Book: На острие клинка



Эллен Кашнер

«На острие клинка»

Глава 1

На Приречье падал снег. Огромные, пушистые и легкие снежинки кружились и спускались с небес на землю, укрывая от людских глаз трещины фасадов развалившихся домов, смягчая острые выступы изломанных крыш и рухнувших перекрытий. Снег точно одеялом укутал карнизы и свесы прижавшихся друг к другу домишек, и поселение стало походить на деревеньку из волшебной сказки. На поперечинах ставень, которые обитатели домов плотно прикрыли на ночь, образовались снежные гнезда. Снег спрятал верхушки труб самых разных форм и размеров, вздымавшихся над скованными холодом крышами, присыпал древние гербы, вырезанные над воротами. То тут, то там виднелись открытые окна, давно уже лишившиеся стекол и теперь напоминавшие огромные беззубые рты, жадно заглатывающие снег.

Наше повествование начнется с зимнего утра, с капли крови, упавшей в молочно-белый снег, — с капли, ярко сверкавшей, словно искусно ограненный рубин, и красной, точно крошечное пятнышко бордо на чистейшей кружевной манжете… Казалось, что за разбитыми окнами притаилось Зло, которое вынашивало леденящие кровь планы, а за закрытыми ставнями в сей ранний час мирно почивало Добро. Но вскоре, с наступлением дня, Добру и Злу предстояло выйти наружу.

На самом деле за выбитыми окнами никого не было — только ветер мел поземку по промерзшим половицам. Владельцы гербов, украшавших входы в здания, давно уже забросили принадлежавшие им дома в Приречье — эти горожане ныне были свободны от власти королей, как добрых, так и злых. Бывшие хозяева перебрались на Всхолмье, откуда открывался великолепный вид на всю местность. Приречье со Всхолмья казалось крошечным пятнышком, зажатым промеж берегов, — паршивая овца в стаде, мерзкий квартал процветающего города. Люди, обитавшие в Приречье, считали себя злодеями, хотя на самом деле они были ничуть не хуже остальных жителей. И кстати, вовсе не по их вине пролилась тем утром капля крови.

Это случилось в зимнем саду, некогда поражавшем своей красотой, от которой теперь не осталось и следа. Сад стоял в запустении. Один из мужчин, упавших наземь, был мертв, и снежинки больше не таяли, плавно опускаясь на его лицо. Второй человек хрипло стонал; скорчившись на промерзшей земле и покрывшись холодным потом, он ожидал, когда кто-нибудь придет к нему на помощь. Главный же виновник произошедшего перемахнул через забор, огораживавший сад, и теперь бежал со всех ног прочь. К счастью, рассвет еще не наступил, и темнота должна была сыграть ему на руку.

Из-за снегопада разобрать дорогу оказалось непросто. Сражение не слишком вымотало беглеца, однако ему стало жарко, сердце в груди заходилось, рубашка намокла от пота. Впрочем, беглец не обращал на это внимания. Он устремился к Приречью, зная, что там его вряд ли кто-нибудь станет искать.

Пожелай он, вполне мог и остаться. Бой на мечах произвел сильное впечатление на гостей, которым весьма понравилось развлечение. О встрече в зимнем саду и о том, чем она закончилась, будут судачить еще не одну неделю. Беглец знал, что, если бы он остался, ему бы поднесли вина, пирожных и пастилок, после чего пришлось бы вести скучнейшую беседу о тонкостях его техники боя на мечах и касаться довольно щекотливого вопроса о том, кто организовал поединок. Поэтому мечник счел за лучшее скрыться.

Рубаха под плащом заляпана кровью, а Дозор непременно захочет узнать, что он в столь ранний час делает на Всхолмье. У Дозора будут все основания задать подобный вопрос, однако кодекс гильдии запрещал отвечать на него, поэтому беглец, покуда не оставил красоты Всхолмья позади, перед каждым поворотом аккуратно заглядывал за угол, а когда чувствовал, что ему нужна передышка, прятался в нишах дверных пролетов. Когда он добрался до реки, несущей темно-зеленые воды под Мостом, уже разгоралась заря. Беглец огляделся. Быть может, кто-нибудь поджидает его здесь? Нет, никого. Он ступил на каменную мостовую и, загребая ногами снег, побежал по тропинке, которую успели протоптать припозднившиеся рабочие, прошедшие здесь до него. Он остановился только на другом берегу, оставив центр города за спиной. Теперь он в Приречье, а значит, в безопасности. Здесь его знают, здесь его не тронут, а Дозор никогда не осмелится сунуть сюда нос.

Открыв дверь, ведущую в покои хозяйки постоялого двора, где он снимал комнату, беглец обнаружил, что там уже столпились любопытные, желавшие узнать, как прошел бой. В ту ночь немало обитателей Приречья успело наведаться на Всхолмье по своим обычным темным делишкам и заодно услышать свежие слухи о поединке, которые уже поползли по городу. Мечник, чувствуя, как на него, наконец, запоздало наваливается тяжкая усталость, ответил на вопросы со всей любезностью, на которую в тот момент был способен, отдал Марии постирать рубаху и поднялся наверх в свои комнаты.

* * *

Чуть меньше часа назад Мария — прачка, которая помимо стирки зарабатывала себе на жизнь понедельной сдачей комнат и торговлей собственным телом, — тихо посапывала в объятиях любимого клиента, не имея ни малейшего представления о том, что ее ждет. Ее приятель — бывший моряк, а нынче фальшивомонетчик, — перед тем как улечься в постель, аккуратно прислонил к изголовью свою деревянную ногу. Он оказался пятым и последним клиентом Марии за ночь, и немолодая уже женщина уснула так крепко, что поначалу не услышала стук в ставни. Моряк беспокойно заворочался. Ему снился шторм. Когда стук повторился, на этот раз громче, Мария в испуге проснулась, села в постели и тут же поежилась от холода.

— Мария! Мария! — раздался из-за ставень приглушенный голос. — Открывай! Расскажи нам, что случилось.

Судя по тону, человек настроен был решительно.

Мария вздохнула. Видать, снова Сент-Вир отличился: всякий раз, когда мечник попадал в какую-нибудь историю, все спешили к ней за подробностями. Впрочем, сейчас, как ни обидно, Мария и сама ничего не знала, но, в конце концов, совершенно необязательно сообщать об этом другим. Со смешком, всегда так нравившимся ее клиентам, Мария встала и откинула тяжелый засов.

Увидев друзей Марии, которые без лишних церемоний зашли в дом, моряк вжался в угол кровати. Комната вполне подходила для многолюдных встреч — давно, в те далекие времена, когда здание принадлежало нобилю, это помещение служило гостиной. Изображения херувимов на потолке покрылись пятнами плесени, однако лепнина, обрамлявшая стены, в основном осталась нетронутой, да и камин из настоящего мрамора был в хорошем состоянии. Друзья Марии пристроили мокрые плащи на золоченом секретере и кресле с бархатной обивкой бирюзового цвета. Ни для чего другого эта мебель все равно не годилась. В секретере отсутствовали все ящики, а кресло было колченогим, поэтому садиться на него никто не решался. Люси по кличке Ловкие пальчики раздула в камине огонь, Сэм Боннер извлек на всеобщее обозрение бочонок, хлебнув из которого морячок почувствовал себя намного лучше.

* * *

— Слыхала? — не спеша спросил Сэм. — Твой Сент-Вир на этот раз уложил самого герцога.

— Некогда Сэм Боннер был карманником, однако пришлось завязать — помешала необоримая страсть к бутылке. Он твердил одно и то же вот уже битых полчаса, и друзья замучились его поправлять.

— Да не герцога, Сэм! — нетерпеливо воскликнул один из приятелей. — На герцога он работает, а уложил он двух мечников в герцогском саду. Понимаешь?

— Да нет же, нет! — вмешался еще один гость. — Дело было в саду лорда Горна. И не двух мечников он уложил, а трех. Я слышал именно так, причем из очень надежного источника. Двоих наповал, третьего ранил, и чего-то я очень сомневаюсь, что этот третий дотянет до утра. Чистая работа!

Мария сидела в постели, закутав ноги в одеяло, и слушала бубнящий гул голосов:

— Кто умер-то? — Линч, — Нет, Де Марис. — Да у него ни единой царапины! — Сад Горна… — Он нанял Сент-Вира? — Не его, а Линча. — Ранен… — Умирает! — Кто платит Сент-Виру? — Горн… герцог… дьявол… — Сколько? — Тебе столько и не снилось! В спор включилось еще несколько человек. Шум усилился: — Сент-Вира убили… — Схватили… — Пять к одному…

Спорщики едва ли заметили, как через порог перешагнул еще один человек и, не говоря ни слова, привалился к дверному косяку. Я вам так скажу, — ревел Сэм Боннер, — Сент-Вир — лучший мечник в этом чертовом городе! Нет, вру, что там, в городе, во всем этом чертовом мире!

— Простите, если помешал, — улыбнулся мужчина, стоявший у входа. — Здравствуй, Мария.

Он был заметно моложе большинства присутствующих — темноволосый, среднего роста, небритое лицо перемазано грязью.

— А ты кто такой, дьявол тебя забери? — прорычал Сэм Боннер.

— Лучший мечник во всем этом чертовом мире, — не без ехидства ответила Люси Ловкие пальчики.

— Прошу извинить меня за беспокойство, — обратился мечник к Марии, — но ты сама знаешь, как потом будет сложно отстирать, — он скинул плащ, явив взорам собравшихся рубаху, заляпанную кровью. Стянув ее через голову, мужчина швырнул сорочку в угол. Дуновение воздуха донесло до гостей железистый аромат крови, перекрывший на мгновение запахи виски и мокрой шерсти. — Я смогу заплатить тебе на следующей неделе, — промолвил мужчина, — мне удалось кое-что заработать.

— Отлично, я никуда не тороплюсь, — как ни в чем не бывало беззаботно произнесла Мария, рисуясь перед остальными.

Мужчина повернулся, собираясь удалиться, но несколько сплетников его окликнули.

— Сент-Вир! Так кто же отправился на тот свет?

— Де Марис, — отрывисто бросил он, — а сейчас к нему, возможно, уже присоединился и Линч. Теперь прошу меня извинить.

Когда мужчина направился к двери, никто не осмелился его остановить.

От запаха жареной рыбы, которым тянуло из комнаты, у мечника заурчало в пустом желудке. Друг-студент, закутанный в университетскую мантию, словно летучая мышь, порхал над жаровней, установленной в украшенном орнаментом очаге.

— Доброе утро, — произнес Сент-Вир. — Рано же ты поднялся.

— А я, Ричард, никогда не сплю допоздна. — Студент даже не обернулся. — Это ты всю ночь колобродишь да людей убиваешь. — Он говорил, как обычно, растягивая слова, в кажущемся безразличии которых ощущался упрек.

Услышав речь друга, отрывисто произносившего согласные и удлинявшего гласные, Ричард на мгновение вернулся в воспоминаниях к Всхолмью. Он будто опять оказался среди аккуратно подстриженных деревьев и кустов зимнего сада, и до него вновь доносились голоса гостей, говоривших с точно таким же акцентом.

— Кому не повезло на этот раз?

— Да всего-навсего паре мечников. Кажется, я тебе говорил, что должен был сойтись в поединке с Холом Линчем. Наши патроны решили, что дуэль состоится на этом дурацком званом вечере в саду лорда Горна. Ты только представь званый вечер под открытым небом! В такую-то погоду!

— Гости могли бы закутаться в меха и любоваться прекрасным видом.

— Точно… — Пока они разговаривали, мечник решил не терять времени даром и принялся чистить клинок — легкий, предназначенный специально для дуэлей. Благодаря своей славе и быстрой реакции мечник в отличие от всех остальных имел право носить подобное оружие в Приречье. — Одним словом, мы с Линчем начали схватку, а потом из кустов выскочил Де Марис и накинулся на меня.

— Зачем?

— Кто его знает? — вздохнул Ричард. — Де Марис — мечник из дома Горна. Быть может, он решил, что его хозяину угрожает опасность. Короче, Линч на время вышел из схватки, и я убил. Де Мориса. Он уже давно не тренировался и разучился работать мечом, — добавил он, полируя лезвие мягкой тряпочкой. — С Линчем пришлось повозиться, он боец умелый и опытный. Я всегда знал его таким. Бой до первой крови не устроил наших патронов, так что, думаю, я его убил. Думаю… — Он нахмурился. — Плохой удар. Я поскользнулся на льду.

Молодой человек потыкал рыбу, проверяя ее на готовность.

— Будешь?

— Нет, спасибо. Просто пойду в постель.

— Там чертовски холодно, — произнес студент, довольный отказом Ричарда от угощения. — Тогда я все съем сам.

— Валяй.

Сент-Вир прошел в соседнюю комнату, где стоял переносной сундук на ножках, в котором он хранил одежду и завернутые в промасленную ветошь мечи. Неподалеку от сундука громоздилась широкая, украшенная резьбой кровать. Он купил ее после предыдущего поединка, когда завелись деньги, — увидел в одной из рыночных палаток Приречья, битком набитых всякой всячиной, натащенной из старинных домов, и сразу решился.

Постель не смята, похоже, на нее пока никто не ложился. Мечник повернулся и с любопытством заглянул в соседнюю комнату.

— Как прошла ночь? — поинтересовался он, заметив стоявшую в углу пару мокрых ботинок.

— Отлично, — ответил студент, изящно извлекая кости из рыбы. — Мне показалось, ты сетовал на усталость.

— Алек, — вздохнул Ричард. — Я не шучу, когда говорю, что тебе опасно ходить по здешним улицам после заката. Сам знаешь, какие люди тут живут, а тебя еще не все знают.

— Это точно. Я бы сказал — никто не знает, кто я такой. — Алек с мечтательным видом запустил в шевелюру длинные пальцы. Волосы у него были густые, цвета орехового дерева. Они ниспадали ему на спину, завязанные в длинный хвост — символ университетского студенчества, который далеко не всем приходился по вкусу. Алек жил в Приречье с осени, и теперь лишь одежда и выговор выдавали в нем чужака. — Погляди. — Алек устремил к окну взгляд темно-зеленых глаз, цветом напоминавших воды, которые несла река под мостом. — Еще идет снег. В такую пору на улице можно и погибнуть. Замерзнуть насмерть. Говорят, это не больно. Становится все теплее и теплее, а потом ты засыпаешь…

— Чуть позже мы можем пойти прогуляться. Вместе. Если кто-то попытается тебя убить, мне лучше об этом знать.

— Зачем?

— Я никому не позволю тебя прикончить, — ответил мечник, — уж слишком я дорожу своей репутацией. — Он зевнул. — Надеюсь, ты хотя бы носишь с собой нож?

— Я потерял его.

— Опять? Ладно, черт с ним. Когда заплатят деньги за поединок, куплю тебе новый. — Сент-Вир встряхнул руками и уперся в стену. — Если я немедленно не лягу спать, я разгуляюсь, а потом весь день буду ходить как пьяный. Спокойной ночи, Алек.

— Спокойной ночи, Ричард, — тихо ответил студент.

В его голосе прозвучала незлобивая насмешка — уже наступило утро. Однако мечник настолько устал, что ему было наплевать на такие мелочи. Сент-Вир повалился на кровать, как обычно положив меч так, чтобы он находился в пределах досягаемости. Перед тем как погрузиться в сон, он успел увидеть вереницу промелькнувших образов: скованный холодом сад, ветви, усыпанные белыми розами и хрустальными шипами, дам с развевающимися волосами в сопровождении кавалеров; шагнувших к нему навстречу противников, сжимающих в руках мечи из сверкающего льда.



Глава 2

К середине дня уже можно было с уверенностью утверждать, что большая часть нобилей Всхолмья успела пробудиться ото сна. Всхолмье гордо возвышалось над остальным городом. Повсюду вздымались дворцы и особняки, временами уступавшие место ухоженным газонам; виднелись вычурные ворота, а в тех местах, где вода в реке была чище всего, — частные причалы. Всхолмье могло похвастаться широкими улицами и хорошими дорогами, построенными специально для того, чтобы по ним могли ездить экипажи нобилей. Обычно обитатели Всхолмья проводили утро в праздности, обмениваясь между собой записками, начертанными на цветной надушенной бумаге, которые знать сочиняла и читала, сидя в нижнем белье за чашечкой шоколада и маленькими хрустящими треугольными тостами (считалось, что после ночных пиров ничего другого есть не следует). Однако после дуэли в саду всем хотелось как можно скорее обменяться мнениями о событиях прошедшей ночи, и у многих не хватало терпения спокойно дождаться ответа на посланные записки, поэтому на улицах Всхолмья в то утро было непривычно многолюдно, а по мостовым грохотали кареты.

Герцог Карлейский оставил город. Насколько удалось узнать, меньше чем через час после поединка герцог покинул празднество, устроенное лордом Горном, и вернулся домой; невзирая на снег, велел заложить экипаж, после чего еще засветло отбыл в свои владения на юге, не сказав никому ни слова. Линч — первый из мечников, вышедший на дуэль против Сент-Вира, умер примерно в десять утра, поэтому не удалось у него уточнить, действительно ли его нанял герцог. Впрочем, поспешный отъезд герцога после поражения Линча свидетельствовал о том, что именно так и было. Сент-Вир же скрылся в Приречье, однако все ожидали, что его наниматель немедленно заявит о себе и своих правах на блестящую победу над герцогом Карлейским. И тем не менее патрон Сент-Вира покуда так и не объявился.

Тем временем лорд Горн никак не мог успокоиться, громко возмущаясь ущербом, нанесенным его зимнему саду, не говоря уже о потере мечника, принадлежавшего его дому, — пылкого Де Мариса. Впрочем, как заметила леди Холлидей в разговоре с герцогиней Тремонтен, негодование Горна было вполне объяснимо. Лорд, вне всякого сомнения, желал извлечь из случившегося наибольшую для себя выгоду, рассчитывая, что горожане надолго запомнят празднество, устроенное у него и вошедшее, благодаря состоявшейся дуэли, в разряд незаурядных. Обе дамы присутствовали на поединке, собравшем сливки аристократического общества, со многими представителями которого герцог Карлейский был в ссоре.

— Ну, наконец-то, — произнесла герцогиня, изящно склонив голову. — Похоже, мы избавились от общества герцога Карлейского на всю оставшуюся зиму. У меня нет слов, чтобы отблагодарить загадочного противника, нанявшего мечника. Герцог — настоящий мерзавец. Ты знаешь, Мэри, как он оскорбил меня в прошлом году? Не знаешь? Ну и ладно, но я тебя уверяю, что такой обиды никогда не забуду.

Мэри, леди Холлидей, ласково улыбнулась подруге. Дамы сидели в залитой ярким утренним солнцем комнате, располагавшейся в особняке семейства Холлидей, и попивали из крошечных чашечек горький шоколад. Обе собеседницы были наряжены в пышные кружевные одежды, отчего женщины напоминали богинь, рождающихся из морской пены. Их волосы тщательно расчесаны и уложены, брови приведены в идеальный порядок. Сквозь кружева то и дело проглядывали кончики ухоженных пальцев, напоминавших розовые ракушки.

— Поэтому, — подытожила герцогиня, — нет ничего удивительного в том, что, наконец, кто-то сильно рассердился и натравил Сент-Вира на этого негодяя.

— Если быть совсем точным, то не на него, — поправила Мэри Холлидей, — Как-никак, герцога вовремя предупредили, и ему хватило времени подыскать мечника, который согласился принять вызов.

— И очень жаль, — проворчала герцогиня.

Леди Холлидей с задумчивым видом подлила в чашки шоколада:

— Интересно, из-за чего же все-таки состоялся поединок. Ежели причина дуэли — пустая забава, то ссору вряд ли стали бы держать в таком секрете. Вспомни предыдущую дуэль несчастного Линча. Тогда старший сын лорда Годвина нанял его сражаться с лучшим бойцом Монтейта — им никак не удавалось выяснить, чья дама краше. Что ж, повод милый, но в тот раз поединок был не насмерть.

— Дуэли насмерть происходят в двух случаях: когда на кон поставлены либо деньги, либо власть.

— А как насчет чести?

— А что эта честь может дать? — цинично поинтересовалась герцогиня.

Леди Холлидей была тихой, стеснительной молодой женщиной и, в отличие от своей подруги, не обладала талантом вести умные светские разговоры. Обычно Мэри говорила негромким голосом, а ее речь отличалась кротостью. Мужчины утверждают, что именно такие качества они ценят в женщине превыше других, но в действительности обычно обделяют обладательниц подобных добродетелей своим вниманием. Однако поговаривали, что брак Мэри с известным в городе аристократом, вдовцом Бэзилом, лордом Холлидей, заключен по любви. Поэтому общество склонялось к тому, чтобы признать: кажется, в Мэри есть нечто особенное. Она была отнюдь не глупа и ответила собеседнице не сразу только потому, что давно взяла за привычку тщательно взвешивать каждое слово перед тем, как его произнести.

Мне кажется, под честью каждый понимает нечто свое, поэтому очень сложно сказать, что же это на самом деле такое. Вот, например, после того как Линч выиграл поединок, Монтейт заявил, что задета его честь, и потребовал сатисфакции, а, когда мы с Бэзилом остались наедине, супруг сказал мне: вся эта история всего-навсего вздорный скандал, лишенный всякого смысла.

— Правильно. Все потому, что юный Монтейт болван, а вот твой муж — человек рассудительный, — твердо произнесла герцогиня. — Надо полагать, вызов, брошенный герцогу Карлейскому, и состоявшаяся дуэль пришлись твоему супругу по нраву. От них хоть какая-то польза.

— Более того, — произнесла леди Холлидей и слегка подалась вперед, наклонившись к подруге, — он очень рад, что герцог оставил город. Ты же знаешь, что этой весной Совет лордов снова избирает себе главу. Бэзил хочет, чтобы опять выбрали его.

— Твой супруг достоин этого, как никто другой, — с жаром сказала Диана. — Он оказался лучшим Великим канцлером за последние несколько десятков лет, а некоторые поговаривают, что и вовсе — с падения монархии, а это, сама понимаешь, щедрая похвала. Не сомневаюсь, что с переизбранием не будет никаких сложностей. Или я не права?

— Спасибо на добром слове. Конечно же, в городе его любят… но… — Мэри наклонилась к приятельнице еще ближе, предусмотрительно отставив в сторону чашечку с шоколадом. — Я должна тебе кое в чем признаться. Сложности есть, да еще какие. Мой господин и повелитель, лорд Бэзил, переизбирался на должность канцлера три раза подряд. Однако, похоже, существует закон, согласно которому одно и то же лицо не может занимать этот пост четыре срока кряду.

— Неужели? — с трудно уловимой интонацией произнесла герцогиня. — Какая досада… Однако не думаю, что этому закону кто-нибудь еще придает значение.

— Милорд надеялся весной провести голосование по этому вопросу. Совет мог единогласно высказаться за отмену закона. Но герцог Карлейский всю зиму тайно встречался с членами Совета. Он то и дело напоминал всем и каждому о законе и нес всякий вздор об опасности сосредоточения слишком широких полномочий в руках одного нобиля. Будто бы милорду власть нужна для себя, когда он тратит все силы ради того, чтобы сохранить государство единым! — Чашечка леди Холлидей звякнула о блюдце. Мэри придержала ее рукой и произнесла: — Теперь ты понимаешь, почему милорд рад отъезду герцога, даже если он будет отсутствовать в городе всего лишь месяц или два?

— Да, — тихо отозвалась подруга. — У твоего мужа есть все основания радоваться.

— Послушай, Диана… — Леди Холлидей неожиданно схватила собеседницу за руку. — Боюсь, что отсутствия герцога может оказаться недостаточно. Я очень волнуюсь за мужа. Он должен сохранить пост. Он только начал воплощать в жизнь свои планы, и, если его сместят, пусть даже на один срок, ему и городу будет нанесен страшный удар. Ты вдова Тремонтена, а значит, у тебя есть право голоса. Если ты сможешь отдать его…

— Что ты, Мэри, что ты… — Герцогиня, улыбаясь, высвободила руку. — Ты же знаешь, я никогда не вмешиваюсь в политику. Мой покойный супруг это вряд ли одобрил бы.

Даже если леди Холлидей и не собиралась так сразу отступать, ей все равно пришлось прерваться, поскольку объявили о прибытии еще двух гостей из семейства Годвинов, которых с величайшим почтением препроводили в комнату.

Обычно леди Годвин предпочитала на зиму уезжать в деревню. Она обожала жить на природе, а поскольку в силу возраста ее присутствие в городе было уже не обязательно, она проводила свои дни с мужем, проживая в огромной усадьбе и приглядывая за владениями в Амберлее. Защита интересов семьи в городе и в Совете лордов возлагалась на наследника лорда Годвина, его единственного сына Майкла, чье имя часто оказывалось связано со скандалами, что, впрочем, весьма свойственно молодым нобилям, обычно игнорирующим слухи о себе. Майкл отличался поразительной красотой, о которой он знал, и умело ею пользовался. Молодой лорд мог похвастаться немалым количеством любовниц, которых подбирал с большим вкусом. Майкл не тратил состояний на умопомрачительные наряды, не спускал огромных сумм в азартные игры, сторонился громких ссор — можно сказать, что все свои силы он обращал на романы, которые закручивал то с одной, то с другой представительницей прекрасного пола.

Он ввел свою мать в комнату — само воплощение почтительного, хорошо воспитанного сына. Майкл бывал на празднествах и балах, которые устраивали как герцогиня, так и чета Холлидей, однако еще не свел с дамами знакомства достаточно тесного для того, чтобы наносить им частные визиты.

Его мать расцеловалась с подругами — женщины обращались друг к другу по имени. Вслед за этим наступил черед поздороваться и юному лорду — он раскланялся перед присутствующими, коснувшись губами их рук, не забыв упомянуть в словах приветствия титулы каждой из дам.

— Как приятно видеть молодого человека, который готов навестить даму в подобающее время и поприветствовать ее должным образом, — произнесла Диана Тремонтен, глядя на склонившегося перед ней Майкла.

— Время сейчас не слишком уж подобающее, — поправила Мэри Холлидей. — Мы еще не успели сменить наши утренние наряды.

— И не надо, они вам очень идут, — обратилась к дамам Лидия Годвин. — Не стоит удивляться достойному поведению моего сына. Мы хорошо воспитали Майкла, а город не смог его испортить, чтобы там ни говорил его отец. Я полностью доверяю наследнику. Ты ведь, Майкл, не станешь с этим спорить?

— Конечно же, нет, мадам, — автоматически в тон ей ответил сын.

Он пропустил слова матери мимо ушей, словно все еще слыша едкую насмешку герцогини. Майкл удивился, что женщина ее положения была достаточно осведомлена о его похождениях, чтобы сделать столь колкое замечание, при этом не постеснявшись присутствия других дам. Пока женщины беседовали о погоде и запасах зерна во владениях его отца, Майкл, устремив взгляд на Диану, принялся внимательно ее разглядывать. Белокурая герцогиня была прекрасна и изящна. В ней чувствовалась некая особая хрупкость, присущая аристократам, которой пытались подражать все городские модницы. Молодой лорд знал, что герцогиня, скорее ближе по годам к его матери, нежели к нему. Мать в какой-то момент позволила себе растолстеть — и благодаря полноте у нее был вид довольной жизнью женщины. В отличие от нее, облик герцогини Тремонтен завораживал. Неожиданно глаза Дианы и Майкла встретились. Она выдержала его взгляд, с невозмутимым видом повернулась к Лидии Годвин и произнесла:

— И вот теперь, не сомневаюсь, вы проклинаете всех и вся из-за того, что пропустили зимний бал у Горна. Когда я туда собиралась, у меня в последнюю минуту страшно разболелась голова, но мне ведь сшили платье, а куда еще в это время года наденешь белое. Бедный Горн! Я слышала, кто-то рассказывал, что это он сам, мол, нанял обоих мечников для того, чтобы развлечь гостей.

— Этот «кто-то» явно не отличается душевной добротой, — вмешался лорд Майкл. — Учитывая то, как мечник из дома Горна сражался с мэтром Линчем против Сент-Вира…

— Который все равно одолел их обоих, — перебила его мать. — Как жаль, что я не видела боя. Говорят, нанимать Сент-Вира становится все сложнее и сложнее, — она вздохнула. — Я слышала, сейчас мечники стали очень зазнаваться. Помнится, когда я впервые приехала в город, здесь жил человек по имени Стирлинг, чуть ли не главный богатей на Тэвиот-стрит. У него имелся и дом, и сад. Он был мечником, одним из лучших, ну и платили ему, конечно, как полагается. Но его никто никогда не спрашивал, хочется ли ему сегодня сражаться или нет. Стирлингу посылали деньги, а он выполнял работу.

— Матушка, — поддел Лидию сын, — я и не знал, что ты столь неравнодушна к бою на мечах. Может, мне нанять Сент-Вира на твой день рождения? Да будет тебе, кто станет биться в Амберлее? Не глупи, дорогой, — нежно сказала та, потрепав сына по руке.

— К тому же, — добавила леди Холлидей, — вели-ка вероятность того, что он не станет участвовать в торжествах, приуроченных ко дню рождения. — Услышав эти слова, друзья озадаченно уставились на Мэри. — Ну, вы ведь знаете эту историю? О лорде Монтаге и свадьбе его дочери? — К ее смятению, выяснилось, что гости об этой истории ничего не слышали, поэтому леди Холлидей пришлось приступить к рассказу. — Понимаете, она была его единственной дочерью, поэтому лорд не считал денег. Он хотел нанять лучших мечников, чтобы они стали в стражу у алтаря… Это случилось прошлым летом, как же вы… Ну ладно, одним словом, Сент-Виру случалось прежде сражаться за лорда Монтага, и лорд вызвал его к себе, чтобы сделать официальное предложение… Дело, надо полагать, происходило у Монтага в кабинете, лорд хотел объяснить, что ничего особенного Сент-Вира не ждет, просто постоит в карауле, и все. Монтаг потом рассказал нам, что Сент-Вир его выслушал, милостиво на него взглянул, а потом, извинившись, заявил, что в свадебных церемониях он больше не участвует.

— Только подумайте, — покачала головой леди Годвин. — А вот Стирлинг всегда соглашался. Я хорошо помню, что он принимал участие в бракосочетании Джулии Хэтли. Я хотела, чтобы он почтил своим присутствием и мою свадьбу, но его, к сожалению, к тому моменту уже убили. А вот кого мы позвали вместо него, я и забыла…

— Миледи, — произнес Майкл, расплывшись в озорной улыбке, которую всегда считал неотразимой, — вероятно, чтобы доставить вам удовольствие, мне следует взять в руки меч самому. Я мог бы увеличить состояние нашей семьи.

— Оно и без того достаточно большое, — сухо отозвалась герцогиня. — Вам, милорд, лучше бы приберечь денег на мечников. Они могут вам понадобиться, когда вы перейдете кому-нибудь дорогу в поисках любовных приключений, а это, я вас уверяю, рано или поздно случится. Сомневаюсь, что возраст позволит вам взять в руки меч самому.

— Диана! — воскликнула Лидия. На этот раз Майкл был благодарен матери за вмешательство. Сейчас он пытался скрыть румянец, проступивший на щеках. Молодой лорд легко краснел — один из недостатков крепкого здоровья. Герцогиня наносила удары ниже пояса, она издевалась над ним, пользуясь знакомством с матерью. Майкл уже давно привык к подобострастному отношению со стороны женщин. — Майкл, думай, что говоришь! Тоже мне, мечником решил стать. А ты, Диана, не подначивай его зря, на это ему хватает и друзей. Ну конечно же, я нисколько не сомневаюсь — лорд Годвин придет в восторг, узнав, что его наследник, совсем как уличный задира-простолюдин, взялся за меч. Мы позаботились о том, чтобы ты еще в детстве прошел должную подготовку. Ты умело носишь короткий меч; он не мешает тебе, когда ты танцуешь, — ну а большего джентльмену и не нужно.

— Но ведь можно вспомнить и лорда Арлена, — вставила леди Холлидей. — Вы же не станете утверждать, что Арлен не джентльмен.

— Арлен — чудак, — твердо сказала леди Годвин, — причем чудак старомодный. Я уверена, что и один из молодых людей, принадлежащих к кругу Майкла, даже и думать не стал бы о том, чтобы последовать примеру лорда Арлена.

— Ну конечно же, Лидия, — утешающим голосом произнесла прелестная герцогиня и, к удивлению Майкла, одарила его теплой улыбкой. — Я знаю немало мужчин, которые только и делают, что доставляют своим родителям беспокойство. А тебе с сыном повезло. Ты всегда можешь на него положиться. Я совершенно уверена, что ему никогда не придет в голову мысль взяться за меч. Это же сущая нелепица, не менее вздорная, чем… чем, скажем, решение пойти учиться в Университет.



Разговор зашел о сыновьях, и Майкл оказался не у дел.

В другой раз он с жадностью и некоторым удивлением послушал бы, как дамы обсуждают его друзей и знакомых, чтобы все запомнить и потом пересказать за карточным столом. Несмотря на то что с его лица не сходило почтительное выражение, лорда Майкла одолевала скука, и он принялся лихорадочно соображать, как ему половчей улизнуть, не оскорбив при этом решившей пройтись по подругам матери, — ведь он обещал сопровождать ее весь день. Очутившись в компании щебечущих женщин, даже не пытающихся вовлечь его в разговор, Майкл не то чтобы почувствовал себя как в детстве — отнюдь, он был очаровательным ребенком и никогда не оставался без внимания взрослых, — нет, скорее он ощутил себя среди толпы иностранцев, живо разговаривающих друг с другом на непонятном языке. Для собеседниц он оставался невидимым призраком; мебелью, на которую никто не смотрит. Майкла не удостаивала взглядом даже очаровательная герцогиня, не ведавшая о том, что пленила молодого лорда. Такое впечатление, что в данную минуту ей представлялось более интересным дослушать историю о его ненормальных двоюродных братьях, которую рассказывала мать.

Впрочем, неважно. Быть может, вскоре ему доведется свидеться с герцогиней снова, в более благоприятных обстоятельствах — только для того, чтобы поддержать состоявшееся знакомство. Сейчас Майклу было довольно страсти, которую испытывала к нему его нынешняя любовница, и он пока не собирался ее покидать.

Наконец, разговор свернул на более интересную тему — имеет или нет лорд Горн отношение к бою, состоявшемуся у него в саду.

— Надеюсь, лорд Горн не узнает о том, что сейчас говорят о нем в городе, — с мудрым видом произнес Майкл. — Он может оскорбиться и нанять мечника, чтобы расправиться со сплетниками.

Герцогиня изящно выгнула тонкие брови:

— Вот как? Вы и вправду настолько хорошо знаете лорда, чтобы судить о его дальнейших поступках?

— Нет, мадам, — ответил Майкл, пытаясь скрыть за удивленным тоном недовольство, вызванное очередным выпадом Дианы, — однако уверен — он настоящий джентльмен и не станет терпеть сплетников, утверждающих, будто бы он умышленно выставил двух мечников против одного. И неважно, что стало тому причиной — ссора или желание доставить удовольствие гостям.

— Возможно, вы и правы, — уступила герцогиня. — Правдивы ли слухи или нет, Горн вряд ли станет с ними мириться. Последние несколько лет лорд очень печется о своей репутации, поэтому, думаю, если бы его поймали с поличным, он бы все равно стал отрицать вину. Должна признать, что, когда ему было чем заняться, он вел себя гораздо милее.

— Я полагала, что он сейчас занят не меньше других нобилей. Неужели я ошибалась? — спросила леди Холлидей, чувствуя, что упустила нечто важное.

Вместо ответа Лидия Годвин, нахмурившись, посмотрела на свои пальцы.

— Ну конечно же, Мэри, — с радушием произнесла Диана, — ты ведь тогда еще не приехала к нам в город. Чего только за сплетнями не вспомнишь! Когда-то лорд Горн был настоящим красавцем. Ему удалось привлечь к себе внимание лорда Гейлинга, который, упокой Господи его душу, как раз тогда набирал силу и влияние в Совете, но толком не знал, что с ними делать. Горн ему объяснил. Некоторое время они были очень сильными союзниками: у Горна — честолюбие, а у Гейлинга — талант. Мы с мужем еще опасались, что Совет изберет Гейлинга канцлером. Но Гейлинг скончался, и влияние Горна сошло на нет. Не сомневаюсь, он до сих пор себе локти кусает. Наверно, именно поэтому он устраивает столь пышные приемы и балы — желает напомнить о себе. Впрочем, со всей определенностью скажу: его звезда закатилась, и ему уже не хватает денег на былые сумасбродства. Лорду Холлидею нечего опасаться.

Мэри Холлидей очень мило улыбнулась. Ее щечки порозовели, став такого же цвета, как ленточки на шляпке. Леди Годвин подняла на герцогиню взгляд и резко спросила:

— Диана, почему так получается, что ты знаешь все самое гадкое о жизни каждого горожанина?

— Видимо, потому, что среди горожан так много мерзавцев, — блаженно улыбнувшись, ответила герцогиня. — Поэтому, дорогуша, ты была совершенно права, перебравшись в Амберлее.

«Если они снова заведут разговор о семье, я засну прямо на стуле», — в отчаянии подумал Майкл.

— Честно говоря, я думал о герцоге Карлейком… — произнес он, заметив, что герцогиня удостоила его вниманием.

Когда ее глаза, морозно-серебристые, словно зимние тучи, скользнули по его лицу, Майкл почувствовал, как по спине пробежал легкий холодок.

— Значит, — тихим мелодичным голосом промолвила она, — вы уверены, что Линча нанял герцог? — Майклу почудилось, что герцогиня хотела произнести совсем другие слова, предназначенные только для него. Он чуть приоткрыл рот и, взглянув на красавицу, наконец увидел собственное отражение в ее глазах. Молодой лорд собрался было ответить, но его опередила мать:

— Ну, конечно же, это герцог Карлейский! — воскликнула она. — Почему же еще он сегодня утром первым делом уехал из города, никому ничего не сказав? Ну разве что, быть может, отправил записку Горну с извинениями за то, что поединок состоялся в его саду…

— Не в его стиле… — заметила герцогиня.

— Тогда все ясно, — с торжествующим видом произнесла леди Годвин, — ему ничего не оставалось — только бегство. Герцог проиграл бой, а его противник, не исключено, продолжает пользоваться услугами Сент-Вира. Если бы герцог остался, ему, скорее всего, пришлось бы нанимать еще одного мечника, чтобы выставить против Сент-Вира, потом еще одного и еще, пока деньги не кончатся. Или мечники. А уж в этом случае ему бы пришлось сражаться против Сент-Вира самому и, наверняка, отправиться на тот свет, потому что, я уверена, герцог владеет мечом ничуть не лучше Майкла.

— Но я-то не сомневаюсь, — сказала герцогиня странным тоном, — что лорд Майкл как раз умеет обращаться с оружием.

Майкл вновь почувствовал, как по спине пробежал холодок. Со всей решительностью он опять попытался пустить беседу в нужное ему русло. Он повернулся к герцогине. С напором и уверенностью человека, с мнением которого привыкли считаться, молодой лорд заговорил:

— Между прочим, мадам, я не уверен, что Линча нанял герцог Карлейский. Я тут подумывал, что он с тем же успехом мог нанять и Сент-Вира.

— Ну, Майкл, — с нетерпением сказала мать, — зачем же тогда герцог бежал из города, если он выиграл поединок?

— Потому что он по-прежнему опасался человека, нанявшего Линча.

— Интересно, — произнесла герцогиня. Казалось, ее серебристые глаза сделались круглыми, как у кошки. — Подобного развития событий действительно нельзя исключать. Похоже, Лидия, твой сын разбирается в произошедшем куда лучше нас.

Диана отвела от, Майкла взгляд, и в ее голосе снова зазвучала насмешка. Однако на короткое мгновение она целиком и полностью принадлежала ему — все внимание герцогини оказалось сосредоточено на молодом лорде. Что же он сделал, где он допустил ошибку, в результате которой вновь потерял ее интерес?

Неожиданно дверь отворилась, и в покои без предупреждения с озабоченным видом вошел высокий широкоплечий человек. Он был только что с улицы: темные волосы в беспорядке, красивое лицо раскраснелось от ветра. В отличие от Майкла, одетого в облегающий синий камзол, вошедший был одет в темное платье свободного покроя и высокие до бедер сапоги, которые теперь оказались заляпанными грязью.

Увидев этого человека, Мэри Холлидей вся преобразилась. Ее лицо озарилось радостью. Она была замечательной хозяйкой и отличалась хорошим воспитанием, поэтому осталась среди гостей, однако ее сияющие глаза, не отрываясь, смотрели на мужа.

Бэзил, лорд Холлидей, Великий канцлер Совета лордов, поклонился друзьям жены. Его обветренное лицо расплылось в улыбке.

— Милорд, — Мэри обратилась к мужу, строго следуя правилам этикета, — мы не ожидали, что вы вернетесь так скоро.

Лорд улыбнулся еще шире — озорно и ласково:

— Я знаю, — он подошел и поцеловал руки жены, — прежде чем поехать с докладом к Феррису, я отправился домой, запамятовав, что у тебя друзья.

— Друзья рады вас видеть, — произнесла герцогиня Тремонтен, — хотя, я уверена, леди Холлидей и превосходит нас в силе своих чувств. Я нисколько не сомневаюсь, что одна мысль о вас, в одиночку скачущем в Хэлмслей, чтобы сразиться с бунтующими ткачами, лишала ее душевного равновесия, в чем она, разумеется, никогда не признается.

Холлидей рассмеялся:

— В одиночку? Ну что вы! Я взял с собой отряд городской гвардии, чтобы произвести на ткачей впечатление посильнее.

Мэри поймала взгляд его глаз и с серьезным видом спросила:

— Как все прошло?

— Довольно неплохо, — ответил он, — их жалобы оказались вполне резонными. Из-за ввоза иностранной шерсти цены падают, а новые налоги легли тяжким бременем на небольшие мануфактуры. Об этом мне придется переговорить с лордом Феррисом. Я тебе все расскажу, но только попозже, а не то дракон-канцлер придет в ярость, если узнает, что его паритет в получении новостей находится под угрозой.

— Я все равно считаю, что ехать должен был Феррис, — нахмурилась леди Холлидей. — Казна находится в его ведении.

Супруг бросил на жену быстрый предостерегающий взгляд и с беспечным видом ответил:

— Вовсе нет! Да кто такой обычный дракон-канцлер по сравнению с главой всего Совета лордов? Я приехал к ткачам лично и тем самым им польстил. Они увидели, сколько внимания мы им уделяем. Теперь, когда я пошлю к ним Криса Невилльсона для составления полного отчета, с ним обойдутся милостиво. Я думаю, вскоре нам удастся уладить спор.

— Да уж, я думаю! — кивнула леди Годвин. — Подумать только, ткачи решили замахнуться на порядки, установленные Советом!

Майкл рассмеялся, представив, как его приятель, оседлав одного из лучших своих скакунов, отправляется в Хэлмслей:

— Бедный Крис! За какие грехи, милорд, вы дали ему столь неприятное задание?

— Он сам вызвался его исполнить. Насколько я могу судить, он желает сослужить службу.

— Он без ума от тебя, Бэзил, — сияя, произнесла леди Холлидей. Майкл Годвин с деланным изумлением изогнул брови, и Мэри тут же залилась краской. — Точнее… то есть я хотела сказать, он восхищается лордом Холлидеем… тем, что делает лорд…

— В этом нет ничего удивительного, — успокаивающе молвила герцогиня. — Я и сама без ума от нашего канцлера. И если бы я когда-нибудь решила заниматься политикой, то непременно была бы на его стороне. — Мэри, пытаясь скрыть смущение, пригубила шоколад и одарила подругу благодарной улыбкой. — Признаюсь честно, я часто печалюсь о том, что столь редко вижу вас вот так — без толпы поклонников. Я говорю не только об уважаемом канцлере, но и обо всех присутствующих здесь. Давайте через несколько недель встретимся и вместе поужинаем. Вы слышали о фейерверках Стили?

— В честь своего дня рождения он собирается устроить салют над рекой. Ну и зрелище это будет! Разумеется, я сказала ему, что время года не очень подходящее, но он же не может перенести свой день рождения в зависимости от погоды, а кроме того, он всю жизнь был без ума от фейерверков. Простонародье будет веселиться, и нам тоже найдется чем заняться. Давайте снимем с якоря летние барки и отправимся в прогулку по реке. Вы все прекрасно поместитесь на моем корабле, моя кухарка приготовит славное угощение, ну а мы оденемся потеплее, так что будет не так уж и плохо, — очаровательно улыбаясь, она повернулась к Бэзилу Холлидею. — Милорд, я даже готова пригласить Ферриса, если вы обещаете не говорить весь вечер о политике… а также, думаю, Криса Невилльсона с его сестрой. Пожалуй, позову еще пару-тройку молодых людей, чтобы лорду Майклу было с кем поговорить.

Майкл снова вспыхнул от смущения. Покуда не отзвучали слова признательности, его лицо продолжало гореть румянцем. Герцогиня подошла к его матери, скользнув по щеке молодого лорда кружевным рукавом:

— Ах, Лидия, какая жалость, что тебе так скоро надо будет уехать из города. Надеюсь, лорд Майкл сочтет возможным подменить тебя на нашей прогулке.

Майкл сумел вовремя остановиться и удержать слова, готовые сорваться с губ. Вместо ответа он поднялся, предложив герцогине сесть рядом с матерью. Диана грациозно опустилась на стул и, улыбнувшись, подняла на него взгляд:

— Ну так каков же будет ваш ответ, милорд? Вы принимаете приглашение или нет?

Майкл расправил плечи, чувствуя, как натянулась ткань плотно подогнанного камзола. Герцогиня вытянула вперед ручку — легкую, как перышко, мягкую, белую, источавшую тонкий аромат духов. Со всей осторожностью Майкл чуть прикоснулся к ее ладошке губами:

— Я к вашим услугам, мадам, — тихо сказал он, не отрывая взора от ее глаз.

— Какие изысканные манеры! — Герцогиня и не подумала отвести взгляд. — Что за чудесный молодой человек! Что ж, в таком случае, я буду вас ждать.

Глава 3

Мечник, известный под именем Ричарда Сент-Вира, в тот день проснулся после полудня. В доме было тихо, а в комнате стоял холод. Ричард встал и быстро оделся, решив не разводить в спальне огонь.

Он прокрался в соседнюю комнату, аккуратно ступая, — мечник знал, которые из половиц, скорее всего, заскрипят. Он увидел макушку Алеко, торчащую над спинкой шезлонга из дерюги, который студент обожал за подлокотники, вырезанные в виде голов грифонов. Алек развел в камине огонь и придвинул к нему кресло. Сначала Ричард подумал, что Алек уснул, но потом увидел, как тот шевельнул плечом. Раздался шелест переворачиваемой страницы.

Ричард некоторое время постоял, прислонившись к стене, после чего взял в руки тупой тренировочный меч и, несколько раз им взмахнув, бросился в атаку на изрубленную стену, покрытую штукатуркой, ритмично и четко нанося удары сверху и снизу воображаемой линии. Из-за стены последовал ответ: три мощных удара тяжелого кулака, от которых вздрогнули несколько оставшихся на стене чешуек краски.

— А ну хватит там шуметь! — потребовал голос из-за стены.

С отвращением на лице Ричард отложил меч:

— Черт, — молвил он, — они уже дома.

— Почему ты их не убьешь? — донеслось из шезлонга.

— А зачем? Этих убью, Мария других подселит. Ей нужны деньги за постой. У этих, по крайней мере, нет детей.

— Это точно. — Из шезлонга показалась сначала одна длинная нога, потом другая. Ноги опустились на пол. — Уже полдень. Снег кончился. Пошли гулять.

— Ты просто хочешь пройтись или куда-то собрался? — Ричард пристально взглянул на студента.

— Второе. На Старый рынок, — ответил Алек. — Прогулка может оказаться увлекательной. Если, конечно, после предыдущих вылазок у тебя охоту не отбило.

Ричард выбрал меч потяжелее и закрепил его у себя на поясе. У Алека были довольно своеобразные представления об увлекательных прогулках. Кровь быстрее заструилась по жилам — приятное ощущение. Люди уже усвоили, что к мечнику лучше не лезть. Теперь то же самое правило им предстояло усвоить и насчет Алека. Сент-Вир вышел вслед за студентом на морозный воздух. В лицо тут же впились сотни ледяных иголок.

На улицах Приречья в это время суток было практически безлюдно, выпавший снег приглушал все звуки, которых и так оставалось не слишком много. Самые старые дома стояли настолько близко друг к другу, что их карнизы, покрытые искусной резьбой, почти смыкались над улицей, отбрасывая тени на украшавшие стены гербы, с которых слезали последние остатки краски. Ни один из современных экипажей не мог проехать между домов Приречья, местные жители ходили пешком, скрываясь в извилистых переулках, а Дозор никогда не осмеливался сюда заходить. Нобили разъезжали в рессорных экипажах по широким, залитым солнцем проспектам верхнего города, бросив жилища своих предков на поживу любому, кто был готов на них польститься. Большинство прежних владельцев удивились бы, узнав, у скольких домов появились новые хозяева, а некоторые наверняка бы выразили желание получить арендную плату.

Шмыгнув носом. Алек втянул морозный воздух:

— Хлеб. Кто-то печет хлеб.

— Ты что, голоден?

— Я всегда голоден. — Молодой человек плотнее закутался в университетскую мантию. Алек был высок и немного худоват. В его движениях не наблюдалось и тени грации поджарого мечника. Из-за кучи одежды, которую Алек натянул под мантию, он напоминал плохо свернутый тюк. — Мне холодно и голодно. Именно за этим я и пришел в Приречье. Мне надоела пышность и роскошь университетской жизни. Блистательные пиры, столы, ломящиеся от блюд, ревущее пламя в каминах уютных аудиторий… — Порыв ветра сорвал пригоршню снега с крыши, швырнув ее путникам в глаза. Алек довольно замысловато выругался. Студенты были известными сквернословами. — Что за дурацкое место? Как здесь вообще можно жить? Ничего удивительного, что все, у кого имелась хотя бы капля мозгов, уже давным-давно убрались отсюда. Улицы идут аккурат от реки к реке — вот ветры и дуют. Построили морозилку… Надеюсь, тебе скоро заплатят за эту дурацкую дуэль, а то нас почти кончились дрова. Мои пальцы совсем посинели…

— Заплатят, — успокаивающе произнес Ричард, — деньги заберу завтра, а дров куплю на обратной дороге.

Алек жаловался на холод с того самого дня, когда ударил первый мороз. Он топил комнаты жарче, чем это делал Ричард до появления студента, и все равно весь день дрожал и кутался в одеяла. Мечник понятия не имел, откуда его друг был родом, но теперь он точно знал, что Алек вырос не в северных горах и не в бедной семье. Все улики, которые могли поведать о прошлом Алека, пока оставались косвенными, и все они: неспособность переносить холод, своеобразный выговор, неумение драться — свидетельствовали о том, что студент принадлежал к знатному роду. Но вместе с этим у него не было ни денег, ни связей со знаменитостями и нобилями, а университетская мантия, свисавшая с его плеч, выглядела так, словно Алек прямо в ней и родился. Университет предназначался для бедных школяров или же для умных людей, ищущих себе лучшей доли в надежде стать секретарями или учителями в домах у нобилей.

— Признаться, я думал, что ты давеча вечером выиграл у Роджа в кости кучу денег.

— Так оно и есть, — Алек высвободил из-под плаща руку и жестом показал, как он сгребал со стола кучу монет. — Просто на следующий вечер он у меня их отыграл. Теперь получается, я ему должен. Поэтому мы и не пошли в трактир.

— Ладно, не переживай.

— Он мухлюет, — посетовал Алек. — Все они мухлюют. Не представляю, как можно жулить в обычные кости, но как только я это узнаю, Роджу и его вонючим дружкам придется распрощаться с денежками.

— Не надо, — бросил Ричард. — Мухлеж — для таких, как они, но не для тебя. Тебе не к чему жулить, потому что ты джентльмен.

Стоило мечнику произнести эти слова, как он тут же о них пожалел. Ричард почувствовал, как напрягся Алек, он буквально ощутил холод, которым повеяло от друга. Однако Алек в ответ лишь промолвил:

— Как ты сказал, Ричард? Джентльмен? Что за вздор! Я всего-навсего нищий студент, который настолько глуп, что проводит время за книгами вместо того, чтобы пить, гулять и учиться, как половчее играть в кости.

— Что ж, — спокойно произнес Сент-Вир, — я не сомневаюсь, что вскоре ты наверстаешь упущенное.

— Именно, — мрачно улыбнулся Алек.

Старый рынок на самом деле не был старым. По большому счету, он даже не был рынком. На площади стояли некогда прекрасные дома, первые этажи которых лишились одной из стен и теперь со стороны напоминали театральную сцену. Здесь горели огни и кучковались обитатели Приречья, которые грели ладони, сунув их себе под мышки или же протянув к потрескивающему пламени. Люди, жившие в этом месте, занимались тем, что с натяжкой можно было назвать торговлей: играли в кости, флиртовали, пили и, переминаясь с ноги на ногу от холода, пытались продать друг другу краденое.

Алек неожиданно замер возле одного из зданий:

— Сюда, — сказал он. — Давай зайдем сюда. Дом, перед которым они остановились, ничем не отличался от других. Ричард проследовал за студентом к огню. Алек двигался медленно, с напускной грацией, и мечник, благодаря наметанному глазу, понял, что его приятель напряжен до предела. Это заметили и другие люди, однако, какие выводы они при этом сделали, было не очень понятно. В Приречье привыкли к чудакам со странными манерами. Женщина, оказавшаяся к Алеку ближе всего, с обеспокоенным видом отодвинулась в сторону, уступив ему свое место у огня. Сидевший напротив мужчина в лохмотьях отбросил назад песочного цвета волосы и оторвал взгляд от игральных костей.

— Поглядите, кто пришел, — тихим хныкающим голосом произнес он, — наш школяр. — В руке мужчины сверкнуло длинное лезвие. — Кажется, прошлым вечером я тебе сказал, что больше не желаю видеть твою рожу.

— Тупую рожу, — поправил Алек. В его голосе прозвучала легкая снисходительность. — Ты сказал, что больше не желаешь видеть здесь мою тупую рожу.

Кто-то нервно хихикнул. Люди попятились от игрока в кости, который сжимал в руке обнаженный меч. Не поворачивая головы, мужчина вытянул назад руку и схватил невысокую красивую женщину за запястье, рывком привлек ее себе, выдернув из толпы, словно рыбу из озера. Мужчина принялся ласкать грудь пленницы; он обвел присутствующих горящим взглядом, в котором явно читался совет не вмешиваться.

— Великолепно, — с высокомерием и сарказмом произнес Алек, — я как-то знавал человека, который мог, не глядя, назвать любую карту, которую вытаскивали из колоды.

— Великолепно, — мужчина передразнил выговор Алека. — Так вот чему вас учат в Университете? Карточным фокусам?

Алек плотно сжал губы:

— Никто меня в Университете ничему не учит. Поэтому мне приходится многое мотать на ус самому. Например, как узнавать людей, у которых вместо мозгов утиное дерьмо. В этом я славно поднаторел. Ты со мной согласен?

Девушка взвизгнула, когда мужчина больно сдавил ей грудь.

— Вали отсюда, — прорычал тот. — Считаю до трех. Чтобы духу твоего здесь не было. — В уголке его рта сверкнула слюна.

«Убежит, когда досчитает до двух…», «Нет, до трех», «Не струсит, останется», — шептались в толпе.

Алек стоял, не двигаясь с места, и, вздернув нос, свысока поглядывал на противника.

— Раз, — произнес мужчина, — два…

— Беги, шут гороховый! — раздался чей-то крик. — Брент тебя убьет!

— Как же мне бежать? — вежливо спросил Алек, удивленно изогнув брови. — Я обязан остаться и помочь этому господину. Похоже, он застрял. Не знает, что идет после двух. Три, — любезно подсказал он. — После двух идет три.

Брент отшвырнул девушку в сторону:

— Обнажи меч, — прорычал он, — если он у тебя вообще есть.

— А если его у меня нет? — поинтересовался студент.

— Что ж, — Брент, ступая мягко, как и подобает мечнику, стал огибать огонь. — Тогда тебе не повезло.

Он успел преодолеть половину расстояния, отделявшего его от студента, когда один из людей, стоявших неподалеку, четко и ясно, так, чтобы слышали все, произнес:

— Это мой бой.

Брент окинул говорившего взглядом с ног до головы. Еще один мечник. Убить его будет сложнее, но, впрочем, победа в таком бою принесет ему куда больше славы и почета.

— Ладно, — вкрадчивым голосом промурлыкал Брент. — Сначала я разберусь с тобой, а потом займусь школяром.

Ричард сорвал с себя плащ, намотав его на руку.

Стоявшая рядом женщина глянула ему в лицо и ахнула:

— Сент-Вир!

Стоило прозвучать имени знаменитого мечника, количество желающих посмотреть на поединок сразу увеличилось, а ставки поменялись. Взбудораженные зеваки жались по стенам, чтобы освободить дуэлянтам побольше места, а несколько человек выскользнули наружу, чтобы позвать друзей поглазеть на захватывающее зрелище. У здания толпились новоприбывшие.

Ричард не обращал на них внимания. Мечник знал главное — Алек рядом, и он в безопасности. Глаза студента сияли, а вид его теперь был самым беспечным.

— Считай, что мы уже сосчитали до трех, — весело бросил он Сент-Виру. — Теперь можешь его убить.

Ричард начал бой как обычно, проведя серию простых выпадов, чуть ли не рассеянно парируя ответные контратаки противника. Подобная тактика позволяла оценить врага и одновременно вывести его из себя.

Брент оказался достаточно быстр, у него было хорошо развито столь необходимое мечникам шестое чувство, позволявшее угадывать последующее действие соперника. Однако гораздо хуже несчастный болван отбивал удары слева. Немного практики и несколько хороших тренировок помогли бы ему избавиться от этого недочета. Ричард притворился, что не заметил слабую сторону противника, и продолжил наносить удары справа. Брент понимал, что его прощупывают, и пытался перехватить инициативу в свои руки, однако Ричард не давал ему такой возможности. Брент, осознавая, что ему не удается задуманное, стал нервничать, его контратаки сделались быстрее, будто он рассчитывал удивить Сент-Вира скоростью и заставить его перейти к обороне. Мечи сталкивались все чаще. Именно это публика любила больше всего — побольше финтов, выпадов да безжалостных схваток и поменьше перерывов между каждой новой стычкой. Девушка, на которую позарился Брент, следила за сражающимися мужчинами, сцепив пальцы и затаив дыхание, и чуть слышно ругалась себе под нос. Другие себя не сдерживали. Зеваки громко подбадривали дуэлянтов, перекрикивая друг друга, обменивались мнениями о бое и делали новые ставки.

Целиком и полностью сосредоточившись на схватке, Ричард отстранился от происходящего — он слышал голоса, но не различал слов. За время поединка он уже успел изучить приемы и повадки Брента. Теперь перед ним был не человек, а просто определенный набор препятствий, которые предстояло преодолеть. И Ричард дрался уже без всякого наигрыша. Именно за это его часто упрекали знатоки, любившие посещать дуэли на мечах, — после того как Сент-Вир приходил к выводу, что хорошо изучил противника, он никогда не забавлялся с ним, как кошка с мышкой, демонстрируя виртуозную технику боя, а старался прикончить побыстрее.

Брент уже два раза успел раскрыться, и Ричард мог нанести ему удар в левую руку, однако мечник предпочел этого не делать. В данный момент он не собирался наносить противнику поверхностные раны. Другие бойцы на его месте наверняка бы воспользовались возможностью нанести удар и ослабить противника, однако Сент-Вир заботился о своей репутации — он славился тем, что умел убивать противника с одного выпада.

Брент знал, что на кон поставлена его жизнь. Сейчас замолчали даже зеваки; они вслушивались в тяжелое дыхание дуэлянтов, шарканье сапог и лязг мечей. Посреди мрачного молчания раздался голос Алека:

— Быстро же он испугался. Я ведь тебе говорил, что смогу их узнать, — растягивая слова, произнес он.

Брент замер. Ричард со всей силы ударил по его клинку, чтобы напомнить противнику о том, где он находится. Брент с яростью парировал. Контратакуя, он чуть не достал до бедра Сент-Вира, поэтому Ричарду пришлось сделать несколько шагов назад. Каблук уперся во что-то твердое. Мечник обнаружил, что его оттеснили к одному из камней, окружавших очаг. Он и не думал, что уступит сопернику так много пространства — слова Алека отвлекли его от боя. Ричард был настолько разгорячен, что не чувствовал жара, исходившего от пламени, однако он знал — огонь находится прямо за его спиной, а сапоги мечник хотел сберечь. Отставив руку, он обменялся с Брентом серией ударов. На этот раз Ричард вложил в них такую силу, что чуть не выбил у соперника оружие. Брент замер, собираясь снова броситься в атаку. Он не сводил с Сент-Вира взгляда, готовясь отразить нападение мечника в том случае, если он начнет первым. Направив острие меча вниз, Ричард сделал ложный выпад, целясь в левый бок противника, и, как только Брент дернул оружие вниз, пытаясь парировать, Сент-Вир рванул руку вверх и пронзил горло соперника.

Ричард извлек меч из раны, и сталь сверкнула синим. Брент замер и упал навзничь. Из распоротого горла с сипением вырывался воздух и струилась кровь. Белое как снег лицо Алека ничего не выражало. Он с мрачным видом уставился на умирающего человека, словно желая запомнить эту картину на всю жизнь.

Не обращая внимания на восторженные крики, ознаменовавшие собой окончание поединка, Ричард отошел в сторону, чтобы привести оружие в порядок. Он несколько раз проворно взмахнул клинком, стряхивая кровь в снег.

К Алеку подошел один из мужчин и дружелюбно сказал:

— Славный был бой. Ты его устроил?

— Да.

— Хочешь сказать, что тот парень, — мужчина кивнул на Ричарда, стоявшего на улице, — на самом деле и есть Сент-Вир?

— Да.

Казалось, Алек все еще находился под впечатлением от поединка. Благодаря смерти врага лихорадочное состояние, в котором пребывал студент, ушло, и теперь он успокоился. Однако, когда к нему приблизился Сент-Вир, Алек обратился к мечнику в своей обычной насмешливой манере:

— Прими мои поздравления. Заплачу, когда разбогатею.

Эти слова требовали обязательного ответа, и Ричард произнес:

— Мне не нужно от тебя денег. — Он сказал это достаточно громко, чтобы слышали другие. — Теперь тебя должны оставить в покое.

Он двинулся к Алеку, стоявшему у очага, однако дорогу мечнику заступила невысокая девушка, которую прижимал к себе перед боем Брент. Глаза ее покраснели, а по бледному лицу пошли пятна. Она уставилась на мечника и попыталась что-то сказать, но у нее ничего не получилось — так сильно она заикалась:

— Да что тебе от меня надо? — спросил он.

— Т-т-т-ы мне д-д-должен! — наконец, взорвалась она. — М-м-м-ой м-м-мужчина м-м-мертв, а г-г-где я н-н-айду другого?

— Думаю, там же, где и предыдущего.

— А к-к-как же деньги?

Ричард оглядел ее с ног до головы, от накрашенных глаз до ярких чулок, и пожал плечами. Она повернулась к нему плечом и подмигнула.

— Я очень милая и нетребовательная, — пропищала девица. — Я могу на тебя работать.

— Да мы о тебя спотыкаться будем, — с презрительной усмешкой ответил ей Алек, — в темноте тебя и вовсе не разглядеть.

— Иди прочь, — произнес Ричард, — я не сводник.

— Мне плевать, что ты лучший мечник во всем Приречье, — топнула она крошечной ножкой, — Я на тебя Дозору пожалуюсь!

— Ты и близко к Дозору не подойдешь. — Ричарда эта сцена стала утомлять. — Дозорные отправят тебя на каторгу прежде, чем ты успеешь раскрыть рот. — Он повернулся к другу: — Господи, как пить-то хочется. Пошли.

Они едва успели дойти до двери, как их остановила еще одна женщина, обладавшая удивительной красотой: огненно-рыжая шевелюра, изящно наложенный макияж; на плечи наброшен бархатный плащ бордового цвета, который искусно прикрывал поношенную одежду. Женщина коснулась пальцами руки Ричарда, приблизившись к мечнику ближе, чем он это обычно позволял незнакомым людям.

— Великолепный бой, — доверительно, голосом с чарующей хрипотцой, сообщила она. — Я очень рада, что успела застать хотя бы окончание этой схватки.

— Спасибо, — вежливо ответил он. — Приятно слышать столь лестный отзыв.

— Вот и отлично, — произнесла незнакомка. — Ты честно сражался и противника не слишком долго держал на крючке.

— Я научился паре приемов, благодаря которым мне сразу удается узнать, на что способен соперник.

Незнакомка одарила мечника теплой улыбкой:

— Ты не дурак. Год от года ты становишься все искусней. Никто не в силах помешать тебе получить то, что ты хочешь. Я могла бы…

— Извини, — вмешался Алек, вынырнув из бескрайних глубин апатии, — а это кто?

Женщина повернулась к студенту, взмахнув длинными ресницами:

— Меня зовут Джинни Венделл, — ответила она. — А тебя?

— А меня Алек. — Он уставился на кисточки каймы, которой был оторочен ее плащ. — Ну и под каким сводником ты ходишь?

Женщина поджала ярко накрашенные губы, однако момент для суровой отповеди она упустила. Прекрасно это понимая, незнакомка снова повернулась к Ричарду и полной заботы голосом произнесла:

— Бедняжка, ты, должно быть, умираешь с голоду.

Мечник вежливо покачал головой.

— Джинни, Хьюго еще работает? — спросил он.

Женщина привычно сморщила недовольную рожицу и посмотрела Сент-Виру в глаза.

— Хьюго вечно работает. Он так редко бывает дома, что сама не понимаю, как еще от него не ушла. На Всхолмье им восхищаются и порой, мне кажется, слишком сильно.

— А Ричардом никто не восхищается, — растягивая слова, произнес Алек. — Все только и делают, что стараются его убить.

— Хьюго — мечник, — пояснил другу Ричард. — Один из самых лучших. Джинни, когда его увидишь в следующий раз, передай, что он был совершенно прав насчет излюбленного удара Линча. Прошлой ночью эти сведения мне очень помогли.

— Жаль, что я не видела боя.

— Мне тоже жаль. Большинство из присутствующих вообще ничего не понимали в происходящем. Алек, ты ведь, кажется, хотел есть? Ну так пошли. — Энергично работая плечами, Ричард пробрался сквозь толпу и вышел на улицу, туда, где на снегу все еще алели капли крови, упавшие с его меча. Сэм Боннер, спешивший мимо по своим делам, застыл на месте, увидев женщину в бархатном плаще, которую оставили стоять в одиночестве возле дома.

— Джинни, девочка! Как поживает самая красивая попка Приречья?

— Мерзнет! — резко бросила Джинни Венделл. — Мерзнет, тупой пьянчуга!

Глава 4

Лорд Майкл Годвин и представить себе не мог, что когда-нибудь ему, словно герою дешевой комедии, придется спасаться бегством по водосточной трубе, в которую он сейчас вцепился мерзнущими пальцами. По сути дела, мерзли не только пальцы, но и вообще все тело: умница Оливия соображала быстро, времени у них почти не оставалось, поэтому все улики, свидетельствовавшие о визите молодого лорда, а точнее, предметы его туалета, оказались выброшенными в окно, а ему самому было велено отправляться следом. Сейчас Майкла укрывала от холода лишь длинная белая рубаха и, что самое нелепое — бархатная шляпа с пером, украшенная драгоценными камнями, которую он чудом успел сорвать со стойки кровати, когда в дверь спальни постучали в первый раз.

Майкл старался не смотреть вниз. Над его головой в морозной вышине на ясном небе мерцали звезды. Казалось, они озорно подмигивали молодому лорду, смеясь над положением, в котором он оказался. Майкл покрепче вцепился в водосточную трубу особняка, принадлежавшего семейству Россильонов. Если Годвину не изменяла память, прежде труба была увита плющом, однако в соответствии с последними веяниями моды, провозгласившей наступление эры суровой простоты и строгости линий, прошлой осенью от плюща избавились. Чуть выше головы Майкла лучилось теплым золотистым светом окно Оливии. Молодой лорд выдохнул одинокое облачко пара и со всей осторожностью принялся спускаться.

Оказавшись внизу, Майкл, бормоча под нос ругательства, стал собирать раскиданную по промерзшей земле одежду, усилием воли подавляя в себе страстное желание попрыгать с ноги на ногу, чтобы согреться. Ему удалось улизнуть, и он понимал, что должен радоваться такой удаче. Не успев толком натянуть чулки, он сунул ноги в сапоги, комкая мягкую оленью кожу. Руки ходили ходуном, поэтому справиться с многочисленными застежками и подвязками, являвшимися отличительной особенностью вечерних платьев нобилей, оказалось особенно тяжело. «Надо обязательно брать с собой слугу, — раздраженно подумал Майкл, — пусть ждет под окном, держа наготове флягу горячего вина и перчатки!»

В окне Оливии по-прежнему горел свет. Значит. Бертрам пока там, и он, наверняка, пробудет в спальне еще несколько часов. «Господи, благослови Оливию!» — лорду Майклу, наконец, удалось выдавить эту просьбу Всевышнему сквозь стучавшие от холода зубы. Бертрам непременно попытался бы его убить, застигни он Майкла в спальне. Бертрам славился своей ревностью, а Майкл весь сегодняшний вечер водил его за нос. На мгновение у Годвина екнуло сердце, когда он обнаружил, что отсутствует одна из его перчаток с вышитой монограммой. Он тут же представил, какую Бертрам устроит сцену на следующее утро, если увидит запутавшуюся в ветвях ясеня под окном пропажу. «Скажи-ка, ангел мой, что это такое?» — «О Боже, дорогой, должно быть, я ее выбросила, чтобы узнать направление ветра…» Наконец, Майкл отыскал недостающую перчатку, которая неведомо как завалилась к нему в широкий рукав.

Одевшись и приведя себя в должный вид, Майкл намеревался убраться подальше от дома. Несмотря на шерсть и парчу, из которых был сшит его наряд, молодой лорд по-прежнему дрожал. Когда раньше этим вечером Годвин поднимался по лестнице наверх, он сильно взмок, а теперь оказался снаружи, там, где царила морозная зимняя ночь, обратившая в лед пот, покрывавший его кожу. Молодой лорд выругался, пожелав Бертраму очутиться в аду и вечно катиться вниз по бесконечному леднику. Неожиданно Майкл оказался в темноте — в комнате Оливии опустили занавески. Теперь из-за них на припорошенный снегом газон не проникало ни единого лучика света. Не исключено, что Бертрам уже ушел, хотя с тем же успехом он все еще мог находиться в спальне. Майкл грустно улыбнулся, поражаясь собственной глупости, однако он уже принял решение: так или иначе, ему надо вскарабкаться обратно по трубе и узнать, что происходит в комнате Оливии.

Карабкаться вверх в перчатках оказалось гораздо удобнее, кроме того, теперь на ногах имелись мягкие сапоги с подошвами, славно цеплявшимися за поверхность трубы. Добравшись до крошечного балкончика возле окна, Майкл почувствовал, что даже успел согреться. Молодой лорд замер, скалясь от напряжения и стараясь дышать потише. Изнутри доносилось гудение голосов, означавшее, что Бертрам все еще находился в спальне. Майкл подобрался поближе к окну и сдвинул бархатную шляпу набекрень. Теперь он мог разобрать один из голосов — низкий, страстный, принадлежавший Бертраму.

— …и тогда я задался вопросом: а почему мы вообще видим сны? Не властны ли мы над ними? Быть может, если кто-нибудь стал бы повторять нам одно и то же, когда мы погружаемся в сон…

Женский голос что-то произнес в ответ, но Майкл не сумел разобрать слов Оливии. Должно быть, она сидела спиной к окну.

— Будет тебе городить нелепицу. Еда тут совершенно ни причем, — возразил ей Бертрам. — Это все лекари о еде твердят — страх на нас наводят. Ладно, довольно об этом. Насколько я знаю, ты быстро закончила ужин. Тебе понравилось, как прошел вечер?

Оливия ответила, закончив фразу каким-то вопросом.

— Нет, — в ярости ответил Бертрам, — его там не было. Честно говоря, я возмущен до предела. Я потерял несколько часов, проторчав в промерзшей комнате, в которой вдобавок ко всему воняло, как в сарае, и все ради него. Он обещал прийти.

Оливия что-то заговорила успокаивающим голосом. Майкл ничего не мог с собой поделать, и его потрескавшиеся губы расплылись в улыбке. Бедный Бертрам! Молодой лорд вытер рукавом нос. Годвин знал, что ему грозит простуда, — и поделом. Впрочем, болезнь способна сыграть ему на руку — на нее вполне можно будет при случае сослаться — он приболел, поэтому вечером решил остаться дома и никуда не ходить. Словно прочитав его мысли, Бертрам за окном, в спальне, пророчески изрек:

— Конечно же, черт побери, у него, как обычно, найдется отговорка. Иногда меня посещает мысль, а не проводит ли он время с кем-нибудь наедине?

Судя по тону, Оливия снова принялась успокаивать супруга. Ну ты же знаешь, какая о нем идет слава в обществе, — опять заговорил Бертрам. — Ума не приложу, чего я вообще беспокоюсь, но иногда…

— Ты беспокоишься, потому что он очень красив и потому что он ценит тебя как никто другой, — неожиданно четко и ясно прозвучал ответ Оливии.

— Он умен, — угрюмо произнес Бертрам, — не думаю, что это одно и то же. А ты, милая, — теперь они оба стояли у окна — два темных вытянутых силуэта за занавесками, — ты для меня прекраснее и умнее всех.

— Дороже, — поправила Оливия и добавила, чуть слышно, так, что Майкл еле-еле сумел разобрать слова: — И не такая уж я красивая и умная.

Несмотря на то что теперь Бертрам почти кричал, его было слышно хуже — видимо, он отвернулся от окна:

— Перестань себя в этом винить! Оливия, мы ведь уже об этом говорили несколько раз и согласились больше к подобным темам не возвращаться. Я не желаю слышать этих разговоров!

Должно быть, речь шла о каком-то старом споре.

— Ты это лучше не мне скажи, а своему отцу! — В красивом хорошо поставленном голосе Оливии послышались визгливые нотки. Она заговорила быстрее, и теперь притаившемуся за окном Майклу не составляло никакого труда разобрать слова. — Он уже шесть лет ждет наследника! Если бы не приданое, он бы уже давно заставил тебя развестись со мной.

— Оливия…

— У Люси пятеро детей! Пятеро! Давенант может держать у себя в спальне хоть десять юношей — кому какое дело, если он при этом исполняет супружеский долг, а вот ты…

— Оливия, перестань!

— И откуда у тебя возьмется наследник? Кто тебе его родит? Майкл Годвин? Сейчас мы оба прекрасно знаем, что твоему наследнику неоткуда взяться!

«О Господи, — подумал Майкл, прижав руку ко рту, — а я тут сижу на балконе». Он с тоской посмотрел вниз. Уверенности в том, что ему снова удастся спуститься по водосточной трубе, у молодого лорда не было. Он закоченел, пока сидел, согнувшись в три погибели, у окна, а мышцы одеревенели. Однако пора отсюда убираться. Майкл больше не намерен слушать такие беседы.

В третий раз за ночь он обхватил ногами водосточную трубу дома Россильона и принялся медленно спускаться вниз. Сейчас труба казалась более скользкой, чем раньше. Майкл почувствовал, как крепость хватки начинает слабеть, и тут же представил, как падает на газон с высоты десяти футов. На верхней губе выступили капельки пота. В поисках лучшей опоры он дернулся, сорвался и, случайно заехав ногой в сапоге по оконному ставню, рухнул в кусты. Треск ломающихся веток разорвал тишину зимней ночи. «Может, крикнуть: «Это кролик!»? — мелькнула в голове безумная мысль. Ноги, на которые пришелся основной удар, отчаянно болели. Пошатываясь, молодой лорд встал. В доме отчаянным лаем зашлась собака. «Интересно, — подумал Майкл, — успею ли я добраться до главных ворот? Тогда можно будет притвориться, что я проходил мимо и услышал шум… — Впрочем, Годвин тут же вспомнил, что в это время главные ворота уже закрыты, и со всех ног кинулся к огораживавшей сад стене, которая, по словам Бертрама, давно уже нуждалась в ремонте.

В морозном воздухе громко раздавался лай собаки. Прошмыгнув мимо голых грушевых деревьев, Майкл увидел в стене провал, окаймленный искрошившейся известкой. Край провала находился невысоко — всего-то на уровне глаз. Он вцепился в него руками, подтянулся и перевалился через стену, чувствуя, как известка осыпается под тяжестью его тела. С другой стороны стена оказалась гораздо выше. Вниз он летел долго, достаточно для того, чтобы в голове успела сформироваться мысль: «Упаду я когда-нибудь, наконец, или нет?» Стоило ей промелькнуть, как молодой лорд ударился о землю и покатился вниз по насыпи, вылетев на улицу, где на него едва не наехал экипаж.

Карета резко остановилась. Возмущенно заржали лошади. Раздался мужской голос, обладатель которого, в ярости рассыпая ругательства, требовал объяснить, что же происходит. Майкл встал и принялся рыться в карманах в поисках монеты. Сейчас он кинет ее вознице, и каждый спокойно отправится своей дорогой. Однако судьба распорядилась иначе. Пассажир, сидевший в экипаже, не стал дожидаться ответа на вопрос, а, воспользовавшись заминкой, решил выйти и все узнать сам.

Майкл склонился в низком поклоне, скорее не потому, что хотел показаться вежливым, а оттого, что желал скрыть свое лицо. Перед ним стоял старый друг матери лорд Горн, которого Майкл впервые увидел десять лет назад, когда тот приехал к ним в деревенскую усадьбу отпраздновать Новый год.

— Кто такой? — резко бросил Горн, не обращая внимания на путаные объяснения возницы.

Стараясь перекрыть лай собаки и голоса людей, которые доносились из-за стены и становились все громче, молодой лорд как можно четче произнес:

— Меня зовут Майкл Годвин. Я направлялся домой по этой улице, споткнулся и упал. — Он слегка покачнулся, — Не позволите ли вы…

— Полезайте внутрь, — приказал Горн. Майкл, пытаясь побыстрее переставлять дрожащие ноги, подчинился, — Я отвезу вас к себе. — Горн захлопнул дверь. — Я живу ближе. Джон, трогай!

Внутри экипажа лорда Горна оказалось темно и тесно. Некоторое время изо рта попутчиков все еще валил пар. Майкл отрешенно глядел на сероватые облачка, которые вырывались у него изо рта и напоминали нарисованные маленьким ребенком клубы дыма, поднимающиеся из трубы. По мере того как становилось теплее, Годвина, как это ни странно, все сильнее охватывала дрожь.

— Не самая подходящая ночь для прогулок, — заметил Горн и протянул Майклу маленькую фляжку бренди, которую извлек из кармашка в стене.

Пока Годвин отвинчивал крышку и пил, он немного успокоился. Экипаж мерно потряхивало на мощенных булыжником улицах, рессоры были хорошими, а лошади славными. Постепенно глаза Майкла привыкли к темноте, однако попутчика, сидевшего напротив, разглядеть целиком все равно не удавалось — Годвин видел лишь бледный профиль у окошка. Насколько он помнил Горна по визитам в Амберлее, лорд был красивым блондином с бледными руками и голубыми глазами, в которых застыло бесстрастное выражение. Как же он, мальчишкой, завидовал его зеленому мундиру из мягкого бархата с золотым галунами…

— Надеюсь, ваша мать находится в добром здравии, — произнес лорд Горн. — Мне очень жаль, что я упустил возможность встретиться с ней, когда она была в городе.

— Спасибо, матушка здорова, — ответил Майкл. Дрожь, наконец, унялась. Экипаж свернул на подъездную дорожку и остановился перед невысокой лестницей. Горн помог молодому лорду выйти из кареты и проводил его в дом. В темноте Майклу так и не удалось разглядеть зимних садов, о которых столько говорили в городе. В библиотеке уже развели огонь. Майкл опустился в тяжелое кресло с мягкой обивкой, а хозяин, позвонив в колокольчик, приказал подать выпить чего-нибудь горячего. В отблесках пламени, пляшущего в камине, каштановые волосы Майкла отливали полированной медью. Глаза были по-прежнему расширены, а с лица после пережитых потрясений все еще не сошла бледность. Лорд Горн также устроился в кресле, сев спиной к огню, и притянул к себе низенький столик, поставив его между собой и гостем. Черты лица Горна оставались в тени, но Майкл все равно мог различить хищный нос и широко расставленные глаза под кустистыми бровями. Волосы лорда, напоминавшие лебяжий пух, озарялись огнем камина, отчего казалось, что у хозяина особняка над головой светится нимб. Богато украшенные часы на каминной полке громко тикали, отсчитывая секунды, будто бы гордясь своим положением. Их можно было не заметить сразу из-за пышного обрамления в виде золотых лепестков и статуэток, но не услышать — нельзя. Майкл подумал, уместно ли сказать об этом Горну.

— Так, значит, вы представляете в Совете свою семью? — спросил лорд Горн.

— Да, — чтобы избежать следующего вопроса, Майкл тут же пояснил: — Нельзя сказать, что я бываю на заседаниях слишком часто. Уж больно это утомительно. Я хожу только на заседания, в ходе которых обсуждаются вопросы, непосредственно связанные с Амберлеем.

К великому облегчению молодого человека, собеседник расплылся в улыбке.

— Я очень хорошо понимаю ваши чувства. Скука. Только подумайте, какая досада — столько достойных джентльменов и при этом ни одной колоды карт! — Майкл усмехнулся. — Я полагаю, вы проводите время с большим умом.

Услышав подобный намек, молодой лорд застыл:

— Должно быть, вы наслушались обо мне всяких вздорных небылиц.

— Отнюдь. — Протянув руку, Горн расправил над столом ладонь. Пальцы были унизаны драгоценными перстнями. — Мне просто даны глаза, чтобы видеть.

«Может быть, попробовать притвориться, что я напился до умопомрачения?» — подумал Майкл. Нет, лучше не надо. Если об этом узнают, он станет в городе посмешищем. Пьянство — для юнцов и сопляков.

— Надеюсь, — изрек молодой лорд, весьма убедительно и искренне шмыгнув носом, — надеюсь, что я не заболею.

— Я тоже, — спокойно отозвался Горн, — хотя бледность вам идет. Насколько я могу судить, вы хорошо сложены. Совсем как ваша мать.

Вдруг Майкла, словно ударом молнии, осенило, чего от него хочет Горн. Теперь, когда молодой лорд это знал, он почувствовал на себе жаркий взгляд лорда, устремленный на него из полумрака, и ощутил, как лицо заливает румянец.

— Я понимаю, — промолвил Горн, — как вы, должно быть, заняты. Но разве вы не находите, что каждому из нас под силу найти время на нужное дело?

Не говоря ни слова, Майкл кивнул, отдавая себе отчет в том, что его освещает предательское пламя, и поэтому надо следить за лицом. К счастью. Горн убрал вытянутые над столом руки, опустил их на подлокотники и, поднявшись, встал лицом к камину, повернувшись к Майклу спиной. Теперь молодой лорд, впервые с того момента, как сорвался с водосточной трубы, мог подумать об Оливии.

Ему было жалко жену Бертрама. Майкл считал ее прекрасной женщиной, но Бертрам вел себя глупо и не уделял ей должного внимания. Бертрам нравился Майклу. Молодого лорда привлекали странные мысли, которые Бертрам иногда высказывал, поражало всеподавляющее чувство собственности. Однако Годвин не хотел бы поменяться местами с Оливией.

Когда Оливия стала флиртовать с молодым лордом — неуклюже, наивно, Майкл был потрясен, потому что ее репутация считалась безупречной. Он полагал, что Оливия почувствовала симпатию, которую он к ней испытывал, и ответила ему тем же. Лаская ее руками искушенного любовника, покрывая ее белую шейку умелыми поцелуями, слушая ее стоны и чувствуя, как ее ногти впиваются ему в кожу, Майкл верил, что она тоже желала его.

На самом деле все было иначе. Его симпатия, страсть, нежность и очарование лишь облегчали ей задачу. Она его использовала. Он нужен ей лишь для того, чтобы отомстить мужу и родить наследника. А вот Горн как раз нуждался в нем как в пылком любовнике. Горн хотел его: его молодость, его красоту, его умение доставлять и получать удовольствие.

Майкл подошел к лорду Горну сзади, опустив руки на плечи мужчины. Горн взял его руки в свои ладони и застыл. Казалось, он чего-то ждал. Тронутый тем, что лорд его не торопит, Майкл повернул его лицом к себе и поцеловал в губы. Изо рта Горна пахло специями. Чтобы избавиться от неприятного запаха, лорд жевал семена фенхеля. Язык умело скользнул по губам. Майкл заключил лорда в объятия.

— Ты вырос, старший сын Лидии, — тихо прошептал Горн.

Сейчас тела мужчин отделяла друг от друга лишь дорогая ткань их одежд. Майкл почувствовал желание Горна — не менее сильное, чем свое собственное. Сквозь шум крови в ушах он слышал тиканье часов.

Вежливый стук в дверь отбросил их друг от друга, словно взрыв. Горн выдохнул через нос и глухо зарычал. В этом рыке слышались и досада, и неутоленная страсть.

— Войдите, — резко бросил он.

Дверь открылась, и в библиотеку проник слуга в ливрее, держа в руках поднос с дымящимися кружками. За ним стоял еще один лакей с ветвистым канделябром, в котором горели свечи. Горн двинулся вперед, намереваясь поторопить слуг, и в этот момент свет залил его лицо.

Первые несколько мгновений Майкл мог лишь в безмолвном изумлении взирать на облик хозяина особняка. Черты лица Горна утратили былую красоту. Кожа, за которой лорд столь тщательно ухаживал, стала вялой и теперь свисала маленькими складками, словно вывешенное на просушку белье. Та самая кожа, что некогда имела цвет слоновой кости, теперь приобрела землистый оттенок, за исключением тех ее участков, где на щеках лопнули кровяные сосудики. Синие глаза выцвели, и даже пышные волосы потускнели, сделавшись похожими на выжженную летним солнцем траву.

Майкл поперхнулся, почувствовав, как у него перехватывает дыхание. Красавец в мундире из зеленого бархата исчез без следа, вернее, навсегда остался в юности, там, где-то далеко в саду матери. Оливия швырнула молодого лорда в объятия этого отталкивающего незнакомца. Кружка затряслась в руке Майкла так сильно, что горячий пунш пролился ему на пальцы и ковер.

— Извините, я виноват…

— Ничего страшного, — проворчал Горн, все еще недовольный тем, что их побеспокоили. — Присаживайтесь.

Майкл опустился в кресло, стараясь смотреть себе на руки.

— Я был в гостях у герцогини Тремонтен, — громко сказал Горн, так, чтобы его слышали и слуги, которые не торопились уходить. — Очаровательная женщина. Такая обходительная, такая любезная. Ну разумеется, я ведь был близким другом покойного герцога. Очень близким. На следующей неделе она пригласила меня на ужин у себя на корабле. Как раз когда Стили будет устраивать фейерверк.

Алкоголь и легкая непринужденная беседа помогли Майклу успокоиться.

— Неужели? — произнес он, поразившись слабости, с которой прозвучал его голос. — Я тоже приглашен.

Слуги, наконец, поклонились и вышли.

— В таком случае нам, похоже, самой судьбой предопределено познакомиться поближе. — Намек Горна был более чем прозрачен.

Майкл громко чихнул. Не специально, но очень вовремя. Он поймал себя на том, что отвратительно себя чувствует и оттого ощущает неподдельное облегчение. Голова раскалывалась, а в носу свербело. Майкл понял, что, похоже, вот-вот снова чихнет.

— Думаю, я лучше поеду домой, — промолвил он.

— Перестаньте, — поморщился Горн. — Отчего бы вам на одну ночь не воспользоваться моим гостеприимством?

— Вряд ли… — как можно более несчастным голосом отозвался Майкл. — Судя по моему самочувствию, я сомневаюсь, что нынешней ночью способен составить кому-нибудь компанию.

— Жаль, — сказал Горн и смахнул с плеча в камин невидимую ниточку. — В таком случае… мне приказать заложить вам экипаж?

— Ах нет, не надо, не стоит беспокойства. Я живу всего лишь через несколько улиц отсюда.

— Не хотите экипажа, так возьмите хотя бы факельщика. А то снова споткнетесь и упадете.

— А вот за это — спасибо.

Молодому лорду подали верхнюю одежду, от которой валил пар, потому что ее сушили у огня. Она была все еще мокрой, но зато успела прогреться. Майкл добрался до дома, дал на чай факельщику и со свечой в руках поднялся в спальню, свалив одежду на пол — о ней были должны позаботиться слуги. Натянув на себя ночную рубашку из толстой ткани и сжав в кулаке носовой платок, Майкл залез под холодное одеяло и принялся ждать, когда его сморит сон.

Глава 5

Следующий день выдался холодным и мрачным. Небо непроницаемой серой пеленой затянули тучи. Вид, открывавшийся с Приречья, казался особенно гнетущим: река влекла меж берегов желтовато-серые воды, которые образовывали буруны у опор моста. Чуть выше протянулись городские склады и торговые фактории, отделявшиеся друг от друга узенькими улочками, покрытыми грязным снегом. Ричард Сент-Вир встал рано, нарядившись в свою лучшую одежду: ему предстояло отправиться в город на встречу, чтобы забрать вторую половину гонорара за бой с Линчем. Деньги платили немалые, и только Сент-Вир способен был в одиночку пройти по Приречью и спокойно донести всю сумму до дома. Его ждала встреча на нейтральной территории с неким человеком, вероятнее всего, со слугой доверенного лица банкира, обслуживавшего нобиля, который нанял Сент-Вира. Этот человек и должен был передать ему оставшуюся плату. И Сент-Вир, и нанявший его патрон с трепетом относились к подобным формальностям, не желая привлекать к себе лишнего внимания.

Со Всхолмья открывался совсем иной вид. Вдалеке поблескивали две реки, а из труб выстроившихся аккуратными рядами домов поднимались к небу столбы дымов, создавая атмосферу уюта. От края до края раскинулось небо, покрытое тучами цвета олова, серебра и стали, которые грозно нависали над куполом Дворца Совета, стенами Университета, башнями Собора, восточной равнины и крошечных холмов вдалеке.

* * *

Майкл Годвин открыл глаза в полдень, проспав около двенадцати часов. Чувствовал он себя гораздо лучше. Майкл натужно покашлял и прислушался к внутренним ощущениям — не болит ли горло, однако простуда, которая прошлой ночью собиралась свалить его с ног, по меньшей мере, на неделю, исчезла без следа. В этот момент вошел слуга, которому было поручено разбудить молодого лорда. У Майкла совершенно вылетело из головы, что днем он обещал отобедать со своим другом Томом Бероуном. Времени у Годвина оставалось только на то, чтобы умыться и одеться. После приключений вчерашней ночи ему было особенно приятно нарядиться в сухую, чистую и тщательно выглаженную одежду. Махнув рукой на казавшиеся уже давними приключения, Майкл, насвистывая, направился к двери.

Как и ожидалось, обед был превосходен. О талантах повара, находившегося на службе у его друга, шла слава по всему городу, а у лорда Томаса имелась в запасе целая куча последних сплетен, которыми он поспешил поделиться с гостем. Например, выяснилось, что давеча вечером Бертрам, сын Россильона, проиграл в известном клубе тридцать роялов, а когда уходил из-за стола, сыпал проклятиями в адрес Майкла Годвина.

Майкл, сама невинность, лишь пожал плечами:

— Меня там даже не было. Вчера я почувствовал, что меня одолевает простуда, поэтому решил никуда не ходить. Спасибо, сейчас мне гораздо лучше. Бедный Бертрам!

Домой он не торопился, понимая, что там его, возможно, поджидает записка от Бертрама или, что еще хуже, от лорда Горна. Сколько неприятностей за одну-единственную ночь! Разумеется, рано или поздно ему предстоит встретиться с Бертрамом. Так вот, лучше уж пусть это произойдет побыстрее. Пожалуй, сегодня вечером после ужина стоит появиться в клубе. Он может наболтать Бертраму всяких красивых небылиц и отвести его домой. С другой стороны. Горн… он ведь, кажется, упоминал о прогулке на лодке, которую на следующей неделе устраивает герцогиня. Как это ни печально, от прогулки, по-видимому, придется отказаться. Горн не производил впечатления человека, знавшего, когда ему лучше остановиться и уступить. Однако решимость Майкла поколебал образ герцогини, который тут же возник перед его глазами: сверкающие глаза, касание руки, от которой веяло прохладой, и голос — насмешливый, влекущий, сулящий… Черт с ним, с Горном! От приглашения герцогини отказываться нельзя!

Чтобы растянуть дорогу до дома, Майкл выбрал окружной путь по улице Ласситера, славившейся обилием магазинчиков, перед которыми для привлечения внимания богатых прохожих обычно выставляли прилавки с товарами. Однако сегодня поглазеть было особенно не на что. Несмотря на то, что снегопад закончился, купцы не торопились выносить товары на мороз, а прохожих на улице оказалось мало. Мысли молодого лорда снова вернулись к герцогине. Он никогда не слышал, чтобы она заводила себе любовников, однако Диана была вдовой, притом удивительно красивой… Следовало спросить Тома, не слышал ли он о ней каких-нибудь сплетен. Майкл остановился и уже собирался направиться обратно к другу, как вдруг его внимание привлекла довольно странная картина.

Из книжной лавки «У Фельмана» вышел мужчина. Его провожал сам хозяин магазина, раскланиваясь с таким подобострастием, которого обычно удостаивались нобили, обладатели огромных библиотек. Однако человек, привлекший внимание Годвина, отнюдь не напоминал книжника. Он был молод, крепко сложен и явно хотел побыстрее уйти. Ни один человек благородного происхождения не стал бы так смущаться, столкнувшись с подобным раболепием, и ни один нобиль ни за что в жизни не надел бы столь непримечательные сапоги и коричневый старомодный плащ с истрепанными краями.

Дождавшись, когда незнакомец уйдет, Майкл приблизился к торговцу книгами.

Фельман улыбнулся и кивнул: да, милорд совершенно прав, такого человека нечасто встретишь в книжной лавке.

— Милорд, вы вряд ли мне поверите, если я вам скажу, кто это был. Знайте же. Сэр, ко мне заходил сам мечник Сент-Вир. Он приобрел у меня одну книгу.

— Ну и ну! — Майкл действительно удивился до глубины души. — И что же он у тебя купил?

— Что купил? — Фельман запустил розовую пятерню в остатки шевелюры. — Знаете, я предлагал ему немало самых разных книг с великолепными иллюстрациями, которые, как я полагал, придутся ему по вкусу… Я всегда пытаюсь найти свой ключик к каждому посетителю… Однако, сэр, вы не поверите, если я скажу вам, что он в результате купил… Он приобрел один научный труд — «О законах природы», который сейчас пользуется большим спросом в Университете. Ученые мужи нынче много о нем спорят, я бы даже сказал, выражают несогласие с положениями, изложенными в этой книге. У меня имелся только один экземпляр, в изумительном окладе… Если вы хотите такой же, я с радостью отдам распоряжения, хотя, как вы понимаете, на переплет уйдет некоторое время…

— Большое спасибо, — механически произнес Майкл и, откланявшись, направился к двери.

Подгоняемый вперед порывом, суть которого он пока еще не успел осмыслить, молодой лорд выскочил на улицу и бросился вслед за мечником.

Пробежав несколько кварталов, лорд Майкл увидел Ричарда и повелительно крикнул в укрытую коричневым плащом спину мечника:

— Сэр!

Сент-Вир быстро оглянулся, но не остановился. Майкл снова перешел на бег. Услышав звуки приближающихся шагов, мечник, резко одернув плащ, прижался спиной к стене, опустив ладонь на рукоять меча. Это был отнюдь не парадный клинок из тех, что носили джентльмены, а тяжелое оружие без всяких украшений, удар которого наверняка оказался бы смертельным. Майкл резко остановился, неуклюже взметнув из-под ног фонтанчики грязного мокрого снега. «Хорошо, что меня никто не видел», — подумал он.

— Вот это да! Мастер Сент-Вир! — тяжело дыша, произнес Годвин. — С вами можно поговорить?

Майкла удивил цвет глаз мечника. Они были бледно-лиловыми, как весенние гиацинты. Ричард смерил взглядом молодого лорда с ног до головы. Сент-Вир по-прежнему оставался настороже, а ладонь все еще сжимала эфес жутковатого меча. «Господи, ну что я здесь делаю? Зачем я его окликнул?» — подумалось Майклу, но, вспомнив благодушный смех матери и едкие замечания герцогини, он придвинулся к Ричарду поближе. «Думаете, не выйдет из меня мечника?» — мелькнула в его голове мысль. Мать в этом ничуть не сомневалась, а герцогиня вроде бы даже презирала его за неумение владеть мечом.

По всей видимости, зрелище, представшее перед глазами мечника, вполне его удовлетворило. Он слегка отпустил эфес и с деловым видом произнес:

— Желаете беседовать здесь?

— Ну разумеется, нет, — ответил Майкл. Если он хочет поговорить с мечником, его, конечно же, надо куда-нибудь отвести. — Почему бы вам не прогуляться со мной к «Синему попугаю»? Мы бы там выпили шоколада.

«Почему бы вам не прогуляться со мной…» Он обратился к мечнику как к равному. Впрочем, Сент-Вир, казалось, этого совсем не заметил. Он кивнул и проследовал по улице вместе с Майклом в кафетерий. Чтобы не отставать от мечника, Майклу пришлось увеличить ширину шагов. Он буквально физически ощущал близость Ричарда, что доставляло ему эстетическое удовольствие, — как будто молодой лорд вел под уздцы горячего скакуна чистых кровей. Майкл представлял мечников совсем иначе: в его воображении они были грубыми, угрюмыми и сухими. Сент-Вир совершенно не вписывался в этот образ.

— Сразу хочу предупредить — гонорары у меня высокие, — произнес Сент-Вир. — Кроме того, не хочу вас разочаровывать, но я берусь только за серьезную работу.

— Да, я наслышан. — Майклу стало интересно, знает ли мечник, сколь часто и с каким жаром аристократы обсуждают ставки на бои с его участием. — Но в данную минуту мне от вас ничего особенно не нужно.

— Вот как? — Ричард резко остановился. — Если речь идет не о работе, так что же вам тогда от меня нужно?

В голосе мечника появились любопытство и раздражение, причем раздражения, как показалось Майклу, было гораздо больше. Молодой лорд торопливо произнес:

— Разумеется, я заплачу за ваше время по вашим обычным ставкам. Мне бы хотелось… Мне бы хотелось поучиться у вас бою на мечах.

Теперь лицо мечника выражало лишь скуку. Чуть позже Майкл вспомнил, что именно с таким скучающим лицом Сент-Вир выходил от Фельмана.

— Прошу вас, поверьте, я с вами совершенно искренен. — Боже, что он несет, он ведь никогда и не думал об уроках фехтования! Однако слова продолжали срываться с губ своим чередом: — Я понимаю, предложение необычное, но я позабочусь о том, чтобы вы получили достойную оплату, соответствующую вашим талантам и славе.

На лице мечника промелькнуло плохо скрываемое отвращение.

— Прошу меня простить, — молвил он, — но на это у меня нет времени.

Молодой лорд увидел, что мечник уже начал поворачиваться на каблуках:

— Погодите! — воскликнул Годвин. — Я на все готов, лишь бы…

Сент-Вир, кажется, смягчился и впервые посмотрел на Майкла так, словно перед ним стоял человек, а не кукла в дорогих одеждах.

— Послушайте, — ласково сказал он, — я не учитель. Умение фехтовать вам ни к чему. Ежели вы все равно хотите овладеть этим искусством, в городе полно людей, которые с радостью предложат вам свои услуги. Я же всего лишь делаю свою работу. В чем она заключается — вам известно. Если у вас для меня появится заказ, ищите меня в Приречье.

— Вы не желаете?.. — пытаясь спасти остатки достоинства, Майкл учтиво показал на дверь кафетерия, располагавшуюся в нескольких шагах от них.

Мечник расплылся в улыбке. В ней были и очарование, и неожиданное веселье, и понимание.

— Спасибо, но вынужден отказаться. Я очень тороплюсь домой.

— Что ж, тогда спасибо и удачи. — Положа руку на сердце, Майкл не знал, что в подобных случаях желают мечникам на прощание, впрочем, Сент-Вир вроде бы ничуть не оскорбился.

Позже Майкл понял, что, во-первых, ему так и не удалось узнать, зачем Сент-Виру понадобилась ученая книга, а во-вторых, мечник даже не спросил, как его зовут. Но Майкл не собирался отступать от задуманного и, потратив несколько дней на поиски, все-таки подыскал себе учителя.

* * *

Алек зашивал носок аккуратными крошечными стежками. Из окна на его руки лился сероватый свет.

— Отдал бы лучше Марии, — бросил Ричард, стараясь скрыть свое изумление.

— Этому искусству я научился в Университете и не хочу терять навыки. Возможно, в один прекрасный день мне придется зарабатывать этим на жизнь.

— Станешь портняжкой? — расхохотался Ричард. — Слушай, купи себе лучше новых носков, десять пар, да не простых, а шелковых. Мне только что заплатили за победу над Линчем. Пока есть деньги, не будем себе ни в чем отказывать.

— Отлично, — буркнул Алек, — нам нужны свечи.

— Из пчелиного воска! — воодушевленно произнес Сент-Вир. — Самые лучшие… Я тут прошелся по магазинам верхнего города. — Он извлек сверток коричневой бумаги и протянул его Алеку: — Подарок. Тебе.

— Что это? — Алек даже не двинулся с места.

— Книга, — ответил Ричард, все еще сжимая сверток. — Думаю, она тебе понравится.

Глаза Алека расширились, а брови изумленно полезли вверх. Он нервно завертел носок в руках.

— Идиот, — тихо произнес студент.

— Ну, я вот тут подумал — ты с собой принес три книги, а они все растрепались… Я и решил купить тебе еще одну — вдруг пригодится. — Чувствуя некоторую неловкость, мечник принялся сам разворачивать оберточную бумагу. Густо пахнуло кожей. Одна обложка уже сама по себе стоила тех денег, что заплатил Ричард: бордовый цвет с золотым тиснением, края страниц позолочены, — книга была прекрасна, словно дорогой ковер или картина.

Алек протянул руку, и его пальцы сомкнулись на книге.

— Лавка Фельдмана! — выдохнул он. — Ты купил ее у Фельмана!

— Ну да. Говорят, что у него хороший товар.

— Хороший… — повторил Алек сдавленно. — Ричард… это… они… Такие книги нобили покупают для красоты. Знаешь, как обычно идет торг в лавке? Книги подбирают по размеру. «У вас есть «Куриные мозги» в красной коже?» — «Нет, сэр, только в зеленой». — «Ах как жаль, по цвету к ковру не подходит!» — «Ничего страшного, сэр, вместо этого осмелюсь вам предложить работу о брачных играх индюков, у нее как раз обложка красного цвета, да и толщина такая же…» — «Что ж, отлично, ее я и возьму…»

— Она и вправду красива, — рассмеялся Ричард.

— Очень, — сухо отозвался Алек. — Я полагаю, ты даже понятия не имеешь, о чем она.

— О естествознании, — быстро ответил мечник, — а что это такое — не представляю. Продавец сказал, что она придется тебе по вкусу. Похоже, он знал, о чем говорил. Я мог бы тебе купить «Озорного кума», или «Воздаяние за истинную любовь», или «Наставление веселому охотнику об осеннем оленьем навозе»… Но торговец сказал, что сейчас все читают «О законах природы».

— «Все» — это кто? — зло спросил Алек. Сейчас выговор Всхолмья слышался в его речи особенно четко.

— Все студенты в Университете.

Алек подошел к окну, прижав длинную ладонь к холодному стеклу.

— И ты решил, что мне, наверное, тоже будет интересно.

— Ну да. Я объяснил торговцу, что ты там учился. В смысле, в Университете.

— А то, что я оттуда ушел, ты, часом, не сказал?

— А вот это уже не его дело. Должен же я был ему что-то сказать! Сперва он подумал, что я ищу книгу для себя, и попытался мне продать фолиант с гравюрами непристойного содержания.

— Такое тебе хотя бы пригодилось, — ядовито заметил Алек. — «О законах природы» — новое толкование. Наконец-то они сняли запрет с этой книги — через пятнадцать-то лет! Ты хотя бы представляешь… да, впрочем, куда тебе…

У Ричарда перехватило дыхание. Однако ему и раньше доводилось встречаться с опасными противниками:

— Пойдем, — сказал он, — заскочим к Розалии и расплатимся со всеми долгами. Я у нее пил в кредит целых шесть недель. А ты сможешь поставить золото против Сального Мазарина, у него от этого истерика сделается.

— Приятное будет зрелище, — бросил Алек и отправился за плащом и перчатками.

Глава 6

В жизни Майкла было немало учителей; они приводили к нему домой и со всей почтительностью неспешно наставляли в том, что ему следовало знать. Преподаватели относились к нему с пиететом и трепетом, даже когда ему едва стукнуло восемь лет, — они были учеными из Университета, мастерами своего дела, и место частного ментора являлось пределом их мечтаний… Неожиданно Майкл почувствовал, что рад отказу Сент-Вира. После осторожных расспросов в весьма неожиданных для нобиля местах и закоулках Майкл, наконец, остановил свой выбор на мастере Винсенте Эплторпе из Академии фехтования.

Профессиональный боец на мечах всегда рискует распрощаться с жизнью. Майкл не раз слышал слова романтиков, утверждавших, что нет ничего прекрасней смерти в бою, когда еще молод и полон сил. На самом же деле каждый мечник мечтал о том, что сумеет дожить до зрелого возраста. Когда же тело утратит былую проворность, мечник должен быть достаточно известен, чтобы с достоинством уйти на покой — поступить на службу к кому-нибудь из нобилей, готовых оплатить присутствие в своем доме столь прославленного бойца. В таком случае мечника ждали не слишком сложные обязанности личного охранника и учителя фехтования детей нобиля или его стражи. Самое страшное, что могло случиться с мечником, — увечье или, что немногим лучше, — работа в школе фехтования.

Всякому было известно, что подлинных мастеров боя на мечах тренируют виртуозы, которые, словно из-под земли, вырастают на проселочных дорогах или в переполненных кабаках, подходят к счастливчику и предлагают поступить к ним в ученичество. Иногда за ними приходится идти следом из города в город, пока они не согласятся приступить к обучению, увидев, что ты этого действительно достоин. Считалось, что в школу фехтования идет одно отребья — либо простолюдины, желающие иметь преимущество в уличной потасовке и покрасоваться перед юбками, либо слуги, мечтающие произвести впечатление на хозяев, чтобы набить себе цену.

Имя Винсента Эплторпа не из тех, что станут повторять из века в век в легендах. А зря. Эплторп был блестящим мечником. В свое время он мог бы задать жару самому Сент-Виру, однако его имя слишком рано позабыли — все из-за последнего боя, обернувшегося трагедией. Слишком рано Винсент получил в бою страшный удар, распоровший ему руку и не оставивший ни малейших шансов. Рана загноилась, но вместо того, чтобы расстаться с жизнью, Винсент предпочел распрощаться с левой Рукой. Лишь чудом он не лишился и того и другого. Его спасло вмешательство друзей, которые отнесли находившегося в пьяном ступоре Эплторпа к хирургу. После ранения он пил беспробудно, желая заглушить боль и страх перед гангреной. Винсенту удалось спасти жизнь. Если бы он умер, быть может, его бы и запомнили за былые победы. Мечники предпочитают смерть, оставляющую славу о них. О бесславных примерах из реальной жизни тех, кого в решающий момент подводят мастерство и выучка, стараются не вспоминать.

Вряд ли кто-нибудь сумеет назвать хотя бы одного однорукого мечника со времен Черного Марка из Аристона, жившего за два столетия до рождения Винсента Эплторпа. Стены Аристонской башни увешаны портретами Черного Марка; художники специально писали его так, чтобы зрителю сразу было видно — один из рукавов прославленного воина пуст. Среди мечников ходит масса легенд о его подвигах. Однако на всех картинах изображен мужчина среднего возраста, чье лицо с ястребиным носом изборождено морщинами. Более того, любой человек, хотя бы немного сведущий в фехтовании, знает, что для поддержания равновесия требуются две руки; к тому же вторая рука оказывается очень кстати, когда возникает необходимость перебросить в нее оружие. Скорее всего, Черный Марк потерял руку уже после того, как стал прославленным мечником, впрочем, это ничуть не мешает рассказывать о нем самые невероятные истории.

Как это ни парадоксально, Винсент Эплторп вырос в Южных холмах, откуда можно было увидеть Аристонскую башню. Он не обращал на нее особого внимания, покуда его не привезли полумертвым из города на дне фургона. Его сестра управляла фермой, принадлежавшей их семье, и все полагали, что он там поселится и станет помогать по хозяйству. Вместо этого Винсент стал часто и подолгу пропадать. Он ходил к башне и часами стоял там, глядя на входящих и выходящих людей. Эплторп так ни разу и не предпринял попытку попасть внутрь. Ему было достаточно того, что она рядом. А он все думал о великом одноруком мечнике. Сестра надеялась, что со временем он уймется и женится — так на ферме появится еще одна пара рабочих рук. Когда наступила пора собирать урожай, мечты сестры обратились в прах. Винсент вернулся в город.

Эплторп решил, что уже прошло немало времени и его успели забыть. Он открыл школу фехтования подальше от мест, где собирались мечники, устроив ее на чердачном этаже немалых размеров, располагавшемся над галантерейным магазином. В помещении были низкие потолки из-за косого ската крыши, летом там стояла удушающая жара, зато это место имело одно неоспоримое и редкое для города преимущество — обилие свободного пространства. Через несколько лет Винсент уже смог себе позволить переехать на восточный край города — в залу, располагавшуюся над конюшнями. Вначале ее планировалось использовать под манеж, но потом выяснилось, что пол выдержит гораздо меньше лошадей, чем предполагалось. Вскоре Эплторп нанял пару помощников — молодых людей, тренировкой которых Винсент занимался лично. Они не собирались становиться мечниками, однако знали достаточно для того, чтобы учить. Помощники следили за учебными боями и занимались починкой соломенных чучел, на которых отрабатывались приемы. Эплторп по-прежнему оставался мэтром. Он показывал ученикам движения и удары, а если это ему было не под силу — объяснял на словах. И вот, через десять лет после трагедии, находясь в том возрасте, когда другие мечники начинали подумывать об уходе на покой, он все еще оставался хозяином своей судьбы. Когда Винсент демонстрировал приемы боя. Ученики видели, что он ничуть не утратил подвижности, ловкости и грации, благодаря которой каждое его движение — легкое и уверенное — казалось образцом совершенства.

Майкл Годвин восхищался Винсентом, но это было восхищение человека несведущего. Покуда Майкл еще не мог по достоинству оценить точность выпадов Эплторпа, однако его завораживала четкость, с которой наставник демонстрировал любое движение — всякий раз молодому лорду казалось, что его обдает волна жара. У Майкла иногда мелькала мысль, что именно подобную слаженность действий и называют «чутьем». Точно так же, как и у Сент-Вира, каждый жест Винсента был преисполнен изящества и чувства достоинства, которые ничуть не напоминали томную изнеженность аристократа или кипучую энергию торговца. Майкл послушно выставил вперед правую руку, стараясь двигаться так же плавно, как и Винсент. Со стороны казалось, что это очень просто.

— Нет, — покачал головой наставник, глядя на вытянувшуюся перед ним шеренгу преисполненных надежд учеников, — вы ничего не добьетесь, пока не отучитесь так стоять. — Его голос был удивительно спокоен: ни единой нотки недовольства или раздражения. Вместе с тем не слышалось в нем и ласки. Когда Винсент Эплторп видел, как ученики допускают ошибки, он никогда не расстраивался. Он знал, каким должен быть конечный результат, и неустанно раз за разом пускался в объяснения, покуда его не добивался. Он обвел взглядом шеренгу и бесстрастным голосом весьма справедливо заметил: — Такое впечатление, что вас всех сейчас будут бить. Вы боитесь расправить плечи и втягиваете шеи. И что в итоге? Осанка кривая, значит, и удар будет кривым… У всех одна и та же ошибка. За исключением… За исключением вас. Да, вас. Как ваше имя?

— Майкл Годвин, — честно ответил молодой лорд. К чему врать? Годвинов в стране хоть пруд пруди, а здесь его вряд ли кто-нибудь знает в лицо.

Эплторп кивнул:

— Годвин Амберлейский?

Майкл склонил голову, потрясенный тем, что мечник знает его семейство и название принадлежащих ему земель. Наверное, его выдали волосы.

— Род Годвинов славится красотой, — молвил наставник. — Вам повезло. В стойку. — Майкл неуклюже подчинился. — Нет, сейчас не думайте о кисти, просто покажите всем руку. Так, а теперь все посмотрите сюда. Видите, какая осанка? Понятно, как держать плечи и голову? Вот отсюда и берется естественная плавность движений. За дело.

В его наставлениях всегда наступал момент, когда объяснения причин и следствий подходили к концу, после чего звучала команда: «За дело!» Ученики, поглядывая на Майкла, попытались придать шее нужную осанку и расправить плечи так, чтобы грудь при этом не выдавалась вперед колесом. Майкл, следуя совету учителя, перестал думать о кисти и принялся отрабатывать выпад: вперед-назад, вперед и снова назад, полностью отдавая себя этому движению. Он никогда не думал, что осанка может принести ему такую пользу. Конечно, она ему помогала и раньше, например в танцах, да и одежда благодаря ей сидела лучше. Теперь же, когда движения руки с мечом приятно отдавались в плече, все окончательно встало на свои места.

Эплторп, ходивший вдоль шеренги учеников и исправлявший ошибки, остановился рядом с Майклом и произнес:

— Очень хорошо, Годвин. Теперь давайте займемся вашей кистью.

* * *

Вернувшись домой и пройдя в большую, просторную гардеробную, где из-за холодов развели в камине огонь, Майкл стянул с себя пропитанную потом одежду, которую он специально надевал для тренировок. Один слуга без слов унес прочь наряд, который, скорее, пристало бы носить простолюдину, нежели нобилю, в то время как другие спешили с горячей водой для омовения. Издав вздох наслаждения, молодой лорд опустился в ванну, из которой валил пар, смешиваясь с ароматом лепестков гвоздики и роз. Времени нежиться почти не оставалось — вскоре нужно одеваться к ужину. Сегодня вечером должна состояться прогулка на корабле, которую решила устроить герцогиня, и молодой лорд не имел ни малейшего желания опаздывать к отплытию. Радость Майкла не омрачала даже перспектива оказаться в обществе лорда Горна. Как можно общаться с кем-нибудь другим, если рядом Диана? Молодой человек уже успел забыть, как непросто вести разговор с герцогиней, вновь уверовав в неотразимость собственных чар.

Майкл поднялся и увидел собственное нагое тело, отразившееся в зеркале, висевшем над камином. Он замер и, постояв так несколько мгновений, потянулся к полотенцу, не отводя от зеркала взгляда. Он всегда считал, что у него слишком узкие плечи, поэтому иногда, следуя веяниям моды, ему приходилось использовать камзолы с мягкими накладками. Теперь молодой лорд видел, что необходимость в подобных ухищрениях отпала, — тренировки приносили результаты. Выступавшие ключицы напоминали расправленные крылья птицы. Джентльмену не подобало обнажать шею на людях, что ж, ее увидят только избранные. Впрочем, на тренировках порой бывало жарко, поэтому, отправляясь в школу фехтования, Майкл надевал рубахи с открытыми воротниками, которые носили простолюдины.

Рука молодого лорда скользнула вниз по груди. Теперь он видел, как физические упражнения могут преобразить тело. Майкл чувствовал, что сейчас он не только красив, но и опасен. Подняв глаза, он встретился взглядом со своим отражением. Благодаря длинным черным ресницам глаза казались еще больше, а зрачки напоминали камни, маячащие в безбрежном сине-зеленом море. Годвина охватило такое чувство, что из зеркала его пристально разглядывает незнакомец, и Майкл тонет в его прекрасных бездонных глазах. Молодой лорд, право, не ведал, кто же это стоит перед ним, но он всей душой хотел это узнать. Чем дольше он смотрел на собственное отражение, тем больше задавался вопросом, кто он такой и что ему нужно.

Ноги мерзли. От пола веяло ледяным холодом, а тело закоченело. Почувствовав, что начинает дрожать. Майкл стиснул в руках полотенце и принялся энергично растираться. Одеваться придется быстро. Нельзя допустить, чтобы герцогиня со всей компанией уплыла без него. Фейерверк начнется с наступлением темноты.

* * *

День выдался ясным и совсем не студеным, однако с наступлением сумерек похолодало. Багровое зимнее солнце клонилось к горизонту, унося с собой тепло. Светило низко нависло над городом, очертив его силуэт. На улицах Приречья царило удивительное безлюдье, безмолвное, словно сам закат. Мороз вновь сковал слякоть, превратив ее в твердую корку и покрыв переулки причудливыми миниатюрами из грязи и льда. На одну из таких волшебных картинок опустился новый ботинок Алека, полностью уничтожив сотворенное природой маленькое чудо. Студент поскользнулся и выругался, едва устояв на ногах.

— Ты и вправду хочешь посмотреть на фейерверк? — спросил Ричард.

— Я очень люблю фейерверки, — бойко ответил Алек. — Обожаю их больше своей жизни.

— На западном берегу до Водяного предела все будет битком забито, — заметил Сент-Вир. — Туда на экипажах отправятся знать, торговцы и прочие сливки общества. Там живет слишком много народу. Кроме того, там соберется половина Приречья — обчищать зевакам карманы. Давай-ка останемся на восточном берегу. Так будет лучше.

— Карманникам или зевакам? — язвительно спросил Алек, однако последовал за Ричардом.

Они направились к Нижнему мосту, соединявшему Приречье со Старым городом. Кое-кто там по-прежнему жил, однако большая часть зданий находилась под управлением Совета — там располагались казармы, старый дворец, замок… Ричард изумлялся причудам богачей. Он не имел ничего против фейерверка. Но любоваться им, отплыв на корабле с друзьями на середину реки, когда на дворе зима… Что за нелепость! Даже в новой одежде Сент-Вир чувствовал гулявший по реке холодный ветер. Мечник купил себе толстый плащ, камзол и отороченные мехом перчатки. Алек теперь тоже был тепло одет и больше не жаловался на стужу. Ему нравилось, когда имелись деньги, которые можно было, ни о чем не думая, спускать на еду и азартные игры.

За темными водами реки бурлила самая населенная часть города. Там берега плавно поднимались вверх, становясь все круче и круче, пока не переходили во Всхолмье, закрывавшее вечернее небо. Сент-Вир и Алек уже миновали доки, склады, крепость, охранявшую вход в город со стороны реки, и приблизились к Судейской площади и Дворцу правосудия, где проходили заседания Совета лордов. Чуть выше по реке наступающую тьму разгоняло яркое пламя факелов, пылавших на кораблях нобилей.

Алек пошел быстрее, не желая пропускать начало зрелища. Чтобы не отставать от длинноногого спутника, Ричарду пришлось почти перейти на бег.

Позади раздались звуки шагов по промерзшей брусчатке площади. Сент-Вир услышал голоса юношей и веселый смех. Кто-то окликнул тоненьким голосом:

— Эй! Погодите!

По привычке Ричард окинул площадь взглядом. Больше на ней никого не было, значит, обращались к ним. Алек даже и не думал оглядываться или сбавлять шаг.

— Эй! — Молодежь не собиралась отступать. — Ну подождите же нас!

Алек двинулся дальше, но Ричард остановился и оглянулся. Он увидел небольшую компанию длинноволосых юношей, одетых, как и Алек, в черные мантии. Когда Ричард решил отправиться этой дорогой, он как-то не подумал, что она будет пролегать совсем недалеко от Университета.

Волосы Алека развевались, словно хвост кометы. Ричард, вновь перейдя на бег, догнал друга.

— Если хочешь, свернем и пойдем другой дорогой.

Алек молча посмотрел на мечника сверху вниз и, сбавив темп, пошел нарочито медленно. Теперь Ричард смог снова перейти на шаг.

Звуки шепчущего шарканья подошв о камень становились все ближе. Наконец, один из студентов поравнялся с Алеком.

— Привет! — с дружелюбным видом бросил юноша. — А я думал, ты все чахнешь над книгами.

Алек не остановился. Он смотрел вперед, не удостоив студента даже мимолетным взглядом. Ричард опустил ладонь на рукоять меча. Похоже, студенты не вооружены, однако есть много способов навредить Алеку.

Глава 7

— Слушай, — произнес юноша, — ты же ведь… Алек глянул на него так, что студент в смятении запнулся:

— Эй… слушай… я думал, тебя…

— Думал? Так подумай еще чуть-чуть, — отрезал Алек непривычным для него тоном, свойственным скорее обитателю Приречья, что сильно обеспокоило Ричарда.

Впрочем, это подействовало. Студенты сбились в кучку и поспешили прочь, и Сент-Вир убрал руку с меча.

Когда лорд Майкл ступил на барку, принадлежавшую герцогине Тремонтен, корабль закачался на волнах, однако молодому лорду удалось устоять на ногах — он уже столько раз отправлялся в прогулки по реке в компании нобилей, что опыта у него было предостаточно. Факельщик проводил Годвина в шатер, установленный посередине плоскодонного судна. Драпировка оказалась золотисто-зеленой — это гербовые цвета герцогини. Еще не успели отдать концы, и корабль стоял у причала. Из-за парчовой ткани шатра до молодого лорда доносились смех и звяканье металла. Герцогиня владела одним из самых красивых кораблей, и Майкл давно мечтал на нем прокатиться. И вот теперь ему, наконец, выдалась такая возможность.

Слуга приподнял один из пологов шатра, пропуская молодого лорда внутрь. Сидевшие за столом люди ахнули и поежились, почувствовав дуновение холодного ветра. Гости Дианы уже приступили к трапезе. Они закусывали копченой гусятиной и пили крепкое красное вино, гнавшее прочь ночную стужу и холод, исходивший от реки. Майкл опустился на единственное свободное место — он потратил слишком много времени, выбирая камзол, и в результате явился последним. Только сейчас он понял, что все его усилия были напрасны: несмотря на гревшую ноги жаровню, ни один человек за столом не стал снимать отороченных мехами верхних одежд. Собравшиеся гости напоминали компанию на привале, выбравшуюся поохотиться за город; в сиянии свечей меха их нарядов, словно живые, отливали серым, черным и бурым.

Герцогиня подняла кубок навстречу молодому лорду, обнажив запястье, которое оказалось белее белоснежного меха манжета. У Майкла перехватило в горле, однако он нашел в себе силы ответить со всей учтивостью. Его бокал наполнили вином рубинового цвета. Оно было холодным, но все же теплее воздуха на улице. Годвин выпил и моментально почувствовал, как кровь быстрее заструилась по жилам.

Все были в сборе: лорд Горн; юный Крис Невилльсон со своей сестрой, леди Еленой, которую Майкл в детстве любил дергать за волосы; Мэри, леди Холлидей, явившаяся без супруга-канцлера, которого задержали в городе дела; и умница Энтони Деверин, лорд Феррис, надежда Совета лордов — в тридцать два года, что считалось относительно юным возрастом, он уже занимал пост дракон-канцлера. Горн, одетый в роскошную серую шубу из лисьего меха, разрумянился от тепла. Отсутствие яркого света скрывало недостатки его внешности, придавая ему особую элегантность. Его пальцы были унизаны серебряными кольцами, отчего его руки, когда он тянулся к чему-нибудь за столом, сразу же привлекали к себе внимание.

Горн поглядел на Майкла. В его взгляде читались холодная осмотрительность и желание поскорее остаться с молодым лордом наедине. У Майкла по коже мурашки пробежали. Увидев, как губы лорда расплываются в улыбке, Майклу захотелось его ударить.

После того как гости расправились с гусятиной и вином, внесли мисочки с горячим миндальным супом, содержимое которых слегка покачнулось вместе со всем кораблем.

— О Боже, — ахнула герцогиня, — именно этого я и боялась. Мы вот-вот отплывем. Надеюсь, на реке сейчас спокойно.

— У вас есть на то все основания, — отозвался Майкл. — Небо ясное. Лучшей погоды для фейерверка и представить нельзя.

— Вот только очень холодно. — Елена Невилльсон театрально задрожала.

— Да будет тебе, — отозвался брат. — Бывало, ты зимой вылезала из окна в одной рубашке, чтобы сбегать проведать своего пони.

Леди Елена кинула в него ароматическим шариком.

— Милорд, — предостерегающим тоном произнесла герцогиня, — вряд ли вам удастся отыскать женщину, которой нравится, когда ей напоминают о ее прошлом. Правда, должна признать, что далеко не все из них столь же хорошо вооружены, как леди Елена.

— Если она желает доказать, что является настоящей леди, — ехидно заметил Горн, — то ей лучше даже и не пытаться.

— А кто меня защитит, если я отступлюсь? — Глаза девушки сверкнули от радости: она была счастлива, что оказалась в центре внимания.

— И от чего тебя надо защищать? — с невинным видом поинтересовался брат.

— Разумеется, от оскорблений, — выступила в защиту Елены герцогиня.

— Со всем уважением к вам, герцогиня, осмелюсь заметить, что правда оскорблением не является, — промолвил лорд Кристофер.

— Это идеализм, — пробормотал лорд Феррис, пока Диана отвечала Невилльсону. — Милорд, все зависит от времени.

— У меня тоже был пони, — тихо вставила леди Холлидей. — Он кусался.

— Вы знаете, — отозвался Кристофер Невилльсон, — как это ни смешно, Елена всегда боялась, что пони ее укусит.

— …Зависит от времени? — переспросил Майкл, потягивая из бокала холодное как лед белое вино. Молодому лорду было плевать на пони и ароматические шарики. С тех пор как Диана с ним поздоровалась, она едва ли удостоила его хотя бы одним взглядом. Но как же загадочные намеки, которые она ему делала во время их предыдущей встречи? Прогулка протекала настолько обычно, что Годвину стало не по себе. Чтобы привлечь к себе внимание герцогини, ему придется действовать самому, воспользовавшись тем же оружием. Теперь, наконец, она устремила на него взгляд серых глаз:

— По вкусу ли вам вино? — спросила Диана.

— Время истины и правды, — с важным видом, ответил лорд Горн. — Это для политиков, таких как Феррис, но никак не для обычных людей, коими мы с вами являемся.

Господи, помоги! А ведь намеки пока только от Горна. Почувствовав в голосе лорда игривое лукавство, Майкл стиснул зубы.

— Я думаю, что вино под рыбу вам понравится еще больше, — с непреклонным безразличием и вежливостью продолжила герцогиня.

— Рыбу? — воскликнула леди Холлидей. — Милочка, если мне не изменяет память, вы обещали нам только легкие закуски.

Герцогиня скорчила недовольную гримаску:

— Вы абсолютно правы, но у моей кухарки свои представления о том, как поддержать силы семерых человек, пустившихся в прогулку по реке посреди зимы, Я даже не смею с ней спорить из опасений, что в отместку она меня всю неделю будет кормить цыплятами в сливках.

— Бедная Диана, — улыбнулся герцогине лорд Феррис. — Все вас обижают.

* * *

Казалось, что небо над рекой полыхает, охваченное пламенем.

— Быстрее! — поторопил Алек. Однако, когда друзья свернули за угол, чтобы направиться к Водяному пределу, они обнаружили, что свет исходит от факелов, установленных на сбившихся посередине реки барках нобилей. Около дюжины кораблей слегка покачивались на темной воде, напоминая вычурные броши, закрепленные на черном с вкраплениями золота шелке.

С растрескавшихся губ Алека сорвался тихий свист.

— Нобили сегодня решили выставить напоказ все свое богатство, — промолвил студент.

— Впечатляет, — согласился Ричард.

— Надеюсь, им не очень холодно, — усмехнулся Алек, явно желая совсем противоположного.

Ричард не ответил. Его внимание было полностью поглощено новым судном, которое направилось против течения к остальным кораблям. Факелы на носу изрыгали огонь и дым, придавая барке величественный и грозный вид. Золотисто-зеленая ткань шатра скрывала от мечника пассажиров, однако Ричарда, скорее, заинтересовал сам корабль. Должно быть, мечник не заметил, как издал какой-то звук. Алек резко повернулся, желая понять, куда устремлен взгляд друга.

— Ну разумеется, — язвительно сказал Алек. — Какой же праздник без нее?

Нос корабля был увенчан фигурой лебедя, грациозно изогнувшего шею. Его голову венчала герцогская корона, искусно выточенные крылья отведены назад, прикрывая борта судна. Несмотря на драпировку, плоское дно и слишком большую корму, корабль все равно походил на плывущего по реке гигантского лебедя. Весла, ронявшие капли воды, которые напоминали драгоценные камни, вздымались и опускались столь слаженно и плавно, что казалось, корабль скользит по поверхности реки, как по льду.

— Кто это? — спросил Сент-Вир.

— Конечно же, Тремонтен, — резко ответил Алек. — Видишь, герцогская корона торчит. Я думал, что даже ты сможешь узнать это убранство.

— Я не знаком с Тремонтеном. Никогда на него не работал.

— На нее, — с кислым видом поправил Алек. — Неужели ты не чувствуешь, что к этому кораблю приложила руку женщина?

— Не могу же я запомнить всех нобилей… — пожал плечами Ричард.

— Странно, что она никогда не обращалась за твоими услугами. Диана большая модница, а ты у нас пользуешься такой популярностью…

— Диана? — Имя показалось Ричарду знакомым. — Та самая, что убила собственного мужа. Как же, помню! Впрочем, это давно случилось, еще до того, как я стал известен.

— Убила собственного мужа? — протянул Алек. — Леди, владеющая таким прекрасным кораблем? Ричард, что за ужасные вещи ты говоришь!

— Может, он ей не нравился.

— Нравился или нет — какая разница? Он все равно рехнулся. Титул принадлежал ей по праву рождения, а мужа и так держали под замком. Зачем его было убивать?

— Наверное, ел слишком много?

— Он умер от удара.

Сент-Вир опустил голову и улыбнулся.

— Ну разумеется, — произнес он.

Барки стали раскачиваться и клониться: друзья и знакомые, находившиеся на разных судах, пытались подобраться друг к другу поближе, чтобы обменяться последними сплетнями или угощениями. Несколько оркестров устроили между собой состязание — в уши ударил вой трубы, в него вплелся плач арфы и свирели, а потом в дело вступили музыканты из струнного квартета.

— Что ж, — промолвил Алек, кивая в сторону реки, — по крайней мере, мы можем быть полностью уверены в том, что супруг герцогини Тремонтен явно умер не от скуки.

* * *

На сблизившихся барках царило веселье. Люди с разных кораблей обменивались приветствиями и кидали друг другу куски снеди. Гостям герцогини удалось заполучить с соседних судов пару апельсинов, однако невозмутимый вид Дианы удержал желавших присоединиться к радостной сутолоке, а деревянные крылья лебедя, венчавшего нос, достаточно хорошо защищали борта от летящих в корабль гостинцев.

Мэри Холлидей, у которой бал хороший музыкальный слух, о чем знали очень немногие, поморщилась от бившей в уши страшной какофонии различных мелодий и мотивчиков. Диана сочувственно ей улыбнулась и спросила:

— Может, нам удастся уговорить их сыграть разом «Наш светлый город»?

— Вы ни за что этого не сделаете, если и вправду меня любите, — отозвался дракон-канцлер Феррис. — Я не очень разбираюсь в музыке, но от «Светлого города» мне уже делается дурно. Каждое заседание Совета начинается с исполнения именно этой песни.

— А вам когда-нибудь доводилось слышать ее в исполнении трио, состоящего из трубы, арфы и виоль д'амур[1] — улыбнулась ему герцогиня.

— Нет, и я буду считать себя счастливчиком, если судьба и впредь станет оберегать меня от такой напасти. Какая жалость, что я не взял с собой переносного органа! Так бы мы их всех отправили ко дну, исполнив «Господь согрел мне сердце».

— Э-э-э, нет, нам пришлось бы установить органные трубы на корме — жалкое получилось бы зрелище. Если же вам холодно, милорд, достаточно раскусить зернышко перца, и вы сразу согреетесь.

В душу Майкла стало закрадываться подозрение. Похоже, Диана и Феррис очень близко знакомы. Но насколько близко? Может, они любовники? «Не будь ослом», — одернул себя Майкл. Тем временем лорд Горн докучал молодому лорду и Елене запутанной историей о каком-то государственном банкете, где ему довелось бывать. Причем, видимо, для придания рассказу особой выразительности Горн считал необходимым время от времени трогать Майкла за колено. «Если Феррис и Диана действительно любовники, от соперника придется избавиться, — подумал Майкл. — Впрочем… Да, я еще только начал учиться, но Эплторп, кажется, считает, что я подаю надежды. Я могу и сам вызвать дракон-канцлера на дуэль, только сделать это надо без предупреждения, чтобы Феррис не успел вместо себя выставить на бой какого-нибудь мечника». Однако, чтобы нобили сражались на дуэлях сами… Такое было просто немыслимым. Не сочтет ли герцогиня это дурным вкусом? А может быть, именно такого смелого поступка она от него и ожидает?

— …С чем, я уверен, лорд Майкл непременно согласится, — с самодовольством закончил лорд Горн.

— Что? — Застигнутый врасплох, лорд Майкл поднял голову, неожиданно услышав собственное имя.

Леди Елена захохотала и бросила в молодого лорда ароматический шарик, попав в плечо. Горн уставился на Годвина немигающим взглядом ясных серых глаз, отчего добытая браконьерами серебристая мерлуза,[2] которую жевал Майкл, тут же стала пресной, утратив вкус.

— Елена, — раздраженно обратился Майкл к девушке, которая зажала в руке очередной ароматический шарик, — вы не соизволите держать себя в руках?

Сейчас единственной наградой, способной сдержать его гнев, мог стать чистый, словно звон серебряного колокольчика, смех герцогини.

* * *

Алека раздражало, что ему не удается спровоцировать Сент-Вира на спор о том, которая из барок перевернется первой. В том, что это произойдет, Алек, наблюдавший за поведением пассажиров, нисколько не сомневался.

— Послушай, — с терпеливым упорством произнес он, великолепно зная, что Ричард никогда и ни по каким вопросам не заключает пари, — все очень просто. Если ты думаешь…

Однако слова Алека потонули в многоголосом реве разом заигравших труб. Слуги на кораблях заметались, кинувшись тушить факелы, отчего барки стали мотаться из стороны в сторону. Музыканты, воспитанные не столь хорошо, как их хозяева, сыпали ругательствами. Берег со всхлипом лизнула волна, поднятая раскачивающимися лодками. С середины реки доносились переливы смеха. Потом неожиданно все стихло. Вверху разорвалась первая петарда.

Она взлетела синей звездой и, ярко сверкнув, взорвалась, осыпав небо тысячами огненных лепестков, которые, быстро угасая, устремились вниз. На обоих берегах реки воцарилась тишина. Люди взирали, как пламенеющие искры ринулись вниз к поджидавшей их тьме, оставляя за собой мимолетный призрачный след.

Воспользовавшись недолгим затишьем перед следующим залпом, Ричард повернулся к другу, но Алек не сводил глаз с опустевшего неба. Его лицо было преисполнено страстного ожидания.

К Ричарду и Алеку, стоявшим на крепостном валу, стали присоединяться местные жители — на этот раз не студенты, а торговцы. Люди подходили семейными парами, воркуя, обняв друг друга за талии. Алек их словно не замечал. В небесах расцветали огненные гирлянды, окрашивая его лицо в золотистый и зеленый цвета.

Теперь воздух разорвал пронзительный свист. Некоторые из зевак, стоявшие за спинами друзей, подпрыгнули от неожиданности. Ком ярко-алого пламени рассек мрак. Он медленно, словно цветок, распустился сотней завитков и усиков, обнажив в центре золотистую пульсирующую сердцевину. Долго тянулись секунды, все окрестности залило красным. Ричард услышал, как Алек издал страстный вздох, и увидел, как друг поднял руки, погрузив их в рубиновые отсветы.

Грохот салюта, эхом ходивший по реке, отражаясь от берегов, заглушал все остальные звуки. Ричард понял, что подле него появился кто-то еще, только когда ощутил рядом едва уловимые колебания материи. Рука мечника скользнула вниз и стиснула запястье незнакомца, шарившего у Ричарда там, где джентльмены обычно носили кошельки. Не опуская взгляда, Сент-Вир сдавил руку еще сильнее, после чего медленно обернулся, желая взглянуть на приглушенно застонавшего от боли вора.

— Ой, — сказал Ловкач Вилли и улыбнулся вяло, но и отчасти победно, — я и не думал, что это ты.

Ричард отпустил его руку, и воришка принялся массировать пережатый нерв. Вилли с остреньким простодушным личиком был маленьким и тщедушным, как ребенок. Он специализировался на домушничестве. Ричарду стало совестно, что он повредил воришке рабочую руку, но Вилли отнесся к случившемуся философски.

— Ты одурачил меня, мэтр Сент-Вир, — произнес он. — Разоделся — ну просто не узнать. Я решил, что ты какой-нибудь банкир. Впрочем, ладно, я все равно рад, что тебя нашел. У меня имеются новости для тебя, которые ты, думаю, захотел бы услышать.

— Ладно, — кивнул. Ричард. — Коли пришел, можешь заодно и на салют посмотреть.

Вилли обратил взгляд к небу и пожал плечами:

— Зачем? Это просто обычные разноцветные огоньки.

Ричард дождался, пока стихнут радостные возгласы людей, приветствовавших очередной залп, после чего ответил — Эти разноцветные огоньки, Вилли, чертовски дорого стоят. Должна же быть от них хоть какая-то польза.

* * *

Все впустую. К тому моменту, когда салют уже почти закончился, Майкл пришел к выводу, что он для герцогини — лишь один из гостей. Герцогиня отнюдь не собиралась уделять ему особого внимания, напротив, она вела себя с ним более официально, чем с другими, потому что знала его хуже остальных приглашенных. Молодой лорд, чувствуя, как его охватывает хандра, опрокинул бокал вина и закусил утятиной. Что ж, герцогиня, по крайней мере, не стала глумиться над ним, как над Горном, когда этот дурак продолжил свой рассказ о том, какие фейерверки ему довелось видеть за свою жизнь. У Горна, в отличие от Майкла, не хватило мозгов почувствовать двусмысленность фразы. Ну а толку с того? Да, молодого лорда развеселила острота Дианы, однако герцогиня после того, как все отсмеялись, обратила свой взгляд на лорда Ферриса.

Ну что она в нем нашла? Что, Феррис одет лучше Майкла? Безусловно, у лорда Ферриса гораздо больше власти, но ведь герцогиня не интересуется политикой. Ей вполне хватает денег, красоты и острого ума. Феррис темноволос, а Майкл наоборот. Более того, Феррис — калека. В детстве он потерял один глаз, и теперь лицо, которое, в принципе, можно было назвать красивым, уродовала безобразная черная повязка, рассекавшая его на две части. Что за жеманство — почему повязку не подобрать в тон наряду? Впрочем, экстравагантностью здесь умеет отличаться не только Феррис. Майкл уже достаточно овладел искусством фехтования, чтобы закатить небольшой скандал. Пока он просто сдерживался, скрывая копящееся недовольство за маской хорошего воспитания. Майкл обязан рассказать герцогине об уроках фехтования, о том, на что решился с ее подачи, но для этого они должны остаться наедине, вдали от посторонних глаз.

Неожиданно грохот смолк. По всей видимости, салют закончился. Со всех сторон неслись крики разочарования. Тем временем слуги убрали со стола пятую перемену блюд и опустили пологи шатра. Герцогиня дала знак лакею, который кивнул и направился на нос корабля.

— Если никто не возражает, — обратилась герцогиня к гостям, — я полагаю, нам пора выбираться из этой сутолоки, пока к этому не присоединились остальные. Насколько мне известно, у лорда Ферриса сегодня на вечер планы, однако я надеюсь, что остальные найдут возможность ненадолго зайти ко мне в гости, чтобы обогреться.

— Планы? — Лорд Горн склонился к канцлеру. — Вы, часом, не к лорду Ормслею собираетесь, на партию в карты?

— Нет, — улыбнулся Феррис, — к сожалению, меня ждут дела.

Герцогиня встала, жестом попросив гостей оставаться на своих местах.

— Прошу вас, не поднимайтесь, располагайтесь поудобнее. Мне просто надо немного подышать свежим воздухом.

Майкл чувствовал звон в ушах. Диана словно прочитала его мысли. Он подождет совсем чуть-чуть, а потом последует за ней.

Раздался грохот, и небо снова расцвело мириадами огней — это был последний залп салюта. На этот раз разноцветные искры взлетели даже выше, чем прежде, а их сияние оказалось столь прекрасным, что перехватывало дыхание. Когда последние искры погасли, скользнув вниз к темным водам, над рекой повисло гробовое молчание. Люди, преисполненные трепета и надежды, смотрели в небо, но оно оставалось пустым, напоминая расшитое звездами черное одеяло. Дрожащие от холода зрители пожимали плечами.

* * *

Наконец, Алек повернулся к Ричарду. — Как ты думаешь, — с живым интересом спросил он, — а вот если петарда взорвется, она, вообще, может убить?

— Может, — ответил Ричард, — но только если ты будешь на ней сидеть.

— Смерть будет быстрой, — произнес Алек, — и, в известном смысле, красивой, — тут он заметил переминавшегося с ноги на ногу воришку. — Ой, это ты, Вилли? Привет! Пришел обчистить… — Ричард покачал головой, кивнув на стоявших сзади торговцев. — Пришел посмотреть на фейерверк?

Вновь заиграли трубы, однако на этот раз в их реве не чувствовалось былого веселья. Стоявшая на противоположном берегу толпа зашевелилась и начала расходиться. Снова зажгли факелы на барках, весело завизжал и заскрипел струнный квартет. На носу корабля, сделанного в виде головы лебедя, появилась фигурка женщины, которая стояла, обратив лицо навстречу ветру, раздувавшему за ее плечами белоснежный меховой плащ.

— Вон, гляди, — сухо бросил Алек Ричарду, — можешь полюбоваться на владелицу своей любимой лодки. Это и есть герцогиня.

— Она прекрасна, — с изумлением промолвил Сент-Вир.

— Еще бы, — ехидно произнес Алек. — На огромном белом корабле посреди реки. Интересно, чтобы ты сказал, увидев ее поближе. Сложно было понять, что творилось на душе у Алека, когда он начинал говорить таким тоном. Казалось, он глумился одновременно и над самим собой, и над человеком, к которому обращался.

Ричарду доводилось, хоть и не часто, встречать нобилей, разговаривающих с ним именно так. Вилли же ни разу в жизни не довелось общаться с аристократом, поэтому он прочистил горло, привлекая к себе внимание:

— Мэтр Сент-Вир, Алек…

Он поманил их, словно маленький мальчик, желающий показать взрослым гнездо малиновки. Друзья, проследовав за ним, свернули за угол и оказались за стеной, которая защищала их от ветра и взглядов посторонних.

— Так вот, слушайте. — Воришка стряхнул локон волос, вечно спадавший ему на нос. — Я хотел сказать, что два последних вечера в таверне у Розалии отирается один человек, который расспрашивает о Сент-Вире.

— Видишь, — повернулся к Ричарду Алек, — я как чувствовал, что нам надо сходить к Марте.

— А еще говорят, что у этого человека водятся денежки, — продолжил Вилли.

— И он явился с ними в Приречье? — протянул Алек. — Видать, он рехнулся.

— Почему мне раньше об этом никто не рассказал? — нахмурился Сент-Вир.

Воришка вздохнул и с мудрым видом кивнул:

— Понимаешь, он платит денежки. Каждый вечер отсыпает немного серебра за то, чтобы тебя отыскали и рассказали о нем. Уже прошло два дня. Не такой уж и плохой навар.

— Ага, и ты хочешь, чтобы мы хотя бы сегодня не показывались у Розалии? — предположил мечник.

— Не, — мотнул головой Вилли. — Мне повезло, я наткнулся на тебя, а сейчас тебя уже, наверно, ищут и другие.

— Ясно, спасибо за помощь, — Ричард дал карманнику пару монет. Вилли улыбнулся, размял свои ловкие пальчики и скрылся в темноте.

— Как же тебя любят простые люди! — протянул Алек, глядя воришке вслед. — Интересно, а что происходит, когда ты оказываешься на мели?

— Они мне доверяют и знают, что я в долгу не остаюсь, — отозвался Ричард.

* * *

Когда герцогиня вышла, в шатре воцарилось молчание. Все гости были искушены в искусстве салонных бесед, однако отсутствие хозяйки, к которому требовалось привыкнуть, вызвало паузу в разговоре.

Охваченный мучениями Майкл стал слушать, как Крис и леди Холлидей обсуждают восстание ткачей в Хэлмслее. На счету каждая секунда, однако прямо сейчас выбежать за герцогиней неучтиво. Наконец, молодой лорд решил, что уже прошло достаточно времени. Так как ускользнуть из-за стола незамеченным невозможно, Майкл потянулся, насколько ему это позволял облегающий камзол, и широко зевнул.

— Вы еще, дорогуша, не устали? — поинтересовался Горн.

— Устал? — Майкл одарил лорда самой очаровательной из своих улыбок. Сейчас, когда он вот-вот получит то, что хочет, стоит вести себя поласковей. — Как я могу утомиться в столь чудесной компании?

— Меня от вина вечно клонит в сон, — произнесла леди Холлидей, постаравшись, чтобы в ее голосе прозвучала снисходительность. — Леди Елена сообщила, что вино воздействует на нее схожим образом, однако она ни за что в этом не признается в присутствии джентльменов.

Майкл, довольный тем, что внимание вновь оказалось привлеченным к Елене, начал подниматься из-за стола. В этот момент на плечо ему опустилась холеная и тяжелая, как наковальня, рука лорда Горна.

— Вы знаете, — доверительно начал Горн, склоняясь к молодому лорду, — когда я познакомился с Ормслеем, он едва мог отличить двойку от туза. А теперь он устраивает карточные партии в этом безобразном особняке, который ему достался от матери.

Майкл невнятно пробормотал что-то благожелательное, однако снова сесть и не подумал, намереваясь все-таки выйти из-за стола.

— Насколько я понимаю, — произнес Горн, — на сегодняшний вечер у вас планов нет?

— Боюсь, что есть. — Майкл попытался улыбнуться, одним глазом поглядывая на полог шатра.

Молодому лорду показалось, что ему удалось увидеть сияние, исходившее от белоснежного мехового плаща герцогини. Что ж, по крайней мере, его больше не трогал Горн. Теперь сластолюбец просто сидел и хитро поглядывал на Майкла, будто бы догадывался о чем-то. Горн источал жуликоватое очарование и уверенность, которые скорее присущи молодому человеку.

— Ну конечно же, — вздохнул Горн, чарующе смежив веки. — Вам не дают ни минуты покоя.

— Ни минуты, ни мгновения, — бойко и надменно ответил Майкл. Он совершенно не был настроен на флирт. При виде окаменевшего лица Горна молодой лорд добавил: — Я пытаюсь заботиться о собственной репутации и достоинстве.

Подобное заявление казалось излишне жестоким и даже нелепым, особенно учитывая тот факт, что оно прозвучало из уст молодого человека, которого застали при попытке к бегству из чужого дома. Однако Горну надо было дать понять, что с тех пор как его красота и слава достигли зенита, уже прошло десять лет. Кроме того, в этот момент слуги отогнули полог шатра, и на пороге предстала герцогиня, напомнившая Майклу богиню реки, увенчанную короной из звезд. Молодой лорд почувствовал, как его сердце сжалось в маленький комочек и провалилось куда-то вниз, в желудок.

— Снег идет, — произнесла герцогиня. — Так красиво, и так не вовремя. К счастью, если нам придется задержаться, в нашем распоряжении еще много кушаний. — Запахнувшись в меха, она опустилась в кресло. Снежинки-бриллианты, украшавшие ее плечи и волосы, на мгновение сверкнули в сиянии свечей и тут же, растаяв, сгинули. — О чем же вы беседовали? Вдруг кто-то из вас поделился с остальными блестящими мыслями, а я все пропустила?

Леди Елена попыталась ответить ей в тон, но вместо этого получилось одно жеманство:

— Мы лишь с радостью выслушали рассказ Кристофера о том, как он геройствовал в Хэлмслее.

— Вот как? — Герцогиня с серьезным видом посмотрела на лорда Кристофера. — Нам и вправду не следует забывать о ткачах.

— По крайней мере моему портному, — весело отозвался Горн. — Он утверждает, что цены на местную шерсть вскоре непомерно взлетят. Пытался продать мне разом весь прошлогодний товар.

Сидевший напротив лорд Феррис приподнял бровь над здоровым глазом:

— Сложно сохранять собственное достоинство, одеваясь по прошлогодней моде.

Майкл прикусил губу. Он не хотел, чтобы его пикировку с Горном услышали другие, и еще меньше желал, чтобы в ней принимали участие. — Я полагаю, нам с моим портным удастся прийти к согласию, — вежливо склонил голову Горн. — Мы знакомы с ним уже много лет, и ему великолепно известно, что со мной шутки плохи.

Сердце Майкла екнуло.

— Думаю, можно сказать, что лорд Кристофер принадлежит к кругу лорда Холлидея, если допустить, что наш Великий канцлер вообще снисходит до того, чтобы иметь свой круг. Однако от имени ведомства, вверенного мне, я должен заявить, что его поведение в Хэлмслее заслуживает всяческих похвал.

— Вы очень добры, — пробормотал лорд Кристофер, принимая стоический облик тех, кто обречен прилюдно выслушивать похвалы.

— Вовсе нет, — покачала головой герцогиня, — просто милорд Феррис крайне честолюбив, а согласно первому правилу честолюбцев, никогда нельзя упускать из вида тех, кто может когда-нибудь пригодиться.

Все засмеялись над остротой Дианы, и это помогло разрядить напряжение.

Корабль медленно скользил по реке. Прежде чем он замер перед причалом, принадлежавшим Тремонтенам, успел пройти целый час, за который гостям подали еще четыре перемены блюд. Когда барка остановилась, гости уже чуть-чуть замерзли. Они были слегка навеселе и сыты до отвала.

Больше всего Майклу хотелось поскорее сойти на берег, избавиться от общества собравшихся на корабле людей. Прогулка обернулась для него сущим кошмаром. Герцогиня сама его пригласила, а теперь из-за нее он чувствовал себя полнейшим дураком, но, что еще хуже, он и вел себя соответствующе. Феррис не имел никакого права упоминать о словах, которые Майкл бросил Горну. Тем самым он лишь усилил неприязнь, которую лорд испытывал теперь к Годвину. В результате Горн из-за какой-то ерунды насупился, словно ребенок. Ну и поделом, не надо так упорствовать. Вот если бы Горн избрал тактику потоньше, он бы не встретил такого грубого отпора. Впрочем, пусть дуется, это уж всяко лучше, чем его флирт. Горн вел себя так, словно ему ни разу в жизни не отказывали, что Майклу казалось совершенно невероятным.

Несмотря на дела, лорд Феррис согласился наведаться вместе с остальными гостями в особняк герцогини на кружечку горячего пунша. И хотя Майкл страстно желал поскорей уйти, он решил, что уехать раньше Ферриса будет ниже его достоинства. Молодой лорд заставил себя выпить пунш и обнаружил, что дурное настроение пусть ненамного, но ослабло. Когда Феррис приказал подать ему плащ, Майкл последовал его примеру. Диана вела себя так, как и полагается радушной хозяйке. Герцогиня упрашивала его остаться, но Майкл, не увидев огня в ее глазах, не смог поверить в искренность ее слов. Она проводила их с лордом Феррисом до дверей, где еще раз позволила Майклу поцеловать ей ручку. Когда Годвин взял ее ладошку в свою руку, молодого человека охватила дрожь, в которой, как он подумал, скорее всего, виноват пунш. Годвин поднял глаза на ее лицо и увидел улыбку столь ласковую, что заморгал, решив, что ему это померещилось.

— Дорогуша, обязательно приходите ко мне еще. — Больше герцогиня ничего ему не сказала.

Майкл замешкался на крыльце, возле которого конюх терпеливо держал под уздцы его лошадь. Молодому лорду хотелось вернуться назад — то ли для того, чтобы снова услышать эти слова, то ли чтобы спросить, была ли она с ним сейчас искренна. «Скажу, что забыл перчатки», — решил Майкл и, повернувшись, шагнул к дверям, из-за которых ясно услышал ее голос.

— Тони, из-за чего ты так терзал несчастного Горна? — обратилась герцогиня к Феррису.

— А ты, как я погляжу, это заметила?

Таким тоном общаются только близкие люди. Очень близкие. Майкл это прекрасно знал. Дверь открылась, и молодой лорд отступил в тень. Он увидел, как Феррис приник губами к белоснежному запястью герцогини. Потом Диана сняла с шеи цепочку, поднесла ее ко рту Ферриса, после чего опустила ему на ладонь.

Майкл, понимая, что ему вот-вот откажет самообладание, бросился из тени к лошади и вскочил в седло. Теперь он знал о герцогине нечто такое, о чем никто другой даже и не подозревал. Сейчас молодому лорду хотелось умереть или, по меньшей мере, напиться до беспамятства.

…С последним глотком на помощь пришел Бертрам. Чувствуя головокружение, пытаясь забыться в объятиях друга, Майкл все думал, сможет ли этот шаг причинить герцогине боль — настолько, чтобы дать ему то, чего он желал.

Глава 8

К тому моменту, когда друзья добрались до таверны Розалии, погода снова успела испортиться. Мягкие снежинки, напоминавшие падающие звездочки, выплывали из тьмы прямо у них перед глазами. Памятуя о низкой притолоке. Алек предусмотрительно пригнулся и последовал за Ричардом вниз по ступенькам, которые вели к двери таверны. Заведение, принадлежавшее Розалии, располагалось в подвале старого дома. Летом в таверне, пропитанной густым запахом земли, царила прохлада, а зимой было тепло.

Друзья прищурились, ослепленные светом факелов, озарявшим залу. От их одежд валил пар, в ноздри били запахи пива, еды и человеческих тел, а в уши — крики игроков и громкие голоса рассказчиков.

Как только Ричарда заметили, кто-то проорал:

— Все, ребята! Бесплатная выпивка закончилась.

По таверне пронесся вздох. Мгновение спустя игроки вновь сосредоточили внимание на костях, а пьяницы — на выпивке, сетуя друг другу на несправедливость жизни. Одна из девиц, принадлежавших к «Союзу сестер», подошла к друзьям, надеясь подразнить Алека, который скорее предпочел бы оторвать ей голову, нежели показать, что он смущен ее остротами.

— Кто на этот раз принес тебе вести, мастер Сент-Вир? — поинтересовался местный делец по кличке Кривой Роджер. — Я вообще-то ставил на Вилли.

— Да уж, явно не на Джинни Венделл, — произнесла его компаньонша, Люси, подавшись вперед и склонившись над столом.

Трактир огласился дружным смехом. Ричард спокойно ждал, когда ему растолкуют причину веселья. Впрочем, он уже догадывался сам.

Роджер подвинулся, освобождая мечнику место за столом. Люси пустилась в объяснения:

— Все дело в Хьюго, дорогуша, — произнесла она, — в любовничке Джинни. Красавчик Хьюго хотел перехватить у тебя работу. Услыхал о серебре и сам его заграбастать захотел. Короче, заходит вчера вечером сюда Хьюго, грудь колесом… Сколько месяцев его тут не видать было, а сейчас примчался. Он же прекрасно знает, что тебя здесь ищут заказчики. Ну так вот, подходит он к этому нобилю, пытается привлечь его внимание, но только куда там, нобиль попался не дурак!

— Я хочу познакомиться с этим Хьюго, — заявил Алек, который стоял за спиной Ричарда, прислонившись к столбу.

Розалия лично принесла Ричарду пива.

— За счет заведения, моя радость, — произнесла она. — Ты не представляешь, сколько за последние два дня мне удалось заработать благодаря тебе, и все потому, что ты здесь не появлялся.

— А мне пива? — поднял брови Алек.

Розалия смерила его взглядом. Хозяйка таверны отличалась консервативностью — для нее Алек все еще был человеком новым. Однако она знала, что Ричард в последнее время с ним очень дружен, своими глазами несколько раз видела, как мечник, не задумываясь, вступал из-за него в схватку, и поэтому распорядилась принести еще одну кружку. После этого Розалия уселась на скамью. Хозяйке не терпелось возразить Люси:

— Это был не нобиль. Что я, нобилей не знаю? Они сами никогда сюда не ходят. Вечно кого-нибудь присылают вместо себя.

— А этот — точно нобиль, — не желала сдаваться Люси. — Слышала бы ты, как он говорит! Думаешь, я нобилей ни разу не видела? Да у меня их была целая дюжина! Отвезут в своих экипажах на Всхолмье, уложат на бархат, а потом еще утром на прощание горячим завтраком накормят.

Ричард, которому на самом деле не раз приходилось сталкиваться с нобилями, улыбнулся, а его друг, Алек, хихикнул.

— Ну конечно же, это нобиль, — присоединилась к спору Молли Блэкуэлл. Она нависла над столом, опершись на него ладонями, предоставив таким образом собеседникам хороший обзор своих прелестей. — Он переоделся, чтобы его не узнали. Когда нобили заглядывают в «Черную собаку» перекинуться в карты или кости, они всегда надевают маски. Вы уж поверьте, у меня была парочка таких.

— У него была не маска, — поправила Розалия, — а повязка. Притом на одном глазу.

— Да это все равно одно и то же.

— Говоришь, повязка? — с деланным безразличием переспросил Алек. — А на каком глазу? И еще, каждый вечер повязка была на одном и том же глазу?

— На левом, — ответила Розалия.

— Вот как, — тихо промолвил Алек. — Этот нобиль, часом, не темноволосый джентльмен с…

— Хьюго! — радостно взревел чей-то голос, приветствуя нового посетителя. — Сто лет тебя не видел!

Замерший на пороге Хьюго Сэвилл производил сильное впечатление, о чем он прекрасно знал. Волосы, сверкающие, словно только что выплавленное золото, ниспадали на суровые, по-мужски очерченные брови. У Хьюго были квадратный подбородок и белые ровные зубы, которые мечник обнажил в улыбке, преисполненной уверенности и силы. Впрочем, она сразу же угасла, когда Хьюго увидел, с кем сидит Роджер.

— Привет, Хьюго, — окликнул Сэвилла Ричард. Теперь вошедшему было некуда деться. — Чего стоишь? Давай, присоединяйся к нам.

К своей чести, Хьюго решительно переступил через порог. Ричард наметанным глазом увидел настороженность в его осанке, и эта картина его полностью удовлетворила. Теперь от Хьюго можно не ждать неприятностей. На лице Сэвилла вновь играла улыбка:

— Ричард, как я погляжу, тебя уже нашли! Впрочем, быть может, ты еще ни о чем не знаешь?

— Да нет, мне уже все рассказали. Похоже, у меня появились кое-какие перспективы. А то после дуэли с Линчем в прошлом месяце у меня, считай, серьезных боев и не было.

— Неужели? А как же Де Марис?

— Я с ним быстро разделался, — пожал плечами Ричард. — Он разжирел с тех пор, как поселился на Всхолмье.

Хьюго с сокрушенным видом покивал, стараясь не выдать своих мыслей. Однажды Де Марису удалось его одолеть.

— Кстати. Хьюго, — молвил Ричард, — ты ведь еще не знаком с Алеком? Сэвилл, чуть вздернув подбородок, посмотрел на высокого человека, стоявшего за спиной Ричарда. Незнакомец разглядывал Хьюго так, словно перед ним был редкий жук, свалившийся к нему в суп.

— Наслышан, — произнес Хьюго, — Джинни мне рассказывала о бое на Старом рынке.

— Ах, этот Хьюго, — воскликнул Алек и с невинным видом полюбопытствовал: — Так это ты в сводниках у Джинни Венделл?

Рука Хьюго опустилась на меч. Роджер усмехнулся, а Люси ахнула. Гул голосов за соседними столиками стих, все внимание посетителей теперь было обращено к ним.

— Хьюго — мечник, — спокойным голосом произнес Ричард, — а Джинни управляет его делами. Присаживайся, Хьюго, выпьем.

Алек с высоты своего роста посмотрел на Ричарда, который сидел в расслабленной позе, держа в одной руке кружку. Студент приоткрыл рот, будто собираясь что-то сказать, но в итоге лишь облизнул губы и пригубил пиво, глядя на Хьюго поверх кружки. У Алека были угловатое лицо и зеленые, как у кошки, глаза. А Хьюго никогда не нравились кошки.

— Приношу свои извинения, — чинно, словно нобиль, произнес молодой человек, — Должно быть, я вас принял за кого-то другого.

— У меня сейчас нет времени засиживаться. — Хьюго явно чувствовал себя не в своей тарелке. — Встреча скоро — с одним человеком…

— Ну да, конечно, — кивнул Ричард, — расскажи мне о нем. Что ты о нем думаешь?

Хьюго понял, что у него есть шанс расплатиться информацией за свою оплошность. Уводить клиентов у Ричарда из-под носа было не в его духе. Насколько Сент-Вир мог судить, Хьюго оказался не в состоянии перебороть желание заработать побольше.

Хьюго был намного богаче Ричарда. Его услуги пользовались на Всхолмье большим спросом. Его нанимали для участия в дуэлях из-за возлюбленных и для охраны свадебных церемоний. Он славился лихостью, изяществом, галантностью, чудесными манерами и страстью к красивой одежде. Уже много лет он не принимал участия в боях насмерть. Хьюго был трусом. Ричард об этом знал, несколько людей — догадывалось, однако посвященные предпочитали держать язык на замке из-за Джинни и денег, которые Хьюго зарабатывал. Мечник сломался несколько лет назад, когда еще бился на опасных схватках. Он мог попытаться отыскать мужество на дне бутылки, чтобы в пьяном запале выстоять еще в нескольких дуэлях. Но его спасла встреча с Джинни Венделл, которая разглядела в Хьюго определенные таланты и предложила ему пойти по другому пути, принесшему гораздо большую прибыль.

Ричард ценил Хьюго. Теперь, когда в городе гремела слава о Сент-Вире, нобили всегда обращались к нему со скучными заданиями, в которых испытанию подвергалось разве что его терпение. Таких заказчиков Ричард отправлял к Хьюго, чему тот и радовался. Доход у Хьюго был более-менее постоянным, однако, когда речь заходила о бое до крови или насмерть, нобили всегда спешили к Сент-Виру и без колебаний платили требуемую сумму.

— Похоже, все присутствующие здесь, за исключением госпожи Розалии, считают, что это лорд. — Ричард внимательно посмотрел на мечника. — А ты что скажешь?

В тусклом свете румянец, проступивший на щеках Хьюго, был почти незаметен:

— Сложно сказать. Манеры выдают в нем благородного. Впрочем, он может просто притворяться. Как некоторые… — Сверкнув взглядом, он поглядел на Алека.

— Давайте будем честными, — пробурчал Роджер, — если бы к нам заглянул сам лорд Холлидей, мы бы его все равно не узнали. Кто-нибудь хоть раз видел нобиля вблизи?

— Я видел, — холодно произнес Алек.

Ричард затаил дыхание. Неужели его гордый друг решил раскрыть тайну своей личности?

— Ух ты! Где? Повезло тебе! И каков он был? Наверное, красавец?

— Видел в Университете, — ответил Алек. — Он приехал, чтобы обратиться к нам с речью. Это случилось после волнений из-за того, что город снес несколько домов, в которых жили студенты. Он обещал учредить новую стипендию и построить несколько публичных домов. Мы его приняли на ура, потащили на улицу на плечах, а пока несли, он заехал мне ногой в ухо. — В таверне одобрительно засмеялись, но Алеку, казалось, было совершенно все равно, что слушатели встретили его рассказ столь тепло. — Разумеется, вы никогда не увидите здесь лорда Холлидея. И без того имеется куча влиятельных людей, мечтающих его прикончить, так зачем Холлидею оказывать им такую услугу и являться сюда, освободив недругов от необходимости платить наемным убийцам? — Алек накинул на плечи плащ. — Ричард, я пойду. Если этот ваш таинственный незнакомец нацепит повязку на другой глаз, дай мне знать.

— А сам ты не хочешь остаться и посмотреть на него?

— Нет, не хочу.

Алек двинулся через всю таверну к двери, сохраняя свою обычную осанку: голова слегка вперед, плечи опущены, будто бы он боялся во что-то врезаться. Ричард с любопытством проводил друга взглядом. После боя на Старом рынке Алеку, скорее всего, на улицах ничто не угрожает. Но в чем причина его странного поведения? Почему он вдруг решил уйти? Может, пойти за ним и спросить — просто из любопытства узнать, что он ответит, и послушать его тягучий, как патока, голос. «Если я и вправду нужен одноглазому незнакомцу, — подумал Ричард, — значит, он придет и завтра вечером». Ричард попрощался с соседями за столом и поспешил за Алеком, остановившимся перед дверью, которую кто-то снаружи рванул на себя. В трактир вошел высокий человек в черной войлочной шляпе. Алек бросил на него пристальный взгляд и проскользнул мимо, устремившись к лестнице, в спешке чуть не толкнув незнакомца локтем. Ричард уже собирался последовать за другом, когда человек стянул с головы шляпу и принялся стряхивать с полей снег. Левый глаз его был скрыт под черной повязкой. Повернув голову, человек кинул через плечо взгляд вслед Алеку, после чего захлопнул за собой дверь, развернулся и увидел Ричарда.

— Боже мой, — устало произнес незнакомец, — надеюсь, передо мной не очередной мечник в поисках работы.

— Я именно мечник и как раз сейчас сижу без дела, — ответил Ричард.

— Боюсь, мне нужно кое-что особенное.

— Да, я знаю, — кивнул Ричард. — Вы разыскиваете Сент-Вира.

— Именно так.

Ричард указал на пустой стол:

— Не желаете присесть у огня?

Незнакомец уже было раскрыл рот, чтобы ответить, но тут его губы растянулись в многозначительной, понимающей улыбке.

— Нет, — вежливо ответил он, — благодарю вас. Однако, если вам не холодно, я бы предпочел устроиться в уголке, где бы нас не стали беспокоить.

Такой столик отыскался между опорной балкой и стеной. Ричард аккуратно опустился на табурет, и незнакомец, поправив одежду и висевший на поясе меч, последовал его примеру. Меч был тяжелым, старой ковки, с богато украшенной рукоятью. Незнакомец прекрасно понимал, что, взяв с собой такой клинок, он подвергает себя риску — ему могут бросить вызов на поединок, однако без оружия он чувствовал себя слишком уязвимым.

Лицо его с четко очерченной линией подбородка было узким и вытянутым. Кожа незнакомца показалась Ричарду слишком бледной даже для зимы. Лента, закрывавшая левый глаз, пересекала все лицо и терялась в волосах, черных как воронье крыло.

Сообразительная Розалия без всяких просьб принесла две кружки пива, но одноглазый джентльмен отрицательно покачал рукой:

— Мы выпьем вина. У тебя есть херес или мадера?

Хозяйка таверны, не говоря ни слова, кивнула и унесла кружки прочь. Ричард мог бы сказать, что вино у Розалии сущая кислятина, а херес она разбавляет, но смолчал, поскольку никто не спрашивал его мнения.

— Значит, вы Сент-Вир, — произнес незнакомец.

— Да.

Собеседник с непроницаемым видом внимательно изучал мечника. Так всегда поступали люди, впервые встречавшиеся с Ричардом. Сент-Вир, сама вежливость, ожидал, что человек обманется его молодостью и удивительной для мечника миловидностью. Руки Ричард спокойно положил на стол перед собой, что тоже было необычно. Мечник уже начал подумывать, что заказчик относится к тому сорту людей, которые, насмотревшись на него вдоволь, потом произносят: «А я вас представлял совсем иначе, — однако незнакомец ограничился лишь коротким кивком. Он глянул на собственные руки в перчатках, после чего снова поднял взгляд на Ричарда.

— Могу предложить вам шестьдесят монет, — тихо сказал он.

Сумма оказалась немаленькой.

— Сначала я хочу побольше узнать о деле, — пожал плечами Ричард.

— Один бой — насмерть. Здесь, в городе. Не думаю, что задание придется вам не по вкусу.

— Не по вкусу мне может прийтись оплата, — пренебрежительно бросил мечник.

Узкие губы заказчика растянулись в улыбке:

— Вы человек разумный. И очень расторопный. Я видел, как вы бились с двумя противниками на званом вечере у лорда Горна.

— Так вы там были? — спросил Ричард, полагая, что незнакомец завел об этом разговор, желая представиться.

— Мне выпало счастье стать свидетелем боя. Для всех нас до сих пор остается загадкой, что стало причиной дуэли. — Глаз заказчика хищно сверкнул.

Ричард все понял с полуслова:

— Боюсь, я вам ничего не смогу сказать. Хранить тайны заказчиков — часть моей работы.

— И при этом вы беретесь за выполнение заказа без заключения официального договора.

Ричард откинулся на спинку стула. Теперь он понимал, к чему ведет собеседник, и был совершенно спокоен:

— Безусловно. Более того, я на этом настаиваю. Я не желаю, чтобы мои услуги оговаривались на бумаге, которая потом будет лежать у кого-нибудь в столе.

— Но в таком случае вы подвергаете себя страшной опасности. Если по факту дуэли проведут расследование, вас могут схватить как обычного убийцу, ведь письменных доказательств обратного у вас нет.

— Именно поэтому я столь тщательно подхожу к выбору заказчика. — Сент-Вир с улыбкой пожал плечами. — Я даю патронам слово выполнить задание и держать суть дела в секрете. При этом я должен быть уверен в том, что они знают, чего хотят, и смогут меня остановить в том случае, если у них изменятся планы. Оглядываясь назад, смею утверждать, что большинство заказчиков устраивают именно такие условия.

Вернулась Розалия, сжимая в руках два оловянных кубка и кувшин кислого вина. Дождавшись, когда она уйдет, незнакомец промолвил:

— Я доволен вашим ответом. Я знаю, ваше слово — крепкое. Такие условия мне тоже подходят. — Незнакомец стянул одну из перчаток. Пахнуло ароматом дорогих духов. Крупная ладонь незнакомца была ухожена, как у женщины. Когда заказчик взял кувшин, чтобы разлить вино, Ричард увидел на его пальцах следы от недавно снятых колец. — Я готов заплатить вам вперед тридцать монет.

Ричард удивленно поднял брови. Притворяться бессмысленно. Половина гонорара авансом — неслыханная щедрость.

— Вы очень добры, — произнес он.

— Так вы согласны?

— Мне нужны подробности. В противном случае — нет.

— Вот как. — Нобиль откинулся на спинку, осушил половину кубка. Ричарда восхитило самообладание заказчика: когда тот оторвал кубок от губ и поставил на стол, на его лице не было и следа отвращения.

— Скажите, — начал заказчик, — кто тот высокий мужчина, проскользнувший мимо меня, когда я зашел в таверну?

— Понятия не имею, — соврал Ричард.

— Почему вы отказываетесь от моего предложения?

Сент-Вир ответил дружеским тоном, который некогда столь сильно ошеломил лорда Монтага, звавшего Ричарда в почетный караул на свадебную церемонию дочери:

— Я не знаю, кто вы такой и с кем мне предстоит биться. Можете мне предложить в аванс хоть шестьдесят монет, но все равно не получите моего согласия.

У джентльмена был только один глаз, но полыхнул он с яростью обоих. Лицо заказчика при этом оставалось подчеркнуто спокойным. Более того, незнакомцу даже удалось напустить на него выражение легкой скуки.

— Я ценю вашу осмотрительность. Впрочем, осмелюсь предположить, что мне удастся хотя бы отчасти развеять ваши опасения. — Вызывающе медленно он стянул вторую перчатку.

Снова в воздухе запахло дорогим парфюмом, отчего Ричарду вспомнились волосы Алека. Незнакомец поднял руку, сжимая в ней золотую цепочку, на которой со стремительной скоростью вращался восьмиугольный медальон. Он крутился так быстро, сверкая в сиянии горящей на столе свечи, что Сент-Виру никак не удавалось его рассмотреть. Заказчик пальцем остановил вращение, и Ричард на короткое мгновение, перед тем как медальон снова исчез в перчатке, разглядел изображение, выгравированное на одной из его сторон.

— Шестьдесят роялов, — снова назвал сумму заказчик. — Половина — сразу.

Ричард, не торопясь, взял покрытый пылью кубок, поднес его к губам, хлебнул кислятины, поставил его обратно на стол и вытер рот.

— Я не принимаю денег, если не знаю имени вашего недруга. Кстати, он мужчина? — резко спросил Ричард. Пусть он слегка испортил впечатление, но лучше, если между ним и заказчиком будет полное взаимопонимание. — Я не имею дела с женщинами.

Губы незнакомца скривились в ехидной усмешке. Он слышал историю о Монтаге.

— Да, конечно, это мужчина. Он имеет определенный вес в обществе, однако я бы не хотел говорить вам большего, если, конечно, вы не изъявите желания узнать о нем еще что-либо. Вы не заняты завтра вечером?

— Возможно, нет.

— Ежели нет, было бы просто чудесно. Вы знаете «Три ключа» на Хэнли-стрит? — Увидев, как Ричард кивнул, заказчик продолжил: — Приходите туда в восемь. Сядьте за столик у дверей и ждите. — Джентльмен запустил руку в складки плаща и вытащил оттуда маленький шелковый кошель, который звякнул о стол. — Это должно покрыть ваши расходы.

Ричард не прикоснулся к деньгам. Судя по звуку, в кошеле было серебро. Джентльмен поднялся, бросил на стол пригоршню медяков в уплату за вино и натянул надушенную перчатку:

— Долго же мне пришлось вас дожидаться, — заметил он, — Вас всегда так сложно найти?

— Для меня всегда можно оставить здесь записку. Главное, чтобы люди еще захотели побыстрее мне ее отнести.

— Ясно. — Заказчик сухо улыбнулся. — Ваши друзья неподкупны?

Вопрос поразил Сент-Вира до глубины души:

— Неподкупных не бывает, — ответил он. — Просто надо знать цену. И помните: люди очень боятся стального клинка.

— Я запомню. — Заказчик снизошел до короткого едва заметного поклона. — Доброй вам ночи.

Ричард даже и не думал допивать вино. Поначалу в голове мелькнула мысль отнести его Алеку, но слишком уж оно было дрянным, поэтому мечник передумал. У Розалии имелось немало достойных сортов, однако к хозяйке требовался особый подход, чтобы уговорить ее подать их к столу. Не обращая внимания на любопытные взгляды друзей, Ричард вышел из таверны и направился домой.

Карнизы скалились сосульками. В комнатах Марии стояла тишина — должно быть, прачка не сидела без дела. Ставни были открыты, за окнами зияла тьма. Ричард вошел в дом с черного хода, тихо ступая, чтобы не потревожить Алека. Однако, несмотря на все его старания, под ногами заскрипели половицы. Здание было старым, строили его прочно, на века. Но по ночам его обитатели слышали, как оно оседает, словно старуха на завалинке, ерзающая, чтобы поудобнее устроиться под теплым солнцем.

— Ричард, это ты? — раздался из соседней комнаты голос Алека.

Дверь в спальню стояла открытой, Алек обычно оставлял ее незапертой, когда отправлялся в постель один. Ричард мог разглядеть во мраке его фигуру на фоне темного изголовья, покрытого искусной резьбой:

— Что, опять куда-то собрался?

— Нет. — Ричард, не зажигая света, тихо разделся, сложив одежду на крышку сундука. Алек отогнул край одеяла:

— Скорее, холодно.

Алек уже успел нагреть своим телом постель, и Ричард скользнул в нее, словно в горячую ванну. Алек лежал на спине, подложив руки под голову.

— Что ж, — промолвил он, — на этот раз ты быстро. Только не говори, что тебя снова пригласили в почетный караул на свадьбу.

— Нет, — покачал головой Ричард. — На этот раз мне сделали серьезное предложение. И довольно интересное. Убери локоть, ты занимаешь обе подушки.

— Я знаю. — Ричард понял, что Алек довольно улыбнулся в темноте. — Подожди, не засыпай. Расскажи, какое тебе дали задание.

— Да рассказывать особо нечего. — Сдвинувшись с подушки, Ричард положил голову на руку Алека. — Заказчик предпочитает играть в закрытую. Хочет, чтобы я проявил больше интереса.

— Кто он?

— Ты будешь смеяться.

— Ну конечно. Я же вечно смеюсь, — произнес Алек высокомерным, полным напряжения голосом, который всегда в темноте сводил Ричарда с ума. Мечник почувствовал, как губы Алека мягко скользнули по его пальцам.

— Это и вправду забавно. Я думаю, что на меня вышел лорд, однако похоже, он работает на другой дом.

— Скорее всего, вместе с другим домом. — Алек прижался губами к пальцам мечника, касаясь их, между слов, кончиком языка. — Бьюсь об заклад, ты прав. Должно быть, намечается что-то очень серьезное. Судьба государства в твоих руках. — Алек стиснул руки Ричарда, почувствовав на его коже старый шрам, оставшийся от рваной раны. Мечник приблизил руку со шрамом ко рту Алека. — Так с чего ты решил, — прошептал Алек, обдавая кожу Ричарда жарким дыханием, — что речь идет о двух домах?

Ричард мягко высвободил одну руку и принялся поглаживать Алека по спине. Он с наслаждением чувствовал, как от его касаний напряжение уходит, сменяясь расслабленной негой, как Алек тянется к нему, желая новых ласк.

— Он показал мне медальон с гербом, — произнес мечник.

— Ага, герба ты не узнал, а спросить, естественно, постеснялся… Великолепно, просто великолепно.

— Между прочим, ты ошибаешься. На медальоне изображен корабль в форме лебедя. Тот самый, на котором была герцогиня.

Несмотря на все фокусы, которые Алек вытворял со своим голосом, он и не подозревал, как легко мечник может догадываться о его чувствах. Ричард почувствовал, как тело Алека напряглось, хотя тон его голоса оставался по-прежнему спокойным:

— Как мило. Приятно узнать, Ричард, что тебя тоже заворожила красота корабля.

— Она меня вовсе не заворожила, — ровным голосом ответил Ричард, понимая, что Алек наверняка узнал нобиля, — хотя не стану отрицать, я бы с радостью на нем прокатился. Но сперва они должны сказать, с кем мне предстоит сражаться. Если работа придется мне по вкусу, меня уже будет завораживать гонорар.

— Думаешь?

— Уверен.

Алек беззвучно вздохнул, отдаваясь ласкам мечника. Ричард был осторожен и не торопился. Всякий раз в такие моменты ему казалось, что он хищник, крадущийся за добычей, или же дрессировщик, пытающийся приручить дикого зверя. Алек замолчал и смежил веки, закрыв лучистые глаза. Ричард ощущал, как по жилам любовника струится кровь, отчего ему чудилось, что он держит в руках власть над водами бурной реки.

Они поцеловались, и руки Алека обхватили плечи Ричарда, заскользив по телу мечника, по напряженным мускулам спины и бедер, будто бы в поисках чего-то.

— Какой же ты красивый, — ахнул Алек. В его голосе мешались восторг и удивление.

Вместо ответа Ричард принялся его гладить. Он почувствовал, как по телу друга прокатилась судорога, а в мышцы Ричарда впились острые ногти любовника.

Сент-Вир старался как можно больше растянуть удовольствие, продлить это чудное ощущение кожи, трущейся о кожу, и горячего дыхания, согревающего ее. Теперь Алек быстро заговорил. Сейчас он не вкладывал в слова особого смысла, но Ричарду было приятно слышать его голос, ощущать, как колышутся его волосы, чувствовать мочкой уха дразнящие касания кончика языка и ласковое покусывание.

— Тебе нет равных, мне никогда не говорили… я никогда не знал… Как здорово, Ричард, Ричард, если бы я знал…

Алек выкинул вперед руки и схватил его за горло. Первые несколько мгновений Ричард не понимал, что чувствует боль. Мечник резко откатился в сторону, схватив Алека за тонкие запястья. Какими бы ни были причины, по которым Алек на него напал, сейчас надо было позаботиться о том, чтобы его друг не повторил попытки.

— Что ты делаешь? Совсем рехнулся? — бросил мечник. Слова прозвучали грубее, чем Ричард хотел, потому что ему еще не удалось восстановить дыхание.

Тело Алека было напряжено, а расширенные глаза сверкали нездоровым блеском. Ричард провел рукой по его лицу, чтобы успокоить друга и помочь ему унять охвативший его ужас, но Алек отдернул голову в сторону, выдохнув:

— Нет, не надо!

— Алек, я что, сделал тебе больно? Что-то случилось? В чем дело?

— Не надо, Ричард, — Алек дрожал от напряжения и желания, — не надо вопросов. Сейчас тебе будет проще, правда? Можешь спрашивать о чем угодно. И я тебе расскажу, расскажу… Теперь, после этого… открою все что угодно…

— Нет, — покачал головой Ричард и ласково его обнял. — Не откроешь. Ты ничего мне не расскажешь. Потому что я ни о чем не собираюсь спрашивать. — Алек задрожал, несколько прядей волос упали ему на глаза. — Алек, я ни о чем не хочу слышать и ни о чем не хочу тебя расспрашивать. — Ричард стал медленно убирать волосы со лба друга. Они были мягкими и темными, как вода в торфяных озерах. Застыв на мгновение, мечник поднял один из локонов и прижался к нему губами. — Все будет хорошо, Алек… Милый Алек…

— Я не милый, — буркнул Алек ему в плечо.

— Жаль, что ты постоянно со всем споришь. — Пальцы Ричарда ласкали друга, хрупкость фигуры которого выдавала благородное происхождение. — Ты очень милый.

— А ты очень глупый. Впрочем, как и Феррис.

— Кто такой Феррис?

— Твой приятель из таверны. Загадочный одноглазый джентльмен. Он же дракон-канцлер Совета лордов. — Алек нежно скользнул языком по векам Ричарда, — Должно быть, он рехнулся, раз явился сюда. Либо попал в отчаянное положение.

— Может, он просто развлекается.

— Может. — Алек опустился всем телом на Ричарда, словно желая придать словам мечника дополнительный вес. — Кто-то ведь должен развлекаться.

— Как ты?

Глава 9

— Как я? Вот ты куда клонишь? Я-то думал, что наше предназначение — давать пищу слухам и дарить поэтам новые сюжеты.

— Обычно я гоню их в шею.

— Ты их закалываешь.

— Да, закалываю.

— Сплетник Фламбэ… Ричард… Теперь я вроде понимаю, как ты развлекаешься.

Ричард перехватил руку, которой Алек собирался его пощекотать, и направил ее чуть ниже:

— Вот и славно. А ты все-таки милый.

Ричард счел, что у него нет достаточных оснований отказываться от визита в «Три ключа», который должен был состояться следующим вечером, Феррис глубоко ошибался, если решил, что Ричард согласился взяться за работу. Только когда он узнает о противнике, он решит, браться за задание или нет. Сейчас мечник лишь надеялся, что от него не станут откупаться очередным мешочком серебра и сообщат, наконец, имя недруга Ферриса.

Прежде чем пересечь Мост, Ричард позаботился о том, чтобы хорошенько вооружиться. Беднота, обитавшая в окрестностях верфей, была доведена до отчаяния прозябанием в страшной нищете. У местных жителей не имелось ни гордости, ни доброго имени, которое они могли бы страшиться опорочить. Они не считали зазорным нападать без предупреждения и выбирали себе в жертвы кого угодно. Жители верхнего города считали, что в окрестности верфей хозяйничают выходцы из Приречья, решившие перебраться за реку, однако сами обитатели Приречья лишь презрительно усмехались, услышав подобные вздорные речи бесстыжих невежд, которым было ведомо лишь одно — за мостом опасно, и лучше туда не совать нос.

Таверна «Три ключа» великолепно подходила для тайной встречи. Расположенная у черта на куличках, она примостилась между складами и конторами, которые вечером пустовали. На улицах стояла тишина, которую лишь время от времени нарушала тяжелая поступь Дозора. Те, кому больше было некуда деться, а также те, кто желал сохранить свою личность в тайне, отправлялись в «Три ключа». Кое-кто искал здесь забвение: когда Ричард приблизился к таверне, он увидел, как дверь распахнулась, очертив на земле прямоугольник тусклого света, и наружу вылетел человек. Незнакомец упал на подтаявший снег и глухо захрапел. Сент-Вир обогнул пьяницу и вошел внутрь.

Мечнику не составило труда отыскать свободный столик у двери. Ночь выдалась холодной, и посетители таверны сгрудились у очага на противоположном конце зала. Большинство из них были мужчинами — без роду, племени и компании. Они обратили взгляды к вошедшему Сент-Виру, некоторые посмотрели на него чуть пристальней, силясь вспомнить, где они его видели раньше, после чего все вернулись к своим прежним занятиям.

А вот посланник, явившийся на встречу, вызвал у мечника интерес. Это была плотно закутанная в плащ женщина, стоявшая у порога. Когда Ричард опустился за столик, она повернулась к нему, но черт ее лица мечник не разглядел — они скрывались в тени капюшона. «Интересно, — подумал Ричард, — может быть, на встречу со мной явилась сама герцогиня, пожелавшая по примеру Ферриса побродить по бедным районам». Кем бы ни была эта женщина, она сразу узнала мечника и уверенно направилась к его столику. Однако, прежде чем она успела до него дойти, здоровый красномордый пьяница, пошатываясь, преградил ей дорогу и далеким от очарования голосом пробулькал:

— Привет, цыпочка.

Ричард хотел было прийти к женщине на помощь, но тут увидел, как в ее руке сверкнула сталь:

— Прочь. — Она приставила длинный кинжал к груди красномордого.

— Слушай, цыпочка, — упрашивающим голосом произнес мужчина, — ты чего такая сердитая?

То ли он был не настолько пьян, как казался, то ли в прошлом работал мечником, однако кинжал в ту же секунду оказался на полу. Схватив женщину за руку, он рывком притянул ее к себе, а несчастная, пытаясь вырваться, крикнула:

— Ричард!

Сент-Вир, давно уже обнаживший нож, рванулся к ним. Пьянчуга увидел мечника, и его хватка ослабла настолько, что женщине удалось высвободиться.

— Проваливай, — бросил Ричард, — или найди себе меч.

К ним поспешил мужчина в кожаном переднике:

— За дверь! — велел он. — Драться на улице. Правила знаете.

Пьяница растер руки, словно они у него болели.

— Ленни, — обратился он к кабатчику, — ты же знаешь, я ничего худого не делал. За каким чертом мне драться?

Ричард дернул рукой с зажатым в ней ножом, показав пьянице, чтобы тот лучше отошел подальше, что он и сделал, скрывшись вместе с Ленни на другом конце таверны. Под прикрытием мечника женщина подняла с пола кинжал и спрятала его обратно в рукав.

— Поверить не могу, что оказалась на это способна, — вздохнула она, дрожа всем телом.

— А я могу. — Ричард вернулся к столику. — Как вам вообще удается хоть что-то разглядеть, когда у вас такое на голове?

Женщина рассмеялась и откинула капюшон. Вместе с ним по плечам рассыпались огненно-рыжие волосы.

— Купишь мне выпить? — спросила она.

— Сколько рюмок? — с улыбкой ответил мечник. — Восемь? Или ты столько уже не осилишь?

— Я не собираюсь это проверять здесь. В этом месте наливают обычную воду прямо из реки, а потом добавляют туда чистого спирта, чтобы убить запах.

— Похоже, местным завсегдатаям все равно. — Мечник кинул взгляд на пьяницу, пристававшего к его собеседнице. — Слушай, сядь сюда, чтобы я мог за ним следить.

— Хорошо. — Она устроилась поудобнее, поставив локти на стол. — Мне сказали, что ты в состоянии меня защитить. Ты такой смелый — просто ужас! Ты и вправду способен убить человека этой штуковиной?

— Только за деньги. — Он ласково на нее посмотрел. — Думаю, мой ответ достаточно скромен?

— Более чем. Теперь ты лучший во всем городе.

— Раньше я тоже был лучшим.

Она рассмеялась, продемонстрировав гнилые зубы, портившие ее волевое красивое лицо.

— Это так. Но слухи о тебе просочились на самый верх. Ты не хуже меня знаешь, как это происходит.

— Как? — фыркнул Ричард. — Да очень просто. Одного убил, второго, третьего, а потом до людей доходит, что ты и вправду славно владеешь мечом.

— Давай не будем о прошлом. Тебе прекрасно известно, что ты сейчас фигура важная, — нетерпеливо произнесла она и сурово посмотрела на Ричарда. Мечнику ничего не удалось прочесть в ее серых глазах. — Долго ты еще будешь ему голову морочить?

— Да я не собираюсь никому ничего морочить. Мне просто нужно побольше узнать. Расскажи мне о той, другой леди.

— Какая еще леди… — Ее лицо залилось румянцем, и она опустила глаза. — Не думаю, что это имеет хоть какое-нибудь отношение к делу, — резко произнесла женщина.

— Извини, — вежливо произнес Ричард. Теперь он снова вернулся к тону, которым обычно говорил с клиентами. — Я думал, ты служишь в другом доме. — Он и так уже много прочел в ее смятении, куда больше, нежели хотел.

— Я его горничная, — она вызывающе посмотрела на мечника, — точнее, одна из них. Мы поддерживаем в особняке чистоту. У него красивый особняк.

— Ты хорошо выглядишь. — Имя ее хозяина так и не прозвучало. Значит, ей запретили его называть, а Ричарду, как предполагалось, он был незнаком. — Жизнь на Всхолмье тебе по вкусу.

Она вскинула на него взгляд и резко произнесла:

— Она мне по вкусу больше, чем тюрьма. Я думала, что порка — это сущая ерунда — других ведь секут, а они потом лишь смеются и снова начинают воровать. — Она опустила взгляд на руки, лежавшие на столе. Они были красивыми — закругленные пальчики великолепно сочетались с размером ладоней. Ричард увидел, что кожа на них огрубела от тяжкой работы в услужении. — Но потом, когда чуешь запах соломы, которую тебе дают вместо подстилки, когда у тебя, так запросто, со спины срывают платье на потеху толпе, которая явилась поглазеть, как на спектакль… Я узнала, каково это и чем все может закончиться… Что с Энни?

Ричарду потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, о ком идет речь:

— Поправилась. Потом жила как королева, покуда ее снова не поймали.

— А потом?

— На этот раз ей пришлось расстаться с жизнью.

— Я бы предпочла умереть сама, в одиночестве, — кивнула женщина, — или же от одного точного удара меча, которым ты однажды наградил Джес…

— Перестань, — оборвал ее Ричард.

Однако его собеседница уже давно съехала из Приречья. Былой страх исчез. Минувшие события и отгремевшие битвы остались в далеком прошлом.

— Я думала, ты ее любил, — тихо произнесла она.

— Не знаю. Впрочем, сейчас это уже неважно, — ответил мечник. — Почему прислали тебя?

— Он… я у него работаю. Должен же он был кого-то послать, — пожала плечами она.

— Ему известно, что мы знакомы.

Она уставилась в исцарапанную столешницу, отполированную касаниями тысяч рук.

— Он просто знал, что я из Приречья. Ты же знаешь, мы для них все одним миром мазаны.

Она имела право хранить тайны о своем прошлом. Ричард теперь почти не сомневался: нобиль-заказчик взял женщину себе в любовницы, иначе откуда бы он узнал о том, что она некогда была знакома с Сент-Виром. Кроме того, ни один лорд не доверил бы простой служанке столь деликатное поручение. Что ж, Катерине, пожалуй, повезло: Феррис не лишен привлекательности, а покуда женщина находилась у него в фаворе, она могла не бояться возвращения в Приречье.

— А ты? — спросила она. — Ты сейчас один?

— Нет. — Увидев, как Катерина испустила едва заметный вздох, он неожиданно спросил ее: — Тебя это печалит?

— Нет, что ты… — Она устало покачала головой. — Мне ничего не нужно. Только твой ответ. Я должна его передать.

— Ты же знаешь, что я пока не могу тебе его дать, — ответил Ричард. — Тебе известно, каких правил я придерживаюсь.

— Ты ответил еще не на все вопросы, — она искоса на него посмотрела, одарив странной улыбкой.

Ричард понимал, что за ней кроется, хотя на мгновение ему показалось, что перед ним сидит совершенно незнакомая женщина. Потянувшись через стол, Сент-Вир накрыл ладонь Катерины своей рукой.

— Значит, скажешь ему, что ты их задала, напоила меня, но меня больше интересовали деньги. НА самом деле это правда, — беспечно произнес Ричард. — У людей бывают самые вздорные представления о мечниках.

— Представляю, откуда эти представления берутся, — сухо ответила Катерина и, сохраняя на лице бесстрастное выражение, высвободила ладонь. Потом она произнесла в тон собеседнику, решившему перейти на банальности, не способные причинить боль: — Теперь, когда твоя юность и взбалмошность остались в прошлом, по тебе стали скучать на Всхолмье. И с кем ты в итоге живешь? С Джинни Венделл? А то, похоже, это тайна за семью печатями.

— Я живу с мужчиной. Его зовут Алек. Ты его не знаешь.

— Какой он из себя?

— Он особенный, — произнес Ричард, тщательно обдумав ответ. — Никогда таких не встречал.

— Чем занимается?

— Когда-то он учился в Университете — я практически в этом уверен. А теперь он пытается найти свою смерть, — с абсолютно серьезным видом сообщил Ричард женщине.

— Каким образом? Ждет, когда на него камень с неба упадет?

— Камни, ножи, разбойники… Он не упускает ни единого шанса.

— Студент, — задумчиво произнесла она. — Значит, драться он не умеет.

— Абсолютно. Так что скучать он мне не дает.

— Ты его защищаешь?

Слова Катерины повисли в воздухе, оставшись без ответа. Сейчас она могла нанести мечнику сильный удар или, по крайней мере, попытаться это сделать. Назвать имя. Джесамина. Красавица, умелая воровка, восходящая звезда мошенников. Они вместе с молодым мечником были притчей во языцех во всем Приречье. Джесамина умела драться и знала, как обращаться с кинжалом. У Джесамины был характер, который она любила показывать, и однажды вечером Ричард сорвался, утратив самообладание. Защитить Джесамину оказалось некому.

Катерина могла попытаться сделать ему больно, но что, если у нее ничего не получится? Ричард всегда был уверен в себе, и эта черта ее очень привлекала. За последние несколько лет его имя окутал романтический ореол. Избавившись от колебаний, Ричард предстал перед окружающим миром таким, каким он был на самом деле, каким видел себя сам. Катерине было приятно думать, что она сейчас сидит рядом с человеком, свободным от необходимости каждый день доказывать свое превосходство, с человеком, которому плевать на то, что думают о нем другие.

Ее завораживало, что Ричард и сам в это верил и был полностью независим от того, что наполняло человеческую жизнь страданиями, но сама Катерина не хотела даже и пытаться последовать его примеру.

— Слушай, — произнес Ричард, — если ты еще хочешь выпить, только скажи, я распоряжусь.

— Я знаю, — кивнула она. — А почему этот твой Алек ищет смерти?

— Не знаю. Не спрашивал.

— Но ты не желаешь, чтобы он так себя вел.

— Это же глупо, — пожал плечами Сент-Вир.

Медленно, чтобы не встревожить мечника, Катерина извлекла свой кинжал и, оглядев клинок, покачала головой:

— Когда я сюда пришла… Зря я тебя позвала. Надо было прирезать того мерзавца, пока у меня был такой шанс.

— Ты не в Приречье. Здесь за такое можно попасть в переделку.

— Нет. — Она покачала головой из стороны в сторону. Локоны волос скользили по ее щекам, словно змеи. — Мне такое не под силу. Я упустила свой шанс, потому что мне просто не хватило духу.

— Тебе мешал капюшон. — Катерина, улыбнувшись, посмотрела на мечника, но наткнулась на серьезный взгляд. — Впрочем, это неважно. Тебе больше не надо бояться возвращения в Приречье.

Катерина надеялась, что мечник не ошибается.

— Не говори ему, что я опростоволосилась, — попросила она.

— Не скажу. Может, я его вообще больше никогда не увижу.

— Не уверена. — Из складок плаща она извлекла сложенный в несколько раз листок бумаги, опечатанный воском. — Это именно то, о чем ты подумал. Откроешь, когда придешь домой. Он говорит, что не хочет тебя торопить — у тебя неделя на раздумье. Если решишься, приходи через неделю в это же время в «Старый колокол». Там тебя будет ждать человек с половиной гонорара.

— Половина суммы авансом… Так он не шутил. Щедрый жест. Как я узнаю этого человека?

— Он сам тебя узнает. По кольцу у тебя на пальце.

— По какому еще кольцу?

На этот раз Катерина протянула ему маленький замшевый мешочек. Ричард ослабил тесемки и глянул на огромный, ярко блеснувший рубин. Мечник поспешно завязал мешочек и сунул его за пазуху, туда же, где спрятал опечатанную бумагу.

— А если я не приду?..

— Носи на здоровье, — улыбнулась она ему тенью прежней улыбки. — Он не просил его возвращать.

Кольцо стоило не меньше всей суммы гонорара. Двойная оплата — подарок, который на самом деле был взяткой. Лорда Ферриса нельзя было упрекнуть ни в глупости, ни в скупости.

Катерина встала и закуталась в плащ. Ростом она дотягивала Сент-Виру только до плеча. Мечник бросил на стол одну из серебряных монет, доставшихся ему от Ферриса. Когда женщина изумленно изогнула брови, Ричард пояснил:

— Это самая мелкая монета из всех, что он мне дал. Наверное, он решил, что я пью только редкие вина.

— Может, он думал, что ты их разменяешь, — ответила она. — Заплати мелочью, Ричард, это пойдут разговоры.

Мечник запустил руку в карман, швырнул на стол пригоршню меди, а потом, прижавшись к женщине, незаметно сунул ей мешочек с серебром:

— Он сказал, что это мне на расходы. Я не хочу чувствовать себя виноватым за то, что мы провели вечер в этой дыре.

Не сказав ни слова, она молча взяла серебро. «На эти деньги она сможет купить много, очень много, ну а если ей ничего не надо, так мне все равно лучше отдать деньги ей», — подумал Ричард.

Когда они направились к выходу, сидевшие за столами посетители пробубнили:

— Доброй ночи, красавица. Удачи.

Катерина и Ричард вышли из таверны на улицу. Три ключа, на которых еще кое-где остались едва заметные следы позолоты, поскрипывали у них над головами. Потом мечник и его спутница свернули на Хэнли-стрит, направившись в «Пикирующего орла», где, предусмотрительно одетый в кожаные доспехи, Катерину поджидал один из слуг Ферриса, чтобы проводить ее на Всхолмье.

* * *

Когда Ричард вернулся, было уже поздно, но Алек, читавший книгу при свечах, еще не спал. Друг мечника, сидевший в круге света, оторвался от страницы и заморгал, вглядываясь в окружавший его сумрак.

— Привет, Ричард.

— Привет, — дружелюбно отозвался Сент-Вир. — Я вернулся. — Он медленно отстегнул меч, потом осторожно извлек ножи и аккуратно, словно имея дело с детьми или зверьми, которые в любой момент могут укусить, положил их на каминную полку.

— Вижу, что вернулся, — отозвался Алек. — Ты тут такое пропустил! Мария подралась с одним из клиентов, погналась за ним… Они три раза двор обогнули. Она костерила бедолагу и швырялась в него носками. Он попытался спрятаться за колодцем, а я швырнул в него луковицей. Разумеется, я промахнулся, зато изрядно его напугал. Наверное, он принял меня за тебя. Одним словом, он, наконец, убрался, но потом на крыше стали орать кошки, однако мне уже нечем было в них кинуть. У тебя что-нибудь есть?

— Нет. Думаю, нет. Кажется, они уже убрались, — ответил Ричард, который не слышал никакого кошачьего ора.

— Я считаю, нам надо завести собственного кота. Особого, бойцового. Мы его специально обучим, и он будет гонять других котов и кошек. Все равно — какой смысл посылать тебя на крышу…

— Ну почему же? — спросил Ричард, подходя к окну и заглядывая наверх. — Я могу туда залезть. Запросто. — Он вскочил на подоконник.

— Завести кота гораздо проще, — объяснил Алек. — Мы спасли бы ему жизнь — вытащили бы колючку из лапки, и он был бы нам всю жизнь благодарен.

Ричард распахнул окно и, держась одной рукой за подоконник, высунулся наружу.

— Слушай, у меня от тебя голова кружится, — произнес Алек. — К тому же кошки уже убежали. Ты ведь сам сказал.

— Не бойся, не сорвусь. И вообще, здесь невысоко. Можно даже выпрыгнуть из окна во двор. Скорее всего, ничего себе не сломаешь.

— Марию удар хватит. Слушай, ты выглядишь как идиот. Такое впечатление, что сейчас взмахнешь руками и улетишь.

Ричард рассмеялся и спрыгнул обратно в комнату. Он неудачно приземлился и, покачнувшись, поднялся на ноги.

— Ну вот! — воскликнул он. — Вот что получается, если тебя слушать.

— Я не просил тебя прыгать из окна.

— Но ты мне вечно предлагаешь выпить. Вот я и выпил. Теперь я пьян и не скажу, что мне это нравится. — Мечник всем телом опустился на их единственный стул, приняв позу человека, намеревающегося сидеть на нем очень долго.

— И чем ты напился? Как обычно, кровью?

— Нет, бренди. Ужасным бренди, просто кошмарным. И ведь не люблю я напиваться. Знаешь, почему? Все время приходится следить за ногами, а мне это очень не нравится. Я не понимаю, как ты можешь так часто закладывать за воротник.

— Очень просто — мне, в отличие от тебя, на свои ноги наплевать. Только не рассказывай мне, что тебя напоил этим ужасным бренди сам лорд Феррис.

— Нет, я сам. Все сам. Думал, мне понравится. Ты вечно твердил, что мне понравится. Ну так вот. Мне не нравится. Получается, ты ошибался.

— Ты это уже и так повторил два раза, — буркнул Алек. — Если думаешь, что я кинусь извиняться за ноги, которые не желают тебя слушаться, ты сильно ошибаешься. Пошли, погуляем. Я научу тебя играть в кости.

— Если я и пьян, это еще не значит, что я рехнулся. Я иду спать. — Алек, зажав страницу пальцем, потянулся в шезлонге, словно кот.

— Ричард, почему ты напился? Что, Феррис не явился?

— Разумеется, не явился. Он послал вместо себя человека.

— Они что, плохо с тобой обошлись? Теперь ты их убьешь?

— Нет, и опять же нет. Господи, ну ты и кровожадный. Я никого не собираюсь убивать. Я собираюсь спать. На завтрак я съем все что хочешь, но только не рыбу.

Наверное, мечнику каким-то образом удалось раздеться и забраться в постель. Сент-Вира разбудил Алек, который тряс его за плечо и повторял: «Ричард, Ричард, проснись».

Он застонал и тяжело повернулся, несколько отстраненно отметив, насколько медленно он двигается.

— Чего там? — басом спросил Сент-Вир, не узнав собственного голоса.

Он не закрыл ставни, и поэтому лунное сияние, проникая сквозь окно, заливало постель, освещая руку Алека, которая упиралась в одеяло, прижимая к нему письмо Ферриса.

— Ты храпел, — протянул студент недовольно, почти искренне. Волнение Алека выдавала только белизна костяшек пальцев, впившихся в бумагу.

— Ну а теперь перестал, — Ричард не хотел пускаться в спор. — Что ты думаешь о послании Ферриса?

— Я думаю, что он наделал кучу орфографических ошибок. — Алек распечатал бумагу. Внутри не было ни слова — лишь картинка — рождающийся из пламени феникс в окружении геральдических завитков и узоров. — Это герб, — в голосе Алека звучал металл. — Знаешь, чей?

— Ну конечно. Я на него в городе насмотрелся. Он повсюду — на флагах там… экипажах…

— Это герб Бэзила Холлидея, — торжественно произнес Алек, будто не услышав ответа мечника.

— Это герб Бэзила Холлидея, — согласился Ричард. — Ты еще не успел залезть в постель, а уже утащил на себя все одеяло.

Алек буквально лихорадочно подоткнул одеяло, вскочил и принялся мерить шагами комнату.

— Значит, Феррис хочет, чтобы ты его убил?

— Феррис. Или герцогиня. Я в этом еще толком не разобрался. Должно быть, Феррис ее покрывает.

— Не может быть, чтобы он действовал по ее поручению. Человек его положения и звания в первую очередь заботится только о самом себе. Слушай, а часом, этот герб не означает, что второй патрон и есть — Холлидей?

— Нет, все умные люди сообщают о своем противнике именно так. Бумагу надо будет сжечь. Напомни мне об этом утром.

— Не спать! — приказал Алек.

— Не думаю, что я… — Мечник широко зевнул и, приложив чудовищное усилие, снова раскрыл глаза. — Ну в чем дело? — спросил он. — Я ведь уже рассказал тебе все, что знаю. Может, ты чего добавишь? Может, мне следует что-то узнать?

Зря он это сказал. Лицо Алека враз окаменело:

— Добавлю? — повторил он голосом, в котором мешались мед и яд. — Ну что ж, слушай. Мне известно достаточно, чтобы держаться от них подальше, когда они начинают играть в свои игры. Ты, Ричард, думаешь, что лучше всех? Они разжуют тебя так, что потом тебе будет уже все равно — выплюнут тебя или проглотят.

Вначале Ричард хотел объяснить, что такого с мечниками не случается: они просто делают работу, берут плату и отправляются домой, оставляя нобилей выяснять отношения дальше. Сент-Вир впервые усомнился, даже не в том, что Алек благородного происхождения, а в том, что его друг хотя бы примерно представляет себе, что за люди живут на Всхолмье. Однако Ричард только произнес:

— Ничего со мной не случится. Я вообще могу отказаться — мне дали время на раздумье. Если что, герцогиня заплатит, а Феррис убережет меня от беды. Сам увидишь. Может, нас обоих отправят в поместье Тремонтенов, пока не улягутся страсти, будем жить в красивом домике, на берегу речушки, ходить на рыбалку, держать пасеку… Некоторое время поживем в деревне. Как ты на это смотришь?

— Ненавижу деревню, — ледяным тоном произнес Алек. — Спи, давай.

Сент-Вир закрыл глаза. Наконец-то темно.

— Ладно. Я просто сегодня очень покладистый. Утром у меня будет ужасное похмелье.

— Спи, тебе сказано. Ты прекрасно чувствуешь себя по утрам, потому что никогда не просыпаешься раньше полудня.

И Сент-Вир погрузился в сон.

Глава 10

«Слишком быстро, — думал лорд Феррис, направляясь по улице к особняку семейства Холлидей, — слишком быстро Бэзил Холлидей сообразил, что за игра затевается».

Справившись с поручением, только что вернулась Катерина. Через неделю, если все пойдет гладко, мечник даст ответ Феррису, и можно будет приступить к осуществлению плана. Великий канцлер получит вызов на смертный поединок. Даже если Катерине каким-то образом и удалось заглянуть в тщательно запечатанное письмо, Феррис не особенно волновался. Во-первых, он знал о том, что накануне делала его служанка, а во-вторых, он был уверен в ее преданности. Кроме того, Сент-Вир не являлся доверенным лицом Холлидея — уж это Феррис специально проверил.

Феррис понятия не имел, что крылось за сегодняшним предложением лорда Холлидея «прийти побеседовать наедине» Приглашение было неофициальным, написано самим Бэзилом. Видимо, о нем не знал даже его личный секретарь. Это насторожило Ферриса, однако дракон-канцлер Внутреннего совета не мог отклонить приглашение Великого канцлера, каким бы таинственным оно ему ни казалось. Не исключено, что Холлидей хотел обсудить с ним какое-нибудь деликатное дело, касающееся Совета, прежде чем выносить вопрос на общее обсуждение. Наверное, именно поэтому Бэзил написал записку собственной рукой — секретари Холлидея часто не без раздражения жаловались на то, что канцлер постоянно действует в обход установленных формальностей. Феррис был готов, что ему придется ждать; вполне вероятно, на это время у Великого канцлера официально назначена аудиенция кому-нибудь.

Особняк Холлидея располагался в самом конце круто забиравшей в гору улицы. С одной стороны, это представлялось не очень удобным, но с другой, благодаря такой уловке архитектора здание приобретало более величественный вид. Дом не имел ворот, сад располагался за ним, там, откуда открывалось завораживающее зрелище — бегущая внизу река. Феррис увидел парочку крепко сбитых мужчин, охранявших владения Бэзила. Что ж, Великий канцлер, памятуя о предстоящих выборах, начал вполне своевременно проявлять заботу о собственной безопасности. Феррис с некоторым облегчением перевел дыхание: если бы Холлидей знал о грозящей ему смерти, он бы уделил охране гораздо больше внимания. Впрочем, Сент-Виру все равно придется проявить сноровку и смекалку. С другой стороны, репутация мечника свидетельствует о том, что он и без того смекалист. Главное, чтобы у него хватило мозгов не отказаться от предложения.

У Ферриса мелькнула мысль, что, возможно, он дал мечнику на раздумье слишком много времени. Впрочем, лорд исходил из впечатления, которое на него произвел Сент-Вир во время встречи в таверне за рекой: он любил свое дело, считая себя художником. Значит, и подход к Сент-Виру должен быть соответствующий; его надо добиваться и, как всякому художнику, льстить. Феррис дал ему время на размышления, проявив тем самым доверие и уважение, и именно этот ход, по мнению лорда, наверняка должен был заставить мечника ответить на предложение согласием. Кроме этого, делу ничуть не повредит, если Сент-Вир примет решение задолго до встречи. Тогда мечник придет на нее с радостью, сгорая от желания скорее взяться за дело. Феррис нашел Бэзила Холлидея сидящим в кабинете, в окружении бумаг и недопитых чашек шоколада. Волосы Бэзила были в беспорядке, наверное, он время от времени проводил по ним рукой. На лбу Великого канцлера синело чернильное пятно, свидетельствовавшее о справедливости предположения Ферриса. При виде дракон-канцлера Бэзил расплылся в чарующей улыбке. У Ферриса гора свалилась с плеч. Холлидей ни о чем не знает. Но зачем он его пригласил? Во что хочет вовлечь на этот раз?

— Итак, — обратился лорд Холлидей к Феррису без всякой преамбулы, сразу взяв с места в карьер, — как вы думаете, что на этот раз задумал герцог Карлейский?

— Герцог? — переспросил Феррис. — Насколько я полагаю, он дуется на весь свет в своем имении. Где ему еще быть, после того как ваш мечник побил его в саду у Горна?

— Мой? Я никого не нанимал. Я слышал, какие сплетни ходят по городу, однако на самом деле я узнал о том, что герцогу Карлейскому бросили вызов, только когда мне сообщили о состоявшейся дуэли.

— Эти сплетни я слышал от Горна. — Феррису уже и так все было ясно. Он не любил намеков. Кто еще кроме Холлидея мог напугать герцога Карлейского столь сильно, что он после проигрыша дуэли, являвшейся чистой формальностью, сбежал в деревню, да еще в такое время года? Наверняка этот загадочный незнакомец пользовался большим влиянием и желал устранить возможные помехи в свете грядущего переизбрания Великого канцлера… Или же Холлидей затеял куда более грязную игру, чем он хочет показать? — Мне следовало знать, сколь пагубно прислушиваться к мнению Горна.

— Вы еще молоды, — весело произнес Холлидей. — Со временем это пройдет.

«Если Сент-Вира нанял не Бэзил, дело плохо», — подумал Феррис. Ему нравились стройные версии. Герцог Карлейский проиграл Холлидею и вынужден бежать из города. Когда настало бы время приступить к осуществлению плана, навести подозрения на герцога Карлейского, проживавшего сейчас в деревне, было бы проще простого.

— Так что же герцог Карлейский? — спросил Феррис, пригубив чуть теплый шоколад. — Он все равно пытается вам досадить?

— Господин герцог дал труппе Блэкуэлла денег, чтобы они в следующем месяце поставили «Гибель короля». При условии, что к тому моменту окончатся снегопады.

— Окончатся. Они всегда к этому времени заканчиваются. Труппы вечно открывают сезон в эту пору. Знаете, Бэзил, а ведь эта пьеса «Гибель короля» — сущий ужас.

— Точно, — поморщился Холлидей. — Я ее хорошо помню. Куча монологов, направленных против монархии и тирании: «Правление одного человека есть надругательство над волей» и прочая, прочая, прочая… А мы с Мэри должны сидеть у всех на виду и громко хлопать в ладоши.

— Вы можете закрыть театр, — Феррис погладил подлокотник кресла. — Это приют воров и рассадник заразы, угрожающий здоровью общества.

— Как интересно, Тони, — Бэзил удивленно приподнял брови, — я-то думал, вам нравится театр.

— А сейчас вы заговорили, как герцог Карлейский. Он тоже уговаривал меня разогнать актеров. Его беда в том, что он судит о других людях по себе. Я не стану закрывать театр, потому что, насколько мне известно, там также собираются ставить одну из старинных трагедий про любовь и месть — а я их обожаю. Да, это нравоучительные пьесы, но в них никто не пытается тебя уесть, и этим они выгодно отличаются от «Гибели короля», в которой всю суть излагают по три раза уже в первом монологе. Интересно, кто из актеров достаточно на меня похож, чтобы сыграть сброшенного с престола короля?

— Насколько я полагаю, никто. Они все слишком худые. — Феррис поправил повязку на глазу. Ему уже пора перестать удивляться способности Бэзила видеть других людей насквозь. Сейчас надо взять себя в руки и умерить пыл. Если бы Феррис способен был низвергнуть Великого канцлера с помощью дурацких советов, он бы уже давно это сделал, и ему не пришлось бы прибегать к плану с участием Сент-Вира. — Должен отметить, что вы довольно спокойно относитесь к происходящему. Если герцогу Карлейскому удастся с помощью спектакля восстановить против вас городские низы, это может помешать вашему переизбранию на должность Великого канцлера.

— Переживания оставим Мэри, — улыбнулся Бэзил. — А вы займетесь осуществлением тщательно продуманного плана.

— Так у вас есть план… — Феррис медленно дошел до края комнаты, пряча за изумлением облегчение. Холлидей не только ничего не подозревает, наоборот, он хочет довериться ему еще больше. Хотя что в этом странного? Феррис никогда не давал Холлидею повода усомниться в нем. Да, время от времени он возражал ему на заседаниях Совета, но — совсем уважением. Дело в том, что их политические взгляды столь сильно различались, что не было никакого смысла даже пытаться копать под Холлидея, пользуясь обычными методами.

Главная политическая задача, которую ставил перед собой Холлидей, заключалась в улучшении непростых отношений между городом и деревней. Похоже, он верил, что нобили уже утратили роль связующего звена, которую играли благодаря обширным земельным владениям, переданным им много лет назад. Бэзил полагал, что с ростом уровня жизни в городе знать утратит здесь свое влияние и одновременно с этим потеряет свои земельные владения, так как не уделяет им должного внимания. Следовало признать, что установление добрых отношений между Великим канцлером и Городским советом, а также популярность Холлидея среди горожан приносили известную пользу, однако Феррис имел самые смутные представления о планах Бэзила, а уж тем более о том, к чему они могут привести. Если бы Холлидей не любил город так сильно, он бы уже давно перебрался в деревню и на личном примере показал, как надо распоряжаться своими имениями. Феррис не мог отрицать, что Бэзил был талантливым правителем. Порой его восхищало, насколько тонко Холлидей формулировал цели и задачи, чтобы протащить нужные ему решения через Совет. С другой стороны, не вызывало никаких сомнений и то, что Холлидей был мечтателем и что, как только его нововведения дадут о себе знать, он тут же потеряет поддержку аристократии. Герцог Карлейский, являвшийся крайним консерватором, догадывался о грядущих переменах или, более того, даже знал о сути предстоящих реформ. И вот теперь, когда Совет, забыв обо всем, спешил провести перевыборы весной, у Ферриса практически не оставалось иного выхода. Если ему улыбнется удача, то его ждет поддержка, и его положение станет непоколебимо, быть может, даже на всю жизнь. Если же он проиграет, то стараниями его последователей ему все равно удастся вернуться в сиянии славы. Что же касается плана… Феррис счел за лучшее произнести:

— Милорд, вы оказываете мне честь своим доверием.

— На это у меня есть причины, — улыбнулся Холлидей. — Несмотря на то, что вы пока еще открыто не высказались в мою поддержку.

— Но, вместе с этим, я и не поддерживаю герцога Карлейского. Причины очевидны всем, кому даны глаза, чтобы видеть. Герцог всего лишь напыщенный надоедливый горлопан, свято верящий в то, что он великолепный оратор.

— Отнюдь. — В голосе Холлидея послышалось легкое удивление. — Вы в нем ошибаетесь. Герцог Карлейский настоящий герой. Он честен и чтит законы Совета. Так считают очень многие, в том числе и я. Он богат, а значит, и влиятелен. Он жаждет власти. Прежде чем герцог счел необходимым отбыть в деревню, он дал несколько чудных обедов — по крайней мере, я слышал, что они были чудными: меня на них не позвали, но многим довелось там побывать. За гостеприимством можно и не разглядеть напыщенности. А его речи уже раскололи некогда единый Совет, причем именно сейчас, когда у нас впервые за долгие годы появилась общая цель. Теперь он хочет пустить все прахом ради собственных мечтаний о возвращении золотого века правления нобилей, которые, в конечном итоге, доведут нас всех до беды!

— А вы никогда не думали, — мягко произнес Феррис, — что теоретически, пусть даже отчасти, он прав? Пост Великого канцлера прежде был синекурой и никогда не предназначался для того, что сделали из него вы.

— Неужели? — Холлидей холодно на него посмотрел. — Тогда почему дела начинают спориться, когда кто-нибудь один берет верховную власть в свои руки, причем в результате выборов, а не по чьей-либо прихоти? Что плохого в том, что есть человек, который может официально представлять нобилей в Городском совете? В моих руках лишь власть, данная мне народом и обеспеченная государственной необходимостью. Даже герцог Карлейский не сумеет обвинить меня в том, что я нарушил хотя бы одно-единственное процедурное правило. Не спешите задавать вопросы, Феррис. Прошу вас сначала меня выслушать. Я не собираюсь уходить от ответа. Поставьте себя на место герцога Карлейского. Кого он хочет выдвинуть кандидатом вместо меня? — Холлидей поставил чашечку с шоколадом чуть более резко, чем собирался. — Нет у него такого кандидата. Герцогу главное меня скинуть, а что потом случится с Советом — ему плевать.

— Ну, разумеется, ему хочется на ваше место самому, — промолвил Феррис. — Несколько его предков занимали пост Великого канцлера, но это было в те времена, когда все обязанности заключались в том, чтобы следить за порядком и очередностью выступлений на заседаниях да принимать участие в бесчисленных пирах и балах. Все герцоги становятся немного не в себе, когда речь заходит об их родовых правах.

— И именно поэтому, насколько я могу судить, он с такой яростью выступает против моего переизбрания на новый срок! Болван, оказавшись на посту Великого канцлера, враз не станет мудрецом, — со злобой произнес Бэзил Холлидей. — Сейчас, думаю, это понимает даже он. Идеи, которые он высказывает, пользуются популярностью, в отличие от него самого. Он перессорился с половиной Совета из-за земель, а со второй половиной — из-за жен.

— Но только не со мной, — тихо сказал Феррис.

— Да. Но только не с вами. Пока. — Холлидей откинулся в кресле. — Скажите-ка, Тони, что случится, если я посажу вместо себя на место Великого канцлера марионетку и дождусь, когда меня снова изберут?

— Практически все что угодно. Вашего ставленника может опьянить власть, и он откажется вас слушаться. Или он попытается следовать вашим указаниям, однако, в отличие от вас, у него не хватит сил удержать Совет в узде.

«Ну а кроме того, чтобы согласиться на такую роль, человек в первую очередь должен быть безвольной тряпкой», — подумал Феррис.

— Именно, — кивнул Холлидей. — Слабак не справится, а сильный не станет и браться. — Феррис кисло улыбнулся проницательности Бэзила. — Однако если Совет проголосует против предоставления мне права переизбираться на новый срок, мне нужно искать себе замену. Я много об этом размышлял. Полагаю, вы тоже.

Под взглядом Холлидея Феррис почувствовал себя ужасно уязвимым. Он подумал о стражниках снаружи и о том, что он сейчас в особняке Бэзила один-одинешенек. Как быть, если ему бросят вызов на смертный поединок? Впрочем, в словах Холлидея не было никакого скрытого подтекста. В отличие от герцогини Тремонтен, Бэзил не любил намеков.

— Если на посту Великого канцлера окажусь я, боюсь, вам будет непросто меня одолеть, когда настанет пора переизбрания.

— Так вы все-таки хотите?.. — усмехнулся Бэзил.

— Стать Великим канцлером? Я бы соврал, если бы стал это отрицать. Взять в кулак Совет, набравший силу после вашего правления, опереться на вашу тайную помощь… — Феррис говорил Бэзилу то, что тот хотел услышать. Это было не слишком сложно. От такого жеста деланной щедрости Феррис чуть не рассмеялся. Все мысли Холлидея обращены к будущему, и в результате он не видел того, что творилось у него под носом. — Но как это вам поможет решить вопрос с герцогом Карлейским? Я полагаю, вы собираетесь приложить все усилия к тому, чтобы избавиться от необходимости поддерживать мое избрание.

— Все очень просто, — Бэзил казался удивленным. — Езжайте и побеседуйте с ним.

Впервые Феррис почувствовал растерянность.

— Милорд, — промолвил он, — подобный шаг обернется фатальной ошибкой. Герцог не умеет держать язык за зубами, и я одним махом потеряю поддержку ваших сторонников.

Холлидей с трудом подавил нетерпеливый жест.

— Феррис, я внимательно следил за тактикой, которой вы придерживаетесь во время заседаний Совета. Вы осторожны и стараетесь хранить нейтралитет. Вы выводите людей из себя, они приходят ко мне и жалуются, что никак не могут разобраться — чью сторону вы занимаете. Думаете, мне неизвестно, каким трудом это вам дается? Так вот, я хочу, чтобы вы воспользовались плодами вашей тактики, а не отбрасывали их прочь. Поговорите с герцогом Карлейским от своего имени. Скажите ему то, что считаете нужным. Вы не мой сторонник, я не могу отправить вас с заданием защищать меня перед герцогом, особенно теперь, когда я предложил вам такой куш на случай, если проиграю. Просто съездите к нему, пусть он слегка запутается и поймет, что все далеко не так просто. Я знаю, Тони, вы это умеете. — Улыбающееся лицо Бэзила внезапно стало жестким. — Но только запомните: мне сразу станет известно, если вы попытаетесь играть против меня. И я уж позабочусь о том, чтобы вы не смогли выставить вместо себя мечника.

— А вам нравятся дуэли? — спросил Феррис и, увидев, как Холлидей покачал головой, продолжил: — Вы вообще не одобряете использование мечников, возможно, потому, что вам слишком часто приходится иметь дело с последствиями дуэлей чести. Понимаю, это утомляет. И тем не менее вы пошли на поединок с герцогом Карлейским. Вам не кажется, что, если вы решитесь вызвать и меня, дуэли станут для вас своего рода игрой?

— Почему бы и нет? — невольно улыбнулся Великий канцлер. — Герцог Карлейский так старомоден…

— А я в душе игрок. Но осторожный. Когда вы желаете, чтобы я встретился с герцогом?

— Как только вам это будет удобно.

— Ага, — протянул Феррис, — значит, не раньше чем через неделю. У меня остались кое-какие дела, которые мне надо закончить. Но как только я их завершу… Тогда — посмотрим. Наверное, к тому времени я уже смогу отправиться в путь.

Глава 11

И Майкл Годвин, и лорд Горн запомнили прогулку на корабле герцогини, правда, по разным причинам. Майкл давно уже выбросил из головы стычку с Горном, посчитав ее всего лишь мелким недоразумением, ничем не выделяющимся из череды прочих неприятностей, омрачивших тот вечер. Ему, конечно, следовало послать Горну записку с официальными извинениями, однако молодой лорд был юн и теперь все силы тратил на то, чтобы выкинуть из головы Диану. Дабы осуществить намеченное, Годвин в последовавшие за прогулкой дни погрузился в водоворот развлечений: устраивал скачки и принимал в них участие, спуская немалые суммы денег, подбирал себе роскошные наряды и гулял на пирах и празднествах с людьми, о которых никакая любящая мать не пожелает и слышать. Майклу представлялось совершенно очевидным, что герцогиня не хочет иметь с ним дела, а ее интерес к нему был всего-навсего мимолетным флиртом. Ежели Диана поддерживает связь с Феррисом — что ж, дело ее, однако Майкл не стал во всеуслышание подвергать сомнению ее репутацию, понимая, что таким образом нанесет вред и себе. Молодого лорда и без герцогини окружало немало красавиц и красавцев, общение с которыми сулило гораздо меньше волнений и бед. Майкл продолжил встречаться с Бертрамом Россильоном и начал было любезничать с Еленой Невилльсон, но тут его одернул брат девушки. Интрижку с Еленой Майкл закрутил, чтобы досадить жене Бертрама, мерзавке Оливии, и к тому моменту, когда Крис обратился к молодому лорду с отповедью, дело уже было сделано: леди Оливия держалась с Майклом подчеркнуто официально и холодно, словно она никогда не шептала, украдкой прижавшись к его камзолу, во сколько ему следует прийти в ее покои. Майкл был только рад такому повороту событий; стоило Годвину вспомнить об обстоятельствах своей первой встречи с лордом Горном, как он тут же снова поминал Оливию недобрым словом.

Как ни странно, несмотря на всю эту бурную деятельность, Майкл и не думал забрасывать уроки фехтования. Молодой лорд поймал себя на том, что только на занятиях в школе Эплторпа ему удается полностью избавиться от маячившего перед глазами образа Дианы. В один прекрасный день с подачи наставника он принял важное решение.

Покрытые потом ученики, разбившись по парам, только что закончили выполнять упражнение по нападению и его отражению и теперь, тяжело дыша, смотрели друг на друга. Застыв перед ними, Эплторп мягко произнес:

— Вы все хотите быть лучшими. И не мечтайте. Лучшие уже и так есть, и вы с ними никогда не сравнитесь. Просто научитесь хорошенько выполнять то, что должно.

Ученики рассмеялись. Кого-то развеселила вечная любовь наставника к нравоучениям, кого-то насмешило собственное непомерное самолюбие.

Лорд Майкл все еще не мог перевести дыхание, в голове стучала кровь. Он всегда хорошо выполнял то, что должно. Только сейчас он понял, что это удается далеко не всем. После окончания занятия, чувствуя, как у него пересохло в горле, молодой лорд подошел к наставнику и спросил:

— Скажите, а кого вы бы назвали лучшими?

— Разумеется, мечников, — Эплторп выставил вперед руку, чтобы помощники сняли с нее перчатку. — Я говорю о людях, зарабатывающих себе на жизнь, сражаясь на смерть, о людях, которые должны всякий раз побеждать. Таких, разумеется, очень немного, большинству удается протянуть пару лет, а потом они либо гибнут, либо устраиваются на непыльную работенку телохранителя где-нибудь на Всхолмье или подыскивают себе что-нибудь еще попроще.

— А откуда они вообще берутся?

Эплторп пожал плечами:

— Вы хотите спросить, у кого они учатся? Кто знает… Я пошел в ученичество к одному сумасшедшему старику. Половину всего времени обучения он пил, зато на трезвую голову ему не было равных. Если есть желание, выучиться можно всегда, — он махнул рукой, словно отгоняя мошек, — только здесь у вас этого не получится. На это надо тратить не два часа в неделю, а гораздо больше.

Наставник попал в точку. Вскоре друзья Майкла уже придумывали всякие небылицы, пытаясь объяснить частое отсутствие молодого лорда. Кто-то поговаривал, что он нашел себе любовницу из простолюдинок, кто-то — что он отыскал себе гениального портного, живущего на каком-то чердаке. Некоторые видели Майкла возле конюшен и утверждали, что он готовит коня к весенним скачкам. При этом никто не мог привести достаточных доказательств своей правоты.

Проявляя всяческую осторожность, Майкл ходил на занятия к Эплторпу каждый день, а раз в неделю брал индивидуальный урок.

* * *

Лорд Горн отреагировал на слова Майкла, прозвучавшие во время прогулки, весьма недвусмысленно, отправив в Приречье письмо Сент-Виру. На следующий день после того, как Ричард встретился с Катериной в «Трех ключах», Алек принес домой из таверны Розалии послание. Сент-Вир как раз только что встал. Голова не болела, его не тошнило, однако, на всякий случай, мечник двигался с большой осторожностью. Очень хотелось пить, и, когда вернулся Алек, Ричард с жадностью глотал колодезную воду. Алек помахал перед другом большим листом пергамента:

— Письмо. Тебе. Лежало у Розалии со вчерашнего дня. Заказов у тебя, смотрю, совсем как у новичка-первогодки.

— Дай взглянуть, — Ричард внимательно изучил оттиснутый на воске герб. — Вот это да! — рассмеялся мечник, вспомнив, что он уже видел этот герб на воротах, ведущих в зимний сад, где состоялся недавний бой. — Это же от лорда Горна!

— Знаю, — сдержанно произнес Алек.

Ричард тряхнул бумагу, и письмо развернулось. Мечник сразу не заметил, что Алек уже успел ловко срезать печать.

— Тонкая работа, — одобрительно кивнул Сент-Вир. — А закреплять назад все как было, тебя не учили?

— Обычно я этим не утруждаюсь, — блаженно ответил он.

— Ну и что там написано? — спросил Ричард. — Чего от меня хочет Горн? Он желает меня нанять или тащит в суд за то, что я переломал у него все кусты?

— Я еще не читал. Просто хотелось узнать, от кого это. Почерк просто отвратительный, бьюсь об заклад, что писал он сам. Секретаря с такой куриной лапой просто не стали бы держать.

— Умница Горн, — с сарказмом произнес Ричард. — Не желает, чтобы секретарь узнал, что он хочет меня нанять, но при этом его не волнует, что его герб увидит все Приречье. Что там написано? — снова спросил мечник, но опять не получил ответа. — Алек задыхался от смеха. — Вдохни поглубже, — посоветовал Сент-Вир, — я не понимаю ни слова.

— Он тут такое городит, — не в силах с собой совладать, Алек продолжал хохотать. — Напыщенный идиот… он хочет… он думает…

— Я сейчас тебе снега на спину насыплю, — пригрозил Ричард. — От истерики очень помогает.

«Как вам, вне всякого сомнения, известно, — громко стал читать Алек, — находившийся у меня на службе Де Марис в прошлом месяце столкнулся с чудовищным несчастьем, связанным с отправлением его непосредственных обязанностей». То есть Горн просто хочет сказать, что ты убил. Де Мориса. «Чудовищное несчастье»… Интересно, а наш лорд вообще знает о каламбурах?

— Что там дальше? Чего ему надо? Он желает принести извинения? Если ему нужен мечник в особняк, передай ему, что я беру двадцать… нет, тридцать роялов в день. Нет, лучше в час.

— Погоди, тут не об этом… «К счастью, случившееся может обернуться вам на пользу, поскольку я готов предложить вам работу как раз того рода, что вы предпочитаете, и я нисколько не сомневаюсь, что вы ответите мне согласием».

— Теперь я окончательно убедился, — Ричард кинул нож в потолок. — Ты прав. Он идиот. Напиши, что я отказываюсь.

— Ну перестань, Ричард, — весело проговорил Алек. — Если он идиот, это еще не значит, что нам повредят его деньги.

— Может, ты и удивишься, — Сент-Вир подпрыгнул и, вцепившись в рукоять, вырвал воткнувшийся в потолок нож, — но должен тебе сказать — я на дураков не работаю. Им нельзя доверять. Кроме того, раз Горн нанял Де Мариса, он мало знает о мечниках.

— Да им плевать, кого нанимать. Они просто гонятся за модой.

— Я знаю, — невозмутимо произнес Ричард. — Кого он хочет, чтобы я убил?

— Ну что ты говоришь! Не убил, а вызвал. Мы же джентльмены, несмотря на то что некоторые из присутствующих здесь не умеют читать и писать. — Алек отставил руку с пергаментом и, искоса на него поглядывая, прочитал: — «Имеется дело чести, затронувшее мою честь»… ой, нет, извиняюсь, это зачеркну-то — «…затронувшее мою душу и оставившее в ней глубокую рану, к-к-оторую…»

— Спокойнее, Алек.

«…может излечить лишь удар клинка! Суть нанесенной мне обиды не должна вас волновать. Я готов заплатить за ваши услуги сорок роялов. За эту сумму по законам чести и достоинства вам надлежит представлять меня в поединке насмерть, вызов на который должен быть брошен лорду Майклу Годвину Амберлейскому».

— Это еще кто такой?

— Какая разница? Ты можешь его прикончить и поспеть к ужину, а в кармане у тебя будут сорок роялов. Заработанных по законам чести и достоинства.

— А он умеет фехтовать?

«Да им на мечах только с болонками сражаться». Кажется, я дословно воспроизвел то, что ты мне как-то раз сказал. Не думаю, что Годвин чем-то превосходит других победителей левреток.

— Тогда с ним может расправиться и Хьюго.

— Ага, — Алек прихлопнул письмо ладонью. — Мне лорду Горну так и передать?

— Вообще ему не отвечай, — отрезал Ричард и взял в руку железное ядро. — Я не принимаю письменных заказов. Ему бы первым делом об этом узнать. Если, конечно, у него была бы хоть капля мозгов.

— Ричард, — Алек положил ногу на подлокотник шезлонга и теперь задумчиво ею покачивал, — как ты думаешь, сколько заплатит лорд Майкл за весточку о том, что Горн собирается его убить?

Сент-Вир попытался разглядеть выражение лица своего друга, но оно оставалось в тени.

— Зачем тебе это? — спросил мечник. — Ты что, опять продул в кости?

— Нет.

— Ты не понимаешь, — тщательно подбирая слова, произнес мечник, держа в ладонях ядро, — моя репутация зависит от людей, которые знают, что я умею хранить их секреты.

— Почему же, понимаю, — блаженно молвил Алек, — но ведь Горн сделал ужасную глупость, изложив суть дела в письме. Я прав?

— Совершенно. Вот поэтому я больше заинтересован в задании, которое мне предлагают Феррис с герцогиней, а не Горн. — Ричард перенес вес тела на другую ногу. — Письмо сожги. Прямо сейчас. Ладно?

* * *

Когда Майкл не мечтал о холодных глазах герцогини, он думал, как сохранить инкогнито. Теперь его знали в школе. Пара учеников, столь же серьезно, как и он, относившихся к занятиям и собиравшихся перейти из слуг в телохранители, уже неоднократно звали его вместе выпить после занятий, и молодому лорду становилось все труднее придумывать новые отговорки. Не то чтобы он презирал учеников, как раз наоборот, — они ему нравились тем, что проявляли упорство в обучении. На уроках наставник не оставлял им ни мгновения свободного времени, и Майкл легко поддерживал маску простолюдина, однако он не был уверен, что за кружкой ему удастся не выйти из образа. В результате общения с товарищами по занятиям молодой лорд взял за манеру говорить быстрее и однажды встревожил собственного слугу, протараторив, как простолюдин, приказ начистить сапоги. Теперь Майкл нашел себе новое развлечение: он блуждал по городу, подыскивая магазины, в которых он мог бы сказать, что работает, если его вдруг спросят; вращал в руках драгоценные камни, представляя, что подбирает их покупателям, а не для себя… Однако почувствовать себя простым горожанином ему пока не удавалось.

Майкл не слишком удивился, когда наставник после урока отвел его в сторону, изъявив желание поговорить наедине. Ранее молодой лорд просил его заниматься с ним раз в неделю индивидуально, но Эплторп лишь с отсутствующим видом кивнул, пообещав подумать. На этот раз Майкл предложил пойти куда-нибудь пообедать, чтобы они со всеми удобствами оговорили условия занятий.

— Нет, — качнул головой наставник, кинув взгляд в сторону высокого окна в конце павильона, — думаю, мы сможем побеседовать и здесь.

Эплторп отвел Майкла в маленькую комнатенку, изначально предназначавшуюся для хранения седел и упряжи. Теперь она была завалена перчатками, метательными ножами, ошметками ковров и прочей утварью, принадлежавшей школе. Они присели на пару чучел, из которых тут же показалась набивка.

Эплторп провел кулаком по подбородку и поднял на Майкла взгляд:

— Хотите быть мечником, — произнес наставник.

— Ну-у-у… — протянул Майкл.

От этой привычки ему следовало избавиться еще в детстве. В вопросе наставника не было двусмысленности и полунамеков — он говорил о людях, которые зарабатывают на жизнь, сражаясь насмерть, о людях, которые должны всякий раз побеждать.

— Вам это под силу, — промолвил Винсент Эплторп.

В голове у Майкла вертелось сразу несколько вариантов ответной реплики, и все не очень подходящие. Что же сказать? «Неужели?» «С чего вы взяли?» «Простите, вы серьезно?» Майкл понял, что разевает рот, как вытащенная из воды рыба.

— Правда? — спросил в итоге молодой лорд. — Вы так думаете?

Эплторп, как и всякий мечник, не был обучен тонкостям салонных бесед, поэтому он прямо ответил:

— Да, я думаю, вы сгодитесь. И я знаю, что вы в этом заинтересованы. Вам следует немедленно приступить к занятиям.

— Мне следует… — тупо повторил Майкл. Наставник заговорил возбужденно, короткими рублеными фразами, как на занятии, когда ученики делали успехи:

— Конечно, слегка поздновато. Сколько вам? Девятнадцать? Двадцать? — Майкл был старше, но благодаря легкой жизни не знавшего тягот нобиля выглядел более юным. — Ничего. Зато у вас есть интуиция и четкость движений, а это сейчас главное. — Эплторп продолжил, не дожидаясь ответа: — Если вы готовы трудиться, вы многому научитесь и ничем не будете уступать настоящим мечникам.

Наставник замолчал, и у Майкла, наконец, появилась возможность вставить слово:

— Разве все так просто? Я думал, на обучение уходят годы.

— Конечно, срок ученичества долог. Но кое-что вы уже освоили. Вы с первого урока правильно встали в позицию, а у многих только на это уходит несколько месяцев. И все же вам придется много трудиться, долго трудиться, часами трудиться, чтобы у вас появился шанс выжить в бою с противниками. Но если вы подойдете к делу серьезно, если вы возьмете меня в наставники, я сделаю из вас бойца.

Майкл смотрел на Эплторпа. Единственная рука наставника сжимала его колено. Молодого лорда заворожил грациозный вид мечника, замершего в напряжении, ожидая ответа. «Теперь придется все ему рассказать, — с грустью подумал Годвин. — Игра закончена, мне надо назваться. Я не могу быть мечником». Эплторп внимательно изучал выражение его лица. Наставник расслабился, а жар в его глазах угас, словно пламя догоревшей свечи:

— Впрочем, быть может, вам это вовсе и не нужно.

И тут до Майкла дошло, что с его стороны было просто глупо полагать, что Эплторп с самого начала не раскусил, кто он на самом деле такой.

— Мэтр Эплторп, — промолвил молодой лорд, — почту ваши уроки за честь. Я удивлен, но тем не менее.

— Хорошо, — произнес наставник обычным спокойным голосом. — Тогда приступим.

Глава 12

Лорд Горн скомкал листок бумаги с ответом Сент-Вира и бросил его на пол. Вычурным почерком с характерными вертикальными линиями в письме было начертано следующее: «Большое спасибо за столь любезное предложение. Чтение вашего послания доставило нам гораздо больше удовольствия, нежели вы предполагали. К величайшему сожалению, предложенная вами работа в настоящий момент не отвечает нашим интересам и нуждам. Желаем удачи в поисках другого исполнителя. (Все ваши последующие письма, направленные нам, будут возвращены нераспечатанными)». Ниже стояла подпись: «Дуэльная корпорация Сент-Вира. Мы обслуживаем Приречье и достойных нетитулованных дворян».

Послания оказалось вполне достаточно, чтобы Горн на время перестал думать о Майкле. В немой ярости он отправился на званый обед, который давал дракон-канцлер. Горн надеялся, что компания лорда Холлидея, Монтага и прочих благородных джентльменов поможет ему забыть об уязвленной гордости.

Следующим вечером Феррис ожидал получить от Сент-Вира ответ. Он дал мечнику достаточно времени подумать над предложением — достаточно, чтобы у него появилось желание выполнить работу. Как только Сент-Вир возьмет аванс, дороги назад уже не будет, и ему останется лишь ждать приказа нанести удар. После получения согласия мечника Феррис собирался затаиться до тех пор, пока не приблизится день выборов в Совете. Это даст ему время подлить масла в огонь вражды между Холлидеем и герцогом Карлейским, а у Сент-Вира будет возможность тщательно изучить привычки и распорядок дня его жертвы. Никаких сложностей не предвиделось. Мечник по всем правилам бросит вызов, Холлидей его примет, погибнет героем, а Феррис унаследует венец мученика. К этому моменту часть сторонников Холлидея уже будет знать, что покойный благоволил к Феррису, так что он успеет стать Великим канцлером прежде, чем на него падут какие-либо подозрения. А уж после того, как Феррис им станет, он направит подозрения туда, куда ему нужно.

Ожидание грядущих событий обострило чувства Ферриса. Точно такие же ощущения он переживал в детстве в канун Нового года и вручения подарков, когда самые заурядные и скучные события необъяснимо становились увлекательными и захватывающими. Медленно расстегивая рубашку, он представлял, как разворачивает подарки, и всякий раз, задувая свечу перед сном, понимал, что заветный день становится на одно угасшее пламя ближе. На посту дракон-канцлера Феррис испытывал схожие чувства: каждый миг он ждал чего-то нового, а каждое его действие было преисполнено скрытого смысла. Сидя во главе стола в окружении богатых и влиятельных людей перед остатками трапезы, которую они вместе делили. Феррис расколол сильными белыми пальцами орех и ощутил, как по телу пробежала дрожь. Один за другим гости уходили — кто-то по делам, кто-то домой, спать, покуда за столом не остались только трое — сам Феррис, лорд Холлидей и Горн. Феррис знал, что Холлидей надеется поговорить с ним, когда все разойдутся. Чего хотел Горн — никто не знал. Возможно, ему просто было некуда идти, а возвращаться к себе в пустой особняк он не желал.

Великолепное убранство обеденного зала подавляло — даже трое знатных, влиятельных людей казались ничтожными на фоне такой красоты. Лорд Феррис предложил гостям переместиться в прилегающую гостиную и выпить горячего пунша. Феррис в тридцать два года все еще ходил в холостяках и мог составить одну из самых желанных партий в городе. Гостиная была обставлена еще его матерью, когда она невестой приехала в город, с тех пор тут ничего не менялось. Комнату наполняла громоздкая, но уютная мебель насыщенных цветов, которые имели большую популярность у предыдущего поколения. Такая мебель нравилась и лорду Горну, однако он, подчиняясь велению моды, большую ее часть отправил в свое деревенское поместье, где стилю не придавали такого значения.

В гостиную вошла молодая женщина и нагнулась над камином. При виде красавицы Феррис улыбнулся и склонил голову, чтобы единственным глазом следить за всеми ее движениями. У женщины были широкие бедра и пышные груди, однако что-то в ней выдавало болезненность — то ли маленький рост, то ли движения, которым она подбирала юбки, возясь с камином. Когда она склонилась в поклоне и поспешила к двери, Феррис остановил служанку, обратившись к ней чарующим голосом, который не раз завораживал членов Совета лордов:

— Останься. Катерина. Мы все слегка во хмелю, и нам нужен кто-нибудь трезвый, чтобы следить за огнем.

Ее взгляд обеспокоенно метнулся к двум другим лордам и вновь замер на Феррисе.

— Мне надо кое-что заштопать. Я сейчас.

— Никуда тебе ходить не надо, — ласково протянул Феррис. — Сядь там, у зеркала, так, чтобы свет падал на твои волосы, а я прикажу Джону принести тебе стаканчик хереса. Если ты, конечно, не предпочитаешь что-нибудь другое.

— Большое спасибо. — Она опустилась на указанный ей стул в другом конце комнаты. — Я буду рада хересу.

Она говорила слишком ровно, а гласные произносила чересчур коротко. Нижний город. Однако женщина двигалась уверенно, с гордой осанкой, вздернув подбородок. Гости не разглядели в этом надменных повадок обитательницы Приречья, впрочем, никто из них там ни разу не бывал. Поведение Ферриса их удивило; наверное, он действительно крепко пьян. Нельзя сказать, что беседа в мужской компании в присутствии любовницы считалась делом неслыханным, но уж очень это не похоже на Ферриса, да и случай, казалось, выбран совсем неподходящий. Если же она была простой служанкой, навязывать ей свою компанию считалось невежливым.

Едва заметное присутствие женского очарования, — обезоруживающе улыбнулся Феррис, будто бы извиняясь за свою причуду, — совершенно необходимо в гостиной после плотного обеда.

— Коль скоро речь зашла о женском очаровании, — с видом знатока произнес лорд Горн, — спешу выразить свое сожаление, что с нами нет леди Холлидей.

Однако лорд Холлидей не проявил желания принять участие в беседе подобного рода. Его беспокоили депеши о хэлмслейских ткачах. Конечно, дело не срочное и терпит до утра, но ему будет легче заснуть, зная, что о ткачах думает и Феррис, поэтому Бэзил решил предоставить слово Горну — пусть насладится вниманием присутствующих, выговорится побыстрее и уйдет. Женщина молча сидела на стуле. На нее уже не обращали внимания — приказ остаться оказался мимолетной прихотью Ферриса, о которой, казалось, он уже успел забыть.

Феррис наслаждался собой. Он был очень доволен. Теперь все в комнате, за исключением его самого, чувствовали себя не в своей тарелке. Феррис всегда испытывал восторг от общества Горна; на фоне его занудства и глупых намеков Феррис еще раз убеждался в тонкости собственного ума и проницательности. Во время бесед он мог делать с Горном все что угодно: водить его за нос, играть как кошка с клубком шерсти. Это было одним из любимых развлечений Ферриса, о котором никто не знал, — фокус заключался в том, чтобы не дать Горну понять, что с ним забавляются.

Катерина положила руки на колени. Она знала, что Феррис притворяется, и на самом деле он не так уж и пьян. Ей было приятно присесть и отдохнуть, но, с другой стороны, она чувствовала скуку, глядя, как нобили пускают друг другу пыль в глаза. Лорд Горн и ее господин с жаром обсуждали мечников, хотя, насколько она могла судить, ни тот ни другой ничего толком не знали о предмете своего разговора.

— Да ну! — воскликнул Горн. — Какая же у них власть? Они делают, что им велят, — вот, собственно, и все.

— Однако, — возразил Феррис, — они вправе и отказаться от вашего задания. И что тогда?..

— От моего задания? — резко переспросил Горн, однако выражение единственного глаза Ферриса было кротким и невинным.

Феррис посмотрел на девушку и улыбнулся.

— Ну, необязательно от вашего, — ответил Феррис. — Это я так сказал, к примеру. Фигура речи.

— Тогда упрямец помрет с голоду, — бросил Горн. — Не возьмется один, так возьмется другой.

— А вы не усматриваете определенную опасность в том, что некий человек, отклонивший предложение о работе, при этом оказывается посвященным в ваши тайные замыслы?

— Опасность? — При этой мысли лицо Горна залилось румянцем. — Нет, пожалуй, нет. Если, конечно, мечник не перейдет на сторону противника, что маловероятно, учитывая их законы. Если он вас предаст, впоследствии ему не придется рассчитывать на новую работу.

— Тут вы совершенно правы, — Феррис повернул золотое кольцо у себя на пальце.

— Дело не в опасности, — вздохнул с облегчением Горн, который, убедившись в том, что Феррис ничего не знает об отказе Сент-Вира, был рад посудачить о подобных случаях в эмпирическом плане, — дело вовсе не в опасности, а в бесчестье. Ведь, согласитесь, мечников никто не просит думать или рассуждать. Им не надо править городом, не надо печься о собственных владениях или тревожиться о мнении вышестоящих лиц. Взять деньги и выполнить задание — что может быть проще? Вот, к примеру, мой портной ведь не отказывается шить мне камзолы для верховой езды только потому, что ему не нравятся лошади. Если вы позволите им думать, что у них есть право отклонять предложения…

— Но у них и вправду есть такое право, Аспер. — Бэзил Холлидей заерзал в мягком кресле, не в силах больше сохранять одно и то же положение. — И это самое меньшее, что мы в состоянии им дать. Они рискуют ради нас, дураков, своей жизнью, и именно мы должны предлагать им такие условия, чтобы потом не оскорбляться отказом.

— Отказ всегда неприятен, — мягко произнес Феррис и сочувственно посмотрел на Горна, — вне зависимости, от кого он получен. На самом деле, Аспер прав. Все сводится к вопросу о власти. Кому она принадлежит? Нам или им?

— У них мечи. — Лорд Холлидей посмотрел себе на руки и улыбнулся. — У нас — все остальное. Что, собственно, не имеет никакого значения, когда к горлу приставляют острие клинка.

— Каждый мужчина живет на острие клинка, — произнес нараспев Феррис.

Горн невольно рассмеялся над остроумным замечанием.

— Я говорю о том, — начал развивать свою мысль Феррис, — что именно человека заботит. Если этот предмет забот очутится в вашей власти, то в вашей же власти окажется и сам человек. Поставьте под угрозу то, что он любит, то, чем он дорожит, и тогда его судьба будет в ваших руках, поскольку выбудете прижимать к его горлу острый как бритва клинок. И таким образом, — продолжил он, — можно с пустыми руками обезоружить человека. Возьмем, к примеру, честь. Если бы вам было известно нечто, способное меня опозорить, я бы дважды подумал, прежде чем отказывать вам в какой бы тони было просьбе.

— Но честь, в нашем ее понимании, — дело нобилей, а не мечников-простолюдинов, — вмешался Горн. — Для них честь всего лишь товар, точно также, как клинки, и они тотчас забывают о ней, стоит им вернуться домой к своим шлюхам, выпивке и мелким ссорам. Они живут в Приречье как собаки. Им на все плевать — они меняют женщин чаще, чем мы перчатки, и спускают наши денежки, прежде чем мы успеваем дать им очередной заказ.

— Вы заблуждаетесь, — мягко произнес Феррис. — Абсолютно равнодушных ко всему людей не бывает. — Его лицо было обращено к Горну, но единственный здоровый глаз смотрел на девушку. — Главное — найти у человека слабое место. Катерина залпом допила херес.

— Мало кто хочет признать, но даже в Приречье людские страсти обусловлены людскими же пороками.

— С этим никто не спорит, — спокойно произнес Бэзил Холлидей.

Увидев, сколь напряжена девушка, сидевшая в другом конце комнаты, он понял, что отвлеченные рассуждения Ферриса на философские темы — уже не игра и, возможно, никогда ею и не была. Великий канцлер догадался, что сейчас у Ферриса вспыхнуло желание поиграть с властью, находящейся в его руках, — через это в свое время проходит каждый. Похоже, в своих играх Феррис предпочитал ограничиваться пределами своего особняка. Однако Холлидей никогда не судил о личных отношениях других людей: у каждого человека в городе, если внимательно приглядеться, были свои странности. Впрочем, сейчас роль молчаливого свидетеля Бэзила не устраивала.

— Горн прав, — продолжил Холлидей, — у нас честь особого рода, поскольку особого рода и власть. Ни один из лордов не станет поступать как простолюдин, поскольку за лордом власть государства, власть, данная ему богатством и по праву рождения. Должен отметить, что я считаю бесчестным использовать подобную власть при сведении личных счетов.

— Именно поэтому, милорд, от мечников такая польза, — повернулся к нему Феррис. — Они представляют частные интересы. При этом, как недавно справедливо заметил Горн, честь мечника ограничивается лишь вопросом, можно ли ему доверять или нет.

— И только? — спросил Холлидей. — Больше мечников ничто не заботит?

— Похоже, у нас возникли разногласия. — Тонкие губы Ферриса расплылись в улыбке. — Что ж, почему бы в таком случае нам не спросить мнения Катерины? В вопросах, касающихся чести мечников, она настоящий знаток.

Маленькая женщина встала и направилась было к камину, но Феррис ее остановил.

— Сядь, Катерина, огонь и так жарко горит. Расскажи нам лучше, как живут мечники.

Она села и замерла, словно одеревенев, вцепившись широко расставленными пальцами в колени.

— Джентльмены уже все сами сказали, — не отрывая взгляда от пола, ответила она. — В свободное время мечники пьют, играют в кости и устраивают драки.

— Насколько я слышал, они оказывают нам огромную услугу, расправляясь в Приречье с самыми отъявленными мерзавцами. — Феррис с довольным видом откинулся в кресле.

— Там и вправду проливается много крови, — ответила она, — поэтому люди достойные предпочитают не появляться в Приречье.

— Однако не сомневаюсь, женщинам нечего опасаться мечников? Должны же мечники кого-то холить и лелеять.

Катерина расплылась в мрачной улыбке, словно до нее только что дошла вся соль шутки.

— Я знавала мечника, который убил свою… любовницу.

— Из ревности?

— Нет, они поссорились.

— Надо полагать, у мечника был отвратительный характер.

— У нее был еще хуже. Гораздо хуже. На самом деле его никто не винил, а даже если такие и находились, они ничего не могли сделать. Мы все ее знали.

Даже Холлидей замер, словно окоченев. Обитатели Приречья редко становились слугами, а под маской деланной покорности Катерины Великий канцлер чувствовал бурлящую энергию и страх загнанного в ловушку дикого зверя.

— Так что же этот мечник? — спросил Феррис. — Он погиб?

— Едва ли. В прошлом месяце он уложил двух противников во время дуэли в зимнем саду.

— Мерзавец, — выдавил из себя Горн. У лорда перехватило дыхание. — Сперва он убил мечника, принадлежавшего моему дому, а теперь я вдобавок узнаю, что он зарезал безоружную женщину.

— Явно не из тех людей, — промолвил Феррис, — которых что-либо заботит. Не исключено, что подобный подход по-своему разумен, учитывая положение, в котором мечник оказался бы в противном случае.

— Два года назад, когда этот мечник еще не был столь разборчив в заказах, он весьма заботился о себе, — с неожиданной злобой промолвил Горн. — Разумеется, я не могу сказать, брал ли он тогда деньги… Сами знаете, как ведут себя провинциалы из деревни, когда они молоды и впечатлительны.

— Аспер, — тихо произнес Бэзил Холлидей, — эта женщина — его друг.

Но Катерина лишь улыбнулась лорду Горну:

— Да, это были чудесные времена, — произнесла она. — Обычно, когда он возвращался из Всхолмья, он приносил с собой букет цветов. Какой стыд, что он связался с той… с той женщиной. Впрочем, сейчас он позабыл и о Приречье, и о Всхолмье, завел себе нищего студента и сражается за него. Бесплатно.

Феррис повернулся к Горну с улыбкой:

— Полагаю, пороки, приобретенные в юности, остаются на всю жизнь. Насколько я понимаю, он не принадлежал к вашей компании?

Горн едва заметно скривил губы:

— Я никогда не одобрял тех, кто гоняется за мечниками. Это… ниже достоинства.

— Вы правы, — кивнул Феррис.

Катерина поспешно поднялась и, подхватив юбки, сделала перед лордом Феррисом реверанс:

— Это все, сэр?

— Да, спасибо. — Феррис растянул губы в грустной улыбке, весьма уместно смотревшейся на его худом лице. — Ты утомилась. Прости, что заставил тебя здесь сидеть. Да, это все. Спокойной ночи.

Лорд Холлидей, к своему удивлению, и сам почувствовал усталость. Вечер ему не понравился: Феррис и Горн постоянно обменивались намеками. Со всей очевидностью дело имело отношение к мечникам, а также, учитывая предпочтения Горна, к любовным связям. Бэзилу больше не хотелось оставаться в компании этих двоих людей. Признав себе, что Горн его пересидел, лорд Холлидей поднялся, собираясь уйти. Горн, конечно же, двинулся следом. Когда они ждали плащей, за входной дверью послышалась какая-то возня. Как оказалось, лорда Холлидея разыскивал гонец, который уже успел побывать в особняке Великого канцлера. Дело не терпело отлагательства. Сердце Холлидея екнуло: неужели что-то стряслось дома? Однако Бэзил тут же увидел на конверте печать Совета и с облегчением вздохнул — случившееся не имело никакого отношения к его семье.

Пробежав глазами по строчкам, он посмотрел на замерших в ожидании лордов:

— Боюсь вас расстроить, джентльмены, но это опять хэлмслейские ткачи. Волнения перекинулись на юг, в Ферли, где собралась внушительная толпа мятежников. Тони, они там устроили совет. В двух шагах от моих владений, — Феррис выругался. — А еще они жгут станки и дома.

— Что ж, — с мрачным видом произнес Феррис. — Все переговоры впустую. Я выезжаю немедленно. Дайте мне отряд городской стражи, а по дороге в Ферли я возьму еще и своих людей. Мне нужен только один час чтобы отдать кое-какие распоряжения…

— Отправляться ночью нет надобности. Местные бейлифы[3] уже обратились за помощью. Если вы выспитесь и поедете утром, вы будете гораздо бодрее, да и на дорогах станет гораздо безопаснее.

Во дворе все еще царила суета: вместе с сопровождающими приехал свидетель произошедшего — один из людей Ферриса, проживавший в Ферли. В мятежных землях наступило затишье; ткачи знали, что за канцлером уже послано, и на время угомонились.

Гости лорда Ферриса быстро распрощались и без долгих церемоний отбыли. Отдав распоряжения гонцам, Феррис сразу же написал записку Сент-Виру. Дело требовало его личного присутствия, и он не желал, чтобы мечник предпринимал какие бы то ни было шаги во время его, Энтони, отсутствия. По крайней мере, на некоторое время опасность отступила от Холлидея.

Когда Феррис послал за Катериной, ночь уже истекала. Одетый лишь в рубашку и халат Энтони, не забираясь под одеяло, лежал на кровати, отдыхая перед началом тяжелого дня. До рассвета оставалось несколько часов. Феррис протянул Катерине запечатанную записку:

— Я хочу, чтобы твой друг получил это до наступления завтрашнего вечера. Позаботься об этом. — Увидев, как в ее расширившихся глазах мелькнул протест, Феррис промолвил: — Разумеется, тебе не нужно ходить в Приречье самой; я же сказал, я тебя туда не отправлю. Но у тебя остались знакомства. Вот и воспользуйся ими. Мне некого туда послать. Любого из моих людей могут узнать. — Она взяла в руки письмо, по-прежнему не сводя с Энтони взгляда. — Кэти, ты что, испугалась? — Он увлек ее под стеганое одеяло и принялся раздевать, продолжая при этом говорить: — Обещаю, скоро тебе будет не о чем переживать. Увидишься с ним еще один раз, когда я вернусь, и все. — Она вцепилась в плечи Энтони, не желая, чтобы он размыкал объятий. — Не бойся, он тебя не тронет, ты его подруга. Я ему не позволю.

— Дело не в этом. И ты это знаешь.

— Мне очень жаль, что я перед всеми поставил тебя в неловкое положение. Однако я хотел, чтобы мои гости кое-что поняли.

— Ты этого добился. Но ему на меня плевать.

— Ты сама в это не веришь. — Феррис мечтательно улыбнулся. — Но даже если и веришь, — разницы никакой. Я все равно знаю, что ты будешь чувствовать, если Сент-Вира постигнет неудача. — Катерина попыталась возразить, но он заставил ее замолчать, впившись в ее губы поцелуем. — Ни о чем не волнуйся. Он мне не откажет, а я ему ничего дурного не сделаю. Однако как же приятно осознавать, что я могу вам обоим доверять!

Оказавшись внизу, Катерина стала покрывать поцелуями его грудь, шею, подбородок, надеясь, что сумеет выдать волнение за страсть и остановить поток слов. Феррис тяжело дышал, но все-таки не умолкал:

— Кстати, ты видела его любовника-студента?

— Нет.

— А я видел, правда, мельком. В Приречье, куда ты меня отправила, только о нем и говорят. А потом, он собственной персоной чуть не сшиб меня с ног в дверях.

— Каков он из себя? — Катерина замерла, но Феррис уже взял девушку за плечи, и ее поцелуи и ласки ему были не важны.

— Худой. Одет в рванье. Очень высокий. — С этими словами Энтони опустился всем телом на нее.

* * *

Когда Феррис проснулся, Катерина все еще лежала у него в постели, свернувшись возле подушки.

— На всякий случай, — произнес Энтони, пробудив ее ото сна, — на всякий случай должен тебя предупредить. Возможно, ко мне зайдет Аспер… то есть лорд Горн… и станет тебя расспрашивать о Сент-Вире и его дружке. Расскажи все, что знаешь, и запомни, что он мне передаст. Меня позабавит, когда я узнаю, что у него творится в голове.

Катерина ничего не ответила.

— Горн — дурак, — продолжил Феррис, — ты в этом сама убедишься. Не беспокойся. Я хочу, чтобы ты это сделала ради меня.

— Слушаюсь, милорд.

* * *

Утром лорд Горн отыскал скомканную записку Сент-Вира, которую в гневе затолкал в самый конец ящика письменного стола. Горн развернул ее и, пытаясь отвлечься от оскорбительного смысла послания, вперил взгляд в буквы, выведенные уверенной рукой. Что там говорил Феррис? Каждый человек живет на острие клинка? Остроумное замечание. И к тому же очень мудрое.

Глава 13

На внешней стороне новой записки стоял отпечаток пальца, а на внутренней — изображение лебедя. На ней было начертано одно-единственное слово — «Отсрочка».

— «О» и «Т» — пояснил Алек, накарябав обугленной веточкой буквы на камине, — вместе — «от». «С» «Р», «О», «Ч» «К», «А» — «срочка». Вместе получается «отсрочка».

Ричард швырнул записку в огонь, где она в мгновение ока обратилась в пепел.

— Что ты делаешь? — возмутился Алек. — Такая отличная бумага и к тому же почти совсем чистая.

— Плевать, — оборвал его Ричард. — Вот заплатит мне Тремонтен тридцать роялов аванса, я тебе целую пачку такой бумаги куплю. В моем имени есть буква «Р», так?

— О-о-очень хорошо, — протянул Алек. — А еще она имеется в слове «герцогиня». Но вот в имени «Алек» ее нет, — добавил он.

— Ну, разумеется. — Ричард взял учебный меч, ловко отдернув его от маленького серого котенка, которого им подарила местная любительница четвероного зверья, после того как друзья поделились с ней дровами. «Бедняжку надо избавить от дурного влияния», — молвил Алек, принимая подарок. Котенок обожал движущиеся острия мечей.

— Теперь у тебя есть время заняться Майклом Годвином, — просиял Алек.

— Ты о работе, которую мне предложил Горн? Мне казалось, ты отправил ему письмо с отказом.

— Отправил. Но ты ведь можешь и передумать.

— Вряд ли. — Ричард замер. Кончик меча теперь был чуть дальше пределов досягаемости кошачьей лапки. — Неужели ты и против Годвина что-то имеешь?

Пока нет. Но ты вечно жалуешься на бедность…

— Это ты вечно жалуешься на бедность. Я же тебе пытался объяснить. Ты понимаешь, что такое скука? Задание должно быть интересным. Вот смотри, Холлидея будут хорошо охранять. Не исключено, что мне придется уложить несколько человек, прежде чем я до него доберусь. Есть и другой способ — придумать, как сразу выйти на него. Может, по крыше, может, через окно…

— Знаешь, — молвил Алек, — в один прекрасный день ты все-таки прихлопнешь котенка.

— Не бойся, не прихлопну. — Едва заметное движение кистью, и меч снова ускользнул от озорного зверька.

— Ловко, — с кислым видом признал Алек. — Ты можешь перед людьми выступать и деньги получать.

Некоторое время он сидел в молчании, наблюдая за тренировкой Ричарда. Котенок, не издавая ни звука, стал тихонечко подкрадываться к правой ноге мечника. Стояла тишина, прерываемая лишь ритмичными ударами меча о стену, но соседи не возмущались — они либо ушли, либо уже свыклись с шумом. Когда котенок подобрался совсем близко, Алек быстрым движением подхватил его на руки, почесал шейку, провел по спинке пальцем и, кидая взгляды на Ричарда поверх ушей пушистого комочка, шелковым голосом произнес:

— Ты ведь и герцогиню толком ни разу не видел. Так?

— Только на корабле, — тяжело дыша, ответил Ричард. — Во время салюта.

— Ну тогда ее видела целая куча народа. Я о другом. Ты с ней не разговаривал?

Мечник отпрыгнул, повернулся на носках и провел низкий выпад:

— Нет.

— С чего ей убивать Холлидея? Как ты думаешь?

— Это меня не касается. — Ричард остановился, чтобы отереть застилавший глаза пот.

— Продолжай в том же духе.

Ричард не проронил ни слова. Он не возражал, когда Алек смотрел, как он тренируется, поскольку друг никогда особо не следил за его движениями. Алек до сих пор имел самые смутные представления о фехтовании. Ричард изменил линию атаки и сморщился — рука успела одеревенеть, привыкнув к предыдущему положению. Это было ошибкой. Воображаемый противник парировал удар, и Ричард перешел в глухую защиту. Ему пришлось проявить все свое умение, чтобы отразить атаку. Воображаемые противники у Ричарда всегда гораздо искуснее реальных.

— Ричард. — Алек произнес его имя тихо, но энергия, заключенная в его голосе, заставила мечника остановиться, словно в комнате раздался пронзительный крик.

Сент-Вир осторожно опустил клинок, слыша, как он гудит в тревожном, гробовом молчании. Алек неподвижно сидел, скрестив руки на груди. Это хорошо. Ричард с некоторым облегчением увидел, что рядом с другом нет ни стакана, который он бы мог разбить, ни ножа. Один раз Ричарду уже довелось пережить резкую перемену в настроении друга. Алек рычал и осыпал его проклятиями, Ричард пытался вырвать нож из его залитой кровью руки, которую друг порезал по неосторожности, а Алек все кричал: «Ну что, убедился? Понял или нет? У меня не получается! Ничего не получается!» Впрочем, он никогда толком и не пытался научиться владеть кинжалом. Сейчас картина произошедшего со всей ясностью предстала перед внутренним взором Ричарда. Он замер, внешне абсолютно спокойный, но на самом деле настороже, готовый ко всему.

— Ты понимаешь, что они имеют в виду под словом «отсрочка»? — Голос Алека был холоден как лед, эхом отражаясь от голых стен. — Ты им нужен, Ричард, и они думают, что получат тебя. — На лицо Алека падал свет зимнего дня, отчего казалось, что оно сделано из серебра. — Неужели ты им это позволишь?

— Нет, конечно, нет, — ответил он, как и раньше. — Я заключаю сделку, а не договор. Они это прекрасно знают.

— Ричард, — промолвил Алек с тем же спокойствием, которое в любой момент могло смениться взрывом, — они дурные люди. Мне они никогда не нравились.

— Вот что я тебе скажу. — Ричард подошел поближе. — Они мне самому не нравятся. Честно говоря, мне вообще мало кто нравится.

— Тебя все любят.

— Я с ними обходителен, вот и весь секрет. Так надо, иначе…

— Иначе тебе придется их убить?

— Иначе они выходят из себя. А я этого не люблю. Мне от этого нехорошо.

— А со мной тебе хорошо? — Алек чуть улыбнулся. Это было первое проявление хоть каких-то чувств с момента начала разговора.

— Неважно. По крайней мере, в отличие от других, ты не зануда.

— Ты мне бросаешь вызов?

— В своем роде, да, — улыбнулся Ричард.

— Уже неплохо. — Алек расправил руки, которыми он обхватил колени. — Приятно узнать, что я хоть в чем-то хорош.

Котенок завертелся, устраиваясь поудобнее на месте, которое успел нагреть.

* * *

Особняк принадлежал Майклу, однако молодой лорд считал его неподходящим для занятий. Годвин начал брать уроки фехтования в шутку, желая в один прекрасный день блеснуть своим искусством перед обществом, похвастаться необычным чудачеством, однако сейчас он как никогда чувствовал необходимость держать свое увлечение в тайне. Как и прежде, он приходил на тренировки в школу Эплторпа, при этом не забывая в нужное время появляться в обществе равных себе, чтобы не возбудить лишних подозрений.

Утром он упражнялся с мечом на манекенах, после чего, нарядившись в богатые одежды, ходил по гостям, брал уроки рисования или уезжал с друзьями за город на конные прогулки. Скромно пообедав в одиночестве, Майкл в сумерках снова отправлялся к Эплторпу на индивидуальные занятия, а после них его ждали обычные вечерние увеселения молодых нобилей. С наступлением темноты в школе приходилось зажигать свечи, но ученик и наставник предпочитали именно это время, когда их никто не мог увидеть.

Теперь наставник церемонился с ним меньше. Спокойная отрешенность на общих занятиях являлась отнюдь не следствием его характера, а равнодушием к результатам, которых достигали ученики. Никому из них не суждено было стать мечником: они осваивали что могли и чего хотели, и этим дело ограничивалось. Майклу предстояло научиться всему, что знал его учитель. Это оказалось очень сложно. За годы преподавательской работы Эплторп научился четко объяснять суть каждого движения: в каком ритме его следует выполнять, на что делать упор, как держать равновесие и почему. После этих объяснений наступал черед упражнений: теперь мышцам и нервам предстояло запомнить движение, отработав его до автоматизма. Майкл погружался в неистовство и безумие тренировок, раз за разом оттачивая движение кисти, позволявшее отклонить лезвие, оставляя при этом неизменным расположение острия клинка. Это был тяжкий, изнурительный труд. Молодой лорд прерывисто дышал, по лицу градом катил пот, а в ушах, подобно гудению надоедливого насекомого, звучал голос: «Равновесие! Равновесие! Держим рукой равновесие!» — и надо было скорее исправить ошибку, постаравшись не испортить того, чего уже удалось добиться. Однажды он не выдержал и, повернувшись, прокричал в ответ:

— Да оставьте мою руку в покое! Я не могу все сразу!

Наставник смерил его спокойным, немного насмешливым взглядом и произнес:

— В таком случае вы мертвы, и смысла в дальнейших занятиях нет.

Майкл, покраснев, опустил глаза, уставившись на смотревший в пол кончик меча.

— Прошу меня простить.

— А ведь вы пока даже не сражаетесь с противником, — бесстрастно продолжил Эплторп. — Когда до этого дойдет дело, вам придется следить не только за своими руками, но и за его. На самом деле о своих руках вам вообще не надо будет думать, вы и так должны знать, что они делают. Я вам покажу. — Он взял еще один тупой меч и встал перед Майклом. — Ничего нового. Только то, что мы проходили.

Они уже устраивали учебные поединки, но прежде отрабатывали только определенные, заранее оговоренные последовательности ударов. Встав перед наставником, Майкл почувствовал, как по телу пробежала нервная дрожь. Его охватило волнение. Интересно, если бы у наставника имелась вторая рука, стал бы он ею пользоваться, чтобы лишить Майкла равновесия…

Майкл, как его и учили, смотрел противнику в глаза. У Эплторпа они были как зеркало — ничего не выражали, только отражали. Неожиданно Майкл вспомнил Сент-Вира в книжном магазине и его взгляд — холодный, отчужденный. Теперь уже знакомый взгляд. Взгляд мечника.

В это мгновение наставник сделал выпад. Майкл ушел в защиту, но смог ударить по клинку Эплторпа, только когда он уже двигался в обратном направлении.

— Вы ранены, — молвил мэтр. — Продолжим.

Майкл попытался рассмеяться, выказать восхищение, но его охватила ярость. Он забыл о глазах и одноруком противнике, тихо приказав себе голосом наставника: «Ноги прямо, захват ослабить, подбородок выше…»

Он отступал, защищаясь, не в силах перейти в атаку. Его мутило от мысли, что Эплторп сейчас даже не пытается достать его мечом. Майкл попробовал предугадывать движения противника, чтобы встречать сыплющиеся на него удары во всеоружии. Он никак не мог избавиться от чувства, что он что-то делает не так, что он забыл нечто важное… Неожиданно молодой лорд обнаружил, что наступает, а наставник пятится. Отлично! Сейчас он сделает финт, Эплторп чуть откроется и…

— Вы только что напоролись на мой меч, — сообщил мэтр. Его дыхание оставалось почти таким же ровным, как и до поединка. — Равновесие.

Майкл молча вытер пот.

— Очень неплохо, — к его удивлению произнес наставник. — Для новичка. Вам понравилось?

Майкл набрал в грудь побольше воздуха, пытаясь восстановить дыхание.

— Понравилось, — ответил он и понял, что улыбается. — Очень понравилось.

* * *

Майкл свиделся с герцогиней лишь однажды, встретив ее случайно во время конной прогулки. Диана была одета в серый бархат и восседала на беспокойной кобыле, подобранной под цвет платья. Лицо и волосы герцогини сияли, словно снег на вершине гор. Ее компания проехала вперед, и друзья молодого лорда поскакали следом. Женщина склонилась к лорду Майклу, протянув руку для поцелуя, — рисковая задача, с которой он ловко справился, невзирая на лошадей, нервно перебиравших копытами.

— Насколько я понимаю, — молвил он, после того как отзвучали слова приветствий, — лорд Феррис отправился на юг усмирять волнения.

— Да, действительно, — ответила герцогиня. — Этого требовали его обязанности… Отвратительная погода для путешествий.

Пульс у Майкла заходился так, что он испугался, не увидит ли Диана, как подрагивает кружевной воротник, плотно прилегавший к его горлу.

— Как ваша новая лошадь? — спросила герцогиня. Молодой лорд понятия не имел, о чем она его спрашивает. — Мне рассказывали, что вы часто наведываетесь в конюшню.

Кто-то за ним следит. А может, это просто сплетни, которыми пытаются объяснить его частые отсутствия? Или он сам пустил этот слух?.. Неужели ему теперь и вправду придется купить коня?

— Миледи, вы само очарование, — ответил Майкл улыбкой на улыбку. — Надеюсь, эта милая кобылка не слишком вас утомляет.

— О, нет, нисколько.

Ее глаза, ее серебряные глаза — совсем как зеркало… Теперь он понимал, что это за взгляд, и знал, как на него отвечать. Она бросала ему вызов, и его надо было принять, а не спасаться бегством, оглядываясь через плечо. Отчасти именно благодаря ее насмешкам он встал на путь, которым следует сейчас. Однажды, быть может, она об этом узнает и удивится. Пока Майклу еще не пришло в голову, что, решив брать уроки фехтования и связать свою судьбу с искусством владения мечом, он уже прошел первую часть ее испытания.

Майкл одарил герцогиню внимательным взглядом, стараясь глядеть как можно более сурово и невозмутимо, зная, что со своими глазами цвета морской волны он никогда полностью не добьется желаемого эффекта.

— Мадам, не исключено, что я вскоре буду иметь удовольствие к вам наведаться.

— Вы правы. Вероятно, этого события не придется долго ждать.

Порыв ветра унес ее слова, но Майклу показалось, что она сказала именно это. Звеня сбруей, их компании расходились, каждая отправляясь своей дорогой. Через несколько дней, через неделю… Молодой лорд скакал, не оглядываясь назад.

Глава 14

Прошло уже две недели, а вестей от одноглазого нобиля все не было. Ричард и Алек, не желая скучать, спускали последнее, что у них осталось от гонорара, полученного за бой в зимнем саду. Менее известные мечники, мечтавшие о славе, еще раз убедились, что Сент-Вир, не задумываясь, вызовет их на бой, если они осмелятся оскорбить его друга. Покуда никому из смельчаков выжить не удавалось, однако это нисколько не охладило пыл остальных безумцев, для которых подобные опасные игры в конце зимы стали своего рода модой. Казалось, Алек отыскивал их прежде, чем задира успевал раскрыть рот; впрочем, не менее часто ссору начинал он сам. Алек говорил, что его забавляет находить Ричарду работу, а то в противном случае мечник и вовсе сидел бы без дела. Вместе с этим надо признать, что нередко Алек устраивал ссору, даже когда рядом не было друга. У него был нюх на жестоких кровожадных разбойников, и он распалял их ненависть и злобу, словно кузнечные меха — жар. Порой само имя Ричарда спасало его от смерти, что всегда приводило Алека в ярость.

Помимо подобной игры с огнем, которой предавался бывший студент, обуреваемый жаждой собственной гибели, у него появилось новое страстное увлечение — театр. Алеку всегда нравился театр, он обожал появляться на спектакле в компании людей, о которых в городе ходили самые разные толки. Ричард пару раз бывал на постановках вскоре после того, как приехал в город, но они не нашли отклика в его душе — мечник счел сюжет надуманным, а игру актеров неубедительной. Наконец, с одной стороны поддавшись на уговоры Алека, а с другой желая отвлечься от мыслей о Горне и герцогине Тремонтен, он согласился сходить в театр, который должен был вскоре открыться, ознаменовав начало сезона.

— И спектакль как раз на твой вкус, — радостно произнес Алек. — Называется «Трагедия мечника». Тебе понравится. Там все друг друга убивают.

— Там будут фехтовать?

— Ну да. Актеры.

— Да они толком меча в руках держать не умеют.

— Не в этом дело, — пояснил Алек. — Они великолепно играют! Это же труппа самого Блэкуэлла, который три года назад ставил «Ее другое платье». Должен признать, трагедии им удаются на славу. Ты будешь в восторге. Ну и шума же будет!

— Почему? — поинтересовался Сент-Вир.

— Спроси у Хьюго, — только и ответил Алек и с загадочным видом улыбнулся.

* * *

В тот же день Ричард отыскал на рынке Хьюго Севилла и Джинни Венделл.

— Хьюго, — спросил он, — что тебе известно о «Трагедии мечника»?

В мгновение ока Хьюго обнажил меч. Отдав должное отвратительному характеру Алека, который втравил его в очередную переделку, Ричард потянулся к собственному клинку, но тут же понял, что его опасения беспочвенны. Хьюго плюнул на лезвие и тщательно растер слюну пальцем, после чего со вздохом убрал меч в ножны, даже не заметив, как рука Сент-Вира на мгновение метнулась к эфесу.

— Не связывайся с «Трагедией», — произнес Хьюго.

— Это еще почему?

Джинни внимательно посмотрела на Сент-Вира:

— Ты сколько уже в городе живешь? Шесть лет? Семь? И что, тебе никто не рассказывал о «Трагедии»?

— Да я никогда и не питал особой любви к театру. А сейчас эту пьесу ставят за рекой. Алек хочет пойти.

— Вот пусть и идет. Сам. Без тебя.

— Не думаю, что он согласится. А ты мне можешь рассказать об этом спектакле?

Джинни надломила брови и весьма выразительно вздохнула. Склонив голову на плечо возлюбленного, она промурлыкала:

— Прогуляйся, Хьюго. Загляни к Эдит. Посмотри, не появились ли у нее новые кольца.

— Извини, — промолвил Ричард, — не хотел вас ставить в неловкое положение.

— Ничего страшного. — Джинни закуталась в бархатный плащ и подошла к Сент-Виру поближе. От нее пахло мускусом, совсем как от настоящей леди. Женщина заговорила тихо, словно передавала мечнику украденное. — Так вот, слушай. Впервые «Трагедию» отыграли примерно четверть века назад. Актер, который играл… ну эту, знаешь, ведущую роль, погиб на сцене. Какой-то нелепый несчастный случай. Но спектакль все равно продолжали ставить — уж слишком много на него каждый раз собиралось народу. Потом все вроде бы шло гладко. И тут люди стали замечать, что каждый мечник, побывав на нем, проигрывал свой следующий бой, — прошипела Джинни, подернув плечами, будто бы желая стряхнуть морок, — не обязательно гибнет, но проигрывает. Мы на эту пьесу не ходим. Вот, собственно, и все. Хорошо, что я тебе это рассказала. Если бы тебя увидели на спектакле, люди бы решили, что от тебя отвернулась удача. Даже название пьесы лучше не произноси.

Алек был прав, услышанное заинтриговало Ричарда. Сент-Виру захотелось в театр.

Решение мечника друг воспринял с ликованием:

— Сядем на галерке, — объявил Алек. — Оттуда все будет видно. И возьми с собой изюма и миндаля — будем кидаться в актеров.

— А другие нас увидят? — Ричард и представить не мог, что они идут в театр не за этим.

— Полагаю… — задумчиво начал Алек. Неожиданно он повернулся к Сент-Виру. В глазах мелькнул опасный блеск. — Ты должен одеться во что-нибудь роскошное.

— Но у меня нет ничего роскошного. По крайней мере из того, о чем ты сейчас думаешь.

— Придется найти.

* * *

Мечник ненавидел ходить к портным, шьющим модные наряды. Его раздражало, когда он вынужден был смирно стоять, в то время как портной, вооруженный мелом, мерной лентой и булавками, наскакивал на него, словно коршун, приглушенно бормоча под нос загадочные слова, казавшиеся Сент-Виру заклинаниями. Алек являл собой воплощение сдержанности, но, с другой стороны, ему и делать-то ничего не требовалось — только пробовать на ощупь отрезы ткани, которые ему подтаскивали подмастерья с выпученными глазами.

— Вот эта, — Ричард кивнул подбородком, потому что все остальные части лица и тела были активно задействованы закройщиком, — вот эта мне нравится.

— Она коричневая, — ядовитым тоном произнес Алек, — точно так же, как и вся твоя одежда.

— Мне нравится коричневый цвет. А что за ткань?

— Бархат, — с удовлетворением ответил Алек. — Ты сказал, что такое носить не будешь.

— А зачем мне наряды из бархата? — вполне резонно осведомился мечник. — Куда я их надену?

— Туда же, куда ты надеваешь наряды из шерсти.

— Ладно, — мечник решил пойти еще на одну уступку, — если тебе не нравится коричневый, может, возьмем черный?

— Черный, — с чувством глубокого отвращения повторил Алек. — Черный носят старые бабки и актеры, играющие злодеев.

— Выбирай, что хочешь. — Ричарду уже осточертели руки портного, порхавшие по его телу, и терпение мечника было на пределе. — Только не яркое.

— Ярко-красное? — уточнил Алек, в чьем кротком голосе слышалась угроза. — А может, ярко-голубое?

— Вот только не переливчато-синее, которое тебе так сейчас нравится.

— Это индиго, — вступил в разговор портной, — очень хороший цвет. Вначале зимы лорд Феррис как раз заказал у меня плащ индиго.

— Ах, ну коли так, Ричард, тебе непременно надо приобрести такой же, — гаденько улыбнулся Алек. — Он очень подойдет к цвету твоих глаз. Обоих.

Сент-Вир задумчиво побарабанил пальцами по ноге.

— Как насчет вон того? — ткнул он пальцем в отрез, висевший на стуле.

— Это шерсть, сэр, причем очень хорошая. Такой сейчас уже почти не осталось. Этот желтовато-коричневый цвет зовется «Яблоками радости» или «Осенней славой».

— Да мне плевать, как он зовется, — оборвал Ричард ткача, не обратив внимания на фыркнувшего Алека. — Беру.

— Коричневое. Опять коричневое, — продолжал ворчать Алек, когда они вышли на улицу. — «Яблоки радости». Тоже мне! Сколько можно!

— Погоди. — Ричард дотронулся до его руки. — Мы совсем забыли снять с тебя мерку. Тебе же вроде понравилась та синяя ткань.

Ничего не ответив, Алек двинулся дальше по улице, а владельцы дорогих лавок старались побыстрее убраться с дороги высокого, одетого в рванье человека. Друг повернулся к мечнику и, не понижая голоса, произнес:

— Не исключено, что цвет этой ткани в нынешнем сезоне зовется «Венами ипохондрика». Мадам Дизентерия заказала из нее шубку для своего песика.

— Неужели тебе не хочется обновки на весну? У меня еще остались деньги.

— Бессмысленно пытаться превзойти совершенство. Красивые одежды лишь подчеркнут мое убожество. К тому же я сутулюсь, и от этого у меня выдаются вперед плечи.

— Зеленый, — продолжал настаивать Ричард. Он ничего не имел против ярких цветов, в том случае, если его не заставляли их носить, — как раз под цвет твоих глаз. А по ткани — золотое шитье. Высокий воротник и кружевные манжеты. Будешь настоящим щеголем, Алек.

— Буду выглядеть, как размалеванный столб на ярмарке. — Алек одернул плащ. — Сегодня мне уже вполне достаточно «Осенней славы».

* * *

В день спектакля Ричард пришел к выводу, что он напрасно сопротивлялся и не хотел идти к портному. Обновка оказалась гораздо удобнее, чем он предполагал, а материал, окрашенный в густой цвет, был на удивление мягким. Мечник не мог избавиться от ощущения, что носит эту одежду уже много лет. На фоне нарядного Сент-Вира Алек в своем поношенном университетском одеянии, практически полностью прикрывавшем новую рубаху и сапоги, выглядел особенно невзрачно. Он даже не взял украшенную эмалью заколку для волос, повязав пряди старой лентой.

Ричард не желал вступать в споры.

— Сядь, сядь и никуда не уходи, — велел он и с этими словами скрылся в спальне.

— Что ты там делаешь? — услышал мечник голос Алека. — Носки переодеваешь? Во-первых, они совсем чистые, а во-вторых, их все равно никто не увидит…

Ричард показался на пороге, сжимая в руках обычный деревянный ларец, в которых обычно хранят письма или счета. Он открыл его так, чтобы Алек не сумел заглянуть внутрь, и вытащил первую драгоценность.

— О Боже, — только и смог выдохнуть Алек.

Ричард надел кольцо другу на палец. Серебренное, с большой черной жемчужиной, обрамленной орнаментом в виде завитков.

Алек не в силах был оторвать глаз от кольца.

— Какая красота, — прошептал он. — Я и не знал, что у тебя настолько тонкий вкус.

— Я его не покупал. Мне оно досталось. Много лет назад, — с этими словами он достал из ящичка брошь в виде дракона, сжимающего в лапах сапфир, и положил ее на ладонь Алеку. Алек стиснул ее так, что края впились в кожу, после чего разжал пальцы и туго скрепил брошью края воротника рубахи.

— Это старинные вещи. Очень древние, — наконец, произнес студент.

— Они принадлежали моей матери. Она украла их у своей семьи.

— Семьи банкиров Сент-Виров?

— Именно. Мать ее не особо любила. — Ричард отыскал в коробке маленькое золотое колечко с инкрустацией в виде розы, выполненной из красного золота и украшенной бриллиантом. Мечник надел колечко на мизинец друга и улыбнулся. — А это уже пошли подарки клиентов, довольных моей работой. Это бриллиантовое кольцо от одной женщины, супруги нобиля. Она преподнесла мне его тайно, сказав, что я уберег ее от позора. Мне оно всегда нравилось. Такое красивое. — Сент-Вир снова запустил руку в коробочку. — Вот это кольцо я получил гораздо раньше, как часть оплаты за оказанные услуги. Оно мне досталось от человека, у которого драгоценностей было куда больше денег. Я никак толком не мог придумать, что же мне делать с этим добром. Мне следовало почувствовать, что тебя встречу. Оно предназначено тебе. — Тут он извлек золотое кольцо, увенчанное квадратным, с ноготь большого пальца изумрудом.

Алек тихо кашлянул:

— Ты хоть знаешь, сколько это стоит?

— Половину гонорара за работу.

— Вот и носи его. Зачем ты мне даешь все эти драгоценности?

— Мне нравится, как они на тебе смотрятся. На мне они выглядят нелепо, да и не люблю я эти украшения.

Завороженно, помимо своей воли, Алек поднял руки. Пальцы теперь отливали золотом, серебром и драгоценными камнями.

— Вот так тебе и надо одеваться, — промолвил Ричард.

— Ты пропустил палец, — заметил Алек.

— Пропустил, — согласился Сент-Вир и извлек свое последнее приобретение, которое все еще было сокрыто в мешочке. — Вот. Открой сам.

Даже в тусклом свете зимнего дня, заливавшего комнату, рубин переливался и ослепительно сиял. Камень был продолговатым, он закрывал два сустава на пальце, по сторонам к рубину примыкали бриллианты, а само кольцо ювелир сделал из белого золота.

— Откуда оно у тебя? — Голос Алека предательски дрожал.

— Подарок очередного нобиля, который недавно пытался меня купить.

— Я тебе не верю, — напряженно произнес Алек. — Ты его перекупил у какого-нибудь вора.

— Не веришь, и зря, — терпеливо сказал Сент-Вир, — Это от лорда Ферриса. Просил, чтобы я надел кольцо наследующую встречу.

— Вот и носи его, — закричал Алек и сунул кольцо Ричарду.

— Я не люблю кольца, — тихо ответил мечник и не взял перстень.

— А это, должно быть, не любишь особенно, — прорычал Алек. — Он не имел права давать его тебе.

— Ну так не беда, — кивнул Ричард и, пытаясь сменить неприятную тему, произнес: — Я дарю его вам, милорд.

Глаза друга расширились. И без того бледное лицо Алека побелело еще больше, застыв, словно маска. Ричард понимал, что друг может взорваться в любой момент, но, невзирая на опасность, мечник взял в руки усыпанную драгоценностями ладонь и поцеловал холодные тяжелые пальцы.

— Алек, — произнес он, — эти украшения для тебя. Делай с ними все, что хочешь.

Пальцы Алека медленно сжали его руку. Когда Сент-Вир поднял взгляд, он увидел сверкающие зеленые глаза и довольную улыбку, в которой было нечто злое, нехорошее, порочное.

— Ладно, — протянул Алек, — как скажешь. — С этими словами он надел перстень на указательный палец.

Рубин сиял, словно живой, а кольцо сидело идеально, будто украшение делали специально Алеку на заказ.

Перед взором Ричарда были пальцы нобиля, нет, скорее даже иноземного принца — богатого и загадочного. Истоптанные сапоги и поношенная одежда словно истаяли, взгляд скользил по ним, не замечая. В глаза бросались только драгоценности, бледная, чуть ли не прозрачная кожа и хрупкое телосложение Алека, свидетельствовавшее о благородном происхождении.

Очень хорошо, — промолвил Ричард, довольный картиной. — Стыдно держать кольца в коробке. Я их все равно не ношу, а так — хотя бы посмотрю.

Им нравится, когда на них смотрят, — отозвался Алек. — Я буквально слышу, как эти маленькие мерзавцы урчат от удовольствия. Любят пустить пыль в глаза!

Ну так давай отправимся с ними на прогулку. Все равно их никто не заметит — ведь рядом же буду я в своей обновке.

Вполне естественно, что, пока друзья шли по Приречью, они привлекали к себе неослабевающее внимание местных обитателей. На небе ярко светило солнце, снег стаял, обнажив скрывавшийся под ним мусор. Дорога была покрыта грязью. Слухи о том, куда собрались Ричард и Алек, распространились по округе со скоростью лесного пожара. Зеваки, словно на параде, выстраивались вдоль обочин поглазеть на двоих друзей. Ричард чувствовал себя героем, отправляющимся на войну.

Когда они пошли по Мосту, мечник увидел Джинни и поспешил ее окликнуть, прежде чем Алек успел бы сказать какую-нибудь гадость:

— Привет, Джинни! Ну как мы тебе?

— Очень неплохо. Ты произведешь сильное впечатление, — ответила она, оглядев Сент-Вира с ног до головы. Тут ее взгляд упал на сверкающие в лучах солнца драгоценности, украшавшие руку Алека, и лицо женщины окаменело. Не сказав больше ни слова, она отвернулась от друзей и поспешила своей дорогой.

— Похоже, она нас не одобряет, — весело заметил Алек.

— Хьюго не идет на спектакль.

— Надо полагать, Хьюго смотрит только комедии.

— Даже оказавшись в центре города, друзья не остались без внимания прохожих. Ричард всеми силами пытался побороть в себе желание рассмеяться — сколько шуму, и все из-за чего? Из-за двоих человек, решивших посмотреть спектакль, который вдобавок еще необязательно окажется удачным.

— Надо было взять лошадей, — сказал он. — Поехали бы, как лорды из Совета. А то у меня уже все сапоги в грязи.

— Смотри! — воскликнул Алек. — Знамена! Мы почти пришли.

— Знамена?

Знамена и вправду имелись — совсем как на сказочном замке. Яркие, праздничные, они были сделаны из материи всех возможных расцветок и украшены самыми разными изображениями — пегасами, розами, драконами, коронами, которые то появлялись, го снова пропадали из виду, оттого что флаги трепал ветер.

Возле театра царила ярмарочная суета. Конюхи вели прочь лошадей, чтобы расчистить дорогу каретам, среди которых бродили девушки, продававшие цветы, вина и пакетики с орешками и сушеными фруктами. У них же можно было приобрести экземпляр пьесы, а также шарфы и ленты под цвет знамен.

Алек пристально разглядывал толпу, рассчитывая отыскать в ней Ловкача Вилли. Этого ему не удалось, хотя несколько промелькнувших лиц показались ему знакомыми. Два неизвестных мечника для увеселения публики раз за разом разыгрывали между собой ссору, после чего устраивали дуэль. У стены стоял человек и громко читал монолог из какой-то трагедии. Некоторое время его слушала горстка зевак, но потом их внимание отвлек слепой скрипач с дрессированной собачкой, которая умела танцевать на задних лапах. Несколько молодых нобилей развлекались тем, что кидались в собачку орешками. На фоне аристократов наряд Ричарда действительно выглядел несколько мрачновато. Даже мещане, лавочники и ремесленники предпочли одеться поярче, украсив одежду кружевами и пестрыми лентами. Простой народ пришел пораньше, чтобы загодя занять места получше.

— Давай же, давай, — приговаривал Алек, отчаянно работая локтями, чтобы расчистить себе дорогу. — Надо пошевеливаться, а то будем сидеть на коленях у какого-нибудь старого мужеложца.

Юные нобили, швырявшие в собачку орешки, отвлеклись от своего занятия, чтобы взглянуть на странную парочку. До друзей донесся обрывок разговора: «…все равно не смог бы этого позволить…» Несколько служанок, стоявших под ручку, жеманно улыбнулись и отвернулись.

Ричард уже начал жалеть, что согласился пойти. По мере того как они приближались ко входу, становилось все теснее. Мечнику то и дело наступали на ноги, он чувствовал касания локтей, ощущал на себе чужое дыхание. Сент-Вир не снимал ладони с рукояти меча. Грозный вид Ричарда буквально заворожил ватагу мальчишек, один из которых, наконец, набрался храбрости и подошел к Сент-Виру:

— Эй, мечник! — прокричал он хриплым голосом. — Ты можешь убить моего брата?

Ричард не ответил. Мальчишки всегда задают один и тот же вопрос.

— Заткнись, Гарри, — вмешался другой. — Ты что, не видишь, это же Сент-Вир!

— Слышь, а ты правда Сент-Вир? Эй, Сент-Вир, дай меч посмотреть!

— Пошел в задницу. Там и насмотришься, — отрезал Алек и в ярости запустил в одного из сорванцов миндалем. Довольный тем, что попал, он двинулся дальше, кинув монетку мальчишке, с наказом отыскать места получше.

Им досталось отдельная ложа на верхнем балконе прямо напротив сцены. У Алека поднялось настроение.

— Я всегда о такой мечтал. А то меж скамейками все ходят и ходят, причем каждый идиот норовит бухнуться тебе на колени.

Представив себе эту картину, Ричард поморщился. Теперь они сидели выше всех, а сцена, залитая светом, была прямо как на ладони. Люди, занявшие места пониже, то тут, то там, задирали головы, чтобы на них посмотреть.

Алек положил ноги на ограждение и бросил в рот горсть изюма. Где-то над их головами заиграли трубы, звавшие актеров на сцену.

— А теперь ты увидишь, как рассаживаются в своих ложах нобили, — сообщил Ричарду друг. — Они всегда заходят в это время.

Ложи нобилей, расположенные близко к сцене, было видно практически из любой точки зала. В первый раз за долгие годы у Ричарда появилась возможность поглядеть на аристократов во всем их великолепии и пышности. На глаза попадалось гораздо больше знакомых лиц, чем он ожидал, — красавцы, с которыми он сталкивался на празднествах, знатные нобили и их дамы… Некоторые из присутствовавших сулили ему богатство и покровительство, но получали отказ, однако имелись здесь и те, кто был мечнику многим обязан.

Он увидел лорда Бертрама Россильона, которого держала под руку темноволосая красавица, и вспомнил, как лорд жаловался на то, что его принуждают к браку. Бедная женщина, доставшаяся ему в супруги! А вот и Алинтер, теперь он стал лордом Хеммингом. Интересно, узнает ли Хемминг перстень с изумрудом на пальце Алека? Ричард улыбнулся, вспомнив безумную скачку на холмах, когда они мчались вслед за каретой, в которой увозили возлюбленную Алинтера, и веселый смех девушки, когда она возвращалась с ними назад. Присмотревшись, он узнал ее в статной леди, улыбавшейся Хеммингу.

Человек, которому Алек был обязан золотым кольцом с изображением розы, также явился на спектакль. Он, как обычно, выглядел молодо и безмятежно. Ну конечно, он не успел измениться, ведь прошло не так уж много лет. Сейчас нобиль беседовал с соседом — элегантным рыжеволосым мужчиной.

— Годвин, — пояснил Алек. — Один из сладеньких красавчиков, которых ты сейчас разглядываешь, — Годвин Амберлейский. Тот, с шевелюрой.

— Рыжий, — уточнил Ричард. — Я его где-то видел, но где… Никак не могу вспомнить.

— Как ты догадался, что рыжий — Годвин, а не его сосед?

— Соседа я тоже видел, а вот где, в отличие от Годвина, помню очень хорошо, — улыбнулся Сент-Вир.

* * *

— Ну вот, все-таки он пришел. — Лорд Томас Бероун повернулся к своему спутнику.

— Отчего бы и нет? — отозвался лорд Майкл. — Он ведь не трус.

— Да, но и на публике появляться не любит. Странно видеть его в театре.

— Учитывая, что он мечник, — да. Он суеверен?

— Это не имеет значения. Албан не сомневался, что он не придет, так что теперь он должен Люцию двадцать роялов.

— У него денег не хватит, — рассеянно заметил Майкл. Сейчас он думал совсем не о Сент-Вире. Интересно, что бы сказал Винсент Эплторп, узнай он, что Майкл ходил на «Трагедию мечника». — Это просто сказка, — наконец, произнес он. — Кто в нее верит?

— Может, и никто, — согласился Том. — Только не удивляйся ставкам перед следующим боем Сент-Вира.

— Так или иначе, этот мечник сумел отвлечь внимание от Холлидея, — Майкл решил сменить тему разговора. — Говорят, Великий канцлер собирался отменить спектакль и закрыть театр.

— Майкл, да где ты был? — в притворном изумлении спросил Бероун. — Это говорили о «Гибели короля». Пьеса, доложу тебе, сущая дрянь, единственное, что ее спасает, так это талант мисс Виолы Фэстин. Она играет королевского пажа. Я уже смотрел этот спектакль два раза и осмелюсь тебя заверить, на последнем показе лорд Холлидей был. Должен признать, второй раз я смотрел не с начала. Я опоздал и пришел в тот момент, когда юный паж…

— Только не это, — охнул Майкл, — Горн. Вон в той ложе, напротив нас.

— Должно быть, он поставил на Сент-Вира. А что ты так перепугался?

— Скажи, он на меня смотрит?

— Да не смотрит он. Бедное дитя, неужели он и тебя стал донимать знаками внимания? Или ты ему просто должен денег?

— У меня от него мурашки по коже, — пространно пояснил Майкл.

— Ах да, — кивнул Бероун. — Понимаю.

* * *

— Они все на тебя ставят, — весело сообщил Алек, протянув мечнику пакетик с изюмом. — Жаль, мы не можем получить с этого процент.

— Он входит в сумму моих гонораров, — отозвался Ричард. — Когда начинается представление?

— Скоро, скоро. Когда кончится музыка.

— Какая еще музыка?

— Там на сцене. Тебе просто не слышно — все разговаривают.

— И пялятся на нас, — добавил Ричард, которому снова стало казаться, что поход в театр был дурацкой затеей.

— Они беспокоятся о своих деньгах, — беспечно произнес Алек. — Интересно, тебе цветов пришлют или нет?

— Цветов? — простонал Ричард. — А Феррис здесь? Как выглядит его герб?

— Нет его. Вот лорд Горн — явился. Ни Холлидея, ни Тремонтен. Никто из серьезных заказчиков на нас смотреть не пришел.

* * *

— Отвернись, — произнес лорд Томас, — он на тебя смотрит.

— Кто? Горн?

— Нет, Сент-Вир.

— Может, не на меня, а на тебя, — предположил Майкл.

— Если бы на меня, я бы покраснел. — Бероун подчеркнуто посмотрел в другую сторону. — А теперь Горн уставился. Да не на тебя, на него.

— Кто это с ним?

— С Горном?

— С мечником. Томас, обернись и погляди.

— Не могу. Я покраснел. Такая уж у меня натура. Сущее проклятие.

— Зато у тебя нет веснушек. Пошли ему записку. Не Горну, мечнику. Попроси его присоединиться к нам.

— Майкл, — лорд Томас уставился на друга, — ты оскорбляешь мою гордость. Сейчас вся знать, собравшаяся в театре, мечтает о том, чтобы Сент-Вир составил им компанию. Я отказываюсь поступать как все и уподобляться барану, идущему вместе совсем стадом. Кроме того, что мне делать, если на приглашение мечник ответит отказом?

* * *

— Думаю, — раздраженно произнес Ричард, — мне спектакль не понравится. Полагаю, будет какая-нибудь глупость. Я считаю, мы должны смешать карты тем, кто на нас ставит, и уйти.

— Можем поступить и так, — согласился Алек. — Однако, к твоему сведению, люди, которые сейчас ходят по сцене, — актеры, и они вот-вот начнут представление. Если ты хочешь уйти, знай, что ты оставишь театр посреди первой сцены, и все на тебя будут пялиться еще больше. Сядь, Ричард. Погляди, вот и Герцог.

Герцог, наряженный в тяжелые доспехи, пересек сцену, оставив за собой несколько придворных, желавших поведать зрителям о своем повелителе. Актеры говорили совсем как в жизни, за одним исключением — слова выстраивались особым образом, придавая речи своеобразный ритм. Один актер сменял другого, но ритм оставался прежним. Придворным Герцог нравился. Он был мудрым и благородным. Его сын и наследник являл собой полную противоположность отцу. Наследника никто особо не любил. Он ходил вечно мрачный и носил траур в память о матери, которая умерла во время родов, дав жизнь его сестре, Грациане.

Придворные ушли со сцены, после чего в задней ее части подняли занавес, за которым сидела девушка с золотистыми волосами и беседовала с попугаем в клетке. Красавица называла себя несчастной Грацианой и утверждала, что хоть она и несчастна, но вместе с тем она и счастливее многих дев, вынужденных лежать и страдать в тесных кроватях или же принимать участие в обрядах при свете полной луны.

Ричард подумал, что попугай, наверное, настоящий. «Мы с тобой пленники обстоятельств, рождения, места и людей. Я должна поведать, что меня гнетет. Ты терпеливый слушатель, а мой рассказ не может не вызвать слез!» — обратилась девушка к птице. Однако, прежде чем дочь Герцога успела объясниться, вошел ее брат Филио, который изрек несколько высокомерных фраз, подвергнув сомнению непорочность ее девичьей чести, бросил гадкую реплику о попугае, после чего обратился к зрителям со словами: «Никто не смеет делить со мной горе и радость, покуда я не докажу всю искренность своих чувств».

Ричарду не терпелось увидеть старого благородного Герцога. Поскольку все только и делали, что говорили о нем с самого начала представления, мечник решил, что в спектакле речь пойдет именно о старике. Однако, вопреки ожиданиям Сент-Вира, Герцог быстро умер, причем, что самое обидное, этого даже не показали. Новым герцогом стал Филио. После этого на сцену вышел величавый министр с длинной бородой, спешивший рассказать Грациане о произошедшем. Министра звали Ядсо, и он подозревал, что старого герцога убили. Чуть позже цирюльник, который также брил и близкого друга Филио, предупредил Ядсо, что жизнь министра в опасности, и, если он немедленно не оставит пределов страны, его ждет вызов на дуэль до смерти. Ядсо кинулся сообщить о своем отъезде девушке: «Не каждый раз под силу нам узреть подлинную суть. Узлы молчания сокрыли истину от нас, и мы, беседуя друг с другом, ее высвобождаем. Игра началась — пора в путь!» В ответ Грациана воскликнула: «Беги! Беги! Ты честен и праведен, а вместо платы прими мою признательность!»

Оставшись в одиночестве, девушка, рыдая, поведала зрителям о своем преступлении. Неужели главная злодейка — она? Нет, оказалось, что Грациана всего-навсего влюбилась в простолюдина. Вдруг попугай, ни с того ни с сего, эхом откликнулся на ее слова. «Любовь! — проскрипел он. — Любовь!» Все восприняли случившееся как должное, и Ричард счел, что неожиданная говорливость попугая предписана действием. Может, это и не настоящий попугай, а может, и настоящий — просто кто-то вместо него говорил за сценой.

А новый герцог все продолжал докучать сестре. Наконец, он добился от нее признания в том, что она влюблена в мечника. После этого Филио повернулся к публике и произнес речь, в которой обрушился с поношениями на мечников и дело, которым они занимаются. Ричард заметил, что Алек на него поглядывает, и осклабился. При всем при этом Филио беседовал с сестрой ласково, проявляя на словах участие. Молодой герцог сравнивал добродетель с хорошим вином, которым можно наполнить что угодно — хоть череп, хоть чашу из золота. «О Боже», — прошептал Ричард, который уже понял, что собирается сделать Филио. Алек зашикал на друга. Герцогу удалось успокоить сестру сладкими речами, и Грациана пообещала уговорить возлюбленного встретиться с братом. Стоило Грациане уйти, как Филио затопал ногами, заругался и в завершение свернул попугаю шею. «Ага, значит, попугай либо хорошо выдрессирован, либо на самом деле кукла», — подумал Ричард. Герцог, задыхаясь от ярости, скрылся за кулисами, желая ее на ком-нибудь выместить.

Ричард даже и не осуждал мечника. Возможно, в те времена, когда писалась пьеса, такое поведение для мечников считалось вполне допустимым. Ну, разумеется, в мире, где все разговаривали друг с другом стихами, видимо, и мечники были какими-то особыми. Филио тепло встретил возлюбленного сестры, и мужчины в честь знакомства выпили вина из черепов. Мечник отмочил по поводу черепов плоскую шутку, после чего произнес тост: он пил за погибель всех врагов семейства герцога. Тост оказался весьма кстати — выяснилось, что у Филио имеется для мечника работа. Враг оскорбил честь его дома, и теперь оскорбление могла смыть только кровь. Мечник, вне всякого сомнения польщенный вниманием герцога, согласился.

После этого последовала сцена в сумасшедшем доме, в ходе которой актеры много пели и плясали. Какое отношение эта сцена имела к сюжету, Ричард так и не понял, однако, когда она подошла к концу, занавес разъехался в стороны, обнажив огромную лестницу, разделявшую сцену сверху донизу. У подножия лестницы показался мечник и объявил зрителям, что на дворе — полночь, и сейчас ему предстоит справиться с мелким дельцем, которое поручил герцог, после чего, как и обещано, он сможет заключить возлюбленную в объятия. После этого мечник стал рассказывать о своих чувствах. Монолог о любви Ричарду понравился больше всего. Образы были подобраны точно: актер сравнивал любовь с жаром и холодом, наслаждением и болью. Вместе с тем, Сент-Виру стало неловко от того, что кто-то рассказывает о своих чувствах перед целой толпой совершенно посторонних людей. Ричард понимал, что это всего-навсего спектакль, но ничего не мог с собой поделать.

На вершине лестницы появилась закутанная в плащ фигура. Как только часы стали бить двенадцать, фигура начала спускаться вниз. Мечник обнажил клинок и пронзил им свою жертву с криком: «Да сгинут все враги Филио! — «Какой позор, — промолвила умирающая Грациана, падая на руки возлюбленному. — Какой позор, что ты любишь моего брата больше, чем меня».

Грациана умирала очень долго, и все это время возлюбленные клялись в вечной верности и объясняли друг другу суть чудовищного плана герцога, жертвами которого они стали. Ричард вынес это со стоическим терпением. Наконец, мечник поднял на руки мертвую Грациану и, не обращая внимания на волочащийся по полу плащ, унес ее за кулисы. Сцена опустела.

Зрители начали аплодировать. Алек все еще смотрел на театральные подмостки. Его глаза сверкали от дикого восторга, который не появлялся в них со дня фейерверка.

— Великолепно, — промолвил Алек. — Просто изумительно!

Ричард счел за лучшее не спорить, однако выражение его лица оказалось чересчур красноречивым. Стоило Алеку его заметить, как он тотчас же помрачнел:

— Позволь мне догадаться. Мечник из актера никудышный. Если бы на его месте был ты, Грациана умерла бы сразу, и мы бы остались без финального монолога.

Ричард мрачно улыбнулся.

— На самом деле так не бывает, — наконец сказал он. — Нет, я не о монологе, я о том, как все случилось. Во-первых, только законченный идиот соглашается на работу, не узнав о противнике, особенно если имеет дело с братом возлюбленной, которому вначале не доверял.

— Но ему же была нужна поддержка герцога! Ведь в этом вся суть! Как ты не понимаешь?

— Это я как раз понимаю, но помнишь, как Филио сказал… — К удивлению Алека, неграмотный друг дословно процитировал отрывок из монолога. — Вот в этот момент мечник и должен был догадаться, что герцог собирается не допустить их брака.

— Ну… — растерянно протянул Алек, — он мог этого и не заметить.

— Значит, мечник дурак, и я не понимаю, почему нас должна заботить его судьба. А вот брат, как раз наоборот, умный.

— Вот и болей тогда за брата, — с кислым видом промолвил Алек. — Однако должен тебя предупредить, что его в конце убьют. Как, собственно, и всех остальных.

Ричард поглядел на толпящуюся внизу публику. Люди покупали еду, напитки и пытались заглянуть к ним в ложу.

— Если зрители хотят посмотреть на смертоубийство, отчего тогда они не ходят на дуэли?

— Да потому что вы практически не разговариваете, — отрезал Алек. — Кроме того, — более мягко добавил он, — вы сражаетесь за деньги, а в пьесе — из-за любви или чести. Так гораздо интереснее.

— Ему вообще не следовало заключать с братом сделку. Мечник упустил момент, когда дал Филио возможность узнать о своих слабых местах.

— Ну, разумеется, ведь в противном случае мы бы отправились домой гораздо раньше.

В дверь их ложи поскреблись. Ричард резко обернулся, схватившись за меч. Алек отпер замок и принял из рук посланника букет.

— Просто розы. Записки нет.

Ричард кинул взгляд через весь зал, желая поглядеть на нобиля, любившего розы, однако тот был полностью захвачен беседой и смотрел в другую сторону.

* * *

Перерывы между действиями были достаточно долгими, и нобили могли всласть наговориться друг с другом. Бертраму Россильону хотелось срочно побеседовать с Майклом, поэтому молодому лорду пришлось на время отказаться от приятного общества своего друга.

— Твой приятель, — молвил Бертрам, — Бероун…

— Он мой родственник, — отозвался Майкл, — со стороны матери. Связан с нашим родом узами брака. Я знаю его с рождения.

По лицу Майкла скользнул взгляд карих, преисполненных чувств глаз. Молодой лорд сделал шаг назад, но Бертрам снова к нему приблизился.

— Солнце мое, — приглушенно произнес Майкл, — сегодня вечером я не могу. У меня куча дел, и, когда мы встретимся, я буду выжат как лимон. — После спектакля Годвин собирался к Эплторпу. В уголках глаз Бертрама проступили крошечные морщинки, а губы едва заметно скривились. — Я страшно по тебе скучал, — проговорил Майкл, оглядываясь назад. — Ты просто не представляешь, насколько…

— Гляди, — ахнул Бертрам. — Герцогиня. Диана как раз вошла в одну из лож, а ее слуги разворачивали знамя Тремонтенов. Волнами колыхались черные юбки, из-под крошечной шапочки, увенчанной страусиными перьями, в деланном беспорядке выбивались локоны ее чудных волос.

* * *

— Если она пришла на спектакль, то опоздала, — заметил Ричард.

Появление Дианы отвлекло от них внимание публики, и сейчас все взгляды были устремлены на ложу герцогини.

— Отнюдь, — угрюмо произнес Алек. — Она явилась кому-то на беду. — Он стоял на другом конце ложи, вжавшись в угол у дверей и спрятав ладони в рукава, отчего особенно стал напоминать сердитую черную птицу.

Ричард поглядел на хрупкую изящную женщину в прекрасных одеждах. Она великолепно держалась.

— Интересно, — произнес мечник, — может, мне стоит нанести ей визит?

— Ты ее прекрасно разглядишь и отсюда, уж об этом она позаботилась.

— Я к тому, что мне стоит с ней поговорить. Феррис уехал, и о нашей с ней беседе ему знать необязательно. Пожалуй, ты был прав. Мне надо узнать, что она сама думает о предстоящем деле.

Сент-Вир рассчитывал, что Алек будет доволен, ведь мечник собирался рассеять его предубеждения, однако студент лишь пожал плечами:

— Ричард, она тебя не приглашала. И она ни в чем не сознается.

— А если я поставлю условие, что в противном случае откажусь от заказа?..

— Ну конечно же, — прозвучал в ответ тихий насмешливый голос, — коли ты теперь стал ставить условия… Может, заодно попросишь ее пойти к нам в прачки? Говорят тебе, держись подальше…

Его прервал стук в дверь. Алек распахнул ее с такой силой, что она с грохотом стукнулась о стену. На пороге стоял слуга в ливрее, на которой был изображен лебедь — герб Тремонтенов. Алек, словно обжегшись, резко отдернул руку от дверной щеколды.

— Герцогиня прислала меня, чтобы выразить вам свое восхищение, — обратился слуга к Сент-Виру. — Вы не согласитесь выпить с ней по чашечке шоколада?

Алек застонал, а Ричарду пришлось прикусить губу, чтобы не расхохотаться. Он кинул взгляд на друга, но тот снова набросил на лицо презрительную маску.

— Я буду крайне признателен, — ответил мечник, глянув на букет в ложе. — Цветы брать надо?

— Этим ты оскорбишь того, кто тебе их прислал, — глухо ответил Алек. — Лучше брось их актерам.

— Ладно, понял. Ты идешь?

— Нет. Если она позволит, досиди до конца действия. Тебе, насколько я помню, хотелось узнать, действительно ли Джасперино носит парик.

Ричард было повернулся, чтобы проследовать за слугой.

— Погоди, — Алек стягивал кольцо с указательного пальца.

— Я должен надеть перстень с рубином? — спросил Сент-Вир.

— Нет, — Алек отчаянно замотал головой. Ричард подошел вплотную к другу.

— В чем дело? — спросил мечник. Он буквально физически ощущал волнение, охватившее Алека. По некой непонятной причине высокомерие друга куда-то испарилось без следа, он даже пропустил мимо ушей резкий тон. На этот раз у него только хватило воли прижать пальцы к бровям и, кривляясь, произнести:

— У меня мигрень. Я пойду домой.

— Я с тобой.

— И что, заставишь герцогиню ждать? Может, ей не терпится узнать, у кого ты сшил такой наряд. Давай, торопись, а то весь шоколад без тебя выпьют. Кстати, если будут угощать тебя такими маленькими пирожными с сахарной глазурью, возьми одно для меня. Скажешь, что это для твоего попугайчика. Одним словом, чего-нибудь придумаешь. Я просто без ума от маленьких пирожных с глазурью.

* * *

Вскоре после того, как Алек вышел из театра, он понял, что за ним кто-то идет. По меньшей мере двое. Он свернул за угол, один раз, второй, но преследователи от него не отставали. Это были два мечника, которые устраивали перед театром показательные бои. Они явно не из Приречья, поэтому им незачем идти этой дорогой к мосту. Сердце в груди так и заходилось, но Алек, чудовищным усилием воли взяв себя в руки, шел прежним шагом, не увеличивая скорости. Если им нужны кольца — пусть забирают. Ричард или кто-нибудь из его друзей добудут их назад.

Он все еще мог вернуться в театр, проведя преследователей другой дорогой, и отыскать Ричарда. Алек отмел эту идею сразу же, как только она пришла ему в голову. Он не повернет. Мимо него проплывали магазинчики и дома — словно картинки другого мира. Алек шел мимо трактиров и таверн, чувствуя, как во рту становится все суше и суше.

Если ему удастся добраться до Моста, он может встретить обитателей Приречья, которые за него вступятся или, по крайней мере, поведают Ричарду о том, что с ним случилось. Что с ним сделают? Алеку позволили уйти из центра города, и теперь ему осталось пересечь безлюдный район, отделявший его от моста. Алек понимал, что с ним не будут церемониться; наверное, ему придется испытать страшную муку и боль, куда более ужасную, чем он себе представлял. Он долго этого ждал, и вот сейчас это произойдет.

«Сейчас! — кричала мостовая, эхом откликаясь на каждый его шаг. — Сейчас!» Алек попытался сменить ритм ходьбы, чтобы не слышать этих воплей.

Когда крики превратились в шепот, он оказался в тени ворот, где его и настигли. У него хватило времени бросить преследователям: «Как вы владеете мечом, это просто курам на смех!» Прежде он думал, что не станет сопротивляться, однако оказалось, что это выше его сил.

* * *

— Ревнуют, — произнесла герцогиня и снисходительно кивнула на нобилей, наполнявших театр. — Все потому, что они трусы.

Ричард и герцогиня сидели в ложе одни, если не считать пятисот человек, взиравших на них из зала. Подобное внимание нисколько не беспокоило мечника; сейчас его взгляд был сосредоточен на переносной серебряной шоколаднице. На цепочке был подвешен наполненный водой горшочек с железным донышком, а под ним плясал язычок синего пламени. На столике лежала серебряная взбивалка и стояли фарфоровые чашечки.

— Они не сумели настолько хорошо подготовиться, — ответил мечник.

— Что мешало им этим озаботиться? Значит, они не только трусы, но и глупцы. — Все это было сказано настолько легким и доверительным тоном, что ядовитый смысл замечания полностью растворился, словно герцогиня вовсе не желала принизить других, а просто хотела установить границы круга собеседников, включавшего на данный момент только мечника и ее саму. Алек делал то же самое, только гораздо искренней и грубее; однако ощущение у Ричарда возникало одно и то же — это было чувство принадлежности к избранным. — Вы могли бы привести с собой и слугу. Я была бы рада его видеть. Видимо, я недостаточно ясно объяснила все Грейсону.

Ричард улыбнулся, догадавшись, что она имеет в виду Алека:

— Он мне не слуга, — ответил он. — У меня нет слуг.

— Неужели? — Она слегка нахмурилась. Тщательно выверенными жестами и мимикой герцогиня напоминала фарфоровую куколку. — В таком случае как вам удается поддерживать в должном виде особняки, в которых вы живете?

Ричард понимал, что герцогиня, возможно, над ним насмехается, но, несмотря на это все-таки рассказал о дворцах, превращенных в доходные дома, бордели, таверны или обители целых родов, где старшие занимали нижние этажи, а молодежь — верхние.

Услышанное потрясло Диану до глубины души.

— В таком случае, какой этаж занимаете вы? — придирчиво посмотрела она на Сент-Вира — Бальную залу наверху с комнатой для тренировок? Или ее превратили в детскую?

— У меня нет семьи, — улыбнулся Ричард. — Я просто снимаю жилье. У меня старая спальня и еще одна комната, где, думаю, некогда занимались музыкой. А этажом ниже поселилась… прачка.

— Надо полагать, она рада иметь такого соседа. Я уже давно хотела вам сказать, сколь глубокое впечатление на меня произвела ваша дуэль с Линчем, ну и, разумеется, с беднягой Де Марисом. Впрочем, думаю, он получил по заслугам, коли прыгнул на вас и бросил вызов, когда вы уже сражались с Линчем. Насколько я могу судить, мэтра Де Мариса утомила служба у Горна, и он захотел продемонстрировать гостям свои способности в надежде получить более выгодные предложения.

Ричард с интересом и уважением посмотрел на красавицу. Именно так истолковывал поведение Де Мариса и сам Сент-Вир. Мечник Горна, вероятно, решил, что его лорд слишком редко дает ему шанс показать себя. Кроме того, Горну и охрана была не особо нужна — ну кто станет на него нападать. С поражением Сент-Вира заходящая звезда Де Мариса немедля бы засияла с новой силой.

— Думаю, некоторое время не стоит ждать появления герцога Карлейского в городе.

На первый взгляд могло показаться, будто герцогиня всего-навсего продолжает осыпать Ричарда комплиментами и указывает на то, что герцогу пришлось бежать ввиду поражения его мечника в бою с Сент-Виром. Однако Ричарду почудилось, что герцогиня ждет от него ответа. Что-то в ней было особенное: в положении рук, в пальцах, сжимавших чашку на волоске от блюдца. Диана будто бы знала, что Сент-Вир может рассказать ей о герцоге нечто большее. Но Ричард не имел права на подобную вольность: он получил гонорар и был обязан обо всем забыть. С другой стороны, многозначительное молчание герцогини подразумевало, что ей известно имя нанимателя Сент-Вира.

— Я никогда не спрашивал, — уклончиво произнес он, — почему герцог и его противник решили сохранить причины дуэли в такой тайне, при этом сделав все, чтобы о самой дуэли узнало как можно больше людей. Конечно же, я выполнил пожелание заказчика.

— Эта схватка была очень важной, — молвила герцогиня, — а в подобных случаях, чем больше свидетелей, тем лучше. Кроме того, герцог человек тщеславный и вздорный. Он вам не говорил, из-за чего состоялся поединок? — Она замолчала, словно дозволяя ему, пораздумав, дать двусмысленный ответ.

— Он никогда мне об этом не говорил, — честно признался Ричард.

— Впрочем, вскоре, видимо, все прояснится. Наверняка имел место политический спор, в котором можно рискнуть жизнью мечников, но никак не их нанимателей. Исход боя напугал герцога, и он бежал, но сейчас, не исключено, снова набирается храбрости. Когда лорд Феррис вернется из поездки на юг, он будет знать, требуется ли преподнести герцогу еще один урок.

Что она хочет? Убить Холлидея и убрать с дороги герцога Карлейского? Уничтожить двух противников, чтобы расчистить дорогу еще одному человеку? Кому? Феррису? Герцогиня не произнесла имя Холлидея, более того, на словах она его защищала. Ричард махнул рукой: он слишком мало знал о нобилях и их планах, чтобы разгадать головоломку. Однако кое-что Ричарда все еще тревожило. Он посмотрел герцогине прямо в глаза и произнес:

— Я уже у вас на службе.

— Да что вы говорите? — усмехнулась Диана. — Как мило.

Ричард вновь почувствовал себя юным. Он ощущал, что находится в надежных руках, в руках человека, знавшего, что у герцогини на уме. Чтобы окончательно удостовериться в правильности своих догадок, Сент-Вир сказал:

— Вы знаете, где меня искать.

— Правда? — все с тем же изумлением спросила красавица.

— Ну точнее, ваши друзья, — поправился мечник.

— Ах, вот вы о чем, — вздохнула она. Герцогиня казалась довольной. Доволен был и мечник, надеясь, что Алек сможет разделить его чувства. Заиграли трубы, знаменуя начало второго действия.

— Останьтесь, — молвила Диана, — из моей ложи прекрасно видны наряды актеров. А какие у них парики — ну это просто невероятно!

Мечник, на чью трагедию пришли посмотреть зрители, протянул до самого конца. Решив отомстить герцогу, он стал слать ему любовные письма от имени некой дамы с точно такими же инициалами, как у матери Филио. Герцог влюбился в таинственную чаровницу, которая раз за разом требовала от Филио доказательств искренности его чувств.

После нескольких красочных сцен с изнасилованиями, казнями и одной эксгумацией Герцог остался в одиночестве. Теперь даже у самых преданных из его слуг и придворных имелись причины желать Филио смерти. Единственным человеком, который все еще вызывал у зрителей симпатию, был лекарь из сумасшедшего дома, объявивший, что Герцог находится на грани помешательства.

В финале на сцену вновь водрузили гигантскую лестницу. Герцог, желавший, наконец, увидеть даму своего сердца, обещавшую предстать перед ним в полночь, встал у нижней ступеньки. Когда часы пробили двенадцать, на вершине показалась фигура его сестры в окровавленном плаще. Однако Герцог уже был безумен, поэтому, не ведая страха, он прокричал: «О нет, меня не обратишь ты в бегство! Сейчас взлечу к тебе на небеса, чтобы сорвать с твоих непорочных мягких губ секреты вечной жизни!» Филио бросился вверх по лестнице, но фигура откинула капюшон, и Герцог увидел перед собой мечника, оказавшись единственным, кто был удивлен представшей перед ним картиной. «Не жизнь, но смерть ты обретешь. Простись же с радостями земными!» Мечник обнажил меч и вонзил его в сердце Филио. Во время удара главный герой сбросил с себя плащ, продемонстрировав при этом зрителям залитые кровью одежды. «Вот смерть моя! Это конец!» — простонал умирающий герцог.

Однако до конца еще было далеко. Филио испустил дух, так и не произнеся финального монолога. На сцену выбежали придворные. Увидев своего повелителя на руках закутанной в плащ фигуры, скрывавшей, как они предполагали, возлюбленную герцога, придворные набросились на них с криками: «Месть! Месть!» — изрубив на куски уже мертвого Филио и нанеся смертельную рану мечнику. Однако главному герою все-таки хватило сил на последний, заключительный монолог:

В ловушке — ловчий, а в сердце моем

Клинок бьет клинок, высекая огонь.

Я горю, я бушую и вскоре встречу смерть,

Что прежде была рабой моей,

но ныне станет мне супругой.

Чьи слезы смогут потушить бушующее пламя?

Мои лишь только. Но я их не пролью.

Пройдут года, и от меня и Филио,

Останутся лишь скалящиеся черепа.

Все просто: я любил твою сестру,

ну а тебя я ненавидел.

Тебя я умертвил, все кончено.

А на надгробном камне

Вы начертайте мне «Ничто» —

итог моей всей жизни.

К тому моменту, когда мечник, наконец, умер, он успел преодолеть половину лестницы. Пока собравшиеся на сцене придворные высказывали свои мысли по поводу произошедшего, на сцену вбежал нобиль, принесший важную новость: трубочист нашел тайный дневник герцога, в котором Филио описал все свои злодейства и преступления и признавался в ненависти к сестре. После этого все согласились, что мечник на самом деле герой, и его надо похоронить со всеми почестями рядом с Грацианой, а Герцога бросить в бездонную пропасть. Старого советника, благородного и добродетельного Ядсо вернули из изгнания и избрали новым Герцогом.

На этом спектакль завершился.

* * *

Зрители громко аплодировали. Казалось, они в равной степени были рады счастливому финалу и великолепной игре актеров, которые сейчас раскланивались перед публикой. Герцогиня отвела взгляд от сцены и, посмотрев на Сент-Вира, заметила:

— Как видите сами, вся суть в том, кто находится у власти. Похороны героя за счет государства возможны только при наличии такового государства, а возлюбленные встретятся на лестнице только в том случае, если за ней следят и вовремя чинят. Я уверена, что из Ядсо получится великолепный Герцог.

К радости Ричарда слуга герцогини расчистил им дорогу, когда они выходили из театра. Как было бы здорово жить в мире, в котором нет такой толкучки. У двери экипажа герцогиня остановилась, приняла корзинку из рук служанки и, покопавшись, достала сверток из льняной ткани, который вручила Ричарду. Мечник склонился, услышав шелест ее юбок, — Диана садилась в карету. Выпрямившись, он быстрым шагом направился прочь, спеша скрыться прежде, чем кто-нибудь еще из нобилей успеет навязать ему свое общество. Вместе с этим Сент-Вир успел отметить, что карета Холлидея, которую он узнал по гербу с изображением феникса, запиралась изнутри.

В свертке лежали крошечные пирожные с глазурью, которые он забыл попросить. Интересно, может быть, герцогиня на что-то намекала, вручая их ему. Так или иначе, Ричард решил сласти не трогать, а отнести их в целости и сохранности Алеку.

Заскочив домой, Ричард обнаружил, что друг еще не возвращался. Наверное, гуляет, просаживает последний медяк у Розалии. Ричард всей душой надеялся, что у друга хватит ума не ставить на кон кольца. Пожалуй, стоит сходить к Розалии и перекусить.

* * *

Огонь, на котором готовилась еда, полыхал ярко и жарко, словно в аду, заливая светом маленькую таверну. Розалии не терпелось узнать о пьесе все до мельчайших подробностей, Люси расспрашивала, в чем была главная героиня, но Сент-Вир никак не мог вспомнить. Похоже, до таверны еще не успели долететь новости о том, что к нему проявила интерес сама герцогиня.

Несколько мужчин с любопытством поглядывали на Ричарда, будто бы опасаясь, что проклятие, которое падало на всех мечников, сходивших на злополучный спектакль, способно каким-то образом перекинуться на них. Наконец, они уселись в углу закусить и перекинуться в картишки. Через некоторое время к ним присоединился еще один человек, бросив за стол завязанные в платок драгоценности, от которых он хотел побыстрее избавиться.

— Эй, — крикнула Розалия. — А ну-ка, дай посмотреть.

Она как раз любовалась покрытой эмалью заколкой, которую примеряла Люси, когда Ричард заметил среди горсти мишуры золотое колечко с выгравированной на нем красной розой.

— Где ты это взял? — спокойно спросил он незнакомца.

— Секрет. — Продавец сморкнулся на пол. — Хочешь — покупай.

— Оно мое.

— Уже нет, красавчик.

— Скажи, где ты его взял. — В голосе Сент-Вира звучал металл. — Дело не стоит дуэли.

— Мечник. — Незнакомец выругался, но решил уступить. — Купил у причалов у одного парня. Тоже мечник, но не наш, не из Приречья. Поприличней тебя выглядит, моя радость. Ему были нужны деньги за побрякушки, ну я и не стал задавать вопросов. А в чем дело? Что, грабят, когда ходишь без меча?

— Меня не грабят.

— Какой ты храбрый да уверенный, — насмешливо произнес незнакомец, предусмотрительно сделав шаг назад. — Ты часом не Сент-Вир?

— Сент-Вир, — тихо ответил Ричард.

Стоявшая рядом Розалия кивнула, подтверждая правдивость его слов.

— Когда ты купил кольцо?

— Недавно, слушай, ты извини, я не хотел…

— Просто ответь на мой вопрос. Когда ты купил кольцо?

— Я же говорю: совсем недавно. Я пошел прямо сюда. Слушай, ты того мечника уже не найдешь…

— Найду, — отрезал Ричард.

Глава 15

Поездка в экипаже ожидалась долгая, поэтому лорд Горн, решив воспользоваться свободным временем, решил проанализировать свои ощущения. В целом он был очень доволен. На протяжении всего спектакля он едва ли бросил на сцену взгляд, так как увлекся другой, куда более приятной картиной. Лорд Горн чувствовал себя драматургом, вот только в отличие от бумагомарак ему не требовалось придумывать персонажей. Лорд Майкл Гудвин, заносчивый наглец, наслаждающийся своей молодостью, казался особенно очаровательным, потому что его дни уже были сочтены… Сначала Горн хотел послать ему записку со всякими резкостями, но потом решил, что лучше многозначительно хранить молчание, сочтя такое поведение более достойным. Одетый с иголочки Сент-Вир… В лучах солнечного света, среди множества людей мечник тоже выглядел очень юным, а его неприступный вид казался наигранным. Горну нравилось разглядывать этого опасного человека и осознавать, что вскоре грозному Сент-Виру предстоит ощутить собственную беспомощность.

Наконец карета остановилась у дверей пустого охотничьего домика. Лорд Горн улыбнулся — еще остались люди, которые помнили, что обязаны ему. Возлюбленного Сент-Вира должны были доставить сюда час назад. Горн решил остаться в театре до окончания спектакля. Ведь он уже распорядился, чтобы юношу заковали в цепи и оставили в кладовой. Женщина Ферриса сказала, что молодой человек не умеет драться, но обитатели Приречья знают много разных фокусов. Как можно быть уверенным, что Сент-Вир не обучил его парочке из них?

Несмотря на весну, в горах было еще прохладно. Горн не стал снимать плаща, а сразу направился в сторону кладовой. На двери имелась задвижка, скрывавшая глазок, благодаря которому наблюдатель мог незаметно заглянуть внутрь, оставаясь при этом незамеченным.

Молодой человек сидел, прислонившись спиной к стене. Цепи, в которые его заковали, смотрелись на юноше несколько нелепо. Руки возлюбленного Сент-Вира были длинными и слабыми. Казалось, они никогда не знали тяжкой работы. В глаза Горну бросились унизанные драгоценностями пальцы и золотая цепочка. Наряд молодого человека тоже выглядел странно: хорошие сапоги и рубаха никак не подходили к камзолу с зауженными плечами и слишком короткими рукавами. Одежду такого фасона носили добрых пять лет назад. Не менее дико вместе с камзолом смотрелись штаны с тесьмой. От внимания Горна не ускользнули каштановые волосы, водопадом ниспадавшие на плечи. В мерцании свечи они отливали, словно соболиный мех, и казались густыми, будто сливки, которыми наполняют чашку.

Лорд Горн пристально вгляделся в лицо любовника Сент-Вира. Длинный нос, высокие скулы, от которых глаза казались слегка раскосыми. Из-за волос, отброшенных с высокого лба, лицо выглядело еще длиннее. Взгляд лорда остановился на рту — слишком широком для столь узкого лица. Даже сейчас, когда на нем застыло бесстрастное выражение, чудилось, что чувственные губы кривятся в насмешке.

Горн отпер дверь и зашел в кладовую. Услышав скрип петель, молодой человек вскинул голову, словно встревоженный олень. Глаза у юноши были ярко-зелеными и сверхъестественно большими. Они завораживали настолько, что лорд застыл на месте и невольно произнес совсем не то, что намеревался:

— Кто ты такой?

— Ваш пленник. Так мне, по крайней мере, сказали. — Юноша не отводил взгляда от Горна. Лорд увидел, что кожа вокруг глаз юноши натянута от напряжения. — Вы меня убьете?

Горн не ответил на вопрос, отметив, что пленник побледнел еще больше:

— Как тебя зовут? — бросил лорд.

— Алек, — юноша облизал губы, — Можно попить?

— Потом. Фамилия?

— У меня ее нет, — молодой человек покачал головой.

— Тогда как звали твоего отца?

— Я сирота… — Губы скорбно скривились, а глаза дико блеснули. — А вы кто?

— Я лорд Горн. — Он решил простить пленнику дерзость, поскольку в ней лорд увидел возможность вернуть разговор в ту колею, которой он хотел следовать изначально.

— Вот как, — вздохнул юноша. — Значит, вы лорд Горн.

— Именно, — кивнул Горн, — он самый. Мои… мои друзья сказали мне, что ты ученый. Это так?

— Нет! — с неожиданной страстностью выкрикнул Алек.

— Но ты ведь умеешь писать?

— Разумеется.

— Отлично. За дверью у меня перо и бумага. Напишешь Сент-Виру письмо. Расскажешь, что ты у меня в руках. Передашь, что, как только он выполнит задание, которое я ему дал, тебя отправят к нему. Целым и невредимым.

Горн ждал, что юноша вздохнет с облегчением. Если он вначале подумал, что его похитили головорезы, то теперь он знал всю правду. Однако голос Алека был по-прежнему напряженным и исполненным страха:

— Ну конечно. Какой чудесный план. А кто ему прочтет мое письмо?

— Сам и прочтет, — отрезал Горн.

Лорд обнаружил, что вопросы пленника выводят его из себя. Он никак не мог понять, чего в них больше — издевки или ужаса.

— Он не умеет читать. Он неграмотный! Обычно все письма читал ему я.

Чтобы не выругаться, лорд Горн закусил губу. Такого варианта развития событий он не предусмотрел.

— Все равно напиши, — важно произнес он.

— Как же вы не понимаете, — нетерпеливо ответил юноша. — Я не могу.

— Ты что, болен? Ослеп? Лишился рук? Или просто слишком глуп, чтобы осознать всю серьезность положения, в котором оказался?

— Что вы со мной сделаете? — побледнел Алек.

— Ничего! — тут же взорвался Горн. — Если перестанешь спорить и сделаешь как я велю, — ничего!

— Я не желаю себе зла, — с тихим отчаянием проговорил любовник Сент-Вира и провел языком по губам. — Я хочу, чтобы вы поняли: письмо — затея глупая.

Горн сделал шаг назад, будто наглость пленника обожгла его, словно пламя:

— Ты понимаешь, что говоришь? — воскликнул он. — Ты что, ставишь мне условия?

— Нет, нет, нет, — поспешно молвил юноша. — Я просто пытаюсь вам все объяснить. Неужели вы не в состоянии понять? — Алек заговорил быстро, чтобы Горн не успел его перебить. — Ричард Сент-Вир — такой человек, что захочет сохранить содержание письма, особенно такого, в тайне. Он не любит, когда посторонние узнают о его делах. Всякий, кто прочтет письмо, будет знать ваши требования, и, если Сент-Вир их выполнит, все узнают, что он пошел у вас на поводу. Этого он не может позволить. Для него это… это вопрос чести. Поэтому, даже если я напишу ваше дурацкое письмо, толку от него не будет никакого. Кажется, вы оказались в тупике. — Бледные губы расплылись в призрачном подобии усмешки.

— Сильно сомневаюсь, — сладко улыбнувшись, ответил нобиль. Этот мерзавец, должно быть, врет, желая выиграть время. Наверное, думает, что сюда примчится Сент-Вир с бандой головорезов, штурмом возьмет дом, посадит его, такого красавчика, в седло, и они вместе ускачут в ночь. — Насколько мне известно, он очень тебя любит и желает поскорей тебя вернуть.

— Зеленые глаза честно смотрели на лорда. Потом они скользнули вниз. Прежде чем Горн успел себя одернуть, он тоже опустил взгляд и уставился на собственные ноги.

— Дело надо закончить побыстрее. — Он сжал пальцы в кулак и вплотную приблизил лицо к лицу пленника. — Я не буду сидеть и ждать, покуда он тебя ищет. Я хочу, чтобы он выполнил задание.

— А потом пусть тебя забирает и делает с тобой, что хочет.

— А как вы думаете, что он хочет со мной делать? — Голос юноши был полон отчаяния. — Для этого он может найти и других — кого только пожелает. Вы допустили ошибку.

— Ничего подобного, — уверенно покачал головой Горн.

— Хотите денег? — Юноша затаил дыхание. — Если вам нужно золото, я могу достать.

Лорд Горн сделал шаг назад, наслаждаясь собственным могуществом. Сент-Вир сделает все, что он потребует, а возлюбленный мечника подарит ему кое-что другое. Страх, который испытывал юноша, был подобен крепкому вину, и этот страх умащал гордыню Горна подобно бальзаму.

— Никакого золота мне не нужно, — прорычал Горн. — Я получу от Сент-Вира то, что хочу.

Юноша съежился и вздернул руку, словно желая прикрыться. В ответ Горн оскалился. Сочетание страха и наслаждения… Он любил эту игру с юношеских лет. На мгновение в неверном мерцании свечи Горну показалось, что на лице молодого человека мелькнули черты лорда Майкла. Он не осмелился бы заковать сына Годвина Амберлейского в цепи… Но если бы он только мог! У Майкла Годвина не получилось бы снова отвергнуть лорда Горна. Годвин и Сент-Вир — беспечные глупцы, ответившие ему отказом. Да у него. Линдли, лорда Горна, были и деньги, и положение, он знал, что это за чувство, когда весь город лежит у ног, а мужчины и женщины молят хоть о каком-нибудь, пусть даже ничтожном знаке внимания, любовной записке, пестрой ленте, поцелуе…

Вдруг лорду Горну пришло на ум, что, коль скоро Сент-Вир неграмотен, значит, ответ, ту короткую оскорбительную записку с отказом, написал кто-то другой. По всей видимости, ее автором являлся молодой человек, его пленник. Вскоре это станет известно.

— Почему я не могу хотеть того же, чего желает и Сент-Вир? — продолжил он. — Он отказывается от денег и задания, если не хочет его выполнять, полагая подобное поведение честным, — сухо произнес Горн. — Отчего ты считаешь, что я в этом ему уступаю?

— Не знаю. Я не в силах… — жалостливо ответил Алек.

— Напиши письмо, — бросил Горн.

— От этого не будет никакого толку, — вновь сказал юноша и широко раскрыл глаза, будто надеясь, что отражавшиеся в них чувства скажут сами за себя. Цепи на руках натянулись. Это не ускользнуло от внимания Горна, который также увидел кое-что еще.

— Кольцо. — Взгляд лорда был прикован к длинному, тонкому рубину прямоугольной формы, обрамленному россыпью мелких бриллиантов. Полыхающий пламенем драгоценный камень напоминал загадочное животное, взгромоздившееся на палец. — Дай мне кольцо.

Алек беспомощно сжал кулак.

— Не дам, — упрямо произнес он.

Горн поднял белую ухоженную руку и со всей силы наотмашь ударил по лицу закованного в цепи юношу. Алек пронзительно вскрикнул. Эхо отразилось от каменных стен кладовой, полоснув Горна по ушам. Лорд отпрянул от молодого человека.

На щеке Алека медленно проступал отпечаток ладони Горна. Юноша, выпучив глаза, в которых стояли слезы, не моргая, уставился на мучителя.

— Я трус, — признался Алек. Горн снова замахнулся и с удовлетворением увидел, как пленник съежился. — Я же сказал, что боюсь боли. Если вы меня снова ударите, я лишь опять закричу. Другого вы не добьетесь.

— Отдай кольцо.

— Ты вор, — надменно произнес Алек, чей страх сменился яростью. — Прошмандовка! Зачем тебе кольцо?

Горн преодолел страстное желание разбить узкие губы пленника в кровавую кашу.

— Будешь делать как я велю, иначе твой Ричард очень сильно пожалеет.

Услышав имя мечника, молодой человек словно окоченел.

— Если вы причините мне вред, милорд, — произнес он, — сожалеть придется вам. — Алек вздернул подбородок и прищурил глаза.

В его презрительном голосе чувствовалась порода. Простолюдины так не разговаривают.

— Ну и ну! — ахнул Горн. — Вот как ты запел? Ну и чей же ты бастард… милорд?

Юноша снова съежился, хотя на этот раз Горн даже и пальцем не пошевелил.

— Ничей, — пробормотал он, понурив голову. — Я — никто, я — ничто. И я очень этому рад. — Горну вдруг показалось, что Алек сейчас плюнет. — Да, я очень, очень этому рад, особенно если вместо жизни, что я веду, был бы обречен стать таким, как вы.

— Какая наглость, — прошипел Горн и, сжав за спиной кулак, проговорил: — Настоятельно советую следить за языком, мой юный никто, а не то я сделаю тебе больно, очень больно, но никто не услышит твоих криков.

— Вы услышите, — вновь не сдержался юноша. — Я суну тебе в рот шелковый кляп, — вкрадчиво пообещал Горн. — Изумительное средство — проверено лично.

— Вы позволите мне сначала попить? — покорно попросил Алек.

На этот раз тон его голоса пришелся Горну по вкусу.

— Ну конечно же, — ответил лорд. — Я же не чудовище. Веди себя как должно, делай что велят, а там посмотрим — может, и улучшим условия твоего содержания.

Горн лично стянул перстень с длинного пальца молодого человека, поскольку руки пленника были прикованы к стене по отдельности, и он не сумел бы их сомкнуть. Горн не был глупцом. Юноша не желал отдавать кольцо, потому что оно имело для Сент-Вира какое-то важное значение.

— Я сам напишу письмо, — молвил Горн. — Пошлю его с кольцом в таверну, куда обычно заходит твой друг. Как только он выполнит мое задание, я буду считать, что конфликт между нами исчерпан.

— Быть может, в знак искренности намерений вам лучше послать одно из своих колец? — произнес Алек.

Горн с жалостью поглядел на юношу, столь неловко пытавшегося выдавать себя за высокородного.

— Я джентльмен, — пояснил лорд. — Сент-Вир знает, мое слово крепкое.

* * *

Сент-Вир был в ярости: гонцу дали уйти. Розалия не раз была свидетельницей дуэлей, которые устраивал под крышей ее заведения Сент-Вир, однако она только сейчас поняла, что никогда прежде не видела мечника во гневе. Ричард не повышал голоса, движения сохраняли прежнюю плавность и четкость. Люди, плохо знавшие Ричарда, могли даже не обратить внимания на бледность мечника и окружавшую его ауру безмолвия, напоминавшую затишье перед раскатом грома. Изменился лишь голос, чарующие нотки ушли в небытие. Теперь Сент-Вир говорил ровно, бесстрастно, не интонируя фразы.

— Я же сказал — хватайте всех. Всех, кто станет меня спрашивать.

— Но это же был гонец. Всего-навсего, — успокаивающе повторил Сэм Боннер.

С каждым разом его голос звучал все ласковее. Впрочем, он был единственным из всех собравшихся, кто выпил достаточно, чтобы набраться храбрости отвечать Сент-Виру. Остальные опасались, что у мечника сдадут нервы, и он одним ударом положит конец потоку объяснений. Однако Ричард оставался спокойным, пусть даже подобное хладнокровие далеко не всем приходилось по вкусу. Роджер и Ловкач Вилли переглянулись. Воришка сделал шаг вперед и, придав своему детскому личику серьезный вид, предпринял еще одну попытку побеседовать с мечником:

— Понимаешь, мы пытались его остановить. Он хотел бросить пакет на стол и сбежать, но Роджер, вот он, Роджер, заступил ему дорогу. Однако этот малый все равно ничего не знал. Он был напуган как заяц, а вдобавок вооружен, так что мы просто срезали у него кошель. Не так-то уж много там и было.

— Разумеется, мы стали его расспрашивать, — кивнул Боннер. — Думаешь, мы забыли, что ты нам велел…

— Сэм, — предостерегающе произнес Роджер.

— Да только он ни черта не знал, — не обратив на него внимания, продолжил Боннер. — Получил сверток через посредника, велели отнести. Ни черта не знал.

Собравшиеся с опаской посмотрели на Сент-Вира, когда он сорвал с пакета восковую печать. Бумага упала на пол. В руке мечника сверкнул перстень, украшенный рубином. Он стоил целого состояния. Кто-то из доброхотов сунул мечнику в свободную руку пиво. Сент-Вир стиснул кружку в пальцах, но даже не глянул на нее.

— На бумаге что-то написано. — Это была Джинни Венделл, которая тоже принимала участие в поисках. — Я могу прочесть, — хрипло произнесла она.

Ричард поднял бумагу с пола, взял женщину под локоть и вывел ее в пустой двор.

В свете разгоравшегося дня Джинни глянула на записку. К счастью, она была короткой. Тщательно выговаривая слова, женщина медленно прочитала:

— «Немедленно выполни мое задание, и я сразу же верну его тебе в целости и сохранности».

Подпись отсутствовала.

Печать на внешней стороне была без оттиска, а внутри на красном воске красовался герб, который Ричард уже видел на другой записке, вызвавшей столько издевок со стороны Алека.

— Вот оно как, — протянула Джинни. — Плохо дело.

Сент-Виру придется отказаться, и Джинни это прекрасно понимала. Ни один мечник не может позволить себе стать жертвой шантажа. Потерял он своего Алека… Наверное, ему будет даже лучше без этого малоприятного школяра. Через несколько дней, когда все успокоится, он и сам в этом убедится. Джинни не стала спрашивать, кому принадлежит герб. Видать, какому-нибудь очень могущественному нобилю, которому позарез нужен лучший мечник.

— Наверное, ты захочешь на пару дней залечь, — произнесла она. — Я скажу Вилли, чтобы он приносил тебе все новости. Если у тебя назначены какие-то встречи, Хьюго может…

Он поглядел на нее невидящими глазами:

— Что ты такое говоришь? — Его глаза были цвета погруженных в воду гиацинтов.

— Его светлости придется не по вкусу твой отказ, — пояснила она. — Сейчас город для тебя не самое подходящее место.

— Это еще почему? Я выполню задание. — С этими словами он сунул ей в руки кружку пива, к которому так и не притронулся, и пошел прочь. Перед воротами он остановился, будто вспомнив о чем-то, и, обернувшись, произнес: — Спасибо, Джинни!

Несколько коротких мгновений она смотрела ему вслед, после чего резко повернулась на каблуках и медленно побрела обратно в таверну. Все правильно, Сент-Вир не мог допустить, чтобы его шантажировали. Но вместе с тем мечник не мог никому позволить, чтобы его лишали близкого человека, человека, которого он взял под свою защиту. Сейчас Ричарду важнее всего было вызволить Алека на свободу.

Мечник не имел ничего против Майкла Гудвина, ну а то, что ему было известно о Горне, не вызывало у него симпатии: лорд был глуп, развратен и нетерпелив. Это означало, что Ричарду вряд ли удастся отыскать Алека, прежде чем Горн поймет, что мечник не станет выполнять его задание.

Вместе с этим Сент-Вир понимал: к несчастью. Горн не настолько глуп, чтобы прятать Алека у себя в особняке. Ричард известен тем, что с легкостью проникал в дома. Мечник стал перебирать в голове разные планы, однако на осуществление любого из них требовалось время, тогда как в записке было яснее ясного сказано: «Немедленно». На Всхолмье у Ричарда не водилось должников: он не любил быть обязанным и не терпел, когда ему были обязаны другие. Конечно же, имелись люди, которые согласились бы ему помочь, однако мечнику довольно уже того, что почти все в Приречье знали об исчезновении Алека, и он не желал, чтобы теперь об этом заговорил весь город.

Он смял записку в кулаке. Надо не забыть ее сжечь. Сегодня ночью он бросит вызов Годвину и расправится с ним. Остается надеяться: герцогиня или те, кто стоит за ее спиной, будут нуждаться в Ричарде настолько, что в случае необходимости защитят его от адвокатов семейства Годвинов. На протекцию Горна Сент-Вир не рассчитывал. Ну а о том, что случится после, Ричарду придется позаботиться самому.

Глава 16

Ричард вышел из Приречья задолго до наступления тьмы, надев удобный наряд коричневого цвета. Мечник знал, что в этот час большинство нобилей расходятся по домам, чтобы приготовиться к вечерним увеселениям.

Пешеходов на улицах Всхолмья было мало; мимо Ричарда время от времени пробегали слуги, спешившие выполнить срочные поручения, которые им дали в последнюю минуту. Подводы с мясом и прочими продуктами разъехались, несколько часов назад доставив свой товар, и теперь на кухнях вовсю трудились повара. Во дворах особняков слуги наводили блеск и лоск на экипажи нобилей. Ворота и стены дворцов отбрасывали на широкие проспекты длинные тени, в которых уже чувствовалась прохлада наступающего вечера. Из-за влаги, столь привычной по весне, пыль еще не успела покрыть глинистую землю и в свете заходящего солнца переливалась золотом, обрамленная тенями, что отбрасывали здания.

Особняк Годвинов оказался не очень большим. Он был построен с отступом от общей линии зданий, образовывавших улицу. Ко входу вела дорожка, огороженная воротами. Очень удобно. Попасть в здание или выехать из него можно только через них. Ричард притаился в тени, которую отбрасывала стена, и принялся ждать.

Потянулись минуты. Ричард, сам того не желая, снова вернулся в мыслях к Алеку и лорду Горну. Он сильно сомневался, что его друг будет держать свой остренький язычок за зубами, но надеялся, несмотря на тон записки, что Алеку не причинят особого вреда. Нобили были очень непохожи на обитателей Приречья. Они потворствовали собственным прихотям, порой не догадываясь, что делать можно, а чего нельзя. У них отсутствовал инстинкт, который подсказывал, когда лучше махнуть рукой и уступить. Именно это и спасло Алека от смерти, когда он впервые в одиночку попал в Приречье. Люди почувствовали, что с ним что-то не так, и поэтому не стали мстить за оскорбления, которые он им наносил. Но Горн мыслит совсем иначе. Кроме того. Ричард уже знал, какого Алек придерживается мнения о лорде. Сент-Вир представил Алека, читавшего перед камином записку Горна, и почувствовал, как его губы расплываются в улыбке.

С наступлением вечера похолодало. Мечник поплотнее закутался в плащ — его била дрожь. Сейчас ему оставалось только ждать и надеяться, что лорд Майкл выйдет один. Насколько Сент-Виру было известно, у молодого лорда не имелось личного телохранителя, поэтому, если мечник бросит ему официальный вызов на улице, у лорда Майкла не останется другого выхода, кроме как принять его и драться. Ну, куда же Годвин запропастился? Ричард посмотрел на небо. Ладно, дождемся захода солнца. Если к этому времени Майкл не появится, он постучится в дверь и вызовет лорда на поединок. В этом заключался определенный риск, потому что внутри особняка мог находиться слуга, который согласился бы принять вызов вместо господина, что позволило бы Майклу выиграть время и бежать из города. Дурацкие правила, однако именно они хотя бы чуть-чуть отличали смерть на дуэли с человеком, мастерски владеющим мечом, от простого убийства. Ричард сомневался, что Горна обрадует известие о бегстве Годвина, значит, этого нельзя допустить.

Мечнику и прежде доводилось вызывать на бой молодых лордов, он знал, чего они стоят, поэтому не радовался грядущей схватке. Очень часто молодые нобили перед боем оказывали чрезмерное внимание своим нарядам, они снимали и аккуратно складывали плащи, будто бы у них был шанс снова их надеть. Сент-Виру встречались и те, кто умел правильно стать в позицию, но даже у них дрожали руки, в которых они сжимали мечи. Из всех заданий подобного рода Ричарду пришлось по нраву лишь одно, когда дама попросила не убивать противника, а только оставить шрам на его лице, да побольше.

Неожиданно Ричард услышал звук шагов и поднял взгляд. В воротах открылась небольшая потайная дверца, и на улицу вышел молодой человек. Когда он повернулся, чтобы притворить за собой дверь, Сент-Вир узнал в нем рыжеволосого нобиля, который однажды зимой приставал к нему на улице с просьбой взять его в ученики. А еще, в театре, Ричард показывал этого нобиля Алеку. На поясе у лорда Майкла висел меч. Молодой человек, не оглядываясь, направился вдоль по улице, насвистывая себе под нос.

Ричарду не составило бы труда его нагнать. Места на улице предостаточно, ну а, кроме того, было еще светло. Но что за чудеса — насколько мог разглядеть Сент-Вир, на поясе у молодого лорда болталась не парадная безделушка, какую таскали все нобили, а настоящий, причем очень хороший боевой меч. Ричард, который уже готов был припустить за жертвой, вдруг резко остановился. Куда это, интересно, направлялся молодой нобиль, вооружившись настоящим дуэльным мечом, да еще и без охраны? Сент-Виру захотелось это узнать, кроме того, он отнюдь не стремился сражаться с Годвином на глазах у соседей. Ричард решил, что ему нисколько не повредит, если он удовлетворит свое любопытство, проследит за лордом Майклом и узнает, куда он направляется. Не торопясь, мечник выскользнул из тени и направился вниз по улице вслед за своим проводником.

* * *

— Вы опоздали, — заметил Винсент Эплторп, отрывая взгляд от меча, который он протирал одной рукой, зажав рукоять между колен.

— Прошу меня простить. — Майкл тяжело дышал, ему пришлось бежать вверх по лестнице. Он уже усвоил, что, если наставник его укоряет, пусть и мягко, не стоит показывать в таких случаях характер. Молодой лорд лишь произнес: — У меня были гости, которых я никак не мог выставить за дверь.

Эплторп украдкой улыбнулся, глядя на сверкающий клинок.

— Что ж, наверное, вскоре они перестанут вас донимать. Примерно через год, после того как вы одержите победу на первой дуэли. Люди будут ловить каждый ваш жест в поисках тайных намеков.

Майкл весело улыбнулся в ответ — шире, чем он собирался. Годвин вообразил, как лорд Бертрам и лорд Томас, увидев, что он зевает, съеживаются, тихонько ставят на блюдца чашечки с шоколадом и крадучись уходят. При всем при этом Майклу было сложно представить, как он кого-нибудь убивает. Если даже такое и произойдет, и противник примет смерть от его меча, Майкл всей душой надеялся, что никто из друзей не узнает о случившемся.

Майкл разделся до рубахи и начал разминаться.

— В театре ставят «Трагедию». Вы слышали об этом спектакле? — осведомился наставник.

— Труппа Блэкуэлла, — уклончиво отозвался молодой лорд.

— Не надо ходить на этот спектакль, — произнес Винсент, поставив меч обратно на стойку. На самом деле клинок и так был чист, просто наставнику нравилось ухаживать за оружием, и он не мог сидеть сложа руки в ожидании Годвина. Теперь у Эплторпа появилось новое занятие: он ходил вокруг поглощенного тренировкой Майкла, кидая на него взгляды то под одним углом, то под другим, внимательно наблюдая, не допустит ли ученик ошибки. — Подобного надо избегать.

— На этой пьесе и вправду лежит проклятие?

— Не знаю. Но она никого и никогда не доводила до добра.

Дальнейшие вопросы были излишни.

— Готовы?

Майкл поймал брошенный ему меч — скорее всего, это был единственный театральный жест, который позволял себе мэтр Эплторп, впрочем, молодому лорду он нравился. Сейчас наставник начнет отдавать команды, а Годвин должен четко их выполнять. Молодой лорд очень надеялся, что сегодня вечером Винсент снова решит провести с ним учебную схватку. Майкл знал, что делает успехи, и ему хотелось попробовать в деле новые приемы нападения и защиты, которые он недавно усвоил. Первые восторги остались в прошлом. Теперь он учился действовать и думать одновременно.

— Гардэ, — бросил наставник, и Майкл в один миг встал в первую оборонительную позицию.

Молодой лорд застыл в напряжении, ожидая следующей резкой команды. Прошло мгновение. Потом еще одно. Стояла тишина.

— Странно, — промолвил наставник. — Кто-то поднимается по лестнице.

Ричард никак не мог понять, зачем лорд направился в конюшню, сдававшую внаем лошадей, когда у него в особняке было полным-полно своих собственных скакунов. Мечник проследил, как Майкл проскользнул в боковую дверь, после чего раздались звуки шагов — молодой лорд поднимался вверх по деревянной лестнице. Предусмотрительно выждав несколько минут, Сент-Вир проследовал за ним.

Он увидел все разом — широкий пустой зал, манекенов и двоих мужчин, изумленно уставившихся на него, — однорукого калеку и второго, замершего с мечом в руке в оборонительной стойке.

— Простите за беспокойство, — произнес мечник. — Меня зовут Ричард Сент-Вир. Я вызываю лорда Майкла на поединок, который будет длиться до смерти одного из участников.

— Майкл, — спокойно произнес Винсент Эплторп, — зажгите свечи, да побольше, а то скоро станет совсем темно.

Со всей аккуратностью Майкл поставил меч обратно на стойку. Он слышал собственное дыхание и постарался, чтобы оно звучало под стать голосу Эплторпа — ровно и спокойно. Молодой лорд удивился тому, сколь великолепно ему удается владеть собой, несмотря на кровь, стремительным, бурным потоком струившуюся у него в жилах. Сейчас он чувствовал себя словно трут, что готов вспыхнуть от малейшей искры.

Молодой лорд прошелся по комнате, зажигая толстые в потеках свечи. Их пламя в полусумраке казалось бледным и неверным, буквально прозрачным. За ним пришел Сент-Вир, странный человек, зимним днем купивший в лавке у Фельмана труд по естествознанию. Майклу вспомнилось, что мечник ему понравился; а Томас в театре еще заметил, что мечник испытывает к Годвину интерес. «Майкл, он на тебя смотрит…» Господи, ну конечно, мечник за ним наблюдал. Жаль, что он не видел ни одного боя с участием Сент-Вира. Всякое бывает: и чудеса, и улыбки удачи, которые иногда позволяют более слабому противнику нанести случайный удар, решающий исход поединка.

Пока Майкл возился со свечами, Эплторп сделал несколько шагов вперед, чтобы поздороваться с мечником.

— Я о вас, разумеется, наслышан, — молвил он. — Рад познакомиться.

Мечники обошлись без рукопожатия. Закутавшийся в плащ Сент-Вир замер, опустив ладонь на рукоять меча. Мужчины смотрели друг на друга, стоя в озаренной тусклым светом зале. Они оказались почти одинакового роста и сложения и очень похожими за одним исключением: у владельца школы фехтования не было одной руки.

— Меня зовут Винсент Эплторп, — произнес мэтр. Судя по выражению лица Сент-Вира, он слышал это имя впервые. — Я беру вызов на себя.

— Нет! — невольно выкрикнул Майкл и выругался — расплавленный воск капнул ему на руку.

— Мне бы этого не хотелось, — ответил Ричард мэтру. — Ваше решение многое усложнит.

— Мне говорили, вам нравятся непростые задания, — ответил Винсент.

— Конечно, я буду рад скрестить с вами мечи. — Сент-Вир поджал губы в легком раздражении. — Но у меня есть определенные обязательства…

— А у меня право.

Воск остывал на руке Майкла:

— Учитель, прошу вас… это не ваш бой.

— А если вы встанете на мое место, он будет слишком коротким, — ответил Эплторп. — Вы еще очень мало знаете и умеете. Уверяю вас, этот бой — мой.

— У вас действительно есть такое право, — признал Сент-Вир. — Давайте начнем.

— Благодарю. Майкл, возьми меч. Вот так. Теперь поцелуй его и пообещай не вмешиваться в схватку.

— Обещаю не вмешиваться в схватку, — повторил Майкл и коснулся губами лезвия. Сталь была очень холодной. Когда он держал меч под таким углом, клинок казался очень тяжелым и тянул руку вниз. Выждав мгновение в таком положении, молодой лорд отсалютовал мечом учителю и отступил в сторону.

— Вы честный человек, — обратился наставник к Сент-Виру.

— Порой это приводит к большим неудобствам, — вздохнул Ричард. — Если вы проиграете, я его не трону. Если проиграю я, прошу вас позаботиться о том, чтобы известия об исходе боя достигли Приречья. Там знают, что в этом случае делать.

— Тогда приступим.

Поединок начался. Майкл видел то, что изучал на уроках, то, что показывал ему наставник, однако теперь к силе и грации движений Эплторпа добавилась еще и бешеная скорость. Молодой лорд, словно завороженный, глядел, как вращаются кисти рук, взлетают и опускаются клинки. Теперь он знал, каких трудов стоит отточить до автоматизма каждое движение, и мог по достоинству оценить схватку. Мэтр Эплторп действовал четко и слаженно, словно демонстрируя серию ударов на уроке, однако сейчас перед ним, словно отражение в зеркале, сверкал меч, зажатый в умелой руке Сент-Вира. Майкл, забыв, что речь идет о жизни и смерти, следил, как два мечника, неспешно нанося и парируя удары, перемещались по начищенному добела полу. Зала наполнилась звоном сталкивающихся мечей, эхом отдававшимся от высокого потолка.

По мере того, как ярость схватки нарастала. Майклу стало слышно дыхание противников. Пламя свечей колебалось от резких взмахов мечей. Теперь бой шел с такой скоростью, что Майкл едва мог за ним уследить. Молодой лорд уже не различал отдельных движений — куда там, ведь это было все равно что уследить за спором двух ученых мужей, бегло говорящих на иностранном языке.

— Эплторп… Почему я о тебе никогда не слышал? — выдохнул Сент-Вир, который никогда прежде не говорил во время боя.

Винсент воспользовался этой оплошностью и винтом ударил вверх, заставив Ричарда перейти в оборону. Сент-Вир попятился, однако сумел выйти из затруднительного положения и обернул его в свою пользу, проведя серию боковых выпадов, которую Эплторп с трудом отбил.

Что-то неуловимо изменилось — поначалу Майкл даже никак не мог понять, что именно. Противники щерились друг на друга одинаковым волчьим оскалом. Рты были приоткрыты, сквозь губы, раздвинутые в восторге схватки, вырывалось тяжелое дыхание. Теперь их движения сделались чуть медленнее, чем раньше, став более выверенными, однако это отнюдь не напоминало начало боя, когда мечники прощупывали друг друга. Теперь после каждого обмена ударами следовала напряженная пауза. Казалось, сам воздух сделался гуще и плотнее. Время игр приближалось к концу. Дуэль перешла в заключительную фазу — теперь мечники сражались за жизнь, одну-единственную жизнь, которая будет принадлежать тому, кто выйдет из завораживавшей красотой схватки победителем.

На мгновение Майкл позволил себе подумать об исходе поединка: чем бы он ни закончился, он уйдет отсюда живым и невредимым. Конечно же, после этого ему придется немало сделать, оповестить соответствующих людей… У молодого лорда перехватило дыхание: он увидел, как наставник оттеснил Сент-Вира к стене, зажав его между двух свечей. Его внимание приковала безумная улыбка на лице человека, чей меч превратился в молнию, отбивая один удар Эплторпа за другим. Майклу хотелось, чтобы эти мгновения, в которые ему были явлены чудеса виртуозного владения мечом, длились целую вечность и развязка никогда не наступала. Сент-Вир сшиб свечу, она покатилась по полу и погасла. Ударом ноги мечник отшвырнул стол, высвободившись из ловушки, в которой очутился, и схватка вспыхнула с новой силой.

Ричард знал, что на кон поставлена его жизнь, и это его несказанно радовало. Как правило, во время схваток, причем даже с очень сильными противниками, Сент-Вир все равно принимал все решения сам: когда начинать серьезный бой, когда наносить удары сверху, а когда снизу, однако, сейчас все происходило иначе. Он не был напуган, нет, просто сейчас он ясно осознавал, что сражается на грани своих возможностей и одна-единственная ошибка обернется для него смертью. Мир съежился до размеров тела и сознания, посылавшего ему команды. Пределы вселенной ограничивались его чувствами, длиной рук и сверкающего клинка.

На мгновение Эплторп раскрылся, и Ричард тотчас же этим воспользовался, однако Винсент в последний момент крутанулся, неуклюже отбив клинок. В результате вместо точного смертельного удара меч распорол грудь, оставив рваную рану.

Наставник замер. Он стоял, выпрямившись, изо всех сил стиснув меч и устремив взгляд вперед.

— Майкл, — ясным голосом произнес Винсент. — Помните про руку. Она для равновесия.

На мокрой от пота рубахе проступили пятна крови. По залу стал расползаться густой железистый запах, рассеивая все еще висевшее в воздухе напряжение. Ричард быстро подхватил падающего Эплторпа и осторожно опустил его на пол. Дыхание у наставника было сиплое, булькающее. Майкл отыскал плащ и накрыл им ноги Эплторпа.

— Отойдите, — велел Сент-Вир и, склонившись прямо к лицу умирающего, прошептал: — Мне закончить?

— Нет, — прохрипел Эплторп, — погоди. Годвин…

— Молчите, — молвил Майкл.

— Пусть говорит, — произнес Ричард.

Зубы наставника были сжаты, однако он попытался растянуть губы в улыбке:

— Будешь хорошим бойцом, кончишь так.

— Вы хотите, чтобы я бросил занятия? — спросил Майкл.

— Нет, — ответил Сент-Вир, заглушив свистящее дыхание Винсента Эплторпа. — Он говорит о другом. О вызове и схватке. Извините, но либо вы понимаете, о чем речь, либо нет.

— Может, мне позвать лекаря? — предложил Майкл, вспомнив о мире, в котором был одним из повелителей.

— Он ему не нужен, — отозвался Сент-Вир и, склонив темноволосую голову, промолвил: — Благодарю вас, мэтр. Мне понравился бой.

Винсент Эплторп торжествующе рассмеялся и зашелся в кашле. Изо рта у него хлынула кровь. Когда Сент-Вир опустил его на пол, на запястье мечника все еще белели следы от пальцев мэтра.

Ричард вытер руки о лежавший возле него плащ молодого лорда, после чего накрыл им умершего. Майкл вдруг обнаружил, что стоит на другом конце зала. Как он там оказался, Годвин не помнил. Перед глазами маячило суровое лицо мечника.

— Меня послал лорд Горн, — произнес Ричард. — Вы имеете право это знать. Ему не понравится новость о том, что вы все еще живы, однако я сразился с вашим защитником и считаю себя свободным от всяких обязательств. Он может снова попытать счастья и нанять кого-нибудь другого, поэтому советую вам на время покинуть город. — Майкл сжал кулаки, что не ускользнуло от внимания Сент-Вира. — Не пытайтесь убить Горна. Я уверен, что вам это по силам, однако в ближайшее время в его жизни и без того возникнут определенные сложности, поэтому вам лучше просто уехать. — Молодой лорд смотрел на него, не говоря ни слова. На бледном лице сияли сине-зеленые глаза. — Дам вам еще один совет. Не пытайтесь меня убить. Со мной вам не справиться.

— Я и не собирался, — ответил Майкл.

Сент-Вир невозмутимо собрал вещи:

— Я сообщу о смерти, — сказал он, — и пришлю сюда людей. Они обо всем позаботятся. Он был женат?

— Я… Я не знаю.

— Ступайте. — Мечник сунул в руки Майклу камзол и меч. — Вам лучше здесь не задерживаться.

Дверь за Сент-Виром закрылась. Майклу ничего не оставалось, кроме как проследовать за ним на темную лестницу.

Было еще рано. На улице стоял теплый весенний вечер. Небо приобрело бирюзовый оттенок, на нем проступали первые звезды. Майкл задрожал. Он оставил плащ наверху, без него ему будет холодно, впрочем, какая теперь разница… Молодой лорд провел по лицу рукой, словно надеясь обрести ясность мыслей, и вдруг почувствовал, как на его запястье сомкнулась чья-то рука.

Все, что Майкл пережил за последний час, вспыхнуло в нем, как порох, и молодой лорд со скоростью вихря крутанулся волчком. На глаза словно упала золотисто-кровавая пелена. Из-за нее он ничего не видел и лишь почувствовал, как кулак врезался во что-то живое. Он услышал пронзительный вопль, а за ним раздался глухой удар. Перед взором ярко вспыхнули мириады огней, и вслед за этим Майкла окутала непроглядная тьма.

Глава 17

Придя в себя, Майкл понял, что его куда-то везут в экипаже. Он был связан по рукам и ногам; на окошки опущены занавески. Голова раскалывалась, страшно хотелось пить. Мучительная жажда даже отодвинула на второй план мысли о собственной гибели. Карета тряслась по булыжной мостовой, причиняя Годвину невыносимые муки. Если они едут по мощеной улице, значит, они где-то в районе Гертимер-стрит и направляются вверх ко Всхолмью.

— Эй! — крикнул он. Вопль тут же отозвался дикой головной болью, заставив немедленно пожалеть о столь опрометчивом поступке. Ну да ничего, если этот крик хоть как-то досадил похитителям, значит, он того стоил. — Эй! Остановитесь немедленно!

Вместо ответа кто-то в ярости загрохотал кулаком по крыше экипажа, отчего молодой лорд почувствовал себя горошиной, оказавшейся внутри барабана. Майклу вспомнилось, что после возвращения с урока он собирался поужинать…

Годвин попытался избавиться от потока мыслей, нахлынувшего на него, словно наводнение, но это было выше его сил. Сначала свело живот, да так, что Майклу показалось, что его вот-вот вырвет, потом боль поднялась выше, сковав дыхание, узлом перевив мышцы шеи, исказив лицо в гримасе… Нет, Горн не увидит его плачущим. Сдержать слезы — это самое меньшее, на что он сейчас способен. Похитители его разоружили, однако есть много способов лишить человека жизни. Он учился борьбе и усвоил несколько действенных приемов. Плевать на то, что говорил Сент-Вир, мечник понятия не имел, сколь быстро Майклу придется встретиться лицом к лицу с врагом. А может, Сент-Вир, наоборот, все знал заранее? Наглость и бесстыдство Горна поражали: должно быть, он специально приберег карету на тот случай, если Сент-Виру не удастся справиться с заданием. Не исключено, что Горн собирался переспать с Майклом, прежде чем подослать еще одного мечника с очередным вызовом… В лабиринте боли и чувств, которых Майкл никогда прежде не испытывал, возникали дикие, безумные видения, а мука, скорбь и ярость, сплетаясь друг с другом, чудесным образом успокаивали молодого лорда, ввергая в состояние транса. Из него Майкла вырвал лишь скрип открывающихся ворот. Только тогда молодой лорд заметил, что карета остановилась.

Когда копыта застучали по мощенному камнем двору, молодой лорд уже был настороже. Его грудь часто вздымалась, а чувства обострились как никогда. Боль не исчезла, но вместе с ней тело налилось силой, готовое к четким действиям. Что ж, когда откроют дверцу, он будет наготове.

Однако карету открывать не спешили. Насколько Майкл понял, она остановилась перед главным входом особняка. Он услышал, как похитители спрыгивают на землю, а затем — приглушенный голос, отдающий приказания. Потом наступила тишина. Они что, решили оставить его в экипаже на всю ночь?

Когда дверца, наконец, распахнулась, внутрь хлынул свет столь яркий, что Майкл невольно заморгал тут же увлажнившимися глазами.

— Господи Боже, — раздался из ослепительного сияния женский голос. — Неужели нельзя было обойтись без таких суровых мер?

— Видите ли, миледи, он пытался меня убить.

— Одно и то же… Грейсон, развяжи, пожалуйста, ему ноги.

— Майкл даже не посмотрел на человека, склонившегося над его коленками. В дверях стояла герцогиня Тремонтен в вечернем платье, сжимая в поднятой руке грубый железный фонарь. Молодому лорду слишком крепко досталось за вечер, поэтому сейчас его нисколько не заботил ни собственный вид, ни впечатление, которое он мог произвести на герцогиню.

— Что вы здесь делаете? — хрипло спросил он.

Она улыбнулась. При звуках ее голоса, от которого веяло холодом, перед глазами молодого лорда возник образ покрытых снегом горных склонов:

— Это мой дом. Мои слуги доставили вас сюда. Вы можете стоять на ногах?

Он вскочил на ноги, но тут же опустился обратно.

— Что ж, я не нянька, — произнесла герцогиня все тем же сладким голосом, в котором, однако, совершенно не чувствовалось тепла. — Грейсон, ты не позаботишься о том, чтобы лорд Майкл со всеми удобствами расположился у меня дома? Милорд, я приду к вам, как только вы отдохнете.

С этими словами герцогиня исчезла, оставив после себя в воздухе легкий аромат духов, а Майклу пришлось заняться не очень приятным делом: ему надо было заставить собственное тело снова подчиняться себе.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем лорду Майклу удалось отмыться от грязи, избавиться от усталости, насытить голод и утолить жажду. Слуги Дианы отвели его в мило обставленную комнату, где его ждали горячая ванна и накрытый стол. Комнату освещало сияние горящих свечей и огонь, полыхавший в камине. Окна были задернуты тяжелыми занавесками из красного бархата, чтобы он не увидел, куда они выходят. Красные обои, теплый свет, уют — все это вызывало неоправданное ощущение безопасности и заботы. Майкл почувствовал себя словно ребенок, которого завернули в одеяло и взяли на руки.

Молодого лорда по-прежнему продолжала терзать страшная боль пережитого. Воспоминания о событиях прошедшего вечера то оставляли его, то накатывали с новой силой, будто прибой. Когда Майкл был маленьким, у него в доме висела картина, наводившая на него ужас: на ней был изображен призрак женщины, поднимающийся из могилы с ребенком на руках. Майкл так боялся этой картины, что даже не смел проходить мимо комнаты, в которой она висела. Воспоминания об этой картине приходили в самые неприятные и неподходящие минуты, например, когда он поднимался в темноте по лестнице. Когда Майкл понял, что ничего не может с этим поделать, он стал думать об этой картине ежечасно, ежеминутно, покуда, наконец, мысли о ней не перестали вызывать у него трепета. Однако то, что произошло сегодня, несло в себе нечто новое, и, чтобы привыкнуть к будоражившим его душу чувствам, молодому лорду требовалось время.

Он опустился в мягкое кресло у огня, но, услышав, как звякнула задвижка, вскочил, словно ошпаренный. Открылась дверь, но не та, через которую он попал в комнату, а другая, которая сливалась с покрытой красной обивкой стеной.

— Прошу вас, садитесь, — произнесла Диана. — Вы позволите к вам присоединиться?

Майкл, утратив дар речи, молча показал на кресло. Герцогиня взяла один из графинов, налила себе в бокал хереса, после чего устроилась напротив молодого лорда. Она успела переодеться. Будто бы желая доказать, что этот особняк — действительно ее дом, она надела ниспадавшее свободными складками домашнее платье из мягкого голубого шелка. Распущенные волосы волнами укрывали ей плечи.

— Пожалуйста, не сердитесь на Аспера, — промолвила она. — Во время нашей прогулки на лодке вы его очень сильно обидели, а он человек гордый, самолюбивый и к тому же развратник — вам не составит труда его понять.

Майкл с силой стиснул стоявший рядом с ним оловянный кувшин, однако, когда он разжал пальцы, на металле осталась лишь небольшая вмятина. Герцогиня с облегчением вздохнула и продолжила:

— Как только вы заподозрили, что он что-то затевает, вам надо было немедленно прийти ко мне.

Боясь разочаровать герцогиню, молодой лорд не стал признаваться, что ни о чем и не подозревал.

— Бедный Аспер, — вздохнула Диана, — не отличается ни умом, ни проницательностью. Однажды он преследовал женщину, за которой ухаживал Тони… Кстати, лорд Майкл, вы убили Сент-Вира?

— Нет. Он убил моего учителя фехтования.

— Вот как.

— Мадам, вы слишком хорошего мнения о моих способностях.

— Зачем вы так? — Диана одарила его многозначительной очаровательной улыбкой.

— Мне никогда не удастся его одолеть, — с горечью ответил Майкл и, не удостоив красавицу взглядом, уставился на огонь. — Все это прекрасно знали. Эплторп просто мне потакал. — Еще один укол боли, еще одна ссадина в душе, оставленная поединком, о которой он забыл под бременем других ран. — Он знал, что из меня никогда не получится мечника.

— Такие мечники, как Сент-Вир, рождаются очень редко. Ваш наставник никогда не говорил, что из вас получится виртуоз. — Майкл, погруженный в собственные переживания, даже не ответил. Голос герцогини утратил былую беспечность. — При этом не надо забывать, что Сент-Вир великолепный мечник, только и всего. От жизни он хочет лишь сражений и, быть может, ничего, кроме них, и не получит. А вы желаете другого. Совсем другого.

Он поднял на герцогиню взгляд, но сосредоточиться не мог. Майклу показалось, что с него скальпелем сдирают кожу.

— То, что я желаю…

— Я могу вам дать, — мягко произнесла она.

Он услышал, как резко звякнул металл, и вдруг понял, что стоит на ногах, а мгновение назад запустил в стену высокую кружку. Герцогиня по-прежнему оставалось спокойной.

— Мадам, — промолвил Майкл, чувствуя, что напряжен до предела. — Вы решили вмешаться в мои дела. Надеюсь, это доставило вам удовольствие. Что же касается моих желаний, то, насколько я понимаю, с некоторого времени они уже перестали быть предметом нашего обсуждения.

Диана многозначительно усмехнулась. Майкл с ужасом поймал себя на том, что думает о клубнике со сливками.

— Ну вот, — проворковала она. — Интересно, вы, мужчины, имеете хотя бы отдаленное представление о том, сколь оскорбительно для нас, женщин, предположение, что мы ничего не можем вам дать, кроме собственных прелестей?

— Прошу меня простить. — Он поднял глаза и встретился с ней взглядом. — Предположение о том, что мы, мужчины, желаем только ваших прелестей, — не менее оскорбительно.

— Не извиняйтесь. Я сама виновата, что вы подумали об этом.

— Этой зимой вы заставили меня задуматься об очень многом.

— Это так, — кивнула Диана. — Мне попросить прощения?

— Не надо.

— Вот и хорошо. В таком случае, я вам подкину еще пищи для размышлений. Я знаю, чего вы хотите. Вы хотите власти. И я вам ее дам.

Майкл почувствовал, что оттаивает. Ему удалось одарить Диану своей знаменитой очаровательной улыбкой.

— И много это времени займет?

— Да, — ответила она, — но вы не заметите, как оно пролетит.

— Я хочу, чтобы мы стали любовниками.

— Хорошо, — ответила герцогиня и открыла обитую шелком дверь, которая вела в ее покои.

Перешагнув порог, Майкл замер.

— Лорд Феррис, — промолвил он.

— Ах, Феррис, — произнесла Диана низким голосом, от которого по спине Майкла пробежала дрожь, — так вот, лорду Феррису стоило предупредить меня о том, что Горн собирается вас убить.

Майклу казалось, что его подхватили воды бурной реки. Гордость, честь, страх — все кануло в небытие. Даже желание того, чтобы наслаждение длилось вечно, было поглощено блаженным настоящим. Он взлетал под небеса, парил над облаками и падал вниз, пока вселенная не взорвалась мириадами огней, отразившихся в бездонной реке.

— Майкл. — Диана дотронулась до его уха кончиком пальца, но Годвин в ответ лишь вздохнул. — Майкл, тебе придется на время уехать из города. Недели на две, может, на три. — Он перекатился и поцеловал ее в губы, которые все еще были мягкими, но вместо того, чтобы ответить, Диана отстранилась и продолжила: — Мне бы хотелось, чтобы ты оставил страну. Тебе не повредит кое-что увидеть. Жители Чертиля уважают всякого, кто умеет владеть мечом, особенно если этот «всякий» благородного происхождения. Ты поедешь?

— Поеду, — ответил он, не желая выпускать ее из объятий.

— Тогда тебе надо собираться, — промолвила герцогиня. — Корабль отплывает через три часа, на заре.

Майкл был потрясен, но ему удалось совладать с собой и не показать виду. Он нежно гладил Диану, наслаждаясь каждым мгновением, желая навечно сохранить его в памяти. Молодой лорд сдерживал себя, великолепно понимая, что, если страсть вспыхнет с новой силой, он никуда не уйдет.

Его одежда осталась в красной комнате. Диана, накинув на себя волочившиеся по полу шелка, проследовала за ним, раздавая распоряжения. Майкл понимал, что должен чувствовать усталость, но вместо этого тело приятно покалывало. Примерно то же самое он ощущал после уроков фехтования… И тут, словно обухом, в сознание ударили воспоминания о случившемся. Он наклонился, закрепил на поясе бесполезный меч и не сказал ни слова.

Герцогиня, улыбаясь, опустилась в кресло и, покачивая белоснежной ножкой, стала смотреть, как он одевается.

— У меня для тебя кое-что есть, — сказала она. Майкл подумал о розах, перчатках и платках. — Будешь это хранить ради меня, и никто не посмеет тебя этого отнять, разве что ты отдашь сам по доброй воле. Впрочем, я уверена, что ты не захочешь этим делиться. Я говорю о тайне. Моей тайне.

Полностью одевшись, Майкл чинно, точно так же, как во время первой встречи в особняке у леди Холлидей, поцеловал Диане руку.

Ахнув, герцогиня промолвила:

— Я не ошиблась в тебе тем утром, а ты не ошибся во мне. Правда, Майкл. Мечников, погибших на дуэли, — я говорю о Линче и Де Марисе, — нанял не герцог Карлейский. Линча наняла я, а Де Марис просто вмешался. Я хотела преподать герцогу уроки заставить его понять, что я весьма серьезно отношусь к одному делу, о котором, как он полагал, я шутила. Герцог никогда не воспринимал меня всерьез. Он нанял Сент-Вира, и его ставленник победил… Однако герцог знает, что ему, в конечном итоге, суждено проиграть, поскольку против него действую я. И если он воистину мудр, этой весной он в городе не покажется.

Больше она ничего не собиралась рассказывать Майклу, полагая, что остальное он узнает сам, однако молодой лорд вместо ликования скорее чувствовал волнение и некоторый испуг.

Герцогиня протянула руку и погладила его по шершавой щеке.

— До свидания, Майкл, — произнесла она. — Если все пройдет гладко, ты вскоре вернешься.

На этот раз молодой лорд покинул обитель Тремонтенов через потайную дверь. Особняк остался позади, Майкла ждала прогулка по весенней прохладе до дома, где ему предстояло отдать необходимые распоряжения, а потом — дальняя дорога. На поясе вновь висел меч: ноша тяжелая, но в темное время суток очень полезная.

Глава 18

Когда дверь открылась, Ричард, сидевший в кресле напротив, не сдвинулся с места. Кошка, которая устроилась у него на руках и вот уже час безропотно терпела его ласки, почувствовала, как рука мечника напряглась, и, спрыгнув на пол, бросилась навстречу вошедшему.

— Привет, Ричард, — произнес Алек. — Ну и дела, на дворе еще утро, а ты уже встал.

Студент выглядел ужасно: одежда измята, лицо не брито, вокруг глаз темные круги, зловеще отливавшие зеленоватым оттенком. Алек замер посреди комнаты, не желая садиться. Он прикладывал видимые усилия к тому, чтобы стоять прямо и не шататься. Дверь за ним захлопнулась.

— Я рано лег спать, — ответил Ричард.

Если Алек не хочет, чтоб его трогали, что ж, придется подождать.

Сент-Виру было довольно и того, что он видел: друг цел и невредим и может держаться на ногах. На лице Алека следов побоев не было, а тон друга казался таким же беспечным, как и прежде, если не считать сонных ноток, добавившихся к его голосу.

— Я слышал, что ты запорол задание Горна, — промолвил Алек.

Откуда?

— Прямо из уст… заказчика. Годвин жив.

— Я мечник, а не убийца. Горн приказал мне вызвать Годвина на смертный бой, а не убивать его. Я сделал, как он хотел. Вызов взял на себя другой. Этот человек и принял смерть.

— Ну естественно.

— Не понимаю, что тебя так волнует. Горн должен быть доволен, в противном случае он бы не… Алек! — Ричард пристально посмотрел на друга, словно пытаясь заглянуть ему прямо в душу. — Ты что, сбежал?

— Сбежал? — Алек презрительно улыбнулся. — Я? Да у меня не получилось бы сбежать, даже если бы все двери были нараспашку. Это ты у нас умелец в таких делах. Нет, он отпустил меня, сразу же, как только узнал о состоявшейся дуэли. Во имя чести. Кажется, он сказал именно так. Ты разбираешься в этих нобилях лучше, чем я. Думаю, — Алек зевнул, — я ему не понравился. — Он потянулся, подняв руки высоко над головой, и на пальцах всеми цветами радуги вспыхнули драгоценные кольца. Ричард вздохнул и поперхнулся. — Ой! — Алек одернул манжеты. — Боюсь, я потерял один из твоих перстней. Тот, что с розой. Его у меня забрал один из, с позволения сказать, мечников, что на меня напали. Можно попробовать выставить Горну счет за это колечко… Господи, как же у меня от одежды воняет! Я уже три дня хожу в одном и том же. Завяжу ее в узел и выкину в окно, пусть Мария подберет. Потом лягу спать. Я все пытался уснуть в экипаже, но у него не было рессор, а всякий раз, когда я погружался в дремоту, мне вдруг начинало казаться, что пахнет цибетином.[4] Большую часть дороги я проехал высунув голову в окно. А потом они высадили меня у Моста, и оттуда мне пришлось идти пешком! К счастью, это оказался ближний мост, а не дальний, но все-таки…

Каждый обитатель Приречья знал, как выглядят отметины от кандалов. Ричард отвел друга в постель и попытался поцеловать его в израненные запястья, но Алек отдернул руки.

— Что он еще с тобой делал? — резко спросил Сент-Вир.

— Ничего. Что тебе еще нужно?

— Он…

— Ричард, он ничего со мной не делал, а сейчас просто оставь меня в покое.

Чуть позже, с наступлением темноты, когда Алек уже был пьян, возбужден и мало на что обращал внимание, Ричард все-таки осыпал поцелуями следы от оков. Он касался их губами и думал о лорде Горне.

* * *

На следующий день Ричард ушел по делам и вернулся только поздно вечером. Поднимаясь вверх по лестнице, он думал, что Алек уже спит, потому что друг, решив изменить обычной привычке, сегодня встал на рассвете. Однако, к удивлению Сент-Вира, раскрыв дверь, он обнаружил Алека, стоявшего на коленях перед горящим камином. Студент распустил длинные волосы, и теперь они обрамляли его лицо, создавая ореол загадочности. Длинноногий и длиннорукий, в черных одеждах, сейчас Алек напоминал волшебника из детской книжки, силящегося разгадать тайны огня. Впрочем, на самом деле он был занят кое-чем другим. Вдруг Ричард с ужасом понял, что Алек методично, аккуратно вырывает из книги страницу за страницей и бросает их в пламя. Когда Сент-Вир закрыл за собой дверь и вошел в комнату, Алек даже не посмотрел на него.

— Алек, я вернулся, — тихо произнес он, не желая пугать друга.

— Правда? — мечтательно произнес студент. Он шевельнул рукой, и страницу, которую он только что сжимал, поглотило пламя. Алек не отводил от огня взгляда. Его лицо, озаренное пламенем, сделалось похожим на маску идола, а глаза напоминали черные прорези в ней. — Хорошо провел время?

— Неплохо. А что ты жжешь?

Алек повернул книгу и кинул взгляд на обложку, будто бы забыл ее название:

— «О законах природы», — ответил он. — Мне она больше не нужна.

Книга была подарком Ричарда, однако теперь она принадлежала Алеку, и он мог поступать с ней так, как считал нужным. Сент-Вир встал у огня и потянулся. Как же хорошо, что он наконец дома!

— Я думал, ты будешь зубрить этот трактат гораздо дольше. Даже буквы на обложке толком не истерлись.

Алек выдирал каждую страницу неспешно, аккуратно, плавно — одно это уже должно было насторожить мечника. Сент-Вир встал с кресла и, взяв Алека за плечо, попытался повернуть к себе друга.

— Перестань, — с легким раздражением произнес тот, — мне больно. — Однако он не стал сопротивляться пальцам, оттянувшим в стороны его веки. Алек спокойно смотрел на Ричарда огромными, зелеными, словно пара изумрудов, глазами с черными точечками зрачков.

— Господи, — выдохнул Ричард, сжав пальцы сильнее, — ты пил «Радость дураков»!

— Конечно, — точеные губы расплылись в улыбке, — а чему тут удивляться? Отличная штука, Ричард. Тебе как-нибудь надо обязательно попробовать.

— Вот уж нет. — Сент-Вир невольно отпрянул, но руки не отпустил. — Ненавижу эту дрянь. Становишься глупым и неуклюжим.

— Какой ты скучный! У меня тут кое-что еще осталось…

— Алек, я сказал — нет. Как… Ты давно ее пьешь?

— С Университета, — оказавшись под воздействием наркотика, Алек стал растягивать слова еще больше. — Мы с Гарри ставили эксперименты. Вели записи. Ты тоже можешь вести записи. Вместо меня.

— Я не умею, — ответил Ричард.

— Да это же просто. Просто записывай все, что я говорю… А потом мы издадим книгу. Она еще долго будет влиять на грядущие поколения.

— Где ты достал наркотик? — сжал его плечо Ричард. — Сколько ты принял?

— Ну… — Алек неопределенно помахал рукой. — А тебе-то что? Тоже хочешь хлебнуть?

— Нет, не хочу. Ты часто его принимаешь?

Какой же он дурак! Как же он раньше об этом не подумал? Он считал, что знает Алека, разбирается в его пристрастиях и привычках…

— Редко. — Друг благодушно на него посмотрел. — Теперь очень редко. Я уже давно не брал в рот «Радость дураков», был занят… кое-чем другим. Ричард, ты так взволнован. Отчего? Я ведь тебе оставил.

— Очень мило с твоей стороны, — сухо промолвил Сент-Вир.

Осторожно обхватив возлюбленного за шею, он поцеловал его, ощутив на языке сладкий привкус наркотика. Другой рукой он вытащил книгу из пальцев Алека, бросив ее на пол подальше от очага. Потом мечник повел друга в спальню. Сейчас Алек был не лучший собеседник, однако его тело чутко отвечало на ласки — Ричард это ощутил, когда принялся его раздевать.

— Зачем ты так? Ну зачем? — то и дело спрашивал Алек всякий раз, когда Сент-Вир расстегивал очередную пуговицу или развязывал шнуровку.

— Чтобы ты не замерз, — отвечал мечник, — чтобы я мог тебя поцеловать. Вот тут, тут, а еще тут.

— Мне это нравится, — Алек расплылся в довольной улыбке. — И ты мне нравишься.

— Спасибо. — Ричард нежно пощекотал его.

— Ты мне нравишься, — повторил Алек. Вдруг он напрягся и отстранился. — Что это было?! — закричал он.

— Ничего, — растерянно произнес Ричард, — это просто у меня бьется сердце. Не волнуйся…

— Ричард, они на меня смотрят! Они пялятся на меня, понимаешь?! — Безмятежное состояние сменилось нервным приступом, которого Ричард надеялся избежать.

— Никто на тебя не смотрит, — успокаивающе проговорил Сент-Вир, но Алек вырвался из его объятий и полуодетый приник к окну. Устремив взгляд к небу, он прижал к стеклу ладони с растопыренными пальцами, словно стараясь ими прикрыться.

— На меня смотрят звезды, — произнес он голосом, преисполненным лютой муки. — Пусть они перестанут! Скажи им!

— Будет тебе, будет. — Ричард оттащил Алека от подоконника и закрыл ставни. — Ну вот, теперь им тебя не увидеть.

— Я пытался скрыться. — Алек вцепился в мечника и зарылся лицом в его плечо. — Мы со Стоуном и Гриффином… Мы были так уверены… Ричард, мы сделали расчеты. Они были верны, понимаешь, верны, я это знал… Мне-то что, — плевать, но они хотели получить степень. Что теперь станет с сестрой Гарри?! — дико вскричал он.

— Все обойдется…

— Ты не понимаешь, ректоры все погубили! Я все не верил… Не думал, что они так поступят…

— Ректоры Университета?

— Доктор Свинорыл.

— И поэтому тебя отчислили? — Ричард с самого начала подозревал нечто подобное.

— Нет. Не меня. Со мной все обошлось. А вот за тебя я волнуюсь…

— Это ни к чему, Алек.

— Ричард! Ты должен меня защитить. С риторикой… Знаешь, что это такое? Так вот, с риторикой, историей, геометрией у меня все было в порядке… Но только подумай, под каким углом поднимается солнце, а звезды описывают дугу без тангенса… И они смотрят на меня… все время смотрят…

Алек вздрогнул и устремил дикий взгляд на стену, в которую с яростью постучали. Ричард крепче прижал его к себе. Неужели Алек написал какой-то трактат, который отверг университет, и теперь из-за этого его друг искал себе погибель? Видать, он вложил в свой труд всю душу. Если таким образом он пытался бежать от общества нобилей, тогда все встает на свои места. Ну а если Алек был простолюдином, Университет давал ему единственную возможность заняться наукой…

— Все хорошо, все хорошо, — машинально повторял Ричард. — Не бойся, теперь тебя никто не обидит.

— Не выдавай им меня. Ты не понимаешь, каково это — знать, что тебя не тронут. Только твоих друзей… А все вокруг думают, что ты шпионишь на нобилей… Я всего-навсего хотел…

Снова кто-то с яростью постучал, на этот раз в дверь. Ричард догадывался, из-за чего к нему могли прийти. Он с головой накрыл друга одеялами и, тщательно подбирая слова, произнес:

— Алек, оставайся в постели и не шевелись. Все в порядке, просто кто-то решил меня навестить. Я скоро вернусь.

Ричард обнажил меч и одним рывком открыл дверь. На пороге стояла женщина в бархатном плаще.

— Т-а-а-к, — протянула Джинни Венделл, окинув взглядом клинок. — Как я погляжу, ты на взводе.

— Нет, просто настороже.

— Это правильно. Ты один?

— Честно говоря, нет. Что, дело до утра не ждет?

Увидев, как Сент-Вир чуть опустил меч, она решила, что Ричард приглашает ее войти. Джинни проскользнула мимо него, остановившись посреди комнаты.

— Судить тебе, дорогуша. Я не отниму много времени.

— Значит, все-таки не горит.

— Слушай, — промолвила она, — я пришла сюда одна, да еще в такой час не для того, чтоб меня выставляли за дверь исключительно потому, что тебе лень одеться.

— Ладно, — сдался Сент-Вир, — выкладывай.

— Меньше часа назад в Гансерском переулке нашли два трупа. Их отыскал Дозор, и эти тупые бараны никак не могут взять в толк, почему жертвы были убиты мастерским ударом меча. Кстати, я тоже. В обоих случаях удар направлен снизу вверх, и опять же в обоих случаях — в самое сердце. Рано или поздно кто-нибудь шепнет Дозору, что на такое в городе способен только один человек.

— Скорее всего, так оно и будет.

— Погибшие были не из Приречья. — В ярости уставилась на него Джинни. — Ты не нобиль! Ты не имеешь права, не заключив договора, резать людей направо и налево и при этом рассчитывать, что это сойдет с рук. Если хочешь убрать людей с дороги, дело твое, только смотри, где оставляешь трупы. Нам ни к чему, чтобы сюда являлись дозорные в поисках приключений.

— Никто сюда не придет. К тому же я все проверил. Ошибки нет. Ты притворяешься или вправду не знаешь, кем были люди, которых я прикончил?

— Ричард, — вздохнула она, и ее взгляд утратил былую суровость, — как же я надеялась, что не услышу от тебя этих слов!

— Все обойдется, — успокаивающе произнес он. — Лорд, который послал их за Алеком, не станет требовать правосудия. Он человек иного склада. Я, право, не понимаю, из-за чего ты так переживаешь. Никто не станет прочесывать Приречье из-за каких-то двух наемников. Я просто позаботился о том, чтобы происшествия подобного рода больше не случались. Хьюго должен быть доволен. — Он подошел к двери и раскрыл ее. — Спокойной ночи, Джинни.

— Погоди. — Рука женщины взметнулась вверх и коснулась горла. — Это не имеет никакого отношения ни к Приречью, ни к Хьюго, ни к кому-либо другому. Будь осторожен. Такое за пределами Приречья не прощают. — Она опустила ладонь и огладила ею бархат плаща. — Дорогуша, если дело дойдет до официального расследования, тебя повесят вне зависимости от того, что сотворил тот лорд.

— Спасибо. Спокойной ночи.

Вместо того чтобы уйти, она придвинулась к мечнику поближе и посмотрела ему в глаза. В свете догорающего камина он увидел лучики морщинок в уголках ее глаз и губ.

— Я знаю, что говорю, — суровый тон голоса Джинни был под стать выражению ее лица. — Сейчас я с Хьюго, до него работала с Ходом Линчем, а еще раньше с Томом Куком. Не хочешь умереть в богатстве и достатке — твое дело. Хочешь водить дружбу с людьми, которые тебя ненавидят, — ладно, это твой выбор. Просто не забывай, что я тебе сказала.

— Я понял, — бросил Ричард, желая поскорее избавиться от нее.

Она говорила спокойно, не отводя от него взгляда, поэтому не заметила ни изорванную книгу, лежавшую на полу, ни ошметки обгоревших страниц в камине.

— Нет, Ричард, ты не понял, — покачала головой Венделл.

Ее пальцы скользнули вверх, пройдясь по волосам мечника, сплелись у него на затылке, нежно притянув Сент-Вира к женщине. Ричард никогда прежде не целовался с Джинни Венделл. Даже сейчас, охваченная порывом страсти, она оставалась осторожной и умелой. Ричард ощутил мягкость ее губ и почувствовал, как по спине пробежала дрожь. Он прижался к ней плотнее, желая почуять жар, исходивший от ее бедер. Мечник заключил ее в объятия и разомкнул губы, как вдруг Джинни резко вырвалась, оттолкнув его прочь.

На лице женщины было написано такое отвращение, что Ричард невольно отступил назад. Тяжело дыша, он изумленно воззрился на нее.

— «Радость дураков», — с омерзением произнесла она. — Это для тебя что-то новенькое. Вот чем ты сейчас пробавляешься?

— Я этого не пью, — покачал он головой.

Джинни кинула взгляд на спальню, но так и не произнесла имя Алека. Она запахнула плащ и пожала плечами.

— Удачи, — бросила она.

Несколько мгновений он стоял, вслушиваясь в звуки ее шагов на лестнице. Потом раздался еще один женский голос — должно быть, Марии, которая впустила Джинни в дом. Вдруг совсем близко скрипнула половица. Алек прокрался в комнату почти беззвучно, что было для него весьма необычно. На нем все еще болталась рубаха.

— Мне показалось, я что-то услышал, — пояснил он, вроде бы уже успев забыть о звездах.

— Меня навещал один человек, — ответил Ричард, но Алек его не слушал.

Он подошел к изорванной книге, лежавшей в круге света, что отбрасывал затухающий огонь в камине. Золотые буквы на обложке сверкали в пляшущих язычках пламени.

Алек нагнулся. Длинные пальцы сомкнулись на книге и подняли ее с пола, ласково прошлись по мятым страницам, стерли сажу с обложки… Сверкая огромными, темными глазами, Алек прижался щекой к кожаному переплету.

— Видишь, — прошептал он, — мне нельзя ничего дарить.

— Перестань. — Сент-Вир был рассержен и напуган. Лицо юноши казалось бледным, как у призрака, но мечник знал, что все это — результат воздействия наркотика.

— Ричард. — Алек уставился на него, не моргая. — Не говори, что мне делать. Никто не смеет мне указывать. — Он повернулся к огню, словно для равновесия выставив назад левую руку с книгой. Правой рукой он потянулся к переливающимся пышущим жаром углям. Сент-Виру на мгновение померещилось, что Алек хочет показать ему некий фокус, который вполне может получиться…

Прежде чем Алек успел коснуться углей, Ричард прыгнул на него и резким движением оттащил его от камина. Друзья растянулись на полу.

— Ну вот, — вздохнул Алек, обмякнув под весом мечника, — какой же ты все-таки трус.

— Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось, — упрямо произнес Ричард, будто бы он проигрывал в неком споре.

— Оно того не стоит, — мечтательно произнес Алек, — ты ведь не всегда будешь рядом. На этот разу них все получилось. Интересно, что они от тебя захотят в следующий раз.

Значит, Алек все понял. Ричард и прежде вставал на его защиту, однако теперь впервые это стоило мечнику очень многого. Но наркотик здесь не поможет — он лишь на время приносит забвение.

— Не волнуйся, — успокаивающе произнес Ричард, — такого больше не повторится. Я уж об этом позабочусь.

Мечник был рассержен на Джинни за то, что она сунула нос не в свое дело. Она не раз помогла ему, и лишь поэтому он сдержался и не сорвался, когда она не захотела его понять. Даже Алек осознавал, что она неправа. Все должны были знать, что люди, взявшиеся выполнять поручение лорда Горна, приняли смерть от меча Сент-Вира.

Глава 19

Для званого вечера под открытым небом погода еще была прохладной, однако желающих отказаться от приглашения герцогини Тремонтен не нашлось. На самом деле вечеринка получилась импровизированной и, вероятно, именно поэтому такой милой. По крайней мере, так говорили друг другу дамы, играя в крикет. День выдался на удивление теплым, еда вкусной, а компания — превосходной. Какая же Диана умница, хоть и с причудами! Джентльмены, сопровождавшие дам, скучали. Мужчины могли флиртовать, но что толку, ведь делать ставки на любовные победы, когда речь шла о женах и сестрах достойных людей, считалось верхом неприличия.

Лорду Феррису стало интересно, отчего его любовница с таким постоянством приглашает Горна. Неужели она считала, что Горн его забавляет? Обычно так оно и было, однако на этой неделе Феррис не горел желанием с ним встречаться. Успокоив взбунтовавшихся ткачей, Феррис вернулся в город, став героем в глазах пэров, поэтому сейчас для него важнее всего как можно чаще появляться у них на виду, выслушивая в свой адрес дифирамбы. И в настоящий момент переживания этого человечишки не имели для Энтони никакого значения, однако Горн не хотел отступать и раз за разом, желая привлечь внимание, ударом молоточка отправлял деревянный шар в сторону Ферриса, причем делал он это, даже когда всем было очевидно, что подобный ход лишь повредит игре.

Диана, как обычно, проявляла осторожность и старалась не выказывать особого интереса к Феррису, несмотря на то, что не виделась со своим любовником несколько недель. Феррис тоже был начеку. Лорд помнил, как впервые уехал из города незадолго до заключения их союза. Вернувшись, он направился сразу в ее особняк, чтобы рассказать о поездке и, задыхаясь от желания и воспоминаний о сладких минутах, сорвать шелка с ее тела. Сейчас он стал более опытен и осторожен. Он не желал, чтобы его появление в доме у герцогини сразу же после приезда вызвало кривотолки. Чуть позже ему предстояла важная встреча за ужином, но Феррис надеялся, что после того, как разойдутся гости, у него еще останется время уединиться с Дианой.

От солнечных лучей, беззаботно игравших на поверхности воды, веселой музыки, заливистого смеха и ярких туалетов, извлеченных на свет после долгой зимы, у лорда Ферриса стала разламываться голова. В первую очередь его сейчас раздражал голубой камзол Горна. Ну вот, опять! Заметив приближающегося нобиля, Феррис резко отвернулся и сделал вид, что целиком и полностью захвачен содержанием беседы стоящих рядом гостей.

— Этой зимой мы теряем одного за другим, — рассказывал кучке аристократов нобиль по имени Галэно — худощавый мужчина с резкими чертами лица. — Если так пойдет и дальше, город совсем опустеет, и голосовать на весеннем Совете станет некому.

— Неужели? — поднял бровь лорд Феррис, не обращая внимания на Горна, отчаянно жестикулировавшего на заднем плане. — И кто же отсутствует сейчас?

— Во-первых, еще до Нового года из-за болезни уехало семейство Филисэндов, — со всей обстоятельностью принялся перечислять Галэно, — потом у Раймонда умер тесть, затем состоялась дуэль, после которой нас покинул герцог Карлейский, а теперь куда-то подевался юный Годвин. Его не видели уже много дней, и особняк заперт.

— Теперь понятно, отчего Горн себе места не находит.

— Надеюсь, с ним ничего не случилось, — участливо произнес Феррис.

— Ровным счетом ничего, — успокоил Галэно. — Слуги сказали, что приказ запереть особняк они получили от него лично. Другое дело — никто не знает, куда он уехал. Никто, даже юный Бероун, на которого обычно можно положиться.

Должно быть, что-то сорвалось. Не повезло Асперу, очень не повезло. Впрочем, совершенно ясно, что лорд Майкл оставил город, а быть может, даже страну, и это вполне вписывалось в планы Ферриса. «А что, если Годвин вообще никуда не уезжал, а просто прячется в особняке у Дианы?» — неожиданно подумал Энтони, но тут же отбросил эту мысль. Она не станет ни утруждаться, ни идти на такой риск. Да, она проявляла к молодому человеку определенный интерес, но у всего есть свои границы. Скорее всего, Годвина предупредили об опасности, он и уехал. Большего Феррису и не нужно.

— Скажите, лорд Феррис, а во время вашей поездки на юг вам довелось встретиться с герцогом Карлейским? — поинтересовался кто-то из проницательных гостей. — Он всегда очень радушно встречает гостей, а сейчас, наверное, и вовсе помирает со скуки. Думаю, он был бы рад любой компании, даже политическому противнику.

— Нет, я его не видел. — Если хотят, пусть верят, не хотят — не надо. Но Феррис действительно к нему не ездил. Во-первых, не надо внушать герцогу мысль, что его фигуре придают значение, во-вторых, Энтони хотел быстрее вернуться в город и приступить к плану, в котором был задействован Сент-Вир. Лорду Холлидею он скажет, что герцог проявил смирение. Впрочем, сейчас не слишком важно, что от него услышит Холлидей. — Что нам герцог Карлейский? — обратился лорд Феррис к пэрам. — Лишь безумец станет пытаться в следующем месяце сменить Великого канцлера.

— Но закон…

— Объявим о чрезвычайных обстоятельствах и отменим. Вечно случается что-нибудь чрезвычайное.

Все одобрительно засмеялись, вспомнив о ткачах.

— Вот, значит, каков у вас план, — ворчливо произнес Тилман. — Сослаться на чрезвычайные обстоятельства? На пожар, угли которого никогда не гаснут и продолжают вечно тлеть?

Резко повисла напряженная тишина. Тилман принадлежал к поколению герцога Карлейского, к поколению, которое выросло на сказках о злых королях и суверенных правах нобилей. Феррис почувствовал, как его обдало волной жара. Сейчас все внимание оказалось прикованным к нему. Гости, стоявшие на лужайке, причем даже те, кто не знал о содержании беседы, стали поворачивать головы к Энтони. Феррис не имел ни малейшего желания вступать в пикировку и защищать Холлидея, но в то же время сторонникам Великого канцлера не повредило бы лично убедиться, что у них есть союзник.

— Милорд, — он впился здоровым глазом в старика, — ваши слова никому не делают чести.

Дракон-канцлер обладал и властью, и весом в обществе, поэтому Тилман предпочел пойти на попятную.

Я искренне надеюсь, милорд, — с достоинством промолвил он, — что сказанное вас не оскорбило. Однако вы сами понимаете, дело крайне важное, и мы здесь не шутки шутим.

И очень зря, — прозвенел чей-то голосок. Это была герцогиня. Быстро почувствовав перемену в настроении гостей, она тут же поспешила к стоявшей кружком компании. На этот раз она взяла Ферриса под руку. Ветер играл с зелеными и серебристыми лентами, украшавшими ее шляпку и платье, — Я чувствую, вы завели речь о политике. Я об этом сразу догадалась, ведь вы ввели запрет на шутки. А я вам говорю, на этой вечеринке должно царить веселье, поэтому мы все ждем веселых острот. Вы только поглядите, что за чудный день стоит. Как будто его ссудило нам лето. Ума не приложу, почему вы, джентльмены, вечно ищете повод для ссоры. — Голос Дианы развеял последние остатки повисшего напряжения. — Ну а коли вы все-таки не можете удержаться от раздоров, то пусть причиной им будут женщины или еще что-нибудь стоящее… — Так, не умолкая ни на мгновение, она отвела Ферриса в сторону. Те, кто оказался к ним ближе всего, увидели, как она склонила головку к Энтони, и услышали, как она с упреком произнесла: — Право, милорд, вы буквально ничем не отличаетесь от них. — Не понижая голоса, она продолжила: — Идемте же, найдем вам местечко, где у вас не получится влезть в очередной спор и где я смогу за вами приглядеть. Не думаю, что вам удалось приобрести шерсть за разумную цену, однако…

Энтони покорно позволил подвести себя к широкой скамейке под липой. Диана расположилась на ней, раскинув юбки и оборки так, что Феррису практически не осталось свободного места, однако лорд, элегантно одернув манжеты, ловко примостился на самом краешке.

Устроившись на скамейке, он тут же стал жертвой лорда Горна. Оставить хозяйку считалось верхом неприличия, поэтому, как только Феррис заметил устремившегося к нему нобиля, он решил принять бой и как можно скорее избавиться от Горна с помощью Дианы. К смятению Энтони, герцогиня не выказала ни малейшего желания прийти на подмогу:

— Аспер! — воскликнула она. — Какой у вас чудесный наряд! Вам всегда надо носить голубое, вам так идет этот цвет! Вы не находите, Тони?

— Вне всякого сомнения. — Феррис почувствовал, как у него снова начинает болеть голова. — Хотя я всегда считал, что лишь зеленый цвет оттеняет порочность.

— Неужели? — самодовольно спросил Горн. — А вы, милорд, полагаете, что порочность следует пестовать?

«Господи!» — простонал про себя Феррис. В отчаянии он уставился на играющих в крокет.

— Мадам! Герцогиня! Вы прервали игру, никого не оставив взамен себя. Позвольте завершить ее за вас.

— Крокет, милорд? — Губки герцогини насмешливо скривились. — Вы не находите эту игру несколько скучной?

— Все зависит от настроения, — пожал плечами Феррис. — Меня научили в нее играть мои сестры. И даже несмотря на то, что у меня один глаз, я обещаю довести ваш мяч до конца партии.

— Благодарю, Тони, я польщена до глубины души, однако, боюсь, вам не удастся выполнить обещанное. Видите ли, мой мяч треснул. Так что вынуждена отказаться от вашей услуги.

— Давайте на время забудем о крокете, — любезно улыбнувшись, предложил Горн. — Вы не могли бы немного прогуляться со мной, мой милый?

— И правда, Тони! Покажите Асперу коллекцию скульптур у меня в саду. Думаю, он еще не имел удовольствия лицезреть все мои новые приобретения. Хотя, насколько мне известно, саму коллекцию моего покойного мужа он успел повидать еще в те годы, когда дорогой Чарльз был еще жив. Понимаете, Тони, я не могу бросить гостей, поэтому я очень надеюсь на вас, и если вы не возражаете…

— Разумеется. С огромным удовольствием. — Кипя от злости, Феррис поклонился, признав свое поражение.

Храня ледяное молчание, Энтони направился с Горном через лужайки к украшенному статуями саду.

— Какая чудесная женщина, — заметил Горн, очень довольный тем, что все-таки добился своего.

Лорд Феррис ничего не ответил. Нобили пошли по гравиевой дорожке, обсаженной кустами. Листья на них еще только начинали распускаться, создавая светло-зеленую полупрозрачную завесу, отделявшую обоих мужчин от остальных гостей. Первая статуя изображала нимфу, окунавшую ножку в воображаемый ручей, который должен был течь на уровне глаз Горна и Ферриса. На постаменте позади девушки притаился изготовившийся наброситься сатир, закованный навеки в плен мрамора.

Нобили прошли мимо, не проронив ни слова. Под легкими атласными туфлями Горна мерно похрустывал гравий, покрывавший дорожку, которая уводила вглубь лабиринта кустов. Запах растительных соков и земли перекрывал аромат духов, исходивший от джентльменов. Возле следующей статуи Горн остановился. Сюжет скульптурной композиции был классическим: невинная жрица зачинала ребенка, которому суждено стать великим героем, от древнего, теперь уже полузабытого бога, принявшего образ овна. Несколько мгновений Горн рассеянно разглядывал статую, а потом, выставив резную трость из слоновой кости, принялся с отсутствующим видом постукивать ею по постаменту, выбивая нервный ритм, — словно пальцами барабанил.

— Ничего не получилось, — наконец изрек он.

— Кто бы сомневался, — не утруждаясь скрывать скуку, ответил Феррис.

— Этот маленький ублюдок Годвин куда-то сбежал. Бог знает, что он перед этим успел наговорить Сент-Виру. Я стану настоящим посмешищем.

— А вы спросите у мечника. Положите ему денег сверху.

— Как, черт возьми, я могу это сделать? — выругался Горн. — Мне и так стоило огромных трудов заставить его выполнить работу.

— Ну ведь его дружок по-прежнему у вас. Верно? Просто отправьте…

Горн выпучил глаза:

— У меня? У меня его нет! Я отправил его восвояси. Мы же договорились. Я не мог изменить своему слову. К тому же этот приятель Сент-Вира, черти бы его забрали, оказался сущей напастью.

Феррис двинулся прочь и остановился, только когда Горн его догнал.

— Вы понимаете, что теперь Сент-Вир попытается вас убить? — спросил Энтони.

В ответ нобиль вздернул подбородок в надменном и отчасти дразнящем жесте, оставшемся со времен юности, когда Горн еще был красив:

— Он не посмеет. Он не решится пойти на подобный поступок по собственному почину. Без контракта.

— Сент-Вир не работает по контрактам. Вам должно быть это известно.

— Но ведь я вернул его любовника!

— Ну так захватите его снова.

— Не могу. Люди… Я воспользовался услугами неких лиц. Теперь они мертвы. Убиты. Два дня назад. Сегодня утром мне сообщил об этом мой поверенный.

Феррис рассмеялся и, сверкнув глазом, посмотрел на Горна, сделавшись похожим на птицу.

— Вы не догадываетесь, кто их прикончил? Бедняга Сент-Вир, он-то, умница, рассчитывал, что до вас это дойдет. Ну конечно, он же вас не знает. Впрочем, быть может, мечник просто придерживается слишком хорошего мнения о людях…

Лицо лорда Горна приобрело оттенок старого сыра. Неожиданно стал заметен отпечаток прожитых им лет: проступили морщины, глаза запали, щеки ввалились:

— Ваша женщина… Катерина… прикажите ей, чтобы она его остановила.

— Я вам не позволю беспокоить Катерину, вы итак уже отняли у нее слишком много времени.

— Я не могу сейчас уехать… Пойдут разговоры…

— Тогда оставайтесь, но будьте начеку.

— Он не посмеет, — прошипел Горн, — если он тронет меня хоть пальцем, его вздернут.

— Вздернут, — согласился Феррис, — если поймают. — Немного погодя он рассудительно произнес: — Аспер, поймите, Сент-Вир безумец, точно так же, как и все великие мечники. У них чудовищная работа. Но у мечников, как и у нас, есть свои законы и правила. Если их не нарушать, то и бояться нечего.

Феррису не терпелось присоединиться к остальным гостям. Он повернулся, собравшись уйти, но Горн схватил его за рукав, и Энтони, не желавшему, чтобы Аспер порвал ему одежду, вновь пришлось остановиться.

— Вы!.. — брызгая слюной, проговорил Горн. — Вы, дракон-канцлер!.. Вы мастер говорить о правилах и законах. Может, мне рассказать остальным, как вы обстряпали это дельце? Вы все узнали от этой вашей девчонки, послали ее ко мне на встречу, и она сказала, что вы не будете возражать…

— «Остальным» — это кому? Членам Совета? Если я не ошибся в своем предположении… — Феррис попытался скрыть легкую улыбку. — Что ж, я действительно поступил легкомысленно.

На самом деле Энтони все тщательно продумал. Горн располагал только теми сведениями, которые ему позволили узнать. Однако Горна не следует целиком и полностью настраивать против себя — вдруг Асперу удастся выйти из этой переделки живым.

— Вы можете открыться Совету, — продолжил Феррис, — однако я прошу вас еще раз все хорошенько обдумать. Если вы выступите против меня с обвинениями, то вам придется поведать и о своем участии в этом деле. Я вам не позволю спасти собственную репутацию ценой провала моей карьеры.

На разгневанном лице Горна теперь появилось выражение легкой озадаченности. Насмешки, крывшейся в словах Ферриса, он не заметил, но общий смысл сказанного до него дошел.

— Натравить мечника на щенка — не преступление…

— Но Совет захочет узнать, чем было вызвано подобное решение, — вкрадчиво произнес Феррис. — Как вы справедливо заметили, пойдут разговоры. Кроме того, похищение человека является преступлением, пусть даже вы и объясните причины вашего поведения…

Горн судорожно глотнул, на горле, тщательно прикрытом воротником, дернулся кадык:

— Я не могу…

— Ну конечно же, — проворковал Энтони. На мгновение перед глазами предстал образ герцогини. Мысль о любовных утехах с мужчинами никогда не приводила Ферриса в восторг, хотя многие утверждали, что это гораздо приятнее, да и любовники из них куда более умелые. Феррису нравились женщины, причем женщины умные. Что же касается мужчин, то Феррису нравилось водить их за нос, играть с ними, но не с дураками вроде Горна, а с умницами на манер Холлидея. В такие моменты Энтони казалось, что он несется вниз по склону на санях, поворачивая там, где ему нужно, и с той скоростью, с какой хочет. Для подобных игр требовались умение и талант, ничуть не меньший, чем у опытного любовника, ощущения были не менее яркие, чем от секса, а результат — куда более впечатляющим. — Живите, как жили, — ласково сказал Феррис Горну, с которого слетела вся спесь. — Увеличьте охрану, наймите парочку мечников…

— Как вы думаете, — Горн провел ладонью по лицу, — он ведь не станет подавать на меня жалобу?..

— Да, такой вариант развития событий был бы унизительным для Горна, но зато безопасным.

— И допустить, чтобы все узнали, как вы с ним обошлись? Нет, Аспер, не думаю, что он на это пойдет. Он хочет, чтобы вы попотели. Именно для этого он сначала и убил ваших людей. Я считаю, что вам лучше всего вести себя как можно беззаботнее. Хотите, подыщите кого-нибудь, кто осмелится бросить вызов Сент-Виру. Обычно так не поступают, но, согласитесь, это уж всяко лучше, чем однажды ночью самому стать жертвой нападения. — Они подошли к следующей статуе: на этот раз все тот же древний бог в образе овна принимал изъявления благодарности от оружейника. — Ага, — промолвил Феррис, — а вот эта работа новая. Того же самого скульптора, который изваял нимфу. Статую заказал еще герцог, но на ее создание ушло несколько лет…

Горн едва удостоил мраморное изваяние взглядом. Нервно перекладывая трость из руки в руку, он лихорадочно осматривался — то ли в поисках выхода из сада, то ли ожидая увидеть прячущихся в кустах мечников.

— Ступайте, — молвил Феррис. — Попытайтесь что-нибудь разузнать. Может быть, он вас просто пугает.

— Он убил Де Мариса…

— И Линча. Так что вам лучше нанять троих. Хорошо, что вы это можете себе позволить. Удачи, мой милый.

Когда Горн скрылся за поворотом, Феррис выругался и пнул постамент. Глупо, зато сразу полегчало. Интересно, знает ли о произошедшем Диана? Вскоре вести дела с Сент-Виром станет очень непросто. Если он хочет, чтобы мечник прикончил Холлидея, значит, Сент-Вир должен справиться с этим заданием до того, как убьет Горна и на него объявят охоту. К своему величайшему сожалению, Феррис счел за лучшее немедленно покинуть званый прием и вернуться домой, чтобы срочно заняться делами. Настало время действовать.

Глава 20

— Я слышал, — сказал Алек, — что ты между делом снова кого-то прикончил.

С того вечера, когда Ричард застал друга, наглотавшегося «Радости дураков», уже прошло два дня. Ни Алек, ни Сент-Вир об этом не вспоминали. Погода выдалась на удивление теплой для этого времени года. Сегодня на Всхолмье герцогиня Тремонтен давала прием в саду.

— Да, мне пришлось убить парочку человек, — отозвался Ричард.

— Даже я понял, что они дрянные бойцы. Сейчас все только и делают, что говорят о тебе.

— Ничего удивительного.

— Ты настоящий герой. Когда выйдешь на улицу, маленькие дети станут дарить тебе цветы, а старухи, рыдая, заключать в объятия. Главное — не стой столбом, а то голуби примут тебя за статую и нагадят прямо на голову.

— Джинни считает, что я нарываюсь на неприятности.

— Она не хочет, чтобы ты получал удовольствие, — пожал плечами Алек. — Ей не понять, что такое воинский дух и азарт борьбы. Когда ты перебьешь всех в Приречье, придется куда-нибудь переехать.

Ричарду очень захотелось провести пальцем по его губам, однако подобное друзья позволяли себе только в постели.

— В Приречье я всегда найду с кем скрестить меч. Кстати, сегодня вечером меня не будет. Я уйду, как только стемнеет.

— Опять? Что, собрался еще кого-то отправить на тот свет?

— Я — на Всхолмье.

— Если ты отправляешься на встречу с Феррисом… — угрожающе начал Ален.

— Нет, от него до сих пор ни весточки. Не волнуйся. Когда он пришлет письмо, ты его прочтешь, ладно?

— А кто прочел предыдущее, от нашего общего друга?

— Джинни.

Услышав имя женщины, Алек недовольно зашипел.

— Если возникнет желание прогуляться — ступай куда хочешь, — промолвил Ричард, — никто тебя не тронет. Где мне тебя искать сегодня вечером?

— Смотря сколько ты будешь шляться. Может, дома, может, у Розалии… Или у Марты, если сегодня будет игра.

— Сначала я загляну домой. Ты меня не жди — ложись; когда вернусь, я тебя разбужу.

* * *

Женщина перевернулась в объятиях нобиля, не желавшего выпускать ее из своих рук. Волосы беспорядочно разметались по ее лицу и лезли в рот любовнику. Бороться с ней оказалось не простой задачей: со всей силы она ударила лорда пяткой по ноге, и он с глухим стоном повалился на кровать.

— Ах ты, разбойница, — прорычал Феррис, рванув ее к себе за волосы. — Говорят же, тебе совершенно нечего опасаться.

— Ты обещал! — Несмотря на яростное сопротивление женщины, в этом крике слышалась мольба человека, уже смирившегося с судьбою. — Ты сам говорил, что больше ноги моей там не будет.

Он повернул ее к себе и крепко обнял, почувствовав, как груди женщины прижались к его шее.

— Не глупи, Катерина. Ну чего ты боишься? Я куплю тебе новое платье. Красивое. А за это, — Феррис кивнул на изорванную одежду, лохмотьями прикрывавшую бедра женщины, — ты уж меня прости. — Один-единственный раз…

— Почему ты не хочешь просто послать записку? — Женщина заплакала.

— Ты и сама прекрасно знаешь. Мне нужно, чтоб его отыскали сегодня же вечером, а такое дело я могу поручить лишь человеку, которому доверяю. — Он усадил Катерину на колени и провел носом по ее шее. — Маленькая распутница, — ласково проворковал он, — я снова отправлю тебя на кухню… Выставлю тебя на улицу за воровство…

— Я никогда…

— Т-с-с-с-с… — Лорд Феррис нежно поцеловал любовницу. — Кэти, я не хочу, чтобы ты мне сейчас показывала характер. Сделай, как я тебе велю. Большего я не прошу.

* * *

Прикрыв голову шалью, Катерина устроилась в самом темном и укромном уголке таверны Розалии и принялась ждать, положив на стол обнаженный кинжал, чтобы отвадить желающих подсесть и поговорить. Она уже успела побывать у Марии, но в комнатах Сент-Вира никого не было. Поднимаясь по ступенькам, в тесноте и мраке беспредельной тьмы, Катерина почувствовала, как у нее колотится сердце. Она притаилась у двери, стараясь дышать потише и умерить пульс, бившийся у нее в висках, заходясь от страха. Приречье стало для нее обителью призраков — куда бы она ни смотрела, все напоминало ей о прошлом. Ей показалось, что если она сейчас откроет дверь, то увидит ту же картину, однажды представшую перед ней: комнату, залитую лучами восходящего солнца, мертвую женщину на полу и Ричарда Сент-Вира, растерянно повторяющего: «Она на меня кричала». Катерина постучала в дверь, но ей не открыли. С облегчением она развернулась и отправилась в таверну, памятуя о том, что ей лучше затеряться в толпе. Она не стала привлекать к себе внимание и спрашивать, не появлялся ли Ричард. Здесь ее могли узнать по голосу, да что там голос, ей было вполне достаточно обнажить голову и выставить напоказ волосы. В таверне стоял все тот же запах сырости. Одно из самых ранних воспоминаний Катерины связано именно с этим заведением. Ее часто приводила сюда мать, оставляя на попечение какой-то старухи, которая, если Катерина хорошо себя вела, угощала девочку кусочком пирога или заплетала ей волосы, в то время как мама болтала с друзьями и спорила с игроками.

Именно здесь Катерина впервые встретила Ричарда, который тогда был никому не известным юношей из деревни, явившимся в Приречье потому, что, как он слышал, здесь недорого брали за постой. Ричард ей сразу приглянулся. Катерине понравился его смех — уже тогда тихий и сдержанный. Она была свидетельницей его первых дуэлей, помнила, какой стал популярен у нобилей Всхолмья и как, наконец, у него начался роман с Джесаминой — женщиной, которая Катерину всегда немного пугала. Они втроем частенько здесь просиживали ночи напролет, хохоча до слез, но вот над чем — Катерина уже не могла вспомнить.

Услышав отзвуки смеха, доносившиеся до нее с другого конца таверны, Катерина подняла голову. Сначала ей показалось, что зеваки столпились в кучу, чтобы поглазеть на драку, но потом поняла: по-настоящему рассержен только один человек, а остальные просто смеются. Высокий мужчина в черных одеждах загораживал ей весь обзор. С ним разговаривала парочка девиц с визгливыми голосами. Девицы делано флиртовали и глумились над мужчиной, который в гневе и омерзении отворачивался от них, стараясь не замечать насмешек. Неожиданно до Катерины дошло, кто этот высокий человек.

— Алек, — произнесла она, подобравшись поближе. Он резко обернулся, и Катерина догадалась, что к нему здесь редко обращаются по имени. — Я хочу тебя угостить.

— Ты играешь? — спросил он. — Макс махнул на меня рукой, я научился соображать быстрее, чем он мухлюет.

Катерина затаила дыхание, узнав голос. Она никак не могла вспомнить, где именно его слышала. Совершенно точно, дело было на Всхолмье. Катерина попыталась представить Алека хорошо одетым, подстриженным и с отглаженными манжетами, но у нее ничего не получилось. Кроме того, она вряд ли забыла бы встречу с человеком такого роста. И все же этот ленивый, холодный, самоуверенный тон казался ей удивительно знакомым. Вроде бы Ричард говорил, что Алек ищет смерти. Значит, наверное, он безумец; дураки Сент-Виру никогда не нравились.

— Если хочешь, сыграем в кости, — предложил он.

Им пришлось подождать, когда снова освободится столик.

— Кто тебя послал? — спросил Алек.

— Кто меня послал? Что ты имеешь в виду?

— Тебе нужен Ричард, — хмыкнув, произнес он. — А деньги ты принесла?

— Это ни к чему. Он уже на нас работает.

— Вот как. — Алек смерил Катерину взглядом. — Надеюсь, у тебя есть с собой оружие. Здесь небезопасно.

— Знаю.

Друг Ричарда оказался слишком высокомерным даже для аристократа. Теперь Катерина была уже не столь уверена, что прежде слышала где-то его голос. Она не могла вспомнить ни единого человека, который говорил вот так — без всякой учтивости или иронии, не заботясь о впечатлении, которое произведут его речи, словно его слова растворялись в тишине и его ничуть не тревожило, кто их услышит. Теперь понятно, почему он приглянулся Ричарду. Алек вызывал ощущение опасности.

— Они нашли местечко у стены.

— Это ты дала ему рубин? — спросил Алек.

— Ты о кольце? Да, я.

Алек положил ладонь на стол. На одном из пальцев полыхнул пламенем перстень.

— Ты представляешь интересы Ричарда, — ядовито поинтересовалась она, — или он просто решил тебя принарядить?

— Неплохо, — произнес Алек с легким удивлением. — Он действительно просто решил меня принарядить. Ему это нравится. Так кто ты такая?

— Меня зовут Катерина Блаунт. Я работаю на Всхолмье.

— У лорда Ферриса?

Женщина испуганно посмотрела по сторонам — не подслушивает ли их кто.

— Если Ричард возьмется за работу, — промолвила она, так и не ответив на вопрос Алека, — я могу передать ему деньги.

— И где же они? — вежливо поинтересовался любовник Сент-Вира. — Зашила в нижние юбки? Было бы забавно посмотреть, как ты их оттуда достаешь.

Несмотря на охватившее Катерину раздражение, женщина рассмеялась.

— Я тебе разрешу на это поглядеть, если скажешь, где мне найти Ричарда.

На лице Алека промелькнула тень отвращения. Ничего удивительного, что шлюхи обожают его дразнить. Лицо молодого человека показалось ей удивительным — будучи слишком костлявым, оно не являлось миловидным в прямом смысле этого слова, но при этом смотрелось по-своему красиво. Порывшись в кошеле, Алек извлек несколько серебряных монет, которые принялся перекидывать из руки в руку.

— Ты знаешь Тремонтен? — спросил он.

«Ему надо кое-что узнать, и он готов за это заплатить», — подумала Катерина, ничем себя не выдав. Что ж, она не станет отказываться от денег, по крайней мере сразу.

— Ты о герцогине?

— Я о Тремонтен.

— О леди Тремонтен?

— Господи, неужели ты и впрямь такая тупая? — с досадой произнес он.

У Алека в руках были деньги, поэтому Катерина сдержала свой норов. Алек не ведал, что творил, и он в этом не виноват. Наверное, Ричарду нравилось, что друг так себя ведет.

— Что вы хотите знать?

— Какое отношение к делу имеет Тремонтен?

— Не могу сказать, — пожала плечами она.

— Это она дала тебе кольцо?

— Нет, сэр.

— А кто? — Он даже не обратил внимания на изменившийся тон собеседницы, сделавшийся вдруг услужливым.

— Мой хозяин, сэр.

Он бросил одну монету на стол:

— Откуда он, черт подери, взял перстень?

— Я не спрашивала, — ответила Катерина ядовитым голосом. — Если он принадлежит ей, значит, она дала его моему хозяину.

— Ты так считаешь? — На стол упала еще одна монета.

— Почему бы и нет…

Он высыпал оставшиеся монеты перед Катериной и прижал кулак к раскрытой ладони. Женщина успела заметить, как сильно у него дрожат руки. Голос, однако, звучал по-прежнему беспечно:

— А теперь дай мне возможность отыграть деньги назад.

— А если я мухлюю быстрее, чем ты соображаешь? Ты ведь не умеешь жулить. Я угадала, Алек?

— А мне это и не нужно.

— Где мне найти Ричарда?

— Нигде. Тебе его не отыскать. Ему не нужна эта работа.

— Почему ты не хочешь, чтобы он брался за это задание?

— С чего ты взяла, что я собираюсь разговаривать с тобой на эту тему?

И снова попытка уйти от ответа, спрятанная за показной грубостью. Катерина подперла подбородок руками и устремила взгляд на спесивое, упрямое лицо.

— Знаешь, он мне рассказывал о тебе, — произнесла она, стараясь говорить как можно более доверительным тоном. — Он тебя не убьет, так что можешь на это не надеяться. Однажды Ричарду уже довелось подобное пережить, и, поверь мне, ему не понравилось.

— Странно, — задумчиво произнес Алек. — А мне он ничего о тебе не рассказывал. Наверное, решил, что мне будет неинтересно.

Катерина поднялась.

— Передай ему, что я заходила, — бросила она, после долгого перерыва вновь перейдя на быстрый говор Приречья. — Скажешь, что мне нужно с ним повидаться.

— Вот как? — поднял брови Алек. — И по какому вопросу? По личному? Или просто хочешь с ним встретиться, чтобы тебя не отделал твой хозяин?

Катерина понимала: Алек намеренно выводит ее из себя, однако не сумела с собой совладать и, резко склонившись к другу Ричарда, прошептала прямо ему в лицо:

— Ты не местный, и Ричард это прекрасно знает. Ты не сможешь скрываться здесь вечно.

— Зато ты местная, — холодно ответил он. В его голосе чувствовалось явное удовольствие. Алек был рад, что добился поставленной цели и вывел собеседницу из себя. — Оставайся с нами. К чему тебе возвращаться на Всхолмье? Тебе ведь там не дозволяют развлекаться.

Она метнула на него взгляд и заметила в его в надменном лице страстное желание, которое заставило ее остановиться. Катерина поняла: Алек отчаянно хочет, чтобы она на него бросилась. Женщина выпрямилась и подхватила плащ.

— Передай, что я буду его ждать завтра вечером в «Старом колоколе». Я принесу аванс.

Алек, не двигаясь с места, проводил ее взглядом. Когда женщина ушла, он поднялся и направился домой. Делать в трактире ему было нечего — все свои деньги он отдал Катерине.

* * *

Поначалу женщина собиралась проведать еще несколько мест, где часто появлялся Ричард, однако на улицах уже стояла кромешная тьма, и лишь факел у входа в таверну отбрасывал на землю круг света. Она уже отвыкла блуждать в темноте, предугадывая, на что в следующее мгновение наткнется рука, куда ступит нога, какие звуки разорвут гнетущую тишину. Катерину напугало осознание собственного страха. Местным обитателям не составит труда по походке прохожего догадаться, на что он способен. В Приречье никто не тратил силы на освещение улиц, здесь не было Дозора, печатающего шаг по булыжной мостовой, верша свой обычный путь. Катерина стояла возле таверны в круге света, что отбрасывал факел. Ричард мог быть где угодно. Она не станет прочесывать все Приречье в поисках мечника, она и так уже сделала все, что в ее силах. А если Ричард на Всхолмье?.. В конце концов, Катерина сходила в таверну, в которой он обычно появлялся, и передала весточку. Чего же больше?

Мимо прошел мальчишка со связкой факелов. В Приречье факелоносцами служили только дети да калеки, никто, кроме них, не желал зарабатывать деньги, охраняя тех, кто не способен самостоятельно позаботиться о себе.

— Огоньку, леди?

— Да. До Моста.

— Если хотите за реку, придется добавить.

— Я знаю. Поспешим, — сказала она, кутаясь в плащ, словно в одеяло.

Глава 21

Ричард наблюдал за домом Горна всего лишь вторую ночь, однако усилия мечника уже начали приносить плоды. Большинство охранников находились у главного входа: похоже, Горн ожидал, что Сент-Вир ему бросит официальный вызов, и хотел позаботиться о том, чтобы его принял кто-нибудь другой.

Ричард стоял у стены, окаймлявшей сад на заднем дворе, притаившись среди нагих ветвей старого куста сирени. Мечник никак не мог понять, зачем люди оставляют такую замечательную маскировку прямо у входа в дом, тогда как основная задача стен заключалась в том, чтобы держать непрошеных гостей на расстоянии. Вскарабкавшись на стену, Сент-Вир окинул внутренний двор и увидел все, что ему нужно. Услышав, как приближается охранник, время от времени осматривающий сад, Ричард спрыгнул обратно на землю. Он замер, вслушиваясь в отзвуки удаляющихся шагов, которые, наконец, стихли за дальним углом особняка. Застыв в темноте, Ричард подождал одну минуту, потом еще одну. Мечник рассчитывал время по собственному дыханию, не желая, чтобы возбуждение сыграло с ним дурную шутку: сейчас главное — не торопиться. Грохоча колесами по булыжной мостовой, проехала карета. В свете факелов эскорта на несколько мгновений на стене выросли вытянутые тени ветвей сирени и Ричарда, притаившегося среди них.

На заднем дворе стояла тишина. Ричард знал, что сегодняшней ночью Горн будет дома один и гостей он не ждет. Мечник даже приблизительно представлял, где ему искать лорда. По огонькам свечей, мелькавшим в окнах, Сент-Вир определил, где в особняке располагались коридоры и какие из покоев заняты людьми. Ричард снял теплый плащ, который хорошо согревал во время долгих часов ожидания под открытым небом, но мог лишь помешать, когда его обладателю предстояло взобраться на дерево. Сент-Вир завернул в плащ изящный дуэльный меч великолепной стали, легкий как поцелуй и острый как бритва, — его гордость, — после чего сунул ношу себе под мышку. Сирень росла почти вплотную к стене, поэтому Сент-Виру не составило особого труда забраться наверх. Памятуя о том, что стена с другой стороны не очень высокая, он спрыгнул вниз. Без снега сад выглядел несколько иначе, но мечник великолепно помнил его по карте, которую герцог Карлейский вручил ему в тот вечер, когда Сент-Виру предстояло здесь биться с Линчем и Де Марисом.

Ричард замер, чтобы ноги привыкли к новой почве. Без плаща, даже несмотря на всю одежду, что сейчас была на нем, мечник чувствовал сильный холод. За стеной прошел Дозор, как обычно подняв при этом много шума. Мечник ощутил, как замерзшие губы расплываются в улыбке. От дома его отделял целый акр земли, плотно усаженный фигурно подстриженными кустарниками и деревьями. Посеребренный тусклым светом звезд Сент-Вир начал пробираться к особняку, остановившись у тиса, подравненного в форме замка. Тис рос на краю лабиринта из самшитовых деревьев, через который бежала тропинка, видневшаяся сквозь разрывы живой изгороди.

Наконец, над Ричардом навис особняк. Мечнику оставалось только вскарабкаться по еще одной стене, чтобы добраться до окна на втором этаже, которое он уже давно заприметил. К окну примыкал балкон с оградой из кованого железа — такая должна была выдержать вес человека. К балконной ограде тянулся огромный трельяж.[5] Без сомнения, летом здесь очень красиво.

Сент-Вир закрепил меч на теле, а плащ, связав в узел, прицепил к шее. Шелест сухих листьев, шорох ступней, касавшихся камня, казались Ричарду слишком громкими; сейчас весь мир сжался до крошечной точки, где каждый, даже самый тихий, звук представлялся оглушительным.

Пока мечник карабкался вверх, он успел согреться. Ричард старался лезть побыстрее: малейшее промедление — и все пропало. Стоит лишь кому-нибудь поднять взгляд, и его заметят, словно муху на стене. Однако трельяж был увит переплетением веток и ползучих растений, поэтому мечнику приходилось двигаться со всей осторожностью. Нащупав опору для ног между стыками камней, Ричарду удалось ухватиться руками за верхний свес окна первого этажа. Вверх поднимались облачка пара, вырывавшиеся у него изо рта. Руки закрывали кожаные перчатки, однако время от времени он чувствовал уколы острых шипов.

Наконец, его пальцы сомкнулись на металлическом стержне нижней части балкона. Сент-Вир резко рванул его и, убедившись, что железо накрепко вделано в камень, подтянулся и перевалился через ограду. Присев на корточки, Ричард перевел дыхание, набираясь сил. Вытащив из кармана старое лезвие ножа и кусок проволоки, он отпер замок и проскользнул внутрь, закрыв за собой окно.

Он надеялся, что попадет в коридор, но, ориентируясь по звуку, Ричард пришел к выводу, что, скорее всего, оказался в маленькой комнате. Он отвел чуть в сторону занавеску, чтобы хоть немного осветить помещение серебристым сиянием ночи. Сент-Вир медленно двинулся по комнате, аккуратно огибая мебель. Ковер был толстым и мягким, словно слой войлока.

Неожиданно краем глаза он заметил движение и застыл на месте. На другом конце комнаты, напротив окна, по серой поверхности прошмыгнул черный силуэт. Теперь он остановился. Ричард стал пристально вглядываться во тьму, посматривая из стороны в сторону. В следующий раз он будет начеку. Снова движение, на этот раз едва заметное. Сент-Вир поднял руку, чтобы прикрыть глаза, и вновь увидел, как мелькнула черная тень. Зеркало. Мечник к ним не привык. Алек все время жаловался на кружок из полированной стали размером с ладонь, которым они пользовались, сетуя на то, что с ним нельзя даже побриться толком. Ричард мог позволить себе купить зеркало размером с окно, однако мечнику не хотелось вешать его у себя в доме.

С удовлетворением мечник обнаружил, что дверь в спальню не заперта. Коридор освещался целым лесом горящих свечей, рассеивавших мрак. Ричард притаился за дверью, дождался, пока привыкнут глаза, а потом направился к комнате, где, по его разумению, должен был находиться Горн.

Лорд сидел в круге света, устроившись в массивном кресле, и читал. Он не услышал, как открылась дверь, но, когда скрипнула половица, резко бросил, не отрываясь от книги:

— Черт побери, идиот, я же велел сначала стучаться! — Горн наклонился через подлокотник, чтобы взглянуть на вошедшего. — Почему ты бросил пост? Ты должен охранять лестницу…

Сент-Вир извлек из ножен меч.

Горн вздрогнул и уставился на Ричарда как громом пораженный. Мгновение спустя он вскочил, опрокинув кресло, его рот раскрылся в беззвучном крике.

— Охранников можете не звать, я о них уже позаботился, — соврал Ричард.

Он впервые так близко видел этого человека. Несмотря на то что лицо лорда сейчас было искажено от ужаса, Горн оказался моложе, чем ожидал Сент-Вир. Лорд не оставлял ни малейшего повода для сочувствия: он совершил ошибку и, наконец, ее осознал. Он использовал свою власть во зло, и теперь ему предстояло платить по счетам. Совершенно очевидно, лорд понимал, что происходит. Ричард отметил это с удовлетворением: мечник не любил произносить речей.

— Умоляю… Я обещаю вам… — пролепетал Горн.

— Что? — ледяным голосом поинтересовался Ричард. — Больше никогда не лезть в мои дела? Так вы уже влезли.

— Деньги… — выдохнул нобиль.

— Я не грабитель, — покачал головой Сент-Вир, — и все оставляю вашим наследникам.

Трясясь всем телом, лорд Горн подошел к столу и взял в руки хрустальную птичку. Обхватив статуэтку рукой, он принялся ее поглаживать.

— Вы же любите, когда вам бросают вызов, — прошептал лорд, чуть ли не обольстительно.

— И я его принял, — вкрадчиво отозвался Ричард. — Теперь посмотрим, сколько вы продержитесь.

Сначала мечник заставил лорда замолчать навсегда, а потом медленно забрал у него жизнь, позаботившись о том, чтобы тело смогли опознать. За все это время Ричард не проронил ни слова, как ни молили его об этом глаза Горна.

Он все тщательно продумал и старался придерживаться намеченного плана, за исключением одного отступления: на этот раз мечник обошелся без своего коронного удара в сердце. Четкость и аккуратность сами укажут на Сент-Вира. Кроме того, Ричард не хотел, чтобы люди обвиняли его в надругательстве над трупом.

Сент-Вир отпер окно в кабинете и выбрался так же, как и вошел, — через сад. Ни один мечник не может допустить, чтобы его шантажировали.

* * *

Алек спал, раскинувшись, как обычно, поперек кровати, выпростав из-под одеяла одну руку с полусогнутыми пальцами. След от кандалов на запястье в серебристом сиянии звезд казался черным. Ричард собирался сначала помыться, но Алек зашевелился и сонным голосом спросил:

— Ну чего ты?

— Я вернулся.

Алек повернулся на бок и внимательно посмотрел на друга:

— Ты снова кого-то убил. Надо было меня предупредить.

— Сначала мне следовало убедиться, что он дома.

— Давай, рассказывай. — Алек протянул к нему длинные белые руки. Ричард повалился на кровать, позволив другу заключить себя в объятия. Сент-Вир совершенно не чувствовал усталости. — Как от тебя странно пахнет, — промолвил Алек. — Это кровь?

— Наверно.

Алек, словно кот, пробующий добычу на зуб, дотронулся кончиком языка до уха Ричарда.

— Ну и кого ты убил на этот раз?

— Лорда Горна.

Ричард не знал, как друг воспримет эту новость, и с удивлением почувствовал, как тело Алека выгнулось, а сам он резко со злобой выдохнул.

— Тогда никто ни о чем не узнает, — едва сдерживаясь, произнес Алек. — Расскажи поподробней. Он кричал? — По вздрагивающей вене на шее было видно, как у Алека часто бьется пульс.

— Хотел. Но не мог.

Алек глубоко вздохнул и притянул к себе голову Ричарда так, чтобы он шептал ему прямо на ухо. По лицу мечника скользнули дышащие теплом волосы друга.

— Он умолял, — молвил Ричард, желая доставить Алеку удовольствие, — предлагал деньги.

— Ты представь, он меня лишь ударил, а ты его убил. — Алек рассмеялся.

— Сначала я заставил его страдать. — Ричард увидел, как друг откинул голову, и на его шее проступили жилы. — Я лишил его ладоней, потом рук, затем ног. — Алек с шипением выдохнул сквозь сжатые зубы. — Он тебя больше не тронет.

— Ты заставил его страдать…

Ричард поцеловал любовника в губы и почувствовал, как его обхватывают нежные и вместе с этим крепкие руки Алека.

— Расскажи. — Губы Алека скользнули по его лицу. — Расскажи мне об этом…

* * *

Проснулись они только после полудня. Накинув на себя рубаху и натянув штаны, Алек отправился вниз, чтобы попросить у Марии в долг хлеба. В одной руке он нес ворох окровавленной одежды. День выдался солнечным, почти таким же теплым, как предыдущий. Марию он отыскал во дворе. Подоткнув юбки, женщина уже вовсю занималась стиркой. Алек протянул ей свою ношу.

— Сожги это, — бросила прачка.

— Ты что, рехнулась? — поинтересовался Алек. — Ты представляешь, какая будет вонь?

— Меня это не касается. — Мария так и не взяла одежду.

— Ты выглядишь просто ужасно, — иронично заметил Алек. — Что случилось? Всю ночь спать не давали?

Женщина усмехнулась, но почти тотчас стала серьезной.

— Они заявились утром. Видать, вы спали как убитые, если ничего не слышали. Я попыталась их успокоить и не пустить наверх…

— Надо аккуратнее подбирать себе знакомых. Что на завтрак? — Он склонился над котлом с кипящим бельем и принюхался.

— Не суй сюда свое тряпье, — автоматически произнесла она. — Кровь ни за что не отойдет в горячей воде.

— Знаю, знаю.

— Знаешь, — проворчала Мария. Ей нравился Алек. Он любил ее дразнить. С ним она часто смеялась. Однако сейчас уже было не до шуток. — Тебе известно, что он натворил?

— Известно, и что с того? — пожал плечами Алек. — Теперь вся одежда в крови перемазана. Постирай, а о деньгах не беспокойся — мы заплатим.

— Чем? Или ты хочешь получить награду за его голову?

— На мгновение длинное лицо Алека окаменело. Наконец, он вздернул подбородок и с дерзким видом выгнул брови:

— Значит, за его голову уже назначена награда? И сколько?

— Не знаю. Я только сплетни слышала.

— Откуда стало известно, что он действовал по собственной воле?

— Да здесь это все знают, — презрительно ответила Мария. — Там, — она кивнула в сторону Всхолмья, — об этом тоже догадаются, пусть и не сразу. Никакой дуэли не было. Поговаривают, что тот нобиль принял смерть от меча, а не от кинжала.

— Вот оно что, — с беспечным видом кивнул Алек, — похоже, пока здесь не уляжется шум, нам лучше уехать из города. Это плохо, в деревне такая скукотища, но что нам остается делать? Видать, придется завести пчел.

— Думаю… — с сомнением произнесла Мария, но вдруг просияла. — Все спасаются бегством, когда в воздухе начинает пахнуть жареным. Он-то чем хуже? Комнаты я за вами придержу, можешь не волноваться.

* * *

Ричард давно уже смирился с тем, что Алек взял за манеру резать хлеб его боевым кинжалом. В свою очередь Алек заявлял, что с этим ножом у него получаются самые хорошие ломти для тостов, и наотрез отказывался отступать.

— Жаль, что ты меня не предупредил, — посетовал Алек, трудясь над караваем, полученным от Марии. — Если бы я знал, что нам придется уехать из города, я бы попросил сапожника поставить мне новые каблуки.

— Если ты собрался резать на тосты и сыр, гляди, куда смотрит острие.

— Какая разница, это все равно далеко не самый лучший нож из твоей коллекции. Ты, кстати, так и не ответил на мой вопрос.

— Я и не заметил, что ты меня о чем-то спрашивал.

— Родной мой, — вздохнув, терпеливо произнес Алек, — в честь твоего отъезда уже украшают флагами улицы, а у тебя еще вещи не собраны.

— Я никуда не еду.

Алек, неловко перехватив кинжал, который использовал вместо лопаточки, чтобы подрумянить хлеб, обжегся, выругался и недовольно произнес:

— Ясненько. Между прочим, Горна уже нашли.

— Неужели? Это хорошо. Дай-ка мне сыр.

— Это плохой сыр. Гнилье сплошное. Вкусом как подметка. В деревне сыр гораздо вкуснее.

— Я не хочу никуда уезжать. Мне скоро надо будет выполнить одно задание.

— Ты мог бы стать разбойником с большой дороги. Это здорово и весело.

— Это не здорово и не весело. Лежишь в траве и мокнешь.

— Горна нашли, — предпринял еще одну попытку Алек, — и те, кто его обнаружил, очень недовольны.

— Я и не ожидал, что они станут прыгать от радости, — улыбнулся Ричард. — Мне придется на некоторое время здесь остаться.

— В доме?

— В Приречье. Власти местным не доверяют, поэтому не рискнут посылать сюда Дозор, а с наушниками и наймитами я сам справлюсь. — По телу Ричарда разлилось приятное тепло. Алек о нем беспокоился — это было так на него непохоже. Мечник решил, что сегодня будет греться на солнышке, ну а если остальным хочется поволноваться — он не возражает. Минувшей ночью сердце мечника, наконец, успокоилось. Театр, похищение Алека, неприятная записка, странный молодой нобиль, дуэль и гибель учителя фехтования — все это сейчас казалось далеким прошлым. Теперь никто больше не осмелится повторить то, что сделал Горн, пытаясь заставить мечника выполнить свое поручение; и ни один обитатель Приречья, услышавший о произошедшем, не посмеет тронуть Алека и пальцем, а, судя по словам Марии, об этом теперь знали все. Ричард аккуратно разложил кусочки сыра на ломте хлеба и придвинул его к огню, оставив на таком расстоянии, чтобы сыр расплавился, но не зарумянился.

* * *

Когда день стал клониться к вечеру и вытянулись тени, друзья отправились к Розалии выпить и закусить. В палисаднике старого дома стайка девчушек скакала через веревку. Они были пестро и ярко одеты, как, собственно, и большинство детей Приречья, имевших родителей, — старое тряпье, ушитое по росту, в заплатах из парчи и бархата, окаймленное разноцветной тесьмой, срезанной с кучи украденных платков. Девочка, придерживая косичку, скакала через веревку и выкрикивала считалку:

Мама велела, чтоб я не скучала,

Мальчишкам чтоб я тумаков надавала…

— Очаровательно, — покачал головой Алек.

Чтоб я позвала к себе младшего брата.

Крепко запомнят нас эти ребята!

Раз, два, три, четыре…

Одна из подружек, вращавших скакалку, случайно сбилась с ритма. Девочка запуталась ногами в веревке и оступилась.

— Сильвия, ну что ты такая растяпа?!

Сильвия пропустила ее слова мимо ушей.

— Привет, любовь моя! — закричала она Ричарду, совсем как ее бабушка, Розалия.

— Привет, Сильвия.

— Леденцы есть?

— С собой — нет, малявка.

— Не обзывайся! — топнула она ногой. — Я уже большая.

— А, ну извини, сопля. — Ричард попытался пройти мимо нее, но девочка загородила ему путь на лестницу.

— Бабушка не велела тебе заходить.

— Это еще почему?

— Тебя ищут какие-то люди. Сидели у нас целый день.

— И сейчас сидят?

— Ну конечно, — кивнула Сильвия.

— Вооружены?

— Наверное. Ты их убьешь?

— Посмотрим. Не волнуйся, я скажу бабушке, что ты меня предупредила.

— Нет, не надо. — Алек ухватил его за рукав, — Ричард, ради Бога, пойдем домой.

— Алек… Здесь не место для споров. — Ричард кивнул на детей. — Ты не хочешь дать им немного мелочи?

Алек порылся в кошеле, извлек несколько монет и осторожно протянул их Сильвии, будто бы опасаясь, что девочка его укусит.

— Спасибо. Ричард! Спасибо, мой принц!

Они пошли прочь, а в спину им несся веселый детский смех, перемежавшийся криками: «Сильвия! Ах ты, разбойница, да как ты могла! Поверить не могу!»

— Чего это они? — спросил Алек.

— Видать, смеются над тобой, — пожал плечами Ричард. — Они такие.

— Какие гадкие дети. Интересно, кто из них сочинил этот стишок?

— Да это же известная считалка, она в ходу у всех девчонок, — удивленно промолвил Ричард. — Я ее слышал еще маленьким.

— А я нет, — фыркнул Алек, — моя сестра ее не рассказывала. Впрочем, матушке была не по нраву поэзия.

Пожалуй, он впервые упомянул о своей семье. Алек был напряжен, взволнованный тем, что рассказала им внучка Розалии. Ричард не видел в этом ничего удивительного: за Алеком прежде никогда не устраивали охоты. Подбодрить его мечник не мог: зная характер друга, он опасался, что его попытки закончатся плохо. Возможно, Алек был прав, когда, узнав о награде, назначенной за голову мечника, сказал, что им с Ричардом не стоит появляться в таверне у Розалии. Какой смысл искать неприятностей на свою голову? Но Ричард не хотел мириться с подобным положением вещей. Друзьям теперь предстояло установить в своей жизни новые ограничения. Ричарду это не нравилось. Алеку, значительно уступавшему в сдержанности Сент-Виру, они должны были прийтись по вкусу еще меньше.

Они заглянули в таверну к Марте выпить пива. Если наушникам не платят сверхурочные, значит, у Марты их пока никто не станет искать. Когда друзья вошли внутрь, все в зале на какое-то мгновение замерли. Рассевшиеся кучками посетители старались всем своим видом показать, что Ричард и Алек их абсолютно не интересуют. Сент-Вир чуть ли не с облегчением вздохнул — обычно его появление вызывало настоящую суматоху. Друзья быстро пропустили по кружечке и удалились.

С наступлением темноты будет легче, — промолвил Ричард, когда друзья направились домой. — Ночью все чувствуют себя спокойнее, а чужаков в Приречье становится меньше.

Ночью для тебя и наступает настоящая жизнь, — проворчал Алек, — выползаешь, словно змея на лунный свет.

— Не думаю, что до этого дойдет. — Ричард странно на него посмотрел.

Сзади раздался быстрый топот шагов, положивший конец разговору.

— Сюда, — быстро приказал Ричард, схватившись за рукоять меча, — в этот проем.

В кои-то веки Алек послушался. Под свесами крыш плотно стоявших друг к другу домов уже царил полумрак. Преследователь завернул за угол и неожиданно вылетел прямо на Сент-Вира, который уже стоял, обнажив клинок.

Невысокую фигурку занесло, и она, перебирая ногами, остановилась.

— Святые угодники! — воскликнул Ловкач Вилли. — Мэтр Сент-Вир, Бога ради, убери меч. Отойдем в тот проем, надо поговорить.

— Там уже Алек.

— Вот и отлично. Мы славно проведем вместе время, — раздался голос из проема. — Черт возьми, Вилли, что с тобой? — Студент вышел из укрытия. — Что ты мчался, как горностай за зайцами?

— Извините, — выдохнул Вилли и жестом пригласил друзей отойти в сторону. Новости, которые он принес, не следовало выкладывать прямо посреди улицы. — Не ходите домой этой дорогой. Лучше срежьте по переулку Слепого Макса. За Дельфиньим перекрестком тоже следят.

— Сколько их?

— Трое. Суровые ребята, из верхнего города, вооружены мечами. Работают за награду.

— А она уже объявлена?

— Да, но пока не за тебя, а просто за арест подозреваемых. Однако эти ребята считают, что убийца ты. Кстати, они могут быть дружками тех, кого ты прикончил на прошлой неделе.

— Тогда я лучше их тоже убью, — устало произнес Ричард.

— Нет, постой! — воскликнул Вилли. — Не надо!

— Почему?

— Они мне заплатили, чтобы я тебя нашел, поэтому, если хотя бы один ускользнет, будет ясно, что сдал их тебе я.

— Вилли… — Ричард провел пятерней по волосам. — Ладно. Я их не трону. Только ради тебя. Буду держаться подальше от Дельфиньего перекрестка.

Алек заплатил воришке, причем на этот раз — без всяких напоминаний.

* * *

Рядом с домом вроде бы все было тихо. Он располагался в тупичке, где ни один боец в здравом уме не стал бы и пытаться сойтись на мечах с Сент-Виром. Тем не менее, Ричард поднялся по лестнице первым, готовый в любой момент отразить нападение незваных гостей, набравшихся смелости схватиться с ним здесь. Наверху никого не наблюдалось, даже сосед отсутствовал.

— Господи, — вздохнул Алек, плюхнувшись в старый шезлонг. — Может, нам стоит посмотреть под кроватью?

— Не думаю, что они сюда придут, — ответил Ричард на вопрос, который, собственно, и хотел задать Алек, — даже если и отыщется человек, который согласится показать им сюда дорогу. Желающих сражаться с мечником на его собственной территории всегда было мало.

— Ясно, — глубокомысленно протянул Алек, перебирая кольца на пальцах.

Через некоторое время он поднялся и отыскал трактат «О законах природы» — книгу в обложке из красной кожи, в которой теперь отсутствовала половина страниц. Ричард, размявшись, приступил к тренировке, а его друг, снова устроившись в шезлонге, стал читать. Появилась серая кошка. Прыгнув Алеку на колени, она потянула к нему свою мордочку. Немного погодя Алек с раздражением захлопнул книгу и положил ее на каминную полку, взяв взамен истрепанный труд по философии. Наконец, он перестал делать вид, что читает, и принялся смотреть, как Ричард тренируется. Удар, уход, защита, удар, уход, защита — мечник двигался настолько быстро, что Алек был не в состоянии за ним уследить — разве что почувствовать точность и совершенство движений. Сент-Вир кружился перед ним в смертельном танце, предназначенном отнюдь не для того, чтобы ублажать взор.

Со стороны могло показаться, что Алек задремал, совсем как кошка, что сидела у него на коленях и чуть приоткрытыми глазами наблюдала за мечником. Алек не двигался, лишь поглаживал ее, зарываясь пальцами поглубже в роскошный мех так, чтобы почувствовать под кожей кости. Кошка замурлыкала, и Алек сместил пальцы к ее шее, где они и замерли.

Неистовство ударов сменилось четкими плавными движениями. В эти моменты кошка обожала играть с порхающим мечом, но сейчас она настолько осоловела от ласк, что не сдвинулась с места. Ричард выполнял самые невероятные выпады, тело беспрекословно ему подчинялось, а Алек молча наблюдал за происходящим.

— Знаешь, — словно между делом заметил мечнику друг, — если с тобой что-нибудь случится, они будут только рады.

— Кто? — выдохнул мечник, выбросив вперед руку с зажатым в ней клинком.

— Твои друзья. Тогда у них появится шанс добраться до меня.

— Тебе придется уехать. — Ричард отложил меч и стал медленно потягивать мышцы. — Они не станут тебя преследовать за пределами Приречья.

— Если тебя убьют, — резко закончил его мысль Алек.

— Ну да. — Злость в голосе друга удивила Сент-Вира.

— Это тебя не особенно беспокоит, — тихо проговорил Алек. Его голос был резким от едва сдерживаемой ярости.

— Ну, я же мечник. — Ричард пожал плечами, что оказалось непросто, поскольку в этот момент он стоял на голове. — Если себя не запускать, после тридцати еще можно прожить очень долго. Однако всегда настает день, когда ты встречаешь противника, который владеет клинком лучше тебя.

— Значит, тебе все равно? — Алек все еще сидел, спокойно развалившись в шезлонге, однако пальцы, судорожно впившиеся в истертую обивку, выдавали его чувства.

— А что тут переживать, — отозвался Ричард. — Все равно рано или поздно приходится умирать.

— Тогда, — Алек чеканил каждое слово, — какого черта ты тренируешься?

— Потому что я хочу быть хорошим мечником. — Ричард взял в руки клинок, поднял над головой и вогнал его стену. Он проводил этот выпад, когда противник раскрывался.

— То есть перед смертью ты хочешь славно порубиться на мечах?

— Угу. — Ричард выполнил финт и снова, выгнув кисть, нанес удар.

— Перестань, — очень тихо произнес Алек, — хватит.

— Погоди, Алек, я…

— Я сказал, хватит! — Алек вскочил, выпрямившись в полный рост и слегка изогнувшись от переполнявшего его гнева.

Глаза полыхали, словно пара изумрудов в шкатулке для драгоценностей. Ричард положил меч на пол и ногой отпихнул в угол. Подняв голову, он увидел занесенную руку. Он знал, что Алек его ударит, но не сдвинулся с места и даже не попытался закрыться. Щеку обожгло затрещиной.

— Трус, — холодно бросил Алек. Он тяжело дышал, на лице проступил румянец. — Чего ты ждешь?

— Алек, — проговорил Ричард, — ты хочешь, чтобы я тебя ударил?

— Ты не посмеешь. — Он снова занес руку, но на этот раз Сент-Вир перехватил запястье, которое было куда тоньше его собственного. Алек попытался вырваться, но дернулся не в ту сторону и лишь причинил себе боль. — Я недостоин, чтобы ты меня вызвал, так? — прошипел он сквозь сжатые зубы. — Тебе от поединка со мной никакого толку, верно? Тебе не понравится со мной биться, да?

— Довольно, — приказал Ричард. — Я сказал: довольно. — Он знал, что Алеку больно, но боялся его отпустить.

— Нет, не довольно, — сдавленно проговорил друг. — Для тебя — да, довольно. Для тебя всегда довольно, но только не для меня. Поговори со мной, Ричард. Коли ты боишься пустить в ход руки, тогда просто поговори.

— Я не умею, — ответил Ричард, — не умею, как ты. Алек, пожалуйста. Зачем тебе это? Перестань.

— Пожалуйста, — повторил Алек. Он по-прежнему пытался вырваться, будто снова собираясь напасть на Ричарда. — Новенькое для тебя словечко. Кажется, мне оно нравится. А ну-ка повтори.

Ричард разжал руки и отпрыгнул от Алека.

— Слушай, — закричал мечник, — что ты от меня хочешь?

— А ты вне себя, — заметил Алек, расплывшись в жестокой улыбке.

Ричард чувствовал, как у него внутри все содрогается. Еще не отступили слезы ярости, но теперь с глаз хотя бы спала кровавая пелена, и он снова мог видеть.

— Да, — сумел выдавить, из себя мечник.

— Иди ко мне, — произнес Алек. Его голос был холоден и плавен, словно укрытые снегом склоны пологих холмов. — Иди.

Ричард покорно пересек комнату. Алек взял его за подбородок, поднял голову и поцеловал.

— Ты плачешь, Ричард, — проговорил Алек, — ты плачешь.

Слезы жгли глаза, словно кислота, а с лица, казалось, содрали кожу. Друг обнял его, и они вместе опустились на пол. Сначала Алек был груб, а потом нежен.

Когда все кончилось, Алек посетовал, что не в силах заплакать.

— Мне хочется, — сказал он, склонив голову на грудь Ричарду и впившись в него ногтями, словно боясь сорваться в пропасть, — мне очень хочется, а я не могу.

— Ну и не надо, — ответил Ричард. Его рука прикрывала голову любовника. — Чего в этом хорошего? Сопли текут, глаза краснеют…

Алек сдавленно рассмеялся и, прижавшись к Ричарду поплотнее, шмыгнул носом, пробуя, не польются ли слезы. Он вздрогнул всем телом и прерывисто вздохнул: горестно, печально.

— Плохо, — прошептал он. — Не могу.

— Не страшно, — успокоил его Ричард, поглаживая по волосам, — еще научишься.

— Если бы я знал, что ты такой в этом мастер, то уже давно попросил бы меня научить.

— Я пытался научить тебя владеть мечом. Толку от этого гораздо больше.

— Я так не считаю, — тут же ответил Алек. — Кстати, ты сейчас очень забавно заговорил. Словно стихотворение читал.

— Правда? — улыбнулся Ричард. — Я и не заметил…

— Я и не знал, что ты сведущ в поэтической прозе.

Ричард понимал, что должен быть расстроен и подавлен. Алек его полностью уничтожил. Мечник вышел из себя, утратил над собой контроль; его поведение оказалось для него самого полной неожиданностью. Но Алек подхватил его в момент падения, и это доставило другу удовольствие. А сейчас Сент-Вир и сам чувствовал себя превосходно, покуда не начинал размышлять о случившемся. Впрочем, зачем сейчас о чем-то думать? В этом нет никакой необходимости. Сейчас ему хотелось лежать так всю жизнь — чувствовать на плече голову Алека и нежиться в тепле переплетенных ног.

— Я знаю немало из поэтической прозы, — отозвался мечник, — мне ее читала мать. В основном старинные баллады — о ветре, о чьем-то лице…

Через некоторое время он начал молодеть,

Отпечаток прожитых лет истерся с его лица,

Словно ворох листьев, ветром унесенных…

— Это старинная баллада о человеке, которого забрала Волшебная королева, — пояснил Ричард.

— Я ее никогда не слышал. — Алека убаюкивали слова, и он устроил поудобней голову под подбородком Ричарда. — Расскажи мне ее.

Некоторое время Сент-Вир рассеянно поглаживал волосы Алека, пытаясь вспомнить начало. Наконец, он заговорил:

Под горой всегда тепло и светло,

Но тот свет не для глаз людских — он обманчив.

Он пытался вспомнить, как выглядит солнце,

Воскресить в памяти воспоминания о луне.

Он думал…

— Тебе надо бежать, — хрипло проговорил Алек, прижав пальцы к губам мечника. — Они не дадут тебе уйти. Ричард, я их знаю!

Мечник, не произнеся ни слова, крепко обхватил Алека за плечи и попытался его успокоить, надеясь, что его объятия помогут облегчить страдания друга. Но этого оказалось недостаточно.

— Ричард, поверь мне, я их знаю, они тебя не пощадят. — Он уткнулся лицом мечнику в грудь. Тело Алека содрогнулось, но не от плача, а от ярости.

В растерянности Ричард счел за лучшее вновь обратиться к балладе, слова которой все еще крутились у него в голове:

День шел за днем, их не сменяла ночь.

От мира оградив его…

— Мне холодно, — неожиданно сказал Алек.

Этот капризный тон был мечнику знаком, словно теплый, только что из печи хлеб.

— Ну разумеется, — ответил Сент-Вир, — мы же на полу.

— Надо перелечь в кровать. — Алек привстал на одном локте и огляделся по сторонам, — Ты только погляди на свою одежду. Вся изорвана.

— Ну, это поправимо. — Ричард проворно стянул с себя рубаху и помог Алеку подняться.

— Ты выглядишь так, словно только что сражался на дуэли, — самодовольно заметил друг.

— Много ты в этом понимаешь, — буркнул Сент-Вир, — я выгляжу так, словно с меня кое-кто пытался сорвать одежду.

— Да, кое-кто пытался.

Той ночью им было тепло — они просто не давали друг другу замерзнуть. Они провели немало часов за разговорами в темноте, а когда им не хватало слов, друзья целовались. Наконец они уснули, беспомощно сплетясь в объятиях.

Где-то под утро, когда на улице еще стоял серый полумрак, Ричард почувствовал, как Алек выскользнул из постели. Мечник даже не открыл глаза, а лишь вздохнул и перекатился на другой бок, распростершись на том месте, где простыни все еще хранили тепло тела друга.

Когда Ричард проснулся, солнце уже было высоко. Он поднялся и открыл ставни. Комнату залил маслянистый солнечный свет. Ричард потянулся, всем телом ощущая пережитые ласки прошлой ночи. Боли не было, даже воспоминания о слезах и страданиях согревали, словно спирт, превратившийся в славное крепкое бренди.

Ричард решил, что Алек уже встал и оделся — на крышке сундука лежали только вещи мечника. Ричард принюхался и не почувствовал запаха еды. Наверное, друг пошел купить что-нибудь на завтрак или сидит в соседней комнате, читает. Сент-Вир подумал, что им было бы неплохо перекусить, а потом снова забраться в постель.

Из соседней комнаты донесся легкий шум — шелест обивки, и мечник представил, как Алек устраивается поудобнее в шезлонге с книжкой в руках, в ожидании, когда, наконец, Ричард проснется. Сент-Вир знал, что глупо улыбается, но это его нисколько не волновало.

Он глядел на пустой шезлонг чуть дольше необходимого. В шезлонге устроилась кошка, которая, свернувшись клубочком, ждала, когда ее приласкают.

Ричард почувствовал — в комнате что-то не так. Непрошеных гостей не было видно, да дело не в них. Нечто изменилось, чего-то теперь не хватало…

Он еще раз обвел комнату взглядом и, наконец, понял, что его беспокоит: раньше в углу валялись книги Алека, а теперь их не было. Неужели опять приступ дурацкой гордости? Алек вечно закладывал то одно, то другое, но кому нужны его книги? Что ж, хотя бы на этот раз он решил заложить что-то.

Впрочем, нет. Ричард понял, что ошибается. Самые дорогие вещи, которые любой бы с радостью принял под залог, лежали на самом видном месте — на каминной полке. Кольца, которые Ричард подарил другу и которые Алек принял с таким равнодушием, одинокой горкой застыли на полированном камне. Казалось, они опечалились, что не сумели пленить красотой нового владельца. Ричард рассматривал драгоценности, не желая касаться их и пальцем, — жемчужина, бриллиант, роза, изумруд, брошь с драконом… Все на месте, не хватает только перстня с рубином, который Алек забрал с собой.

Записки не было. Ричард не умел читать, и Алек знал, что на этот раз мечник ни у кого не станет просить помощи. Оставленные вещи красноречиво говорили сами за себя: Алек забрал только то, что считал принадлежащим ему. Значит, он не вернется.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что произошло. Алеку осточертела жизнь в Приречье. По сути дела, она с самого начала была ему не по вкусу. Убийство Горна лишь приблизило неизбежный финал. Вчера Алека потрясли первые меры предосторожности, а их пришлось бы некоторое время придерживаться. Должно быть, его напугала развернувшаяся за Ричардом охота. Не исключено, что он захотел переждать опасность в другом месте и вернуться, когда она минует… Ричард решил об этом больше не думать — словно ключ в замке повернул. Он не станет ждать Алека. Если Алек вернется, Ричард будет здесь. Ну а нет так нет — жизнь пойдет дальше, как и до появления Алека.

Он, право, ни в чем не винил друга. Жить надо с умом. Большинство людей придерживалось именно такой точки зрения. Алек имел право самостоятельно принимать решения. У каждого человека есть свои границы, отделяющие то, что он может терпеть, от того, с чем не желает мириться. Алек пытался на это намекнуть, но Ричард был чересчур самонадеян, чересчур уверен в себе. Честно говоря, он уже слишком привык пропускать жалобы Алека мимо ушей, чтобы насторожиться и прислушаться к другу на этот раз. Впрочем, вряд ли это что-нибудь изменило бы. Ричард не собирался бежать из города в тот самый момент, когда его присутствие столь необходимо, — чтобы напомнить всем, как опасно вставать у него на пути. И уж тем более он не мог бежать из Приречья, испугавшись собственных заказчиков.

Ричард все еще стоял в комнате и разглядывал содержимое комода для белья. Отороченный мехом плащ Алека и две его рубахи лежали на месте рядом со старым поношенным камзолом, украшенным тесьмой. Он ушел в одной университетской мантии, наброшенной на одежду, в которой был вчера. Ричард пришел в ярость: дурак, он же замерзнет, до лета еще далеко… «Ну конечно же, — тут же подумал мечник, — Алек отправился туда, где старая одежда уже будет не нужна ему». Он не просто пошел бесцельно бродить по улицам — для этого он слишком горд. Он явно не станет искать приюта в Университете, особенно после всего того, что наговорил Сент-Виру об этом заведении. Но Алек почти никогда не упоминал о своей семье. А это кое-что да значит. Наверняка у него богатая родня. Конечно же, Алек — лорд или сын лорда. Несомненно, семья будет в ярости, но ей ничего не останется, кроме как принять блудного сына. За будущее Алека можно не беспокоиться.

Осознав это, Ричард испытал огромное облегчение. По сути дела, Алек вернулся в родные пенаты, туда, где ему и место. Он больше никогда не будет пить дрянное вино и страдать от зимней стужи. Ему найдут хорошую партию, но он не забудет и о других своих желаниях и страстях. Прошлой ночью, прощаясь с Ричардом, Алек это ему доказал.

Ричард захлопнул сундук. В дуновении воздуха ощущался легкий аромат луговой травы, смешанный с запахом шерсти и кедрового дерева. Надо будет раздать лишнюю одежду. Но не сейчас. Ричард заметил, что вокруг пальца обмотался длинный волос. Сент-Вир распугал его и бросил на пол. Волос плавно полетел вниз, переливаясь в лучах солнца каштановым цветом.

Глава 22

Лорд Бэзил Холлидей закрыл лицо ладонями и принялся массировать пальцами веки, пытаясь хотя бы чуть-чуть избавиться от жара, которым полыхали глаза. Стоило дверям раскрыться, как он замер, узнав жену по звуку шагов и аромату духов. Леди Мэри посмотрела на нетронутую постель, столь маняще разложенную на тахте, поджала губы и, не сказав ни слова мужу, склонившемуся над усыпанным крошками и уставленным бокалами столом, отдернула занавески и задула огарки свечей.

— Ты разминулась с Крисом Невилльсоном, — собравшись с силами, сказал муж. — Он доел последние кексы с тмином. Надо запомнить, что он их любит.

— Я запомню. — Она встала у него за спиной и провела холодными пальчиками по бровям Бэзила. Супруг откинул голову и уткнулся жене в платье из мягкого шелка.

— Я спал, — оправдывающимся голосом проговорил Бэзил. — Просто я не ложился в постель.

— Кексы с тмином кончились, — промолвила Мэри, — зато остались свежие булочки и яйца. Я прикажу, чтобы их подали с темным шоколадом.

Он притянул ее к себе и поцеловал.

— Ты у меня одна такая хорошая, — сказал Бэзил. — Если у нас будет девочка, назовем ее Мэри.

— Вот уж нет! Ты представляешь, какая будет путаница? Кроме того, нам лучше подыскать имя покрасивей… Может, Белинда? Как тебе? — Муж рассмеялся и пригладил ей волосы. — Что сказал Крис?

— То, что я с самого начала и предполагал. — С лица Бэзила исчезла улыбка. С явным сожалением он вернулся к делам минувшей ночи. — Это работа непростого головореза — действовал мечник. Ничего не украдено. Кроме того, незадолго до гибели Горн увеличил охрану. Некто проник в дом специально, чтобы его убить. Обстоятельства смерти наводят на мысль о дуэли, однако ни один из наших соглядатаев не слышал сплетен о том, что Горну бросили вызов. Да и поводов для такого вызова не имелось. Долгов за ним не водилось, репутация, в отличие от прошлых лет, незапятнанна… Аспера особо никто не любил, это правда, но, с другой стороны, он был совершенно безвреден. Политического веса он лишился в тот день, когда умер его друг Великий канцлер… — Бэзил замолчал и покачал головой. — Извини. Ты ведь уже все это знаешь. Так вот, сегодня ночью Крис осматривал тело. Теперь развеялись последние сомнения — убийца Горна великолепно владеет мечом. Вернее — виртуозно. Словно визитную карточку оставил. Но кто он? Крис говорит, что мечники, которых нанял Горн, неопытные сопляки. Мы их задержали, будем допрашивать, но толку от этого явно не будет. Совершенно понятно, что это не их работа. Это сделал гений клинка — и этот безумец сейчас на свободе и разгуливает по моему городу!

— Быть может, кто-то вершил правосудие, — высказала предположение Мэри, — такое принято среди мечников.


— Самосуд над лордом, членом Совета? Полное безумие. Нет, наверняка Горну бросил вызов другой нобиль, в противном случае, никто бы не осмелился… Погоди, вдруг еще что-нибудь выяснится. Вероятно, загадочный враг Горна еще объявит о себе. Если бы некий мечник держал обиду на Горна, он обратился бы в гражданский суд или даже в Совет лордов.

— И какой от этого был бы толк? — ласково спросила жена. — Ты же сам говорил, что почти вся власть в городе находится в руках нобилей. — Бэзил открыл было рот, чтобы возразить, но Мэри заставила его замолчать, прижав ладошку к губам супруга в знак того, что согласна с ним. — Даже если Горна убил мечник, выполнявший контракт, он пустил вход все свое искусство, чтобы Аспер принял как можно более мучительную смерть. Зачем?

— Сент-Вир, — задумчиво промолвил Холлидей, — всегда убивает с одного удара прямо в сердце. Я уже давно решил, что, если мне бросят вызов на смертный бой, я бы предпочел, чтобы моим противником был именно он.

— Может, Сэвилл или Торрион…

— Да, да, ты права, — Холлидей провел рукой по небритому лицу. — Первым делом, нам надо найти мечника. Хороших мечников мало, гораздо меньше, чем толстосумов, желающих воспользоваться их услугами. Так вот, все мэтры меча должны дать показания под присягой и оставаться в городе до выяснения всех обстоятельств. Убийство члена Совета — это не шутки, а удар по всем нам. Нужно установить наблюдение за дорогами и объявить награду за любые сведения… Пока суть да дело, Мэри, я приказал кое-кому из своих людей усилить охрану дома. А ты… ты пока никуда не ходи одна. По крайней мере сейчас.

Жена сжала ему руку, словно желая сказать, что к его словам относится серьезно.

Бэзил понимал, что ему надо либо лечь спать, либо заняться делами, однако гораздо больше ему сейчас хотелось поделиться с супругой мыслями.

— Мечники играют непростую роль в нашем обществе. Они утверждают, что, если бы их не было, мы бы сами выясняли отношения между собой, совсем как в старые времена; мы бы сами дрались и убивали друг друга, на улицах города одна маленькая война сменяла бы другую, а наши особняки напоминали бы крепости… Понимаешь, мечники сродни джокерам в карточной игре. От них есть польза только в том случае, если они следуют своду строжайших правил…

Не умолкая, Бэзил позволил подвести себя к тахте. Супруги сели на одеяло, чуть прислонившись друг к другу, готовые отстраниться при первых же звуках шагов гонца, прибывшего по государственным делам, или слуги, явившегося за поручениями.

— Бэзил, — произнесла Мэри, когда супруг, наконец, умолк, — неужели ты должен все делать сам? Если это убийство, пусть расследованием займется город, а Крис за этим проследит.

— Да, я знаю… Но пойми, убит лорд, член Совета, причем мечом. А это означает, что на карту, вероятно, был поставлен вопрос чести или нечто другое — то, что ни в коем случае нельзя предавать огласке. Я глава Совета и хочу таковым остаться. По крайней мере именно так все говорят. Горн, может, и не блистал умом, но он был членом правительства, за которое я отвечаю. Кем бы ни был его убийца, он самовольно пробрался в особняк Горна, являвшийся частной собственностью. — Бэзил почувствовал, как глаза против его воли закрываются сами. — Горн… Пора отвыкать его так называть. Теперь будет новый лорд Горн… кажется, его внук…

Мэри встала, только когда убедилась, что супруг заснул. «Погиб всего-навсего один бедолага, — подумала она, — а теперь под угрозой будущее всего города». Она задернула занавески и, осторожно ступая, скрылась за дверью.

* * *

Съежившийся под мрачным небом город словно туманом окутала пелена дождя, стеной отделившего один район от другого. По камням, поблескивавшим всеми оттенками серого, струилась вода. Зрелище завораживало, однако за ним предпочтительней наблюдать из-за оконного стекла. В «Вороньем гнезде», располагавшемся в Приречье, таковых не имелось. Это место вообще мало чем могло похвастаться, за исключением обилия выпивки и постоянных посетителей, среди которых нередко встречались весьма занятные личности. Здесь всегда происходило что-то интересное. Часть земляного пола еще со стародавних времен была огорожена для игры в ножички.

«Воронье гнездо» пользовалось популярностью в первую очередь потому, что располагалось на южном берегу Приречья вдалеке от Моста и Всхолмья. В «Вороньем гнезде» появлялись только обитатели Приречья, чужаков здесь не водилось. Именно здесь обычно отдыхал Хьюго Сэвилл, когда не желал видеть клиентов, лезущих к нему с предложениями о работе.

— Восходит твоя звезда, — бубнила предсказательница, — страшные вещи творятся в домах знати…

— В домах знати! Скажешь тоже, — фыркнул лекарь-неудачник, — Да ты даже не сможешь предсказать, как доберешься отсюда до своего собственного.

— Будет тебе, Джулия, не слушай его, — успокоила злобно зашипевшую женщину Джинни Венделл. — Давай дальше. — Джинни вообще-то не верила предсказателям, зная, что, по сути, их пророчества являются фантазиями, замешанными на сплетнях. На сплетни она тоже предпочитала не полагаться, а за Хьюго не волновалась — мечник был не падок на льстивые речи. Волосы Джинни отливали ярко-рыжим. Она сидела в фиолетовом корсаже на подлокотнике кресла, в котором устроился Хьюго, очень довольная собой.

— Меч правосудия высоко воздет в северном квадранте. Он готов обрушиться в любую минуту. Меч… Хочешь взглянуть на карты?

— Нет, — ответил мечник.

— Хьюго. — Джинни погладила золотые кудри любовника, — ну почему?

— Они гадкие.

— В них заключена магическая сила, — возразила Джулия, вынимая их из коробки и протягивая Хьюго. — Сними колоду.

— Ладно, — молвила Джинни Венделл, увидев, что Хьюго не сдвинулся с места, — я сама. — Золотые кольца, украшавшие ее пальцы, на фоне черных рубашек карт сверкали особенно ярко. Женщина ловко перетасовала колоду и вернула ее Джулии, которая тут же принялась выкладывать карты в умопомрачительный расклад.

— Деньги, — произнес один из дружков Джинни, глянув на карты через плечо. — Какая ты везучая. Знаешь, кто сейчас дорого стоит?

— Он всегда дорого стоил, — отрезала Венделл. — Просто на этот раз ему не оставили выбора. — Было сложно сказать, довольна она или нет.

— Я говорю о Сент-Вире.

— Я уже поняла, — кивнула Джинни.

— Сейчас он не смеет и носа высунуть из Приречья. Кто-нибудь его непременно сдаст. За одни только сведения о нем предлагают столько, что…

— Ни один мечник его не сдаст, — громыхнул Хьюго. Он умел казаться грозным, когда хотел.

— Ну конечно, — неприятно улыбнулся приятель Джинни. — Будто ты сам не ходил на Всхолмье, чтобы дать рассказания под присягой.

— Показания, — резко поправила его Джинни. — Ну а что в этом такого? Надо рехнуться, чтобы отказаться от возможности снять с себя подозрения. Бумажку подписал, деньги получил, пообещал не уезжать из города — только и всего. Пусть думают, что мы готовы помогать. Думаешь, если бы они явились сюда и стали повсюду совать свой нос, было бы лучше?

— Так ведь я о чем и говорю, — не желал отступать ее друг. — Вот смотри, все мечники сходят на Всхолмье и скажут, что они никого не убивали. Все, кроме Сент-Вира. Забавно получится, правда?

— Это не доказательство, — покачала головой Джинни. — Этого будет недостаточно, чтобы его повесить.

— Очень неприятное дело. И я в нем не нахожу ничего забавного. — Хьюго притянул рыжеволосую красавицу к себе.

— Да им пока и не нужно отправлять его на виселицу. Сейчас они просто ищут повод, чтобы его арестовать. Ну или хотя бы попытаться. Деньги за сведения о нем дают просто огромные.

— За сведения. — Хьюго торжественно поднял чашу.

— Думаешь, его поймают?

— Будет хорошо прятаться — нет, — промолвил мечник. — Кто знает, вдруг его любовничек прямо сейчас дает показания. Настоящий прохвост. Совсем как в пьесе.

— Алек? — осклабилась Джинни. — Зря ты, не такой уж он и прохвост. Такое впечатление, что у него в голове вместо мозгов бабочки порхают.

— Как ты думаешь, может, это все случилось с Ричардом из-за того, что он сходил на «Трагедию мечника»?

— Что значит «это все»? — медленно переспросила Джинни. — Дождись, пока он скрестит с кем-нибудь клинки. Тогда узнаешь.

Хьюго расхохотался, но чуть не поперхнулся, увидев, как в залу вошел Сент-Вир. Сэвилл чуть толкнул Джинни локтем, но она не обратила на него внимания, и мечник решил тоже виду не показывать.

Ричард не заметил маленькую компанию, устроившуюся в уголке. Джинни Венделл полностью заслоняла своего любовника. Сейчас они вместе посмеивались над очередным пророчеством. Вэн, старый пьяный костоправ, поднялся и, шаркая ногами, направился к Сент-Виру.

— Ты молод, — густым басом произнес Вэн, — тебе еще жить да жить. Чего тебе здесь болтаться, как дерьмо в проруби, с этими, — он кивнул назад. — Ступай отсюда, пока можешь.

— Мне здесь нравится, — ответил Ричард и отвернулся. Оступившись, Вэн подался вперед и ухватил мечника за руку. В следующее мгновение старик покатился по полу. — Больше так не делай. — Ричард одернул рукав. — А то в следующий раз попробуешь на вкус мой клинок.

— Эй, — закричала старуха, — он не желал тебе ничего плохого. Чего ты людей пихаешь?

— Оставь его, Марти, — посоветовала женщина за стойкой, — это же мечник. Сама знаешь, они ребята горячие. Что будете пить, мэтр?

Пиво оказалось хуже, чем у Розалии, но лучше, чем у Марты. Алек непременно бы что-нибудь сказал на этот счет. Устроил бы потасовку. Ему вроде бы особенно нравилось устраивать драки в дождливые дни.

Некоторое время Ричард наблюдал, как играют в ножички. Поселившись в Приречье, он буквально заболел этой игрой и, наконец, столкнулся с людьми, которые владели ножом ничуть не хуже его.

Впрочем, он с легкостью обошел бы любого из тех, кто играл сейчас. Участники стояли плотно друг к другу, никого не подпуская. Больше он сюда не придет, в следующий раз его здесь уже могут ждать. Вскоре за его голову назначат цену. Забавное выражение: «назначить цену за голову», будто его голова — какая-то шляпа.

Его не интересовали пророчества гадальных карт Джулии. Когда Ричард направился к двери, он снова услышал за спиной дружный смех Хьюго и Джинни.

* * *

Несмотря на то что особняк семейства Холлидей располагался совсем рядом, лорд Кристофер приказал подать экипаж. Все дело было в его спутнице. Кристофера переполняла гордость, он не мог избавиться от ощущения, что везет с собой ценный трофей. Лакей в ливрее отвел их к Великому канцлеру.

— Рассказывай. — Лорд Кристофер подтолкнул сильно взволнованную, безвкусно одетую женщину с накрашенными глазами. Она была низенького роста и вызывающе красива. — Этот человек аристократ. Вместе со мной он засвидетельствует твои показания, чтобы они приобрели силу. Мы их запишем, после чего ты можешь идти.

— Г-г-де мои д-д-еньги? — заикание сильно искажало отрывистую речь обитательницы Приречья.

— Ты их получишь, не сомневайся, — заверил ее Бэзил Холлидей. Он кивнул секретарю, знаком показав, чтобы он брался за перо и начинал запись. — Мы тебя слушаем.

— Ну так вот. Ч-человека, к-к-которого вы ищете, з-з-зовут Сент-Вир. Это все з-з-нают.

— Откуда это все знают?

— Ну как откуда? — Она пожала плечами. — Л-лю-д-ди з-з-ря г-говорить н-не с-станут. Н-н-аверное, проболтался к-к-кому-нибудь. С-с-ами пос-с-судите. Н-н-н-икто не ум-м-меет так ловко об-бращаться с мечом.

— Ты знаешь, почему он совершил убийство? — поморщился Крис.

— По-т-т-ому, что он уб-б-б-людок. Может б-б-б-ыть, ему велел с-с-с-с-тудент.

— Какой еще студент?

— Да к-к-какой-то парень, с к-к-которым он жил. К-к-кто он такой, н-н-никто н-н-не знал. Мечники, они вообще Сс-с-сумасшедшие. З-з-з-заплатите мне, н-н-н-наконец, и я уберусь из г-г-г-г-города. Н-н-н-адеюсь, больше я их н-н-не увижу.

После того как она ушла, оба аристократа подписали ее показания. Холлидей выругался.

— А я в нем так был уверен! — с горечью произнес он.

— Плохо дело, — печально произнес Кристофер, обеспокоенный тем, что его наставник столь сильно расстроен, — они все говорят одно и то же. Если это не сговор…

— Сговор? Воров?

— Это маловероятно, — согласился Крис и продолжил: — Итак, у нас уже есть немало показаний, согласующихся друг с другом, а, кроме того, свидетельства под присягой всех сколь бы то значимых мечников города. Мы должны арестовать Сент-Вира по подозрению в убийстве Горна.

— Должны, — медленно произнес Холлидей. — И как вы предлагаете изловить его в Приречье?

Лорд Кристофер взял перо, открыл рот, потом снова закрыл, а перо отложил в сторону.

— Ничего страшного, — чуть мягче сказал Бэзил. — Мне не придется собирать войска или отправлять Дозор приказом прочесать Приречье. Мы издадим указ об аресте Сент-Вира, объявим награду и будем ждать, когда кто-нибудь его сдаст.

* * *

В маленькой гостиной герцогини Тремонтен ярко горел огонь. Диана приказала отдернуть занавески, чтобы при виде льющегося на улице дождя комната казалась еще уютнее. Хозяйка, подобрав ноги, сидела в обитом бархатом кресле, наслаждаясь теплом и любуясь стоявшей в дверях фигурой, полностью не соответствовавшей блистательному окружению. С долговязого худого человека, застывшего между двумя позолоченными херувимами, охранявшими вход, ручьями лилась вода. Черные одежды на нем давно превратились в лохмотья.

— А ты промок, — заметила герцогиня. — К чему было так долго торчать под дождем?

— Я не думал, что ты меня примешь.

— Я строго наказала сразу же тебя впустить. — Она подняла бокал, чуть задев золотой поднос. Хрусталь мелодично зазвенел. — Насколько я понимаю, у тебя снова кончились деньги.

— Правильно понимаешь, — в тон ответил Диане гость, — но я пришел не за этим. — Он выставил руку, которую прятал в складках одежды. На пальце огнем полыхал драгоценный камень. — Посмотри, что я принес.

— Господи Боже! — Диана подняла точеные брови. — Ну, рассказывай, как тебе удалось его вернуть?

— Неважно, — нахмурился он. — Ты допустила ошибку. Перстень должен был оставаться дома.

— Ты сам сказал, что он больше тебе не нужен. Я прекрасно запомнила эту сцену: стоит мне закрыть глаза, как она тут же предстает передо мной. — Диана смежила веки. — Впрочем, я могу ее увидеть и с открытыми глазами. Твоя одежда была столь же ужасной, однако посуше.

— Никогда так не промокал. Слушай, прими меры, скажи, чтобы кто-нибудь позаботился об этом дожде, — пошутил гость.

— Сядь, — велела она. Несмотря на дружелюбный тон, в ее голосе звучали нотки, наводившие на мысль, что герцогиня не потерпит непослушания. Диана похлопала по подушке, лежавшей рядом с ней. — Если решил мне довериться, тебе придется все рассказать.

— Я и не думал тебе доверяться.

— Тогда зачем же ты пришел, мой милый?

Костяшки его рук побелели, а пальцы нервно теребили кольцо. Как Диана ни пыталась научить Алека скрывать свои мысли и чувства, он так и не усвоил эти уроки. Предпочел убежать от действительности. Впрочем, в те времена он еще осознавал существование этой действительности.

Наконец он сел, судорожно вцепившись руками в колени и уставившись в горящий огонь.

— Ладно, — сказал он, — я расскажу, что знаю, если ты сделаешь то же самое.

— Я уже и так знаю то, что знаю, — сладко проворковала герцогиня. — Давай, ты обсушишься, а я пока прикажу подать пирожных с глазурью.

Глава 23

С каждым разом Вилли становилось все труднее отыскать Сент-Вира. Воришка считал, что, с одной стороны, это не так уж и плохо: мастер боя на мечах мэтр Сент-Вир всегда с ним хорошо обращался и был справедлив, поэтому Вилли желал ему удачи во всех его начинаниях. С другой стороны, воришке надоело играть роль гонца. Ловкач Вилли мог найти что угодно и кого угодно — это все прекрасно знают и должны помнить и в будущем. Однако, по мере того как тени становились все длиннее, а вечер ближе, Вилли склонялся к выводу, что все его усилия тщетны. Плохо дело. Если он не отыщет Сент-Вира, он поставит пятно на своей репутации, что в свою очередь больно ударит по кошельку. Кроме того, мечник будет раздосадован тем, что не получил весточку. Погруженный в мрачные думы, Вилли направился к Марии. Так или иначе, всегда есть маленький шанс, что Сент-Вир дома, хотя теперь, когда на мечника объявлена охота, это совсем маловероятно. Путь воришки лежал мимо таверны Розалии, и он решил туда заглянуть в надежде, что выпивка поднимет ему настроение.

Вилли не мог поверить своим глазам, поэтому быстро их протер. Нет, ему не мерещилось, он действительно видел перед собой темноволосую голову Ричарда. Никто не осмеливался сесть рядом с ним, но это мечника ничуть не беспокоило. С невозмутимым видом он поглощал тушеное мясо.

Вилли бочком подошел к Лукасу Таннеру.

— Что он здесь делает?

— Не знаю, — громыхнул Таннер, — но, черт меня подери, хотелось бы, чтоб он побыстрее отсюда ушел.

— Беда какая? — Вилли готов был пуститься наутек.

— Сам знаешь, за его голову назначена награда, — пожал плечами Таннер. — Мне этого добра ненужно, но вдруг кто польстится. Народ дергается понапрасну, отдохнуть спокойно стало нельзя.

Вилли обвел взглядом помещение в поисках подозрительных незнакомцев. Какой-то мужчина, которого он видел впервые, разговаривал с одной из девиц. Впрочем, мужчина выглядел изрядно пьяным и совершенно безобидным.

— Однажды за мою голову тоже объявили награду, — мечтательно произнес воришка. — Понимаешь, в те годы я был еще молодой и нервный. Попался мне один старик с очень красивой тростью — размером с меня, а то и больше. Да, тяжко мне потом пришлось.

— Как они узнали, что это твоя работа?

— Меня кто-то увидел. В центре города на Гатлинг-стрит. Они чуть меня не поймали, но я улизнул, добежал до Моста, а потом не показывал на Всхолмье носа! — Увидев, как Таннер кивнул, Вилли продолжил: — Я чуть от голода не помер — денег-то, сам понимаешь, взять было негде. Но меня никто не сдал, такие у нас здесь не водятся.

— Может, водятся, может — нет. Одним словом, им будет трудно его изловить без солдат. Кто знает, глядишь, дело дойдет и до этого.

— Солдаты? Войска? Ты рехнулся. — Вилли рассмеялся. — Да они не успеют добраться до окружной дороги, как их закидают дохлыми кошками и тухлыми яйцами. Про то, что их забросают камнями, я вообще не говорю, — немного подумав, добавил он и просиял от удовольствия.

— Хочешь беспорядков? Так ты их получишь. Я не говорю, что не буду драться, если дело до этого дойдет… Нет, ну почему ему просто на время не уехать из города?! Всем стало бы гораздо легче.

— Ну так скажи ему, — Вилли кивнул на мечника, с мирным видом уминавшего обед.

— Я с ним дружбы не вожу, — пробормотал Таннер.

— Какая разница, — весело отозвался Вилли, — он все равно тебя убьет.

Воришка вздохнул и с опаской стал приближаться к Сент-Виру. Он старался ступать как можно громче, чтобы мечник издалека заметил его приближение.

Ричард увидел его и понял, что Вилли, в отличие от большинства людей, с которыми мечнику доводилось сталкиваться в последнее время, действительно хочет поговорить.

— Привет, Вилли, — бросил он и выдвинул стул, приглашая воришку сесть. Сент-Вир не желал тратить время на долгие вступительные речи. Пустые разговоры у всех на виду сейчас ему не нужны. — Какие новости?

— Кого я видел — не поверишь, — быстро прошептал Вилли. — В центре города, да в красивой одежде.

Сердце Ричарда забилось чаще, однако он взял себя в руки и невозмутимо спросил:

— Вот как? И кто же это был?

— Кэти Блаунт — вот кто. Одна из девчонок Гермии. Ты должен ее помнить.

— Я помню. — Сердце успокоилось и теперь опять билось ровно.

— Она сказала, что снова хочет с тобой встретиться. Повезло тебе, правда?

В последнее время мечник настолько погрузился в совсем другие дела, что совершенно позабыл о работе, которую ему собирались дать. Кроме того, с тех пор как ему оставили записку с единственным словом «Отсрочка», он не получал от заказчиков ни единой весточки. Они очень кстати напомнили о себе. Теперь ему будет чем заняться, и у него появятся деньги, чтобы дотянуть до лета. Да, теперь за пределами Приречья ему придется вести себя более осторожно, но он с этим справится.

— Она просила передать, что завтра вечером будет ждать тебя в «Собаке».

— Спасибо, Вилли.

Мечник, казалось, ничуть не удивился известиям, и это не ускользнуло от внимания Ловкача Вилли. Воришка подался вперед, наклонившись к уху Ричарда, и прошептал:

— Слушай, мне кажется, это ловушка. Оно понятно, «Собака» стоит у нас, в Приречье, но ведь на самой границе. Мэтр Сент-Вир, не ходи туда, не надо ни с кем там встречаться. Особенно когда кому-то известно, что ты там появишься.

— Поглядим. — Воришка был прав, таверна «Черная собака» располагалась совсем близко от Моста. Туда заглядывали искавшие острых ощущений жители Всхолмья, и обитатели Приречья с удовольствием обчищали им карманы. До «Черной собаки» способен был добраться и Дозор. Но с другой стороны, именно там Катерина чувствовала себя в относительной безопасности. Он обещал выручить ее, если она попадет в беду. Быть может, дело, ради которого она хочет с ним повидаться, вообще не имеет никакого отношения к заданию.

— Больше она ничего не просила передать?

— Не совсем. Она еще сказала что-то смешное о перстне…

Перстень с рубином исчез вместе с Алеком. Если заказчикам сейчас понадобилось кольцо, они вполне могли попросить его вернуть.

— Что именно она сказала?

— Она сказала, что знает, где он сейчас. Вот, собственно, и все.

Вилли с испугом увидел, как рука Сент-Вира, лежавшая на столе, сжалась в кулак. Впрочем, лицо мечника продолжало оставаться спокойным. Воришка ощутил прилив радости — как хорошо, что с него взятки гладки, — ведь он простой гонец.

* * *

В конце концов. Ричард все-таки решил пойти на встречу с Катериной. Открыв дверь, он повернулся к Марии и сказал:

— Слушай, сегодня, вероятно, я не приду ночевать. Если я не вернусь и ты от людей, которым можно доверять, узнаешь, что я точно попал в передрягу, возьми, сколько я тебе должен, из палисандрового сундука, а с остальным — поступай как знаешь.

Она не стала спрашивать, куда направляется мечник. В последнее время на расспросы о том, где он находится, Мария предпочитала честно отвечать, что не знает.

Мечник еще не успел поужинать, а «Собака» славилась своей кухней. Когда Сент-Вир только появился в городе, он часто хаживал в эту таверну. «Собака» была отличным местом, в частности и потому, что здесь молодые люди самых разных профессий с легкостью могли отыскать себе работу. Ричард с Алеком неизменно наведывались сюда по несколько раз в месяц: Алеку нравилась здешняя стряпня, а еще он обожал играть в кости с жителями Всхолмья — ставили они много, а мухлевали еще хуже, чем он. Были здесь и свои недостатки: пьяная молодежь, желавшая произвести впечатление на своих друзей, то и дело задирала Ричарда. Однажды вечером один из парней стал докучать Алеку, и мечнику пришлось его прикончить. После этого происшествия отношения Сент-Вира и владельца таверны стали несколько натянутыми.

Ричард на этот раз специально пошел обходной дорогой. Слежки вроде не было. Таверна, стоящая в конце улицы, лучилась светом, напоминая восходящее солнце. Вход в нее ярко освещали фонари — совсем как в заведениях Всхолмья. Над фонарями болталось вырезанное из дерева изображение пса, выкрашенное в черный цвет, которое даже отдаленно не напоминало ни одну из существующих пород.

Внутри таверна была освещена не хуже, чем снаружи. В зале стояла праздничная веселая атмосфера, преисполненная лихорадочного возбуждения и буйства красок. Ричарду показалось, что, перешагнув порог, он попал из Приречья в другой мир. Гулящие девки вели оживленную беседу с мужчинами в изящных нарядах, не обращая внимания на кричаще одетых игроков, с азартом тасующих колоды карт, — последние как раз вполне могли оказаться их соседями или родственниками. Парочка нобилей в полумасках прислонилась к стене, стараясь принять довольный и независимый вид. Их глаза, сверкавшие за прорезями масок, стреляли по зале, а руки поглаживали рукояти мечей — аристократы пришли с оружием, чтобы чувствовать себя уверенней. Ричард думал, что его появление останется незамеченным, однако мечник увидел, как игроки за карточными столами специально отводят от него взгляды, а проститутки поворачиваются спинами и начинают говорить громче. Обитатели Приречья своих не сдавали, они просто переставали замечать человека, на которого объявляли охоту. Так было проще. Ричард понял, что его узнали. Надо держать ухо востро — возможно, кто-нибудь решит изменить неписаным законам.

Катерины нигде не было видно, что еще больше насторожило Сент-Вира. Меч приятно оттягивал пояс. Ричард скользнул рукой под плащом, дотронулся до рукояти и тут заметил, что к нему направляется владелец таверны.

Лицо Гарриса как всегда расплылось в елейной улыбке.

— Здравствуйте, сэр. Если вы помните о происшествии, которое, хочется надеяться, больше не повторится…

Гаррис никогда не называл вещи своими именами, предпочитая обходиться намеками. Поговаривали, он начинал сутенером.

— Я буду осторожен, — пообещал Ричард. — Кто сегодня решил к вам заглянуть?

— Как обычно, — пространно ответил Гаррис, пожав плечами. — Сами понимаете, мне неприятностей не нужно…

Нечто заставило Ричарда обернуться. Нельзя сказать, что он очень удивился, увидев, как через порог переступила Катерина. Он дождался, когда она его заметит, после чего направился к столику, сидя за которым можно было видеть всю залу. По пути Ричард слегка задел миловидного юношу, сидевшего на коленях у густо напудренного мужчины, который угощал его виски из маленьких рюмочек.

Катерина проследовала за мечником, успокоившись тем, что Ричард уже здесь. Сент-Вир шел осторожно и вместе с тем уверенно. Мечник выглядел совершенно спокойным, но вместе с тем чувствовалось, что он начеку. Женщине показалось даже странным, что все посетители в зале остались на своих местах, а не поспешили за ним. Ричард не просто производил неизгладимое впечатление, он притягивал к себе как магнит.

Катерине хотелось расцепить руки, но она не смогла и спрятала их под столом.

— Спасибо, что пришла, — произнес Ричард. Слова мечника прозвучали нелепо.

— На прошлой неделе я ждала тебя в «Старом колоколе», но ты так и не явился.

— А что, должен был?

— Нет, если не знал. Ну конечно, он тебе не рассказал.

— Кто? Вилли? — Ее молчание оказалось красноречивее всяких слое. — Понятно. Алек.

Мимо их столика проскользнула девушка, которая улыбнулась Катерине, словно старой подруге. Ричард чуть сдвинул руку, лежавшую на столе, готовый в любой момент прийти на выручку, но Катерина покачала головой.

— Мне здесь тяжело, — с досадой произнесла она. — Давай выйдем?

— И куда мы пойдем? — спросил Ричард, — Предлагаю подальше от Моста. Не возражаешь?

— Неважно. — В ее голосе послышались истерические нотки, отчего по натянутым нервам мечника прошла дрожь.

— Катерина. — Жаль, что он не мог взять ее ладошку в свою руку. — Тебя прислали или ты пришла сюда по своей воле? Если ты по делу, давай закончим побыстрее, и ты уйдешь.

— Я пришла сама. — Она быстро оглянулась.

Ричард почувствовал, как внутри него поднимается волна гнева. Теперь у него имелся повод выплеснуть ярость. Слишком долго он не скрещивал мечи с сильным противником, слишком долго он сидел сложа руки и ждал.

— Плохо, — тихо произнес он. Теперь в его голосе не слышалось и отзвука былой мягкости. — Значит, тебя обидел Феррис. Ничего страшного. Не надо ни о чем мне рассказывать. Я обещал тебе помочь и, значит, помогу.

Лицо Ричарда побледнело, огромные, темно-синие, неподвижные глаза вспыхнули гневом.

— Тогда пойдем, — эхом отозвалась она, встав из-за стола.

Ее трясло, словно в лихорадке. Ей хотелось броситься бежать, растолкав посетителей, выскочить из таверны, скрыться с глаз бесстрастного мечника, хладнокровно шагавшего вслед за ней. Катерина взяла его за руку. Миновав бражников и картежников, они вышли на темную улицу и остановились в круге света, который отбрасывали фонари, горевшие над входом в таверну.

— Ну, — сказал он, — так лучше?

На них упала тень, и Катерина прижалась к мечнику плотнее. За спиной открылась дверь, и на пороге замаячили темные фигуры. Тени, что мелькали справа, слева и спереди, сгустились в мужские фигуры, окружив кольцом тьмы пятно света, в котором стояли Ричард и Катерина.

— Ричард Сент-Вир?

— Да.

— Именем Совета приказываю вам остановится…

Мечник оттолкнул женщину, и она отлетела во мрак. Поздно. Катерина слишком долго опиралась на его руку, поэтому Сент-Вир успел обнажить клинок, только когда на него обрушился первый удар деревянной дубинки.

Дубинка отбросила Ричарда назад, но он сумел устоять на ногах. Следующий удар пришелся в бок, и у мечника перехватило дыхание. Словно слепой, Сент-Вир повернулся в ту сторону, откуда, как он предполагал, следует ожидать нового нападения. В глазах прояснилось, когда он увидел опускающуюся на него дубину, несущую дикую боль. Удар клинка оказался неточен, впрочем, владелец дубинки тоже был не на высоте. Стражник покачнулся, Ричард провел еще один выпад. Клинок в отсветах пламени полыхнул огнем и вонзился в противника. Сент-Вир услышал крик, и в следующий миг плечи мечника пронзила резкая боль от нового удара. Ричард почувствовал, как колени врезались в землю, но меча он не выпустил. Мгновение спустя он был уже на ногах. Совсем как на тренировке, вот только ставки здесь другие. Он снова увидел, как из темноты навстречу ему рванулась дубинка, на этот раз противник целил Ричарду в лицо. Сент-Вир начал поднимать меч, чтобы парировать удар, но сталь не могла выстоять против дуба, поэтому он нырнул вниз, пропустив другой удар, сзади, пришедшийся ему по ногам.

Конечно же, их было много, очень много. Ричард растянулся на мостовой, скребя скрюченными пальцами по булыжнику. Меч выпал. Ричард пошарил руками в поисках клинка — он должен лежать где-то рядом, — но так его и не нашел. Камни сверкали ослепительным светом, вернее, не светом, а болью, переливавшейся, словно золото, словно корзина, доверху наполненная драгоценностями и сочными фруктами.

В ушах шумело. Он услышал пронзительный женский крик:

— Прекратите! Умоляю, прекратите! Довольно!

Мечник, в принципе, не возражал, но мучители остановились, только когда Ричард перестал кататься по мостовой, силясь укрыться от ударов, и неподвижно замер. Дозорные подняли на руки добычу и потащили к северному мосту. Тюрьма, ожидавшая мечника, располагалась на южном берегу реки. Его доставят туда на лодке, при свете дня.

Ловкач Вилли, притаившийся в тени, которую отбрасывал парапет моста, проводил взглядом прошагавшую мимо него группу людей. Они ничем не привлекали внимания, разве что дубинками. Однако Вилли догадался, что за человека они несут, еще до того, как увидел его лицо.

— Мэтр Сент-Вир, — пробормотал воришка себе под нос, — вот беда-то какая…

А Катерина Блаунт вернулась к тому, кто ее послал. Ей хватило сил внятно рассказать о произошедшем. После этого женщина попросила бренди, и ей сразу же, без разговоров предоставили большой графин.

Глава 24

Лорд Майкл Годвин сидел на тахте, откинувшись на расшитые подушки. Ослабив воротник рубахи, он попытался пробудить в себе аппетит. Он вспомнил, как ранним зимним утром возвращался с охоты, представил музыкантов, постоянно что-то игравших перед обедами. Бесполезно. Несмотря на все старания молодого лорда, блюда, расставленные перед ним, вкуснее не выглядели. Майкл почувствовал себя белой вороной. Его соседи с азартом расхватывали горы крашеных яиц. Потом каждый по-своему счищал с них скорлупу и, обваляв в специях, отправлял в рот. Гости накалывали на резные зубочистки маленькие кусочки жаркого и без зазрения совести губили настоящие произведения искусства — груды фруктов, нарезанных и выложенных в форме распускающихся цветов. Молодой лорд с трудом заставил себя прикоснуться к одному из таких красочных шедевров и взять гроздь винограда, попавшего на стол прямиком из оранжереи.

Сидевший напротив соотечественник поймал взгляд Майкла и улыбнулся. За две недели, которые Майкл успел провести в Чертиле, Дэвин не упустил ни единой возможности подчеркнуть, что молодой лорд недостаточно хорошо разбирается в местных обычаях. Дэвин, отличавшийся изысканностью манер, происходил из захудалого рода, о чем в родном городе ему никогда не давали забыть. В Чертиле все было иначе. Здесь Дэвин, чье гостеприимство стало общеизвестным, получил должность посла. Несомненным положительным качеством Дэвина, перевешивавшим все недостатки, являлось чувство юмора — оно позволяло нейтрализовать яд его замечаний и жестов, которыми посол хотел подчеркнуть, что он ничуть не хуже других нобилей. Дэвин нравился Майклу, и молодой лорд пришел к выводу, что посол тоже относился к нему с симпатией.

Перекрывая гомон голосов, Дэвин обратился на родном языке к Майклу:

— Сегодня мне доставили депешу. Город полнится слухами.

Служанка не оставляла попыток долить вина в один из трех бокалов Майкла. Наконец, молодой лорд сдался и позволил ей сделать то, что она хотела. Служанка слегка задела бедром его плечо, и молодой лорд повернулся, желая провести носом по ее талии, но, увидев браслеты на лодыжках, тут же отпрянул. Служанка была рабыней. В глазах Дэвина сверкнула сардоническая усмешка — посол словно прочитал мысли молодого лорда. Разумеется, в этой стране ни одна свободная женщина, даже служанка, не будет и пытаться его соблазнить: это удел тех, чьи тела отданы владельцу в качестве залога, что несколько лучше проституции. Майклу стало интересно, зачем ему подослали служанку. Может, желают сделать ему приятное? А может, хотят, чтобы она от него забеременела? Оба варианта показались Майклу одинаково омерзительными.

— Вы ей понравились, — сообщил посол.

Майкл попытался скрыть румянец, приникнув к широкому бокалу, до краев наполненному вином.

— А гулящие девки ничем не лучше, — продолжил Дэвин. — Они берут с вас деньги, втайне желая увидеть, как вы будете гореть в аду. Здесь же, когда закончится срок залога, девушке даже заплатят. Так честнее.

— И тем не менее… — Лорд Майкл нашел выход из положения, с видом заносчивого аристократа пожав плечами. — Так какие, вы говорите, слухи?

— Похоже, лорда Горна убили.

Забыв, что в руке бокал, Майкл разжал пальцы. Несмотря на то, что вино брызнуло во все стороны, молодой лорд успел поймать бокал, прежде чем он упал на стол. На помощь тут же кинулась рабыня с салфеткой.

— Он был вашим другом? — Дэвин явно наслаждался разворачивающейся сценой.

— Едва ли. Просто не думаю, что он хотел смерти.

— Пожалуй, вы правы. Поговаривают, что это работа мечника.

— Неужели? А кто именно из мечников на это сподобился, пока не ясно?

— Мечник? — переспросил чертильский нобиль, выхвативший из разговора знакомое слово. Далее он продолжил на своем языке: — Это один из ваших слуг, который позорит свой меч, поставив его на службу другому?

Дэвин перевел вопрос соседа Майклу, после чего сам и ответил:

— Будет вам, Эони. Если рассуждать по-вашему, то получится, что служба в армии тоже бесчестье.

— Фффи! — произнес Эони. Именно так обитатели Чертиля выражали пренебрежение, — Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду. Если ваш противник аристократ, его можно убить двумя способами: бросить вызов либо, махнув рукой на учтивость и этикет, подсыпать ему яда за столом. И никаких гаденьких уловок. Подумать только — посылать на дуэль вместо себя другого! Я сам в свое время служил в армии, чем очень горжусь. Так что не пытайтесь меня этим уязвить, вы, узколобое, круглолицее иноземное подобие истинного джентльмена!

— «Когда кончаются доводы, начинаются оскорбления», — ласково улыбнувшись, процитировал Дэвин.

Не знавший языка и поэтому лишенный возможности принять участие в беседе, Майкл вертел в пальцах виноградину и думал о Горне. Горн убит, и молодой лорд знал, кто нанес смертельный удар. Из глубин памяти на молодого лорда смотрели глаза мечника, голубые, как весенние гиацинты. Как он там говорил про Горна? «В ближайшее время в его жизни возникнут определенные сложности…»

— Прошу меня извинить. — Майкл кивнул хозяину и двинулся в сторону уборных. Однако, пройдя мимо них, молодой лорд, следуя внезапному порыву, вышел из особняка и быстрым шагом направился прочь по выжженным солнцем переулкам города.

Дело не в том, что он испытывал к Горну хоть какие-то теплые чувства. Нет, если б он только мог, он бы собственными руками с удовольствием его убил. Но Сент-Вир не держал на Горна зла. Никто не в силах принудить мечника взяться за работу, которую он не хочет выполнять… Его никто не заставлял убивать Винсента Эплторпа…

Майкл остановился как вкопанный и невольно поднес к губам руку. Когда молодому лорду не снилась шерсть, к нему в грезах являлась одна и та же сцена.

Именно этого и хотела герцогиня. Ей был нужен не мечник, не приказчик, а просто человек, который смог бы присматривать за прямыми поставками шерсти из ее угодий в Чертиль. Таким образом она избавлялась от нескольких звеньев в цепи: шерсть здесь красили, шили из нее платки, после чего готовый товар переправлялся обратно на ее склады…

Сначала Майкл подумал, что уготованная ему роль торговца — оскорбительная шутка, однако, изучив на корабле книги и журналы, полученные от Дианы, он понял, как тесно с этим торговым предприятием переплетена политика и сколько сил ему потребуется, чтобы выполнить поставленную перед ним задачу, особенно в городе, где его никто не знает. Надо было помнить о законах, учитывать ввозные пошлины… Как раз обсуждения на Совете именно таких вопросов Майкл старался по возможности избегать. Ежемесячные отчеты о положении с зерном, поступавшие из его владений, молодой лорд просматривал с большой неохотой, хотя и знал, что именно продажа зерна обеспечивает его безбедное существование в городе.

Торговля шерстью целиком поглотила Майкла, дело казалось ему интересным, более того, он почувствовал, что теперь располагает определенной властью, но забыть Эплторпа не получалось. Он будет помнить о гибели учителя фехтования до конца своих дней. Не забудет он и Сент-Вира, ввергнувшего его наставника во мрак вечной ночи, Сент-Вира, которому, как и учителю, открылось нечто, чего Майклу никак не удавалось постичь… Сент-Вир ушел, чтобы и дальше оттачивать свое искусство.

Майкл посмотрел вниз. Маленький человечек в грязном платке что-то быстро тараторил молодому лорду. Судя по интонации, незнакомец о чем-то спрашивал. Молодой лорд беспомощно покачал головой. Человечек упрямо повторил вопрос. На этот раз в потоке слов Майкл различил два знакомых: «лорд» и «покупать». Он снова покачал головой, но незнакомец преградил ему дорогу, не давая пройти. Майкл слегка отдернул в сторону край плаща, выставив напоказ меч, рассчитывая тем самым напугать надоеду. Человечек с восторгом улыбнулся и энергично закивал. Покопавшись у себя в плаще, он извлек маленький пузырек, потом еще один и еще — все разной формы. Сунув их Майклу под нос, незнакомец принялся отчаянно жестикулировать свободной рукой.

— Четыре монеты! — Кажется, это слово означает «четыре». — Все три!

Майклу уже доводилось бывать на рынке. Так и не разобравшись, что именно ему предлагают, молодой лорд, сам себе удивляясь, призвал на помощь все свои небогатые познания в местном наречии и произнес:

— Слишком дорого.

Человечек изобразил испуг. Ужас. Должно быть, лорд еще не до конца оценил, сколь высокого качества товар ему предлагают. Торговец ткнул пальцем в один из пузырьков, сделал вид, что его выпивает, вцепившись в горло, очень правдоподобно закашлялся, крутанулся назад, уселся на землю, закатив глаза, после чего, весело осклабившись, уставился на Майкла.

Торговец предлагал ему яд. Яд для врагов.

— Пять! — предложил незнакомец. — Все три за пять.

Средство надежное и быстрое. От него не убежишь. Нельзя сказать, что такую смерть невозможно уготовить и для Сент-Вира. У Майкла Годвина имелись и деньги, и друзья.

Несмотря на теплые лучи солнца, Майкл задрожал, вспомнив звериную грацию мечника. Отравление — гадкая смерть для такого человека, и она гораздо хуже той, что приняли от его меча Эплторп и Горн. Несмотря на ореол романтичности, который жители Чертиля пытались придать гибели от яда, отравление — поступок бесчестный. Удар исподтишка, без официального вызова.

Майкл дотронулся до меча, висевшего у него на поясе. Молодой лорд понимал — он нобиль, а нобили не мстят мечникам, выполняющим задания. По сути дела, Майкл мог замышлять что-нибудь против Горна, но Сент-Вир его уже опередил. У Майкла не имелось никаких оснований мстить за Горна, а что касается Эплторпа, то никакое отмщение не способно принести душе молодого лорда покой. Майклу казалось естественным, что ему хочется причинить страдания человеку, заставившему его впервые по-настоящему скорбеть. Да, это естественно, но несправедливо. Майкл был рад, что даже не прикоснулся ни к одному из пузырьков.

Догадавшись по выражению лица молодого лорда, что сделка не состоится, торговец скрылся за углом, а Майкл, повернувшись, отправился назад к Дэвину на званый обед.

Герцогиня говорила правду, обитатели Чертиля уважали людей, умеющих обращаться с мечом. Друзья из местных, с которыми Майкл тренировался, заинтересовались его грубоватой техникой боя, удивившись отсутствию опыта. Несмотря на это, один из них сказал: «По крайней мере ты настоящий мужчина. Твой соотечественник, тот, что настоящий мастер в застольных делах, — славный малый, но…»

Когда Майкл вернулся в залу, он застал всех за едой, а возле каждого гостя теперь стояло по четыре бокала. Молодой лорд поймал себя на том, что созрел для того, чтобы выпить, а при виде миндальных пирожных даже ощутил некоторый аппетит.

Когда Майкл садился, Дэвин бросил на него взгляд. Лицо посла хранило серьезность, однако в глазах плясали искорки веселья.

— Заблудились? — спросил он.

— Чуть-чуть, — ответил Майкл и впился зубами в пирожное.

Глава 25

Старый форт, стоявший на восточном берегу, охранял устье реки у старого города. Он по-прежнему служил дозорной башней, однако теперь его многочисленные переходы были разбиты на камеры, в которых содержались государственные преступники особой важности. Именно сюда ранним утром доставили Сент-Вира, и именно сюда устремился Феррис сразу же, как только узнал об аресте мечника.

Лорд торчал в Старом форте уже полчаса и теперь прикладывал все усилия к тому, чтобы сдержать себя и не взорваться. Наконец, он сел на стул, который ему предложили сразу же, как только он прибыл, предварительно заботливо расправив плащ, чтобы его не помять. Феррис находился в кабинете коменданта тюрьмы, где гости обычно ожидали, когда за ними придут, чтобы препроводить на встречу с заключенными. Однако, похоже, в случае с Сент-Виром подобная привилегия на посетителей не распространялась.

Когда лорд Феррис сел, комендант тюрьмы последовал его примеру, устроившись за столом напротив нобиля. Комендант был человеком степенным и уравновешенным. Сейчас, когда повеления свыше вынуждали его перечить лорду из Совета, он чувствовал себя неуютно, но продолжал упорствовать.

— Простите, милорд, — настойчиво повторил он, — но у меня приказ лично от Великого канцлера. Я должен держать Сент-Вира под строгой охраной и никого к нему не пускать без особого распоряжения лорда Холлидея.

Я понимаю, — кажется, уже в третий раз произнес Феррис, стараясь говорить так, чтобы в его голосе по-прежнему звучали жалостливые нотки. — Но ивы должны понимать, что я — член Внутреннего совета, а значит, также вхожу в суд пэров. Как только герцог Карлейский вернется в город, мы все будем допрашивать Сент-Вира.

— Да, милорд, несомненно, но только в суде. А вы просите о частной встрече с заключенным, чего я, согласно приказу, никак не могу допустить.

— Будет вам. — Феррис расплылся в улыбке, делая вид, что неправильно понял слова тюремщика. — У змеи уже вырвали ядовитые клыки, и она не сумеет причинить мне вреда.

— Разумеется, милорд, — произнес собеседник с терпением, которое он выработал за годы общения с надоедливыми высокородными аристократами, — однако опасность все-таки существует. Мы охраняем мэтра Сент-Вира, заботясь не только о других, но и о нем самом. В делах подобного рода мечники далеко не всегда оказываются виновными.

— Как?! — воскликнул Феррис. — Он заговорил?

— Не проронил ни слова, милорд. Этот джентльмен… этот молодой человек очень молчалив. Ведет себя тише воды ниже травы. Он не высказывал желания кого-либо видеть.

— Очень интересно, — сказал Феррис, вновь входя в роль канцлера, — возможно, это кое о чем да говорит. Впрочем, ладно, я не должен задавать вам вопросов до начала официального дознания. — Он быстро встал, расправив плащ. — Насколько я понимаю, вам вменили в обязанность сообщать лорду Холлидею обо всех изъявивших желание повидать Сент-Вира? — Увидев, что комендант кивнул, Феррис сердечно продолжил: — Ну так вот, в моем случае не беспокойтесь. Я сейчас сам нанесу ему визит, признаюсь в попытке нарушить правила и попробую добыть для вас нужную бумагу.

— Вот и славно, милорд, — отозвался комендант. Эта была одна из ничем не обязывающих фраз, в которых сдержанное доверие к словам собеседника сочеталось с изъявлением желания, чтобы сильные мира сего оставили говорящего в покое.

Феррис, в спешке покинув промозглый форт, запрыгнул в поджидавший его экипаж и поставил ноги на грелку, отметив при этом, что она уже успела остыть. Вместо того чтобы ехать к лорду Холлидею, он отправился домой. Феррис не имел ни малейшего желания ставить Великого канцлера в известность о своем намерении повидать Сент-Вира. Вместе с этим Феррису очень хотелось встретиться с мечником перед тем, как Сент-Виру представится шанс поведать Бэзилу Холлидею о плане покушения на его жизнь.

Разумеется, Феррис не был уверен, что Сент-Вир расскажет о нем Великому канцлеру. Подобная откровенность не освободит мечника от кары за убийство Горна. Кроме того, нельзя с уверенностью утверждать, что Сент-Вир вообще знал, кем является его одноглазый заказчик. Пока слишком многое оставалось под вопросом, и Феррис собирался приложить все усилия к тому, чтобы сократить число вариантов дальнейшего развития событий.

У него имелся отличный и очень надежный план, главное теперь — воплотить его в жизнь. Феррис предложит Сент-Виру покровительство и защиту в деле об убийстве Горна при условии, что, как только мечник выйдет на свободу, он займется Холлидеем. Если Феррис заявит, что являлся патроном мечника и заказчиком столь жестокого убийства Горна, чести это признание Энтони не прибавит, зато он сможет придумать какую-нибудь правдоподобную историю, сумев, с одной стороны, опорочить Сент-Вира, а с другой — очернить репутацию Горна. В конечном счете, все это пойдет только на пользу, когда мечник займется Бэзилом. Сент-Вир будет по гроб жизни обязан Феррису, и это хорошо, потому что, когда Энтони изберут на должность Великого канцлера, у него появится для мечника много работы.

Как только герцог Карлейский вернется в город и займет свое место среди судей, перед ними предстанет мечник. Поскольку Феррис входит в состав судей, Сент-Вир его увидит и, наверное, узнает. Не исключено, что мечник ради спасения собственной жизни пойдет на что угодно, а Феррис не желал напрасно искушать судьбу. Энтони представлялось крайне маловероятным, что Сент-Вир решится на шантаж, однако он должен дать мечнику понять, что готов его выручить.

И вот теперь он не может повидаться с мечником, не возбудив при этом подозрений! Надо найти доверенное лицо. Катерина уже однажды его подвела — это случилось в тот раз, когда Энтони послал ее в Приречье. Однако ему снова придется обратиться к ней за помощью, и, если все пройдет гладко, это будет в последний раз. Не станут же они отказывать Сент-Виру в праве повидаться с собственной женой? Жители Всхолмья понятия не имеют, кто с кем живет в Приречье, а Катерина очень недурна собой, так что уловка вполне способна сработать.

После того как лакей принял у Ферриса плащ, Энтони приказал слуге подать выпить чего-нибудь горячего и распорядился позвать Катерину Блаунт.

Горячее питье давно подали, а Катерина все еще не появлялась. Наконец пришел лакей, который произнес:

— Милорд, я послал в ее комнату служанку. Похоже, комната пуста.

— Пуста?.. Что значит пуста?

— Милорд, там нет ни девушки, ни ее вещей. Все свидетельствует о том, что Катерина сбежала. Две недели назад ей заплатили за месяц вперед. Мне кажется, что она отсутствует с позапрошлой ночи.

— Сбежала! — Феррис быстро забарабанил пальцами по чашке, лихорадочно размышляя. — Пришлите ко мне мэтра Джонса, я желаю отправить кое-какие письма.

Он не собирался держать у себя Катерину и дальше. Если бы дело дошло до официального расследования, девушка стала бы ниточкой, связывавшей его с Сент-Виром. Энтони подумал, что, быть может, обходился с ней слишком сурово и она просто подалась на поиски лучшей доли. В этом случае ему плевать на ее дальнейшую судьбу. Но если она направилась, скажем, к Холлидею…

После того как Феррис втайне надиктовал и разослал письма, он с унынием пришел к выводу, что ему придется обратиться за помощью к Диане. У герцогини имелись связи получше; вдруг ей даже удастся договориться о встрече с Сент-Виром. Он не станет ей все рассказывать, подобный поступок был бы непростительной ошибкой. Не стоило также надеяться, что ему удастся подчинить Диану своей воле, — один раз он уже предпринял подобную попытку, но быстро сдался. Можно попробовать ее уговорить — если ему повезет и Диана будет в настроении… В любом случае сейчас герцогине лучше не лгать. Ее следует очаровать. Феррис приказал подавать карету и знакомой дорогой отправился к герцогине Тремонтен.

* * *

Феррис стоял в фойе особняка герцогини и пытался всучить перчатки лакею, который отказывался их брать.

— Милорд, миледи нет дома.

Откуда-то сверху до Энтони доносились смех Дианы и обрывки песни.

— Грейсон, — медленно произнес Феррис, — ты меня узнаешь?

— Ну разумеется, он вас узнает, — растягивая слова, ответил кто-то. — Как вас не узнать? Вы фигура примечательная.

Молодой человек не старше двадцати лет стоял, прислонившись к перилам лестницы, и рассматривал Ферриса. В его взгляде причудливым образом смешались веселье и скука. Юноша был одет в великолепный наряд темно-красного цвета, а его шею украшало ожерелье из рубинов. В одной руке он держал книгу.

— Если герцогиня велела Грейсону передать, что ее нет дома, — продолжил молодой человек, — значит, на самом деле она хочет сказать, что не желает вас видеть. Ей что-нибудь передать? — услужливо спросил он. — Пожалуй, я бы согласился вам помочь.

Юноша был высоким, тонкокостным и двигался несколько театрально — медлительно и томно. Он повернулся и поплыл вверх по ступенькам, затем на мгновение остановился, чтобы, опершись на перила рукой с зажатой в ней книгой, кинуть взгляд вниз на дракон-канцлера. Феррис, подняв глаза, посмотрел на него, но так ничего и не сказал. Неужели этого наглеца герцогиня взяла на замену ему, Энтони? Молодое, ах да, очень молодое ничтожество… Чей-то сынок, только что прибывший в город из деревни? Утешение после утраты Майкла Годвина, желание оскорбить Ферриса, замена… Неужто она его бросила? Но почему? Нет, это невероятно. Отказ принять его, скорее всего, был какой-то новой игрой или шуткой этого разряженного красавчика, который, кстати, вполне мог оказаться каким-нибудь дальним родственником Дианы…

— Милорд что-нибудь желает передать миледи? — полюбопытствовал Грейсон.

Лакей, будучи настоящим мастером своего дела, вел себя так, словно не слышал язвительных замечаний молодого человека.

— Да, передайте леди, что я еще зайду.

— Как знать, — издевательским тоном произнес молодой человек вслед Феррису, который двинулся прочь столь быстрым шагом, что плащ за его спиной раздулся, скользнув по слуге, открывшему лорду дверь, — как знать, может, в следующий раз вам повезет больше.

* * *

К тому моменту, когда Феррис вернулся домой, его уже ждали ответы на разосланные письма. Катерину никто не видел, ну или, по крайней мере, не спешил в этом признаться. Наверное, она вернулась в Приречье, где, по сути, всегда была своей.

Опершись на руки, Феррис навис над столом. Энтони знал, что через несколько минут выпрямится, вскинет голову и отдаст очередной приказ. Перед тем как у него начался роман с Дианой, подобное случалось часто: Феррису либо казалось, что ему преградили путь, либо что его не воспринимают всерьез, либо он ловил себя на том, что не может понять, куда ему лучше двигаться дальше. Тогда он останавливался, всё обдумывал и принимал верное решение. Да, он дракон-канцлер. Он известен, им восхищаются, спрашивают его совета, обращаются за помощью. Бэзил Холлидей доверяет ему и наверняка выручил бы его, если б Феррис этого захотел. Уставившись в одну точку, Энтони услышал свой собственный хриплый смех. Ну да, правильно, поступи как все остальные, отправься к Холлидею, поведай ему о своих заботах, увязни, словно муха, в паутине сочувствия, променяй Диану на Бэзила… Нет, так власти не добьешься. Надо быть хладнокровным, не идти на компромиссы и самому ставить условия. Большинство людей ничем не отличались от Горна: ими не грех вертеть сообразно желаниям. Вот Холлидей, тот крепкий орешек, но и таких, как он, можно обмануть, а потом выбросить за ненадобностью. Феррис вздохнул и покачал головой. Как жаль, что всеми этими людьми нельзя просто пренебречь.

Феррис подумал, что впереди длинный день, и решил последовать примеру герцогини. Он вышел из кабинета и спустился в спальню, где закутался в толстый халат. Приказав развести огонь пожарче, Энтони устроился возле него с книгой и вазой с орешками, распорядившись отвечать — если будут спрашивать, — что его нет дома.

* * *

Сидевшему в тюремной камере Ричарду Сент-Виру казалось, что время тянется очень медленно. У него болела голова, говорить было не с кем, да и думать особенно не о чем. Решив, что день прошел впустую, мечник расположился поудобнее, насколько это позволяли обстоятельства, и с заходом солнца уснул. На следующее утро ему стало известно о предстоящем суде.

Славный молодой нобиль уже успел рассказать Ричарду все, что мечнику было нужно знать о грядущем допросе. Ради этого нобиль, которого звали Кристофером Невилльсоном, приехал прямо от Бэзила Холлидею в тот же день, когда мечника доставили в Старый форт. Ричарду молодой аристократ очень не понравился. Мечник понимал, что у него нет никаких причин питать к Кристоферу неприязнь, однако ничего не мог с собой поделать. Кристофер распорядился освободить руки и ноги Ричарда от оков, выразив смятение и ужас по поводу состояния, в котором Сент-Вира оставил Дозор. Впрочем, сам мечник об этом не слишком переживал. Ссадины и кровоподтеки со временем заживут — если, конечно, им дадут на это время. Да, тело ужасно одеревенело, однако кости были целы — ни переломов, ни трещин.

Помощник Холлидея выглядел чересчур важно, его лицо дышало бодростью. Манера говорить, растягивая слова, присущая городской аристократии, в его устах казалась дефектом речи, от которого ему никак не удается избавиться. Кристофер сообщил Ричарду, что сначала при закрытых дверях его допросит собрание важных лордов, чтобы определить степень вины мечника в смерти лорда Горна. Лордам требовалось узнать, имелся ли у мечника заказчик. На основании полученных сведений им предстояло принять решение — либо рассматривать дело в Суде чести, либо передать Сент-Вира гражданским властям как убийцу.

— Законов, оговаривающих использование мечников, очень мало, — пояснил Кристофер, — поэтому, если у вас есть контракт, он пришелся бы очень кстати.

— Я не работаю по контрактам, — холодно ответил Ричард, взглянув на нобиля из-под опухших век. — Это должно быть вам известно.

— Я… да… — промямлил лорд Кристофер, после чего сообщил, что Ричарду придется под присягой ответить на вопросы и письменные показания, данные против него.

— А те, кто показал против меня, на суде будут? — спросил Ричард.

— В этом нет необходимости, — ответил лорд Кристофер. — Их слова уже засвидетельствованы подписями двух нобилей.

То и дело Кристофер спрашивал, понятны ли его объяснения. Ричард каждый раз отвечал утвердительно. Наконец славный молодой нобиль ушел.

С утра пораньше Ричарду прислали парикмахера, который его побрил и постриг, — оказалось, что прошлым вечером в город прибыл герцог Карлейский и суд пэров соберется в полном составе. Мечник покорно подставил шевелюру под ножницы, но, когда парикмахер взялся за острую бритву, Сент-Вир попросил разрешения привести себя в порядок самостоятельно, заявив, что в противном случае предстанет на суде заросшим щетиной. Наконец ему разрешили побриться самому, но предварительно его окружили охранники, которые с мрачным видом следили, чтобы он не перерезал себе горло.

Предстоящего суда Ричард ожидал с интересом. В прошлом, когда ему доводилось убивать лордов, нанявший его нобиль всегда защищал себя в Суде чести сам, поэтому Сент-Вир там даже не появлялся. Это обстоятельство являлось одним из тех, которые мечник принимал во внимание, подбирая себе заказчика. Суд чести всегда проводился за закрытыми дверьми под наблюдением и руководством Внутреннего совета. Мечники, которых туда вызывали, впоследствии толком не могли описать свои впечатления: то ли они старались напустить на себя таинственный вид, то ли судебные разбирательства сбивали их с толку, а может, дело было и в том, и в другом. Ричард подозревал, что на Суде чести редко звучала правда, — ключом к успеху являлось умение того или иного лорда ею играть, представляя ее в выигрышном для себя свете. Именно поэтому Сент-Вир выбирал себе патронов, обладающих подобным талантом, предпочитая их заказчикам, предлагавшим контракты, в которых факт «невиновности» мечника закреплялся письменно. Кроме того, мечник любил конфиденциальность.

Мечник ощутил легкое сожаление — ему следовало обойтись с лордом Кристофером чуть помягче и задать еще парочку вопросов. Впрочем, это уже неважно, вскоре он сам узнает все о суде. Он ждал его с легким сердцем. Мечнику не составляло особого труда размышлять о будущем — в отличие от прошлого. Ричард знал об ошибках, которые совершил, и этого ему было довольно. Возвращаться к ним снова он считал занятием бесполезным и малоприятным. Сент-Вир решил, что, если останется жив, отыщет в Приречье тех, кто дал против него показания. Теперь он понимал, почему Катерина так нервничала во время их роковой встречи. При этом она не могла поступить с ним так сама, по своей воле — ее наверняка запугали. Теперь он не в силах ей помочь.

Упрямо сжав зубы, Ричард потянулся и быстрым шагом стал ходить взад-вперед по камере. Он не знает, что его ждет впереди, но запускать себя нельзя. Избитое тело ломило и ныло, но он уже давно научился не обращать внимания на боль. Камера казалась мечнику не такой уж плохой — здесь было светло, и к тому же имелась кровать, прикрученная к стене. От полученных побоев и долгих часов без движения он почувствовал усталость, но ему не слишком хотелось ложиться на жесткую постель.

Остановившись у окна, мечник приник к бойнице. Ему оказали своего рода привилегию, заключив его в Старый форт, вместо того чтобы бросить в Давильню к обычным городским преступникам. Сейчас он находился в одном из верхних казематов крепости, охранявшей устье реки и самую старую часть города.

Далеко внизу, словно зеркало, ярко поблескивала сероватая поверхность реки. Начинался прилив, по реке сновали лодки. Узкая бойница конической формы, в которую он сейчас смотрел, была проделана во внешней крепостной стене. Камень приятно холодил лоб.

Когда мечник услышал, как позади открылась дверь, рука привычно метнулась к поясу. Пальцы ухватили пустоту, но Сент-Вир даже не удосужился скрыть характерный жест.

— Мэтр Сент-Вир, — на пороге появился комендант, за спиной которого маячили стражники, — мы прибыли, чтобы препроводить вас в Зал Совета.

Мечник был удивлен оказываемыми ему почестями. Он еще не понял — то ли здесь принято обращаться так со всеми узниками Старого форта, то ли уважение вызывает его искусство владения мечом, перевешивающее тот факт, что он обычный простолюдин из Приречья.

— Что, толпа собралась? — спросил он коменданта.

— Толпа? Где?

— Я думал, к Дворцу правосудия народ подтянулся поглазеть на нас, — Ричард искренне полагал, что стражников прислали для того, чтобы оттеснять напирающих зевак, пока его ведут через площадь.

Среди орды любопытных, которые пришли потолкаться и поглазеть на него, найдутся и друзья, и враги.

— Ах вот вы о чем, — улыбнулся комендант. — Нет, туда мы не пойдем. — Он поймал вопросительный взгляд Сент-Вира. — Охрана предназначена для вас. Милорд приказал не заковывать вас в цепи, поэтому, чтобы вы не сбежали, вас будет сопровождать стража.

Ричард рассмеялся. Наверное, он смог бы ранить коменданта и даже завладеть оружием одного из охранников. Тогда бы ему удалось нарушить четкий строй их процессии, превратив узкий коридор в бойню, однако шансы сбежать были слишком невелики; его ждала встреча с Советом.

Они дошли до лестницы и взяли еще факелов. Путь лежал вниз, под землю, откуда пахло влажным камнем и железом. Процессия спустилась в пролегавший под площадью тоннель, соединявший Старый форт со зданием Совета.

— Я никогда не слышал об этом ходе, — признался Ричард коменданту. — Его давно построили?

— Задолго до меня, — ответил тот. — Дорогу я найду с закрытыми глазами. Это является одной из моих обязанностей. Здесь много тупиков и неисхоженных ответвлений.

— Постараюсь не отставать, — пообещал Ричард.

— Сделайте одолжение, — усмехнулся комендант. — Вы, как я погляжу, вполне уверены в себе.

— Как и все остальные, — пожал плечами мечник.

Лестница, ведущая наверх, была короче той, по которой они спустились в подземелье. Чтобы пройти в дверь наверху пролета, стражникам пришлось выстроиться в цепочку, пропустив Ричарда в середину.

Процессия очутилась в зале, залитой солнечным светом. Мечник окунулся в сияние лучей, которые показались ему настолько яркими, что у него заболели глаза. Завороженным взглядом Ричард обвел отделанные деревянными панелями стены, покрытый мрамором пол и расписной потолок. После перехода по влажному каменному коридору Сент-Виру было приятно купаться в тепле, исходившем от нагретого солнцем зала. Вымуштрованные стражники, не говоря ни слова, повели пленника по коридору.

Наконец, они достигли огромных двухстворчатых дубовых дверей, которые с торжественным видом отворила охранявшая их пара слуг в ливреях. Ричард ожидал увидеть нечто красивое и величественное, однако перед ним оказались еще один аванзал и новые двери. Когда открыли и их, Ричард и сопровождавшие его стражники четким строем вступили в зал Суда чести.

В зале царил полусумрак, словно день на улице уже начал клониться к вечеру. За длинным столом, устремив взгляды на Ричарда, сидело около дюжины мужчин в прекрасных мантиях, напоминавших наряды актеров. Мечника усадили на стул, стоявший в центре зала — напротив Бэзила Холлидея и нескольких его соседей. Холлидей был одет в синий бархат, на груди у него поблескивал вышитый золотом круг — знак Великого канцлера, пост которого он занимал. Ричард отстраненно подумал, что этот круг стал бы великолепной мишенью. Впрочем, об этом задании в данный момент можно было и забыть.

— Мэтр Сент-Вир, — вышел вперед славный до раздражения молодой нобиль, который уже встречался с мечником в тюрьме, — перед нами суд пэров, собравшийся в полном составе, чтобы провести дознание. Суд пэров уже заслушал письменные показания, данные свидетелями под присягой, и теперь желает задать вам несколько вопросов.

— Извините, — промолвил Ричард, — вам не кажется, что кое-кого не хватает?

— Прошу прощения?

— Вы сказали, что суд собрался в полном составе. Однако я вижу, что два места пустуют. Одно ваше, а второе рядом с краснолицым господином, сидящим возле того, что в зеленом…

— Э-э-э… — На несколько мгновений показалось, что лорд Кристофер растерян. Он явно не готов был отвечать при всех на вопросы обвиняемого. Однако, увидев, как лорд Холлидей ему улыбнулся и кивнул, Кристофер приободрился и произнес: — Это место Тремонтенов. Оно находится рядом с местом герцога Карлейского. Каждая семья, обладающая герцогским титулом, имеет право посылать своего представителя для участия в заседаниях Суда чести…

— Но эта женщина, черт ее побери, не желает серьезно относиться к своим обязанностям, — прорычал краснолицый мужчина, которого представили как герцога Карлейского. Несмотря на то что Ричард выполнил заказ герцога и получил за это деньги, он никогда прежде не видел своего патрона. Судя по всему, герцог относился к тому типу нобилей, которым часто требуются услуги мечника, — он был заносчивым, вздорным и могущественным. — Ей-то, поверьте, извещение о заседании далеко возить не надо. Ей не надо срываться из поместья и мчаться в город сломя голову, чтобы поспеть за день…

— Полноте, милорд, — попытался успокоить герцога мужчина, у которого на груди было вышито изображение птицы. — Это дело герцогини и ее чести, которое нас не касается. — Ричард узнал лорда Монтага. Ему уже доводилось работать на этого нобиля, и он нравился Сент-Виру. Сейчас Монтаг занимал пост ворон-канцлера, и ему редко требовались услуги мечника. Однажды при выполнении заказа Монтага Ричард получил ранение, после чего его отнесли в особняк нобиля, где Сент-Вир и лечился, пока снова не набрался сил.

После того как герцога Карлейского успокоили, лорд Холлидей начал допрос:

— Мэтр Сент-Вир, мы заслушали показания многих людей, которые под присягой заявили, что лорда Горна убили именно вы. Однако ни один из них не являлся непосредственным свидетелем преступления. Кто-то ссылается на вашу технику боя, кто-то — на ваше искусство владеть мечом, кто-то — на слухи. Если вы можете привести доказательства, что в ночь убийства находились в другом месте, мы бы желали таковые доказательства рассмотреть.

— Я не могу привести этих доказательств, — ответил Ричард. — А техника боя действительно моя.

— Знаете ли вы кого-нибудь, кто специально скопировал бы вашу технику боя, желая навлечь на вас беду?

— Нет, таких людей я не знаю.

— Милорд! — вмешался герцог Карлейский. — Черт побери, каков наглец! «Таких людей я не знаю, милорд», — вот как надо говорить! Не забывайтесь! Вы находитесь в присутствии лиц благородного происхождения.

— Вы тоже умерьте свой пыл, герцог, — произнес с ленцой чей-то тихий голос. — Нам прекрасно известно о вашем таланте превращать любое заседание в кавардак.

Побагровевший герцог тут же замолчал. Ричард мог догадаться о причинах его покладистости — обратившийся к буяну человек был среднего телосложения и примерно одного возраста с герцогом, однако его руки казались более гибкими и ловкими, а в глазах читался куда больший жизненный опыт.

— Лорд Арлен, — торжественно произнес Крис Невилльсон.

— Прошу прощения, — обратился Ричард к Великому канцлеру, — моя грубость была ненамеренной.

Мечник заметил, что Холлидей не обращает внимания на вспышки ярости герцога Карлейского; наверняка между двумя нобилями пробежала черная кошка. Холлидей, пожав плечами, обратился к ворон-канцлеру:

— Милорд, вы не позаботитесь о том, чтобы этот обмен репликами изъяли из официального протокола?

— Разумеется. — Монтаг что-то быстро записал и дал знак секретарю, сидевшему у него за спиной.

— Итак, — обратился Холлидей к Ричарду, — вы понимаете, что все улики указывают на вас?

— Конечно, — кивнул мечник, — именно так все и задумывалось.

— Значит, вы не отрицаете, что убили Горна?

— Не отрицаю.

Несмотря на то что в зале было не очень много людей, гул голосов поднялся громкий. Наконец, лорд Холлидей призвал лордов к тишине.

— Итак, — продолжил Бэзил, — сейчас нам предстоит заняться вопросом, ради которого мы, собственно, здесь и собрались. Вы можете назвать имя вашего патрона, заказавшего смертный бой с Горном?

— Нет, не могу. Прошу меня простить.

— Но почему? Назовите хотя бы причину, — подался вперед Монтаг.

Ричард задумался. Надо ответить так, чтобы собравшиеся его поняли:

— Это вопрос чести.

— Да, разумеется, но о чьей чести идет речь?

— О моей, — ответил Ричард.

— Мэтр Сент-Вир, — Холлидей тяжело вздохнули вытер лоб, — суду известно о том, что вы твердо держите слово. Подобное качество вызывает уважение. Всякий патрон, решивший воспользоваться вашими услугами, может быть полностью в вас уверен. Не исключением является и тот, кто пожелал смерти Горна. Однако, если ваш нынешний патрон трус и не решается назваться, отдав себя на суд равных ему, я хочу, чтобы вы ясно для себя уяснили — на карту поставлена ваша жизнь. Если имя вашего патрона останется неизвестным, мы будем вынуждены передать вас гражданским властям и судить за убийство.

— Я это понимаю, — кивнул Сент-Вир.

В голове голос Алека прошептал: «Моя честь не достойна вашего внимания». Втайне мечник был доволен. Похоже, нобили действительно не знали, почему ему пришлось убить Горна. Поскольку Годвин избежал смерти, Горн не стремился разболтать всем о том, что шантажировал Сент-Вира. Значит, покуда об этом знали только в Приречье, и Ричард собирался сделать все от себя зависящее, чтобы сплетни об этом деле не пересекли границы реки. Впрочем, Сент-Вир полагал, что, если бы и назвал причину, по которой прикончил Горна, это бы вряд ли что-то изменило. Сверившись со своими запутанными законами, нобили, скорее всего, пришли бы к выводу, что эта причина не может являться оправданием совершенного преступления.

— Вы позволите задать вопрос? — раздался еще один голос.

Ричард его уже где-то слышал, но где? Из-за стола поднялся аристократ с угольно-черной шевелюрой и повязкой на глазу. Стоило Сент-Виру взглянуть на говорившего, как мечник тут же все вспомнил. Нобиль, как и все присутствующие аристократы, был одет в синий бархат, на груди вышит дракон. Это Феррис, который пришел от герцогини с заказом убить Холлидея.

— Мэтр Сент-Вир, — сначала Энтони решил проявить вежливость и представиться, — я дракон-канцлер Совета лордов. Я тоже неоднократно слышал о том, что вы очень надежны и вам действительно можно доверять. Повторюсь, неоднократно, сэр. — Энтони, повернув голову, вперил здоровый глаз в Ричарда. Взгляд был многозначительным. Ричард кивнул в знак того, что понял намек на их встречу.

— Решили произнести речь, милорд дракон-канцлер? — тихо поинтересовался герцог Карлейский.

— Если позволите, — одарил его теплой улыбкой Феррис. — Я был хорошим мальчиком, терпеливо ждал своей очереди и вот теперь пожинаю плоды. — Сидевшие за столом нобили рассмеялись, напряжение спало, и Энтони продолжил: — Принимая во внимание вашу репутацию, мэтр Сент-Вир, мне представляется, что мы сейчас вам оказываем медвежью услугу. Вы не только человек слова. Вы также известны осмотрительностью и рассудительностью. Если вы убили Горна, значит, у вас на то была причина. Не исключено, что именно эту причину мы и хотим узнать. Гибель нобиля для всех нас является вопросом чести, вне зависимости от того, имел ли место формальный вызов на бой или же нет. — Холлидей согласно кивнул. — Ну а что касается гражданского суда, то смею заметить, методы их дознавателей по сравнению с нашими представляются куда более жестокими…

Феррис, вы предлагаете подвергнуть Сент-Вира пыткам? — сухо спросил пожилой нобиль, который выглядел моложе своих лет.

— Милорд Арлен, — ласково произнес Энтони, повернувшись к нобилю, — я вовсе этого не предлагаю. Хотя вы только что высказали весьма здравую мысль. Надо придумать что-нибудь эдакое, формальное, не причиняющее вреда здоровью и не уязвляющее честь.

У Ричарда появилось такое чувство, что он фехтует с завязанными глазами. Слова были обманчивы, следовало ориентироваться на тон и намеки, руководствуясь логикой. Вспомнив манеру Ферриса вести беседу там, в таверне, Ричард пришел к выводу, что лорд, скорее всего, хочет дать ему понять: он знает, почему убит Горн. Коли так, он обещает молчать, если… если что? Если Ричард пообещает не рассказывать о заговоре против Холлидея? Но как мечник сможет дать такое обещание, стоя перед всем судом пэров?

— Феррис, Арлен, — вмешался Холлидей. — Пожалуйста, посерьезней. Или вы хотите, чтобы ваше предложение внесли в протокол?

Прошу прощения, — немного свысока промолвил Феррис, — я думаю, что нам действительно следует его обсудить, прежде чем отправить Сент-Вира на смерть, передав в ведение гражданского суда. Я понимаю, мое предложение затянет дознание и потребует несколько больше времени, чем некоторые из присутствующих здесь намеревались бы таковому дознанию уделить. Однако я хочу, чтобы в протоколе отметили, что моя рука протянута мечнику, и я выслушаю любой ответ, на который он только сподобится. Суд проходит за закрытыми дверьми, поэтому нобилю нечего беспокоиться о том, что его честь окажется запятнанной. Ничего подобного Сент-Виру я предложить не могу. Вместе с тем, если он хочет спросить меня о чем-то другом, я готов ответить на любой его вопрос.

Намек был более чем прозрачен: суд способен обойтись с тобой так, как никогда не посмеет обойтись со мной; воспользуйся моей помощью.

Вместе с этим Феррис не собирался заявлять о том, что нанял мечника бросить вызов Горну. Он хотел, чтобы Ричард в присутствии пэров указал на него сам, таким образом опорочив себя перед лицом всех аристократов. Если бы Сент-Вир решился на такой шаг, впоследствии ему бы пришлось обратиться за покровительством к Феррису. Похоже, задание устранить Холлидея оставалось в силе.

Ричард сидел и думал. На некоторое время воцарилась тишина — желающих выступить не было. Мечник услышал скрип пера по бумаге. Феррис предлагал ему свободу, защиту, обещая при этом хранить в тайне правду о причинах убийства Горна. На большее надеяться не приходилось. Но по сути дела это предложение ничем не отличалось от игры, которую затеял Горн: или жизнь Алека, или твоя жизнь; либо ты докажешь, что способен защитить близкого тебе человека, либо дашь слабину и покажешь, что тобой можно управлять. Однако Феррис сделал предложение, «протянув мечнику руку». И если Ричард откажется ее принять, Феррис, скорее всего, позаботится, чтобы мечника наказали по всей строгости закона. Лорд пойдет на все что угодно, лишь бы заставить Сент-Вира замолчать навсегда. Предложение подвергнуть мечника «не уязвляющей чести» пытке казалось остроумным, но слишком уж типичным для нобилей — оно было сродни вычурным угощениям, которые подавались у них на пирах — клеткой из сахарных волоконец, внутри которой сидела птичка из марципанов. Ричард понял, что попал в клещи и надеяться ему не на кого.

— Мечник благодарит вас, — поднявшись, произнес он. — Могу ли я задать благородному суду вопрос?

— Конечно.

— Благородные нобили, я бы…

Его слова заглушил шум, неожиданно донесшийся из аванзалы. Меж дубовых дверей эхом гулял лязг железа, крики и топот ног. На некоторое время внимание присутствующих оказалось отвлечено от Ричарда. Холлидей кивнул Крису Невилльсону, и молодой нобиль отпер двери в зал суда.

На пороге все увидели стражников, которые вцепились в богато одетого мужчину, чтобы не дать ему пройти. По всей видимости, мужчина намеревался вползти в зал на четвереньках, потому что он пытался не столько стряхнуть с себя стражников, сколько опуститься на пол. Когда двери распахнулись, охрана рывком подняла пленника, поставив на ноги. Зеленые глаза впились в Великого канцлера.

— Я его уронил, — сообщил возмутитель спокойствия.

Ричард пнул тяжелый стул, и тот с грохотом упал. Разумеется, кто-то закричал. Сейчас поднимется еще большая суматоха, он доберется до Алека, разоружит одного из охранников… Неожиданно до Сент-Вира дошло, что друг даже не посмотрел на него. Алек все еще говорил, обращаясь к Холлидею:

— …не знаю, чем вы их тут кормите, но согласитесь, дерганые они — просто ужас. Думаю, все дело в нелегкой службе — на такой враз становишься раздражительным.

В зале появились еще двое стражников. Они подняли опрокинутый стул и усадили в него Ричарда. Мечник вытянул шею и с восхищением уставился на молодого нобиля, замершего в дверях. Волосы Алека были чисто вымыты, подстрижены и теперь напоминали мягкую шапочку. Расшитая золотом одежда из зеленой парчи смотрелась на нем просто изумительно, впрочем, Ричард никогда не сомневался, что другу пойдет такой наряд. Сейчас Алек даже ухитрялся не сутулиться, наверное, потому, что сильно разозлился.

— Если бы они не кидались делать из каждого посетителя отбивную, я бы его не уронил, и, возможно, нам бы удалось избежать неразберихи.

Метнувшись вперед, лорд Кристофер поднял с пола предмет, о котором шла речь, — золотой медальон на цепочке.

— Ух ты, привет, Невилльсон, — произнес Алек. — Помнится, однажды я столкнул твою сестру в пруд. Кстати, как она поживает?

Лорд Кристофер, подняв взгляд, посмотрел в лицо Алеку и ахнул:

— Кампьон! Они сказали… Я думал, ты мертв!

— А я жив, — отозвался Алек, — пока. Ты не мог бы вернуть мне то, что у тебя в руках?

Холлидей кивнул, и стражники отпустили молодого человека.

— Видите, — Алек двинулся вперед, выставив медальон вперед, — Тремонтен. Моя печать и мой пропуск. Меня прислала герцогиня. Где мне сесть?

Молодой человек, не обращая внимания на то, что взгляды всех присутствующих в зале устремились на него, как ни в чем не бывало направился к пустому креслу, стоявшему между лордом Арленом и герцогом Карлейским. Чинно поклонившись секретарям, незваный гость представился:

— Лорд Дэвид Александр Тилман («Т», «И», одна «Л») Кампьон, владелец Кампьона и Тремонтена. — Он беззаботно помахал рукой, — Если что, можете потом свериться со списком геральдической палаты.

Даже Ричард заметил яростный взгляд, которым лорд Феррис наградил новоявленного гостя. «Если он вспомнит, что видел Алека в Приречье, быть беде», — подумал мечник. Но Алек лишь перехватил взгляд Ферриса, одарив его в ответ злобной усмешкой, будто радуясь чему-то, известному лишь ему одному, после чего обратился к присутствующим:

— Мне очень жаль, что я опоздал. Меня буквально вывели из себя, никто не хотел говорить, где вы устроили заседание. Вы в следующий раз хоть записку оставляйте. Я все вверх дном перевернул во Дворце правосудия, отчего весьма притомился. Надеюсь, скоро подадут обед. А теперь, милорды, может, займемся делом?

Сейчас уже все, даже Бэзил Холлидей, выпучив глаза, таращились на наглеца. Похоже, веселился один лишь лорд Арлен, который произнес:

— Сначала, лорд Дэвид, вам, скорее всего, захочется ознакомиться с протоколом. Боюсь, нам пришлось начинать без вас.

Алек посмотрел на Арлена и сделался похож на шарик, из которого враз выпустили весь воздух. Ричард тут же проникся к незнакомому лорду еще большим уважением. Мечник был пока слишком потрясен и поэтому мог лишь наблюдать за происходящим. Так, значит, все-таки Алек приходится родственником красавице, плывшей на корабле в виде лебедя. Получается, обворожительная герцогиня, обладательница чудесной шоколадницы, направила на суд своего молодого родственника. Неужели Алек, или теперь его правильней называть лорд Дэвид, объявит себя заказчиком и патроном Сент-Вира в деле об убийстве Горна? Такое развитие событий представлялось Ричарду весьма вероятным.

При мысли об изящном молодом нобиле с острым языком и безобразными манерами, объявляющим себя патроном Сент-Вира, Ричард почувствовал, как у него по спине пробежал холодок. Очень часто возмутительное поведение Алека было вызвано страхом или смущением. Вне зависимости от того, что задумал друг, Ричард надеялся: Алек оттянет развязку. Так или иначе, он уже заставил Ферриса замолчать.

Дочитав протокол, Алек отложил его в сторону и коротко кивнул. Он успел успокоиться, пока знакомился с материалами.

— Я хочу кое-что добавить, — изрек он, — однако часть из того, что вы услышите, не совсем уместно разбирать в ходе текущего дознания. Тремонтенам был нанесен ряд обид, непосредственно связанных с этим делом, поэтому мне бы хотелось попросить рассмотреть их в присутствии всего Совета лордов. Иных подробностей я пока не могу сообщить из опасений повлиять на ход предстоящего процесса. Кроме того, как некоторые из вас знают, — он ласково посмотрел на лорда Кристофера, — я интересуюсь старинными книгами. Некоторые из них, оказалось, содержат интересные сведения. Так, например, я узнал об одном старинном правовом обычае, который называется «тройным вызовом». Его никто не удосужился отменить — просто со временем он вышел из обихода. Я знаю, что следование древним обычаям и традициям в большом почете у некоторых джентльменов. — Взгляд, которым Алек наградил герцога Карлейского, был куда менее ласков. — В связи с этим я надеюсь, что, если мы соберем в одном зале всех лордов государства и приведем туда Сент-Вира, мы сможем узнать имя его патрона, трижды призвав его назвать себя.

— Хотите устроить спектакль? — покачал головой лорд Холлидей. — Вы и вправду думаете, что от этого будет толк?

— Как вы верно заметили, получится спектакль, причем отличный, — пожал плечами Алек. — Кроме того, вы же не хотите покарать невиновного?

— Но разве мы можем ради подобного театрального действа созывать всю городскую аристократию? — мягко поинтересовался лорд Монтаг.

— Шутить изволите? — Алек угрожающе вздернул подбородок. — Да они вам деньги совать будут, лишь бы попасть в зал. Берите по два рояла с носа, и никаких стульев — пусть стоят, так больше поместится. Кстати, коли все соберутся вместе, пусть заодно проголосуют по земельному налогу. Говорю вам, все даже о картах позабудут.

— А он прав, — беспомощно усмехнулся Бэзил Холлидей, чем едва себя не опозорил.

— Не подозревал, милорд, что вы придерживаетесь столь нелицеприятного мнения о Совете, — затянул герцог Карлейский, довольный тем, что у него, наконец, появился повод для спора…

Однако в конечном итоге лорды проголосовали за предложение Алека.

Глава 26

К исходу второго дня комендант понял, что ему уже осточертело проигрывать Сент-Виру в шашки.

— Новичкам всегда везет, — кивнул Ричард, — кроме того, мы играем на интерес, так что вам не о чем беспокоиться. Ну же, давайте! Еще одну партию.

— Нет уж, — покачал головой комендант. — Я лучше пойду погляжу, кто пришел вас навестить на этот раз. Ну как же люди не понимают: приказы есть приказы, их не меняют час от часа! При этом если бы я брал все взятки, что мне предлагают, я бы уже давно мог уйти в отставку и уехать в деревню.

— Что поделать, — развел руками Ричард, — Теперь на меня мода.

Камера утопала в цветах, отчего напоминала театральную ложу. Если в дар приносили вина и яства, их приходилось отвергать — они могли быть отравлены. Рубахи, букеты и платки Ричард с удовольствием принимал, после того как они подвергались тщательной проверке: нет ли внутри записки. Тело Горна еще не успело остыть, а Сент-Вира уже чествовали как героя. Подобное показалось бы признаком дурного вкуса, если бы фигура мечника не была всегда объектом пристального внимания городской знати. Теперь все с нетерпением ожидали заседания Совета, на котором, наконец, предстояло выяснить, кто же является патроном Ричарда и подлинным виновником смерти Горна. Известность приобрел даже опустевший особняк Горна; нобили проезжали мимо него по несколько раз, разглядывая стену, через которую перелез Сент-Вир, и окна комнаты, в которой «все произошло». К герцогине Тремонтен то и дело заходили гости, спрашивая Дэвида Кампьона — инициатора предстоящего заседания, однако им неизменно отвечали, что его нет дома.

Большую часть дня Алек обычно спал в комнате с задернутыми занавесками. Герцогиня в четко установленные часы отправляла ему подносы с изысканными кушаньями, и тогда Алек вставал и трапезничал. Вина Диана давала ему мало. По ночам он бродил по дому или, затворившись в библиотеке, читал взятые с полки наугад книги, кое-что записывал на бумаге, а потом ее рвал. Он нашел один из первых экземпляров запрещенной монографии «О законах природы» и дважды механически ее прочитал, не понимая ни слова. Ему очень хотелось все бросить и кинуться в Приречье, но его удерживало от этого шага лишь одно — осознание того, что Ричарда там нет.

Всякий раз, когда к Диане приходил лорд Феррис, ему так же отвечали, что герцогиня отсутствует. Однажды Феррис встретил ее на приеме, на который пришел специально, зная, что она там будет. Она показалась ему, как и прежде, обворожительной, но прежнее кокетство куда-то исчезло. В ее словах и выражении глаз больше не чувствовалось тонкого намека, ну а намеков самого Энтони герцогиня предпочитала не замечать. Ему хотелось накричать на нее, ударить, сомкнуть пальцы на тонкой, лебяжьей шее, но кругом были люди, и он не мог начинать ссору, не имея на то никакой очевидной для всех причины. Тонкие черты ее лица, чистая нежная кожа приводили Ферриса в бешенство, которого он не знал в то время, что они провели вместе. Он страстно желал провести руками по шелковой ткани, прикрывавшей ее грудь, обнять Диану за талию и привлечь легкую как пушинку женщину к себе. Сейчас он чувствовал себя как бедняк, наблюдающий сквозь ограду парка за веселящимися аристократами и ощущающий при этом беспомощность и печаль, от которой никак не избавиться. Он знал, какой проступок он совершил, но не понимал, как она о нем узнала. Впрочем, даже если она и не проведала об этом, он все равно не смог бы и дальше жить с ней, жертвуя своей независимостью. Вот уже три года он ходил у нее в подмастерьях. Она научила его любви и тонкостям политических игр. Именно благодаря ей он стал тем, кем сейчас являлся. Он сполна с ней расплатился, отстаивая ее интересы в Совете, покуда сама герцогиня спокойно сидела в своем особняке в центре города — очаровательная Диана, радушная хозяйка, которой все восхищаются и которая, как всем известно, совершенно не интересуется политикой.

Феррис силился вспомнить, как она избавилась от его предшественника. Она старалась хранить свои романы в тайне. В городе было полно ее друзей; возможно, некоторые из них, как и Феррис, некогда ходили у нее в ученичестве, но нашли в себе силы расстаться с ней более достойно. Энтони не сомневался, что на смену ему должен прийти Годвин. Чтобы от него избавиться, Феррис счел разумным помочь Горну совершить эту глупость с дуэлью. Если Энтони был прав, и Диана испытывала к Годвину интерес, значит, она также может злиться на Ферриса из-за молодого нобиля, хотя любая другая женщина, правда, не таких масштабов личности, была бы польщена его ревностью. Но опять же, как она обо всем узнала? Решила с ним поиграть? Не стоит ли обрушиться на нее с упреками? Или следует ждать, когда она в открытую даст ему отставку? Феррис пришел к выводу, что это, собственно, уже произошло, но причиной тому не Годвин, а этот ее молоденький родственничек, этот юный наглец с высокими скулами. Феррис заглянул в списки геральдической палаты, него глаза расширились. Лорда Дэвида и Диану действительно тесно связывали узы кровного родства. Однако, когда речь идет о герцогине, ни в чем нельзя быть уверенным.

Лорд Феррис пытался через посредников связаться с Сент-Виром, однако все усилия его доверенных лиц не увенчались успехом. В конечном итоге Энтони пришлось сдаться из опасений, что его заинтересованность в мечнике станет очевидной. По какой-то причине, покуда Энтони непостижимой, Диана отправила своего родственника на помощь Сент-Виру. Феррис не сомневался, что на дознании Сент-Вир понял его намек и уже был готов ответить на предложение согласием, но тут вмешался этот Тремонтен. Как же Феррису хотелось знать, что за игру ведет Диана! Может, ей самой нужен Сент-Вир. Такое объяснение представлялось самым простым. Однако Феррис не собирался отступать от своего плана. Если он лишился поддержки Дианы, борьба за пост Великого канцлера будет более тяжелой, но это не значит, что бой уже проигран. Если Сент-Вир действительно понял, что Феррис хотел ему сказать, у дракон-канцлера имелся шанс привлечь мечника на свою сторону в самом начале заседания Совета. Кроме того, с чего Сент-Виру слушать посланника герцогини, который, совершенно очевидно, хотел заполучить мечника для дома Тремонтенов? Феррис намеревался предложить Сент-Виру свободу, покровительство и работу. Что сулил мечнику союз с Дэвидом Александром Кампьоном — дракон-канцлер понять не мог.

В Зале Совета, некогда носившем название Княжеского, царила праздничная суета. Сегодня сюда явились все нобили, имевшие право принимать участие в заседании. Аристократы сидели, стояли, толкались в поисках места, опершись на скамьи, беседовали с друзьями двумя рядами ниже или отдавали слугам распоряжения принести еще апельсинов. Запахи цитрусовых и шоколада, смешавшись друг с другом, перекрыли более присущие залу ароматы вощеного дерева, потолочной пыли и людского тщеславия. Заседание начиналось рано утром, и нобили, не привыкшие обходиться без завтрака, не собирались так просто сдаваться.

Лорды Холлидей, Феррис, Монтаг, Арлен и другие члены суда пэров не принимали участия в общем веселье. Они сидели за столом на подмостках, располагавшихся в самом конце зала, возле стены, отделанной деревянными панелями. Члены Внутреннего совета были одеты в синие мантии. Арлен и герцог Карлейский особенно потрясали присутствующих богатством нарядов. Лорда Дэвида Кампьона видно не было.

— Как вы думаете, — обратился Холлидей к Феррису, обведя взглядом сутолоку, царящую в зале, — пока все в сборе, не удастся ли нам принять закон-другой?

— Нет, — решительно ответил Феррис, — но, если хотите, можете попытаться.

— Куда подевался Тремонтен?

— Надеюсь, вы не думаете, что он снова заблудился? — вступил в разговор Монтаг.

— Кто знает. — Холлидей снова посмотрел на толпу нобилей. — Пожалуй, нам лучше приступить к делу, а то они с минуты на минуту начнут друг в друга швыряться апельсинами. — Он склонился к помощнику: — Крис, передайте герольдам, чтобы они призвали присутствующих к тишине. Потом ступайте к коменданту тюрьмы — скажете, что мы готовы к рассмотрению дела Сент-Вира.

* * *

Ричард вместе с комендантом терпеливо ждал в аванзале, под завязку набитом стражниками.

— Честное слово, — уверял комендант своего подопечного, — вы отродясь не видали таких кинжалов, какие имелись у того иноземца. Каждый размером с локоть, а уж сбалансированы они, ну боже мой…

Закончить ему не дали, двустворчатые двери распахнулись так, словно аванзал был тюремной камерой, и перед взорами находившихся там людей предстало величественное зрелище: зал высотой в четыре человеческих роста с высокими окнами, сквозь которые лился солнечный свет, окрашивая золотом изразцовую отделку и резное дерево. Прежде чем вступить в эти врата, комендант отряхнул колени, а Ричард одернул камзол.

С близкого расстояния картина производила еще более головокружительное впечатление. Ричард был потрясен стенами, отделанными столетним дубом, витым орнаментом, покрытым свежей позолотой, амфитеатром лиц, огромным количеством людей в нарядах всех цветов радуги и гулом, напоминавшим рев моря. Мечник увидел, что по трем сторонам стоят скамьи, где расселись нобили, а четвертую занимал стол, за которым устроились пэры, проводившие дознание. Алека среди них не было. Но он наверняка здесь. Ричарду стало интересно, что его друг наденет на этот раз. Опять то зеленое платье, расшитое золотом? Коль скоро Алек заключил союз с герцогиней Тремонтен, он должен принять участие в заседании. Сент-Вир представил, как славящаяся своим умом герцогиня одаривает Алека тем же долгим, оценивающим, но вместе с тем и веселым взглядом, каким удостоила в театре Ричарда, и мурлыча произносит: «Так, значит, у тебя все-таки хватило ума отказаться от прозябания в бедности? Как кстати! У меня есть для тебя дело…» Но в чем суть этого дела? Ричард терялся в догадках. Видимо, направив Алека на Совет, она тем самым хотела заявить во всеуслышание о его возвращении. Несомненно, в ее отношениях с Феррисом наметилась трещина, не исключено, что она решила отказаться от плана устранения Холлидея и послала Алека, чтобы остановить Сент-Вира. Ричард вполне допускал, что, если за спиной Алека стояла герцогиня, друг смог бы вытащить его из передряги ничуть не хуже Ферриса, причем цену за это пришлось бы заплатить меньшую. Вряд ли Алек стал бы желать Ричарду зла.

Ричарда усадили на стул лицом к судьям. Все внимание пэров переключилось на него: Холлидей с мрачным видом рассматривал мечника, взгляд Ферриса был холоден, а герцог Карлейский в открытую пялился на Сент-Вира. Увидев Ричарда, лорд Монтаг изумленно поднял брови, усмехнулся и одними губами произнес: «Отличная рубаха». Сидевшие позади мечника нобили делились друг с другом впечатлениями. Ричарду стало не по себе от такого количества незнакомцев за спиной, однако лица судей оказались ничуть не хуже зеркала — по ним он видел, что происходит в зале. В облике Холлидея явно читалось раздражение. Великий канцлер с нетерпением дал знак, и герольды застучали молоточками, призывая к тишине.

Постепенно гвалт сошел на нет, в зале зашикали, а кто-то довольно громко произнес: «Смотрите, начинается!» В зале воцарялась тишина, так, как бывает в помещении, битком набитом народом: послышались шарканье ног, скрип скамеек, шорох одежды, ропот голосов сменился убаюкивающим журчанием — и все стихло. В наступившем молчании раздался звук шагов, который звоном отражался от покрывавшей пол плитки.

В дальнем конце зала появилась высокая фигура, решительным шагом направившаяся к столу, за которым сидели пэры. Когда Ричард разглядел, кто это, у него перехватило в горле. Алек, как обычно, оделся в черное, только на этот раз в наряд из бархата. Ярко сверкали начищенные до блеска пуговицы. Края белоснежной рубахи отделаны серебряной шнуровкой; в ухе, к великому изумлению Ричарда, поблескивал бриллиант.

Алек был бледен, словно совсем не спал. Он прошел мимо Сент-Вира, даже не взглянув на него. Друг поднялся на возвышение и занял свое место за столом.

Герцогиня подробно объяснила родственнику, когда именно ему следует появиться в зале. Ему очень не хотелось приходить до начала заседания, ведь тогда бы ему пришлось разговаривать с остальными членами суда пэров. Алек сидел между лордом Арленом и герцогом Карлейским, неподалеку от Великого канцлера и лорда Ферриса.

Шепоток, поднявшийся в зале, грозил снова перерасти в гул. Герольды тут же призвали к тишине, и начался допрос.

Уткнувшись в протокол, лорд Холлидей зачитал вопросы, звучавшие на дознании, и Ричард повторил ответы на них. В какой-то момент один из зрителей выкрикнул: «Громче! Ничего не слышно!»

— Я не актер, — ответил Ричард.

Он был раздражен, поскольку сейчас из него делали именно лицедея. Мечник ожидал, что Алек сострит насчет цветов, причитающихся подсудимому от почтеннейшей публики, однако за дело взялся Холлидей:

— Отодвиньте стул на несколько шагов назад. Звук будет распространяться лучше.

Мечник послушно сделал так, как ему велели, и обнаружил, что теперь его слова, отражаясь от высокого потолка, разносятся по всему залу. Строители все предусмотрели.

— Благородные лорды, — наконец, обратился Холлидей к Совету, — вы заслушали допрос мечника Ричарда, по прозванию Сент-Вир, учиненный судом пэров, дабы выяснить обстоятельства смерти Аспера Линдли; покойного лорда Горна. У нас не осталось сомнений, что таковой мечник умышлял против покойного лорда Горна и является виновником его смерти. Но вопросы чести благородного дома чрезвычайно важны и должны рассматриваться со всей серьезностью. Мы благодарим всех вас зато, что вы нашли возможность прийти на Совет, и призываем вас к молчанию, ибо сейчас прозвучит трехкратное обращение.

Холлидей кинул взгляд на лорда Арлена, который сидел откинувшись на высокую спинку кресла. Несмотря на кажущуюся расслабленность, лорд был напряжен до предела, и присутствующие, почувствовав это, замерли, боясь проронить хоть слово. Арлен вскинул голову и обвел глазами зал, обшарив внимательным взглядом все закоулки. Казалось, никто и ничто не ускользнуло от его внимания — лорд увидел всех, начиная от мужчин, сидевших с торжественным видом в первых рядах, и заканчивая молодыми людьми, азартно спорившими в закутке, где, как они полагали, их никто не заметит.

Наконец, все услышали сухой четкий голос Арлена:

— Властью сего Совета и суда пэров, возглавляющего таковой, а также во имя чести и достоинства каждого присутствующего здесь, я призываю человека, обладающего землями и титулом, что носил его отец и каковой сей человек желает передать сыновьям, встать и назвать себя, если вопрос защиты его чести или чести его дома имел отношение к смерти Аспера Линдли, покойного лорда Горна.

Когда призыв прозвучал в первый раз, Ричард почувствовал, как по спине пробежал холодок. В зале наступила гробовая тишина, а мир за его пределами, казалось, прекратил свое существование. Когда Арлен повторил обращение, Ричард услышал, как в зале заерзали, будто кто-то собирался встать, однако никто так и не поднялся. Прежде чем бросить клич в третий раз, Арлен дождался тишины. Ричард закрыл глаза и вцепился в стул, чтобы не вскочить и не ответить на призыв. Его честь никого здесь не заботила. Когда Арлен обратился к залу в третий раз, ответом ему стало все то же молчание.

— Мэтр Сент-Вир!

Ричард открыл глаза, обнаружив, что к нему обращается Бэзил Холлидей. Великий канцлер говорил тихо, однако его голос слышали все присутствующие:

— Мэтр Сент-Вир, позвольте спросить вас в последний раз. Вы можете указать на вашего патрона, возжелавшего смерти лорда Горна?

Ричард кинул взгляд на лорда Ферриса. Феррис устремил на мечника взгляд, в котором читалась фраза: «Ну же, назовите меня!» Лицо лорда застыло от тщательно скрываемого отчаяния. В его глазах Ричард увидел потаенный приказ, и это мечнику не понравилось. Сент-Вир глянул на Алека. Алек со скучающим видом смотрел куда-то поверх его головы.

— Нет, не могу, — наконец ответил Сент-Вир.

— Да будет так, — решительный голос Холлидея разрушил наведенные Арленом чары. — Есть ли желающие что-нибудь добавить к прозвучавшему здесь?

— Разумеется, есть, — как по сигналу поднялся Алек.

По залу пронесся вздох. Алек поднял руку.

— Вы позволите? — спросил он сидевших за столом пэров и, когда они кивнули, спустился с возвышения и подошел к Ричарду.

Мечник увидел, как направлявшийся к нему друг запустил руку за пазуху. Сверкнул металл. Неужели кинжал? Ричард резко выставил вперед руку, чтобы отразить удар.

— Что, испугались? — ехидно спросил Алек. Он остановился в нескольких футах от мечника, зажав в пальцах золотой медальон Тремонтенов. Несколько мгновений спустя Алек бросил его Сент-Виру. — Скажите мне, — растягивая слова, произнес Алек, — да погромче, чтобы все слышали… Вам знакома эта вещица?

Ричард повернул медальон. Он был в руках Ферриса в ту ночь, когда они беседовали в Приречье в таверне у Розалии. Феррис показал его, чтобы рассеять сомнения мечника и убедить его взяться за работу, суть которой в тот раз так и не изложил. Работа, которая сводилась к устранению Холлидея. Работа, от которой его отговаривал Алек. Если он сознается, что видел медальон, то при всех укажет на дом Тремонтенов.

— Вы уверены… — начал было он, но Алек его тут же перебил:

— Душа моя, я слышал о вас очень много самых разных возмутительных сплетен, однако мне никто никогда не говорил, что вы страдаете глухотой.

Вот оно что. От него хотят, чтобы он указал на Ферриса. Союз Тремонтенов и Ферриса распался. Тремонтены станут отрицать, что имеют какое-либо отношение к заговору против Холлидея. Или, возможно… Возможно, они вообще были к нему непричастны!

— Да, — произнес Ричард, — я видел этот медальон.

— Как интересно. И где же?

Тон голоса Алека, показная неприязнь отчаянно напоминали мечнику день их первой встречи. Тогда безумная отвага и едкие шутки незнакомого юноши пленили Ричарда. Теперь он знал Алека лучше: вполне достаточно для того, чтобы понять — сейчас друг испытывает страх и отчаяние. Алек стоял так близко, что Ричард чувствовал ароматы недавно выглаженной одежды, сладкого лимона, которым его умастил брадобрей, и примешивающийся к ним резкий, знакомый до боли запах пота. Сент-Вир ощутил приступ головокружения и, к своему ужасу, — отчаянной страсти к этому нобилю в черном бархате. Набравшись смелости, он глянул Алеку в глаза, но друг смотрел мимо.

— Я его видел… ну, то есть медальон Тремонтенов… несколько месяцев назад, в Приречье. Мне его показал один человек… доверенное лицо Тремонтенов…

— Доверенное лицо Тремонтенов? — повторил Алек. — Неужели? С чего вы взяли? Может, вам просто хотели сбыть краденое?

«Точно, Алек!» — подумал Ричард. Впрочем, вероятно, нобили представляли Приречье именно так.

— Этот человек предложил мне работу, — ответил Ричард.

— Вы его узнали?

— Нет. Я никогда прежде его не видел.

— Вы бы его узнали, если бы встретились с ним снова?

— Не уверен, — мягко ответил мечник. — Мы с ним виделись один раз. Кроме того, мне показалось, он