как к глазам подступили слезы радости. Что ж, пусть утром ей придется сожалеть, но сейчас она думала только о предстоящем блаженстве.

Алекс дрожащими руками развязал тонкие голубые ленточки на белоснежной сорочке и обнажил одно плечо Сары. Когда же она в смущении попыталась отвернуться, он прошептал:

– Не отворачивайся; я любуюсь твоим телом и хочу, чтобы ты разделила со мной мой восторг.

Казалось, Сара была околдована голосом Алекса. Медленно нарастающая в ее лоне горячая волна начала распространяться по всему телу. Он принялся снимать с нее халат. Дыхание Алекса становилось все более прерывистым, и его страсть все больше воспламеняла Сару.

Он застонал, когда ее груди полностью обнажились, и на мгновение закрыл глаза. Потом, склонившись над ней, осторожно коснулся кончиком языка одного из ее сосков. Сара вскрикнула от неожиданного ощущения и выгнулась ему навстречу, испытывая необыкновенное наслаждение. Все ее тело затрепетало в ответ на эту ласку.

Алекс же принялся легонько покусывать ее соски, доводя до предельного возбуждения. Когда она уже подумала, что не выдержит больше, он впился поцелуем в ее грудь, и ей показалось, что она вот-вот сойдет с ума. Ее пальцы судорожно сжимали простыни, и все тело вздрагивало, словно стремилось избавиться от этой сладостной пытки.

Но Алекс не прекращал свои ласки. Вскоре он принялся целовать другую ее грудь, заставляя Сару громко вскрикивать от безумной страсти. Она металась по постели, стараясь как можно крепче прижать к себе Алекса.

В какой-то момент он приподнялся и, заглянув ей в глаза, прошептал:

– Я мечтал снова увидеть тебя обнаженной с тех пор, как впервые встретил. Я не слишком тороплюсь?

– Нет-нет… – прошептала она, задыхаясь. – Но мне кажется, я больше не смогу выдержать.

Алекс лукаво улыбнулся:

– Я ведь только начал. У нас впереди целая ночь, и мне хочется провести ее, непрерывно лаская тебя.

Но Сара уже ничего не слышала. Изнывая от страсти, она с громкими стонами помогала Алексу снимать с нее ночную сорочку – ей казалось, что он делал это слишком медленно.

Наконец Алекс отбросил сорочку в сторону, и его губы, точно перышки, легонько касались живота Сары, спускаясь все ниже и ниже, пока не достигли пульсирующей сердцевины. Он целовал складки вокруг ее лона, и из горла Сары то и дело вырывались громкие крики и стоны.

Затем он принялся целовать ее ноги – сначала одну, потом другую. Когда же Сара, задыхаясь от страстного желания, окончательно потеряла над собой контроль, Алекс устроился меж ее ног и снова прильнул губами к возбужденному женскому естеству. Она в очередной раз громко вскрикнула и тотчас содрогнулась от сладостного ощущения, распространившегося по всему телу.

Но Алекс продолжал ласкать ее, и вскоре Сара почувствовала, что ее тело словно разрывается на части. Наконец, вскрикнув в последний раз, она снова содрогнулась, и из глаз ее потекли слезы восторга. Прежде она даже не представляла, что такое наслаждение возможно. В ее браке не было ничего подобного.

… Сознание медленно возвращалось к ней. Наконец она шевельнулась и зевнула. А потом вдруг поняла, что ей хочется радостно рассмеяться.

Тут Алекс, лежавший рядом с ней, чуть приподнялся и провел ладонью по ее лицу.

– Это только начало, – произнес он хриплым шепотом, и глаза его все еще горели страстью.

В этот момент Сара наконец-то поняла, что Алекс пренебрег своими потребностями, чтобы раскрыть для нее неизвестные ей прежде тайны женского тела, Когда муж обладал ею, для него важнее всего были его собственные желания, и его нисколько не интересовали ее ощущения.

Сара провела пальцем по щеке Алекса и с удовольствием отметила дрожь, пробежавшую по его телу. Этой ночью он принадлежал ей.

– Если это было только начало, то покажи мне и все остальное, – прошептала она.

Алекс прильнул губами к ее губам, и у нее перехватило дыхание. Его поцелуй был долгим и страстным, и ей хотелось, чтобы он никогда не прерывался. Сара утратила чувство времени и стала частью мира, в котором были только они с Алексом. На сей раз им предстояло вместе достичь вершин блаженства.

В какой-то момент ее руки потянулись к рубашке Алекс, и она начала расстегивать пуговицы, пока не обнажилась его широкая мускулистая грудь. Он застонал, когда Сара стала поглаживать его и теребить пальцами темные завитки волос.

Когда же Алекс крепче к ней прижался, Сара почувствовала сквозь штаны твердость возбужденной мужской плоти. В следующее мгновение Алекс перевернулся таким образом, что теперь она оказалась сверху.

– Раздень меня, – произнес он хриплым шепотом. Сара затрепетала от охватившего ее возбуждения.

Она помнила, что сказал Алекс, когда любовался ее телом, и сейчас вдруг осознала, что вид его обнаженного тела вызывает у нее такой же восторг. Дрожащими руками она потянулась к пуговицам на его штанах.

Первая пуговица легко расстегнулась, и Сара в волнении облизнула пересохшие губы. Внезапно Алекс застонал, и она взглянула на него вопросительно.

– Ты решила подразнить меня? – спросил он.

– Я делаю то·, что ты просил.

Алекс содрогнулся и, закрыв глаза, прохрипел:

– Ты не представляешь, как воздействуешь на меня. Я больше не могу терпеть.

Он быстро расстегнул остальные пуговицы и чуть приподнял бедра, чтобы снять штаны. Несколько секунд спустя они вместе устранили это последнее препятствие и теперь могли наконец соединиться.

Глаза Сары на мгновение расширились; она даже не предполагала, что восставшая мужская плоть может быть такой огромной. Алекс же вдруг улыбнулся и, уложив Сару рядом с собой, тихо сказал:

– Не бойся, все будет хорошо. Я не сделаю тебе больно.

Он нежно поцеловал ее, и Сара расслабилась. Она доверяла ему. Она обвивала руками его шею, а он целовал ее и ласкал, пока их страсть не достигла предела.

Внезапный стук в дверь нарушил их блаженство. Они молча переглянулись и на мгновение затаили дыхание.

– Ты слышал? – прошептала Сара.

Алекс кивнул и чуть приподнялся. Однако стук не повторился, Он пожал плечами и снова повернулся к Саре, но тут в дверь опять постучали.

– Миссис Уэлсли, вы здесь?! – раздался голос служанки.

– Да, Нелли! – крикнула Сара.

– Вы должны немедленно пойти к леди Кэролайн! – прокричала Нелли. – Она требует, чтобы вы пришли!

– Разве нельзя подождать до утра? – Сара высвободилась из объятий Алекса.

– Она настаивает. Иначе я не стала бы беспокоить вас.

Сара тяжело вздохнула. Посмотрев на Алекса, она едва не рассмеялась при виде смятения на его лице. Нелли явилась в самый неподходящий момент. Однако у Сары не было выбора. Ведь Кэролайн могла сама заявиться в ее комнату.

– Я сейчас оденусь, – ответила Сара, и Алекс со стоном уткнулся лицом в подушку.

– Благодарю! – крикнула Нелли, и Сара услышала, как служанка отошла от двери и зашагала по коридору.

В спальне ненадолго воцарилась тишина.

– Такое часто случается? – спросил наконец Алекс.

Сара покачала головой:

– Нет, не часто.

– Я подожду?

Сара хотела, чтобы он остался, но она по опыту знала, что может провести весь остаток ночи у Кэролайн. Когда кузина не могла уснуть, кто-то обязательно должен был находиться рядом с ней.

– Возможно, я вернусь очень не скоро. – Сара соскользнула с кровати и подошла к гардеробу. Достав дневную сорочку и тускло-серое платье, она быстро оделась.

Алекс по-прежнему лежал в постели, наблюдая за ней. Сара даже на расстоянии чувствовала, что он страстно ее желает, и ее тоже влекло к нему.

– Мы не остановимся на этом, – сказал он неожиданно.

Сара подвязала волосы лентой, накинула на плечи шаль и быстро вышла из комнаты. За дверью она прислонилась к стене и со вздохом закрыла глаза: Образ Алекса не покидал ее.

Не важно, что подумают люди, но она не могла отвергнуть его. Ей казалось, что его влекло к ней серьезное чувство. Возможно, она ошибалась, но, тем не менее, ей хотелось хотя бы немного побыть с ним. Этого ей хватило бы на всю оставшуюся жизнь.

Глава 19

Алекс в беспокойстве расхаживал по библиотеке.

Ему следовало бы заняться хозяйственными делами, но ему никак не удавалось сосредоточиться. Он все еще думал о событиях минувшей ночи и не мог думать ни о чем другом.

Весь день Алекс вспоминал о том, как они с Сарой лежали в постели обнаженные и как блестели в свете свечи ее волосы. Он не мог дождаться вечера, когда снова увидит эту прекрасную женщину.

Внезапно раздался стук в дверь, и почти тотчас дверь отворилась, и в комнату вошел Дэвид Стентон. За ним следовал Нейтан, который тут же закрыл за собой дверь.

Алекс взглянул на них с удивлением. Казалось, что оба были чем-то очень озабочены.

– Чем объясните свое вторжение?

– Нам надо поговорить. – Дэвид пододвинул кресло к письменному столу и сел.

– Дело серьезное, – добавил Нейтан, усевшись на край стола.

Алекс пожал плечами и сел в кресло напротив Дэвида. Закинув руки за голову, спросил:

– О чем пойдет речь?

– О седле, – ответил Дэвид. – Я поговорил с Нейтаном, и он считает, что твое падение отнюдь не случайность.

– В самом деле? – Алекс внимательно посмотрел на брата. Тот сидел, скрестив на груди руки, и хмурился.

– Ты сам это знаешь, – заявил Нейтан. – Ты должен рассказать Дэвиду также и о выстреле.

– О каком выстреле? – Дэвид в изумлении уставился на маркиза.

– Это был просто случайный выстрел какого-то браконьера, – с невозмутимым видом ответил Алекс. – Никакой связи с седлом.

– Дэвид говорит, что седло было подрезано, – продолжал Нейтан. – Ты считаешь это тоже случайностью?

– Нет. Седло подрезали умышленно.

– Полагаю, тебе следует серьезно об этом задуматься.

– Ничего особенного не произошло, так что позвольте мне самому во всем разобраться, – заявил маркиз.

Нейтан молча пожал плечами и еще больше помрачнел. Алекс посмотрел на него вопросительно.

– Нейтан, о чем ты думаешь?

– О смерти Дугласа, – последовал ответ.

– Дуглас погиб в результате несчастного случая. Погиб, когда ехал верхом. Что же здесь таинственного?

– Моя мать говорит, что ходили слухи… о его седле. Кое-кто утверждал, что оно было не в порядке.

Алекс криво усмехнулся:

– Вероятно, Дуглас был настолько пьян, что не заметил, как закрепил седло.

Нейтан с сомнением покачал головой:

– А мать говорит, что Дуглас очень серьезно относился к своим обязанностям. Он пробыл здесь всего два месяца, но за это время многое успел сделать для восстановления фермерских хозяйств.

– Я не заметил этого, – возразил Алекс. Он всегда считал, что старший брат тоже любил Колдерн, и потому находил странным, что тот ничего не сделал для восстановления поместья.

– После его смерти леди Колдерн приостановила все работы, сказала, что для осуществления его планов нет денег.

– Это ложь! – возмутился Алекс. – У нее хватает денег.

– А ты знал, что Дуглас был помолвлен и собирался жениться?

– Нет. – Алекс почувствовал, что голова у него пошла кругом от всех этих новостей. Мачеха говорила ему, что Дуглас нисколько не заботился о Колдерне и отказывался даже обсуждать, что надо сделать для восстановления поместья. Однако обручение брата доказывало обратное. Ведь Дуглас всегда говорил, что женится только ради появления наследника.

– Дуглас был помолвлен с Лилой Тремейн, младшей сестрой Эндрю. Она была еще совсем девочкой, когда ты покинул Колдерн.

Алекс смутно помнил Эндрю Тремейна. Он был единственным сыном виконта Тремейна, владельца обширного поместья в другой части графства. Их семьи не были близки, однако часто встречались на охоте и на балах.

– Я ничего не слышал о помолвке Дугласа, – пробормотал Алекс. – Когда о ней было объявлено?

– По-видимому, официального объявления не было, – сказал Нейтан. – Но мать говорит, что Дуглас начал встречаться с Лилой, когда вернулся в Колдерн. Очевидно, они решили обвенчаться незадолго до несчастного случая. Возможно, накануне вечером.

– Как твоя мать могла узнать об этом? – с усмешкой спросил Дэвид. – Может, просто слухи?

– Дуглас останавливался у нас, когда ехал от Тремейнов. Ему очень хотелось поделиться с кем-нибудь новостью.

– Ясно, – кивнул Алекс. Он повернулся к окну и, почувствовав запах можжевельника, вспомнил о том, что садовники совсем недавно расчищали сады. Впрочем, сейчас ему следовало подумать совсем о другом. Возможно, смерть старшего брата действительно не случайность.

Дуглас тоже был близок к Мэри Картер. В летние месяцы трое братьев вместе проводили время, и Алекс с Дугласом часто убегали из дома, где господствовала Фанни. Дуглас пытался заставить младших братьев подчиняться ему, но Алекс, тем не менее, вспоминал о нем с любовью. Вполне возможно, что старший брат в первую очередь рассказал о своих планах именно Мэри.

– А где сейчас Лила? – спросил Алекс.

– Она уехала вскоре после смерти Дугласа, и, говорят, жила в Уэльсе в небольшом особняке, принадлежащем ее родителям.

Алекс нахмурился.

– Но это довольно далеко отсюда.

Нейтан кивнул:

– Да, верно. Говорят, что ее здоровье пошатнулось, и моя мать считает, что это связано со смертью Дугласа. Лила отказалась от нескольких ранее сделанных ей предложений, прежде чем принять предложение Дугласа.

– Мэри помнит что-нибудь о том несчастном случае?

Нейтан снова кивнул:

– Полагаю, что помнит. А вот леди Колдерн утверждает, что Дуглас был сильно пьян в тот вечер. Его нашли утром, и он был уже мертв. По-видимому, он пытался преодолеть изгородь и упал с лошади.

– А о неприятностях с седлом что говорили?

– Лошадь вернулась в конюшню в тот же вечер с седлом, сдвинутым набок. Было решено подождать до утра, а утром отправиться на поиски Дугласа.

– Седло могло сдвинуться при падении.

– Все возможно. – Нейтан внезапно встал и прошелся по комнате. Немного помолчав, снова заговорил: – Думаю, тебе следует отнестись ко всему этому более серьезно.

Алекс вздохнул и откинулся на спинку кресла.

– Пока мы можем только строить догадки.

– Мать настаивает на том, что Дуглас не пьянствовал, вернувшись в Колдерн.

– Значит, ты считаешь, что леди Колдерн лгала?

– Да.

Дэвид откашлялся и проговорил:

– Алекс, я тоже считаю, что ты должен проявить осмотрительность.

– Совершенно верно, – сказал Нейтан, снова усевшись в кресло у письменного стола. – Твое седло определенно было подрезано.

– Брайену ужасно хотелось доказать, что именно он – лучший наездник в округе, – проговорил маркиз.

– По-твоему, он пытался сделать то же самое, когда выстрелом сбил тебя с лошади? – осведомился Нейтан. – А падение каменного блока с крыши? Что ты об этом думаешь?

– Дом сильно обветшал и, вероятно, часть зубчатой стены рухнула сама по себе.

– Причем рухнула в самый подходящий момент – когда ты находился внизу, – с сарказмом заметил Нейтан.

Алекс промолчал. Невозможно было отрицать тот факт, что в последнее время с ним происходило нечто страшное… Однако все это можно было отнести к несчастным случаям – за исключением падения из-за подрезанного седла. К счастью, он ни разу серьезно не пострадал, хотя смертельный исход был вполне возможен.

– Что же, по-вашему, я должен делать? – спросил наконец маркиз. – Я ведь не могу все время прятаться в доме.

Дэвид утвердительно кивнул:

– Разумеется, не можешь. Думаю, что кто-то должен сопровождать тебя повсюду.

Алекс с удивлением посмотрел на друга:

– Это невозможно.

– Полагаю, вполне реально, – возразил Дэвид. – Я буду рядом с тобой в доме, а Нейтан – снаружи.

– Я такого не потерплю! – Алекс встал и ударил кулаком по столу. – И что это даст?

– Мы поможем тебе, если с тобой что-нибудь произойдет, – сказал Нейтан. – И если кто-нибудь предпримет явную попытку убить тебя, то мы сможем остановить этого человека.

Алекс покачал головой:

– Нет.

– Но ты, несомненно, подвергаешься опасности. – Нейтан подошел к брату. – Особенно сейчас, когда ты почти помолвлен.

– Какое отношение имеет мое обручение ко всему этому?

– Дуглас погиб после того, как объявил о своей помолвке.

– Но все мои родственники знают о моей возможной помолвке с того дня, как я прибыл в Колдерн.

– И несчастные случаи начались через неделю после твоего приезда, – напомнил Нейтан.

Алекс нахмурился и проворчал:

– Но ведь именно Фанни устроила мою встречу с леди Кэролайн. Зачем же ей делать это, если она не хочет, чтобы я женился?

Нейтан ненадолго задумался.

– Не знаю. – Он пожал плечами. – И все же думаю, тебе следует проявлять осторожность.

– Согласен, – кивнул Алекс. – Однако о сопровождении не может быть и речи.

Дэвид встал с кресла и вышел на середину комнаты.

– Алекс, я понимаю, тебе не нравится, что кто-то станет вмешиваться в твою личную жизнь. Но ты можешь пожалеть о своем легкомыслии. Подумай об этом.

– Хорошо, подумаю. – Маркиз понимал, что Дэвид заботился о его безопасности, но ему ужасно не хотелось, чтобы кто-то постоянно находился рядом с ним.

Дэвид направился к двери.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – сказал он, выходя из комнаты.

Нейтан вопросительно посмотрел на брата:

– Алекс, так какова же истинная причина твоего отказа от помощи?

– Я уже говорил.

– В последнее время ты чем-то очень озабочен. Передумал жениться?

Алекс подивился проницательности брата, но сказать правду не пожелал.

– Не в этом дело. Женитьба – единственное, в чем я не сомневаюсь.

Нейтан криво усмехнулся:

– Мне кажется, ты едва ли будешь счастлив с такой женщиной, как леди Кэролайн. Тем не менее, желаю тебе счастья.

– Ты торопишься со своими поздравлениями. – Алекс испытывал угрызения совести из-за того, что не был до конца честен с братом, однако ему требовалось время, чтобы прийти к окончательному решению. – Я еще не сделал леди Кэролайн предложения.

– Но сделаешь, не так ли? Ты уже принял решение?

Алекс опустил глаза и со вздохом ответил:

– Надеюсь, мой выбор не разочарует тебя.

– Я только хочу, чтобы ты был счастлив. Твой выбор должен быть разумным.

Алекс невольно улыбнулся.

– Мой выбор вполне разумен. – По крайней мере, сейчас он был честен с братом. – Однако не стоит так беспокоиться за меня.

– И все же я присмотрю за тобой по мере возможности. – Нейтан похлопал Алекса по плечу. – Не подведи меня.

– Не подведу, – ответил маркиз.

Нейтан повернулся и вышел из комнаты. Алекс же вздохнул и сокрушенно покачал головой. Он хотел рассказать брату обо всем, однако понимал, что пока надо держать в тайне свои истинные намерения. Если он собирается добиться своего, то не должен допустить, чтобы кто-то догадался о его планах.

Маркиз подошел к окну и посмотрел на ухоженные сады внизу. Колдерн снова начал оживать. Его работники творили чудеса, так что вскоре все поместье преобразится. Оставалось лишь устроить личную жизнь…

Увы, все оказалось гораздо сложнее, чем он предполагал. Алекс отошел от окна и сел за письменный стол. Откинувшись на спинку кресла, снова вздохнул. Когда он отправлялся из Лондона в Колдерн, ему казалось, что впереди не будет никаких трудностей. Он полагал, что женится, обзаведется наследником, и будет содержать в порядке поместье, которое с детства любил.

Конечно же, ему не следовало соглашаться с тем, чтобы Фанни выбирала для него невесту. К сожалению, он допустил это, потому что тогда еще не знал Сару. А теперь… Теперь не так-то просто отказать леди Кэролайн – ведь она не собиралась от него отказываться. И все же следовало что-то предпринять. Он должен был найти выход…

Ко всему прочему возникла еще одна проблема. Возможно, Дугласа действительно убили, и очень может быть, что и его кто-то хотел убить. Ведь с ним и впрямь происходило нечто странное… Хотя явным покушением можно было считать лишь случай с седлом.

Минуту спустя маркиз решительно поднялся из-за стола. Помимо Брайена, у него имелись и другие дела. Следовало серьезно поговорить с Сарой. Он должен был окончательно прояснить свои отношения с ней.

День уже клонился к вечеру, и близилось время обеда. Значит, у него появится возможность увидеться с Сарой, а потом он сможет снова заключить ее в объятия.

Глава 20

В ночном небе висела полная луна, и ее мягкий серебристый свет, заливавший окрестности, освещал и тропинку, ведущую к озеру. Добравшись до берега, Сара быстро разделась, вошла в воду и тут же нырнула. Она плыла под водой, насколько хватило воздуха, а когда вынырнула, откинула с лица волосы и радостно рассмеялась. Она давно уже не испытывала такого восторга.

Минуту спустя Сара снова нырнула – прохладные воды озера оказывали на нее умиротворяющее воздействие. После ночи, проведенной в заботах о Кэролайн, она почти весь день провела в швейной комнате. Было жарко и очень душно, а ночь не принесла желанной прохлады. Сара пыталась уснуть, но вскоре, отказавшись от тщетных попыток, в отчаянии устремилась к озеру.

А теперь она вдруг почувствовала, что все ее страхи и тревоги исчезли. Какое-то время Сара наслаждалась купанием, но потом мысленно снова вернулась к событиям предыдущей ночи. И тотчас же явственно ощутила жар страстных объятий Алекса – словно он сейчас действительно ее обнимал.

Треснула ветка, и тут же послышался какой-то шорох. Сара затаила дыхание и посмотрела в сторону берега. В следующее мгновение ее мысли, словно по волшебству, обратились в реальность: перед ней стоял Алекс. Сара почувствовала, что краснеет, – ведь она, как и прежде, купалась обнаженная. «Но как он догадался, что я здесь?» – промелькнуло у нее.

Сара вздохнула, смирившись с неизбежностью. Она больше не могла противиться этому мужчине. Он разрушил все барьеры и стены, которые она возвела вокруг себя. Впрочем, Сара прекрасно понимала, что Алекса бояться не следует.

Он вдруг нахмурился и спросил:

– Почему ты не спустилась к обеду?

– Я за день слишком устала…

– И все же пришла сюда?

Сара медлила с ответом.

– Мне было очень жарко в моей комнате, вот я и не вытерпела…

– Я тоже. – Алекс улыбнулся и потянулся к своему галстуку.

Не отводя глаз от Сары, он распустил галстук, затем снял сюртук. У Сары от волнения перехватило дыхание. Когда же Алекс наклонился, чтобы снять ботинки, она спросила:

– Что ты делаешь?

– Хочу присоединиться к тебе. – Алекс выпрямился, снял жилет и бросил его на траву поверх сюртука.

Потом он принялся снимать рубашку, и Сара, любовавшаяся его мускулистой грудью, облизнула пересохшие губы. Сняв рубашку, Алекс стал расстегивать пуговицы на брюках. Минуту спустя он предстал перед Сарой совершенно обнаженный. Чуть помедлив, он шагнул к воде и нырнул.

Сердце Сары неистово колотилось; никогда еще она не испытывала такого жгучего желания прикоснуться к мужчине, и это пугало ее.

Алекс вынырнул в нескольких футах от нее и легкими гребками подплыл к ней.

– Тебя не оказалось в твоей комнате, и я предположил, что ты, должно быть, на озере, – сказал он, протягивая ей руку.

Сара какое-то мгновение колебалась, прежде чем принять ее.

– Нам не следовало бы находиться здесь.

– Не стоит бояться. В доме уже все спят.

– А что, если кто-нибудь увидит нас? – Сара в беспокойстве закусила губу. – Ведь это будет… катастрофа.

Алекс пристально посмотрел ей в глаза.

– Я защищу тебя. Нет причины бояться.

Саре очень хотелось ему верить. В глазах Алекса горело страстное желание, и она, почти не задумываясь, устремилась в его объятия. Этот мужчина теперь стал ее судьбой, и она, несмотря на все препятствия, не могла отказаться от него. Ее тело жаждало его ласк, а душа – его любви.

Он медленно приблизил свои губы к ее губам. Она на мгновение отстранилась, а затем, решительно отбросив все свои страхи, с радостью уступила ему. Теперь уже не было смысла противиться и сдерживать свои чувства. Теперь она наконец-то сняла с себя все запреты.

Губы их слились в поцелуе, и Сара, расслабившись в объятиях Алекса, погрузилась в море чувственного наслаждения. Обвивая руками его шею, она запустила пальцы в мокрые волосы маркиза и со всей страстью ответила на его поцелуй. Она целовала его с безудержным самозабвением, полностью отрешившись от всего, что окружало их. Воды озера, прохладный ночной воздух, звуки, издаваемые обитателями прибрежной растительности, – все это было забыто. На свете не существовало ничего, кроме них двоих.

Внезапно Алекс крепко сжал ее в объятиях и чуть приподнял. Сара тут же прильнула к нему, чувствуя, как по телу ее разливается жар. Их сердца гулко бились в унисон, а груди вздымались и опускались в едином дыхании. Наконец, оторвавшись от его губ, она заглянула ему в глаза.

– Господи помилуй!.. – простонал Алекс. – Сегодня я ни за что не отпущу тебя.

– Обещаешь?

– А ты уверена, что хочешь этого?

Сара взяла его лицо в ладони и приблизила губы к его губам. Она вложила в этот поцелуй всю свою любовь, давая Алексу понять, как жаждала его. И он принял ее дар. Он знал, что эта ночь будет принадлежать только им.

По-прежнему прижимая Сару к себе одной рукой, Алекс поглаживал ладонью ее ягодицы. При этом он все крепче прижимал ее к себе, давая почувствовать всю силу своего возбуждения. Когда же он вошел в нее, Сара на мгновение замерла и закрыла глаза, наслаждаясь чудесным ощущением. Теперь они стали единым целым – и физически, и духовно.

Сара на несколько мгновений замерла, затаила дыхание. Наконец Алекс шевельнулся и направил ее ноги таким образом, что она обвила ими его талию. Он прижался губами к шее Сары, а она, ухватившись за его плечи, с тихим стоном запрокинула голову.

Потом он принялся целовать ее груди, и Сара, содрогаясь, громко застонала. Все тело ее пылало в огне страсти, и она, охваченная желанием, стала все энергичнее двигать бедрами, она не могла больше сдерживаться. Почувствовав, что Алекс еще глубже вошел в нее, Сара впилась губами в его губы, и они словно растворились друг в друге – даже прохладные воды озера не могли погасить пламя их страсти.

Наконец Сара содрогнулась в последний раз и вскрикнула, достигнув вершин блаженства. Казалось, весь мир взорвался перед ней, озарив июльскую ночь ослепительным блеском. Спустя несколько секунд Алекс тоже вздрогнул и, издав гортанный крик, замер в изнеможении.

Отдышавшись, Сара начала приходить в себя, однако она еще не могла унять дрожь после невероятного возбуждения. Какое-то время они наслаждались прохладой воды, и, казалось, ни о чем не думали. Внезапно Сара уткнулась лицом в плечо Алекса, и из глаз ее потекли слезы. Он смахнул пальцем слезинки с ее щеки и спросил:

– Я чем-то обидел тебя?

Она покачала головой.

– Все было замечательно.

– Так и должно быть, когда есть любовь. – Алекс нежно поцеловал ее. – Я люблю тебя, Сара. Я понял это в то утро, когда впервые увидел тебя, но был слишком упрям, чтобы признаться в этом.

– Ты не мог так быстро влюбиться в меня. – Сара взглянула ему в лицо, и ее сердце радостно забилось, когда она увидела искренность в его глазах.

– Однако влечение появилось мгновенно. – Алекс лукаво улыбнулся. – Если бы ты не противилась так долго, то давно бы поняла это.

Сара пристально посмотрела на него. Она тоже ощутила влечение к нему в то утро на озере, однако страх заставил ее убежать. Когда же она увидела, что он ранен, ее первой реакцией была тревога, а потом возникло щемящее чувство потери. Мысленно возвращаясь на несколько недель назад, она поняла, что полюбила его, и почувствовала, что мрак ее жизни начал рассеиваться, после того как она познакомилась с ним.

– Ты прав. Со мной было то же самое. – В эти мгновения ей казалось; что душа ее освободилась из каких-то тисков. – Да, я действительно полюбила тебя с самого начала.

Алекс радостно рассмеялся и, подхватив ее на руки, понес к берегу. Приблизившись к одежде Сары, он осторожно опустил ее на траву. Затем взял сухую простыню и, завернув в нее Сару, снова обнял и нежно поцеловал.

– Я знал, что ты, в конце концов, поймешь это.

– Выходит, ты был более уверен в моей любви, чем я.

– Я не был уверен, – возразил Алекс, – но очень надеялся. И пытался добиться своего.

Сара тихонько рассмеялась, вспомнив, как настойчив был Алекс. Ей никак не удавалось скрыться от него. Однако сейчас она была безмерно рада, что он оказался таким настойчивым. Алекс избавил ее от призраков прошлого, одарив красотой своей любви, она никогда не будет сожалеть о проведенной с ним ночи.

Тут глаза Алекса потемнели от вновь пробудившейся страсти, и он, уложив Сару на траву, лег с ней рядом. Она тотчас же почувствовала в его объятиях возродившийся пыл, еще не совсем угасший после их первого любовного слияния, – и в одно мгновение все ее мысли о завтрашнем дне и о возможных неприятностях были забыты.

Вконец обессилев, они задремали лишь под утро.

Когда же первые лучи солнца начали пробиваться сквозь ветви деревьев, Сара шевельнулась и, открыв глаза, приподняла голову, чтобы откинуть с лица волосы. Она чувствовала себя ужасно уставшей – и в то же время умиротворенной и счастливой.

Взглянув на спавшего Алекса, Сара улыбнулась – ей вспомнилась проведенная с ним ночь и его любовные ласки. Он оказался замечательным любовником, и они не раз давали волю своим чувствам, прежде чем уснули в полном изнеможении. Алекс казался ненасытным, однако Саре пришлось признать, что и она испытывала то же самое.

Осмотревшись, Сара на мгновение прищурилась – яркий солнечный свет, отражавшийся от поверхности озера, слепил глаза. Было чудесное июльское утро, и все вокруг дышало свежестью и новизной. В ветвях деревьев громко щебетали птицы, и их веселый гомон откликался радостью в душе Сары. Откинув голову, она с наслаждением вдыхала аромат цветов, в изобилии росших по берегам озера. Многие из этих цветов являлись целебными, и Сара вспомнила о том, что ей давно уже следовало пополнить свои запасы лекарственных трав.

Снова взглянув на Алекса, Сара невольно вздохнула. Увы, их время истекло. Медленно поднявшись, она осмотрелась в поисках одежды и вскоре нашла ее на ближайшем камне.

Сара уже была одета, когда Алекс наконец-то открыл глаза. Приподнявшись на локте, он повернул голову и, увидев Сару, пробормотал сонным голосом:

– Уже утро?

Сара наклонилась, подняла его одежду и протянула ему с улыбкой. Лицо его выражало полнейшее умиротворение, словно у него не было в жизни никаких забот.

– Почему ты оделась так быстро? – спросил Алекс, вставая и потягиваясь. – Я надеялся, что мы еще поплаваем утром.

– Уже поздно, – сказала Сара. – Слуги, должно быть, проснулись. Скоро все остальные тоже встанут.

– Ты права, – кивнул Алекс. Он принялся одеваться. – Наверное, я уже слишком стар, чтобы спать на земле, – добавил он с усмешкой. – В следующий раз проведем ночь в постели.

– В следующий раз? – с удивлением переспросила Сара.

– А потом еще и еще, – подтвердил Алекс. – Я хочу постоянно видеть тебя в моей уютной спальне. И нам не придется ни от кого прятаться.

– Я не буду твоей любовницей, – заявила Сара. – Ведь ты должен жениться на Кэролайн. Я не могу так поступать по отношению к ней.

– Любовницей? – Алекс рассмеялся. – Я люблю тебя, Сара. Неужели ты ничего не понимаешь? Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Сара в изумлении уставилась на маркиза. Одна только мысль о новом браке вызвала у нее дрожь во всем теле. Сара давно уже решила, что больше никогда не выйдет замуж, и она вовсе не собиралась отменять свое решение. Какой бы сильной ни была ее любовь к Алексу, она не позволит ему вмешиваться в ее жизнь.

– Я не могу выйти за тебя замуж, – проговорила Сара сдавленным голосом и тут же отвернулась.

Глава 21

Ошеломленный отказом Сары, Алекс не мог вымолвить ни слова. Какое-то время ему даже казалось, что он ослышался; он ожидал чего угодно, но только не отказа.

– Что ты имеешь в виду? – спросил наконец маркиз.

– То, что сказала. – Сара по-прежнему стояла спиной к нему, но он уловил некоторую неуверенность в ее голосе, и в душе его возродилась надежда.

– У тебя на это должна быть причина, – заметил Алекс.

Сара тяжко вздохнула.

– Я не хочу оказаться в прежнем положении.

– Но я не Стивен, – сказал Алекс.

– Я знаю. – Сара наконец-то повернулась к нему лицом. – Но, видишь ли… Я поклялась, что никогда снова не выйду замуж. Ты должен понять меня, Алекс. Кроме того, ты должен жениться на моей кузине.

– Я никогда не женюсь на леди Кэролайн, поскольку люблю тебя, – решительно заявил маркиз. Сара отступила от него на шаг, но он, протянув руку, придержал ее. – За кого ты меня принимаешь?

– За честного и благородного человека, – прошептала Сара, глядя на него со слезами на глазах. – Именно поэтому я знаю: ты должен жениться только на Кэролайн.

– Возможно, так считают твои родственники и моя мачеха, но сам я не говорил ничего подобного и не давал никаких обещаний.

Сара сокрушенно покачала головой:

– Все не так просто, Алекс.

– Ты единственная женщина, которую я хочу сделать своей женой, и у меня нет никаких сомнений относительно моих чувств, – проговорил маркиз.

Сара смотрела на него широко раскрытыми глазами.

– И все же я не могу рисковать. – Она приподняла юбки и, резко развернувшись, побежала по тропинке.

– Сара, вернись! – крикнул Алекс ей вслед, но она даже не обернулась.

Сара исчезла за деревьями, и маркиз, так и не надев рубашку, в отчаянии бросил ее на землю. Никогда еще он не чувствовал себя таким уязвленным. Он предложил женщине руку и сердце, а она пренебрегла…

С тяжким вздохом Алекс поднял рубашку и снова принялся одеваться. Теперь он уже ругал себя за глупость. Ведь он знал, что Саре было очень нелегко с мужем, однако самонадеянно решил, что она не откажет ему. Ох, какой же он глупец…

Усевшись на траву, Алекс начал обуваться. Он нисколько не сомневался в том, что Сара любила его. Да, она любила его, но все-таки не могла полностью ему довериться. Что ж, в таком случае он заставит ее поверить, что не все мужчины такие, как ее бывший муж.

Обувшись, Алекс поднял с земли сюртук, жилет и галстук. Он попытался разглядеть среди деревьев Сару, но не увидел ее. Вероятно, уже вернулась домой.

Маркиз решил, что снова поговорит с Сарой, когда она успокоится. Да, он даст ей время подумать, а потом…

Окинув взглядом озеро, Алекс поднял уже давно высохшую простыню и направился к дому. Там он сразу прошел в свою комнату, переоделся в костюм для верховой езды и поспешил к конюшне. Хорошая скачка – вот что ему теперь требовалось, чтобы освежить голову и продумать план дальнейших действий. Он знал, что сумеет переубедить Сару. Ведь они любили друг друга – в этом не могло быть сомнений.

Дождавшись, когда Джейкобс оседлает лошадь, Алекс сел в седло и пустил кобылу рысью. Отъехав подальше от дома, он ослабил поводья, и лошадь помчалась галопом по свежескошенной траве. Когда животное утомилось, Алекс остановился на вершине одного из холмов и окинул взглядом простиравшиеся вокруг земли. Он с детства любил Колдерн, а когда ему пришлось покинуть поместье, в душе его словно образовалась пустота, которую нечем было заполнить. Тогда ему казалось, ничто не могло бы сравниться с этой утратой, однако он ошибался.

– Проклятие, – пробормотал маркиз.

Теперь он не представлял свою дальнейшую жизнь без Сары. Следовало каким-то образом доказать ей, что им судьбой предначертано быть вместе. Они любили друг друга, и он непременно добьется своего, чего бы это ни стоило. Да, Сара станет его женой, потому что, в конце концов, поймет, что он прав и что он совсем не такой, как Стивен.

С возродившейся надеждой Алекс повернул обратно к дому. В следующий раз, увидев Сару, он постарается развеять все ее опасения. Они обязательно поженятся, он будет заботиться о ней, и оберегать ее – она убедится в этом.

Вернувшись домой, Алекс тотчас распорядился, чтобы подали карету. Он собирался съездить по делам в Карлайл и до обеда вернуться обратно, чтобы серьезно поговорить с Сарой.

День уже клонился к вечеру, когда его карета подъехала к замку. Маркиз почти весь день провел в дороге и ужасно устал, однако он по-прежнему был настроен весьма решительно. Он знал, что сумеет переубедить Сару.

Когда Алекс вошел в холл, его встретил Джонсон:

– Милорд, с вами хочет поговорить… некий джентльмен.

Алекс протянул дворецкому свою шляпу и перчатки.

– Кто именно?

– Виконт Хенли, брат леди Кэролайн. Я оставил его в библиотеке.

– Следовало предоставить ему комнату для гостей, – заметил Алекс.

– Он заявил, что прежде всего должен встретиться с вами, – нахмурившись, пояснил Джонсон. – Он очень настаивал. Я сказал ему, что вы, возможно, вернетесь поздно вечером, но это не изменило его решения.

– Как долго он ждет?

– Около часа, милорд.

Кивнув дворецкому, маркиз направился в библиотеку. Лорд Хенли стоял у окна, рядом с письменным столом. Это был высокий молодой человек с такими же светлыми золотистыми волосами, как у Кэролайн. Когда виконт взглянул на него, Алекса поразил пронзительный взгляд его голубых глаз. Судя по всему, лорду Хенли было лет двадцать пять, однако он казался старше.

– Рад видеть вас. – Алекс приветствовал гостя легким поклоном. – Вы хотели поговорить со мной?

– Простите, что приехал без предупреждения, но отец настоял на этой поездке.

– В самом деле? – Алекс пододвинул гостю кресло. Сам же сел в кресло, стоявшее напротив. – Чем могу быть полезен?

Лорд Хенли в смущении откашлялся.

– Видите ли, мой отец хочет знать, почему нет никаких новостей о помолвке.

Маркиз со вздохом откинулся на спинку кресла. Он знал, что родственники леди Кэролайн захотят повидаться с ним, но не предполагал, что это произойдет так скоро.

– Разумеется, я понимаю, что не следовало бы спрашивать об этом, – поспешно добавил лорд Хенли. – Я пытался убедить отца подождать, но безуспешно. Моя сестра написала ему весьма тревожное письмо, и он решил, что я должен лично переговорить с вами.

Алекс едва заметно нахмурился.

– И что же леди Кэролайн сообщила ему?

Лорд Хенли на мгновение потупился. Потом, сделав глубокий вдох, посмотрел собеседнику прямо в глаза.

– Кэролайн написала, что ею пренебрегают. Особенно ее беспокоит то, что ваше поведение… – Лорд Хенли сделал паузу, пытаясь подобрать нужные слова, затем продолжил: – Она не чувствует серьезности ваших намерений.

Алекс невольно усмехнулся. Скорее всего, леди Кэролайн выразилась в своем послании более откровенно.

– Что ж, я могу понять беспокойство вашего отца, – ответил Алекс.

– Ведь прошло уже более двух месяцев… – заметил виконт.

– Возможно, – кивнул Алекс. – Но я прибыл в Колдерн всего лишь три недели назад.

Лорд Хенли пристально смотрел на маркиза, нервно постукивая пальцами по подлокотнику кресла.

– Видите ли, мой отец считает, что все было улажено еще до вашего прибытия и объявление о помолвке является чистейшей формальностью.

– Значит, вашего отца неправильно информировали, – возразил Алекс. – Поверьте, я не давал никаких обещаний.

– Но леди Колдерн утверждает, что она с моим отцом обо всем договорилась, – настаивал Хенли.

– Мачеха не имеет права что-либо решать за меня. – Алекс встал, подошел к письменному столу и раскрыл бухгалтерскую книгу. – Я только согласился познакомиться с леди Кэролайн, не более того.

– Да, я понимаю, – отозвался Хенли. – Так когда же надо ожидать официального объявления о помолвке?

Алекс машинально листал бухгалтерскую книгу. Он не сомневался в том, что сумеет все объяснить родственникам леди Кэролайн, правда, собирался сделать это попозже. Но сейчас лорд Хенли ждал ответа, и было очевидно, что выход только один – сказать правду.

Захлопнув книгу, Алекс проговорил:

– Мои планы несколько изменились. Я готов сделать официальное предложение, но совсем другое.

Гость с удивлением взглянул на маркиза:

– Что вы имеете в виду?

– Через несколько минут вы все поймете. – Алекс вызвал звонком Джонсона, и дворецкий тотчас же появился. – Будьте добры, попросите миссис Уэлсли присоединиться к нам.

Джонсон молча кивнул и удалился. Алекс повернулся к виконту и заметил, что тот нахмурился, от чего красивые черты лица молодого человека немного исказились.

– Я все вам объясню, как только придет миссис Уэлсли, – продолжал маркиз. – Не желаете ли пока немного бренди?

Алекс подошел к небольшому шкафчику рядом с письменным столом и достал два бокала, а также графин с бренди. Наполнив бокалы, он протянул один из них виконту. Затем сделал глоток из своего бокала и тотчас почувствовал приятную теплоту, разливавшуюся по всему телу. Ему необходимо было подкрепиться перед встречей с Сарой.

Она, конечно же, будет недовольна тем, что он задумал, но у него не оставалось иного выхода. Он решил, что непременно женится на Саре – ведь именно этого они оба хотели.

Сара в нерешительности остановилась у двери библиотеки. Она отпустила Джонсона, сказав, что не надо объявлять о ее приходе. Весь день Сара провела в швейной комнате, однако ей не удавалось успокоиться; она постоянно думала об Алексе и никак не могла забыть, какие глаза у него были, когда она сказала, что не выйдет за него замуж.

Что же касается вызова в библиотеку, то эта просьба маркиза нисколько не удивила Сару – она ожидала чего-то подобного, так как прекрасно понимала: Алекс не смирится с отказом и попытается переубедить ее, попытается добиться своего.

Сделав глубокий вдох, она расправила плечи и постучала. Почти тут же послышался голос Алекса, разрешившего ей войти. Сара открыла дверь и нерешительно переступила порог. Солнце стояло уже довольно низко, и бившие прямо в окно лучи на мгновение ослепили ее.

– Наконец-то, – сказал маркиз. Он тотчас подошел к ней, и поэтому она не заметила гостя, сидевшего в глубине комнаты.

Казалось, Алекс пожирал ее взглядом, и Сара вдруг почувствовала, что ей будет очень трудно противостоять ему. Собравшись с духом, она проговорила:

– Я не понимаю, зачем вы вызвали меня. Нам нечего больше обсуждать. – Сара по-прежнему стояла у двери, держась за ручку. Ее сердце учащенно билось, и она понимала, что не может доверять себе в присутствии этого мужчины.

Алекс жестом пригласил ее пройти в комнату, однако Сара покачала головой и повернулась, чтобы уйти. Однако чей-то приглушенный кашель остановил ее. Она невольно вздрогнула, обвела взглядом комнату – и тут наконец-то заметила гостя. Узнав своего кузена, она с восторженной улыбкой воскликнула:

– Джек, как я рада!.. Но что ты здесь делаешь?

Джек тоже улыбнулся.

– Меня прислал отец.

Сара бросилась к кузену и обняла его.

– Я действительно очень рада тебя видеть. – Она отступила на шаг и окинула его взглядом (он все еще был в дорожном костюме). – Ты только что прибыл?

– Нет, я около часа ждал, когда маркиз вернется.

Сара удивленно посмотрела на Алекса:

– Вы уезжали?

Маркиз кивнул:

– Да, я только что вернулся из Карлайла. А ваш кузен прибыл сюда по настоятельной просьбе вашего дяди.

Сару охватило беспокойство.

– Там все в порядке? – спросила она. – Может, что-то случилось?

Джек отрицательно покачал головой:

– Нет-нет, в Хартфорде ничего не случилось. Я приехал из-за Кэролайн.

Сара облегченно вздохнула.

– Значит, твой визит связан с ее письмом?

– Совершенно верно. Отец решил, что я должен выяснить, в чем дело. Письмо написано… на грани истерики.

– Она говорила мне только о том, что написала письмо, но не о его содержании.

Джек опустил глаза, затем снова посмотрел на кузину.

– Я уже сказал маркизу, что отца беспокоит задержка помолвки.

Сара закусила губу; она не знала, что сказать. Внезапно она услышала шаги Алекса. Он медленно подошел к ним, и Сара затаила дыхание; она чувствовала, что вот-вот что-то произойдет…

– Маркиз пожелал вызвать тебя сюда для выяснения какого-то недоразумения, – продолжал Джек. Он взял кузину за руку и подвел ее к креслу возле письменного стола.

Сара искоса посмотрела на Алекса, но по выражению его лица невозможно было догадаться, о чем он думал. Она говорила ему, что он, как благородный человек, должен жениться на Кэролайн, но маркиз, судя по всему, не придавал значения ее словам. Теперь же, после письма Кэролайн, он обязан был дать ответ.

Сара села, сложив руки на коленях.

– Я знаю только то, что Кэролайн обеспокоена задержкой помолвки, – начала она дипломатично. – Однако не вижу, чем я могу помочь в сложившейся ситуации.

– Вы могли бы сейчас разрешить все наши проблемы, – заявил Алекс, присев на край письменного стола.

Джек с удивлением посмотрел на маркиза:

– Но как же Сара может повлиять на это дело?

– Очень просто, – ответил маркиз, пристально взглянув на Сару. – Видите ли, я не намерен жениться на вашей сестре.

Сара в изумлении уставилась на Алекса; она была поражена его прямотой. Джек смотрел на маркиза с не меньшим удивлением. Прошло несколько секунд, прежде чем он смог заговорить:

– Но мой отец не примет такого ответа.

– Услышав мои доводы, он, возможно, согласится со мной, – с невозмутимым видом ответил Алекс.

Лорд Хенли внимательно посмотрел на маркиза.

– И каковы же ваши доводы?

– Дело в том, что я не люблю ее.

Сара немного расслабилась. В какой-то момент она подумала, что Алекс расскажет Джеку об их отношениях.

– При чем здесь любовь? – удивился виконт. – И если вам нужна любовь, то не надо было соглашаться с договоренностью между вашей мачехой и моим отцом.

– Я согласился только принять во внимание эту договоренность, – возразил Алекс. – Должен признаться, что тогда я не думал о любви.

– Что же изменилось?

– Я полюбил Сару.

Ошеломленная заявлением Алекса, Сара не могла вымолвить ни слова. Маркиз же смотрел на нее так, словно не сказал ничего особенного.

Виконт взглянул на него вопросительно:

– И что же вы намерены теперь делать?

– Я уже просил Сару выйти за меня замуж, – сообщил Алекс. – Но она отказалась.

Джек повернулся к кузине:

– Это правда?

Сара кивнула.

– Я не хочу выходить замуж. Я уже…

– Это совершенно неприемлемый ответ, – перебил Алекс. – У вас было время поразмыслить над моим предложением, поэтому я думал; что вы придете к более разумному решению.

– Мой ответ окончательный, – сказала Сара, вставая.

Джек тяжело вздохнул.

– Я ничего не понимаю… Если Сара не желает выходить за вас замуж, то почему вы не принимаете ее ответ?

Алекс посмотрел на Джека, потом на Сару, и от его взгляда по телу ее пробежала дрожь.

– Пожалуйста, подумайте еще раз, Сара.

– Нет. – Она покачала головой.

– Не заставляйте меня, принимать более решительные меры, – проговорил Алекс с угрозой в голосе.

Виконт тоже поднялся на ноги.

– Не осложняйте ситуацию, Колдерн. Моя кузина уже дала вам свой ответ. – Джек взял ее под руку и повел к двери. Сара вздохнула с облегчением – худшее осталось позади.

И тут раздался голос Алекса – тяжело вздохнув, он сказал:

– Я недостаточно хорош для вас в качестве мужа и, очевидно, гожусь только в качестве любовника.

Лорд Хенли тут же остановился и повернулся к маркизу. Сара же со стоном закрыла глаза; слова Алекса эхом звучали у нее в ушах. В какой-то момент ей казалось, что она упадет в обморок. Ноги не слушались ее, и она вся словно оцепенела.

Глава 22

Сердце Алекса екнуло, когда Сара наконец-то повернулась к нему. Конечно, рискованно было открыто заявлять об их отношениях, но она не оставила ему выбора. Он должен как-то убедить ее, что они предназначены друг для друга.

Сара посмотрела на него с немым упреком, и он внутренне содрогнулся. Она была права: он предал ее, и для нее это являлось таким же преступлением, как убийство. И все-таки Алекс не жалел о своих словах. Он был уверен, что лорд Хенли теперь не оставит это дело так просто.

Виконт вскинул подбородок и пристально взглянул на Алекса.

– Полагаю, вы не имели намерения оскорбить мою кузину таким образом. Я считаю своим долгом защитить ее.

– Это не было оскорблением. Я только констатировал факт.

– Извольте объясниться, милорд, – сказал Хенли с угрозой в голосе. – Что вы имели в виду?

Сара вскинула руки и встала между мужчинами.

– Пожалуйста, не ссорьтесь! – взмолилась она.

Хенли обошел ее и остановился в одном шаге от Алекса.

– Я жду ответа.

– Сара любит меня, – тихо сказал Алекс. – Сейчас она не вполне отдает себе отчет в том, что говорит.

Джек повернулся и посмотрел на кузину:

– Это правда?

Маркиз затаил дыхание в ожидании ответа Сары. А она, казалось, безучастно смотрела в окно. Наконец она молча кивнула, и Алекс вздохнул с облегчением. Сара не подвела его.

– В таком случае ты должна выйти замуж, – решительно заявил Джек. – И чем скорее, тем лучше.

– У меня уже есть разрешение на брак. – Алекс похлопал по карману своего сюртука. – Именно за ним я ездил сегодня в Карлайл.

– Вы слишком самоуверенны, – сухо заметил Джек.

– Не думаю. – Маркиз покачал головой. – Единственное, в чем я действительно уверен, так это в моей любви к Саре.

Алекс взглянул на нее. Она вся дрожала, не в силах совладать с собой. Сердце Алекса сжалось, он знал, что ужасно виноват перед Сарой. Шагнув к ней, Алекс обнял ее за плечи и усадил в кресло.

– Не надо ничего бояться, – попытался он успокоить ее. – Все будет хорошо.

– Вы ничем не лучше дяди Джона, – проговорила Сара сквозь зубы. – Как вы посмели втянуть меня в такую ситуацию?

Он опустился перед ней на колени и сжал ее холодные руки.

– Вы кое о чем забыли, Сара. Ведь может появиться ребенок.

Она побледнела, и Алекс пожалел о своих словах.

Он вовсе не хотел запугивать Сару таким образом, но следовало как-то убедить ее в том, что они должны быть вместе.

Сара отстранилась от маркиза и встала.

– Я не доверяю ни одному мужчине.

– Это чувствуется. – Алекс тоже поднялся на ноги. – Если бы вы доверяли мне, то вышли бы за меня замуж без всяких принуждений.

– Вы не должны насильно заставлять меня делать это.

Алекс пожал плечами:

– Вы не оставили мне выбора. Мы обвенчаемся cегодня вечером.

– Нет-нет! – воскликнула Сара, энергично покачав головой. Она повернулась к кузену: – Ты ведь не допустишь этого?

Джек со вздохом уставился в пол.

– Боюсь, венчаться необходимо.

Сара какое-то время молчала, в изумлении глядя на мужчин. Потом, повернувшись, выбежала из комнаты, и дверь библиотеки с грохотом захлопнулась за ней.

Алекс вдруг почувствовал ужасную усталость. Усевшись в кресло, он на мгновение прикрыл глаза. Он ведь не хотел обидеть Сару. Просто требовалось убедить ее в том, что их брак – наилучший выход из создавшегося положения. Однако она испугалась и прониклась к нему еще большим недоверием, чем прежде.

– Надеюсь, вы сознаете, что делаете, – пробормотал лорд Хенли.

Алекс откинулся на спинку кресла и пристально посмотрел на виконта.

– У меня не было выбора.

– Полагаю, Сара твердо решила не выходить замуж повторно, – заметил Хенли. Немного помолчав, он добавил: – Видите ли, она и прежде не хотела выходить замуж.

– Но ваш отец все же настоял, не так ли?

Виконт кивнул:

– Да, настоял. Но он выбрал для Сары очень неподходящего мужа. Я не знаю, что там у них со Стивеном происходило, однако Сара вернулась в наш дом совсем другим человеком.

– Что это значит?

– Я помню, что до замужества она была веселой и жизнерадостной. – Хенли присел на край стола и вдруг спросил: – А вы знаете что-нибудь о ее замужестве?

– Я знаю только одно: она не была счастлива с мужем, потому что он был глупцом.

– В таком случае вам известно больше, чем мне. Она отказывалась говорить с кем-либо на эту тему.

– Неужели ни с кем не говорила?

Хенли покачал головой.

– Ни с кем. И как я уже сказал, она отказывалась выходить замуж повторно. Мой отец указывал ей на то, что у нее никогда не будет детей, но даже это не изменило ее решения.

Алекс понимал, что боль и страх Сары – последствия жестокости и глупости ее мужа, однако он не считал, что она способна на любые жертвы ради того, чтобы оставаться свободной. Он терпеливо ждал, когда виконт вновь заговорит.

– Сара всегда хотела иметь детей, – сказал Хенли. – В детстве она очень любила рассказывать нам истории о малышах, которые у нее появятся, когда она станет взрослой.

У Алекса защемило в груди. Если Сара так хотела иметь детей и в то же время отказывалась от брака, значит, ее страх перед замужеством укоренился слишком глубоко. На какое-то мгновение он усомнился в правильности своих действий, но потом решительно отбросил все сомнения. Когда они поженятся, он непременно сделает ее счастливой.

Поднявшись с кресла, маркиз подошел к двери.

– Пойду сделаю некоторые распоряжения относительно предстоящего венчания, – сказал он, выходя из комнаты.

Лорд Хенли последовал за ним.

– А я пока переоденусь. К тому же мне надо поговорить с Кэролайн. Хотя она едва ли будет рада такому повороту событий.

– Возможно, она воспримет новость не так, как вы думаете, – заметил Алекс с улыбкой.

– Вы еще не видели Кэролайн, когда она разгневана, – проворчал Хенли.

– Позвольте мне самому объявить о венчании, – сказал Алекс. – Я сделаю это, когда сочту возможным.

Лорд Хенли утвердительно кивнул:

– Да, конечно. Все в вашей власти.

Алекс проследил, чтобы Джонсон проводил гостя наверх и надлежащим образом устроил, и лишь после этого вернулся в библиотеку. Подумав немного, он снова покинул комнату. Ему надо было поторопиться, чтобы все успеть. Прежде всего, следовало найти Сэмюела.


Вбежав в свою комнату, Сара захлопнула за собой дверь, и бросилась на кровать. Как могла она допустить, чтобы это снова произошло?! Выходя замуж первый раз, она была слишком наивной и не понимала, что такое брак, поэтому оставалась спокойной. Но сейчас, умудренная печальным опытом, она вся дрожала от страха.

Как только она вступит в законный брак, она потеряет свою свободу. Она не будет больше независимой личностью, и ей придется подчиняться Алексу. Сара была в полном отчаянии и не видела выхода из положения. Однако здравое рассуждение привело ее к мысли, что еще есть время и можно заставить Алекса изменить решение.

Сара поднялась с кровати и подошла к окну.

Солнце уже садилось, и близилось время обеда. А после обеда ей едва ли удастся уединиться. Значит, следовало немедленно что-то предпринять. Но что именно?..

Тут раздался стук в дверь, и тотчас же в комнату вошла Нелли с большой коробкой в руках. Следом за ней слуги внесли в комнату ванну и кувшины с горячей водой.

Сара молча стояла у окна, пока слуги, наполнявшие ванну, не удалились, когда же она повернулась к Нелли, та проговорила:

– Похоже, вы были чем-то заняты…

– Я ничего не делала, – ответила Сара, удивленная неодобрительным тоном служанки.

– Маркиз приказал устроить вам купание и потребовал, чтобы вы спустились вниз за час до обеда.

Сара нахмурилась.

– А почему это так расстроило тебя?

– Мастер Джек рассказал мне кое-что.

У Сары екнуло сердце. Если Джек уже поговорил с Кэролайн, то у нее нет никакой надежды избежать венчания.

– И что же он сказал? – спросила она с дрожью в голосе.

– Кажется, лорд Харт отправил вашу кузину в Колдерн, чтобы устроить здесь свадьбу с маркизом. Он преуспел в этом, если не считать того, что венчаться будет не леди Кэролайн. – Нелли сурово посмотрела на Сару, затем положила коробку на кровать. – Пора готовиться к обеду.

Сара со вздохом подошла к ванне. Теперь она уже никак не сможет остановить Алекса, и ей придется подчиниться… и снова оказаться во власти мужа.

Нелли принялась раздевать ее, и Сара не противилась. Несколько минут спустя она погрузилась в горячую воду. После купания Нелли подвела ее к небольшому туалетному столику. Когда Сара села, служанка начала расчесывать ее волосы.

– Вам надо сделать соответствующую модную прическу, но сейчас я смогу только собрать волосы наверх и оставить несколько свободно ниспадающих локонов.

– У меня все в порядке с волосами, – запротестовала Сара. Алекс мог заставить ее выйти за него замуж, но это не означало, что она должна ради него менять свою внешность.

– У вас действительно красивые волосы, – согласилась Нелли. – Поэтому нет смысла скрывать их. Вы должны пользоваться своей внешностью.

– Нелли, не заставляй меня!.. – взмолилась Сара. – Я не хочу менять прическу.

– Глупости, – заявила Нелли. – Вам нечего бояться. Маркиз защитит вас.

– Я не хочу… выставляться напоказ.

– Но именно этого хочет маркиз. – Нелли отошла на шаг и окинула Сару взглядом. – Он оказался умнее, чем я думала.

– Почему ты так считаешь? – нахмурившись, спросила Сара. – Потому что он смог вынудить Джека дать согласие на этот брак?

– Нет. – Нелли снова принялась расчесывать волосы Сары. – Потому что он выбрал вас, а не леди Кэролайн.

– Кэролайн была бы более подходящей маркизой, – возразила Сара. – Она знает, как вести себя в обществе.

– Да, верно, – согласилась Нелли. – Зато вы будете гораздо лучшей женой. Маркиз сумел распознать это, несмотря на ваши невзрачные чепцы и платья.

Сара размышляла над словами Нелли, пока та закрепляла ее волосы, создавая прическу, и покрывала румянами щеки. Вскоре облик Сары существенно изменился, но, несмотря на все усилия Нелли, щеки по-прежнему казались бледными.

– Вы прекрасно выглядите, – сказала служанка, слегка пощипывая щеки Сары, чтобы они немного порозовели. – У вас нет причин опасаться, что кто-то может сделать нелестные замечания в ваш адрес.

Нелли подошла к кровати и вытащила из коробки великолепное бальное платье сапфирового цвета. Платье было украшено узорчатыми серебристыми кружевами, сверкавшими в свете свечи. Шелк зашелестел в руках служанки, когда она расправила складки. Сара как завороженная смотрела на этот изумительный наряд. Она никогда не надевала ничего подобного.

– Какое прелестное платье, – прошептала Сара.

– Маркиз сказал, что выбирал его специально для вас, – сказала Нелли.

Служанка помогла Саре надеть платье, и та, немного помедлив, подошла к зеркалу. Увидев свое отражение, Сара закусила губу. Даже будучи сердита на Алекса за его своеволие, она вынуждена была признать, что платье выглядело превосходно. От него на ее каштановых волосах возникли световые блики, и появился блеск в глазах. Сара медленно повернулась перед зеркалом, восхищаясь своим отражением.

– Вы замечательно выглядите. – Нелли хотела убрать коробку с кровати, однако стук в дверь остановил ее. Служанка открыла дверь и тут же объявила: – Это лорд Хенли.

Виконт вошел в комнату.

– Я хотел бы поговорить с тобой наедине, Сара.

– Я уже все закончила, – сказала Нелли. Она сделала реверанс, вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

Сара повернулась к кузену и улыбнулась. Хотя Джек и отказался помешать венчанию, он оставался се другом.

– Ты прелестно выглядишь. – Виконт с восхищением смотрел на кузину. – Я уже забыл, какая ты красивая женщина.

Сара сделала реверанс и рассмеялась.

– Благодарю за комплимент, милорд. – Уже с серьезным выражением лица она спросила: – Могу я надеяться, что ты изменишь свое мнение относительно моего брака?

– Нет. Этот брак – единственно правильное решение. – Джек вздохнул. – О чем ты думала, связавшись с маркизом?

Сара отвернулась к окну.

– Я ничего подобного не хотела, – пробормотала она. – Все произошло… само собой.

– Но ведь ты всегда была очень осторожная. – Джек подошел к ней сзади и обнял ее за плечи. – Вероятно, у тебя возникли серьезные чувства к нему.

Сара хотела отрицать свою любовь к Алексу, однако тут же поняла, что Джек все равно не изменит своего мнения относительно брака. Повернувшись к кузену, она тихо сказала:

– Да, я люблю его.

Джек посмотрел на нее с сочувствием и пониманием.

– Я так и думал. Иначе ты ни за что не сблизилась бы с ним.

На глаза Сары навернулись слезы, но она решительно смахнула их.

– Однако это не означает, что я хочу выйти замуж.

– Маркиз тоже любит тебя. Не многие люди женятся по взаимной любви.

– Я не хочу зависеть от мужчины.

– Колдерн не производит на меня впечатления человека, который будет злоупотреблять своей властью.

Сара поджала губы и отошла от Джека.

– Но он начал именно с насилия – заставил меня выйти за него замуж.

– Колдерн сделал это в твоих интересах. Он предлагает тебе свое покровительство и свое имя.

– Мне все это не нужно.

Джек тяжко вздохнул.

– Полагаю, что брак – самый лучший для тебя выход. Ты ведь любишь его…

– Но я не желаю выходить замуж! – воскликнула Сара.

– Замужество является единственным прав ильным выбором для женщины в твоем положении. – Виконт взял кузину за подбородок и заглянул ей в глаза. – Я уверен, что риск, на который ты идешь сегодня, принесет тебе счастье в жизни.

– Хотелось бы верить…

– Ты должна доверять Колдерну. – Виконт подошел к двери и открыл ее. – Идем же. Пора.

Сара взяла свою сумочку и вышла из комнаты вслед за Джеком. Она понимала, что кузен старался утешить ее, но все же ей не стало легче. Она чувствовала ужасную тяжесть в груди, так что трудно было дышать. «Но может, еще не все потеряно?» – подумала Сара. Она надеялась, что у нее будет время поговорить с Алексом до начала церемонии.

Глава 23

Маркиз в волнении расхаживал по холлу. До обеда оставался час. Он уже договорился с Сэмюелом, чтобы тот обвенчал их с Сарой, но пока еще не сообщил об этом остальным членам семьи. Ему хотелось, чтобы Сара стояла рядом с ним в качестве его законной жены, когда он будет объявлять о венчании.

Достав из жилетного кармана часы, Алекс щелчком открыл их и нахмурился, Сара явно опаздывала. Он уже хотел подняться наверх, но тут вдруг увидел спускавшуюся по лестнице Сару.

Несколько секунд маркиз смотрел на нее, затаив дыхание. Потом отошел от лестницы и стал ждать, когда она спустится к нему. Алекс невольно улыбнулся, заметив легкий румянец на ее щеках. Он никогда не был уверен в своей любви так, как в этот момент.

– Ты чудесно выглядишь, – сказал Алекс, когда Сара приблизилась к нему. – Такую прекрасную невесту мне еще не приходилось видеть.

Джек рассмеялся.

– Каждый жених считает, что его невеста – самая красивая. Однако я согласен, моя кузина действительно очень хороша.

Сара стояла в напряженной позе, и сердце Алекса гулко стучало в груди – он чувствовал, что она сбежала бы от него, если бы могла. Взяв ее под руку, он сообщил:

– Уже все готово. – Маркиз повел свою невесту к западному крылу дома.

– Готово… для чего? – пробормотала Сара.

– Для венчания, разумеется, – ответил Алекс. – Сэмюел согласился обвенчать нас.

Сара остановилась.

– Нас обвенчают прямо сейчас? Ты говорил, что это должно произойти позже.

Алекс обернулся и с удивлением посмотрел на виконта.

– Я думал, кузен предупредил тебя.

Сару охватил ужас; было очевидно, что сейчас произойдет непоправимое. Она надеялась, что у нее еще будет время убедить Алекса отказаться от этого брака и оставить ее свободной. Она не предполагала, что он устроит венчание так скоро…

– Пойдем же, – сказал маркиз. – Нет необходимости ждать до вечера.

– Я думала, у нас еще будет время поговорить о целесообразности этого шага, – сказала Сара и не узнала собственный голос.

Алекс ласково улыбнулся ей:

– Ты должна довериться мне, Сара.

– Как я могу доверять человеку, который насильно заставляет меня выйти за него замуж?

Алекс сокрушенно покачал головой:

– Я очень сожалею, что ты воспринимаешь это таким образом. Со временем ты поймешь, что я все делаю ради твоего блага.

Далее они шли молча, пока не подошли к небольшой старинной часовне в западном крыле замка. Массивные дубовые двери, обычно преграждавшие вход в святилище, сейчас были широко распахнуты.

– Эту часовню первый лорд Колдерна построил для своей невесты, – сказал Алекс, останавливаясь перед входом. – Легенда гласит, что тот, кто венчается здесь, будет благословлен на долгую и счастливую супружескую жизнь.

– Если только невест не заставляют насильно идти к алтарю.

– Его невеста была приведена сюда не по своей воле.

Сара взглянула на маркиза и заметила блеск в его глазах.

– Как это случилось?

– Король пожаловал первому барону из нашего рода эту землю и одну из богатейших женщин королевства в качестве невесты, – ответил Алекс. – Но у отца этой женщины были другие планы, и он заставил выйти замуж за барона ее сестру-близнеца.

– Какой ужас! – воскликнула Сара.

Маркиз пожал плечами.

– В итоге они оба были счастливы всю жизнь, и это послужило основанием для легенды. – Алекс откашлялся и повел Сару в святилище.

Переступив порог часовни, Сара почувствовала запах плесени, смешанный с ароматом свежесрезанных роз и лилий.

Перед небольшим деревянным алтарем с резным орнаментом стоял Сэмюел Блэк. Их ожидали также Нейтан Картер и леди Джулиана. Все трое приветливо улыбались.

– Я попросил Нейтана и Джулиану быть соответственно шафером жениха и подругой невесты, – сказал Алекс. – А Джек будет выступать в роли посаженого отца.

Сара кивнула в знак согласия. Все происходило так стремительно… Она-то надеялась, что у нее будет время обдумать план побега, и совсем не ожидала, что в одно мгновение окажется перед старинным алтарем. Впрочем, от Алекса следовало ждать любых неожиданностей. Он был совершенно непредсказуемым человеком.

Маркиз поднес ее руку к губам. Потом заглянул в ее глаза.

– Ты должна поверить в нашу любовь. – Он кивнул виконту и направился к алтарю.

Джек сжал руку кузины.

– Все правильно, – прошептал он.

– Хотелось бы верить тебе, – прошептала в ответ Сара, и они тоже двинулись к алтарю.

Сару била дрожь, однако она старалась высоко держать голову. Они медленно приближались к алтарю, и их шаги гулко разносились по часовне. Сара грустно улыбнулась, ей вспомнилось ее первое венчание. Тогда в церкви было много людей, и звучали торжественные песнопения. И тогда она была совсем юной и наивной девушкой, доверившейся мужчине.

Но теперь она не так глупа. С годами она стала более опытной, поэтому думала сейчас только о том, что еще есть способ избежать этого брака. Даже любви Алекса было недостаточно, чтобы переубедить ее. И если она сейчас откажется выходить замуж, если скажет «нет», то тогда, возможно…

Когда они подошли к алтарю, Джек остановился и с легким поклоном передал кузину маркизу. Алекс накрыл руку Сары ладонью, чтобы успокоить ее. Настал момент истины, момент, когда все должно было решиться.

Маркиз склонился к Саре.

– Не отказывай мне, – прошептал он. – Поверь, это будет правильный выбор. Обещаю, ты никогда не пожалеешь о том, что вышла замуж за меня.

Сара с удивлением взглянула на маркиза. «Как он мог догадаться?..» – промелькнуло у нее. А в следующее мгновение она подумала о том, что дядя уже никогда не позволит ей снова вернуться в Хартфорд. В Колдерне же она не сможет находиться в прежнем качестве. Оставался единственный выход – согласиться на этот брак.

Сара отвернулась от маркиза и взглянула на Сэмюела. Он был в черном одеянии священника и держал в руке·небольшой молитвенник. Сэмюел едва заметно улыбнулся, и Сара улыбнулась ему в ответ. Она поняла, что теперь нет смысла оттягивать неизбежное.

– Мой брат просил, чтобы церемония была короткой, поэтому я начну сразу с ваших намерений венчаться. Желаешь ли ты, Джон Александр Норвард, взять в жены Сару Джейн Уэлсли?

– Да, – твердо ответил Алекс.

– А ты, Сара Джейн Уэлсли, желаешь ли взять в мужья Джона Александра Норварда?

Прошло несколько напряженных мгновений, прежде чем Сара заставила себя ответить.

– Да, – тихо произнесла она.

Остальная часть церемонии прошла как в тумане. Сара ни на чем не могла сосредоточиться; она думала лишь о том, что добровольно согласилась выйти замуж за Алекса. Все остальное казалось несущественным.

Словно сквозь густую пелену тумана, она увидела, как Сэмюел поднял руку, благословляя их.

– Объявляю вас мужем и женой. Теперь муж может поцеловать свою жену.

Сара закрыла глаза, стараясь сдержать подступившие слезы. Она не сомневалась: с этого дня мужчина снова будет распоряжаться ее судьбой. Внезапно она поняла, что находится в объятиях Алекса, и, открыв глаза, увидела, что он смотрит на нее с необычайной нежностью и любовью. Тут Алекс взял ее лицо в ладони и прижался губами к ее губам.

Ее тело мгновенно откликнулось на эту ласку, и Сара, невольно расслабившись, прижалась к мужу. Все поплыло у нее перед глазами, когда Алекс, крепко обнимая ее, принялся покрывать поцелуями ее лицо.

Тихий внутренний голос шептал ей, что именно этого она хотела – хотела быть любимой и находиться в объятиях Алекса. Да-да, ей следовало поверить ему и довериться их любви, однако это было не так-то просто…

Тут Алекс наконец отстранился и с улыбкой посмотрел на нее.

– Теперь тебе нечего бояться.

Сара нахмурилась и пробормотала:

– Как ты можешь гарантировать это?

– Я никогда не обижу тебя. – Он снова улыбнулся. – Ведь ты моя жена, и я люблю тебя.

Сэмюел Блэк несколько раз кашлянул, и Сара, обернувшись, взглянула на него. Он расплылся в широкой улыбке.

– Желаю вам обоим счастья.

Алекс пожал брату руку:

– Спасибо, Сэмюел. Ты оказал мне огромную услугу.

– Это доставило мне удовольствие. – Сэмюел наклонился и поцеловал Сару в щеку. – Мне очень редко приходится венчать пару, вступающую в брак по любви.

Джек подошел к своей кузине и обнял ее.

– Все к лучшему, Сара. Я уверен, что ты будешь счастлива.

Сара посмотрела на Джека с удивлением; ее удивила убежденность, прозвучавшая в его голосе. Прежде чем она успела ответить, к ней приблизилась леди Джулиана.

– Какое замечательное и романтическое венчание, – сказала девушка с робкой улыбкой.

Джек отошел от Сары и с восхищением посмотрел на сестру Алекса.

– Ваш брат устроил все наилучшим образом. Я уверен, что здесь действительно заключались многие счастливые браки.

Джулиана кивнула.

– Эта часовня была построена в четырнадцатом веке, – сказала она. – Ею пользовались долгие годы, пока мой дед не настоял, чтобы все члены семьи начали ходить в деревенскую церковь.

– Раскрываешь фамильные тайны? – спросил Алекс, обнимая Сару за талию.

– Просто говорю, как мне нравится эта часовня, – ответила Джулиана.

Алекс взглянул на сводчатый потолок и невольно вздохнул.

– Печально видеть такое запустение. Ведь эта часовня – одно из самых замечательных мест в Колдерне.

– Ты рассказал Саре о легенде? – спросил Нейтан Картер.

– Да. И именно поэтому я выбрал это место для венчания, – ответил Алекс с улыбкой. – Мы с Сарой непременно будем счастливы, и это еще раз подтвердит семейное предание.

– Согласен, – кивнул Нейтан. – Ты сделал разумный выбор невесты.

Сара перехватила взгляд Нейтана и тихо сказала ему:

– Благодарю вас.

– Я боялся, что мой брат не сможет разобраться в ситуации. – Нейтан похлопал Алекса по плечу. – Но теперь я понял, что ты сделал выбор по велению сердца. Я рад за вас обоих.

Маркиз привлек Сару к себе, и она почувствовала, как гулко забилось ее сердце. Как бы ни сердилась она на Алекса, тело предательски реагировало на его близость. Ей следовало проявлять больше твердости в своем решении оставаться независимой, однако она ничего не могла с собой поделать.

– Мы с Сарой очень благодарны тебе, Нейтан, за то, что ты пришел сюда по такому особому случаю, – сказал Алекс, повернувшись к двери. – Что ж, теперь пора объявить о нашем венчании остальным членам семейства.

Нейтан усмехнулся:

– Да, конечно. А я сейчас откланиваюсь. Следующие несколько дней я буду находиться в Карлайле. Желаю удачи. – С легким поклоном он направился к выходу из часовни. Сара с тоской наблюдала за его удаляющейся фигурой. Как ей хотелось вот так же свободно уйти.

Алекс склонился к ней и прошептал ей на ухо:

– Я предпочел бы, чтобы ты находилась рядом со мной, когда я буду делать объявление о нашем обручении, но если ты хочешь уйти, то можешь отправиться прямо в свою комнату.

Сара нахмурилась.

– А почему ты считаешь, что я хочу уйти?

– Это написано у тебя на лице, – ответил Алекс. – И нет ничего предосудительного, если ты откажешься общаться с моими родственниками сегодня вечером. Я объявлю о нашем венчании и прикажу, чтобы нам подали ужин в нашу спальню.

Сара судорожно сглотнула и в смущении потупилась.

Вероятно, ее муж решил, что она ждет не дождется, когда наступит брачная ночь.

– Нет-нет. – Она покачала головой. – Я пойду с тобой к родственникам.

– Как пожелаешь. – Алекс подмигнул ей и улыбнулся. – Сейчас мы сообщим всем остальным радостную новость, – обратился он к присутствующим.

Леди Джулиана и Сэмюел Блэк первыми вышли из часовни. За ними последовал Джек. Сара сделала глубокий вдох и расправила плечи. Ей предстояло предстать перед своей кузиной и леди Колдерн, – а те, конечно же, совсем не обрадуются новости…

Алекс вывел жену из часовни, и они молча зашагали по коридорам и переходам. У порога гостиной их поджидал Джонсон.

– Если позволите, милорд… – торжественно начал дворецкий. – Милорд, я и все слуги… мы хотели бы пожелать вам и леди Колдерн всего наилучшего.

Алекс улыбнулся:

– Спасибо, Джонсон. Меня не удивляет, что слуги узнали о нашей новости раньше членов семьи.

Дворецкий поклонился и распахнул дверь гостиной.

Сара судорожно сжала руку Алекса, когда они вошли в комнату. И все взоры тотчас же обратились в их сторону.

– Почему ты заставляешь нас ждать? – спросила леди Колдерн, нахмурившись. – И что это за женщина рядом с тобой?

– Это Сара, – прошептала Кэролайн, пристально глядя на кузину. – Сара, откуда у тебя такое платье?

– Я хотел бы представить вам свою жену, – объявил Алекс. – Мы только что вернулись из часовни.

– Что?! – взвизгнула Кэролайн.

– Это возмутительно! – крикнула леди Колдерн. – Как ты мог жениться на этом жалком создании?

– Ты крайне расстроил мать. Это непростительно, – процедил лорд Брайен сквозь зубы.

Сердце Сары болезненно сжалось. Она прекрасно понимала, что эта новость может очень не понравиться, но она не была готова к такой реакции. Она попятилась, собираясь выбежать из комнаты, но Алекс придержал ее и вышел с ней на середину гостиной.

Дэвид Стентон присвистнул.

– Я не думал, что ты женишься, не предупредив меня. – Он подошел к Алексу и похлопал его по плечу. – Прими мои поздравления. – Мистер Стентон шагнул к Саре, поднес к губам ее руку. – Я вижу, Алекс сделал достойный выбор, – сказал он с улыбкой.

– Благодарю, – прошептала Сара и облегченно вздохнула.

– Не могу поверить! – вмешалась леди Колдерн. – Ты не мог устроить венчание так быстро!

– Уверяю, что это правда, – проговорил Алекс ледяным голосом. – У меня есть на это специальное разрешение, и Сэмюел согласился обвенчать нас.

– Специальное разрешение?! – в ярости воскликнула Кэролайн. Она ударила себя кулаком в грудь. – Оно должно предназначаться мне!

Сара потупилась, она ужасно переживала из-за того, что причинила боль своей кузине.

– Я не думала, что так получится. Кэролайн, поверь мне, – сказала она с мольбой в голосе.

Леди Кэролайн приблизилась к Саре, и та протянула ей руку, надеясь, что кузина поступит благоразумно. Но Кэролайн вдруг замахнулась, собираясь влепить сопернице пощечину.

Сара отшатнулась и вскинула руку, пытаясь защититься. Но оказалось, что в этом не было необходимости. Алекс крепко схватил Кэролайн за запястье и, нахмурившись, произнес:

– Довольно, миледи.

– Ты самая неблагодарная особа, какую я когда-либо знала, – прошипела Кэролайн, с ненавистью глядя на кузину.

Глава 24

Сара стояла посередине своей новой спальни, с восхищением озираясь по сторонам. Это была довольно просторная комната, отделанная в голубых с позолотой тонах и обставленная мебелью красного дерева с резными купидонами и цветами. Вся обстановка казалась необыкновенно изящной и совершенно не походил а на ту, какую предпочитала леди Колдерн.

Немного помедлив, Сара подошла к туалетному столику и взяла гребень из чистого серебра, лежавший рядом с ее собственным. Он ослепительно блестел при свете свечи и не шел ни в какое сравнение с ее деревянным гребнем. Сара положила его обратно и тихонько вздохнула. Весь вечер прошел для нее как во сне, так почему бы ее пребывание в этой роскошной спальне не считать продолжением сна, резонно рассудила она. После обеда Сара пошла в свою прежнюю комнату, однако ее направили в апартаменты, находившиеся рядом со спальней маркиза.

– Могу я быть чем-нибудь полезной для вас, миледи? – послышался робкий голос.

Сара обернулась и улыбнулась, увидев Мэри – одну из горничных, приставленную к ней, пока не будет найдена подходящая для молодой госпожи служанка.

– Нет-нет, я сама справлюсь, – ответила Сара. Мэри сделала реверанс и вышла из комнаты. Сара же села в кресло у окна. День был очень утомительный.

Однако еще более серьезное испытание ждало ее впереди. Она должна была каким-то образом убедить Алекса расторгнуть брак. Сара схватилась за голову и застонала.

– Тебе здесь не слишком уютно, – неожиданно раздался голос Кэролайн. – Леди Колдерн приготовила эту комнату специально для меня – будущей невесты маркиза.

Сара встала и с удивлением посмотрела на свою кузину, стоявшую в дверном проеме.

– Что ты здесь делаешь?

– По-моему, это совершенно неуместный вопрос. – Кэролайн закрыла за собой дверь.

Сердце Сары екнуло, и она прижала руку к груди. Кэролайн отказалась от обеда и ушла в свою комнату, однако Сара знала, что рано или поздно ей придется поговорить с ней. Она надеялась, что этот разговор произойдет после того, как она убедит Алекса предоставить ей свободу.

– Что я могу сделать для тебя? – спросила Сара.

– Теперь нет нужды в твоих любезностях, – заявила Кэролайн с презрительной усмешкой. – Ты уже проявила себя как коварная и лживая соблазнительница.

– Это не так, – возразила Сара.

Кэролайн сделала широкий жест рукой.

– Сейчас ты сидишь в спальне, которая предназначалась мне.

– Я знаю, – согласилась Сара. – Я пыталась отговорить Алекса от брака, но безуспешно. Дай мне время убедить его.

– Ты думаешь, я нуждаюсь в твоей милости? – Кэролайн подбоченилась, и лицо ее исказилось от гнева. – Ни один мужчина не посмел бы сделать то, что сделал он по отношению ко мне.

Сара невольно поежилась. Она никогда еще не видела кузину в таком состоянии.

– Мы не хотели оскорбить тебя.

– Тебе легко говорить. – Кэролайн подошла к туалетному столику и взяла одну из стеклянных бутылочек с духами. – Теперь ты имеешь то, что хотела. Моя ошибка состоит в том, что я согласилась взять тебя с собой.

– Я не хотела ехать сюда, – напомнила Сара.

– И ты отплатила за мое великодушие ложью и предательством. – Кэролайн отвернулась от столика, по-прежнему держа бутылочку в руке. – Я обращалась с тобой как с родственницей, а ты украла у меня мужа.

– Все было не так, как ты думаешь. – Сара не сводила глаз с флакона в руке кузины. – Мы полюбили друг друга.

– Полюбили?! – крикнула Кэролайн. – Да какой мужчина способен полюбить тебя?!

Эти слова подействовали на Сару как пощечина. Однако она стиснула зубы, не давая воли гневу.

– Я понимаю твою обиду, Кэролайн. Поверь, я пыталась отговорить Алекса.

– Ты постоянно находилась рядом с ним, – заявила Кэролайн. – А ведь ему следовало быть со мной.

– На самом деле все было иначе, – возразила Сара. Она приблизилась к кузине и протянула руку, чтобы взять у нее флакон с духами. – Пожалуйста, поверь мне.

– Я поступала неразумно, оставляя тебя одну. – Кэролайн вдруг размахнулась и запустила флаконом в Сару.

Бутылочка пролетела в нескольких дюймах от ее головы и ударилась о стену позади нее. Сара обернулась и в ужасе приложила ладонь к губам. На украшенной цветами стене образовал ось влажное пятно, и по комнате начал распространяться аромат роз.

– Кэролайн, к чему это?

– Это только начало! – закричала кузина, вскинув голову. – Ты разрушила мою жизнь! И если думаешь, что я буду спокойно наблюдать за происходящим, то ты очень ошибаешься.

Сара вздохнула и, наклонившись, начала собирать с пола осколки. «Когда Кэролайн в таком состоянии, переубедить ее невозможно, – подумала она. – Пусть лучше выговорится».

– Ты слышишь меня?! – снова закричала Кэролайн.

– Похоже, вас слышат все в этом доме, – раздался мужской голос.

Сара обернулась, и глаза ее расширились. В дверном проеме стоял Алекс. Он закрыл за собой дверь и прошел в комнату. Кэролайн скрестила на груди руки и пристально посмотрела на него.

– Не думайте, что можете испугать меня, – заявила она.

– у меня нет такого намерения, – с невозмутимым видом ответил Алекс. – Однако я хотел бы знать, почему вы находитесь в комнате моей жены.

– Как вы смеете задавать мне такой вопрос?! – возмутилась Кэролайн. – У вас есть хоть капля чести?

– Я не сделал ничего такого, чего следовало бы стыдиться, – сказал маркиз. – Вы же, напротив, ведете себя отвратительно, и я не намерен мириться с этим.

– Но Сара – моя кузина, – возразила Кэролайн. – И наша с ней беседа никого не касается.

– Не могу с вами согласиться. – Алекс покачал головой. – Слова, сказанные Саре, относятся и ко мне.

– Что ж, хорошо, – кивнула Кэролайн. – В таком случае вы оба – бесчестные люди.

Алекс невольно усмехнулся.

– Вы забываете о том, что у нас с вами не было официального соглашения.

– Но оно подразумевалось. Думаете, я приехала бы сюда в противном случае?

– Мы никогда не нашли бы общего языка. – Алекс подошел к Саре и предложил ей руку. Она с благодарностью приняла ее и выпрямилась, держа в другой руке осколки стекла. Алекс подвел ее к креслу. – Садись, любовь моя.

– Как трогательно! – фыркнула Кэролайн. – Полагаю, вы хотите убедить меня, что любите Сару?

Маркиз взял у жены осколки и бросил их в ведро для золы, стоявшее рядом с камином. Потом повернулся и, пристально глядя на Кэролайн, тихо сказал:

– Да, я люблю ее.

– Это невозможно, – возразила Кэролайн. – Ведь она слишком стара для брака. Как бы вы ее ни наряжали, ваша любовь продлится недолго. Сара не способна подарить вам наследника и быть настоящей маркизой.

Сара посмотрела на свои дрожащие руки и крепко сцепила их. Она подумала, что Кэролайн, вероятно, говорит правду, а Алекс, услышав ее слова, возможно, образумится.

– Сара именно такая жена, которая мне нужна, – заявил маркиз: – Я сожалею, что наш брак задел ваши чувства, но уверен, со временем вы поймете, что это наилучшее решение для всех нас.

– Откуда вам знать, что лучше для меня?! – взвизгнула Кэролайн. – Вы слишком плохо меня знаете!

– Согласен, – кивнул Алекс. – Я уверен, что для какого-нибудь счастливчика вы будете превосходной женой, но только не для меня. – Маркиз покосился на Сару, затем, заложив руки за спину, посмотрел прямо в глаза Кэролайн. – Мне нужна такая жена, которая любила бы Колдерн, хотела бы прожить здесь всю жизнь и помогала бы мне восстанавливать поместье. Кроме того, мне нужна женщина, которую я мог бы любить, и которая любила бы меня. Именно такой женщиной является Сара.

Кэролайн молчала; казалось, она не могла найти нужных слов. Наконец, повернувшись к Саре, проговорила:

– Тебе еще рано радоваться. Здесь находится Джек, и он сумеет постоять за меня.

– Ваш брат также настаивал на том, чтобы мы с Сарой поженились, – заметил Алекс. – И был посаженым отцом.

Кэролайн сжала кулаки и процедила сквозь зубы:

– Что ж, ничего удивительного, Сара. Джек всегда был на твоей стороне.

– Никто не хотел обидеть тебя. Пожалуйста, поверь мне, – с мольбой в голосе сказала Сара. Она привстала в своем кресле, но затем снова села, увидев злобу, вспыхнувшую в глазах кузины.

– Ты не останешься в выигрыше, – пообещала Кэролайн. Она резко развернулась и выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью.

– Слава Богу, все закончилось благополучно. – Алекс повернулся к жене. – Надеюсь, она не обошлась с тобой слишком грубо до моего прихода.

Сара словно впала в оцепенение. Реакция Кэролайн ошеломила ее, но кузину можно было понять. Все ее планы рухнули из-за этого венчания. Сару терзало чувство вины, и в ушах у нее по-прежнему звучали обвинения Кэролайн.

– Ты ничем ее не обидела, – тихо сказал Алекс.

– Как ты можешь так говорить?! – возмутилась Сара. – По сути, я украла у нее мужа.

– Нет, – твердо заявил Алекс, подходя к жене. – Она вскоре найдет другую жертву. А я никогда не женился бы на ней.

Сара отвернулась.

– Однако ты собирался жениться на Кэролайн всего несколько недель назад.

Маркиз тяжело вздохнул.

– Тогда я не знал тебя.

– Тем не менее, такое намерение у тебя было. – Сара откинулась на спинку кресла. – Как могло случиться, что я допустила этот брак?

– В этом деле участвовала не только ты, – заметил Алекс.

– Мне не следовало сближаться с тобой, – продолжала Сара. – Я знала о стремлении Кэролайн выйти замуж и все-таки украла для себя несколько часов наслаждения. Правда, я не думала, что все закончится таким образом.

– Ты не должна винить себя. – Алекс сел рядом с ней и взял ее за руку. – Когда я понял, что люблю тебя, ничто не могло остановить меня.

– Но еще есть время все исправить.

Маркиз взял жену за подбородок и заглянул ей в глаза.

– Что ты имеешь в виду?

Сара сделала глубокий вдох и выпрямилась в кресле.

– Нам следует расторгнуть брак.

– Почему? – Голос Алекса был лишен каких-либо эмоций, и Сара невольно вздрогнула от его холодности.

– Это решит все проблемы, – пояснила она. – Кэролайн не станет устраивать скандал из-за твоего обмана, и ты получишь достойную жену.

– А ты обретешь желанную свободу, – добавил Алекс. Сара кивнула. Не выдержав пристального взгляда мужа, она опустила глаза и уставилась на свои руки. Она понимала, что он сердится, но у нее не было выхода – брачные узы лишили бы ее свободы.

– Ты боишься меня или брака? – неожиданно спросил маркиз.

Сара быстро взглянула на него.

– Я не хочу замужества, – заявила она. – И не позволю ни одному мужчине вмешиваться в мою жизнь. Даже тебе.

– Значит, твой протест не связан именно со мной? – допытывался маркиз.

– Постарайся понять меня, – сказала Сара.

– Я понимаю. – Алекс горестно рассмеялся и встал. – Ты не желаешь поверить в нашу любовь.

– Я не могу.

– Не можешь поверить или любить?

Сара до боли закусила губу. Ей трудно было выдержать холодность Алекса. Она отчаянно любила его, но не могла с ним согласиться. Каждая клеточка ее тела стремилась к нему, однако разум не позволял рисковать.

– Ты не можешь всю жизнь провести в одиночестве, отгородившись от окружающего мира. – Алекс подошел к окну и отодвинул штору. – Этот мир ждет тебя. Твои попытки укрыться от него просто-напросто наивны.

– Я ни от кого не скрываюсь, – возразила Сара.

– Но при этом отказываешься от своей мечты, – сказал Алекс. Он задернул штору и, подойдя к креслу Сары, уперся ладонями в подлокотники, так что его лицо оказалось в нескольких дюймах от ее лица.

Сара отклонилась, но Алекс снова придвинулся к ней.

– От какой мечты? – спросила она нерешительно.

– О детях.

Сердце Сары замерло, а затем неистово забилось. Казалось, в это мгновение все завертелось у нее перед глазами, и она приложила ладонь к виску, чтобы остановить кружение. Как он догадался? Она никогда никому не признавалась в том, насколько потеря ребенка опустошила ее.

Лицо Алекса смягчилось.

– Я знаю твои секреты. – Он откинул волосы с ее лица и нежно поцеловал в лоб. – И я люблю тебя.

– Я уже смирилась и привыкла к жизни без детей.

– Напрасно, – сказал Алекс. – Даже сейчас, когда мы разговариваем, ты, возможно, уже носишь под сердцем нашего ребенка. Не обрекай меня на жизнь без детей и без тебя. Позволь мне позаботиться о тебе. – Опустившись на колени перед женой, он взял ее лицо в ладони и прошептал: – Позволь мне любить тебя.

Потеплевший взгляд его серебристо-серых глаз завораживал Сару, и она не смела возразить. Когда же губы Алекса прижались к ее губам, она почувствовала, что не в силах противиться, и с легким вздохом раскрылась ему навстречу.

Поцелуи мужа все больше воспламеняли ее, и Сара, охваченная дрожью желания, отвечала ему со всей страстью. Внезапно он отстранился и посмотрел ей в глаза. В его взгляде было столько нежности, что у Сары перехватило дыхание. А Алекс ждал; прерывисто дыша, он смотрел на нее все так же пристально.

Трепещущая от желания, Сара инстинктивно потянулась к мужу. Он крепко обнял ее и поднял с кресла, прижимая к груди. Затем чуть ослабил объятия, и Сара с тихим стоном опустилась на пол. Алекс тотчас же последовал за ней, и в следующее мгновение их губы снова слились в поцелуе.

Сара прижималась к Алексу все крепче, а он, целуя жену, поглаживал ее по спине. Затем руки его спустились ниже, и он прижал ладони к ее ягодицам. Сара тотчас же ощутила твердость восставшей мужской плоти и снова застонала. Алекс же принялся осыпать жгучими поцелуями ее шею. Потом зубами оттянул вниз корсаж ее платья, обнажив одну из грудей. В следующий миг его язык прикоснулся к соску, И Сара, громко вскрикнув, содрогнулась всем телом. Пылая от страсти, она запрокинула голову, и Алекс, высвободив из корсажа ее вторую грудь, принялся лизать и покусывать отвердевшие соски.

Сара громко стонала и всхлипывала, ей казалось, что она не выдержит этой сладостной пытки; казалось, что Алекс своими ласками доведет ее до безумия. Но она не могла его остановить, он продолжал свои любовные ласки.

Внезапно Алекс отстранился и, глядя ей в глаза, проговорил хриплым шепотом;

– Мы должны быть вместе, Сара. Не отвергай меня.

Сара тотчас услышала внутренний голос, предостерегавший ее. Она по-прежнему жаждала прикосновений и ласк Алекса, но приобретенная с годами защитная реакция не позволяла ей уступить; ей казалось, что если венчание завершится брачной ночью, то уже не будет дороги назад и она до конца жизни останется рабыней мужа.

Сделав над собой усилие, Сара заставила себя отстраниться от Алекса. Он был слишком коварен, он попытался соблазнить ее своими поцелуями, когда слова не подействовали. Как могла она доверять человеку, заставившему ее выйти за него замуж против ее воли? Даже любовь к нему не могла затмить его коварства.

– Нет, – сказала Сара. Она встала и поморщилась, почувствовав слабость в ногах. Потом сделала глубокий вдох и поправила корсаж платья. – Я этого не хочу.

Алекс уселся в кресло и с бесстрастным выражением лица проговорил:

– Нет, хочешь. Ты любишь меня и не можешь отрицать это.

– Я не собиралась выходить замуж! – в негодовании воскликнула Сара. – Ты не имел права заставлять меня.

– Ты не оставила мне выбора. Ты не прислушивалась ни к разумным доводам, ни к голосу сердца.

– Я не хочу, чтобы мужчина распоряжался моей жизнью. – Сара, пошатываясь, отошла от Алекса. Ей необходимо было держаться подальше от него; чтобы мыслить ясно. Его близость лишала ее способности здраво рассуждать.

– Никто из нас не планировал этот брак заранее, Сара. – Алекс провел ладонью по волосам и встал с кресла. – Господь ниспослал нам священный дар любви, и ты не можешь отказаться от него.

– Я не хочу, чтобы обряд венчания был доведен до конца.

– Но почему? – Алекс взглянул на нее с удивлением.

– Потому что это единственный способ сделать брак недействительным, – ответила Сара, потупившись.

Воцарилось тягостное молчание. Сара нервно сжимала и разжимала кулаки. Алекс же смотрел на нее во все глаза; ему казалось, что он ослышался.

– Я не стану аннулировать брак, – сказал он наконец. – Ты моя жена. Я предоставлю тебе время свыкнуться со своей новой ролью. Желаю доброй ночи.

Алекс направился к двери, соединявшей их спальни. У порога обернулся и добавил:

– Однако помни, что я не очень терпеливый человек.

В следующее мгновение маркиз исчез в своей комнате. Сара какое-то время смотрела на закрывшуюся за мужем дверь. Потом бросилась на кровать и разрыдалась. Все вышло не так, как она хотела. Она надеялась уговорить Алекса, убедить его в том, что он должен освободить ее от брака, но вместо этого только расстроила и ожесточила его.

Его прощальный взгляд заронил в ней сомнения. Да, он был резок, но смотрел на нее с любовью. Стивен никогда не давал ей времени подумать и неизменно настаивал на своем.

Сару терзали сомнения. А что, если Алекс прав? Не глупо ли пренебрегать даром их любви? Может быть, стоит довериться ему? Пусть он почти принудил ее к этому браку, но его решение выглядело весьма благородно.

Сара закрыла глаза, вспоминая предыдущую ночь. Ей было очень хорошо и спокойно в объятиях Алекса. Может быть, это и был ответ на мучившие ее страхи? Но простит ли ее Алекс теперь? Не лишилась ли она единственной возможности быть счастливой?

Измученная сомнениями, Сара села в постели. Нет смысла пытаться решить все сейчас. Она не спала ночь и ужасно устала. Сознание ее туманилось, и чувства притупились. Теперь только спать. Она быстро разделась и нырнула под одеяло. Скоро наступит утро, вот тогда она и постарается принять окончательное решение.

Глава 25

Алекс захлопнул книгу и обхватил голову руками. Как все усложнилось! Он потер уставшие глаза. Всю ночь Алекс провел в библиотеке, но и к утру не сумел найти ответа на единственный вопрос: как убедить Сару в своей правоте?

Громкий стук в дверь прервал его размышления.

– Войдите!

Это был Дэвид. Он был одет в коричневую куртку и штаны для верховой езды, в руке держал стек и шляпу. Дэвид бросил быстрый взгляд на друга и улыбнулся.

– Не ожидал найти тебя здесь. Что-то ты совсем замечтался.

Алекс со вздохом облегчения поднялся из-за письменного стола.

– Только не проси у меня объяснений.

Дэвид поднял руку.

– И не подумаю. Я направлялся в конюшню, намереваясь совершить утреннюю прогулку, пока твой брат не спустился из своей комнаты.

– Полагаю, ты имеешь в виду Брайена.

Последнее время Дэвид и Брайен неизменно состязались в смелости и ловкости, стараясь произвести впечатление на леди Кэролайн.

Дэвид кивнул.

– Лорд Брайен настойчиво пытается превзойти меня в том, что касается лошадей и женщин.

– В поле сейчас свободно. – Алекс сел в кресло у камина.

– Я убедился в этом. – Дэвид сел напротив него, положив стек и шляпу на стол рядом. Взглянув на свои руки, он перевел взгляд на Алекса. – Ты удивил меня прошлым вечером… я и представить себе не мог, что ты женишься на миссис Уэлсли.

Алекс склонил голову и застенчиво улыбнулся.

– Я и сам до последних дней не верил в возможность этого брака.

– Она очень красивая женщина, – тихо сказал Дэвид. – Я не сразу заметил это.

– у меня захватывает дух при виде ее, – признался Алекс.

Дэвид кивнул.

– Однако я немного озадачен. Полагал, что ты пригласишь меня на бракосочетание.

– Все произошло так неожиданно, – извиняющимся тоном сказал Алекс. – Я не мог предвидеть всего.

– К чему такая спешка?

Алекс откинул голову и посмотрел на друга из-под полуприкрытых век. У него никогда не было секретов от Дэвида. Он доверял ему и сейчас испытывал потребность открыться перед ним.

– Я должен был жениться на Саре, пока она не получила возможность сбежать.

Глаза Дэвида удивленно расширились – он тихонько присвистнул.

– Значит, все не так просто.

– Да, – согласился Алекс. – Сара не хотела выходить замуж.

Дэвид откашлялся.

– Я не знал, что ты способен силой принудить женщину к браку.

Алекс со вздохом отмахнулся.

– И все же я это сделал, как видишь.

– Но почему?

– Потому что я люблю ее, и, предваряя твой вопрос, скажу: она тоже любит меня.

Дэвид удивленно поднял бровь.

– Тогда в чем проблема?

Алекс вздохнул.

– Ее первый брак был ужасен, и, что бы я ни говорил и ни делал, мне не удается убедить ее в том, что на этот раз все будет иначе.

– Возможно, ты напоминаешь ей первого мужа, – предположил Дэвид.

Лицо Алекса вспыхнуло от гнева.

– У меня нет ничего общего с этим ублюдком. Он жестоко обращался с ней и ограничивал ее свободу.

– А как назвать то, что ты вынудил ее выйти замуж?

– Это другое дело, – горячо возразил Алекс. – Я люблю ее и не боюсь признаться в этом. Этот брак необходим нам обоим. И если бы она доверяла мне, то поняла бы, что я прав.

– Звучит довольно убедительно, – согласился Дэвид. – Но почему бы тебе не дать ей время свыкнуться с мыслью о браке?

Алекс вздохнул.

– Сара думает, что муж будет обращаться с ней как со своей собственностью и запретит ей заниматься лекарственными травами и лечением больных. Я понял, что, только женившись на ней, смогу доказать обратное.

Дэвид провел рукой по своим губам и прищурил глаза, глядя на друга.

– А ты уверен, что сможешь дать ей необходимую свободу?

Алекс сделал глубокий вдох.

– Конечно.

– Желаю удачи. – Дэвид встал. – Прежде я никогда не видел тебя столь озабоченным и взволнованным.

– Раньше я не был влюблен, – признался Алекс. – Сара получит время, чтобы привыкнуть к своему новому положению.

Дэвид взял свой стек и перчатки.

– Я пойду, пожалуй.

– Подожди. – Алекс встал. – Я выйду с тобой.

– Может быть, тебе следует поговорить с женой? – спросил Дэвид с сомнением.

– Ей надо поспать. – Алекс вместе с Дэвидом направился к выходу. В тишине дома прозвучал щелчок закрывшейся двери библиотеки, и раздались гулкие шаги в направлении прихожей.

– Поедешь верхом? – спросил Дэвид, ·надевая шляпу.

Алекс взглянул в сторону озера.

– На днях Брайен напомнил мне, что надо бы осмотреть хранилище со льдом.

– А что с ним?

– То же, что и со всем поместьем, – запустение.

Дэвид усмехнулся:

– Значит, пора приводить все в порядок.

– Об этом и напомнил мне Брайен, – сухо пояснил Алекс. – Он не может обходиться летом без мороженого.

– Давай-ка лучше прогуляемся вместе, – неожиданно предложил Дэвид. – А потом посмотрим хранилище со льдом. Я подожду, пока ты переоденешься.

Алекс задумался, потом покачал головой:

– Нет. Мне надо побыть одному.

– Понимаю. – Дэвид похлопал Алекса по спине и повернулся в сторону конюшни. – Встретимся на озере после прогулки, – бросил он через плечо.

Алекс наблюдал за Дэвидом, пока тот не скрылся за углом, потом взглянул на небо, испещренное волнистыми облаками, уже окрашенными лучами восходящего солнца. Глубоко вздохнув, он двинулся по направлению к озеру. День обещал быть жарким, и для осмотра подземного хранилища со льдом лучшего времени не сыщешь.

Дорожка к озеру была расчищена садовниками, и Алекс быстро·шагал по увлажненной росой траве. Он с сожалением отметил, как изменился окружающий ландшафт за годы его отсутствия. Даже больше, чем внешний вид дома.

Впервые за многие годы он был окрылен надеждой. Это чувство внушала ему Сара. Она вернула ему мечты, от которых он отказался, когда в юности покидал Колдерн. Он чувствовал: если она будет рядом, он сможет преодолеть все трудности. Внезапно его охватило сомнение, и он едва не оступился.

А что, если Сара откажется, не даст ему шанса сделать их счастливыми? Мысль о жизни без нее показалась невыносимой. Он должен каким-то образом переубедить ее. И если еще рано пытаться узаконить их брак путем брачной ночи, он подождет, пока она сама не будет готова.

Он подошел к лесной прогалине, за которой открывалось озеро. Оно сверкало водной гладью, отражая румяные лучи утреннего солнца. На Алекса нахлынули воспоминания, связанные с Сарой. Они поразили его силой эмоций. Здесь он впервые увидел ее, и здесь она завладела его сердцем, наполнив жизнь новым смыслом.

Алекс стиснул зубы. Он должен собрать всю свою энергию, все силы ума и сердца, чтобы убедить ее остаться с ним. Сейчас он быстро осмотрит хранилище и вернется к жене.

Алекс ускорил шаг, обходя озеро и направляясь к дальнему берегу. Там находилось подземное хранилище, построенное почти век назад. В зимние месяцы из озера вырезали куски льда и складывали их под землей, где они хранились, укрытые соломой в каменной пещере, до самой осени.

Хвойные деревья, растущие вокруг, создавали тень и скрывали вход в пещеру от посторонних глаз. Алекс нырнул под низкие ветви деревьев и начал спускаться вдоль небольшой каменной стены, встроенной в склон холма. Стена была полностью скрыта слоем земли и поросла мхом.

Когда он достиг низа, у подножия холма обнаружилась большая ниша. Алекс сделал еще несколько шагов и потянул на себя тяжелую деревянную дверь, преграждавшую вход. Перед ним открылась непроглядная тьма. Он провел рукой по полке над дверью в поисках свечей, кремня и трутницы, но ничего не обнаружил.

Чертыхнувшись в сердцах, Алекс покинул нишу. Какой смысл осматривать ее без света? Придется возвращаться домой. Он двинулся наверх по небольшому подъему и вышел к озеру. Алекс уже повернул к дому, когда его внимание привлекла заросшая травой куполообразная крыша подземного хранилища.

Он вспомнил: в куполе есть люк, через который лед загружался внутрь более легким путем. Алекс с радостью подумал, что если открыть крышку люка, то это отверстие вполне обеспечит освещение внутри, и тогда не придется возвращаться домой ни с чем.

Он начал взбираться на купол, когда услышал какой-то отдаленный звук. Алекс осмотрелся, но ничего не заметил. Он находился уже в шаге от люка и наклонился, чтобы приблизиться к нему, когда звук повторился. Это был крик.

Алекс повернулся и увидел знакомую фигуру – женщина в белом махала рукой и бежала к нему. Это была Сара. Казалось, она чем-то встревожена, и он выпрямился, подвинув ногу ближе к люку. Громкий треск предупредил его об опасности, но он не успел переместиться подальше от люка – земля разверзлась под его ногами, и он полетел вниз.

Инстинкт, выработанный годами в сражениях, заставил его пригнуться. И тотчас же сверху на него свалился тяжелый ком земли и ударил в плечо, после чего тьма поглотила его.

* * *

Сара отбросила постельные покрывала и прищурилась от бьющих в глаза лучей солнца. Почти всю ночь она провела, сидя на диванчике у окна с раздвинутыми шторами, откуда проникал лунный свет, но так и не нашла ответа на свои вопросы.

Она потерла сонные глаза, встала с постели и подошла к окну, чтобы закрыть шторы и защититься от раздражающего света, как вдруг заметила движущуюся фигуру. Ее окно выходило на юго-восток, позволяя видеть сад и дорожку к озеру. У нее перехватило дыхание, когда она поняла, что это Алекс. Сара застыла, наблюдая, как он прошел через сад и направился к озеру. Ее сердце тревожно забилось, и она крепко сжала штору.

Воспоминания об их·близости тогда, на озере, заставили ее тело напрячься от возбуждения. Все было так чудесно в ту ночь. Возможно, она ошибается, отказываясь от того, чего жаждала ее плоть?

Сара отвернулась от окна и взволнованно закусила губу, вновь размышляя над тем, что же ей делать теперь. Если она сейчас пойдет за Алексом, то рискует потерять то, что завоевала с таким трудом. Она может потерять свою независимость.

Однако после ночи, проведенной в одиночестве, Сара поняла, что нуждается в Алексе больше, чем в свободе. Наверное, он прав, и она должна довериться ему. Иное решение грозит тем, что она больше никогда не увидит его.

Сара встрепенулась и бросилась к гардеробу. Она достала тонкое белое хлопковое платье и поспешно надела его. Трясущимися пальцами завязала все тесемки и натянула ботинки. Она твердо решила пойти вслед за Алексом к озеру, интуитивно чувствуя, что все ее проблемы разрешатся там, в этом особом для них месте.

Сара выбежала из комнаты, мгновенно спустилась по лестнице и быстрым шагом вышла из дома. Только достигнув дорожки к озеру, она остановилась. Ее вновь начали одолевать сомнения, и пробудились все прежние страхи. Ближе к озеру она уже едва передвигала ноги.

Теребя складки платья, Сара пожалела о своем решении бежать вслед за Алексом. Он может счесть ее глупой. Она и хотела, и боялась встречи с ним. Почему бы ей все-таки не довериться ему, подумала она с внезапным облегчением.

Озеро уже было в поле ее зрения, и Сара глубоко вздохнула. Она встретится с Алексом, как задумала. Этим утром она должна окончательно решить, продолжать ли ей противиться их браку или рискнуть и смириться. Она не выдержит еще одну ночь мучительных сомнений.

Сара остановилась у кромки воды и насупилась. Алекса нигде не было видно. Она приложила руку ко лбу, защищаясь от яркого солнечного света, и оглядела берег. Ее внимание привлекло небольшое движение в отдаленной части озера. Сара прищурилась и с трудом разглядела контуры мужчины.

– Алекс! – крикнула она. Он оглянулся, но затем снова двинулся к вершине небольшого холмика.

Сара приложила ладони к губам и еще раз громко крикнула:

– Алекс!

Он остановился, повернулся и посмотрел прямо на нее. Сара замахала руками и побежала к нему. Казалось, Алекс улыбнулся, затем глаза его расширились, и взгляд устремился вниз. Он закачался и раскинул руки, чтобы сохранить равновесие. Сара с ужасом увидела, как Алекс опрокинулся назад и исчез из виду.

– Алекс! – пронзительно закричала она с бешено бьющимся сердцем.

В ответ – тишина. Сара подхватила юбку и побежала вокруг озера. Она тяжело дышала. Всхлипывая, она твердила имя Алекса и молила Бога помочь ему. Достигнув холмика, на котором он стоял, она увидела огромную дыру с половиной деревянного каркаса, засыпанного землей.

Сара начала осторожно взбираться на холм, стараясь не наступить на торчащие камни, прикрытые травой. Земля под ногами казалась зыбкой, поэтому она легла на живот и поползла к отверстию. Сара заглянула через край дыры в темный проем.

– Алекс! – опять крикнула она, когда в ответ донеслось только эхо ее собственного голоса. – Алекс! – позвала она еще громче дрожащим от волнения голосом.

Снова тишина. У нее от страха заныло в животе, и она еле сдержала подступившую к горлу тошноту. Где-то там, в глубине темной пещеры, лежал раненый Алекс. Он, конечно, нуждался в помощи. Она даже не допускала мысли, что он мертв.

Глава 26

Сара спустилась с насыпи и бросилась бегом в Колдерн за помощью. Ветви деревьев хлестали ее по лицу и рукам, но она не чувствовала боли. Женщина споткнулась пару раз об острые камни на берегу, ободрав колени и порвав платье, она поднималась и вновь бежала.

Когда Сара добралась до дорожки, ведущей к дому, она начала кричать охрипшим от волнения и слез голосом, сомневаясь, что кто-то услышит ее. Но все-таки продолжала звать на помощь.

Сара миновала уже последний изгиб дорожки, где высился огромный дуб с заново отремонтированной скамейкой под ним, и остановилась на несколько секунд, тяжело дыша и прижимая руку к боку, в котором билась боль. Почти теряя сознание, она посмотрела вперед, не представляя, сможет ли добраться до дома.

Сзади послышался стук копыт, и это придало ей сил. Сара снова начала кричать и неистово махать руками. Лошадь и всадник находились в нескольких сотнях ярдов от нее, но счастье – они свернули в ее сторону! Это был Дэвид Стентон.

– В чем дело? – спросил он, приблизившись к женщине, и глаза его расширились, когда он увидел, в каком она состоянии. – Вы пострадали от кого-то?

Сара замотала головой.

– Алекс… Алекс пострадал. Он провалился в большую дыру.

– В хранилище льда, – прошептал Дэвид, глядя в направлении озера. – Мы поможем ему. Садитесь на лошадь.

Сара ухватилась за предложенную руку, и Стентон, подтянув ее кверху, усадил позади себя. Она крепко обняла его за талию, и он пустил лошадь в направлении к дому.

– Алекс на озере! – крикнула она.

– Нам потребуется помощь, чтобы достать его оттуда, – пояснил Дэвид свои действия, – Джонсон соберет нужных людей.

Сара кивнула. Она была чрезвычайно взволнована и мучилась от промедления, однако понимала, что Стентон прав. Они не смогут вдвоем перенести Алекса.

– Джонсон! – позвал Стентон и, наклонившись, постучал в дверь стеком.

Джонсон почти мгновенно открыл дверь, и его обычно бесстрастное лицо выразило крайнее неудовольствие. Однако, сообразив, кто находился у двери, он крайне удивился.

– Маркиз упал в подземную пещеру в дальнем конце озера! Собери людей, и пусть они захватят что-либо, на чем можно перенести его! – отрывисто приказал Стентон. Не дожидаясь ответа Джонсона, он развернул лошадь и погнал ее в направлении к озеру.

Сара крепко держалась за него, наклонив голову и шепча молитву:

– Господи, только бы он остался жив. Господи… Господи…

Через несколько минут они были на том роковом месте, где провалился Алекс. Дэвид спрыгнул с лошади и подал руку Саре. Спустившись на землю, она устремилась бегом к зияющей в холме огромной дыре.

– Алекс! – крикнула Сара дрожащим от страха голосом.

– Я здесь, – послышался слабый ответ.

– Он жив. – Сара почувствовала необычайное облегчение, и из глаз ее брызнули слезы. Она вытерла их рукой. А слезы все лились и лились из ее глаз.

– Как мы можем попасть внутрь? – спросил Дэвид с нетерпением. Он обошел вокруг холма и теперь стоял в некотором раздумье.

– Где вход? – крикнула Сара вниз Алексу.

– Там, где хвойные деревья.

Сара огляделась вокруг. По правую сторону от холма росли высокие ели. Она указала на них:

– Вход должен быть там.

Сара последовала за Дэвидом к деревьям и начала спускаться вниз по небольшому выступу, держась за каменную стену, чтобы сохранять равновесие. Дэвид первым достиг входа и, открыв массивную дверь, устремился внутрь.

Саре потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к темноте внутри большой пещеры. В нос ударил затхлый запах сырости и плесени, и она задышала мелко и часто. Слышно было, как капли тающего льда глухо ударялись об пол, и этот звук отражался эхом от каменных стен. Сквозь дыру в крыше проникал поток света, и Сара увидела Дэвида, склонившегося над Алексом.

Она поспешила к нему, шурша влажной соломой, покрывавшей каменный пол. Алекс лежал на возвышении, похожем на кучу льда под слоем соломы. Когда Сара опустилась на колени рядом с ним, она поняла, что значительная часть льда уже растаяла, и толстый слой влажной соломы смягчил падение Алекса.

– Насколько он пострадал? – спросила она дрожащим голосом.

– Я в порядке, – резко возразил Алекс. Однако сморщился от боли.

– Кажется, у тебя вывихнуто плечо, – сказал Дэвид, осторожно ощупывая тело Алекса. – Возможно также, что еще сломано несколько ребер.

– Чертовски неприятно чувствовать себя беспомощным, – произнес Алекс, тяжело дыша. – Помоги мне встать.

– Нет. – Дэвид приложил руку к груди Алекса, удерживая его. – Джонсон послал сюда несколько человек, которые отнесут тебя домой.

– Ерунда, – возразил Алекс. – Я сам могу ходить.

– Нет, пока доктор не осмотрит тебя, – настаивала Сара, – нельзя рисковать.

– Я чувствую себя ужасно глупо. – Алекс снова попытался встать, но Дэвид продолжал удерживать его.

– Пожалуйста, не двигайся, Алекс, – взмолилась Сара. – Ведь ты упал с высоты почти в тридцать футов.

Алекс посмотрел на Сару и остался лежать. Он протянул к ней руку и убрал с ее лица прядь спутавшихся волос. Затем провел большим пальцем по влажной от слез щеке.

– Не надо плакать.

По какой-то причине это проявление заботы Алекса заставило Сару расплакаться еще сильнее. Она едва не потеряла его, а он беспокоился о ней. Сара безуспешно пыталась сдержать слезы, закрыв лицо руками.

Алекс привлек ее к себе.

– Обещаю не двигаться, – сказал он.

– Ты мог погибнуть, – пробормотала она, уткнувшись в его порванную куртку.

– Но не погиб.

– Я никогда не была так напугана, – всхлипнула Сара. Сейчас, когда опасность миновала, она не могла сдержать своих чувств.

– Тихо, тихо, – мягко успокаивал ее Алекс. – Это все пустяки.

Сара слушала уверения Алекса и расслаблялась с каждой секундой. Он был в безопасности – это главное. Она вдыхала его запах и, перестав плакать, начала икать.

Алекс хотел было рассмеяться, но застонал.

– Смех вызывает ужасную боль, – задыхаясь, произнес он.

Сара распрямилась и отбросила волосы назад. Потом коснулась губ Алекса легким поцелуем и внимательно осмотрела его. Его правое плечо выпирало под необычным углом. На лице и на руках виднелись кровавые порезы и царапины, одежда была порвана и намокла от крови и тающего льда.

– Мистер Стентон прав, – заявила она ровным голосом. Теперь она взяла себя в руки, и в ней возобладала целительница. – У тебя действительно вывих плеча.

Сара пощупала его бок и заметила, как Алекс сморщился от легкого надавливания ее руки. Она взглянула на мистера Стентона. Их глаза встретились, и он чуть заметно кивнул. Сломанные ребра свидетельствовали о серьезности травмы. У нее возникло желание заглянуть под рубашку Алекса и проверить, насколько пострадала его грудь, но потом она решила, что лучше подождать, когда его доставят домой.

Послышались шаги и голоса вошедших в пещеру людей, и она прекратила свой осмотр. Джонсон прислал человек десять, которые принесли с собой старую деревянную дверь.

– Сюда, – позвал их Стентон.

Джейкобс, кучер маркиза, повел людей по неровному полу.

– Что случилось на этот раз? – спросил он, качая головой.

– Ничего особенного, – сказал Алекс. – Я мог бы дойти до дома на своих ногах, но эти двое настояли на том, чтобы я дождался вас.

– И правильно сделали, милорд. Падения не приводят ни к чему хорошему. – Джейкобс подал знак людям, и те опустили дверь на пол. – Кладите его, да не слишком беспокойте.

Сара встала и уступила место мужчинам, чтобы те могли приподнять Алекса и положить на дверь. Они действовали быстро и осторожно. Алекс немного морщился от боли и крепко сжимал челюсти, когда его укладывали на импровизированные носилки.

– Мы понесем его как можно осторожней, – заверил Джейкобс. Мужчины подняли дверь и двинулись к выходу из пещеры. Сара и мистер Стентон последовали за ними.

– А мы поедем вперед, чтобы проверить, все ли готово к приему маркиза, – сказал Стентон.

Он помог Саре сесть на лошадь, затем вскочил сам, и они быстро поскакали к дому. Джонсон поджидал их у входной двери. Они спешились.

– За доктором послали? – спросил Дэвид, передавая лошадь конюху.

– Да, сэр. Молодой Смит нашел его в деревне, и он скоро будет здесь.

– Хорошо. – Дэвид проводил Сару в холл, где, казалось, собрались все слуги.

– Родственники находятся в гостиной. Может быть, вы присоединитесь к ним, леди Колдерн? – предложил Джонсон.

Сара не сразу сообразила, что дворецкий обращается к ней.

– Нет, – ответила она после небольшой паузы, – я подожду маркиза здесь.

Джонсон кивнул и принес для нее стул. Сара с благодарностью опустилась на жесткое деревянное сиденье. Ее колени саднило, а когда она взглянула на свои руки, то едва не вскрикнула. Они были покрыты грязью и кровью.

Сара смущенно спрятала их в складки платья. Она не представляла, в каком виде оказалась перед слугами. Ее волосы разметались по плечам и спине, поскольку стягивающая их лента была давно потеряна, а когда-то белое платье оказалось перепачкано грязью и зелеными пятнами от травы. Его уже невозможно привести в прежний вид.

Стук колес приближающейся кареты рассеял ее мысли. Через пару минут в дверном проеме появился доктор.

– Где пострадавший?

– Мужчины несут его сюда от озера, – сообщил Дэвид Стентон. – Похоже, у него вывихнуто плечо и сломано несколько ребер.

– Как, черт возьми, он умудрился упасть?

Стентон покачал головой и повернулся к Саре.

– Там была леди Колдерн.

Сара почувствовала, что щеки ее вспыхнули, когда доктор удивленно взглянул на нее. Очевидно, новость о том, что она вышла замуж за маркиза, еще не распространилась по всей деревне. Сара заставила себя посмотреть прямо в глаза доктору.

– Я позвала Алекса криком с дальнего конца озера. Он повернулся ко мне, а потом вдруг исчез.

Доктор и мистер Стентон обменялись сдержанными взглядами. Дэвид откашлялся.

– Я узнаю, что там могло произойти.

Доктор кивнул и выглянул в дверь.

– А вот и мой пациент.

Сара устремилась к выходу и хотела броситься навстречу Алексу, но Дэвид Стентон удержал ее за руку:

– Лучше оставаться здесь.

Сара вернулась в холл. Спустя несколько минут мужчины внесли Алекса. Его лицо представляло собой болезненную гримасу, и на лбу выступили капли пота. Сара с трудом удержалась от слез. Алексу едва ли станет легче, если он увидит ее плачущей.

Она подошла к нему и взяла его за руку. Он открыл глаза и улыбнулся.

– Проще было бы дойти самому, – сказал он.

– Вздор, – поспешно возразил доктор Карудерз. – Пока я не осмотрю повреждения, вы не должны двигаться.

– Доктор всегда прав, – сухо заметил Алекс. Карудерз утвердительно кивнул.

– Возможно, не всегда, но в большинстве случаев. Несите его наверх, парни.

Мужчины понесли Алекса к лестнице, и Сара вынуждена была отойти в сторону, чтобы пропустить их. Однако она отказалась оставить Алекса и последовала за ними. Хобсон уже ждал в спальне, где приготовил постель. Как только Алекса уложили на нее, мужчины ушли. Доктор снял свою куртку.

– Будьте добры тоже выйти, – обратился он к Хобсону и Саре.

– Нет, – возразил Алекс, тяжело дыша. – Моя жена останется.

Доктор немного поколебался, потом согласно кивнул. Хобсон поклонился и вышел из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.

Доктор протянул Саре небольшой нож:

– Пожалуйста, снимите куртку с лорда Колдерна.

Дэвид Стентон встал рядом с доктором.

– Вам потребуется моя помощь?

Карудерз кивнул:

– Мы с вами должны будем вставить плечо на место.

У Сары перехватило дыхание. Она неоднократно присутствовала при случаях вывиха плеча и знала, насколько болезненно вправлять его. Она крепко сжала нож.

Алекс, должно быть, почувствовал ее мучительное состояние, потому что сжал ее руку.

– Все будет хорошо.

Сара закусила губу и кивнула. Надо держаться, и это будет ее лучшей помощью Алексу. Она взялась за куртку и начала ее разрезать. Лицо Сары исказилось, когда она увидела его обнаженную грудь. Вся верхняя половина туловища была покрыта кровоточащими царапинами и синяками.

Доктор быстро обследовал Алекса, ощупав опытными руками грудь и спину. Алекс стиснул челюсти и иногда резко втягивал воздух – это были единственные признаки того, что он испытывает сильную боль.

Доктор отошел и открыл свою сумку. Достав бутылочку с настойкой опия, он добавил несколько капель в стакан с водой.

– Для снятия боли, милорд.

Алекс проворчал что-то и отстранил жидкость.

– Делайте быстро что положено, без всяких лекарств, – приказал он.

– У вас, помимо вывиха плеча, сломаны два ребра, – пояснил доктор. – Я перевяжу их после того, как вставлю плечо на место. Лишь вопрос времени, когда оно заживет. – Доктор Карудерз повернулся к Саре: – Леди Колдерн, не могли бы вы приготовить материал для перевязки?

Сара заколебалась, но Алекс кивнул ей, и она вышла из комнаты. Большинство слуг ждали в холле около комнаты. Сара увидела миссис Уайт, экономку, и подошла к ней:

– Нам требуется полотно для перевязки.

– Да, миледи. Я уже послала Люси, чтобы та принесла материал. Как чувствует себя его светлость?

Сара вздохнула и прислонилась к стене.

– У него сломаны два ребра и вывихнуто плечо, – сообщила она.

– Доктор говорит, что он поправится.

Сара улыбнулась, когда слуги облегченно зашептались. Пребывание Алекса в Колдерне укрепило их уважение к нему. Они надеялись, что маркиз позаботится о поместье, ион не разочаровал их. Саре очень хотелось, чтобы и она смогла доверять ему.

– Слава Богу, – сказала миссис Уайт с искренним облегчением. – А вот и Люси.

Сара взяла полоски ткани и вернулась в комнату. Алекс сидел, прислонившись к спинке кровати, а доктор и мистер Стентон находились по обеим сторонам от него. Лицо Алекса было бледным, а глаза закрыты, но когда она вошла, он открыл их и устало улыбнулся.

– Положите повязки сюда, – скомандовал доктор. Сара встала у кровати и наблюдала, как доктор сначала перевязал ребра Алекса, а затем закрепил его руку на боку.

– Это заживет через несколько недель, но вам надо позаботиться о смене повязок.

Сара взяла у доктора оставшийся материал и положила его на столик рядом с кроватью. Из своего опыта общения с больными она знала, что Алексу будет больно в течение нескольких недель, но по истечении этого срока он полностью излечится, если, конечно, не возникнет никаких осложнений.

– Теперь вам надо отдохнуть, – сказал доктор, надевая свою куртку. – Настойка опия поможет вам уснуть. Вечером я снова проведаю вас.

– Благодарю, – пробормотал Алекс.

Доктор вышел из комнаты, и наступила жуткая тишина. Настойка опия, видимо, начала действовать на Алекса. Веки его отяжелели, и он с трудом следил за Сарой, когда она поправляла его подушки и натягивала ему на плечи покрывало. Потом она присела на кровать и убрала волосы со лба Алекса.

Дэвид Стентон, стоявший у окна, откашлялся.

– Я должен повидать Нейтана, – сказал он. – Мы повнимательней осмотрим хранилище у озера.

Сара вздохнула и оторвала взгляд от Алекса.

– Вы думаете, что там не обошлось без чьего-то вмешательства? – спросила она.

Стентон, казалось, колебался. Потом кивнул:

– Слишком много необъяснимых несчастных случаев произошло с Алексом в последнее время.

– Понятно.

– Полагаю, будет лучше, если мы ограничим чьи-либо визиты к Алексу, пока он не поправится. С вашего разрешения, я поговорю об этом с Хобсоном.

– Да, конечно, – согласилась Сара. Она снова переключила свое внимание на Алекса и заметила, что дыхание его стало ровным. Острая боль продлится еще пару дней, но худшее уже позади.

Дэвид Стентон подошел к кровати.

– Я очень давно знаю Алекса, – тихо сказал он. – Я не раз доверял ему свою жизнь, и он никогда не подводил меня.

Сара на миг закрыла глаза.

– Он поделился с вами своей проблемой, – догадалась она.

– Алекс любит вас. И этим объясняются его поступки по отношению к вам.

– Я знаю, – прошептала Сара. – Проблема заключается не в том, чтобы любить друг друга.

– А разве вы можете любить, не доверяя человеку? – тихо спросил Стентон. Не дожидаясь ответа, он повернулся и вышел из комнаты.

Сара почувствовала, что глаза ее наполнились слезами, и на этот раз не стала сдерживать их. Она едва не потеряла Алекса. Все ее сомнения и недоверие показались ей пустяком в сравнении с этим. Она обманывала себя, если считала, что сможет жить без него.

Сегодня она поняла, что он нужен ей как воздух. Он стал для нее жизненной необходимостью. Сара почувствовала, что воздвигнутая ею стена дала трещину, и таящаяся в сердце любовь вырвалась на свободу. Она уткнулась головой в свои руки и позволила слезам очистить душу от всех страхов.

Наплакавшись вволю, она распрямилась и вытерла глаза. Алекс достоин доверия. В браке с ним еще не раз будут возникать сложности, но она верила, что любовь поможет преодолеть их. Она испытала необычайное облегчение, дав волю своим самым светлым чувствам.

Глава 27

– Что-нибудь интересное? – раздался знакомый голос у входа в спальню.

Алекс вздохнул и отбросил книгу на кровать.

– Прошло уже три дня. Когда ты собираешься выпустить меня из этой комнаты?

– Доктор говорит, что ты можешь походить по ней, – сказал Дэвид Стентон с легкой улыбкой. – Разве этого недостаточно?

Алекс отбросил покрывала.

– Очень смешно. – Он подвинулся к краю кровати. – Ты был когда-нибудь заключен в небольшом помещении?

– Нет, но ты, должно быть, привык к этому за годы службы на флоте.

– Именно поэтому я терпеть не могу находиться в замкнутом пространстве. – Алекс подошел к окну.

– В данном случае такое ограничение наложено ради твоего же блага.

– Вы с Хобсоном постоянно твердите мне это, но я сомневаюсь в необходимости соблюдать постельный режим. Мое плечо уже зажило.

– А ребра? – Дэвид Стентон взял книгу, которую Алекс бросил на кровать.

– Они еще немного побаливают, но это неудивительно.

– «Травник Джерарда»? – спросил Дэвид, приподняв бровь. – Ты стал интересоваться целебными травами?

– Я обнаружил эту книгу здесь сегодня утром. – Алекс отвернулся от окна. – Должно быть, ее оставила Сара. Вероятно, чтение – единственное, что сближает меня с ней.

– Она беспокоится о тебе. – Дэвид положил книгу на стол и подвинул стул, чтобы сесть. – Она сменяет Хобсона по вечерам, когда ты спишь.

– Настойка опия оказывает свое действие, – сухо пробормотал Алекс, глядя на дверь, соединяющую его комнату с комнатой Сары. – Чем скорее я покину эту спальню, тем лучше.

– Будет безопасней, если ты пока будешь отделен от членов своей семьи. Сара тоже так считает. Она держится подальше от них и не хочет, чтобы кто-то думал, будто бы ты достаточно здоров для приема визитеров.

– Нет необходимости изолировать меня. – Алекс мерил комнату шагами, сжимая кулаки.

– Слишком много несчастных случаев произошло с тобой за последнее время.

– Однако заточение в этой комнате едва ли поможет.

Стук в дверь прервал их дальнейший разговор. Дэвид сделал знак Алексу вернуться в постель, а сам подошел и нерешительно приоткрыл дверь. Затем с улыбкой широко распахнул ее.

– В следующий раз называй себя, – сказал Дэвид, впуская в комнату Нейтана Картера.

Алекс откинулся на подушки.

– Наконец-то блудный сын вернулся.

– Я отсутствовал всего пару дней, – возразил Нейтан, – и думал, что увижу тебя наслаждающимся своим новым положением, а не прикованным к постели.

– Приходится валяться здесь из-за излишней осторожности Дэвида. – Алекс отбросил покрывала, встал с постели и подошел к окну. – Ему кажется, что кто-то намеревается прикончить меня.

– Вполне возможно, – тихо сказал Нейтан.

Алекс, смотревший в окно, ощутил тяжесть в груди от этих слов Нейтана, произнесенных серьезным тоном. Он повернулся и посмотрел на брата, который не сводил с него глаз с мрачным выражением лица.

– Я уехал в Карлайл после твоего обручения, – пояснил Нейтан, – и встретился там с адвокатом Макбейном.

– Ну и что? – нетерпеливо спросил Алекс.

– Не буду утомлять тебя содержанием нашей деловой беседы, однако он, помимо всего прочего, сообщил мне интересные подробности, касающиеся Дугласа. – Нейтан сделал небольшую паузу и взглянул сначала на Дэвида, потом на Алекса. – Оказывается, Дуглас решил жениться на мисс Тремейн еще до возвращения в Колдерн.

– Но это еще не доказывает, что было совершено убийство. – Алекс попытался избавиться от напряжения, тисками сковавшего его тело. Он чувствовал, что у Нейтана есть и другие новости.

– К тому же Дуглас отказался от пьянства. – Нейтан прошелся по комнате и прислонился к стойке балдахина, скрестив руки на груди. – Его брак был основан на взаимной любви. По-видимому, он познакомился с Лилой Тремейн в Лондоне несколько лет назад. Лила настояла на том, чтобы он изменил свой образ жизни, в противном случае она намеревалась порвать с ним отношения.

Алекс закрыл глаза и глубоко вздохнул. Несмотря на то, что он очень любил Колдерн, он не хотел бы наследовать его ценой гибели брата.

– Продолжай, – потребовал он упавшим голосом.

Ему необходимо было услышать остальное.

– Дуглас перестал пить и играть в азартные игры, по меньшей мере, за два года до того, как унаследовал Колдерн. Единственное, чем он продолжал увлекаться, так это лошадьми.

– Но все это никак не доказывает факта убийства, – вмешался Дэвид Стентон.

– Согласен. – Нейтан потер рукой шею. – Однако теперь нельзя верить в то, что он упал с лошади, будучи пьяным.

– Может быть, он решил отметить свою помолвку, – предположил Алекс. – Ты сказал, что договоренность о браке была достигнута именно в тот вечер.

– Я так считал, пока не встретился с Макбейном. Оказывается, решение о бракосочетании было принято несколько недель назад. Однако по какой-то причине Дуглас и мисс Тремейн хранили это в тайне вплоть до того дня, когда он погиб.

– Возможно, он все-таки стал жертвой несчастного случая, – сказал Алекс.

– Возможно. – Нейтан прижался затылком к деревянной стойке и закрыл глаза. – Вероятно, мы никогда не узнаем, что с ним случилось на самом деле, но нам хорошо известно, что происходит с тобой в последнее время.

Дэвид Стентон кашлянул.

– Именно это я пытаюсь втолковать Алексу. Он должен соблюдать крайнюю осторожность.

Алекс снова повернулся к окну и посмотрел на залитый солнцем сад. Из зарослей кустарника робко выглядывал кролик, потом он стремительно помчался через лужайку и скрылся в спасительном лесу. Алекс молча порадовался за этого зверька. Дженкинс, его лесник, не был бы столь великодушен.

– Что же нам делать? – спросил он.

– Ты отказался от того, чтобы кто-то из нас сопровождал тебя, – напомнил ему Дэвид. – Думаю, теперь ты должен принять эту помощь.

Алекс попытался снять напряжение, разминая плечо, и поморщился от боли в руке. Это было еще одним напоминанием о том, что поставлено на карту. Он не мог более отрицать существование проблемы.

– А что скажете по поводу хранилища льда? – спросил он. – Этот инцидент не мог быть спланирован.

– Люк был умышленно подпилен, – тихо заявил Дэвид.

– Что? – удивленно воскликнул Алекс. – Почему ты не сказал мне об этом раньше?

– Тебе необходимо было восстановиться после травм. – Дэвид потер переносицу. – Ты находился в таком состоянии, что лишние волнения были ни к чему. После того как доктор привел тебя в порядок, я вернулся к озеру и осмотрел место происшествия. Нет сомнений: кто-то спланировал этот якобы несчастный случай.

Алекс сел, подперев голову рукой.

– Вот почему на месте не оказалось свечей, – пробормотал он себе под нос.

– Свечей? – переспросил Дэвид.

– При входе всегда лежали свечи, кремень и трутень, – пояснил Нейтан. – Полагаю, тот, кто планировал этот инцидент, забрал их, чтобы у Алекса не оставалось иного выбора, кроме одного – открыть люк на крыше.

– Верно, – согласился Алекс со стоном. – И я попался в эту ловушку.

– Ты, естественно, не мог знать об этом, – сказал Нейтан, пожимая плечами.

– Ты уверен, что это было сделано умышленно? – спросил Алекс, обращаясь к Дэвиду. Теперь его голос звучал более решительно.

– Крышка люка оказалась установленной на раму из досок на расстоянии менее дюйма от края. Все петли сняты, а земля вокруг вскопана.

– С какой целью?

– Полагаю, таким образом было ослаблено известковое крепление, удерживающее куполообразную крышу хранилища, – предположил Дэвид.

– Видимо, перекапывали, отступая от люка, так чтобы никто не мог заметить критического состояния крыши, пока не наступишь на нее, – закончил мысль Нейтан и тихо присвистнул. – Блестящий замысел.

– Просчет заключался только в том, что внизу под люком лежала куча мокрой соломы, – заметил Дэвид.

– И что я смогу защитить свою голову при падении. Иначе все выглядело бы как несчастный случай, приведший к смертельному исходу, – заключил Алекс.

– Но, слава Богу, ты остался жив, – тихо сказал Нейтан.

– И уже не в первый раз. – Дэвид зашагал по комнате. – Это меня и беспокоит.

Алекс улыбнулся:

– Хотелось бы думать, что на этом все кончится.

Дэвид махнул рукой:

– Нет, пожалуй… Твое удачное спасение должно еще больше разозлить злоумышленника. Преступник может стать менее осторожен.

– Он станет меньше опасаться быть пойманным, – добавил Нейтан. – Мы должны найти того, кто творит все это, пока не предприняты новые попытки.

– Вы хотите окружить меня магическим кругом, чтобы никто не смог приблизиться ко мне, – сказал Алекс саркастически. – И это на какое-то время убережет меня от беды.

Нейтан опустил глаза и поджал губы. Потом взглянул на Дэвида и опять уставился в пол. Алекс заметил нерешительность брата. Они что-то скрывали от него.

– Что еще? – резко спросил он.

Нейтан поднял голову.

– Возможно, это не имеет особого значения.

– Однако тревожит тебя, – предположил Алекс. – Я должен знать, что именно.

– Я считаю странным то обстоятельство, что Дуглас погиб в тот самый вечер, когда объявил о своей помолвке.

Алекс пристально смотрел на брата, не понимая пока значения сказанного. Какое отношение имела помолвка Дугласа к нему? Наконец до него дошло.

– Сара, – прошептал он, и сердце его сжалось от страха.

Нейтан кивнул:

– Ты продвинулся дальше помолвки и теперь состоишь в браке, а это представляет угрозу не только для тебя.

Дэвид нахмурился.

– Думаю, Сара в безопасности, – сказал он. – Вероятно, в доме все знают, что Алекс провел брачную ночь один.

Алекс полагал, что уже миновал тот возраст, когда он испытывал смущение, пока брат не посмотрел на него с явной насмешкой. Он откинулся на спинку кресла и заставил взять себя в руки. Теперь Нейтан будет вечно подшучивать над ним по этому поводу.

– Не очень-то благоприятное начало брачной жизни, братец, – сказал Нейтан, широко улыбаясь.

– На это были особые причины, – проворчал Алекс.

– Могу представить, – не унимался Нейтан.

– Это очень важное обстоятельство, благодаря которому Сара будет пока в безопасности, – резонно заметил Дэвид.

– Потому что в этом случае она не имела шанса забеременеть наследником, – заключил Нейтан.

Сердце Алекса снова сжалось. Хотя они с Сарой и не закрепили свой брак брачной ночью, она вполне могла быть уже беременной. И преступник мог прийти к такому же выводу, учитывая обстоятельства их поспешного бракосочетания.

– Мы должны найти негодяя. – Алекс встал и направился к гардеробу. – Помоги мне одеться, – обратился он к Дэвиду.

– Ты никуда не пойдешь. – Дэвид преградил ему дорогу. – Мы с Нейтаном позаботимся об этом.

– Я не могу сидеть здесь и позволять кому-то разрушить мою семью. – Алекс оттолкнул Дэвида и вошел в гардеробную. Он вернулся со штанами, рубашкой и курткой.

– Ничего не случится, пока ты будешь оставаться здесь, – продолжал настаивать Дэвид.

Алекс не мог согласиться с ним.

– Этот человек теперь, возможно, будет охотиться за Сарой.

– Почему?

Алекс сел на кровать и натянул штаны.

– На это есть несколько причин, – сказал он. – Во-первых, это вернейший способ заставить меня покинуть мою комнату. А во-вторых, преступник может допустить, что Сара беременна, независимо от брачной ночи.

Нейтан кивнул:

– Ты прав, конечно.

– А я не понимаю, почему он может предположить такое. – Дэвид помог Алексу снять с руки повязку и подал ему рубашку.

– Люди обычно склонны делать такие предположения, когда брак заключается слишком поспешно, – пояснил Нейтан.

Алекс поморщился от боли, надевая рубашку.

– Я не могу рисковать жизнью Сары. Где она сейчас?

– Она в безопасности, – заверил друга Дэвид. – Она держится в стороне от членов семьи и проводит почти все время в комнате для шитья.

– Мы должны найти того, кто пытался убить тебя. – Нейтан наклонился и помог брату натянуть сапоги. – Боже, какие они тесные.

– Обычно мне помогает Хобсон надевать их. – Алекс облачился в коричневую куртку; она была довольно широкой и не причиняла неудобств. – Надо срочно найти Брайена.

– Почему именно его? – спросил Нейтан.

– Это он настоял на том, чтобы я проверил хранилище.

– Как давно это было?

– За день до инцидента.

– Ты считал его виновным и в том, что седло было подрезано, – вспомнил Нейтан.

– Тогда я думал, что это просто глупая проделка с его стороны, – сказал Алекс, торопливо повязывая галстук: Узел получился не очень аккуратным, но, по крайней мере, в таком виде вполне можно было появиться на людях.

– Нет, это не, просто проделка, – заметил Дэвид. – Брайен имеет определенные основания для подобных поступков. Он единственный, кому выгодна твоя смерть.

– Твоя и Дугласа, – проворчал Нейтан.

Алекс кивнул. Чем скорее он найдет виновника всех его несчастных случаев, тем легче будет чувствовать себя. Он участвовал во многих сражениях во время войны, но никогда не испытывал такого страха, который овладел им сейчас. Для него была невыносимой мысль о том, что кто-то может причинить вред Саре.

Он не верил, что Брайен виновен во всех этих странных инцидентах, но не мог рисковать благополучием Сары. Слишком многое поставлено на карту сейчас. Надо встретиться лицом к лицу с Брайеном и, если он виновен, остановить его.

Все трое вышли из комнаты и направились в библиотеку. Там никого не было.

– Где он может быть? – спросил Дэвид.

– В конюшне, – ответили почти одновременно Нейтан и Алекс.

Они быстро вышли из дома и почти бегом устремились к конюшне. Там Алекс разыскал Джейкобса.

– Милорд!.. – с улыбкой воскликнул конюх. – Милорд, я думал, что вы·еще в постели. Сейчас вы выглядите гораздо лучше, чем в прошлый раз, когда я видел вас.

– Спасибо за то, что помог спасти меня. – Алекс похлопал Джейкобса по спине. – Мы ищем лорда Брайена. Он был здесь?

Джейкобс отрицательно покачал головой.

– Как ни странно, но он не ездил верхом с того дня, когда вы упали, милорд.

Алекс нахмурился и кивнул.

– Должно быть, он в доме.

Мужчины отошли на расстояние, где их разговор нельзя было услышать, и обменялись мнениями.

– Для Брайена необычно отказываться от ежедневных прогулок верхом, – сказал Дэвид.

– Очень странно, – согласился Алекс. – Возможно, на это у него есть свои причины.

Они вошли в дом и остановились в главном холле.

– Я позову Джонсона, чтобы он нашел его, – решил Алекс.

Прежде чем он успел позвонить в колокольчик, со второго этажа донесся голос:

– Кого вы собираетесь искать?!

Алекс взглянул наверх и улыбнулся Брайену:

– Мы ищем тебя. Я хотел бы поговорить с тобой в библиотеке.

– Дело обстоит так серьезно? – усмехнулся Брайен. Он медленно спустился по лестнице и остановился перед Алексом. – Я думал, что ты все еще не выходишь из своей комнаты.

– Как видишь, ты ошибался.

– О чем ты хочешь поговорить со мной?

– Поговорим в библиотеке, – холодно сказал Алекс. У него не было настроения обмениваться шутливыми репликами с братом. Если Брайен окажется виновным в известных инцидентах, он намерен заставить его прекратить все дальнейшие попытки устраивать подобные ловушки.

Брайен склонил голову набок и открыл было рот, чтобы воспротивиться, но сдержался. Потом пожал плечами и вошел в библиотеку.

– Ну? – спросил он, подходя к стулу.

Алекс подождал, когда Нейтан и Дэвид войдут в комнату, после чего закрыл дверь. Он посмотрел на скучающее выражение лица брата и подумал, естественно ли его поведение, или он только прикидывается равнодушным.

Алекс подошел к своему письменному столу. Нейтан встал у окна, а Дэвид остался у двери, сделав невозможным бегство Брайена.

– У меня к тебе только один вопрос, – с невозмутимым видом проговорил Алекс. – Это ты пытаешься убить меня?


Сара отодвинула от себя ветхую простыню. На ней оказалось множество неровных прорех, но они не шли ни в какое сравнение с дырой в самом центре. Она со вздохом бросила простыню в большую кучу старого белья. Этими вещами она займется через несколько дней.

Мысль о том, что надо покинуть комнату для шитья, заставила ее содрогнуться. Здесь было ее убежище, где она укрывалась от родственников Алекса. Сара перестала встречаться с ними даже за обеденным столом; она не в силах была отделаться от мысли, что, возможно, кто-то из них пытался убить Алекса.

Сара потянулась, закинув руки за голову, и встала. Работа была единственным средством отвлечься от беспокойных мыслей. В последние дни она была в постоянном напряжении даже после того, как доктор сказал, что Алекс полностью поправится. Сара тяжко вздохнула при мысли о том, как близка она была к тому, чтобы потерять любимого человека.

Она дежурила возле его постели каждую ночь, с волнением следя за его дыханием. Иногда он во сне шептал ее имя, и тогда на глаза ее наворачивались слезы. Как могла она сомневаться в нем?

Резкий стук в дверь вернул ее к действительности. Должно быть, это Дейзи принесла ленч. Сара нахмурилась. Кажется, она только что позавтракала.

– Войдите, – сказала она, отходя от стола.

Стук повторился, и Сара открыла дверь. Глаза ее на мгновение расширились, затем она с улыбкой сказала:

– Я не ожидала увидеть тебя. – Она прошла в комнату и выдвинула стул. – Садись.

В следующую секунду голову ее пронзила острая боль. Сара вскрикнула, и перед глазами у нее поплыли огненные круги. Она попыталась протестовать, но тут последовал еще один удар. Сара упала на колени и, уже теряя сознание, подумала: «Надо предупредить Алекса».

Глава 28

– Что?! – крикнул Брайен, и с лица его мгновенно исчезло выражение скуки. – Ты с ума сошел!

– Едва ли, – возразил Алекс. – Кто-то подстроил несколько несчастных случаев для меня, и подозрение падает на тебя, как на человека, для которого моя смерть весьма выгодна.

– Я не желаю слушать эти оскорбительные обвинения. – Брайен вновь обрел хладнокровие и двинулся к двери.

– Стой, – приказал Алекс. – Ты останешься здесь, пока мы не разберемся в этом деле.

Лорд Брайен обернулся.

– Что ты возомнил о себе?! – прорычал он. – Ты не имеешь права задерживать меня!

– Имею, – сказал Алекс. – Ты являешься гостем в моем доме.

– Как ты смеешь так говорить?! – возмутился Брайен. – Этот дом в большей степени мой, чем твой.

– На каком основании ты утверждаешь это? – возвысил голос Дэвид. – Алекс по праву унаследовал замок и титул маркиза.

– Он сбежал из поместья! – выпалил Брайен. – Как и Дуглас. Вы оба оказались трусами.

– Некоторые, напротив, считают трусом тебя, – заметил Нейтан. – Ты побоялся лишиться покровительства отца.

– Это нелепое утверждение, – фыркнул Брайен. – Гораздо больше мужества требовалось, чтобы остаться здесь.

– Ты остался, потому что выбрал более легкий способ устроиться в жизни, – не унимался·Нейтан. – Ты ведь думал, что будешь вознагражден за свою преданность отцу?

– Да, думал! – крикнул Брайен с дикой злобой в глазах. – Я должен был унаследовать Колдерн! Я остался с отцом и поддерживал его, в то время как вы сбежали!

Алекс скрестил на груди руки.

– Родовое поместье наследуется в законном порядке, – сказал он.

– Может быть, ты рассчитывал увеличить свои шансы на наследство, убив своих братьев? – высказал предположение Дэвид Стентон.

– Нет, – решительно возразил Брайен.

– В таком случае, что ты имел в виду, заявляя, что Колдерн должен принадлежать тебе? – спросил Нейтан.

Брайен достал из кармана носовой платок и утер пот со лба.

– Ты искажаешь мои слова, – проворчал он.

– Все-таки объясни, – потребовал Алекс. Сводный брат был явно не в себе, но Алекс уже не мог остановиться. Если Брайен пытался убить его, то следовало выяснить все немедленно.

По телу Брайена пробежала дрожь, и он со вздохом опустился в кожаное кресло.

– Я никогда не пытался убить тебя. Ты уехал, и я полагал, что ты не вернешься с войны. Когда же оказалось, что ты жив, я подумал, что, может быть, Индия доконает тебя. – Брайен неожиданно всхлипнул.

Алекс на мгновение закрыл глаза. Желать чьей-то смерти и добиваться ее какими-то действиями – это совсем не одно и то же.

– А что ты скажешь по поводу моего седла? Это ты подрезал его?

Брайен энергично покачал головой.

– Зачем? Меня и так никто не сможет победить в скачках.

Алекс покосился на Нейтана, и тот молча пожал плечами. Казалось, Нейтан почему-то верил Брайену. Впрочем, и Алекс верил в его невиновность. Он считал, что его сводный брат не был способен задумать и совершить убийство. Необходимо было найти истинного преступника.

– Может, ты видел кого-нибудь возле моей лошади в тот день?

Брайен поднял голову, и губы его скривились в усмешке.

– Ты никак не можешь признать, что просто упал?

– Мог бы, – согласился Алекс. – Если бы это действительно была случайность.

– Кто-то намеренно подрезал подпругу, – пояснил Дэвид Стентон. Он отошел от двери и остановился в двух шагах от лорда Брайена. – Это было нечестное состязание.

– И вы подозреваете меня в мошенничестве?! – в негодовании воскликнул Брайен. Он попытался встать с кресла, но Дэвид придержал его.

Алекс улыбнулся реакции сводного брата. Казалось, тот был в большей степени возмущен обвинением в мошенничестве, чем обвинением в покушении на убийство.

Внезапно дверь распахнулась, и тут же раздался пронзительный голос леди Колдерн:

– Что здесь происходит?!

Алекс встретил мачеху легким поклоном:

– Входите, пожалуйста, дорогая Фанни. Мы как раз собрались обсудить кое-что в семейном кругу.

Леди Колдерн окинула взглядом комнату.

– Вы так кричите, что, наверное, все в доме слышат вас.

– В таком случае постараемся говорить потише. – Алекс отошел от письменного стола и закрыл дверь. Затем взял леди Колдерн под руку и подвел к креслу. – Устраивайтесь поудобнее, пожалуйста.

Леди Колдерн уселась и оправила платье. Взглянув на Нейтана, стоявшего у окна, она заявила:

– Я не желаю находиться в одной комнате с этим человеком.

– Увы, придется. – Алекс пристально посмотрел на мачеху.

– Пока я еще хозяйка здесь, – сказала пожилая леди.

– Все изменилось. – Алекс отвернулся от Фанни и снова подошел к письменному столу. – Разве вы забыли, что я женат? – спросил он, не поворачивая головы.

– Едва ли, – фыркнула леди Колдерн. – Где сейчас твоя жена?

– В безопасности. – Алекс улыбнулся, взглянув на мачеху. – Видите ли, мы здесь говорим о странных случайностях… То есть о том, что происходило со мной в последнее время.

– Если человек постоянно разъезжает по всему поместью, с ним обязательно должно что-нибудь случиться, – пробормотала леди Колдерн.

– Вы хотите сказать, что в этого человека непременно должны стрелять? – Нейтан отошел от окна и прошелся по комнате. – А что вы думаете о падении с крыши каменного блока и о подрезанном седле? Всего этого, по-вашему, следовало ожидать?

– Вздор. – Леди Колдерн расправила плечи. – Я имела в виду, что Алексу следовало бы приказать работникам, чтобы те тщательнейшим образом осмотрели все поместье.

– Но, мама, – вмешался лорд Брайен, – вы ведь сами просили меня сказать Алексу, чтобы он проверил хранилище для льда.

Леди Колдерн нахмурилась.

– Тебя не спрашивают, Брайен, лучше помолчи.

– О, его последнее высказывание заслуживает внимания, – заметил Алекс. – Пожалуйста, продолжай.

Брайен закашлялся и беспокойно заерзал в кресле.

– Возможно, я неправильно понял то, что сказала мать.

– А может быть, правильно? – спросил Алекс. – Почему вы вдруг проявили такой интерес к восстановлению поместья? – обратился маркиз к мачехе.

– Я люблю Колдерн, – ответила она.

– Однако довели его до ужасного состояния, – проговорил Алекс сквозь зубы. – Почему же вы так запустили дом и все остальное хозяйство?

– Я делала все, что могла, – ответила леди Колдерн. – А ты, если так беспокоишься за поместье, мог бы давно приехать и помочь. Но ты, вероятно, был очень занят.

– И поэтому вы убеждали Брайена в том, что он должен сменить меня в качестве маркиза?

Глаза леди Колдерн расширились. Она открыла рот, но тут же закрыла его, так и не издав ни звука. Алекс же, скрестив на груди руки, молча наблюдал за ней.

– Ты хочешь сказать, что это я пыталась убить тебя? – спросила наконец леди Колдерн. – Но это же нелепо….

– Вы не только пытались убить Алекса, но и преуспели в этом деле в отношении Дугласа, – заявил Нейтан.

Леди Колдерн посмотрела на него с удивлением:

– Я не понимаю, о чем вы говорите. Дуглас погиб в результате несчастного случая. Он был пьян и упал с лошади.

– Дуглас покончил с пьянством еще до того, как унаследовал Колдерн.

– Это еще вопрос! – возразила леди Колдерн. – Он постоянно запирался в библиотеке по вечерам. Полагаю, таким образом он старался скрыть свою ужасную привычку.

– У вас весьма нелестное мнение о Дугласе. – Алекс почувствовал отвращение к мачехе. Ему сразу же вспомнилась холодная и бездушная атмосфера, царившая в доме во времена его юности.

– А почему оно должно быть лестным? – в раздражении проговорила леди Колдерн. – Вы с твоим братом Дугласом никогда ни на что не годились. Когда вы уехали, я вздохнула с облегчением. Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что вы оба вернулись.

– И потому решили убить нас?

– Ничего подобного! – возмутилась леди Колдерн. – Мне это ни к чему.

– Но для вас, безусловно, было бы лучше, если бы поместье и титул унаследовал Брайен.

– Возможно, – согласилась леди Колдерн, и ее губы скривились в усмешке. – Но это не означает, что именно я совершала то, в чем ты меня подозреваешь. Я уверена, что найдется немало людей, желающих видеть тебя мертвым.

– Я не думал, что у меня столько врагов, – пробормотал Алекс, нахмурившись. – Может быть, просветите меня?

– Чтобы найти подозреваемого, тебе не надо далеко ходить, – сказала леди Колдерн, кивнув в сторону Нейтана.

– Вы имеете в виду Нейтана? – Алексу показалось, что он ослышался. – Зачем ему убивать меня?

– Из зависти.

Алекс в недоумении пожал плечами:

– Из-за какой зависти?

– Он ведь старше тебя, – пояснила леди Колдерн. – Возможно, он не хочет, чтобы ты имел то, что могло бы принадлежать ему.

Маркиз взглянул через плечо на Нейтана, и тот сокрушенно покачал головой. Алекс был уверен, что брат не способен причинить ему зло. Даже после долгих лет разлуки между ними существовала нерушимая братская связь.

– Нейтан не мог покушаться на мою жизнь, – решительно заявил Алекс.

– А Брайен, по-твоему, мог? – осведомилась леди Колдерн.

– Конечно, нет. Я уверен, что если бы Брайен и позволил себе… что-нибудь, то это была бы всего лишь невинная проделка.

– В доме есть и другие люди. Из них можно было бы обвинить любого, но, я думаю, это маловероятно. – Леди Колдерн поднялась с кресла. – Ты просто стал жертвой нескольких несчастных случаев.

– Я хотел бы, чтобы это было так. К сожалению, есть доказательства того, что кто-то умышленно подрезал мое седло.

– Это невозможно, – заявила леди Колдерн. – Вероятно, будучи по натуре подозрительным, ты думаешь, что кто-то хочет убить тебя. Или тебя мучает нечистая совесть?

– Ни то ни другое, – вмешался Нейтан. – Думаю, для нас будет разумнее решить этот вопрос сейчас.

– Или что? – с усмешкой спросил лорд Брайен. Было видно, что он вновь обрел хладнокровие.

– Или мы будем вынуждены известить магистрат о случаях покушения на жизнь Алекса, и тогда дело получит скандальную огласку, – пригрозил Нейтан. – Я уверен, что никто из нас не желает этого.

Леди Колдерн пристально посмотрела на Нейтана. Он тоже смотрел на нее, не отрывая глаз. Алекс же откашлялся и проговорил:

– Думаю, мы во всем разберемся, не прибегая к посторонней помощи.

– Каким образом? – спросил Дэвид Стентон. – Дело зашло в тупик. Если никто из этих двоих не виноват в содеянных преступлениях, то у тебя нет выхода – придется обратиться за помощью к властям.

Алекс почувствовал, как сжал ось его сердце. Ему ужасно не хотелось выставлять свою семью на всеобщее обсуждение и порицание. Он намеревался лишь положить конец опасным «случайностям» и выслать виновника за пределы Колдерна. Скандал был совершенно неприемлем.

– Мы сами во всем разберемся, – решительно заявил маркиз.

– Надо выслать всех из поместья, – посоветовал Дэвид. – Только тогда ты сможешь быть уверенным в своей безопасности.

– Это возмутительно! – воскликнула леди Колдерн, грозя Алексу пальцем. – Будь проклят тот день, когда ты вернулся домой!

– Успокойтесь, – сказал Алекс. – Я не намерен никого выгонять отсюда.

– Надеюсь, что нет. – Леди Колдерн расправила плечи. – Ведь все мы – твои родственники.

– Так или иначе, – продолжал Алекс, – но я не желаю далее терпеть покушения на мою жизнь. Надо покончить с этим.

Леди Колдерн хотела что-то сказать, но тут за дверью библиотеки послышался шум, и кто-то позвал Джонсона.

– Узнай, в чем дело, Дэвид, – попросил маркиз. Дэвид направился к выходу, но внезапно дверь распахнулась, и в комнату ворвался доктор Карудерз.

– С четвертого этажа валит дым, – сказал он, тяжело дыша.

– Дым?! – в один голос воскликнули Нейтан и Алекс.

– В какой части дома? – спросил маркиз, устремляясь к доктору.

– В северном крыле, – ответил Карудерз.

– Сара… – в ужасе прошептал Алекс; он тотчас же вспомнил, что жена находилась в швейной комнате.

Отстранив доктора, маркиз бросился к лестнице.

– Подожди! – крикнул Нейтан, последовав за ним. – Тебе потребуется помощь.


Сара пошевелилась и тихонько застонала. Она попыталась подняться, но не смогла из-за сильного головокружения. При этом в груди ощущалось ужасное жжение. Она сделала глубокий вдох, но вместо воздуха легкие заполнил едкий дым, и тело ее начало содрогаться от спазматического кашля. Наконец кашель прекратился, и ей стало немного легче.

Сара понимала, что лежит на полу, но не могла вспомнить, как оказалась на нем. Она заморгала, стараясь сфокусировать зрение, но безуспешно. Все кружилось перед глазами, над головой нависали черные клубы дыма, а чуть поодаль, словно в тумане, мерцали оранжевые языки пламени.

Сара закрыла глаза, пытаясь избавиться от ужасного видения. Минуту спустя она открыла глаза, но видение не исчезло. Ее тошнило, сердце неистово колотилось. Сара снова попыталась встать. Надо было покинуть комнату, пока огонь не добрался до нее.

Она приподнялась на руках, но тут же опять рухнула на пол. Казалось, все ее тело было связано веревками, и жар пламени обжигал ее ноздри при каждом дыхании. Однако надо было как-то выбраться, чтобы предупредить Алекса.

Перед ее мысленным взором на мгновение возникло его лицо, и она содрогнулась от желания прикоснуться к нему хотя бы еще один раз. Она должна сказать ему, что он был прав, когда говорил, что важнее всего на свете их любовь. Сара из последних сил проползла несколько метров и снова потеряла сознание.


Алекс не слышал ничего, кроме гулкого биения своего сердца. Сара в опасности!.. Быть может, ее уже нет в живых. «Нет-нет, только не это», – думал маркиз, взбегая по лестнице.

Добравшись до четвертого этажа, Алекс на мгновение остановился. Дым уже заполнил коридор, и он достал из кармана носовой платок, чтобы прикрыть им нос и рот. Глаза его слезились, и в носу першило от едкого дыма.

– Я помогу тебе, – сказал Нейтан, догоняя его. – Ты не сможешь вынести ее со своим больным плечом.

Алекс кивнул, и оба побежали по коридору. Когда они ворвались в швейную комнату, там все уже было охвачено огнем. Языки пламени лизали шторы и пожирали белье, лежавшее на столах и на полу.

Алекс пытался разглядеть что-нибудь сквозь пелену дыма. Дышать было очень тяжело, и он на несколько секунд закашлялся. Потом двинулся в глубину комнаты, отбрасывая со своего пути стулья и столы. Нейтан жестом показал, что нужно уходить, но Алекс молча покачал головой. Он был уверен, что Сара где-то здесь, в швейной комнате.

Споткнувшись обо что-то, он упал на колени и, с жадностью хватая ртом воздух, пополз дальше. Тут Нейтан схватил его за плечо и, сотрясаясь от кашля, прохрипел:

– Возможно, она ушла отсюда.

– Она здесь, – возразил Алекс. – Я чувствую это.

Он прополз еще немного. Уже ничего не видя в дыму, он ощупывал руками пол. Нейтан ухватил его за ногу, но Алекс оттолкнул другой ногой брата. В следующее мгновение он нащупал какую-то ткань и, вцепившись в нее, потянул на себя.

– Я что-то нашел, – сказал он Нейтану. Нейтан тут же подошел к нему.

– Где?

Алекс снова потянул на себя ткань, затем вдруг крикнул:

– Это она!

Нейтан кивнул, и они, вцепившись в платье Сары, начали подтаскивать ее к двери. Уже в нескольких шагах от дверного проема им помогли подоспевшие слуги. Выстроившись в цепочку в коридоре, слуги передавали друг другу ведра с водой. Благодаря их энергичным действиям огонь не распространился по всему дому.

Передав Сару доктору и Дэвиду, Алекс снова закашлялся. На глаза его навернулись слезы отчаяния. Он знал, что никогда не простит себе, если Сара не выживет – ведь это он заставил ее выйти за него замуж.

Тут к нему подошел Нейтан.

– Ты позаботься о Саре, а я останусь здесь, чтобы проследить за тушением пожара, – сказал брат.

Алекс кивнул и последовал за мужчинами, несшими его жену вниз по лестнице. На втором этаже они остановились в нерешительности.

– Несите ее в мою спальню! – крикнул Алекс и прошел вперед, чтобы открыть дверь.

Доктор и Стентон вошли в комнату и положили Сару на кровать. Дэвид тут же отошел в сторону, а доктор склонился над бездыханным телом.

Маркиз взял руку жены и начал поглаживать ее.

– Сара, очнись, – прошептал он с мольбой в голосе.

Сара по-прежнему не подавала признаков жизни. Алекс вопросительно взглянул на доктора, и тот сокрушенно покачал головой.

– Нет, – решительно заявил маркиз. – Я не дам ей умереть.

Глава 29

– Принесите мою сумку, – попросил доктор Дэвида Стентона. – Она внизу, в холле.

– Чего вы ждете? – спросил Алекс. – Нужно привести ее в чувство. Надо сделать искусственное дыхание.

– Моя трубка для искусственного дыхания находится в сумке, – пояснил доктор Карудерз.

Доктор снова склонился над Сарой, но Алекс отстранил его:

– Позвольте мне.

Он не раз видел, как приводили в чувство тонувших моряков, и начал действовать таким же образом. Часто на корабле не было времени искать трубку, которую можно было бы вставить в ноздрю, и Алекс принялся надавливать на живот Сары, а потом закрывал ей рот и одну ноздрю. В другую, открытую, ноздрю он вдувал воздух, а затем снова надавливал на живот.

– Что вы делаете? – спросил доктор Карудерз.

– Так мы оживляли моряков на судне.

– Я никогда не видел, чтобы это делали без трубки.

– Это очень эффективный способ, – ответил Алекс. – Нельзя терять ни секунды. Дыши же, – прошептал Алекс и снова надавил на живот жены.

Внезапно грудь Сары чуть приподнялась, и она закашлялась.

– Теперь отойдите, – потребовал доктор, отстраняя маркиза. Он перевернул Сару на бок и начал растирать ей спину. Потом накрыл ее одеялами.

Алекс отступил на шаг и прислонился к стойке кровати; его руки безвольно упали. Он внимательно наблюдал за действиями доктора, который постепенно восстанавливал дыхание Сары. Когда ее дыхание стало ритмичным, Алекс присел на кровать рядом с ней и убрал волосы с ее лица.

– Не оставляй меня, – прошептал он.

Веки Сары дрогнули, и Алекс затаил дыхание.

– Кто-то ударил ее по голове, – констатировал доктор. – Я сомневаюсь, что она очнется в ближайшее время.

В этот момент в комнату влетел Дэвид Стентон.

– Вот, – сказал он, протягивая доктору небольшую черную сумку. – Она жива?

– Почти, – ответил доктор, с щелчком открывая свою сумку. – Вы, джентльмены, пока свободны.

– Я останусь, – твердо заявил Алекс.

Доктор посмотрел на него с сочувствием:

– Теперь вам нечего здесь делать.

Алекс очень хотел остаться, но он понимал, что доктор прав. Сара уже дышала, и он больше ничем не мог ей помочь.

Алекс кивнул и встал с кровати.

– Постарайтесь спасти ее, – сказал он, пристально взглянув на доктора. Потом наклонился и поцеловал жену в лоб.

Маркиз вышел из комнаты вслед за Дэвидом и закрыл за собой дверь. Прижавшись спиной к стене, он поморщился от боли в плече.

Дэвид кашлянул, и Алекс открыл глаза.

– Кто-то умышленно устроил пожар.

Алекс нахмурился.

– Да, – кивнул он. – И намеревался убить Сару.

– Ты должен найти того, кто делает все это.

– Полагаю, что теперь следует вычеркнуть Брайена и Фанни из списка подозреваемых, – пробормотал Алекс с усмешкой.

– В таком случае у нас нет никаких соображений относительно предполагаемого преступника. – Дэвид вздохнул и протер глаза. – Наши поиски становятся бессмысленными.

– Это дело рук какого-то безумца, – раздался голос с лестницы. К ним приближался Нейтан Картер.

– Что с пожаром? – Алекс отошел от стены и направился к брату.

– Огонь потушен. – Нейтан был покрыт сажей, и вся его одежда промокла.

Алекс сжал плечо брата:

– Спасибо тебе.

– Почему ты считаешь, что это дело рук безумца? – спросил Дэвид Стентон, присоединяясь к ним.

– А кто еще попытался бы устроить пожар в доме средь бела дня? Этот человек явно доведен до отчаяния.

– Давно следовало понять, что Сара в опасности, – в задумчивости пробормотал Алекс.

– Как она? – спросил Нейтан.

– Уже дышит, – ответил Алекс. – Но доктор говорит, что ее к тому же ударили по голове.

Нейтан кивнул:

– Ясно. Но думаю, все обойдется.

– Я тоже очень надеюсь, – пробормотал Алекс. Он отвернулся, стараясь скрыть свой страх.

На лестнице появились слуги, гремевшие пустыми ведрами, но Алекс наблюдал за ними как бы издалека. Он словно впал в оцепенение и почти не реагировал на происходящее вокруг. В эти мгновения он думал только о Саре.

Маркиз проклинал себя за легкомыслие. Ему следовало серьезнее отнестись ко всем случайностям и странностям. А он вместо этого заставил Сару выйти за него замуж – и тем самым подвергал ее жизнь опасности. Он никогда не простит себя, если она не выживет.

Тут к маркизу подбежал запыхавшийся дворецкий.

– Милорд, вы должны поторопиться! – закричал он.

– В чем дело? – спросил Нейтан.

– Речь идет о леди Джулиане. Кертис, помощник конюха, увидел ее на крыше.

– На крыше? – удивился Алекс.

– Она стоит на самом краю, – сказал Джонсон.

Алекс нахмурился и взглянул на Нейтана. «Может, Джулиана забралась на крышу, спасаясь от пожара?» – подумал маркиз.

В следующее мгновение в коридоре появились леди Колдерн и лорд Брайен.

– Сделайте же что-нибудь, – потребовала леди Колдерн.

Алекс кивнул и стал подниматься на четвертый этаж. Все остальные последовали за ним. Выйдя на крышу, он осмотрелся, но Джулианы нигде не было.

– Она там. – Нейтан указал на фронтон, откуда две недели назад упал каменный блок.

Алекс прищурился и, прикрыв ладонью глаза от слепящего солнечного света, увидел стройную фигурку сестры. Она стояла на парапете в проеме полуразрушенной стены, и держалась за выступ амбразуры.

– Джулиана! – позвал маркиз.

Девушка повернула голову и, посмотрев на своих родственников, подняла руку:

– Не подходите ко мне!

Алекс направился к ней, но тут же остановился.

– Позволь нам помочь тебе! – прокричал он.

– Никто теперь не сможет помочь мне.

– Джулиана, спускайся вниз, – закричала леди Колдерн. – Твое поведение совершенно неприемлемо!

– Я больше не желаю угождать тебе, мама, – отозвалась Джулиана.

– Благовоспитанные леди не ведут себя так, как ты. Иди сюда немедленно.

Джулиана покачала головой, прижимаясь к узкому парапету. Легкий ветерок раздувал ее светло-желтую юбку, придавая ей призрачный вид.

Алекс тяжко вздохнул. Он должен был убедить Джулиану спуститься вниз, но прежде всего следовало понять, что заставило ее забраться сюда. Ясно было одно: сестра сердилась на Фанни.

– У вас случилась какая-нибудь ссора? – спросил маркиз, обращаясь к мачехе.

– Нет, – ответила леди Колдерн. Она посмотрела прямо в глаза Алексу. – Я никогда ни с кем не ссорюсь.

Алекс стиснул зубы. Ему сейчас следовало находиться рядом с Сарой, а он вместо этого стоял здесь, на крыше.

– Джулиана, не глупи! – крикнул он сестре. – Немедленно спускайся вниз!

– Мне понятен твой гнев. – Девушка всхлипнула. – Я не хотела причинять вред Саре. Она – единственная из всех… Только она хорошо обращалась со мной. Но у меня не было выбора.

Ошеломленный словами сестры, Алекс покачнулся, и Нейтан поддержал его. Маркиз всегда считал свою сестру нежнейшим и безобиднейшим существом. Неужели она могла устроить пожар?

– Что же ты сделала? – спросил он наконец.

– То, что хотела мама. – Джулиана снова всхлипнула. – Но что бы я ни делала, этого всегда оказывалось недостаточно. Она постоянно требовала чего-то еще.

Губы Алекса побелели. Он в ярости взглянул на мачеху:

– Объяснитесь, миледи.

– Она лжет! – возмутилась Фанни.

– Нет, мама! – крикнула Джулиана; она была на грани истерики. – Ты сказала сегодня утром, что желаешь Саре смерти. Она, по-твоему, все разрушила.

Фанни в ужасе смотрела на дочь.

– Ты неправильно меня поняла, Джулиана. Я вовсе не хотела, чтобы ты убила ее.

– Я всегда делаю то, что ты хочешь, мама.

Алекс на мгновение закрыл глаза. Признание сестры поразило его до глубины души. Стремление Джулианы заслужить одобрение матери привело ее к покушению на убийство. Была ли она виновата и в других «несчастных случаях»? Алекс медленно приблизился к сестре и остановился в десяти шагах.

– Ты также пыталась убить меня? – спросил он.

Краем глаза маркиз заметил, что Нейтан и Брайен тоже подошли поближе.

– Я не хотела, – сказала Джулиана. – Но мама была очень расстроена, когда ты вернулся в Англию.

– А Дуглас? Это ты убила его?

Джулиана утвердительно кивнула.

– Но с ним было гораздо легче покончить.

Алекс почувствовал, как к горлу его подступила тошнота. Позднее он сможет осмыслить весь ужас поступков сестры, но сейчас надо было узнать всю правду.

– Наверное, смерть Дугласа трудно было подстроить, – проговорил он самым обыденным голосом.

– Очень даже легко, – с гордостью заявила Джулиана. – Дуглас всегда ездил верхом по вечерам. Думаю, он навещал Лилу. – Она неожиданно хихикнула. – Каким сюрпризом, должно быть, стала для нее его смерть!

Алекс внутренне содрогнулся. Лила Тремейн долго пыталась прийти в себя после такой потери. Его сестра понятия не имела, какую боль она причинила несчастной девушке.

– Как ты сделала это?

– Я поджидала его возле каменной ограды на северном поле. Дуглас всегда там проезжал. Были сумерки; и он не мог заметить доску, которую я прикрепила над оградой. Препятствие оказалось слишком высоким, и лошадь не смогла перепрыгнуть через него.

Алекс нахмурился. Если сестра устроила непреодолимое препятствие, то зачем же она поджидала Дугласа? И тут он вдруг понял: она ждала, чтобы убедиться в его смерти.

– Что было дальше? – спросил Алекс.

– Я ударила его камнем по голове несколько раз. – Джулиана посмотрела на свои руки и пожала плечами. – Он, казалось, был рад видеть меня после падения, но я не могла на этом остановиться. Мама ясно дала мне понять, что Дуглас не должен остаться в живых. Он не заслужил Колдерна.

– А я?

– Мама ненавидит тебя, – ответила Джулиана. – Даже больше, чем Дугласа.

– Понятно, – кивнул маркиз.

– Она говорит, что ты не достоин уважения, – продолжала девушка. – Мне кажется, ты хороший, но я должна делать то, что хочет мама. Понимаешь, Алекс?

– Да. – Он снова кивнул.

Несмотря на отвращение, которое Алекс питал к поступкам сестры, он прекрасно понимал, что во всем виновата мачеха. Леди Колдерн постоянно подавляла Джулиану своими упреками, и, в конце концов, хрупкая девушка повредилась рассудком.

– Полагаю, мне повезло, что ты не поджидала меня при каждом якобы несчастном случае.

– Я поджидала, – возразила Джулиана, глядя на Алекса широко раскрытыми глазами. – Однако рядом с тобой всегда оказывалась Сара.

Алекс ненадолго задумался и понял, что Джулиана права. Сара всегда приходила ему на помощь. Она была его спасительницей.

– А что скажешь по поводу седла? – спросил лорд Брайен, подходя к Алексу.

Джулиана взглянула на Брайена и в замешательстве пробормотала:

– Ты про седло Дугласа?

– Вероятно, ты подрезала и его седло, – предположил Алекс.

Он ясно представлял теперь всю картину произошедшего с его старшим братом. Дуглас, поглощенный мыслями о встрече с любимой женщиной, в сумерках не обратил внимания на сбрую. Когда его лошадь упала, седло оборвалось, и он отлетел в сторону. Тогда Джулиане пришлось добить его.

– Нет, не про Дугласа, – сказал Брайен, топнув ногой. Алекс легонько прикоснулся к его руке, чтобы успокоить. Любое резкое движение могло привести к падению Джулианы.

– Брайен имеет в виду мое седло, – пояснил Алекс. – Это случилось в тот день, когда все были· на пикнике.

– Я просто хотела, чтобы Брайен победил. – Джулиана посмотрела на свою мать. – Помнишь, ты сказала, что надо проучить Алекса?

Леди Колдерн неохотно кивнула. Глаза ее ввалились, и казалось, что она постарела за то время, что стояла на крыше. Алекс испытывал даже некоторое сочувствие к Фанни. Признание Джулианы потрясло ее.

– Думаю, теперь все ясно. – Алекс протянул сестре руку. – Что ж, пора спускаться.

Девушка покачала головой:

– Нет.

– Мы не сердимся на тебя, Джулиана, – продолжал Алекс. – Возьми мою руку, пожалуйста.

– Но как же мама? – прошептала Джулиана.

Алекс приблизился к сестре еще на несколько шагов.

– Твоя мать тоже не сердится, – сказал он.

Джулиана хихикнула.

– Мама, должно быть, довольна мной, – доверительно сообщила она. – Но я больше не хочу выполнять ее желания.

– Ты не будешь делать это.

– Но мне придется, – возразила девушка. – Ее всегда что-то раздражает.

– Возможно, мы сможем устроить так, что ты будешь жить отдельно от нее.

– Это было бы чудесно. – Джулиана улыбнулась и, казалось, подалась навстречу Алексу. Но потом вдруг нахмурилась и сказала: – Ты хочешь отослать меня подальше отсюда.

– Только от твоей матери. Ты будешь жить, как захочешь, – заверил сестру Алекс. Он приблизился к ней еще на шаг, и Нейтан с Брайеном последовали за ним.

– Я смогу поехать в Лондон? – спросила Джулиана.

Алекс кивнул.

– Куда захочешь. А сейчас, пожалуйста, спустись вниз, – попросил он.

Джулиана вскинула голову.

– Ну, если ты обещаешь…

Алекс снова кивнул и затаил дыхание, наблюдая, как Джулиана сделала небольшой шажок к нему. Она перестала держаться за выступ и уже согнула колени, чтобы спрыгнуть с парапета, но вдруг замерла, и лицо ее исказилось, словно от боли.

Тут раздался пронзительный крик леди Колдерн:

– Вы не отнимете у меня мою дочь!

Алекс резко обернулся.

– Стойте на месте, – приказал он.

Леди Колдерн проигнорировала его предупреждение и направилась к дочери.

– Я знаю, что лучше для нее. Я сама позабочусь о ней.

– Нет! – взвизгнула Джулиана. – Я не буду больше слушаться тебя, мама!

Алекс снова повернулся к сестре. Ее хрупкая фигурка отчетливо вырисовывалась в лучах солнца, и его сердце мучительно сжалось. Тут Джулиана посмотрела вниз, и Алекс понял, что медлить нельзя.

– Хватайте ее! – крикнул он Нейтану и Брайену. Алекс бросился к Джулиане вместе с братьями, но было поздно. Оттолкнувшись от парапета, девушка полетела вниз. Маркиз подбежал к краю крыши в тот момент, когда его сестра уже распрощалась с жизнью. Ее безжизненное тело лежало на дорожке внизу.

Алекс со стоном прижался лбом к холодной каменной стене.

– Зачем? – прошептал он.

Брайен посмотрел вниз, затем взглянул на леди Колдерн.

– Не смотри, – сказал он. Приблизившись к матери, добавил: – Я отведу тебя в твою комнату.

Леди Колдерн молча кивнула, и они с Брайеном удалились. Когда шаги их затихли, Алекс выпрямился и с тяжким вздохом пробормотал:

– Мы ничего не смогли сделать.

– Да, верно, – согласился Дэвид. – Но теперь мы знаем, кто во всем виноват.

– В самом деле? – Алекс медленно побрел к выходу с крыши.

– Ведь она же призналась! – воскликнул Дэвид.

Алекс внимательно посмотрел на друга.

– Да, Джулиана совершила все это. Но виновата не только она. Фанни тоже несет ответственность за совершенные преступления.

Маркиз покинул крышу и, спустившись по темной лестнице, прошел мимо выгоревшей швейной комнаты. Надо было распорядиться, чтобы тело Джулианы внесли в дом и приготовились к похоронам. Затем он пойдет к Саре.

Став свидетелем трагической смерти сестры, маркиз понял: иногда любовь подавляет личность. Алекс твердо решил, что если Сара выживет, то он предоставит ей полную свободу. Он слишком любил ее, чтобы принуждать жить в браке, которого она не хотела. Он всегда считал, что любовь приносит только счастье, но теперь думал иначе.

Глава 30

Сара открыла глаза и прищурилась от яркого света, проникающего сквозь окно. Она шевельнулась и тихо застонала.

– Тебе больно?

Сара повернулась и увидела потемневшие глаза Алекса, в которых отражалось беспокойство. Он был бледен, и она протянула к нему руку. Алекс поднес ее руку к губам, потом сказал:

– Я боялся, что ты никогда не проснешься.

– Как долго я спала? – В горле у Сары саднило, и она едва могла говорить.

– Со вчерашнего дня. – Алекс сел на кровать рядом с ней. – Мы опасались, что ты вдохнула слишком много дыма.

Сара закрыла глаза, вспоминая события предыдущего дня.

– Это Джулиана, – прошептала она.

– Не беспокойся, дорогая. Она больше никогда не причинит тебе зло.

– Она пришла в комнату для шитья. – Сара попыталась сесть, но Алекс осторожно уложил ее обратно на постель.

– Джулиана во всем призналась, – пояснил он.

Сара нахмурилась и пробормотала:

– Джулиана была чем-то очень расстроена. Я пригласила ее посидеть со мной. А потом все померкло…

Алекс кивнул и тут же спросил:

– Она не сказала тебе, зачем пришла?

– А что с ней? – Сара судорожно сглотнула.

Алекс отвернулся, пытаясь избежать расспросов, и Сара поняла: случилось нечто ужасное.

– Что произошло в комнате для шитья? – прошептала она.

– Там был пожар. Ты лежала на полу без сознания, когда мы прибежали туда. А ты что-нибудь помнишь?

– Кажется, я не зажигала свечу, – медленно проговорила Сара, пытаясь вспомнить последовательность событий. – Джулиана… Когда я на мгновение отвернулась, она ударила меня.

Алекс кивнул:

– Да, верно. Она чем-то ударила тебя по голове, а потом устроила пожар.

– Но почему она это сделала? – спросила озадаченная Сара. – Ведь она была моей подругой.

– Да, ты нравилась ей. – Алекс крепко сжал руку жены. – Но у нее было не все в порядке с психикой.

Сара с удивлением смотрела на Алекса; она совершенно ничего не понимала. Если ее нашли в горящей комнате, следовательно, Джулиана умышленно оставила ее там. Но почему она это сделала?

– Значит, Джулиана пыталась убить меня? – спросила Сара с дрожью в голосе.

– Да.

– И тебя?

– И меня. И Дугласа она убила. В это трудно поверить, но Джулиана сама рассказала обо всем, перед тем как… – Голос Алекса дрогнул, и он опустил голову.

– Перед чем?

Алекс тяжело вздохнул.

– Она спрыгнула с крыши.

Сара зажмурилась; слова Алекса эхом звучали у нее в ушах. Снова посмотрев на мужа, она спросила:

– Что привело ее к такому ужасному концу?

– Она старалась во всем угождать своей матери и повредилась в рассудке. Когда Фанни выражала какое-нибудь желание, Джулиана выполняла ее пожелания, чего бы та ни захотела.

– Какой ужас! – воскликнула Сара. Алекс кивнул.

– Трудно в это поверить, но нет оснований подвергать сомнению слова Джулианы. Но, в конце концов, она отказалась выполнять требования своей матери.

Сара отвернулась; по щекам ее катились слезы. Джулиана была такой хрупкой, такой милой девушкой… Леди Колдерн, безусловно, сознавала, что делает со своей дочерью.

Алекс обнял жену и лег с ней рядом.

– Успокойся, любовь моя, – прошептал он, нежно целуя ее.

Сара всхлипнула и уткнулась лицом в его грудь.

Алекс крепко прижимал ее к себе, пока она не успокоилась.

– Что ты будешь теперь делать? – спросила наконец Сара.

Алекс пожал плечами.

– Брайен решил увезти мать в свое поместье в Сомерсете.

– Ему будет нелегко, – тихо сказала Сара. Она не могла даже представить, что испытал Брайен, узнав, что сестра была готова на убийство ради него.

– Да, верно, – согласился Алекс. – Но ничего не поделаешь.

– Должно быть, ты чувствовал то же самое, – Сара посмотрела в глаза Алексу и впервые заметила, как он устал. – Ведь она была и твоей сестрой.

– Она была еще совсем маленькой, когда я покинул поместье, – со вздохом проговорил Алекс. – Я виноват в том, что слишком долго отсутствовал. Она никогда не воспринимала меня как брата.

– Ты делал то, что было необходимо в то время. – Сара не хотела, чтобы Алекс винил себя за поступки Джулианы. – Ты не мог знать, что леди Колдерн искалечит ее психику.

– Да, конечно. Но мне следовало попытаться сблизиться с сестрой. Я был слишком озабочен своими делами, когда прибыл в Колдерн, и не сделал ничего, чтобы поближе узнать Джулиану и Брайена.

Сара не могла не согласиться с мужем. Когда представился случай всей семье собраться вместе, Алекс восстановил всех против себя. У него имелись на то свои причины, но это не принесло ему радости. А теперь лучшим лекарством было время.

Сара покрепче прижалась к мужу.

– Я люблю тебя, – прошептала она.

Алекс провел пальцем по ее щеке.

– Я поступил с тобой не лучшим образом, – признался он.

– Нет, – возразила Сара, – ты полюбил меня, а я не позволяла тебе сблизиться со мной.

– Но я заставил тебя выйти замуж, – возразил Алекс. – Я самонадеянно полагал, что это решит все твои проблемы. Теперь я вижу, что ошибался. Я не хочу подавлять тебя и принуждать к чему-либо своей любовью. Джулиана преподала мне хороший урок.

Сара смахнула со щеки слезу.

– Мне следовало довериться тебе. Любовь должна сопровождаться доверием.

– Я был глуп.

– Нет, это я была глупа.

Алекс посмотрел на нее, и глаза его расширились.

– Что ты сейчас сказала?

Сара сделала глубокий вдох и решительно заявила:

– Я хочу остаться твоей женой.

Алекс расплылся в улыбке.

– Вот уж не думал, что когда-нибудь услышу от тебя такие слова. Ты серьезно это говоришь?

Сара энергично закивала:

– Да-да, конечно. Когда ты упал в пещеру, я поняла, что не смогу жить без тебя. Для меня потерять тебя было страшнее, чем вступить в брак.

Маркиз привлек жену к себе и поцеловал в губы.

Сара тут же ответила на его поцелуй. Трепещущая от возбуждения, она снова прижалась к Алексу.

В какой-то момент Сара почувствовала, что задыхается. Ее легкие постоянно требовали свежего воздуха. Отстранившись, она посмотрела на мужа и увидела, как часто вздымается его грудь. Ласково улыбнувшись Алексу, она провела ладонью по его волосам. Он вздрогнул от этого прикосновения и ощутил нарастающее желание. Сара подалась вперед и поцеловала его в прикрытые глаза. Потом коснулась губами его лба, носа и щек и провела языком по подбородку. Алекс застонал и проговорил хриплым голосом:

– Ты понимаешь, что делаешь со мной? Сара снова улыбнулась.

– Прекрасно понимаю. И полагаю, что нам пора заняться тем, чем занимаются в постели законные муж и жена.

Алекс рассмеялся.

– Тогда не останавливайся.

Сара наклонилась к нему и стала осыпать его лицо поцелуями. Затем чуть отстранилась и, развязав галстук Алекса, бросила его на пол. Она попыталась снять с него куртку, но безуспешно.

– На тебе слишком много одежды, – сказала она, надув губки.

– На тебе тоже, любовь моя.

Алекс сел, скинул мешавшую куртку и начал расстегивать рубашку, но Сара остановила его:

– Позволь мне.

Дрожащими пальцами она расстегнула верхнюю пуговицу и провела ладонью по груди мужа. Потом прильнула губами к его груди, и Алекс шумно перевел дух. По телу Сары пробежала горячая волна. Она жаждала увидеть мужа обнаженным и, поспешно расстегнув оставшиеся пуговицы, принялась стаскивать с него рубашку.

Полностью обнажив грудь Алекса, она осторожно провела пальцами по повязке, еще остававшейся у него на ребрах, и с болью в сердце отметила синяки и покраснения, хотя большинство порезов и царапин уже почти зажило. Уложив мужа на постель, Сара принялась целовать каждый его синяк и порез. Затем губы ее переместились пониже, а пальцы начали распускать ремень.

Алекс приподнялся, но Сара вновь уложила его и тут же впилась поцелуем в его губы. Он обнял ее и крепко прижал к себе, и по телу Сары тотчас пробежала дрожь желания. В ней вспыхнуло всепоглощающее пламя страсти; она жаждала слиться с мужем воедино, стремилась стать частью его существа – только таким образом можно было утолить страстное томление, охватившее ее.

Сара прервала поцелуи; ее сердце неистово колотилось, и вся она дрожала от возбуждения. Сев рядом с мужем, она снова взялась за его ремень.

– Я сам, – прохрипел Алекс. Лицо его исказилось от боли, когда он стаскивал с себя ботинки, а затем штаны. Раздевшись, Алекс протянул руки к жене, но Сара уклонилась от них.

– Ложись на спину, – проговорила она чуть хрипловатым голосом. Затаив дыхание, Сара наблюдала, как муж, подчиняясь ей, укладывается на подушки.

Внезапно он указал на ее ночную сорочку.

– Я тоже хочу видеть тебя всю.

Сара кивнула и с лукавой улыбкой приподняла подол сорочки. Глаза Алекса расширились, и дыхание сделалось прерывистым. Сару также охватило трепетное ожидание. Впервые в жизни она почувствовала власть женщины над мужчиной.

Кружева шелковой сорочки медленно скользили по ее телу. Сара облизнула пересохшие губы, увидев, как потемнели глаза мужа. Его возбуждение достигло предела, но Сара намеренно не торопилась. Наконец она сняла сорочку, и Алекс, пожирая взглядом ее обнаженное тело, глухо застонал. Сара тотчас же почувствовала, как ее лоно наполнилось горячей влагой, и тоже застонала. Она провела пальцами по ноге Алекса, приближаясь к его восставшей плоти. Он протянул к ней руки, но Сара снова уклонилась и принялась покрывать поцелуями ноги мужа. Из горла Алекса вновь вырвался стон, и он задрожал всем телом. Когда же губы Сары прикоснулись к его возбужденной плоти, он громко вскрикнул и прохрипел:

– О Боже! Ты не должна делать это.

– Хочешь, чтобы я остановилась?

– Нет-нет, совсем наоборот…

Бедра Алекса судорожно двигались, но Сара продолжала ласкать его языком и губами. Наконец, не в силах более сдерживаться, она приподнялась, чтобы сесть на него верхом.

– Ты уверена? – пробормотал Алекс, тяжело дыша.

– Я люблю тебя.

Чуть наклонившись вперед, Сара слегка прикусила нижнюю губу мужа, прежде чем поцеловать. Затем откинулась назад, заглянула в глаза Алекса, и у нее перехватило дыхание – его глаза были полны любви.

– Я доверяю тебе, – прошептала Сара и медленно опустилась, наслаждаясь ощущением мужской плоти, заполнившей ее. – И принимаю тебя в качестве моего мужа.

Сидя на Алексе, она начала раскачиваться, пока не вошла в ритм, еще более увеличивающий наслаждение. Муж направлял ее движения, приподнимая бедра ей навстречу. По телу Сары разливались волны блаженства, и она вся дрожала от восторга, пока весь мир не взорвался перед ней миллионом искр.

Сара со стоном рухнула на грудь Алекса. Он обнял ее и одним движением перевернулся, подмяв под себя. Его губы ласкали ее, пока она снова не почувствовала пробудившуюся страсть. Тогда он начал медленно двигаться, и все ее тело вновь затрепетало.

Оторвавшись от губ жены, Алекс уткнулся носом в ее щеку. Его ладони поглаживали ее груди, а пальцы теребили соски. Тяжело дыша, Сара выгибалась ему навстречу, чувствуя нарастающий жар. Ей казалось, она не выдержит больше это напряжение.

Алекс ускорил движения, и вскоре они вознеслись к вершинам блаженства. Он впился губами в ее губы, в то время как их тела слились в последних содроганиях. В следующее мгновение глаза Сары наполнились слезами восторга.

… Солнце уже клонилось к закату, и теперь они, утомленные любовными ласками, лежали под покрывалом. Сара поглаживала грудь Алекса и теребила пальцами короткие завитки его волос.

Алекс накрыл ее руку своей ладонью.

– Так ты повыдергаешь их все, – сказал он с улыбкой. – Оставь хоть немного.

Сара засмеялась и чмокнула мужа в щеку, как бы извиняясь.

– Я подумала, что нам все-таки очень повезло.

– Ты никогда не пожалеешь о том, что вышла за меня замуж. Обещаю сделать тебя счастливой.

– Я уже счастлива, – сказала Сара. Любовь Алекса словно возродила ее, и она была уверена, что будет радоваться каждому прожитому мгновению.

– Я позволю тебе делать все, что ты захочешь, – добавил Алекс. – Ты можешь заниматься своими целебными травами, и я не стану вмешиваться в твои дела. Я буду образцовым мужем.

Сара взглянула на него и снисходительно улыбнулась:

– Ты начнешь протестовать, как только я покину твою постель, чтобы позаботиться о каком-нибудь больном арендаторе в вечернее время.

– Ни в коем случае, – возразил Алекс.

Сара пристально посмотрела на мужа и заметила, что он покраснел и смущенно улыбнулся.

– Вернее, я постараюсь не препятствовать тебе, – поправился он.

– Я не сомневаюсь, что ты будешь стараться. – Сара придвинулась к нему поближе. – Нам будет трудно преодолевать разногласия, но стоит попробовать.

– Ты уже начала рассуждать, как я, – пошутил Алекс.

– Теперь я лучше узнала тебя, – пояснила Сара. – Твоя любовь ко мне сделала тебя более терпимым.

– Это верно, – согласился Алекс.

– Мы будем вместе строить нашу жизнь, – продолжала Сара. – И каждый день я буду благодарить Бога за твою любовь.

Алекс улыбнулся и осторожно прихватил зубами ее губы, а потом провел по ним языком. Сара вновь почувствовала возбуждение и тихонько вздохнула. Алекс раскрыл перед ней все прелести любви. Она должна держаться за нее, и пусть любовь ведет ее все дальше по жизненному пути.

Эпилог

Алекс сидел в спальне перед мерцавшей в полутьме единственной свечой. Было уже поздно; часы пробили полночь почти двадцать минут назад. Внезапно послышался шорох, и тут же отворилась дверь.

– Как дела? – спросил он, вставая с кресла.

В дверном проеме стояла Сара со сбившимися на лицо волосами. Она закрыла за собой дверь и улыбнулась:

– На свет появился красивый, здоровый мальчик.

– Великолепно! – воскликнул Алекс, заключая жену в объятия. – Надеюсь, ты не слишком устала?

Сара покачала головой:

– Я в порядке.

– Ты никогда не заботишься о себе, – сказал Алекс.

Сара сняла плащ и бросила его на свободное кресло. У Алекса перехватило дыхание – так хороша была его жена. Даже после десяти лет брака он не мог оторвать от нее глаз.

Ее темно-каштановые волосы сохранили прежний блеск, а глаза сияли. Глядя на жену, Алекс испытывал чувство гордости – ведь он сдержал свое обещание и сделал ее счастливой.

– Меня беспокоит то, что ты слишком устаешь. – Маркиз протянул руку и погладил округлившийся животик жены.

– Не стоит беспокоиться, – заверила его Сара. – Это уже наш третий ребенок, и все идет чудесно. Я чувствую себя лучше, чем когда вынашивала мальчиков.

Алекс начал массировать ее плечи.

– Хочешь принять ванну?

Сара покачала головой.

– Сейчас уже поздно. Лучше завтра утром.

Алекс подошел к умывальнику и, смочив салфетку теплой водой, протянул ее жене. Она протерла лицо и вздохнула:

– Как хорошо… В том коттедже было слишком жарко.

– Может быть, снимешь остальную одежду? – предложил Алекс, подмигнув. – Я протру все твое тело губкой.

Сара ласково улыбнулась мужу. За десять лет замужества многое случалось в их жизни, но любовь ее не ослабевала. Алекс обладал довольно крутым нравом, и порой с ним было трудно спорить.

Их проблемы касались в основном решений Сары, с которыми Алекс не соглашался. Однако они быстро улаживали споры. Алекс, в конечном счете, всегда предоставлял ей необходимую свободу. А когда родились мальчики, в их доме, казалось, воцарилось полное согласие.

Сара приложила руку к своему животу. Эта беременность оказалась неожиданной, но, тем не менее, желанной. Сара начала чувствовать, что мальчики уже не нуждаются в ее опеке. Дуглас, которому исполнилось девять лет, проводил большую часть года в пансионе, а Джеймс вскоре должен был последовать за своим старшим братом. Теперь у нее будет еще один ребенок, которому необходима ее забота.

– Расстегни меня, – сказала Сара, повернувшись спиной к Алексу.

– Значит, дополнительные убеждения не потребовались? – спросил он с усмешкой.

– Твое предложение слишком заманчиво. – Сара взглянула через плечо на мужа и подмигнула ему. – В моем возрасте глупо отказываться от услуг мужчины.

Алекс начал снимать с нее платье. Его губы коснулись ее шеи, в то время как ловкие пальцы делали свое дело. Через несколько секунд Сара уже стояла в одной сорочке.

Она повернулась к мужу и нежно поцеловала его в губы. Устранив последнюю преграду, разделявшую их, он подхватил жену на руки и отнес на кровать.

– Наконец-то, – сказал он со вздохом. – Я весь вечер ждал этого момента.

– Я тоже, – призналась Сара.

– Довольно по ночам принимать роды! – взмолился Алекс.

– Я постараюсь, – прошептала Сара, слегка прикусив ухо мужа. – Но ты лучше скажи об этом младенцам, желающим появиться на свет.

Маркиз засмеялся и прильнул губами к губам жены. Она тотчас же ответила ему, испытывая то же наслаждение, что и прежде. Их любовные ласки; изумительные с самого начала, с годами стали еще более страстными.

Руки Алекса блуждали по ее телу, и Сара чувствовала, как в ней пробуждается желание – так было всегда, когда муж ласкал ее. Он обещал сделать ее счастливой и сдержал слово. Она ни разу не пожалела о том, что рискнула довериться ему и их любви. Любовь излечила ее. Любовь принесла ей счастье.


home | my bookshelf | | Счастливое недоразумение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу