Book: Почувствуй себя Золушкой



Почувствуй себя Золушкой

Энн Стайлз

Почувствуй себя Золушкой

Глава 1

Из всех клиентов, включенных в списки Марти, больше всего Кейси ненавидела рекламные агентства. И этот наряд не прибавляет ей любви к ним, сердито думала она, поплотнее кутаясь в длинный плащ и пытаясь прикрыть им облегающий зеленый шелковый топ и черные чулки в крупную сетку. Не совсем подходящий наряд для визита в агентство «Хэвиленд Грейси», решила Кейси, оглядывая элегантный, отделанный мрамором вестибюль. Однако, поскольку ей надо было в той же одежде отправляться на следующую работу, она решила рискнуть и потом взять такси. Это, безусловно, сэкономит время.

Высокий краснолицый молодой человек в приемной, облокотившийся на стойку поболтать с хорошенькой секретаршей, при виде Кейси выпрямился.

– Ты из агентства «Подарок с поцелуем»? – осведомился он, пожирая глазами длинные, стройные ноги Кейси, выглядывавшие из-под распахнувшегося плаща. Кейси выдала лучшую из своих профессиональных актерских улыбок и кивнула.

– К вашим услугам!

– Гм-м… ты лучше тех дешевок, которых нам обычно присылает Марти, – одобрительно произнес мужчина. – Быстро пошли в мой офис, я тебе выдам сведения насчет нашего именинника. Мы ведь не хотим испортить сюрприз.

– И позволить Алексу Хэвиленду вас застукать, – с улыбкой вставила секретарша.

– Наш любимый босс не одобряет развлечений в рабочее время. – Молодой человек скорчил гримасу. – Между прочим, меня зовут Тони.

– Кейси Тейлор, привет!

– Необычное имя. Это сценический псевдоним?

– Нет, уменьшительное от Кассандра. Мой отец имел пристрастие к классической литературе, и ему понравилось это античное имя, но оно обычно не помещается в анкеты, так что я его укоротила. Но я действительно актриса.

– Безработная?

– А иначе меня бы здесь не было.

– Некоторым девушкам это нравится.

– Ну а мне нет!

Но Кейси была реалисткой – подходил срок платить за квартиру, и когда Марти предложил ей хорошие деньги за то, чтобы явиться к нему, у нее не было выбора. Нелегко найти место безработной актрисе с дипломом учительницы, не имеющей, однако, опыта работы на компьютере или за столом секретарши.

В офисе Тони она быстро сбросила плащ и чуть подправила свой безупречный, хотя и броский макияж, пока Тони посвящал ее в подробности жизни своего друга.

– Стриптизом я не занимаюсь! – резко бросила Кейси, когда разговор Тони стал несколько раскованным.

Тони с сожалением оглядел пышные формы, обтянутые тесной блузкой.

– Ни капельки? – со льстивой надеждой спросил он.

– Ни капельки!

– Но ведь Марти говорил, что ты это делаешь!

– Марти, как всегда, пошел на риск! – отрезала Кейси. – Совершенно определенно – нет!

– А, ладно, стоило попытаться! – вздохнул он. – Должен сказать, ты и так здорово смотришься. А как насчет одного поцелуя за то, что я тебя пригласил?

– Бог подаст! – Кейси взяла подарок для виновника торжества и бросила сумку с одеждой для улицы вместе с плащом на стул возле письменного стола. – Можем идти? – спросила она более приветливым тоном. – Мне и правда надо успеть еще в одно место. – Хорошенькая работа ее ждала – несколько часов за стойкой местного паба, но, как и все остальное, это была работа, к тому же в отличие от Марти в пабе платили наличными и в конце каждого вечера.

Изобразив на лице уверенную улыбку, она вошла вслед за ухмыляющимся Тони в комнату, где гудела щедро накачанная шампанским толпа, и сердце ее упало. Маловероятно, чтобы ей удалось выбраться из этой толпы, не повредив наряда. Кейси прокляла свое невезение и Марти в особенности – последнее его поручение было кошмаром, это же может оказаться еще хуже.

Со всем доступным ей апломбом Кейси вручила подарок вместе с поцелуем, произнесла свою короткую речь и попозировала для непременных фотографий с уже сильно подвыпившим именинником, а потом сообщила, что ей пора, и ухитрилась выскользнуть из комнаты. Она направилась к офису Тони, чтобы забрать свою сумку и плащ, но растерялась в пустынном коридоре, покрытом серым ковром, с чередой одинаковых дверей из черного ясеня, и остановилась, вдруг осознав ничтожную длину своего наряда и пожалев, что не захватила с собой плащ в ту комнату, где собрались гости.

Тут Кейси с облегчением услышала, что дверь у нее за спиной открылась, и, полагая, что это появился Тони, с улыбкой обернулась.

– Тони! Наконец-то! Где же твой офис? Мне нужно забрать сумку. Пошли скорее.

– И куда же именно вы собрались идти, милочка?

Это был не насмешливый голос Тони – это был голос, который легко мог заморозить кипящую воду. Вздрогнув, Кейси подняла взгляд. На нее смотрели самые холодные карие глаза, какие она когда-либо видела, под густыми черными бровями. Их обладатель был высоким мужчиной, одетым в безупречный серый костюм-тройку. От него так и разило большими деньгами, он явно не был обычным служащим. Как это получается, подумала Кейси, что некоторые просто рождаются с железной уверенностью в себе? Этот человек буквально излучал уверенность. Он был неотразим. Правда, тесно сжатые в узкую полоску губы свидетельствовали о дурном настроении.

– Ох! Мне очень жаль. – Кейси широко улыбнулась, чтобы скрыть смущение. – Я приняла вас за другого.

– Вам очень жаль! – Он резко схватил ее за предплечье, безжалостно стиснув его, и втолкнул в комнату. – Вы бродите по этому зданию в наряде шлюхи – а может, вы и есть шлюха – и говорите мне, что вам очень жаль? Черта с два!

– Я не шлюха! Я актриса! И здесь по работе! – Кейси безуспешно попыталась сбросить его руку. – Как вы смеете оскорблять меня?

– Думаю, я имею на это полное право. Посмотрите на себя: почти голая – в два часа пополудни!

– Ну и что? Я выполняю работу, вот и все! Отпустите меня!

– Какую работу? Кто вас нанял? – Его голос был едким, как кислота. – Не припоминаю, чтобы мы назначали кинопробы в костюмах.

– О черт, я не знаю! Один парень по имени Тони… Тони… как его там…

– Продолжайте…

– Тони… Соренсен… Вот как – Соренсен. – Она отчаянно вырывалась, но хватка стала еще крепче.

– Мне следовало догадаться! – Он поднес к уху телефонную трубку. – Мэри-Джо, пришлите ко мне Тони Соренсена, быстро!

Кейси принялась вырываться еще яростнее, когда мужчина на секунду отвлекся.

– Отпусти меня, извращенец проклятый!

– Садитесь и замолчите! – Он швырнул Кейси в кресло, и, к ее ужасу, ее груди вывалились из топа. Красная от смущения, она попыталась закрыться руками и едва успела снова привести себя в пристойный вид, как раздался стук в дверь и появился Тони; ему явно было не по себе.

– Вы меня звали, Алекс? – с трудом произнес он, поправляя галстук.

– Звал! – Голос прозвучал резко, его обладатель встал перед растерянным Тони. – Вы можете объяснить, что это такое?

– Как вы смеете! – Кейси вскочила с кресла, в которое ее столь решительно толкнули. – Вы не имеете права говорить обо мне так, словно я не существую.

– Я буду делать то, что хочу, – холодно отрезал мужчина. – Поскольку это моя компания и мое здание.

– Поостынь, Кейси! – взмолился Тони. – Это Александр Хэвиленд!

Здешний босс, догадалась Кейси. Тот, который не одобряет развлечений. Однако она чувствовала, что правда на ее стороне – в конце концов, ее попросили выполнить работу, и едва ли она виновата в том, что их босс – такой самодур!

– Что я сделала не так, хотела бы я знать? А вы!.. – Она обернулась к разъяренному Александру Хэвиленду. – Нечего швырять даму, словно мешок с картошкой! Ладно, может, это не лучший способ заработать на жизнь, но в данный момент у меня нет ничего лучшего, и поверьте, я и за эту работу благодарна!

– Даму? Сильно в этом сомневаюсь! – фыркнул Алекс Хэвиленд. – А что касается вас, Соренсен…

Тони униженно заглянул в холодные глаза Алекса.

– Мы всего лишь слегка отпраздновали день рождения Джейка, – слабо запротестовал он. – Самое большее полчасика, Алекс.

Как бы не так, подумала Кейси – до нее начала доходить забавная сторона этой истории. Неожиданно рассмеявшись, она встала перед Александром Хэвилендом. После того как он столь грубо обошелся с ней, ее роскошные каштановые волосы выбились из-под заколок и густым каскадом рассыпались по спине.

– Послушайте, вы двое, выясняйте отношения без меня, – сказала она с уверенностью, которой отнюдь не чувствовала. – Мне надо успеть на другую работу.

– Еще одна вечеринка с демонстрацией своих достоинств? – саркастически осведомился Алекс Хэвиленд.

– Нет! Между прочим, я работаю в пабе с четырех до закрытия, опять-таки по необходимости! Предпочитаю работать, а не умирать с голоду, пусть даже вам это кажется отвратительным! – огрызнулась Кейси.

– А что случилось с пособием по безработице? Вероятно, вы его тоже получаете? – спросил Алекс. – Как я понимаю, сейчас на него можно неплохо прожить.

– Значит, вы очень отстали от жизни! – Кейси вообразила себе, как этот роскошный мистер Хэвиленд умудрился бы прожить на пособие. Но откровенно говоря, она бы, пожалуй, предпочла скорее умереть с голоду, чем получать такое пособие.

– Можно также продавать себя.

– Это не ваше дело, – заявила она. – О, ради Бога! Тони, принеси мой плащ! Я ухожу отсюда – прямо сейчас!

– Одну минутку, девушка. – Хэвиленд снова поймал ее за руку, когда она направилась к двери, и рывком развернул к свету, падающему из окна. – У вас настоящие волосы? Или это парик?

– Конечно, нет! – Это предположение возмутило ее. – Вот, пощупайте! – Кейси схватила горсть своих пышных волос и протянула ему. – Разве они похожи на парик?

В глазах Хэвиленда блеснула насмешливая искра, он на мгновение слегка прикоснулся ладонью к локону и пристально вгляделся в лицо Кейси, впервые заметив ее красоту под толстым слоем грима. Блестящие зеленые глаза Кейси привели Алекса в смущение, они смотрели прямо на него с неприкрытой злостью, горевшей в изумрудной глубине. Как много истины в словах «если бы взгляды могли убивать», подумал он вдруг.

– Тони, Росс еще продолжает снимать пробы для «Киеры»? – спросил он, по-прежнему не отпуская возмущенную Кейси, словно боялся, что она тут же сбежит.

– Э-э… да, Алекс, думаю, еще снимает, – заикаясь ответил Тони, в полном недоумении переводя взгляд с Кейси на босса.

– А вы действительно актриса? – спросил Алекс у Кейси.

– Я же вам говорила, что актриса, член театрального профсоюза и тому подобное. А теперь отпустите меня, горилла вы эдакая! – крикнула в ответ Кейси.

Лицо Тони побелело от ужаса, а его разъяренный босс и Кейси стояли, гневно глядя друг на друга, и казалось, сам воздух в тишине комнаты вибрирует от неприязни.

– Ох, ради Бога! – Алекс с трудом сдерживал бешенство. – Может, заткнетесь и послушаете меня хоть секунду?

– Чего это ради? – Сейчас Кейси была настроена воинственно и ей было уже на все наплевать. Пусть этот Алекс Хэвиленд и владелец агентства, но для разъяренной Кейси он просто нахал и грубиян, которому следовало поучиться хорошим манерам.

– Потому что я так хочу! – Он решительно толкнул ее к двери в углу комнаты. – А теперь идите туда и смойте с лица эту краску! У вас есть другая одежда? Или вы собирались ходить по улицам в таком наряде?

– Нет! Конечно, нет! Она у него в офисе. – Кейси показала рукой на Тони, который стоял неподвижно, недоуменно глядя на эту схватку.

– Так принесите ее, Соренсен. Я хочу, чтобы девушка прямо сейчас отправилась к Россу Кенни. У нее подходящий рост и волосы; когда она смоет краску, возможно, окажется как раз той, которую он ищет.

– Может, вы перестанете обращаться со мной как с неодушевленным предметом и расскажете, что происходит, черт возьми? – осведомилась Кейси, грозно сверкая зелеными, как море, глазами.

– Происходит то, что я хочу увидеть вас в нормальной одежде и без макияжа, потому что мы снимаем пробы для рекламного ролика и вы можете как раз подойти для него – как мне ни противно в этом признаться! А теперь идите туда и умойте лицо!

Потеряв от изумления дар речи, Кейси уставилась на него, а он открыл дверь, за которой оказалась туалетная комната с душем.

– И не возитесь там слишком долго! – прибавил Алекс на тот случай, если она решит, что он смягчился.

– Свинья! – яростно пробормотала Кейси, с удовольствием захлопнув за собой дверь.

На полочке у раковины она нашла несколько кусков дорогого ароматного мыла и лосьоны и с мстительным удовольствием щедро ими воспользовалась. Несколько минут спустя раздался стук в дверь, и появился Тони с ее сумкой, в которой лежала одежда. Она поспешно сбросила злосчастный топ и с облегчением надела более привычные и удобные джинсы и свитер. Кейси расчесала свои длинные блестящие каштановые волосы, ниспадающие почти до талии, которые и правда были ее самым заметным достоянием, и, улыбаясь, закончила смывать с лица краску. Марти всегда настаивал на настоящем сценическом гриме, особенно вокруг глаз, и, хотя ей это очень не нравилось, она подчинялась, как и все, боясь спорить, чтобы не потерять работу.

Наконец, умытая и прилично одетая, она вернулась обратно в офис, в первый раз оглянулась по сторонам и увидела, какой он просторный и роскошный по сравнению с офисом Тони или с тем помещением, где праздновали день рождения. Алекс сидел за огромным письменным столом. Он непринужденно развалился в кожаном кресле и оглядел ее с головы до ног – так, словно она призовая лошадь или что-то в этом роде, насмешливо подумала Кейси. Ей все труднее становилось принимать происходящее всерьез.

– Ну-ну, – произнес он, сцепив пальцы рук и оценивающе глядя на нее. – Совсем неплохо – теперь, когда смыта вся эта краска. Как ты думаешь, Тони?

– Я это понял, как только ее увидел, Алекс, – признался Тони. – Она просто сногсшибательна!

– Во всяком случае, красива, – согласился Алекс. Он заставил Кейси пройтись по комнате, повернуться и тряхнуть волосами, а сам наблюдал за ней из-под полуприкрытых век; Кейси все время ощущала его неумолимый пристальный взгляд. – Да, отведи ее вниз, к Россу, – в конце концов велел он Тони, когда Кейси уже готова была взорваться от отчаяния, возмущенная его высокомерным обращением.

Тони, однако, быстро повиновался приказу Алекса и поспешно увел ее из офиса.

– Господи, Кейси! Я уже было подумал, что нам конец. Ты даже представить себе не можешь, как тебе повезло, что он вспомнил об этих пробах.

– Повезло? – Кейси изумленно уставилась на него. – Меня толкали, на меня орали, как на полудурочку, – и ты называешь это везением? Это ему повезло, черт возьми, что он не получил по физиономии!

– Ну, слава Богу, что тебе удалось подавить это невинное желание! Ты знаешь, кто он?

– Ну и что, если он Александр Хэвиленд, знаменитый рекламный босс, любимец бульварной прессы? Большое дело! Ему все равно не помешает урок хороших манер! – Она внезапно улыбнулась при виде выражения ужаса на лице Тони. Конечно, она слышала об этом баловне мира рекламы. В двадцать восемь лет Алекс Хэвиленд занял пост директора крупного рекламного агентства и с неслыханной скоростью стал получать крупные заказы, пока в результате громкого скандала с двумя его владельцами не ушел оттуда, после чего открыл собственное агентство, и несколько выгодных клиентов перешли к нему. С тех пор – примерно лет десять назад, насколько Кейси помнила, – он и его партнер Пол Грейси шли вперед не оглядываясь, а их бизнес процветал. Безжалостный и бесконечно честолюбивый, Хэвиленд использовал все возможности для того, чтобы строить и укреплять свою компанию; поскольку же у него имелись высокопоставленные поклонники, то ходили даже слухи, что ему скоро дадут рыцарское звание – колоссальное достижение для человека, которому не исполнилось и сорока лет.

– Он мог загубить твою карьеру навсегда, моя милая, и ты об этом не забывай!

Тони нажал кнопку вызова лифта, а Кейси с горечью рассмеялась.

– Какую карьеру? Я актриса на роли в две строчки! Играть героинь вечно достается другим!

– Ты достойна лучшего – из-за одной своей внешности. Ты совершенно потрясающая девушка, Кассандра Тейлор, и эти пробы, на которые Алекс тебя направил, могли бы тебе очень помочь, если ты их пройдешь.

– А что снимают?

– Рекламу автомобилей фирмы «Киер». «Киера» – это новая модель, для них новый старт, потрясающая стремительная спортивная машина, и рекламную кампанию они запускают огромную! В главной роли гонщик-спортсмен Робин Фолкнер, и они ищут его «музу», девушку, которую он разыскивает, разъезжая по всей Америке, и все время теряет!

– Мне это кажется легкомысленным! – небрежно прокомментировала Кейси.

– Это большие бабки и мгновенный выход в звезды! – возразил Тони, возмущенный тем, что она так небрежно ко всему этому относится.

– Ты шутишь! – Кейси уставилась на него. – Твой босс говорил обо мне ужасные вещи – не может быть, чтобы он это всерьез. Правда?

– Он не дурак, Кейси, он видел, как ты выглядишь, а им нужна красивая девушка с длинными волосами – и высокая.




Росса Кенни, очевидно, уже предупредили о появлении Кейси. Потому он не выказал удивления, когда Тони ввел ее в зал заседаний, который Росс использовал для отбора кандидаток. Улыбнувшись ей, он снял очки в тонкой металлической оправе и потер глаза.

– Значит, – произнес он, – босс считает, что вы можете поработать для фирмы «Киер»? – У него был легкий американский акцент и приятная улыбка.

– Так мне сказали. – Кейси улыбнулась в ответ, ей понравилось его открытое, дружелюбное лицо. Она подумала, что ему около пятидесяти. У него были темные, уже начинающие редеть волосы и несколько неряшливый вид, который и удивил, и успокоил Кейси.

– Ну, вы – последняя, слава Богу, – вздохнул он. – Полагаю, у вас нет с собой фотографий? Или рекламного композита?

– У меня есть с собой композит. – Кейси никогда никуда не выходила, не положив в сумочку хотя бы парочку фотографий. Она порылась во вместительной сумке и вытащила глянцевую папку с описанием своих физических данных и фотоснимками последних ролей.

– Здорово! – Он с интересом перелистал содержимое папки. – У вас есть агент?

– Да, Джесси Маркс из Общества театральных агентов.

– Бедняжка, – посочувствовал он. – Найдите другого, эта старая ведьма никуда не годится.

– А то я не знаю! – простонала Кейси. Джесси была ленивой старой каргой, но Кейси передала ей другая дама-агент, которая ушла из бизнеса. – Но агента найти трудно, если ты никому не известна и не имеешь никаких связей.

– Да это почти невозможно, если вы не станете ничего предпринимать сами, – сухо заметил Росс. – А теперь садитесь вон там, и мы запишем интервью на видео.

Кейси повиновалась, довольная, что на ней джинсы и она может пристойно усесться на указанном ей высоком табурете. Расположившись поудобнее, она повернулась лицом к камере. Оператор подмигнул ей, и она быстро расслабилась. Снимать пробы на видео было довольно распространенной практикой, и Кейси уже несколько раз приходилось в них участвовать.

– О’кей, Кейси, – улыбнулся Росс. – Перейдем к делу.

Кейси улыбнулась в ответ, поворачиваясь к камере так, чтобы он мог снять ее в профиль с обеих сторон.

– Привет, – спокойно произнесла она. – Меня зовут Кейси Тейлор – имя, сокращенное от Кассандра. Мне двадцать семь лет, я не замужем, не имею постоянного партнера, актриса, но в настоящее время без работы. Последняя работа – участие в турне с пьесой под названием «Искушения жены викария». Нет необходимости говорить, что не я играла роль жены викария. Турне закончилось около месяца назад. Играла крохотную роль в последнем фильме Брета Кеннеди в прошлом году, участвовала в мелких эпизодах на ТВ, в нескольких рекламных роликах, в телевизионных комедийных шоу, в многочисленных поп-видеофильмах и еще была моделью. – Она постаралась, чтобы три года участия в мелких эпизодах казались интересными и загруженными работой, зная, что Росс легко поймет истинное положение дел. Но он все равно казался заинтересованным и подбадривал ее улыбкой.

– А откуда вы родом, Кейси?

Кейси удивленно взглянула на него. Это был довольно необычный вопрос, но он же американец, нашла она в конце концов оправдание. Может быть, он всерьез воспринял «Строчку припева», подумала она.

– Я родилась в маленьком городке в Суссексе, на побережье, – ответила она. – Отец был учителем английского языка в начальной школе, мама работала в книжном магазине. Оба они умерли два года назад один за другим, в течение нескольких месяцев. Я унаследовала от отца любовь к литературе, у меня диплом преподавателя английского, хотя я никогда преподавателем не работала. – Трудно найти место учителя, если приходится постоянно отпрашиваться на пробы, да к тому же Кейси получила диплом только для того, чтобы доставить удовольствие отцу. Она ненавидела каждую минуту своей учебы. – С тех пор я снимаю квартиру вдвоем с подругой в Кентиш-Тауне. – «Квартиру!» – усмехнулась она про себя. Это была комната с ванной, находящейся этажом ниже! Они с Лиз вели слишком скудное существование, чтобы рискнуть снять более дорогое жилье, а плата действительно оказалась невероятно низкой.

– Вы умеете водить машину, Кейси? – Росс поглядывал в свой список вопросов, устало потирая глаза, что явно было его привычкой.

– Конечно! Я сдала экзамены в восемнадцать лет, и еще я умею водить мотоцикл.

– Великолепно, это пригодится в автомобильной рекламе! Хотя эта девушка появляется за рулем всего пару раз, ее задача в кадре – красиво двигаться с развевающимися волосами и тому подобное.

– Звучит довольно незатейливо, – заметила Кейси, жалея, что ей не позволили наложить немного грима перед уходом из офиса Алекса Хэвиленда. Она была уверена, что Россу не понравится ее бледное лицо и крохотная родинка в уголке рта, которая, по мнению Кейси, портила ее кожу.

– В некотором роде так оно и есть, но сама девушка должна быть подходящей – несколько загадочной и смотреться идеально во всех смыслах слова.

– Лестно! – Кейси иронически подняла брови. – Только мне кажется, я лучше смотрюсь в макияже!

– Простите, милочка. – Росс улыбнулся, словно извиняясь. – Требование клиента – чтобы все было естественно, никакой краски! И поверьте мне, вас это не портит!

Кейси была более чем польщена и легко разговорилась в ответ на проявленный к ней Россом интерес. Он ловко вызывал ее на откровенность, и хотя она этого не почувствовала, камера показывала, что она совсем расслабилась. Кейси внимательно слушала его подробный рассказ о рекламном ролике, съемки которого были рассчитаны на четыре недели. Трудно было поверить, что именно ей улыбнется удача и она получит эту роль. Развернутая им перспектива съемок по всему западному побережью Америки была похожа на несбыточный сон; необычный проект для нашего времени, когда рекламные ролики делают на компьютерах, но компания «Киер» хочет сделать нечто настоящее, объяснил он.

– Автомобиль сконструирован здесь, в основном для европейского рынка, – говорил Росс. – Но головная фирма в Америке, и машина сначала будет производиться там, поэтому и съемки мы проведем там. После можно будет использовать материал для их тамошней рекламы, если они пожелают, но нам разрешили набрать английских актеров. Робин Фолкнер хорошо известен в американском шоу-бизнесе, поэтому этот компромисс всех устраивает. А вы, как я понимаю, сейчас свободны, Кейси?

– Совершенно! – быстро ответила Кейси и невольно рассмеялась. Но она не питала иллюзий. Пускай эти кинопробы свалились на нее прямо с неба, но от них до получения роли еще далеко. Когда интервью наконец закончилось, она подхватила свою сумку и поспешила через вестибюль, кивнув на бегу секретарше в приемной.

– О, мисс Тейлор! – крикнула та ей вслед. – Минуточку! Меня просили вам передать вот это. – Она вручила ей конверт, на котором было написано ее имя. – Это вам от Тони.

Сунув конверт в карман, Кейси вылетела из здания и бросилась по Тоттенхэм-Корт-роуд к станции метро. Ей надо было спешить, так как она уже опаздывала в паб и Билл, хозяин, наверное, в ярости. Она наложила макияж прямо в вагоне метро, который, содрогаясь и дергаясь, мчался к Кентиш-Тауну. Билл не одобрил бы ее появления в пабе с чисто вымытым лицом, которого требовал Александр Хэвиленд. В таком виде ей можно дать шестнадцать лет, лукаво подумала Кейси, улыбаясь в карманное зеркальце и раскрашиваясь под умудренную опытом барменшу. Она была реалисткой: Билл нанял ее из-за внешности, а даже плохо оплачиваемое место в баре найти очень трудно. Но чаевые давали хорошие, и Кейси, при ее внешности, естественно, доставались очень приличные чаевые!

Глава 2

Кейси опоздала на полчаса, поэтому разъяренный Билл не только пригрозил ее уволить, если она еще раз его подведет, – она к тому же лишилась оплаты за час работы и снова прокляла Александра Хэвиленда. Семичасовая смена оказалась очень тяжелой, ей удалось передохнуть всего двадцать минут, и когда она почти ползком дотащилась к себе в квартиру на третий этаж, была уже почти полночь.

Лиз, соседка Кейси по квартире, уехала в командировку по поручению модельного агентства, поэтому на несколько дней квартира была в полном ее распоряжении. В ней царил страшный разгром, вынуждена была признать Кейси, когда вошла. Лиз, видно, сегодня утром уезжала в спешке. Слишком усталая, чтобы обращать внимание на такие мелочи, Кейси залезла под почти холодный душ, чтобы избавиться от отвратительного запаха паба, пропитавшего ее волосы, а затем рухнула на постель, которую и сама оставила неубранной, торопясь утром выйти из дома. Маму хватил бы удар, если бы она увидела, в каком хаосе живет ее дочь, виновато подумала Кейси и решила утром убрать квартиру. В сущности, ей нравилось наводить порядок; когда она бралась за это, сразу становилась похожа на мать.


Пока Кейси вкалывала за стойкой бара, на верхнем этаже агентства «Хэвиленд Грейси» допоздна горел свет. Окутанный облаком дыма от тонких сигар Росса, Алекс, сплетя пальцы, заложил руки за голову и устало потянулся.

– Значит, решено? – спросил он, обращаясь к двоим собеседникам. – Мы показываем нашим уважаемым клиентам Бриджит и ту последнюю девушку?

– Кейси Тейлор? – Росс кивнул. – Да. И должен сказать, я предпочитаю Кейси.

– Гм-м, несомненно, внешне она красива. – Алекс скорчил гримасу. – Тем не менее у нее слишком острый язычок и довольно сомнительное прошлое, насколько я мог судить. Ты уверен, что она стоит такого риска, Росс?

– Совершенно уверен! Ну и что, пускай она стриптизерша, мы просто не станем посвящать в это представителей «Киер», и не думаю, чтобы Кейси сама им рассказала.

– Она не стриптизерша, Росс, – вставил Тони, бросаясь на защиту Кейси. – Она отказалась в самой резкой форме, когда я ее об этом попросил.

– Вероятно, в очень грубой форме, если судить по моим впечатлениям, – сухо произнес Алекс.

– Решительно отказалась, – поправился Тони. – Она хорошая девочка, Алекс, и очень умная, на редкость.

– Ты меня не проведешь! – решительно оборвал Алекс. – Но я не послал бы ее на просмотр, если бы тоже не считал, что она того стоит. Просто от этой работы зависит слишком многое, чтобы можно было допустить ошибку, вот и все! Значит, решение принято. Я еду домой, сегодня был длинный день. – Он снял трубку, чтобы предупредить своего шофера. – И еще, Тони…

– Да, Алекс? – Тони тотчас же насторожился.

– Чтобы я никогда больше не ловил тебя на подобных проделках! На будущее прибереги игры для паба, и не в рабочее время!

– Конечно, босс! – Тони с облегчением улыбнулся, радуясь, что так легко отделался.

Взяв свой плоский дипломат из телячьей кожи, Алекс решительными шагами вышел из комнаты.

* * *

Алекс устало прислонился к стенке лифта. Сегодня в семь утра он прилетел из Нью-Йорка, и день и впрямь оказался очень длинным. Он чувствовал себя обессиленным – ему удалось поспать только в самолете во время ночного перелета. Он потер глаза, воспаленные от усталости, и ему пришлось почти силой заставить себя пересечь вестибюль и выйти на улицу, где у машины его ждал терпеливый водитель.

– Прости, Уильям, – простонал Алекс, опускаясь на заднее сиденье темно-синего «бентли». – Я совсем выдохся.

– Вы слишком много работаете, сэр, – упрекнул его Уильям. Он знал Алекса много лет и был одним из немногих, кто пользовался привилегией высказывать ему свое мнение напрямик. – Я уже сообщил Джоан, что мы едем.

Алекс рассмеялся и провел ладонью по волосам.

– Когда-нибудь Джоан и правда попытается уложить меня в постельку со стаканом горячего молока! Надеюсь, она не приготовила обильный ужин. Не уверен, что смогу продержаться достаточно долго и не усну, прежде чем его съем!

– Было бы лучше, если бы о вас заботилась жена, а не экономка, и вам это известно! – рассудительно заметил Уильям. – Моя Джоанна о вас всерьез тревожится. Это противоестественно, говорит она, – жить вот так, одному.

– Если мне понадобится компания, у меня есть Миранда, – легкомысленно возразил Алекс.

Они с Уильямом часто вели подобные беседы. Шофер промолчал, что должно было выразить его неодобрение нынешней дамой Алекса. У самого Алекса тоже были сомнения по поводу его вялого романа с утонченно-красивой, но абсолютно пустоголовой Мирандой Брэдбери. Пора бы ему, признавался он себе, что-то предпринять в отношении Миранды, пока он еще не забрел в болото так далеко, что и выбраться не сможет. Отец Миранды, старый друг Алекса, неожиданно стал придавать их отношениям гораздо большее значение, чем, по мнению Алекса, следовало. Его жизнь – это работа, она его драгоценная спутница и единственное, что он по-настоящему ценит.

Алекс с горечью вспомнил о жене, которая ушла от него пять лет назад, в ярости обвиняя мужа в недостатке внимания к ней. Венди требовала гораздо большего, чем он мог ей дать в те дни, когда только начинал создавать собственную компанию и они с Полом работали круглые сутки. Теперь они достигли всего, на что надеялись, но у обоих к этому моменту распались семьи. Пол, правда, недавно снова женился – на своей секретарше из агентства, к большому изумлению Алекса. Но по крайней мере Пол был счастлив с Луизой, и его ждали дома по вечерам.

Почему, изумлялся он, пока Уильям не спеша вез его к дому возле Кенсингтон-хайстрит, почему он продолжает думать о той поразительной молодой женщине, которая ворвалась в его жизнь сегодня днем? Почему он просто не велел вышвырнуть ее вон?

Вместо этого ему вздумалось послать ее к Россу. Ладно, у нее такие волосы, какие требовались Россу, и, смыв с лица слой краски, она, конечно, оказалась хорошенькой, но почему, черт возьми, она его так занимает? В конце концов, красивые женщины в его бизнесе не редкость.

Алекс вовсе не принадлежал к числу тех мужчин, которым постоянно необходимо общение с женщинами. В редкие свободные вечера его вполне устраивало собственное общество. В Лондоне он жадно набрасывался на чтение и старался быть в курсе новых кинофильмов и театральных премьер. В своем загородном поместье он совершал многомильные прогулки с псом лабрадором по полям Суссекса. Его вовсе не прельщали осложнения, которые неизбежно возникают в связи с постоянным присутствием женщин. В конце концов Миранда вполне удовлетворяла его в смысле обязательств перед обществом, была идеальной и хорошо воспитанной хозяйкой на приемах, и он содрогнулся, представив себе эту развязную девицу, с которой познакомился сегодня, во главе обеденного стола. Более чем вероятно, она резала бы его гостям правду в глаза!

И все же, несмотря на его ядовитые замечания в разговоре с Тони, он теперь знал, что она образованное и, по-видимому, умное создание – степень бакалавра по английской литературе получить не так-то просто, это Алекс знал по собственному горькому опыту, так и не получив эту степень после окончания курса. Тогда какого черта, удивлялся он, она берется за работу, которая, в его глазах, ничем не лучше работы проститутки? Неужели она и в самом деле находится в таком отчаянном положении?

И все же он не сомневался в том, что Кейси действительно предпочла бы голод пособию по безработице. Он безошибочно прочел гордое достоинство в ее глазах, когда она это произнесла. В этих прекрасных миндалевидных глазах! Алекс продолжал видеть ее бездонные, зеленые, как море, глаза, сверкающие гневом и вызовом, и вспыхивающие в их глубине, под густыми ресницами, искры.

И не только глаза, внезапно внутренне улыбнулся он. Если бы он пробыл с ней наедине в кабинете еще несколько минут, то испытал бы сильное искушение – в этом Алекс был уверен. Ее тело, стройное, но с полной грудью и длинными ногами – образец классической красоты, – могло соблазнить любого нормального мужчину. А он испытал нечто большее, чем искушение, когда она, пусть и нечаянно, обнажилась перед ним. С чувством, напоминающим ужас, он ощутил ответную реакцию собственного тела, когда эта девушка барахталась в его руках. Только жесткий самоконтроль помешал ему выставить себя на посмешище.

Неужели ему действительно так одиноко, что его могла привлечь подобная девушка? Девушка из агентства «Подарок с поцелуем»? Содрогнувшись, Алекс запустил пальцы в свои густые черные волосы – он был так близок к этому! А теперь из-за его глупости эта девушка, весьма вероятно, станет его постоянной спутницей в последующие несколько недель. Какого черта он решил взяться за рекламу «киеры»? У него вовсе не было необходимости это делать. Приходится признать, что им просто овладела ностальгия по тем временам, когда он делал первые шаги в этой индустрии; а теперь сама мысль об этом поставила под угрозу его с таким трудом обретенное душевное спокойствие. Если клиенты выберут Кейси Тейлор, этот месяц съемок не станет долгожданным отдыхом от монотонности его деловой жизни. Он слишком хорошо понимал, что это время превратится в трудную битву с собственным внутренним равновесием.



Но ему больше не нужны никакие битвы. После драмы, пережитой с Венди, ему больше всего хотелось не иметь ничего общего с женщинами – они были просто осложнением, без которого вполне можно обойтись. Даже сейчас воспоминания об обидах, воплях и ссорах с обвинениями заставили его сжать кулаки, вызвав прилив гнева и отчаяния. Почему он позволил Венди заставить его пережить подобные сцены, перед тем как она наконец ушла? В тот ужасный день он настолько близко подошел к насилию и позже так горько сожалел об этом, что твердо решил не подвергать себя в будущем подобным травмам. С тех пор он редко испытывал необходимость в утешении, которое дарит женское тело; захоти он – даже в то время, когда он был так осторожен, – то в возможности получить его никогда не было недостатка. Привилегия его положения, грустно подумал Алекс, когда Уильям подвел машину к белой парадной двери элегантного особняка времен Регентства, который теперь служил Алексу домом. Домом, полностью свободным от капризов Венди. Он продал их квартиру в Мэйфере через несколько недель после ее отъезда и начал в Кенсингтоне новую жизнь в новом доме, который, как он сам признавал, был слишком просторным для одного.

Шаги его отдавались эхом, когда он пересекал мраморный холл и поднимался по изогнутой лестнице с коваными железными перилами. Алекс не обратил внимания на ярко освещенный холл. Дорогой дизайнер по интерьерам просто спроектировал для него элегантное, обеспеченное разумными удобствами жилье, и он принял его как таковое. По правде говоря, кроме сна и редких официальных приемов, когда ему хотелось пообщаться с друзьями, он шел на кухню к Джоан и Уильяму. Это было единственное помещение в доме, где было по-настоящему уютно, потому что Джоан любила всякую дребедень. Здесь он терпел бесконечные вазы с цветами, семейные фотографии, журналы, трубку Уильяма и часто попадающихся под ноги двух кошек и собственного черного лабрадора, дурно воспитанного отпрыска собаки его родителей. Вторая половина подвального помещения была уставлена современным гимнастическим оборудованием, но Алекс редко испытывал желание им воспользоваться, предпочитая быструю игру в сквош тренировкам в одиночестве. Он все еще в хорошей физической форме, оправдывающей подобное предпочтение, подумал он с некоторым удовлетворением, сбрасывая одежду и отправляясь в отделанную мрамором ванную, чтобы принять долгожданный душ.

Александр никогда по-настоящему не задумывался о своей внешности, не придавал ей большого значения, но очень внимательно относился к физическому состоянию; бизнес, которым он занимался, требовал большого запаса сил, поэтому ему необходимо было всегда быть в форме, и он тщательно следил за тем, чтобы не отстать в этом смысле от многих своих более молодых сотрудников.

Он едва успел накинуть купальный халат, как в комнату ворвалась Джоан с подносом. Пусть Алекс для своих подчиненных в агентстве был фигурой внушительной и устрашающей, но у него в доме Джоан не только вела хозяйство – она командовала Алексом так же, как Уильямом. Зная его с раннего детства, она продолжала называть его «мастер Алекс» и не решалась беспокоить его только в тех редких случаях, когда он приводил в дом Миранду, – главным образом потому, как он подозревал, что Джоан относилась к Миранде Брэдбери с тем же глубоким неодобрением, что и ее муж.

– Это ведь не горячее молоко, Джоанни? – пошутил он, когда она поставила поднос.

– Не стоило стараться! – фыркнула она. – Чашечка хорошего чаю и несколько сандвичей, вот и все. На борту самолета не умеют готовить настоящий чай.

– Джоанни! Я сегодня уже и пообедал, и поужинал, – запротестовал Алекс, вытирая мокрые волосы.

– Ну, на мой взгляд, ты плохо выглядишь, парень! Слишком поздно ложишься спать, вот в чем твоя беда! – Джоан критическим взором оглядела его с головы до ног. – Ты похудел, и тебе надо постричься.

– С каждым днем ты все больше напоминаешь мне мою маму! – проворчал Алекс. – Запиши меня в парикмахерскую на субботу.

– Я уже записала, но пораньше. Ты помнишь, что родители ждут тебя в субботу к обеду?

– Да, да, помню! Пенни звонила сегодня утром, чтобы напомнить. – Алекс расслабился, пока Джоан суетилась вокруг, собирая по комнате его разбросанные вещи. – И чтобы ты не думала, что я забыл, Мэри-Джо выбрала для них подарок.

– Тебе следовало заняться этим самому, а не поручать такое важное дело какой-то секретарше, – упрекнула она.

– У Мэри-Джо превосходный вкус, – оправдывался Алекс с улыбкой. – И полагаю, моя сестра тоже приложила к этому руку. Пенни почти не уступает тебе в привычке указывать, что мне надо делать. А теперь оставь это, Джоанни, я вполне способен собрать свою одежду и положить в корзину для стирки, спасибо.

– Ну так не забудь это сделать! Поспи, Алекс, милый, разница во времени при перелетах плохо на тебе отражается, ты же знаешь. Кажется, ты никак не можешь догнать сам себя после всех этих постоянных перелетов из конца в конец Америки. Тебе это не на пользу!

Алекс действительно устал, но думал не о сне. Когда Джоан ушла, он отставил чай и прошел в прилегающий к спальне кабинет-гостиную, где налил себе немного бренди, чтобы взять бокал в постель. После такого дня ему это просто необходимо. На столике рядом с кроватью лежал новый триллер, и он предвкушал интересное чтение, но почему-то даже триллер не смог его увлечь. Он обнаружил, что у героини зеленые глаза, и это снова его отвлекло. Алекс беспокойно заворочался на просторной кровати.

Это глупо, твердо сказал он себе. Завтра он порекомендует клиентам Бриджит, а не Кейси Тейлор. Они послушаются и доверятся его выбору.

И все же… И все же… Она была для него в некотором роде вызовом!

Возможно, Уильям прав. Возможно, ему действительно нужна жена… И дети. Алекс любил детей, это признавали все, и они его тоже любили. Он был любящим и обожаемым дядюшкой для своих племянников и племянниц и для детей своих друзей. Пенни неустанно предпринимала одну за другой попытки снова женить своего старшего брата. Возможно, в конце концов он станет с немного большей готовностью откликаться на ее усилия. Ему даже не нужно было спрашивать, он и так знал, что на вечеринке в честь годовщины свадьбы родителей в субботу вечером будет присутствовать еще одна незамужняя подруга Пенни, с готовностью ждущая своей очереди. В конце концов, не так много вокруг холостых миллионеров!

И все же ему вовсе не хотелось снова нарваться на скандалы, иметь требовательную жену и принимать решения, которые необходимы, когда в семье есть дети. А ведь придется принимать подобные решения, судя по опыту его братьев и сестры. Невозможно будет уйти в сторону и оставить заботу о них кому-то другому – так Алекс представлял себе положение дел. Но жена, подобная Миранде, через несколько месяцев наскучит ему, в этом он был уверен.

Когда же он наконец начал соскальзывать в состояние между настоящим сном и бодрствованием, у той единственной женщины, которая явилась перед его внутренним взором, были зеленые глаза, глубокие, как море, и в них не отражалось ничего, кроме презрения. Она была тем вызовом, перед которым, Алекс это знал, он должен устоять во что бы то ни стало.

Глава 3

В тот же самый вечер некий молодой человек сидел в одном из кинотеатров Суссекса и, позабыв обо всем на свете, смотрел на экран. Только сегодня в банке один приятель насмешливо сообщил ему, что в новом фильме снялась его обожаемая актриса, и он весь остаток дня не в состоянии был сосредоточиться на работе. Джонни оказался прав, она действительно играла в этом фильме. Правда, эпизодическую роль, но такую значительную, по его мнению, что он даже расплакался, когда героиня трагически погибла. Глаза его все еще оставались подозрительно влажными, когда по экрану поплыли титры. Он стойко высидел и просмотрел их до конца, несмотря на ворчание зрителей, которым не терпелось протиснуться мимо него, чтобы побыстрее добраться до автомобильной стоянки или до бара. Ему хотелось еще раз прочесть ее имя на экране.

Кассандра Тейлор. Он снова и снова смаковал это имя, когда наконец отправился к своей машине. Как она прекрасна! Он был шокирован, а затем, к его собственному смущению, «завелся», глядя на то, как главный герой чувственно снимает с нее одежду, обнажая всем напоказ ее тело. Он был уверен, что ей это не может нравиться! Но ведь создавалось впечатление, что так оно и есть! Или просто она превосходная актриса, какой он всегда ее считал? Так больно видеть ее в объятиях Брета Кеннеди – ведь ему хочется заключить ее в свои объятия!

В детстве они жили в одном маленьком городишке, и он уже тогда обожал ее на расстоянии. Но она никогда не оставалась одна – девочки из средней школы считали себя местной элитой, а Адриан был на год младше и учился в другой школе. Девочки из школы Святой Килды только смеялись над Адрианом, когда он пытался заигрывать с ними на автобусной остановке. Кейси, правда, не смеялась, она стояла поодаль и лишь улыбалась его стараниям подружиться с ними. Но у него ничего не получалось, а он был слишком застенчив, чтобы настаивать. Но и теперь, став взрослым, он продолжал думать о той хорошенькой девочке, которую когда-то знал.

Посмотрев сегодня фильм, Адриан преисполнился твердой решимости написать ей и рассказать о своих чувствах; к сожалению, он не знал, как ее найти. Завтра он позвонит в кинокомпанию, снявшую этот фильм, потом купит все журналы о кино, которые найдет в газетном киоске. Так или иначе он с ней свяжется, однако, решил Адриан, не сразу откроет ей, кто он такой. Вначале начнет как бы ухаживать за ней в письмах – о, какие чудесные письма он будет ей писать! – так гораздо безопаснее для начала. Конечно, когда-нибудь он соберется с духом и откроется ей, она ответит ему письмом, и тогда, возможно, он признается, что уже давно знает ее. Но сначала, сначала он будет делать намеки, попытается пробудить ее любопытство.

Адриану Шокросу было двадцать шесть лет. Любая мать могла бы гордиться таким милым, аккуратным и чистеньким сыном, и мать Адриана им гордилась. Ее единственный сын делает ей честь, так говорили все. Высокий, с аккуратно причесанными мягкими каштановыми волосами, он быстро и уверенно пробирался сквозь толпу в кинотеатре. Ужасно умный мальчик – все свободное время проводит, погрузившись в сложные компьютерные сети. Он превратил свободную спальню в доме в настоящую компьютерную комнату и именно в ней скрылся теперь, лишь только ему удалось отделаться от расспросов матери о том, как он провел вечер. Он был вежлив, как всегда, но по его рассеянной манере поведения мать поняла, что на уме у него лишь одно.

– Этот чертов Интернет! – нежно улыбнулась она. – Ты все время сидишь в нем, правда, дорогой?

– Это дешевле, чем девушки, мама, – напомнил он ей одно из ее собственных частых высказываний.

Миссис Шокрос страшил тот день, когда ее драгоценный сын решит жениться на какой-нибудь девчонке. Эта Сьюзен из библиотеки в последнее время звонит ему слишком часто, внезапно подумала она. О, она всегда отвечает ей, что Адриана нет дома, и он даже ничего не знает о ее звонках, она об этом позаботилась. Он часто катается на своем маленьком прогулочном катере или играет в военные игры с приятелями, но ей лучше всего, когда он у себя наверху, общается через Интернет, решила она. Такое утешение для нее, когда он дома, особенно теперь, когда не стало Лена. Лен, правда, не отличался общительностью. Он был очень молчаливым, и, надо признать, Адриан пошел в него. Тоже молчун. Голова у него вечно занята своими компьютерами. Но лучше это, чем страдать, глядя на многочисленные фотографии той девушки, которые висят у него по всей комнате. И была бы она кинозвездой или какой-либо другой знаменитостью. А то просто какая-то незначительная актриса или фотомодель, но Адриан стал почти невменяемым, когда она однажды утром выбросила несколько фотографий в мусорную корзину.

В тот день мать решила устроить генеральную уборку и навела порядок и в его комнате. То, как он бушевал по поводу этих нескольких снимков, привело ее в ужас. С тех пор он сам убирал свою комнату и мать никогда не входила ни в его спальню, ни в комнату с компьютером. Это была территория Адриана, и он яростно защищал свое уединение. В конце концов, это стоит того, что он продолжает жить дома и заботится о ней.

Адриан аккуратно снял свой опрятный темно-синий костюм и синий галстук в неброскую полоску, переоделся в удобную домашнюю одежду и уселся за компьютер, чтобы просмотреть сообщения, полученные по Интернету. По мере роста интересов и умения у него появились контакты по всему миру, и в тот вечер его ждало довольно много сообщений. Одно из них даже содержало новости о его идоле – ее внесли в новый каталог заказов по почте, как сообщал ему один из товарищей. Нужно будет обязательно заказать такой, решил Адриан. День, несомненно, выдался особенно удачным.

Глава 4

После тяжелой ночной работы Кейси проспала гораздо дольше, чем намеревалась, и проснулась от телефонного звонка. Как бы трудно им ни приходилось, Кейси и Лиз всегда аккуратно следили за оплатой телефонных счетов, но в это утро она от души выругала надоедливый аппарат и перекатилась на бок, по-детски протирая глаза.

– Кейси, это Тони, Тони Соренсен, из компании «Хэвиленд Грейси».

– А! Тебе чего? – спросила Кейси, зевая.

– Сейчас десять тридцать, мисс Тейлор, а вы все еще спите? Как только вы можете?

– Я вчера допоздна работала, – отрезала Кейси: когда ее внезапно будили, она всегда была не в духе. – Выкладывай, в чем дело, Тони.

– Хорошо же ты разговариваешь с человеком, который приносит тебе добрые вести – ну, во всяком случае, многообещающие.

– А точнее? – Кейси села и вздрогнула, когда холодный утренний воздух коснулся ее обнаженной груди.

– Давай приезжай сюда побыстрее, милочка, большие боссы хотят на тебя взглянуть!

– Неужели снова этот проклятый Хэвиленд?

– И он в том числе! Ребята из компании «Киер» настаивают на том, чтобы встретиться с тобой. В двенадцать часов подойдет?

– Двенадцать? Ох, Тони, я не могу, мне надо на работу! – в ужасе воскликнула Кейси.

– «Подарок с поцелуем»? Или паб? – Он рассмеялся. – Скажи им, что берешь выходной.

– Это паб, и если я не появлюсь, меня уволят, а я не могу этого себе позволить, Тони.

– Черта с два! Ты не можешь себе позволить не явиться сюда, детка! Скажи в пабе, что посылаешь их к черту. Ты сможешь найти себе что-нибудь получше, это я тебе гарантирую. Если не получишь эту работу, обещаю, что сам помогу найти тебе другую.

– Вот как? А от меня чего потребуешь взамен? – Кейси уже много раз выслушивала подобные обещания.

– Ничего! А теперь выбирайся из постели, садись в такси и будь здесь в двенадцать ровно, Кейси Тейлор.

– Такси? Ты шутишь? У меня нет денег на такси, у меня сейчас даже нет денег на то, чтобы поесть.

– Пусти в ход те деньги, которые я тебе вчера дал, мы возместим их из средств на текущие расходы.

– Какие деньги? – удивилась Кейси.

– Тот конверт, который я оставил у дежурной, разве ты его не получила?

– Ох да, но я так торопилась, что забыла его открыть, – призналась Кейси.

– Так открой его, детка. Тебе это нужно больше, чем мне. До скорого.

Кейси положила трубку и, выбравшись из постели, взяла сумку. Там она нашла конверт, который затолкала туда вчера вечером. В нем лежали банкнота в двадцать фунтов и записка: «Выпей за мой счет и забудь этого сукина сына!» Ну, вчера ночью у нее вряд ли нашлось бы время на то, чтобы выпить за чей бы то ни было счет, даже поесть времени не было. Она почувствовала, что умирает с голоду, и, поспешно натягивая халат, побежала ставить чайник. Ее беспокоило, как она скажет Биллу, что не сможет прийти. Наконец, сделав несколько глотков живительного кофе, она позвонила ему. Как и следовало ожидать, Билл пришел в ярость.

– Ты хорошая барменша, Кейси, но не незаменимая, – предостерег он.

– Я актриса, Билл, ты это знаешь, – возразила она, мало надеясь на понимание. – И знаешь, что мне надо ходить на просмотры.

– Не желаю ничего слышать, Кейси! Мне надо делать дело, и мне в пабе нужны надежные служащие. Выходи сегодня на работу – или можешь о ней забыть!

– Не могу, Билл, мне очень жаль. – Как ей не хотелось этого говорить!

– Значит, все кончено.

– Мне очень жаль, Билл. Пойми, нельзя упустить этот шанс, неужели ты не понимаешь?

– Надеюсь, ты не ошиблась, Кейси.

Ну, вот и все. Она сожгла за собой мосты. Кейси пожала плечами, но отступать уже было поздно. Поскольку ей теперь терять нечего, надо будет как следует подготовиться и постараться получить эту работу у «Киер». Выпив еще одну чашку кофе, Кейси почувствовала в себе достаточно сил, чтобы совершить набег на гардероб Лиз. Будучи моделью, Лиз получала дорогую одежду с большой скидкой, и, к счастью, ее размер подходил Кейси; сейчас Кейси с радостью этим воспользовалась. Она быстро выбрала черный модельный костюм с короткой юбкой и жакетом с глубоким V-образным вырезом, идеально обрисовывающий ее фигуру. Блестящее черное боди, тонкие черные колготки – к счастью, она нашла пару без стрелок – и модные черные кожаные туфли на высоких каблуках дополнили наряд. Взглянув в зеркало, Кейси осталась довольна своим отражением, что случалось не часто.

Несмотря на то что Кейси никогда не была слишком высокого мнения о своей внешности, хотя благодаря ей порой получала выгодную работу, она была удивительно хороша. Ее волосы цвета осенних каштанов, когда она их распускала, ниспадали почти до талии густыми, блестящими волнами. В миндалевидных глазах, зеленых, как море, которые так заворожили Александра Хэвиленда, светился ум и часто вспыхивали насмешливые искорки. Симметричное овальное лицо с аккуратным прямым носиком и большим улыбчивым ртом, в левом уголке которого притаилась крохотная родинка. Кейси никогда не делала попыток убрать эту родинку у косметолога – если даже знаменитые модели могут позволить себе подобные родинки, рассуждала она, то ей и подавно можно! Высокая, длинноногая, стройная, с полной и крепкой грудью, она могла бы неплохо заработать, выставляя свое тело напоказ. Однако Кейси всегда отказывалась сниматься обнаженной и уступила всего один раз, когда участвовала в крупном фильме, который, как она все еще надеялась, откроет ей дорогу в лучшее будущее.

Кейси тщательно сделала макияж, воспользовавшись огромным запасом косметики Лиз, и, учтя опыт предыдущего дня, высоко подняла и скрутила в узел волосы на макушке, чтобы их легко можно было распустить. Она очень хорошо сознавала, какой эффект может произвести этот простой жест! Когда Кейси закончила туалет, она выглядела именно такой женщиной, какой и была: красоткой с легким оттенком сексуальности, но не вызывающе сексуальной.

– Шлюха! – улыбнулась она своему элегантному отражению в пыльном зеркале. – Я вас проучу, мистер Хэвиленд!

Окинув взглядом беспорядок в комнате, еще больше увеличившийся после того, как она выложила одежду и на кровать Лиз, и на свою собственную, Кейси скорчила печальную гримаску. До приезда такси, которое она с большой неохотой вызвала, оставалось еще несколько минут. Кейси быстро затолкала одежду обратно в шкаф, принадлежащий им обеим, а потом убрала свою постель. С мытьем посуды придется подождать – она не смела рисковать насажать пятен на свой драгоценный наряд, однако сложила все журналы в аккуратную стопку и взбила подушки на потрепанном диване. «Об остальном позабочусь позже», – решила она, услышав звонок в дверь. Лиз вернется только через несколько дней, и, вероятно, у Кейси еще будет масса времени, чтобы убрать квартиру. Другого выхода нет, придется просить Марти снова найти ей работу, и она знала, что это может повлечь за собой. Но она была в отчаянном положении. Весь ее капитал составляли только заработок в пабе за прошлый вечер и те двадцать фунтов, которые ей дал Тони. Остается молить Бога, чтобы Тони сдержал обещание и возместил ей стоимость такси.

Однако шофер такси поднял ей настроение: когда она села в машину, он восхищенно присвистнул.

– Куда едем, детка? – ухмыльнулся он.

Кейси назвала адрес.

– Надеюсь, там решится моя судьба, – прибавила она, скрестив пальцы.

– Работа, да? Теплое местечко секретарши?

– Не совсем.

– Полагаю, такая классная девочка, как ты, заслуживает лучшей участи, чем стучать по клавишам машинки. Едешь в рекламное агентство?

Кейси кивнула.

– Да-а, слыхал я об этом Алексе Хэвиленде, он многого добился. Как-то раз подвозил его, когда работал на мини-кебе. Он так здорово выглядел, просто настоящий киногерой.

Киногерой! Кейси не согласилась бы с подобным определением того властного самодура, страдающего манией величия, которого она встретила вчера! Красив – возможно, следует это признать, но киногерой?.. Вот уж с чем она решительно не согласна!

Секретарша в приемной уставилась на нее открыв рот.

– Мисс Тейлор? Не может быть! Это вы вчера приходили от «Подарка с поцелуем»?

– Боюсь, что я. Сегодня я опять пришла к Тони Соренсену, на этот раз по делу.

– Не только к Тони – вас ждут мистер Хэвиленд и Росс с людьми от «Киер». – Секретарша с трудом снова вернулась к привычному деловому тону: – Поднимитесь на лифте на шестой этаж, там вас встретит Тони. Сегодня, определенно, у вас встреча на высшем уровне.

Пока лифт мчался вверх, Кейси нервно проверила макияж и прическу, глядя в зеркальные панели кабинки. По мере приближения назначенного часа она все больше волновалась, и сердце ее колотилось от страха, когда она шагнула из лифта навстречу улыбающемуся Тони.

– Вот это да! Кейси, любовь моя, ты их просто сразишь наповал! – Тони уставился на нее почти так же изумленно, как секретарша внизу.

– Я не твоя любовь, Тони Соренсен! – с улыбкой возразила Кейси. – Веди себя прилично!

– Что же я сделал неприличного? Погоди, дай только Робину Фолкнеру на тебя взглянуть – он просто уписается!

– Надеюсь, этого не случится. – Кейси невольно захихикала от нервного напряжения.

Смеясь, они вместе вошли в просторное помещение приемной Александра, где их встретил сам великий человек.

– Наконец-то! – резко произнес Алекс, стоя в дверях кабинета. – Закрепляете свою вчерашнюю победу, мисс Тейлор?

– Да пошел ты, горилла! – Кейси резко развернулась обратно к выходу: хорошая работа или плохая – она не намерена мириться с подобным обращением! – Не упускаете ни малейшей возможности, чтобы меня унизить, да?

– Вернитесь сейчас же! – Алекс схватил ее за руку и повернул обратно. – Парни из «Киер» хотят вас видеть – и они вас увидят во что бы то ни стало, нравится вам это или нет!

– Я передумала! Мне не нужна эта работа, – заявила Кейси столь же непреклонно.

– Лгунья! Хотите вы того или нет, но вы туда войдете и будете вести себя как леди, даже если таковой не являетесь. А теперь – улыбайтесь! – Алекс железной хваткой сжимал ее запястье, и в том месте, где нежная кожа оказалась прижатой к браслету наручных часиков, грозил появиться синяк. Он решительно повел ее в свой кабинет, за ними шел явно шокированный Тони. Никто ни разу не говорил с Александром в присутствии Тони так, как только что Кейси, и он дрожал от страха перед тем, что могло сейчас произойти, глядя на напрягшиеся мускулы руки Алекса, сжимающей руку девушки.

– Улыбайтесь, черт побери! – прошипел Алекс, пока Кейси обводила взглядом комнату. – Джентльмены, позвольте представить вам Кассандру Тейлор!

– Привет, Кейси! – Росс встал, подошел к ней с дружеской улыбкой и пожал руку. – Присядьте, милочка. – Он пододвинул ей стул, и Кейси постаралась осторожно сесть на него, скромно скрестив ноги.

Ее представили троим клиентам из «Киер», а затем высокому блондину, сидящему на подоконнике.

– Робин Фолкнер. – Росс дружески махнул рукой, а блондин выпрямился на своих длинных ногах, пересек комнату и подошел к ней.

– О да! – улыбнулся он, глядя сверху прямо в вырез костюма Кейси. – С этой я могу иметь дело, говоря словами Железной Леди! – Легким движением руки он поставил Кейси на ноги. – Именно такая мне и нужна!

– Не обращай внимания на этого Ромео, – рассмеялся Росс. – Ирландцы все одинаковые. Так и знал, нам следовало оставить его ждать за дверью.

– Чтобы я пропустил все самое интересное? – Робина не так-то просто было смутить.

– Ну, давайте посмотрим на вас, Кассандра, – довольно резко вмешался Джеймс Уайет, самый старший из трех клиентов. – Распустите, пожалуйста, волосы. На видео они выглядели как раз так, как надо.

Это портило ее элегантный внешний вид, но Кейси вытащила три-четыре шпильки, которые недавно так тщательно закалывала, и грациозно, как и рассчитывала, тряхнула головой, освобождая рыжие локоны, каскадом рассыпавшиеся по ее спине под восторженный шепот зрителей. Заранее рассчитанный эффект себя оправдал.

– Не могли бы вы снять и жакет? – спросил другой мужчина.

Кейси заколебалась: без жакета ее наряд был на грани пристойности, к тому же она не надела бюстгальтер.

– Я… э-э… – нерешительно начала Кейси.

– Кассандра! Пожалуйста, делайте то, о чем вас просят, – нетерпеливо вмешался Александр. – Мы не требуем ничего такого, чего бы вы не делали раньше.

Они могли бы и потребовать, подумала Кейси, расстегивая жакет. Бросив убийственный взгляд на Алекса, она встала в короткой юбке и тонком топе, откинув за спину волосы. К ее удивлению, заказчики одобрительно закивали и попросили ее, как вчера Росс, пройтись по комнате. Она чувствовала себя удивительно неловко в тонком топе и короткой юбке, но, сама того не подозревая, произвела на представителей фирмы именно то впечатление смущения, которое они искали в актрисе.

– Прекрасно, – наконец произнес Джеймс Уайет. – Подождите, пожалуйста, в приемной, Кассандра, хорошо?

Кейси с облегчением взяла свой жакет и вышла вслед за хорошенькой секретаршей в офис, прилегающий к просторному кабинету Алекса.

– Кофе? – спросила Мэри-Джо и потянулась к кофеварке, которую, очевидно, всегда держала горячей.

– Ммм… да, пожалуйста. – Кейси надела жакет и заколола волосы. Снова натянув свою вторую кожу, она почувствовала себя гораздо увереннее. – Как вы считаете, долго они заставят меня ждать?

– Ну, я, например, жду уже целую вечность. – Девушка со светлыми подкрашенными волосами подняла взгляд от журнала, который читала, и внимательно посмотрела на Кейси. – Им наплевать на то, что мы здесь торчим зря.

– Значит, вы тоже пришли пробоваться для «Киер»? – Кейси взяла из рук Мэри-Джо чашку с кофе и положила в нее сахару, чего явно не одобрила блондинка.

– Еще бы! Очень лакомый кусочек, и должна сказать, Робин Фолкнер такой душка! Я бы его пустила к себе в постель, стоит ему только пожелать! Между прочим, меня зовут Бриджит Салливан.

Девушка выглядела потрясающе и произносила слова, тщательно их выговаривая, что выдавало долгие годы обучения сценической речи. Вероятно, в отличие от Кейси она еще умеет и танцевать, и петь. Но, успокоила себя Кейси, ведь никто ее не спрашивал, умеет ли она это делать.

Кейси улыбнулась, велев себе бросить эти печальные мысли; она представилась Бриджит, а после ей не нужно было почти ничего говорить. Бриджит была слишком увлечена собой, похвалялась, сколько раз она работала на «Хэвиленд Грейси» и как хорошо знает всю съемочную команду, которая будет работать для «Киер», прозрачно намекала на то, что поскольку эту работу явно получит она, то едва ли Кейси имеет смысл ждать. Сидящая за письменным столом Мэри-Джо приподняла свои элегантные брови, как бы извиняясь за нее, и Кейси слегка улыбнулась в ответ. Бриджит принадлежала к типу «шикарных» девиц, и Кейси оставалось молиться, чтобы клиенты не отнесли ее к тому же типу: она скорее согласилась бы потерять эту работу, чем быть похожей на Бриджит!

Наконец, когда она уже решила, что больше не выдержит, из офиса вышел Тони, широко улыбаясь.

– Кейси, заходи, пожалуйста. Бриджит, извини, дорогая, может быть, в следующий раз?

Бриджит явно пришла в ярость от того, что ее заставили напрасно ждать, и молча вылетела за дверь. Тони и Мэри-Джо обменялись улыбками.

– Ты мне должна пятерку, Мэри-Джо, – напомнил ей Тони. – Заберу позже. Давай, Кейси, заходи, только не насажай опять клякс в свою тетрадку!

– Постараюсь, – пообещала Кейси и мимолетно пожалела, что не зашла в туалет, пока ждала. Потом взяла себя в руки и пошла за Тони в кабинет Алекса.

Пятеро мужчин сгрудились вокруг стола, перебирая ее фотографии.

– Выпьешь с нами бокал вина, Кейси? – предложил Росс, но Кейси отрицательно покачала головой.

– Минеральной воды, пожалуйста. – Ей сейчас была необходима ясная голова.

– Ну, Кассандра, – очевидно, старший клиент говорил от имени всех, – мы хотели бы предложить вам эту работу – четыре недели съемок, контракт на личные выступления, в который будет включен пункт об эксклюзивном праве. Вас интересует наше предложение?

– Да, конечно! – Кейси не видела смысла строить из себя недосягаемую величину – такая работа подворачивается раз в жизни, Бриджит совершенно ясно дала ей это понять.

– Вот и умница! Ну, насчет гонорара мы поговорим с вашим агентом, а для вас важно то, что съемки начинаются через две недели. Полагаю, у вас есть паспорт?

Кейси кивнула.

– Тогда вам надо будет провести следующие две недели в обществе нашего стилиста. Предстоит многое сделать, как вы понимаете. А теперь приглашаю вас поужинать с нами сегодня вечером. Вас и Робина, конечно. – Он кивнул Робину, который выходил позвонить и как раз в этот момент вернулся в кабинет.

Кейси с испугом задала себе вопрос, включает ли это приглашение и Алекса, потом осознала, что ужин с заказчиками из «Киер» – событие значительное, которое запомнится надолго, и ей, безусловно, надо соглашаться. Поэтому она любезно приняла приглашение.

– Мы пришлем за тобой машину в восемь часов, – сказал ей Тони, когда она поднялась, чтобы уйти.

– Прежде чем вы уйдете, Кассандра, я бы хотел с вами поговорить. – Алекс тоже поднялся и загородил ей дорогу. – Это займет не больше минуты. – С холодной улыбкой он жестом пригласил ее пройти с ним в соседний офис. – Садитесь. – И он указал на стул.

Сидя, Кейси оказалась в невыгодном положении, ее глаза находились на уровне его безукоризненно скроенного темно-серого пиджака. Как он элегантен, вдруг подумала она: белизна шелковой сорочки оттенена дорогим, но неброским красно-серым галстуком. Твердо решив не сдаваться, Кейси осторожно положила ногу на ногу и посмотрела ему прямо в глаза.

– Да, мистер Хэвиленд?

– Кассандра! – с вызовом начал он, присев на край письменного стола, покачивая одной ногой, а другой упираясь в пол для равновесия.

– Предпочитаю имя Кейси.

– Очень хорошо… Кейси. Поскольку вас выбрали на эту роль, нам необходимо обсудить несколько основных правил до начала сегодняшнего вечера.

– Мистер Хэвиленд, не сомневайтесь, пожалуйста, я хорошо знаю, какими вилками и ножами пользоваться, и буду вести себя за столом вполне прилично, как подобает в данном случае! – отбрила Кейси, разъяренная тем, что ему пришло в голову сомневаться насчет ее манер.

– Рад это слышать, – сухо ответил Алекс. – Но меня больше беспокоит ваш язычок, милочка. Я бы предпочел, чтобы сегодня вечером ваш довольно нестандартный способ зарабатывать на жизнь не упоминался, если не возражаете. К счастью, вчера у вас на лице было столько всякого мусора, что вас и собственная мать не узнала бы!

– Я этого не стыжусь! – сердито выпалила Кейси. – Лучше такая работа, чем голодная смерть, уверяю вас!

– Возможно! Но люди из «Киер» не должны о ней знать. Девушка для «киеры» должна быть гораздо выше такой унизительной работы, и вам придется с этим смириться. Я выражаюсь достаточно ясно?

– Вы хотите сказать, что я должна притворяться не такой, какая я есть?

– Вы просто проявите такт. И будете продолжать в том же духе, понятно?

Она кивнула.

– Я еще никого не подводила, мистер Хэвиленд! – Кроме, конечно, Билла. Она все еще испытывала угрызения совести, хотя и получила ту работу, ради которой пошла на риск. – Значит, вы ожидаете, что с сегодняшнего дня я буду исключительно в распоряжении компании «Киер»?

– Да, именно так, до конца съемок; потом каждый день будет особо оговорен, вы будете свободны и сможете играть другие роли, но не в коммерческой рекламе. Это создает для вас проблемы?

– Э-э… нет. Боюсь, у меня сейчас нет никакой другой работы.

– И конечно, больше никаких подарков с поцелуями! Это абсолютно исключено!

– Как скажете. – Кейси вздернула подбородок. – Мистер Хэвиленд, мне нужна эта работа, хоть и трудно в этом признаться. Сегодня вечером я буду совершенно очаровательной с вашими клиентами, и можете быть уверены, я появлюсь в одежде, соответствующей этому случаю.

– Значит, отсутствие постоянного места работы не влияет на ваш гардероб? – с сарказмом осведомился он.

– Нет, если вы снимаете квартиру пополам с фотомоделью! – парировала Кейси и встала. – Конечно, я могла бы надеть свой вчерашний зеленый туалет! – И глаза ее насмешливо вспыхнули при виде возмущенного выражения его лица.

– Не смейте говорить этого даже в шутку! – в свою очередь заявил Алекс. – Погодите! – Он сунул руку во внутренний карман и вынул чековую книжку в кожаном переплете. – Я понимаю, что с финансами у вас затруднения. – Он быстро выписал чек и протянул ей. – Я знаю, это немного неэтично, поскольку вы еще не подписали контракт, но… верю, что вы это сделаете.

Чек эксклюзивного банка был выписан на пятьсот фунтов, и Кейси изумленно уставилась сначала на чек, потом на самого Алекса. Ей очень хотелось отказаться, но деньги были необходимы, и в конце концов, он вынудил ее отказаться от любой другой работы.

– Я вам все верну, – медленно произнесла она и, к своему удивлению, заметила на его губах слабую тень улыбки.

– Готов держать пари, что вернете, – твердо ответил он. – Я очень сильно рискую с вами, Кассандра-Кейси. Только попробуйте меня подвести – и я уж постараюсь, чтобы вы запомнили это на всю жизнь!

– Это угроза, мистер Хэвиленд?

– Нет, Кейси. – Его спокойные глаза смотрели прямо на нее. – Это обещание! Значит, до вечера? С нетерпением жду возможности увидеть, что еще может предложить гардероб вашей подруги. Между прочим, мы ужинаем в «Арборе».

Значит, он все-таки там будет! Кейси удалось кое-как выдавить слова благодарности и выйти из офиса, сохраняя достоинство, после чего она с облегчением устремилась в дамскую комнату.

Вновь обретя самообладание и расслабившись после пройденного испытания, она покинула райское убежище туалета и шла по коридору к лифту, когда ее остановил Росс.

– Кейси, рад, что смог тебя поймать, – сказал он. – Пойдем, перехватим по сандвичу? Мне бы хотелось поговорить с тобой насчет твоего агента.

Он провел ее через здание и вывел на Шарлотт-стрит.

– Я передумал, – заявил он, – давай зайдем в ресторан Луиджи. Ты одета не для сандвич-бара.

И он тоже, так как надел сшитый на заказ костюм, специально для людей из «Киер», заметила Кейси, пока он вел ее к столику, который для них тут же нашел официант. Заказав для обоих спагетти и минеральную воду, Росс с улыбкой откинулся на спинку стула.

– Итак, Кейси, как ты себя чувствуешь, столь неожиданно оказавшись перед лицом славы и богатства?

– Неужели?

– Никаких сомнений! Эта кампания стоит миллионы, самая большая кампания, каких давно уже не было у «Хэвиленд Грейси», – вот почему Алекс выступает в ней продюсером от агентства. Кажется, вы с ним не слишком поладили, но он действительно продюсер-ас. Его съемки рекламных фильмов всегда проходят четко, без сбоев, хотя он чертовски прижимист в расходах!

Тут Кейси с изумлением вспомнила о чеке, лежащем у нее в сумочке.

– Миллионы! – Осознав эту информацию, Кейси пришла в ужас.

– Да, и я собираюсь проследить, чтобы тебе заплатили как следует! Мне не нравится Джесси, она и правда старая ленивая корова! Насколько у тебя крепкие связи с Обществом театральных агентов?

– Не очень, – призналась Кейси. – Я получила тот тур только потому, что директор был другом одного моего приятеля, а в письменной форме у меня ничего нет, потому что меня передали им только после того, как мой агент удалился от дел.

– Не очень обнадеживает. Послушай, Кейси, мне бы хотелось, чтобы ты повидалась с Леном Стаффордом. Он занимается делами довольно большого числа лучших актеров и, думаю, мог бы многое для тебя сделать.

– Лен Стаффорд? Вы шутите? – Кейси чуть не подавилась спагетти. Лен был одним из лучших агентов в Лондоне, и она хорошо знала его статус.

– Нет, не шучу. Я только что разговаривал с ним, и он будет рад встретиться с тобой сегодня днем. Он сможет уладить дела с Обществом и взять тебя к себе. А Общество – просто дешевка, детка.

– Вообще трудно заполучить агента, когда у тебя нет никакого стажа за спиной, – напомнила Кейси.

– Это я понимаю, – кивнул он. – Но полагаю, ты заслуживаешь, чтобы тебя подтолкнули наверх, и думаю, Лен тебе в этом поможет. Он ждет тебя в три часа, хорошо?

– Росс! Это просто фантастика! Не могу поверить, что все это происходит со мной! – Кейси в изумлении смотрела на него. – Вчера я была в таком отчаянном положении – ни денег, ни работы; я была просто на пределе.

– Тони мне так и сказал. Это правда, что ты принесла в агентство подарок со стриптизом?

– Никакого стриптиза! – Кейси пришла в ужас. – Я совершенно ясно высказалась на этот счет, когда начала работать. Марти, конечно, акула, но он отнесся ко мне с пониманием. Единственный случай, когда с меня слетела блузка, – это когда ваш дражайший босс пустил в ход руки!

– Алекс? Не верю!

– Он был действительно вне себя, – усмехнулась Кейси.

– Вот в это я могу поверить. – Росс усмехнулся в ответ. – У него довольно вспыльчивый нрав, но, имея мягкий характер, мультимиллионером не станешь.

– Он просто грубиян!

– Нет, Кейси. Он просто жестковат, и от него мало что ускользает, – возразил Росс. – Но он, собственно, не мой босс. Я работаю на постановочную компанию. Мой продюсер от этой компании – Терри Марсден; Алекс же – продюсер от агентства на этой съемке и одновременно владелец агентства.

– Столько людей, – вздохнула Кейси. – Никогда не разберусь, кто есть кто.

– Разберешься, к тому же не все они будут присутствовать на съемках, не волнуйся, – успокоил ее Росс. – Клиенты будут приходить и уходить; тебе просто надо им улыбаться. Алекс будет поблизости, так как он всегда настаивает на том, чтобы быть для нас в пределах досягаемости, но по-настоящему тебе надо знать только съемочную группу, а они все мои ребята. И конечно, Робина, но ты с ним уже познакомилась.

– Он мне нравится, – сказала Кейси. – Он милый.

– Ну, ты ему, несомненно, понравилась, между вами проскочила искра! Думаю, перед камерой вы будете отличной парой. Телевизионной публике ты понравишься. И не только телевизионной – киношной тоже. Вот и рухнет твоя частная жизнь, Кейси. Надеюсь, твой парень не будет слишком возражать.

– У меня нет парня, – призналась Кейси. – И не было уже целую вечность. Да мне и не хочется его иметь после последнего печального опыта.

– Тогда послушай моего совета, детка, и помалкивай об этом. Насколько я знаю нашего друга Робина, он не сможет удержаться и не приставать к тебе. Хотя, с грустью должен тебя заверить, со мной ты в безопасности! Я женатый человек, и у меня пятеро детей!

– Пятеро?!

– Все мы допускаем ошибки. Например, Алекс со своей женой.

– А, так он женат? – небрежно спросила Кейси. – Удивительно, как у него нашлось на это время.

– Был женат! Эта сучка бросила его несколько лет назад и винила во всем его работу, его преданность своему бизнесу – все, что угодно, только не собственный эгоизм. – Росс махнул официанту, чтобы тот принес счет. – По-моему, ему еще повезло, что он избавился от этой гулящей коровы.

– Наверное, у нее были на то веские причины, – рискнула предположить Кейси. Ей казалось, что быть замужем за Алексом Хэвилендом – уже достаточный повод для желания от него сбежать.

– Она ничего не способна была видеть, кроме фунтовых знаков, – отмахнулся Росс. – Алексу без нее гораздо лучше, если хочешь знать мое мнение. У него теперь дама высшего класса, дочь лорда Брэдбери, Миранда.

– Желаю ей с ним счастья! Она тоже будет с нами сегодня вечером?

– Возможно. С Алексом ничего нельзя знать наверняка.

Кейси надеялась, что Миранда придет, по крайней мере это могло укоротить ядовитый язык Алекса в общении с ней самой. Обдумывая это, она села в такси, которое подозвал для нее Росс, и отправилась в контору Лена Стаффорда. Предстоящая встреча заставила ее так нервничать, что ее всю дорогу трясло. Но Лен оказался очень обаятельным и встретил ее весьма приветливо.

– Росс уверен, что у тебя большие перспективы, Кейси, – сказал он после взаимных приветствий. – Давай посмотрим, правда ли это, да?

Он подробно расспросил ее о работе, на которой она была занята, спрашивал, чего она хотела бы добиться, потом просмотрел контракт с «Киер», который по его просьбе ему прислали по факсу из агентства «Хэвиленд Грейси». Кейси ахнула, увидев сумму, предложенную ей.

– Этого мало, детка, – сказал Лен. – Слишком мало. Оставь это мне.

– А Общество?

– И это тоже. Ты с ними не подписывала никакого контракта?

– Нет.

– Тем хуже для них! Никаких проблем, дорогая, я все улажу. Добро пожаловать в мою команду, Кейси!

Глава 5

«Арбор» – один из лучших лондонских ресторанов. Кейси знала о его фантастической репутации из журналов и оделась соответственно. Она выглядела сногсшибательно, стройная и элегантная, в белом облегающем платье, одном из нескольких платьев, сшитых для них с Лиз модельером – другом Лиз – из отрезов материала, которые они купили в магазине театральных тканей на Бервик-стрит. Его покрой был таким удачным, что не требовал бюстгальтера, хотя Кейси несколько минут обдумывала эту проблему, вертясь перед зеркалом, чтобы оценить, насколько он необходим. В конце концов она решила рискнуть и идти без бюстгальтера, но на всякий случай прихватила огромную вышитую шаль, когда-то принадлежавшую ее матери, чтобы завернуться в нее, если появится такая необходимость. Волосы она распустила по спине, подхватив их на макушке черепаховой заколкой, и сделала такой макияж, что грим на лице почти не был виден, а губы едва тронула помадой. Бросив быстрый взгляд в зеркало, перед тем как покинуть теперь уже убранную квартиру, она осталась довольна результатом, что случалось не часто. Хотя Кейси вернулась домой в восторженном возбуждении, материнская школа взяла верх, и она провела некоторое время за уборкой, вооружившись стареньким пылесосом и тряпкой, и только потом стала готовиться к выходу.

«Арбор» был действительно прекрасный ресторан, в этом Кейси убедилась, когда ее провели к гостям компании «Киер», собравшимся в баре. Залитые мягким янтарным светом стены и удобные кресла из розового дерева вокруг низких столиков создавали в баре уютную и теплую атмосферу, и Кейси немного расслабилась, поздоровавшись с тремя мужчинами, с которыми уже была знакома, после чего ее представили двум женам, пришедшим на вечеринку вместе с мужьями. Росс и Робин Фолкнер пришли без дам, но едва она успела сесть и для нее заказали вино, как вошел Алекс рука об руку с изысканно одетой брюнеткой.

– Ага, прекрасная Миранда, – прошептал Росс на ухо Кейси. – Не бойся, сегодня вечером Алекс будет вести себя самым лучшим образом.

Так и оказалось: он был учтивым и обаятельным с клиентами и их женами, шутил с Робином и во время беседы выказал глубокие познания в области автогонок. Кейси он практически игнорировал, хотя она часто ловила на себе холодный взгляд его глаз, особенно во время ее беседы с Робином, который быстренько уселся рядом с ней, когда их наконец торжественно проводили к столу.

Робин совершенно хладнокровно монополизировал все ее внимание, быстро и непринужденно выудив у Кейси историю ее жизни. Поскольку в разговоре с женами Кейси необходимо было ступать на очень деликатную почву, она охотно предоставила ему инициативу, зная, что веселая болтовня с ним не представляет опасности.

Робин был совершенно очарователен и в течение нескольких минут обаял всех женщин в компании, даже Кейси, хотя ей очень не хотелось в этом признаться. Его волосы натурального русого цвета, густые и волнистые, часто падали на лоб; карие глаза во время веселого флирта смотрели тепло и дружелюбно, несмотря на то что Алекс иногда бросал в его сторону хмурый взгляд, когда Кейси смеялась над каким-нибудь его рискованным выражением.

По другую сторону от нее сидел Джеймс Уайет. После изрядной дозы спиртного он пришел в хорошее настроение и жестом собственника похлопал Кейси по руке, когда подали кофе.

– Мы в восторге от того, что нашли вас, Кейси, милочка, – улыбнулся он ей. – Уверен, что эта кампания принесет вам обоим большой успех.

– Иначе и быть не может! – ухмыльнулся Робин. – При внешности Кейси и моем обаянии! – Робин не страдал от избытка скромности.

– Но вам обоим придется немало поработать, – одернул его Алекс довольно резко. – Не все только блеск и слава, знаешь ли, Робин, впрочем, ты и сам скоро в этом убедишься.

Очевидно, это его первые рекламные съемки, поняла Кейси.

– В автогонках тоже так, – ответил Робин, нимало не обескураженный. – Блеск и слава тоже присутствуют, но и работать приходится очень много! Попробовали бы вы вести гоночную машину несколько часов подряд, когда пот так и льет с тебя, не говоря уже о том, что иногда приходится не спать полночи, чтобы подготовить автомобиль к гонкам. Силверстоун в три часа утра – очень холодное и ветреное место, уверяю вас!

– Ну, теперь «Киер» будет вашим спонсором на следующий сезон, и вы будете избавлены от таких трудностей, – заметил Джеймс. – Вместо вас не спать всю ночь предстоит нашим механикам!

– Слава Богу! – вздохнул Робин. – Я найду себе ночью занятие получше, – тихо шепнул он на ухо Кейси. – Да, пока не забыл: могу я подвезти тебя домой, Кейси? Даю слово, что весь вечер пил только минеральную воду.

– В этом нет необходимости, Робин, – твердо вмешался Алекс. – Я могу заказать ей такси.

– Но мне этого очень хочется, – не менее твердо возразил Робин. – И Кейси не против. Никаких проблем, только экономия денег на такси! – нахально прибавил он.

– Лекси, дорогой, пускай дети едут, если им хочется. – Миранда впервые за весь вечер открыто признала существование Кейси, хотя та часто ловила на себе ее взгляд. – Уверена, у них множество интересных планов, не надо им все портить!

У Кейси не было совсем никаких планов относительно Робина, но это замечание, сделанное небрежно-протяжным тоном, заставило ее ощетиниться, и в голову полезли самые взбалмошные мысли.

– Я прекрасно доеду с Робином, – сказала она, с любезной улыбкой глядя в сердитое лицо Алекса. – И обещаю не сбивать его с пути истинного!

– Какое разочарование! Поехали, Золушка. Я провожу тебя домой. – Робин схватил ее за руку. – Уходим. – Он небрежно откланялся, ожидая, пока Кейси поднялась и в свою очередь попрощалась, вежливо, как ее учили в детстве.

– В офисе в десять, – напомнил ей Росс, прикасаясь губами к ее щеке. – Там тебя будет ждать стилист, ее зовут Энджи.

– Энджи – потрясающий стилист, – сообщил ей Робин, пока они шли к выходу. – Похожа на цыганку, но у нее великолепный вкус. – Он повел ее к сверкающему красному «лотосу». – Теперь, когда мы удрали от взрослых, поедем танцевать.

– Не знаю… – заколебалась Кейси.

– Кейси! Я буду вести себя хорошо, слово скаута!

– А ты был бойскаутом?

– Ну… не был! Но я постараюсь им стать!

– Ну… тогда ладно. Куда поедем?

– Куда-нибудь, где темно, шумно и полно народу, где я смогу тебя тискать, – пообещал он с коварной ухмылкой, и Кейси вздохнула про себя. Но она любила танцевать и решила разок рискнуть, так как едва ли Робин будет проявлять слишком большую настойчивость, раз им предстоит сотрудничать в течение нескольких недель.

Его явно хорошо знали в шикарной дискотеке, разместившейся в подвале, и Кейси расслабилась и настроилась распустить волосы и повеселиться. Робин оказался отличным танцором и заставлял ее непрерывно хохотать, издевательски изображая леди Миранду.

– Она такая скучная и бесцветная, – заметил он с улыбкой в ответ на упрек Кейси после одного из наиболее возмутительных его высказываний. – Алекс Хэвиленд, наверное, спит с ней ради связей ее папочки, ничего больше я придумать не могу! Он, должно быть, сошел с ума – или совсем отчаялся!

– Но она такая красивая! – запротестовала Кейси.

– На вид – возможно, но в голове у нее совершенно пусто, и в смысле тела в ней тоже ничего особенного нет. А вот ты – другое дело!..

– Ты хочешь сказать, что я толстая? – Кейси отстранилась, когда его руки обвили ее стройную талию.

– Ты – само совершенство, и сама это знаешь! Тебя так приятно держать в объятиях! Расслабься, Кейси, я тебя не укушу – пока, во всяком случае!

Кейси сдалась. Ей было слишком весело, чтобы спорить.

Тем не менее в три часа ночи она внезапно с сожалением вспомнила о своей встрече с Россом и стилистом. Но к ее удивлению, Робин отвез ее домой без возражений, как только она его попросила, и даже не стал с ней препираться, когда они приехали на ее улицу. Ему пришлось поставить машину на некотором расстоянии от двери, и когда он вскочил, чтобы ее проводить, она подумала о самом худшем.

– Я тебя не приглашаю зайти, – твердо произнесла Кейси. – Уже слишком поздно.

– Тогда я поцелую тебя на прощание на крыльце!

Робин схватил ее в охапку, и не успела она его оттолкнуть, как он ее поцеловал. Не в губы, как она ожидала, а в щеку, целомудренно, и она посмеялась над своими страхами. При свете уличного фонаря Робин заметил ее удивление и рассмеялся в ответ, потом снова поцеловал ее, на этот раз в губы, легким, неопасным поцелуем.

– Вот тебе! – усмехнулся он. – Расслабься, Кейси, это всего лишь репетиция, – добавил он и отпустил ее. – Попробуем удрать и поужинать вместе на этой неделе, подальше от глаз фюрера Алекса?

– Почему ты называешь Алекса фюрером?

– Потому что он ведет себя как фюрер, черт возьми! Он даже предупредил меня не слишком тобой увлекаться – твердо сказал: «Руки прочь!» Может, прекрасная Миранда не так уж крепко держит его в своих объятиях, как ей это кажется!

– Ну, мне он решительно не по вкусу! – Кейси обвила руками шею Робина и поцеловала так же легонько, как и он ее. – Но давай сохраним деловые отношения, Робин. Думаю, так будет разумнее.

– С моей стороны или с твоей? – спросил он.

– Не обижайся.

– Ладно, договорились. Но мы все равно получим удовольствие от этой работы, иначе к чему все это? Я тебе позвоню насчет ужина. Обещаешь, что пойдешь?

– С удовольствием. Спокойной ночи, Робин.

Размышляя над новым поворотом своей судьбы, Кейси сбросила туфли и, еле волоча усталые ноги, поднялась на три лестничных пролета вверх в свою квартиру. После долгих недель неопределенности она получила фантастическую работу, одного из лучших агентов в шоу-бизнесе, который с радостью взялся за ее карьеру, и блестящего автогонщика, умоляющего ее встречаться с ним. Только он гораздо больше подходит легкомысленной Лиз, чем ей, решила Кейси. Она, как всегда, проявляла в отношениях с мужчинами осторожность, но могло произойти кое-что и похуже, чем провести в веселом обществе Робина несколько недель!

Его замечания насчет Александра сначала удивили и встревожили ее, но, поразмыслив, она была склонна ими пренебречь. В конце концов, за эти два дня Алекс был с ней только вызывающе груб, больше ничего. Он заметил ее внешнюю привлекательность, это очевидно, но его предупреждение Робину было просто профессиональной заботой о том, чтобы она не влюбилась в него на съемочной площадке. Несомненно, было известно, что так случается между артистами, когда судьба сводит их на одной съемочной площадке, – она сама много раз наблюдала подобное. Хэвиленд не может знать, грустно думала Кейси, что мужчине не так-то легко завоевать ее сердце. Что касается мужского пола, эта сторона ее души крепко заперта.

Сердце ее было разбито еще на первом курсе университета одним из преподавателей, который, как позже обнаружила Кейси, имел привычку соблазнять самых хорошеньких из своих студенток. С тех пор она твердо ставила на место ему подобных. Парни, пытавшиеся ухаживать за ней, вскоре понимали, что столкнулись со случаем «смотри, но не трогай», и Робин был первым мужчиной за много месяцев, который ее поцеловал, не считая Брета Кеннеди на съемках фильма, но тот эпизод не был приятным приключением, поскольку их окружали десятки людей. Несчастная и в конце до смерти напуганная, Кейси дала убедить себя Брету и режиссеру сниматься обнаженной, и хотя большая часть обнаженной натуры пришлась на долю Брета, она до сих пор вспоминала ту сцену со смущением. Но Брет проявил большое понимание, и Кейси вспоминала о нем с благодарностью.

– Сохрани умение видеть смешную сторону, ангел мой, сосредоточься сначала на своих репликах, – советовал он, когда она дрожала в его объятиях, и тогда он заставил ее, да и всю съемочную группу, непрерывно смеяться своим шуткам. Потом он ее поздравил и посетовал, что так прочно женат! Еще больше вдохновляло то, что Брет намекал на свои планы снять ее в собственном фильме, для которого пытался собрать средства, но это было восемь или девять месяцев назад. Правда, она получила от него письмо, где он говорил, что не забыл о ней, когда начал снимать фильм в Америке, но на том все и кончилось, а настоятельная необходимость зарабатывать на жизнь оттеснила мысли о нем до получения письма в дальний угол сознания. Но если удача наконец повернулась к ней лицом, то она, возможно, повернется и к Брету и ему удастся получить финансирование своего проекта. Она решила утром рассказать об этом Лену Стаффорду.

Глава 6

Первая встреча со стилистом на следующий день не слишком обнадежила Кейси. У Энджи были выкрашенные в ярко-красный цвет волосы и наряд, состоящий в основном из черной кожи в заклепках и рваных джинсов. Но ее как следует проинструктировало агентство, и к тому же в ее способности верил Росс. На их встрече присутствовал один только Росс. К счастью, Алекса и клиентов нигде не было видно, а Росс действовал обстоятельно и вникал в подробности. Когда к ним присоединился парикмахер Томми, к удивлению Кейси, Росс уже точно знал, что именно хочет сделать с ее волосами.

– Немного покороче вокруг лица, – командовал он. – И на несколько оттенков интенсивнее цвет кожи. По-моему, нужно сделать ее более загорелой.

– Я уже записал ее на завтра к Дэниел, – подтвердил Томми. – Извини, Энджи, я прихватил часть твоего времени.

Энджи вздохнула.

– Как всегда! Ну, нам лучше приняться за дело. Надеюсь, у тебя удобные туфли, Кейси.

Кейси посмотрела на свои мокасины, которые надела к джинсам. Сегодня утром у нее было мало времени на сборы, и она рискнула натянуть джинсы, рассудив, что ей нужна одежда, которую легко снимать и надевать, поэтому она выбрала джинсы и простую голубую рубашку в клетку, заправленную внутрь. Она была профессионалом: надела чистое белье и хорошо сидящий лифчик.

– И все остальное тоже, – улыбнулась она. – Сегодня не будет никаких клиентов, Росс?

– До пятницы не будет, дорогая, – ухмыльнулся Росс в ответ. – В пятницу они хотят взглянуть на все то, что вы, девочки, подберете.

– Персональный показ мод! – Энджи скорчила рожицу. – Покажем пятьдесят туалетов, а им понравится, дай Бог, десяток!

– Так решил Алекс, – напомнил ей Росс. – Отправляйтесь, девочки, и желаю удачи!

Энджи, несмотря на ее странную внешность, хорошо знали и уважали в демонстрационных залах салонов модной одежды, куда они заходили с Кейси, и она опытным глазом выбирала платья с поразительной быстротой. Оглушенная вихрем потрясающих дорогих нарядов, которые на нее надевали и снимали, Кейси в конце концов предоставила Энджи принимать решения, понимая, что попала в надежные руки.

– Тебя одевать – просто мечта, – с чувством сказала Энджи в ответ на комплимент Кейси ее вкусу, когда они сделали заслуженный перерыв на чашечку кофе.

– Несмотря на то что у меня вверху двенадцатый размер, а внизу десятый? – пошутила Кейси.

– Лучше так, чем наоборот, – рассмеялась Энджи. – Выше нос, Кейси, впереди всего лишь неделя или чуть больше!

– Если мои ноги выдержат так долго! – вздохнула Кейси. – «Неверный довод» был чепухой по сравнению с этим!

– Как ни странно, вчера я пошла и посмотрела «Неверный довод», – задумчиво произнесла Энджи, разрезая пирог на мелкие кусочки. – Ты там здорово сыграла!

– Да, только роли там почти нет. Большую часть фильма я играю труп.

– Не надо все время себя принижать, Кейси. Должна сказать, у меня вызывает зависть та сексуальная сцена с Бретом, а тот эпизод в начале, когда ты суешь игорную фишку в вырез декольте, просто сногсшибателен, он по-настоящему заводит! Вы с Бретом, кажется, хорошо поладили, а это нелегко, я знаю.

– Он был очень мил! – вступилась за него Кейси. – И не распускал руки, а это редкий случай!

– Раз он женат на Шерил Хемингуэй, у него не остается другого выбора, – сухо заметила Энджи. – Он у нее под каблуком!

– Так же как Алекс Хэвиленд у достойной Миранды, насколько я слышала. А каковы их отношения, ты не знаешь? – небрежно спросила Кейси.

Энджи оказалась весьма осведомленной обо всем, происходящем в агентстве, на которое она довольно часто работала.

– Зная Алекса, думаю, он просто использует Миранду, – пожала плечами Энджи. – Под своей обаятельной внешностью он – жесткий ублюдок. Но она влюблена в него по уши, бедняжка.

– Это-то я заметила! Робин делал довольно язвительные замечания по поводу ее тупости. Он-то не купился на ее образ милой девочки!

– Робин всегда называет вещи своими именами. Он еще не пытался затащить тебя в постель? – Энджи хихикнула. – На съемках он нам еще доставит хлопот, не сомневаюсь!

– О, мне кажется, с ним вполне можно справиться, – ответила Кейси. – Не забывай, он прежде не снимался в рекламе. Несколько съемочных дней – и у него не останется сил ни на что другое.

– Надейся-надейся! Такое либидо, как у Роба, подавить непросто, особенно когда в съемках участвуют всего четыре девушки.

– Всего четыре?

– Да. Ты, я, гримерша Пирл и Донна, ассистентка Росса и одновременно его прислуга «за все». Пирл – в самом лучшем варианте – чванливая сучка, даже Роб от нее ничего не добьется. Значит, остаемся ты и я, потому что Донна только что вышла замуж за оператора.

– Тогда нам лучше объединиться и держать его на расстоянии, – предложила Кейси. – Мне одной с ним точно не справиться.

– Ладно, будем друг дружку защищать! В конце концов, надо получить удовольствие от участия в этих съемках, пусть даже продюсер от агентства – Алекс Хэвиленд.

– Тебе он тоже не нравится?

Энджи пожала плечами.

– Алекс очень здорово руководит своей компанией, и там ему и место – в своем кабинете, подальше от нас! О, он великий продюсер, и клиенты его любят, но почему-то всегда возникает ощущение, что ему известно обо всем происходящем, особенно на съемочной площадке, а это может быть очень неприятно, я тебя уверяю!

– Большой Брат и все такое?

– Да еще какой! В смысле финансов он тоже прижимист. Но они с Россом сегодня утром отзывались о тебе с большим энтузиазмом. Ты ему нравишься, Кейси.

Кейси изумленно рассмеялась.

– Ну, если это называется нравиться, то одному Богу известно, что значит не нравиться! Робин называет его фюрером.

– Меткое сравнение! И что же он такого сделал, чтобы так настроить тебя против себя?

– Что он сделал? – Кейси рассмеялась и рассказала ей, как она получила свою роль. Энджи хохотала до слез.

– Как же тебе сошло с рук, когда ты так его обзывала? – спросила она, вытирая глаза. – Должно быть, он был поражен до глубины души!

– Он действительно какое-то мгновение выглядел ошеломленным, – призналась Кейси, в задумчивости потирая запястье, которое тогда сжимал Алекс. – Но быстро дал сдачи!

– Могу себе представить! Все в агентстве дрожат перед этим человеком!

– Мой папа учил меня, что уважение надо заслужить, а не ждать, как нечто само собой разумеющееся, – ответила Кейси. – И я, безусловно, не могу уважать человека, который так себя со мной ведет!

– Смелая ты девочка! Да, чувствую, что эти съемки будут отличаться от прежних.

– Возможно, я его терпеть не могу как человека, но он все же дал мне редкий шанс пробиться в жизни, не просто работу для «Киер». Отныне я собираюсь быть с ним любезной, как бы это ни было мне неприятно. – Кейси допила свою чашку. – Наконец-то я чувствую, что могу добиться чего-то, после пяти лет крошечных эпизодов и скучных выступлений в качестве модели. Благодаря Россу я попала в число подопечных Лена Стаффорда, так что у меня один из лучших агентов Лондона!

– Вот это да! Если уж начинает везти, то удачи сыплются как из рога изобилия, правда?

– Это точно!


Последующие дни Кейси провела в непрерывной круговерти примерок, консультаций и совещаний. Ее постригли и искусно придали волосам золотистый оттенок. Предметом особой заботы Пирл стала ее кожа, уход за ней тоже отнял немало времени. По предложению Пирл несколько сеансов под лампой для загара сделали кожу на всем теле слегка золотистой, и к тому времени, когда Кейси прибыла в «Хэвиленд Грейси» для демонстрации выбранных Энджи платьев, она ощущала себя совершенно другим человеком.

На демонстрацию десятков туалетов, выбранных Энджи, ушло несколько утомительных часов. Макияж меняли раз шесть, пока Росс не остался доволен, волосы расчесывали щеткой, пока они не засияли, и Кейси была благодарна Энджи за ее юмор и поддержку во время переодеваний из одного красивого платья в другое. Раз за разом появляясь в комнате в новом платье, она все острее чувствовала на себе холодный оценивающий взгляд Алекса, и к концу демонстрации этот взгляд начал действовать ей на нервы.

Джеймс Уайет одобрил три четверти нарядов, к великой радости обеих девушек. Долгие часы топтания в примерочных не пропали зря. Платье, которое особенно нравилось Кейси, Энджи приберегла напоследок. Вечернее платье из мягкого кремового шифона с прозрачным капюшоном, переходящим в воротник в виде хомута спереди. Спина, теперь покрытая легким загаром, была обнажена до талии, а длинные ноги во время ходьбы дразняще мелькали в высоком разрезе сбоку. У собравшихся клиентов одновременно вырвался вздох восхищения, когда она поплыла через комнату в серебряных босоножках на высоком каблуке.

– Сногсшибательно! – наконец выдохнул Росс. – Как раз то что надо для поцелуя в Большом Каньоне. Энджи, детка, ты просто гений!

– Подожди, пока не увидишь счета! – улыбнулась ему Энджи, обретя радостную уверенность при виде их восторга.

Даже Алекс улыбался, хотя и неохотно.

– Вы совершенно преобразились, Кейси, – наконец произнес он, встретив ее вызывающий взгляд.

Сейчас она остро ощущала, насколько открыта взглядам большая часть ее тела: тонкое платье оставляло на долю воображения очень немного. И все же, не считая спины, обнаженного тела почти нигде не было видно. Внешность ее приобрела слегка чувственный оттенок, что входило в намерения Энджи, и Кейси ощущала непривычную для нее уверенность в себе и в своем воздействии на окружающих мужчин. Она держала паузу, не отрывая взгляда от Алекса, и тут вспомнила, как режиссер учил ее смотреть на Брета во время съемок сцены в казино.

Кейси неторопливо улыбнулась, удерживая взгляд Алекса, только ему одному. Медленная, дразнящая усмешка играла на ее полных губах, лишь слегка тронутых помадой. Она искушала, бросала ему вызов и через несколько секунд с детским восторгом увидела, что он смутился. В течение нескольких мгновений своего торжества Кейси поняла, что задела за живое этого высокомерного мужчину, прислонившегося к подоконнику. Самообладание покинуло его, и чтобы это скрыть, он потянулся к телефону на письменном столе.

– Полагаю, нам всем надо выпить, – сказал он. – Джентльмены? Леди? Вы согласны?

– Только не в этом платье, – мудро вставила Энджи. – Просим нас извинить! – Она жестом поманила за собой Кейси и отвела ее назад в комнату, которую они использовали для переодеваний. – Боже мой, Кейси! Никогда прежде не видела, чтобы Алекс Хэвиленд потерял свое холодное спокойствие, никогда. Ты только что уложила его на обе лопатки. Это был… ну… настоящий взрыв! Он тебе этого никогда не простит! На секунду ты сделала из него полного идиота!

– Надеюсь, я не слишком перестаралась. – Кейси с сожалением выскользнула из платья. – Ничего не могла поделать с собой. – Она тихонько рассмеялась. – Алекс действительно выглядел несколько ошеломленным.

– Несколько! – Энджи тоже рассмеялась. – Он и сам не знал, что ему с тобой сделать! Да поможет тебе Бог, если он когда-либо застанет тебя одну.

– Не застанет! Насколько это зависит от меня. Откровенно говоря, он это заслужил.

– Не играй с огнем, Кейси, – предупредила ее Энджи. – А он – определенно огонь, да еще и мстительный!

Смутившись, Кейси вздрогнула. Опять она совершила опрометчивый поступок! Почему, черт возьми, она не смогла хоть раз обуздать свои безумные порывы, особенно в отношении Алекса, в отчаянии думала она, переодеваясь в собственную черную полотняную юбку и свободную белую блузку. Теперь ей придется опять встретиться с ним и с клиентами из «Киер»; и если Энджи заметила то, что случилось, остальные тоже это заметили. Бросать столь прямой вызов было против ее правил, это нарушало железный контроль, под которым она старательно держала свои эмоции. Алекс, вероятно, подумает о ней самое худшее; но он и так о ней самого плохого мнения, зачем волноваться, в конце концов успокоила себя Кейси.

– Выпей чего-нибудь покрепче, – посоветовала Энджи, складывая разбросанные платья в мешки на молнии. – И держись поближе к клиентам, они по крайней мере от тебя без ума!

Кейси с благодарностью последовала ее совету и подошла к Россу и Джеймсу, чтобы просмотреть сценарий десяти рекламных роликов, которые наконец были готовы.

– Тут тебе предстоит выучить много текста, – сказал Росс, вручая Кейси стакан минеральной воды, которую, как он знал, она предпочитает. – В этих новых сценариях большая часть реплик у девушки, а на долю Робина остается действие. Каждому по его способностям!

– Тебе просили передать, Кейси. – Мэри-Джо просунула в дверь голову и поймала ее взгляд. – Если можешь, позвони Лену Стаффорду.

– Звоните из моего кабинета, Кейси, там не так шумно, – предложил, к ее удивлению, Алекс, распахнув перед ней дверь. Энджи улыбнулась, заметив испуг на лице Кейси, и ободряюще ей подмигнула, когда Алекс отошел поговорить с одним из клиентов, внезапно окликнувшим его. Испытывая облегчение от того, что осталась в одиночестве, Кейси взяла телефонную трубку и набрала номер.

– Привет, Лен. Это Кейси Тейлор. Вы меня искали?

– Искал. Хорошие новости, Кейси.

Она с волнением слушала, как Лен шуршит бумагами на другом конце провода.

– Сегодня утром я говорил с Бретом Кеннеди, и он предложил мне побеседовать с одним его приятелем – режиссером, который начинает съемки в Пайнвуде через шесть недель. На днях выяснилось, что его актриса на вторую из главных ролей беременна и поэтому выбывает из игры. Брет считает, что ты идеально подходишь, поэтому Хэл хочет встретиться с тобой завтра в десять тридцать.

– Ох, Лен! Как это здорово! – Кейси присела на край стола и потянулась за блокнотом Алекса, чтобы записать время предстоящей встречи, надеясь, что тот на нее за это не рассердится.

– Это еще не все! Во вторник тебе надо явиться на Би-би-си для переговоров насчет костюмированной драмы – они начнут ее осенью. Ты уже в списке, дорогая! Я просто поверить не могу, что Джесси Маркс позволила тебе так долго болтаться без дела! Брет мне сказал, что дважды пытался связаться с ней и ничего не добился; тебе следует подать в суд на эту старую пьянчужку!

– Я не верю своим ушам! Словно выиграла в лотерею. Спасибо, Лен!

– Не за что, детка! Я просто хороший агент, а больше тебе, в сущности, ничего и не надо. Постарайся завтра так очаровать Хэла Симмонза, чтобы он выскочил из собственных штанов. Позвони мне, когда выйдешь от него, я все равно буду у себя в конторе, даже в субботу.

Кейси записала координаты встречи на Би-би-си внизу страницы и повесила трубку. У нее кружилась голова, и она не замечала ничего вокруг, пока в тишину комнаты не ворвался холодный голос Алекса.

– Вам больше не нужен мой письменный стол, Кейси? – осведомился он, протягивая руку к папке, на краю которой сидела Кейси.

– Ой! Э… нет! – Смутившись, Кейси соскользнула со стола и при этом смахнула с него стопку бумаг. – Ох, черт, простите меня!

Они одновременно наклонились за ними, их руки встретились над рассыпавшимися листками, но Кейси быстро отдернула свою руку, вдруг так испугавшись этого прикосновения, что ее сердце сильно забилось, а во рту пересохло от страха.

– Бог мой, Кейси! – Алекс присел на корточки и быстро собрал бумаги. – Вы меня удивляете – видно, слишком мало выпили, чтобы закончить начатое?

– Что вы имеете в виду? – Кейси встала и нервно попятилась назад. Она очень хорошо поняла, что он имеет в виду, ее лицо вспыхнуло.

– Вы хорошо знаете, что я имею в виду, Кассандра. – Он тоже поднялся и стоял от нее на расстоянии всего нескольких сантиметров, так что Кейси оказалась прижатой к краю стола. – Если только ваше небольшое представление там, во время показа, не было всего лишь актерской игрой.

– Вы правы, мистер Хэвиленд! – Кейси с трудом сглотнула, явственно ощущая всей своей кожей жар его тела. – Ведь именно это требуется для моей роли, правда? А я актриса, если помните.

– Только актриса?

– Да! Актриса, и ничего больше! – Она храбро подняла на него свои зеленые глаза и посмотрела прямо ему в лицо. – Не стриптизерша и не девушка для развлечений. Меня воспитывали по-другому, мистер Хэвиленд. Я не раздаю свое тело направо и налево, что бы вы там ни думали!

– Почему я должен так думать, Кассандра? И почему вам так необходимо убедить меня в обратном?

– Потому что… – Кейси попыталась отодвинуться и поняла, что не может этого сделать, если только грубо не оттолкнет Алекса. – Потому что, черт возьми, вы всегда думаете обо мне только самое плохое! Зачем вы взяли меня на работу, если такого плохого мнения обо мне?

– Я только указал на ваши возможности, вот и все. Остальное было делом Росса и клиентов, – холодно ответил Алекс. – Мое личное мнение не имеет к этому никакого отношения! Тем не менее я дам вам один совет, мисс: как говорит Энджи, не играйте с огнем – вы действительно можете сильно обжечься!

– Вы нас подслушали! – ужаснулась Кейси.

– Да, я слышал часть вашего разговора. Голос Энджи разносился дальше, чем она думала, поскольку окна в обеих комнатах были открыты. – А он стоял у одного из них, поняла потрясенная Кейси. – Меня не так легко смутить, Кассандра, но, признаюсь, я испытываю большое желание так проучить вас, чтобы вы запомнили надолго!

– Нет! – Кейси охватила настоящая паника, она подняла обе руки и толкнула его в твердую мускулистую грудь, крепкую, как стена, пытаясь увеличить расстояние между собой и ним, но безуспешно. Алекс схватил ее за согнутые локти и крепко прижал к себе. – Отпустите меня!

– Скажите «пожалуйста»!

Алекс крепко держал ее, в его холодных глазах загорелась насмешка, и он слегка улыбнулся, видя ее панику. В конце концов Кейси оказалась не такой невозмутимой, какой пыталась выглядеть!

– Ради Бога! Пожалуйста, отпустите меня! Есть такая вещь, как сексуальные домогательства, знаете ли!

– И кто же кого домогается? – Теперь он открыто смеялся, и вокруг его глаз и рта явственно проявились легкие морщинки. – Возможно, стоит попытаться?

– Я скорее умру!

– Какое мелодраматичное заявление! По-моему, умирать не стоит. Но…

Кейси напряглась под крепко сжимавшими ее руки пальцами, и Алекс это почувствовал. Насмешливо пожав плечами, он внезапно отпустил ее.

– Возвращайтесь к остальным, Кейси, и запомните: Робина Фолкнера, как и меня, не понадобится долго дразнить, он быстро вам ответит! Будьте готовы к ответным шагам, от нас обоих!

– Уже поздно, мне надо идти. – Кейси быстро двинулась через комнату к двери, сердце ее бешено стучало.

– Кейси, погодите!

Она со страхом замерла на пороге.

– Вы забыли вот это. – Алекс протягивал ей ее записи, и Кейси вынуждена была вернуться и взять драгоценный листок бумаги. – И еще, Кейси…

– Что? – Она приготовилась к самому худшему, но ее ждал сюрприз.

– Мой шофер ждет внизу. Я позвоню и скажу, чтобы он отвез вас домой. Это самое меньшее, что мы можем для вас сделать, поскольку заставили вас так задержаться.

– В этом нет никакой необходимости, правда, – запротестовала она, засовывая записку в карман юбки.

– Я с удовольствием это сделаю, Кассандра, мне шофер еще некоторое время не понадобится.

– Тогда спасибо. – Кейси грациозно склонила голову. – С удовольствием принимаю ваше предложение.

«Это самое меньшее, что он может сделать, так он сказал». Она взяла свой сценарий, быстро попрощалась со всеми, пока Алекс не успел выйти из своего кабинета, и спустилась в вестибюль. Как он и обещал, шофер ждал внизу и сразу взял у нее тяжелую сумку. Кейси была уверена, что он поморщился, когда она назвала ему свой адрес. На ее улице не часто появляются «бентли» с шофером, подумала Кейси и улыбнулась про себя.

Она со вздохом удовольствия опустилась на темно-синее кожаное сиденье красивого длинного автомобиля. Алекс Хэвиленд, определенно, умеет жить, решила она, но, с другой стороны, он, безусловно, заработал себе на такую жизнь за последние несколько лет. Откинувшись на кожаную спинку, она ощутила слабый аромат лосьона для бритья, который вдыхала всего несколько минут назад. Он показался ей немного знакомым. «Наваждение», – в конце концов решила Кейси и улыбнулась. Это был ее любимый аромат, как мужской, так и женский.

Несмотря на выказанное ранее неодобрение, шофер широко улыбнулся, когда открыл перед ней дверцу у ее дома, высокомерно не обращая внимания на то, что поставил автомобиль во второй ряд и перегородил проезжую часть. Кейси небрежно выпорхнула из машины, словно это было обычным для нее делом, и совсем по-детски получила удовольствие, увидев, как хозяйка выглядывает из-за безупречно чистых занавесок, предмета ее неустанных забот.

Хихикая от восторга, Кейси взбежала по лестнице и увидела, что Лиз наконец вернулась домой и лежит, задрав ноги, на диване среди груды наполовину разобранных сумок.

– Лиз, ох, Лиз! Мне подвернулась такая замечательная работа! – Кейси рухнула в кресло и налила себе вина из бутылки, только что откупоренной Лиз, очевидно, доставшейся ей из магазина «дьюти-фри».

– Ну, дорогая, выкладывай все! Я так и поняла, что у тебя произошло что-то необычное! – улыбнулась Лиз. – Билл ответил мне очень кислым тоном, когда я позвонила в паб, чтобы узнать, там ли ты.

– Еще бы! – Кейси рассмеялась в ответ и рассказала ей о событиях прошлой недели. – Словно сбылись мои мечты, Лиззи!

– Может быть, теперь, когда у тебя такая работа, я смогу наконец уговорить тебя переехать в квартиру с отдельной ванной, – сказала Лиз, радуясь за Кейси. Они были очень близкими подругами, и Лиз давно уже понимала, что Кейси заслуживает лучшей участи, чем выпала на ее долю в последние месяцы.

– Пока мне удается не слишком перечить Алексу Хэвиленду! – В это время зазвонил телефон, и Кейси сняла трубку. – Робин, привет! О, сегодня вечером я не могу никуда идти. Лиз вернулась домой, нам надо наверстать упущенное время.

– Никаких проблем! Если она такая же красивая, как ты, возьми ее с собой – ко мне приехал брат из Дублина… ну, по крайней мере один из братьев. Пойдем вчетвером.

Робин проявил большую настойчивость, и Лиз немедленно загорелась.

– Я должна посмотреть на этого парня, – заявила она, – если ты собираешься уехать с ним на четыре недели. Скажи ему, чтобы повез нас куда-нибудь, где кормят дорого и вкусно, – я умираю с голоду!

– Я не могу!

Во время их разговора Кейси зажала ладонью микрофон, но Робин все же услышал замечание Лиз и засмеялся, когда Кейси снова поднесла трубку к уху.

– Я знаю именно такое место. Собирайтесь на вечеринку, девочки. Мы заедем за вами в восемь часов.

Кейси сохранила свой дневной макияж, поэтому, задрав ноги, она смотрела, как собирается Лиз. Лиз, как и Кейси, была высокого роста, с массой черных кудрявых волос и большими карими глазами. Правда, она казалась более хрупкой, чем Кейси, хотя, подобно большинству хороших моделей, она обладала железным здоровьем и огромным запасом энергии.

Как только Робин увидел ее, стало ясно, что он совершенно покорен. Кейси и его брат заметили это и понимающе переглянулись.

– Давайте знакомиться сами. Меня зовут Лайем, – представился брат. – Роб, судя по его виду, все еще парит в облаках – он нас так и не представил.

– Можно ли меня винить? – Робин в знак оправдания обнял Кейси. – Две красивые женщины в одной комнате – это больше, чем может вынести мужчина с горячей кровью!

– А в том, что у тебя горячая кровь, вряд ли кто усомнится! – пошутила Кейси. – Он обещал мне, что не будет кусаться, Лиз.

– Пока нет, и у меня впереди четыре недели, чтобы получше узнать Кейси. Помни, нам предстоит играть все эти сексуальные сцены.

– Не такие уж и сексуальные, когда ты голоден, устал и тебе все надоело, – заверила его Кейси. – Я знаю, что ты водитель-ас, но много ли ты снимался, Роб?

– Когда-то в школе он играл Офелию, – выдал Лайем брата, который покраснел от смущения.

– А в Кембридже я заведовал подсветкой сцены, – напомнил ему Робин.

– Пока тебя не выгнали из колледжа! – уточнил Лайем. – До чего же рады были его родители!

– О Господи, бедная компания «Киер»! – рассмеялась Кейси. – Они так старались подобрать двух идеальных звезд для раскрутки своей машины, а что получили? Стриптизершу и неудавшегося студента!

– Ты стриптизерша? – уставилась на нее Лиз. – Ты шутишь, как я понимаю? Что, черт побери, здесь происходит?

– Это длинная история! – рассмеялась Кейси. – Я тебе расскажу за ужином.

Глава 7

На следующий день хорошее настроение помогло Кейси очень успешно провести встречу с Хэлом Симмонзом. Казалось, он от нее в восторге – Брет Кеннеди явно расхвалил ему ее таланты. Роль уже принадлежит ей, сказал Хэл. Он посмотрел «Неверный довод» и не видел необходимости в кинопробах, поскольку очень спешил.

– Будут проблемы с костюмами, раз ты так надолго уезжаешь в Штаты. – Это было единственное, что его беспокоило. – Но если сможешь выделить всего один день до отъезда, то наша костюмерша свое дело знает, я уверен, что дня ей будет достаточно.

– Как-нибудь выкрою! – Кейси вспомнила о жестком графике, который составили на следующую неделю «Хэвиленд Грейси» и «Киер»; она понимала, что Алекс ни за что не позволит ей взять выходной день. – Как насчет воскресенья? Или как-нибудь вечером?

– Так плохо, а? Ты нарасхват, Кейси! Значит, воскресенье? Сегодня к вечеру мы позвоним и сообщим время. А когда доберешься до Лос-Анджелеса, позвони мне, поужинаем вместе.

– О… ну, я не уверена… – Кейси заколебалась, и Хэл рассмеялся.

– Никаких нескромных предложений, Кейси! Я немного староват для этого! Если хочешь, приводи с собой дуэнью, детка, чтобы тебе было спокойнее, но нам надо поболтать подольше, а я не могу сейчас. Завтра улетаю обратно в Штаты, и до отлета мне еще многое надо сделать.

Кейси уже собиралась объяснить, что Алекс Хэвиленд едва ли разрешит ей исчезнуть на целый вечер без веской на то причины, но потом решила, что у нее на этой почве уже развивается паранойя. Она имеет полное право по вечерам выходить куда угодно, рассудила Кейси, если не нужна на съемках.

– Я уверена, что дуэнья мне не понадобится, Хэл, – улыбнулась она. – Буду с нетерпением ждать этого вечера.

– Может быть, я приглашу также Брета и Шерил. До встречи в Лос-Анджелесе, Кейси.


Несмотря на неопытность, Робин успешно справлялся со своим делом и был в веселом настроении в течение всей безумной недели, заполненной интервью и фотосъемками. Он быстро учился у самой Кейси, а также, с насмешливым удивлением думала Кейси, у Лиз, так как девушки провели несколько бурных вечеров с Лайемом и Робином.

– Счастье, что Алекс ничего об этом не знает, – сказал Робин в один из таких вечеров, когда братья привезли девушек домой.

– В последние несколько дней он действительно был очень вежлив, – заметила с благодарностью Кейси.

– Затишье перед бурей, – пожал плечами Робин. – Он был слишком занят, чтобы заметить, чем мы заняты. Хотя формально наша светская жизнь его совсем не касается. – Он поцеловал Кейси в щеку и наклонился к Лиз, чтобы попрощаться гораздо более интимным тоном. – До завтра? – тихо спросил он у нее. Кейси подняла брови.

– Это наш последний вечер до самого вашего возвращения, – оправдывалась Лиз, когда девушки поднялись наверх. – Ты не возражаешь, если мы с Робом завтра погуляем вдвоем?

– Нет, конечно, нет! Мне, в конце концов, действительно надо укладывать вещи! Не говори мне только, что на тебя подействовала болтовня Роба, – беззлобно поддела она Лиз.

– Немного! – призналась Лиз, краснея. – Но он очень мил, правда, Кейси?

– Он – плутоватый ирландец! – предостерегла Кейси. – Поэтому будь осторожна, Лиз. Я знаю, что он красив, но…

– Мне кажется, ты несколько опоздала с предостережениями, Кейс. – Лиз отперла дверь квартиры. – И если он меня попросит, я вернусь завтра поздно. Лайем утром уезжает домой. Все равно, – прибавила она. – Даже Лайем говорит, что он скорее любит пофлиртовать, ничего больше.

Кейси вынуждена была согласиться, что Лайем стойко защищал репутацию брата, хотя все время над ним подтрунивал. Братья были близки по возрасту и дружны, часто догадывались, о чем думает каждый, временами просто на удивление.

– Ну, раз ты уверена… – согласилась Кейси. Если Робин действительно влюбился в Лиз, это, безусловно, облегчит жизнь на съемочной площадке ей самой.

– Совершенно уверена, Кейси. Думаю, что наконец-то встретила мужчину моей мечты.

Кейси отчасти беспокоилась о подруге, отчасти завидовала ей, но держала свои чувства при себе и весело пожелала ей удачи. В конце концов, ей ведь самой пришло в голову две недели назад, что Робин понравился бы Лиз!

В субботу утром Робин явно выглядел несколько притихшим и вовсе не склонным с кем-либо флиртовать. Лиз прокралась в квартиру в шесть тридцать утра и с довольной улыбкой рухнула в постель как раз тогда, когда Кейси собиралась вставать. Кейси тактично сдержалась и не стала дразнить Робина, пока они вместе регистрировали билеты в аэропорту Хитроу и искали остальных членов их маленькой команды. Так как большая часть съемочной группы уже улетела в Лос-Анджелес и с головой ушла в подготовительные работы вместе с Россом и Донной, только Джеймс Уайет, его помощник Гарри и еще Алекс составили Кейси и Робину компанию в этом полете. Но даже после того, как они отыскали Джеймса и Гарри, Алекса нигде не было видно. Все уже расселись по местам в салоне первого класса и стюардессы начали беспокойно оглядываться в поисках недостающего пассажира, когда Алекс наконец вошел в самолет.

Он, по-видимому, совершенно не испытывал чувства вины за свое опоздание и ни перед кем не извинился, просто кивнул всем в знак приветствия, уселся в кресло позади Робина и Кейси, открыл свой дипломат и стал рыться в каких-то бумагах.

Типичное для него высокомерие, подумала Кейси, разворачивая газету, которую ей только что вручила стюардесса. Он, естественно, полагал, что самолет его подождет, и, судя по тому, как стюардессы суетились вокруг него, так оно, возможно, и было бы! Сидящий рядом с Кейси Робин зевал и листал книги в мягких обложках, купленные только что в киоске аэропорта.

– Устал? – догадалась Кейси. – То-то я вижу, что ты немного притих! Прошлая ночь оказалась для тебя слишком утомительной, да?

– Прошлая ночь была лучшей в моей жизни, Кейси, без преувеличения! – вздохнул Робин. – Мне кажется, я наконец влюбился!

– Ну, я надеюсь, это по-настоящему! Потому что, Робин, если мне придется собирать осколки, я тебе устрою такую жизнь, что не обрадуешься, предупреждаю тебя!

– Нет, дорогая! Это по-настоящему! И к тому же она католичка: моя мать будет на седьмом небе от счастья! Я почти уже вижу на горизонте священника в белом стихаре!

– О Господи! И всего за неделю, Роб! Ты так уверен?

– Конечно, уверен! Вы никогда не слышали о любви с первого взгляда, мисс Циник?

– С первого взгляда? Боюсь, я с такой не встречалась, во всяком случае, в этой жизни.

– Это случится, рано или поздно, – заверил ее Роб и сунул книги в карман кресла перед собой. – Не могу сейчас читать. Мне нужно поспать. – Он откинулся назад, и Кейси рассмеялась.

– Так хорошо, а?

– Да, так хорошо!

– Вы читали газеты? – Джеймс обернулся и протянул им сложенный экземпляр газеты «Мейл». – Там наша первая заманчивая реклама, взгляните.

Кейси взяла газету.

– Боюсь, мой «возлюбленный» уже отключился, – рассмеялась она. – О, да он к тому же еще и знаменитость!

Пока самолет выруливал на старт, Кейси совершенно забыла о своем страхе перед взлетом, внимательно изучая рекламное объявление во всю страницу.

«В прошлом году Робин Фолкнер выиграл чемпионат по «Формуле-3». В этом году перед ним стоит новая трудная задача!» Рядом был помещен портрет Робина – он стоял рядом с автомобилем, накрытым шелковой тканью, и был очень красив в своем гоночном комбинезоне. Снимок был сделан на этой неделе, и тут же объяснялось, что к концу года рекламная кампания развернется в полную силу. Джеймс еще в агентстве показывал им наброски, но в газете все выглядело гораздо более реальным. Кейси вдруг почувствовала страх перед ответственностью, которая на них свалилась. Если они сделают что-то не так, кампания провалится и миллионы будут выброшены на ветер! А Робин, ни о чем не подозревая, расслабившись, продолжал спать и выглядел на удивление уютно. Когда самолет набрал высоту, Кейси опустила спинку его кресла и подложила под голову подушку. Она не подозревала, что ее заботливые действия не ускользнули от внимания пассажира за ее спиной.

Кейси разбудила Робина, когда принесли ленч, он снова быстро вернулся к жизни после пары бокалов вина и теперь, в свою очередь, толкнул локтем в бок Кейси.

– Ты заметила, какой показывают фильм? – спросил он у Кейси, которая потихоньку тянула вино из своего бокала. – «Неверный довод».

– Ох, нет! – содрогнулась Кейси. Трудно поверить, что удача так быстро снова отвернулась от нее. Она сидит в этой летающей тюрьме среди людей, которые увидят ее обнаженной в объятиях Брета. Правда, это всего лишь коротенькая сцена, но она представила себе, какие саркастические замечания будет отпускать Алекс. На той первой вечеринке Джеймс сказал ей, что видел фильм и он ему понравился, поэтому тут ей не о чем было беспокоиться, но Алекс… Он – совсем другое дело.

– С нетерпением жду того момента, когда «фюрер» увидит тебя на этом маленьком экране, чтобы взглянуть на его лицо, – прошептал ей на ухо Робин.

– Ты видел этот фильм? – спросила Кейси и снова занялась стоящим перед ней подносом с едой, но обнаружила, что уже не уверена, хочется ли ей есть.

– Нет, но примерно через час увижу.

– Это меня и беспокоит!

– Тогда спрячься в баре наверху, пока они будут его смотреть, – с готовностью помочь предложил Робин. – Первый класс полезен тем, что в нем имеется такое небольшое удобство.

– Значит, ты часто путешествуешь первым классом? – спросила она.

– Когда платит папа, то да, – ухмыльнулся Робин. – Не волнуйся, ангел мой, Лиз никогда не будет испытывать недостатка ни в чем – ну, по крайней мере в бакалейных товарах. В числе прочего нам принадлежит достаточно супермаркетов, чтобы накормить всю Ирландию!

Он обо всем говорил небрежно и был типичным отпрыском состоятельных родителей. Ничто не могло внушить Робину тревогу. Он родился счастливчиком, размышляла Кейси, и что бы с ним ни случилось, он вывернется. В отличие от нее. Кейси большую часть прожитых ею на свете двадцати семи лет брела от одной катастрофы к другой. От школы, где ее дразнили за высокий рост, до несчастного романа с Колином Купером в университете, который чуть было не привел к провалу на экзаменах; затем в течение нескольких месяцев один за другим умерли родители. Жизнь никогда не баловала Кейси. Ей и в голову не приходило, что лишь какая-то внутренняя сила помогла ей пройти через все испытания и не потерять душевной чистоты. Кейси просто боролась как могла и всегда надеялась на лучшее. Робин, она была уверена, уселся бы поудобнее и смеялся, если бы показывали фильм с его участием, но она не сможет этого вынести. Она поступила так, как он предложил, – удрала и уединилась в баре наверху в тот момент, когда начался фильм. Кейси взяла с собой один из романов, которые купил Робин, но через пять минут ее сморил сон; расслабившись и выпив бокал вина, она задремала над книгой. Ее уединение нарушил насмешливый голос:

– Ну-ну. Прячетесь от своих почитателей? Или ждете, когда Робин присоединится к вам?

Кейси не нужно было открывать глаза, чтобы узнать, кто это, но она их тем не менее открыла и гневно посмотрела на Алекса.

– Как это похоже на вас – прийти сюда с этими дурацкими предположениями. Мне следовало это знать!

– Такие ли уж они дурацкие? – Алекс облокотился о стойку бара, небрежно засунув руки в карманы брюк. После посадки в самолет он снял и пиджак, и галстук, и впервые Кейси увидела его крепкое тело и сильные плечи, всегда скрытые безупречно скроенными костюмами. По крайней мере сегодня, бесстрастно отметила она, он надел хлопковую сорочку, а не шелковую, которую она видела прежде. Воротник сорочки расстегнут, рукава закатаны, и видны темные волосы на мускулистых предплечьях и в расстегнутом вороте. Стоя, он возвышался над ней, заставляя чувствовать себя совсем маленькой, и Кейси смутилась. Юбка на ней была длинная и широкая, но блузка имела глубокий вырез, и, внезапно ощутив на себе пристальный взгляд Алекса, она пожалела, что сняла блейзер.

– Вы очень хорошо обо всем знаете!.. О, уходите, Алекс! Найдите себе другую жертву для ваших шпилек, я не хочу сейчас с вами разговаривать. Возвращайтесь обратно и смотрите кино, ради Бога!

– Я его уже видел, Кейси, и соблазнительную сцену с вашим участием. К счастью, Джеймсу она очень нравится, иначе у нас могли бы возникнуть проблемы.

– Не говорите чепухи, Алекс! – огрызнулась Кейси. – Вы просто хотите вывести меня из себя, но у вас ничего не выйдет! Я все равно рассказала Россу об этом фильме. Я, конечно, теперь им очень горжусь, но, говоря откровенно, тогда мне потребовалось все мое мужество, чтобы сняться в нем.

– Мужество? Сомневаюсь. – Он, казалось, действительно сомневался. – В фильме все выглядит не так. Мне показалось, вы чувствуете себя совершенно свободно и, похоже, получаете удовольствие.

– С меня довольно! Будьте вы прокляты! – Кейси вскочила и прыгнула на него; ее ладонь соприкоснулась с его лицом так быстро, что он не успел уклониться. Он в конце концов зашел слишком далеко, и, босс он или нет, Алекс вторгся в запретное пространство. Он был поражен и застыл всего на мгновение, когда ее ладонь коснулась его щеки, но затем его рука взлетела и перехватила ее руку, завела за спину, а свободной рукой он рывком крепко прижал к себе ее бедра.

– Со мной так никто не разговаривает! – прошипел он сквозь сжатые зубы; в его потемневших глазах читалась ярость.

– Ну а я буду!

– Нет, не будете! – Теперь ее тело было плотно прижато к его телу, он держал ее крепко, еще ближе, чем в тот день в его кабинете. – И на этот раз я все же дам вам урок! Возможно, я гораздо лучше буду себя после этого чувствовать!

Шансов на спасение не было. Его рот грубо накрыл ее губы. Это не был поцелуй возлюбленного, да он и не собирался целовать ее так. Это был поцелуй в наказание, и Кейси перестала дышать, шок от его поступка ошеломил ее. Стальные руки держали ее в ловушке, насильственный и безжалостный поцелуй все продолжался, голова ее была откинута назад, он прижал ее к спинке кресла, и Кейси ничего не могла предпринять, чтобы остановить его.

Самолет вдруг начало трясти. После одного из сильных толчков Алекс потерял равновесие, а Кейси воспользовалась неожиданно представившейся возможностью и попыталась вырваться, и они оба неловко упали на ковер возле стойки бара. На несколько долгих, мучительных минут его тяжелое тело придавило ее к полу, их руки и ноги переплелись, пока Кейси наконец не удалось освободиться.

– Как вы смеете?! – возмутилась она, тяжело дыша и с трудом поднимаясь. Ей очень хотелось пнуть его ногой, так как он все еще оставался на полу, но это было бы слишком смело даже для нее, и она не решилась, хотя была вне себя от ярости. – Вы высокомерная свинья! Я могла бы подать на вас в суд!

– Могли бы, – спокойно согласился он. Его гнев несколько утих. – Но мне почему-то кажется, что вы этого не сделаете. – «Я был прав», – подумал он про себя: теперь он действительно чувствовал себя намного лучше!

Кейси рухнула в кресло и демонстративно пристегнула ремни, а Алекс одним плавным движением вскочил на ноги, несмотря на то что самолет лег на крыло.

– От одной мысли о том, что придется провести месяц в вашем обществе, меня выворачивает наизнанку! – прошипела она в бессильной ярости.

– Мне эта перспектива тоже не доставляет удовольствия, – насмешливо протянул в ответ Алекс. Он зашел за стойку бара и налил себе бренди, потом вопросительно взглянул на нее, подняв бровь. По крайней мере он продолжал соблюдать правила хорошего тона, грустно подумала Кейси, но отрицательно покачала головой. – Можете радоваться! – прибавил Алекс, опустился в другое кресло и взял газету, не заботясь о том, чтобы пристегнуть ремни.

– Я и буду радоваться! Запомните это! – отрезала Кейси. Она тщетно надеялась, что следующий толчок выбросит его из кресла, но этого, конечно, не случилось. У нее поднялось настроение, когда она заметила грязное пятно на его прежде безупречно чистой сорочке, и еще больше она обрадовалась, увидев явственный отпечаток своих пальцев на его щеке. Здорово она ему врезала!

Кейси неуверенно провела языком по пересохшим, распухшим губам и поняла, что Алекс тоже не остался в долгу. Она даже ощутила кровь на нижней губе, которую прикусили его зубы. Не желая снова привлекать внимание к своему рту, она с трудом проглотила слюну и, презрительно взглянув на него, потянулась к своей сумке, чтобы поправить погубленный макияж.

Воздух вибрировал от враждебных флюидов, и Кейси чувствовала, как у нее дрожат руки, пока она пыталась подкрасить губы.

– Ого! Что это вы тут делали? – В бар вошел Робин с обезоруживающей улыбкой на губах. – У вас тут такая атмосфера, что можно добывать лед!

Алекс только сердито взглянул на него и снова уткнулся в газету. Кейси нервно рассмеялась.

– Не говори глупости, Роб, – с упреком ответила она. – Пожалуйста, налей мне выпить, дорогой. Лучше бренди.

Робин выполнил ее просьбу, и его позабавило, что она обхватила его рукой за шею и поцеловала в знак благодарности. Кейси редко целовала его по собственной воле.

– Сделай довольное лицо, – шепнула она ему на ухо, и он со смехом подчинился, с энтузиазмом включившись в ее игру. Алекс резко встал и спустился из бара вниз.

– Что, черт возьми, все это значит? – спросил Робин. – Вы снова поцапались?

– Конечно! – Кейси покраснела. – Боюсь, я только что дала ему пощечину.

– Я уже догадался! И довольно увесистую, насколько можно судить по его виду. А чем он тебя так разозлил?

– О, своими обычными язвительными замечаниями! Эта свинья получает удовольствие, думая обо мне самое худшее, уж не знаю почему. – Кейси пожала плечами и посмотрела на часы на руке. – Господи! Лететь еще четыре часа!

– Еще глоток бренди – и пора идти баиньки. Или, может, сыграем в шахматы? Никогда никуда не езжу без своей карманной доски.

– В шахматы? С тобой?

– А почему бы и нет? – обиделся он. – У меня с мозгами все в порядке, знаешь ли.

– Тогда давай в шахматы, но клянусь Богом, я уже много лет не играла, – призналась Кейси.

– Тогда я пойду за доской. Алекс подумает, что мы тут затеяли что-то не то, но так ему и надо.

– Меня это абсолютно не волнует!

– А должно волновать, Кейси, он может стать опасным врагом для девушки в твоем положении.

– Так ты предлагаешь мне лечь в постель с Александром Хэвилендом? Чтобы он был благосклонен? – тихо спросила Кейси. – Похоже, он думает, что я это проделываю с каждым мужчиной, с которым встречаюсь, включая тебя.

– Едва ли это может удивить, милочка. Ты очень красивая леди, и он был бы дураком, если бы не хотел заполучить тебя.

– Робин! – Кейси протянула руку и схватила его за плечо. – Пожалуйста, охраняй меня от него! Мне кажется, Роб… Алекс приводит меня в ужас!

– Алекс? Или то, как он на тебя действует?

– И то и другое! Я его ненавижу!

– Не беспокойся, Кейси, я буду держаться поблизости. – Он нежно прикоснулся к ее щеке. – Но иногда граница между ненавистью и страстью почти неразличима. Вы с Алексом высекаете искры каждый раз, когда приближаетесь друг к другу, и не думаю, что с его стороны это чистая ненависть. Он тебя хочет. Ты ошибаешься, если думаешь иначе. Просто ему досадно в этом признаться.

– Не надо кормить меня этой философией детского сада, Фолкнер! – возразила Кейси, слегка улыбаясь. – Александр считает меня самой последней шлюхой и не собирается менять свое отношение ко мне! А теперь отправляйся за своими шахматами, а не то я тебе тоже дам по физиономии!

– Иерархия детского сада часто составляет основу жизни, Кейси, – предупредил Робин.

– Только не для меня! – отрезала Кейси.

– Ну, это твое дело.

Робин ушел, а она откинулась на спинку кресла и стала пить свое бренди. Алкоголь обжег ее распухшие губы, и Кейси на секунду скривилась, но потом губы онемели. Ей не понравились слова Робина, но в глубине души она понимала, что он прав. Алекс своим поцелуем хотел отомстить ей, но достиг гораздо большего. Теперь она очень остро ощущала его как мужчину – мужчину из плоти и крови, под холодной внешностью которого прячется накал чувственности. Даже эти несколько минут в его объятиях позволили ей ощутить мощный импульс его желания, и Кейси внутренне содрогнулась. Известно, что в бизнесе Алекс безжалостен – будет ли он таким же с ней, если решит, что действительно ее желает? Ей оставалось надеяться, что Робин сдержит свое слово и позаботится о ней. Вот уж с Алексом она никак не должна связываться!

Однако Робин свое слово сдержал. Для него это не было неприятной обязанностью, и, по правде говоря, его забавляло делать вид, что они с Кейси очень увлечены друг другом, и водить Алекса за нос. Теперь, когда в его жизни прочно обосновалась Лиз, он мог расслабиться с Кейси, а с ней было очень весело, когда она перестала стараться держать его от себя на расстоянии. От Лиз он узнал кое-что о прошлых любовных крушениях Кейси и хорошо понимал ее сдержанность по отношению к нему или к Алексу.

Когда они приехали в отель в Санта-Монике, он уговорил ее присоединиться к съемочной группе в бассейне, а потом коварно сообщил, что ее белый купальник в воде станет прозрачным, чем привел Кейси в ужас. Купальник был новый, она в такой спешке его покупала, что эта мысль не пришла ей в голову.

– Не волнуйся, они все видели тот фильм, – утешил ее Росс и столкнул бестактного Робина в воду. – В нашем рейсе его тоже демонстрировали!

– В таком случае… – Кейси прыгнула в бассейн вслед за Робином и доказала, что плавает в этом бассейне лучше всех. Ее рано научил плавать отец в холодной воде у побережья Суссекса, в любую погоду, и она хорошо и уверенно чувствовала себя в любых водах, хотя, если у нее был выбор, по-прежнему предпочитала море. Робин, сам хороший пловец, был изумлен, затем, во время игры в водное поло, впал в раздражение, когда она каждый раз успевала к мячу раньше его.

– Ну, по крайней мере я побеждаю тебя в шахматы, – утешал он сам себя, когда они выбрались из бассейна.

– Только потому, что я давно не играла! – Кейси была непреклонной. – Подожди до завтра, я тебе покажу!

– По словам Росса, у нас для этого не будет времени, разве только вечером?

– Нет. Ох, Роб, я забыла. Перед отлетом я разговаривала с Хэлом Симмонзом. Пойдешь со мной к нему завтра домой на барбекю? Там будет чудесно, – уговаривала она. – Его соседка – знаменитая Сара Кэмпбел, и она там будет, и еще Брет Кеннеди с женой.

– Боже правый! Как я могу отказаться от такой взятки? То есть если только меня не заставят надевать галстук.

– Вряд ли. Единственная проблема в том, что Алекс, как обычно, подумает самое худшее.

– Скажи Россу, куда и зачем мы отправляемся, тогда все будет хорошо, – посоветовал он. – Может, Алекс и заведует финансовой частью, но режиссер-то Росс. Мне говорили, что он отвечает за съемку в целом.

– Наверное, так и есть. – Кейси заметно повеселела.

Робин оказался прав. За ужином Росс весело ответил Кейси, что вне съемок ее жизнь целиком принадлежит ей самой, и велел передать привет нескольким старым друзьям, которые будут у Симмонза. Алекс, быстро отметила Кейси, не спустился с ними на ужин, как и Джеймс Уайет, так что атмосфера была совершенно непринужденной.

– Интимный ужин на двоих? – хихикнул Робин. – Как кстати!

Кейси легла спать, хватаясь за бока, болевшие от хохота.


Ужасно тяжело было просыпаться от звонка будильника в пять часов утра, ведь тело ее продолжало жить по времени Англии. Они снимали на Родео-драйв, и воскресенье было единственным днем, когда им разрешили это сделать. Со стоном Кейси заставила себя встать с кровати и пойти в душ в тщетной попытке разбудить себя. К тому времени когда Пирл и Томми пришли к ней и принесли кофе, она по крайней мере наполовину проснулась, хотя была не в самом радужном настроении. Накануне вечером она послушно вымыла голову, чтобы Томми уложил ей волосы, и в совершенно сонном состоянии покорилась их веселым хлопотам.

К появлению в ее номере Алекса и Росса – Кейси очень смутилась из-за царящего в нем хаоса – она была полностью готова: накрашена, волосы уложены в сложную прическу, в накрахмаленном и отглаженном льняном платье, которое Энджи сочла подходящим к данному случаю.

– Мило, – заявил Алекс. – Но нельзя ли попробовать черное, Энджи?

Кейси была уверена, что он делает это просто для того, чтобы продемонстрировать свою власть над ней. Три раза она переодевала платья, пока Алекс, а затем Росс не остались довольны, а она снова оказалась одетой в то же самое темно-зеленое платье. Затем ей снова пришлось его снять на время переезда в Лос-Анджелес! Справедливости ради следовало сказать, что компания предоставила им трейлер с кондиционером для переодевания и отдыха в перерывах между съемками, который должен был сопровождать их в течение всего съемочного периода, как объяснил им водитель, и они выслушали его с благодарностью. Был жаркий и пыльный день, и они были очень рады этому трейлеру во время бесконечных пауз, когда болтались без дела, пока съемочная группа готовила площадку.

– По крайней мере сегодня не приходится беспокоиться об освещении – осветительные приборы всегда задерживают съемки, – утешила Кейси Робина, когда он пожаловался на то, что приходится ждать. – Я ведь тебе говорила, что будет скучно, помнишь?

– Тогда я принесу шахматы, – предложил Робин.

Они вместе смеялись над партией, чувствуя себя совершенно свободно, пока то одного, то другую вызывали, чтобы поставить перед камерой. Кейси нашла свою роль несложной: она в основном неторопливо шагала вдоль улицы, помахивая несколькими пакетами с покупками. У Робина была более трудная задача: ему необходимо было остановиться в определенной точке, и поначалу это представляло для него некоторую сложность, особенно в присутствии любопытных зевак, которые собрались вокруг них к концу дня.

– Все в этом городе хотят попасть в кадр! – вздохнул Росс во время заслуженного отдыха. – И потом я так долго работал в Великобритании, что забыл, как здесь жарко. Все же пока у нас все идет неплохо. Так и продолжайте, детки.

Робин и Кейси легко справились со своей задачей и, уложившись в отведенное для них на улице время, уехали обратно в Санта-Монику в приподнятом настроении.

– Ты был великолепен, Робин, – подбадривала его Кейси, когда они ехали в Малибу в машине с помощником Хэла, которого тот за ними прислал.

– Я сначала чувствовал себя так глупо, – признался Робин. – Со мной делали столько дублей, а с тобой почти все снимали сразу.

– Мне сегодня было легко, – сказала она. – У тебя тоже будут такие дни. Выше нос, Роб, подумай, сколько автографов ты сегодня раздал. А я – нет!

– Это из-за того, что я проработал сезон у «Инди», – рассмеялся он. – Поэтому они меня узнали.

Хэл тоже узнал Робина по сезону у «Инди» и с энтузиазмом приветствовал его, прежде с удовольствием расцеловав Кейси.

– Проходите к бассейну, – пригласил он. – Напитки готовы. Держу пари, вам хочется выпить. Даже я не часто работаю по воскресеньям. Брет и Шерил уже здесь, а Сара будет с минуты на минуту. Кейси сказала, что вы ее поклонник, Роб?

– Как и любой мужчина старше пяти лет, – усмехнулся Робин.

– Тогда лучше остерегайся ее мужа, – предупредила Кейси. – Он еще выше тебя и очень ревнив, как я слышала.

– Я его не виню, я бы на его месте тоже ревновал!

Тем не менее Робин, как всегда, очаровал всех женщин на вечеринке, мудро уделяя им равные дозы своего щедрого обаяния. Вечеринка была неофициальной, как и говорил Хэл, и после того как прошла первоначальная скованность, Кейси обнаружила, что ей очень весело, несмотря на благоговение перед кинозвездой, которой она восхищалась вот уже несколько лет. Сара Кэмпбел пришла на вечеринку одна, так как ее муж был в отъезде, и изо всех сил пыталась разговорить Кейси. Прекрасная английская актриса жила в Малибу уже довольно давно, но голливудская система паблисити ухитрилась обойти ее вниманием, несмотря на то что она была одной из самых преуспевающих актрис в мире.

– Я не желаю обращать внимание на рекламную шумиху, – сказала она Кейси с улыбкой. – Никогда не верь газетам и живи так, как тебе хочется, а не так, как, по их мнению, ты должна жить. Это срабатывает! Они начнут тебя преследовать как сумасшедшие, после того как выйдет твой рекламный фильм, будут выискивать что-нибудь горяченькое; но ты просто не обращай на это внимания!

– Здравый совет! – прибавил Хэл. – Только новички действительно ищут паблисити. Эта хитрая мадам водит потрепанную старую машину, которую никогда не моют, и, когда выезжает за покупками, выглядит словно бродяга. Я ее видел!

– Чепуха, Хэл! Я просто не крашусь, обычно этого бывает достаточно! – рассмеялась Сара, отбрасывая на спину русые волосы. – И я люблю эту машину, зачем мне ее менять? В нее помещаются велосипеды детей и все остальное.

– И это говорит женщина, которая зарабатывает такую уйму денег! – изумленно заметил Робин, когда делился с Кейси своими впечатлениями о вечеринке на обратном пути в Санта-Монику.

– Тем не менее думаю, она права, – задумчиво ответила Кейси. – Ее жизнь превратилась бы в кошмар, если бы она так тщательно не охраняла свою личную жизнь. Мне кажется, я никогда не видела фотографий ее детей.

– А они очень милые, – заметил Робин. – Мне она показала их снимок, пока ты разговаривала с Хэлом. Малышка особенно, она просто красотка – похожа на Сару, только с черными волосами.

Посреди вечеринки Хэл отвел Кейси в сторонку для разговора, и теперь ей надо было подумать о гораздо более важных вещах, чем вечеринка, поэтому всю остальную дорогу она была несколько задумчивой.

– Пенни за твои мысли? – спросил Робин, когда все его попытки завязать беседу провалились.

– Извини, – ответила Кейси. – Мне надо многое обдумать.

– Пошли ко мне, выпьем по последней перед сном, и ты мне все расскажешь.

– Нет, Роб, спасибо. Хэл и так немного перестарался с вином. Думаю, я просто несколько минут погуляю, чтобы прояснилось в голове.

– Мне пойти с тобой?

– Нет, со мной все будет в порядке. – Она почти рассеянно поцеловала его в щеку. – Спасибо, что съездил со мной, Роб, ты мне очень помог.

– Мне было так весело! Не часто выпадает шанс поболтать с одной из самых сногсшибательных женщин в мире.

– Я передам это Лиз.

– Если ты это сделаешь, мне придется рассказать Алексу, что ты считаешь его развратником.

– Так серьезно? – рассмеялась Кейси, несмотря на свои тревоги, и пошла в залитый светом сад при отеле. Стало прохладнее, и она, вдыхая посвежевший воздух, со вздохом облегчения опустилась на один из шезлонгов у бассейна.

– В одиночестве, Кассандра? – раздался знакомый голос, и его обладатель материализовался из тени. Кейси застонала про себя.

– Да! И хотела бы остаться в одиночестве. Не каждая минута моего времени принадлежит вам, мистер Хэвиленд!

– Но это так и есть, Кассандра, и вам, безусловно, не следует находиться здесь одной в такой поздний час. – Он подошел и сел на стул напротив, не обращая внимания на ее желание остаться одной. Впервые Кейси видела его одетым по-домашнему, в мягкие черные брюки и черную рубашку. Рубашка была расстегнута почти до пояса, открывая покрытую темным пушком грудь, и Кейси невольно задрожала. Он был олицетворением чувственного самца, и она находилась с ним наедине. Осознав это, Кейси быстро оглянулась по сторонам. Похоже, он ее ждал. Теперь она пожалела, что не позволила Робину пойти с ней, но было уже слишком поздно. Алекс не намерен оставить ее здесь сидеть одну, об этом говорила вся его поза, и все же будь она проклята, если сдастся и уйдет в отель только для того, чтобы доставить ему удовольствие.

– Я в полной безопасности, Алекс, – заверила она его. – И мне необходимо подумать.

Алекс небрежно откинулся на спинку стула.

– Проблемы? – тихо спросил он.

Кейси изумленно взглянула на него. Такого Алекса она еще не знала: мягкого, внимательного и на первый взгляд не саркастичного, а озабоченного.

– Ну, в некотором смысле, – осторожно рискнула ответить она. – Сегодня я ужинала с Хэлом Симмонзом в компании с несколькими другими людьми, в том числе с его женой, – поспешно прибавила Кейси.

– И что? – небрежно спросил Алекс.

– Мы говорили о фильме, в котором я буду у него играть. И… ну… мысль об этом до смерти меня пугает!

– С чего бы это она должна вас пугать? – осведомился он. – Вы не кажетесь мне женщиной, которая может испытывать колебания перед чем бы то ни было. Об этом свидетельствует моя разбитая скула!

Кейси смущенно уставилась на него.

– Мне очень жаль, что так случилось, Алекс, правда. Мне не следовало этого делать.

– Не следовало. – Алекс задумчиво провел рукой по щеке. – Но с другой стороны, мне не следовало вас провоцировать, поэтому, полагаю, это я во всем виноват.

– Вы действительно хотите извиниться? – Кейси в удивлении поднялась.

– Да, кажется, хочу. – Алекс тоже встал. – Это со мной не часто бывает.

– Я заметила.

– Кейси… – Казалось, он слегка запнулся, произнося ее имя, словно ему было трудно его произнести. – Вечер стоит чудесный, давайте прогуляемся вместе по берегу? Я не буду с вами разговаривать, если вы хотите подумать, но мне было бы приятно пройтись.

Кейси с тоской взглянула через дорогу в сторону пляжа. Эта мысль тоже приходила ей в голову, но она с сожалением решила, что прогулка небезопасна. Однако с мужчиной такой комплекции, как Алекс, дело другое. Только разумным решением это не назовешь. Робин, конечно, будет немилосердно подшучивать над ней за то, что она так рисковала, – ведь Кейси только что охотно признала, что Алекс нагоняет на нее страх.

Она почти не видела Александра Хэвиленда в тот день, только рано утром. Он удостоверился, что на площадке все идет хорошо, а затем исчез на несколько часов. Кейси знала, что у его компании в Лос-Анджелесе имеется офис, как и в Нью-Йорке, и они все пришли к выводу, что он занимается там какими-то делами. После полудня он вернулся и заявил, что вполне доволен достигнутыми успехами, а после этого снова исчез. Без него день прошел относительно спокойно, и уж кто-кто, а Кейси была ему за это признательна.

Разумно это или нет, но сейчас она улыбнулась и приняла его предложение.

– Да, с удовольствием, – медленно произнесла она и последовала за ним по дорожке к воротам, выходящим на дорогу.

Они молча шагали по залитому лунным светом пляжу, сбросив туфли, и Кейси испытывала ребячий восторг, зарываясь босыми пальцами в прохладный песок. Прошло довольно много времени, и, когда Алекс заговорил, это заставило ее даже слегка вздрогнуть, так она была погружена в собственные мысли.

– Что же в этом фильме вас беспокоит? – небрежно спросил он. – Придется учить слишком большую роль или, наоборот, недостаточно большую?

– Ни то ни другое. – Кейси помолчала, рассеянно глядя на морские волны, набегающие на босые ноги. «Все та же старая история! Он не сомневается, кажется, что раз я снялась в той сцене с Бретом обнаженной, то сделаю это снова, а я не уверена, что мне этого хочется».

– Так скажите им «нет». – Для Алекса это было просто, как и большинство вещей, потому что в его положении все было просто.

– Но если я так отвечу, то потеряю роль, а это хорошая роль, Алекс, по-настоящему хорошая.

– Я помню, вы сказали в самолете, что нервничали насчет этой сцены в «Неверном доводе», где вы появились обнаженной. Значит, и сейчас в этом дело?

– Я все утро ревела! Режиссер просто орал на меня, а потом… ну… Брет уговорил меня и, спасибо ему, взял на себя большую часть сцены на борту. Он понимал, как я была напугана. Но едва ли Карл Вудворд будет таким же, как Брет, – не многие актеры так поступают.

– Да, я знаком с Бретом, он молодец, – согласился Алекс. – Но не волнуйтесь, Кейси. После того как наш рекламный фильм выйдет на экраны, вы станете знаменитостью и сможете гораздо свободнее, чем теперь, выбирать условия своей работы, это я вам обещаю.

– О, я надеюсь! – Кейси вздохнула. – Буду с вами откровенна. Я уже была на грани, когда мне предложили эту работу у вас, и благодаря ей моим агентом стал Лен, а мне так нужна его помощь. Я не могу подвести его, ответив Хэлу «нет».

– Значит, вы сыграете эту сцену только для того, чтобы не подводить Лена? – В его голосе звучал упрек.

– Алекс! Вы просто представления не имеете, что значит находиться в моей ситуации! – возразила Кейси и испугалась, услышав, что не владеет своим голосом, который поднялся до высоких нот. – Бороться просто за то, чтобы выжить, и не уступать всем этим подонкам, предлагающим деньги, в которых так нуждаешься, и всегда за то, чтобы я разделась! Я была так близка к тому, чтобы сдаться, Алекс, так близка… А теперь Хэл хочет от меня того же, и, поскольку речь идет о голливудском фильме, это вдруг стало для всех приемлемым, даже для Лена! Вдруг это стало артистичным и полным смысла – на самом же деле они хотят только продать несколько лишних билетов в кинотеатр грязным старикашкам!

– Кейси, тихо, не плачь. – Алекс заметил блестевшие на ее щеках слезы, когда Кейси отвернулась, в отчаянии закрыв глаза руками, и внезапно обнял ее. Они были совершенно одни на пустынном пляже, и Кейси с ужасом обнаружила, что действительно плачет. Нежный ветерок холодил ее мокрые щеки, Алекс, к ее изумлению, нежно гладил ее по голове. – Не плачь, – снова произнес он. – Тебе больше не надо об этом тревожиться. Я рад, что ты им не уступила, – действительно рад. И я в тебе ошибался, мне очень жаль.

Пораженная Кейси выпрямилась и резко отстранилась, услышав в его голосе искреннее участие, почувствовав его мягкую руку на своей щеке, вытирающую ей слезы.

– Жаль? – запинаясь, переспросила она. Он уже второй раз это произносит. – А вы знаете значение этого слова?

– Знаю, Кейси, как это ни удивительно для тебя. – Не замечая волн, плещущихся вокруг них, он снова привлек ее к себе, обхватив обеими руками лицо. – Но за это… я не стану просить прощения!

Он нагнул голову и нежно дотронулся языком до ее губ, и Кейси непроизвольно задрожала при этом чувственном прикосновении.

– Открой мне свой рот, Кейси… мне необходимо ощутить твой вкус, – мягко приказал он.

И Кейси слепо повиновалась, губы ее приоткрылись под его губами. Сначала он лишь слегка прикасался к ним, испытывая ее реакцию, пока желание не разгорелось в глубине его существа. Опьяняющее удовольствие нарастало, и Кейси почувствовала, что сама льнет к нему, ее руки обхватили его за пояс – она понятия не имела, как они там оказались. Знала только, что ей хорошо и хочется, чтобы он продолжал, и он продолжал несколько долгих минут. Прекрасный, волнующий поцелуй подавлял ее волю и силы, не позволяя оттолкнуть Алекса.

Когда он наконец отпустил ее губы и нежно прижал рукой ее голову к своему плечу, она с сожалением вздохнула.

– Теперь можешь дать мне пощечину, – сказал Алекс. – Возможно, я ее заслужил. Но я все равно не стану извиняться!

Она услышала насмешку в его тоне и, подняв в смущении глаза, увидела, что он улыбается. Первой настоящей улыбкой, которую она видела на его лице, и при лунном свете у него было совершенно озорное выражение лица.

– За поцелуй? – Теперь она и сама улыбнулась, наслаждаясь неожиданным теплом обнимающих ее рук. – Приберегу это предложение на потом; возможно, оно мне когда-нибудь понадобится.

– В таком случае… – Он поймал ее пальцы и поднес их к губам, целуя по очереди один за другим. – Тогда я накоплю еще побольше прегрешений!

– Алекс!.. – попыталась протестовать Кейси, но его рот накрыл ее губы, и поцелуй становился все более страстным, а он все больше склонялся над ней.

Никто из них не заметил, что море плещется вокруг их ступней, вымывая песок, пока пятки Алекса неожиданно не провалились в него и он потерял равновесие. Застигнутый врасплох, Алекс поскользнулся и так как он крепко прижимал к себе Кейси, то увлек ее за собой, падая спиной в море. Он совсем неэлегантно приземлился на спину и через пару секунд после первого шока расхохотался.

Кейси промокла до нитки, с моря дул холодный ветер, но она также начала видеть забавную сторону происшествия. Алекс перекатился через нее, трясясь от хохота.

– У тебя привычка падать? Потому что сейчас я, кажется, все-таки дам тебе пощечину! – сказала Кейси сквозь смех, когда им наконец удалось встать на ноги.

– Прибереги ее, пока мы не обсохнем. – Он схватил ее за руку и повернул лицом к огням на дороге. Насквозь промокшая, Кейси начала дрожать на холодном ветру. – Давай, Кейси, побежали! Я не хочу, чтобы ты подхватила воспаление легких по моей вине!

Они вместе побежали по песку туда, где оставили свои туфли. Найдя единственный сухой предмет туалета, они остановились, посмотрели друг на друга и принялись хохотать над своим жалким видом. Отель был дорогой, и им обоим предстояло собраться с духом, чтобы в таком виде пересечь вестибюль и забрать у портье свои ключи.

– Да поможет нам Бог, если кто-нибудь из наших сидит в холле, – улыбнулся Алекс. – Боюсь, пострадает и твоя, и моя репутация!

– Поскольку, по твоим словам, моя уже и так хуже некуда, мне волноваться не о чем, – с вызовом ответила Кейси.

– Беру свои слова обратно, – сказал Алекс. – По крайней мере в данный момент! Пошли, проявим храбрость!

Он спокойно подошел к стойке, словно для него было обычным делом нырять в море в полночь полностью одетым, и Кейси изо всех сил старалась выглядеть столь же невозмутимой. К счастью, никого из съемочной группы поблизости не оказалось, но портье одарил их весьма осуждающим взглядом, увидев на мраморном полу лужицы морской воды.

– Я утром улетаю в Нью-Йорк, – сказал Алекс, когда они поднимались в лифте, к счастью, пустом. – Поэтому меня день-другой не будет, но надеюсь, что смогу присоединиться к вам в Лас-Вегасе.

Кейси удивилась, почему от этого заявления ей вдруг стало грустно, ведь за несколько часов до того оно привело бы ее в восторг.

– Ну, по крайней мере в Лас-Вегасе нет моря и он относительно ровный, – рискнула заметить она. – Поэтому я смогу устоять на ногах и остаться сухой денек-другой! Спокойной ночи, Алекс!

Он выглядел сейчас совсем по-мальчишески и ничуть не походил на того высокомерного миллионера, которого знала Кейси пару недель назад.

– Спокойной ночи, Кейси, – улыбнулся он и прикоснулся губами к ее лбу. – Приятных снов.

Алекс прошел прямо в ванную и, сбросив мокрую, пропитанную солью одежду, с удовольствием встал под душ. Он на удивление продрог, тело его было липким от соли, и тепло его оживило, вернув назад к реальности. Энергично вытерев волосы досуха, он посмотрел на себя в зеркало над туалетным столиком и крепко и надолго задумался о Кейси Тейлор.

Впервые в его упорядоченной личной жизни он действовал, подчиняясь исключительно слепому порыву; и его поразило, как это может быть приятно и как чудесно было чувствовать Кейси в своих объятиях. Потом он опустился в кресло, раздраженный собой и своей тупостью. У Кейси роман с Робином Фолкнером, их весьма интимные отношения были очевидны, и он выругал себя за слепоту. Кейси попросту его дразнит! И все же… она выглядела такой искренне счастливой, когда отвечала на его поцелуи. Была ли она кокеткой, стремившейся урвать свое везде, где только можно? Или действительно такой невинной, как говорила ему?

Алекс со вздохом бросился на кровать и в отчаянии взбил подушку. Он все выяснит. Всю правду, даже если это будет его последним начинанием. Одно можно сказать наверняка, насмешливо подумал он, напрасно пытаясь уснуть: Кейси не проведет эту ночь с Робином – он помешал этому, по крайней мере на сегодняшнюю ночь!

Глава 8

После почти бессонной ночи Кейси была поражена, когда во время утренней съемки улыбающийся второй ассистент режиссера вручил ей изящный букет белых душистых цветов.

– У тебя уже есть поклонник, Кейси, – сказал он.

Хэл Симмонз, тут же подумала она, но на карточке в букете было написано: «Надеюсь, обошлось без неприятных последствий! А.Х.»

Вспыхнув, она сунула карточку в дорожную сумку и снова нагнулась к зеркалу, чтобы подправить макияж. Утро выдалось еще более жарким, и грим быстро растекался. Еще не наступил полдень, а кожа на голове у нее болела от частых прикосновений щетки, которой Томми приходилось постоянно поправлять ей прическу. Однако она была профессионалом и весь этот утомительный день смотрела на Росса и съемочную группу с веселой улыбкой. Это был долгий день, они начали в пять часов утра и закончили в семь вечера. Кейси проспала всю дорогу до гостиницы, отключившись от окружающего мира, как только села в машину.

Она чертыхнулась, услышав звонок телефона, едва переступила порог своего номера. Она была почти уверена, что это Алекс, и не знала, что ему сказать. Но это оказался Хэл; телефонная линия буквально звенела от его веселого голоса.

– Кейси, дорогая, почему ты мне не сказала, что тебе не хочется сниматься в той сцене обнаженной? – спросил он.

– Откуда вы это узнали? – ответила она, смутившись. – Я не хотела вам говорить.

– Нет, Кейси, за тебя это сделал некто другой! Никаких проблем, детка, мы все уладим, не волнуйся. Завернем вас обоих в простыни. Карл целиком тебя поддерживает. Поэтому пусть твоя хорошенькая головка больше об этом не думает. Договорились?

– Ох, Хэл! – Кейси опустилась на кровать, и ее голос был полон облегчения. – Ох, спасибо тебе!

– Не благодари меня, благодари своего друга! И еще, Кейси… в следующий раз, когда тебе не захочется делать что-нибудь в этом роде, говори прямо. Не надо скрипеть зубами по-английски! На экране всегда плохо смотрится, если актер себя принуждает.

Кейси пожалела, что режиссер «Неверного довода» не придерживался такой же философии!

Она чуть не пела, принимая душ и надевая халатик. И вдруг остановилась. Кто же рассказал Хэлу? Потом поняла… Алекс! Он знает Брета и Сару Кэмпбел, наверное, он как-то связался с Хэлом через одного из них и поговорил о ней. Но почему? Чтобы помочь ей? Или чтобы сберечь капиталовложения «Киер»? Последнее более вероятно, цинично решила она. Потом взгляд ее упал на цветы, стоявшие в кувшине с водой на туалетном столике, и Кейси улыбнулась. А если нет? Он слишком деловой человек, чтобы не ждать чего-то взамен. Этой мысли было достаточно, чтобы обеспечить ей еще одну нелегкую ночь!


К концу первой недели они все стали одной сплоченной командой, англичане и американцы прекрасно ладили друг с другом. Росса очень радовали их успехи, и, хотя график съемок был сложным и плотным, они приближались к цели. Два первых рекламных ролика уже были отсняты и отосланы в Лондон редактору для монтажа, поэтому, прилетев в Лас-Вегас в пятницу вечером, они все вместе отправились ужинать, а потом смотреть шоу, чтобы отпраздновать успех.

– Два готовы. Осталось шесть! – поднял бокал Росс. – Завтра выходной, ребята, можете выспаться – как большинство людей в этом городе, во всяком случае работающих.

Они поселились в отеле, где не было азартных игр, и Кейси поняла, насколько это разумно, когда наконец легла спать и вокруг было сравнительно тихо. После прогулки по шумному городу с Робином, Донной и Россом она готова была проспать сутки, но Робин разбудил ее в десять, чем привел в ярость.

– Нельзя тратить время на сон! – возразил он. – Поднимайся, девочка. Я закажу тебе завтрак в номер, хорошо? Как насчет вылазки в город? Может быть, я даже позволю тебе заглянуть в магазины – мне нужно кое-что купить для Лиззи.

– Ты когда-нибудь устаешь? – простонала Кейси, отправляясь в ванную. – Дьявол, Роб, мне надо заняться стиркой.

– Мы найдем где-нибудь прачечную-автомат, или отдай в стирку в отеле, – возразил Роб. – Тебе вовсе не нужно стирать самой, Кейси! Пусть за это платит компания. Так что ты хочешь на завтрак?

Телефон зазвонил, когда Кейси стояла под душем, и Робин машинально снял трубку. Когда она вышла из ванной, с привычной легкостью заплетая косу, он смеялся.

– Это звонил Алекс Хэвиленд, он возвращается из Нью-Йорка, – сообщил ей Робин. – Ну и поражен же он был, когда я снял трубку! Я думал, он сейчас лопнет от злости!

– Но ведь уже десять тридцать утра, – запротестовала Кейси. – Возможно, при его загруженном дне подошло время ленча.

– Ну, я ему сказал, что мы собираемся позавтракать вдвоем.

– Болтун несчастный! – возмутилась Кейси, но тоже рассмеялась. – Полагаю, он подумал самое худшее?

Робин ухмыльнулся, ничуть не смутившись.

– Наверняка!

Кейси застонала про себя. Алекс только начал немного оттаивать!

– Во всяком случае, он передал, чтобы мы оба были при полном параде к восьми часам. Финансовый директор и директор по маркетингу компании «Киер» прилетают, чтобы встретиться с нами.

– Ох, черт! Вот в чем состоит изнанка этой работы! – пожаловалась Кейси.

– Для тебя-то все в порядке! – Робин с энтузиазмом набросился на завтрак. – А мне придется надеть смокинг и галстук!

– Если только этот ужин не означает нечто большее!

– С клиентами? Размечталась, детка! Алекс об этом позаботится. Он очень хорошо заботится о своих капиталовложениях, будь уверена! Эй! Ешь свое! Ты же сказала, что не хочешь бекона. – Он ударил ее по руке, когда она попыталась утащить у него ломтик.

Мимо их патио проходила Энджи, и они с легкостью уговорили ее присоединиться к их походу по магазинам. Она уже заприметила огромный торговый центр, когда бродила по городу прошлой ночью; по крайней мере в «Фэшн Молл» было прохладно, не то что 35 градусов жары снаружи.

– И станет еще жарче! Еще не наступил полдень! – успокоил их Робин. Он уже бывал в Лас-Вегасе раньше.

Соблазны модных салонов одежды в сочетании с новизной положения – ведь сейчас она впервые в жизни могла свободно тратить деньги на одежду для себя – были для Кейси тяжелым испытанием. Тем не менее давно устоявшиеся привычки трудно преодолеть сразу, и она выбирала очень тщательно. Зная, что ей понадобится для сегодняшнего ужина подходящее платье, она попросила помощи у Энджи и позволила уговорить себя на покупку короткого узкого черного платья со сложным переплетением бретелек, удерживающих его на плечах. Цена заставила ее поморщиться и поколебаться, но искреннее восхищение Робина подействовало, и она в конце концов решилась на покупку.

– Надень к нему черные кожаные лодочки, – предложила Энджи, когда Кейси одевалась к ужину, а затем достала собственную изящную серебряную заколку и подколола ею волосы Кейси наверх с одной стороны. – Потрясающе! – решила она.

– Я слишком высокая! – возразила Кейси. На каблуках высотой в три дюйма она действительно оказалась выше обоих директоров фирмы и явно заставила их оробеть. Только Алекс, потрясающе красивый в белом смокинге, был выше ее на несколько дюймов.

Сначала он был холодно-вежлив, затем откровенно забавлялся, глядя на то, как уверенно общается Кейси с клиентами. Это были важные люди, которые оплачивали счета всей рекламной кампании, и Кейси знала, что Алекс наблюдает за ней на протяжении всего ужина, ожидая, когда она допустит какой-либо промах. Еда в ультра-шикарном ресторане была удивительно вкусной, и Кейси, как обычно, отдавала ей должное, а ее взгляд время от времени останавливался на лице Алекса, словно в поисках одобрения.

Когда наконец их гости решили завершить вечер туром по казино, она извинилась под каким-то предлогом и отказалась идти с ними; к удивлению Кейси, Алекс ее поддержал.

– Я отвезу Кейси обратно в отель, – твердо заявил он. – Вижу, Робин, ты предпочел бы здесь задержаться, а мне надо сделать еще несколько звонков.

– Так поздно? – изумилась Кейси.

– В Англии сейчас восемь утра, – напомнил ей Алекс. – Поехали, Кейси?

Он не стал слушать никаких возражений, просто взял ее под руку и повел из ресторана. Естественно, такси, по-видимому, материализовалось из воздуха специально для него, и он вежливо помог ей сесть в машину.

– Извини, что лишил тебя на сегодняшнюю ночь компании Робина, – заметил Алекс с насмешливой улыбкой.

– Не знаю, о чем ты. – Кейси отодвинулась в угол просторного заднего сиденья.

– О, мне кажется, ты прекрасно это знаешь, Кейси.

– Значит, ты решил исполнить обязанности хозяина и проводить меня? – саркастически спросила Кейси. – Что за фантазии, Алекс? Один поцелуй не дает тебе на меня никаких прав! Прошлый раз был единственным!

– Я просто провожу тебя до твоего номера, дорогая Кейси.

– И запрешь меня на замок, полагаю?

– Не искушай меня!

Она уже собиралась ответить резкостью, но на этот раз рассудок заставил ее попридержать язык. Кейси вспомнила о его помощи в деле с Хэлом Симмонзом.

– Я и не думала тебя искушать, Алекс. Спасибо за цветы. Кстати, они были очень красивые.

– От души рад, что ты не выбросила их в мусорную корзину! Значит, никаких дурных последствий?

– Совершенно никаких; купание в полночь может быть очень полезным, как я обнаружила. Может, нам следует повторить, Алекс? – прибавила она лукаво.

– В нашем распоряжении всегда имеется бассейн отеля, – предложил он. – Но это не то же самое, что море.

– Тогда я подожду! – усмехнулась она, чувствуя себя теперь с ним свободнее, пока не обнаружила, беря ключ у портье, что его номер находится рядом с ее комнатой. Он забрал ее ключ вместе со своим и, кажется, не сомневался, что должен проводить ее до двери и отпереть для нее эту дверь. Кейси решительно забрала у него ключ, почувствовав, как его пальцы сжали ее руку.

– Спокойной ночи, Кейси. – Он улыбнулся ей сверху вниз, внезапно почувствовав ее неловкость. – Ты сегодня держалась очень хорошо и понравилась нашим клиентам. Ты не переходила границ и удержалась от флирта, это было сделано профессионально.

– Ну и похвала – из твоих-то уст! – огрызнулась Кейси, не вполне уверенная, действительно ли он ее хвалит или сравнивает с многоопытной девушкой по вызову.

Алекс прислонился к ее двери и наблюдал, как в выразительных глазах Кейси отражаются самые разные чувства. Интересно, мимоходом подумал он, знает ли она, как выдают ее эти зеленые сияющие озера?

– Я полагал, что это похвала, Кейси, – мягко ответил он. – Ладно, мы не слишком хорошо начали, но… по крайней мере сделай мне шаг навстречу.

– О чем ты? – с вызовом спросила Кейси.

– О том, что ты – ведьма… я… Ох, иди спать, Кейси, пока я не сделал ничего такого, о чем потом пожалею! – Он схватил ее в объятия, поцеловал почти что с яростью, потом быстро повернулся и пошел к себе в номер.

Тяжело дыша, Кейси закрыла за собой дверь и упала на диван. Только теперь почувствовав, как близок был к ней Алекс, она задрожала и обхватила руками колени, словно обороняясь. Почему, ну почему он так на нее действует? Сон убежал от нее за сотни миль, она размышляла о своем затруднительном положении, вздыхала и бродила по комнате, раздеваясь, пока не подумала, что горячая ванна может помочь ей расслабиться.

В отгороженном занавеской алькове ее номера, что было типично для Лас-Вегаса, стояла ванна-джакузи, и Кейси погрузилась в пузырящуюся воду, взяв с собой крохотную бутылочку шампанского из холодильника. К такой жизни она могла бы привыкнуть, подумала Кейси, сравнивая нынешние удобства с убогой расколотой посудиной с облупившейся краской в их общей ванной в Кентиш-Тауне. Домовладелица жила в квартире, похожей на дворец, но комнаты постояльцев – это дело другое.

Кейси уже наполовину спала к тому времени, когда нехотя заставила себя выйти из воды и, успев только обернуться полотенцем, рухнула в постель. В комнате было тихо, и она вдруг почувствовала присутствие Алекса по другую сторону стенки. Изголовья обеих кроватей стояли, очевидно, на одном уровне, и она явственно слышала, как он вертится с боку на бок очень близко от нее. Едва осмеливаясь дышать, Кейси стала гадать, почему он так беспокойно себя ведет. Может быть, думала она, его смущают те же мысли, что и ее? Или у него есть вещи поважнее, о которых он размышляет?

Да, его насмешливое подтрунивание по дороге из ресторана и его страстный поцелуй после этого убедили ее в том, что Робин был прав. Алекс ее желает. Она вспомнила свою необузданную реакцию на его поцелуи на пляже в ту ночь, в Санта-Монике, удовольствие от его объятий, когда он прижимал ее к себе. Даже шок от падения в холодную морскую воду был смягчен его неожиданным теплом, его смехом. Лежа неподвижно в своей роскошной громадной кровати, она ощутила, как эти воспоминания вызвали щемящую жажду, волной пробежавшую по всему телу, и тоже беспокойно заметалась, безуспешно пытаясь побороть в себе эту жажду.

Глава 9

Утром Кейси выглядела усталой и бледной после бессонной ночи, и Пирл просто стонала, пытаясь скрыть это гримом. К счастью, все происходило позже обычного. Робин работал со съемочной группой с самого рассвета, но очередь Кейси должна была подойти только к обеду, и это давало ей возможность прийти в себя. В пустыне было еще жарче, и все радовались возможности укрыться в трейлере с кондиционером. Кейси лежала на диване в гримерной с волосами, накрученными на бигуди, одетая в самый легкий халатик, какой только могла отыскать, и пыталась восполнить недостаток сна.

– Как ты можешь спать в этих штуках? – удивился Робин, влетая в гримерную во время обеда, по-прежнему оживленный, несмотря на утренние съемки на солнцепеке.

– Легко, если ты меня оставишь в покое! – простонала Кейси. – Уже миновал полдень?

– Боюсь, что да. – Робин содрал с себя влажную сорочку и прошел в крохотную ванную комнату, чтобы освежиться. – На улице адская жара, и наш автокиногерой барахлит; мне придется воспользоваться запасным после обеда, если этот не смогут наладить. – Съемочная группа работала с двумя машинами, путешествующими в собственном трейлере вместе с двумя механиками фирмы и отличным рабочим, который все свое время проводил, полируя автомобили. Кейси уже вызвала его гнев тем, что оставила отпечатки пальцев на драгоценном покрытии.

– Ну и ну! Быстро же ты нахватался рекламных словечек! – рассмеялась Кейси. – Автокиногерой, надо же!

– Так его называют Росс и другие ребята! – оправдывался Робин. – А что в этом плохого?

– Ты выставляешься, вот что!

– Черта с два! Я работал как проклятый все утро, пока ты тут валялась задрав ножки!

– Вовсе нет! – запротестовала она. – Вот! Попробуй, нацепи такую штуку, которая выдергивает волосы прямо с корнем! – Она сняла одну из бигуди и шутливо попыталась закрутить на нее кудри сопротивляющегося и хохочущего Робина.

Они хохотали вместе, катаясь по дивану, и в этот момент в трейлер вошел Алекс. Он тоже был разгоряченным и усталым, его замучили директора «Киер», недовольные излишними, по их мнению, затратами времени и средств. Не раздумывая долго, он бросился к дивану и оторвал их друг от друга.

– Какого черта вы тут делаете? – зарычал он на них. – Сюда в любой момент мог войти кто угодно!

– Никто не подумал бы ничего плохого, это просто смехотворно! – огрызнулась Кейси, запахивая халатик. – Мы валяли дурака, вот и все!

– И я никогда не соблазняю дам на пустой желудок! – лукаво добавил Робин.

– Одевайтесь, пока эти сукины дети сюда не добрались!

– Неужели снова директора? – застонал Робин. – Мы же были с ними вчера ночью, а я так до двух часов!

– Снова директора, – подтвердил Алекс, и Робин, ворча, натянул футболку.

Кейси просто проигнорировала приказ Алекса, снова завернулась в халатик и вышла из кабины, как была, прямо в бигуди. Он заставил их обедать с клиентами, и, к его изумлению, те самые боссы, которые так доставали его все утро, совершенно растаяли перед обаянием Кейси.

Они были целиком покорены к тому времени, когда Росс приготовил все к послеполуденным съемкам. Поскольку предстояло снимать с вертолета, как Робин и Кейси на протяжении мили несутся на полной скорости, они оба с энтузиазмом отнеслись к такой работе и к возможности покружить на вертолете над пустыней, пока Росс будет проверять отснятый материал. Однако Робин все же испытывал тревогу и после проверки машины попросил использовать запасной автомобиль.

– Я бы предпочел, чтобы вы воспользовались тем же самым, – возразил директор по маркетингу. – Иначе возникнет необходимость заново переснять часть утреннего материала, а это пустая трата времени и денег. К тому же на запасной вариант потребуется еще время, чтобы подкрасить автомобиль.

– Что-то мне в нем не нравится, – сказал Робин. – И тем более раз предстоит развивать такую скорость. Не могу только точно определить, что именно.

– Просто еще раз все проверьте, – предложил финансовый директор. – Будем снимать в том случае, если вы решите, что все в порядке.

Робин неохотно согласился, но продолжал ворчать все время, пока Росс и операторы готовились к съемкам. Участвовала вся съемочная группа, и члены ее общались при помощи «уоки-токи», поскольку были рассеяны по обширному пространству. Дорога через пустыню местами представляла собой, в сущности, грубую колею, и автомобиль поднимал живописные облака пыли, стоило только Робину увеличить скорость.

– Отсюда, сверху, здорово смотрится! – сообщил им Росс, наблюдая за мчащейся по дороге машиной с опущенным откидным верхом. – Давайте начинать съемку. Доволен, Роб?

– Не совсем, – признался Робин. – Но мы постараемся. О’кей, Кейси?

Она кивнула и прижала трубку к уху, ожидая команды Росса. Они были совершенно одни, когда Робин отъехал от пестрого сборища грузовиков, посмеиваясь над тупыми замечаниями клиентов во время обеда.

– Осторожно, Роб, а не то я передам твои комментарии в вертолет, – усмехнулась Кейси, водя пальцем над кнопкой передачи.

– Тогда справедливость восторжествует, как в романе, и эти убогие невежды получат по заслугам! Держись, дорогая! – прибавил он, меняя передачу и разгоняясь до скорости, заказанной Россом.

Они уже прошли половину дистанции, как вдруг Робин яростно выругался, снова почувствовав вибрацию, на которую жаловался прежде. Он немедленно сбавил скорость, но было уже слишком поздно. Автомобиль полностью вышел из-под контроля, несмотря на весь водительский опыт Робина. Несколько мучительных секунд он боролся, пытаясь справиться со стремительно мчащейся машиной, но дело осложнилось тем, что заклинило акселератор, и он напрасно в отчаянии бил ногой по педали.

– Пригнись, Кейси! – закричал Робин. – Ради Бога, пригнись!

Они были окружены надувным предохранительным барьером, но этого было недостаточно, чтобы действительно защитить их, если машина перевернется на большой скорости. Он наконец справился с акселератором и изо всех сил пытался сбросить скорость, и ему бы это удалось, но автомобиль слегка занесло, колесо попало на край колеи, и он заскользил боком, трясясь словно в лихорадке.

Кейси закричала от ужаса, пока Робин пытался удержать машину в равновесии, но ничто не могло предотвратить неизбежное: вращающийся вокруг своей оси автомобиль ударился о другую колею, дважды перевернулся и приземлился на бок на неровную, усеянную кактусами землю в добрых двадцати метрах от дороги. Несколько секунд Кейси ничего не ощущала, только задыхалась от пыли, едва сознавая, где находится, и борясь с приступами тошноты. Робин давил на нее всем своим весом, пока не ухитрился вывернуться из страховочных ремней, открыть снизу погнутую дверцу рядом с сиденьем водителя и распахнуть ее.

Протянув руку вниз, он дернул за ремень Кейси, одновременно пытаясь ее успокоить, так как она начала приходить в себя и поняла, что ее намертво держат искореженные и перепутанные ремни безопасности.

– Все в порядке, Кейси, я тебя вытащу, не паникуй!

Он лихорадочно дергал за ремень, постоянно прислушиваясь к журчанию вытекающего сзади из разбитой машины бензина, а потом с облегчением услышал шум винта приземляющегося рядом с ними вертолета.

Внезапно послышался топот нескольких пар ног бегущих к ним, но первым подбежал Алекс. Он за несколько секунд оценил ситуацию и полез внутрь искореженной машины. Его движения были спокойными и уверенными, и через несколько секунд они с Робином освободили Кейси.

– Обними меня за шею, Кейси, – приказал Алекс, обхватив ее за талию, и, когда она машинально повиновалась, вытащил ее наверх одним мощным рывком. Осознав, что она наконец освободилась, Кейси прильнула к шее Алекса, содрогаясь всем телом. Но когда Алекс попытался остановиться, чтобы проверить, что у нее повреждено, Робин схватил его за руку и кивнул головой в сторону автомобиля.

– Быстрее, Алекс! Уноси ее от машины! – предостерегающе произнес он, и тут Алекс все понял и с Кейси на руках со всех ног пустился бежать к вертолету. Робин собрал все остатки сил, чтобы не отстать от него.

Едва они достигли вертолета, как разбитый автомобиль взорвался с громким шипением, превратившись в громадный огненный шар, обжигающий их лица; они застыли, онемев от ужаса, и смотрели на него, понимая, насколько все трое были близки к неминуемой гибели. Тело Робина болело от пережитого испытания, особенно руки от борьбы с рулем, и он не мог сдержать болезненного стона, когда Росс и операторы помогали ему забраться в вертолет.

– Господи! – воскликнул он, чтобы подавить стон. – Я думал, что такое можно увидеть только в кино! Кейси? Ты в порядке?

– Кажется, да. – Кейси перевела дыхание.

– Возможно, но мы вас обоих отвезем обратно в Вегас, чтобы все тщательно проверить, – заверил Росс Робина.

– Мне не нужен врач. – Кейси внезапно поняла, в каком оказалась положении, и попыталась освободиться из рук Алекса, когда тот поднял ее в вертолет. – Я прекрасно себя чувствую, это только небольшое потрясение, вот и все. Отпусти меня, Алекс, это глупо! А не то тебе самому понадобится врач для лечения грыжи или чего-нибудь подобного. Я ведь не перышко!

– Об этом судить мне, – с облегчением улыбнулся Алекс. – Хотя твой злой язычок тебе не изменил, вас все равно обследуют, вас обоих! Росс, я полечу с ними. Тревор и Райан помогут тебе разобраться с машиной. – Его холодный тон, а также сердитый взгляд, брошенный на представителей компании «Киер», ясно давали понять, что именно он имеет в виду. С этими словами Алекс прыгнул в вертолет и пристегнул ремень.

Спорить с Алексом было бесполезно, они оба это уже знали. Требования страховки следовало соблюдать, нравится им это или нет. Они неохотно позволили тщательно обследовать себя в медицинском центре, куда их доставил пилот, хотя Робина больше, чем возможные повреждения, волновало то, что не учли его мнение.

Несмотря на стоящий в голове туман, Кейси была поражена тем, как умело Алекс взял на себя командование, потребовав и почти без усилий получив необходимое внимание больничного персонала.

– «Голд-кард» творит чудеса! – ухмыльнулся Робин, глядя на нее, когда их наконец отпустили и они ждали машину, вызванную Алексом.

– Красивая внешность, ты это имеешь в виду! – ядовито возразила Кейси. От нее не ускользнуло то, как женщина-врач и медсестры буквально лебезили перед их всемогущим опекуном. Ее удивило, что она заметила этот факт, но еще больше – то, что он так сильно ее задел!

– Милочка моя! Ни в одной американской больнице не обращают внимания на человека, как бы красив он ни был, а только на его кредитную карточку, – заверил ее Робин, печально потирая ушибленное плечо. – Черт, а тут и правда болит! Очень неприятный способ убить послеобеденное время!

– Послеобеденное? Уже почти четыре часа! – заметила Кейси.

– Хватит времени, чтобы понежиться в этой отвратительной газированной ванне у меня в номере и подлечить некоторые из синяков, – возразил Робин. – Приходи и присоединяйся ко мне, хочешь? Потом поедем в город вместе с ребятами и повеселимся.

– Здорово! Мне не помешает развлечься, – рассмеялась Кейси.

– Даже и не мечтайте! – внезапно вмешался Алекс, возвращения которого конспираторы не заметили. – Вам обоим велено сегодня вечером отдыхать, и именно этим вы и займетесь! В отеле и под моим присмотром!

– О, ради Бога, Алекс! Не будь таким педантом! – рассмеялся Робин, ничуть не смутившись. – Мы прекрасно себя чувствуем и вполне способны сами о себе позаботиться, знаешь ли!

– Вполне возможно, – согласился Алекс. – Но сегодня вечером вы сделаете именно так, как я говорю. Вы оба, должен вам напомнить, работаете на меня, и в моих интересах проследить, чтобы вы были в состоянии работать – не говоря уже о том, что на карту поставлено несколько миллионов фунтов стерлингов, вложенных в эту рекламную кампанию! Я мог бы, конечно, настоять, чтобы вы провели ночь в здешней больнице. Тогда я буду знать, что вы в надежных руках!

– Ни за что! – ответили Кейси и Робин в один голос, и на их лицах отразился такой ужас, что Алекс расхохотался.

– Итак, вы предупреждены, – твердо сказал он. – А теперь полезайте в машину, пока я не передумал.

– Это и правда очень смешно, Алекс, – прошептала Кейси и поморщилась, когда его крепкая рука схватила ее за плечо.

– Садись в машину, Кейси, – приказал он, мгновенно перестав смеяться.

Робин грустно сел спереди, поскольку Алекс явно не собирался отпускать плечо Кейси. Разъяренная его высокомерием и демонстрацией физической силы, Кейси выдернула свою руку. Отодвинувшись на сиденье как можно дальше от Алекса, она упорно смотрела в окно, будто ее очень интересовали проносящиеся мимо автомобили.

Алекс не обратил на ее гнев никакого внимания.

– Я хочу, чтобы вы дали мне слово, что сегодня вечером не выйдете из отеля, тем более что мне придется ненадолго отлучиться.

– Значит, тебе можно развлекаться в городе? – пошутил Робин, оборачиваясь.

– Я собираюсь посадить тех двух кретинов на самолет их компании и отправить обратно в Детройт, – мрачно ответил Алекс. – Сомневаюсь, чтобы это можно было назвать развлечением. А теперь – даете слово?

– Конечно! – усмехнулся Робин. – Не горюй, Кейси, отдых пойдет тебе на пользу.

Он не утратил веселого настроения и уговаривал Кейси, когда Алекс снова вышел из отеля, сходить в бассейн.

– Мы немного полежим там, потом скажем дежурному администратору, чтобы нас не беспокоили, а сами тем временем сможем тайком удрать, – сказал он. – Это просто!

– Но мы же обещали! – запротестовала Кейси. – Так нельзя!

– А что он сможет с нами сделать? – пожал плечами Робин. – Уволить нас? Он просто играет в Господа Бога и, полагаю, получает от этого большое удовольствие.

Робин заказал шампанское, чтобы облегчить боль, и, выпив пару бокалов, Кейси расслабилась. К тому времени как несколько человек из съемочной группы присоединились к ним, она уже совершенно пришла в себя. Достаточно, во всяком случае, чтобы с удовольствием согласиться, когда они предложили ей намазаться успокаивающей смесью, которую принесла Пирл.

– Ее готовит моя мама и ручается за нее, – сказала Пирл, вручая Кейси бутылочку, но Робин со смехом завладел ею.

– Мы намажем этим друг друга, – предложил он лукаво. – Кейси, как ты думаешь, не следует ли нам позвонить Лиз? Вдруг она уже слышала о нашем приключении и будет сходить с ума!

– Из-за тебя или из-за меня? – спросила Кейси, но немедленно вскочила. Ей тоже приходило это в голову. – А она не рассердится, если мы ее разбудим?

– Конечно, нет! – удивился Робин. – Я часто звоню ей, когда возвращаюсь со съемочной площадки.

– Ну и ловок же ты!

– А я тебе говорил! Между прочим, Лайем мне сказал, что в нашем доме освобождается квартира, которая идеально подходит вам с Лиз.

– Идеально для тебя, ты хочешь сказать! – возразила Кейси. – Но полагаю, что ее не вредно посмотреть.

Оказалось, что Лиз не только уже смотрела квартиру – она уже подписала арендный договор и уплатила задаток.

– Я перееду на будущей неделе, – сообщила она изумленной Кейси. – Это слишком редкая возможность, нельзя ее упускать. Подумай только, Кейси, у нас будет по отдельной спальне и ванной комнате!

– В таком случае продано! – Кейси была в восторге.

– Я так и думала! – хихикнула Лиз. – Не могу дождаться того момента, когда расскажу Нелли Бланшар, что мы переезжаем в Найтсбридж!

– Может быть, тебе следует завести роман с Лайемом, Кейси? – предложил Робин, кладя трубку. – Тогда все устроится как нельзя лучше.

– Может быть, – сдержанно ответила Кейси, как всегда, когда речь заходила о мужчинах. Она устало вытянулась на кровати Робина; по крайней мере с ним она чувствовала себя свободно. – Ты не мог бы втереть немного смеси Пирл в мои плечи? – попросила она. – Теперь они и правда разболелись.

– Конечно, а потом ты сделаешь то же самое для меня, – решил Робин. – Спусти вниз купальник, а то я насажаю на него жирных пятен.

Кейси послушно спустила бретельки купальника и легла на живот. Она с облегчением вздыхала, пока Робин ловко втирал прохладную жидкость.

– Божественно! – призналась она. – Ты зарываешь свой талант в землю, Робин! Пожалуйста, продолжай! – Она зажмурилась от удовольствия и почти уснула, как вдруг ее тихое блаженство нарушил громкий, холодный голос, резанувший их обоих, словно удар хлыста.

– Ради Бога, когда вы повзрослеете! Неужели у вас не хватает здравого смысла запереть дверь, перед тем как начать трахаться?

Алекс прислонился к косяку двери, ведущей в сад и к бассейну. Робин нарочно оставил ее открытой, чтобы проветрить воздух в комнате, все еще влажный. Казалось, от гнева Алекса вся комната задрожала, и оба виновато вскочили, когда он без приглашения вошел в номер.

Робин тем не менее быстро пришел в себя, его не так-то легко было обескуражить.

– Брось, Алекс, – небрежно произнес он. – Будь у меня действительно серьезные намерения, я бы запер дверь. – Он без всякого смущения бросил Кейси ее халат, а она сидела, пытаясь натянуть на плечи купальник.

– Алекс! – запротестовала в свою очередь Кейси. – Мы всего лишь лечились и немного баловались!

– Как и утром, наверное? – У Алекса не было настроения прислушиваться к голосу рассудка. Он снова железной хваткой сжал запястье Кейси. – Давайте расставим кое-что по своим местам, мисс. Ты только что пережила серьезную аварию, во время которой, вполне возможно, получила сотрясение мозга, и тебе полагалось отдыхать, а не кататься по кровати! С тобой я поговорю через минуту, Робин. Кейси, пошли со мной!

Он буквально втиснул Кейси в халат и, ни слова не говоря, потащил по коридору в ее собственный номер.

– Как ты смеешь? – прошипела ему Кейси, когда он остановился у двери и полез в карман брюк. – Как ты смеешь так со мной обращаться?

– Я буду поступать так, как считаю нужным, – отрезал он. – А ты будешь делать то, что я говорю.

Кейси уставилась на карточку-ключ в его руке.

– Это же мой ключ! – изумленно воскликнула она.

– Ты его уронила возле бассейна, и я сказал, что отнесу его тебе, – пожал он плечами. Вот как – он знал, что она находится в номере у Робина! Алекс открыл дверь и втолкнул ее в номер. – Теперь ложись в постель и оставайся там! – Он снова сунул ключ к себе в карман и отбросил с кровати покрывало.

– Нет! Черт возьми! – Кейси рывком отпрянула. – С меня хватит, Алекс! Я работаю на тебя, ладно! Но мои тело и душа тебе не принадлежат!

– Да? А Робину принадлежат, как я полагаю?

– Черта с два! Пойми раз и навсегда, Алекс: Робин безумно влюблен в мою подругу Лиз, а не в меня! – Ее сердитые глаза встретились с его не менее разъяренным взглядом.

– Так почему же ты каталась вместе с ним по кровати? – издевательски спросил он. – Предаешь свою подругу?

– Как бы не так! Между нами ничего не происходило, абсолютно ничего! Спроси Робина о Лиз, он тебе скажет! А теперь убирайся, я не хочу с тобой разговаривать, а не то скажу такое, о чем действительно пожалею!

– Сомневаюсь, чтобы тебе это удалось! Оставайся на месте, Кейси, я тебя в последний раз предупреждаю! – И с этими словами он покинул ее.

А она в бессильной ярости принялась взбивать подушки. «Как он смеет?» – возмущалась она вслух в пустой комнате. Неужели эта работа и правда того стоит? Чтобы Алекс Хэвиленд обращался с ней как со своей любовницей, командовал ею, словно она капризный младенец!

Что этот рекламный фильм принесет ей известность, она понимала, но он не может окупить унижений и позора ее положения. Слезы ярости и отчаяния текли по ее щекам, она колотила руками по подушкам, а пятками по кровати. От этого у нее еще больше разболелось плечо, и, всхлипывая от боли и гнева, она признала поражение и проглотила две болеутоляющие таблетки, которыми ее снабдили в больнице.

Когда Алекс через пару часов вернулся, Кейси крепко спала, свернувшись калачиком на кровати, простыня на ней сбилась, короткая футболка открывала бедра. Ошеломленный тем, как сильно на него подействовало это зрелище, Алекс поспешно наклонился и набросил на нее край простыни. И только тут заметил на щеках засохшие дорожки от слез.

– Кейси! Ох, черт, Кейси, тебе больно? – Алекс пришел в ужас. – Это из-за меня? Что я с тобой сделал?

Он присел на край кровати и, сам того не желая, обнял ее. Она была такой мягкой и теплой в его объятиях, когда он прижал ее к себе, так приятно было обнимать ее! Он нежно прижался губами к ее лбу.

– Прости, дорогая, – прошептал он. – Мне так жаль, что я заставил тебя плакать.

Кейси крепко спала, но все же где-то в глубине сознания услышала его нежный голос.

– Алекс? – Ее голос, как и голос Алекса, был похож на едва слышный шепот; каждый не вполне понимал, что делает другой. Алекс скорее назвал бы ее «сукой», а не «дорогой», смутно подумала она, но когда он ее обнял, веки ее затрепетали и приподнялись.

– Все в порядке, Кейси, – заверил он ее. – Я тебя держу.

– Нет! – Кейси вдруг очнулась и с ужасом осознала, что Алекс обнимает ее. Она попыталась вырваться, но только запуталась в простынях. – Меня нельзя так просто заполучить, Алекс! Это не входит в договор!

Алекс крепко держал ее.

– Я никогда и не думал так! – возразил он. – Я полагал, что у тебя роман с Робином. Прости меня, я действительно неверно судил обо всем.

– А теперь, когда знаешь правду, считаешь, что можно на меня бросаться, да? Рассуди здраво, Александр. Я тебе не подхожу – ты не в моем вкусе, я тебя не хочу и не хочу иметь с тобой ничего общего!

– Да? – Алекс спокойно улыбнулся. – Помнишь ту ночь на пляже? Тогда ты меня хотела, никаких сомнений. И я тебя хотел, но в отличие от тебя не боюсь в этом признаться. – Он внезапно опрокинул ее на спину, и его тело, прижатое к ее телу, придавило Кейси к постели.

– Минутная слабость, вот и все, – возразила Кейси, хорошо понимая, что она не права.

– Слабость, как же! – Он обхватил ладонями ее лицо, его крепкая хватка не давала ей отстраниться. Затем поцеловал глубоким, жадным поцелуем, его язык слился с ее языком, и она в конце концов сдалась, позволила себе на несколько чудесных мгновений роскошь погрузиться в хаос чувств, пробуждаемых в ней Алексом.

Когда он наконец слегка приподнял голову, она осталась беспомощно лежать, к своему ужасу обнаружив, что руки ее крепко обнимают его за шею, и он ощутил, когда она их разжала, как по ее телу пробежала волна дрожи.

– Да? – тихо задал он тот же вопрос.

– Ублюдок! – прошипела она в ответ, все еще твердо намеренная не сдаваться, хотя, к несчастью, тело выдало ее.

– Уверен, что мои родители доказали бы тебе, что ты ошибаешься! – Алекс не собирался ее отпускать, наоборот, еще крепче прижал к себе. – Пусть это произойдет, дорогая. Расслабься, я не сделаю ничего такого, чего бы ты не хотела, обещаю.

– Алекс, я боюсь, – призналась Кейси, пока он осыпал нежными поцелуями ее шею и сильно пульсирующую жилку на шее.

– Мы оба боимся! – Он со вздохом сел, потянув ее за собой. – Никогда не чувствовал себя таким сбитым с толку. Я всегда точно знал, куда иду и что делаю, но когда речь идет о тебе, то действительно не знаю, что же, черт возьми, я делаю.

Это было столь поразительное признание из уст мужчины, полностью себя контролирующего, что враждебность Кейси улетучилась и она удивленно уставилась на него.

– Обо мне?

– О тебе! Довольна? – Теперь глядящие на нее черные глаза были теплыми, смеющимися, и она поняла, что он говорит правду.

– Я думала, ты меня презираешь и ненавидишь, – прошептала она.

– Я пытался, поверь мне! Послушай, думаю, нам надо поговорить. Сможешь пойти со мной поужинать? Если я еще какое-то время пробуду с тобой здесь, ничего хорошего для нас обоих из этого не выйдет!

– Да… наверное.

– Тогда одевайся. – Он рассмеялся, глядя на ее испуганное лицо. – Не волнуйся, мы пойдем в какое-нибудь тихое место, так что не беспокойся о вечернем туалете. Откровенно говоря, ты красива и в этой одежде.

– О, конечно! В футболке! – насмешливо воскликнула Кейси, пытаясь натянуть ее на бедра.

– Особенно в футболке! – улыбнулся он. – Просто надень джинсы и блузку – не все рестораны в этом городе требуют, чтобы гости были в вечерних нарядах. – Он нехотя отпустил ее. – Пойду закажу столик где-нибудь. Полчаса тебе достаточно?

– Думаю, да.

Смущенная Кейси почувствовала, как его губы снова скользнули по ее губам, и ее будто слегка ударило током. Если бы только у нее хватило мужества просто сбежать, грустно подумала она! Что бы он, собственно, мог сделать?

Очень многое, зная Алекса, ответила она себе со вздохом, соскользнула с кровати и направилась в ванную. Однако она сделала так, как он сказал: нанесла на лицо самый минимум макияжа и выбрала белые джинсы, в которые заправила ярко-синюю шелковую блузку. Кейси сознавала, что с поднятыми наверх волосами и в босоножках на высоких каблуках ее рост составляет почти шесть футов и она всего на пару дюймов ниже Алекса.

«Я вас проучу, мистер Хэвиленд!» – улыбнулась она, глядя в зеркало.

Но он ничего не сказал по этому поводу, когда зашел за ней точно в назначенное время.

– Приятные духи, – вместо этого заметил он, беря ее под руку. – Это, случайно, не «Наваждение»?

Кейси улыбнулась.

– Твоя подружка тоже ими пользуется? – пошутила она.

– Нет, но я иногда пользуюсь мужским вариантом.

Кейси вспомнила аромат духов в его автомобиле и подумала: не это ли заставило ее купить именно эти духи в магазине аэропорта Хитроу? Сколько мужчин смогли бы узнать запах духов? – подумала она и улыбнулась его усилиям поддержать разговор на равных, когда они стали сравнивать свои любимые запахи и Алекс рассказывал ей забавные истории о съемках парфюмерной рекламы несколько лет назад.

Как и обещал, он привел ее в приличный бар-ресторан, где царила непринужденная атмосфера. Убедившись, что тут нет никого из их съемочной группы, Кейси успокоилась. Алекс заказал вино и, когда его принесли, поднял свой бокал:

– Перемирие? По крайней мере на сегодняшний вечер? Не сомневаюсь, что к завтрашнему вечеру ты меня уже будешь винить в чем-нибудь.

– Я изо всех сил стараюсь держаться от тебя подальше, Алекс, – горячо напомнила она ему. – Откровенно говоря, так мне кажется безопаснее.

– Почему это? – осведомился он с невинным видом.

Кейси занялась изучением длиннющего меню.

– Ты чертовски хорошо знаешь почему, Алекс, – наконец ответила она. – Я тебе не доверяю!

– Или себе самой, когда мы вместе, – возразил он, со своей обычной проницательностью угадав правду, и в глазах его отразилось удовлетворение при виде румянца, вспыхнувшего на щеках Кейси. – Почему ты борешься со своими чувствами, Кейси? Разве так трудно признать, что ты могла ошибаться во мне?

– Что я должна признать? – Кейси наконец подняла на него глаза. – Ты мне дал работу, Алекс, когда я в ней отчаянно нуждалась, и я тебе за это благодарна. Но то, что я тебе благодарна, не означает, будто у тебя есть на меня другие права. Я себя никому не продаю!

– Так вот как ты на это смотришь! – Алекс пришел в ужас. – Кейси, как тебе пришло такое в голову, скажи на милость? Я не придаю никакого значения тому, что дал тебе работу! Меня волнует только, куда мы с тобой идем.

– Я не знала, что мы куда-то идем! – Кейси была сбита с толку.

– О! Ради всего святого! – Он пришел в отчаяние. – Если бы ты хоть на мгновение перестала относиться ко мне плохо!

– Если бы ты перестал вести себя как фашистский диктатор!

– Кейси, сегодня я пережил один из самых страшных моментов в моей жизни, – признался он. – Несколько минут, пока они не посадили эту мясорубку и мы не знали, что с вами случилось, мы предполагали самое худшее. Я больше не хотел бы пережить такое – никогда!

Кейси бросила меню, перестав притворяться, что изучает его.

– Ты хочешь сказать, что это не было просто паникой из-за автомобиля?

– К дьяволу автомобиль! – Он поймал ее руки и прижал к губам страстным жестом собственника, и, когда их взгляды встретились, Кейси наконец-то увидела в его глазах желание.

– Алекс, ты предлагаешь мне завести с тобой роман? – спросила она, едва в состоянии поверить, что осмелилась произнести это.

– Наверное, да. – Он улыбнулся и нежно погладил ее руки. – По крайней мере дай событиям развиваться своим ходом и перестань со мной бороться.

– Идет… – Она улыбнулась в ответ. – А возможно, мне нравится борьба?

– Ну… в таком случае…

К счастью для Кейси, в этот момент подошел официант, и она воспользовалась этой возможностью, чтобы выдернуть у Алекса свою руку.

– Э-э… салат из креветок и ребрышки, – быстро протараторила она, почти не думая о том, что заказывает. Алекс заказал стейк, и в течение нескольких минут их отвлекала беседа с официантом по поводу заказа.

– Господи! – вздохнул Алекс, когда тот наконец отчалил. – Трудно поверить, что это простой ужин. Ты и в самом деле все это съешь? Ребрышки кажутся мне не слишком легкой пищей.

– Я голодна, – призналась Кейси и внезапно действительно почувствовала голод. – Чесночный хлеб? – лукаво спросила она, вспомнив его заказ.

– Одно из преимуществ, когда спишь один, – парировал Алекс. – Во всяком случае, сегодня. Скажи, ты с подозрением относишься ко всем мужчинам или только ко мне?

– Точно не знаю, – задумалась Кейси. – У меня был печальный опыт с одним мужчиной; полагаю, это могло повлиять на мои взгляды. Но я больше привыкла общаться с мужчинами, чем с женщинами. Я росла и училась вместе с мальчиками, поэтому никогда не любила девчоночью болтовню и всякое такое.

– Как это получилось? У тебя было много братьев? – Он был заинтригован.

– Нет, я была единственным ребенком в семье. Ходила в «Силвервуд» до одиннадцати лет.

– Но это же школа для мальчиков! Частная начальная школа! – Он был поражен.

Кейси кивнула.

– Папа преподавал там английский язык, поэтому дочь директора и я учились вместе с мальчиками. Я делала все, что делали они, даже играла в крикет.

– И тоже принимала холодный душ? – Алекс с улыбкой вспомнил собственные годы учебы в начальной школе.

– Не совсем холодный. Но зато я плавала в море по утрам все лето, почти каждый день. Рози бегала от этого как от чумы, а мне очень понравилось! Потом я получила стипендию на обучение в школе для девочек.

– Вот как! Ты и правда очень способная леди? Я знаю, что у тебя есть диплом.

– Я много работала, – оправдывалась Кейси. – У меня не было выбора. И была первой по четырем предметам, ведь папа ждал этого от меня.

– По четырем! Вот это да! – Алекс был поражен. – А тебя не дразнили мальчишки?

– Только не при отце! – рассмеялась Кейси. – Они не смели! Во всяком случае, я скоро научилась защищаться.

– Это я заметил! – Алекс потер скулу, вновь вспомнив пощечину. – Ты, случайно, не занималась боксом?

– Нет, но дзюдо пробовала и еще немного занималась карате.

– Об этом я мог бы и сам догадаться! – Он усмехнулся. – И плаваешь ты здорово, как я заметил, – опустив голову в воду, точно настоящая спортсменка.

– Так меня учил отец, – ответила Кейси. – В море я предпочитаю плавать именно этим стилем. Мне кажется, я бросаю вызов морю.

Алекс улыбнулся.

– Тогда у нас все же есть нечто общее. У меня дом на Барбадосе, и там я заплываю далеко в бухту, иногда даже плыву к соседней, а это больше мили.

– Дом на Барбадосе? И дом в Лондоне?

– Боюсь, что да. И еще один в Суссексе, недалеко от Чичестера.

– Боже! Алекс, ты, наверное, сказочно богат!.. – изумилась Кейси.

– Я очень много работал, чтобы достичь этого. И у меня очень умный консультант по размещению капитала. – Он вдруг смутился. – Но дом в Суссексе достался мне в наследство от крестной, его я не покупал.

– Ты не обязан оправдываться передо мной в том, как ты живешь. – Кейси подняла взгляд, когда официант поставил на стол первые блюда. – Я не сужу о людях по их достатку. Папа часто был недоволен тем, что мальчики испорчены материальными благами, он был в некотором роде социалистом или очень близок к ним. Наверное, был. А у меня, боюсь, нет собственных политических взглядов.

– Неужели? У такой прекрасно образованной женщины, как ты?

– Это делает меня более приемлемой? – с вызовом спросила Кейси. – То, что я ходила некоторое время в частную школу?

– Конечно, нет! Не говори глупостей, Кейси. Если откровенно, то я очень уважаю тебя за то, что ты так много работала в школе. Больше, вероятно, чем я; я предпочитал спортивные площадки классным комнатам.

– Ну, тебе это было не нужно, – возразила Кейси.

– Кто теперь говорит как социалист? – пошутил он.

Кейси сунула в рот немного салата и стала задумчиво жевать.

– Я много работала в школе, а ты много работал после ее окончания, – заметила она. – Вероятно, это лучший сценарий, учитывая то, где ты сейчас и где я по сравнению с тобой. Догадываюсь, что умение писать эссе о достоинствах Джейн Остин и Шарлотты Бронте немногого стоит в мире, где делают деньги.

– Я заметил у тебя на тумбочке довольно умные книги.

– Вот как? А что ты еще заметил? – Ее голос стал заметно холоднее.

– Что ты спишь, свернувшись калачиком, как младенец, – улыбнулся Алекс. – И у тебя вверху на бедре родинка, вот здесь! – И он пальцем провел интимную линию.

– Алекс! – Кейси покраснела до слез при мысли о том, что он наблюдал за ней, пока она спала, наклонялся над ней, прикасался к ней. – Ты… ты не имел права!..

– Проверить, как ты себя чувствуешь? Убедиться, что с тобой все в порядке? Конечно, имел! Я страшно за тебя волновался.

– Я прекрасно себя чувствую, спасибо, – сказала Кейси. – И в следующий выходной собираюсь отправиться в пеший поход по Большому Каньону. Его легко можно совершить за один день.

– Черта с два! Кейси, ты это не серьезно. Это кольцевой маршрут длиной примерно в девятнадцать миль по Каньону. Все путеводители указывают, что опасно пытаться делать его за день, особенно по такой жаре!

– Вовсе нет – и я говорю совершенно серьезно, – возразила она. – Папе всегда хотелось пройти этот маршрут, но он так и не смог. Ты пытаешься мне запретить, Алекс? – Склонив голову к плечу, она с вызовом посмотрела ему прямо в глаза.

– А что толку? – вздохнул он. – Ладно, Кейси, если тебе необходимо идти, я пройду маршрут вместе с тобой. Для меня это тоже будет нелегкой задачей. Только в таком варианте я позволю тебе это сделать, милочка! Так что или так – или никак!

– Ты собираешься мне запрещать, да? – сказала Кейси. – Ведь предполагалось, что у нас перемирие.

– Если путешествие вместе с тобой по Каньону не является перемирием, то я не знаю, что же тогда им является! – Алекс доел свой хлеб и вытер масло с пальцев. – Из-за этой аварии мы изменили расписание. Решили снимать кадры с двумя машинами в Финиксе вместо Невады и вместо запланированного отдыха перегнать туда грузовики. Поэтому можем пойти в Каньон в пятницу, если хочешь. Или тебе больше хочется провести этот день в магазинах Лос-Анджелеса?

– Ни за что! Можешь отступить, если хочешь, но я не собираюсь.

Алекс тяжело вздохнул.

– И почему я не заставил их выбрать Бриджит? Тогда самым трудным физическим упражнением было бы махать вместо нее руками, чтобы у нее на ногтях высох лак.

– Да. И тебе не пришлось бы прикладывать таких усилий, чтобы затащить Бриджит к себе в постель, не так ли? А со мной это гораздо труднее!

– Не надо бросать мне подобный вызов, Кейси, – предупредил он со смехом. – Особенно посреди ресторана.

Кейси снова покраснела, внезапно поняв, что она только что сказала.

– Я не имела в виду… ох, Алекс… я не хотела сказать, что… я только…

Теперь он расхохотался.

– Ты хотела сказать, что мне придется много трудиться, чтобы завоевать тебя? Пусть будет так, Кейси. Если тебе этого хочется, ты это получишь!

Кейси улыбнулась ему, а потом опустила взгляд и сосредоточилась на своей тарелке.

– Думаю, что откажусь от десерта, – пробормотала она.

– Не надо менять тему разговора, – потребовал Алекс. – Ты действительно этого хочешь? Чтобы за тобой ухаживали?

– А разве не этого хочет большинство женщин? Твой стейк остынет, Алекс!

Алекс полагал, что она не сможет осилить заказанный ужин, но, к его изумлению, Кейси наслаждалась каждым глотком, каждым кусочком и прикончила и ребрышки, и салат плюс громадную печеную картофелину со сметаной.

– Я знаю несколько ресторанов, которые были бы от тебя в восторге! – заметил он, когда официант наконец убрал их тарелки.

– Боюсь, у меня всегда здоровый аппетит, – призналась Кейси. – Наверное, это вина моей матери. Она постоянно что-то готовила и заставляла меня все съедать!

– Ты любила своих родителей, не так ли? – спросил Алекс.

– Очень! Наверное, потому, что была единственным ребенком, и довольно поздним. – Она прикусила губу. – Я скучаю по ним. Мама так гордилась бы моей теперешней работой. Она любила смотреть, когда я участвовала в школьных спектаклях.

– А я самый старший из четверых, – сказал Алекс. – У меня два брата и сестра.

– Не рассказывай, я сама… Школа с пансионом, пони и загородный дом? И наверное, дом приходского священника?

– Снова в тебе заговорил социалист, – запротестовал он.

– Но я ведь угадала?

– Нет, не угадала! Это был дом фермера, он и сейчас существует, и если хочешь знать, раз уж мы открываем друг другу душу, я ненавидел пансион. Ну, начальную школу, во всяком случае. И часто плакал в ванной, когда родители меня в ней оставляли.

– Не верю! Ты?

– Да, я!

– Некоторые мальчики в «Силвервуде» тоже плакали. Тогда мама приводила их в наш дом и варила им какао, – вспомнила Кейси.

– В таком случае я жалею, что не учился в «Силвервуде», – улыбнулся Алекс. – Как ты себя сейчас чувствуешь? Мы могли бы потанцевать в другом баре, если хочешь.

– Со мной все в порядке. – Тут Кейси заколебалась, поняв, что может означать танец с Алексом. – Если только танцы не слишком быстрые. Я не уверена, что справлюсь.

– Нет, будут обычные танцы, – заверил ее Алекс. – Попробуем?


Играла медленная музыка в стиле кантри и вестерн, и он привлек ее к себе. Они еле двигались на переполненной танцплощадке. Поскольку Кейси была в джинсах, ее ноги оказались в гораздо более тесной близости к его ногам, чем если бы она надела платье, и она со страхом ощущала, как прижимаются к ней его твердые бедра, ощущала его тепло, мерное биение его сердца у своей груди. Когда его руки ласково стали поглаживать ей спину, она задрожала и пожалела, что не надела лифчик. Но тогда было еще так жарко, что ей не хотелось надевать ничего лишнего, а теперь Алекс открыл для себя его отсутствие, прижав ее к себе. Постепенно вопреки своим благим намерениям Кейси начала расслабляться под его руками, и Алекс вздохнул от удовольствия, когда ему удалось прижаться щекой к ее щеке.

– Это лучше, чем ссориться? – прошептал он ей на ухо.

– Ммм… думаю, да. – В тесном кольце его рук, прижавшись к нему каждым дюймом тела, она чувствовала, как это тело предает ее, наслаждаясь каждым мгновением объятий. Кейси с ужасом почувствовала, что ее соски отвердели и упираются в его грудь и что Алекс это знает, – по тому, как эротично он терся о ее тело. Его пальцы переместились по ее спине вверх, двинулись по затылку и сомкнулись на подбородке, приподняв лицо вверх.

Целоваться с Алексом – совсем другое дело, чем с кем-либо другим, решила Кейси, когда его рот нашел ее губы. Тут, посреди танцевальной площадки, она забыла обо всем, кроме мужчины, который ее обнимал, и его губ; его поцелуй, казалось, проникал прямо ей в душу.

– Ну и ну! Кто бы мог подумать?

Алекс и Кейси в ужасе отпрянули друг от друга при виде Росса и Донны, которые в танце приблизились к ним в толпе. Это восклицание Росса прервало их мечтательную задумчивость.

– О, продолжайте, ребята! – с ухмылкой прибавил Росс. – Приятно видеть, что Алекс проявляет такую преданность долгу!

– Прекрати, Росс! – рявкнул Алекс. – Господи спаси, а остальные тоже здесь?

– Нет, успокойся! Я просто привел Донну выпить после напряженной ночной работы, – пожал плечами Росс.

– Слава Богу! – На лице Алекса отразилось облегчение. – Тогда присоединяйтесь к нам.

Кейси была поражена тем, что почувствовала себя обманутой, когда они вернулись в бар, где ужинали с Алексом. Неожиданно началась вечеринка; с Донной и Россом было очень весело, но все равно – в глубине души ей хотелось снова остаться с Алексом наедине. На этот раз он сел не напротив нее, как сделал раньше, а рядом, его рука небрежно лежала на спинке ее кресла – молчаливая демонстрация его прав на нее. Он не хотел отпускать ее потанцевать с Россом, когда тот ее пригласил, но Кейси спокойно настояла на своем, весело вскочила и оставила Алекса с Донной.

– Определенно, это достойно книги рекордов, – насмешливо сказал Росс. – Извини, что помешал вам обоим. Я же ни о чем не подозревал.

– Я тоже, – призналась Кейси. – До сегодняшнего вечера. Алекса не так-то легко разгадать.

– Это слишком слабо сказано, – заявил Росс. – Берегись, Кейси, его очень обидели в прошлом.

– Алекса? – Кейси изумленно посмотрела на него. – Не говори глупости, Росс! Как кто-то может обидеть Алекса? Он такой крутой!

– Я уже говорил тебе о его жене? Попробуй шепнуть ему на ухо слово «Венди» и понаблюдай за его реакцией! – Росс нахмурился. – Алекс – жесткий человек в бизнесе. Что до остального – ну, его чувства глубоки, и он прячет все в себе. Как я догадываюсь, ты уже поняла, что у него есть и хорошие качества?

– Наверное, да, – вздохнула Кейси, вспомнив его поцелуи. – Он мне нравится, Росс, правда, но… он просто очень не похож ни на кого из тех, кого я знала раньше.

– Не волнуйся, детка, – посоветовал Росс. – Алекс не станет подталкивать тебя к чему-то такому, чего ты не хочешь, – он слишком осторожен.

– Надеюсь, так оно и есть, – улыбнулась Кейси. – Меня не так-то легко заставить сдаться.

– Посмотрим! Пошли, я отведу тебя обратно к Алексу, а то он отправится тебя искать. – Он отвел ее назад к столику, и через несколько минут Алекс предложил отвезти Кейси в отель.

– Мне очень жаль, – извинился он, подзывая такси. – Но я просто хотел остаться с тобой наедине.

– Но не в постели, Алекс, – предупредила она.

– Нет, Кейси, не сегодня, – ответил он. – Я же обещал – и не хочу отступать от своего слова.

Почему, удивилась Кейси, она почувствовала такое разочарование при этих словах? В такси он сидел на приличном расстоянии от нее, говорил только о тривиальных вещах, небрежно, как и раньше, пока они не подошли к двери ее номера. Затем он взял у нее карточку-ключ и отпер дверь, отодвинув Кейси в сторону, прежде чем она успела возразить.

– Не надо паники, дорогая, – сказал он. – Поскольку нас тогда прервали, я просто хотел бы закончить поцелуй, это можно? В рамках процесса ухаживания?

Сумочка выпала из ее ослабевших пальцев, когда Алекс притянул ее к себе. Никто из них не подумал зажечь свет, войдя в комнату, и яркий лунный свет сиял на волосах Кейси, когда он смотрел на нее сверху вниз.

– Я хочу тебя, Кассандра, и ты будешь моей, рано или поздно, – просто сказал Алекс. – Лучше тебе сразу же привыкнуть к этой мысли. – Он осторожно разжал поцелуем ее губы, и она ослабела в его объятиях. Только после этого он опустил ее на диван, не отрывая губ от ее рта, погружая ее в странный хаос чувств, пока она сама не начала льнуть к нему, зарываться пальцами в волосы, извиваться, тесно прижимаясь к Алексу. Его руки нашли ее грудь, о чем он мечтал весь вечер, и он ощутил их упругую, теплую тяжесть сквозь шелк блузки, а потом нетерпеливым движением расстегнул пуговицы и высвободил их.

Так вот что он имел в виду, говоря о поцелуях, смутно подумала Кейси, когда его теплый рот втягивал один за другим ее пульсирующие соски до тех пор, пока она уже совсем не могла думать и просто лежала в его объятиях, лихорадочно шепча его имя. Если бы в этот момент Алекс отнес ее на кровать, она согласилась бы не раздумывая, но он этого не сделал. Похоже было, что он хотел показать ей, как она его желает, потому что неожиданно отпрянул от Кейси. Казалось, он полностью контролирует себя, хотя на самом деле в это время он отчаянно боролся с желанием забыть о своем обещании и бросить ее на кровать.

– Я ухожу, Кейси, – простонал он, неохотно приподнимаясь. – Пока не нарушил своего слова! С тобой и правда будет все в порядке, если ты останешься одна?

– Выживу, Алекс. А если мне понадобится помощь, я постучу в стенку. – Кейси постаралась скрыть свое разочарование. – Но прежде, чем ты уйдешь… – Она протянула к нему руки и обвила руками его шею. – Это для меня. – Ее губы сначала только испытующе прикоснулись к его губам, но потом Алекс перехватил инициативу и, схватив ее в объятия, поцеловал. Это был страстный, эротичный поцелуй, и Кейси насладилась им сполна, продлевая его до тех пор, пока они оба не задохнулись.

– Не надо так со мной, Кейси, – предостерег он, поднимаясь наконец, и запахнул на ней блузку, пряча ее соблазнительные обнаженные груди.

– Может, теперь моя очередь поухаживать? – улыбнулась она ему.

– У меня такое впечатление, что ты пытаешься соблазнить меня, это правда?

– Возможно. Спокойной ночи, Алекс.

Рассмеявшись, он ушел, нежно и со вздохом сожаления поцеловав ее на прощание. Кейси включила лампу на столике у кровати… и раскрыла глаза от удивления. На нем стоял изящный букет из бледно-желтых бутонов роз и перекати-поля. Дрожащей рукой она взяла конверт, лежащий сверху, и вынула из него карточку. Она ожидала, что цветы от съемочной группы или от Росса, но на карточке было написано: «Первый раунд за мной!» «Как Алекс умудрился это сделать?» – изумилась она, вертя в пальцах карточку. Он ведь почти не отходил от нее весь вечер, кроме тех коротких минут, когда она танцевала с Россом. Должно быть, он воспользовался моментом и заказал цветы по телефону.

Аромат роз окутывал ее, когда она лежала в постели несколько минут спустя. Алекс действительно ухаживал за ней, настойчиво, и, несмотря на ее смелый ответ Россу, она с нетерпением ждала второго раунда!

Глава 10

В течение следующих нескольких дней у Кейси, как и у всей изумленной съемочной группы, не осталось сомнения в том, что Алекс добивается ее благосклонности. На съемочной площадке мало что остается незамеченным для тесно сплоченной команды, и их группа не была исключением. То, что Алекс остался с группой, а не улетел, как обычно, назад в Лос-Анджелес или Нью-Йорк, уже само по себе их удивило. А то, что они с Кейси прекратили ссориться, несомненно, заставило всех насторожиться и предположить, что происходит нечто необычное. У некоторых это вызвало сожаление, поскольку яростные схватки Алекса и Кейси часто оживляли скучные вечера. Романы на съемочной площадке не были новостью, они случались часто, и Кейси это хорошо знала. Она просто не привыкла сама участвовать в подобных романах.

Несмотря на то что Алекс открыто демонстрировал свои намерения, каждый вечер увозя ее куда-нибудь ужинать, она предполагала, что это увлечение может очень быстро пройти. В конце концов, чего может хотеть мужчина с такими связями, как у Алекса, от девушки из захолустного городка вроде нее? Она хорошо образованна, это правда, но совершенно «беспородная» – не дочь промышленного магната, посвященного в рыцари, никаких знаменитых друзей по всему земному шару, готовых броситься ей на помощь, как у Алекса.

И все же он теперь держался с ней легко и непринужденно, и, к ее изумлению, она поймала себя на том, что бросает на него взгляд в поисках одобрения после каждого отснятого кадра. Они вели съемки уже почти три недели, и внезапно она начала расцветать перед камерой, когда за ней стоял Алекс. Росс просто стонал от восторга, просматривая материал. Хотя сначала предполагалось, что основное место будет отводиться Робину, теперь Кейси оттеснила его на второй план, к явному восторгу Алекса. Из сообщений, приходящих из Лондона и Детройта после просмотра директорами компании отснятого материала, он знал, как там довольны своим открытием. Кейси действительно станет после этого звездой, Алекс инстинктивно это чувствовал.

Он поразил ее тем, что нанял самолет, чтобы переправиться во Флагстафф, ближайший к Каньону город, где они смогли снять номер в гостинице без предварительного бронирования. Месяц назад она ненавидела Алекса, удивлялась Кейси, пока они совершали короткий перелет между Лас-Вегасом и Флагстаффом, а сейчас наслаждается тем, что летит наедине с ним в роскошном реактивном самолете. Остальная группа отправилась на автомобилях и по дороге вела съемки вместе с Робином, пытаясь доснять некоторые загубленные кадры, но Алекс не видел причин совершать долгие и жаркие перегоны на автомобиле, если в этом не было необходимости.

– Это даст нам время совершить задуманное тобой большое путешествие, – возразил он Кейси, когда она запротестовала против частного самолета. – Кроме того, мне хотелось бы немного побыть с тобой наедине!

– Опять ищешь приключений на высоте в одну милю? – подняла брови Кейси.

– Недостаточно высоко, и недостаточно времени! – быстро ответил Алекс. – Для меня, во всяком случае!

Кейси вспыхнула, когда до нее дошел смысл его слов, и отвернулась к окну, чтобы избежать его взгляда. Алекс нагнулся и повернул к себе ее вращающееся кресло.

– У меня для тебя кое-что есть, Кейси. Закрой глаза.

Обрадованная, что можно не смотреть на него, она повиновалась, и ее пальцы нащупали маленький сверток.

– Просто ухаживаю, – тихо сказал Алекс. – Не беспокойся.

Кейси, как в тумане, развязала массу хорошеньких ленточек и с изумлением уставилась на изящный кулон в виде цветочка из бриллиантов и сапфиров, покоящийся в глянцевой коробочке.

– Алекс… я не могу! – ахнула она. – Это слишком дорогая вещь!

– Чепуха! – Алекс вынул кулон из ее внезапно ослабевших пальцев. – Нагни голову.

Кейси послушно наклонила голову, и он застегнул сзади застежку на цепочке и, пока она не успела поднять голову, поцеловал ее.

– Алекс! Очень красиво, и мне нравится. – Она снова попыталась возразить. – Но тебе вовсе не нужно покупать мне… Я не продаюсь!

– А я и не пытаюсь купить тебя, просто мне хочется тебя порадовать. – Он пожал плечами. – Это то же самое, что плюшевый мишка, которого я подарил тебе как-то вечером, и он тебе понравился.

– Плюшевый мишка в казино – это одно, а дорогие кулоны – совсем другое, – возразила Кейси.

– Милая девочка, жди теперь целого ливня из плюшевых мишек, если ты их предпочитаешь! Мне нравится покупать тебе разные безделушки просто потому, что ты этого не ожидаешь!

– Алекс! Ты просто невозможен! – Кейси попыталась принять суровый вид. – Больше никаких подарков, обещаешь? Ни цветов, ни мишек – ничего!

Алекс только рассмеялся и посадил ее к себе на колени. Любая другая девушка, в том числе и Миранда, дала бы откусить себе руку за драгоценный кулон, который он только что надел на шею Кейси.

– Моя прекрасная Золушка! Под твоей соблазнительной внешностью и в самом деле скрывается маленькая пуританка! Но я лично ничего не собираюсь обещать, – ответил он. – Просто носи его ради меня, хорошо? Ты всегда можешь сказать, что это имитация, если это тебя тревожит!

– Возможно, так я и скажу. Мне будет слишком неловко говорить что-то другое! Моя тетя Мэри была бы шокирована. – Кейси обняла его за шею. – Но все равно, спасибо, Алекс.

Проведя неделю в обществе Алекса, Кейси чувствовала себя с ним гораздо свободнее и почти доверяла ему, как ей казалось. Несомненно, в большинстве случаев Алекс выполнял ее пожелания. Когда он прикасался к ней, она загоралась, находя радость в самом легком соприкосновении, но он благоразумно никогда не переступал установленные ею границы, и Кейси начинала сомневаться, не слишком ли по-джентльменски он себя ведет?

Как мудро заметил Росс, за суровой деловой внешностью Алекса скрывалось очень многое, и теперь она открывала для себя за этим фасадом предусмотрительного и одновременно чувственного мужчину. Он с удовольствием вознамерился ее баловать; его отношение к ней становилось совершенно очевидным, когда он отвечал на ее поцелуи, и Кейси в конце концов забывала обо всем, отдаваясь в его объятиях головокружительным ощущениям.

* * *

Даже самые большие патриоты из жителей Флагстаффа никогда не называли его красивым городом, но после шума и блеска Лас-Вегаса Кейси испытала даже облегчение.

– Это гораздо больше похоже на настоящую Америку, – сказала она Алексу, когда они добрались до отеля.

– В том числе и грузовики на дороге, – скорчил гримасу Алекс в сторону оживленной дороги напротив отеля, по которой как раз проносилась целая кавалькада грохочущих грузовиков. – Думаю, с отелем мы промахнулись.

– В том числе и грузовики, – кивнула Кейси, мечтательно глядя на знакомые имена, написанные краской на грузовиках. Казалось, все поп-песни парадом проносятся перед ней. – Почему американские названия городов звучат в песнях лучше, чем британские? – задумчиво произнесла она.

– О, я не знаю. – Алекс на секунду задумался. – А как насчет песен о Лондоне или Тайне?

– Никогда не слышала песен ни о Лондоне, ни об этой реке.

Алекс вздохнул.

– Ты иногда заставляешь меня чувствовать себя очень старым! Пойдем поплаваем, после того как разместимся в отеле? Мне это было бы очень кстати.

Такое ощущение, словно они тайком удрали в отпуск, почти совершили преступление, решила позднее Кейси, когда они лежали у бассейна и пили пиво. Она признавала, что устала, но, с другой стороны, когда утомительные съемки близились к завершению, это было неизбежно. Из-за той злополучной аварии они лишились выходных дней и все выбились из сил, даже Алекс.

– Обычно я пива не пью, – призналась Кейси. – Но это пиво вкусное.

– Ты вообще, кажется, не много пьешь, – заметил он, вытягивая вперед свои длинные ноги и наслаждаясь непривычной роскошью – абсолютно ничего не делать.

– Стоит немного поработать в баре – и можно на всю жизнь стать трезвенницей, – сухо ответила Кейси. – Мне нравится иногда выпить бокал хорошего старого вина, особенно такого, какое покупаешь ты, но могу прожить и без него. Мне приходилось воздерживаться. В последнее время вино для меня не являлось предметом первой необходимости.

– Так туго, да?

– Иногда бывало очень туго. Зачастую от чаевых за поданный напиток зависело, смогу ли я заплатить за квартиру или нет! Тебе это может показаться странным, Алекс, но так случается в нашем огромном мире!

– Больше так не будет, Золушка! Я тебе обещаю, реклама «киеры» об этом позаботится. – «Или я сам», – про себя прибавил Алекс.

– Лен Стаффорд тоже много для меня делает, – улыбнулась Кейси. – Я получила ту роль на Би-би-си, я тебе еще не говорила? – Сама мысль о финансовой стабильности после прошлогодних лишений приводила ее в чудесное настроение. – Я только молю Бога, чтобы ты оказался прав и все шло гладко.

– Я всегда прав! Ты еще не заметила?

– Всегда слишком самоуверен, хочешь ты сказать! – Кейси потянулась за своим бокалом и почувствовала, что ее руку перехватили.

Едва касаясь кончиками пальцев, он двинулся вверх по ее руке, отчего ее рука покрылась гусиной кожей, несмотря на жару. Ей не верилось, что это простое прикосновение может так на нее подействовать! Но потом, взглянув на Алекса, на котором были только крохотные плавки, она поняла, почему это происходит.

Кейси впервые видела его раздетым. Он никогда не ходил вместе с ними в бассейны при различных отелях, где они останавливались, а на съемочной площадке был единственным, кто всегда носил брюки и сорочку, хоть и из легкой ткани, несмотря на жару. У нее даже появились сомнения… Но сейчас она видела его загорелое и крепкое мускулистое тело. Черные плавки тесно облегали стройные бедра, а на груди виднелась поросль черных волос, переходящих в сужающуюся полоску и загадочно прячущихся в плавках, а потом вновь появляющихся на его длинных ногах. Трудно было удержаться и не разглядывать его, и Кейси поймала себя на внезапном желании выдернуть у него свою руку и погладить мягкие волосы на его груди.

Но она все же нашла в себе силы отнять руку и встала.

– Мне надо переодеться и вымыть голову, – неуверенно проговорила она.

– Перестань выдумывать оправдания, – лениво улыбнулся Алекс. – Поедим в отеле, ладно? – прибавил он. – Это избавит нас от необходимости искать хороший ресторан в незнакомом городе. В баре в восемь?

– А ты за мной зайдешь? – Кейси осторожно отодвинулась от него на безопасное расстояние.

– Да, мне кажется, в баре будет безопаснее! Больше вероятности поесть, а спать надо лечь пораньше: я собираюсь тронуться в путь в четыре тридцать утра.

– Ты, наверное, шутишь! Это еще раньше, чем на съемки!

– Если мы хотим добраться вниз в самое прохладное время дня, это необходимо, – ответил он. – А отсюда до Каньона добираться по крайней мере два часа.

Несмотря на эту угрозу, Кейси трудно было уснуть, когда она легла в постель. Она оказалась наедине с Алексом в сотнях миль от остальной группы, и хотя они жили в разных комнатах, она чувствовала себя очень уязвимой. Кейси сидела на кровати, обхватив руками колени, а прощальные поцелуи Алекса все еще горели на ее губах. Она думала о своей судьбе. Ей в конце концов пришлось признать, что она действительно влюблена, и к тому же в самого неподходящего человека, какого только могла найти! Как бы она ни пыталась это отрицать, но, она понимала, это было правдой, и самые худшие опасения подсказывали ей, что он способен разбить ей сердце, как когда-то Колин.

Дрожащими пальцами Кейси погладила кулон на шее и расплакалась. На этот раз то были слезы печали, а не гнева, как несколько дней назад. Ей каким-то образом надо пережить следующий день – и ночь – наедине с Алексом, пока они благополучно не присоединятся к остальным членам съемочной группы. А потом останется всего несколько дней до возвращения в Лондон. Там Алекс снова попадет в круговерть деловой жизни и в цепкие объятия прекрасной Миранды и Кейси будет в безопасности.

Так почему же – если ей только этого и надо – мысль об этом вызывала у нее желание еще горше расплакаться?

Когда Алекс встретился с ней внизу на следующее утро, она была бледной, с кругами под глазами, и он озабоченно окинул ее взглядом с головы до ног.

– Кейси, тебе нет никакой необходимости это делать, ты же знаешь, – настойчиво убеждал он.

– Нет, есть! – В ее зеленых глазах снова горел вызов. – Я всегда не в лучшей форме рано утром, вот и все! – И уж конечно, не после ночи, проведенной в тревоге по поводу их взаимоотношений, печально подумала она.

Алекс в задумчивости забросил их сумки во взятую напрокат машину, которую доставили накануне вечером. Как обычно, он все хорошо организовал при помощи служащих своего лос-анджелесского офиса, хотя они и решили, что их босс сошел с ума. Его секретарша даже ухитрилась заказать на этот вечер номера неподалеку от Каньона, так что по крайней мере они были избавлены от необходимости совершать долгий переезд обратно во Флагстафф. Он настоял, чтобы Кейси густо намазала открытые участки кожи защитным кремом, пока они ехали в машине, и это показалось ей тем более странным, что свет едва забрезжил и было не так уж тепло. Собственно говоря, даже весьма холодно, когда они часам к шести утра добрались до национального парка «Большой Каньон». Движения на дорогах почти не наблюдалось, и Алекс несколько превысил скорость, так что они доехали очень быстро.

– Посмотри, – сказал он вдруг, сворачивая к обочине через несколько минут после того, как они въехали в национальный парк. – Вон там Каньон.

Кейси просто не могла поверить в это. Она выскочила из автомобиля и остановилась, завороженная потрясающим зрелищем нагромождения скал, раскинувшегося перед ней. Рыжие и синие, золотистые и серебристые слои тысячелетий тянулись вокруг них, а призрачные вихри голубоватого утреннего тумана все еще текли по бесконечным извивающимся долинам.

– Длина двести семнадцать миль, – сообщил Алекс, пока они наблюдали, как на их глазах меняются цвета. Кейси задрожала от прохладного воздуха, и он тотчас же обнял ее, чтобы согреть.

– Папе понравилось бы это зрелище, – грустно произнесла она.

– Другого такого места не существует, – согласился Алекс. – Ты все еще хочешь спуститься туда?

– Еще бы! Более чем когда-либо! – Кейси вырвалась из его рук и повернула назад к машине. – Пошли собираться!

– Стоит попытаться, – вздохнул Алекс. – Наверное, я сошел с ума!

– Не говори глупости, Алекс, – улыбнулась ему Кейси. – После той аварии что еще может случиться?

– Даже не думай об этом!

Он нашел стоянку автомобилей поближе к началу тропы «Светлого Ангела» и вручил ей один из рюкзаков, которые взял в отеле Флагстаффа.

– Ты и правда все предусматриваешь, – поразилась она, изучая хорошо упакованное содержимое рюкзака: минеральная вода, перевязочный материал, еда, даже кепка-бейсболка!

– Я прислушиваюсь к советам, – сухо ответил Алекс. – Кому-то из нас двоих надо к ним прислушиваться! Ну, в путь.

Даже в такой ранний час несколько человек уже шагали по тропинкам, когда они поднимались к верхнему участку тропы. Она была шириной четыре-пять футов и начиналась стоящим сбоку домиком из цельных бревен, примостившимся, казалось, у самого обрыва. Потом извивалась, пробираясь сквозь сосны и подлесок, уходила вдаль тонкой линией и исчезала далеко внизу.

– Боже мой! Никакого ограждения! – ахнула Кейси. – Ничего, что могло бы тебя удержать!

– Пришлось бы строить чертовски много ограждений, – заметил Алекс. – Держись поближе к скале, ты скоро привыкнешь. – Он протянул ей руку, и она держалась за нее несколько минут. Собственно говоря, это мало было похоже на спуск вниз, так как тропа была очень извилистой и спускалась очень полого, и внимание Кейси быстро привлекло поразительное количество диких животных вокруг них.

Кейси взвизгнула от восторга, когда на тропу перед ними выпрыгнул горный козел и исчез в кустарнике. Они оба с огромным любопытством рассматривали диких птиц, снующих вокруг, но ни одну не смогли узнать. Цвета вокруг них все время менялись, по мере того как утреннее солнце начинало освещать скалистые пики на вершинах окрестных гор. Речушки и маленькие ручейки, стремительно несущиеся вниз, наполняли воздух удивительным шумом – приходилось кричать, чтобы расслышать друг друга сквозь этот грохот.

Теперь Кейси чувствовала себя уверенно, иногда вырывалась вперед, иногда позволяла Алексу идти первым, время от времени с удовольствием ощущала прикосновение его руки, когда он помогал ей перебраться через неровное место. Несмотря на то что он с неодобрением отнесся к ее коротким шортам и мини-топу, он также надел шорты и довольно поношенные кроссовки. Алекс Хэвиленд не был бизнесменом, прикованным к письменному столу, как вскоре обнаружила Кейси, пока они спускались по извилистой тропе. Он был тренированным просто на удивление, а Кейси вышагивала многие мили почти каждую неделю. Сейчас они оба шли легко, обмениваясь впечатлениями от увиденного, о жизни вообще, и во время беседы невольно гораздо лучше узнавали друг друга.

Алекс настоял, чтобы они задержались на стоянке для отдыха в «Индейских Садах», и хотя сама Кейси никогда бы этого не предложила, она была рада возможности плюхнуться на траву с банкой кока-колы. Уже потеплело, и Алекс изучающе оглядывал тянущуюся вдаль тропу.

– Хочешь идти дальше? – спросил он, надеясь, что Кейси передумает.

– Конечно! – Что бы ни случилось, Кейси была полна решимости заставить его пройти все расстояние, хотя ее саму тоже начала несколько смущать мысль об обратном подъеме.

– Тогда мне, возможно, понадобится некое поощрение, – пошутил он, протягивая к ней руки.

– Лжец! – улыбнулась Кейси, отбрасывая за спину толстую косу и игнорируя его жест. – Беру назад все, что говорила о тебе, Александр. Ты в гораздо лучшей физической форме, чем я считала; очевидно, ты много тренируешься!

– Всегда тренировался. – Он ответил на улыбку Кейси, которая сидела, прижав колени к груди и обхватив их руками. – В школе занимался легкой атлетикой летом и регби зимой, теперь прогуливаю собаку и играю в сквош дважды в неделю.

– Удивительно, как ты находишь время.

– Я всегда нахожу время для того, что мне хочется делать, – тихо ответил он. – Разве ты не заметила?

– Ты определенно очень целеустремленный человек. – Кейси вертела в пальцах кулон, все еще висящий у нее на шее, – она побоялась оставить его на целый день в пустой машине.

– Некоторые говорят обо мне «безжалостный», – пожал плечами Алекс. – Но я предпочитаю «целеустремленный». Именно благодаря этому мы построили свою компанию. Пол такой же, хотя он предпочитает более мирные методы. На переднем крае работаю я; я тот, кто выходит в мир, чтобы привлечь заказчиков, а он управляет. Мы вместе с ним – хорошая команда.

– Вы добились успеха, – согласилась она.

– Мне пришлось многое доказывать. – Алекс взял ее косу в руку и стал машинально играть пушистым кончиком, схваченным красной лентой. – Мы поставили на карту целое состояние, частично заняли деньги у папы. Так что пришлось добиваться успеха.

– И вы его добились!

– Слава Богу! Я бы никогда не простил себе, если бы не добились. – Он содрогнулся от одной подобной мысли, вспомнив, как близко они подошли к пропасти вначале, до того, как клиенты начали стекаться к ним. Венди горько жаловалась на внезапные финансовые ограничения, и жизнь в доме была кошмаром в течение нескольких лет, пока она наконец не нашла свое счастье в другом месте. С тех пор он ощущал в себе какой-то холод и часто его обвиняли в черствости и равнодушии, но сейчас он чувствовал лишь тепло и чистую нежность, перебирая пальцами мягкие пряди живых волос. – Кейси? – тихо произнес он.

Их взгляды встретились, вспыхнули вызовом, и долгие мгновения он смотрел ей в глаза, а потом нагнулся вперед и прикоснулся губами к ее губам. Потом рассмеялся и отстранился. Слова, которые он хотел произнести, замерли на его губах. Сейчас не время, позже, сказал он себе.

– Надевай шапочку, – произнес он вслух. – Уже становится жарко.

– Ты тоже. – Кейси натянула бейсболку и еще раз быстро намазала кремом от загара шею. – Теперь ты доволен?

Алекс достал из своего рюкзака довольно потрепанную парусиновую шляпу, и Кейси улыбнулась. Без обычных дорогих костюмов, в старых джинсовых шортах и майке, обтягивающих его мускулистое тело, Алекс казался еще крупнее и излучал невероятную сексуальную притягательность. Когда они снова зашагали по тропе, его ладонь на ее руке вызвала теперь уже знакомые мурашки на ее коже, особенно когда он гладил большим пальцем чувствительное место на сгибе локтя. Он нарочно дразнил ее, вызывал в памяти каждую их встречу, и Кейси скрипела зубами, полная решимости не позволить ему одолеть себя. Она упорно старалась сосредоточиться на потрясающем, все время меняющемся пейзаже вокруг них, нетерпеливо вытягивая шею, чтобы увидеть первый проблеск бегущей внизу реки.

Они уже стояли над рекой, а она кружилась водоворотами мутной коричневой воды среди валунов вдоль Каньона, и у Кейси невольно вырвался крик ужаса при виде хлипкого моста, по которому им предстояло перейти на другой берег, хотя до моста оставалось еще больше мили.

– Он выглядит ужасно шатким! – нервно заметила она.

– Не может быть, – рассудительно ответил Алекс. – В конце концов, мулы ходят по нему каждый день.

– Наверное. – Кейси все еще сомневалась. – Полагаю, ты прав.

Мост висел высоко над рекой, но, конечно, Алекс был прав: он был вполне надежным, и, ступив на него, она забыла о своих страхах. С середины моста был гораздо лучше виден Каньон, и оба с благоговением смотрели вверх на разноцветные слои скал, громоздящихся над ними.

– Видишь тропу? – показал Алекс рукой. – Подниматься обратно далеко!

– Справимся, – рассмеялась Кейси. – У нас нет выбора, не так ли?

– Боюсь, что нет!

На последней миле они присоединились к другой молодой паре, идущей пешком на ранчо «Фантом», весело обменялись фотокамерами, чтобы сделать снимки на память о своем достижении. Кейси удивилась, что Алекс подумал даже о том, чтобы захватить с собой фотоаппарат, и нервно рассмеялась, когда американка велела ей прижаться к своему дружку. Вот удивится Миранда такому сюрпризу, подумала она, лукаво усмехаясь!


– Никогда не встречал женщину, которая выглядит такой худой и ест так много! – поражался Алекс, когда они наконец покончили с поистине чудовищным поздним завтраком и Кейси решила съесть еще одну, последнюю, пышку с голубикой.

– Это была долгая прогулка, и мы встали рано. Я умирала с голоду, – защищалась она, понимая, что он над ней смеется.

– Не волнуйся, – подбодрил он ее. – Я с удовольствием разожгу твой аппетит, даже если не могу пока его удовлетворить!

Кейси покраснела из-за тона, каким было произнесено слово «пока».

– Давай сходим и посмотрим на реку, – поспешно предложила она. – Я хочу найти гальку для папы.

– Гальку? Для папы? – Алекс был озадачен.

– Для его могилы, – серьезно ответила Кейси. – Я знаю, камни здесь собирать не разрешают, но мне хочется сделать это для него.

– Полагаю, причина у тебя веская! О’кей, пошли за галькой.

Им пришлось пройти довольно большое расстояние от зеленой полосы леса вокруг ранчо «Фантом» до того места, где река текла по основному Каньону. Стояла невероятная жара, и они оба сильно взмокли, пока добрались до реки, и с восторгом воспользовались этим предлогом, чтобы окунуть в воду руки и ступни. Кейси довольно долго выбирала идеальный камешек, наклонялась и проводила пальцами по воде между камнями, переворачивала гальку и отбрасывала в сторону. Она искала очень тщательно, и Алекс, увлеченный, опустился рядом с ней на колени, предлагая на ее одобрение различные камешки.

– Это для тебя очень важно, да? – спросил он, когда Кейси присела на корточки, чтобы повнимательнее рассмотреть находки.

– Да. Он так мечтал приехать сюда! Ох, посмотри, Алекс, вот этот! – Она нагнулась и потянулась за каким-то особенно приглянувшимся ей камешком, потеряла равновесие и с криком свалилась в воду.

– Растяпа! Но по крайней мере сейчас я не виноват! – Алекс извлек ее из воды, все еще прижимающую к себе драгоценный камешек. – Почему именно этот? – раздраженно спросил он. – Из всех валяющихся здесь камней?

– Он именно такой, как надо, – невозмутимо ответила Кейси, полезла в рюкзак и достала запасную футболку, чтобы вытереть лицо и волосы. Ее жилетка-топик промокла, прилипнув к груди, и она насмешливо проследила за его взглядом. – Она скоро высохнет, – улыбнулась Кейси.

– Надень вот эту, – предложил он.

– Вместо мокрой? – подняла она брови.

– Я имел в виду – сверху, так для меня гораздо безопаснее.

– Слишком жарко. Смотрите в другую сторону, Алекс Хэвиленд! Вам полезно помучиться!

И он действительно мучился на протяжении первой мили обратного пути вдоль реки и по мосту. Она безжалостно дразнила его, шагая впереди на расстоянии нескольких шагов. Вместе с костюмом Алекс сбросил с себя облик умудренного опытом, жесткого босса. Он был таким же беззаботным и свободным, как и она, и весело отвечал на ее поддразнивания в том же духе. Кейси на время забыла о том, что они взбираются в гору и что ноги у нее начинают сильно болеть.

К тому времени температура поднялась выше тридцати градусов и ее топик намок уже от пота, который неприятной струйкой тек между грудей и делал мокрой спину. Она жестоко завидовала Алексу, когда тот в конце концов снял с себя футболку. Кейси сердито бросила ему тюбик со средством против солнечных ожогов.

– Следуйте собственным советам, мистер Хэвиленд, – проворчала она.

Они воспользовались этим предлогом, чтобы несколько минут отдохнуть, пока Алекс втирал крем в плечи и грудь.

– Тебе придется натереть мне спину, я не достаю, – попросил он, словно извиняясь. – Но боюсь, что я немного липкий.

– Я тоже. – Кейси еще никогда в жизни не ощущала себя столь малопривлекательной, как в тот миг: одежда и волосы измазаны в грязи, лицо блестит от пота. Но казалось, Алекс ничего не замечает, он был точно таким же грязным и липким, как и она. Мышцы на его спине вздулись и напряглись под ее пальцами, когда она стала мазать его кремом и с некоторым удивлением увидела, как он сжал кулаки под ее скользящими прикосновениями.

– Кейси! – Он обернулся к ней, когда она тщательно завинчивала пробку, и тут заметил вереницу мулов, спускающихся по тропе в их сторону. Он отвел ее к скалистой стене, освобождая дорогу, его рука легонько обнимала ее за плечи, пока проезжала цепочка верховых. Некоторые весело обменивались шутками с Кейси и Алексом, другие выглядели просто испуганными, особенно когда уверенно шагающие мулы на ходу пытались дотянуться подальше и достать пучок травы повкуснее.

– Мне кажется, я предпочитаю пешую прогулку такому способу путешествовать, – содрогнулась Кейси, когда последний мул скрылся за поворотом тропы. – Они так высоко сидят на этих животных, я даже не думала, что мулы такие большие!

Алекс рассмеялся:

– О, мне кажется, им ничто не грозит, эти мулы ходят взад-вперед по тропе каждый день, не забудь. – Он предложил ей попить из своей бутылки, чтобы сэкономить ее запас, потом сам сделал большой глоток. – Там еще много осталось, – заверил он ее, поскольку они заново наполнили бутылки водой из крана по дороге. – Протяни руки, – предложил он и налил немного воды в ее подставленные ладони, которую Кейси с благодарностью плеснула себе в лицо. – Лучше?

– Угу. – Кейси рассеянно слизнула капельку, оставшуюся на верхней губе, и его затрясло от этого невинного жеста.

– Кейси! – Он крепко прижал ее к себе и провел большим пальцем по ее ярким губам. – Кейси… сегодня вечером… берем один номер или два?

Кейси встретилась с взглядом его черных глаз и прочла в них страстное желание.

– Я… э-э… думаю… один, Алекс. Господи, помоги мне! – Они много дней созревали для этого шага, и она наконец смирилась с неизбежным. Подняв к Алексу лицо, Кейси поцеловала его.

Алекс нежно отвел с ее лба влажную прядку волос.

– Ты хоть имеешь представление, как сильно я тебя хочу? – охрипшим голосом спросил он.

– Даже в таком виде?

– Возможно, еще больше! – Он провел ладонями вниз, от талии к бедрам. – И собираюсь заманить тебя в свою постель, обещаю! – Он почувствовал, как она задрожала в его объятиях, и крепко поцеловал. – Тем не менее нам еще предстоит пройти несколько миль, а я предпочел бы принять ванну и побриться, перед тем как прикоснуться к тебе. Поэтому мне просто придется проявить немного терпения.

Глава 11

Подъем был трудным. У Кейси разболелись лодыжки и колени, а через час она с ужасом почувствовала судорогу в левой ноге. Вскрикнув, она повалилась на траву, сжав ногу руками. На этот раз Кейси без споров подчинилась Алексу, когда он решительно, не слушая ее болезненных восклицаний «не трогай!», встал перед ней на колени, схватил крепкими руками лодыжку и стал энергично массировать сведенную судорогой ногу, не обращая внимания на вопли Кейси.

Когда наконец боль утихла настолько, что Кейси смогла стоять, она со стыдом почувствовала, что по ее грязному лицу текут слезы, еще больше пачкая его.

– Судорога очень болезненна, я знаю, – посочувствовал ей Алекс. – У меня они иногда бывают во время игры в сквош. Извини, что сделал тебе больно, но это единственный способ справиться с судорогой.

– Знаю, – кивнула Кейси. – Просто мне было очень больно.

– Обопрись на меня, – предложил Алекс. – Не строй из себя героиню, Кейси, я хочу тебе помочь.

Ей очень не хотелось выказывать слабость, но у нее не было выбора, нога все еще сильно болела. Она сумела одолеть последнюю милю с помощью Алекса, крепко обхватившего ее рукой за талию, и громко с облегчением вздохнула, когда они в конце концов добрались до верхней точки тропы, до террасы, полной туристов.

– Мы справились! – Алекс улыбнулся ей. – У меня были сомнения, но… ты молодец, дорогая!

– Только благодаря тебе, Алекс, – призналась Кейси.

– Ты же не виновата, что у тебя свело ногу, ангел мой! А теперь – принять ванну и хорошенько выпить, – решительно заявил он. – Тогда мы сможем полюбоваться закатом. Это живописное зрелище.

– Сомневаюсь, что не усну раньше! – усмехнулась Кейси.

– Вечно мне не везет! – вздохнул он. – Пошли, осталось еще несколько ярдов до автомобиля.

В машине смущенная Кейси лихорадочно причесалась и постаралась привести в порядок свое лицо, до того как они нашли отель, забронированный для них офисом Алекса. Она предоставила ему одному вести переговоры у стойки администратора, так как сама способна была лишь плестись вслед за портье, несущим их багаж.

Естественно, Алекс получил один из лучших номеров в переполненном отеле. С широкого балкона открывался потрясающий вид на Каньон, залитый вечерним солнцем. На мгновение они оба застыли в оцепенении, пока Алекс не пришел в себя настолько, чтобы дать служителю на чай. Когда дверь за ним закрылась, они посмотрели друг другу в глаза. Оба теперь чувствовали себя очень неловко, разделенные громадной постелью. Алекс смущенно отвернулся и открыл двери на балкон.

– Ты иди в ванную, Кейси, – тихо предложил он. – А я тем временем закажу что-нибудь выпить, потому что мне, например, не помешал бы большой бокал шотландского виски.

– Спасибо, – отозвалась Кейси, благодарная ему за то, что он сгладил неловкость. – А мне действительно не помешало бы принять ванну.

– Не торопись, – ответил он, протягивая руку к телефону. – Только не усни в ней. Или хочешь, я принесу тебе выпить, чтобы ты не уснула?

– Нет, – ответила Кейси резче, чем хотела, и тут же спохватилась: – Нет… я не хотела… Алекс, я не буду мыться слишком долго.

Однако ее руки все же дрожали, когда она закрыла за собой дверь и начала наполнять ванну. В конце концов, она на это согласилась: на общий номер и в результате – на общую постель с Алексом Хэвилендом. Согласилась в ответ на его настойчивую просьбу, потому что, несмотря на все опасения, она хотела его так же сильно, как и он ее. Тело Кейси слишком явно говорило ей об этом, когда она скользнула в теплую воду и с облегчением нащупала кнопку, включающую джакузи. За последние несколько недель Кейси привыкла пользоваться такими ванными. Это принесло огромное облегчение ее ноющим ногам и спине, и наконец она собрала достаточно сил, чтобы вымыть голову. Потом мужественно завернулась в большое банное полотенце и не спеша вернулась в спальню, с распущенными по спине мокрыми волосами, делая вид, что ей на все наплевать.

Не стоило беспокоиться. Алекс удобно растянулся в кресле со стаканом виски в руке и не подавал никаких признаков желания заявить на нее свои права! Вероятно, он устал не меньше, чем она, подумала с облегчением Кейси.

– Ванная свободна, – сообщила она ему, опускаясь в кресло перед длинным туалетным столиком и небрежно беря фен.

– Я почти уснул, – грустно признался Алекс, поднимаясь и потягиваясь. – Там для тебя есть шампанское. Поскольку ты не пустила меня к себе, я его держал на холоде. – Он поставил на туалетный столик стакан с виски, но не сделал попытки прикоснуться к ней и ушел.

Кейси изо всех сил старалась побыстрее высушить густые волосы, но потом сдалась и распустила их, чтобы они сохли сами. Она отчаянно устала. «Посплю несколько минут, – решила она, – только пока Алекс принимает ванну». Она на мгновение склонила голову к плечу, прислушиваясь к успокаивающим звукам льющейся в ванной воды. И только потом подошла к широкой кровати, отбросила яркое индейское покрывало и плюхнулась на накрахмаленные простыни. Через несколько секунд Кейси уже спала.

Когда она внезапно проснулась, то увидела, что комната залита золотисто-красным светом совершенно невероятного заката. Кейси села как завороженная и смотрела на это фантастическое зрелище, открывающееся взору прямо с кровати, специально поставленной с таким расчетом, чтобы видеть Каньон. Он был полон всеми оттенками красного с примесью бронзового, и на ее глазах каждую секунду картина менялась. Алекс открыл балконную дверь сразу же, как они вошли в комнату, так что она могла свободно наслаждаться зрелищем, о котором всегда мечтал ее отец.

– Мне это удалось, папа, – тихо прошептала она. – Удалось! Благодаря Алексу… Алекс! Где?..

И тут она заметила, что Алекс крепко спал на другой половине кровати; на нем была лишь короткая набедренная повязка из полотенца. По-видимому, он глубоко погрузился в сон, дышал медленно и ровно, лежа на боку лицом к ней и положив голову на согнутый локоть. Несколько блаженных минут Кейси наслаждалась редкой возможностью просто смотреть на него. За последние сутки она нагляделась на его мужественное, мощное тело, теперь внимательно рассматривала его гладкую загорелую кожу, оттененную пушком волос на груди. Синеватая тень щетины на подбородке исчезла – он, безусловно, сдержал свое обещание и побрился, подумала Кейси с насмешливой улыбкой.

Проявляя большую смелость, она приподнялась на локте и нежно погладила темные волосы на его груди, как ей хотелось сделать еще позавчера. Они были мягкими и приятными; со все растущим удовольствием она продолжила свои исследования, легонько проводя кончиками пальцев по плоским мужским соскам, и была поражена, когда они стали твердыми от ее прикосновения.

Кейси испуганно отдернула руку и, к своему ужасу, услышала его смех. Низкий, хрипловатый смех, а его руки потянулись к ней. Черные глаза были открыты и совсем не были сонными, когда встретились с ее испуганным взглядом.

– Не останавливайся, – тихо произнес он. – Начинается самое интересное! – Его пальцы решительно сжали ее запястья и притянули руки обратно к груди, когда она в смущении попыталась вырваться. – Расслабься, Кейси, не сопротивляйся. Расслабься ради меня, – мягко уговаривал Алекс. – Я так давно хочу тебя, любимая. – Он по очереди поцеловал ее стиснутые пальцы, и они разжались под его нежными губами, а потом он почувствовал, что напряжение уходит из ее тела. Только тогда Алекс притянул Кейси к себе и прижал ее губы к своим губам.

Его рот был мягким и нежным, и Алекс прокладывал свой путь, осторожно разжимая ее губы своими губами, пока с нетерпеливым стоном не проник языком в бархатистую глубину ее рта; в это мгновение ее губы разжались, и Кейси тихонько вскрикнула. Через минуту руки Кейси крепко обнимали его за шею, и Алекс с наслаждением впитывал новое ощущение прижавшихся к его телу ее обнаженных грудей, так как окутывающее Кейси полотенце соскользнуло. Он быстро сдернул его совсем и тут же сбросил на пол свою короткую набедренную повязку. Кейси вздрогнула, почувствовав его горячее тело. Его кожа была словно шелк, спина безупречно гладкая, но под этим шелком обнаружились твердые, упруго перекатывающиеся мышцы, когда он лег на Кейси сверху и всем телом прижался к ней.

– Ты моя! – страстно прошептал Алекс, заставляя ее извиваться от удовольствия, несмотря на смутное чувство, что ей все же следовало оказать некоторое сопротивление. – Ох, черт! – Он вдруг испугался. – Мне следовало спросить тебя об этом раньше! Я должен тебя защитить!

– Алекс, все в порядке, не беспокойся! – Кейси чуть было не улыбнулась при виде его внезапной нерешительности и заботы о ней, хотя застенчивость не позволила ей открыто признаться, что она принимает противозачаточные таблетки.

Алекс вздохнул с огромным облегчением. Он не хотел, чтобы между ними были какие-либо преграды, – эгоистичное желание, он это понимал, но испытанное им облегчение было громадным.

– Я хочу, чтобы тебе было очень хорошо, – прибавил он низким от волнения голосом. – Не бойся меня, дорогая.

– Я не боюсь, – солгала Кейси, стараясь говорить легкомысленным тоном, – в конце концов, она уже не девственница! – Почему я должна бояться тебя, Алекс?

– Нет никаких причин – сейчас нет. Пожалуй, следует бояться мне!

Кейси улыбнулась, но тело ее трепетало от напряжения, когда медленно и неторопливо он начал целовать ее шею, спускаясь все ниже, пока не нашел соблазнительно полные груди. Она не смогла сдержать тихий крик удовольствия, когда он втянул в рот сначала один, а потом другой сосок и его язык обвел отвердевший кончик; тут Кейси мечтательно подумала, что никогда еще не испытывала такого чувственного восторга, какой сейчас вызвал Алекс в ее разгоряченном теле.

Уже овладев собой, он гладил, целовал, страстно, но с нежностью, которая удивила и восхитила ее, пока в конце концов она чуть не потеряла рассудок от вожделения и всякое желание сопротивляться просто испарилось. Ее бедра легко разжались под нажимом его настойчивых пальцев, и она тихо застонала. Вначале проникновение было нежным, а потом он нашел крохотную чувствительную точку, и Кейси не могла сдержать громкий крик чувственного наслаждения, пока его ловкие пальцы творили чудеса с ее влажной, податливой плотью.

– Алекс! Ох…

Он скользнул вниз по ее извивающемуся телу, его губы присоединились к пальцам, и Кейси в ответ резко приподняла бедра ему навстречу, потрясенная новым ощущением. Она была так близка к оргазму, что ей стоило больших усилий сдержаться. Ей казалось, что все произошло слишком быстро. Во время их занятий любовью с Колином она никогда не испытывала множественных оргазмов и не представляла себе, что это может с ней произойти. Алекс почувствовал, как ее мышцы внутри конвульсивно сжимаются от его прикосновений, и понял, что она пытается сделать.

– Нет… пусть это случится, Кейси, – настойчиво прошептал он. – Я хочу услышать твой крик – снова и снова, не сдерживайся! – Он возобновил свои усилия, и Кейси в конце концов не смогла сдержаться. Все ее тело содрогнулось, достигнув наивысшей точки наслаждения, и, несмотря на все ее усилия сдержаться, у нее во второй раз вырвался громкий крик.

В неистовстве она двигала бедрами, ощущая горячее и твердое орудие Алекса у своего бедра; ей хотелось, чтобы он оказался внутри ее, только внутри. С неожиданно вспыхнувшим отчаянием Кейси протянула руку вниз, и ее руки стали столь же быстрыми и умелыми, как и его. Алекс издал стон, капитулируя, когда ее ладонь сомкнулась и стала двигаться в медленном ритме вместе с твердой бархатистой плотью. Он яростно выругался, а потом уступил, отбросил ее руки, развел в стороны бедра и сильным толчком вошел в нее, наконец-то утолив жажду, вызванную прикосновением рук. На мгновение он замер, пытаясь справиться с собой хотя бы отчасти, опасаясь, что все кончится слишком быстро. Он знал, как близок к этому.

Кейси почувствовала его напряжение по лихорадочному биению сердца в груди, когда он рывком вскинул голову.

– Алекс… я хочу тебя! – шепнула она. – Люби меня… пожалуйста, люби меня, Алекс!

Алекс издал вздох облегчения и, взяв себя в руки, начал снова двигаться внутри ее мощными толчками. Медленно, потом все быстрее, он ничего не мог с этим поделать, так как Кейси обхватила его ногами и двигалась в том же ритме. Тут Алекс понял, что успел позабыть, как заниматься любовью с партнершей, которая тебе отвечает с тем же пылом. Кейси отдавала себя с щедрой горячностью, которую он уже знал в ней, как и ее крики во время нового, вызванного им оргазма. В завершение он рухнул на нее, задыхаясь, как и она, и в течение нескольких минут у обоих не было сил пошевелиться, пока не восстановилось дыхание. Наконец он нашел в себе силы перекатиться на бок и нежно улыбнулся женщине, лежащей в его объятиях.

– Я любил тебя так, как тебе хотелось, чтобы тебя любили? – спросил он.

Кейси улыбнулась в ответ.

– О да, Алекс! Во всех смыслах! Это просто фантастика!

– И для меня тоже! – удовлетворенно вздохнул он. – Я уже давно ни с кем не занимался любовью.

– Я тоже, – призналась Кейси. – Да я и не чувствовала необходимости в этом.

Он рассмеялся.

– И все же мы думали друг о друге самое худшее! Я был совершенно уверен, что ты спишь с Робином.

Кейси села, запустив пальцы в свои все еще влажные волосы, и поморщилась от боли, почувствовав, насколько они перепутались.

– Это несправедливо! Из-за моей внешности все думают, что у меня десятки мужчин! А у меня их нет!

– Тебя тогда обидели, – тихо заметил Алекс. – Я очень хорошо знаю, каково это. Оставь футболку, у меня тут есть вязаный свитер! – Он нежно прикоснулся ртом к ее губам. – Я не сделаю тебе больно, Кейси. Это я тебе обещаю.

«Сделаешь, – грустно подумала Кейси. – Вернешься обратно к Миранде, к твоей идеальной партнерше, идеальной хозяйке, а я ни за что не стану одной из твоих женщин – никогда!» Тем не менее она улыбнулась, скрывая свои опасения, и занялась тем, что попыталась распутать волосы.

– Позволь я тебе помогу, – предложил он, принес с туалетного столика щетку, встал на колени позади нее и начал медленно и терпеливо расчесывать, пока рассыпавшиеся по спине волосы не стали гладкими и блестящими.

Это было простое, но поразительно эротичное действие – они оба все еще оставались обнаженными, и от одного прикосновения его рук к ее голым плечам, когда он придерживал прядку, у нее внутри все таяло.

– Вот что меня чуть не доконало в тот день в моем офисе! – признался Алекс, положив щетку и проводя обеими ладонями по всей длине ее шелковых волос. – До сих пор не понимаю, как мне удалось удержаться и не обнять тебя!

– Ты в тот день обошелся со мной ужасно, – возразила Кейси, но не успела продолжить, потому что Алекс потянул ее за волосы и уложил спиной к себе на бедра, головой на сгиб локтя.

– Только потому, что изо всех сил пытался не выглядеть круглым дураком! – грустно признался он. – Чего мне действительно хотелось – это сделать то, что я делаю сейчас. – Он снова нагнул голову к ее груди и впился в нее страстным поцелуем, уже не нежным – его желание все еще было слишком сильным, чтобы проявлять нежность. Кейси в ответ тут же выгнула дугой спину, поднимая груди к его жадному рту.

– Алекс! Ох, Алекс! – простонала она, еще сильнее прижимаясь к его губам.

Алекс не мог ничего поделать, его тело снова загорелось, почувствовав, как беспомощно льнет к нему Кейси. Она рассмеялась с неприкрытой радостью, обеими ладонями сжала его лицо и взяла инициативу в свои руки. Алекс рассмеялся в ответ.

– На этот раз ты – мой пленник! – сказала она ему, испытывая восторг от того, что он сдался, и начала двигаться с сокрушительной силой. Но всего через несколько секунд Алекс снова контролировал ситуацию: вырвавшись от нее, схватил ее за запястья, заставив двигаться так, как ему хотелось, и Кейси позабыла обо всем, кроме мужчины, дарящего ей чувственное наслаждение такой невероятной силы. Не сдерживая стон, она сдалась и инстинктивно откинулась назад всем телом, чтобы проникновение стало еще более глубоким. Ее волосы свесились до самого пола и закрыли его ноги, а достигнув очередного пика наслаждения, она зарыдала от изумления.

– Никогда не встречал никого, похожего на тебя, Кассандра! – задыхаясь, произнес Алекс, когда они уже лежали без сил, но восхитительно удовлетворенные. Кейси уютно устроилась в его объятиях и наслаждалась каждым мгновением его внимания, пока он нежно убирал с ее лица волосы. Они снова спутались, но теперь ей было все равно.

– Мне так хорошо, Алекс, – ответила она. – Я рада, что мы перестали ссориться.

– Мне почему-то кажется, что это не надолго! – Он по-мальчишески широко улыбнулся ей, непринужденный, почти игривый. – Тем не менее – а как насчет поесть? Потому что я, например, умираю с голоду! – Неохотно оторвавшись от нее, он протянул руку, нащупав меню заказов в номер. – Давай поужинаем тут, в постели. Это избавит нас от необходимости одеваться.

По совету Кейси Алекс заказал сандвичи со стейком и еще шампанского, а она убежала в ванную, ужаснувшись при мысли о том, что официант застанет их голыми. Одна смятая постель уже говорила о многом.

– Им все равно. Не будь таким ребенком, – упрекнул ее Алекс, входя в ванную комнату, когда Кейси доставала из сумки одежду. – Давай примем душ вместе.

И, отказываясь слушать возражения, он бросил джинсы и рубашку на пол, поднял ее на руки и понес в просторную душевую кабинку.

– Держи волосы, чтобы не мешали, – приказал он предусмотрительно, и она тут же его послушалась, к своему большому изумлению. Однако его совет имел свою причину. Это давало ему возможность без помех скользить намыленными руками по всему ее телу. Кейси пискнула от удовольствия, волосы выскользнули из ее рук и снова быстро намокли.

– Это какое-то безумие! – хихикнула она. – Не могу поверить, что позволяю тебе это делать!

Алекс наконец выключил душ и взял пару полотенец.

– Ты когда-нибудь раньше принимала душ вместе с любовником?

– Нет, Алекс, рада сообщить тебе, что не принимала. – Она старательно закуталась в полотенце и нашла еще одно для мокрых волос. Нужно будет сушить их во второй раз, подумала она, с грустью вспомнив о съемках и необходимости поддерживать волосы в хорошем состоянии.

– Расскажи мне, – предложил он.

– О прежних любовниках? Почти нечего рассказывать – один мужчина, только и всего. Ничего интересного, правда.

– Всего один? – Алекс изумленно посмотрел на нее.

– Один! После этого случая я сделала вывод относительно всех мужчин, Алекс. Научилась не доверять никому из них и до сих пор оказывалась права!

Энергично вытираясь полотенцем, Алекс выслушал ее резкое заявление с некоторым изумлением.

– Кейси, я докажу тебе, что это утверждение – сущая чепуха! – горячо произнес он.

– Сомневаюсь, мистер Хэвиленд. – Кейси наконец нашла свой голубой шелковый халатик и надела его, несмотря на насмешливый взгляд Алекса. – Я, например, не собираюсь встречать официанта в одном полотенце!

– Это может оказаться официантка, – пошутил Алекс, но, хотя он нарочно направился в ванную очень медленным шагом и абсолютно голым, тоже надел купальный халат, когда понял, что Кейси действительно приводит в ужас мысль о том, что их застанут почти голыми.

Они оделись как раз вовремя – в дверь постучал официант.

– Мне нравится видеть, как ты краснеешь, дорогая, – признался Алекс, после того как официант ушел. – У тебя такой невинный вид!

Кейси вдруг обнаружила, что снова густо покраснела, и, чтобы скрыть смущение, начала расставлять все, что было заказано.

– Алекс, я действительно очень неопытна, – призналась она. – Тут вина Колина.

– Колин? – Алекс отодвинул для нее стул у маленького стола и налил шампанского. – Расскажешь мне о нем?

Кейси неохотно села и отпила глоток вина. Одна мысль о Колине уже портила ее обычно прекрасный аппетит.

– Он читал лекции в колледже. Я познакомилась с ним в первую неделю на студенческом представлении, и… ну… некоторое время это у нас продолжалось. – Она пожала плечами. – Он был действительно негодяем, только я слишком поздно об этом узнала, вот и все. Очевидно, специализировался на том, что выбирал новых девочек-студенток для своих развлечений, а если они были неопытны и девственницы, как и я, – тем лучше!

Алекс вздрогнул, услышав безнадежность в ее голосе.

– И с тех пор у тебя больше никого не было? – изумленно спросил он.

Кейси покачала головой.

– Нет, по-настоящему – нет. Когда тебе говорят в лицо, что ты в постели никуда не годишься, это отбивает охоту попробовать с кем-то еще.

– В таком случае он скрывал собственную ущербность, – твердо сказал Алекс. – С тобой абсолютно все в порядке, дорогая, уверяю тебя! Однако я должен перед тобой извиниться: я думал, что ты более опытна. Я действовал бы гораздо… ну… мягче, если бы знал.

– Потому что я не выгляжу невинной? – В голосе Кейси звучала горечь. – Потому что я не выгляжу этакой жеманницей? – Как Миранда, хотелось ей прибавить.

– Нет, просто потому, что ты излучаешь уверенность в себе, – возразил он. – И нужно признать, что ты умеешь за себя постоять.

– Мне пришлось этому научиться, особенно в последние несколько лет! Ладно, вероятно, я не смогла бы сыграть Джульетту или Офелию, но в душе я чувствую себя такой же, как они!

– Может быть, но ты идеально подходишь на роль Беатрисы или Катарины, и из тебя, несомненно, получилась бы чудесная Розалинда.

Кейси рассмеялась.

– Когда-то в школе я играла Розалинду.

– Орландо повезло! Хотя я лично предпочел бы сыграть Петруччо с такой Катариной! – лукаво сказал Алекс. – Возможно, это был бы единственный шанс победить тебя! Тем не менее мне следовало догадаться в тот вечер в Санта-Монике, что ты не такая, какой кажешься. Ты действительно была расстроена из-за той сцены, правда?

– Да, правда. – Тут Кейси вспомнила. – Алекс, ты действительно говорил об этом с Хэлом?

– Да, и боялся в этом признаться. Ты не слишком сердишься?

– Нет, не очень, уже нет, – призналась она. – Мне было любопытно, вот и все. Хэл сказал, он знает о тебе, но никогда с тобой не встречался, поэтому я удивилась…

Алекс повертел в пальцах ножку своего бокала.

– Я с ним не знаком, – ответил он. – Но знаком с Сарой Кэмпбел, ее муж – мой старый друг. Я знаю Ника много лет, он руководил в Лондоне театральной компанией, и мы часто работали вместе. Кроме того, когда Ник и Сара были почти на «нелегальном» положении, так как Ник еще не развелся с Дианой, он в выходные пользовался моим коттеджем в Дартмуре. Мне было известно, что Хэл живет по соседству с ними в Малибу, поэтому сначала я посоветовался с Сарой, а затем связался с Хэлом. Боюсь, я действительно слегка нажал на него от имени компании «Киер». Сказал ему, что они будут недовольны.

– Ну и хвала небесам, что есть «Киер»! – ответила Кейси.

– Хвала небесам за то, что есть «Киер», и не только за это, – улыбнулся ей Алекс. – И еще за мудрый совет Сары. Она прошла точно через те же трудности, что и ты, Кейси, из-за сцен с обнаженной натурой на съемках своего первого фильма. Ей это очень не нравилось, и она сразу же поняла, как ты себя чувствуешь.

– Но она все равно снимается в подобных сценах.

– Обычно только в тех фильмах, которые ставит Ник, – уточнил Алекс. – Она ему доверяет, но только ему одному. – Он улыбнулся. – Мы все полагали, что этот брак обречен на провал, но должен признать, он стал одной из любовных историй Голливуда. Они – единственные из известных мне супругов, которые живут друг для друга и просто боготворят своих детей!

– Робин и Сара только о них и говорили во время барбекю, – вспомнила Кейси.

– Очень похоже на Сару! – рассмеялся Алекс. – Когда я впервые познакомился с Ником, у него уже была дочь-подросток и он больше не хотел иметь детей. Теперь ему, ну, за сорок, как мне кажется, и у него еще двое малышей. Он их обожает, даже в свое время ловко менял им подгузники – я видел, как он это делает.

– Правда? – Кейси не могла поверить своим ушам. Ник Грей совсем не был похож на привязанного к дому семьянина, если верить слухам, ходившим о нем в мире кинобизнеса.

– Конечно! Он изменился к лучшему, когда женился на Саре. И всегда деятельно помогал ухаживать за Сэмом и Эбби. Пусть Сара и моложе его на шестнадцать лет, но у нее на красивых плечах очень умная голова. Нику сказочно повезло, что он ее нашел. – В голосе Алекса звучали грустные нотки, когда он рассказывал об удачной семейной жизни своего друга, и Кейси, сочувствуя, взяла его за руку.

– Счастливые семьи существуют, Алекс, – сказала она. – Такой была семья моих родителей, а дядя и тетя до сих пор живут счастливо, и твои собственные родители до сих пор женаты, не так ли?

– Гм-м, но их брак трудно назвать безоблачным! Мама обожает кризисы; если кризиса нет, она его придумывает! А па при малейшей возможности старается улизнуть в гольф-клуб. – Алекс усмехнулся. – Мы с братьями тоже довольно хорошо играем в гольф, потому что обычно ходили вместе с ним.

– Вот, значит, какой ты нашел выход, – пошутила Кейси. – Жениться и играть в гольф!

– Выход – совсем не жениться, – кислым тоном ответил Алекс. – Давай сменим тему, Кейси, а то разговор становится слишком мрачным! – Он протянул руку через стол и дернул за пояс ее халатика, обнажив гибкое тело. – Вернемся снова в постель, дорогая. Я чувствую себя заброшенным.

– Заброшенным! Алекс Хэвиленд, мне кажется, ты – сексуальный маньяк!

– Легко могу превратиться в маньяка! Испытай меня! – Алекс со смехом подхватил Кейси на руки и понес на кровать. Он, как обычно, предусмотрел все, позаботившись о том, чтобы шампанское стояло в пределах досягаемости, и только потом присоединился к ней в постели. Несмотря на свои угрозы, он теперь действовал нежно, осторожными поцелуями прикасался к ее снова разгоревшейся коже, и Кейси чуть не плакала от любви к нему, когда он так нежно касался ее. В тот вечер она возблагодарила Бога за то, что наконец уступила Алексу.

Глава 12

Кейси проснулась от яркого света. Она испуганно вскочила. Алекс мирно спал лицом вниз, засунув руку под подушку.

– Алекс! Алекс! Уже поздно! – воскликнула она, тряся его за плечо.

Алекс шевельнулся, потом нехотя открыл глаза.

– Успокойся, – пробормотал он. – Съемочная группа приедет сюда только к обеду, я об этом позаботился! У нас масса времени, чтобы спокойно позавтракать. Даже поплавать, если захотим.

– Ты всегда так всеми манипулируешь? – Кейси встала и набросила свой халатик.

– Ага! Вернись ненадолго в постель, Кейси, прошу тебя!

Кейси, которая по утрам всегда бывала не в духе, как уже знал Алекс по опыту съемок, проигнорировала его мольбу и направилась в ванную. Алекс проявил здравый смысл и не стал настаивать. Когда она наконец вернулась в номер, чувствуя себя более комфортно, после того как умылась и почистила зубы, то обнаружила, что Алекс все еще лежит в постели, теперь уже на спине, заложив руки за голову и чувствуя себя прекрасно.

– Я… я приготовлю кофе, хорошо? – Кейси внезапно смутила интимность ситуации, но она понимала, что если скажет об этом Алексу, тот посмеется над ней. Не дожидаясь его согласия, она занялась кофеваркой, имевшейся в номере.

– Закажем завтрак сюда? – спросил Алекс. – Или предпочитаешь пойти в ресторан?

– В ресторан, – твердо ответила Кейси. По крайней мере там она останется одетой и Алекс не сможет к ней прикасаться. Ей было совершенно необходимо собраться с духом, перед тем как придется встретиться с понимающими взглядами членов съемочной группы.

– Вечно ты все испортишь! – улыбнулся Алекс. – Но мне следовало к этому привыкнуть. – Он сидел прислонившись спиной к подушкам, когда Кейси принесла ему чашечку кофе, черного и крепкого, как он любил. – Ты дашь сто очков вперед Джоанни.

– Джоанни? – удивленно взглянула на него Кейси. Это было новое для нее имя.

– Моя экономка! – Он рассмеялся, заметив на ее лице ужас. – Ей шестьдесят лет, и когда она приходит в ярость, то выражается так, что ты по сравнению с ней просто мать Тереза!

– Престарелая экономка приносит тебе кофе! Ты меня поражаешь! Не юная красотка? Например, Миранда?

– Миранде никогда не справиться со столь трудным делом, как приготовление кофе, – никогда! Кейси, мы с Мирандой друзья, ничего больше. Я с ней не сплю и никогда не спал! – Он пожал плечами, отвергая саму эту мысль. – Откровенно говоря, целовать Миранду – все равно что пытаться получить ответную реакцию от сосульки! Она с удовольствием играет роль хозяйки дома, когда мне это нужно, но что касается всего остального – забудь об этом. – Кейси была совершенно уверена, что Миранда так вовсе не думает, но его слова ее очень обрадовали. – В любом случае, Джоанни ее терпеть не может, – прибавил Алекс, словно это было решающим фактором.

– А это имеет значение?

– Для нее имеет! Во всяком случае, Джоан очень хорошо разбирается в людях, хоть мне не слишком приятно это признать.

– Она обожает тебя, как я понимаю? – спросила Кейси с сарказмом.

– Джоан меня знает с двухлетнего возраста, – признался Алекс. – Поэтому, вероятно, я позволяю ей больше вольностей, чем кому-либо другому. Интересно, что она подумает о тебе? Между прочим, ты знакома с ее мужем, моим шофером. Насколько я понял, ты ему очень понравилась.

Кейси свернулась на кровати поджав колени и потягивала свой кофе.

– Уютная домашняя обстановка, – прокомментировала она.

– Сейчас она меня устраивает. Венди – моя бывшая жена – ненавидела Джоан, а Джоан ненавидела ее, поэтому они с Уильямом ненадолго вернулись к моим родителям. Больше всего Венди не нравилась их фамильярность.

– Алекс, ты любил жену? – робко спросила Кейси.

Алекс посмотрел ей прямо в глаза. Его почти не удивил ее прямой вопрос. Именно этого, как он уже понял, следовало ожидать от Кейси.

– Да, любил, любил долго и очень сильно. Я бы принял ее обратно даже после того, как она от меня ушла. Я был женат, а для меня это означало пожизненные обязательства, а не связь, которую можно разорвать только потому, что в делах наступила черная полоса. Для того чтобы я снова совершил этот шаг, меня придется долго убеждать, поверь мне!

Может быть, он хотел предостеречь Кейси? Предостеречь насчет того, что, как бы им ни было хорошо вместе, это всего лишь секс? В конце концов, это естественно в положении Алекса. Он явно завидовал счастливой супружеской жизни своего друга, но, по-видимому, чувствовал, что не в состоянии добиться того же. Росс тогда сказал, что его очень обидели. Как грустно, подумала она тогда, что это его так ожесточило. И все же он уже прикидывает, что подумает о ней его доверенная экономка!

– Я тоже не слишком стремлюсь к замужеству, – произнесла она самым небрежным тоном, на какой была способна. – Особенно сейчас, когда, кажется, мне наконец-то выпал реальный шанс сделать карьеру. – Не промелькнула ли на его лице тень облегчения, когда он на мгновение нахмурился, а потом рассмеялся?

– Очень мудро! А теперь иди сюда… пока я не умер от недостатка внимания!


Они почти последними пришли на завтрак в уютный ресторан, но никто не обратил на это внимания. Их официантка весело тарахтела и наливала им одну чашку кофе за другой, пока они неторопливо завтракали. Алекс был раскованным и благодушным, таким Кейси его еще никогда не видела, и когда они встали из-за столика, взял ее за руку.

– Нам надо прогуляться после такого завтрака, – предложил он. – Пойдем.

– Только не надо снова спускаться в Каньон! – Она отшатнулась в притворном ужасе. – Я уже там была!

Алекс рассмеялся ее деланному испугу.

– Нет-нет, просто пройдемся. По краю проложено много тропинок. Мы можем приятно провести время, пока не прибудет съемочная группа.

Под деревьями было прохладнее и приятнее и легче идти. Алекс часто останавливался, чтобы поцеловать Кейси, словно, открыв ее для себя, он все время должен был заявлять на нее свои права.

Наконец они остановились у грубой скамьи, с которой открывалась бесконечная, завораживающая панорама Каньона, простирающегося до самого горизонта. Алекс откинулся на спинку и вытянул вперед длинные ноги, обутые в мягкие кремовые мокасины.

– Кейси… – Он нежно прикоснулся к ее щеке тыльной стороной ладони.

– Гм-м? – Кейси чувствовала себя слишком уютно, чтобы пошевелиться.

– Когда мы закончим здесь съемку, поедешь со мной на Барбадос на несколько дней?

Она улыбнулась.

– В твой заброшенный третий дом?

– Да! Ну почему мне всегда приходится тебе объяснять? – Его голос звучал почти сердито. – Ты заставляешь меня стыдиться своей состоятельности! Черт возьми, Кейси, каждое пенни я заработал собственным трудом, поверь мне!

– Уверена, что заработал! – Интересно, возил ли он на Барбадос Миранду, подумала Кейси.

– Ну? Ты откажешься от своих принципов и поедешь со мной? – Он настойчиво гладил ее, теперь его пальцы касались ее губ. – Дом стоит высоко над уединенной бухтой, и мы можем плавать в ней голыми, если захотим. Там так пустынно, и никто не будет знать, что мы прилетели, кроме Доры, конечно.

– Еще одна экономка? – весело пошутила она.

– Нет, скорее уборщица, полагаю, – оправдывался он. – Она приходит только утром навести порядок. Я часто использую этот дом как место, где можно перевести дух и «перезарядить батареи» после визита в один из моих американских офисов.

Очарованная этой перспективой, Кейси с воодушевлением подумала о возможности провести несколько дней наедине с Алексом и о восторге, который испытывала в его объятиях. Совершенно определенно, он глубоко проник в ее душу. Несколько недель назад она даже не могла себе этого вообразить.

– Да, Алекс. Наверное, я смогу выделить для тебя несколько дней, – наконец произнесла она. – Съемки фильма Хэла начнутся немного позднее, чем он планировал.

Алекс облегченно вздохнул – он был уверен, что Кейси собирается ему отказать.

– Мы чудесно проведем время, обещаю. Я сделаю все возможное, чтобы перевоспитать тебя и привить тебе мои капиталистические привычки!

«После последних нескольких недель не потребуется много усилий, чтобы меня перевоспитать», – подумала Кейси, но ее больше занимали предстоящие несколько дней.

– Алекс, пока мы здесь… – она заколебалась, – …мне необходимо снять собственный номер, а не жить в твоем, знаешь ли.

– Может быть, ради приличий, – согласился он. – Но я не намерен проводить ночи в одиночестве, теперь уж дудки! И еще: мне совершенно все равно, что подумают остальные, и тебя это тоже не должно волновать. Мы оба холостые, помни, и свободны поступать так, как нам нравится.

Кейси задрожала. Алекс, казалось, был очень рад возможности похвалиться перед съемочной группой их новыми взаимоотношениями, рад и горд. Но с другой стороны, грустно подумала Кейси, Алекс добился всего, чего хотел. А она сдалась, проглотила наживку вместе с крючком, леской и грузилом! Ее пальцы машинально потянулись к кулону, который она в то утро надела на шею – чтобы доставить удовольствие Алексу, как она теперь поняла, – и Алекс заметил ее жест и повторил его, скользнув пальцами по ямке на ее шее.

– Я сам себя не узнаю, – признался он голосом, охрипшим от желания. – Я так тебя хочу, все время.

– Но раз съемки назначены на поздний вечер, тебе придется долго ждать! – напомнила ему Кейси, когда он ее обнял.

– Не так уж долго! – Алекс взглянул поверх ее плеча на свои наручные часы. – Парни прибудут сюда примерно через час. Я не могу ждать до ночи, – повторил он. – Давай вернемся в отель! Или, может, здесь?

– Алекс! – Кейси пришла в ужас.

– Тогда в отель, моя чопорная возлюбленная! – Он улыбнулся. – Жаль, мне очень нравится идея заняться с тобой любовью под деревьями! На Барбадосе мы так и сделаем… и на морском берегу при лунном свете.

– Немного жестковато! – практично рассудила Кейси.

– Захватим с собой одеяло или еще что-нибудь, – лукаво пообещал Алекс. – Пойдем, мы теряем время!

«Мне становится все труднее сопротивляться ему», – подумала Кейси, почувствовав, как ее тело откликнулось на его соблазнительное предложение.

Несмотря на то что под утро они занимались любовью, Кейси так же, как и Алекс, горела от желания, когда они оказались в уединении их номера. Хотя в бизнесе Алекс был автократом, в любви он вел себя великолепно, находя удовольствие в том, что дарил ей огромное наслаждение, и только после этого удовлетворяя собственную потребность.

«Как он не похож в этом на Колина…» – с благодарностью думала Кейси, сознавая, что хотя они этой ночью много раз занимались любовью, на ее теле не было заметно никаких следов этого; она ощущала лишь приятную усталость. А после ночи в постели Колина ее тело часто было покрыто синяками и болело потом несколько дней. Она подозревала, что Алекс, как обычно, прав: Колин, несомненно, не был таким замечательным любовником, каким хотел казаться.

* * *

Одного взгляда на Кейси Робину хватило, чтобы понять, что именно произошло в отсутствие съемочной группы.

– Хо-хо! – ухмыльнулся он. – Александр не просто спустился с тобой в Каньон, я знаю!

– Чепуха! – быстро возразила Кейси – слишком быстро, поняла она, когда Робин насмешливо расхохотался. – Поход был очень утомительным, чтобы думать о чем-то еще.

– Расскажи кому-нибудь другому, милочка. Удовлетворение так и сочится из всех твоих пор! Что я тебе говорил насчет Алекса?

Тут Кейси вспыхнула, поскольку именно так она себя и чувствовала.

– Робин, не говори Лиз, ладно? – попросила она. – Она умрет со смеху.

– Мне и не надо будет ничего говорить, – ответил он. – Ей стоит только взглянуть на тебя – как и мне. Откровенно говоря, Алекс выглядит так же.

Кейси села на банкетку и выругалась.

– Это так очевидно?

Робин наклонился к ней и поцеловал.

– Какое это имеет значение? Если только он тебя не обидит, но насколько я слышал от других в последние несколько дней, Алекс не принадлежит к типу ветреников.

– Но у него есть Миранда Брэдбери, – сказала Кейси.

– Это скоро кончится, если у него есть здравый смысл, – заверил ее Робин и поднял к глазам кулон, чтобы получше его рассмотреть. – Ух ты! Он настоящий! Когда ты получишь подходящее к нему кольцо?

– Робин! Не говори глупости! – рассмеялась Кейси. – Едва ли я похожа на девушку, которая выйдет замуж за Алекса Хэвиленда, брось! Оставь свои фантазии для себя и Лиз. Лучше я буду подружкой невесты на вашей свадьбе.

– А почему ты считаешь, что недостаточно хороша для могущественного мистера Х.? – спросил с улыбкой Робин. – Кейси, ты достаточно хороша для любого, кого пожелает твое сердце, запомни. Ты не увлеклась настолько, чтобы забыть о мерах предосторожности, надеюсь? Это, возможно, один из способов его отпугнуть!

– Брось, Фолкнер. Разве Алекс похож на глупца? – Кейси рассмеялась, вспомнив робкий вопрос Алекса и его восторг, когда он узнал, что она принимает таблетки.

– Он будет выглядеть довольно глупо, если ты забеременеешь от него, – рассудительно заметил Робин.

– Забеременею! – Кейси уставилась на него, внезапно представив у себя на руках ребенка Алекса, и Робин быстро уловил в ее глазах панику, которой она не смогла скрыть.

– Не говори мне, что ты забыла!

– Нет, конечно, нет! – Кейси отвернулась, так как в трейлер вбежала Энджи с их костюмами. Только сегодня утром Алекс напомнил ей, что надо принять таблетку. Она была бы очень удивлена, узнав, что самому Алексу на удивление не хотелось ей об этом напоминать.

– Забыла о чем? – спросила Энджи.

– Ни о чем, – ответила Кейси, взяла свое платье и пошла переодеваться, плотно прикрыв за собой дверь, чтобы избавиться от их вопросов.

Так как нужно было не пропустить закат, им пришлось работать быстро. Поскольку Росс видел местность всего один раз, он, хотя был очень занят, нашел время, чтобы проверить, хорошо ли Робин и Кейси знают, что от них ожидается. Это был популярный туристический маршрут, и вокруг быстро собралось множество зрителей, что заставляло Робина нервничать несколько сильнее, чем обычно.

За рулем он был мастером, уверенным в себе экспертом; когда приходилось играть, ему часто требовалась большая поддержка, и, как правило, ему помогала Кейси.

– Это же всего лишь поцелуй, Робин, – уговаривала она. – Едва ли поцелуй для тебя проблема, правда?

Робин теребил лацкан безупречного смокинга.

– Нет, обычно нет, – согласился он. – Но когда Алекс следит за каждым твоим движением, я боюсь к тебе прикоснуться! Особенно в этом платье – его так мало!

– О Господи! Это все? – Кейси покатилась со смеху. – Забудь об Алексе. Нам надо сыграть этот эпизод – если из-за нас Росс упустит закат, взорвется он, а не Алекс.

Кейси была в кремовом платье из шифона, которое было на ней в тот день, в начале их знакомства, когда она заставила Алекса потерять самообладание. И сейчас, наблюдая, как она репетирует сцену с Робином и Россом, он ощутил в себе то же самое страстное желание. Шифон струился вокруг ее длинных ног и облегал полные груди, которые теперь так хорошо знали его ладони и губы, и Алекс чувствовал непреодолимое желание оттащить ее от Робина. Но он понимал, что несправедлив и к Кейси, и к Робину: они выполняли свою работу, как этого требовал от них он сам. Поэтому Алекс подавил свое неудовольствие и занялся делом, сосредоточившись на помощи первому ассистенту режиссера, который удерживал толпу зрителей подальше от камеры.

Алекс с удивлением почувствовал гордость, когда услышал, как люди в толпе обсуждают, насколько хороша Кейси. Она очень красивая, признал он, и она принадлежит ему; но одновременно она – профессионал; она репетировала с Робином до тех пор, пока Росс не приказал снимать, и тогда Робин перехватил инициативу и стал целовать ее самозабвенно, как проинструктировал его Росс.

– Прекрасно получилось! – восхитился Росс. – Я очень рад! Алекс?

Алекс посмотрел на часы и перевел взгляд на все еще блистающее красками небо.

– Давайте сделаем еще одну пробу, пока не перешли к следующему эпизоду, – решил он. – Так будет надежнее, и у нас есть еще время. – Каковы бы ни были его чувства, но работа должна стоять на первом месте, а у него еще оставалась доля сомнения насчет того, под нужным ли углом повернулась Кейси в последнюю секунду. Прежде всего Алекс добивался во всем совершенства.

– Ммм… я начинаю входить во вкус! – ухмыльнулся Робин.

– Веди себя хорошо! – одернула его Кейси и бросила взгляд на Алекса. Он стоял среди небольшой группы людей и был на добрую голову выше, чем любой из мужчин вокруг, его легко было выделить в толпе. Смеясь, он послал ей воздушный поцелуй и был вознагражден теплой улыбкой, осветившей ее лицо.

– Теперь сделай то же самое для меня, – сказал ей Росс, – и мы действительно получим первосортный товар!

– Лапочка, этот человек и правда в тебя влюблен, – шепнул Робин, нагнувшись поближе к ее уху.

– Росс?

– Нет, идиотка! Александр Великий – Хэвиленд! Могущественные повержены. Думаю, тебе недолго осталось ждать того кольца!

– Нет, долго! Сосредоточься, Робин, ради Бога!

И Робин сосредоточился.

Глава 13

Позже, лежа в объятиях Алекса, Кейси размышляла над словами Робина. Алекс признался ей, что очень ревновал, наблюдая, как Робин ее целует. Говорил, что она прекрасна, что он ее желает – все, что угодно, кроме того, что он ее любит. А ей хотелось услышать именно это, хотя его тихие крики наслаждения достаточно убедительно свидетельствовали об этом. Естественно, Алекс одержал верх в вопросе о том, где ей ночевать. В номере Кейси лежали ее костюмы для съемок. Сама Кейси прочно обосновалась в постели Алекса. Спорить с ним было совершенно бессмысленно, это было ясно, и Кейси просто сдалась. Вся съемочная группа уже хорошо знала, что происходит, и Алекс позаботился о том, чтобы у них не осталось никаких сомнений. Пропустив за ужином вместе со всеми несколько рюмок, он просто обнял Кейси за плечи и объявил:

– Ну, мы идем спать. Утром увидимся.

Кейси заметно побледнела под смех и приятельские шутки, в основном адресованные ей. Они немного благоговели перед Алексом, хотя было очевидно, что все его уважают.

– Ну вот, я же тебе говорил, что их это не смутит, – сказал Алекс, когда они шли к себе в номер.

– Ты им не оставил такой возможности, – проворчала Кейси. – Просто объявил во всеуслышание, что спишь со мной! Не очень-то деликатно, Алекс! Теперь на мне клеймо твоей подстилки!

– Ничего подобного! – Алекс схватил ее в объятия. – Ты красивая, сексуальная женщина – да, я хочу лечь с тобой в постель. Мне этого хотелось с двух часов дня. Но что важнее, я считаю тебя умницей, и съемочная группа тоже. Они знают: ты хорошо понимаешь, что делаешь, со мной ли или с кем-то другим, поэтому не принижай себя до роли простой любовницы. Я хочу обладать тобой и всеми твоими талантами, и больше мне никто не нужен!

Кейси обняла его за шею, он поднял ее и положил на кровать.

– Это правда, Алекс?

– Да, дорогая! У меня нет времени на пустоголовых женщин и никогда не было.

Значит, у Миранды есть еще какие-то другие достоинства, грустно думала Кейси, когда Алекс уже спал, крепко обняв ее. Но с другой стороны, понимала Кейси, у нее на руках козырная карта. Это ее он обнимает, чего никогда не делал с Мирандой, как утверждает; это она заставляет его трепетать от чувственного наслаждения одним своим прикосновением; и если ей действительно хочется его завоевать, у нее есть на это еще неделя – или она должна вырвать его из своего сердца. Было бы гораздо разумнее забыть о нем, подсказывал ей здравый смысл; к несчастью, тело говорило ей совсем другое.

Кейси со вздохом повернулась, и Алекс, пробормотав что-то во сне, уткнулся лицом в ее волосы.

– Кейси, милая Кейси, – тихо прошептал он.

– Все в порядке, – успокоила она его, боясь, что если он проснется, то отодвинется от нее – несомненно, кровать была достаточно широкой. Но Алекс не проявлял намерения отстраниться. Ему было очень хорошо там, где он лежал и, казалось, по-прежнему крепко спал. – Я здесь, с тобой, – тихо сказала Кейси спящему. – И я еще не проиграла! К черту Миранду!

В темноте Алекс улыбнулся. Он был с ней совершенно согласен.

* * *

Во время последних съемочных дней на романтические отношения оставалось очень мало времени. Они лихорадочно наверстывали упущенное, стараясь отснять эпизоды с двумя автомобилями, которые не удалось сделать раньше, а также все недостающие по той или иной причине кадры. Затем уложили вещи и отправились на автомобилях в Финикс снимать эпизоды на принадлежащем фирме «Киер» испытательном стенде. В пустыне температура достигала тридцати градусов, и все были измучены и раздражительны к тому моменту, когда Росс объявил о завершении работы. Кейси просто сорвала с себя костюм и рухнула на койку в трейлере.

– Собираюсь спать всю дорогу до Финикса, – простонала она.

– Некоторые спят ночью, – заметил Робин. – Ребята, давайте сыграем партию в покер, чтобы убить время.

– В таком случае я рада, что не буду участвовать в игре, – сказала Кейси. – Вы все слишком хорошо играете в покер.

– Значит, ты не едешь вместе с Александром? – спросила Энджи, доставая карты и ловко их тасуя.

– В данный момент меня больше привлекает сон, – улыбнулась Кейси. – Они с Россом всю дорогу будут обсуждать дела и не станут скучать из-за моего отсутствия.

– Держу пари, что Алекс будет скучать! Не волнуйся, детка, мы разбудим тебя вовремя, чтобы ты могла уложить его баиньки, – пообещал ей Робин. – По крайней мере к тому времени к тебе отчасти вернутся силы!

– Заткнись, Фолкнер! – Кейси швырнула в него подушкой. – Я совершенно разбита от одной этой езды в автомобиле.

– Солнышко, сегодня езда была легкой. Подожди, вот попадешь на испытательный полигон!

– Перестань! – простонала Кейси и натянула одеяло на голову. – Не хочу даже думать об этом.

Росс предложил заменить ее каскадершей, если она не чувствует в себе уверенности, но Кейси отказалась – ведь Робин заверил ее, что легко научит ее всему, что понадобится на съемках. Теперь же она начала волноваться, зная, как дорого придется заплатить, если они разобьют еще одну машину. Но казалось, ни Алекса, ни Росса это особенно не тревожит. Росс рассмеялся.

– Это последний день съемок, не волнуйся. Робин совершенно уверен, что у тебя все получится, – сказал он ей. – А сегодня ты прекрасно справлялась.

Было уже за полночь, когда они приехали в Финикс, и даже Алекс, который вышел встречать измученных членов съемочной группы, выглядел усталым. Поскольку у них был самый быстрый автомобиль, он, Росс и Донна опередили остальных почти на час. Донна воспользовалась этим и зарегистрировала участников съемок в отеле; они все терпеть не могли этим заниматься, поэтому она просто раздала приехавшим ключи. Алекс подхватил Кейси в ту же секунду, как она, спотыкаясь, спустилась по ступенькам трейлера, полусонная, протирая усталые глаза.

– Алекс, нет, – вяло запротестовала Кейси. – Я устала.

– Я знаю, дорогая. – Он решительно повел ее через парк возле отеля и вверх по наружной лестнице к номеру на втором этаже. – Сегодня ночью я буду за тобой ухаживать и баловать тебя, вот и все. – Он остановился, закрыл за собой дверь и обнял ее. – Кейси, отношения между мужчиной и женщиной строятся не только на сексе. Это нечто гораздо большее. Разве ты не понимаешь?

– Я хотела бы – ох хотела бы… – Кейси поникла в его объятиях. – Но я видела только другой тип отношений, Алекс. Это трудно.

– Да, но не невозможно. Помни, я старше тебя на десять лет и уже был женат. – Он вздохнул. – Возможно, я слишком много знаю о том, как позаботиться о женщине, и слишком плохо знаю романтику.

– Мне кажется, ты очень здорово разбираешься во всем, – заверила его Кейси. – Извини, если была резка с тобой, Алекс, но я действительно устала, хочу есть, и мне срочно нужно принять ванну.

– Все готово! – Алекс махнул рукой в сторону подноса, на котором стояли кофе и блюдо с сандвичами. – И я наполнил для тебя ванну, перед тем как вышел тебя встречать.

– Ты ясновидящий? – поразилась Кейси.

– Нет, просто связался с водителем вашего трейлера по телефону. А теперь пошли, я буду тебя баловать.

Баловать, как обнаружила Кейси, означало, что Алекс отправился вместе с ней в ванну и стал массировать намыленными руками ее ноющие руки и ноги, пока из них не ушла усталость.

– Теперь лучше? – спросил он, когда Кейси сидела на кровати и доедала крохотные помидорчики из салата, выложенного вокруг огромного блюда с сандвичами, которые она с удовольствием прикончила.

– Чудесно! – Она удовлетворенно вздохнула. – Я начинаю думать, ты точно знаешь, как мне угодить.

– Надеюсь, это так и есть, – для меня это очень важно, Кейси, быть с тобой вот так. – Он унес с кровати поднос и выключил свет. – Ложись спать, ангел мой, нам завтра очень рано вставать.

Он даже переборщил со своей заботливостью, сонно подумала Кейси, сворачиваясь в клубок и устраиваясь на его груди. Она вспомнила, что Колин потребовал бы ее внимания, невзирая на время. Тут она услышала смех Алекса.

– Но мы наверстаем упущенное на Барбадосе, не сомневайся! Я не смогу долго терпеть, когда искушение так близко. – Он обнял ее рукой, теснее прижав к себе, и Кейси, зная, что он говорит правду, просто закрыла глаза. Наконец-то она начинала доверять Алексу Хэвиленду, а не только любить его.


Доверять Робину – это совсем другое дело! Посмотрев, как он вместе с Россом проделал необходимые манипуляции на испытательном полигоне, Кейси начала очень сильно сомневаться, и это еще слабо сказано! Росс определенно был бледно-зеленого цвета, когда вылез из тренировочной машины, взятой у местного дилера.

– Готова, Кейси? – Робин грациозно выскользнул из-за руля, освобождая для нее место.

– Тебе вовсе не обязательно это делать, Кейси, – обеспокоенно произнес Алекс. – Мы можем вместо тебя использовать каскадершу.

– Нет, со мной все будет в порядке. – Кейси села в машину и пристегнула ремень, а Робин уселся рядом.

– Все пройдет как по маслу! – заверил ее Робин. – Поехали! – За рулем он был серьезным, совершенно не похожим на себя в обыденной жизни.

Кейси очень быстро освоила тонкости разворота автомобиля на скользкой поверхности и научилась не бить инстинктивно ногой по тормозу. Робин несколько раз прошел с ней всю последовательность действий, пока не удостоверился в ее компетентности.

– Теперь давай попробуем на двух автомобилях, – кивнул он Россу. – Нет проблем, она в порядке. Умница!

Наконец ее сочли достаточно умелой, чтобы сесть за руль новой «киеры» и проделать те же трюки, и хотя ее снова пробрала дрожь от страха, когда она села в машину, она быстро с ней справилась. Робин передавал ей инструкции через наушники, как велел ему Росс, и часто останавливался, чтобы прокрутить кадры обратно на видео и проверить их, пока они не выстроились безупречно. Только после этого начали снимать.

Наступил полдень, и Кейси в своем тонком шелковом платье прилипала к кожаному сиденью. Все время, пока шли съемки, она проклинала и платье, и жару. При опущенном верхе автомобиля от кондиционера было мало толку, и чем дальше, тем ей становилось все жарче и неудобнее. И все же Кейси ни за что не хотела жаловаться и упрямо делала то, что от нее требовалось, словно от этого зависела ее жизнь, чем завоевала уважение всей съемочной группы.

– Можете себе представить на ее месте Бриджит? – ухмыльнулся Росс Алексу и Донне, когда Робин и Кейси опробовали очередной трюк перед тем, как вертолет взлетел снова, чтобы продолжить съемку.

– Невозможно! – рассмеялась Донна. – Она закатила бы истерику еще до восьми часов утра.

– И снимать другую героиню тоже было бы не так интересно, – сказал Росс, подмигнув Алексу.

– Возможно, было бы меньше травм, – сухо заметил Алекс.

– Знаешь, для разнообразия тебе пора найти достойного соперника, – серьезно сказал Росс. – И ты должен признать, что с Кейси скучать не приходится!

– Это еще слабо сказано! – ответил Алекс, вспомнив сладкие часы нескольких ночей, которые они провели вместе. – Но я рад, что мы выбрали Кейси.

– В компании «Киер» тоже рады! Джеймс Уайет был в полном восторге, когда я разговаривал с ним сегодня утром.

– Слава Богу! – вздохнул Алекс. – Последние несколько недель я выжимал из них остаток денег. Будет большой удачей вырвать все деньги у Портерса.

– Комиссия по борьбе с монополиями скоро займется делами «Хэвиленд Грейси», если ты будешь двигаться такими темпами, – сказал Росс. – Но ты продолжай в том же духе, Алекс, мне нужна работа. Плата за обучение в школе с сентября снова повышается.

– Не думаю, что тебе стоит об этом беспокоиться! – Алекс хлопнул старого друга по спине. – Выше нос, Росс, сегодня устроим вечеринку, а завтра ты снова окажешься дома вместе со своими.

– И наверняка буду готов снова уехать в понедельник! – ответил Росс с грустной улыбкой. – Я иногда спрашиваю себя: как Кэролайн справляется со всеми детьми, особенно во время моих частых отлучек?

– Какая чепуха! Более приятных ребятишек я ни у кого не видел! – Внезапно в голосе Алекса прозвучало сожаление, и Росс удивленно взглянул на него.

– Не говори, что у тебя появилось желание возить коляску! Ну-ну!

Алекс пожал плечами.

– Я не становлюсь моложе, Росс. Может быть, мне следует об этом подумать.

– При твоей увлеченности работой тебе будет нелегко выкроить время, – заметил Росс. – Семья, несомненно, несколько стеснит твою цыганскую жизнь.

– Должен сказать, такая жизнь уже начинает терять для меня свою привлекательность. Мне кажется, я в первый раз за два года нахожусь в одной и той же стране уже целый месяц, и признаюсь, мне это нравится.

– Но все же продолжаешь летать между Лос-Анджелесом, Нью-Йорком и Детройтом, – заметил Росс с улыбкой. – Забудь об этом, Алекс, ты задохнешься, если не будешь разрабатывать очередную сделку!

Так ли это? Алекс всерьез обдумывал эту идею, когда Росс снова сел в вертолет и помахал рукой, давая сигнал к взлету. За последние десять лет буквально из ничего он создал громадную и преуспевающую компанию, и у него внезапно возникло ощущение, что Росс, возможно, прав. Он действительно привык, как наркоман, к постоянному возбуждению и суете, сопровождавшим руководство компанией. Ему скоро исполнится тридцать восемь лет – ждать уже недолго, – не пора ли и правда сменить направление? Заняться чем-то другим? Может быть, писать? В конце концов, издатели уже несколько раз подъезжали к нему с таким предложением.

Алекс начинал уставать от всего этого – последний месяц его в этом убедил, а самыми счастливыми моментами были последние несколько дней – и ночей. Одно воспоминание о бурных, чувственных ночах вызвало в нем волну желания. И все это, грустно подумал он, благодаря сирене с золотисто-рыжими волосами, которая сейчас носилась перед ним кругами на автомобиле. Прекрасная, соблазнительная Кейси, способная свести его с ума, если он ей это позволит. И как легко позволить ей это сделать!

– Черт возьми! – выругался Алекс, стукнув кулаком по столбику ограждения, к которому он прислонился, и отвернулся от автомобилей, приказывая своему разгоряченному телу вести себя прилично. Ситуация складывается сумасшедшая. В конце концов, он опытный, зрелый мужчина, а не зеленый, необстрелянный юнец. Может быть… на Барбадосе, когда они будут вместе, это решит проблему и позволит ему снова мыслить трезво? Тут на лице Алекса промелькнула улыбка предвкушения; меньше чем через двадцать четыре часа они прилетят на остров, который он так любит. Это было единственное место в мире, где он мог делать то, что ему нравится, а ему хотелось заниматься любовью с Кейси Тейлор до тех пор, пока они оба не пресытятся; потом проблема так или иначе будет решена.


Алекс был задумчив во время праздничного ужина, который они с Россом устроили для съемочной группы в тот вечер. Ему очень хотелось просто увезти Кейси тотчас же, а не смотреть, как она (в своей демократичной манере) танцует со всеми мужчинами из группы, которые ее приглашают. Он предпочел бы не ходить потом на дискотеку вместе с развеселившимися киношниками, но они насели на него со своими добродушными уговорами, и он сдался и присоединился к ним.

– Они все тебя любят, Алекс, – сказала ему Кейси, когда они наконец пошли танцевать вдвоем. – Ты должен больше общаться со съемочными группами, это сделает тебя более… ну… доступным, мне кажется.

– Все еще стараешься превратить меня в социалиста, Кейси?

– Нет, в человеческое существо! – возразила она запальчиво. – Ты приятный человек, Алекс Хэвиленд, когда позволяешь другим это заметить!

– Я руковожу сугубо практичным бизнесом, – напомнил он ей. – И не могу позволить себе быть слишком легкомысленным.

На этот раз Кейси сама проявила инициативу, обвила его шею руками и поцеловала.

– Ты мог бы быть легкомысленным почаще, любимый, это тебе не повредит.

– Любимый? – Он нежно улыбнулся, прижавшись губами к ее губам. – Я и правда твой любимый?

Кейси замерла, он почувствовал это своими чуткими руками, обнимавшими ее талию.

– Это просто оборот речи, – стала оправдываться она. – О… ну… может быть… в какой-то степени!

– Ммм… думаю, теперь нам действительно пора уходить, как ты считаешь? Чтобы я мог убедить тебя до конца?

– Чтобы ты смог поиграть с автомобилем, который мне подарили? – пошутила она. Съемочная группа благодаря Энджи, обшарившей магазины, нашла радиоуправляемые модели автомобиля фирмы «Киер» и сделала Кейси и Робину прощальные подарки, что очень растрогало обоих.

– Мне больше хочется поиграть с его владелицей, – ответил Алекс. – Гораздо больше!

Глава 14

Горя от нетерпения поскорее добраться до Барбадоса, Алекс заказал чартерный рейс из Финикса. Кейси почти ожидала этого, но все же испытала шок, поднимаясь на борт роскошного реактивного лайнера.

– Нам предстоит около семи часов полета, – сообщил ей Алекс. – Почему бы не провести их в комфорте?

Кейси поймала его на слове, опустила спинку своего кресла в горизонтальное положение и заявила, что уснет, как только самолет оторвется от земли.

– Мы почти не спали прошлой ночью, – сказала она. – А встали, едва рассвело.

– Едва ли стоит удивляться, ведь это ты настаивала на том, чтобы праздновать допоздна вместе со съемочной группой, – сухо ответил Алекс. – Но я разрешу тебе поспать сейчас – в конце концов, это в моих интересах!

Он закутал ее в одеяло и легонько поцеловал в лоб, а потом открыл свой дипломат и занялся бесконечными бумагами, которые отнимали большую часть его времени. Даже во время отпуска он считает невозможным прервать работу, подумала Кейси с удивлением. Но когда она проснулась, дипломат уже исчез и Алекс сидел откинувшись на спинку кресла.

– Где бумаги? – пробормотала она.

– Все сделано, – сообщил он. – В последующие четыре дня я целиком твой, а ты – моя! Посмотри, – прибавил он, когда самолет начал заваливаться на крыло. – Уже виден остров.

Кейси нагнулась вперед, ее охватило волнение, и Алекс поднял спинку ее кресла и начал показывать знакомые ориентиры. Он прилетал на остров с тех пор, когда был еще совсем маленьким мальчиком, поэтому остров был для него родным домом.

– Мои прабабушка и прадедушка построили этот дом в двадцатые годы, – рассказывал он Кейси. – Потом он перешел к бабушке с дедушкой, а потом к родителям. Я выкупил его у них, когда они решили приобрести дом поближе к тому, в котором жили, в Португалии. Я не мог вынести мысль о том, что здесь будет жить кто-то другой.

Кейси вспомнила, как больно ей было расставаться с родительским домом, хотя они просто арендовали его у школы. А Алексу всего лишь стоило выписать чек. Но она уже научилась глотать самые ядовитые из своих замечаний по поводу его богатства.

– Повезло, – вежливо сказала она.

Алекс удивленно поднял брови, но тоже решил воздержаться от замечаний. Самолет теперь заходил на посадку, и они уже видели внизу посадочную полосу.

– Остров такой зеленый, – с удивлением заметила Кейси.

– У нас тут часто идут дожди, – объяснил Алекс. – А с августа по ноябрь дождь может идти много дней подряд.

Кейси рассмеялась.

– Значит, почти как дома!

– Не совсем. Но у нас тоже левостороннее движение и красные почтовые ящики.

– У нас?

– Я чувствую себя здесь как дома, – признался он. – И очень часто сюда прилетаю.

Вот чем объяснялся его темный загар!

– А я-то думала, что у тебя от природы темная кожа, – улыбнулась Кейси. – А ты просто все время летаешь сюда загорать!

– У меня всегда был такой цвет кожи, – оправдывался Алекс. – И я редко лежу на солнышке, я просто легко загораю. Обычно у меня нет для этого свободного времени, даже здесь.

– Но на этот раз у тебя будет свободное время, правда? Ты мне обещал.

– Да, действительно, обещал.

– И я заставлю тебя сдержать слово! Ох, Алекс, посмотри на эти корабли! – Они пролетали над глубоководной гаванью, усеянной элегантными прогулочными судами и яхтами, белыми и сверкающими на солнце. Это было красивое зрелище, и Кейси с удовольствием все разглядывала, пока они пролетали над пляжами южного берега острова.

Посадка прошла гладко и без приключений, к облегчению Кейси; Алекс провел ее через таможню в просторный зал для прилетающих, открытый свежему бризу. По привычке ожидая увидеть роскошный автомобиль, она была поражена, когда он повел ее к запыленному «рейнджроверу», ожидавшему на стоянке.

– Муж Доры пригоняет его сюда для меня, – рассмеялся Алекс, глядя на ее удивленное лицо. – Ты ожидала увидеть «бентли»? Или, Боже упаси на таких дорогах, мой «феррари»?

– У тебя есть «феррари»?

– Извини, мой ангел! Должен сознаться, что есть, но не здесь. Эта машина является непременным атрибутом здешней жизни, такую имеют многие.

– Как долго нам туда добираться? – Кейси поставила в машину последнюю сумку.

Алекс пожал плечами.

– Около сорока минут; теперь, когда построили кольцевую дорогу в объезд Бриджтауна, на это уходит меньше времени. Через час будем пить чай у бассейна.

Он вел «рейнджровер» так же умело, как и разнообразные мощные автомобили, за рулем которых Кейси видела его в Америке; иногда протягивал руку, чтобы дотронуться до нее, когда ему приходилось сбрасывать скорость, пропуская переполненный местный автобус или лошадь с тележкой. Кейси наконец начала чувствовать, что действительно приехала отдыхать. У нее на языке вертелось множество вопросов и замечаний, пока Алекс вел машину между полями сахарного тростника, зреющего под полуденным солнцем.

Его дом был просто прекрасен и окружен огромным садом, полным цветов. Необычайно ярких цветов, каких Кейси никогда в жизни не видела. Изящный дом в колониальном стиле, с центральным портиком, колоннами и двумя крыльями по бокам, который смотрел на запад в сторону моря, стоял в окружении старых деревьев. Финиковые и капустные пальмы сопровождали их на всем пути от аэропорта.

– Алекс! Это не дом, это дворец! – ахнула Кейси, когда он подкатил к дому и нажал на гудок, чтобы предупредить свою экономку.

– По сравнению с некоторыми домами вдоль побережья – вовсе нет, – ответил он. Улыбающаяся дама поспешно вышла им навстречу. – Вот они действительно похожи на дворцы! Выходи и познакомься с Дорой.

Жизнерадостная экономка болтала без умолку и в то же время деловито все организовала. Очень скоро они уже сидели у бирюзового бассейна за чаем, как его представлял себе Алекс, – гигантский бокал ромового пунша и блюдо, полное чудесных пирожных.

– Я чудовищно растолстею! – добродушно ворчала Кейси. – Это входит в мой контракт – толстеть? – Она надела белый купальник, зная, что Алексу он нравится.

– Я тебя запишу в свой тренировочный клуб, если возникнет необходимость, – пообещал он. – Тебе это может понадобиться после фантастической кухни Доры; даже я здесь поправляюсь.

– Не похоже, – заметила Кейси, бросая взгляд на твердые мускулы его плоского живота, не прикрытые короткими плавками.

– Я сбрасываю вес плаванием, – улыбнулся он. – И хожу под парусом, или ныряю, или занимаюсь виндсерфингом.

– Никогда не пробовала, – сказала Кейси.

– Тогда я тебя научу – если у нас будут время и силы, – предложил Алекс. – Ну вот, Дора уже ушла домой, поэтому давай поплаваем, но сначала… – Он потянул за бретельки ее купальника, поднял ее со стула и спустил купальник вниз. – Это тебе не понадобится!

Они плавали в бассейне обнаженными, а потом Алекс понес Кейси на руках через тихий дом на свою прохладную роскошную постель под пологом и любил ее, пока солнце садилось над морем в огненном великолепии сверкающего заката, который напомнил Кейси о том, первом закате, всего несколько дней назад.

Кейси улыбалась, когда они шли вдоль берега на следующий вечер; ее босые ноги омывали теплые волны, мягко набегающие на песок.

– Помнишь ту прогулку по берегу в Санта-Монике? – спросила она.

– Когда мы оба промокли до нитки? – Алекс тоже улыбнулся. – На тебе была шелковая блузка, которая сделалась совершенно прозрачной, и мне так хотелось сорвать ее с тебя!

– Ох, нет! – Кейси ужаснулась. – Почему ты мне не сказал?

– Что мне хочется разорвать ее на клочки?

– Нет! Что она прозрачная!

– И испортить себе все удовольствие? На тебе даже лифчика не было, насколько я помню.

– Алекс Хэвиленд! Я считала вас таким трезвым, воспитанным человеком!

– Который пугал тебя до смерти?

Кейси поддала ногой шелковистый белый песок.

– Ну, раньше да, но сейчас, я думаю, все наоборот.

– Возможно, ты права! – тихо вздохнул Алекс. – Ты действуешь на меня так, будто я все еще мальчишка-подросток, – пробуждаешь во мне яростное, откровенное желание!

– Разве ты не чувствовал того же к своей жене?

Он на мгновение заколебался.

– Нет-нет, та любовь была совсем другой. Венди была – да и остается – очень красивой и элегантной. Я ее боготворил, но в наших отношениях никогда не было глубины. Она каким-то образом никогда не отдавалась до конца. Теперь я это понял. Не то что ты.

– Значит, я на нее не похожа?

– Ты не похожа ни на одну из женщин, которых я когда-либо знал, дорогая моя, совсем не похожа. – Он остановился и повернул ее к себе, отводя со лба прядку волос, подхваченную морским бризом. – Я никогда в жизни еще не был так счастлив, как в последние дни. Мне только жаль, что мы не можем пробыть здесь подольше. Черт бы побрал это несчастное телешоу, лучше бы я не соглашался его делать.

– Ну, тогда мы с тобой еще не встретились, – ответила Кейси.

– Моя зеленоглазая колдунья! – прошептал Алекс. – Мне следовало бы убежать от тебя как можно дальше! А вместо этого… – Он не мог ждать, пока они доберутся до дома, взял ее за руку и повел вверх по пляжу на сухой песок…


Им казалось, что они любовники уже целую вечность и дни мелькали слишком быстро. Алекс явно готов был удовлетворить любую фантазию, приходившую в голову одному из них, он создал настоящий волшебный мир. Верный своему слову, он занимался с ней любовью в саду и на пляже ночью, напоенной головокружительным ароматом белых цветов, похожих на колокольчики. Они плавали на его маленьком катамаране вдоль побережья, заплывали в недоступные с суши маленькие бухточки, ныряли с аквалангом в тихих, чистых водах и смеялись до слез, когда он как-то потратил целых полдня, пытаясь научить ее виндсерфингу.

Так как Алекс обожал весь этот остров, ему хотелось показать его Кейси, и однажды он повез ее в путешествие на «рейнджровере». Они спустились к Бриджтауну, потом вернулись мимо Хоултауна и поднялись вверх по тропе до вершины горы Хиллаби, чтобы Кейси полюбовалась живописным видом, открывающимся с вершины. Кейси начала различать вокруг не только сахарный тростник, ярко раскрашенные дома и играющих вокруг них детишек, но также нищету и простой уклад жизни местных жителей, на первый взгляд живущих вполне счастливо.

Алекс по большей части предпочитал есть дома вкуснейшие блюда, приготовленные Дорой, и не желал ездить в дорогие рестораны в европейском или американском стиле. Один только раз он сделал исключение и повез ее в местный магазин, где торговали ромом. Он принадлежал брату Доры, и кроме убийственных ромовых напитков, к которым Кейси уже привыкла, там ее угостили фирменным блюдом Оскара. «Летучая рыба!» – с усмешкой объяснил Алекс Кейси. Кейси поморщилась, но рыба оказалась восхитительной, напоминающей не очень крупную селедку, приготовленную с пряностями.

В их последний вечер Алекс удивил ее, предложив, когда они лежали у бассейна, одеться к ужину.

– Я заказал столик в «Сэнди Лейн», – объяснил он небрежно. – Это вполне безопасно: поскольку мы завтра улетаем, у нас не будет времени принимать приглашения в гости, а стоит мне там появиться, как местный телеграф заработает вовсю, разнося сплетни.

Одевание свелось к тому, что Алекс натянул элегантные брюки из светлого льна и сорочку из плотного кремового шелка вместо разнообразных довольно потрепанных шортов, в которых ходил всю неделю.

– Я тебя просто не узнаю! – со смехом сказала Кейси, спустившись на лоджию, где он наливал им выпить. Лоджия выходила в сад и была любимым местом Алекса в доме. Сладкие ночные ароматы плыли в воздухе вместе с посвистыванием древесных лягушек, эхом доносящимся из сада. Кейси однажды взвизгнула, обнаружив в душе лягушку, но вскоре привыкла к этим крохотным созданиям.

Теперь она сидела в высоком плетеном кресле и тщательно расправляла черное платье, с грустью думая о том, как ей будет недоставать всего этого.

– Си-эн-эн передает, что в Лондоне дожди, – заметила она, окунув палец в шампанское и посасывая его. – Я только что слышала по телевизору.

– Мы еще вернемся сюда, Кейси, – пообещал Алекс. – Надеюсь, что скоро. – Ее лицо было в тени, но он все равно заметил, как радостно вспыхнули ее глаза. – Почему бы тебе не оставить здесь часть одежды, чтобы потом не брать с собой слишком много?

– Да я почти ничего здесь и не носила, – рассмеялась Кейси. – А если надевала, то ты все снимал!

– Разве не в этом состоит половина удовольствия от одевания? – Он сорвал длинный побег розового гибискуса, растущего у колонны лоджии, и осторожно воткнул ей за ухо. – Вот, теперь ты полностью одета. Поехали?

Как он и предполагал, в баре отеля они встретили нескольких его друзей и в конце концов поужинали вместе с еще одной парой, которая, по-видимому, жила недалеко от Алекса. Как Алекс и предвидел, они умирали от любопытства относительно Кейси, но он не стал делать тайны из их отношений.

– Ну, ну, Александр, а мы-то уж начали подозревать, что ты голубой! – подшучивала над ним миссис Сандерсон, когда они шли по ресторану, задетая тем, что не знала о его появлении на острове.

– Совершенно точно – нет! – ответил Алекс. – А, Кейси?

Кейси густо покраснела, чем вызвала их смех.

– Думаю, что нет! – еле выговорила она и все время, пока вокруг них суетился официант, жалела, что они не остались на вилле. И Алекса, и Сандерсонов хорошо знали в отеле.

– Значит, милая леди, вы – актриса, как я слышал? – улыбнулся Кейси Джулиан Сандерсон. – И где же я могу на вас взглянуть?

Кейси пожала плечами. Вечно ей задавали один и тот же неловкий вопрос, и если она не называла то шоу, о котором все слышали, люди обычно решали, что она лжет насчет своей профессии. Но она ответила честно, как всегда.

– Боюсь, что почти нигде, Джулиан. Я не слишком известна, в основном играла на ТВ и только в Англии. Правда, один художественный фильм вы можете посмотреть, под названием «Неверный довод».

– Значит, будем его искать, – сказал Джулиан. – Только, полагаю, вы недолго будете так отвечать, раз вам взялся помогать сам Александр.

Пораженная Кейси уставилась на него, но на этот раз первым ответил Алекс.

– Об этом беспокоиться не приходится, Джулиан, – твердо сказал он. – Кейси сама пробьет себе дорогу. Я бы не посмел вмешиваться в ее карьеру, этим занимается ее агент, не я.

– Значит, наконец-то ты нашел свою пару, Алекс? – Клер Сандерсон улыбнулась Кейси. – Как вам удалось заарканить самого завидного жениха на острове, Кейси?

– Перестань ее дразнить, Клер, – вмешался Алекс. – Я не более завидный жених, чем любой другой мужчина, и в данном случае это я охотился за ней, а не наоборот. Брось, расскажи мне лучше последние сплетни острова.

Это у Клер получалось здорово и смешно; несмотря на возникшую ранее неловкость, Кейси она начинала нравиться. Алекс явно симпатизировал этой паре, и когда она освоилась в их обществе, то начала понимать почему, но к тому времени они с Алексом уже уехали домой.

– Клер немного дуется на меня за то, что ей не удается женить меня на ком-нибудь по своему выбору, – смеялся Алекс. – И моя сестра тоже.

– Ах ты, бедняжка! Слишком богат и заслуженно находишься в осаде! Не знаю, как ты уцелел, когда все эти женщины так и вешаются тебе на шею!

– Вы, мадам, на верном пути – добиваетесь хорошенькой трепки! – Озорные глаза Алекса встретились со взглядом Кейси.

– Ах так? – Полная уверенности в себе, не говоря уже о большом количестве выпитого шардоннэ, Кейси спустила с плеч бретельки своего платья и выставила напоказ грудь, при виде которой Алекс со свистом резко втянул в себя воздух.

– Кейси! Ради всего святого! Нас арестуют!

– Неужели? – Кейси не спеша опустила взгляд вниз, на свои обнаженные груди, потом протянула руки вниз и заерзала, стараясь поднять повыше подол платья на бедрах.

Алекс вел машину все быстрее, радуясь, что до дома оставалось всего полмили. Наконец он промчался мимо ворот, доведенный почти до безумия, так как Кейси намеренно дразнила его, и к тому моменту когда он резко затормозил у крыльца, платье превратилось в узкую полоску вокруг ее бедер.

– Ты ведьма! Ты мне за это заплатишь!

Раздираемый между жгучим желанием и яростью, что его перехитрили, он выскочил из машины, совершенно потеряв над собой власть, подхватил ее на руки и с триумфом понес в дом. Кейси взвизгнула, когда он швырнул ее на коврик в холле и одним движением сорвал остатки платья и шелковые трусики. Сам он не стал тратить время на раздевание, просто расстегнул брюки и толчком вошел в нее. Кейси извивалась и корчилась под ним, выкрикивая его имя, эхом разносившееся по мраморному холлу.

Доведенный до предела, разгоряченный, Алекс двигался резко и сильно, и слишком быстро для них обоих он со стоном облегчения отстранился и рухнул на нее, дрожа в ее объятиях.

– Дорогая, прости меня, – пробормотал он наконец, с трудом отрываясь от нее. – Сам не могу поверить, что потерял над собой контроль. – Его лицо пылало от волнения, волосы спутались там, где она растрепала их руками, шелковая сорочка порвалась, когда он дергал за нее, пытаясь стянуть с себя, и Кейси знала, что на этот раз победа за ней.

– Я дразнила тебя, Алекс, – призналась она. – Я хотела, чтобы ты потерял над собой контроль.

Алекс заправил сорочку на место и поднял с пола ее платье, но не отдал Кейси.

– Теперь моя очередь быть боссом, – сказал он уже более спокойно, но, когда он потянулся к своим туфлям, Кейси вскочила одним прыжком и побежала через весь дом к бассейну, прикрытая только каскадом волос.

Выбежав за ней, Алекс увидел, что она неторопливо плавает в центре залитого светом бассейна и лукаво смеется. На этот раз он все же задержался и разделся, прежде чем нырнуть к ней, и легко ее настиг. Задыхаясь, они выплыли на поверхность на мелком конце бассейна, и Алекс схватил ее за плечи и прижал к себе; вода ручьями струилась с них обоих.

– Я люблю тебя, Кейси! – закричал он. – Господи Боже! Я действительно люблю тебя!

Глава 15

В аэропорту Хитроу, несмотря на июль, было холодно и дождливо, и они оба дрожали, пока шли вслед за Уильямом к «бентли», припаркованному прямо у входа.

– Добро пожаловать домой! – Алекс скорчил гримасу, а Кейси поплотнее запахнула жакет. – Мы сначала поедем к нам, Уильям, потом, после обеда, отвезешь мисс Тейлор домой.

– Алекс… я же сказала… – запротестовала Кейси.

– Надо подкрепиться – сначала пообедаем, – сказал Алекс и быстро поднял стекло между ними и ухмыляющимся Уильямом. – Мне сегодня вечером придется выступать на этом чертовом телевидении, ты мне нужна!

– Ты прекрасно можешь это сделать самостоятельно, – возразила Кейси, откидываясь на спинку сиденья. – Это просто предлог.

– Вот как… мне уже требуется предлог? Послушай, я выступлю на шоу, а потом мы уедем в Суссекс до конца уик-энда, чтобы вознаградить себя за то, что пришлось рано вернуться, хорошо?

– Ты меня спрашиваешь? Или ставишь в известность?

– Спрашиваю, глупышка! Я уже усвоил урок, как мне кажется.

– Ладно! Тогда я поеду. Но сначала я должна попасть домой и повидаться с Лиз, – улыбнулась Кейси. – Я ей привезла вино. Мы всегда так делаем.

– Идет, я заеду за тобой в шесть тридцать, но мы пообедаем до того, как ты поедешь домой?

– Хорошо. – Кейси закрыла глаза. – Откровенно говоря, приятно вернуться домой, Алекс. Я люблю Лондон, и в жару, и в холод, и в дождь.

– Должен признаться, я все больше жалею, что мы не остались на Барбадосе. Там так комфортабельно.

Вся жизнь Алекса комфортабельна, подумала Кейси. Никакой возни с тяжелыми чемоданами и поисками станции метро после долгого перелета. Носильщики для него вырастают как из-под земли, его ждет шофер, и ему даже не приходится идти пешком к автомобильной стоянке. Его привозят на работу в закрытом «бентли», каждое желание исполняют преданные служащие – Алекс ведет весьма привилегированную жизнь, и, конечно, очень легко было бы к ней привыкнуть, как привыкла она сама за последние несколько дней. В аэропорту ей было очень неловко идти мимо усталых матерей, обремененных своими чадами и тяжелым багажом, и все же в глубине души она радовалась поездке в шикарной машине с шофером за рулем.

Дом Алекса в Кенсингтоне был так же роскошен, как и дом на Барбадосе, и, несмотря на решимость Кейси не подавать виду, он явно произвел на нее впечатление.

– Уильям позаботится о чемоданах, – небрежно произнес Алекс. – Пошли, выпьем перед обедом.

Кейси пошла за ним вверх по лестнице к гостиной, и глаза ее стали совсем круглыми от изумления при виде окружающей роскоши. Алекс рассмеялся.

– Мой пенсионный фонд, – пошутил он. – Я всегда могу это продать, если наступят трудные времена! – Он толкнул дверь в гостиную, но в этот момент по лестнице спустилась Джоан; она с любопытством окинула взглядом Кейси.

– Алекс, у тебя гости…

Алекс тихо выругался, ожидая увидеть сестру, но навстречу ему поднялась не Пенни, а Миранда. Расстроенная, в слезах, она с противоположного конца комнаты бросилась в его объятия.

– Ох, Алекс, Алекс! Я так рада, что ты вернулся! Мне надо с тобой поговорить! У меня будет ребенок… Я не знаю… Ох! – Голос ее резко оборвался при виде застывшей в ужасе за спиной Алекса Кейси. – Лекси! Что эта девушка здесь делает? – требовательно спросила Миранда.

– Кейси! – заикаясь произнес Алекс, не в силах оторвать от себя прильнувшую к нему Миранду. – Погоди минуту – это не то, что ты думаешь!

– Ты лживая свинья! – Кейси выплюнула эти слова, не успев сдержаться.

– Кейси! Нет! – воскликнул Алекс, когда Кейси резко повернулась. – Подожди!

– Оставь меня! – Кейси не хотела слушать больше ничего. Она повернулась и сбежала вниз по лестнице ко все еще распахнутой входной двери. Уильям уже внес ее багаж, и она почти в истерике схватила свои сумки. Съемочные костюмы она оставила; сумки с ее собственной одеждой, к счастью, были не очень тяжелыми, и она легко столкнула их вниз по пологим ступенькам.

– Мисс Тейлор! – Уильям озабоченно посмотрел на Кейси, которая бежала через садик к выходу на улицу. – Я могу помочь?

– Нет! – Кейси лихорадочно замахала рукой проезжавшему мимо и, на ее счастье, свободному такси. Хоть тут удача улыбнулась ей, и машина остановилась. Она забросила в нее сумки, не дожидаясь, пока шофер ей поможет, и выпалила ему адрес новой квартиры, торопясь уехать, пока Алекс не выбежал вслед за ней. Если он вообще собирается за ней бежать – по-видимому, он слишком занят Мирандой, чтобы гнаться за ней.

Кипя и дрожа от ярости, Кейси пыталась взять себя в руки; она ненавидела Алекса, ненавидела Миранду, а больше всего себя, за свою глупость и доверчивость. Алекс все время ей лгал! Он не только спал с Мирандой, но даже сделал ей ребенка – и все же казался совершенно равнодушным к ее судьбе, когда рассказывал о ней несколько дней назад.

– Карлтон-Корт, мисс, – ворвался в ее бессвязные мысли голос шофера. Кейси вздрогнула и стала рыться в сумочке в поисках кошелька, молясь, чтобы в нем оказалось достаточно английских денег. Их как раз хватило, чтобы расплатиться. Она сунула деньги водителю и вбежала в вестибюль, таща за собой сумки. Кейси имела довольно смутное представление о расположении квартир в доме – она всего один раз была здесь в гостях у Лайема и Робина, но знала, что их теперешняя квартира находится на четвертом этаже, и направилась к лифту. Поднимаясь до четвертого этажа, она боролась с собой, стараясь сдержать слезы, но они все текли по лицу, пока она оглядывалась в поисках тридцатого номера. У нее не было ключа, поэтому ей оставалось только надеяться, что Лиз дома. Лиз ожидала ее возвращения в это утро, но Кейси должна была приехать гораздо раньше.

Тем не менее Лиз оказалась дома, горя нетерпением показать подруге их новый дом. Она пришла в ужас, когда Кейси ввалилась в квартиру, заливаясь слезами.

– Кейси! Господи! Что случилось? – ошеломленно спрашивала Лиз, обнимая Кейси. В прихожую выбежали Лайем и Робин, и именно Лайем пришел на помощь.

– Мне кажется, прежде всего надо сделать чаю, Лиззи, – сказал он, а Робин взял ее сумки и закрыл дверь.

Понемногу, с большим трудом Кейси выдавила сквозь рыдания минимум подробностей о последних нескольких днях и о потрясении последних минут.

– Он мне лгал! – рыдала она, уткнувшись в свитер Лайема. – Клялся в любви, а сам все время лгал!

– Нет, Кейси, я уверен, что это не так. – Робин встал перед ней на колени и протянул ей чистый носовой платок. – Алекс тебя любит, готов голову дать на отсечение. Ты должна была по крайней мере дать ему шанс все объяснить.

– Единственное, что я должна этому двуличному гаду, – это пинок побольнее! – возмутилась Кейси. – Ох, черт! Я была такой дурой, доверившись ему!

– Ты не дура, Кейси, – твердо заверил ее Робин.

– Вытри глаза, детка, – уговаривал ее Лайем. – И мы решим, как тебя развеселить.

– Возьмем ее с нами домой! – предложил Робин. – Уверен, что можно достать билеты на самолет. Мы совершим чудесное путешествие в Корк, а Лиз сможет познакомиться с мамочкой.

– Корк! Робин, я только что совершила восьмичасовой перелет, – возразила Кейси.

– Ну и что? Еще час тебе не повредит. Мы можем здорово повеселиться!

– И кроме того, я должна во вторник встретиться с Хэлом Симмонзом.

– Так прилетишь обратно в понедельник. Давай, Кейси, поехали с нами! – Лайем поцеловал ее и протянул руку, чтобы вытереть слезы с ее щек. – Пусть Алекс немного покипит – потом он обязательно отправится тебя искать.

– Он не может, – сказала Кейси. – Он не знает, где я теперь живу, в агентстве есть только адрес в Кентиш-Тауне.

– Он найдет тебя очень скоро, – заверил Робин. – Иди и приведи себя в порядок, малышка. Я закажу билеты.

Лиз с гордостью показала Кейси хорошенькую бело-розовую спальню и ванную комнату, которые теперь были в ее распоряжении.

– Боже! Словно сбывшийся сон! – воскликнула Кейси при виде огромной двуспальной кровати и вместительных шкафов, дверцы которых распахивала перед ней Лиз. Было бы так здорово привести сюда Алекса, печально подумала она и снова расплакалась, несмотря на все усилия сдержаться.

– Кейси, дорогая, не плачь! – умоляла Лиз. – Он явно того не стоит.

Кейси села на кровать.

– Стоит, Лиззи, можешь мне поверить! По крайней мере я думала, что стоит.

– Ну, я с этим не могу согласиться, – возразила Лиз. – Если из-за него ты сейчас в таком состоянии… Послушай, через пять минут будет готов обед – и не говори ни слова, я готовила все утро, попробуй только отказаться и не съесть его!

Кейси с чувством вины вспомнила о планах Алекса пообедать вместе и постаралась взять себя в руки. Она обследовала свою новую ванную комнату и поспешно развесила в просторных белых лакированных шкафах платья из чемодана, затем нашла свои пожитки, которые перевезла из Кентиш-Тауна Лиз. Наконец-то, подумала Кейси, она сможет забрать из тетиного гаража вещи, оставшиеся после смерти родителей, и разместить их в собственном доме. Картины, мамины вышивки и изящный инкрустированный столик, сделанный отцом много лет назад. Эта мысль вернула ей хорошее настроение, и она почти улыбалась, вернувшись к остальным.

– Порядок, я достал четыре билета на пятичасовой рейс! У нас достаточно времени, чтобы уложить вещи и все такое, – сказал Робин, кладя телефонную трубку. – И ма в восторге.

– Еще бы! – ухмыльнулся Лайем. – Давайте ее обманем и представим Кейси как мою девушку?

– Ни за что! – наложила вето Кейси. – У меня и так хватает проблем.

– Это было бы хорошим наказанием мистеру Хэвиленду, – лукаво улыбнулся Лайем.

– Не пойдет, Лайем. Просто не давай мне уснуть, пока мы туда не доберемся.


Они все немного нервничали, опасаясь, что вот-вот появится Алекс и потребует встречи с Кейси, но он так и не появился к тому моменту, когда все они оказались в аэропорту Хитроу. В шесть часов они уже приземлились в аэропорту Корка, где их встретила взволнованная Джен Фолкнер. Сначала на нее набросились с объятиями оба парня, и только потом она смогла повернуться к девушкам.

– Вы, должно быть, Элизабет, – догадалась она. – Добро пожаловать в Ирландию, дорогая… Кейси, наверное, вы очень устали. Поехали скорее! Берите эти сумки, мальчики.

– Есть, мэм! – Лайем послушно погрузил сумки в автомобиль и посадил туда девушек. – Надо побыстрее отвезти Кейси домой, пока она не рухнула от усталости!

Кейси пыталась рассматривать красивый зеленый сельский пейзаж за окнами автомобиля. За рулем сидела сама Джен и болтала без умолку. После сухой жары пустыни и недавнего сахарного тростника и пальм Барбадоса Корк представлял собой совершенно иной и прекрасный мир. Живые изгороди были усеяны цветами дикой фуксии и шиповника, но Кейси слишком устала и была слишком расстроена, чтобы наслаждаться этой красотой. Даже дом Фолкнеров, изящный особняк в георгианском стиле из мягкого песчаника, удостоился лишь мимолетного ее взгляда, пока Джен вела машину по длинной, усыпанной гравием подъездной аллее.

Из окна комнаты, куда ее провели, было видно море, серое и холодное в тот день, так не похожее на бирюзовое Карибское море, омывающее пляж у дома Алекса.

Алекс! Ей следовало быть сейчас с Алексом, а не здесь, в Ирландии, как бы приветливо ни встретили Фолкнеры своих нежданных гостей. А они ее встретили очень приветливо, настолько, что просто невозможно было не развеселиться в тот вечер. Еда за ужином оказалась превосходной, и Кейси, несмотря на все свои огорчения, полностью отдала ей должное.

– Все с нашей фермы, – сообщила девушкам Джен. – В том числе и говядина – вам приятно будет это узнать!

Эдвард Фолкнер присоединился к ним в середине ужина, извинившись за опоздание по причине дорожных пробок по пути из Дублина, где была расположена его главная контора и где обычно жил и работал Лайем.

– Купи себе вертолет, папа, – предложил Робин. – Знаешь, это имеет смысл.

– Возможно, – поморщился Эдвард. – Но я предпочитаю иметь педаль акселератора под собственной ступней, а не под ногой пилота!

Было очевидно, от кого оба брата унаследовали свою красоту и высокий рост. Однако Эдвард был выше их обоих, и у него все еще сохранилась густая, хоть и слегка поблекшая русая шевелюра, как у Робина и Лайема, необычная для ирландца. Они явно были дружной семьей, перебрасывались понятными только им шуточками и с готовностью приняли в свою компанию Лиз. Кейси была уверена, что Лиз будет счастлива с Робином.

Как хорошо все сложилось для нее за такое короткое время! И несмотря на собственные несчастья, Кейси радовалась за подругу. В личной жизни Лиз было немало взлетов и падений, не меньше, чем у Кейси, поэтому девушки так крепко подружились. Лиз воспитывалась в нескольких приемных семьях и отчаянно боролась, чтобы чего-то достичь, и хотя она никогда не была топ-моделью высшего класса, постоянно имела работу, гораздо чаще, чем Кейси. «Молодые мамочки и каталоги», – всегда смеялась она, когда ее спрашивали о работе, но Лиз была профессионалом, абсолютно надежным, и клиенты всегда проникались к ней теплыми чувствами, как в данный момент родители Робина Фолкнера.

Но как ни радовалась за нее Кейси, ей самой было плохо: она устала, болела голова, ей отчаянно недоставало Алекса. Сейчас она от всего сердца жалела, что дала уговорить себя уехать, а не осталась в Лондоне и не поговорила с ним. Ведь он, конечно, захочет ей все объяснить по крайней мере. Или просто уйдет, чувствуя, что единственным верным выходом будет жениться на матери своего будущего ребенка, даже если он и любит Кейси.

Кейси отказалась от предложения ночевать в одной комнате с Лиз, зная, как ей хочется остаться с Робином.

– Увидимся утром, – твердо сказала она подруге. – Со мной все будет в порядке.

– Поедем кататься верхом с утра пораньше, – предложил Лайем. – Поэтому я приду очень рано и разбужу вас, мисс.

– Если бы ты знал, какова она по утрам, ты бы этого не делал, – пошутил Робин. – Она просто кошмарно злая!


Робин и Лайем изо всех сил старались ее развлечь, и Кейси была очень благодарна им обоим. За исключением обязательного посещения мессы, куда Лиз отправилась вместе с ними, Кейси не оставляли надолго одну. Они катались верхом по владениям Фолкнеров почти все утро, обедали дарами моря в крохотном баре, расположенном за много миль от всякого жилья. На время Кейси даже забыла об Алексе, купаясь в солнечном сиянии и теплом воздухе этих дней. Но Хэл Симмонз ждал ее, поэтому она нехотя опять сложила свои вещи, и Лайем отвез ее в аэропорт к рейсу во второй половине дня.

– Ты знаешь, что всегда найдешь во мне друга, правда, Кейси? – сказал он, целуя ее у выхода на посадку.

– Да, спасибо тебе, Лайем, я знаю. – Кейси поцеловала его в ответ.

– Я приеду через несколько дней, и мы куда-нибудь сходим, – пообещал он.

– Договорились! Спасибо, Лайем.

Глава 16

Самолет опоздал, и им пришлось долго ждать в воздухе очереди на посадку, пока наконец ее не разрешили. Кейси ворчала про себя, но поделать ничего не могла, и на этот раз ее не ждал «бентли», чтобы быстро доставить на квартиру. «Теперь поедешь на метро, девочка», – твердо сказала она самой себе. Ей снова придется экономить, как прежде, подумала она и улыбнулась. Способна ли она когда-нибудь измениться, несмотря на все усилия братьев Фолкнер? Кейси почему-то сомневалась.

Она все еще улыбалась, думая об этом, когда шла к выходу, быстро оглядываясь в поисках входа в метро, и тут увидела Алекса…

Он был зол. Она поняла это, едва взглянув на него, когда он пробирался к ней сквозь толпу. Охваченная паникой, Кейси повернулась и хотела убежать, но дорогу ей загородили семейная пара с детьми и две тележки с багажом. Пока она пыталась их обойти, Алекс догнал Кейси, одной рукой сжал железной хваткой ее локоть, а другой взялся за сумку.

– Где ты была, черт возьми? – в ярости спросил он. – Я перевернул весь Лондон, разыскивая тебя!

– Уйди, Алекс! Отпусти меня! – Кейси пыталась освободиться. – Убирайся к своей подружке! – прошипела она. – И оставь меня в покое!

– Э, нет, детка, только после того, как объяснюсь с тобой! Пошли… – Он попытался потянуть ее за собой к выходу, но безуспешно. – Я оставил машину у выхода.

– Ни за что! – Кейси сопротивлялась, ощущая взгляды окружающих, которые останавливались и смотрели на них. Такая привлекательная пара, как Кейси и Алекс, сама по себе была довольно необычным зрелищем, но их ссора на публике вызвала всеобщее оживление.

– Этот человек к вам пристает? – К ним сквозь толпу пробирался широкоплечий охранник, и Кейси с благодарностью посмотрела на него.

– Да, пристает, совершенно верно! – Она наконец выдернула руку у изумленного Алекса и схватила свою сумку, которую он уронил во время их схватки.

– Вы с ним знакомы? – спросил охранник, становясь между ней и разъяренным Алексом.

– В жизни никогда его не видела! – солгала Кейси, скрестив при этом пальцы. – Все в порядке, просто проследите, чтобы он меня не преследовал, вот и все!

– Мы сделаем больше! – ответил охранник, так как теперь к нему присоединился его коллега, и он покрепче ухватил за руку кипящего от возмущения Алекса. – Пройдите со мной, сэр, вам надо немного остыть! Джок, проводи леди к выходу.

– Вы не понимаете! – запротестовал Алекс, снова пытаясь вырваться, но теперь он, к своему ужасу, осознал, что они привлекли к себе всеобщее внимание. – Мне надо с ней поговорить! Послушайте, меня зовут Алекс Хэвиленд, я из агентства «Хэвиленд Грейси».

– Мне все равно, будь вы хоть король Англии! Вы не имеете права приставать к этой молодой даме.

– Я актриса, – уже смелее сказала Кейси. – Постоянно сталкиваешься с этим! Кажется, все мужчины считают, что имеют право заговаривать со мной. Пожалуйста, не беспокойтесь, отпустите его, – прибавила она, обращаясь к охраннику.

– Ты… – Алекс, вне себя от ярости, лишился дара речи, когда охранник потащил его, несмотря на сопротивление, в сторону от Кейси под одобрительные комментарии зрителей.

– В наше время девушка не чувствует себя в безопасности даже средь бела дня, – с отвращением сказала одна женщина.

– Такой приятный на вид мужчина! – согласилась ее спутница. – Ему вовсе нет нужды приставать к незнакомкам!

Алекс, который прекрасно знал, когда надо с достоинством отступить, перестал сопротивляться и только в бессильной ярости смотрел, как Кейси в сопровождении охранника идет к выходу.

– Давайте теперь разберемся с вами, сэр, – сказал охранник.

– В этом нет никакой необходимости! – возразил Алекс. – К тому же я оставил свою машину на желтой линии.

– Жаль! Вы только добавили себе неприятностей! А теперь пройдите, пожалуйста, со мной. – Невозможно было сопротивляться, не устроив еще одну сцену. Алекс Хэвиленд счел, что достаточно один раз в день побывать в шкуре обыкновенного воришки!


Кейси так спешила удрать, что подозвала такси: ей все время казалось, что Алекс гонится за ней.

– Я не хочу, чтобы его в чем-то обвинили, – настойчиво говорила она охраннику. – Мы не поняли друг друга, вот и все.

– Мы с ним разберемся, – мрачно заверил ее охранник. – Он ведь все-таки оказал сопротивление моему напарнику. Не волнуйтесь, мисс, мы обо всем позаботимся. Вероятно, ему просто сделают предупреждение.

Мысль о том, что Александра будет отчитывать полицейский, вызвала у Кейси мимолетную усмешку, но когда она села в такси, чего еще недавно решила не делать, ее прошиб холодный пот и она прокляла свой невоздержанный язык. Зачем, ну зачем она сделала подобную глупость?

Ее единственной надеждой оставалось то, что Алекс не знает, где она живет. Но и эта надежда была тщетной. Если он узнал, что она прилетает из Корка, то, разумеется, ему хорошо известен и ее новый адрес. Она уйдет из дома, решила Кейси, входя в квартиру. Пойдет куда-нибудь – в кино, например, или поесть; может быть, даже навестит Билла, чтобы помириться. Ведь он все же послал ей поздравление через Лиз.

Кейси впервые смогла как следует рассмотреть квартиру, и она ей очень понравилась. Теперь она уже знала, что квартира частично принадлежит семейству Фолкнеров – маневр Робина и Лайема, чтобы вытащить их обеих из нищеты Кентиш-Тауна, и Кейси была этому очень рада. Иначе они никогда бы не смогли позволить себе снять такую квартиру, даже при возросших доходах.

«Она подошла бы даже для обложки рекламного журнала! – с восторгом сказала себе Кейси. – Я тебя проучу, Алекс Хэвиленд! Кому ты нужен?»

Ей, Кейси! Она упала на обитую синим льном тахту и залилась слезами. Когда рядом не оказалось никого, кто мог бы их остановить, они полились потоками; и она рыдала, ругая Алекса всеми дурными словами, какие только могла придумать, до тех пор, пока слезы не иссякли.

Сначала она не слышала непрерывного звонка в дверь. Но в конце концов настойчивый звук проник в ее затуманенное горем сознание, и Кейси охватила железная уверенность, что Алекс ее нашел.

– Кейси! Кейси, впусти меня! – требовал он, стоя у входной двери, и она нехотя потащилась через всю квартиру, тщетно пытаясь вытереть слезы ладонью.

Едва Кейси приоткрыла дверь, как Алекс ворвался в комнату. Если в аэропорту он был разозлен, то сейчас буквально кипел от ярости.

– Ты ненормальная! – заорал он на нее. – Что это еще за игры, черт тебя возьми? – Он схватил ее, когда она попробовала убежать, и крепко держал, явно стараясь справиться со своей яростью.

– Алекс! Отпусти меня! – запротестовала Кейси.

– Отпустить? Я тебя сейчас задушу, не сомневайся! Ты хоть имеешь представление, через какие унижения пришлось мне пройти из-за твоих детских игр в этом чертовом аэропорту?

– Боже сохрани, Алекс! – с издевкой воскликнула Кейси. – Неужели тебе пришлось иметь дело с немытыми простолюдинами? Как это было для тебя ужасно!

– Еще бы! Меня бросили в камеру и держали там, пока я не смог доказать, кто я такой! А тем временем мою машину утащили на полицейскую стоянку!

– Вот как? Но тебе, конечно, стоило только помахать своей пачкой кредитных карточек? – Пытаясь вырваться, она все еще продолжала язвить. Но это была уже не та чувственная игра, которой они предавались на Барбадосе. Алекс был в ярости, и Кейси, несмотря на всю ее браваду, охватил настоящий страх. Алекс ее пугал, и пугал осознанно.

– Если бы они у меня были с собой, я мог бы это сделать, но я случайно оставил свой бумажник в машине, – огрызнулся он. – У меня в карманах было немного наличных и совсем никаких документов, удостоверяющих личность.

– Ай-ай-ай! Не оказалось денег, которые могут все! Добро пожаловать в реальный мир, Александр Хэвиленд! – Несмотря на панику, Кейси невольно позабавила мысль о том, что Алекс наконец-то попался. – Ты заслужил то, что с тобой сделали! А теперь отпусти меня и убирайся отсюда! Я больше не желаю иметь с тобой ничего общего!

– Круто! Но мы сейчас поговорим, и ты меня выслушаешь!

– Черта с два! – Кейси внезапно лягнула Алекса ногой, заставив его ахнуть от боли, когда ее высокий каблук врезался в его голень. Она провела детство с мальчишками и умела драться – и драться жестко, если надо. Теперь она применила все приемы, какие знала, лягалась все отчаяннее, царапалась, пытаясь вырваться из его рук, а он боролся не менее жестко, чтобы ее усмирить. Даже для такого сильного и разъяренного мужчины это было нелегко, и Алексу потребовалось несколько мучительных минут, пока наконец он не навалился на нее всем телом, придавив к дивану и сжав обе руки в одной своей.

– Никогда в жизни не сделал больно ни одной женщине, – задыхаясь от усилий удержать ее, пропыхтел он. – Но видит Бог, сейчас я очень близок к этому!

– Это как раз в твоем духе – тактика террориста! – выпалила Кейси. – Только попробуй сделать что-нибудь еще, Алекс, и я подам на тебя в суд за изнасилование, клянусь!

Алекс уже дышал немного ровнее и теперь приподнял бедро повыше, прижав ее все еще лягающиеся ноги; наконец-то он контролировал ее движения.

– Я вовсе не думал о насилии, – заверил он ее. – Но не заблуждайся: если бы я тебя хотел, я бы взял тебя, и ты не стала бы сопротивляться. Я тебя слишком хорошо знаю, Кейси. А теперь, если я тебя отпущу, ты снова попытаешься вести себя как одержимая, какой себя уже показала?

– Я тебя ненавижу! – ответила она, разъяренная унизительным положением, в котором оказалась. – Ты лжец и лицемер!

– Ничего подобного! – Алекс осторожно отпустил ее руки и тут же понял свою ошибку, так как Кейси немедленно воспользовалась этой возможностью и попыталась ударить его кулаками по лицу. Но Алекс вовремя отреагировал и снова схватил ее за руки.

– Хватит! – зарычал он на нее. – Я привяжу тебя к стулу, если понадобится! Ну, остынь, Кейси. – Его пиджак свалился во время их схватки, и Кейси ощущала жар его тела сквозь тонкий хлопок сорочки. Несмотря на унижение, она с гневом почувствовала, как ее соски внезапно поднялись, когда его грудь прижалась к ним. – Видишь? – рассмеялся Алекс с холодным торжеством и провел свободной рукой по ее соскам. – Ты меня хочешь, Кейси, признайся. Возможно, сейчас заняться с тобой любовью не такая уж плохая идея – это может тебя несколько остудить.

– Не смей ко мне прикасаться! – Кейси отвернула лицо, но теперь хозяином положения был Алекс. Он неторопливо наклонил голову и приник к ее губам холодным, жестким поцелуем, его зубы впились в ее нежные губы, и, протестуя, она приоткрыла их. Теперь он действовал решительно и неумолимо, и, несмотря на свою решимость, Кейси почувствовала, что отвечает на резкое проникновение его языка, когда он достиг своей цели, и поцелуй стал немного нежнее. Она услышала тихий стон, который нечаянно вырвался у нее, и возненавидела себя за это. Кейси ничего не могла с собой поделать – она все еще хотела его.

Когда Алекс наконец отпустил ее губы, она обнаружила, что обнимает его руками за шею, не имея представления, как они там очутились, потом ее охватило изумление, так как Алекс внезапно слегка оттолкнул ее от себя.

– Алекс – ты разве не?.. – Кейси была сбита с толку.

– Не собираюсь заняться с тобой любовью? Разве это нормально после подобного поцелуя? – Алекс развязал галстук и расстегнул верхние пуговки на сорочке, упорно глядя ей в глаза. – Нет, не собираюсь. Если бы я это сделал, то, вероятно, причинил бы тебе боль, и потом, я действительно не хочу этого. Хотя ты это и заслужила, за тот, первый, удар ногой, – сказал он, с трудом поднимаясь. – Господи, мне не помешало бы выпить. У тебя есть что-нибудь?

Кейси в растерянности огляделась.

– Есть бурбон, который я привезла с собой, вон там.

Алекс предпочитал скотч, но у него не было настроения привередничать. Он налил два бокала – один принес ей и сделал живительный глоток из своего. Только после этого он как следует разглядел ее.

– Ты плакала, – обвиняющим голосом произнес он.

– Ну и что? Я была расстроена тем, что ты меня преследуешь, и ты знаешь почему! – Она отпила неразбавленное виски и поморщилась, когда оно обожгло ей горло, потом поставила бокал. Алекс протянул руку, указательным пальцем приподнял ее голову за подбородок и провел большим пальцем по припухшим губам.

– Ты расстроилась из-за Миранды. Ладно, я это понимаю, но зачем уезжать бог знает куда, не сказав ни слова?

– Алекс, неужели ты настолько бесчувственный? – уставилась на него Кейси. – У нее будет ребенок от тебя, а ты продолжаешь бегать за мной. Конечно, я убежала: чем дальше от тебя, тем, по-моему, лучше.

– Тогда надо благодарить Бога, что Фолкнеры живут всего лишь в Ирландии, – сухо ответил Алекс. – Давай выясним до конца одну вещь, Кейси. Да, Миранда действительно беременна, но я не имею к этому никакого отношения. Я даже не представлял себе, что ты так подумаешь. Я сказал тебе правду и считал, что ты мне поверила. Она пришла ко мне, зная, что я ей помогу уладить дело с отцом, и я понимаю, что обязан помочь ей. Миранда была в ужасе, не зная, что сделает с ней отец, когда она ему обо всем расскажет, особенно о том, кто отец ребенка.

– Не ты?

– Нет, глупышка! Помощник ее отца, полагаю. – Он устало вздохнул. – Я смог все уладить, потратив на это мой уик-энд. Как и следовало ожидать, Джордж пришел в ярость. Вот и говори о викторианских папашах!

– Едва ли в наше время это такой уж грех, – сказала Кейси.

– Может быть, для нас – нет, но для Джорджа это грех. Для его дочери недопустимо подобное, и потом Чарлз, хоть и полезен ему, едва ли тот зять, которого он желал для дочери! Боюсь, именно он очень хотел бы поженить нас с Мирандой, а я не уступаю ничьим желаниям, как ты уже, возможно, убедилась!

– Вот уж никогда не думала, что буду жалеть Миранду, – тихо произнесла Кейси.

– Ты жалеешь только себя, если судить по твоему виду, – ответил он. – А теперь скажи, что ты меня ненавидишь… посмотри мне прямо в глаза и скажи.

Кейси встретилась с ним взглядом, но слова застряли у нее в горле.

– Алекс… я…

– Ты не можешь, да? – спросил он. – Кейси, я люблю тебя, люблю до такой степени, что не способен думать как следует. Я даже ушел с заседания совета директоров, когда Мэри-Джо разузнала, что ты возвращаешься из Корка.

– Правда? – Кейси искренне удивилась: это было так не похоже на делового Алекса.

– А потом мне пришлось звонить ассистенту своего врача и просить его приехать и внести за меня залог! И ты за это заплатишь, люблю я тебя или нет! Если компания «Киер» узнает об этом маленьком недоразумении, нам обоим грозят крупные неприятности. Это единственная причина, почему я не стал поднимать большого шума. Я бы, несомненно, заставил тебя уехать со мной, если бы этот павиан не пришел тебе на помощь. Я бы вынес тебя на руках, если бы не надо было думать об этой компании. Нам и так придется поразмышлять о том, как уменьшить ущерб.

– Так что ты предлагаешь? – Кейси тут же насторожилась.

Алекс задумался, уже снова ласковыми движениями продолжая гладить ладонями ее волосы.

– Пойдем куда-нибудь, – решил он. – У меня есть билеты на сегодняшний вечер на премьеру нового мюзикла Дэвида Маккензи. Пресса будет присутствовать в большом количестве – идеально!

– Алекс! Я ужасно выгляжу! И никуда с тобой не пойду – мне ни за что не успеть собраться вовремя! Уже почти семь часов!

– О, ты пойдешь! Ты обязана сделать для меня хотя бы это. – Алекс рывком поднял ее на ноги и посмотрел на часы. – У тебя есть десять минут на переодевание, потом мы поедем ко мне домой, чтобы мог переодеться я, а потом, надеюсь, ты сыграешь перед камерами любезность и оживление.

– Вот так просто?

– Именно так! – Он нагнул голову и на этот раз нежно ее поцеловал. – Я влюблен в тебя, Кассандра, научись жить с мыслью об этом.

– Мне не надо учиться, Алекс.

– Нет, надо, детка. Ты ведь тоже любишь меня, правда? – Его руки крепко обнимали ее переставшее сопротивляться тело.

Она действительно его любит, теперь в этом не было никаких сомнений, но, как и тогда вечером, на острове, она не могла ему об этом сказать, каким бы страстным ни было его собственное признание. Она струсила тогда и струсила сейчас. Подобное признание сделало бы ее слишком уязвимой.

– Слишком рано, Алекс, еще слишком рано, – возразила Кейси.

– Мы ведь знаем каждый дюйм друг друга, – поправил ее Алекс.

– В смысле секса… да, – согласилась Кейси. – И заниматься с тобой любовью – это самое чудесное в мире занятие… но…

– У тебя всегда есть «но», правда? – вздохнул он. – Тем не менее я буду повторять тебе это, пока ты в конце концов не поверишь! А теперь, как бы мне ни хотелось лечь с тобой в постель, раз уж ты наконец перестала плеваться, мы уходим.

– Мне нечего надеть!

– Не надо мне этого старого как мир предлога! – рассмеялся он. – Надень ту черную штуку на бретельках, которую купила в Лас-Вегасе. Меня она интригует, значит, прессу тоже заинтригует. И не говори мне, что ее нужно гладить, потому что я очень хорошо знаю, что она не нуждается в глажке. Это лайкра.

– От тебя ничего не ускользает!

– Нет, я ведь занимаюсь рекламой, я не могу себе этого позволить! А теперь – одевайся!

Он стоял над ней, пока она натягивала черное платье и разыскивала колготки и туфли.

– Я ужасно выгляжу! – стонала Кейси, усаживаясь перед своим новым туалетным столиком. Она не смогла отыскать никакой косметики, кроме той, что была в сумочке, которую брала с собой в Корк. Алекс смотрел сверху на сложное переплетение бретелек, удерживающих платье.

– Ты выглядишь очень сексуальной и очень желанной, – сказал он ей. – Губная помада и тушь для ресниц – вот и все, что тебе нужно.

– Черта с два! – Кейси сердито посмотрела на свое отражение и устало потянулась за косметичкой. – Тебе придется подождать, Алекс.

К тому времени, когда она закончила туалет, даже сама Кейси удивилась своему виду, а Алекс же взглянул на нее, словно хотел сказать: «Вот видишь, я тебе говорил», – и провел ладонью по изгибам тела, которое так хорошо знал.

– Ты забыла кулон.

Он нашел его в косметичке, подал ей и заставил надеть.

– Все-таки кое-чего не хватает… – Он с улыбкой сунул руку в карман пиджака. – У тебя проколоты уши, да?

В его пальцах сверкнули серьги с сапфирами и бриллиантами в форме цветочков, такие же, как кулон. Они были, нужно сказать, ослепительны, и Кейси ахнула от изумления. Она хорошо понимала, что никто не примет прекрасные драгоценные камни за имитацию.

– Надень их, Кейси, – сказал он ей и улыбнулся, когда она молча подчинилась. – Теперь весь мир будет знать, что ты моя, – торжествующе сказал он.

– Собственность! В ней все дело, не так ли, Алекс? – Кейси подняла руки, пытаясь выдернуть серьги из ушей, но руки Алекса остановили ее. – Тебе необходимо владеть мной?

– Нет, дело вовсе не в этом, черт возьми! – в отчаянии зарычал Алекс. – Они должны выражать мою… любовь… Я купил их еще в Лас-Вегасе, если хочешь знать, просто ждал случая подарить тебе, и ты их наденешь, нравится тебе это или нет! Ты ведь привыкла к кулону, верно?

И Кейси их надела. Горько сожалея о роли, которую он заставил ее играть, она тем не менее играла ее, как и требовалось от актрисы. Она проплыла мимо строя фотографов в фойе театра, предоставляя Алексу искусно парировать их неизбежные вопросы. Как он и ожидал, слухи об их стычке в Хитроу действительно просочились в прессу.

– Размолвка влюбленных, вот и все, – небрежно отвечал он журналистам. – Мы уже помирились. – Он обнял Кейси за плечи и прижал к себе. Невозможно было не заметить теплоты в его глазах при взгляде на нее.

– Вы ведь девушка «Киер», да? – спросил у Кейси один из репортеров. – Сочетаете бизнес с удовольствием, Алекс?

– Вы меня порицаете? – усмехнулся Алекс.

– Значит, вы двое – это одно целое?

– Можно сказать и так. – Алекс крепче сжал плечи Кейси, предупреждая ее гневный жест. – Пойдем, дорогая. Вы нас извините, джентльмены? Завтра мы попадем в колонки сплетен, – с некоторым удовлетворением сказал он.

– Тебе действительно было необходимо все это говорить? – проворчала Кейси.

– Если мы хотели спасти положение – да. «Киер» простит ссору влюбленных – в конце концов, все мы люди! Но если ты устроишь скандал в общественном месте без веских оснований – это совсем другая история.

– У меня была веская причина! – запротестовала она.

– Нет, не было! Кейси, следующие одиннадцать месяцев тебе придется следить за своим язычком, как бы это ни было трудно. Ты просто обязана думать о компании «Киер» каждую минуту жизни. Имидж – это все для данной компании!

– И часть этого имиджа – быть твоей подружкой? – с сарказмом спросила Кейси.

– Нет, на самом деле эта часть – только для моей пользы. Просто чтобы дать понять остальным: руки прочь от Кейси! – признался Алекс.

– Это всего лишь уловка, да? – спросила Кейси. – Просто потому, что у Миранды появился другой, ты боишься, как бы не подумали, что тебя бросили?

– Не будь смешной! – Он так искренне изумился, что Кейси тут же почувствовала облегчение. – Если хочешь знать, я был очень рад за Миранду. Ей просто необходим кто-то вроде Чарлза, кто будет ее боготворить, как ей того хочется.

– А тебе не хочется?

Алекс рассмеялся и чмокнул ее в кончик носа.

– Не сомневайся, Кассандра, я склоняюсь только к твоим прекрасным ногам! Иначе разве я простил бы тебе то, что произошло сегодня?

– Это было так ужасно?

– Скажем, у меня бывали лучшие дни. Мне следовало бы посадить тебя под замок на хлеб и воду, а не баловать шампанским и бриллиантами!

– Мне не нужны эти бриллианты, Алекс, – напомнила она ему.

– Тем не менее я хочу, чтобы ты их носила: ты в них потрясающе смотришься. – Распущенные по его просьбе волосы оттеняли драгоценности, и, как обратил внимание Алекс, когда они усаживались на свои места, их заметили многие.

Каким бы великолепным ни был спектакль, Кейси почти не смотрела на сцену. Пьеса была написана Дэвидом Маккензи для его талантливой жены, чтобы дать ей возможность снова вернуться на сцену. Спектакль имел огромный успех, и Франческа Уэйд показала себя во всем блеске, используя открывшиеся возможности. Кейси давно ею восхищалась; ее, как и других любителей театра, ужаснул несчастный случай, чуть не искалечивший Франческу год назад. В другое время она была бы поглощена спектаклем, но сейчас не в состоянии была думать ни о ком, кроме Алекса, спокойно сидевшего рядом и сногсшибательно красивого в черном смокинге. Он представлял собой мужчину, о котором только могла мечтать любая женщина, и все же Кейси не была уверена в своих чувствах.

Словно ощутив ее смятение, он взял ее за руку и жестом собственника прижал к своему теплому бедру; все его жесты в тот вечер были жестами собственника. Ему это нравится, подумала Кейси, он получает удовольствие от ее неловкости; и, зашипев от раздражения, она выдернула у него руку.

– Зайдем ненадолго на вечеринку? – предложил он, когда под сводами театра отгремели последние аплодисменты.

– Опять встреча с нужными людьми? – ядовито спросила Кейси.

– Нет, мисс Подозрительность, я просто думаю, что тебе там понравится. Дэвид устраивает после спектаклей очень живописные вечеринки.

Алекс был прав, вечеринка оказалась умопомрачительно экстравагантной. Огромное помещение склада было превращено в ярмарочную площадь, с балаганами и каруселями, и даже еда была такой, какую продают на ярмарках.

– Просто не верится! – изумилась Кейси. Все это выходило за рамки ее прежнего опыта.

– Я же говорил! – Алекс обнял ее за плечи. – Пошли, познакомлю тебя с Дэвидом и Франческой.

– А потом покатаемся! – с энтузиазмом выпалила Кейси, и Алекс застонал. – Я люблю карусели!

– Мне следовало это знать! – Но он добродушно сводил ее на все аттракционы, куда ей хотелось, только твердо отказался попробовать «сладкую вату».

– И поедим хот-догов! Ох, и пиццу – это два моих любимых блюда!

– Пицца? – Алекс содрогнулся. – Она выглядит довольно неопрятно.

– Ты не любишь пиццу? – Кейси изумленно посмотрела на него.

– Не знаю, никогда не пробовал.

– Никогда не пробовал пиццу? Где же ты был до сих пор?

– Я предпочитаю другую еду, вот и все. Это преступление?

– Нет… – улыбнулась Кейси. – Я просто забыла, что ты живешь в ином мире, чем мы, остальные смертные. – Дом для уик-энда, дом для каникул, шоферы, экономки – интересно, ездил ли Алекс за всю свою жизнь, защищенную от житейских трудностей, хоть раз в метро?

– А если я съем пиццу, что это докажет? – Он взял кусок пиццы и откусил, но тут же выругался, так как соус брызнул ему на смокинг.

Кейси рассмеялась и, как могла, вытерла пятно своим носовым платком. Простой интимный жест, но Алекс схватил ее за руки и пристально посмотрел в глаза.

– Пошли отсюда! – настойчиво произнес он.

Он отпустил Уильяма домой, после того как тот привез их на вечеринку, поэтому они взяли такси до Найтсбриджа, и Алекс расплатился у входа в ее дом.

– Нам и правда надо поговорить, – твердо произнес он. – Теперь, когда ты уже немного успокоилась.

– Алекс, я не уверена, что мне хочется, чтобы ты остался у меня сегодня, – заколебалась Кейси. – Мне необходимо время, чтобы подумать.

– Да, я знаю, дорогая, нам обоим необходимо время. – Он взял ключи из ее дрожащих пальцев, как обычно, вежливо и отпер дверь.

– Тогда кофе? – Кейси неуверенно двинулась к кухне. – О Господи, я не знаю, где здесь что лежит!

Они приготовили кофе вместе, и Алекс сбросил смокинг, когда они уселись в гостиной.

– Здесь славно. – Он с одобрением оглядел темно-синие диваны, гармонирующие со шторами в синюю и желтую полоску и выкрашенными в мягкий желтый цвет стенами. – Я не успел раньше рассмотреть квартиру – был слишком занят, защищаясь!

– Намного лучше, чем в Кентиш-Тауне, – сухо заметила Кейси. – Тебе бы там не понравилось, Александр. Это были просто трущобы.

– У тебя весьма искаженное представление о моих взглядах, – возразил Алекс.

– Что доказывает мою правоту, – ответила Кейси. – Ладно, ты знаешь мое тело, а я знаю твое, но мы действительно больше ничего не знаем друг о друге, о нашем отношении к жизни, к политике, религии… ко всему.

– Я точно знаю твои политические убеждения! – Алекс отпил из своей чашки. – Дорогая, постепенно узнавать друг друга – в этом и заключается смысл жизни любящей пары, а это не может произойти за одну неделю.

– А мы – любящая пара?

– Надеюсь, что да. Я хочу, чтобы мы были такой парой, Кейси.

– Алекс, это смелая мысль. – Кейси протянула руку к письмам, адресованным ей, которые Лиз оставила на кофейном столике, и начала распечатывать конверты. – Но что, например, подумает обо мне твоя семья? Я ведь не из того класса, что Миранда.

– И слава Богу! Во всяком случае, позволь мне самому судить об этом. Откровенно говоря, я уверен, что мои близкие полюбят тебя, как и я. Кейси? В чем дело, дорогая?

Она в растерянности смотрела на письмо в своей руке, второе из вскрытых ею.

– Ни в чем. – Она смяла письмо. – Просто какой-то чокнутый, наверное.

– Плодовитый чокнутый! – Алекс взял со стола еще пару конвертов. – Похоже, все они от одного и того же человека.

– К счастью, они отправлены на адрес Кентиш-Тауна. – Кейси вздохнула с облегчением. – Очевидно, он не знает, что я переехала.

Алекс быстро пробежал глазами письма.

– Вот это было послано сначала на адрес агентства, – сказал он, слегка поморщившись из-за тона письма. Автор был немного странным, если не сказать больше; он в тошнотворно-откровенных выражениях открыто заявлял о своем желании обладать женщиной, с которой явно даже никогда не встречался. Но Алексу вовсе не хотелось пугать Кейси. И он, в свою очередь, небрежно скомкал листок. – Это достаточно безобидное, – солгал он. – Ты права, он просто чокнутый, выбрось их все в мусорную корзинку. Если в контору еще придут подобные письма, мы их не пропустим. – Он быстро швырнул конверты в мусорную корзину. – По правде говоря, нам надо обсудить гораздо более важные вещи.

Для человека такого роста Алекс двигался удивительно быстро, и сейчас он уже стоял на коленях перед Кейси и прижимался губами к ее рукам.

– Давай начнем сначала, – предложил он. – С самого начала. Я научусь делать все так, как ты, если ты научишься делать, как я, и, хотя это будет трудно, буду некоторое время ночевать дома, если ты этого хочешь.

– Я сама не знаю, чего хочу. – Кейси откинулась назад, наслаждаясь теплом его губ на своих ладонях. – Знаю только, что хочу сама всего добиться, без твоей помощи, Алекс. – Она с грустью вспомнила о замечаниях Джулиана Сандерсона в ресторане на Барбадосе.

– Совсем без моей помощи?

– Совсем. Я должна пробиться самостоятельно. Для меня это важно. Я не хочу быть такой, как Франческа! Она такая талантливая и красивая, и все равно сегодня говорили, как ей повезло, что Дэвид поставил для нее этот спектакль, а не о том, что она заслуживает эту роль, потому что хорошая актриса! Ты выбрал меня на съемки для «Киер», этого достаточно. Все, что будет дальше, – это мое дело.

Алекс притянул ее к себе.

– Я сыграл не такую уж решающую роль в выборе твоей кандидатуры для «Киер», это сделали Росс и клиенты. Но я не стану вмешиваться, если ты так хочешь. Лен прекрасно будет тебя направлять, я не сомневаюсь.

Кейси тут же овладели подозрения.

– Это ты просил Росса послать меня к Лену?

– Нет, не я. Это идея Росса. Лен – его хороший друг, так что, как видишь, не только я хочу тебе помочь. – Он нежно поцеловал ее, почти с сожалением. – Впервые в жизни нашел женщину, которую не волнует то, что я могу ей дать. Даже после сегодняшнего происшествия я хочу сохранить тебя, Кейси.

Кейси подняла к нему лицо.

– Я плакала, когда вернулась сюда, – ведь я думала, что потеряла тебя, – призналась она.

– Это тебе не грозит, – твердо ответил он. – И рано или поздно ты это поймешь. Хотя сегодня я испытал сильное потрясение, поверь мне. Никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным.

– Потому что пришлось делать то, что приказывают другие? Наверное, это было сюрпризом!

– Это заставило меня понять, что я вовсе не такая важная фигура, какой считал себя, – со стыдом признался он.

– Ну, это тебе не повредит!

– Ты жестокая женщина!

– Нет, я честная… потому что… я… ты мне не безразличен, Алекс.

– Наконец-то! Признание! И, дождавшись его от тебя, я ухожу.

На этот раз его поцелуй был долгим и нежным, словно ему очень не хотелось ее отпускать, и решимость Кейси чуть было не поколебалась под сладким напором его губ.

– Старая аксиома шоу-бизнеса, – тихо сказал Алекс, отстраняясь. – Уйди со сцены, пока они хотят еще!

* * *

Ночь была теплой, и Алекс решил пройти пешком часть пути между домом Кейси и своим. После ужасного уик-энда его жизнь вдруг сделала крутой поворот, и он насвистывал, шагая вперед, без галстука, перебросив смокинг через плечо. Впервые за много лет, несмотря на все его заверения в обратном, повторный брак начинал казаться ему не такой уж ужасной перспективой. Жизнь с Кейси никогда не будет скучной, это несомненно. Она его опасается и, он очень хорошо понимал, не доверяет ему. Хотелось бы знать почему. Но он твердо решил найти реальную причину ее недоверия и исправить положение, рано или поздно. В конце концов, у него нет выбора, если он хочет ее добиться. А он этого хочет.

Глава 17

Адриан Шокрос покупал газету каждое утро, перед тем как в 8.15 сесть в автобус и отправиться в банк. Он никогда не ездил на работу на машине, всегда слишком беспокоясь, что ее повредят на стоянке – или, того хуже, угонят. Он относился к своему автомобилю, как и к своему прогулочному катеру, с почтением и старательно ухаживал за ними, самозабвенно мыл и полировал до блеска. Это было частью его привычных занятий во время уик-энда, и Адриан никогда не отступал от этих привычек. То же и с газетой: он всегда покупал одну и ту же газету и всегда просматривал ее в одном и том же порядке: сначала проверял, нет ли рекламы с фотографией Кейси Тейлор, потом читал спортивные страницы. Новости обычно оставались нечитаными.

Однако сегодня его внимание привлекла первая страница. Во всю полосу была напечатана фотография: Кейси – его Кейси! – в объятиях другого мужчины. Темноволосый красивый мужчина, к тому же богатый. Он прочел имя Александра Хэвиленда, и темные демоны ревности начали терзать его душу. Какая наглость со стороны этого парня! Заявлять права на его любовь! Все его мечты сплетались вокруг девушки, изображенной на фотоснимке. Она улыбалась именно ему – разве не так? Он надеялся на это. Его Кейси не станет встречаться с мужчиной только потому, что он богат, в этом Адриан был уверен.

Потом Адриан вгляделся повнимательнее и заметил в ее ушах и на шее драгоценности. Если она любит украшения, это чудесно! Этот миллионер, возможно, в состоянии купить их для нее, но теперь он тоже это может сделать, когда все его кредитные карточки в порядке! Иногда полезно работать в банке. Какие украшения ей могут понравиться? Он задумался, продолжая рассматривать снимок.

– Читал газеты, Адриан? – Рут, одна из кассирш за стойкой, подняла голову, когда он вошел в банк. – Твоя кинозвездочка нашла себе богатого дружка и новую работу! Советую тебе найти другой предмет для обожания! Теперь она уже далеко не в твоей лиге.

– И не подумаю! – Адриан расправил свой безупречный галстук. – Мы с Кейси старые друзья и все время общаемся: он ничего для нее не значит, я знаю.

– О да! А Джеймс Бонд сегодня зайдет сюда, чтобы добиться моей благосклонности! – рассмеялась Рут. – Спустись на землю, Шокрос! Займись лучше Сьюзен из библиотеки, она гораздо больше тебе подойдет. Кейси Тейлор – это недостижимая мечта!

Но Кейси была мечтой Адриана. Он думал о ней все утро, сидя за компьютером, потом вышел в обеденный перерыв и постарался купить все газеты, где можно было найти хотя бы крохотную заметку о Кейси. Он нашел массу материала о ней и узнал, что мужчина, который так нахально держал ее под руку на снимке, был всего лишь ее работодателем.

Так вот в чем причина! Это Шокрос мог ей простить – в конце концов, нужно же ей зарабатывать на жизнь. В ее мире это называется «специалист по связям с общественностью», так, кажется? А из того, что он прочел об Александре Хэвиленде, было ясно, что тот превосходно умеет это делать. В прессе эта фигура пользовалась большим уважением, выбор им подружки давно интересовал газетчиков, а эта неизвестная красавица возбудила их чрезмерное любопытство, особенно в такое время, когда не происходит ничего существенно интересного для журналистов.

Алекс постепенно и умно продвигал рекламу компании «Киер», делая имя девушке, чей смутный образ начинал появляться в рекламных роликах Робина Фолкнера. Имя, но ничего кроме этого; писакам самим предстояло догадываться об остальном.

Адриан, конечно, знал. Но держал свои догадки при себе. Правда, у него мелькала мысль, заинтересуются ли газеты сведениями о Кейси. Потом передумал, решил оставить ее для себя! Завтра он пойдет и воспользуется недавно полученными кредитными карточками, купит ей что-нибудь по-настоящему прекрасное. Возможно, браслет. Он поедет за ним в Лондон – ведь у него есть несколько накопленных выходных – и, возможно, отнесет ей подарок лично. Вместе с цветами. Он будет бороться – и победит этого красивого, самоуверенного мужчину, который считает, что Кейси принадлежит ему. Тот очень скоро убедится, что это не так. Кейси принадлежит Адриану Шокросу… и больше никому!


Сам Алекс не питал иллюзий насчет того, что Кейси принадлежит ему. Кейси ясно дала понять, что не желает его помощи и после сережек – никаких дорогих подарков. Она пришла в ярость, когда консьерж их дома передал для нее букет цветов и браслет через Лиз, в то время как та проходила через холл, и буквально набросилась на Алекса, заехавшего за ней в тот вечер.

– Остановись, Кейси! – запротестовал он, когда она запустила в него этим возмутившим ее браслетом. – Я не имею к этому никакого отношения, даю слово. Во-первых, я бы никогда не стал покупать орхидеи – они отвратительно липкие, а во-вторых, если бы я купил золотой браслет, то он был бы от Картье или Эспри, и, уж конечно, не из этого магазина, – сказал он, указывая на название, написанное на коробке. – Пусть он и расположен на Бонд-стрит, но я в такие не хожу. – Презрение в его голосе убедило Кейси в том, что он говорит правду.

– Тогда кто?.. – Все же это был дорогой браслет, как бы ни язвил Алекс.

– Ты спрашивала у консьержа, от кого эти подарки? – рассудительно осведомился Алекс.

Лиз позвонила консьержу.

– Он говорит, что их принесла хозяйка нашей прежней квартиры, – сообщила Лиз.

– Тогда позвони ей и спроси, откуда они у нее, – предложил Алекс. – При них ничего не было? Записки, визитки, хоть чего-нибудь?

Кейси пошарила среди цветов и действительно нашла карточку. «От вашего преданного почитателя» – вот и все, что было там написано.

Алекс вертел в руке карточку, и в нем росло смутное беспокойство.

– Это тот же почерк, что и в тех письмах, помнишь? – сказал он. – Я в этом почти уверен. Может быть, нам следует отнестись к этому немного серьезнее.

– А что мы можем сделать, Алекс, если не знаем, кто это? – Кейси была в растерянности.

– Ну, ты можешь отослать браслет обратно в магазин, – предложил Алекс. – Возможно, у них осталась запись о том, кто его купил, и они смогут вернуть ему браслет. Оставь его мне, я пошлю кого-нибудь из офиса сделать это. Возможно, они даже выяснят, кто этот человек, и тогда мы сможем его отвадить, не поднимая шума.

Лиз положила телефонную трубку.

– Хозяйке известно только, что приходил какой-то молодой человек. Опрятный и вежливый, но немного обескураженный тем, что не нашел нас там. Слава Богу, она сочла за лучшее не давать ему наш новый адрес. Я на всякий случай попросила ее вообще никому его не давать.

– Умница! – одобрил Алекс. – А теперь брось эту гадость, эти орхидеи, в корзину и забудь обо всем. Завтра я займусь браслетом.

Ресторан Алекс выбрал на этот раз по своему вкусу, так как в тот вечер с ними ужинали Лиз и Робин, а Робин, как и Алекс, предпочитал дорогие рестораны. Но в следующие несколько недель он начал понимать, насколько отличается образ жизни Кейси от его собственного и как упорно ей приходилось сражаться с жизненными трудностями.

Билл просветил его на этот счет в тот вечер, когда Кейси и Лиз решили навестить его в пабе. Несмотря на то что расстались они холодно, Билл был очень рад встрече с ними и выставил бутылку шампанского.

– За счет заведения, детка, – объявил он. – Не каждый день мы удостаиваемся визита такой знаменитости!

– Знаменитости? – Кейси рассмеялась. – Билл! Это же я, твоя бывшая официантка! Помнишь?

– Лучшая официантка из всех, кто работал у меня! А теперь ты должна стать знаменитой! Я надеюсь получить фото с дарственной надписью для бара, самое меньшее.

– Я позабочусь о том, чтобы вы его получили, – пообещал Алекс, а Кейси покраснела.

Позже, когда он вернулся к стойке бара, Билл не оставил у него сомнений в своей привязанности к Кейси.

– Она просто молодчина, – сказал он Алексу. – Заслуживает всяческих успехов за то, как она вкалывала. Я платил ей три пятьдесят в час, и она самоотверженно отрабатывала эти деньги.

– Три фунта пятьдесят! – Алекс пришел в ужас. По его мнению, это были жалкие гроши, и он тут же решил, что Кейси больше никогда не придется терпеть подобное унижение.

– Стандартная ставка, – пожал плечами Билл. – Теперь, надеюсь, у нее не будет этих проблем.

– Приложу все усилия к этому! – Алекс проследил за его взглядом, брошенным в ту сторону, где Кейси восторженно обнималась с несколькими завсегдатаями паба.

– Ты и правда ее парень? – с подозрением спросил Билл. – Как пишут в газетах?

– Я над этим работаю, Билл, – вздохнул Алекс. – Но она иногда бывает очень упрямой, подозревает меня на каждом шагу.

– Кому ты рассказываешь! Здесь не один посетитель испытал ее характер на собственной шкуре! – сказал Билл. – У нее хук слева получше, чем у иного мужчины! Когда здесь работала Кейси, мне не нужен был вышибала!

Алекс печально улыбнулся. Кое-какие части его тела еще болели после соприкосновения с кулаками Кейси.

– Я таких люблю! – прибавил Билл, смеясь, так как понял, что и могучий Алекс пострадал. – Ты уж теперь за ней присмотри.

Легче сказать, чем сделать. И чем больше он узнавал о жизни Кейси, тем больше проникался к ней уважением. Он также узнал, что существуют и другие рестораны, кроме «Арбора» и еще нескольких его любимых мест. Он познакомился с ее любимой пиццерией, с блюдами китайской кухни, которые ели прямо из картонных тарелок у кухонного стола, с пивом и вином, которые, конечно, не принадлежали к его любимым сортам. Познакомился с автобусами и прогулками в лондонских парках, узнал, в какие художественные галереи пускают бесплатно и в какие театры билеты на хорошие места стоят дешево. Кейси ужаснулась также, что Алекс почти никогда не заходит в супермаркет и понятия не имеет о ценах на продукты, если только они не были предметом рекламной кампании!

– Я управляю крупной компанией, – протестовал Алекс, когда она упрекала его в этом. – У меня нет времени на магазины. Джоан покупает все для дома, а Мэри-Джо – все остальное.

– Твоя секретарша покупает тебе одежду?! – Кейси чуть не взорвалась от негодования. – Вот самое явное проявление сексуальности, с каким я только сталкивалась! Как тебе это сходит с рук?

– Мэри-Джо не возражает, к тому же у нее вкус лучше моего. Это же только сорочки, галстуки и тому подобное, остальное делает портной.

– Ну, позаботься, чтобы Мэри-Джо нашла тебе к субботе джинсы, я не пойду с тобой на стадион Уэмбли, если ты будешь в костюме!

– Я не ношу джинсы в Лондоне, любовь моя, как тебе хорошо известно! – Он вздохнул. – И просто не могу поверить, что позволил тебе уговорить меня пойти на концерт поп-музыки! Можно, я закажу ложу?

– Нет, нельзя! Половина удовольствия – это находиться в толпе, – твердо ответила Кейси. – И ехать на метро вместе со всеми.

Однако тут он настоял на своем. Уильям высадил их у стадиона, а потом заехал за ними. Но на концерте Алекс стоял в огромной толпе, крепко прижав к себе Кейси из страха потерять ее в давке; смеялся и кричал «бис» вместе со всеми и потом признался, что глупо было бы отказаться от такого удовольствия.

Уильям был в ужасе, когда рассказывал Джоан об этих возмутительных событиях.

– Чепуха! – мудро ответила Джоан, выслушав его взволнованный рассказ. – Это ему на пользу! Эта дурочка Миранда никогда бы его туда не вытащила! Малышка Кейси знает, чего добивается, это уж точно. Ты когда-нибудь раньше слышал, чтобы он пел в душе?

– Удивляюсь, как у него еще хватает на это сил! – ворчливо ответил Уильям и потянулся за своей трубкой.

– Оставь его в покое, Уильям. Разве ты не видишь, что она делает его счастливым? – Впервые в жизни склонная к романтике Джоан видела обычно загруженного работой Алекса таким веселым и от всего преданного сердца молилась о том, чтобы счастье улыбнулось ему.


Алексу удавалось держать слово, данное Кейси: он целовал ее на прощание и держался на расстоянии, хотя ему становилось все труднее уходить от нее. Он тосковал по той жизни, которая была у них на Барбадосе.

Рекламная кампания проходила невероятно успешно, к облегчению и радости Алекса. Кейси завоевала огромную популярность и у прессы, и у публики, и так как «Киер» настаивала, чтобы ее интервью были сведены к минимуму, это только подогревало всеобщее любопытство, как и задумал с самого начала хитрый Джеймс Уайет!

Как ни был занят Алекс, Кейси была бы благодарна ему за любой шанс отдохнуть в последующие безумные недели. Разумеется, для еще одной поездки на Барбадос, к величайшему сожалению, ни у одного из них не нашлось бы теперь времени.

В конце концов он нарушил принятый на себя обет воздержания в тот субботний вечер, когда Кейси уснула в его объятиях на диване, свалившись от усталости. Было поздно, Джоан и Уильям давно ушли в свою маленькую квартирку, так что они остались одни в его части дома. Некоторое время он дал ей поспать. Кейси свернулась возле него калачиком, пышный водопад ее волос мягко щекотал ему щеку. Наконец он подхватил ее на руки и отнес в свою спальню. Когда Алекс осторожно опустил ее на кровать, она открыла глаза и улыбнулась, поняв, что он собирается сделать.

– Завтра воскресенье, – тихо произнес он. – Ты не работаешь.

– Алекс, я думала, ты уже никогда не сдашься, – прошептала Кейси.

– Мне хотелось сдаться, много раз!

Он раздел ее так же быстро и нетерпеливо, как и себя самого, и проник в нее со страстью, которая исторгла у них обоих крик облегчения от того, что они наконец уступили своим желаниям.

– Я больше не могу без тебя! – сказал ей Алекс, когда Кейси, довольная, лежала на сгибе его локтя, перебирая крохотные завитки черных влажных волос на его груди. Когда-то она почти боялась прикасаться к нему в этом месте; теперь это стало интимной лаской, которую, как она знала, любил Алекс. – В следующий уик-энд я увезу тебя в Суссекс, – сонным голосом предложил он. – Можем положить тот камешек на могилу твоего отца, если хочешь.

– И может быть, заберем некоторые из вещей моих родителей у дяди Джона?

– Значит, нам понадобится «бентли»? – рассмеялся Алекс.

– Нет. – Кейси перевернулась и легла на него сверху. – Сойдет «феррари», потому что мы поедем только вдвоем.

– Кстати, я забыл тебе сказать! Со следующей недели «Киер» предоставит тебе автомобиль. Ты скоро сможешь сама сесть за руль и навестить дядю и тетю.

– Такая ли уж это хорошая идея? Я живу в центре Лондона, и мне не особенно нужна машина.

– Они предпочитают, чтобы ты приезжала на презентации в автомобиле компании «Киер», хоть пока и не в самой «киере». Мы думали, тебе понравится такая независимость.

Кейси тут же напряглась:

– Вы думали?

– Собственно, так считает Джеймс Уайет, поэтому делай что тебе говорят и любезно соглашайся! – твердо посоветовал ей Алекс. – А теперь, дорогая, ты и в самом деле думаешь, что я могу уснуть, когда ты вот так ерзаешь на мне?

Она поерзала еще немножко – и получила именно то, чего добивалась!

Глава 18

Играть главную роль в фильме было для Кейси делом совершенно новым. На этот раз за ней ухаживали, вокруг нее суетились; ее уже не гоняли туда-сюда и не командовали ею, как когда-то на съемках «Неверного довода». Карл Вудворд был серьезным, вдумчивым актером, который тщательно готовился к работе и учил ее делать то же самое. На съемках эпизодов он был великолепен, предпочитая выполнять многие трюки без дублеров, и Кейси стала поступать так же, хотя ей в результате досталось гораздо больше синяков, чем ему. Она отчаянно завидовала Карлу, который мог защитить ноги, подкладывая под брючины смягчающие прокладки, а она в своей юбке этого сделать не могла.

Только во время любовных сцен возникали трудности, и Хэл вскоре это понял. Он начал мудро вставлять их тогда, когда они меньше всего этого ожидали, и Кейси вскоре обнаружила, что чувствует себя свободнее, чем Карл. Она знала, что нравится Карлу. В конце концов, с ним советовались по поводу выбора актрисы, и он одобрил ее кандидатуру. С другой партнершей Карл вел себя точно так же скованно. Пола Фрай хорошо его знала и утешила Кейси, когда та поделилась с ней своими сомнениями.

– Он же голубой, дорогая, – рассмеялась она. – Со мной он ведет себя точно так же, не тревожься!

– Гей?! Не может быть! – Кейси была поражена. – Он же был женат!

– Святое небо, дорогая! Из-под какого куста крыжовника ты вылезла? Большинство из них женаты! – Пола взяла свою щетку для волос и начала приводить в порядок прическу. – Это дымовая завеса, вот и все. Представляешь, что будет, если станет известно, что такой кинематографический символ мужественности, как Карл, предпочитает мальчиков? Очень жаль, у него такая красивая попка, когда Хэлу удается уговорить его ее показать! Почти такая же аккуратная, как у Брета Кеннеди, но не мне тебе рассказывать!

Кейси рассмеялась вместе с ней.

– Действительно, Брет не возражал против того, чтобы ее продемонстрировать, – заметила она.

– А почему бы он стал возражать? Он прилагает чертовски много усилий, чтобы поддерживать в форме свое потрясающее тело. А что касается Карла, дорогая, то относись к нему просто как к большому ребенку, он такой и есть. Он действительно любит женщин, просто не любит с ними спать! Имей в виду, я тебе сочувствую по поводу той сцены, которую вы должны снимать сегодня после обеда. Она несколько туманна, если не сказать больше. И Хэл еще надеется, что из нее что-то получится!

– Ну, по крайней мере там мы снимаемся полностью одетыми! – Кейси перелистала страницы уже основательно потрепанного сценария и еще раз повторила свои реплики. Она настойчиво добивалась того, чтобы назубок знать текст, перед тем как выйти на съемочную площадку.

– Для вас пакет, мисс Тейлор. – В проеме открытой двери возник посыльный.

– Цветы от твоего сногсшибательного дружка? – пошутила Пола.

– Сомневаюсь! Алекс заедет за мной сегодня к вечеру. – Кейси с некоторым отвращением взяла цветы. Они были не от Алекса, она знала; это был уже четвертый букет от ее неизвестного поклонника, хотя, как ни странно, теперь он уже стал подписываться одной буквой «А». Возвращение браслета вызвало у него гневную реакцию, за которой немедленно последовало несколько писем с извинениями за свою вспышку и новыми объяснениями в любви. На этот раз Алекс предложил ей сохранить письма, «на всякий случай», но Кейси с ужасом отказалась. Почему-то ей претила мысль держать их в своей квартире. В конце концов Алекс успокоил ее и положил в папку у себя в офисе. Он все больше тревожился с появлением каждого очередного письма. С Кейси Алекс говорил о них небрежно, но замечал в последующих письмах все более мрачные нотки и постоянно волновался, как бы этот человек не узнал новый адрес Кейси.

Она отдала букет орхидей своей костюмерше и постаралась выбросить все это из головы. Послеобеденная съемка была куда важнее этого глупого юного поклонника, решила Кейси, отправляясь обсуждать сцену с Карлом и Хэлом. Это была простая сцена – поцелуй, прерываемый появлением другой женщины, – и автор нарочно оставил ее несколько туманной, чтобы актеры могли интерпретировать ее, как сочтут нужным. Они порепетировали, пробуя несколько различных вариантов в декорациях гостиной, которые Хэл забраковал, как только увидел. И лишь когда Кейси в свободную минуту присела у большого рояля, чтобы развлечься, пока поменяют освещение для еще одной попытки, на них снизошло вдохновение.

– Очень мило, – заметил Карл, останавливаясь за ее спиной и кладя ей руку на плечо. Кейси играла вальс Штрауса. Она подняла голову и улыбнулась ему, а давно знакомая мелодия, выученная еще на уроках музыки, продолжала литься из-под ее пальцев.

– Вот оно! – воскликнул Хэл, глядя на них. Он умело ввел этот простой жест в окончательно оформившуюся любовную сцену.

– Умница! – прибавил Карл, испытывая большое облегчение от того, что нашелся выход из тупика. – Давай на этом остановимся, Хэл, я чувствую, что это хорошо.

– А я и не спорю, – кивнул Хэл. – Пожалуйста, проверьте грим, приготовьте запасную студию!

Когда прозвенел звонок к началу съемки, раздался легкий шум, но Кейси и Карл были слишком заняты сценой, чтобы следить за посетителями съемочной площадки. Они приходили достаточно часто, так как Хэл был широко известен и популярен в своей области. И только когда Симмонз крикнул: «Вырубайте свет! Кроме красного!» – они оглянулись и увидели посетителей, которые вошли в студию, где воцарилось благоговейное молчание.

– Ну и ну! Божественная Сара Кэмпбел! – улыбнулся Карл. – Нам оказали большую честь!

Кейси тоже приветливо улыбнулась, наблюдая, как красивая актриса грациозно пробирается среди спутанных кабелей и направляется к ним, уверенно держа под руку своего темноволосого мужа. Режиссер Ник Грей был известен во всем мире своим талантом, и их обоих очень уважали в кинобизнесе. Сара была одной из немногих кинозвезд, имя которых открывало титры, и в данный момент, несомненно, единственной английской актрисой, могущей претендовать на это.

Ответив на приветствие Карла, Сара обратила взгляд своих блестящих глаз, напоминающих глаза газели, на Кейси.

– Дорогая, вы меня помните? Мы встречались в доме у Хэла.

Помнит ли она ее! Как можно забыть знакомство с Сарой Кэмпбел? – подумала Кейси, почти лишившись дара речи. Она что-то беспомощно пробормотала, запинаясь от смущения, а Сара подтолкнула вперед своего красивого мужа.

– Кейси, познакомься с моим мужем, Ником. Вот, видишь, дорогой, что я тебе говорила? Кейси идеально подходит на роль моей сестры!

Ник Грей улыбнулся Кейси.

– Много слышал о вас, Кейси, от Брета и Хэла.

– И от меня, – вставила Сара. – Послушайте, не будем сейчас путаться под ногами, увидимся позже. Полагаю, Алекс приведет вас поужинать с нами сегодня вечером. – Она улыбнулась при виде изумленного лица Кейси. – Конечно! Он забыл вам сказать! Типично для Алекса!

– Он не объяснял мне, куда мы поедем, просто сказал, что к друзьям. – Кейси наконец обрела дар речи и вспомнила о приличиях. – Спасибо, буду с нетерпением ждать вечера.

– Если бы вы были знакомы со стряпней моей жены, вы бы так не сказали! – нежно улыбнулся Саре Ник.

– О, не волнуйтесь, Кейси, мы снова устроим барбекю, – сказала Сара совершенно равнодушно. – Алексу оно удается на славу.

– Алекс? – Кейси изумленно посмотрела на нее. За все время знакомства с Алексом он готовил только кофе или чай, и то по ее настоянию, а ей в основном просто хотелось над ним подшутить.

– Конечно! Он любит забавляться приготовлением барбекю! – Сара широко улыбнулась. – До скорого, Кейси.

– Я его убью! – прошептала Кейси, когда эти двое покинули студию.

– Ника Грея? – изумился Карл. – Он только что сделал тебе самый большой комплимент из всех возможных.

– Нет! Не Ника, а Алекса – за то, что не сказал мне, куда мы сегодня идем.

– Вероятно, не хотел, чтобы ты паниковала – они такая знаменитая пара.

– Кажется, Алекс с ними хорошо знаком.

– Так постарайся извлечь из этого максимальную пользу, детка, – посоветовал Карл.


Заехавшего за Кейси Алекса очень обеспокоили присланные ей цветы и звонок Лиз, сообщившей ему, что пришло письмо, адресованное на их новую квартиру.

– Дело становится серьезным, – сказал он Кейси, пока вез ее к дому Грея в Ричмонде. – Думаю, нам следует проконсультироваться с полицией.

– О, не воспринимай все так трагически, – возразила Кейси. – Они только посмеются над тобой. Несколько писем и цветы, больше ничего. Брось – у нас впереди целый уик-энд, полный удовольствий, давай не будем его портить. – Она нагнулась к заднему сиденью автомобиля, чтобы погладить Грифа, его черного лабрадора. – А ты, негодяй, смотри, веди себя хорошо!

– Пришлось его взять с собой, – сказал Алекс. – Но Джоан заслуживает того, чтобы дать ей немного отдохнуть от него.

– Конечно, ты правильно сделал! – Кейси полюбила Грифа с самого начала. Ей в детстве никогда не разрешали завести собаку.

– Мне кажется, ребятишки Ника и Сары были бы разочарованы, если бы я его не привез, – согласился Алекс. – Он даже позволяет Эбби кататься на себе верхом – наверное, потому, что она скармливает ему пачками печенье.

– Сколько им лет?

– Сэму шесть, а Эбби чуть больше двух. Она моя крестница, эта ужасная девчонка! Ты ее полюбишь, она самое милое существо на двух ножках. – Его голос стал мягким, когда он говорил о ребенке, которого явно обожал. – Сэм тоже славный, – быстро прибавил Алекс. – Он очень смышленый, но Эбби… ну… она моя, Эбби. Посмотри, вот их дом. Придержи Грифа, а то он выскочит из машины, как только я открою дверцу.

Изящный трехэтажный георгианский особняк стоял среди обширного и хорошо ухоженного сада. Он навевал мысли о дворецких и горничных, но дверь им открыла сама Сара, одетая в джинсы и футболку.

– Ник купает детишек, сегодня у няни выходной, – со смехом объяснила она. – Он через минуту спустится, проходите. – И провела их через веселый желтый коридор в огромную, просторную кухню-столовую, где французские окна были распахнуты в еще залитый солнцем сад.

– Ох, как красиво! – воскликнула Кейси. – Так уютно!

– Слава Богу! – сказала Сара. – Терпеть не могу аккуратные, прилизанные дома. – Несомненно, ее дом нельзя было назвать аккуратным. Повсюду валялись игрушки, создавая живописный хаос.

– Алекс, будь другом, открой это, – прибавила она, протягивая ему бутылку шабли.

Алекс, очевидно, чувствовал себя вполне свободно среди этого беспорядка, он разлил вино, а Сара перемешивала салат, и они весело сплетничали по поводу общих друзей, пока шум и топот в коридоре не дали им понять, что купание окончено.

– Алекс! Алекс! – Оба малыша с визгом бросились в протянутые руки Алекса, что явно было для них привычным ритуалом, и он позволил им шарить у себя по карманам в поисках игрушек и шоколадок, которые, как они знали, там спрятаны. Он обнял Сэма, красивого черноволосого малыша, и поиграл с ним, но именно Эбби полностью овладела его вниманием, забралась к нему на колени и повисла на шее, обхватив ее пухлыми ручонками.

– Она из-за тебя перевозбудится перед сном, Хэвиленд, и тебе придется самому укладывать ее спать! – предупредила Сара, пытаясь навести относительный порядок.

– С удовольствием! Правда, Эбби? – Алекс щекотал Эбби и играл с ней, пока они вместе весело не свалились на пол. Это был совершенно новый Алекс, которого Кейси не знала до нынешнего вечера, он без устали играл в детские игры с ребятишками. Она вскоре забыла о почти божественном статусе Ника и Сары в обществе. Дома они были просто родителями, явно очень привязанными друг к другу, и с ними было очень весело.

Под шуточки Сары и присоединившейся к ней Кейси Ник с Алексом поджарили стейки, после того как протестующие дети были отправлены в постель. Кейси почувствовала, что ей легко и свободно с Ником и Сарой, в ней вдруг обнаружилась природная теплота, которая заставила обоих хозяев расположиться к гостье.

– Я знала, что Алекс найдет себе по-настоящему хорошую девушку, рано или поздно, – сказала ей Сара, когда они уезжали в Суссекс. – Буду очень рада снова встретиться с тобой, Кейси. До скорого?

– Надеюсь. – Кейси действительно этого хотелось, и не только с точки зрения работы. Ник загорелся идеей жены снять Кейси и в конце концов убедил ее, что Алекс не приложил к этому руку. Сидя рядом с ним в «феррари», пожиравшем милю за милей, Кейси откинулась на спинку кресла. Она только что поняла, что если прибавить к уже имеющемуся списку фильм Ника, то она обеспечена очень выгодной работой на год вперед. Это было опьяняющее чувство уверенности после многих лет неопределенности.

– Приятный вечер? – спросил Алекс, задумчиво улыбаясь.

– Замечательный! Я совершенно забыла о своем страхе перед ними, – призналась Кейси.

– Смею надеяться! У тебя нет причин бояться встречи с кем бы то ни было, Кейси.

– Я и не боюсь большинства людей – уже не боюсь, – но Ник и Сара совсем другое дело, ты должен это признать.

– Нет, если знаешь их так долго, как я, – ответил Алекс. – Мы стали по-настоящему близкими друзьями, когда они рассекретили свою любовную связь – после рождения Сэма. Ник пришел ко мне за советом по поводу дела, связанного с рекламой. Ты помнишь, об этом писали?

– Да, конечно! Газеты много недель только об этом и писали. Неудивительно, что они покинули Англию! Их просто преследовали. Все это очень несправедливо, особенно если они виноваты только в том, что полюбили друг друга!

– Сара за это все еще терпеть не может британскую прессу; я не видел, чтобы ее еще что-то так сильно возмутило. Она охраняет от нее детей, как тигрица.

– Помню, когда мы познакомились на вечеринке, Хэл смеялся над тем, как она дурачит фотографов.

– Я ее обожаю, – честно признался Алекс. – И ее дочь! Слава Богу, успех ей совсем не повредил. А Ник о ней очень высокого мнения.

– Мой отец почти так же относился к матери, – задумчиво сказала Кейси. – Они были так преданны друг другу.

– Мои родители, кажется, получают удовольствие от хорошей, яростной ссоры раз в неделю – и всегда получали, – усмехнулся Алекс. – Как насчет того, чтобы пообедать с ними в воскресенье?

– С твоими родителями?

– А почему бы и нет? Я же завтра познакомлюсь с твоими родными.

– Ну… если ты уверен… – Кейси все еще сомневалась. Этот шаг казался ей таким определенным, а она в отношении Алекса все еще не чувствовала определенности.

– Да, уверен! Позвоню им утром.


Алекс с непревзойденной легкостью очаровал ее тетю и дядю, пока они забирали некоторые вещи Кейси из гаража хорошенького коттеджа, в котором ее родственники жили, всего в двадцати милях от загородного дома самого Алекса – красивого, выложенного плиткой фермерского дома, типичного для Суссекса. Они уже съездили положить камешек на могилу отца Кейси, и, когда вернулись в коттедж, Кейси чуть не плакала, но Алекс быстро развеял ее грустное настроение нежными шутками, и она снова обрела свою обычную веселость.

Они остановились на полпути к дому, чтобы прогулять собаку в лесу, и Кейси весело побежала вперед вместе с Грифом, пока Алекс запер машину и со смехом бросился вдоль дороги их догонять. Схватив ее в объятия, он потребовал поцелуев, в которых ему отказывали весь день. В джинсах и свитере Алекс выглядел совсем мальчишкой, и Кейси внезапно почувствовала, как у нее затрепетало сердце, когда он закружил ее, высоко подняв над землей.

– Алекс! – Она откинулась назад, всматриваясь в его теплые глаза. – Я люблю тебя! Я тебя в самом деле люблю. – Наконец-то она смогла произнести это без смущения!

– Так выходи за меня замуж, Кейси, дорогая. Давай поженимся? – тихо сказал он. – Ты так мне нужна, я больше не могу вынести жизнь с тобой врозь. Хочу просыпаться рядом с тобой по утрам каждый день, а не только в выходные.

– Замуж? – Кейси изумленно посмотрела на него. Она не ожидала ничего подобного. – Ты серьезно?

– Никогда в жизни не говорил так серьезно, дорогая. – Алекс обхватил обеими ладонями ее лицо. – Я хочу жениться на тебе, жить с тобой, иметь от тебя детей!

Кейси показалось, что у нее сейчас подогнутся колени, она отчаянно вцепилась в Алекса, чтобы не упасть. Почувствовав это, он повернулся и сел вместе с ней на поваленный ствол дерева.

– Обдумай это, Кейси, если тебе надо подумать, – мягко сказал он.

– Нет, мне не надо ничего обдумывать. – Если у нее будет время на обдумывание, мужество покинет ее, это Кейси хорошо понимала, и возьмет верх здравый смысл. – Я выйду за тебя замуж, Алекс, мне этого хочется больше всего на свете, но…

– Но что? – Внезапный страх стиснул его сердце. Он слишком хорошо знал эти ее «но»!

– Мы не могли бы чуточку подождать? Мне не хочется, чтобы подумали, будто я выхожу за тебя ради твоих денег!

– Мне наплевать на то, что думают остальные! – твердо ответил Алекс. – Я просто хочу, чтобы ты стала моей женой. Я долго и упорно размышлял об этом, Кейси, и принял это решение не под влиянием минутного порыва. Смотри… – Он пошарил в кармане джинсов. – Я даже купил вот это, уже давно. И носил с собой, ожидая подходящего момента, чтобы сделать тебе предложение. – Взяв Кейси за руку, он надел ей на палец сверкающее кольцо с бриллиантом. – Я согласен подождать немного, но ты будешь носить это, ради меня?

– Ох, Алекс! – Вскрикнув от восторга, она залюбовалась прекрасным камнем на своем пальце. – Камень – само совершенство. – Бриллиант прямоугольной огранки был простым и одновременно совершенно безупречным.

– Ты тоже для меня совершенство, Кейси. – Он нежно поцеловал ее. – Я так сильно люблю тебя. Ты позволишь мне рассказать об этом завтра моим родным?

– Ты все рассчитал! И приурочил к нашему предстоящему визиту! – Кейси резко отстранилась от него.

– Даю слово, не нарочно. Я в тебе никогда не уверен настолько, чтобы что-то рассчитывать! Знаю только, что хочу жениться на тебе больше всего на свете!

– Я боюсь, Алекс, – призналась Кейси. – Мне не по душе, чтобы на меня смотрели как на охотницу за богатством. Я не представляю себе, как привыкну к твоему образу жизни, вот почему мне хотелось, чтобы ты увидел, как мы жили.

– А разве я не доказал тебе, что понял? – спросил он. – Ладно, возможно, я никогда не испытывал таких лишений, как ты, но мне тоже пришлось бороться за ту жизнь, которой я живу сейчас.

– Но с позиции силы, – возразила она.

– А теперь у меня есть достаток, чтобы щедро поделиться им с тобой, – сказал Алекс. – Ну, в качестве только что обручившейся пары – с чего начнем? Поедем куда-нибудь поужинать?

– Да… раз нам не надо экономить на покупку дома… или двух, – усмехнулась Кейси. – Полагаю, ты можешь позволить себе потратиться на ужин, но сначала нам лучше бы найти Грифа. Наверное, он уже убежал бог знает куда!

Алекс выругался. Он совершенно забыл о собаке, а Грифа нигде не было видно. Следующие полчаса они звали и искали его, пока в конце концов насквозь промокший, опутанный зелеными водорослями пес не выскочил им навстречу, весело отряхиваясь и обдавая их брызгами.

– Вот чем закончилось мое романтическое предложение! – рассмеялся Алекс, пристегивая на поводок мокрого пса. – Вечно он найдет себе какой-нибудь пруд!

– Вероятно, ему жарко, бедному мальчику, – вступилась за Грифа Кейси. Алекс вздохнул и повернул обратно к машине.

– Ты даже мою собаку защищаешь больше, чем меня! Позже ты у меня за это поплатишься! И можешь сама смыть с него всю эту зеленую тину, если так его любишь!

Кейси рассмеялась.

– Не говоря уже о машине!

Но Алекс был так счастлив, что согласился закрыть глаза на отпечатки грязных лап на кожаной обивке, а немного погодя принял участие в сопровождавшихся веселым смехом попытках вымыть отчаянно сопротивляющегося пса, которому эта процедура никак не нравилась.

Совершенно вымокший Алекс сидел на корточках, а Кейси вытирала полотенцем жалобно скулящего Грифа.

– Я думал, что невозможно вымокнуть больше, чем при купании Эбби и Сэма. Держу пари, что с Джоан он так себя не ведет! Запри его в кухне, пусть сохнет там, у нас найдется занятие поинтереснее.

– Ну, по крайней мере он отправится в гости к твоим родителям чистым и красивым.

– Ты шутишь! – ухмыльнулся Алекс. – Да он через пять минут после приезда туда уже будет плавать в озере вместе с остальными собаками!

* * *

Несмотря на заверения Алекса, Кейси охватила паника при мысли о встрече с его родителями. Дело усугубилось тем, что они очень поздно встали утром – им не хотелось ни с кем делить свое счастье, пока Алекс наконец не понял, что больше откладывать нельзя.

– Жаль, что мне пришло в голову ехать туда сегодня, – ворчал он, пока Кейси пыталась найти среди своих нарядов что-нибудь респектабельное. Собирая вещи, она не предусмотрела подобного случая. – Насчет этого ты не волнуйся, – прибавил он, надевая свои любимые кремовые мокасины. – Они так обрадуются, увидев у тебя на пальце это кольцо, что не заметят, какая на тебе одежда.

– Остается надеяться, что ты прав! Все помялось!

– Дорогая, это же мои мама и папа, а не члены королевской семьи, – запротестовал Алекс. – Они тебя не съедят! Мама, вероятно, обольется слезами облегчения.

Три месяца назад Алекс был для Кейси пугалом; теперь, несмотря на все свое сопротивление, она носит на пальце его обручальное кольцо и дала слово выйти за него замуж. Лиз просто умрет со смеху, когда она ей это расскажет, подумала Кейси. Но она постаралась отбросить свои сомнения, когда Алекс подъехал к дому родителей по аллее длиной в полмили, хотя и дрожала от страха.

– Вот так фермерский дом! – выпалила Кейси, с благоговением глядя на стоящий перед ними огромный особняк из серебристого дерева.

– Когда-то он им был, – небрежно ответил Алекс и нажал на гудок. К знакомому автомобилю сбежались собаки. – Возьми себя в руки, дорогая. – Он так гордился ею и был так полон любви, что к Кейси почти вернулось самообладание. Как и предсказывал Алекс, его мать выказала сначала изумление, потом недоверие, затем расплакалась от радости. Наконец она взяла себя в руки и начала командовать.

– Прежде всего, Генри, принеси шампанское! – приказала она. – Потом я должна позвонить Пенни, чтобы она приехала. Александр! Ты меня уморишь! – Она лихорадочно суетилась вокруг, пока и Алекс, и Кейси не расхохотались.

– Мама! Мы обручились, мы собираемся пожениться, вот и все! Теперь успокойся! – сказал ей Алекс. – Нет, я еще точно не знаю когда, поэтому даже не спрашивай. В данный момент мы просто наслаждаемся новизной положения.

Но леди Хэвиленд считала, что все нужно делать как следует.

– Разумеется, надо дать объявление в «Таймс», Алекс. Это непременно, – настаивала она во время обеда. – А Кейси должна заняться приготовлениями к свадьбе. Вам следует все продумать.

– Прекрати сейчас же! – приказал Алекс. – Мама, возможно, мы просто удерем на Барбадос и там поженимся, поэтому перестань так волноваться. Церковь исключается: я разведен, помнишь? И официально являюсь виновной стороной! Пенни, поддержи меня, ради Бога!

– Оставь их в покое, мама. – Пенни подняла свой бокал. – Добро пожаловать в нашу семью, Кейси!

К тому времени когда они собрались уезжать, Хэвиленды знали о Кейси все, и так как она была Кейси, то говорила с ними абсолютно честно, чем еще больше им понравилась.

– Кейси будет занята с фирмой «Киер» на следующей неделе. – Алекс поднялся наконец, чтобы уходить. – Нам надо поспешить обратно, чтобы она могла собраться.

– Я чуть было не забыла об этом, – призналась Кейси. – Из-за всех этих волнений.

– А я не забыл, – сказал Алекс. – Не могу себе позволить забыть. Мне только очень жаль, что я должен передать тебя на целую неделю Тони Соренсену и Джеймсу Уайету.

– Я буду звонить каждый вечер, – пообещала она.

– Не беспокойся, ангел мой. Я сам буду звонить тебе!


В квартире их встретила встревоженная Лиз.

– Пришло еще два письма и пакет, – сообщила она Алексу обеспокоенно. – И все на этот адрес.

– Тогда просто выбрось их, – сказала Кейси. – Меня они ничуть не интересуют! Посмотри, Лиззи! – Она протянула ей руку с кольцом, и Лиз взвизгнула от восторга.

– Ах вы, любители темнить! Что это вы так вдруг?

– Внезапный прилив мужества! – Алекс поспешно поставил принесенные коробки с вещами Кейси и взял письма. – Кейси, мне кажется, ты должна их распечатать – на тот случай если в них есть какие-то сведения об этом парне.

– Распечатай сам! – Кейси содрогнулась. – Я не могу себя заставить!

Алекс был рад, что сделал это сам. Тон писем, безусловно, менялся. Они все еще оставались анонимными, но автор их становился все смелее, агрессивнее, он был разгневан тем, что Кейси продолжает встречаться с Алексом. Яд сочился со страниц писем, когда он отчитывал ее за то, что считал предательством истинной любви. На этот раз в посылке оказалось белье из черного шелка, дорогое и эротичное.

– Ох, Господи! Это отвратительно! – Кейси уставилась на полоски из кружева и шелка.

– По крайней мере оно новое! – сказала Лиз с облегчением. Некоторых ее подружек тоже преследовали почитатели, им повезло не так.

– Алекс! – Кейси посмотрела на конверт и впервые поняла, что он адресован правильно. – Что, если он явится сюда?

Алекс уже думал об этом.

– На следующей неделе тебя здесь не будет, не волнуйся, а потом мы придумаем какую-то систему охраны квартиры, я поговорю с консьержем. Если возникнут какие-то проблемы, Лиз может переехать к Робину, а ты переедешь на Эдвардс-сквер.

– О нет! Я не позволю какому-то извращенцу выжить меня из моего первого по-настоящему хорошего дома! – Кейси чуть было не топнула ногой. – Мы еще не женаты, Алекс, и не смей мной командовать!

– Ладно, пока, – уступил он. – Но если он станет угрожать и дальше, ты отсюда уедешь, и не смей спорить.

– Алекс прав, Кейси. – К удивлению Кейси, Лиз поддержала Алекса.

– Это какой-то ребенок, только и всего, – твердо сказала Кейси. – Он вбил себе в голову глупые мысли.

– Нет, Кейси, он не ребенок, – возразил Алекс. – Ни один ребенок не может позволить себе покупать браслеты за тысячу долларов.

– Что?

– Это правда! Когда Мэри-Джо отнесла тот браслет в магазин, хотя они и не захотели ей сказать, кто его купил, она узнала его цену.

– И это бельишко тоже не из обычного универмага. – Лиз повертела в руках гарнитур, опытным взглядом оценивая его качество.

– Жаль, что он не пишет своего обратного адреса, тогда по крайней мере я могла бы сообщить ему, что он меня не интересует, – пожала плечами Кейси.

– Это не входит в его планы, – сказал Алекс. – Мне не стыдно признаться – меня все это начинает сильно беспокоить.

– Алекс, со мной все будет в порядке, и, как ты правильно сказал, на следующей неделе я отсутствую и Лиз тоже.

– Погоди, пока он прочтет объявление о твоей помолвке; похоже, ему это не слишком понравится, – прибавила Лиз.

– Черт! Алекс, может быть, нам лучше ничего не предпринимать неделю-другую? – забеспокоилась Кейси.

– О нет! – очень твердо возразил Алекс. – Во-первых, моя семья мне этого никогда не простит, а во-вторых, я не стану прятать свою любовь к тебе ни от кого, и уж во всяком случае, не от какого-то чокнутого!

– Браво! – воскликнула Лиз. – По крайней мере в этом вы сошлись! Она будет осторожной, Алекс. Я обещаю.

– Я всерьез надеюсь, что вы обе будете осторожны, – ответил он. – Но тем временем я все же посоветуюсь со специалистами. Думаю, это необходимо.

Кейси была с этим не согласна, но проявила благоразумие и не стала сейчас спорить с Алексом. В конце концов, он беспокоится о ее безопасности. Она смотрела, как он сунул эти неприятные вещи в большой конверт – что угодно, только бы удалить их из квартиры, из ее жизни, – и молча вручила ему запасной ключ для фирмы, устанавливающей охранную сигнализацию.

– Наверное, ты прав насчет охраны, – тихо сказала она. – Но я не позволю ему все мне испортить. Я уверена, что справлюсь.

– Из всех знакомых мне женщин на тебя я готов поставить! – Алекс наклонился и поцеловал ее. – Но пока мы не знаем, с чем или с кем имеем дело, за тобой присмотрят. Будем надеяться, что ему это надоест или он найдет себе другой предмет для обожания, потому что я не собираюсь делить свою жену ни с кем!

– Будущую жену! – поправила Кейси.

– Ждать уже недолго! Повеселись на следующей неделе, дорогая, я буду звонить тебе каждый вечер, обещаю.

Глава 19

И он сдержал слово. Каждый вечер в Париже, Женеве и Риме раздавался звонок, и Кейси с изумлением осознала, что с нетерпением ждет его. День был расписан по минутам, они с Робином представляли автомобиль дилерам и журналистам из разных стран. Разумеется, рекламные ролики были запущены в прокат за несколько недель до этого по всему миру в сопровождении громкой рекламной кампании, и их с Робином узнавали повсюду, где бы они ни появлялись. Для Кейси это стало нелегким испытанием, так как большую часть жизни она провела в относительной безвестности. Росс сотворил чудо во время монтажа роликов, и они смотрелись потрясающе, как мини-фильмы, подумала Кейси, когда впервые их увидела. Эти фильмы имели потрясающий успех у публики и торговых фирм.

Внезапно ее стали узнавать все водители такси, а поездки в метро таили еще большую угрозу, так как люди принимались глазеть на нее. Не многие напрямую обращались к ней, но, к ее удивлению, она начала находить, что слава, о которой она мечтала, может доставлять большие неудобства. В конце концов Кейси стала ездить в автомобиле, который ей предоставила компания «Киер». Теперь она понимала, что Сара Кэмпбел давала ей дельные советы, когда прочла некоторые из сенсационных статей в прессе, которую приносил им Джеймс. Робин, конечно, просто смеялся и уговаривал ее не беспокоиться, ведь у нее есть Алекс, который отныне будет ее защищать.

Компания «Киер» не жалела расходов, устраивала щедрые и утомительные приемы, но Джеймс Уайет все больше приходил в восторг от поведения этой пары.

– Я даже не подозревал, что вы так хорошо говорите по-французски, Кейси, – как-то сказал он ей в конце приема, устроенного в замке неподалеку от Виши.

Кейси пожала плечами.

– У меня была пятерка по французскому, вот и все. И еще как-то во время летних каникул я подрабатывала официанткой во французских ресторанах.

– Мне кажется, мы сделали очень удачный выбор! Это вероятно…

Но Кейси уже не слушала. В противоположном конце комнаты стоял мужчина, на голову возвышавшийся над окружающими людьми, и Кейси буквально полетела в его раскрытые объятия.

– Алекс! Ты мне не сказал, что собираешься приехать! – закричала она, прижимаясь к его груди.

– Я решил сделать тебе сюрприз, дорогая. – Он посмотрел на ее лишенную украшений руку. – Почему ты не носишь свое кольцо?

– Я ношу! – Кейси подняла висящую на шее золотую цепочку. – Оно здесь в безопасности.

– Ну, мне бы хотелось видеть его у тебя на пальце. Теперь мы помолвлены официально – вчера появилось объявление в «Таймс», так что, как я полагаю, его уже успели перепечатать все газеты. Некоторое время, боюсь, нам придется забыть о покое. – Он надел кольцо на его законное место и улыбнулся. – Джеймс и Робин знают, так почему бы всем остальным присутствующим здесь не узнать?

– Теперь, когда ты здесь, скрывать нет никаких причин. – Кейси улыбнулась в ответ. – Но я думаю, Тони испытает шок – я не позволила Робину ему говорить!

– Ну, поскольку это его вина… – Они оба посмотрели в противоположный конец комнаты и увидели изумленное лицо Тони, остолбеневшего при виде своего обычно непроницаемо-спокойного и правильного босса, крепко обнимающего Кейси. – Пошли его удивим. Мне это доставит удовольствие – он всегда так уверен в том, что может меня провести! Если бы он не был таким хорошим работником, я бы его уже давно уволил!

Алекс повез ее ужинать в Виши, и они наслаждались неожиданной возможностью провести время вдвоем, прогуливались мимо элегантных магазинчиков, окружающих залитый светом Парк-де-Сорс, а потом пошли в ресторан, построенный над озером. К удивлению Кейси, она говорила по-французски лучше Алекса; непринужденно перебрасывалась шутками с продавцами магазинов, покупая духи для Лиз. В одном из магазинов Кейси отпрянула в ужасе перед ценой прекрасной пары белых, расшитых бисером туфель, которые примеряла. «Четыреста фунтов! – перевела она. – Это просто немыслимо!»

Алекс пожал плечами; для него это просто пустяки, поняла она с ужасом.

– Это прекрасные свадебные туфли, – предложил он. – Позволь мне купить их, Кейси.

– Они очень подходят к ножке мадам, – сказала продавщица. – Такие элегантные!

– Мы их берем! – сказал Алекс, бросая на прилавок свою кредитную карточку.

– Я правильно поняла, что теперь ты на меня наседаешь со свадьбой? – спросила Кейси, когда они вышли из магазина и пошли к озеру.

– Мне бы и в голову не пришло на тебя наседать! Но…

– Я три месяца буду занята на Би-би-си, – напомнила ему Кейси. – То есть после того, как закончу съемки в фильме Хэла, а потом в фильме Ника Грея. Возможно, следующим летом?

– Я больше надеялся на Рождество, – небрежно ответил Алекс. – Потом мы отправимся на Барбадос и проведем там медовый месяц. Конечно, никто не мешает нам пожениться до этого, даже если ты не сможешь уехать. Например, в октябре?

– В октябре? Алекс! До октября всего шесть недель!

– А почему не в октябре? У тебя уже есть туфельки, Золушка. Сколько уйдет времени на покупку подвенечного платья?

– И на все остальное, – напомнила она ему.

– Предоставь это мне – только скажи, где ты хочешь устроить свадьбу и как именно.

– Я не знаю, чего хочу… только после смерти родителей я обещала тете Мэри, что выйду замуж из ее дома.

– Значит, так и сделаем, – улыбнулся он. – Это не так далеко от моего дома, поэтому для начала кое-что уже есть. Как насчет свадьбы в замке Пенсвуд?

– Пенсвуд? Алекс, это чудесно! Я там однажды снималась. Но разве там регистрируют браки?

– Лорд Пенсвуд получил лицензию некоторое время назад, когда изменили закон, так что тут проблем не будет. Так значит – октябрь?

Кейси сделала глоток вина.

– Бульдозер по сравнению с тобой – ничто, да? Во что это я впуталась?

Алекс поднял свой бокал и с улыбкой отсалютовал ей.

– В то, что тебя будут любить до умопомрачения всю оставшуюся жизнь! Этого достаточно?

– Думаю, этого было бы достаточно для большинства женщин, – улыбнулась она в ответ. – Я и правда люблю тебя, Алекс.

– Значит, решено, в октябре. И мне этот срок кажется таким долгим!


– Господи, Кассандра! – Лиз изумленно уставилась на нее. – Когда ты решаешь что-то сделать, то добиваешься своего! Ты ведь хотела заставить его подождать!

– Кажется, я не способна сейчас принимать разумные решения, – извиняющимся тоном произнесла Кейси. – Вини во всем Алекса!

– Ну, он, конечно, здесь все устроил. – Лиз обвела рукой квартиру. – Новые замки, видеокамера, кнопки сигнала тревоги и все остальное! Это похоже на Форт-Нокс!

– Значит, мы защищены от непрошеных гостей?

– Гм-м, но не от этого. – Лиз вынула из стопки писем, которые перебирала, три конверта.

Кейси выругалась, но на этот раз распечатала их сама.

– По-моему, он прочел «Таймс», – сказала она. Голос ее звучал небрежно, но Лиз стоило только взглянуть на ее лицо, чтобы узнать правду.

– Они еще хуже прежних, да? – тихо спросила она. Кейси протянула ей письма.

– Да, – подтвердила она. – Боюсь, так и есть. Похоже, он совсем сумасшедший.

Бывшие сначала любовными, письма теперь стали злыми, обвиняли ее в предательстве их любви, злоба сочилась из каждой строчки, он угрожал и ей, и Алексу Хэвиленду, если она его не бросит.

– Алекс прав, – нахмурилась Лиз. – Мы должны обратиться в полицию. Теперь он определенно угрожает насилием. Сейчас против подобных вещей существуют законы.

– Не очень-то их много. Сомневаюсь, чтобы они приняли это всерьез.

– Попробуй сказать об этом Алексу.

– Нет, не надо! Он только начнет суетиться! Черт, Лиз, у нас тут достаточно охранных приспособлений, чтобы спасти весь мир от опасности, а через шесть недель, полагаю, я все равно перееду на Эдвардс-сквер к Алексу. Мне только жаль, что ты не переедешь туда вместе со мной!

– О да! Уверена, что Алекс был бы в восторге! Во всяком случае, я собираюсь переехать к Робину, до тех пор пока мы не поженимся.

– Мы обе выходим замуж! Господи, кто бы мог подумать такое шесть месяцев назад?

– О нас обеих?

– Я все еще не уверена, – призналась Кейси. – О, я люблю Алекса, пойми меня правильно. Только боюсь не оправдать его надежд. Он такой знатный! Даже однажды обедал у королевы, но он и не подумал мне об этом упомянуть! Мэри-Джо мне рассказала, совершенно случайно.

– Не будь такой дурой, Кассандра Тейлор! Ему очень повезло, что он тебя заполучил! И ты об этом не смей забывать! А теперь перестань вести себя словно Золушка, которая только что встретила своего принца!

– Но именно так я себя и чувствую! Даже газеты так пишут, – простонала Кейси.

– Помнишь, что тебе Сара говорила насчет прессы? – усмехнулась Лиз. – Я думала, у тебя характер покрепче!

– Наверное, мне еще понадобится характер покрепче, – вздохнула Кейси. – Наверное, я сумасшедшая, Лиз.

– Нет, ты просто в него влюблена, я в этом уверена! Плыви по течению, дорогая, и пусть Алекс все делает сам. Уверена, он все сделает превосходно.


Алекс свое слово сдержал. Он позаботился обо всех свадебных приготовлениях с помощью своей расторопной секретарши. Когда у Кейси выдавалась редкая свободная минутка, она бегала по Лондону в поисках подвенечного платья – совершенно безрезультатно, пока не вмешалась Сара Кэмпбел, предложив свою помощь. Она отвезла Кейси к модельеру, услугами которого часто пользовалась сама.

– Марко – сказочный дизайнер, – сказала она. – И он не станет болтать, а именно этого хотите вы с Алексом.

Лиз с энтузиазмом встретила эту новость: она в прошлом работала с Марко Ферранти и корила себя за то, что не подумала о нем раньше. Обеим девушкам он понравился, и примерки превратились в праздник, особенно в тех случаях, когда к ним присоединялась Сара. Кейси обнаружила, что с течением времени все больше к ней привязывается. Дело кончилось тем, что именно Сара повезла тетю Кейси в магазин в Ричмонде покупать наряд для свадьбы, так как сама Кейси поехать не смогла. После долгих лет практики Сара мастерски научилась незамеченной появляться в общественных местах, и Мэри Тейлор понятия не имела, кто такая в действительности ее очаровательная советчица, пока Кейси ей не рассказала, уже потом. Саре нравилась вся эта конспирация с целью не допустить, чтобы их планы просочились в прессу, и из нее бил фонтан идей и хитрых уловок всякий раз, когда они встречались.

И именно Сара мудро посоветовала Лиз и Алексу скрыть от Кейси ставшие уже почти ежедневными письма, тон которых становился все более мстительным.

– У нее достаточно поводов для волнения, – с сочувствием сказала она Алексу. – Наверное, мне повезло, но я знаю других, с которыми случались подобные вещи, и это очень неприятно. Но не беспокойся, Лиз, – прибавила она. – По крайней мере он не звонит каждые пять минут. Это, как правило, только слова, большинство из них больше ни на что не способны, хвала Господу! – Она рассмеялась. – У меня был один поклонник, который в течение многих месяцев каждую неделю посылал мне десятки кусков дорогого мыла!

– Мыло! – Лиз тоже рассмеялась. – И что вы с ним делали?

– Оно очень пригодились в наших многочисленных домах! Послушайте, вы уверены, что Кейси не согласится переехать на Эдвардс-сквер? Или даже к нам в Ричмонд?

– Никакой надежды! – простонал Алекс. – Мы все пытались ее уговорить!

Кейси почувствовала облегчение, когда письма, как она думала, перестали приходить, но даже объединенные усилия Алекса и Лиз не могли полностью заблокировать появление букетов орхидей и иногда посылок. Теперь она их узнавала и выбрасывала, не открывая. Ее мысли были заняты главным образом предстоящей свадьбой и Алексом. Кейси с радостью приняла его предложение взглянуть на дом в Ричмонде, на краю парка, неподалеку от дома Сары и Ника.

– Идеальное место, чтобы растить детей, – небрежно сказал он ей в тот день, когда повез ее осмотреть предложенный ему дом. – Здесь жить гораздо полезнее для здоровья, чем в центре Лондона. Я продам дом на Эдвардс-сквер, и мы будем жить здесь.

– Вот как? – Кейси подняла брови. – Чтобы вам с Ником было удобнее вместе улизнуть из дома и отправиться играть в гольф? Я помню, что ты рассказывал о своем отце!

– Мне кажется, что у меня найдется занятие поинтереснее, чем игра в гольф! – усмехнулся он. – И тем более если рядом живут друзья. Я знаю, что тебе нравится Сара, как и ты ей. Лиз скоро отправится путешествовать вместе с Робином, а тебе понадобится подруга, с которой можно посплетничать. Откровенно говоря, мне хотелось бы почаще видеться с Сарой и Ником. Но только в том случае, естественно, если тебе понравится дом!

Беда была в том, что ей действительно понравился огромный и элегантный дом времен Регентства, с его кованой решеткой на балконах и густым, запущенным садом. Это будет первый дом, который принадлежит ей на правах собственности, а не взятый внаем, и эта мысль приводила ее в восторг.

– Разве теперь тебе не придется дольше добираться до офиса? – небрежно спросила Кейси, стараясь не выдать, как ей хочется жить в этом доме.

– Я сейчас работаю над тем, чтобы сократить время работы в офисе, – признался он. – Пол думает так же. Возможно, нам следует влить немного новой, молодой крови в руководство; как знать, это может оказаться полезным для дела!

Алекс не захотел больше ничего ей говорить, и Кейси пришлось подавить в себе любопытство: когда он решал не говорить больше сказанного, его невозможно было убедить изменить свое решение, это она уже хорошо знала! Кейси согласилась с его предложением о доме, как часто соглашалась с большинством предложений Алекса, и подтвердила, что купить его – хорошая идея. Несмотря на свои сомнения по поводу замужества, она с каждым днем любила его все сильнее и начинала понимать, как сильно он любит и желает ее.

Кейси с радостью исполняла роль хозяйки на все более частых вечеринках на Эдвардс-сквер и, к восторгу Алекса, с пугающей легкостью завоевала любовь многих его друзей и знакомых. Он смеялся сам над собой, вспоминая свой ужас во время их первой встречи, и даже пару раз испытывал стыд, что мог так плохо о ней думать. Но не смел признаться в этом Кейси.

Глава 20

Но даже в ночь перед свадьбой Кейси все еще мучили какие-то сомнения, когда она сидела вместе с Лиз в пропахшей лавандой комнате для гостей в доме своей тети и продолжала колебаться, думая о том шаге, который готова была сделать. Ей он по-прежнему казался слишком неожиданным и несколько поспешным.

– Перестань, Кейси! – наконец произнесла Лиз. – Только подумай, завтра к этому времени ты уже будешь женой Алекса! Ты сама знаешь, что любишь его так же безумно, как и он тебя, это видно любому дураку! Так в чем же дело?

– Ни в чем, совершенно ни в чем. – Кейси обхватила руками согнутые колени. – Наверное, я просто не могу поверить, что мне повезло встретить такого человека, как Алекс! Мне раньше никогда так не везло – ни в чем!

– Значит, пришла пора, чтобы и тебе повезло. – Лиз сладко потянулась. – Ну и вечеринку он устроил в твою честь! Одному Богу известно, как может превзойти ее свадебный ужин.

– Зная Алекса, уверена, что превзойдет, – тихо произнесла Кейси. – Он был так мил, устроив сегодня фейерверк. Я когда-то ему сказала, что обожаю фейерверки, и сегодняшний день был похож на Четвертое июля и День Гая Фокса,[1] вместе взятые!

– Это было чудесно! И я думала, твой дядя Джон лопнет от гордости, когда Сара его поцеловала!

– Ох, Лиззи! Мне бы так хотелось, чтобы это был папа… – вздохнула Кейси.

– Я знаю, дорогая, – нахмурилась Лиз. – Но по крайней мере у тебя есть дядя.

– Извини, Лиз, я веду себя глупо, я знаю. У меня есть дядя и тетя. И они мной так гордятся. – Она встала и провела ладонями по длинному, скроенному по косой из кремово-белого шелка узкому платью, сшитому для нее Марко. – Как ты считаешь, Алексу оно понравится?

– Конечно, понравится! Хотя, осмелюсь предположить, он предпочтет его снять! – лукаво усмехнулась Лиз. – А теперь, ради Бога, оставь его в покое – или ты наделаешь на нем затяжек, если будешь так нервничать! Ложись и поспи, детка!

В конце концов Кейси крепко уснула, и ей показалось, что она едва успела закрыть глаза, как в дверь уже стучала тетя с завтраком на подносе.

– Я не могу все это съесть! – запротестовала Кейси. Ее желудок восстал при одной мысли о еде.

– С каких это пор тебе не хочется есть? – удивилась Мэри: в ее памяти еще были свежи воспоминания о здоровом аппетите девочки Кейси.

– С тех пор, как я решила выйти замуж! – Кейси отхлебнула кофе и безуспешно попыталась взяться за овсянку.

– Поешь, девочка! – приказала Мэри. – Скоро тебе покажется, что до обеда еще очень далеко, но ведь не годится, чтобы у невесты урчало в животе, не правда ли?

Кейси посмотрела на поднос.

– Меня стошнит.

– Перестань! – Мэри наклонилась и поцеловала ее. – Постарайся, дорогая.

Чтобы доставить удовольствие тете и встревоженной Лиз, Кейси сделала над собой усилие и ухитрилась проглотить большую часть еды на подносе, перед тем как заняться макияжем и волосами. Они обе отказались от услуг парикмахера-модельера и художника-гримера и предпочли делать все сами. Кейси хотелось побыть некоторое время наедине с Лиз, похихикать и посплетничать вместе в последний раз в качестве незамужних подружек.

– Скоро мы обе станем замужними дамами, – сказала Лиз, закалывая последнюю шпильку в серебристый венок, который удерживал фату на струящихся каштановых волосах Кейси. – Поспорим, кто из нас первой родит ребенка?

– Наверняка ты будешь первой! – рассмеялась Кейси. – Мне надо еще сняться в фильме, а уж потом думать о детях. Алекс знает, что ему придется с этим подождать; в конце концов, это ради его друга.

– Он не хочет детей?

– Нет, хочет, даже очень! Поэтому и купил дом в Ричмонде! Он хочет иметь много детей, я знаю!

– Не может быть!

– Я так тоже думала. Меня до смерти пугала сама мысль о детях, но Сара… ну, если ее послушать, это так здорово – быть мамой!

– У нее очень милые малыши, – согласилась Лиз. – И хорошо воспитанные.

– Возможно, именно поэтому они очень нравятся Алексу. Вот так сойдет?

– Более чем, и ты это знаешь! Ты очень красивая.

Кейси улыбнулась и встала. Шелковые складки упали на вышитые туфельки, которые купил ей Алекс. Он был прав: они и в самом деле чудесно подошли к свадебному платью.

– Ты тоже, дорогая, – сказала она. – Робин упадет к твоим ногам в восхищении.

Лиз не совсем подходила на роль подружки невесты, она считала, что слишком стара для этого, но они вышли из положения, подобрав ей простое короткое бледно-голубое платье, повторяющее классические линии подвенечного платья Кейси.

– Кейси, Лиз! Осталось десять минут! – крикнула снизу Мэри. – Спускайтесь и выпейте по рюмочке, если сумеете не пролить вино на свои платья.

Они вместе посмеялись и выпили за родителей Кейси.

Все было устроено скромно, без помпы, как пожелала Кейси.

– Никаких журналистов, никакой суетливой охраны, никаких подружек, просто тихая свадьба в компании друзей, – потребовала она, и мать Алекса и Пенни молча покорились, поскольку Алекс полностью поддержал ее.

Именно поэтому Лиз поехала вместе с тетей Мэри в Пенсвуд на автомобиле Кейси от фирмы «Киер» – единственная уступка, на которую согласилась Кейси, чтобы уважить своих спонсоров.

– Моя свадьба – это мое личное дело, – заявила она. – И не имеет ничего общего с компанией «Киер»!

С новым для нее чувством уверенности в себе Кейси заставила ждать свою машину, так как в последний момент решила коротко переговорить с Алексом по домашнему телефону.

– Кейси! Мы опоздаем, – напомнил ей дядя.

– Невесты всегда опаздывают, – рассмеялась Кейси. – Я люблю тебя, Алекс! До встречи у алтаря! Только не уходи, пока я туда не доберусь!

Их водителем оказался молодой неразговорчивый человек. К удивлению Кейси, перегородка между ними оставалась все время плотно закрытой.

Кейси хорошо помнила, что в тот единственный раз, когда она была подружкой невесты, их шофер без умолку болтал всю дорогу до церкви. Она почему-то ожидала, что и этот будет в таком же радостном настроении, как и она сама.

– Странно, – заметила Кейси после нескольких минут размышлений. – Разве такой дорогой надо ехать в Пенсвуд? Он на чичестерской дороге.

Джон нагнулся вперед и попытался опустить перегородку, но она не поддалась. Он в нетерпении сильно постучал по стеклу, чтобы привлечь внимание водителя, но, к их удивлению, тот не обратил на это внимания.

– Удивительно! – заявил Джон. – Что случилось с этим молодым идиотом? Он уже на много миль уклонился от маршрута!

Кейси начала беспокоиться: они уже опаздывали, и с каждой минутой все больше. Если они заблудятся, будет еще хуже, и она уже пожалела о том, что потратила столько времени на последний разговор по телефону. Но все же откуда ей было знать, что водитель плохо знает дорогу? Джон, однако, был очень встревожен, и тревога его еще усилилась, когда автомобиль свернул с дороги в лес. Лесной проселок был ухабистый и узкий, и они в ужасе переглянулись, когда лес вокруг них стал еще гуще.

– О нет! – ахнула Кейси. – Что он делает?

Джон попытался снова открыть перегородку, потом попробовал открыть дверцу машины на ходу. Она не поддалась.

– Заблокирована, – высказал он вслух свою догадку. – Мы заперты! Что это еще за игры?

Кейси в ужасе схватила его за руку, когда автомобиль внезапно снизил скорость и съехал на ровное место у обочины. Неподалеку стояла одинокая машина – сверкающий темно-синий «эскорт». Водитель быстро выскочил из автомобиля и распахнул заднюю дверцу.

– Ты! Выходи! – приказал он дяде Кейси. Джон, бывший полицейский, увидел в его руке автоматический пистолет и понял всю безнадежность ситуации. Но, бросив отчаянный взгляд на Кейси, он все же на мгновение заколебался, пока Кейси громко не шепнула ему в отчаянии:

– Делай то, что он говорит, дядя Джон.

– Она права! – Водитель угрожающе взмахнул пистолетом, он чувствовал себя хозяином положения.

– Не трогайте его! – Кейси сама выбралась из автомобиля вслед за дядей. В конце концов, ему уже за семьдесят, и здоровье у него не очень крепкое. – Просто скажите, чего вы хотите! Мое кольцо? Если так, вы будете разочарованы! У меня его нет. – Вчера вечером она отдала его Алексу на сохранение до свадьбы.

– Мне не нужно твое кольцо, Кассандра. – Голос мужчины был холодным и угрожающим. – Мне нужна ты! Садись в ту машину. – Он указал на «эскорт» быстрым кивком головы, и Кейси отступила назад, цепляясь за руку Джона. – Нет, не он, только ты.

Их было двое против одного, но у него имелось оружие, и, судя по выражению его лица, он с радостью пустил бы его в ход. Почему в лесу нет других людей, с отчаянием подумала Кейси. Суссекс в такое время года обычно кишит туристами. Этот водитель хорошо выбрал место.

– Иди туда! – рявкнул он на Кейси, почувствовав ее колебание. – Я не хочу причинять вред никому из вас, но я это сделаю!

Кейси крепко сжала руку Джона.

– Скажи Алексу… скажи Алексу, что я… – попыталась она выговорить, но водитель дернул ее за руку и потащил к машине. Запутавшись в длинной юбке, Кейси споткнулась и неловко упала, и когда Джон машинально попытался ей помочь, водитель ударил его в висок пистолетом, с сокрушительной силой опустив оружие на хрупкие старческие кости. С хриплым стоном Джон без чувств свалился к его ногам. Кейси с трудом поднялась, почти в истерике от ужаса. – Ты же сказал, что не причинишь ему вреда! – в панике крикнула она.

Водитель пожал плечами.

– Он выживет! А ты делай что говорят, если не хочешь, чтобы и с тобой было то же самое.

– Черта с два!

Кейси было трудно сопротивляться вооруженному бандиту в своем длинном облегающем платье и с густой вуалью. Почти без усилий он затолкал ее в багажник «эскорта» и сковал наручниками руки за спиной, потом стянул с нее вуаль и плотно завязал ей рот, соорудив очень болезненный кляп. Когда она в отчаянии пыталась крикнуть, сетка врезалась ей в рот и полностью поглощала все звуки. А потом крышка багажника захлопнулась, так что Кейси уже не могла видеть ни света, ни своего раненого дядю.

Адриану потребовалось всего несколько минут, чтобы перетащить тело потерявшего сознание Джона в серый «роллс-ройс» и захлопнуть дверцу. Если повезет, с надеждой подумал он, пройдут многие часы, если не дни, пока его найдут – если вообще найдут в этом уединенном месте. Адриан выбирал тщательно; он очень методично, как это было ему свойственно, разработал свой план, зная, что это его единственный шанс заполучить Кейси Тейлор. Он ничего не оставил на волю случая, размышлял Адриан за рулем машины. Он предпочел воспользоваться собственным автомобилем, содрогаясь при мысли о том, чтобы взять машину напрокат: ведь ее мог водить какой-нибудь грязнуля; поменял на нем номерные знаки, убедил мать уехать погостить к сестре в Скарборо и договорился об отпуске на несколько дней в банке. Бумажник его был набит деньгами и кредитными карточками на несколько разных фамилий – все это благодаря банку. Он даже проштудировал кипу пособий по сексу. Сьюзен из библиотеки ему немного помогла в этом вопросе, следует это признать, – и не только снабдив его книгами. Секс прежде не был частью жизни Адриана, но теперь, во время своих тщательных приготовлений, ему хотелось быть уверенным, что он все делает правильно. Он собирался провернуть все как надо, и к черту эту циничную Рут из банка! Кейси Тейлор все равно станет его женой, а не выйдет замуж за того лощеного рекламного парня с елейной улыбочкой!

Он даже напевал себе под нос, выводя «эскорт» на лесную дорогу и выезжая обратно на главную магистраль. Гораздо труднее было выбрать наилучшее место для своего прогулочного катера, чтобы можно было добраться до него во время прилива, но даже тут ему повезло. Все это, очевидно, было предназначено самой судьбой, радостно говорил он сам себе, пока вел машину. Через час до катера можно будет добраться в шлюпке, которую он спрятал в крохотной бухточке, где обычно причаливал свой катер; он только выберет подходящий момент, чтобы перевезти на него Кейси. Конечно, он полагал, что она будет уступчивой, даже благодарной ему за то, что он спас ее от ужасной доли. Его изумило, что она так рассердилась, но, возможно, это просто результат шока. Она опомнится и в конце концов поймет, говорил он себе. Ему все еще не верилось, до чего легко все прошло.

С крепко скованными за спиной руками Кейси никак не могла защититься от толчков и тряски быстро едущей машины. Ее плечи и голова непрерывно бились о борта или об пол. Сначала она ощущала отчаяние при мысли о Джоне, но вскоре начала понимать собственное бедственное положение.

В эту минуту она должна была стоять с Алексом у алтаря, а вместо этого ее увозит в совсем противоположном направлении самый настоящий маньяк! И тут Кейси пришла в ужас. Что он собирается с ней сделать, особенно когда она так связана и совершенно беспомощна? К этому моменту Алекс уже должен всполошиться, в отчаянии думала она. Решит ли он, что она сбежала – передумала? Ведь она вслух высказывала свои сомнения, и не один раз! Но Джон ему расскажет, она уверена.

Однако Джон в лучшем случае без сознания, а в худшем – мертв. Он не сможет ничего рассказать Алексу еще много часов. А вдруг Джон никогда уже ничего ему не расскажет, даже если его быстро найдут? При мысли об этом слезы отчаяния и страха хлынули из глаз Кейси. Они бежали по щекам, слепили глаза, пропитывали шелк, душивший ее. В темной металлической коробке тесного багажника было жарко и душно и полно выхлопных газов. От них голова у нее стала легкой, почти невесомой, и ей пришлось напрячь все силы, чтобы не потерять сознания.

«Не спи! – твердо приказывала она себе. – Не засыпай!» Но голова ее стала тяжелой, залитые слезами глаза перестали видеть. Медленно, неумолимо Кейси соскальзывала в забытье. Несмотря на кляп, она попыталась крикнуть. Ей нужен был Алекс! Алекс должен прийти и спасти ее, Алекс ее найдет как-нибудь! Обязательно найдет.

Это была ее последняя осознанная мысль. Потом Кейси лишилась чувств.


Алекс был просто вне себя от беспокойства, когда прошел час, а Кейси не приехала. Дорога не должна была занять больше пятнадцати – двадцати минут. Он неистово метался по холлу, и с каждой минутой его волнение росло.

– Алекс! Успокойся, – пытался приободрить его Ник Грей. – Возможно, это просто поломка или что-нибудь в этом роде!

– Тогда они бы наверняка позвонили! – воскликнул Алекс. – Ник, с ней что-то случилось! Уверен, нам следует что-нибудь предпринять!

– Я позвоню в компанию проката автомобилей, – предложил Ник. – Они должны поддерживать связь с шофером. У тебя есть их номер?

Алекс покачал головой.

– Наверное, он есть у Мэри – они заказывали автомобиль, настаивали, что сделают это сами, – ответил он. – Глава компании – старый друг Джона.

– Алекс! Что происходит? – В холл вышла Лиз. – Все уже начали беспокоиться.

– Мы просто не знаем, – сказал Ник. Он рассказал ей то немногое, что им было известно, и Лиз побежала обратно, чтобы тактично выведать номер телефона у озадаченной Мэри.

Ник тоже был озадачен, когда положил трубку.

– Радиопередатчик водителя не отвечает, – с тревогой сообщил он. – По-видимому, он выключен. Им известно лишь, что он выехал заблаговременно и что это один из их постоянных шоферов – об этом они позаботились.

– И мы знаем, что он уже ждал, когда мы выехали из дома, – вставила Лиз.

– Я позвоню в полицию, – сказал Ник. – Просто на тот случай, если произошла авария; это представляется мне самым правдоподобным объяснением. Лиз, ты не попробуешь объяснить все остальным? Налей им выпить…

Достаточно было им назвать свои хорошо известные имена, и местная полиция отреагировала моментально. В течение десяти минут им позвонили и подтвердили, что ни о какой дорожной аварии не сообщалось, и это сделало ситуацию еще более тревожной. Ник все же собрался с мыслями и потребовал предпринять какие-то действия, понимая, что Алекс слишком выбит из колеи, чтобы самому это сделать.

– Что-то определенно случилось, – сказал он, с беспокойством глядя в потрясенное лицо Алекса. – Им надо к нам кого-нибудь прислать – и побыстрее!

Через пять минут прибыло двое внушающих доверие, деловитых детективов и сообщили, что сюда направляются еще несколько человек.

– Мы подумали, что при данных обстоятельствах более разумно не присылать сразу большую группу, – объяснил старший детектив. – Я – детектив-инспектор Букер, Крис Букер.

– Брюс Джонсон, – представился тот, что помоложе. – Сержант. Можно поговорить там, где нам не помешают?

Гай Пенсвуд, присоединившийся к мужчинам, кивнул и проводил их в небольшой кабинет сразу же за холлом.

– Пользуйтесь этой комнатой, сколько понадобится, – сказал он. Гай был старым школьным другом Алекса и теперь с сочувствием прикоснулся к его руке. – Держись, Алекс, – прибавил он. – Все это, должно быть, имеет очень простое объяснение.

Алекс молча покачал головой.

– С ней что-то случилось! Я это знаю! Она выехала сюда, я разговаривал с ней перед самым выходом из дома. Я бы знал, если бы с ней тогда что-то было не так. Необходимо действовать, и быстро! Нам надо начать поиски этой машины как можно скорее!

– Вертолет? – быстро вмешался Ник. – Это будет быстрее всего. У вас есть вертолет?

– В данный момент нет, сэр, хотя мы можем довольно быстро его вызвать, – нахмурился инспектор.

– «Соловьи»! – одновременно воскликнули Алекс и Ник. Это была компания, к услугам которой они оба часто прибегали во время работы над фильмами, и Ник потянулся к телефону. – Уверен, что в течение часа я добуду по крайней мере два вертолета, – заявил он и набрал номер, довольный, что ему есть чем заняться, пока Алекс и Лиз выкладывали детективам всю информацию, какая у них была. Детективы были умны и внимательны, и даже думавший совсем о другом Алекс поневоле восхищался их профессионализмом. Они сами быстро взялись за телефоны, отдавали приказания и связались с вертолетом, который удалось вызвать Нику. Еще один обещали прислать в течение часа.

Как только вертолет начал поиски, Крису Букеру позвонили, после чего все встревожились еще больше.

– Боюсь, только что нашли шофера того автомобиля, – сказал он, кладя трубку. – Этот человек уже пару часов как мертв, по крайней мере с одиннадцати утра.

– Но он же должен был быть у дома в одиннадцать тридцать, – возразила озадаченная Лиз.

– Нет, мисс, это наверняка был не он. – Крис с сочувствием взглянул на Алекса. – Тот, кто увез вашу невесту, мистер Хэвиленд, не работает в компании по прокату автомобилей. У вас есть какие-нибудь предположения насчет того, у кого могли быть причины так поступить? Мисс Тейлор актриса, как я знаю? Я вынужден задать вам этот нелегкий вопрос, но не может ли это оказаться злой шуткой или чем-то столь же простым?

– Святые угодники, инспектор! – Алекс чуть было не взорвался. – Вы думаете, кто-нибудь из моих знакомых способен на такое? В день ее свадьбы?

– Да они бы жизнью за это поплатились! – согласился Ник.

– Алекс! – Лиз резко вскочила со стула. – Письма! Тот человек! Разве ты не говорил, что они в основном отправлены из этой местности?

– О черт! – Алекс уставился на нее. – Лиз! Ты права! Я о них совсем забыл. – Он с содроганием вспомнил страшные угрозы, содержавшиеся в этих мрачных письмах. – Он грозил, что ни за что не позволит ей выйти замуж! А она со смехом отмахнулась!

– Эти письма, сэр, – вмешался Крис Букер. – Они еще у вас? Или хотя бы некоторые?

– Да, в моем офисе, – ответил Алекс. – Я могу попросить привезти их сюда.

– Только не привлекая внимания и как можно быстрее! – нахмурился Крис. – Мы можем дать их для анализа психологу – на тот случай, если в них есть какой-то намек на личность автора. А тем временем давайте надеяться, что те парни в вертолете что-нибудь обнаружат – и быстро!

Алекс позвонил Мэри-Джо, потом рухнул в кресло и обхватил голову руками, вспомнив содержание этих писем, особенно тех, которых не видела Кейси. Он проклинал себя за то, что не проявил большей настойчивости и позволил ей уговорить себя не обращаться в полицию, когда он хотел это сделать. Она была полна решимости не позволить этому человеку испортить ей свадебный день, а теперь очень похоже на то, что он именно это и сделал! Одна мысль о том, что Кейси находится в руках этого свихнувшегося человека, чуть не свела его с ума. Если он уже убил кого-то, что он способен сделать с Кейси?

– Алекс, дорогой! – Сара вошла незамеченной, но успела услышать большую часть разговора и сейчас быстро наклонилась и, желая выразить свое сочувствие, крепко обняла его сзади. – Пока нет никаких реальных доказательств того, что этот человек захватил Кейси!

Глаза обоих полицейских слегка заблестели, когда они узнали женщину, пытавшуюся утешить потрясенного Алекса.

– Боюсь, это вполне вероятно, мисс, – сказал Брюс Джонсон.

– Алекс, – Ник подошел к жене, – пойду разберусь с гостями – наверное, лучше им прямо сказать, что у нас возникли проблемы.

– Да-да. – Алекс постарался взять себя в руки. – Приведи сюда тетю Мэри, нам придется сказать ей правду: в конце концов, это ее муж и ее племянница исчезли. Но ради Бога, попытайся уговорить Пенни отвезти домой моих родителей, я сейчас не в состоянии справиться с маминой истерикой.

Гай и Ник вдвоем уладили дело с озадаченными гостями, и через несколько минут рыдающая Мэри присоединилась к Алексу и двум полицейским. Ее описание шофера автомобиля подтвердило, что за рулем сидел водитель не из автомобильной компании.

– Это так жестоко и бессмысленно! – печально сказала она. Для добросердечной Мэри типично было подумать прежде всего о семье убитого шофера, так как она знала владельца этой компании и ей сказали, что его зять сам окажет им честь вести машину.

– Тут мы уже ничего не сможем сделать, – решил Алекс. – Давайте вернемся в дом и устроим там нечто вроде штаба. По крайней мере дома мы будем недоступны для журналистов.

Он наконец взял себя в руки, глядя на мужественное поведение Мэри, и принял командование на себя; его природное стремление повелевать пришло ему на помощь. Через несколько часов в его распоряжении уже были письма, которые он отдал полицейским, а также Мэри-Джо. Еще через несколько минут появились факсы и несколько дополнительных мобильных телефонов, и Ник был уверен, что, если бы Алексу позволили, он бы сам пустился на поиски. Только заверения полиции в том, что он принесет им больше пользы, оставаясь дома, удерживали его на месте. Будучи верным другом, Ник предпочел остаться вместе с Алексом, и только после того, как стало понятно, что ждать придется долго, Сара решила, что разумнее будет отвезти детей домой. Нику очень не нравилась мысль о том, что жена поедет одна, но в конце концов она его убедила, что Алексу он нужен сейчас больше всех и что ему следует остаться в Суссексе.

– Я позвоню в охранную фирму, чтобы они держали прессу на расстоянии, если возникнет такая необходимость, – пообещала она Нику, целуя его на прощание. – Не волнуйся, дорогой, у меня в доме еще двое взрослых, и никто не проберется к нам мимо Изабель и Дональда! Кроме того, я обещала сегодня вечером выступить в Карнеги-шоу, и мне придется поехать. Но я вернусь, как только выступлю. Дети прекрасно побудут с Исси!

– Ты могла бы отменить выступление, – встревожился Ник. – При данных обстоятельствах это было бы безопаснее.

– Не волнуйся, я буду вести себя очень скромно! И все равно, если бы я его отменила, было бы еще хуже – ведь я еще никогда и никого не подводила, все это знают. – Они оба понимали, что Сара права. – Алекс, дорогой, ее найдут, я уверена!

Алекс обнял ее.

– Надеюсь! О Господи, как я надеюсь!

Глава 21

Адриан просто не мог поверить в свое везение, когда остановил машину под деревьями, которыми почти полностью заросла та крохотная бухточка, где он оставил лодку. Вода стояла на нужном уровне, как он с удовлетворением отметил; он вывел спрятанную под ветвями шлюпку и быстро установил на ней подвесной мотор, который привез на заднем сиденье автомобиля.

Когда Адриан открыл багажник и нашел свою пленницу лежащей без сознания, он испытал шок. Несколько ужасных мгновений ему казалось, что она мертва – так же мертва, как Билли. Он вовсе не собирался его убивать – Билли сам виноват, поскольку все же струсил в последний момент. Но Кейси не умерла, как Билли; нервные пальцы Адриана нащупали пульс у нее на шее, и он со вздохом облегчения поднял ее и понес из багажника к шлюпке. Она оказалась очень тяжелой, и ему пришлось напрячь все силы, хотя он и был не из слабых. Но его подталкивали возбуждение и страх быть замеченным, и он в конце концов смог добраться до лодки. Перед тем как запустить мотор, Адриан накрыл Кейси одеялом. На этот раз даже обычно капризный мотор вел себя хорошо и помогал осуществить его планы.

Главным из задуманного Адрианом было доставить ее на катер и спрятать до отплытия. Он намеревался плавать до тех пор, пока Кейси не согласится принадлежать ему и отправиться вместе с ним на поиски приключений. Он мечтал жениться на ней и буквально уговорил себя, что Кейси непременно захочет выйти за него замуж. Он гордился собой – еще бы, ведь он спас ее, вырвал из когтей того человека! – и даже считал себя героем.

Но пока что ему придется ее прятать, чтобы никто не увидел, как он переправит ее на катер. Тяжело дыша, он с трудом поднял бесчувственное тело и почти волоком перетащил в крохотную каюту на корме, где положил на встроенную койку, занимавшую почти все пространство каюты. Хотя Кейси все еще не пришла в сознание, он не стал снимать с нее наручники – на всякий случай, – но проявил некоторую заботу и вынул изо рта кляп из фаты. Ее голова откинулась назад, спутанные волосы рассыпались и закрыли его руки. Он замер, борясь с отчаянным желанием прикоснуться к ней.

Когда Адриан укладывал ноги Кейси на койку, то заметил, что на них нет туфель, и выругался. Если они остались в «эскорте», его легко вычислят, как владельца автомобиля, несмотря на замену номерных знаков. Он обдумывал, не стоит ли вернуться к машине и проверить, потом понял, сколько времени на это уйдет, и отказался от этой мысли. С таким же успехом Кейси могла их потерять до того, как он погрузил ее в свою машину. Разумнее будет двигаться дальше, прочь от того места, где стоит автомобиль, плыть дальше через пролив – во Францию. Отлив ждать не будет. Он тщательно закрыл дверь, быстро сменил серый костюм на джинсы и свитер и отправился запускать двигатель.


Кейси чувствовала себя так, словно выплывает из густого тумана. Она заморгала, потом попыталась напрячь зрение в тусклом свете каюты. Голова у нее ужасно болела, ее тошнило в сухом, жарком воздухе. Под ней явственно раздавался ритмичный шум двигателей, и внезапно она почувствовала какой-то резкий запах. Он не был похож на выхлопные газы автомобиля, и, постепенно приходя в себя, она безошибочно узнала запах дизельного топлива.

С огромным усилием Кейси села, опираясь на скованные руки. Единственным ориентиром ей мог служить лишь крохотный иллюминатор, и она с ужасом поняла, что находится на корабле. Ей с трудом удалось добраться до иллюминатора и выглянуть, но за стеклом было совершенно темно. Даже если бы у нее были наручные часы, она не смогла бы на них взглянуть со связанными за спиной руками. Невозможно было определить, как долго она уже пробыла взаперти в этом маленьком темном помещении. В нем так жарко и душно из-за работы двигателей, с отчаянием подумала Кейси.

Шофер! Тут она вспомнила о Джоне, об Алексе. Неужели Джон действительно погиб? Что предпримет Алекс, чтобы ее найти? Что он сможет сделать, если она находится в открытом море? Ему и в голову не придет ее здесь искать. Но он все равно будет пытаться, в этом Кейси была уверена. А тем временем – что с ней станет?

Скоро она об этом узнала. Некоторое время спустя Кейси услышала, что двигатели заглохли, потом раздался грохот якорной цепи. Через несколько минут дверь ее темницы открылась, и в проеме появился шофер. Она инстинктивно отпрянула, но он лишь рассмеялся, заметив ее движение.

– Все в порядке, Кейси, – сказал он, протянул руку и поставил ее на ноги. – Рад видеть, что ты наконец очнулась. Пошли поужинаем, и ты быстро почувствуешь себя лучше.

– Я не хочу ужинать! – сердито крикнула Кейси. – Я хочу выбраться отсюда! Хочу домой! Сегодня у меня свадьба!

– Но, Кейси… – Его худое бледное лицо нахмурилось. – Теперь твой дом здесь, у меня.

– Черта с два! – сердито ответила Кейси.

Он потащил ее через рубку в несколько большую переднюю каюту.

– Через несколько дней ты совсем освоишься и будешь как дома, – спокойно сообщил ей Адриан, заходя сзади и расстегивая наручники.

– Никогда!

Пистолета нигде не было видно, и, едва ее руки освободились, она вцепилась ногтями ему в лицо, оставляя алые царапины; он швырнул ее на пол. Она сильно ударилась при падении и без того болевшей головой и на несколько секунд потеряла способность сражаться. Этих секунд ему хватило, чтобы опять пристегнуть ее руки наручниками к перилам у края другой койки; потом он ее отпустил.

– Ты будешь делать то, что я тебе говорю, Кейси, – холодно произнес он. – У тебя нет выбора! А теперь давай снимем это платье, хорошо? Тебе оно больше не понадобится, я купил для тебя гораздо более красивые вещи, и ты будешь их носить – для меня.

– Ни за что! – с вызовом ответила Кейси.

Адриан улыбнулся. Ощущение власти над ней, охватившее его, доставляло ему громадное удовольствие. Он чувствовал себя сильным и непобедимым. Наконец-то он стал кем-то – не маленьким мальчиком, которым его считала мать, не слабым и безвольным клерком из банка, над которым подшучивала Рут. Эта красивая женщина принадлежала ему, была в его власти, и наконец-то он мог делать с ней что ему угодно, все то, о чем он мечтал, сидя за компьютером в банке.

Внезапно в его руке появился нож, длинный, сверкающий, острый нож, и Кейси в страхе отпрянула. Он ухватился спереди за ее уже покрытое пятнами и безнадежно разорванное платье. Один взмах ножа – и стоящее тысячи фунтов платье «от кутюр» полосками свалилось на пол. Вскрикнув от ужаса, Кейси упала назад, на койку, но Адриан потащил ее к себе, не отрывая взгляда от ее груди, едва прикрытой изящным кружевным бюстгальтером. Красивое белье было куплено ради Алекса, а не для этого извращенца, в отчаянии подумала она, сжимаясь в комок.

– Так лучше, – заметил он, а потом снова взмахнул ножом, целясь в крохотную застежку, удерживающую бюстгальтер спереди. Она тут же разошлась, открыв его жадному взору ее грудь.

– Нет! – вскрикнула Кейси. Под его долгим, пристальным взглядом, словно он никогда прежде не видел обнаженной женщины, ее охватили ярость и чувство унижения. Он пожирал глазами свою добычу, протянул руку и прикоснулся к ее дрожащему телу. Несмотря на всю решимость, она снова расплакалась. Немые слезы отчаяния потекли по ее лицу, пропитывая спутанные волосы.

– Кейси? – Он прервал свое изучение верхней части ее тела, увидев, что она дрожит от страха. – Я не хотел сделать тебе больно, моя любимая. Тебе могло бы быть гораздо удобнее, знаешь ли. – Он прикоснулся к выпуклости ее обнаженного бедра, и она тут же отпрянула.

– Отпусти меня! – яростно бросила ему Кейси. – Я никогда не сдамся, никогда!

– Нет, ты сдашься, Кейси, – угрожающим тоном произнес он. – Видишь, у меня есть вот это. – Он взял свой револьвер, предусмотрительно оставленный в пределах досягаемости. – Я могу им воспользоваться, когда пожелаю. И я научился стрелять из него, знаешь ли, я потратил много лет, пока научился владеть оружием.

– Ты сумасшедший, если думаешь, что тебе это сойдет с рук, – заикаясь, проговорила Кейси, напрасно пытаясь отстраниться подальше от его горячих ладоней, шарящих по ее телу.

– Но мне уже это удалось, Кейси, – ответил он. – Ты здесь, со мной. У нас есть транспорт, а у меня есть деньги – очень много денег. Мы можем поехать куда угодно, быть вместе – увидеть весь мир, если хочешь.

– Я не хочу видеть мир с тобой – я хочу домой, к Алексу!

– Нет! – Адриан вспыхнул, услышав имя ненавистного соперника. Он выдернул свободную руку и прижал к себе Кейси так крепко, что она почувствовала на своем лице его горячее дыхание. – Ты никогда больше его не увидишь, никогда! Теперь ты моя, Кейси, моя! Я тебя убью, но не позволю вернуться к нему! – Пистолет оказался у ее горла, и Кейси замерла, почувствовав прикосновение к коже холодной стали. Очень медленно он повел дулом вниз по ее дрожащему, почти обнаженному телу, обвел вокруг грудей, потом угрожающе прижал его к ее пупку. Она затаила дыхание, когда он начал приподнимать им край ее кружевных трусиков, отодвинул их и сунул кончик дула внутрь, вдоль бедра. Адриан был вне себя от гордости при мысли о собственной находчивости – ведь он сам изобрел такой вид сексуальной пытки. Это не описано ни в одном из пособий по сексу, которые он прочел, и он был в восторге от того, что придумал такое. – Помнишь, что я обещал сделать с тобой, Кейси? В моих письмах?

– Письмах? – Тут Кейси все поняла. – Это ты писал те письма? И посылал цветы и все остальное? – Только сейчас она осознала, с кем ей придется иметь дело! Алекс и Лиз заявили, что автор писем – сумасшедший, и сейчас она хорошо понимала, что это правда!

– Да, я их писал, и каждое слово в них – правда.

– Я их не читала! – с вызовом заявила Кейси. – Выбрасывала в корзину, все до одного, поэтому ты зря тратишь время, кто бы ты ни был!

– Значит, ты меня не помнишь? – наконец спросил он, задумавшись над ее сердитым ответом и все еще держа пистолет крепко прижатым к ее бедру.

– Нет, а почему я должна тебя помнить?

– Меня зовут Адриан, Адриан Шокрос, – сообщил он, всматриваясь в ее лицо в поисках хоть какого-нибудь признака, что это имя ей знакомо, но лицо Кейси ничего не выражало. – Мы жили с вами в одном городе.

– Там был миллион других детей! – сердито ответила Кейси. – Ты хочешь сказать, что я должна тебя узнать? Через – сколько? – через пятнадцать лет? Размечтался, парень! – Она чуть не расхохоталась ему в лицо. К черту все эти истории о том, как заложники устанавливают дружеские отношения со своими похитителями, с вызовом подумала она. Эта заложница будет сражаться до самого конца.

– Я заставлю тебя вспомнить, – пообещал Адриан и снова принялся водить дулом пистолета по ее коже. – И скоро ты никого, кроме меня, не захочешь.

Он намеревается ее изнасиловать! В тот момент Кейси поняла это и собралась с силами, чтобы драться так, как никогда прежде.


Первые сведения появились поздно вечером, когда срочно вызванные Ником вертолеты наконец-то обнаружили серый «роллс-ройс». Вскоре, следуя указаниям пилота вертолета, поисковая группа на автомашинах уже была на месте.

– Они нашли в машине Джона Тейлора, – сообщил Крис Букер Алексу и Нику со вздохом облегчения. – У него немного кружится голова, но говорят, с ним все будет в порядке. Джонсон отвезет вас к нему в больницу, миссис Тейлор.

– Я поеду с вами, Мэри, – предложил Ник, испытывая какое-то облегчение при виде внезапной радости, осветившей усталое, залитое слезами лицо Мэри. В течение последних часов Ник стал для Алекса и Мэри опорой, воплощением спокойной силы. Решительный человек, привыкший работать в стрессовых ситуациях, он, казалось, способен был принимать решения, на которых у Алекса, при всей его обычной деловитости, сейчас не хватало сил. Хотя сам Ник быстро понял, что, если бы исчезла Сара, он впал бы в такое же невменяемое состояние, в котором пребывал Алекс большую часть вечера.

– Алекс, если нашли Джона, значит, скоро найдут и Кейси, – попыталась утешить его Мэри, когда Алекс обнял ее.

– Конечно, найдут. – Алекс старался говорить уверенным тоном. – Поезжайте к Джону, Мэри. Сейчас вы ему очень нужны.

Как нужна ему Кейси, чтобы обнять ее и знать, что она в безопасности! Он вспомнил, как когда-то Ник купил дом в Палм-Спрингз для Сары, а потом чуть было не потерял ее, и содрогнулся. Раньше эти слова Ника казались шуткой, а теперь все обернулось правдой и для него. Он действительно потерял Кейси. Обычно Алекс Хэвиленд не принадлежал к числу тех, кто привык молиться, но сейчас он молился, долго и страстно, шагая взад-вперед по старым дубовым половицам своей гостиной, пока полицейские приходили и уходили. Несмотря на все усилия Джоан, он не мог ни есть, ни спать и держался только на нервах и на кофе.

Было уже за полночь, Ник только что вернулся из больницы, оставив Мэри с не вызывавшим опасений Джоном, когда приехала полицейская машина и, быстро посовещавшись с остальными, Брюс Джонсон поспешно подошел к Алексу.

– Мистер Хэвиленд! Вы их узнаете? – Он держал в руках полиэтиленовый пакет, в котором лежала пара кремовых вышитых шелковых туфель.

Алекс побелел.

– Да… да, узнаю. Это туфли Кейси. Я их ей купил! Где?..

– Мистер Тейлор рассказал о синем «эскорте», когда пришел в себя, – усмехнулся Брюс. – И, как полицейский, даже запомнил большинство цифр на номерном знаке. Номер оказался поддельным, но… нам повезло с этой машиной. Это одна из самых популярных здесь моделей, и наши парни ее нашли! Туфли лежали поблизости. По крайней мере одна; другая была в багажнике. Автомобиль был спрятан у берега. По моим предположениям, преступника ждал катер. Мы теряем время, ведя поиски на суше.

– Катер! Их в округе, наверное, тысячи! – в ужасе воскликнул Алекс. – Это все равно что искать песчинку на пляже! Он может оказаться где угодно, даже если бы мы знали, где искать, а мы ведь не знаем, какой у него катер!

– Вовсе нет! – Брюс устало улыбнулся. – Этот человек вовсе не все делает так осторожно и тщательно, по мнению нашего психолога. Машина не числится в угоне, так что есть шанс, что этот идиот воспользовался собственным автомобилем. Сейчас мы проверяем номера на двигателе; хотя регистрационные номера фальшивые, есть большая вероятность, что номер на двигателе окажется настоящим.

– Он должен быть сумасшедшим, чтобы пойти на подобное! – сказал Алекс. – Ведь правда?

– Алекс, мы имеем дело не с нормальным человеком. – Ник взял в руки пачку писем. – Письма это доказывают. И чем большую неосторожность он проявит, тем лучше для нас.

– И тем опаснее для Кейси! – Алекс рухнул в кресло, в глубоком отчаянии обхватив голову руками.

– Это в большой степени зависит от нее. – Брюс казался не менее встревоженным, чем Алекс. После долгих часов, проведенных с этими двумя людьми, он принимал разворачивающуюся драму так же близко к сердцу, как и они, и мысль о том, что такая красивая девушка находится в руках у явно психически неуравновешенного похитителя, его пугала.

– Кейси будет ему сопротивляться, – мрачно сказал Алекс. – Ей даже в голову не придет поступить иначе! И это худшее, что она может сделать.

Брюс содрогнулся.

Глава 22

Было слишком больно, чтобы плакать. Кейси лежала неподвижно на койке, куда бросил ее Адриан, притащив обратно в крохотную каюту на корме, после чего крепко запер дверь. Болели все мышцы и все кости от свирепых ударов и пинков, полученных, когда она упорно сопротивлялась его попыткам овладеть ее телом. По крайней мере, с облегчением подумала Кейси, она успешно отбила эти попытки – пока, хотя Кейси не сомневалась, что он снова попытается это сделать. К счастью, он не стал снова связывать ей руки: очевидно, решил, что она уже не способна сопротивляться.

Кейси дрожала в необогреваемой каюте, так как у нее было только тонкое одеяло, чтобы прикрыть свое обнаженное тело, и тщетно пыталась укутаться в него, сжавшись в комок. Ее трясло от холода, и она уже сильно проголодалась; горло ее охрипло от крика. Кейси была уверена, что этот человек безумен. Прошло уже много часов с того момента, когда Мэри убеждала ее съесть завтрак; бросив быстрый взгляд в крохотный иллюминатор, она увидела, что сейчас день. Они стояли на якоре на большом расстоянии от остальных судов. В голове у Кейси мутилось настолько, что она не могла сообразить, какой сегодня день. Четверг? Пятница? Наконец она поняла, что сегодня пятница. Кейси пропала уже почти сутки назад. Алекс сходит с ума, она была в этом уверена. Кейси с трудом перевернулась на бок, пытаясь облегчить боль в ребрах – наверняка по крайней мере одно ребро сломано, так больно ей дышать, – и с тоской подумала об Алексе. По иронии судьбы, он нанял в Монте-Карло яхту на несколько дней после выходных; они собирались провести на ней короткий медовый месяц, поскольку у нее такое напряженное расписание съемок. Она должна была быть вместе с ним, плыть по теплому Средиземному морю, а не сидеть взаперти на этом холодном тесном катерке, стоящем где-то у берегов Чичестера, если они действительно находятся здесь – у нее в этом не было никакой уверенности. А если она сама не уверена, то какие шансы у Алекса? Осознание этого в конце концов заставило ее снова расплакаться, и она выругала себя за слабость. Кейси плакала редко, но сейчас ей ничего не оставалось, как только находить облегчение в рыданиях.

– Кейси? – Внезапно рядом с койкой появился Адриан.

Она так погрузилась в свои страдания, что не слышала, как он вошел. Кейси подняла голову, и первым побуждением было послать его подальше, но что-то ее удержало. Рассудок наконец-то?

– Пожалуйста, Кейси, иди в каюту и поешь. – Он дотронулся до ее голой руки. – Мне правда очень жаль, что я сделал тебе больно, я вовсе этого не хотел, ты же знаешь.

– Вот как? В самом деле? – Кейси попыталась сесть и одновременно завернуться в одеяло – нелегкая задача, когда каждое движение отзывается болью. Услышав его мягкие интонации, она изумленно взглянула на него. И это говорит человек, который недавно избил ее до полусмерти!

– Да. – Он подошел, чтобы помочь ей подняться, но она резко стряхнула его руку. – Пошли, у меня для тебя приготовлена кое-какая одежда и горячий кофе.

Одна мысль о кофе заставила ее прикусить язык и удержаться от более резких замечаний. Очень медленно Кейси прошла вслед за ним через главную каюту и опустилась на край банкетки, все еще кутаясь в одеяло.

– Мне нужно в ванную, – неуверенно произнесла она. – Здесь есть ванная?

– Конечно! – Адриан гордился своим катером, и, как и все остальное на борту, крошечный умывальник и унитаз были безупречно чистыми, с некоторым облегчением отметила Кейси. – Это здесь. – Он открыл дверь в углу и, к ее облегчению, позволил ей закрыть ее за собой. Несколько секунд она с ужасом смотрела в зеркало на свое бледное, покрытое синяками лицо, потом постаралась смыть с него слезы и грязь и воспользовалась унитазом, правда, с трудом разобравшись в его устройстве, но она была благодарна и за это. На крохотной полочке для нее даже была приготовлена новехонькая зубная щетка и рядом расческа. Зачем ей все это нужно, Кейси не могла сообразить, но почувствовала себя немного лучше, уничтожив во рту дурной привкус и смыв, насколько могла, с тела прикосновения чужого мужчины. Привести в порядок волосы не представлялось возможным, и она не стала себя этим утруждать, просто провела по ним расческой. Когда она наконец-то вышла, Адриан стоял у скамейки и держал в руках охапку одежды.

– Это я купил для тебя, – с гордостью сообщил он ей. – Уверен, она подойдет, а если нет, ну, куплю тебе в Довиле еще что-нибудь, там очень хорошие магазины.

– Довиль? Ты шутишь! – Кейси изумленно посмотрела на него.

– Ничуть, – ответил Адриан, удивленный ее недоверием. – Я часто переправляюсь через пролив во Францию, мой катер вполне годится для плавания в море.

– В этом я не сомневаюсь. Но… – Она заколебалась, понимая, что возражать ему может быть смертельно опасным. – Э… так где же одежда? Я замерзаю!

Он подал ей юбку и короткую футболку, совершенно не подходящую для довольно холодного утра, и Кейси посмотрела на нее с отвращением.

– Мне скорее нужен свитер, – осторожно сказала она. – Можно надеть один из твоих свитеров? – Ей претила мысль о том, чтобы надеть его вещь, но выбора не было.

– Вначале примерь вот это, – предложил Адриан, и она нехотя втиснулась в юбку и крохотные трусики, которые он ей дал. Бюстгальтер отсутствовал, и Кейси смирилась с этим. В такой коротенькой футболке, понимала она, ее груди были почти полностью на виду, но по крайней мере он позаботился о нижнем белье, хотя его представления о ее размере оказались чересчур оптимистичными. Она почти выхватила из его рук синий шерстяной свитер, который он достал из шкафчика, и натянула его через голову. По крайней мере свитер укрыл ее почти до края юбки, еле прикрывавшей бедра. Кейси так ослабела, что усилия, потраченные на одевание, заставили ее снова опуститься на банкетку и с болезненным стоном схватиться за ребра.

– Вот, выпей кофе. Тебе и правда больно, Кейси? У меня в аптечке есть аспирин. – Адриан озабоченно смотрел на нее, и Кейси вдруг поняла, что он действительно выглядит очень встревоженным. Пришло время выведать его слабые стороны. Она приняла предложенные им таблетки, все же тщательно проверив, что это за лекарство, прежде чем глотать их, потом залпом выпила кофе. Даже без сахара, который она любила, это было райское наслаждение, и Кейси сжала чашку обеими руками, чтобы согреться, глядя, как он готовит тост на крохотном гриле. Он делал все очень тщательно, даже смел крошки, перед тем как поместить на гриль кусочек хлеба, и старательно намазал тост маслом, перед тем как протянуть ей тарелку.

– Адриан… – предприняла попытку Кейси, когда он закончил, сел за стол напротив нее и стал следить за тем, как она ест, что ее нервировало. – Мне кажется, нам нужно поговорить… Я хочу спросить… что ты в действительности собираешься со мной делать?

– Я собираюсь жениться на тебе, Кейси. – Адриан с удивлением посмотрел на нее. – Я полагал, что это очевидно!

– Но не для меня! – Кейси прикончила тост и допила остаток кофе. – Наверное, ты забыл, что я собиралась выйти замуж за человека, которого люблю, Адриан. Я не свободна и не могу выйти за тебя замуж.

– Нет! Забудь об этом! – Адриан вскочил и вдруг снова с угрожающим видом навис над ней. – Я ради тебя оставил все! Мне даже пришлось убить человека ради тебя! Теперь я тебя никому не отдам! Мне терять нечего, поэтому я иду ва-банк, и ты будешь со мной!

– Что ты хочешь этим сказать – «пришлось убить ради тебя»? – уставилась на него Кейси, пытаясь скрыть свой страх.

– Шофера твоей машины, – улыбнулся Адриан. – Моего друга Билли. Он начал трусить, и мне пришлось доказать ему серьезность моих намерений, ведь нельзя было позволить ему помешать мне, раз уж я зашел так далеко, правда?

– Ох, нет! – Кейси задрожала от ужаса. Из-за нее погиб человек! Ее затошнило, и она посмотрела на Адриана с неприкрытым отвращением, которое не сумела бы скрыть, даже если бы захотела. Этот человек был воплощением зла! Он даже гордился тем, что сделал, – она была в этом уверена.

– Поэтому, как ты понимаешь, Кейси, у меня нет выбора. Нам надо плыть дальше, потому что вернуться я не могу. – Адриан встал. – Я думаю, мне лучше запустить двигатель, ты согласна? А теперь ты будешь вести себя хорошо? Или мне опять придется тебя связать? Мне не хочется, но я это сделаю!

– Нет, пожалуйста, не надо! – Кейси содрогнулась. – Я останусь внизу. И не буду двигаться. – Ей некуда было бежать, они явно находились далеко от суши, и ей не проплыть такое расстояние, особенно в море, где волнение с каждым часом все усиливалось. Кейси с беспокойством поняла, что надвигается шторм, и хотя она довольно хорошо переносила качку, но сильно сомневалась, удастся ли Адриану справиться с управлением таким маленьким суденышком. Поверив, что Кейси сдержит слово, Адриан вышел на палубу и оставил ее сидеть, сжавшись в комок, на койке.

Оставшись наконец одна в каюте, она огляделась и заметила еще одно одеяло, сложенное в углу койки. Было по-прежнему холодно, и она с радостью закуталась в него. Теперь до нее доносился шум двигателей. Он будет слишком занят управлением катером, рассудила Кейси, и оставит ее в покое, по крайней мере пока занят этим, и она со вздохом свернулась на койке и попыталась поспать. Кейси слишком устала и измучилась, чтобы предпринять что-то другое. Адриану наконец удалось сломить ее сопротивление, хотя Кейси на самом деле старалась сохранить еще оставшиеся у нее силы в ожидании следующего нападения. В последние полчаса он был почти добр, но она в отчаянии спрашивала себя: через какое время он снова попытается ее изнасиловать? Он откровенно признался в убийстве человека, которого называл своим другом; наверняка без колебаний убьет и ее, получив желаемое.

С тихим стоном Кейси вынула из ушей серьги с мягко сияющими жемчужинами, которые подарил ей Алекс в ночь перед свадьбой. Удивительно, но Адриан, по-видимому, не заметил их. Он наверняка возненавидит эти серьги – подарок Алекса, когда увидит. Ей очень не хотелось снимать их, но она понимала, что должна сохранить подарок, и молниеносно сунула их под матрац. Вполне вероятно, что Адриан выбросит их за борт, если снова впадет в ярость.

«Алекс, ох, Алекс!» Кейси не смогла удержаться и снова заплакала. «Я люблю тебя, Алекс, почему я не говорила тебе об этом чаще?» Она всегда сдерживалась в проявлении чувств, с ее губ срывалось обычно только самое короткое слово, и то с трудом. Почему-то произнести это признание было очень трудно, и все же она твердо знала, что обожает Алекса. Просто ей казалось невозможным говорить ему об этом, а сейчас уже слишком поздно. Он может так никогда и не узнать о ее подлинных чувствах. Она все время только насмехалась над его происхождением, над его богатством, принимала все, что он делал для нее или дарил, как должное – и все это из страха оказаться в подчинении у него. Она была так несправедлива, позволяя своей драгоценной гордости возобладать над ее чувством к Алексу, и теперь горько сожалела об этом, осознав наконец-то: что бы он ни делал, он делал только из любви к ней.

Теперь Алекс будет использовать все средства, чтобы найти ее, с внезапно проснувшейся надеждой поняла Кейси. Пытаясь заснуть, она подумала, что, если ей удастся выбраться из этой переделки, она не станет скупиться на слова любви. Это будет первое, что она скажет ему. А сейчас ей оставалось только молиться и приложить все усилия, чтобы прожить этот день, не провоцируя Адриана на новое насилие. Если как следует постараться, она сможет это сделать, в этом Кейси была уверена!

В этом смысле надвигающийся шторм был ее спасением. Адриан с трудом вывел катер в открытое море, огибая остров Райт, и сразу же понял свою ошибку. Весь день он старался держать правильный курс, но маленькое суденышко просто не справлялось с этим. Ближе к вечеру обозленный Адриан вынужден был бросить якорь прямо возле маленькой гавани и молиться, чтобы его не заметили в суматохе среди прочих маленьких суденышек, стремящихся укрыться от стихии. Кейси послушно оставалась в каюте, дремала на койке, где он ее оставил, и, казалось, не замечала ни шторма, ни его самого. Она полагала, что будет умнее избегать любого контакта с ним, но вынужденная остановка означала, что с наступлением вечера он снова вернется к ней. Ветер становился все более угрожающим, выл вокруг катера и швырял его из стороны в сторону так безжалостно, что Кейси была уверена – он рано или поздно сорвет его с туго натянутой якорной цепи.

К счастью для них обоих, Адриан действительно был умелым и бывалым моряком; он часто выводил катер в пролив, как хвастался Кейси. Он знал, что нужно только переждать шторм, а потом они смогут направиться к побережью Франции, и хотя ему не нравилась вынужденная задержка, он мирился с ней. Когда он вернулся в каюту, Кейси встретила его затуманенным взглядом.

– Небольшой шторм, – тихо сказал он. – С нами все будет в порядке, не волнуйся, Кейси. Хочешь поесть сейчас? Я приготовлю для тебя, мне это будет приятно. Я так долго ждал возможности поухаживать за тобой, знаешь ли. Ты понимаешь, отныне тебе никогда больше не придется ничего делать для себя самой. Теперь все делать буду я.

– Да, я хочу есть, – ответила Кейси. Это было далеко от истины, но она ухватилась за его предложение. Если он займется делом, то скорее всего не будет к ней приставать. Беда в том, что в тесном пространстве катера он мог сделать очень немного. Она попросила приготовить для нее самые сложные из предложенных им блюд, и когда все было готово, заставила себя съесть как можно больше – просто для того, чтобы занять время. Адриан был убежден, что Кейси слабеет; он протянул руку к койке, где она лежала, и дотронулся до нее. Кейси отпрянула от него, сама того не сознавая, а потом задрожала от страха, испугавшись последствий своего поступка.

– Адриан, – тихо и умоляюще сказала она, – шторм все сильнее. Тебе не кажется, что нужно проверить, все ли в порядке?

Адриан неохотно вышел наружу и вернулся, промокший насквозь, в душное тепло каюты.

– О Боже, ты же совсем промок! – Кейси попыталась придать голосу материнские интонации. – Тебе надо переодеться!

К ее ужасу, он внезапно набросился на нее.

– Не смей говорить мне, что я должен делать! – закричал он. – Я не нуждаюсь в том, чтобы ты мне указывала! Ты не моя мать!

– Извини. – Кейси постаралась казаться равнодушной. – Я беспокоилась о тебе, вот и все.

Адриан, казалось, растаял от счастья.

– Правда? – Он стащил с себя мокрую рубашку и натянул на влажное тело свитер. Он был худощав, но, даже несмотря на свою панику, Кейси заметила у него очень сильные мышцы. – Я же говорил, что ты привыкнешь ко мне, Кейси. Я так и знал! Мы можем так хорошо жить вместе!

«Размечтался!» – в отчаянии подумала Кейси. Но чувство самосохранения, хотя и с трудом, начинало брать в ней верх.

– Я реалистка, Адриан, – осторожно ответила она. – Расскажи мне, что ты собираешься делать?

Она сидела, замерев от страха, пока Адриан выкладывал ей свои безумные планы и мечты, а судно стонало и раскачивалось на тонкой якорной цепи. Постепенно Кейси поняла, что он действительно живет в безумном, фантастическом мире, но она также поняла наконец, что ее жизнь зависит от того, удастся ли ей убедить Адриана, что она ему верит. Он действительно хвастался тем, что убил ради нее Билли. Принес последнюю великую жертву, хвастливо заявил он, и Кейси снова содрогнулась при мысли о том, что он мог бы с ней сделать, если бы пожелал. Пока он говорил, нож и пистолет оставались на виду. Адриан время от времени поигрывал то тем, то другим, словно собирался с духом, чтобы пустить их в ход. Кейси начала отчаянную игру, чтобы занять его мысли и отвлечь от этих зловещих игрушек.

– Адриан, думаю, нам надо попытаться поспать, – наконец предложила Кейси. – Утром нам понадобятся силы для плавания.

– Я хочу спать рядом с тобой, Кейси, – умоляющим тоном попросил он. – Хочу тебя чувствовать!

– Нет! – Она не смогла удержаться от резкого, протестующего восклицания, хотя и пожалела о нем в ту же секунду. – Это… это слишком быстро, Адриан! – сделала попытку Кейси.

– Нет! Я буду спать рядом с тобой! – Адриан схватил ее за руки, свел запястья вместе, и не успела Кейси вскрикнуть, остановить его, как он снова защелкнул на них наручники. Правда, теперь ее руки были скованы спереди, и она могла при необходимости использовать их как оружие, но все равно она снова оказалась в плену и горько сожалела о своих поспешных словах.

– Адриан, – умоляла Кейси, – пожалуйста, не надо.

– Мне так нравится! – Он стоял над ней, слегка покачиваясь в такт колебаниям палубы. – Мне нравится, что ты в моей власти. Это гораздо приятнее, совсем как в кино, правда.

– Какие же фильмы ты смотришь? – спросила Кейси, со страхом думая о том, что он допоздна смотрит порнофильмы.

– О, обыкновенные! – Он снова провел руками по ее обнаженным бедрам, не прикрытым короткой юбкой, которую он заставил ее надеть. – Скоро, Кейси, когда этот проклятый шторм кончится, мы с тобой займемся по-настоящему приятными вещами, я тебе обещаю.

Кейси заскрипела зубами, когда его руки стали смелее и проникли еще дальше. Теперь она больше не смела сопротивляться. Она зажмурилась и позволила ему прикасаться к себе, но тело ее оставалось застывшим. Он не получит удовольствия от своих насильственных ласк, молча твердила она себе… и ему.

Глава 23

В тот день миссис Шокрос устало вздыхала, шагая через площадь возле станции к автобусной остановке. Она знала, что сделала ошибку, отправившись навестить сестру. Они с Верой никогда не ладили, и поехала она только потому, что Адриан так настаивал на этом. Через тридцать шесть часов миссис Шокрос уже была готова удавить сестру, поэтому под благовидным предлогом села на первый же поезд и уехала домой. А теперь оказалось, что ей придется еще час ждать автобуса. Рассердившись, она направилась к маленькому супермаркету; следовало воспользоваться случаем и кое-что купить в дом. Адриан, как она знала, уплыл на этом своем катере, поэтому в кои-то веки она могла позволить себе поесть то, что ей нравится, а не те причудливые блюда, которые предпочитал он. Улыбаясь в предвкушении вкусного ужина, она заметила свою подругу Мейзи, только столкнувшись с ней в дверях, а потом согласилась на ее предложение зайти в ближайшее кафе и выпить чашечку чая. Адриана дома нет, поэтому ей не нужно спешить, рассудила она и заказала к чаю еще и пышки.

Мейзи выложила целую кучу интересных сплетен, и время летело незаметно. Миссис Шокрос и глазом не успела моргнуть, как пропустила свой автобус, и вынуждена была дожидаться следующего, поэтому Мейзи предложила задержаться и подождать начало игры в бинго в «Мекке». Получив согласие, она снова продолжила прерванный рассказ. Мейзи часто подрабатывала официанткой в замке Пенсвуд и была полна впечатлений от свадьбы, которую вчера отменили в самый последний момент.

– Невеста просто не явилась! – рассмеялась она. – Поднялась такая суматоха! Они считают, что ее похитили, хотя лорд Гай сказал, что мы не должны никому ничего рассказывать, чтобы не пронюхали журналисты. Нас всех допрашивали полицейские, да еще как! Точно как в детективном романе!

– И кто же она такая? – Миссис Шокрос захватил рассказ Мейзи. – Известная личность? – Пенсвуд был известен как место свадебных церемоний разных знаменитостей в основном потому, что у Гая Пенсвуда было множество друзей из среды богемы.

– Я точно не знаю, по-моему, актриса… Эта девушка из рекламы «киеры». Знаешь, такой спортивной машины? Девушку в последнее время беспрерывно показывают по телевизору.

Миссис Шокрос знала ее очень хорошо.

– Мой Адриан помешан на этой девушке, – призналась она Мейзи. – Собирает о ней все, что можно, и уже много лет. Говорит, что ездил вместе с ней на школьном автобусе в школу. Прямо свихнулся. Боготворит эту девушку, у него в комнате сотни ее портретов. Даже регулярно посылает ей письма, только он не знает, что мне это известно!

– Но ведь это не Адриан ее украл, правда? – рассмеялась Мейзи.

– Не говори глупости! – рассмеялась в ответ миссис Шокрос. – Наш Адриан уплыл на своем катере во Францию, так он сказал. Вернется только через несколько недель. Банк задолжал ему отпуск. Он никогда полностью не берет положенные ему выходные, слишком предан своей работе.

– Или боится ее потерять!

– Нет, только не мой Адриан, он слишком ценный для банка работник!

– Все так говорят, пока не становятся лишними! – рассмеялась Мейзи. – Пошли, дорогая, надо спешить, а то пропустим первую партию.

Позже в тот же вечер Мейзи рассказала об этом разговоре своему мужу-полицейскому – просто так, между прочим, но, к ее изумлению, он буквально пулей вылетел из кресла. Днем в полицейском участке он слышал, как обсуждали эту историю. Через несколько секунд они вдвоем уже неслись на машине в участок. Мейзи было очень странно сознавать, что ее допрашивает сам детектив-инспектор, которого муж считал просто Господом Богом, и она была сбита с толку скоростью, с которой разворачивались дальнейшие события.

Крис Букер был очень доволен своим сержантом.

– Возможно, это пустой номер, – сказал он. – Но с другой стороны, это может быть как раз тем случаем, на который мы надеялись.

Через несколько минут патрульная машина уже примчалась к дому Шокросов, и Крис вместе с женщиной-констеблем позвонил в дверь. Миссис Шокрос, привыкшая уважать полицию, рада была помочь, но не могла понять, почему их интересует местонахождение Адриана.

– Да, – сказала она, – у него есть катер, и он сейчас на нем плывет во Францию, так он сказал. – Миссис Шокрос в полной растерянности смотрела на Криса Букера.

– Возможно, в этом ничего особенного и нет, миссис Шокрос, – сказал Крис. – Но нельзя ли взглянуть на комнату вашего сына?

– Полагаю, вреда не будет. – Она казалась встревоженной. – Только вы ничего не будете там трогать?

– Постараемся, – пообещал Крис и поднялся вслед за ней по лестнице в комнату стерильной чистоты, где Адриан хранил свое компьютерное оборудование и огромную коллекцию фотографий Кейси. Он с изумлением уставился на стену, сплошь увешанную снимками девушки, которую разыскивал в течение последних полутора суток. Включив компьютер, он обнаружил еще больше материалов о ней. Ее адрес, номер телефона, почти полное досье на ее работу вплоть до выступлений на презентациях «киеры». Этот парень знал о Кейси Тейлор больше самой Кейси! В этом Крис был уверен. Как ему удалось все это собрать?

Крис был одновременно потрясен и возмущен. На дисплее компьютера отражалась жизнь человека, словно это простой бланк, который надо заполнить; к тому же, как он понял, большая часть информации собрана незаконно. Просматривая папки с написанными аккуратным почерком заметками, он обнаружил, как Адриан собирал эти сведения, проводя ночные рейды по компьютерным сетям. Кажется, не было ни одного компьютера, который он бы не взломал, думал пораженный Крис. Банки, налоговая инспекция, даже врачебные сведения. Этот человек был гением компьютерных сетей! И вся информация касалась одной женщины! Крису стало не по себе при мысли о том ущербе, который этот человек мог нанести, если бы обратил свою энергию и ум на что-то другое. И еще кое-что поразило его, когда он смотрел на записи. Почерк был ему знаком! Он нагляделся на него в течение последних тридцати шести часов!

Полицейский психолог все же оказался прав. Автор этих писем был одержимым, просто фанатиком, если смог составить такое подробное досье. Содрогаясь от ужаса, вызванного этим открытием, Крис вернулся в гостиную, где хозяйка с невинным видом угощала чаем женщину-копа.

– Миссис Шокрос, вы, случайно, не знаете, как называется катер вашего сына? – небрежным тоном спросил Крис.

– Господь с вами, конечно, знаю! – Миссис Шокрос широко улыбнулась ему. – «Леди К.», так он его называет. В честь какой-то леди Чаттерлей,[2] как он сказал.

Или Кассандры, обеспокоенно подумал Крис.

– Спасибо, – быстро ответил он. – Простите, что побеспокоили вас, но мы подумали, что ваш сын, возможно, что-нибудь знает о пропавшей женщине. Нам хотелось бы переговорить с ним, вот и все. Если он с вами свяжется, дайте нам знать, пожалуйста.

– Конечно. – Миссис Шокрос казалась озадаченной. – Но мой Адриан не может иметь ни к чему дурному никакого отношения – он такой хороший, честный мальчик, вам любой это подтвердит.

Однако менеджер Западного банка рассказал им совсем другое. Когда Крис Букер проезжал мимо, в банке еще горел свет, и он, подчиняясь инстинктивному порыву, зашел туда. Как ни странно, менеджер обрадовался его визиту. Он знал Криса, как все знали всех в этом маленьком городке.

– Забавно, что вы зашли именно сегодня, – сказал он, впуская его внутрь. – Я бы сам позвонил вам утром. Один из наших служащих, кажется, слишком вольно распорядился деньгами банка. Мы сейчас как раз занимаемся проверкой.

– То есть как вольно? – Крис вынул записную книжку. – А его имя, случайно, не Шокрос?

– Откуда вы могли это узнать? – Менеджер был изумлен.

– Это длинная история, – вздохнул Крис. – Расскажите мне лучше все подробнее.

Час спустя, ошеломленный кучей сведений насчет компьютеров и способов перевода банком денег на счета, Крис сидел в своем кабинете и отрывисто отдавал по телефону приказания. Он, как и остальные члены его бригады, уже почти два дня обходился без сна, но всех их поддерживало то же волнение, что и Алекса Хэвиленда.

Алекс! Он совсем забыл о нем, захваченный новостями. Крис быстро снова протянул руку к телефону.

– Мистер Хэвиленд? – Он старался, чтобы в его голосе не звучала слишком большая уверенность. Вдруг это еще один ложный след – у них уже было несколько таких следов. – Возможно, я только что узнал имя автора ваших писем. Сейчас заеду.

Алекс в растерянности покачал головой: это имя ни о чем ему не говорило, как и Лиз. Но Крис Букер был в приподнятом настроении. Его убедило само количество сведений в компьютере Адриана Шокроса, он знал, что напал на важный след. Если Кейси Тейлор действительно похищена человеком, которому нужна она сама, а не выкуп, он готов поставить именно на Адриана Шокроса!

– Нам следует снова послать на поиски эти вертолеты, как только станет достаточно светло, – сказал он Алексу. – Я вызову еще несколько других, береговая охрана предупреждена, и все суда в проливе тоже. Мы делаем все, что возможно, поверьте мне!

– Мы пошлем вертолеты сейчас же, – заявил Алекс возбужденно. Он не мог вынести ожидания до рассвета. – У них ведь есть приборы ночного видения, не так ли?


Алекс ходил взад-вперед по комнате, как ему казалось, уже много часов. Сообщения о поисках сначала были оптимистичными, затем надежды снова разлетелись вдребезги, когда следы оказались ложными. Ник нашел еще одну компанию, с которой сотрудничал во время съемок, в Саутгемптоне, и уговорил их присоединиться к поискам на море темно-синего прогулочного катера под названием «Леди К.». Казалось, весь мир занят поисками Кейси, он же ощущал себя таким беспомощным, вынужденный ничего не делать, а только ждать. Трудность состояла в том, что район поисков был громадным, даже Крис признался, что перед ними стоит очень сложная задача. Катер мог к этому времени находиться где угодно между Чичестером и Ченел-Айлендз, и никто не имел ни малейшего представления, откуда начинать поиски. В конце концов с воздуха все суда кажутся почти одинаковыми.

– Давайте смотреть правде в глаза: Шокрос может просто притаиться среди миллиона других судов в гавани Чичестера, – сказал Брюс. – Или мог проскользнуть в Хэмбл; мы его там никогда не найдем. Должен признать, он очень ловкий парень.

Теперь Алекс был близок к отчаянию, как никогда. Небритый и измученный после двух дней поисков, он был на грани срыва и все же изобретал все новые способы ускорить эти поиски. Они с Ником подключили все известные им компании и охранные фирмы, какие только знали, для подкрепления и без того внушительных рядов полиции. Полицейские не всегда были рады этой помощи, но все же это приносило некоторую пользу, потому что внушало Алексу надежду, что он что-то делает, все равно что, чтобы помочь поискам.

В два часа утра береговая охрана сообщила, что видит еще один темно-синий прогулочный катер, стоящий на якоре у самой гавани небольшого острова Райт. Сначала они колебались из осторожности, но по мере того, как становилось все светлее, оптимизм их возрастал. С борта вертолета подтвердили, что судно действительно синее, подходящих размеров, и хотя прочитать его название было невозможно, надежда крепла.

– Кажется, мы напали на след, – сказал Брюс охрипшим от усталости голосом после двухчасового, урывками, сна. – Не могу ничего обещать, но думаю, мы могли бы слетать туда и посмотреть на это судно. Мне не хочется спугнуть Шокроса, поэтому я просто пошлю туда местного парня потихоньку взглянуть, хотя и это довольно рискованно в такую погоду. В данный момент никто еще не выходит в море.

– К черту, нечего волноваться из-за небольшого ветерка! Они должны туда добраться! И я поеду с ними, – потребовал Алекс, вскакивая.

– Алекс! Это едва ли разумно! – попытался отговорить его Ник. – Пусть этим занимается полиция. В конце концов, возможно, это не тот катер.

– Но там может оказаться Кейси! Я полечу, Ник! Я должен быть там, просто на тот случай, если это действительно она. Полетим на вертолете, он ведь может взлететь отсюда? Погода это позволяет. – Алекс был очень возбужден, и Крис тотчас же понял, что спорить с ним бесполезно. Алекс не управлял бы крупной компанией, если бы отступал перед волей других людей.

– Я возьму вас с собой, Алекс, если вы решили, что стоит попытаться, – согласился Крис. – Но при условии, что это – мое шоу! Командовать буду я, вы будете делать то, что я прикажу! – Он как никто другой понимал те страдания, которые пришлось пережить Алексу за последние сорок восемь часов. И не сомневался, что Алекс поступит по-своему, и если он его не возьмет с собой, то Алекс все же найдет способ оказаться на том месте. – Думаю, вам тоже лучше полететь с нами, Ник, – предложил он. Он, как и остальные, проникся уважением к спокойной силе Ника и понимал, какое огромное влияние может оказать Ник на Алекса, чтобы его успокоить, если возникнет необходимость. Они прождали еще один мучительный час, пока местный патрульный катер без опознавательных знаков выскользнул из бухты и проверил название темно-синего судна.

– Это действительно «Леди К.»! – взволнованно воскликнул Крис. – Этот идиот даже не сообразил закрасить название! Наши парни держат его под наблюдением. Теперь он никуда не денется!

Через несколько минут они уже сидели в полицейском вертолете, прорывавшемся сквозь неумолимый ветер. Погода была почти нелетной, но им удалось невредимыми добраться до острова Райт. По иронии судьбы, именно здесь Алекс провел много счастливых дней на каникулах у моря, когда был еще ребенком; теперь у него уже никогда не возникнет приятных воспоминаний об этом месте. Тепло одетые в джерси и непромокаемые куртки, которые Алекс держал в доме для прогулок на своей тридцатифутовой парусной яхте, они с Ником вытягивали шеи, чтобы увидеть бухту, но пилот благоразумно держался над сушей, подальше от берега, и осторожно посадил неустойчивую машину на спортивном поле возле маленькой деревушки. Их ждали полицейская машина и с ней другой вертолет, на борту которого находилась небольшая армия, как показалось изумленному Алексу.

– Этот парень уже однажды совершил убийство, – холодно заметил Крис. – Я вызвал вооруженное подкрепление. Это будет нелегко, Алекс. Если вы предпочитаете не присутствовать, я пойму.

– Я с вами! – почти крикнул Алекс. – Если Кейси находится на борту того катера, я должен быть там!

Им с Ником дали пуленепробиваемые жилеты, такие же надели и Крис с Брюсом, что еще увеличило напряжение момента. Когда утренний свет забрезжил над морем, они поднялись на борт узкого и быстрого патрульного судна, за которым следовало еще одно такое же, и незамеченными выскользнули из гавани, прямо в объятия шторма. Они надеялись, что идут спасать Кейси, и молились про себя, пока суда маневрировали среди бурных волн неспокойного моря.

Глава 24

Кейси очнулась от тяжелого сна и почувствовала прижавшееся к ней тело Адриана, твердое и горячее. Они лежали так всю ночь; ее ноги затекли и болели от вчерашних побоев, а руки совсем онемели из-за наручников на запястьях. Она попыталась сесть и побольше натянуть на себя короткие одежки. Но стоило ей слегка пошевелиться и застонать от боли, как чутко спавший Адриан проснулся.

– Кажется, ветер слегка стих, – сказал Адриан, выглянув в крохотный иллюминатор. – Думаю, мы можем наконец сниматься с якоря.

Кейси эта новость совсем не обрадовала, она взглянула в иллюминатор и вздрогнула; отвела глаза, потом снова посмотрела туда, пока Адриан шел к выходу из каюты. Она увидела небольшой катер, на борту которого находились люди, – возможно, у нее появился наконец шанс привлечь чье-то внимание.

– Давай подождем еще немножко, – умоляюще произнесла она. – Я не очень-то хорошо переношу морскую качку, Адриан. – В конце концов, Адриан не мог знать, что она лжет.

– Сначала мы позавтракаем, – уступил он, возвращаясь к койке.

– Пожалуйста, сними с меня наручники, Адриан. – Кейси протянула к нему скованные руки. – Тогда я смогу тебе помочь.

– Мне не нужно помогать готовить, я тебе уже говорил. – Адриан посмотрел на нее сверху вниз. – Оставайся на месте, Кейси.

– По крайней мере дай мне глотнуть свежего воздуха, – попросила Кейси. – Я чувствую себя так, словно просидела здесь взаперти много недель, а не один день; тогда меня будет не так сильно тошнить, я уверена.

– Только на минуту. – Адриан засомневался, но потом подумал, что в такую погоду едва ли кто-нибудь может оказаться поблизости.

Натянув свитер пониже, насколько это было возможно, чтобы защититься от пронизывающего ветра, Кейси последовала за ним в крохотную среднюю каюту, где находилась рулевая рубка. Глаза ее искали замеченный ранее катер, и она не ошиблась. Он был совсем близко и продолжал приближаться. Однако ее руки все еще оставались скованными наручниками, так как Адриан отказался их снять. У нее не было способа привлечь внимание быстроходного на вид судна, и Кейси ощутила холодок разочарования, когда оно внезапно повернуло в другую сторону. Ей оставалось только провожать его глазами. Адриан тоже его увидел, подозрительно прищурился, а затем вдруг повернулся к Кейси и попытался затащить ее назад в каюту.

Она стала сопротивляться, отчаявшись при мысли о том, что помощь была так близка, а она все равно осталась в цепких лапах Адриана. Руки не могли ей помочь, но оставались ноги, и она ими воспользовалась, нанеся Адриану резкий и сильный удар, а потом закричала так, как никогда еще в жизни не кричала, призывая катер вернуться и помочь ей. Разразившись проклятиями, Адриан бросился на нее, изо всех сил стараясь протолкнуть ее обратно в каюту, но Кейси отшвырнула его в сторону так, что он упал, и захлопнула дверь ногой.

– Помогите мне! Помогите! – снова закричала она в сторону катера, который теперь развернулся и направился к ним. Стоящие на палубе люди махали ей руками, и внезапно она с радостью услышала усиленный громкоговорителем уверенный голос: «Это полиция! Верните нам Кейси! Немедленно!»

Тут Адриан пришел в себя и вскочил на ноги. Кейси увидела у него в руках револьвер, который считала оставшимся в каюте, и с испугом услышала щелчок снятого предохранителя.

– У него пистолет! – закричала она полицейским, находившимся на расстоянии всего нескольких ярдов: Кейси подумала, что им грозит такая же опасность, как и ей. Судно все еще сильно качало, и Кейси с большим трудом удавалось устоять на палубе, но она каким-то чудом держалась за ненадежные поручни, хотя Адриан пытался оторвать ее от них и прикрыться ею, как щитом, прижав к себе.

– Я ее не отдам! – в ярости крикнул он в ответ. – Я скорее умру!

– Не будь идиотом! – Крис Букер сделал шаг вперед на палубе моторного катера. – Отпусти ее немедленно!

Дуло пистолета упиралось в шею Кейси, Адриан согнул ее так, что голова вывернулась под почти немыслимым углом, но она все равно пыталась вырваться, по-прежнему цепляясь за поручни, как за спасательный трос. Если ему удастся затащить ее внутрь, с ужасом поняла Кейси, у нее не останется уже никаких шансов. Он не остановится ни перед чем, в этом она была убеждена. Как ни уверял ее в своих чувствах Адриан, он не допустит, чтобы Алекс снова завладел ею. Теперь он стал выкручивать ей руку, пока она, не в силах сдержаться, не закричала от невыносимой боли. Алекс больше не мог стоять в стороне и смотреть на это; он инстинктивно шагнул вперед. Кейси наконец увидела его и с болью и облегчением прокричала его имя в ответ на вырвавшийся у него крик отчаяния, который донесся до нее сквозь пелену дождя и порывы ветра.

– Ты ее не получишь! – Адриан тоже узнал Алекса и не выдержал. Со злобным рычанием он изо всех сил толкнул Кейси, и в какую-то долю секунды она воспользовалась моментом и нанесла сокрушительный удар ногой назад и вверх. Ноги Адриана были широко расставлены, чтобы удержаться на качающемся судне. С силой, которую Кейси в себе и не подозревала, ее ступня врезалась ему между ног, и он, взвыв от боли, отпрянул и рухнул на палубу. Это был единственный шанс, и у Кейси не оставалось времени подумать о том, что она делает, – осталось лишь желание убежать от Адриана и вернуться к Алексу. Она набрала в легкие побольше воздуха и просто прыгнула вниз. Одного толчка было достаточно, чтобы перебросить тело через поручни в бурлящие, вздымающиеся волны. Всхлипывая от боли, Адриан откатился назад, под прикрытие рубки, а Кейси нырнула головой вперед в черную ледяную воду. Она погрузилась с головой, почувствовала, что тонет, и поняла, что без помощи рук ей не выплыть, это конец. Ледяная вода хлынула ей в рот и в легкие, пока она беспомощно погружалась все глубже. Она яростно била ногами, пытаясь всплыть, но понимала, что это не удастся.

Алекс не колебался. Сбросив туфли и тяжелый бронежилет, втайне от Криса застегнутый только наполовину, он прыгнул в бушующее море и поплыл в ту сторону, где исчезла Кейси. Полицейские последовали за ним, но он опередил их на несколько драгоценных секунд. Через мгновение его руки крепко вцепились в ткань ее свитера, и, задыхаясь, он вытащил ее на поверхность, на воздух, к которому она так отчаянно стремилась. Когда Алекс с Кейси вынырнули из воды, их легкие готовы были лопнуть от нехватки воздуха, и Адриан увидел их первым.

– Нет! – пронзительно взвизгнул он и навел пистолет на людей, борющихся с волнами, относившими их прочь от двух приближавшихся шлюпок. Сначала Алекс почти не почувствовал, как пули впились ему в плечо и в спину, так как старался покрепче схватить Кейси, ускользающую из его рук. Прошла, кажется, целая вечность, прежде чем они оба осознали грозящую им новую опасность. Когда Алекс внезапно ослабел, а другие пловцы уже подплыли к ним, Кейси услышала еще выстрелы, и руки Алекса почти разжались.

– Кейси! – простонал он ей в ухо, пытаясь удержать ее, и она вцепилась скованными руками в его свитер. – Я тебя держу! – проговорил Алекс, борясь с ощущением боли и тошноты и с трудом осознавая, что с ним что-то неладно. Из последних сил он оттолкнулся ногами и подтащил ее поближе к шлюпке, которую спустили с кормы катера, а вокруг продолжали свистеть пули.

– Этот ублюдок мне нужен живым! – услышала Кейси рев Криса. Он держал Адриана на прицеле, но тот успел скрыться в каюте катера. Однако сейчас ее интересовал только Алекс, так как она спиной чувствовала горячую струйку его крови. Несмотря на боль, почти лишившись сознания, он продолжал железной хваткой держать ее на плаву, пока к ним не подоспели другие спасатели, борясь с высокими волнами.

– Он ранен! – крикнула Кейси Брюсу Джонсону, который бережно принял ее из слабеющих рук Алекса. – У него течет кровь! О, пожалуйста, помогите ему!

– Я держу вас обоих! – Брюс одной рукой схватил Кейси, другой – Алекса, потом другой пловец перехватил Кейси и втащил ее на палубу моторного катера, разлучив с Алексом.

– Алекс! – Забыв о себе, Кейси снова повернулась к Брюсу, который с помощью двоих матросов осторожно поднял Алекса в шлюпку со стороны, противоположной катеру Адриана. Алекс был без сознания, раны сильно кровоточили, когда его уложили на дно, и Кейси отчаянно сопротивлялась спасателям, старавшимся оторвать ее от поручней шлюпки, казавшихся ей единственным связующим их звеном.

– Кейси, позволь им о нем позаботиться! Они знают, что делают, – умолял чей-то голос. Кейси резко обернулась и была потрясена, увидев Ника Грея.

– Ник! – Она упала к нему на грудь и зарыдала, уткнувшись в его куртку. – Алекс! Алекс ранен! Он попал в него!

– Там у них есть врач, – успокаивал ее Ник. – Они сделают все, что необходимо, Кейси. Нам теперь надо заняться тобой. – Он отнес ее вниз, в блаженное тепло каюты, и передал заботам молодой женщины-полицейского. Кейси безвольно позволила снять наручники со своих онемевших запястий, потом ее переодели в сухую одежду и толстый шерстяной свитер. Тут она пришла в себя и снова начала с криком рваться к Алексу.

Вернулся Ник и обнял ее за плечи.

– Его увезли на вертолете, – сказал он. – Сейчас он уже должен быть в больнице. Не волнуйся, Кейси. С ним будет все в порядке, они сделают все возможное. – В его голосе звучала железная уверенность, но вид Алекса, перед тем как вертолет унес его в больницу, вовсе не обнадеживал. Тем не менее Ник сейчас был единственным знакомым лицом, оплотом надежды среди абсолютно неизвестных Кейси людей. Она только что пережила испытание, которое свалило бы с ног любую женщину, и Ник собрал весь свой богатый запас оптимизма, чтобы поддержать ее перед лицом новых испытаний.

Катеру, на борту которого они находились, было приказано возвращаться в гавань, чтобы увезти Кейси подальше от опасности. Адриан продолжал оставаться в каюте «Леди К.», и Крис Букер хотел убрать Кейси подальше от опасного места. Он был полон решимости взять Адриана Шокроса живым, чтобы тот понес заслуженное наказание. Он мрачно говорил себе, что доведет дело до конца, теперь, когда Кейси в безопасности, чего нельзя было сказать об Алексе. Крис ругал его за то, что тот снял громоздкий бронежилет, но понимал причину такого поступка. Это был прежде всего поступок мужчины, спасающего любимую женщину. Крис снова сосредоточился на злобном слизняке, заварившем всю эту кашу. «Я его достану, – пробормотал он, снова подходя к поручням. – Достану, даже если это будет последнее, что я сделаю в жизни!»


К тому времени, когда Кейси с Ником добрались до больницы в Саутгемптоне, Алекса уже увезли в операционную. Кейси решительно отказалась от какой-либо медицинской помощи и осталась с Ником и Брюсом Джонсоном ждать новостей в маленьком кабинете, отданном в их распоряжение.

– Кейси, позволь им по крайней мере осмотреть тебя, – попросил наконец Ник, заметив, что силы ее покидают.

– Нет! Пока я не узнаю, что Алексу ничего не грозит! – упрямо возразила Кейси, решительно поджав губы.

Нику слишком хорошо было знакомо подобное упрямство Сары, и он только вздохнул.

– Кейси! – Он твердо взял ее под локоть. – Алексу не понравится, если после всего, что ты пережила, тебе не окажут необходимой медицинской помощи. Пожалуйста, позволь врачу осмотреть тебя и самому решить, все с тобой в порядке или нет!

Кейси нехотя дала себя осмотреть, и по настоянию Ника ее в конце концов уложили в постель в маленькой отдельной палате. У нее все еще сильно болели ребра, но, к счастью, они не были сломаны, как она опасалась. Несмотря на сопротивление, ей сделали укол снотворного, но Ник пообещал, что будет ждать и придет за ней, лишь только узнает, как дела у Алекса. Измученная Кейси уснула под охраной молодой женщины-полицейского, о чем и не подозревала, пока не проснулась ближе к вечеру.

– Алекс? – Это было первое слово, слетевшее с ее запекшихся губ.

– С ним все хорошо, Кейси. – Ник был по-прежнему рядом, как и обещал. – Ты сможешь скоро пойти к нему.

И Кейси теребила его до тех пор, пока не переоделась в одежду, привезенную в больницу Лиз, и Ник не отвел ее наверх, в отделение интенсивной терапии, где лежал Алекс. Кейси содрогнулась при виде устрашающей на вид аппаратуры, среди которой на высокой кровати лежал Алекс. Он был бледен, как простыня, накрывавшая его до пояса; обычно загорелая кожа имела сероватый оттенок в тех местах, где ее не закрывали широкие белые повязки. Она в ужасе уставилась на трубки и провода, идущие к нему от каких-то аппаратов.

Рядом сидела мать Алекса, сжимая в своих ладонях его вялую руку, но, увидев Кейси, она встала, подошла к ней и обняла, стараясь утешить.

– Ему лучше, чем кажется на первый взгляд, – мягко сказала она, видя, как лицо Кейси исказилось от ужаса. – Ему дают какое-то обезболивающее, поэтому сознание его затуманено, но с ним все будет в порядке, врачи мне обещали.

Алекс находился в глубоком шоке, он потерял много крови, поэтому в течение долгой ночи, которую мать провела у постели сына, он не раз оказывался на грани жизни и смерти. Но она понимала, что довелось пережить самой Кейси, и сейчас прежде всего думала о ней, зная, что Алекс уже вне опасности.

Кейси присела на освободившийся стул, так как ослабевшие ноги отказывались ее держать, и сжала кажущуюся безжизненной руку Алекса, лежащую поверх простыни. К ее восторгу, он, казалось, тут же ощутил ее присутствие. На мгновение приоткрыл затуманенные болью глаза и взглянул на нее с такой любовью, что сердце Кейси чуть не разорвалось. Она разрыдалась от облегчения. Слезы закапали Алексу на руку, а потом на грудь, когда она склонилась над ним, и он почувствовал их влагу на своей коже.

– Не плачь, детка, – еле слышно прошептал Алекс. – Ты нужна мне… не уходи.

– Я никуда не уйду! Останусь здесь!

И Кейси осталась. Ничто и никто не мог сдвинуть ее с места. Пришла Мэри и немного посидела рядом, рассказала, что Джон находится в палате на первом этаже, а потом их зашли проведать Крис с Брюсом.

– Попозже, Кейси, мне надо будет поговорить с вами, как вы, очевидно, понимаете, но с этим можно немного подождать, – обратился к ней Крис.

– Тот человек… – Кейси содрогнулась. – Вы его?..

– Он в тюрьме, – мрачно ответил Крис. – Он отчаянно сопротивлялся, но мы его в конце концов взяли. Теперь он никогда уже не выйдет на свободу, Кейси. Не сомневайтесь, он больше не станет вам досаждать.

– Я никогда ему не прощу того, что он сделал с Алексом! Никогда!

Крис изумленно посмотрел на нее. Адриан Шокрос мучил сидящую перед ним девушку два дня и две ночи, а она желала отомстить ему только потому, что он ранил Алекса Хэвиленда.

– Вы, должно быть, очень любите Алекса, – тихо сказал он.

– Люблю, Крис, – просто ответила Кейси. – Он для меня дороже жизни. Если с ним что-нибудь случится, мне не жить.

Кейси думала, что Алекс спит, но, когда Крис ушел, Алекс открыл глаза.

– Никогда не думал, что услышу от тебя эти слова, – прошептал он; ему все еще было тяжело разговаривать после долгой и сложной операции, которая спасла ему жизнь. Пуля, нанесшая больше всего вреда, обошла жизненно важные органы, но все же наделала немало бед, и требовалось время на восстановление. Алекс был еще очень слаб из-за огромной потери крови.

– Это правда, Алекс. – Кейси нежно прижалась лицом к его руке, радуясь тому, что он заговорил, – ведь она в течение многих часов смотрела, как он неподвижно лежит под воздействием лекарств. – Я теперь буду все время повторять тебе эти слова. Я тебя обожаю! Там, на катере, я думала, что никогда больше тебя не увижу и не смогу сказать тебе всю правду о том, как сильно люблю тебя, и очень жалела об этом.

– А я буду заставлять тебя повторять это мне до конца наших дней, – прошептал Алекс, сжимая ее руку. Сейчас он был способен только на одно-единственное движение. – Ох, черт бы побрал эти капельницы! Мне так хочется тебя обнять!

– Терпение, дорогой, – улыбнулась Кейси. – Тебе придется вести себя хорошо – в кои-то веки! – и делать то, что тебе велят. Тебе это на пользу.

– Единственное, что мне на пользу, – это обнимать тебя, – возразил Алекс.

– Это можно устроить, и скоро, если ты пообещаешь вести себя примерно! – Кейси прильнула щекой к его здоровому плечу и прижалась губами к теплой коже. – Отдохни, Алекс, я буду тут.

Он вел себя спокойно, когда Кейси находилась рядом, и тревожился, когда ее не было. С большим трудом Нику все же удалось убедить Кейси немного отдохнуть самой, оставив Алекса под присмотром матери или Пенни. А потом Кейси пришлось заново пережить все ужасы похищения, так как Крису необходимо было взять у нее показания и откладывать больше было нельзя.

Но именно с Алексом говорить о тех нескольких днях ей было труднее всего. Даже после того, как Алекс постепенно окреп настолько, что его перевели в отдельную палату и потом разрешили каждый день вставать с постели на час-другой, она обнаружила, что не в состоянии рассказать ему даже вкратце о том, что происходило на катере Адриана. От этого она только острее ощущала свою вину, и даже после того, как Крис вместе с психологом, которого он призвал на помощь во время их разговора, заверили ее, что она ни в чем не виновата, ее все равно продолжали мучить угрызения совести из-за произошедшего. От дальнейших услуг психолога она отказалась. Алекс ранен, и по ее вине, Кейси это твердо знала, и что бы ей ни говорили, ничто не может опровергнуть этот факт. Даже Алекс не смог ее переубедить. Его самого мучили сожаления о том, что он не внял совету Криса и снял бронежилет, но по крайней мере он с готовностью признавал, что от этого пострадал только он сам и никто другой.

В течение последующих недель он узнал от Криса и Брюса некоторые подробности случившегося, но Кейси, казалось, выбросила из головы все происшедшее с ней. Алекс тревожился, но Крис Букер, назначивший сам себя их опекуном, убеждал его не волноваться.

– Вам надо сосредоточиться на том, чтобы выздороветь, – говорил он. – Пусть Кейси вернется к работе, она сама разберется. Она крепкая; очевидно, у нее есть свой способ справиться с пережитым, и она это сделает так или иначе.

Дело усугублялось тем, что пресса преследовала Кейси на каждом шагу, поэтому и Алекс, и Ник тревожились за нее, а Крис Букер в конце концов нашел одну бывшую женщину-полицейского, которая стала телохранителем Кейси, когда события окончательно вышли из-под контроля и Кейси начали преследовать даже во время поездок от съемочной площадки до дома Алекса. Мойра оказалась крупной, подвижной и дружелюбной женщиной и очень помогла Кейси, когда та к ней привыкла, заменяя ей мать, секретаршу и костюмершу в одном лице. Съемочная группа Би-би-си, с которой Кейси работала, без конца подшучивала над ее «нянькой», но Мойра добродушно пригрозила задать им всем жару, если они не прекратят. К веселому изумлению Кейси, они испугались и больше не пытались шутить. По крайней мере, думала Кейси, когда они дразнили ее Мойрой, то забывали обращаться с ней как с инвалидом, к чему по большей части были склонны. Это ей не нравилось больше всего, и впервые в жизни хотелось, чтобы съемки завершились поскорее и она могла просто остаться дома и заботиться об Алексе.

Кейси быстро привыкла к распорядку жизни на Эдвардс-сквер и обожала преданных Джоан и Уильяма, которые вскоре стали платить ей тем же. Ей доставляла удовольствие возможность просто завернуть за угол Кенсингтон-хайстрит, когда хотелось отправиться в магазины, даже если приходилось ждать, пока Мойра соберется и пойдет вместе с ней. После одной неудачной вылазки, когда Кейси попыталась в одиночку прогуляться с собакой по парку Кенсингтон-Гарденз, она почувствовала необходимость такого сопровождения.

Алекс проклинал вынужденное безделье, обусловленное слабостью, когда его выписали из больницы и позволили вернуться домой под опеку Джоан. Обычно очень занятой человек, он скучал и раздражался. Новый дом еще был полон декораторов, и они пока не могли туда переселиться, так как Алекс настаивал, что для Кейси жилище должно быть в идеальном состоянии. Но по крайней мере консультации с фирмой декораторов занимали на какое-то время его деятельный ум, в отчаянии рассуждала Кейси после очередного яростного взрыва негодования Алекса по поводу его бездействия. Теперь он уже не соглашался лежать в постели весь день. Когда Кейси наконец не выдержала и предложила, чтобы он перестал капризничать и стал ходить в свой офис хотя бы на час-два в день, он сначала пришел в восторг, но после первой же попытки скудные запасы его энергии истощились настолько, что даже он вынужден был признать поражение. После этого он стал более покладистым, а Мэри-Джо на несколько часов начала приходить к нему домой. Когда приходила Мэри-Джо, Кейси по крайней мере чувствовала себя спокойнее, отправляясь на съемки.

Все окружающие, по-видимому, считают ее таким же беспомощным инвалидом, как Алекс, жаловалась Кейси Саре во время их частых визитов в дом Греев. Сара рассудительно ответила ей, что после случившегося должно пройти какое-то время.

– Все это переживут – и ты тоже. И все встанет на свои места, – спокойно сказала она. – И пресса рано или поздно оставит вас обоих в покое. Так бывает всегда, когда разражается очередной шумный скандал.

Несколько недель назад газеты были полны историями о ней просто благодаря большой популярности рекламы «киеры», но Кейси привело в ужас огромное количество дополнительных сведений о ней, опубликованных после истории с Адрианом, хотя главные подробности реальных событий прессе не сообщали. Тем не менее бесконечные рассуждения на этот счет все равно продолжались, и Кейси со слов встревоженного Криса знала, что, когда Адриан Шокрос предстанет наконец перед судом, будет еще хуже. Ее больно задело, а потом повергло в ярость то, что старые и, казалось, верные друзья стали зарабатывать деньги, продавая газетам свои рассказы о ней. Репортеры добрались даже до Колина Купера, и его россказни о том, как он ее любил, напечатала на первой странице самая бульварная из воскресных желтых газетенок. «Я ее любил, а она меня бросила!» – заявлял Колин. Это была явная ложь, но Кейси прочла ее раньше, чем газета попала в руки Алекса, и потом бурно рыдала в его объятиях, расстроенная предательством Колина.

У Кейси не было возможности противиться переезду на Эдвардс-сквер, хотя она и считала это неправильным. Лиз отказалась от квартиры из-за замужества Кейси, она все равно давно искала случая съехаться с Робином, поэтому Кейси не могла возражать.

Отчасти ей нравилось все время находиться рядом с Алексом. Они прогуливали в парке Грифа, когда Алекс уже был в состоянии совершать прогулки, играли в шахматы и в триктрак по вечерам, когда портилась погода, узнавали друг друга так, как никогда прежде. Кейси бесконечно сочувствовала его болезни, но не откликалась на его попытки заняться любовью из опасения, как она неискренне утверждала, что это может растревожить его еще далеко не зажившие раны. Подлинной причиной ее страха было скорее чувство вины, но, как ни старалась, она долго не могла сказать об этом Алексу. В ней просто все замирало, когда она молча пыталась примириться со всем тем, что случилось с ней на катере. Напрасно Алекс возражал, что остальные части его тела работают идеально, но он видел ее страх, и хотя ему было больно, он мудро оставлял ее в покое, принимал ее осторожные объятия и в глубине души понимал, что все мысли Кейси только о нем. Кейси спешила домой каждый вечер после работы, чтобы побыть с ним, зная, как ему скучно без нее, но они неизбежно оказывались в тупике, когда дело доходило до секса. Шли недели, и Алекс все больше волновался и тревожился за нее.

– Я совершенно не понимаю, в чем тут дело, – со стоном пожаловался он Саре во время визита в уже наполовину готовый дом в Ричмонде. – Она больше не подпускает меня к себе!

Они расположились в пристроенной Алексом и частично обставленной оранжерее, залитой мягким декабрьским солнцем, и Сара разворачивала еду, прихваченную из собственного дома.

– Алекс! – Она прекратила свое занятие, подошла и села рядом с ним на белый плетеный стул. – Тебе следует помнить, что Кейси пережила тяжелую травму в те несколько дней! И помимо своей воли на нее остро реагирует.

– Да, я понимаю. – Алекс взял на руки Эбби и стал нежно перебирать пальцами ее темные локоны. – Но она не дает себе шанса на исцеление. Не желает даже говорить об этом. Она совсем ничего не рассказывает, а Крис не может – или не хочет – сказать мне, что там произошло.

– Она тебе расскажет – со временем. В конце концов, тебе бы приятно было рассказывать ей нечто подобное, если бы такое произошло с тобой? – Сара с сочувствием посмотрела на него. – Но когда этого человека будут судить, ей все равно придется что-то рассказать. Она пыталась лечиться у психолога? Это обычно предлагают жертвам подобных инцидентов, правда?

– Ей предлагали. Я сказал, что заплачу столько, сколько нужно, но Кейси и слышать об этом не хочет. – Алекс вздохнул. – Я не могу заставить ее ничего обсудить, даже свадьбу.

– Вполне возможно, она неосознанно боится, что опять произойдет нечто подобное, – высказала предположение Сара. – Ты ведь способен ее понять?

– Конечно! И ты думаешь, я не пытался ее убедить? Мне наплевать, что она делала на том катере – если вообще что-то делала! – Алекс неловко поерзал на стуле, пытаясь поудобнее пристроить Эбби на руках. – Сара, я только хочу жениться на ней! Думаю, это будет лучше всего для нас обоих – снова соединить наши жизни, но похоже, она мне больше не доверяет.

– Значит, нам надо что-нибудь предпринять! – улыбнулась ему Сара.

– Предпринять что? – К ним неслышно подошел Ник – мягкие мокасины скрадывали его шаги.

– Ник, это серьезно! – Сара улыбнулась ему, глядя снизу вверх, когда он нагнулся ее поцеловать, потом взял с колен Алекса Эбби и тоже поцеловал ее. – Алекс очень встревожен из-за Кейси.

Ник откупорил принесенную Сарой бутылку вина и разлил его по бокалам, уже расставленным ею на столе.

– Кейси получила тяжелую травму во время этого похищения, – тихо сказал он. – И еще некоторое время будет страдать от этого.

– Она не дает даже приблизиться к себе, – сказал Алекс. – И впадает в панику всякий раз, когда я заговариваю о свадьбе.

– Но она же безумно любит тебя, – удивился Ник. – Это любому дураку понятно! Просто дай ей время прийти в себя, Алекс. Ведь она вполне довольна тем, что живет вместе с тобой?

– В этом вопросе я ей не оставил выбора! – ответил Алекс с улыбкой. – Мне несказанно повезло, что Лиззи переехала к Робину, а когда репортеры навалились на нас, это оказалось единственно возможным решением. Даже Кейси это поняла.

Сара по настоянию Ника начала накрывать на стол.

– Алекс! – Она небрежно повернулась к нему. – Клер и Джулиан все еще живут по соседству с вами на Барбадосе?

Алекс озадаченно кивнул.

– Да… а что?

– Ну, мне тут кое-что пришло в голову. – Сара лукаво улыбнулась. – Если Кейси необходимо немного подтолкнуть, то я сейчас как раз не очень занята, и… ну, возможно, смогу кое-что предпринять, чтобы помочь делу. Но мне понадобится помощь Клер… и Лиз, конечно!

– Сара! – в один голос предостерегающе воскликнули Ник и Алекс. Им уже доводилось в прошлом принимать участие в осуществлении замыслов Сары! Среди прочих своих достоинств она была опытной свахой.

– Нечего восклицать, словно вы парочка престарелых школьных учительниц! – улыбнулась Сара. – У меня есть великолепная идея, и вы будете сидеть и слушать, а уж потом можете стонать!

Глава 25

Убедить Кейси в том, что им хорошо бы поехать на Барбадос и что Алекс там быстрее поправится, оказалось нелегким делом. Слишком далеко от его врачей, возражала она, пока Алекс наконец не заявил, что врачи считают его уже совершенно здоровым и дали ему карт-бланш, что он все равно туда поедет – и будь что будет.

– Мне необходимо тепло и солнце, – заявил он. – И несколько дней Дориной кормежки тоже не помешают!

– Ну, если ты и правда так настаиваешь… – сдалась в конце концов Кейси.

– Конечно, настаиваю! И ты тоже поедешь, нравится тебе это или нет! – Он уже готов был пригрозить увезти ее насильно. Понятно, это было бы глупо и поставило бы под угрозу все дело. Алекс ругал себя, но одновременно в те несколько дней, что оставались до отъезда, часто молился, чтобы в их отношениях все поскорее пришло в норму.

К тому времени, когда они приземлились на острове, он почти обессилел, и на этот раз автомобиль до виллы вела Кейси, наслаждаясь свободой на дорогах, не забитых транспортом в это вечернее время. Она уложила Алекса в постель – одного – почти в ту же минуту, как они приехали, и воспользовалась случаем, когда Алекс отвернулся, чтобы рассказать Доре о том, что Алексу можно, а чего нельзя. Дора широко улыбнулась.

– Господь с вами, мисс Кейси! – вскричала она. – Я о нем позабочусь, не волнуйтесь. Здесь он в надежных руках.

– Раскомандовалась, ведьма! – заявил на следующий день Алекс и стал делать все что заблагорассудится. Дора готовила им еду в огромных количествах и суетилась вокруг них обоих, пока даже Кейси не почувствовала, как начинает расслабляться, как спадает напряжение. Они валялись у бассейна и устраивали пикники вдвоем на пустынном пляже; Алекс день ото дня набирался сил, и его кожа, побледневшая за время болезни, снова стала коричневой от солнца. Кейси научилась в одиночку справляться с катамараном, так как даже Алекс знал, что ему это пока запрещено, и устроила прием для соседей, на котором держалась уверенно и с достоинством.

Казалось, прошло совсем мало времени, и наступил канун Рождества. Чудесно теплый канун Рождества, и Алекс предложил поехать на пляж на восточной стороне острова.

– Там слишком бурное море, и даже ты не сможешь поплавать, но мне западное побережье надоело, – заявил он и погрузил в «рейнджровер» огромное количество еды, приготовленной Дорой для пикника.

Кейси не стала спорить и позволила ему сесть за руль. Силы стремительно возвращались к Алексу. Почти ежедневно Кейси наблюдала его превращение из выздоравливающего больного в прежнего энергичного, властного мужчину и всем сердцем радовалась этому.

Сегодня Алекса, казалось, переполняла радость жизни. Он смеялся и подшучивал над ней, пока вел машину к выбранному им пляжу, а потом сам нес корзину, не позволив Кейси помочь ему, как она уже привыкла. Они оказались на совершенно пустынном пляже, омываемом пенными волнами Атлантики, уютно устроились в тени нависающего над песком утеса, поели и потом легли рядышком на плед.

– Я люблю тебя, – прошептал Алекс, когда Кейси вытянулась возле него, наслаждаясь праздностью.

– И я тебя, – улыбнулась Кейси, протянула руку и дотронулась до его обнаженного плеча, потом провела пальцами по мягким волосам на груди.

Очень медленно, словно во сне, Алекс привлек ее к себе и нежно обнимал, как ему показалось, долгие часы, пока она наконец не уснула, прильнув к нему. Каким наслаждением было чувствовать, что она расслабилась в его объятиях – впервые после того, как полученные раны отдалили ее от него. Даже здесь, на острове, Кейси предпочла спать отдельно, опасаясь, как она сказала, нечаянно сделать ему ночью больно. Алекс согласился на это только потому, что понимал причину такого поведения, но ему причиняло боль то, что она продолжает испытывать подобные чувства даже через три месяца после его ранения.

Когда Кейси проснулась, уже наступил вечер, и она сонно улыбнулась в ответ на улыбку склонившегося над ней Алекса.

– Думаю, нам уже пора ехать, – мягко сказал он. – А то Дора начнет волноваться!

Кейси на удивление не хотелось шевелиться. Алекс на мгновение склонился над ней и поцеловал, но тут же с сожалением подумал, что им действительно пора двигаться. Семейство местных жителей спускалось по тропинке с утеса, и очень скоро их уединение кончится.

– Может быть, когда мы вернемся домой, нас там будет ждать кое-что гораздо приятнее обычного ужина, – с усмешкой сказал он Кейси. – Сегодня я чувствую себя превосходно! – Он провел ладонью между своим телом и ее, не оставляя Кейси сомнений в своей физической готовности осуществить угрозу, и Кейси довольно рассмеялась.

– Может быть, Алекс, – неуверенно ответила она.

– Никаких «может быть», любимая, – возразил Алекс. – Хватит с меня твоих уверений в том, что я еще не совсем здоров! Я тебя предупредил заранее. Отныне все будет как раньше!

Он быстро вел машину к дому, а Кейси молча сидела рядом с ним, и в голове ее царило смятение. Алекс твердо заявил о своих намерениях, и пребывание на вилле действительно исцелило его физические раны – но исцелилась ли она? Ей продолжали сниться кошмарные сны, в которых Адриан снова и снова дотрагивался до нее, и она почти каждую ночь просыпалась в холодном поту и дрожала от страха. Ей никак нельзя позволить Алексу это заметить, ей нужно еще немного времени, чтобы справиться с этим. Алекс хочет вернуть ее в свою постель, и в глубине души она тоже его хотела, но как она может смотреть ему в лицо, зная, что сны ее все еще полны холодной реальностью, в которой маньяк мучит ее?

Однако сегодня вечером Алекс был таким веселым и жизнерадостным, что Кейси поняла – время истекло. Сегодняшнюю ночь она проведет в его постели, решила она, когда они въехали в кованые ворота виллы. Может быть, еще до ужина? Она-то хорошо поняла, что на уме у Алекса! Но ее ждало потрясение! Вместо того чтобы направиться вместе с ней в свою комнату, где в их прошлый приезд она жила вместе с ним, Алекс крепко взял ее за руку и повел к одной из комнат для гостей.

– У меня для тебя сюрприз, – объявил он и распахнул дверь.

К изумлению Кейси, перед ней стояли Лиз и Сара, широко улыбаясь при виде ее ошеломленного лица. Алекс крепко обнял ее и поцеловал.

– Ровно через час у нас свадьба! Здесь, в этом доме, все уже устроено! Тебе остается лишь приодеться, дорогая! Никаких автомобилей, никаких поездок любого рода – и определенно не о чем беспокоиться! – Он мягко подтолкнул ее к Лиз и Саре и пошел принимать душ и переодеваться, уверенный, что подружки разберутся с остальным.

Кейси не знала, плакать ей или смеяться.

– Я просто не могу в это поверить! – в конце концов произнесла она.

– Лучше поверь! – пригрозила Сара. – У меня ушло несколько недель на то, чтобы все организовать! А теперь – марш в ванную, Кейси! Ты вся в песке, а у нас и правда остался ровно час!

– Но я же не могу выйти замуж просто вот так! – жалобно вскричала Кейси. – Мне необходимо платье и все остальное!

– Все уже сделано! – рассмеялась Сара. – Марко сшил тебе новое платье, и не волнуйся, оно совершенно не похоже на прежнее, так и задумано! Мы даже о туфлях позаботились! – Она торжественно достала вышитые туфельки, похожие на те, которые были на Кейси в тот роковой день. – Только они не совсем такие же, – успокоила ее Сара. – Марко попросил своего друга скопировать их, и на этот раз на них вышита специальная эмблема. Смотри, Золушка! – В центре носка были вышиты крохотная мышка и тыква!

Ошеломленная Кейси ненадолго погрузилась в ванну, которую они для нее уже приготовили. Лиз присела на край ванны и протянула Кейси бокал шампанского, «чтобы создать настроение», потом описала ей наряд, который они приготовили. Однако, как ни сердилась Кейси, ничего не стала рассказывать ей о самой свадебной церемонии – сказала только, что все готово и ей надо спешить, чтобы не выбиться из графика. Все три женщины были профессионалами, поэтому макияж и прическа не составили для них особой проблемы. Сара точно знала, чего ей хочется, и Кейси смирилась и позволила ей все устраивать. Она обнаружила, что Сара может быть такой же решительной, как Алекс, если ей предоставляется возможность.

К возвращению Алекса Кейси была уже готова, а Сара и Лиз при его появлении испарились – одеваться, как объяснила Сара. Алекс, в шелковой кремовой сорочке с небрежно расстегнутым воротом и в светлых полотняных брюках, показался Кейси совершенно здоровым, а он, в свою очередь, улыбался, глядя на нее. Шелковое платье из нескольких слоев нежного шифона, цветом от светло-голубого и сиреневого до белого, окружало ее воздушным облаком и было совершенно не похоже на то первое злополучное платье, как и было задумано, по словам Сары. Покрой его был слегка расклешенным, и носить его было очень удобно, а Сара принесла прелестный веночек из садовых цветов, который сама смастерила сегодня днем, и таким образом предусмотрительно устранила необходимость надевать вуаль, мысль о которой приводила Кейси в ужас.

Алекс мягко заставил ее повернуться во все стороны, чтобы получше рассмотреть, и улыбнулся.

– У меня для тебя есть еще кое-что, – нежно сказал он и, вынув нитку сверкающего жемчуга, осторожно надел ей на шею. – Я подумал, что тебе не захочется снова носить те сережки, – сказал он. – Поэтому вот тебе вместо них. – Он отступил назад и посмотрел на нее так, словно не мог оторвать от Кейси взгляда, потом взял ее за руку. – Идем, дорогая?

Смеясь ее радостному изумлению, он повел Кейси вниз по широкой лестнице через холл на лоджию. На этот раз не было никаких машин и не надо было расставаться с Алексом, как он и обещал. Алекс шел рядом, и его надежная рука обнимала ее за плечи, согревая и защищая. К удивлению Кейси, все на лоджии изменилось за время их отсутствия, а над плавательным бассейном теперь натянули тент для защиты от ночных насекомых.

Вся лоджия утопала в душистых белых цветах, стоящих на высоких подставках и сплетенных в гирлянды, свисающие с колонн; десятки свечей мигали под дуновением вечернего ветерка. Маленькие позолоченные стулья выстроились рядами там, где обычно была плетеная мебель, и сияющий местный священник в праздничном облачении стоял перед накрытым белой тканью алтарем. Дора в экстравагантной шляпке сидела за фисгармонией, улыбаясь во весь рот, и по кивку священника принялась играть, на удивление точно, свадебный марш. Оглядевшись вокруг, Кейси увидела, что здесь находятся все, кого она хотела бы пригласить на свою свадьбу. Ее тетя и дядя, все родные Алекса, Робин, Джоан, Уильям и даже Мойра; Крис Букер с женой улыбались ей из переднего ряда, а Эбби изо всех сил старалась справиться со своей ролью и прилежно разбрасывала по дорожке цветы, но дело кончилось тем, что она вывалила всю корзинку им на ноги, к огромному негодованию брата и под громкий хохот Сары. Вцепившись в руку Алекса, как в спасательный трос, Кейси прошла между рядами улыбающихся друзей и родственников и встала рядом с ним у алтаря. Ник вышел вперед, чтобы исполнить роль, которую должен был играть на их первой свадьбе.

Почтенный Себастьян Мейкпис отдавал предпочтение традиционному обряду, прочитанному по книге молитв, поэтому, к изумлению обоих новобрачных и позабавив всех друзей, Кейси дала слово не только любить и почитать своего мужа, но и повиноваться ему! Священник гулким басом провел обряд, наслаждаясь каждой его минутой и меняя интонации, чтобы подчеркнуть значение каждого слова. К концу церемонии рыдала не только мать Алекса, но слезы на глазах были у многих, и у самого Алекса тоже, когда он после целовал Кейси. Почтенный Себастьян не произнес обычных слов: «Теперь можете поцеловать невесту», – но Алекс все равно ее поцеловал – ничто на свете не могло бы помешать ему это сделать! В тот момент, когда он заключил Кейси в объятия, в мире существовали только они одни. А потом их окружили друзья с поздравлениями.

Это была идеальная свадьба, мечтательно думала Кейси, когда наконец осознала в полной мере невероятный труд, вложенный во все это великолепие Сарой и Лиз с помощью Клер Сандерсон. Неудивительно, что обе они таинственным образом исчезли и Кейси не могла с ними связаться в течение нескольких недель перед их с Алексом отлетом на Барбадос. Они находились здесь, поняла Кейси, готовили все для нее. И Алекс знал все до мелочей и ничего ей не рассказывал! Даже сегодня, на пляже, он просто держал ее подальше от дома. Но ей оставалось лишь улыбаться – ведь теперь, несмотря на все свои страхи, она наконец стала его женой. И к тому же дала слово повиноваться ему! Конечно, Алекс постарается не дать ей забыть об этом!

Об их предыдущей попытке сыграть свадьбу намеренно не упоминалось ни в короткой речи, произнесенной Алексом, а потом Ником, ни в беседах присутствующих. Словно никто не хотел нарушить окружающую их атмосферу счастья. По-видимому, Алекс заказал для всех гостей номера в отеле по соседству или разместил их у многочисленных друзей по всему острову – немалая жертва со стороны хозяев в рождественские праздники! Только его братья и Ник с Сарой остановились в их доме, а у его родителей на острове было не меньше друзей, чем у него самого, и они устроились сами. Поэтому Кейси удивилась, когда Алекс предложил ей попрощаться с тетей и дядей, как только отгремели залпы многоцветного пышного фейерверка над заливом, устроенного в ее честь.

– Разве мы не остаемся здесь? – спросила она, когда он взял ее за руку.

– Ни в коем случае! – улыбнулся Алекс. – Я не доверяю Робину – как и своим братьям – ни на грош! Зная их, могу предположить, что нашу комнату уже начинили жучками. Мы уезжаем!

Они умчались из дома на «рейнджровере», украшенном гирляндами из цветов и консервных банок. Кейси от всей души надеялась, что им не придется ехать на автомобиле далеко в таком виде, и Алекс вскоре исполнил ее желание и съехал с дороги на узкий проселок. Она знала, что эта дорога ведет к морю, но все равно ахнула от восхищения, когда Алекс наконец затормозил возле крохотного пляжного домика, примостившегося над серебристым песком окаймленного пальмами берега. Это самое идеальное и романтичное местечко на свете, подумала Кейси, когда Алекс помогал ей выйти из машины. Правда, Алекс из-за своей раны не перенес новобрачную через порог на руках, но компенсировал это всевозможными, тщательно продуманными удобствами, заранее подготовив домик.

– И все это здесь я подготовил один, – торжественно заявил он ей, наливая в бокалы шампанское. – Хотя этот дом принадлежит Клер и Джулиану.

Кейси с восторгом оглядывала освещенную свечами комнату. В ней стояла только накрытая муслиновым покрывалом кровать, снабженная противомоскитной сеткой, чтобы можно было открыть окна и впустить ночной бриз, а единственным источником света являлись свечи, которые зажег Алекс, когда они вошли.

Он открыл французские окна и повел ее на балкон, где их ждали стулья из тростника. Не торопясь, поскольку теперь все время было в их распоряжении, Алекс облокотился на перила и с улыбкой смотрел на залитый лунным светом пляж.

– Та прогулка по пляжу – все еще одно из моих самых дорогих воспоминаний о тебе, – сказал он.

Кейси подошла к нему, и он обнял ее одной рукой.

– Никаких прогулок по пляжу сегодня, – рассмеялась она. – Мне слишком нравится это платье, чтобы им рисковать! Кто его создавал? Кроме Марко?

– Я… принимал некоторое участие, – признался Алекс. – Именно такой я мечтал увидеть тебя, и ты выглядела точно так, как я надеялся. Ты прекрасна, любимая.

– Это была изумительная свадьба, – вздохнула Кейси. – Как хорошо, что это стало сюрпризом, меня просто приводила в транс мысль о свадьбе.

– Сара такая молодчина! – заметил Алекс. – Бог знает, как она выкроила время, чтобы приехать сюда, когда ей предстоят съемки в нескольких фильмах, но она это сделала. Мы должны непременно просить ее стать крестной матерью нашего первого ребенка!

– Ребенка! – Кейси вздрогнула. – Алекс, мне нужно время, чтобы к этому привыкнуть.

– Не нужно! – Алекс развернул ее к себе лицом. – Я согласен, чтобы ты снялась в фильме у Ника, но после него у нас уже не будет настоящего предлога, не так ли? Я думал, что мы с тобой единодушны в этом вопросе.

– Я согласна, конечно, согласна. – Кейси поспешно отпила глоток из своего бокала, чтобы набраться мужества. – Просто…

– Ты все еще беспокоишься о том, чтобы не навредить моему плечу, да? – упрекнул ее Алекс. – Кейси, тебе больше нет нужды беспокоиться. Раны зажили, и на спине, и на плече. Я опять совершенно здоров, и я хочу больше всего на свете любить тебя!

– Да, я знаю, Алекс… и я тоже хочу, я не этого боюсь больше всего.

– Тогда что же тебя тревожит? – спросил Алекс. – Кейси, ты не обязана мне рассказывать, если не хочешь, но… этот парень тебя изнасиловал? В этом все дело?

Кейси медленно вернулась назад в спальню и присела на край широкой кровати.

– Алекс…

Он последовал за ней и сел рядом, мягко обнял ее за обнаженные плечи и повернул к себе лицом. Кейси со стоном припала к его груди и горько разрыдалась, уткнувшись в сорочку.

– Я… я чувствовала себя такой грязной после того, как побывала в обществе этого человека. О… я уговорила его, и он меня не изнасиловал. Бог знает, как мне это удалось! Но я позволила ему прикасаться ко мне – не могла его остановить, так с ним легче было справиться. Но… я все еще чувствую вину перед тобой, – наконец призналась она сквозь слезы. – Ты так много выстрадал из-за меня!

– Ради Бога, Кейси! – Алекс в отчаянии встряхнул ее. – То, что со мной произошло, случилось по моей собственной глупости, и никто в этом не виноват! Я сам снял бронежилет, а мне этого делать не следовало! Я был так уверен в себе, что совершил большую ошибку. Я считал себя неуязвимым, но очень быстро обнаружил, что это совсем не так. Теперь буду умнее. Крис меня здорово отругал, когда со мной уже можно было спорить, поверь мне! И я это заслужил! Я больше никогда не буду таким упрямым, обещаю тебе.

– Но ты сделал это, чтобы спасти меня, – возразила Кейси. – Ты все равно прошел через все это только ради меня.

– И прошел бы через гораздо худшее, честное слово! – Он бережно снял с ее головы увядающие цветы. – Ты – мой мир, Кейси, – тихо сказал он. – Весь мой мир. Кроме тебя, мне ничего не нужно.

– Даже после того человека? – Кейси задрожала, вспомнив о мучениях, которые претерпела в руках Адриана.

– Дорогая, он ничто, он уже ничего не значит. – Алекс нежно поцеловал ее, мягко опрокидывая на кружевные подушки. – Я знаю, что тебе не хочется рассказывать о тех двух днях, и не буду настаивать. Выслушаю, когда ты будешь готова, но до тех пор для меня не имеет никакого значения, что тогда произошло! Что бы ты ни делала, ты делала это для того, чтобы выжить, и это самое важное! Мне хочется знать только одно – что ты здесь, со мной, и мы поженились, как и задумали! – Он провел пальцами по золотому кольцу, которое во время бракосочетания надел ей на палец, и Кейси затрепетала от его легкого прикосновения.

Наступил момент, до которого они еще недавно не надеялись дожить, и оба вдруг поняли это. Сейчас ей хотелось одного – прильнуть к нему всем телом, как сегодня днем на пляже, и она со вздохом сделала это, купаясь в льющемся из его черных глаз теплом свете, а он начал расстегивать многочисленные пуговки у нее на спине. Неторопливо Алекс раздел ее и разделся сам, снимая все страхи, отмечая поцелуями каждый шаг на этом пути, пока Кейси стала почти умолять его поторопиться.

– Пожалуйста, Алекс, быстрее!

Алекс хотел продолжать действовать медленно и постепенно, но внезапно это оказалось выше его сил. Месяцы ожидания и желания слились в вихрь страсти, и он со сдавленным криком вошел в нее и услышал ее ответный крик. На несколько мгновений он замер, глядя сверху на ее сомкнутые веки.

– Открой глаза, Кейси, – приказал он. – Открой и посмотри на меня!

Кейси с тревогой подчинилась и встретила взгляд его карих глаз, проникающий в самую глубину ее существа, и увидела в них любовь и страсть.

– Я тебя обожаю, жена! – прибавил он и поцеловал ее в кончик носа. – Господи, как давно мне хотелось это сделать!


Умиротворенная, она крепко уснула, а Алекс смотрел на нее целую вечность, чувствуя себя в полном согласии со всем миром. Он сам уже почти уснул, но тут Кейси резко дернулась с хриплым болезненным криком. Кожа ее была влажной и липкой под его руками, когда он поспешно схватил ее в тревоге, убежденный в том, что их убежище в конце концов обнаружили его братья – то был ночной кошмар самого Алекса!

– Дорогая! Что случилось? – Он обнял ее и почувствовал, что она дрожит от страха. Кейси начала просыпаться, проклиная себя. Кошмар последних нескольких месяцев был слишком реален; каждый раз, когда это случалось, она молила Бога, чтобы он больше не повторялся, но он все равно возвращался.

– Просто плохой сон, – прошептала Кейси, обнимая его за шею в поисках утешения. – Все в порядке, Алекс. Спи спокойно. Со мной такое иногда бывает.

– Только начиная с октября, я прав? – спросил Алекс. – У тебя никогда прежде не было подобных кошмаров, во всяком случае при мне.

– Наверное, – уступила Кейси и содрогнулась, снова вспомнив кошмарный сон. – Ох, Алекс! Неужели я теперь никогда не смогу забыть его?

– Забудешь со временем, – утешал ее Алекс, нежно гладя по волосам. – Когда судебный процесс закончится.

– Мне невыносимо даже думать об этом! – призналась Кейси. – Что все узнают обо мне такие ужасные вещи!

– Никто тебя не осудит, Кейси. И я – в первую очередь, даю тебе слово! Посмотри, уже почти рассвело. Приготовить чай или что-нибудь еще? Позволь теперь мне о тебе позаботиться – ведь ты так долго ухаживала за мной.

– Есть ли здесь такая обыкновенная вещь, как чай? – Кейси привстала, а Алекс соскользнул со смятой постели и надел халат, чтобы защититься от прохладного утреннего воздуха.

– Естественно! Я уже знаю все твои слабости. – Он занялся приготовлением чая и быстро принес ей на подносе чашку. Кейси улыбнулась в ответ на его слова, облокотилась на подушки и стала пить. Как она могла когда-то считать Александра Хэвиленда холодным и грубым? – с изумлением подумала она.

– Как цивилизованно мы себя ведем! – заметила она. – И к тому же в нашу первую брачную ночь!

– Только на минутку! – пообещал ей Алекс и забрался обратно в кровать. Они немного посидели, прижавшись друг к другу в дружеском молчании, а потом медленно – очень медленно – Кейси начала рассказывать о тех двух днях своей жизни, из-за которых ее все эти месяцы мучили кошмары. Алекс молчал, скрывая свой ужас, который нарастал в нем, пока он слушал ее откровенный рассказ о том, что ей пришлось пережить в руках Адриана. Стоило Кейси начать, как слова полились из нее сами, она ничего не утаивала, захлебываясь слезами и заикаясь, и Алекс в конце концов не выдержал. Теперь наконец он понял, почему она так долго отвергала его, и сочувствовал ей всем своим любящим сердцем.

– Я не виню тебя ни в чем! – заверил он ее в конце концов. – Мне кажется, ты самая мужественная из всех женщин, кого я знаю.

– Алекс, я так боялась, что ты возненавидишь меня за то, что я позволила ему прикасаться ко мне! – рыдала Кейси. – Ты всегда был таким подозрительным и саркастичным в отношении Робина – а ведь тогда у тебя не было на то никаких причин!

– Тогда я был дураком! – Алекс ненавидел себя за прежнюю нетерпимость. – Теперь я уже не так скор в суждениях, и, уж конечно, не в этом случае. Ты мне веришь, Кейси?

И наконец-то Кейси поняла, что может ему доверять.

Глава 26

– С Рождеством вас, леди Хэвиленд! – улыбнулась секретарша в приемной, когда Кейси поспешно вошла в знакомый вестибюль агентства «Хэвиленд Грейси».

– И вас тоже, Карен, – быстро ответила Кейси, успев вовремя поймать свою уже почти двухлетнюю дочь, пока та не успела скрыться в лифте – девочка спешила как можно скорее добраться до кабинета своего отца.

– Хочу папу! – потребовала Софи, стараясь вырваться из рук матери.

– Хорошо, дорогая, потерпи немного! – рассмеялась Кейси и подняла ее, чтобы малышка могла нажать на кнопку лифта. Софи хорошо знала, какую кнопку надо нажать, чтобы попасть на этаж руководства, и Кейси улыбалась, пока зеркальная кабинка уносила их наверх. Прошло уже больше четырех лет с тех пор, как она впервые воспользовалась этим лифтом, – и столько событий произошло с того знаменательного дня!

Наряд в обтяжку теперь уступил место костюму от Шанель из изумрудно-зеленого букле, подчеркивающему ее яркую внешность и высокий рост. Кейси была одета безупречно от головы до кончиков туфель. Однако она все же тревожно окинула себя взглядом в зеркале, перед тем как выйти из лифта: от старых привычек избавиться трудно! Алекс, который шел к лифту им навстречу, улыбнулся, заметив этот взгляд. Его предупредила об их приходе секретарша из приемной. Кейси никогда не изменится, с любовью подумал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее, а потом подхватил на руки маленькую дочку.

– Все собрали? – спросил он, пока они шли по коридору.

– Все готово, – заверила его Кейси. – Уильям ждет внизу.

– Мне только надо заглянуть на рождественскую вечеринку сотрудников, – сказал Алекс. – Тони нас не простит, если мы не повидаемся с ними до отъезда. Большая новость – он все же уговорил Мэри-Джо выйти за него замуж!

– Давно пора! – усмехнулась Кейси. Она уже несколько месяцев подстрекала Тони на этот шаг, с тех самых пор, как он получил повышение и стал заместителем директора. Алекс сдержал обещание и оставил свой пост вскоре после женитьбы – перешел на должность председателя и таким образом дал возможность своему способному заместителю занять его место в самой гуще дел и событий. Сам Алекс продолжал много работать, но, к радости Кейси, сократил свои полеты за рубеж, и теперь она часто летала вместе с ним, если ему все же приходилось отправляться в командировку. Он, безусловно, терпеть не мог ездить без Кейси. Она все еще не могла привыкнуть к его рыцарскому званию и титулу, полагающемуся в придачу, и Алекс мягко подтрунивал над ней всякий раз, когда она забывала собственное имя. Но Кейси очень гордилась Алексом, наблюдая, как королева посвящает его в рыцари, и испытала почти столь же сильное потрясение, как и при появлении на свет Софи. И Алекс, конечно, не давал ей забыть об этом дне!


Они спокойно поужинали у Греев, а через минуту Кейси уже корчилась в муках на полу их ванной комнаты! Она ухитрилась за полчаса родить дочь, с помощью Алекса и Сары, поневоле ставших акушерами, пока Ник в отчаянии пытался по телефону вызвать «скорую помощь». Сара в это время сама была на четвертом месяце; по ее словам, ее подтолкнул пример Кейси, и теперь их дочурки при каждом удобном случае весело играли вместе. Ник часто шутил в беседах с Алексом, предлагая, чтобы в следующий раз, когда тот вздумает сделать жену беременной, он держал ее подальше от Сары, чтобы его жена снова не заразилась вирусом плодовитости, поскольку он уверен, что с большим количеством детей ему уже не справиться!

И Алекс, и Кейси всегда с радостью предвкушали рождественские праздники на Барбадосе, куда к ним приезжали Греи и Фолкнеры. В этом году Ник и Сара на несколько месяцев уезжали в Лос-Анджелес, и Кейси с большим, чем обычно, нетерпением ждала возможности снова встретиться с ними. Она всего месяц назад завершила долгие съемки в Уэст-Энде, и хотя Кейси никогда не стремилась стать такой же звездой, как Сара, она снималась так часто, как хотела, и стала признанной актрисой на лондонских сценах. Сцена всегда оставалась ее главной любовью, и теперь Кейси вернулась туда и каждую весну с нетерпением ожидала открытия сезона в Стратфорде. Алекс, следует отдать ему справедливость, поощрял ее, зная, что без работы она пропала бы, и служил для нее надежной опорой, неизменно являясь в театр в день премьеры. Алекс всегда был рядом, любящий, готовый поддержать ее, скала, как часто говорила Кейси. Он особенно помог ей в кошмарные дни судебного процесса, когда она вынуждена была часами давать показания в качестве потерпевшей.

Адриан Шокрос, к ее изумлению, предпочел не признавать себя виновным, заявив, что побег организовала Кейси, чтобы избавиться от Алекса! Ей казалось, что все внутри ее переворачивается, когда пришлось заново пережить ужасные подробности того похищения, но Кейси спасло достоинство, с которым она держалась. Репортерам пришлось по сердцу ее мужество, и в газетных статьях, к ее изумлению, ее превозносили до небес. Алекс упрямо присутствовал на всех слушаниях, успокаивал при каждом удобном случае, и их супружеские отношения не только не пострадали, но, казалось, стали еще прочнее за те несколько дней. Адриана Шокроса приговорили к пожизненному заключению, как с уверенностью предсказывал Крис.

Кейси безумно любила Алекса, как и он ее. Но хотя стены их дома часто дрожали от ссор, Алексу редко приходилось прибегать к поездкам в гольф-клуб, чтобы убежать от ее гнева. Примирение после ссоры доставляет большое удовольствие, заявлял он. Не считая, конечно, тех частых случаев, когда Кейси, которая оказалась сама слишком хорошим игроком, сопровождала его в этих поездках.

Все без исключения сотрудники в агентстве «Хэвиленд Грейси» обожали жену Алекса. Женщины не страдали от мелочной зависти к ее высокому положению, а мужчины добродушно соревновались, стараясь обратить на себя ее внимание. После женитьбы Алекс как-то смягчился, стал доступнее и теплее в общении, и все знали, чья это заслуга.


Кейси была знакома со всеми участниками вечеринки и постаралась поговорить с как можно большим количеством людей. Софи немедленно утащил Тони, ее большой друг, и в конце концов мать поймала ее с зажатым в руке бокалом вина.

– Тони! – с усмешкой упрекнула его Кейси. – Ей же еще нет и двух лет!

– Жаль! Тебе известно, что она собирается за меня замуж, когда ей исполнится три? – улыбнулся в ответ Тони.

– Вот погоди, Мэри-Джо узнает! – вмешался в разговор Алекс, подслушавший их. – Кейси, надо идти, самолеты не ждут, даже нас!

Он подхватил на руки Софи, и, попрощавшись с многочисленными гостями, они с Кейси направились к лифту.

– Какое разочарование! – заметил Алекс, когда лифт снова понес их вниз. – Никакого подарка с поцелуем для счастливой пары!

– Я считала, что ты решительно против подобных вещей? – рассмеялась Кейси.

– Ну, я был против. – Алекс улыбнулся. – До тех пор, пока… ну… не влюбился в одну из подобных девиц! Странно, этот зеленый цвет почему-то напоминает мне о том случае. – Он погладил ладонью плечо ее элегантного костюма. – А что стало с той сексуальной короткой блузкой? Она, случайно, не сохранилась в твоем гардеробе?

Примечания

1

Четвертое июля – День независимости США. Гай Фокс (1570–1606) – участник «порохового заговора» (1605). Должен был взорвать здание английского парламента, но за день до заседания порох был обнаружен, а Фокс арестован и впоследствии казнен. День Гая Фокса (5 ноября) ежегодно отмечают фейерверком и сожжением чучела, изображающего Гая Фокса.

2

В английском языке имена собственные Кассандра (Cassandra) и Чаттерлей (Chatterley) начинаются с одной и той же буквы.


home | my bookshelf | | Почувствуй себя Золушкой |     цвет текста