Book: Судьба Еросы из «Клана Печора»



Судьба Еросы из «Клана Печора»

Евгений Синтезов

СУДЬБА ЕРОСЫ ИЗ «КЛАНА ПЕЧОРА»

Изображения, использованные в создании обложки, взяты из свободного доступа на сайтах:

https://www.deviantart.com

http://allday2.com


Создатель обложки я — Евгений Синтезов, иллюстрации изменены мной вторично.

Имя Ерос символизирует склонность человека к непрерывному движению. Егоза и непоседа в детстве, он практически не меняется с возрастом: любовь к перемене мест, неумение и нежелание ценить стабильность в любой форме часто становятся причиной одиночества.

Но одиночество не тяготит. Наоборот, воспринимается зачастую как обязательный атрибут свободы, которая является для такого человека единственным способом существования, основой мотивации, «фетишем».

Пролог

Всё началось двести лет назад на планете Земля на берегах Великой реки Печора. Там, где в Печору впадает река Унья, есть небольшое озеро Узкое, рядом с которым в тайге обосновались староверы. Поселок насчитывал полтора десятка добротных домов и сотню душ населения. Жили староверы тихо и чинно, Бога почитали, охотились, рыбу ловили, землю пахали да хлебушек выращивали. К цивилизации не стремились и к себе её старались не допускать.

Как-то раз глава одной семьи по имени Ювенарий пошел в тайгу по грибы да по ягоды. Бродил в окрестностях озера Узкое и, взобравшись на небольшой с виду нерукотворный холм, провалился в глубокую расщелину. Лежит мужик на дне пещеры ни жив ни мертв, ног рук не чувствует, пошевелиться не может, а в голове мысли вертятся:

— Ну вот и отбегался ты, Ювенарий, Господь Бог наказал тебя за грехи твои.

— Не иначе хребтина сломана, раз пошевелиться не могу.

— Как же умирать не хочется, да еще смертушкой такой мучительной и страшной от жажды, холода и голода!

— Господи, помоги рабу твоему Ювенарию принять судьбу свою бесстрастно с покаянием и молитвою во свету, а не в темени кромешной.

В этот момент, словно услышав мольбы мужика, сначала раздалось еле слышное потрескивание, а потом словно раздуваемые уголья в печи начали медленно светиться камни, похожие на стелы. И чем сильнее Ювенарий молился, чем больше открывал свою душу Богу, тем ярче разгорались расставленные по периметру стелы. Доведя себя сначала до состояния исступления, а затем погрузившись в благолепие, отец семейства почувствовал мягкое касание к своей душе чего-то мощного, но в то же время ласкового и тёплого. И чем больше разливалось в нём это тепло, тем быстрее его тело обретало чувствительность и наливалось силой. Наполнив душу и тело Ювенария до краёв, сила плавно отступила, а затем в его голове взорвалась яркая вспышка и сознание мужика померкло.

Очнулся Ювенарий через несколько часов всё в той же пещере бодрый и здоровый. Кое-как выбравшись на свет Божий, помчался мужик сломя голову в поселение, собрал народ и рассказал о случившемся. Созвали селяне Вече и признали случившееся промыслом Божьим, а пещеру ту Святым местом, построили на вершине холма Дом Молельный и ходили туда отправлять Богослужения. Все убогие и хворые, посетив священную пещеру и предавшись молитве вместе с Ювенарием, обретали здоровье и силы.

Молва пошла среди староверов о месте Святом и чудотворном, и потянулись паломники со всего света в поселение, чтобы прикоснутся к Божественному и Священному. Вокруг «Святого поселения», как его стали называть паломники, с каждым годом все больше и больше появлялось новых сёл и заимок староверов. Богослужения в пещере проходили часто и при большом скоплении верующих. Вёл богослужения и проповедовал Ювенарий, только в его присутствии пещера оживала и являла чудо.

Великий исход, как его в последствии назвали участники этого знаменательного события, произошел ранней осенью во время утренней службы. В пещере собралось чуть меньше тысячи прихожан, предстояло вознести молитву Господу Богу за хороший урожай, который позволил сделать большие запасы зерна. Ювенарий читал проповедь вдохновенно и отдавался молитве всем сердцем. Когда проповедь достигла своего апогея, а прихожане ощутили благолепие и прикосновение длани Божьей, появился гул, стелы окрасились красным, грянул оглушительный гром и яркая вспышка погрузила молящихся в беспамятство.

Очнулись староверы в пещере, но не той, что была в их поселении. Здесь стены были украшены фресками и письменами на незнакомом языке, стелы частично разрушены, а через отверстие в грандиозном куполе падали крупные хлопья снега, которые таяли, не долетая до пола пещеры. Несмотря на не герметичность помещения, температура и влажность всегда оставались комфортными, это и позволило староверам выжить на первом этапе исхода. За пределами пещеры царствовал холод, днем температура воздуха не поднималась выше минус сорока градусов, а ночью опускалась до минус шестидесяти. Снег вынужденные переселенцы использовали в качестве питья, а пищей служили мелкие грызуны, облюбовавшие трещины в стенах пещеры и натаскавшие туда пропитания. Крупных хищников, как ни странно, в пещере не нашлось.

После недели такого бытия, на помощь колонистам пришли ученые, изучающие развалины Древних. Благодаря выбросу энергии в аномальной зоне, которой являлась пещера и еще около сотни рукотворных объектов в ее окрестностях, сработали датчики, установленные участниками прошлой экспедиции. Сводная команда исследователей из Содружества, получив сигнал, тут же организовала новую экспедицию и поспешила в Систему «Сард» на планетоид ГМ-347/25678, где и располагались развалины Древних, среди которых и находилась та самая пещера.

Сначала ученые испытали культурный шок, застав на месте событий не представителей, так называемых, Древних, а почти тысячу странно одетых дикарей без нейросетей и прочего высокотехнологического оборудования, которые что-то лопотали на незнакомом языке и постоянно делали непонятные жесты руками. После того как шок прошел, исследователи поняли, что эти самые дикари в своем мире сумели активировать портал древней цивилизации и перенестись в Систему «Сард». С трудом поверив в такой подарок, яйцеголовые пришли в невероятный восторг и окружили староверов вниманием и заботой.

Ученые переселенцы в другой мир передали о Содружестве исчерпывающую информацию и все необходимые высокотехнологические инструменты для нормального в нём существования. Система «Сард» имела большое число следов пребывания Древних и в связи с этим находилась под коллективным протекторатом самых крупных государственных образований Содружества. Благодаря этому колонистам предоставили право самостоятельно выбирать гражданство. Староверы во главе с Ювенарием организовали Вече и решили соблюсти нейтралитет, создав свое собственное государственное образование под названием «Печора». Сильные мира сего отнеслись к такому решению с пониманием, и в реестре Миров Содружества планетоид ГМ-347/25678 стал именоваться «Печора».

С момента исхода прошло чуть больше двухсот лет. Благодаря трудолюбию, Вере, стремлению к идентичности и прагматизму, печорцы достигли в своем мире «Печора» процветания и благополучия, не оставив при этом без внимания и другие планетоиды Системы «Сард». Сама планета «Печора» считалась среди аборигенов заповедным и священным местом, другие же миры Системы активно осваивались в разных областях. Планета «Галла», сателлитом которой являлся планетоид «Печора», была аграрным миром, на планетах «Охан» и «Мис» шла активная добыча полезных ископаемых, планета «Об» не имела материков и была на девяносто процентов покрыта водой, на ней в подводных городах-куполах жили люди и занимались рыбным промыслом и добычей редких кристаллов. Все эти миры соединялись между собой порталами, ими могли пользоваться только печорцы.

За годы исследований ученым Содружества удалось сделать ряд интересных открытий: во-первых, генетический код предков печорцев, староверов с Земли, каким-то образом прописался в главном портале, расположенном на «Печоре», той самой пещеры, в которую они попали изначально, и теперь перемещаться через порталы в Системе «Сард» могли только обладатели этого генетического кода; во-вторых, главный портал, по мнению исследователей, работал в аварийном режиме и имел только одностороннюю связь с Землей; в третьих, у староверов после перехода через портал пробудился дар, все они стали одаренными в той или иной области, с разной степенью силы, этот дар передавался из поколение в поколение, и его наличие имело ключевое значение для использование портала; в четвертых, кроме этих порталов, да и то только тех, что располагались в Системе «Сард», никакие другие механизмы и сооружения Древних печорцы активировать и использовать не могли.

Благодаря настойчивости и умению договариваться Ювенарий при поддержке предводителя псионов Илгуса из мира «Лаур» добился для своих единоверцев особого статуса в Системе «Сард». Все планетоиды, на которых располагались порталы, переходили в собственность клана «Печора» со всеми вытекающими из этого последствиями. Остальные планеты и часть астероидного пояса находились под управлением различных корпораций Содружества. Сам Ювенарий стал очень сильным псионом, духовным лидером и фактически возглавлял клан «Печора». Сильные псионы жили очень долго, и Ювенарий не был исключением, все эти годы он следил за тем, чтобы генофонд староверов приумножался и не терял силу. Вследствие этого клан «Печора» оставался закрытым образованием с жесткими порядками в области демографии и жизненного уклада.

Глава 1

Система «Сард». Астероидный пояс.

Добывающая платформа «Колео»

— Гахир, дай общую сводку по добычи. — Распорядился Ерос, заводя «Жмалан» в стыковочные захваты секции переработки первичной руды. — И не забудь заказать комплект кристаллов для буровой установки.

Захваты стыковочной системы крепко ухватили свою жертву, малый корабль тряхнуло, а нейросеть молодого шахтера получила от управляющего искина «Жмалана» два инфо-пакета.

— Так, что у нас тут?

Ерос активировал нейросеть и углубился в изучение полученных данных по добычи.

— Если так и дальше пойдут дела, то придется выставить «Жмаланы» на продажу и идти в наём.

Мужчина закрыл отчет по добыче и перешел к другому инфо-пакету.

Во втором сообщении находился счет на оплату кристаллов для буровой установки.

— Пятнадцать тысяч кредитов за комплект кристаллов? — Воскликнул Ерос и аж подскочил в кресле от возмущения. — Ну это уже ни в какие ворота не лезет.

— Гахир, запроси связь с диспетчерской.

Через пару мгновений в рубке «Жмалана» ожил голо-проектор и на развернувшемся голо-экране Ерос увидел до боли знакомую физиономию.

— Какого хрена тебе от меня надо? — Хриплым похмельным голосом проорал толстомордый мужик с личным идентификатором старшего диспетчера. — Лимит моего терпения ты истратил еще пару дней назад.

— Имей советь, Гумаль, пятнадцать тысяч китов за кристаллы, ты это серьезно?

— Не хочешь, не бери. — Сказал, как отрезал мучимый похмельем Старший диспетчер. — А если хочешь подешевле, так подними свой зад и отправляйся на торговый терминал «Печора-2», там тебе твои соплеменники скидочку сделают.

После этих слов Гумаль заржал, весьма довольный собой.

— Да чтоб тебе «камнееды» башку отгрызли, сволочь толстомордая. — Вспылил Ерос и разорвал канал связи.

Любые воспоминания о родной планете и соплеменниках причиняли ему невыносимые душевные муки. Его размеренная жизнь пошла под откос в тот момент, когда старейшины клана на Вече постановили отлучить Ероса Никитина от дел клана и выказать ему вотум недоверия.

Вся сознательная жизнь нашего героя была связана с кланом «Печора». Родившись на одноименной планете, Ерос, как и большинство его соплеменников получил Божью благодать. В его случае она выражалась способностью влиять на сознание живых существ с низким уровнем интеллекта, чувствовать их на расстоянии и при должном умении приручать.

В десять лет отец в первый раз взял Ероса на охоту. Малец весь светился от гордости и счастья. На своей первой охоте Ерос не только в полной мере проявил таланты охотника, но и спас жизнь отцу, вовремя почувствовав «камнееда», притаившегося среди камней. Фауна на «Печоре» не отличалась дружелюбием и в основном была представлена агрессивными хищниками. Особую опасность представляли «камнееды», эти создания вели себя абсолютно непредсказуемо. Причина их агрессии по отношению к человеку оставалась невыясненной до сих пор. По мнению некоторых ученых Содружества, этих загадочных животных создали искусственно представители высокоразвитой цивилизации, заселявшей планеты Системы «Сард» много веков назад.

«Камнееды» могли принимать форму простейших предметов, повторять их окрас размер, а в некоторых случаях и свойства. Убив живое существо, «камнеед» не ел его плоть, а, по мнению ученых, подпитывался энергией своей жертвы. Основной пищей для этого создания являлась любая горная порода. Существо обволакивало собой нужное количество камней и за считанные секунды растворяло их в себе. Попадая в неволю, «камнеед» сначала впадал в состояние анабиоза, плотно свернувшись в шар, а затем через несколько часов погибал, превращаясь в потрескавшийся кусок камня. В связи с этим известно об этом загадочном существе очень мало. Уничтожить «камнееда» можно было только путем длительного воздействия на него плазмы. При механическом воздействии «камнеед» просто распадался на куски, а затем через мгновение вновь собирался в единое целое. Представители этого вида встречались на всех планетах Системы «Сард», даже на тех из них, где отсутствовала атмосфера или очень агрессивная среда.

В клане «Печора» совершеннолетие наступало в пятнадцать лет. В этом возрасте Еросу установили нейросеть «Инженер-4М». Клану на тот момент требовались технические специалисты и большинство его ровесников стали техниками и инженерами. После годовалой практики на одной из добывающих платформ хакданской корпорации «Субман» Ерос получил статус инженера клана «Печора» и по распределению попал на Планету «Охан». На этом знойном планетоиде, где днем жара достигала семидесяти градусов, а ночью опускалась до нуля, Ерос провел четыре года. Ремонтировал добывающие комбайны, челноки, дроидов погрузчиков и еще много чего, связанного с добычей природных ресурсов. За время работы молодой специалист заработал приличную сумму, которую его отец, добавив из своего кармана столько же, удачно вложил в разработку нового рудника на Планете «Мис».

С тех пор семья не бедствовала, трое сестер и четверо братьев Ероса так же вносили посильную лепту в благосостояние семьи, трудясь на разных объектах клана. В двадцать лет наш герой, как и все юноши клана, призвался на срочную службу в ряды местной самообороны. Отслужив три года срочной и еще столько же по контракту, Ерос вернулся на гражданку и влился в семейный бизнес. Отец к тому времени получил статус старейшины клана и готовился войти в его Совет.

Рудник на Планете «Мис» процветал, залежи марита были очень богатые, и Ерос решил расширить добычу, выкупив еще два соседних рудника. В планах у предприимчивого печорца было дальнейшее расширение бизнеса путем закупки добывающих малых кораблей «Жмалан», с их помощью он рассчитывал организовать добычу марита в астероидном поясе. Семья была против таких инвестиций, однако Ероса сделал по-своему, и пятёрка шахтерских малых кораблей с наёмными пилотами активно добывала марит в свободной экономической зоне астероидного пояса Системы «Сард».

— Надо бизнес диверсифицировать! — Внушал членам семьи Ероса. — Нельзя складывать кредиты в одну кубышку.

На что отец, дав возможность сыну поумничать, авторитетно отвечал:

— Вот станешь главой семьи, тогда и делай что хочешь, а за самоуправство и не послушание ответишь по всей строгости нашего уклада.

Молодой новатор после этих слов спал с лица и, сняв «Увекс», вышел во двор родительского дома. Печорцы чтили законы предков и ослушание главы семьи считалось серьезным проступком. В первый раз виновник мог отделаться полусотней плетей, во второй раз его проклинали и изгоняли из семьи.

На дворе было начало короткого печорского лета, поэтому температура не превышала пятнадцати градусов мороза. Ероса молча подошел к вкопанному в грунт столбу позора и обхватив его покрепче руками приготовился к экзекуции. Весть о предстоящем представлении с легкой руки кого-то из братьев или сестер провинившегося быстро облетела округу, и понаблюдать за наказанием собралось человек двести.

Отходил отпрыска глава семьи знатно, вся спина и ягодицы были изрублены в мясо. Ероса пролежал в своей комнате, мучаясь от боли и периодически теряя сознание, почти четыре дня. Использовать в таких случаях медкапсулы категорически запрещалось. На пятый день жар спал, раны подсохли, боль поутихла. Посчитав, что сын искупил вину сполна, отец семейства разрешил матери поставить ему на измученное тело индивидуальный медицинский модуль, которые обычно использовали военные, охотники и спасатели.



— Надеюсь, ты усвоил урок. — Строго смотря на стоящего перед ним сына, произнес глава семейства. — Во второй раз на снисхождение можешь не рассчитывать.

Ероса в ответ молчал, с вызовом глядя на родителя. Несмотря на весь этот архаичный цирк, он не изменил своего мнения и планировал продолжать развитие пустотной добычи.

Поняв, что сын все равно будет делать по-своему, отец махнул рукой и беззлобно рявкнул:

— Изыди с глаз моих, неслух!

Споры с Главой семейства на предмет, как вести дела, это было не самое неприятное, что могло случиться в жизни Еросы. Настоящие неприятности у него начались в тот момент, когда один из старейшин клана предложил ему свою дочь в жёны. Молодой мужчина сгоряча отказался, да еще прилюдно, тем самым нанеся оскорбление семье невесты. Нравы в клане «Печора» царили строгие, «отказная» девушка обречена была оставаться до конца своих дней старой девой. Влиятельный старейшина приложил все силы, чтобы скомпрометировать Ероса и его семью. К тому же несостоявшийся тесть был вхож к самому Ювенарию и в совете клана имел существенный вес, поэтому неприятности не заставили себя долго ждать.

На складе одного из рудников, принадлежащих семейству Еросы, вдруг чудесным образом обнаружилась крупная партия наркотиков из так называемого Треугольника. Употребление веществ, туманящих разум, а тем более их распространение в клане «Печора», считалось серьезным преступлением и каралось смертной казнью или изгнанием из клана. Для печорцев первое было предпочтительней, так как для них жизнь вне клана была хуже смерти. Изгои обычно со временем или кончали с собой, не пережив разлуки с близкими и привычным жизненным укладом, или озлобившись, пытались вредить клану, что рано или поздно заканчивалось их уничтожением. Только единицы находили себя во внешнем мире и встраивались в сложный механизм под названием Содружество.

В случае с Еросой до «стандартной процедуры» дело не дошло, все понимали, откуда в этой мутной истории растут ноги, но и перечить влиятельному Старейшине никто в Совете клана не хотел. Проштрафившегося молодого выскочку, посмевшего оскорбить уважаемое семейство отлучили от дел клана и вынесли ему вотум недоверия. Такой приговор не подразумевал изгнание, однако делал жизнь Еросы невыносимой. Вести бизнес в секторе влияния клана «Печора» ему категорически запрещалось, чтобы избежать конфискации семейных активов, Глава семейства отрекся от своего сына и публично проклял его. Ероса на отца и семью обиды не держал, он осознавал свою вину в полной мере и воспринял отлучение от семьи как должное.

Единственным активом, на который не претендовала семья и клан, были те самые «Жмаланы», добывающие марит в астероидном поясе. Отца этот бизнес не интересовал, а клан не мог на них претендовать, так как малые корабли работали в свободной экономической зоне, на которую власть клана не распространялась. В конечном итоге благодаря всем вышеперечисленным обстоятельствам жизненный путь нашего героя исполнил хитроумный кульбит и забросил его на добывающую платформу «Калео», которой владела хакданская добывающая корпорация. Хакданцы благосклонно относились к разного рода сектам и прочим представителям религиозных культов, а печорцев в Содружестве считали именно сектантами, поэтому хакданская добывающая платформа — это единственное место в Системе «Сард», куда удалось пристроиться Еросу.

* * *

Разбудил нашего героя рёв сирены и тревожное сообщение от Администрации добывающей платформы. Быстро облачившись в «Увекс» и приладив на бедре старый добрый импульсник «Каси-5», Ерос выскочил из своего жилого модуля в центральный коридор и помчался в главную диспетчерскую. Ещё не достигнув пункта назначения, он почувствовал все нарастающее чувство тревоги, смешанное с уже забытым ощущением присутствия серьезного и коварного хищника.

— Ну, здравствуй, давно забытый друг. — Подумал, Ероса мысленно обращаясь к невидимому виновнику переполоха. — Надеюсь, ты достаточно насытился и не захочешь продолжения банкета.

Мысленное обращение нашего героя осталось без ответа, и он благополучно достиг пункта назначения.

То, что увидел Ероса, переступив порог главной диспетчерской, особых эмоций у него не вызвало. Он в свое время достаточно насмотрелся на жертв «камнеедов». В рабочих креслах в неестественных позах находились тела работников диспетчерской службы. Искаженные страхом и болью лица не вызывали сомнений, что смерть была страшной и мучительной. У кого-то из них была проломлена грудная клетка, кому-то свернули шею, а кто-то и вовсе лишился головы.

В безголовом покойнике Ерос к немалому своему удивлению узнал ненавистного Главного диспетчера Гумаля.

— Я же тебя предупреждал, ненасытная твоя морда. — Не удержавшись, чуть слышно с нотками злорадства пробормотал Ерос. — Не доведет тебя до добра неуемная жадность.

На счастье, молодого шахтера его бормотание никто не услышал, этому нимало способствовал все больше и больше нарастающий гул голосов сотрудников, столпившихся у входа в диспетчерскую.

— Никому не покидать платформу без моего разрешения. — Зычным голосом предупредил собравшихся начальник службы безопасности. — Любая попытка ослушаться будет считаться признанием вины в этом ужасном преступлении.

— Предупреждаю особо строптивых и непонятливых. — Безопасник нахмурил брови и окинул суровым взглядом всех присутствующих. — Недалеко от платформы находится тяжелый крейсер «Кутиш» Республики Хакдан. Его капитан предупрежден о случившемся и уничтожит любое судно, попытавшееся покинуть платформу без особого на то разрешения.

Люди притихли, осознав всю серьезность сложившейся ситуации.

— Администрация платформы официально объявляет о введении на территории ее собственности военного положения. — Продолжал вещать начальник службы безопасности. — Всем разойтись по своим жилым модулям и не покидать их до моего распоряжения.

— Можете быть свободны.

После этих слов Главный безопасник добывающей платформы в сопровождении двух до зубов вооруженных охранников покинул помещение диспетчерской. Сотрудники, немного пообщавшись между собой и в полголоса проклиная виновника произошедшего, начали расходиться по своим берлогам, не стал исключением и наш герой.

«Камнееда» Ерос почувствовал, как только свернул из центрального коридора в сторону своей жилой секции. Легкое свербение в черепной коробке и постепенно усиливающееся давление на грудь напомнили нашему герою те самые ощущения, что он испытал, впервые выйдя с отцом на охоту.

Осознав в полной мере грозившую ему опасность, Ерос непроизвольно схватился за рукоять импульсника. Однако поняв, что не успеет даже вскинуть оружие отказался от этой идиотской затеи. Замерев на месте наш герой судорожно соображал, что же делать дальше:

— Бежать бесполезно.

— Поднимать тревогу неразумно, как только «камнеед» почувствует приближение подмоги, тут же атакует. Может, охране и удастся его прикончить, вот только мне уже будет точно всё равно.

В тот момент, когда вроде бы все варианты спасения были отброшены, Ерос вспомнил проповеди и наставления Ювенария, которые учителя духовной семинарии, расположенной на «Печоре», вдалбливали ему в голову с самого детства.

— Откройте свою душу и сердце Господу нашему. — Исступленно призывал лидер клана «Печора», когда удостаивал своим присутствием духовную альма-матер. — Наполни себя его силой и любовью. Ибо только любовь и сила Господа нашего позволит одолеть любого врага рода человеческого.

Понимая, что обречен, Ерос решил воспользоваться последней возможностью и быстро прочитав про себя короткую молитву, обратился к своему слабенькому дару. Сначала у него ничего не получалось, отвлекало грохочущее от страха сердце и чувство тревоги. Затем усилием воли он заставил себя сосредоточиться и потихоньку начал достигать того самого состояния благолепия.

«Камнеед» на действия нашего героя отреагировал необычно, он сбросил маскировку и отлепившись от свода коридора мягко приземлился на пол в метрах пяти от своей предполагаемой жертвы. Ерос вздрогнул от неожиданности и, дабы не потерять настрой, заставил себя закрыть глаза и потянуться сознанием к беспощадному хищнику.

Всё произошло как-то просто, можно даже сказать, буднично. У нашего героя сложилось такое впечатление, что «камнеед» сам открыл свое сознание, шагнув ему на встречу. Яркая вспышка, легкая головная боль, и весь мир вокруг вмиг преобразился. Ерос не видел, он ощущал окружающий мир всем своим существом. Ощущения были новые, чужие, они завораживали и одновременно с этим давали понимание, что существо, в сознании которого он сейчас находился, разумно и более совершенно, чем человек.

Из состояния эйфории нашего героя вывело чувство постороннего присутствия. Не делая резких движений, он сосредоточился на своих ощущениях. Ерос не просто видел и слышал в одном направлении, он воспринимал окружающую обстановку в целом. У него сложилось впечатление, что каждая клеточка его тела обрела органы зрения, обоняния, осязания и слуха. Мозг от обилия такой информации находился на грани перегрузки и потери сознания. Действовать следовало осторожно и максимально последовательно.

Первым делом Ерос выключил общий вид и начал делить пространство на сектора произвольного размера. Все делалось интуитивно, но его не покидало ощущение, что кто-то мягко направляет в нужную сторону, будто подсказывает, что делать. Как только поток информации стал дозированный, исчезла паника, вернулось способность анализировать и принимать решения.

Пару мгновений на отдых и снова кто-то мягко направляет в нужную сторону, Ерос начинает смотреть одновременно в трех наиболее опасных направлениях, сзади, сверху и спереди. Справа и слева угрозу минимизирует наличие близко расположенных боковых стен коридора, поэтому наш герой оставил эти направления без внимания. Незнакомец обнаружился сзади, он распластался по поверхности потолка коридора слившись с окружающей обстановкой.

— Кто он?

— Что мне с ним делать?

— Друг или враг?

Эти вопросы мгновенно пронеслись в сознании Ероса. Ответ пришел от самого незнакомца. Существо, поняв, что обнаружено и, видимо, смутившись присутствием еще одного своего собрата, попыталось отправить что-то наподобие сигнала «свой-чужой», приоткрыв для этой цели на некоторое время свое сознание. Ерос воспользовался оплошностью незнакомца и буквально вломился в разум хищника. Снова короткая вспышка и теперь уже ощущение двойного единения, повторное чувство эйфории и безграничного восторга.

Идиллию разрушило неожиданно возникшее ощущение угрозы. Сознание Ероса судорожно пыталось определить направление надвигающейся опасности, но все усилия оставались безрезультатными. На помощь пришел тот самый незнакомец. Он в мгновение ока сформировал в сознании нашего героя мысли-образ крадущихся со спины сотрудников охраны, сжимающих в руках тяжелые плазменные штурмовые винтовки. Ерос сразу понял, что происходит, видимо, оптические сенсоры охранной системы добывающей платформы зафиксировали угрозу и направили к месту обнаружения штурмовой отряд.

— Всё, это точно конец. — Успел подумать наш герой, прежде чем что-то холодное и твердое охватило его со спины. В следующий миг послышалось короткое шипение вырвавшегося плазменного заряда, затем резкий удар в спину, и сознание померкло.

Глава 2

Система «Сард». Астероидный пояс.

Добывающая платформа «Колео»


Ранение само по себе штука неприятная, а ранение, полученное посредством метания в тебя плазменного заряда, неприятно вдвойне. Плоть восстанавливается быстро, медкапсулы хорошо делают свое дело, а вот рубцы на психике затягиваются долго, а порой и вообще не заживают.

Ерос очнулся в замкнутом пространстве медкапсулы еще полчаса назад. Судя по показаниям нейросети, процесс восстановления занял чуть меньше суток. Ставший привычным за время срочной службы вид нависающего сверху матового пластика медицинского модуля почти мгновенно заставил вспомнить недавние события. Ощущение холода, удар, нестерпимый жар и погружение на какие-то доли секунды в океан боли. Чем больше ты осознаешь и растворяешь в себе отголоски тех ощущений, тем меньше впоследствии будут мучить фантомные боли. Эту истину нашему герою в буквальном смысле вбили в голову и другие части тела инструкторы во время службы в частях самообороны клана «Печора».

— Ну, хватить прохлаждаться, вылазь давай уже.

Этот слегка приглушенный колпаком медкапсулы голос Еросе хорошо знаком, он принадлежал старшему медику добывающей платформы «Колео». Этого во всех отношениях приятного разумного из независимого мира «Такама» звали Хирам.

Наш герой внял просьбе медика и, сдвинув крышку медкапсулы в сторону, выбрался наружу.

— Не будь занудой, Хирам. — Ерос потянулся до хруста в суставах, а затем не спеша натянул комбинезон «Увекс». — Теперь по твоей вине я буду снова и снова ощущать, как сгорает моя плоть и плавится позвоночник.

— Да перестань ты! — Хирам усмехнулся и пренебрежительно махнул рукой. — Пару сеансов нейрокоррекции, и посттравматический синдром исчезнет без следа.

— Ну уж нет! Насмотрелся я в свое время на любителей нейрокоррекции. Стать слюнявым идиотом меня совсем не прельщает.

Медик в ответ заржал и вставил новый картридж в приемный модуль медицинской капсулы.

— Кстати, Ерос, тебе чертовски повезло. Судя по всему, сгусток плазмы прошел по касательной. В противном случае ты получил бы сквозное ранение и скончался от болевого шока.

Медик абсолютно прав, наш герой в момент нападения пары «камнеедов» и последующей атаки бойцов охраны был одет в простой комбинезон «Увекс». Данный вид гражданской одежды не имел никакой защиты, а уж тем более не оснащался армейским медицинским модулем с противошоковым препаратом.

— Значит, эти сволочи списали меня сразу. — Подумал Ерос, осознав сказанное медиком. — Хотя чему я удивляюсь? Ради того, чтобы уничтожить такого грозного хищника, как «камнеед», безопасники могли бы спокойно перебить половину личного состава добывающей платформы. При этом руководство корпорации с чистой совестью выплатила бы компенсации семьям погибших и тут же наняла на вакантные места очередную партию шахтеров из независимых миров.

От этих мыслей настроение у Еросы испортилось, и он решил, как можно быстрее покинуть место, напоминающее ему о произошедшем.

— Хирам, спасибо тебе за заботу, но пора возвращаться к текущим делам.

С этими словами наш герой театрально поклонился в пояс старшему медику и покинул медотсек.

По пути в свой жилой модуль Ерос заглянул в общую столовую. После восстановительных процедур ему всегда очень хотелось есть. Набрав кучу синтезированной еды, Ерос устроился за ближайшим столом и принялся планомерно её уничтожать.

— Видимо, военное положение сняли. — Подумал наш герой, окинув взглядом пустое помещение. — В противном случае здесь было бы не протолкнуться.

Закончив трапезу, Ерос засунул поднос и остатки еды в утилизатор и направился в сторону жилого сектора. Путь лежал через то место, где произошел вчерашний инцидент. Дойдя до места событий, наш герой тщательно осмотрел стены и потолок центрального коридора и к немалому своему удивлению ничего там не обнаружил.

— А ведь заряд не проходил по касательной, он под прямым углом угодил мне в спину. Будь по-другому, на стене или потолке нашлись бы как минимум опалины.

Гоняя в голове эти мысли, Ерос не мог понять суть происходящего. Прямое попадание есть, а сквозного ранения нет. Чудеса, да и только.

От размышлений нашего героя отвлекло входящее сообщение. Судя по маркировке, его отправил кто-то из службы безопасности.

— А этим то от меня что надо? — Пробормотал себе под нос Ерос и открыл полученный инфо-пакет.

Быстро пробежав глазами по тексту сообщения, наш герой тяжело вздохнул и побрел в сторону Административной секции. Приглашение на беседу от самого начальника службы безопасности добывающей платформы игнорировать, как минимум, неразумно.

Этот бывалый в прошлом вояка обладал скверным характером и склонностью к беспричинному насилию. К Еросе он относился до сегодняшнего дня нейтрально, но в любой момент все могло измениться, и не факт, что в лучшую сторону.

До секции, которую занимала служба безопасности, Ерос добрался минут за пятнадцать. Как только приблизился к входной панели, расположенной с левой стороны от дверного проема, ведущего в кабинет начальника, створка двери бесшумно отъехала в сторону, пропуская посетителя внутрь.

— Разрешите? — Поинтересовался у хозяина кабинета наш герой и, не дожидаясь ответа, плюхнулся в ближайшее свободное кресло. — Вы хотели меня видеть?



— Да век бы мне тебя не видеть, сектант хренов.

Хозяин кабинета откинулся на спинку кресла и испытующе посмотрел на Ероса.

— За причиненный моими ребятами ущерб тебе полагается сто тысяч кредитов. Перевод получишь через пару дней.

Ерос согласно кивнул и продолжил молча пялиться на безопасника.

Некоторое время поиграв с посетителем в гляделки, хозяин кабинета нахмурился и рявкну:

— Если вопросов нет, то вали отсюда нахрен!

Наш герой не заставил себя просить дважды, шустро выбрался из кресла и, не прощаясь, покинул кабинет.

* * *

— Гахир, вышли мне отчет по добычи за последние сутки. — Попросил управляющего искина шахтерского корабля проекта «Жмалан» Ерос. — Как у нас обстоят дела с кристаллами к буровой установке?

— Сводка отправлена. — Отрапортовал Гахир. — Кристаллы доставят через два часа.

— Очень хорошо.

С этими словами Ерос открыл полученный от искина инфо-пакет и углубился в изучение.

Показатели добычи марита удручали. Пять «Жмаланов» с горем пополам выполняли минимальную норму добычи, которая позволяла хоть как-то сводить концы с концами. Благодаря полученной компенсации в сто тысяч кредитов наш герой еще на шаг приблизился к заветной мечте под названием «Лицензия на индивидуальную добычу ресурсов». Стоила эта мечта всего-то пять с небольшим, миллионов кредитов.

Владелец такой лицензии имел право на разработку любого незанятого участка Астероидного пояса Системы. В данный момент небольшой добывающий флот нашего героя мог производить добычу ресурсов только в секторе, который арендовал владелец добывающей платформы «Колео». Основные запасы марита в этом секторе были уже выработаны, и шахтерам приходилось осваивать оставшиеся бедные месторождения. Кредитов это неблагодарное занятие приносило мало, а времени и сил отнимало много. Эта малоэффективная добыча ресурсов могла продолжаться ровно до тех пор, пока руководство добывающей корпорации будет считать ее рентабельной. Судя по слухам, ходившим среди шахтеров добывающей платформы, в ближайшее время менять сектор добычи руководство не планировало.

— Определенно надо с этим что-то делать. — Принялся рассуждать в слух Ерос, меряя шагами рубку «Жмалана». — Стоит выйти из строя хотя бы одному малому кораблю, и всё полетит в тартарары.

— Занять кредиты у семьи?

— Нет, не вариант. Отец не станет рисковать, помогая мне. Если Совет клана об этом узнает, у семьи будут очень большие неприятности.

— Продать половину малых кораблей?

— В этом случае кредитов как раз хватит на лицензию. Но тогда я лишусь возможности наращивать объем добычи и в конечном итоге разорюсь.

— Нет, продажа «Жмаланов» тоже не вариант!

Потратив на поиски выхода из сложившейся ситуации почти час, Ерос так и не пришел к приемлемому результату. Без хороших инвестиций уходить в свободное плавание было смерти подобно. Вот только взять эти инвестиции и при этом не попасть в кабалу в данный момент никакой возможности не просматривалось.

— Чёрт с ней с этой лицензией! — Ерос в сердцах махнул рукой. — Жил без неё все это время, надеюсь, и дальше проживу с Божьей помощью.

С этими словами наш герой покинул рубку «Жмалана» и, миновав парковочный сектор добывающей платформы, отправился к себе в жилой модуль.

Берлога Еросы ничем не отличалась от стандартного армейского жилого модуля размером три на четыре метра, с откидной койкой, выдвижным столом, встроенным небольшим шкафчиком и крошечным санузлом. По большому счету Ерос здесь только ночевал, да и то не всегда. Поэтому помещение выглядело необжитым, и вокруг царил откровенный бардак.

Стянув с себя «Увекс», Ерос откинул койку и завалился спать. Как говорится, утро вечера мудренее. Понятие утра, дня и вечера в космосе, мягко говоря, относительно, обычно время на добывающей платформе делилось на рабочие смены и небольшие временные промежутки, которые шахтеры использовали для отдыха и развлечений. По большому счету развлечений три вида: азартные игры, кулачные бои на кредиты и дамы легкого поведения. Последних доставляли на платформу раз в две недели сутенеры из ближайшего независимого мира. Большая часть очередной рабочей смены уже прошла, и наш герой не видел особого смысла выходить в космос. Все службы добывающей платформы строили свою работу, опираясь на рабочие смены, так что выбиваться из графика нежелательно.

Хорошо выспаться Еросе так и не удалось. Сначала он долго ворочался и не мог уснуть, затем, наконец, погрузился в некое состояние полудремы и на протяжении нескольких часов испытывал беспричинные беспокойство и тревогу. Периодически у нашего героя возникало ощущение, что он слышит приглушенные звуки. В такие моменты просыпался, на мгновение прислушивался, а затем, убедившись, что вокруг тишина и все это ему мерещиться, снова погружался в тревожный сон.

— Да что же это со мной происходит? — Проворчал спросонья Ерос, когда в очередной раз ему послышался шорок и непонятное бормотание. — Неужели это последствия ранения?

Не получив на свой риторический вопрос ответа, он заставил себя окончательно проснуться. Перевернувшись на спину, сосредоточился и начал прислушиваться к себе. Судя по ощущениям вроде бы все в порядке. Даже не наблюдалось фантомных болей, связанных с недавним ранением, которые обычно одолевали его в первые дни после нахождения в медкапсуле.

— Может, действительно пройти процедуру нейрокоррекции? — Промелькнула в голове Ероса предательская мысль. — А то с таким успехом я умом тронусь от регулярного недосыпания.

Справившись с минутной слабостью и решив для себя, что всё же не пришло еще время доверить Хираму копаться в его мозгу, Ерос вновь попытался погрузиться в сон. Однако, как только сознание нашего героя приготовилось плавно войти в царство Морфея, он снова испытал слуховые галлюцинации. На этот раз они, помимо всего прочего, сопровождались визуальными эффектами. В голове быстро сменяя друг друга возникли смутные образы сначала зовущей его матери, затем тянущиеся к нему маленькие ручонки младшей сестренки, а в оконцовке и вовсе образ старшего медика, приглашающего его усесться в кресло нейрокорректора.

Открыв глаза и стряхнув с себя остатки сна, Ерос резко вскочил с кровати и заозирался по сторонам. Осознав, где находится, наш герой облегченно выдохнул и потер лицо ладонями. Происходящая с ним чертовщина стала его дико напрягать. Чтобы хоть как-то снять напряжение, Ерос достал из шкафчика небольшую фляжку с отцовской самогонкой и сделал приличный глоток. Пищевод обожгло огнем, а рот наполнился вкусом знакомых с детства ягод, на которых и настаивался алкогольный напиток.

— Боже мой, хорошо то как. — Прошептал наш герой и еще раз хорошо приложился к фляжке.

По телу вновь прокатилась приятная волна тепла, вкусовые рецепторы просто захлестнуло потоком ягодного вкуса, а в голове слегка зашумело, и лоб покрылся легкой испариной. То ли ягодный вкус знакомый Еросе с детства, то ли просто воздействие алкоголя вызвали в голове нашего героя четкое и ясное понимание того, что с ним происходит.

— Мать его гидросфера! — Громко выругался Ерос. — Да это же Зов!

В клане «Печора» все в той или иной степени обладали даром. Даже маленькие дети, не прошедшие инициацию, могли воспринимать на небольшом расстоянии что-то вроде мысли-образов. Родители или старшие братья и сестры зачастую таким образом звали домой заигравшихся на улице сорванцов. Правда, в этом вопросе существовала одна очень важная деталь, таким образом общаться могли только кровные родственники.

— Это что же получается. — Ерос бросил полупустую фляжку на кровать и потер рукою лоб. — На платформе находиться кто-то из моей семьи?

— Да быть такого не может.

Ерос даже представить себе не мог, чтобы кто-то из его родственников по какой-либо причине поперся на забытую Богом добывающую платформу, болтающуюся в свободной экономической зоне.

— А может, его доставили силой или заманили сюда обманным путем? — Забилась в голове Ероса тревожная мысль. — Может, ему нужна помощь, а я идиот медлю и прибываю в сомнении?

— Так, спокойно, сначала надо выяснить, где он находится, а уж затем мчаться на выручку.

С этой мыслью Ерос постарался успокоиться и сосредоточиться на Зове. Настроиться на нужный лад ему удалось далеко не с первого раза. Став взрослым, наш герой перестал пользоваться Зовом, на смену ему пришла нейросеть, соответственно навыки его проведения основательно позабылись. Ощутив, наконец, ставшее уже знакомым легкое состояние беспокойства и тревоги, Ерос постарался максимально открыть сознание. Пару мгновений ничего не происходило, а затем на него обрушился водопад мысли-образов и какофония звуков.

Понимая, что еще немного и его сознание не справится с таким потоком информации, наш герой из последних сил сосредоточился и послал в ответ серию мысли-образов с просьбой успокоиться и взять себя в руки. К радости Ероса незнакомец внял его просьбе и прервал бессмысленный поток информации. Переведя дух, наш герой сосредоточился и отправил ему пару мысли-образов, означающих два вопроса: Где ты? что с тобой? Незнакомец в свою очередь ответил изображением здоровенного карго-бункера и мысли-образом, означающим ранение.

На некоторое время Ерос прервал Зов, пытаясь обдумать свои дальнейшие действия. Карго-бункер, о котором сообщил незнакомец, находился в производственной зоне добывающей платформы. Там царил вакуум и доступ туда шахтерам категорически запрещен. Как туда пробраться, наш герой даже не мог себе представить.

— Если незнакомец сможет дойти хотя бы до переходного шлюза жилого сектора, помочь ему будет реально. Если же ему это не удастся, он однозначно обречен.

Чем дольше наш герой анализировал сложившуюся ситуацию, тем больше приходил к выводу, что незнакомец не имеет никакого отношения к его семье. Ерос окончательно убедился в правильности своих выводов, когда активировал голо-проектор и развернул объемную схему добывающей платформы. Производственная её часть находилась аж в трех километрах от его жилого модуля. Ерос точно уверен, что никто из членов его семьи не способен общаться мысли-образами на таком расстоянии.

— Переться в закрытую зону неизвестно, ради кого, это глупость несусветная. — Рассуждал Ерос, не находя себе место. — Но и оставить все, как есть, подло.

— Не даром говорится в писании — «Помогай ближнему по силе твоей и берегись, чтобы тебе не впасть в то же».

Обуреваемый сомнениями Ерос метался по тесной комнатке и не мог принять окончательного решение. В нем ожесточенно боролись вера и прагматизм. Наш герой не был религиозным фанатиком, но Бога чтил и старался жить по совести. Как и большинство адекватных, людей Ерос в большинстве случаев все же был способен найти компромисс с самим собой — этот раз не стал исключением. Взяв себя в руки наш, герой сел на край кровати и сосредоточился на Зове. Незнакомец откликнулся почти мгновенно. Ерос отправил ему несколько мысли-образов которые можно было интерпретировать следующим образом:

— Я не могу прийти к тебе.

— Если у тебя есть силы, приди ко мне сам.

В ответ незнакомец отправил кучу непонятных картинок, сопровождая их какофонией звуков. Пока Ерос пытался разобраться в их значении, Зов сначала ослабел, а затем пропал вовсе. Все попытки нашего героя наладить ментальную связь закончились неудачей. Ероса вновь охватило беспокойство и тревога, он не находил себе места, мерил шагами комнатку и проклинал себя за слабоволие и трусость.

— Прав был отец.

— Человек вне клана быстро теряет себя, падает духом и слабеет телом.

Процесс самобичевания прервали непонятные звуки из вентиляционного канала над головой. Ерос отреагировал мгновенно, уже через пару секунд в руках он сжимал импульсник «Каси-5» и направлял его в сторону предполагаемой угрозы. С каждой секундой звуки приближались и становились все громче и отчетливей. Создавалось впечатление, будто по водосточной трубе скатывается камень приличных размеров.

Наш герой прижался к стене и приготовился достойно встретить неизвестного врага, выбравшего такой оригинальный способ заявить о своем приближении. В какой-то момент Ерос всем нутром ощутил того, кто так шумно спешит к нему в гости. Вспомнив опыт недавней встречи с «камнеедами», он отбросил в сторону ставший бесполезным импульсник и, закрыв глаза, обратился к дару.

В этот раз достигнуть нужного настроя получилось почти мгновенно. Как только сознание Ероса слилось с сознанием хищника, шум в трубе резко прекратился, и наш герой почувствовал искренне чувство благодарности и неподдельной радости. Звук сдвигаемых лепестков вентиляционной решетки заставил Ероса открыть глаза и посмотреть вверх. Сквозь прорези декоративного элемента, закрывающего вентиляционный канал, будто медовая патока вниз заструилась странная субстанция стального цвета. Прямо на глазах героя из этой субстанции, словно из-под пера 3Dпринтера, начала вырастать человеческая фигура, своими очертаниями смутно напоминающая нашего героя.

Несмотря на сюрреализм происходящего, страха Ерос не испытывал, он очень хорошо чувствовал эмоции необычного гостя. Их можно сравнить с чувствами щенка, который, наконец, дождавшись любимого хозяина, трется о ноги, восторженно повизгивает и лижет руку, которой тот чешет у него за ухом. Эмоции «камнееда» были настолько искренние и естественные, что Ерос в первый момент даже растерялся. Он не знал, что делать со всем этим и не понимал, что от него хочет смертоносный хищник.

— Кто ты? Чего ты хочешь? — Наконец собравшись с духом поинтересовался у гостя Ерос. — Ты сообщил мне о ранении, чем я могу тебе помочь?

Ответа не последовало и наш герой, кляня себя за глупость повторил свои вопросы посредством мысли-образов. В ответ в сознание Ероса ворвался поток картинок, смысл которых в большинстве своем угадывался с трудом. Из того немногого, что ему удалось понять, Ерос сделал следующие выводы: тот, кто перед ним сейчас стоял, не был животным в прямом смысле этого слова, он не руководствовался только инстинктами. «Камнеед» обладал разумом, сравнимым с разумом пятилетнего ребенка и, судя по всему, этот самый ребенок считал, что в данный момент нашел своего родителя. Ерос скорее почувствовал, чем осознал, что в тот момент, как он впервые слился с разумом гостя, между ними установилась неразрывная связь.

— Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! — Промелькнула в голове любимая присказка деда — Теперь мне придется с этим жить до конца дней своих.

Обреченно подумал наш герой.

— И насколько долго продлится эта самая жизнь, известно одному Господу Богу.

То, что произошло дальше, Ерос не мог себе представить даже в самом страшном сне. За доли секунды до того, как раздался зуммер входной панели, «камнеед» метнулся ему навстречу, врезался и в мгновение ока тончайшим слоем растекся по всей поверхности его тела. До конца не осознав происходящего, Ерос сначала почувствовал передней частью тела приличной силы толчок, затем прикосновение смертельного холода, который сменило легкое покалывание по всему телу, и в заключении удар спиной о стену, потушивший его сознание.

В чувство Ероса привела нейросеть, а точнее зуммер в голове сообщавший о запросе канала связи. Открыл глаза, вскочил с кровати и с испугом уставился на свои руки.

— Руки как руки. — Промелькнуло у него в голове. — Ну всё, точно пора к Хираму на сеанс нейрокоррекции.

Ерос облегченно выдохнул и присел на краешек кровати. Однако что-то ему все же не давало покоя. Прислушавшись к себе, Ерос ощутил присутствие в уголке сознании еще одной личности, которая свернулась калачиком и, словно пригревшийся щенок, посапывая, дремала.

— Значит, все-таки не привиделось. — Еле слышно пробурчал Ерос. — И что мне теперь делать с этим милым щеночком?

От размышлений нашего героя отвлек вновь повторившийся запрос связи. Судя по личному идентификатору, пообщаться хотел один из шахтеров, работавший на малом корабле Еросы. Наш герой чертыхнулся и открыл канал связи.

— Привет, ты куда пропал? — В поле зрения Ероса появилась встревоженная физиономия бригадира шахтеров. — У тебя все нормально?

Не получив от собеседника ответы на свои вопросы, бригадир затараторил дальше:

— Отправил тебе несколько сообщений, а в ответ тишина. Запросил об открытии канала связи, не отвечаешь.

— Вот забеспокоился, решил заглянуть, а ты дверь не открываешь, хотел уже тревогу поднимать.

— Дирбас, у меня все нормально. — Попытался успокоить собеседника Ерос. — Хирам успокаивающее вколол, вот я и отрубился.

— Ах вот оно что. — Произнес Дирбас с явным облегчением. — Тогда совсем другое дело. Ты уж прости, что паниковать раньше времени начал.

Наш герой невольно улыбнулся, забота Дирбаса была ему приятна. Покинув клан, Ерос часто страдал от одиночества, поэтому беспокойство бригадира для него, как елей на душу.

Дирбаса и еще троих выходцев из пограничной Системы «Отой» Ерос подобрал на одном из торговых терминалов, расположенных в зоне влияния клана «Печора». Мужики хотели наняться шахтерами, но вакансий в данный момент не было, да и чужаков на работу члены клана брали неохотно. Проев небольшие сбережения и поняв, что с наймом ничего не получается, несостоявшиеся шахтеры пребывали на грани отчаяния. Больше всех переживал Дирбас, это он надоумил своих соплеменников продать все, что у них было и попытать счастья в Системе «Сард».

Ерос в то время на терминале находился по делам, он очень удивился, когда к нему подошел звероподобного вида мужик и начал сбивчиво предлагать купить у него видавший виды инженерный скаф «Акимур-3» оширского производства. Скаф Ерос не купил, а вот на работу компанию нанял и, как показало время, не прогадал. Мужики оказались вменяемыми и работящими, кредиты зазря не клянчили и за переработку оплаты не требовали.

— Ты где сейчас находишься? — Прервал затянувшуюся паузу Ерос. — Как прошла смена?

— У двери твоей стою. — С легкой обидой в голосе сообщил Еросу бригадир. — А смена прошла отлично, даже норму немного перевыполнили.

Ерос закрыл канал связи и с помощью нейросети активировал на двери входную панель. Замок щелкнул, и створка с легким шипением отъехала в сторону.

— Давай заходи, нечего в дверях топтаться. — Пригласил Дирбаса Ерос и одним щелчком пальцев перевел режим освещения комнаты с ночного на дневной.

— На вот, попробуй. — Ерос взял с кровати фляжку и бросил Дирбасу. — Ты такого точно никогда не пил.

Бригадир ловко поймал фляжку и откинув колпачок с горлышка сделал два приличных глотка.

— Уууух, хорошо! — С восхищением в голосе произнес Дирбас. — И правда, напиток Богов.

Ерос уселся на кровать и с гордостью заявил:

— Это семейный рецепт! Отец говорил, что он из далекого мира, где до Великого Исхода жили наши предки.

Дирбас вкратце знал историю клана «Печора», поэтому в ответ уважительно цокнул языком и сделал еще один глоток из фляги.

— Эй, мне-то оставь глоточек. — Ерос хохотнул и требовательно протянул руку.

Дирбас заговорщицки ему подмигнул и с показной неспешностью приложился к фляжке. Ерос возмутился наглостью бригадира и сделал вид, что потянулся за импульсником.

— Всё, сдаюсь, был неправ! — Поспешил исправить свой косяк Дирбас и в защитном жесте выставил перед собой ладони. — Готов компенсировать твою потерю выпивкой в баре.

— Для начала фляжку верни, компенсатор хренов!

Бригадир ухмыльнулся и бросил фляжку Еросу.

Ловко поймав тару с семейным напитком, наш герой приложился к горлышку и запрокинув голову влил в себя остатки спиртного. Отбросив пустую фляжку в сторону, Ерос с хмельной улыбкой посмотрел на бригадира, однако тот сидел с вытаращенными от страха глазами и безуспешно пытался что-то сказать. Проследив его взгляд Ерос потерял дар речи. На его груди и животе расплылись два стального цвета пятна, выглядело это жутко и неестественно.

— Дирбас, не обращай внимание. — С трудом выдавил из себя Ерос, когда к нему вернулась способность говорить. — Хирам предупреждал, что после процедуры восстановления могут возникнуть проблемы с пигментацией кожи.

С этими словами наш герой небрежно потер рукой проблемные места и с натянутой улыбкой посмотрел на собеседника.

С лица Дирбаса медленно сползло испуганное выражение, он облегченно выдохнул и откинулся на стену жилого модуля.

— Мне срочно нужно еще выпить. — Заявил бригадир, окончательно придя в себя. — Что ж за день сегодня такой?

— Сначала это массовое убийство в диспетчерской, затем на тебя нападает «камнеед», а эти уроды охранники стреляют в тебя из плазменной винтовки, потом ты пропадаешь со связи, а в довершении всего эти непонятные метаморфозы с твоей кожей.

— Хватит жаловаться. — Небрежно бросил Ерос. — Как любил поговаривать мой дед: «Не все коту масленица».

С этими словами он встал с кровати и, дабы не смущать бригадира аномалиями на теле, шустро облачился в «Увекс».

— Хотя, что я тебе невежде говорю, ты поди и не знаешь, что такое кот и масленица.

— Почему сразу невежда? — Вскинулся Дирбас. — У меня в отличие от некоторых даже база «Наука» третьего ранга имеется.

— Ладно, ученый. — Ерос усмехнулся и снисходительно посмотрел на собеседника. — Поднимай задницу и пошли в бар. Напьемся сегодня как следует, я угощаю.

После этих слов физиономия бригадира расплылась в довольной улыбке, все сомнения и подозрения куда-то улетучились, а глаза загорелись в предвкушении знатного веселья.

— Вот что значит халява. — Подумал Ерос, глядя на забывшего про все невзгоды Дирбаса. — Дай людям что-то задаром и можно под это дело провернуть все, что угодно.

Глава 3

Система «Сард». Астероидный пояс.

Добывающая платформа «Колео»


Бар встретил приятелей гомоном, запахами алкоголя и курительных смесей, в разной степени расширяющих сознание. Хакданские корпорации, работающие в независимых мирах, не брезговали нанимать на работу разный сброд. Основным условием найма являлось наличие навыков и отсутствие цифрового клейма преступника.

— Эй, Дирбас, иди к нам!

Бригадир повернулся на голос и расплылся в улыбке.

— Ерос, ты не против присоединиться к ребятам из бригады Аят?

— Надеюсь, на этот раз общение пройдет без скандалов? — С этими словами Ерос мельком взглянул на пеструю компанию, состоящую по большей части из девиц залихватского вида.

— Дирбас, так уж и быть, можешь взять с собой своего ненаглядного сектанта. — Крикнула одна из разбитных девиц, судя по личному идентификатору, являющейся той самой Аят. — Обещаю, что буду с ним сегодня поласковей.

После этих слов девушка раскрыла рот и, одновременно двигая рукой и языком, изобразила, как будет ублажать нашего героя.

Компания громко заржала, а Ерос поморщился и молча направился к импровизированной барной стойке.

Прошлая встреча Ероса с Аят закончилась не очень гладко. После многочасового алкогольного и наркотического марафона девушка возомнила себя неотразимой воительницей и предложила Еросе сразиться в её постели. Наш герой не оценил широты её жеста и ответил отказом. Иметь слабо соображавшую и чрезмерно агрессивную девицу он посчитал тем ещё удовольствием.

Получив отказ, Аят сначала не поверила своим ушам и повторила предложение еще раз. Ерос, дабы сгладить ситуацию, обосновал свой повторный отказ религиозными соображениями, чем ввёл практически невменяемую девицу в состояние бешенства. Разъяренная фурия накинулась на отвергнувшего ее кавалера с кулаками и тем самым спровоцировала массовую драку. В итоге Администрация добывающей платформы влепила приличный штраф всем участникам побоища и заставила возмещать нанесенный бару материальный ущерб.

Дирбас, видя нежелание шефа общаться с взбалмошной девицей, немного поколебался и последовал за ним.

— Ну и хрен с вами, педики! — Издевательским голосом прокричала им в спину Аят. — Ладно этот фанатик недоделанный, но за тобой, Дирбас, я склонности к мужской любви не замечала.

После этих слов компания вновь заржала, а Ерос, ничего не говоря, взял с ближайшего стола полупустую бутыль приличных размеров и с силой запустил ее в Аят. Буквально через секунду раздался звон разбившегося стекла и звук упавшего тела. Ерос, даже не посмотрев на дело рук своих, пообещал владельцам стола вдвойне возместить понесенную ими потерю, дошёл, наконец, до барной стойки и уселся на ближайшее свободное место. Дирбас, не ожидавший такой выходки от своего начальника, замер на месте и с идиотским выражением лица таращился на Аят, которая сломанной куклой валялась на полу.

Шахтеры из бригады Аят не сразу сообразили, что случилось с их босом. Они продолжали балагурить и пить спиртное. Однако идиллия продолжалась недолго, осознав происходящее и поняв, кто является виновником случившегося, компания в полном составе вскочила с мест и попыталась рвануть к барной стойке.

— Стоять! — Рявкнул бармен и направил в сторону жаждущим возмездия шахтеров иглострел «Варис Р6».

Увидев направленное в их сторону оружие, компания поубавила пыл и замерла на месте.

— Я не желаю, чтобы из-за нескольких придурков закрыли мое заведение. Прошлая ваша выходка обошлась мне слишком дорого. Либо вы сейчас возвращаетесь на свое место, либо я наделаю в ваших безмозглых черепных коробках дополнительных отверстий.

Шахтеры знали, что бармен не шутит, некоторое время потоптались на месте, бросая гневные взгляды на Ероса, а затем нехотя вернулись за свой стол.

— Зря ты так. — Сказал Дирбас нашему герою и устроился рядом с ним. — Аят тебе такого позора не простит, рано или поздно найдет способ поквитаться.

Ерос на слова бригадира никак не отреагировал, он в глубокой задумчивости вертел в руках стакан с двойной порцией Сикера.

То, что он сделал Аят, не доставило ему ни малейшего удовольствия. В клане «Печора» Ерос относился к девушкам уважительно и не позволял себе в отношении них не то что насилия, а даже бранного слова. Здесь же ему приходилось выживать и при этом поступаться некоторыми принципами.

Любое проявление слабости местное общество воспринимало как повод тебя унизить, оттеснить в сторону и в конечном счете забрать у тебя все, что ты имеешь. Ерос не раз становился свидетелем того, как новички давали слабину и в итоге попадали в кабалу к более сильным и наглым представителям шахтерской братии. Наш герой такой судьбы себе точно не желал и на любые попытки непорядочного отношения к себе старался отвечать быстро и максимально жёстко.

Следующие полтора часа Ерос с Дирбасом пили Сикера и болтали о пустяках. В какой-то момент наш герой почувствовал приближение опасности сзади. Одновременно с этим в его мозгу очнулось сознание «камнееда», до сих пор ничем не напоминавшее о себе. Краски вокруг вмиг поблекли, время замедлилось, Ерос увидел себя как бы со стороны. За долю секунды до того, как подошедший сзади мужик, делая вид, что хочет заказать выпивку, попытался пырнуть его ножом, Ерос плавно ушел в сторону и резко ударил нападавшего в кадык. Раздался хруст, сдавленное сипение и несостоявшийся мститель, выронив приличных размеров нож, схватил себя обеими руками за горло, затем тяжело навалился грудью на барную стойку и медленно сполз на пол.

Любое несанкционированное Администрацией применение лучевого, кинетического или плазменного оружия на территории добывающей платформы каралось прогулкой в космос без скафа. Поэтому местные обитатели для выяснения отношений использовали кулаки и разного вида колющие и режущие предметы. Многие шахтеры являлись выходцами из миров, где до сих пор царил феодализм, а то и общинно-родовые отношения. Для них решение споров и конфликтов с помощью ножа было делом привычным и естественным.

— Твою мать, это же Гурк! — Еле слышно пробормотал Дирбас. — Он какое-то время ухлестывал за Аят, но та дала ему от ворот поворот.

— Она прям выросла в моих глазах. — Саркастически заметил Ерос глядя на лохматую, гарилоподобную образину, конвульсивно дергающуюся у его ног. — Не дать такому «красавчику» это, я вам скажу, подвиг.

— Зря ты иронизируешь. — Вмешался в разговор мужик сидевший справа от нашего героя. — Гурк с «Оршеда» из клана «Хафу», очень опасный тип. До недавнего времени он промышлял пиратством, что его занесло на добывающую платформу, одному Богу известно.

— Ходят слухи, будто бы его в буферной зоне прихватили арварцы. — Вставил свои пять копеек Дирбас. — Клан выкупил его, а он в свою очередь свою команду. Теперь отрабатывают всем коллективом долги перед кланом, но чувствую, надолго они тут не задержаться. Уже несколько «Жмаланов» отжали у новичков, при этом сами новички все как один покончили жизнь самоубийством.

— Ага, удавились в своих жилых модулях. — Поддержал бригадира шахтер, сидевший за ближайшим к барной стойке столом. — Поговаривают, что безопасники с Гурком в деле, так что ты поберегись, парень.

Пока шла беседа, несостоявшийся мститель посинел и практически перестал подавать признаки жизни.

— Кто-нибудь уберет этот кусок дерьма? — Ни к кому конкретно не обращаясь, громко поинтересовался бармен. — Или мне самому прикажете тащить его в медотсек к Хираму?

После слов бармена к месту событий не спеша подошли два здоровенных мужика, чертами лица и внешним видом очень похожих на несчастного Гурка. Быстро оценили сложившуюся ситуацию, схватили потерпевшего за ноги и выволокли на небольшой свободный участок пола. Затем один из них достал из поясной сумки армейский автономный модуль и закрепил его на шее Гурка. Эта, невзрачная на первый взгляд, коробочка могла почти сутки поддерживать жизнь в теле раненого, при условии, что мозг разумного не поврежден.

Оказав бедолаге первую помощь, оба громилы, не сговариваясь, выхватили виброножи и синхронно двинулись в сторону Ероса.

— Даже не думайте! — Крикнул бармен, и в его руках снова появился иглострел. — Все разборки за пределами бара, иначе оба ляжете рядом со своим дружком.

Слова бармена оба члена клана «Хафу» восприняли серьезно. Потоптавшись некоторое время на месте и поняв, что им сегодня ничего не обломится, громилы взяли своего раненого лидера под руки и выволокли из бара. О принадлежности нападавших к одноименному клану свидетельствовали татуировки, расположенные на правой стороне лица.

— Ерос, я не хочу больше тебя видеть в моем заведении. — Заявил нашему герою бармен, убирая под барную стойку свое оружие. — От тебя слишком много проблем, а это мешает бизнесу, так что не обессудь.

— Я тебя услышал, Сабу. — Ответил бармену Ерос и, залпом допив остатки Сикера, ни с кем не прощаясь, покинул питейное заведение.

— Вот только мне еще разборок с местными бандитами и службой безопасности не хватало. — Размышлял Ерос по пути в свой жилой модуль.

Наш герой понимал, что, если в назревший конфликт вмешается служба безопасности, ему ничего не останется, как покинуть добывающую платформу. Администрация не лезла в дела местных работников ровно до того момента, пока они не начинали влиять на прибыль корпорации или грозить ее имуществу.

Слухи о том, что в делах лидера бывших пиратов замешаны местные безопасники Ероса очень сильно напрягли. Одно дело противостоять кучке бандитов и совсем другое представителям власти, которая, как показал пример с попыткой уничтожения «камнееда», считает таких как Ерос расходным материалом.

— Симбиоз с «камнеедом», конечно, выгодное дело. — Продолжал размышлять Ерос добравшись наконец до своей берлоги. — Однако таскать его постоянно на себе не только вызывает моральный дискомфорт, но и возможные проблемы в работе.

— Одно дело, когда на тебе надет «Увекс», а твой питомец решит погулять и разорвет его в клочья в условиях относительно неопасных для жизни, и совсем другое, когда он попытается вырваться на свободу из скафа повышенной защиты в инженерном исполнении в условиях открытого космоса.

— От меня в этом случае останется хорошо взбитый мясной бульон.

От этой мысли Ероса аж передернуло.

— Видимо, придется договариваться с любителем крепких мужских объятий о личном пространстве, да и вообще, о дальнейшем взаимном существовании.

У нашего героя с момента повторного слияния с «камнеедом» возникла твердая уверенность в том, что в сознании хищника «прошито» руководство по эксплуатации. В момент слияния разумов — это самое руководство активировалось и через подсознание все это время подсказывало Еросу как себя вести и каким образом общаться с этим загадочным организмом. Эти косвенные признаки подтверждали одну из гипотез ученых Содружества об искусственном происхождении «камнеедов». Ерос с самого детства интересовался этими загадочными хищниками и был в курсе предположений нивэйского ученого по имени Басим. Научный светило считал, что «камнееды» являются очень высокотехнологичными дроидами, которых в далеком прошлом создали представители высокоразвитой цивилизации, заселявшие Систему «Сард».

После первой войны с Роем изучением «камнеедов» занялся целый институт, созданный в Федерации Нивэй. В связи с тем, что этих хищников крайне сложно обнаружить и еще сложнее поймать, исследования шли вяло и в основном носили теоретический характер. Более того, как только «камнеед» покидал Систему «Сард», он сначала впадал в анабиоз, а затем погибал. После того, как этот факт стал известен военным, они тут же потеряли к этим организмам всякий интерес. Ограниченность среды обитания даже самого совершенного орудия убийства сводила на нет все его преимущества. Финансирование института резко сократилось, и через несколько лет исследования заморозили.

Переговоры на высшем уровне прошли легко и превзошли все ожидания нашего героя. Отправив Ивару, как про себя окрестил «камнееда» Ерос, целую серию мысли-образов, выражающих его пожелания, наш герой рассчитывал на долгие и муторные переговоры. Однако Ивар не стал разводить бюрократию, с помощью пары мысли-образов он просто выразил готовность следовать любым указаниям Ероса.

Мысль окрестить «камнееда» Иваром пришла Еросу в голову совершенно случайно. Анализируя его поведение, он поймал себя на мысли, что это существо напоминает ему малолетнего племянника. Мальчишка был шебутной, отличался непосредственностью и всегда готов прийти на помощь. Но самым решающим стала схожесть ощущений, возникающих при слиянии с сознанием «камнееда» и теми эмоциями, которые вызывали у Ероса воспоминания о Иваре. Да и те самые пятна, которые так шокировали Дирбаса, на самом деле оказались местом попадания плазменных зарядов, выпущенных по Еросу сотрудниками охраны. «Камнеед», не раздумывая, закрыл собой нашего героя, как в свое время маленький Ивар встал на пути соседского домашнего питомца, попытавшегося укусить Ероса исподтишка.

К тому моменту, как между сторонами было достигнуто взаимопонимание, пришло время рабочей смены. Ивар, получив от носителя команду на разъединение, буквально стёк с него на пол жилого модуля. Затем, собравшись в шар стального цвета, «камнеед» замер неподалеку, словно наблюдая за тем, как Ерос облачается в видавший виды скаф «Алшан-3У».

— Занимай свое место, несносный мальчишка. — С нотками теплоты в голосе произнес Ерос и отправил «камнееду» мысли-образ объясняющий, что нужно делать.

Стальной шар чуть катнулся из стороны в сторону, словно маленький щенок, который виляет хвостиком при виде хозяина, затем снова превратился в серебристую лужу и буквально за несколько секунд растекся по всей поверхности скафа нашего героя. Еще через мгновение «камнеед» сменил свой естественный окрас на цвет рабочей одежды Ероса, в точности повторив все потертости и сколы.

— Ну, вот и ладненько. — Пробубнил себе под нос Ерос весьма довольный результатом. — Пора папочке заработать немного кредитов.

Пристроив на бедре неизменный «Каси-5» и перекрестившись, Ерос направился в парковочный сектор добывающей платформы, где его ждал малый шахтерский корабль проекта «Жмалан».

* * *

— Гахир, запроси координаты сектора добычи в диспетчерской. — Распорядился Ерос, заняв кресло пилота в рубке «Жмалана».

— Инфо-пакет получен. — Отрапортовал искин малого корабля. — Данные загружены в модуль навигации.

— Отлично.

Ерос запустил первичную диагностику корабля и снова обратился к искину:

— Гахир, что у нас с водой, едой, топливом и атмосферой?

— Всё стандартно.

— По окончании диагностики выдвигайся в сектор добычи.

— Принято.

— Вот и ладненько. — Ерос выбрался из кресла и перебрался в крохотную каюту.

С удобствами на «Жмалане» туговато, совмещенный санузел полтора на полтора метра, каюта, в которой едва помещалась откидная койка армейского образца, встроенный шкаф и откидной столик с малогабаритным откидным сиденьем. Ерос отодвинул стеновую панель и принялся колдовать над простеньким пищевым синтезатором. Такую роскошь мог себе позволить далеко не каждый, обычно шахтеры брали с собой еду в герметичных контейнерах или использовали армейские пайки.

Забрав из лотка выдачи чашку с двойной порцией кааса, Ерос устроился за откидным столиком. Не успел он сделать и пары глотков ароматного напитка, как корпус малого корабля еле заметно вздрогнул, а в следующую минуту искин доложил о удачном выходе из парковочной ячейки. Затем «Жмалан», пофыркивая маневровыми модулями, начал не спеша набирать скорость, устремив носовую часть в сторону астероидного пояса.

Ерос, продолжая наслаждаться бодрящим напитком, обратился к искину:

— Гахир, запроси связь с Дирбасом.

Через мгновение на одной из стен каюты ожил голо-проектор и в центре помещения появилась голограмма бригадира.

— Как поживаешь, Ерос?

— Твоими молитвами, мой друг, твоими молитвами. Вы уже на делянке?

— Само собой. — Бригадир довольно ощерился и продолжил:

— Парни уже сбросили автоматические буровые модули (АБМ). Первичное сканирование показало богатую жилу марита.

— Порадовал ты меня, дружище. — Ерос потер в предвкушении руки. — Продолжайте добычу в своем секторе, а я смотаюсь на новую делянку. Глядишь, может, и там Бог даст богатую жилу.

— Предварительная разведка точно не будет лишней. — Поддержал Ероса бригадир. — Если всё сложится, как надо, подвезу тебе пару тройку АБМ.

— Вот это точно не будет лишним. — Одобрил инициативу бригадира Ерос. — До встречи.

— Дирбас в ответ кивнул и закрыл канал связи.

Общение с бригадиром вновь вывело на первый план насущную проблему — доставка дополнительных АБМ и контейнеров в зону добычи. Ерос давно планировал для этой цели прикупить малый буксир, да все как-то откладывал это дело на потом. «Жмаланы» для буксировки модулей не годились. Утащить они могли мало, а топливо при этом сжигали много. К тому же использование их по прямому назначению с точки зрения экономики наиболее целесообразно.

— Судя по всему, настало время пополнить флот новым кораблем. — Решил Ерос и принялся изучать предложения на Торговой площадке Системы «Сард». Лотов оказалось много, но вот цены вызывали уныние.

— Здесь мне точно ловить нечего. — Пробормотал Ерос и запустил поиск на торговых площадках ближайших Систем.

Пока запрос обрабатывался, он запросил связь с Дирбасом. Бригадир откликнулся почти сразу.

— Ты уже соскучился? — Дирбас довольно осклабился, а в его глазах загорелись задорные огоньки.

— Не замечал за тобой склонности к мужским знакам внимания. — Приземлил шутника Ерос и сразу перешел к делу:

— Я все-таки решил купить буксир. Мне искать пилота, или ты подтянешь кого-то из своих?

Дирбас стер с лица глупую улыбку и на минуту задумался.

— Условия такие же, как и на «Жмалане». — Добавил к сказанному Ерос.

— У меня сыну пятнадцать стукнуло. — Выйдя из задумчивости сообщил Дирбас. — Возьмешь его пилотом?

— Мне нужен работник, который сразу встанет за штурвал буксира. — Заявил Ерос. — Твоему парню надо и нейросеть ставить с базами, да и опыта в пилотском деле у него ноль. Так что извини, но это не вариант.

Дирбас помрачнел и сделал еще одну попытку изменить мнение собеседника:

— Он дома на атмосферном челноке уже два года работает. Ни одной аварии, сам эту старую колымагу в рабочем состоянии поддерживает. Толковый мальчишка растет.

Ерос переварил услышанное и озвучил свое решение:

— На буксир ему пока рано. Без нейросети и опыта такая работа ему не по плечу.

Увидев, что бригадир собирается что-то возразить Ерос поспешил добавить:

— Бери его к себе стажером. Поставим ему нейросеть и загрузим минимум навыков.

— Как только наберется опыта в пилотировании и добыче, сразу сядет за штурвал моего «Жмалана».

Бригадир расцвел как майская роза и рассыпался в благодарностях:

— Спасибо, Ерос. Для меня очень важно, чтобы сын был рядом.

— Если ты не против, Мутаз прибудет через пять суток. Я за время работы поднакопил немного, на нейросеть «Пилот-3М» и шахтерские базы второго уровня хватит.

— Вот и ладненько. — Не без удовольствия заметил Ерос. То, что бригадир не стал просить у него взаймы, его порадовало. В данный момент каждый кредит на счету.

Распрощавшись с Дирбасом, наш герой закрыл канал связи и погрузился в размышления. Нанимать на буксир пилота со стороны Еросу категорически не хотелось. Он перебирал в голове всевозможные варианты, но не один из них его не устраивал. Оставив бесполезное занятие, он запросил связь с бывшим сослуживцем.

Савелий в недавнем прошлом являлся его командиром. Они вместе тянули лямку срочной службы в войсках самообороны клана «Печора». Ерос уволился в запас, а Савелий продолжал командовать звеном тяжелых истребителей «Эриш».

Наш герой надеялся, что бывший командир порекомендует ему отставных пилотов. Шансы небольшие, но Ерос в сложившейся ситуации хватался за любую возможность привлечь к работе на буксире пилота с рекомендациями.

— Какие люди! — Радостно воскликнула возникшая в каюте голограмма бывшего командира. — Сколько лет, сколько зим!

— И тебе не хворать, дружище. — Поприветствовал Савелия Ерос. — Как служба? Как семья?

— Служба идет. Месяц назад повысили в должности. Теперь командую целым крылом «Эришей». — С гордостью сообщил Савелий. — Семья в порядке, Евдокия второго под сердцем носит, так что ждем пополнение.

— Поздравляю, дружище. Мальчик или девочка?

— Пацааан. — Савелий расплылся в довольной улыбке и добавил:

— Решили Еросом назвать. Пусть носит имя человека, который его папку от смерти спас.

Ерос не любил вспоминать эту давнюю историю. Будучи новобранцем, он спас своего будущего командира от мучительной смерти. Загорелся реакторный отсек малой орбитальной станции. Что тогда заставило зеленого новобранца наплевать на свою жизнь и бросится спасать потерявшего сознание совершенно незнакомого мужика, Ерос до сих пор объяснить не мог. Савелий после того случая стал считал его побратимом.

Ерос от слов товарища смутился и попытался сменить тему:

— Никто из отставников работу на стороне не ищет?

— Таких точно нет. — Не задумываясь ответил Савелий. — Насколько я знаю, все уволившиеся за последние полгода пилоты трудятся в корпорациях клана.

— В принципе я так и думал, но как говориться, надежда умирает последней. — С грустью в голосе заметил Ерос. — Если кто выразит желание поработать на стороне, дай знать.

— Без проблем. — Савелий наморщил лоб и о чем-то задумался.

— Вот я голова три уха! — Заявил он, выйдя из задумчивости. — Совсем из головы вылетело. Неделю назад Фёдор Терехин о работе на стороне спрашивал.

— А ему-то это зачем? — Удивился Ерос. — У него же, насколько я помню, небольшая шахта на «Печоре» была, аккурат рядом с моей.

— Ну, ты даешь, дружище, совсем от жизни отстал. — С усмешкой заметил Савелий. — Его с семьей два месяца назад из клана попёрли.

— Кстати, твой доброжелатель постарался. — Савелий сделал многозначительную паузу, а затем продолжил:

— Видать, Фёдор ему тоже чем-то не угодил.

Ерос после этих слов помрачнел и с ненавистью в голосе произнес:

— Этот ненасытный ублюдок скорее всего решил шахту Фёдора прибрать к рукам. Она как раз к моей бывшей делянке примыкает. Да и жила бирота там, насколько я слышал, раза в три богаче, чем у соседей.

— Скорее всего. — Поддержал товарища Савелий. — Как только этот гад прибрал твои активы, он буквально с катушек съехал от жадности. При любой возможности так и норовит, пользуясь своим влиянием в Совете клана, подгрести под себя куски пожирнее.

Глава 4

Ерос просто кипел от бессильной злобы. На задворках сознания зашевелился Ивар, поддав Аять эмоциям своего хозяина. Ерос отправил «камнееду» пару успокаивающих мысли-образов и перевел разговор в другое русло.

— Савелий, ты мне сбрось личный идентификатор Фёдора.

— Без проблем.

Нейросеть Ероса сообщила о получении инфо-пакета от собеседника.

— Спасибо, дружище.

— Да не за что. — Савелий добродушно улыбнулся Еросу и искренне попросил:

— Ты не пропадай, я всегда рад тебя видеть.

— Взаимно. — Ерос попрощался с собеседником и закрыл канал связи.

Разговор с близким человеком поднял ему настроение и заставил посмотреть на происходящее в жизни совсем в другом свете. «Жизнь — это вечная борьба». — Не уставал повторять его дед, и Ерос, подзарядившись позитивом от Савелия, решил с новой силой вступить в эту самую борьбу.

Просмотр результатов поиска буксира на Торговых площадках соседних Систем добавил оптимизма. В пограничной Системе «Амими» нашелся идеальный для Ероса вариант. Буксир второго поколения требовал замены движков, системы жизнеобеспечения и реактора, и за него хотели всего сто тысяч кредитов. Модули на этот устаревший кораблик стоили недорого, а установить их наш герой мог собственноручно.

Поставив лот в резерв, Ерос тут же отыскал подходящие на замену модули. В общей сложности, без учета доставки в Систему «Сард», буксир обходился Еросу в сто девяносто тысяч кредитов.

— Теперь осталось притащить этот хлам в Систему и можно считать, что дело сделано. — Вслух подытожил поиски Ерос. — Ремонт дело не сложное. Арендую док на пару дней и приведу буксир в порядок.

Позитивный настрой еще больше укрепился, вернулась уверенность в себе и завтрашнем дне.

— Гахир, нам еще долго тащиться до делянки?

— Через полчаса будем на месте.

— Как только войдем в зону добычи, запускай сканер и начинай формировать карту нашего участка. — Распорядился Ерос и отправил запрос связи Фёдору. Тот не заставил себя долго ждать.

— Чего надо? — Вместо приветствия поинтересовалась голограмма явно нетрезвого на вид мужика лет сорока.

Посмотрев на пьяную и помятую рожу собеседника, Ерос еле сдержал себя от того, чтобы послать его на хрен и закрыть канал связи. Однако обстоятельства вынуждали его проявлять чудеса самообладания.

— Тебе работа нужна? — Сразу перешел к делу Ерос. — Дважды предлагать не буду.

Как только до мужика дошел смысл сказанного, хмель из него выветрился в мгновение ока. Он встряхнулся, сфокусировал взгляд на собеседнике и спросил:

— Что надо делать и какая оплата?

— Мне нужен опытный пилот на буксир. Контракт на два года. Оплата тридцать тысяч кредитов в месяц, плюс премия по результатам добычи.

— Когда приступать?

— Для начала приведи себя в порядок. — Ерос презрительно поморщился и неодобрительно посмотрел на собеседника. — Буксир еще предстоит перегнать в Систему «Сард» и сделать кое-какой ремонт.

— Откуда перегонять?

— Система «Амими».

— Так я могу сегодня же туда вылететь. Осмотреть буксир и доложить результаты диагностики. — Выступил с неожиданным предложением Фёдор. — Модули на замену планируешь там же покупать?

Ерос утвердительно кивнул, а Фёдор продолжил:

— Вот и хорошо. Поторгуюсь, глядишь, и скидку выбью.

Ерос сначала оторопел от напора собеседника. Однако обдумав его предложение, пришел к выводу, что оно не лишено смысла.

— Буксир в Систему как думаешь доставить? — Поинтересовался Ерос.

Федор не задумываясь ответил:

— У меня бывший деловой партнер регулярно мотается в Систему «Амими». У него средний транспорт имеется, думаю, по старой памяти в просьбе не откажет.

— Ты нанят. — Коротко бросил в ответ Ерос и отправил собеседнику заверенный контракт. — Жду от тебя новостей.

Фёдор заверил контракт, переслал копию работодателю и, попрощавшись, закрыл канал связи.

— Вроде, толковый мужик. — Подумал Ерос. — Если пить будет в меру, точно сработаемся.

* * *

Следующие пять часов занимался самой муторной работой — сканированием делянки. Процесс продвигался медленно, оборудование второго поколения могло работать только в узком секторе. Для углубленного сканирования приходилось приближаться к астероидам почти вплотную, а это небезопасно и не всегда приносит желаемый результат. Сканеры четвертого и пятого поколения стоили безумных денег. Их могут себе позволить только корпорации и крупные бригады шахтеров. Даже аренда продвинутых модулей в большинстве случаев не окупалась.

— Гахир, наложи полученные данные сканирования на карту делянки. — Распорядился Ерос.

На управляющей панели ожил голо-проектор и развернул объемное изображения сектора добычи. Ерос увеличил интересующий его участок и в полголоса выругался. За пять часов удалось обнаружить только одно более-менее подходящее месторождение марита. По расчетам, его выработка должна занять не более суток. В то же время месторождение, найденное ребятами Дирбаса, по прогнозам должно загрузить их работой, как минимум, на трое суток. Сложив два и два, Ерос пришел к выводу, что тащить на эту делянку бригаду нецелесообразно. Разумней будет самому вести добычу и попутно продолжать геологоразведку.

Окончательно утвердившись в своем решение, Ерос обратился к искину:

— Гахир, выводи «Жмалан» на заданную точку добычи и готовь АБМ к сбросу. — Ерос отметил на голограмме интересующий его астероид.

— Координаты приняты, сброс АБМ через десять минут. — Отрапортовал искин.

В назначенное время от левого борта «Жмалана», зависшего над почти трехкилометровым астероидом, расстыковался приличных размеров модуль и не спеша направился к поверхности.

Несмотря на, мягко говоря, скромные результаты сканирования делянки, Ероса по непонятным для него причинам охватило странное состояние. В этом состоянии он находился уже несколько часов. Прислушавшись к себе, Ерос выяснил причину своего чрезмерного оптимизма. Ею оказался Ивар. Сознание «камнееда» переполняло ощущение эйфории и её отголоски проецировались на сознание нашего героя.

— Ивар, ты чего такой довольный? Подружку что ли себе нашел?

«Камнеед» ответил серией мысли-образов, обозначающих наполненные рудой карго-бункеры.

— Ничего не понимаю. — Ерос в недоумении пожал плечами. — Причем здесь карго-бункеры с добывающей платформы?

Еросу понадобился почти час, чтобы понять, что имеет ввиду его подопечный. Объяснение оказалось простым и незамысловатым. Ивар чувствовал марит на астероиде. Сначала наш герой не придал значения этой особенности «камнееда». Ареалом обитания этих существ всегда были горы или предгорья, а в космосе на них часто натыкались в зоне добычи полезных ископаемых. Но затем Ероса будто молнией приложило:

— Мать твою гидросфера! Гахир, выведи карту делянки с результатами сканирования.

Искин выполнил команду и перед Еросом возникла объемная картинка.

— Укажи наше место положение.

На карте тут же появилась медленно двигающаяся точка с идентификатором «Жмалана».

В данный момент малый корабль находился над крупным астероидом и, судя по отметкам, на нем не было месторождений марита. Однако Ивар четко давал понять, что внизу находится большое скопление руды.

— Ну, ни хрена себе! — Ерос аж привстал от посетившей его догадки. — Ивар-то, похоже, покруче продвинутого сканера будет.

Для подтверждения своей догадки Ерос увеличил на максимум чувствительность штатного сканера. Судя по телеметрии, тот ничего не обнаружил. Ерос сосредоточился на Иваре, «камнеед» в свою очередь однозначно давал понять, что внизу много руды.

Следующие несколько часов Ерос путем перебора различных комбинаций пытался приспособить умения Ивара к своим задачам. Дело сдвинулось с мертвой точки, лишь когда Ивар, наконец, понял, что от него хочет хозяин. Ерос направлял «Жмалан» почти к самой поверхности астероида и медленно начинал его облет, а «камнеед», как заправский сканер, сигнализировал о найденной жиле.

Сопоставляя эмоциональные колебания Ивара и карту поверхности астероида, Ерос примерно обозначил точки нахождения месторождений. Однако этого недостаточно, разброс слишком большой и вероятность попадания АБМ в место, где реально находится жила марита, очень маленькая. После пары пробных сбросов АБМ Ероса охватило отчаяние. Все три попытки бурения оказались неудачными, перепахивать астероид вдоль и поперек по меньшей мере неразумно.

— Что я делаю не так? — В сотый раз задался вопросом наш герой.

— Я чувствую, что решение задачи совсем рядом, только руку протяни. Не хватает какой-то важной мелочи, только вот какой?

После непрерывного мозгового штурма Ероса посетила догадка. Она казалась простой и поэтому вызывала сомнения. Однако, находясь на грани психического срыва, Ерос ухватился за нее и не преминул проверить. Он отправил Ивару несколько мысли-образов:

— Как ты видишь марит? Что ты для этого делаешь?

«Камнеед» ответил серией картинок. Понять смысл полученных мысли-образов не было никакой возможности, голова раскалывалась, отчаяние достигло предела, и Ерос неосознанно выпалил:

— ПОКАЖИ!

Мгновение ничего не происходило, а затем в голове нашего героя взорвалась небольшая сверхновая. Ерос на некоторое время потерял сознание, а придя в себя, лишился дара речи. Окружающий его мир был представлен энергетическими сгустками, линиями и всполохами. Материальные предметы имели только полупрозрачные контуры.

— Вот оказывается, как видит окружающий мир Ивар. — Промелькнуло в голове у нашего героя. — Мы для него сгустки энергии и не более.

Ерос взглянул вниз и увидел сквозь полупрозрачный корпус корабля проплывающие контуры астероида, который переливался разноцветными энергетическими пятнами. Эти пятна располагались на разной глубине, иногда сливались в большие пестрые лужи.

— Охренеть. — Пробормотал Ерос и машинально вызвал меню нейросети.

Симбионт отозвался мгновенно и отобразил линейку привычных значков. Ерос, не задумываясь, активировал запись, которая продолжалась все время, что «Жмалан» облетал астероид.

Из сюрреалистичного мира выбросило помимо его желания, он вывалился из кресла пилота, по телу пробежала судорога, голова просто разрывалась от боли. Ерос попытался встать, но его попытки не увенчались успехом. Нейросеть сигнализировала о сбое в основных системах организма.

— Экспериментатор хренов. — Подумал Ерос и потерял сознание.

Из небытия Ерос выплыл часа через два. Как только он начал подавать признаки жизни, скаф по команде нейросети сделал ему несколько инъекций. Тело начало постепенно наливаться силой, сознание прояснилось, и Ерос без особых проблем принял вертикальное положение. Осмотрев себя, он скривился от брезгливости. Вся передняя часть скафа заляпана блевотиной, запах стоял ужасный, на полу растеклась мерзкая лужа.

Не раздумывая ни минуты, ломанулся в санузел. Первым делом втиснулся в душевую кабину и активировал ультразвуковую очистку. Как только процедура была завершена, он выбрался из скафа и принял контрастный душ.

— Дед, как всегда, был прав — Чистота, залог здоровья! — С этой мыслью Ерос покинул санузел, натянул скаф и отдал команду пищевому синтезатору приготовить двойную порцию кааса. Процедура готовки не заняла много времени.

— Гахир, доложи обстановку. — Распорядился Ерос садясь в кресло пилота. Чашку с каасом он предусмотрительно поставил на управляющую панель.

— Все системы функционируют нормально. Мы по-прежнему находимся на орбите астероида 43567889/76.

— Покажи топографию астероида.

Через мгновение над управляющей панелью возникла голограмма круглого камня с подробным рельефом его поверхности.

— Наложи вот эти данные на голограмму. — Ерос отправил искину инфо-пакет с записями энергетической карты этого самого астероида. — Масштаб 1:1.

Пару мгновений ничего не происходило, а затем объемное изображение астероида украсилось цветными пятнами энергетических полей.

— Меня интересует телеметрия всех энергетических скоплений.

Искин сделал расчеты и обозначил каждое энергетическое пятно идентификатором. Ерос активировал пару из них и на развернувшемся дополнительном голо-экране побежали различные данные.

— Сбрось в эти точки АБМ. — Ерос отметил на объемной карте астероида те самые пару идентификаторов. — И проведи пробные бурения на разные глубины. Доложи по готовности.

Искин приступил к выполнению задания, а Ерос забрал с управляющей панели чашку с каасом и откинулся на спинку кресла.

— Если мои догадки подтвердятся, я разом решу все свои проблемы. — Рассуждал, Ерос не забывая попивать бодрящий напиток. — Главное, в процессе сканирования не отдать Богу душу.

— Созерцание мира глазами Ивара аттракцион не для слабонервных. Судя по показаниям нейросети, меня хватило всего на пару витков вокруг астероида. При повторном эксперименте надо будет увеличить скорость облета и расширить зону сканирования.

— Хотя можно провести сканирование и по-другому. Если подняться над плоскостью эклиптики астероидного пояса, то нейросеть зафиксирует в зоне видимости все необходимые параметры расположения энергетических пятен на ближайших астероидах. Затем можно опуститься под плоскостью эклиптики и так же снять телеметрию.

— У меня загружена база «Навигация» 4-го ранга, следовательно, искину не составит труда, опираясь на полученные данные, сделать нужные расчеты и сформировать карту с указаниями мест сброса АБМ. Таким образом, отпадет надобность кружить вокруг каждого камня.

Первые результаты пробного бурения Гахир получил через полтора часа. На их основе он провел расчеты и сбросил Еросу. Как оказалось, каждое энергетическое пятно соответствует определенному химическому элементу. В некоторых местах они смешивались, образуя сплавы. В двух тестовых точках АБМ обнаружила марит и бирот.

Второе погружение в сюрреалистический мир Ивара прошло сравнительно без последствий и с ожидаемым результатом. Методика общего обзора зоны добычи себя оправдала. Удалось зафиксировать большую часть делянки над и под плоскостью эклиптики. Более-менее приличных по объему руды месторождений марита обнаружилось примерно с десяток, все они залегали на приличной глубине. Такой объем руды бригада Дирбаса способна выработать примерно за месяц. Можно хорошо сэкономить на топливе, поскольку теперь не требуется часами обычным способом сканировать делянку. С учётом повышения производительности труда, за счет использования буксира, всё вместе даёт реальную возможность очень хорошо заработать.

Особенно порадовали целых три жилы бирота. О них Ерос решил пока не распространяться. При должном умении и толике удачи ценный минерал можно очень хорошо продать в соседних приграничных Системах. Администрация добывающей платформы, мягко говоря, не приветствовала контрабанду руды, и последствия в случае поимки с поличным будут серьезные. Однако овчинка стоит выделки, и Ерос решил рискнуть.

Последствия повторного погружения оказались не такими жесткими как при первой попытке. Ерос не терял сознание и не блевал, головная боль была не такая сильная. Однако при всем при этом двойной удар по организму не прошел бесследно. Нейросеть настойчиво рекомендовала посетить медика.

— До медика еще надо добраться. — Подумал Ерос и сам не заметил, как погрузился в объятия Морфея.

* * *

Разбудил настойчивый зуммер в голове.

— Да кто же такой неугомонный? — Пробормотал Ерос спросонья. — Нет покоя ни днем, ни ночью.

— Да слышу я тебя, слышу! — С раздражением произнес Ерос, когда его попытка снова закрыть глаза и заснуть была пресечена очередным запросом связи.

Осознав, что в покое его не оставят, Ерос стряхнув с себя остатки сна, потер лицо руками и открыл канал связи. Над пультом управления развернулась голограмма Фёдора.

— Буксир, который ты зарезервировал, вообще не вариант! — С ходу заявил он. — Кусок убитого дерьма, и я не преувеличиваю.

— Аргументируй. — Коротко бросил Ерос.

Фёдор хмыкнул и начал перечислять:

— Посадочные места для основных движков латаны, перелатаны. По хорошему их надо менять.

— В носовой части несущие элементы конструкции требуют замены. Без конструктивных дроидов или верфи, такие работы не сделать.

— Можешь дальше не продолжать. — Прервал собеседника Ерос. — Я все понял.

— Другие варианты есть? Не думаю, что ты меня побеспокоил ради того, чтобы ткнуть носом в мой промах.

Федор замялся, а затем озвучил свое предложение:

— Есть два варианта. Оба не дешевые, но зато они не требуют капитального ремонта и могут начать приносить кредиты сразу.

Фёдор сделал паузу, убедившись, что собеседник не предпринимает попыток возразить, продолжил:

— Первый вариант, малый буксир второго поколения проекта «Зихен-Ладун» арварского производства. За него хотят четыреста тысяч кредитов и в довесок отдают набор буксировочных штанг.

— Второй вариант малый буксир третьего поколения проекта «Тректа» оширского производства. За него хотят двести пятьдесят тысяч, но движки придется менять в самое ближайшее время.

Фёдор замолчал и вопросительно посмотрел на Ероса. Тот выпал из реальности и принялся изучать предложенные собеседником проекты малых кораблей.

Оба буксира хороши по-своему. Однако оширский вариант все же перевесил чашу весов в свою пользу. Кораблик третьего поколения, а значит, имеет модульную конструкцию, что позволяет без проблем ремонтировать и обслуживать. По сути, оширцы по бокам усиленной квадратной рамы приспособили пару мощных движков; сверху, в кормовой части, приладили прямоугольную конструкцию, в которой расположили крошечную рубку, реакторную и систему жизнеобеспечения, а в нижней полусфере подвесили топливный танк. Но главным аргументом в пользу оширского буксира являлась его цена.

— И почему за малый корабль третьего поколения просят такую смешную цену? — Вернувшись в реальность, поинтересовался Ерос. — Он должен стоить, как минимум, вдвое дороже.

— Посмотри результаты диагностики. — С этими словами Федор отправил собеседнику инфо-пакет.

Изучив полученное сообщение, Ерос понял, в чем подвох. Буксир проекта «Тректа» комплектовался парой двигателей среднего класса. Стоили они втрое дороже, чем аналогичные модули малого класса, но зато выдавали запредельный для малого корабля импульс, что для буксира очень важно. В предложенном Федором варианте основные двигатели фактически доживали свой век, но по-прежнему были тяговиты и могли послужить какое-то время. Еще один подводный камнем в проекте «Тректа» — энергосистема корабля. Она не имеет никакого резерва мощности, штатный реактор работает на пределе своих возможностей, что зачастую приводит к перегрузке и переходу в аварийный режим.

— Берем оширца. — Озвучил свое решение Ерос. — Для нас он подходит идеально, а с движками и энергосистемой разберемся по ходу дела.

Фёдор согласно кивнул и показал большой палец вверх.

Немного подумав Ерос, добавил:

— Всё же подбери для буксира еще один ректор, стабильность работы в нашем деле важна, так что сбалансировать энергосистему не помешает. Было бы неплохо что-то решить с буксировочной оснасткой и подобрать под наши задачи топливный танк. Тот, что идет в комплекте, никуда не годиться. Его объема для нормальной челночной работы гарантированно не хватит.

— С оснасткой не должно быть никаких проблем. — Заверил Фёдор собеседника. — Стыковочный узел универсальный, поэтому подходят все виды буксировочных штанг. С топливным танком тоже не будет проблем, подберу восстановленный, дешево и сердито.

Ерос согласился с доводами Федора и перевел ему необходимую сумму кредитов.

— Ты там главное в запой на радостях не уйди. — Не удержался от шпильки Ерос, глядя на довольную физиономию собеседника. — Мне буксир нужен в Системе как можно быстрее.

— Я не запойный. Меня как из клана погнали, жена помыкалась со мной пару месяцев, да и вернулась к родителям. — Федор помрачнел и посмотрел исподлобья. — Что ушла, по большому счету по боку, а вот что детишек забрала, мне не все равно. Вот я и сорвался в пике.

Видя искренние переживания Федора, наш герой решил его поддержать:

— Ничего, Федь, если дела пойдут как надо, то неплохо заработаем. А там, глядишь, все наладится.

Федор в ответ что-то буркнул и закрыл канал связи.

— Ну, вот и ладненько. — Ерос потянулся, хлопнул ладонями по подлокотникам и стремительно встал с кресла.

— Гахир, что у нас там с добычей?

— Четыре дополнительных контейнера заполнены маритом. — Доложил искин. — Карго-бункер АБМ будет заполнен через четыре часа.

Ерос удовлетворенно кивнул и попросил:

— Запроси связь с Дирбасом.

Через мгновение голо-проектор на панели управления ожил и развернул объемное изображение бригадира.

— Привет, Ерос, какие дела? — Усталым голосом поинтересовался Дирбас.

— Что с добычей? — Вопросом на вопрос ответил Ерос.

— Первую партию контейнеров отправили, АБМ забьем под завязку и на базу.

— Жилу всю выработали?

— После того, как АБМ отработаем, останутся крохи.

— В таком случае следующую смену работаем на новой делянке. — Распорядился Ерос. — Здесь работы хватит надолго.

Дирбас оживился и спросил:

— Никак жилу хорошую нашел?

Ерос загадочно улыбнулся и ответил:

— Все узнаете на месте.

Дирбас разочарованно скривился и следующие десять минут и так и этак пытался вызвать Ероса на откровенность. Поняв, что его усилия бесполезны, бригадир, чертыхнувшись, распрощался.

Скрытность Ероса объяснялась просто. Он знал о склонности Дирбаса к хвастовству и не хотел посвящать его в детали раньше времени. Учитывая жесточайшую конкуренцию среди шахтеров, утечка информации могла иметь очень нехорошие последствия.

Приняв душ и плотно перекусив, Ерос взялся за планирование:

— К началу следующей рабочей смены буксир должен быть уже в Системе. Установить дополнительный реактор можно прямо на делянке, так что аренда дока не понадобится.

— Благодаря мощным движкам, буксир сможет утащить полсотни больших контейнеров с рудой за раз. Еще полсотни больших контейнеров понадобятся для создания беспрерывности челночной работы. Если брать неновые контейнеры, обойдутся они в пятьдесят тысяч кредитов. Сюда же плюсуем топливо и расходники. В итоге получаем сто тысяч кредитов.

— В качестве эксперимента, можно дополнительно взять в аренду два десятка АБМ. На делянку их притащит буксир. Сутки аренды за все модули будут стоить пятьдесят тысяч кредитов, сумма немаленькая, но и производительность добычи вырастает в несколько раз.

— Еще бы ребят Дирбаса уговорить поработать три-четыре смены подряд, глядишь, и о покупке лицензии на индивидуальную добычу можно серьезно подумать.

Ерос в предвкушении потер ладони и, боясь сглазить, сплюнул через левое плечо.

Следующие четыре часа тянулись, как назло медленно, поэтому сообщение искина о стыковке АБМ к «Жмалану» Ерос воспринял с неподдельной радостью. Теперь оставалось дело за малым, дотащиться до добывающей платформы, сдать руду и получить честно заработанные кредиты.

Глава 5

В жилой модуль Ерос попал только через шесть часов. За эту смену людям удалось неплохо заработать. Настроение несмотря на усталость было приподнятое, и Ерос с удовольствием поддержал предложение Дирбаса пропустить по стаканчику Сикеры. Попойку решили устроить в баре.

Ерос стянул с себя скаф, закрепил в специальные держатели, расположенные на стене и прошлепал босыми ногами в санузел. С помощью нейросети сначала активировал ультразвуковую очистку тела, а затем любимую программу контрастного водного массажа. Такой контрастный душ как рукой снимал усталость, наполнял тело бодростью и свежестью.

Выйдя из санузла, Ерос замер на месте. Одновременно с полученным мысли-образом от Ивара он увидел, как скаф сначала поменял окрас, а затем с него стекла масса стального цвета и растеклась лужицей на полу.

— Я смотрю, ты решил погулять?

В ответ стальная лужица мгновенно собралась в шар и слегка катнулась в его сторону.

— Нет, нет и нет. — Ерос отступил на шаг назад. — На этот раз ты останешься дома.

Ивар не стал спорить, шар напружинился и метнулся в дальний верхний угол жилого модуля. Уже через мгновение он слился с потолком, окрасившись в тот же цвет.

— Хороший мальчик. — Ерос отправил Ивару серию одобрительных мысли-образов. В ответ он почувствовал щенячью радость за похвалу и намерение сделать еще что-нибудь заслуживающее поощрение.

— Просто будь здесь. — Попросил Ивара Ерос и начал перебирать разбросанные вокруг вещи в поисках универсального комбеза.

— Ах, вот ты куда запропастился. — Ерос вынул из-за контейнера с армейскими сух-пайками «Увекс», встряхнул и быстро облачился.

В бар Ероса не пустили. Владелец ни в какую не желал видеть в своем заведении проблемного клиента. Просьбы и увещевания Дирбаса на Сабу не произвели никакого впечатления.

— Ну и куда теперь? — Ерос нахмурил брови и недобро посмотрел в сторону бара.

— Не думал, что Сабу такой упертый. — С негодованием в голосе заметил Дирбас. — Ему что, кредиты не нужны?

— С таким подходом он всех клиентов растеряет. — Поддержал бригадира один из его людей по имени Рафиг.

— Он просто не хочет потерять прибыльный бизнес. — Высказал Ерос свое мнение. — Если шахтеры начнут без разбора резать друг друга, то в скором времени некому будет добывать руду. Так что скорее Администрация закроет бар, чем позволит себе терять работников.

— И то верно. — Согласился с Еросом бригадир. — Прибыль в корпорации всегда на первом месте.

— Давайте пойдем к девочкам. — Неожиданно для всех выступил с предложением Рафиг. — Там и выпить можно, да и женскими прелестями насладиться.

Все тут же уставились на инициативного члена бригады. Тот смутился и не знал куда себя деть.

— А что, не плохая идея. — Пришёл на помощь Рафигу бригадир. — Ерос, ты как?

Внимание коллектива тут же переместилось с несчастного Рафига на начальство.

Ерос прислушался к себе. Он уже давно не был с женщиной и, честно говоря, не имел ничего против того, чтобы исправить это упущение.

— Я как все. — Заявил Ерос и довольно осклабился.

Коллектив одобрительно загудел и под предводительством вездесущего бригадира двинулся в сторону местного борделя.

Бордель на добывающей платформе занимал аж три яруса. На первом ярусе что-то вроде ресторана с общим залом и приватными секциями, второй ярус состоял из множества комнат, в которых собственно и придавались любви посетители с местными ночными бабочками, на третьем ярусе располагался импровизированный наркопритон, в нем все желающие могли обдолбиться до потери сознания всевозможными веществами, расширяющими сознание.

— Ребята, заходите, милости просим. — На входе в дом терпимости стояла привлекательная девушка и встречала гостей. — Вы хотите в общий зал или в отдельную секцию?

— В общий зал. — Ответил за всех Ерос и направился к одному из свободных столиков.

Парни тоже ничего не имели против общего зала и всей толпой двинулись за своим нанимателем.

Как только компания расположилась вокруг стола, Дирбас выступил с предложением:

— Давайте сначала обсудим дела за рюмочкой Сикеры, а потом каждый может отдыхать, как ему вздумается.

Возражений не последовало, и Дирбас через нейросеть заказал всем спиртного и по порции «Ньяма» — отойское национальное блюдо, из мелко порубленного мяса смешанного с аналогом земной кукурузы в очень остром соусе.

Уже через пять минут полуголая официантка принесла заказ, расставила тарелки на столе и под одобрительные возгласы парней, покачивая широкими бедрами, отправилась восвояси. Выпив первую порцию Сикера и закусив ньямой, Ерос обратился к коллективу:

— В следующую смену будем работать на новой делянке. Я купил буксир, его должны доставить к началу работ. Управлять им будет мой земляк, познакомитесь по ходу работ. Планирую взять в аренду дополнительные контейнеры и АБМ.

— Что скажете? — Ерос обвел взглядом притихших членов бригады.

— Откуда такая уверенность в том, что нам понадобиться столько оборудования? — Тушуясь, поинтересовался Рафиг. — Богатая жила в секторе добычи корпорации — это большая редкость.

— На ее поиск может уйти много времени. — Поддержал приятеля один из шахтеров. — Не проще ли работать, как работали?

Дирбас недобро посмотрел на земляков, задавших начальству неудобные вопросы, и сказал:

— Запомните раз и навсегда. — Бригадир обвел своих подчиненных многообещающим взглядом. — Наше дело маленькое, что скажет Ерос, то и будем делать. Если у кого-то есть возражения по этому вопросу, я готов их выслушать.

— У нас нет возражений. — Поспешил за всех ответить Рафиг. — Ерос спросил наше мнение, мы его высказали, только и всего.

Члены бригады согласно закивали.

— Ну, если у вас нет возражений, следующие три смены работаем подряд без перерыва. — Решил воспользоваться подвернувшимся случаем Ерос и поставить работников перед фактом. — Если нареканий по работе не будет, выплачу каждому премиальные.

Вся бригада, включая Дирбаса, не ожидала такого развития событий и в первый момент впала в оцепенение. Первым пришел в себя бригадир, он попытался что-то возразить Еросу, но в самый последний момент передумал.

— Кто-то сегодня получит тумаков. — Подумал Ерос, глядя на то, как сник Дирбас под недобрыми взглядами земляков.

Члены бригады явно не горели желанием зависнуть в секторе добычи аж на трое суток. Однако благодаря языкастому Дирбасу, который решил покрасоваться, отказаться от предложения у них не было никакой возможности.

Ерос оглядел унылые физиономии своих работников и решил их немного взбодрить.

— Вся выпивка и девочки сегодня за мой счёт. — Заявил он и ободряюще посмотрел на присутствующих за столом шахтеров.

— Вот это другое дело. — Дирбас в предвкушении потёр ладони.

Остальные члены бригады слегка оттаяли, заулыбались, одобрительно загалдели.

Алкогольный марафон продолжался около двух часов. Сикера лилась рекой и неизменно закусывалась ньямой, от которой у Ероса с непривычки началась изжога. К концу второго часа Дирбас откинулся на спинку кресла и в полголоса затянул какую-то заунывную песню на родном языке. Члены бригады как один подхватили знакомый мотивчик, и уже через пару минут компания горланила отойскую народную песню на весь первый ярус увеселительного заведения. Ерос в пении не участвовал, сидел молча, осовело смотрел то на голо-экраны с рекламными роликами и новостными каналами, то на не на шутку разошедшихся шахтеров. Он бы и рад был размять свои голосовые связки, но к сожалению, ни слова не знал по-отойски.

Делать было нечего, хоровое пение бригадира и его подчиненных затягивалось, и Ерос синхронизировал свою нейросеть с медиа-системой борделя. Его заинтересовала трансляция новостей, посвященных боевым действиям с Жуками. Положение, мягко говоря, удручало. Империя Арвар потеряла три Системы и с трудом отбила вторжение еще в две. Директорат «Ошир» потерял Систему «Гермунд» и в данный момент его флот сражался за Систему «Дардайн», перевес пока был на стороне обороняющихся, но все могло измениться в любой момент. Империя Антран активно готовилась к вторжению, большая группировка астероидов Роя замечена в пограничных с ней Системах. Республика Хакдан отстояла Систему «Шамун» и совместно с флотом Федерации Нивэй с переменным успехом оказывала помощь независимым Системам.

— Оширская Система «Дардайн» в двух прыжках от Системы «Сард». — Промелькнуло в голове у Ероса. — Если оширцы сдадут свою Систему, Жуки точно вторгнуться к нам.

Ерос разорвал связь с медиа-системой и принялся изучать в инфо-сети объемную карту Содружества. Результаты не порадовали, Система «Сард» транзитная между Республикой Хакдан и Федерацией Нивэй с одной стороны и Директоратом «Ошир» с другой. Если Система «Дардайн» будет захвачена, то Жуки либо продолжат экспансию в Директорат, либо через Систему «Сард» попытаются ударить в центральные миры Республики и Федерации. Есть еще третий вариант, Рой мог разделиться и ударить сразу по двум направлениям, такое Жуки уже проделывали с арварцами и Республикой Хакдан.

— Вот только вторжения Жуков в Систему мне и не хватало. — Подумал Ерос, вертя и так, и этак объемную карту Содружества. — Корабля с прыжковым двигателем у меня нет, покинуть Систему оперативно не получится. Да и не смогу я бросить «Печору» в трудную минуту. Там кости дедов и прадедов, так что придется защищать её до последнего.

От невеселых размышлений Ероса отвлек чувствительный тычок в бок. Он тут же вернулся в реальность и приготовился дать хорошего леща шутнику, распустившему руки.

— Парни, какого черта происходит? — Обратился он к соратникам. — Я же и в лоб могу на раз оформить!

Мужики промолчали, вместо них ответил до боли знакомый женский голос:

— Не врет ваш сектант, действительно на раз в лоб оформит. Я в этом убедилась на собственной шкуре. Так что ведите себя прилично, мальчики.

Ерос поморщился и посмотрел на стоящую с другой стороны стола Аят. На лбу у девушки красовалась приличных размеров гематома, а рот кривился в издевательской усмешке.

— Что заработала, то и получила. — Бросил в ответ Ерос и демонстративно уставился на ближайший голо-экран. Весь его вид говорил о том, что продолжать перепалку он не намерен.

— Признаю, в тот раз я вела себя вызывающе и в какой-то мере получила по заслугам. — Неожиданно для всех заявила Аят. — Поэтому приношу свои извинения и готова загладить вину.

Дирбас и его земляки лишились дара речи. Никто не ожидал от взбалмошной и вспыльчивой особы такого демарша. Ерос был удивлен ни меньше остальных, но виду не подал. Он перевел взгляд на Аят и сказал:

— Извинения приняты. Я, если честно, тоже погорячился. Не стоило бить о твою голову посуду. Если это всё, что ты хотела мне сказать, не смею больше задерживать.

После этих слов Ерос вновь демонстративно уставился в голо-экран.

Девушка нахмурилась, скрестила руки на груди и обратилась к Еросу:

— Мне нужно с тобой серьезно поговорить, желательно в приватной обстановке.

Сообразив, что собеседник может воспринять ее слова несколько в ином смысле, Аят поспешила уточнить:

— Да не буду я покушаться на твою невинность. — Девушка фыркнула, а затем продолжила:

— Разговор касается исключительно рабочих моментов.

Ерос успокоился и попросил парней оставить их с Аят наедине.

— Если что, мы на втором ярусе. — Предупредил Дирбас и жестом пригласил земляков следовать за ним.

Как только бригадир и его люди отошли от стола, Аят уселась напротив Ероса и без зазрения совести выпила недопитую кем-то из членов бригады Сикеру.

— Говори, что хотела, бухать потом будешь. — Поторопил девушку Ерос.

Аят оставила без внимания грубый тон собеседника и перешла к делу:

— Я предлагаю объединится. Гурк и его банда подминает все под себя. Кто-то из Администрации ему подыгрывает.

— Что ты имеешь в виду? — Ероса заинтриговало предложение девушки, захотелось разобраться в её мотивах.

— Диспетчер умышленно выделяет неугодным шахтерам делянки, где марит почти полностью выработан. В лучшем случае за смену удается наскрести, только чтобы окупить топливо. На аренду парковочной секции, жилого модуля и техническое обслуживание «Жмалана» ничего не остается. Приходится тратить отложенные на чёрный день кредиты или залезать в долги.

— А Гурк тут каким боком?

— А таким. — Аят презрительно хмыкнула и пояснила:

— Сначала он подкатил с предложением залезть на меня, но получил от ворот поворот. Затем начал вымогать у членов моей бригады долю с добычи. Они естественно отказались, тогда он перешел к откровенным угрозам. После того, как мы отделали его приятелей, Гурк решил взялся за нас с другого бока.

Девушка сделала короткую паузу, опрокинула в себя содержимое очередного полупустого стакана, заела выпитое ньямой и продолжила:

— Мы уже несколько смен подряд получаем выработанные делянки. Приходится большую часть рабочей смены тратить на сканирование камней, чтобы хоть топливо окупить. За это время мы потратили почти всё, что было накоплено. Еще немного и придется или влезать в долги, или соглашаться на условия этого ублюдка.

— К начальнику службы безопасности не пробовала обращаться?

Аят скривилась, как от зубной боли.

— Этот урод с наглой ухмылкой заявил мне, что без прямых доказательств ничем мне помочь не может. А если не устраивают условия работы, то я вправе расторгнуть контракт досрочно и валить к такой-то матери. Знает сволочь, что у нас нет кредитов, чтобы выплатить неустойку.

— Думаешь, он заодно с Гурком?

— Однозначно. После разговора с безопасником ко мне сразу подвалил его подельник и заявил, что теперь размер выплаты увеличивается вдвое.

— Аят, я, конечно, понимаю, что ты сейчас в отчаянном положении и хватаешься за любую возможность, но хоть убей, не понимаю, как наше объединение тебе поможет.

Девушка некоторое время испытующе смотрела на собеседника, а затем пояснила:

— В прошлую смену твоя бригада работала на нашей предыдущей делянке. Не знаю, каким образом, вам удалось добыть марита в два раза больше нормы. Можешь это как-то объяснить?

Ерос усмехнулся и с неприкрытым сарказмом в голосе спросил:

— Ты думаешь, что мы прикупили продвинутый сканер и втихаря его используем?

— Ну, может, не прикупили, а взяли в аренду на выгодных условиях. От вас, сектантов, и не такого можно ожидать.

Ерос фыркнул и, глядя, в глаза девушке заявил:

— Да это случайность, просто повезло.

— Может, и так. — Согласилась с собеседником Аят. — А может, ты мне просто дуришь голову, а на самом деле все, как я сказала.

Ерос хохотнул и еще раз попытался опровергнуть домыслы собеседницы:

— Я и мои люди еле-еле сводим концы с концами. Какие продвинутые сканеры? Нам бы дотянуть до конца контракта и при этом не потерять «Жмаланы». А то, что Дирбас наткнулся на богатую жилу — это чистое везение.

Аят после этих слов поникла, взгляд ее потух, а на глазах выступили еле заметные слезы отчаяния. Ерос не испытывал симпатии к этой девушки, однако проанализировав все сказанное ею, пришел к выводу, что в самое ближайшее время и сам может легко оказаться на ее месте. Конфликт с Гурком в баре ускорит этот процесс. Ерос давно понял — объединившись, выживать всегда легче и этот случай, судя по всему, не исключение.

Все эти размышления натолкнули Ероса на одну мысль, и он тут же решил ее проверить.

— Ты можешь для меня узнать кое-что? Девушка посмотрела на него мутным взглядом и уточнила:

— Что именно?

— Вот координаты еще одной моей делянки. — Ерос отправил собеседнице инфо-пакет. — Узнай, пожалуйста, до меня её кто-нибудь получал?

— Сделаю. — Коротко бросила Аят и потянулась за очередным недопитым стаканом.

— Прекращай лакать пойло из чужих стаканов и закусывать объедками. — Ерос отодвинул к себе стакан, до которого пыталась добраться девушка. — Не позорься, закажи себе нормальную выпивку, а то на тебя жалко смотреть.

— Да пошел ты! — С этими словами Аят устало откинулась на спинку кресла и с вызовом заявила:

— Мы все до последнего кредита потратили на топливо для завтрашней смены. Мои люди сегодня даже не смогли промочить горло. Так что иди ты нахрен со своими советами, сектант чёртов!

— Я тебе за шишку должен. — Примирительным голосом произнес Ерос и обезоруживающе улыбнулся. — Так что сегодня ты пьешь за мой счет.

Аят в первый момент хотела возразить, но затем передумала и, пристально посмотрев на собеседника, сказала:

— Все же ты не совсем пропащий, Ерос из клана «Печора».

* * *

Очнулся наш герой традиционно, от зуммера в голове, нейросеть настойчиво сообщала о неоднократном запросе связи.

— Судя по всему, Фёдор решил заделаться моим будильником. — Промелькнуло в затуманенном мозгу Ероса. — Если так и дальше пойдет, я его точно возненавижу.

Ерос отключил функцию оповещения, с трудом продрал глаза и заставил себя сосредоточится. Последнее, что он помнил отчетливо — это алкогольный марафон с Аят.

— Надеюсь, мы спьяну не покалечили друг друга.

Попытка пошевелиться отозвалась в голове острой болью. Тело ломило, во рту ощущался отвратный вкус чего-то явно прокисшего. Задумчиво почесал в паху.

— Вроде, все части тела на месте, значит все прошло более-менее мирно.

Ерос попытался приподняться на локтях, но вспышка боли вызвала стон и заставила его снова принять горизонтальное положение.

— Как-то нужно добраться до медотсека. Иначе о работе можно забыть на сутки, как минимум.

Слева вдруг кто-то заворочался, что-то пробурчал и закинул на Ероса ногу. Наш герой с трудом повернул голову влево и в полголоса выругался:

— Мать твою гидросфера! Все-таки эта бестия получила, что хотела.

Сбоку от него, частично укрывшись простыней, мирно посапывала Аят.

— Умеет же зараза добиваться своего.

Ерос вновь посмотрел на мирно спящую девушку.

— Шишку на лбу убирать и то не стала. Как пить дать решила на переговорах предстать в виде пострадавшей стороны и вызвать у меня чувство вины, а затем усилить полученный результат неожиданным раскаянием. Определенно с этой чертовкой надо держать ухо востро.

Ерос попытался прислушался к себе. Тело ломило, словно после длительных физических нагрузок, внизу живота ощущалась легкость, а левая грудь слегка саднила. Ерос скосил туда глаза и снова выругался. На грудной мышце явственно были видны следы укуса.

— Похоже, трахнула она меня вчера по полной программе.

— Ладно, что сделано, того не воротишь… Пора и делами заняться.

Воодушевленный этой праведной мыслью Ерос осторожно выбрался из-под мускулистой женской ножки. Затем немного перевел дух, вытер ладонью выступившую на лбу испарину и, собрав остаток сил, встал с кровати. Голова закружилась, ее прорезала боль, к горлу подступил комок. С трудом удержавшись на ногах, Ерос нашел взглядом пищевой синтезатор и как сомнамбула двинулся в его сторону.

— Медотсек — это долго и муторно. Да еще Хирам замучает расспросами и подколками.

— Так что, как советовал дед, будем клин клином вышибать.

Доковыляв до пищевого синтезатора, Ерос заказал тройную порцию Сикера, дождался готовности и неуверенно вытащил из лотка выдачи почти полный стакан, наполненный прозрачной жидкостью. Отведя лицо в сторону, дабы не ощущать острый запах алкоголя, он сделал пару глубоких вдохов и выдохов и залпом влил в себя огненную воду.

Рот и глотку обожгло, на глазах выступили слезы, Сикера раскаленным шаром скатилась в желудок. Еросу с трудом удалось удержать выпитое внутри. Пару мгновений ничего не происходило, а затем по телу разлилась теплая волна, медленно, но неотвратимо смывающая последствия жесточайшего похмелья.

На то, чтобы оседлать «белого коня», принять душ и облачиться в «Увекс» у нашего героя ушло примерно полчаса. Сознание окончательно прояснилось, вернулось чувство уверенности в своих силах. Ерос бросил прощальный взгляд на окончательно выбравшуюся из-под одеяла Аят. Вид её гибкого, сильного, обнаженного тела вновь всколыхнул гормональный фон.

— Всё же хороша чертовка, с этим не поспоришь.

С этой бесспорно приятной мыслью он покинул жилую ячейку, расположенную на втором ярусе борделя, спустился на первый ярус и покинул заведение.

Подойдя к двери своей жилой секции Ерос ощутил в сознании радостные эмоции Ивара и еле ощущаемое присутствие его собрата.

— Вот только не званных гостей мне для полного счастья и не хватало. — Пробубнил себе под нос наш герой и решительно вошел в свою берлогу.

Не успел Ерос сделать и пары шагов, как из стены напротив медленно вышла его точная копия стального цвета. В сознание тут же прилетела серия мысли-образов, выражающих сильное желание получить тактильные ощущения.

— Малыш соскучился и хочет «обнимашек»?

Ответом на вопрос послужил шквал мысли-образов, которые выражали щенячий восторг.

— Ты как никто другой заслужил вознаграждения.

С этой мыслью Ерос молча снял «Увекс», закрыл глаза и призывно расставил руки в стороны. Ивар перетек вплотную к нашему герою, мгновение помедлил, а затем буквально охватил его собой. По телу волной пробежало слабое покалывание, Ерос на мгновение ощутил эйфорию и прилив сил, а затем пришло осознание того, что слияние закончено.

— Ну хоть сиську не просит и на том спасибо. — С усмешкой подумал Ерос и принялся облачаться в «Увекс». — Интересно, а не званный гость зачем пожаловал?

Теперь, после слияния с Иваром, Ерос точно знал где скрывается «камнеед». Чувствительность повысилась в несколько раз, и определить его местонахождения стало проще простого. Помимо всего прочего, с собратом Ивара возникла обратная связь. Ерос обернулся, посмотрел на ту часть потолка, где скрывался гость и послал ему серию мысли-образов:

— Зачем ты здесь? Что тебе надо?

Ответ пришел мгновенно:

— Он позвал меня. Ему одиноко.

Ерос сразу понял, что речь идет об Иваре. У него все больше и больше складывалось ощущение, что доставшийся ему «камнеед» в самом начале своего жизненного пути. Он словно ребёнок, который нуждается в присутствии родителя, его заботе и участии.

— Ну что, Ерос, поздравляю тебя, ты стал папочкой. — Полным сарказма голосом поздравил сам себя, а затем усмехнулся и обратился с вопросом к «камнееду» прятавшемуся на потолке:

— Ну, а ты кем Ивару приходишься?

Ответ не заставил себя долго ждать:

— Мы из одного целого.

— Братья что ли?

И снова последовал тот же ответ:

— Мы из одного целого.

Ерос решил не развивать эту тему, слишком много в этом вопросе неизвестных. Он был уверен, что со временем получит ответы на все вопросы. Следовало лишь набраться терпения, аккумулировать информацию об этих созданиях, и рано или поздно пазлы должны были сложиться в единую картину.

От ментальной беседы Ероса отвлекла нейросеть. Федор снова настойчиво выражал свое желание пообщаться. Ерос присел на край кровати и открыл канал связи.

— Я в Системе «Сард». — Сообщил Фёдор. — Буксир находится в парковочной зоне торгового терминала «Печора -1».

— Возьми в аренду сотню больших контейнеров и два десятка АБМ. Через шесть часов я жду тебя в этой точке. — С этими словами Ерос отправил собеседнику инфо-пакет с координатами делянки. — Кредиты на оплату аренды я тебе перевел.

Фёдор утвердительно кивнул и закрыл канал связи.

Ерос забрался с ногами на кровать, откинулся на стену и обхватил руками колени.

— Пока идет все как надо. Если не возникнет каких-нибудь форс-мажоров, за три смены я отобью все расходы, включая покупку буксира. Последующие смены, я очень на это надеюсь, начнут приносить приличную маржу.

— Остается нерешенным вопрос с биротом. Сдавать его корпорации душит жаба, но и оставлять себе очень большой риск. Диспетчерская очень тщательно следит за перемещением кораблей в секторе добычи. Любые попытки вывезти контейнеры с рудой обречены на неудачу. Можно, конечно, попытаться спрятать контейнеры на астероиде, но этот вариант не решает проблему вывоза ценной руды из Системы, а лишь ее отсрочивает.

— Ладно, как любил говорить мой дед — война план покажет.

Размышления нашего героя были прерваны очередным запросом связи. Ерос посмотрел на личный идентификатор желающего пообщаться и невольно состроил недовольную гримасу.

— И что мне теперь с ней делать? Вот угораздило же вляпаться.

Ерос нехотя открыл канал, и в его поле зрения возникло недовольное личико Аят.

— Ты чего сбежал?

— Не сбежал, а спокойно ушел, давая тебе возможность выспаться.

Черты лица девушки смягчились, видимо аргумент, возымели действие.

— Я узнала, о чем ты просил. — Девушка сделала многозначительную паузу и озорно посмотрела на Ероса.

— Не тяни «камнееда» за хвост, Аят.

— А что мне за это будет? — Девушка состроила Еросу глазки и посмотрела на него интригующим взглядом.

— По заднице тебе будет, если сейчас же не скажешь, что узнала.

Аят в ответ звонко рассмеялась и через мгновение в поле зрения Ероса появилась ее филейная часть.

Ерос прыснул и не удержался от комментария:

— Хотел бы ухватить, да руки коротки.

— Это точно. — В поле зрения нашего героя вновь появилось раскрасневшееся лицо проказницы. — Иногда ты говоришь умные вещи, сектант.

— Так что насчет информации? — Ерос попытался вернуть разговор в нужное русло.

— Твоя делянка отрабатывалась дважды.

Ерос на минуту задумался, а затем сказал:

— Из твоих слов следует, что рэкет на добывающей платформе поставлен на поток.

— Как Гурк со своей бандой появился, так и поползли слухи о вымогательстве. — Аят подтвердила догадки собеседника.

Ерос нахмурился, его начали одолевать невеселые мысли: «Если Гурк в сговоре с безопасником, так или иначе они найдут способ получить своё. Надо как можно быстрее срубить побольше кредитов и делать ноги с добывающей платформы. Тема с биротом явно начинает выходить на первый план».

Из задумчивости Ероса вывела Аят.

— Так что скажешь, насчет идеи поработать вместе? Ты вчера так ничего и не ответил на мое предложение.

— Я не против посотрудничать. Но только на моих условиях.

Девушка нахмурилась и с вызовом спросила:

— И какие у тебя условия?

— Краткосрочный контракт, прибыль сорок на шестьдесят. — Принялся перечислять Ерос. — Накладные расходы пополам, в нашем тандеме главный я.

— Сектант, да ты совсем оборзел! — Возмущенно заявила девушка. — Пятьдесят на пятьдесят и никак иначе. И я под тебя не пойду.

— Шестьдесят на сорок, и ты уже была подо мной. — Не удержался от подколки Ерос.

Аят фыркнула и отключила связь.

— Вот и Слава Богу! — С облегчением произнес Ерос.

— Как любил говорить мой дед — баба с возу, кобыле легче. Правда, кто такая кобыла, он так и не пояснил.

Глава 6

Сборы на смену прошли буднично. Ерос сходил до ветру, принял душ и облачился в свой видавший виды скаф. Пока хозяин принимал водные процедуры, Инвар успел занять место на его рабочей одежде. Выйдя из своей жилой секции, Ерос направился в парковочную зону. Добравшись до парковочной ячейки, наш герой активировал переходной шлюз, прошел на борт «Жмалана» и направился в рубку.

— Гахир, проведи первичную диагностику. — Распорядился Ерос и плюхнулся в кресло пилота.

Нейросеть синхронизировалась с искином малого корабля, на управляющей панели ожил голо-проектор и развернул экран, по которому побежала телеметрия.

— Все системы в порядке. — Через пару минут доложил Гахир. — Прошу разрешения начать расстыковку и вывод корабля в парковочную зону.

— Расстыковку разрешаю, высылаю маршрут движения. — Ерос отправил искину инфопакет с координатами делянки.

Корпус «Жмалана» вздрогнул, вышел из парковочных захватов и, пофыркивая маневровыми модулями, направился прочь от добывающей платформы.

— Гахир, запроси связь с Дирбасом. — Распорядился Ерос и запустил основные двигатели.

Из кормовой части «Жмалана» вырвались три ровных факела, и малый корабль начал плавно ускоряться в сторону добывающего сектора.

Дирбас ответил только после третьего запроса. Судя по его помятой роже, занявшей почти весь голо-экран, бригадир вчера славно порезвился.

— Ерос, мы через полтора часа выдвинемся в сектор добычи. — Похмельным голосом пообещал Дирбас. — Сбрось мне координаты делянки.

Ерос с сомнением посмотрел на собеседника и, ничего не сказав, отправил собеседнику инфо-пакет. Бригадир попытался что-то сказать, но Ерос не стал дожидаться оправдательной тирады и отключился. Выслушивать оправдания загулявших работников у него не было ни сил, ни желания.

— Обнаружен малый корабль с идентификатором «Панья». — Доложил искин, когда до точки назначения оставалось не больше получаса полета.

— Запроси связь с кораблем. — Распорядился Ерос.

Через мгновение голо-экран с телеметрией свернулся и на его месте возникла голограмма Федора.

— Рад тебя видеть, Ерос.

— Взаимно.

— Какие будут распоряжения?

— Подготовь буксир к стыковке. Я буду на месте через пятнадцать минут.

Федор молча кивнул и закрыл канал связи.

Стыковка прошла штатно. Ерос активировал простенький ремонтный комплекс «Огель-2Б» оширского производства и направился через переходной шлюз на буксир. Федор встретил его в рубке с закрытым забралом скафа.

— Ты чего это забрало опустил? Боишься, что я запах перегара учую. — С усмешкой в голосе поинтересовался Ерос. — Так это ты зря, я и сам ни без греха. Вчера с бригадой накидался будь здоров.

Фёдор скривил лицо и с обидой в голосе ответил:

— А ты в рубке часа три посиди, тогда и узнаешь, что и как.

Только сейчас Ерос обратил внимание, что в помещении тяжелый спертый воздух. Да и температура далека от комфортной. Лоб покрылся испариной, а нейросеть показывала, что скаф активировал внутреннюю систему терморегуляции.

— Что показывает диагностика? — Поинтересовался Ерос.

— Все системы в рабочем состоянии.

— А какого тогда рожна здесь дышать нечем?

Вместо ответа Фёдор отправил Еросу инфо-пакет со спецификацией системы жизнеобеспечения буксира. Тот бегло просмотрел сообщение и выругался в голос:

— Мать твою гидросфера! Систему жизнеобеспечения надо срочно заменить! Я планирую в ближайшее время работать по нескольку смен подряд. Никто не выдержит здесь столько времени в таких условиях, а сидеть постоянно в скафе — это за пределом добра и зла.

Наоравшись вдоволь, Ерос занял кресло пилота и синхронизировал нейросеть с искином буксира. Найдя в накопителях информации текущий проект малого корабля, он углубился в его изучение. Оширские конструкторы в самую последнюю очередь заботились о комфорте пилота. Тесная рубка, слабенькая система жизнеобеспечения, крошечный санузел и откидная койка, вот и всё, что предусмотрено для его существования на малом корабле. Расположить дополнительный реактор некуда. Ко всему прочему Федор купил надежный, но давно устаревший реактор «Унгус-12». Модуль имел большие габариты и массу, вписать его внутрь корпуса буксира невозможно по определению.

Ерос разорвал соединение с искином и обратился к Федору:

— Значит так, смонтируем реактор и дополнительную систему жизнеобеспечения в большом контейнере и закрепим его в нижней плоскости корпуса.

Увидев сомнение на лице собеседника Ерос пояснил:

— Между рубкой и несущей рамой есть пара ниш. В той, что ближе к носовой части, легко помещается большой контейнер. Конечно, придется конкретно возлюбить этот ржавый таз монтажом, да и друг друга заодно — думаю, вдвоем мы с этим справимся.

Федор согласно кивнул и продолжил внимать начальству.

— Закажи с доставкой систему жизнеобеспечения как на оширском истребителе «Алдуш». — Продолжил раздавать указания Ерос. — Она подходит по габаритам, и мощности с запасом хватит для обеспечения комфорта пары человек. Включи в заказ силовые шины и конструктивные элементы для придания жесткости контейнеру.

Федор вновь согласно кивнул и выпал из реальности, сосредоточившись на поставленной задаче.

Озадачив подчиненного Ерос откинулся в кресле и погрузился в размышления. Его не оставлял в покое вопрос с биротом. Контрабанда ценного минерала могла враз решить все его проблемы. Вот только как грамотно провернуть эту авантюру, у Ероса не было ни малейшего представления.

— Если хакданцы прихватят с поличным, то в лучшем случае конфискуют имущество и понизят статус социальной полезности. В худшем, выбросят в космос без скафандра и даже не поморщатся.

— С другой стороны, если я сделаю все грамотно, то смогу уже через месяц купить лицензию и досрочно расторгнуть контракт.

— Легко сказать, да сложно сделать. — Ерос недовольно поморщился и вновь погрузился в свои мысли.

— Одному провернуть это дело не получится, нужен толковый и надежный помощник. Дирбаса и его ребят привлекать себе дороже, проболтаются как пить дать.

— Остается только Федор. — Ерос бросил взгляд на замершего в соседнем кресле мужчину.

Он такой же изгой, как и я. Терять ему нечего, так что не откажется это точно. Другой вопрос, насколько он ловок в таких делах и умеет ли держать язык за зубами.

Федор заворочался и вернувшись в реальность отрапортовал:

— Модуль, контейнер и расходники доставят через два часа.

— А контейнер-то зачем? — Удивился Ерос. — Он же есть в наличии.

Федор довольно осклабился и пояснил:

— Тот, что я заказал, с регулируемыми магнитными захватами и внутри усилен жестким каркасом. Стоит он, конечно, подороже, но зато монтировать его легко, и не надо тратить время на усиление конструкции.

— Ты уверен, что магнитные захваты смогут удержать набитый модулями контейнер? — С сомнением в голосе поинтересовался Ерос. — В момент форсажа у буксира импульс будь здоров какой.

Федор фыркнул и заявил:

— В такие контейнеры вояки модули с ракетами монтируют, а потом их на штурмовиках вешают. А уж у них-то импульс точно не меньше.

— Ну, тогда другое дело. — Одобрил решение Федора Ерос и пристально на него посмотрев спросил:

— Ты заработать хочешь?

Федор усмехнулся и утвердительно мотнул головой. Ерос в двух словах изложил свою задумку с биротом, не забыв при этом заострить внимание на осложнениях, что могут возникнуть в процессе ее реализации. Федор воспринял идею быстрого, но рискованного заработка на ура. Когда же Ерос перечислил ему предполагаемые проблемы, мешающие реализации плана, он усмехнулся и с довольным видом заявил:

— Незаметно вывезти контейнеры с биротом можно на топливозаправщике.

Увидев недоумение на лице собеседника Федор пояснил:

— Покупаем двухсекционный топливный танк. Одну часть заполняем топливом, для заправки «Жмаланов», а в другой разместим контейнеры с биротом. Буксир с топливным танком в парковочную ячейку на добывающей платформе не поместится. Поэтому аренда парковочного места в доке торгового терминала не вызовет никаких вопросов. Дальше объяснять надо?

Ерос с уважением посмотрел на собеседника и отрицательно покачал головой. Самое сложное место в его плане — это незаметная доставка контейнеров с биротом на торговый терминал. Все перемещения добывающих кораблей отслеживался кластером искинов добывающей платформы. Необоснованное посещение торгового терминала кораблями, ведущими работу в зоне ответственности добывающей корпорации, тут же вызывало подозрение у Администрации добывающей платформы. Служба безопасности в таких случаях подключала хакданских вояк, и те без зазрения совести досматривали подозрительное судно на предмет контрабанды.

То, что предлагал Федор снимало все вопросы по доставке ценного минерала на торговый терминал. Обычно для заправки «Жмаланов» шахтеры использовали заправщик корпорации, на которую работали. Однако, если бригада большая, то дешевле нанимать заправщик с ближайшего торгового терминала. Поэтому идея Федора с использованием топливного танка не должна вызвать подозрений. Оставалось решить проблему с увеличением численности бригады. Пять «Жмаланов» и буксир потребляли не такой объем топлива, который мог бы оправдать привлечение заправщика со стороны. Требовалось как минимум вдвое увеличить число кораблей, чтобы приобретение и использование собственного топливного танка выглядело экономически оправданно.

В первый момент Ерос расстроился. Быстро привлечь в бригаду столько шахтеров на нормальных условиях не реально. Отчего-то не сразу наш герой вспомнил о предложении Аят. Привлечение бригады взбалмошной девицы к работам на делянке решала насущную проблему, осталось только выяснить, не передумала ли она. Ерос быстро набросал сообщение о желании переговорить и отправил Аят. От её решения теперь зависело, что и как предпринимать дальше.

Пока Ерос прибывал в задумчивости, Федор не терял даром времени и нарыл на местной Торговой площадке несколько недорогих предложений по продаже топливных танков нужной конструкции.

— Сам топливный танк, его переоборудование, специализированные захваты и доставка, обойдется нам в триста тысяч кредитов. — Объявил он Еросу. — Еще пятьдесят тысяч придется потратить на заправочный модуль.

Ерос встрепенулся, многозначительно посмотрел на собеседника и сказал:

— Федя, что-то мне подсказывает, что в вопросах контрабанды ты далеко не новичок.

Федор ни капельки не смутился и философски заметил:

— Не мы такие, жизнь такая.

Ерос благоразумно не стал развивать эту тему. Вместо этого, он задал ему другой, не менее важный на его взгляд вопрос:

— Федь, а почему ты не интересуешься своей долей в этом мягко говоря рисковом деле?

Федор пожал плечами и глядя в глаза Еросу ответил:

— Я не в том положении, чтобы диктовать свои условия. Пусть размер моей доли останется на твоей совести.

Ерос оценил откровенность собеседника и, немного подумав, объявил:

— Двадцать процентов тебя устроят?

— Более чем.

— Тогда давай займемся делом. Пока Дирбас с ребятами не появился, надо сбросить часть АБМ на астероиды, где я обнаружил бирот.

Федор довольно осклабился и занял кресло пилота, а Ерос отправился на «Жмалан».

Сброс десятка АБМ прошел штатно и занял не более часа. Ерос синхронизировал модули с искином «Жмалана», а Федор сбрасывал их в заданную точку. Не богатые залежи бирота залегали довольно глубоко, АБМ для заполнения штатного карго-бункера придется трудится как минимум часов двенадцать. Остальные АБМ и контейнеры Ерос решил бросить на добычу марита.

— Запрос связи со среднего буксира с идентификатором «Булл». — Сообщил искин «Жмалана».

— Ну, вот и модули с контейнером прибыли. — Обрадовался Ерос и разрешил открыть канал связи.

— Мое имя Асаф. — Представился пилот буксира. — Куда сбрасывать контейнеры?

— Малый буксир видишь? — Пилот на мгновение замер, а затем утвердительно кивнул. — Сбрасывай как можно ближе к нему.

— Сначала кредиты, потом товар. — Заявил Асаф и довольно осклабился.

Платить, не проведя диагностику модулей было рискованно, товар неновый, но время поджимало, и наш герой решил рискнуть.

— Если обманешь, я на тебя «камнеедов» натравлю. — Состроив грозную физиономию пообещал Ерос и перевел на счет пилота требуемую сумму.

Асаф побледнел, показал собеседнику несколько защитных знаков и закрыл канал связи. О членах клана «Печора» в Системе ходило много дурных слухов. Хитом было суеверие, в котором утверждалось, что сектанты могут натравливать «камнеедов» на тех, кто им чем-то насолил. Поэтому реакция пилота Ероса не удивила, а вызвала лишь иронию.

Отправив сообщение Федору о прибытии первой партии покупок, Ерос активировал внешние оптические сенсоры «Жмалана». Пилот среднего буксира хоть и был суеверным идиотом, но дело свое знал хорошо. Придав среднему буксиру короткий мощный импульс, он отключил основные двигатели и, корректируя движение маневровыми модулями, почти вплотную подошел к «Панья». Сбросив пару контейнеров, «Булл» развернулся и на форсаже умчался в сторону ближайшего торгового терминала.

— Ну что ж пора тряхнуть стариной. — Пробормотал себе под нос наш герой и направил «Жмалан» к замершему неподалеку буксиру.

Сами работы по модернизации «Панья» были несложными, но по ряду причин заняли достаточно много времени. «Огель-2Б» не имел управляющего модуля и как следствие управлялся напрямую оператором. С одной стороны, это отнимало много времени и сил, с другой, позволяло проводить работы без разработки проекта по модернизации корабля. Помимо всего прочего этим ремонтным комплексом мог управлять разумный, не имеющий нейросети технического назначения. Поэтому «Огель-2Б» очень часто применялся пилотами для проведения мелкого ремонта и несложной модернизации своих малых кораблей.

Второй ремонтный комплекс «Огель-2Б,» который имелся на буксире, пришелся как нельзя кстати. Федор имел нейросеть «Промышленник-4М» и специализировался на различных производствах. Под руководством Ероса он достаточно быстро освоил комплекс и внес немалый вклад в общую работу. Усиленный контейнер с реактором и системой жизнеобеспечения с оширского истребителя удачно вписался между несущей рамой и рубкой. Благодаря регулируемым магнитным захватам его удалось поставить в распор. Немало времени заняла прокладка энергетических шин и управляющих каналов. Инструменты у РТК слабенькие и ковырять обшивку ими пришлось достаточно долго.

Не успели Ерос с Федором занять свои места в рубке буксира и приступить к диагностике установленных систем, как пришел запрос связи от Дирбаса.

— Это кто тебя так отделал? — Поинтересовался Ерос, когда на голо-экране появилась помятая физиономия бригадира.

Вид у Дирбаса был мягко говоря не презентабельный. Гематома на пол лица, разбитые губы и явно сломанный нос говорили о неслабой передряге, в которую он, судя по всему, попал совсем недавно.

— Гурк со своими ребятами напали на нас в парковочном секторе. — Еле шевеля распухшими губами сообщил Дирбас. — Вырубили нас парализаторами, а затем начали избивать.

— А чего хоте ли то? — Вступил в беседу Федор.

Бригадир хмуро посмотрел на незнакомца и заявил:

— Долю с добычи хотели. Я не согласился, вот они и озлобились.

— Если бы не Аят и ее люди, точно бы убили кого-нибудь для острастки.

Видя непонимание на лице Ероса и Федора, бригадир пояснил:

— Аят с ребятами появилась в самый критический момент. Гурк достал нож и угрожал вырезать мне глаза.

Затем Дирбас в красках начал описывать, как дерзкая девица со своей бригадой отделала Гурка с его бандой.

— Прямо не бригада шахтеров, а спецназ какой-то. — С усмешкой подумал Ерос и обратился к бригадиру, когда тот закончил свое красочное повествование:

— Вы работать в состоянии? Может, вас в полном составе отправить на торговый терминал к медику?

— Мы в порядке. Медик не нужен. — Неуверенным голосом ответил Дирбас. — В основном ушибы и сотрясения. Только вот у Рафига перелом руки.

Ерос нахмурился и распорядился:

— Отправь Рафига на торговый терминал. Пусть посетит медика, я оплачу расходы.

Дирбас попытался было возразить насчет Рафига, но Ерос быстро поставил его на место и закрыл канал связи.

— Что думаешь делать? — Поинтересовался Федор.

— Пока ничего.

Ерос скрестил руки на груди и уставился в потолок рубки.

— Гурк заручился поддержкой начальника службы безопасности. Воевать с ним в открытую себе дороже. Нужно сосредоточиться на добыче бирота и вывозе его из Системы. Наберу нужную сумму кредитов, досрочно расторгну контракт, а там и лицензию на добычу можно будет прикупить. Сейчас главное не облажаться.

— Может, ты и прав. — С сомнением в голосе согласился Федор. — Но как бы эти бандиты не перебили нас всех раньше времени.

Ерос не стал комментировать слова Федора, молча встал и направился на «Жмалан».

* * *

Топливный танк доставили шесть часов назад. Одна его часть была с топливом, Федор благоразумно позаботился об этом, а вторая часть готова принять контейнеры с биротом. Федор придирчиво осмотрел потайную задвижку, проверил ее работоспособность и удовлетворившись результатом, перевел поставщику оговоренную сумму.

Бригада уже десять часов ударными темпами вела добычу на делянке. За это время буксир успел сделать два рейса в производственную часть добывающей платформы. Каждый рейс — это двадцать пять больших контейнеров с маритом. Ерос все это время помимо контроля за добычей занимался геологоразведкой. Разбив делянку на квадраты, он планомерно сканировал огромные камни сначала с помощью Ивара, а затем для полноты картины штатным сканером, установленным на «Жмалане».

Результаты вселяли оптимизм. Крупных залежей руды не встречалось по определению, но достойные внимания жилы марита все же попадались. Бирот обнаружился еще в пяти местах. Жилы слабенькие, залегали глубоко, но на десятка три больших контейнеров рассчитывать можно.

— Гахир, выведи на голо-экран данные с привязанных к кораблю АБМ. — Распорядился Ерос. — И запроси связь с Федором.

Через мгновение над управляющей панелью развернулся приличных размеров голо-экран. Одновременно с этим ответил на запрос Федор. Его уставшая физиономия возникла в поле зрения Ероса.

— Скоро надо будет заправлять «Жмаланы», у тебя все готово? — Вместо приветствия спросил Ерос.

— Захваты я уже установил, так что дай знать, когда начинать облет «Жмаланов».

Ерос согласно кивнул, бросил взгляд на голо-экран с данными и сообщил:

— Судя по телеметрии с АБМ, первые два карго-бункера заполнятся биротом через час. Я их подниму с поверхности астероида и содержимое карго-бункеров пересыплю в контейнеры. Твоя задача, не привлекая внимания, забрать контейнеры и поместить их в топливный танк. Один справишься?

— Постараюсь. — С нотками неуверенности в голосе заверил Федор.

— Если возникнут трудности, сразу дай знать.

Федор заверил, что все сделает, как надо и закрыл канал связи.

— Не мешало бы перекусить. — Подумал Ерос и выбрался из кресла пилота.

Пищевой синтезатор по его команде приготовил порцию еды и двойную порцию кааса. Откидной столик и сиденье заняли рабочее положение, а Ерос, удобно устроившись, принялся за еду. Закончив с трапезой, наш герой откинулся спиной на переборку, вытянул ноги и погрузился в невеселые размышления.

— Аят так и не ответила на мои сообщения. На это могут быть две причины: либо она договорилась с кем-то еще, что маловероятно, либо надеется, что после избиения Дирбаса и его людей я испугаюсь и пересмотрю условия договора.

— Зная ее характер, скорее всего, верно второе.

Размышления прервал управляющий искин «Жмалана».

— Запрос связи от Аят. — Доложил Гахир.

— Легка на помине. — Пробормотал Ерос и распорядился открыть канал связи.

Через мгновение голо-проектор в каюте ожил, и в центре помещения возникла голограмма Аят.

— Ты хотел со мной переговорить, я тебя слушаю. — Девушка сидела в кресле пилота, ее тело обтягивал недешевый скаф, а на лице блуждала надменная улыбка.

— Извини, что побеспокоил. — Ерос постараться придать своему голосу непринужденность и легкомыслие. — Послал запрос, да уже передумал.

Аят, судя по замешательству, не была готова к такому повороту событий и на некоторое время потеряла дар речи.

Пока девушка прибывала в легком шоке, он заказал себе каас и, стараясь не выдать напряжение, терпеливо ждал инициативы от собеседницы. Ерос успел дважды приложиться к чашке, прежде чем девушка возобновила беседу.

— Ты уверен, что тебе нечего мне сказать? — С раздражением в голосе поинтересовалась Аят.

Судя по выражению ее лица, на смену растерянности пришла злость.

— Ах, да! — Ерос картинно всплеснул свободной рукой. — Спасибо, что помогла Дирбасу и его парням.

Девушка некоторое время молчала, пытаясь совладать с охватившей ее яростью. Ерос все это время с постной рожей попивал каас, периодически бросая взгляды на округлости ее бедер.

— Сектант, всё-таки ты наглая и неблагодарная сволочь! — в сердцах выпалила Аят, поняв, что собеседник больше ничего не желает добавить к сказанному.

Ерос молчал, боясь перегнуть палку и вынудить собеседницу закончить разговор.

— Что насчет совместной работы? — Перешла, наконец, к интересующей ее теме девушка, решив перестать ходить вокруг да около. — Мы работаем или нет?

— Аят, я тебе озвучил мои условия. — Спокойным голосом ответил Ерос. — Если ты на них согласна, я готов заключить контракт прямо сейчас.

— Пятьдесят на пятьдесят. — Буквально прорычала Аят.

— Делянка моя, оборудование мое. — Начал нарочито медленно перечислять Ерос. — Буксир тоже мой, даже геологоразведка моя, так с какого рожна я должен отдавать тебе половину прибыли?

Аят попыталась что-то возразить, но не нашлась, что ответить. Некоторое время она молча хлопала изящными ресницами, то краснела, то бледнела, а Ерос вопросительно на нее смотрел и ждал ответа. Пауза затягивалась, и наш герой грешным делом подумал, что сам того не желая, создал патовую ситуацию. Однако Аят его не разочаровала. Она потерла лицо руками, затем потянулась и с невинным выражением лица заявила:

— Шестьдесят на сорок ровно до тех пор, пока ты не окупишь свои затраты. После этого пятьдесят на пятьдесят.

Ерос не удержался и в ответ разразился гомерическим смехом. Аят посмотрела на него как на умалишенного, состроила обиженную физиономию и картинно надула губы.

Насмеявшись вволю, Ерос внес предложенные девушкой изменения в приготовленный заранее контракт и отправил его собеседнице. Аят в свою очередь бегло просмотрела, заверила личным идентификатором и отправила Еросу его экземпляр.

— Через три часа жду тебя на делянке. — Не терпящим возражения голосом сообщил девушке Ерос. — Советую запастись едой и водой. Добыча будет продолжаться не менее трех смен подряд.

Аят в ответ улыбнулась, показала собеседнику язык и закрыла канал связи.

— Слава тебе, Господи! — Ерос перекрестился и устало откинулся на переборку. — Дело сделано.

Перевести дух нашему герою было не суждено. Искин корабля сообщил о завершении работы двух первых АБМ с биротом.

— Гахир, поднимай модули с поверхности и выдвигайся в точку сбора.

Ерос занял место пилота и развернул голо-экран. Судя по телеметрии, через полчаса завершат работы еще три АБМ.

— Настала время собирать урожай. — Ни к кому не обращаясь сказал Ерос и быстро проложил маршрут в точки сбора добывающих модулей с учетом времени завершения работы.

Гахир запустил основные двигатели, по корпусу «Жмалана» пробежала легкая вибрация, затем пофыркивая маневровыми модулями малый корабль развернулся в нужную сторону и постепенно ускоряясь, полетел к первой точке сбора АБМ.

Выгрузка руды в контейнеры прошла без сучка и задоринки. АБМ стыковалась к «Жмалану», затем Федор с помощью буксира заводил в стыковочные захваты модуля пару больших контейнеров, а Ерос отдавал команду на выгрузку руды из карго-бункера. Набитые рудой контейнеры буксир стаскивал поближе к топливному танку.

Завести контейнеры внутрь топливного танка оказалось задачей не из простых. Манипулятор или модуль транспортного луча отсутствовали, поэтому контейнеры пришлось заталкивать внутрь танка практически вручную. Провозившись с погрузкой контейнеров почти два часа, Ерос решил разориться на манипулятор. В отличии от модуля транспортного луча он стоил дешево, не требовал много энергии и хорошо подходил для выполнения поставленной задачи. Поставщик клятвенно заверил, что доставит нужный механизм через полтора часа.

— Запрос связи с малого корабля проекта «Жмалан». — Доложил Гахир.

Судя по идентификатору, с Еросом желала пообщаться Аят.

— Что-то наша темпераментная красотка заявилась раньше времени. — Подумал Ерос. — Почему мне кажется, что это связано с Гурком?

С этой мыслью он отдал команду искину открыть канал связи.

— Ты так по мне соскучилась, что примчалась раньше времени?

— Много чести. — Недовольно бросила Аят. — Гурк совсем обнаглел, попытался захватить один из моих «Жмаланов». Ребята кое-как отбились, и я решила не испытывать судьбу и выдвинуться в твою сторону.

— Правильное решение. — Одобрил действия девушки Ерос. — Здесь мы в полной безопасности. Если этот отморозок вздумает на нас напасть в секторе добычи, хакданские вояки превратят его корыто в оплавленный кусок металла.

— Присылай координаты для сброса АБМ. — Попросила собеседника Аят. — Пора заработать немножко кредитов.

Ерос отправил девушке инфо-пакет с нужной информацией и, попрощавшись, разорвал связь.

Три смены прошли в напряженной работе. Совместными усилиями двух бригад удалось выполнить двойную норму добычи марита. Аят воспряла духом и выразила готовность остаться на делянке еще на три смены. Ерос воспринял заявление девушки без особого энтузиазма. Места для контейнеров с биротом в топливном танке больше не было и Ерос не видел никакого смысла оставаться в секторе добычи еще на три смены.

— Аят, можешь оставаться на делянке, сколько тебе захочется. Могу даже оставить тебе арендованные АБС.

Девушка недовольно поморщилась и сделала еще одну попытку убедить Ероса не покидать делянку.

— Мы хорошо сработались, да и заработали неплохо. Не вижу причин останавливаться на достигнутом. Давай еще хотя бы пару смен поработаем вместе.

Ерос в ответ покачал головой и привел, по его мнению, железный аргумент:

— Мои парни нуждаются в медицинской помощи. Ты сама видела, в каком они состоянии отправлялись на смену. Они и так сделали больше, чем я рассчитывал.

В конечном итоге обе стороны нашли компромисс и, отработав еще одну смену, покинули сектор добычи.

По дороге к добывающей платформы наш герой с замиранием сердца уже больше часа наблюдал на тактическом экране, как буксир не спеша тащит в сторону торгового терминала топливный танк. К великой радости Ероса вояки пока не проявляли никакого интереса к малому кораблю.

Когда буксир, наконец, вошел в парковочную зону торгового терминала, вышел на связь Федор.

— Как все прошло? — Поинтересовался Ерос, у возникшей над управляющей панелью голограммы.

— Я еще в пути арендовал отдельный док и планирую оставить там буксир с нашим грузом. Через пару часов мой человек заберет контейнеры и покинет Систему.

— Ему можно доверять? — С волнением в голосе поинтересовался Ерос. — Сотня контейнеров с биротом это большие деньги.

— Ерос, я с ним работаю давно. Он для меня возил руду и на более крупную сумму, так что не переживай, все будет нормально.

— Я тебя услышал. Кредиты пусть переведет вот на этот счет.

Ерос отправил собеседнику инфо-пакет с реквизитами.

Федор подтвердил получение сообщения и закрыл канал связи.

Глава 7

До своей жилой ячейки Ерос добрался без приключений. Обе бригады в полном составе проводили его до самого порога. Аят прозрачно намекала, что не прочь составить ему компанию. Однако наш герой сделал вид, что не понял намеков девушки и, тепло простившись с членами обеих бригад, скрылся в своей берлоге.

Судя по ощущениям, собрат Ивара все еще прятался на потолке. Ерос в первый момент хотел тактично попросить его найти себе пристанище в другом месте, но почувствовав недовольство Ивара, отказался от этой затеи. Сбросил скаф, посетил санузел, принял контрастный душ, устроил легкий перекус и завалился спать. Ивар на этот раз «обнимашек» не захотел, и Ерос заснул в гордом одиночестве.

Пробуждение было мучительным. Голова раскалывалась, тело плохо слушалось, мышцы словно одеревенели.

— Меня что парализатором приложили? — Промелькнула в голове Ероса тревожная мысль. — Неужели Гурк и его банда сумела и тут меня достать.

Он осторожно повертел головой, в помещении было темно и царила тревожная тишина. Ерос попытался с помощью нейросети включить свет, но увидел в поле зрения мигающий значок отсутствия связи.

— Еще и глушилку врубили сволочи. Видимо, решили не тратить время на разговор и сразу переломать мне ребра.

Ерос напряг все силы и с трудом сел на кровати. Голова кружилась, подкатывала тошнота, во рту чувствовался странный привкус. Привкус казался смутно знакомым. Ерос напряг память и вспомнил, что обычно такие вкусовые ощущения у него возникали после воздействия усыпляющего газа в операционном комплексе.

— Теперь понятно, как эти уроды проникли в ячейку. Сначала закачали в помещение усыпляющий газ, затем врубили глушилку, а уж в оконцовке взломали замок. Ну и на закуску для пущей надежности пальнули в меня парализатором.

— Интересно, куда они подевались? Неужели их кто-то спугнул?

Постепенно головная боль с головокружением проходили, тело все больше слушалось, мышцы почти вернули свое первоначальное состояние. Ерос заметил в темноте фосфоресцирующие полоски на своем скафе. В штатный комплект скафа входил мощный фонарь, и Ерос вознамерился во что бы то ни стало до него добраться.

Заполучив вожделенное устройство, Ерос передвинул рычажок включения и замер от охватившего его ужаса. В ярком свете фонаря он увидел страшную картину. Над входом в жилую ячейку висел человек. Его тело было заключено в кокон стального цвета. Судя по глазам несчастного, которые время от времени двигались то в одну, то в другую сторону, он был еще жив, но вряд ли здоров. Весь пол залит подсохшей кровью, следы волочения явно указывали на закрытую дверь санузла. Собравшись с силами, Ерос решил туда заглянуть. Набрав полную грудь воздуха, с трудом справляясь с подступившей тошнотой, он доковылял до двери и медленно отодвинув ее в сторону, заглянул внутрь. Открывшееся ему зрелище было явно не для слабонервных.

На полу вперемешку лежали измочаленные и переломанные человеческие тела. В который раз справившись с тошнотой, Ерос пригляделся к груде перемолотого человеческого мяса. По отдельным признакам ему с трудом удалось опознать двоих членов банды Гурка. Больше не в силах справляться с тошнотой, Ерос дал волю своему организму. После неоднократного вызова «Ихтиандра» Ерос почувствовал облегчение и решил продолжить изучение недавно открытого в его жилой ячейке филиала ада. При близком рассмотрении висевшего в коконе мужика, ему с трудом удалось опознать Гурка. Лицо бандита сморщилось, стало напоминать пергамент. Создавалось такое ощущение, что из него вытянули саму жизнь.

— Даже этот ублюдок не заслуживает такой смерти. — С содроганием подумал Ерос и попытался позвать Ивара. Судя по ощущениям, Гурком занимается не он, а его приятель.

Ивар откликнулся почти сразу. От стены на которой располагалась дверь в санузел отделилась точная копия Ероса и стремительно к нему приблизилась. Еросу стоило больших усилий, чтобы не отшатнутся от своего стального двойника. Он чувствовал, что Ивар находится в крайней степени возбуждения и готов молниеносно отреагировать на любую опасность.

Чтобы хоть как-то разрядить обстановку Ерос задал своему подопечному пару риторических вопросов:

— Что здесь произошло?

— Кто убил этих людей?

* * *

Подопечный Ероса в конце концов успокоился и, охватив собой хозяина, погрузился в полусонное состояние. Второй «камнеед» по-прежнему не спеша лишал Гурка жизненной энергии. Первый шок прошел, и Ерос по-новому взглянул на произошедшее событие и окружающую его обстановку. Для начала засыпал сознание Ивара мысли — образами, выражающими безграничную благодарность. Не приди «камнееды» ему на помощь, Гурк с подручными инсценировали бы его самоубийство и на этом все бы и закончилось.

— И что мне теперь делать с кучей мертвых тел и полуживой мумией? — Ерос сидел на кровати и в свете фонаря решал, как ему поступить дальше. — Бойцы охраны меня не повязали, значит, покровитель Гурка из СБ в курсе проводимой им акции.

— Надо шевелить задницей, пока заинтересованные лица не стали подозревать, что что-то пошло не так.

— Если радиус действия глушилки захватывает большую часть коридора, то есть вероятность, что мне удастся незаметно вытащить трупы из жилой ячейки.

— Имитация нападения «камнеедов» вполне может отвести от меня подозрение и сбить с толку покровителя из СБ.

С этой мыслью Ерос встал с кровати и быстро натянул рабочий скаф. Наличие в нем экзоскелета должно существенно облегчить задачу по переносу тел. Выволочь изуродованные тела из санузла в коридор и оттащить на достаточное расстояние от жилой ячейки труда не составило и заняло от силы минут десять. Для пущей правдоподобности Ерос брал тела за ноги и по нескольку раз ударял их о стены коридора. Возникшие благодаря этой варварской процедуре потеки крови создали нужный антураж в месте предполагаемой бойни.

— Мне нужно это тело. — Обратился Ерос к соплеменнику Ивара. — Если его обнаружат здесь, у меня будут серьезные проблемы.

«Камнеед» Ероса не разочаровал. Получив серию мысли-образов, он мгновение помедлил, а затем выпустил из объятий свою жертву. Иссохшее тело брякнулось об пол, а «камнеед» подтянул себя к потолку и, растекшись по нему, задействовал режим хамелеона. Ерос подойдя к тому, что раньше было Гурком, попытался проверить пульс, приложив два пальца к шее мумии. Пациент оказался скорее мертв, чем жив.

Обшарив поясные отделения и набедренные карманы Ерос обнаружил пару носителей информации, компактный вибронож и несколько капсул с забористой дурью.

— Да уж, негусто. — Ерос повертел в руках трофеи и, ухватив труп за ногу, поволок его к месту предполагаемой трагедии.

— Эээээх! — Ерос с силой приложился телом главаря сначала к одной, а затем к другой стене. — Надеюсь, что для официальной версии гибели этих отморозков всего этого будет достаточно.

Ерос оценивающе окинул взглядом дело рук своих и, удовлетворившись результатом, вернулся в жилую секцию. Сбросив скаф и устроив его в специальных зажимах, Ерос сдернул с кровати простыню и тщательно затер кровавые следы, тянувшиеся от входа в жилую ячейку к месту предполагаемой бойни. Для уничтожения следов ДНК он использовал Сикеру, приличное количество которой без проблем предоставил пищевой синтезатор.

— Искать место, где эти сволочи разместили глушилку, точно не стоит. Рано или поздно сообщник из СБ встревожится и отправит сюда бойцов узнать причину слишком долгого отсутствия связи с Гурком. Обнаружив тела, бойцы поднимут тревогу, и начнется расследование. Будут проверены все оптические сенсоры в районе происшествия. Засветиться на них все равно, что признать свою вину. Значит надо просто набраться терпения и подготовиться морально к предстоящим допросам.

Придя к таким выводам, Ерос огляделся по сторонам, убедился, что вокруг нет ни единой живой души и скрылся в своей жилой ячейке. Следующие полчаса он тщательно отмывал следы недавнего побоища внутри своего жилища и попутно приводил мысли в порядок. Закончив с уборкой, Ерос скормил утилизатору простынь, принял ультразвуковой душ и, улегшись на кровать, стал ждать дальнейшего развития событий.

Адреналиновый отходняк, нахлынувший на нашего героя, лишил его как моральных, так и физических сил. В результате он и сам не заметил, как задремал. Очнулся Ерос от сообщения нейросети, что связь вновь установлена.

— Ну, теперь посмотрим, прокатит ли моя задумка. — Ерос потер лицо руками и окончательно избавился от остатков сна.

Минут через десять на нейросеть пришло требование выйти из жилой ячейки. Ерос успокоил встревожившихся «камнеедов» и фактически в исподнем вышел в коридор. Спрашивать у него никто ничего не захотел. Его просто взяли на прицел тяжелых импульсников и приказали лечь на пол. Ерос принял решение при любом развитии событий не оказывать сопротивление бойцам СБ. Если его в первое мгновение не прикончили, значит, существует реальный шанс выпутаться из этой истории с наименьшими последствиями.

Быстро осмотрев жилую ячейку подозреваемого, боец СБ сделал ему инъекцию и погрузил обездвиженное тело на гравиплатформу. Ерос прикладывал колоссальные усилия, чтобы удержать Ивара от необдуманных действий. «Камнеед» впал в боевой транс и готов был в любую минуту разорвать небольшой отряд в клочья.

— Успокойся, нам ничего не угрожает, ты сделаешь только хуже, без моей команды не смей нападать. — Ерос непрестанно отправлял Ивару мысли-образы, моля Бога, чтобы «камнеед» его послушал.

Время шло, а бойцы СБ не проявляли враждебность и Ивар постепенно начал привыкать к сложившейся обстановке, медленно снижая накал агрессивности.

— Вот молодец. — Похвалил Ерос своего питомца. — Будешь меня слушаться, и мы выйдем из этой передряги без последствий.

Общение происходило ментально, тело нашего героя разбил паралич. Он его не чувствовал, спец препарат хорошо делал свою работу, позволяя арестанту лишь с трудом дышать.

Наконец гравиплатформа прибыла в пункт назначения и один из бойцов обратился к неизвестному собеседнику:

— Этого куда?

— Давай в кабинет для спец-процедур.

Голос показался арестанту знакомым.

Где же я мог его слышать? — Ерос напряг свою память, но никак не мог вспомнить хозяина голоса. — Это точно не начальник СБ.

— И что это за кабинет для спец-процедур?

Только сейчас в напряженный мозг Ероса пришло осознание смысла услышанной фразы. И это осознание вызвало такой страх и панику, что он чуть не потерял контроль над Иваром.

— Неужели реально будут делать ментоскопирование? Или все же хотят нагнать страху, чтобы развязать язык?

В голове Ероса бушевал настоящий торнадо из тревожных мыслей.

— Если процедуру проведут без Хирама, мне точно конец. Не имея высокоуровневых навыков, оператор-любитель, в конце концов, сделает из меня слюнявого идиота.

Ероса успели поместить на ложемент продвинутого медицинского модуля и даже сделали пару дополнительных инъекций, от которых арестант сначала впал в эйфорию, а затем им овладела смертельная тоска.

— Что здесь происходит?

Ерос сквозь затуманенное сознание безошибочно узнал раздавшийся рык.

— Ну вот и начальник СБ пожаловал. — Тягучая мысль медленно материализовалось в сознании. — Судя по всему, главные действующие лица в сборе. Только вот почему-то интонации в голосе начальника СБ выражают искреннее удивление.

Ерос повел глазами из стороны в сторону, пытаясь разглядеть собравшихся, но сделать это ему не удалось.

— Кто дал санкцию на проведение процедуры такого рода? — Начальник СБ рвал и метал. — Ты хочешь, чтобы у этих чертовых сектантов с «Печоры» появился повод выкинуть нас из Системы?

— Да кто впишется за этого изгоя? — В голосе смутно знакомого собеседника Ерос услышал неприкрытые нотки сарказма. — Его же выперли из клана.

— Я навел кое-какие справки. — Голос начальника стал жестким, из него ушли гнев и лишние эмоции. — Его отстранили от дел клана, но не изгнали окончательно. Если он сдохнет или превратиться в овощ, их чертов духовный наставник Ювенарий узнает об этом сразу. Эти дикари имеют между собой ментальную связь.

— Ну и что? — Малознакомый голос источал пренебрежение. — Пришлют ноту протеста в Администрацию добывающей платформы и всех делов.

— Ты хочешь проблем с Илгусом и его Детьми? — На этот раз в голосе начальника СБ звучала неприкрытая угроза. — Корпорация сдаст нас этим живодерам и даже глазом не моргнет!

— Илгус это действительно серьёзно. — Вынужден был согласится неизвестный собеседник. — Васиф, убери этот кусок сектантского дерьма с глаз моих. И утилизируй по-быстрому останки этих неудачников с «Оршеда».

Уже знакомый Еросу боец СБ сгреб его непослушное тело и переложил на гравиплатформу.

— Сделай ему инъекцию антидота и пусть кто-нибудь из бойцов отведет его в мой кабинет. — Начальник СБ неожиданно сказал Васифу. — Глаз с него не спускайте.

Боец молча кивнул и направил гравиплатформу по указанному адресу.

— Вот видишь, Ивар, главное, не суетиться раньше времени и все будет, как надо. — Ерос сидел на удобном диванчике в кабинете начальника СБ и ментально общался с «камнеедом». — Даст Бог, начальство мозги пополощет, да и отправит восвояси.

— Что-то ты стал часто мне попадаться на глаза. — Начальник СБ вошел в кабинет и жестом приказав бойцу покинуть помещение, занял свое кресло за рабочим столом. — Может, все же есть доля правды в слухах что ходят о членах вашей секты?

— Мы не сектанты и наш клан не секта. — Не удержался от возражений Ерос. — Мы чтим нашего Бога и живем своим укладом никому его не навязывая.

— Мне плевать на вас и ваш уклад! — Неожиданно сорвался начальник СБ. — С твоим появлением на добывающей платформе участилась активность этих чертовых хищников. И я нутром чую, что ты приложил к этому руку.

— Вы бы лучше вымогателей и откровенных бандитов к порядку призвали. — Ерос с иронией посмотрел на собеседника. — А не сваливали нераскрытые преступления на «камнеедов».

На удивление начальник СБ не сорвался на крик и не впал в бешенство, он откинулся на спинку кресла и изучающе посмотрел на собеседника.

— Я чего-то не знаю?

Ерос проклинал себя за несдержанность и, стараясь не выдать своего волнения, судорожно искал выход из ловушки, в которую сам же себя и загнал. Откровенничать с безопасником в его планы не входило, но длинный язык вынуждал озвучить хотя бы часть правды.

— Ныне покойный Гурк со своими головорезами вымогал у шахтеров долю с добычи. — Ерос сделал паузу надеясь, что собеседник не станет развивать эту тему. Однако его надежды не оправдались.

— Продолжай. — Начальник СБ нахмурился и с сомнением посмотрел на Ероса.

Тот тяжело вздохнул и выложил собеседнику все, что знал о делах банды с «Оршеда», благоразумно умолчав о событиях, произошедших в его жилой ячейке. Судя по выражению лица безопасника, он явно до этого момента ничего не знал о похождениях Гурка и его людей. Ероса это обстоятельство, мягко говоря, озадачило. Он-то грешным делом считал злодеем именно начальника СБ, а оказалось, что тот, судя по искренней реакции, не при делах.

Выслушав Ероса, хозяин кабинета некоторое время пребывал в задумчивости. Из этого состояния его вывел вошедший без стука мужчина, черты лица которого показались Еросу смутно знакомыми.

— Где-то я точно видел этого хакданца. — Ерос наморщил лоб и напряг память.

Посетитель был среднего роста, атлетического телосложения, с хакданскими чертами лица и высокородной татуировкой на лишенной волос голове. Судя по личному идентификатору, его звали Вахид, он являлся гражданином Республики Хакдан и занимал не последнее место в Администрации добывающей платформы.

— Ты все еще возишься с этим отребьем? — Вахид пересек помещение и вальяжно развалился в кресле напротив хозяина кабинета. — Наложи на него штраф побольше, да и гони взашей. И тебе меньше хлопот и корпорации прибыток, а этот сектант в следующий раз дважды подумает, прежде чем нарушать установленные правила.

— Это какие же правила я нарушил? — Ерос набычился и недобро посмотрел на Вахида. Тот стер улыбку с лица и с угрозой заявил:

— Не закроешь свой рот, выйдешь наружу погулять без скафа. Ты понял меня, дикарь недоделанный?

Ерос не стал вступать в бесполезную полемику и посчитал благоразумным промолчать. Он вспомнил, где слышал этот голос и видел эту наглую физиономию. Во время заключения контракта с добывающей корпорацией этот деятель его собеседовал на предмет лояльности и благонадежности.

Вахид воспринял молчание собеседника за проявление страха и удовлетворенный произведенным эффектом обратился к хозяину кабинета:

— Ты зачем меня звал?

Начальник СБ в двух словах пересказал Вахиду то, что ему поведал Ерос и потребовал объяснений.

Вахид, видимо не ожидал такого развития событий и в первое мгновение впал в замешательство, что не укрылось от внимания присутствующих. Затем поняв, что выдал себя с потрохами, не на шутку занервничал и сделал безнадежную попытку соскочить с крючка.

— Ты что, веришь бредням этого сектанта?

Начальник СБ продолжал молча смотреть на собеседника, сжимая и разжимая лежащие на столе кулаки.

— Ты это серьезно? — Сделал еще одну попытку Вахид. — Гурк конечно не подарок, но такого беспредела, точно не устроил бы. Он так же, как и мы был членом Ордена Воссоединения и знал свое место.

— Долю Гурка отдашь мне. — Не терпящим возражения голосом заявил хозяин кабинета. — Свою долю перечислишь на счет Ордена Воссоединения. Куратору этого сектора я только что отправил сообщение о твоем намерении сделать пожертвование на общее дело. Думаю, Совет Ордена отметит твою щедрость.

В голосе начальника СБ звучала неподдельная издевка. Вахид, поняв бесперспективность своих попыток выкрутиться, согласно кивнул и с ненавистью посмотрел на Ероса.

— Теперь мне точно на добывающей платформе делать нечего. — Ерос с тревогой посмотрел сначала на Вахида, а затем на хозяина кабинета. — Этим хищникам в человеческой шкуре свидетели их темных делишек точно не нужны. В открытую убивать не станут, но устроить несчастный случай точно попытаются.

— Теперь что касается тебя. — Начальник СБ изучающе посмотрел на Ероса. — От лица Администрации добывающей платформы выражаю тебе благодарность за вовремя доведенную до меня информацию. Благодаря тебе корпорация не понесла убытков. Можешь быть свободен.

Ерос молча встал и направился к выходу. Спину буравил ненавидящий взгляд Вахида. Несмотря на благополучный исход дела, Ерос прекрасно отдавал себе отчет в том, что лишившийся приличной статьи дохода хакданец прежде чем от него избавиться, попытается возместить свои потери.

— Надо собрать еще одну партию бирота и можно досрочно разрывать контракт. — Ерос шел по центральному коридору в свою жилую ячейку и пытался решить, как ему действовать дальше. — Если не получится, то сажать на свой «Жмалан» сына Дирбаса, а самому перебираться на ближайший торговый терминал и оттуда удаленно руководить добычей.

— Хотя толку от этого шага будет мало. — Ерос свернул из центрального коридора в сторону своей жилой ячейки. — Диспетчерская служба под давлением Вахида будет выделять не раз отработанные делянки. В результате придется или платить этому ублюдку или сворачивать бизнес.

Добравшись до своей жилой ячейки, Ерос сразу почувствовал, что второй «камнеед» покинул гостеприимное место.

— Ивар, твой приятель решил прогуляться. — Ерос усмехнулся и ментально попросил «камнееда» прекратить слияние. — Пора мой друг заработать еще немного кредитов.

Ивар стек с Ероса на пол и ручейком побежал в сторону висевшего в зажимах скафа. Добравшись до массивных ботинок серебристый ручеек начал словно гуашь в альбоме с раскрасками закрашивать собой поверхность видавшего виды скафа. Пока Ивар занимался живописью, Ерос собирал в контейнер наиболее ценные на его взгляд вещи. В связи с возникшими обстоятельствами его возвращение на добывающую платформу под большим вопросом.

Сборы много времени не заняли, а дорога до парковочного сектора прошла без приключений. Пройдя процедуру идентификации, Ерос миновал переходной шлюз «Жмалана» и направился в рубку.

— Гахир, запускай диагностику всех систем. — Распорядился капитан малого корабля поудобнее устраиваясь в пилотском кресле. — Что у нас с водой, топливом и атмосферой?

— Диагностики запущена, ресходников хватит на неделю.

— Запроси связь с Дирбасом.

— Принято.

Бригадир ответил почти мгновенно.

— Когда вылетаем на делянку? — Голограмма Дирбаса с нетерпением посмотрела на собеседника. — Парни рвутся в бой. Предыдущий заработок многих вдохновил на трудовые подвиги.

Ерос понимающе хмыкнул и сообщил:

— Я уже в «Жмалане». Решил выдвинуться чуть раньше.

— Тогда и мы выдвигаемся. — Дирбас заметно оживился, и его физиономия расплылась в довольной улыбке.

— Я не против. Буксир уже на позиции, так что до встречи.

Бригадир попрощался в ответ и закрыл канал связи.

Дорога до делянки заняла полтора часа. Прибыв на место, Ерос связался с Федором и озвучил план предстоящих работ.

— Давай действовать, как в прошлый раз. Как только первая пятерка АБМ с биротом будет готова к выгрузке, я сразу дам тебе знать.

Федор согласился с предложением и заявил:

— На этот раз должны управиться с погрузкой, разгрузкой раза в два быстрей. Манипулятор я откалибровал, так что проблем быть не должно.

— Когда твой знакомый планирует выдвигаться из Системы?

Федор на минуту выпал из реальности, а затем сообщил:

— Говорит, что не раньше, чем через две недели.

— Отлично. — Ерос довольно осклабился. — Как раз еще одну смену успеем отработать.

— Ну что, за дело?

Федор поддержал желание Ероса начать добычу и закрыл канал связи.

Бригада во главе с Дирбасом подтянулась к месту работ часа через три. К тому времени Ерос провел дополнительную геологоразведку и разбросал АБМ в места добычи бирота.

— Запрос связи от Дирбаса. — Доложил искин «Жмалана».

— Соединяй. — Ерос устало откинулся на спинку кресла и потер лицо руками.

На развернувшемся голо-экране появилось радостное лицо бригадира.

— Гурка и его ребят «камнеед» порвал. — Дирбас хохотнул и хлопнул ладонью по управляющей панели. — Все-таки есть в мире справедливость.

— Бог воздает каждому по его заслугам. — Ерос перекрестился и многозначительно посмотрел на собеседника.

Бригадир побледнел и как бы между делом поинтересовался:

— Значит, все же правда, что члены клана «Печора» могут натравливать «камнеедов»?

— Дирбас, не говори глупости. — Ерос снисходительно посмотрел на бригадира. — Предположим, что эти слухи правда, разве позволил бы я одному из них на себя напасть?

Бригадир на минуту задумался, а затем отрицательно покачал головой.

— То-то же.

— Инфо-пакет с картой добычи от меня получил? — Сменил тему разговора Ерос. — Есть вопросы?

— Вопросов нет. Карту переслал ребятам, они уже во всю сбрасывают АБМ.

— Вот и ладненько.

— Аят с ребятами появлялась? — Как бы между делом спросил Дирбас.

— Они снова сами по себе.

Поняв, что Ерос не желает развивать эту тему, бригадир попрощался и закрыл канал связи.

Гибель Гурка и его банды внесли некоторые коррективы в отношения с Аят. Девушка прислала сообщение Еросу, в котором, ссылаясь на какую-то ерунду, отказывалась от дальнейшей совместной работы. Ерос сразу понял, куда дует ветер, и уговаривать ее не стал. Угроза миновала, и девушка больше не желала делиться частью заработанных кредитов. Требовать расторжения контракта и выплаты неустойки Ерос не спешил. Ему нужно было хотя бы формально обосновать использование буксира-заправщика.

Глава 8

Неделя на делянке началась на позитивной ноте избавления от Гурка с сотоварищами. К тому же, Ерос рассказал об отказе Аят и предложил показать «этим сучкам охреневшим, что без них мы не скучали, да так показать, чтоб они с досады поразбивали потом об переборки свои тупые бошки». Бригада вкалывала как проклятая. Дирбас, делегированный членами бригады, обратился к Еросу с просьбой взять в аренду еще полсотни АБМ и столько же больших контейнеров. Ерос сомневался, что к концу смены они все будут заполнены, но спорить не стал, и буксир Федора притащил с Торгового терминала все, что потребовали новоявленные стахановцы. Работа закипела с новой силой, АБМ как маленькие метеоры падали на поверхность громадных камней и вгрызались в их податливое нутро.

Последние сутки Ерос безвылазно провел в рубке, контролируя обстановку. Ему не хотелось под конец смены облажаться и поставить все под угрозу. Как только последний контейнер с биротом занял свое место в топливном танке, Ерос вызвал на связь Федора.

Когда на голо-экране появилась уставшая физиономия пилота буксира, Ерос попросил:

— Заскочи сначала на топливную платформу, а потом уже двигай в док. Может, я и дую на воду, но смена маршрута будет не лишней.

— Без проблем. — Поддержал Федор. — Перед следующей сменой не надо будет терять время на заправку танка.

— Кредиты на текущие расходы нужны?

Федор отрицательно покачал головой.

— Тогда храни тебя Бог! — Ерос перекрестил голограмму Федора и закрыл канал связи.

На этот раз наш герой решил не искушать судьбу. Сдав добытый марит в хранилища добывающей платформы, он направил «Жмалан» в сторону Торгового терминала «Печора-2». Ерос справедливо полагал, что на территории клана ему точно ничего не угрожает. На полпути к пункту назначения «Жмалан» нагнал легкий крейсер с идентификатором хакданского военного флота. Военный корабль некоторое время шел попутным курсом и облучал «Жмалан» Ероса модулями наведения. Находиться под прицелом почти пары десятков средних пульсаров было еще тем удовольствием. В любой момент капитан легкого крейсера мог превратить «Жмалан» в кучу сплавленного металла.

— Что-то мне подсказывает, что это Вахид проверяет меня на прочность. — Ерос стиснул зубы и вытер тыльной стороной ладони вспотевший лоб. — Решил дать понять, что держит меня за орешки.

— А вот хрен ты угадал интриган недоделанный. — Ерос зло осклабился и запросил связь с малым крейсером.

— Что тебе надо дикарь? — С сарказмом в голосе заявил капитан военного корабля. — Хочешь добровольно сдать контрабанду?

— Я член клана «Печора». — С серьезной физиономией заявил Ерос. — Ты нарушаешь торговое соглашение между моим кланом и Содружеством. Если не прекратишь меня провоцировать. — Ерос сделал паузу и зло посмотрел на собеседника. — Я вызову с базы самообороны клана звено истребителей.

Капитан легкого крейсера усмехнулся и снисходительно посмотрел на Ероса.

— Я вот сожгу тебя харша бесхвостого, а потом сброшу несколько контейнеров с рудой. — Хакданец зло оскалился и чеканя каждое слово продолжил:

— И никто даже не усомниться, что я отправил на то свет отпетого контрабандиста.

Слова собеседника не на шутку испугали Ероса. Сделай капитан так, как он говорит, и никто из представителей клана «Печора» не стал бы вдаваться в обстоятельства гибели без пяти минут изгоя.

— Хотел бы сжечь, уже давно бы открыл огонь. — Ерос всеми силами старался не выдать своего волнения и тяжелым взглядом буравил собеседника. — Передай Вахиду, что я его услышал.

— А у тебя есть яйца сектант. — В голосе капитана промелькнули уважительные нотки. Он сделал вид, что не услышал имя чиновника и продолжил:

— Ты кое-кому задолжал очень много кредитов. Советую отнестись серьезно к возврату долга.

После этих слов капитан закрыл канал связи и легкий крейсер на форсаже стал уходить в сторону от «Жмалана».

— Избавился от одного ярма, тут же одели другое. — Ерос облегченно выдохнул и откинулся на спинку кресла. — Судя по всему, Вахид не оставит меня в покое, пока не вернет свое, а точнее не заберет все мое. Придется тянуть время, а там глядишь, война план покажет.

Как только «Жмалан» вошел в парковочную зону Торгового терминала, управление перехватил кластер искинов логистической службы и направил малый корабль к свободной стыковочной ячейке. Минут через пятнадцать «Жмалан» замер в стыковочных захватах, а Ерос покинув рубку направился к переходному шлюзу.

— Цель прибытия? — Обратился к Еросу боец службы охраны терминала.

Его напарник стоял поодаль, контролируя обстановку с помощью двух боевых дроидов «Бардер-3М». Паукообразные механические убийцы разошлись в стороны и направили на Ероса стволы своих крупнокалиберных пулеметов.

— Торговые дела. — Коротко бросил Ерос и поинтересовался:

— Теперь всех желающих торговать с кланом так встречают?

Боец нахмурился и сообщил:

— На всей территории клана «Печора» введено военное положение. Идет мобилизация. Так что все прибывающие на терминал чужаки подвергаются тщательной проверке.

— Я не изгой, так что вы зря тратите свое время.

— В любом случае мы должны досмотреть корабль на предмет запрещенных грузов. — Нетерпящим возражения тоном заявил боец охраны. — Если ты против, то можешь убираться отсюда по добру по здорову.

Препираться у Ероса не было никакого желания и уж тем более возвращаться на добывающую платформу.

— Смотрите. — Ерос дал бойцам гостевой доступ и пригласил на корабль.

Досмотр носил чисто формальный характер. Напарники бегло осмотрели рубку и каюту, заглянули в пустой карго-бункер АБМ и покинули «Жмалан».

— Кто-то из Администрации торгового терминала определенно решил показать мне место. — Ерос проводил взглядом удаляющихся по центральному коридору бойцов и направился в сторону торговой зоны.

Торговый сектор походил на ярмарку выходного дня на «Печоре». Вокруг многочисленных посетителей сновали лоточники, предлагая съестное и разную мелочевку, то тут то там слышались голоса зазывал, приглашающих посетить торговые лавки. У Ероса от знакомой с детства обстановки, родной речи и запахов домашней еды защемило сердце. Только сейчас он ощутил, как ему всего этого не хватало.

— А может, бросить все и упасть в ноги Ювенарию? — Промелькнула в голове Ероса предательская мыслишка. — Глядишь, старик сжалится и вернет мне прежний статус.

Но минутная слабость прошла так же быстро, как и возникла. Ерос прекрасно понимал, что обратная дорога ему закрыта навсегда. За все время существования клана «Печора» Советом не было удовлетворено ни одного прошения о возвращении статуса изгою или отлученному.

Прежде чем арендовать жилье, Ерос решил узнать обстановку в клане и послушать последние новости. Клан «Печора» являлся закрытым сообществом и его внутренние дела не освещались в инфо-сети. Торговый сектор именно то место, где, обходя торговые заведения, можно услышать последние новости и в непринужденной беседе выяснить обстановку в Системе.

Первым делом Ерос зашел в оружейную лавку. Продавец, молодой парень лет двадцати, подскочил к посетителю и устроил полноценную презентацию имеющегося в наличии товара. Потенциальный покупатель его не перебивал. В моменты, когда молодой человек переходил от теории к практике и начинал демонстрировать образцы оружия, Ерос задавал наводящие вопросы и получал вполне адекватные ответы.

— А есть что-то достойное из гражданского оружия? — Поинтересовался Ерос и вернул продавцу армейский импульсник хакданского производства. — Армейские образцы имеют мощный заряд и применять их для самообороны на станциях и терминалах, мягко говоря, неблагоразумно.

Продавец понимающе хмыкнул и повел его в соседний зал.

— Могу предложить компактный игольник нивэйского производства. — Продавец указал на небольшой автомат. — Убойная сила снижена в два раза по сравнению с армейскими образцами. Идеальное оружие для твоих условий.

Ерос взял в руки компактную трещотку и повертел ее в руках. Автомат был очень компактный и легкий. При необходимости можно откинуть приклад и вести прицельный огонь. Пятьсот тончайших и невероятно прочных иголок умещались в компактном магазине, расположенном в передней части автомата.

— Беру. — Озвучил свое решение Ерос и перевел на счет магазина необходимую сумму.

Продавец расплылся в довольной улыбке и предложил:

— Не желаете помимо бронебойных приобрести разрывные иглы?

Ерос подумал и оплатил еще пару магазинов с разрывными зарядами.

Следующие полтора часа Ерос бродил по торговому сектору и заходил в различные торговые лавки. Там он перекинулся парой слов с охранником, тут купил у продавца ненужную мелочевку и вывел его на нужный разговор. В конце концов Ерос добился желаемого и зашел в небольшую закусочную. Заказав блинов с морепродуктами, аналог земной сметаны и кружку кваса, он уселся за один из столов, парящих над полом, и принялся анализировать собранную информацию.

— Что мы имеем? — Ерос откинулся на спинку из перекрученных жгутов силового поля и скрестил руки на груди. — Клан активно готовится к вторжению Жуков в Систему.

— Полным ходом идет мобилизация боеспособного населения и оснащение гражданских судов различным вооружением.

— Спасибо. — Ерос поблагодарил официанта, принесшего заказ. Затем обильно, смазав пару блинов сметаной, отправил первый в рот.

— Флот Содружества, расположенный в Системе, пока еще не усиливали, но это только пока. — Прожевав один блин, Ерос принялся за второй. — Надо бы с Савелием пообщаться, он-то наверняка в курсе какую стратегию собирается применить Совет клана в предстоящем сражении.

— Надеюсь, Ювенарий не пожалеет кредитов и даст добро на заключение контрактов с наемными отрядами. Заваливать Жуков трупами членов клана, мягко говоря, недальновидно.

Расправившись с блинами, Ерос сделал пару глотков душистого кваса и вернулся к рассуждениям:

— Надо бы выработать план действий на случай, если Жуки доберутся до добывающей платформы. Оказывать сопротивление нечем, да и в случае массированного налета истребителей Жуков это не даст никакого результата. Разумнее переждать нападение в надежном убежище, где можно будет попробовать организовать противоабордажную оборону. Такая тактика даст хоть какой-то шанс на выживание.

— Осталось дело за малым, найти это самое надежное убежище.

Придя к таким выводам, Ерос рассчитался за еду и покинул закусочную. В планах у него было снять недорогое жилье и скоротать в нем время до начала следующей смены.

* * *

Поселился Ерос в точной копии жилой ячейки, что недавно покинул на добывающей платформе. Только бардак устроить пока не успел, последние десять часов он проспал без задних ног. Видимо, сказался пережитый стресс и напряженная работа на делянке. Разбудил Ероса запрос связи от Савелия. Продрав глаза, и окончательно стряхнув с себя остатки сна, он сел на кровати и открыл канал связи.

— Я получил твое сообщение. — Заявил Савелий, изображение которого возникло в поле зрения нашего героя. — Все действительно очень серьезно. По данным разведки в пограничной с нашей Системе скопилось до тридцати астероидов Роя. Флот Содружества постоянно мониторит изменения численности противника. Прогнозы неутешительные, Жуки продолжают накапливаться.

— Сколько времени, по-твоему, у нас есть? — Ерос потер ладонями лицо и встал с кровати. — Семью не думаешь эвакуировать из Системы?

— Вторжение может начаться в любой момент. С Жуками что-либо предсказывать невозможно.

— Эвакуация уже идет полным ходом. Семьи членов клана организованно перебрасывают через порталы в подземные убежища, разбросанные по всей Системе «Сард». Ювенарий заручился поддержкой Илгуса, так что в Систему должны прибыть несколько ударных линейных кораблей из состава его личного флота.

— Тогда реально есть шанс отбить Систему. — Не скрывая радости, заявил Ерос. — Ударный флот предводителя псионов в связке с оборонительными возможностями клана существенно повышает шансы на победу.

— Ювенарий заявил, что оборонять будут только «Печору». — Приземлил собеседника Савелий. — Остальные обитаемые планеты и пустотные объекты сами по себе.

— Его можно понять. — Ерос погрустнел и, тяжело вздохнув, сел на край кровати. — Он стремится сохранить прародительницу клана. Если допустить ее уничтожение, все развалится и клан «Печора» перестанет существовать.

Савелий понимающе хмыкнул и сообщил:

— Со дня на день в Систему должны прибыть несколько крупных наемных отрядов. Совет клана не поскупился.

— Лучше бы Совет договорился с Содружеством, было бы больше пользы. — В голосе Ероса слышался неприкрытый сарказм. — Наемники в критический момент могут все бросить, выйти из боя и уйти из Системы. Вояки Содружества так точно поступить не смогут, даже если захотят.

— Политика. — С не меньшим сарказмом заметил Савелий. — Мы все с даром и, как говорит Ювенарий, у нас свой путь развития.

— Бог им всем судья! — Многозначительно заметил Ерос. — Главное, сбереги себя и свою семью.

— Уж постараюсь.

— А ты что решил?

— Останусь в Системе. В мобилизации мне отказали, а к наемникам идти — это равносильно самоубийству. Они новичков на старье сажают и в первых рядах бросают в самое пекло.

— Будь на связи. — Савелий многозначительно посмотрел на друга. — Всегда можешь рассчитывать на меня.

— Я тебя услышал. До связи, дружище.

Ерос закрыл канал связи.

Несмотря на заверения Савелия, Ерос прекрасно понимал, что друг ему сможет помочь только ценой своей карьеры или даже жизни. Такой размен для нашего героя был абсолютно неприемлем.

— Ну что, Ивар, придется нам рассчитывать только на себя.

В ответ «камнеед» прислал серию мысли-образов, говорящих о готовности сражаться до последнего.

Все время пребывания Ероса на Торговом терминале Ивар вел себя тише воды ниже травы. Видимо, присутствие большого числа одаренных поумерило его боевой настрой, и обострило чувство самосохранения. Ероса покладистость питомца радовала. Раскрой он свое присутствие и служба безопасности совместно с обитателями Торгового терминала распылила бы их обоих в мгновение ока. Члены клана «Печора», в отличии от граждан Содружества, имели большой опыт охоты на этих грозных хищников.

— Пора бы что-нибудь перекусить и узнать у Дирбаса обстановку на добывающей платформе. — Ерос одел «Увекс» и направился в торговый сектор. Давиться едой из пищевого синтезатора ему совершенно не хотелось.

Суета и столпотворение в торговом секторе еще больше усилилась. Пустотную инфраструктуру никто защищать не собирался, и торговцы об этом прознали одни из первых. Они стремились как можно быстрее распродать свой товар и предлагали неплохие скидки. Ерос не удержался от соблазна и плюнув на еду погрузился в омут шопинга.

— Почем отдашь этот скаф? — Ерос указал на нивэйскую модель «Алшан-4М». Скафандр четвертого поколения имел инженерную комплектацию, отличное подспорье в работе технического специалиста, стоил в новом исполнении почти восемьсот тысяч кредитов.

— Отличный выбор! — Продавец подскочил к потенциальному покупателю и принялся расписывать достоинства продвинутого изделия.

Ерос отлично знал все преимущества и недостатки этого скафа, но продавца не перебивал. Это своеобразная прелюдия к торгу. Каждая из сторон об этом знала и старалась соблюдать традицию.

— Восемьсот пятьдесят тысяч кредитов. — Наконец, объявил цену продавец. — В стоимость входят элементы питания экзоскелета и десяток картриджей системы жизнеобеспечения.

Ерос прикинул в уме стоимость полного набора и возмущенно фыркнул.

— Семьсот за все и ни кредита больше.

Торговец аж подпрыгнул от возмущения.

— Да побойся Бога! Таких расценок нет даже в центральных мирах Содружества.

— Я свою цену сказал. — Ерос усмехнулся и скрестил руки на груди. — Жуки тебе за него, вообще, ничего не заплатят.

Продавец аж побагровел от возмущения, но волю эмоциям не дал. Ерос в свою очередь предоставил время оппоненту успокоиться, а затем предложил:

— Отдаешь скаф по моей цене, и я в довесок заберу у тебя весь этот хлам.

Ерос указал на тройку полуразобранных боевых дроидов третьего поколения «Тиссом-3У». Эту модель лет десять назад хакданцы сняли с производства. Ему на смену пришла значительно более продвинутая модель четвертого поколения.

Продавец посмотрел на кучу мертвого железа, потом на Ероса, затем немного подумал и объявил:

— Семьсот пятьдесят за скаф и пятьсот за дроидов.

Ерос картинно закатил глаза, трагически вздыхая, с новыми силами принялся торговаться…

После получаса ожесточенной торговой баталии стороны нашли компромисс и, судя по выражениям лиц, остались довольны полученным результатом.

— Не знаешь, когда начнется эвакуация с торгового терминала? — Ерос сидел за небольшим столиком с чашкой душистого травяного чая и наблюдал, как юный работник торговой лавки укладывает его покупки в контейнеры.

Продавец, который, как оказалось, являлся по совместительству и владельцем лавки, на минуту задумался, отхлебнул из чашки чая и сообщил:

— Официально эвакуацию объявлять не будут. Каждый сам решает, когда ему делать отсюда ноги. Мы с сыном будем торговать, пока есть продажи, вывозить товар нам некуда и не на что. На крайний случай в парковочном секторе терминала имеется челнок. Случись что, закроем лавку и бегом на корабль. Вояки объявили, что будут принимать членов клана на базе самообороны до последнего.

— Понятно. — Ерос сделал большой глоток, довольно крякнул и поставил чашку на столик. — Рад был познакомиться, удачи тебе, дружище.

Продавец в свою очередь пожелал Еросу удачи, и наш герой, дав распоряжение о доставке покупок, покинул торговую лавку. Товар должны доставить в камеру хранения парковочной ячейки, в которой находился «Жмалан». Еще примерно час Ерос потратил на покупку недостающих модулей боевых дроидов. В торговых лавках, где продавались бывшие в употреблении или восстановленные умельцами модули, товар сейчас предлагался фактически на вес. Ерос воспользовался случаем и забил средний контейнер всякой нужной мелочевкой, запасными модулями, расходными материалами и механическими запчастями.

Благодаря затянувшемуся шопингу завтрак плавно перетек в ужин. Ерос сидел в небольшой забегаловке, хлебал наваристую похлебку, заедал ее пирожками с мясом и наслаждался вкусом знакомой с детства еды.

— Кого я вижу! — Ерос услышал за спиной смутно знакомый голос, а затем его по-дружески шлепнули по плечу. — Ты какими судьбами здесь, дружище?

После этих слов напротив Ероса уселся коренастый парень лет тридцати и расплылся в добродушной улыбке.

— Анисим, ты ли это? — Ерос положил ложку на стол и картинно раскинул в стороны руки.

Друзья обнялись и снова уселись за стол.

— Ты же, вроде, контракт продлил и на службе в самообороне остался?

— Эх! — Анисим сокрушенно махнул рукой. — Пришлось расторгнуть контракт досрочно и семейное дело возглавить.

— А что так? — Ерос в недоумении вскинул брови.

Анисим нахмурился и пояснил:

— Арварцы батю на абордаж взяли в буферной зоне, так он и сгинул. А у меня ж в семье из мужиков только я да батя. Вот и пришлось с военной службой завязать да в торгаши податься.

Друзья помолчали, каждый думая о своем.

— Ну, а ты-то сам как? — Первым нарушил затянувшееся молчание Анисим. — Слышал, что тебя Совет клана от дел отстранил.

Анисим сочувственно посмотрел на приятеля.

— Чем сейчас занят?

Ерос в двух словах рассказал бывшему сослуживцу о своем житье-бытье и предложил пропустить по стаканчику Сикера.

— Вот оно как. — Взгляд Анисима сменился с сочувственного на уважительный. — Я всегда знал, что у тебя деловая хватка. А дрянь эту пить не буду, давай лучше самогоночки домашней выпьем.

С этими словами Анисим достал из небольшого кофра квадратную емкость литра на полтора и выставил ее на стол. Ерос расплылся в довольной улыбке и попросил служащего заведения принести пару стаканов.

— Давай за победу над супостатом выпьем. — Анисим разлил в принесенные стаканы настоянного на травах спиртного напитка. — Много наших поляжет, силен Рой, но я думаю, что шанс на победу все же есть.

Ерос согласился с приятелем, чокнулся с ним и залпом выпил содержимое стакана. По телу тут же разлилось приятное тепло, а во рту появился ягодный привкус.

— Ух, хороша! — Анисим занюхал выпивку рукавом. — Еще по одной?

Ерос не стал возражать и молча протянул сослуживцу свой стакан. Анисим разлил очередную порцию, и приятели, чокнувшись, опрокинули в себя спиртное.

— Тебя-то мобилизовали? — Ерос отдышался и вытер тыльной стороной ладони выступивший на лбу пот. — Поди, на истребителя посадили?

Анисим отрицательно покачал головой, взял с тарелки последний пирожок с мясом. Разломил его пополам он одну половину положил на тарелку Ероса.

— В семье я один кормилец. Совет клана постановил таких, как я, пока в резерве держать. Два средних транспорта из семейного флота пришлось модернизировать в легкие носители, а по торговым делам контейнеровоз летает. Из него все равно ничего путного не сделаешь. Если наемники драпанут, вот тогда нас и бросят последним резервом.

Анисим не спеша наполнил стаканы и расслабленно откинулся на спинку стула.

— Поняяяятно. — Протянул Ерос, затем взял половинку пирожка и вытянул руку со стаканом в сторону собеседника. — Давай за встречу выпьем, действительно рад тебя видеть.

— Взаимно.

Друзья выпили и беседа сама собой потекла совсем в другом русле. Вспоминались общие знакомые, знаменательные события и так далее и тому подобное. Несмотря на смену темы разговора Ероса не отпускала одна идея, которая все никак не могла окончательно сформироваться в его одурманенном алкоголем мозгу. В конце концов чудо случилось и в голове нашего героя собрался пазл из трех частей: бирот, Анисим и контейнеровоз. Озаренный родившейся наконец идеей Ерос обратился к собеседнику с вопросом:

— Дружище, как часто и куда конкретно твой контейнеровоз летает из Системы?

Анисим прекратил смеяться над очередным воспоминанием из далекой юности и испытующе посмотрев на Ероса ответил вопросом на вопрос:

— А тебе это зачем?

— Да просто на складе товар скопился, а время сейчас, сам знаешь какое. — Ерос сделал многозначительную паузу. — Надежного перевозчика днем с огнем не сыщешь.

Анисим заметно расслабился и с улыбкой на лице уточнил:

— А что за товар?

— Сотни три больших контейнеров с рудой.

Анисим на некоторое время выпал из реальности, а затем сообщил:

— Я тебе отправил инфо-пакет с графиком и маршрутом на ближайшие три недели.

Нейросеть Ероса сообщила о получении сообщения от собеседника.

— Если надумаешь отправить груз, дай знать. Доставим твой товар в лучшем виде, да и скидку сделаю приличную. — Анисим многообещающе подмигнул Еросу. — Только вот далеко мы не летаем, маршруты только по ближайшим Системам. Время неспокойное, так что стараюсь не рисковать.

— Да мне далеко и не надо. — Ерос взял на себя обязанности бармена и разлил по стаканам очередную порцию самогонки. — Ближайшая торговая площадка в любой из соседних Систем подойдет идеально.

Анисим понимающе усмехнулся и, чокнувшись с приятелем, опустошил свой стакан. Ерос сделал вид, что не заметил намека собеседника на контрабанду и последовал его примеру.

Глава 9

Пробуждение, как ни странно, прошло без мучений. Похмелье о себе почти не давало знать. Разве что незначительная сухость во рту, да неприятный привкус говорили о вчерашнем застолье. Провалов в памяти не наблюдалось и Ерос прекрасно помнил, что расстались они с Анисимом тепло и по-дружески. Сослуживец настойчиво предлагал Еросу отправиться на соседний Торговый терминал, являющийся территорией Содружества, и посетить там одно тематическое заведение. Однако Ерос проявил благоразумие и во все тяжкие не пустился.

Не успел Ерос принять душ и устроиться с чашечкой кааса в удобном кресле, как поступил запрос связи от Дирбаса. Сделав пару глотков бодрящего напитка, Ерос тяжело вздохнул и открыл канал связи. Возникшая в поле зрения напряженная физиономия бригадира сразу его насторожила.

— Что-то случилось?

— Тут такое дело. — Дирбас замялся и отвел глаза.

— Не тяни харша за хвост, дружище. — В голосе Ероса послышалось раздражение.

— Вахид требует, чтобы ты вернул долг. — На одном дыхании выдал бригадир. — Дал тебе двое суток на сбор кредитов.

— Он сам с тобой общался?

— Нет. — Дирбас отрицательно мотнул головой. — Прислал Васифа из штурмового отряда СБ.

— Тебе и ребятам бояться нечего. — Поспешил успокоить бригадира Ерос. — Это касается только меня. Я все улажу в самое ближайшее время.

Дирбас немного успокоился и между делом поинтересовался:

— Ко мне сын прилетел, наши договоренности в силе?

— Конечно, в силе. — Ерос с трудом выдавил из себя улыбку. — Одну смену с тобой по стажируется, а потом на мой «Жмалан» перейдет.

— Добро. — Дирбас довольно осклабился и сменил тему разговора.

— Тут ко мне Аят подкатывала, все выспрашивала, сколько мы руды добыли. Я ничего скрывать не стал, сказал все как есть.

— Правильно сделал. Я и не собирался делать из этого секрет.

После этих слов Ерос пожелал бригадиру удачи и закрыл канал связи.

В свете сложившейся в Системе «Сард» обстановке Ерос чего-то подобного ожидал от Вахида.

— Судя по всему, он готовится покинуть Систему. — Ерос заказал себе еще одну порцию бодрящего напитка. — Ни для кого не секрет, что добывающая платформа вторжение Жуков, скорее всего, не переживет.

Забрав из лотка пищевого синтезатора ароматный напиток, Ерос вновь устроился в кресле.

— Вот и решил Вахид перед отлетом стрясти с виновника своих потерь все и сразу.

— Платить ему я точно ничего не буду. — Ерос сделал пару глотков кааса. — Отработаю последнюю смену, досрочно расторгну контракт и засяду на Торговом терминале клана.

— Надеюсь, этот урод не успеет сбежать из Системы, и Жуки сожрут его в первую очередь.

С этой позитивной мыслью Ерос допил остатки кааса и погрузился в пучину инфо-сети. Все оставшееся время до вылета на смену он решил посвятить сбору информации. Предстояло внести коррективы в уже выстроенные планы и выработать стратегию на случай вторжения Жуков в Систему.

Время пролетело незаметно. Ерос успел отоспаться на пару месяцев вперед и насытиться домашней едой. Знакомая атмосфера, царящая на Торговом терминале, встреча с Анисимом, разговор с Савелием, вернули ему уверенность в себе и своих силах. Привели мысли в порядок и заставили посмотреть на все проблемы совсем с другой стороны.

Оплатив жилую ячейку на две недели вперед, Ерос облачился в рабочий скаф, дождался, пока Ивар займет свое привычное место, и отправился в парковочный сектор. Пройдя процедуру идентификации, он миновал переходной шлюз «Жмалана» и в рубке занял кресло пилота.

— Гахир, запусти процедуру полной диагностики.

— Выполнено. — Тут же отрапортовал искин.

Пока все системы малого корабля опрашивались искином, Ерос внес двухнедельную арендную плату за парковочную ячейку и камеру хранения. Покупки он решил с собой не брать.

— Все системы в рабочем состоянии. — Доложил Гахир.

— Начинай расстыковку и выход в парковочную зону торгового терминала.

— Принято.

Расчет маршрута до делянки заняла у Ероса пару минут. Сбросив результаты своих трудов искину, он откинулся на спинку кресла и запросил связь с Федором. Тот не заставил себя долго ждать.

— Я уже в пути. — Сообщила Еросу голограмма пилота буксира. — Говорят, что в ближайшее время закроют Систему. Надо торопиться с вывозом бирота.

— В Систему прибыла только малая часть наемных отрядов, так что дней десять у нас точно есть. — Успокоил собеседника Ерос. — Кроме того, я нашел еще один вариант вывоза бирота.

— И как это нам поможет? — В голосе Федора слышался неприкрытый сарказм.

— Владелец судна резервист. — Пояснил собеседнику Ерос. — Его корабль имеет идентификатор флота самообороны клана «Печора». Дальше надо объяснять?

Федор отрицательно мотнул головой и довольно осклабился.

— Это в корне меняет дело.

— На обратном пути можно закупить с полсотни истребителей и по прибытии в Систему «Сард» выставить их на продажу. — Выступил с предложением Федор. — Это позволит неплохо заработать.

— А если взять в долю хозяина корабля, то на внешней подвеске можно будет пару-тройку легких крейсеров с прыжковым двигателем притащить. — Поддержал идею товарища Ерос. — Один можно оставить себе, а остальные выставить на продажу.

Следующие полчаса собеседники обсуждали всевозможные варианты быстрого заработка. В результате все же остановились на истребителях и легких крейсерах. Вариант выглядел наиболее ликвидным и легко осуществимым. Придя к такому решению, Ерос распрощался с Федором и закрыл канал связи.

Дорога до делянки прошла без приключений. Как Ерос и рассчитывал, устраивать провокацию в Системе, где объявлено военное положение, не решится даже самый отмороженный вояка. Федор уже сбросил топливный танк и в данный момент цеплял на буксировочную оснастку первую партию АБМ. Бригада шахтеров во главе с Дирбасом задерживалась, и это Еросу на руку. Без посторонних глаз он в течение часа сбросил часть АБМ в места добычи бирота.

— Гахир, покажи мне карту добычи с учетом выработки месторождений. — Попросил искина Ерос.

Над управляющей панелью развернулось объемное изображение с указанием параметров добычи. Ерос увеличил те зоны, где в данный момент работали АБМ. Судя по телеметрии, поступающей с установленных добывающих модулей, почти все точки добычи бирота уже на грани выработки.

— Четверо суток и АБМ придется поднимать с поверхности. — Ерос нахмурился и принялся более подробно изучать карту добычи. — Полсотни контейнеров точно не удастся заполнить. Остались только совсем мелкие жилы.

— Как не крути, а придется расширить зону добычи и провести еще одно сканирование.

Повертев карту добычи так и этак, Ерос выделил приличный участок и отдал распоряжение искину следовать в точку с заданными координатами. Почти два часа «Жмалан» осторожно пробирался между огромными камнями к месту назначения. К этому времени на делянку прибыл Дирбас с членами бригады и сходу включился в добычу руды. Следующие двое суток Ерос проводил геологоразведку и составлял подробную карту месторождений.

Слияние разумом с Иваром и осмотр окрестностей его глазами от раза к разу проходил проще и с меньшими последствиями для организма. У Ероса сложилось впечатление, что его мозг и тело постепенно адаптируются к новым условиям. С одной стороны, его это радовало, а с другой вызывало беспокойство. Взаимодействие разума человека и «камнееда» не изучено, и последствия таких экспериментов могут иметь серьезные последствия. В своей жизни он давно усвоил, что за все так или иначе приходится платить. Ерос не хотел превратиться в мутанта с измененным ДНК и разрушенной психикой.

После очередного отдыха Ерос принял душ и с чашкой кааса устроился в пилотском кресле.

— Гахир, начинай подъем АБМ и подготовь их к сбросу в новые точки добычи. — Ерос развернул обновленную карту добычи и обозначил места сброса.

— Принято.

Корпус «Жмалана» вздрогнул и не спеша двинулся по заданному маршруту. Ерос пил каас и по карте отслеживал выполнение поставленной задачи.

— А это еще что за хрень? — Ерос одним глотком допил остатки кааса, поставил чашку на управляющую панель и увеличил заинтересовавший его участок карты. — Не может быть!

Среди множества камней разной формы и размера расположился астероид подозрительно правильной округлой формы. Еще большее подозрение вызывало его геологическое строение. Он целиком состоял из марита, только вот руда под воздействием неизвестных факторов спеклась в монолитную массу и превратила Астероид в бронированный «орех».

Ерос перехватил управление у искина и приблизил «Жмалан» к поверхности загадочного объекта.

— Гахир, проведи направленное сканирование на максимальную глубину.

Искин задействовал штатный сканирующий модуль максимально сузив сектор сканирования.

— Я так и знал! — Ерос развернул объемную картинку с результатами сканирования. — Ну, здравствуй, подарок из прошлого.

На картинке четко видно, что внутренности трехкилометрового астероида изъедены многочисленными переходами, кавернами и пещерами разной формы и размера. В их искусственном происхождении Ерос не сомневался. Устаревшее сканирующее оборудование не позволяло составить полную картину внутреннего строения астероида, и Ерос решил для этой цели использовать Ивара.

— Дружище, давай посмотрим, что у него внутри. — Ерос серией мысли-образов объяснил «камнееду», что от него требуется.

Ивар тут же выполнил просьбу хозяина. Однако идиллия длилась всего несколько секунд. «Камнеед» неожиданно прервал слияние, и в сознание Ероса обрушилась лавина мысли-образов, обозначающих опасность.

— Да что тебя так встревожило? — Ерос безуспешно пытался успокоить разбушевавшегося питомца. — Успокойся и объясни в чем дело!

Ивар внял просьбам Ероса, и поток мысли-образов стал складываться в понятную картину. «Камнеед» назвал астероид логовом врага, затем следовали картинки различных существ, смутно напомнивших Еросу обитателей Роя. Во время службы в самообороне клана ему пришлось изучить терабайты информации о Первой войне с Жуками. Их тактику, технику и живую силу. Ероса озадачила осведомленность «камнееда» по этой тематике.

— Откуда ты знаешь о враге? — Ерос попытался выяснить источник информации Ивара.

Ответ не заставил себя долго ждать.

— Я вышел из Единого целого, а оно знает о враге все!

Следующие полчаса Ерос пытался выяснить, что такое Единое целое и как из него можно выйти. Ивар в ответ слал многочисленные мысли-образы, смысл которых Ерос так и не понял. Осознав бесперспективность своих попыток, Ерос вновь вернулся к решению насущных проблем.

После недолгих уговоров, Ивар открылся для слияния, и Ерос отсканировал злополучный астероид. Результаты сканирования его приятно удивили.

— Ну вот и решена проблема убежища. — Ерос и так, и этак крутил объемное изображение результатов сканирования корпуса боевого корабля Роя. — Если установить армейский жилой модуль, мощную систему жизнеобеспечения и генераторы силовых полей, получится неплохая база. Сюда можно будет перебазироваться с добывающей платформы, как только начнется вторжение.

Идея устроить из астероида Роя базу-убежище настолько захватила Ероса, что он решил пойти дальше. Ведущие государства Содружества в самом начале Второй войны с Жуками создали исследовательские центры по изучению захваченной техники и особей Роя. Хакданцы, антранцы, нивэйцы и арварцы до сих пор пользовались технологиями, которые были переняты у Жуков после Первой войны. Во второй войне союзники с не меньшим рвением старались опередить друг друга в захвате или покупке трофеев. Чтобы хоть как-то регламентировать сбор трофеев и избежать разногласий между союзниками в законодательство Содружества был внесен ряд дополнений. Астероид Роя приравнивался к кораблю Большого класса. Тот, кто захватил или нашел бесхозный астероид Жуков, признавался его владельцем.

Ерос решил воспользоваться поправками в законодательство в полной мере и заявить об обнаружении Астероида Роя в регистрационную службу Содружества. Благодаря загруженной базе «Содружество» 3-го ранга наш герой знал какие формальности необходимо соблюсти и не замедлил применить свои знания на практике. В первый момент чиновники посчитали его заявление шуткой. Однако после выяснения всех обстоятельств пошли странному заявителю навстречу и присвоили найденному трофею идентификатор «Печора», а Ероса зарегистрировали как владельца корабля Большого класса.

— Гахир, заводи «Жмалан» вот в эту расщелину. — Ерос обозначил на объемной схеме Астероида Роя нужную точку. — Судя по данным сканирования, её размеры позволяют свободно пройти внутрь пещеры.

— Принято.

«Жмалан», поигрывая маневровыми и изменяя тягу основных двигателей, начал сближение с Астероидом. Ерос синхронизировал нейросеть и наружные оптические сенсоры малого корабля и с интересом наблюдал за процессом. Поверхность огромного камня была изрыта спекшимися кратерами. В них нетрудно узнать следы применения мощного энергетического оружия. То тут, то там угадывались технологические отверстия искусственного происхождения. Та самая расселина, сквозь которую Ерос планировал завести малый корабль, не была исключением.

«Жмалан» без проблем прошел сквозь импровизированный переходной шлюз и оказался в огромной пещере.

— Да здесь пару-тройку тяжелых крейсеров запарковать можно, не то что «Жмаланы». — Ерос переключил оптические сенсоры в ночной режим и завороженно осматривал огромное помещение. — Установить парковочную систему с генератором силового поля и получится приличных размеров док.

Бегать по темным коридорам у Ероса не возникло никакого желания. Поэтому, как только «Жмалан» замер на небольшой площадке, пара ремонтных дроидов «Огель-3М» разбежалась по ближайшим тоннелям. Их сенсоров вполне достаточно для первичного осмотра. После пяти часов исследований Ерос твердо решил заняться обустройством нового корабля.

— Сюда бы движки с Линкора присобачить и можно без проблем бороздить вакуум Системы. Только вот стоят они просто гору кредитов, так что пока придется повременить с мобильностью.

Ерос обозначал на объемной схеме Астероида те или иные помещения и указывал их назначение. На первом этапе освоения все выглядело скромно. Док, жилой сектор, реакторная, пару складов и все это группировалось в примерном геометрическом центре будущего корабля. К центральному помещению приличных размеров, где Ерос планировал обустроить жилую зону, словно лучи, сходились основные коридоры. Их концентрическими кругами пересекали второстепенные коридоры, соединяющие между собой множество помещений. Ерос считал такую планировку скорее достоинством, чем недостатком. В таких условиях легко наладить эффективную оборону от абордажных команд противника, что в сложившихся обстоятельствах задача номер один.

От построения грандиозных планов нашего героя отвлек запрос связи от Федора. Ерос нехотя свернул голограмму будущего корабля и открыл канал связи.

— Ерос, ты куда пропал? — В голосе пилота буксира слышались тревожные нотки. — Я тебя не вижу на тактическом терминале.

— Не беспокойся, Федь, я тут неподалеку. — Поспешил успокоить товарища Ерос. — Первая партия АБМ будет готова к подъему через час. Так что можешь к этому времени подтягиваться с буксиром для заполнения контейнеров.

— В зоне добычи появилась нездоровая активность. — Федор продолжал нервничать несмотря на попытки собеседника его успокоить. — Легкий крейсер с идентификатором добывающей корпорации несколько раз за последние десять часов прошел в верхней и нижней полусфере Астероидного пояса. Сенсоры буксира зафиксировали активное облучение системами наведения.

— Чёртов Вахид, все никак не успокоится. — Пробурчал Ерос. — Придется ускориться и свернуть работы раньше времени.

— Кто такой этот Вахид, и что ему от нас надо?

— Это тот, кто прикрывал Гурка на добывающей платформе. — Пояснил Федору Ерос. — Банду сожрали «камнееды», вот Вахид и решил взять дело в свои руки.

Федор разразился матерной тирадой и поддержал решение по скорейшему завершению работ. Ерос сделал еще одну попытку успокоить собеседника, но тот лишь выругался и закрыл канал связи.

Ерос отдал команду искину «Жмалана» выдвигаться в зону добычи бирота. Спустя четыре часа почти все АБМ опустошили свои карго-бункеры, а Федор разместил заполненные их содержимым контейнеры в топливном танке.

— Гахир, поднимай последнюю АБМ и будем завершать работу. — Ерос сидел в кресле пилота и накачивал себя каасом. — И дай знать Дирбасу, что смена закончена.

Искин направил «Жмалан» к уже почти поднявшемуся с поверхности добывающему модулю. В тот момент, когда АБМ почти в плотную подошла к малому кораблю в нее на большой скорости воткнулась торпеда. Вспышку и взрыв Ерос не увидел, АБМ мгновенно разорвало в клочья и ее обломки словно пучок шрапнели превратили «Жмалан» в дуршлаг.

Ерос даже не успел осознать, что лишился половины своего тела. Один из обломков пробил наружную обшивку, срезал часть управляющей панели и разделив тело Ероса на две части застрял в пилотском кресле. Вспышка боли, затем серия уколов медицинского модуля скафа и сработавшая полусфера, отделившая голову от заполнившего рубку вакуума. Сознание поплыло от антишоковых препаратов и потери крови.

Ивар среагировал молниеносно, его тоже разделило на две части. Однако это обстоятельство не помешало ему сосредоточить себя с двух сторон разреза и буквально спаять две части скафа с застрявшем в теле Ероса обломком. Благодаря разгерметизации рубки, температура обломка значительно понизилась, в результате чего практически полностью остановилось кровотечение. Система жизнеобеспечения скафа перешла в аварийный режим и худо-бедно выполняла свои функции.

— Ну, вот и всё. — Ерос неподвижно лежал в кресле пилота и смотрел сквозь пробоину корпуса на россыпь звезд. — Эти сволочи все же меня достали. А ведь только все стало налаживаться…

Ерос чувствовал, как жизненные силы его покидают. Нейросеть сыпала предупреждениями о непосредственной угрозе жизни. Среди этих предвестников смерти затесался запрос связи от Федора. Ерос открыл канал связи и увидел в поле зрения ошарашенное лицо приятеля.

— Живой? — Удивлению Федора не было предела.

— Цепляй «Жмалан» и тащи его к ближайшему торговому терминалу. — С трудом выдавил из себя Ерос. — Если поспешишь, то у меня появится шанс.

— Давай я эвакуирую тебя на буксир. «Жмалан» слишком тяжелый, я его буду тащить часа четыре, не меньше.

— Меня нельзя двигать. — Ерос с трудом перевел дух и продолжил:

— Делай что говорю, если не хочешь, снова остаться безработным.

Федор засуетился, запричитал и закрыл канал связи.

Время тянулось медленно, Ерос то погружался в забытье, то ненадолго приходил в себя. В очередной раз он очнулся, когда захваты буксира сомкнулись на корпусе малого корабля. «Жмалан» вздрогнул и, судя по нарастающему мельтешению звезд в пробоине корпуса, буксир начал свой долгий забег до Торгового терминала.

В тот момент, когда нейросеть сообщила о прохождении точки невозврата, в дело снова вступил Ивар. «Камнеед» буквально ворвался в сознание Ероса и оба разума переплелись в круговерти слияния. Ивар буквально накачивал энергией умирающее тело своего носителя. Клетки плоти получили конкретный энергетический пинок и нехотя запустился процесс регенерации. Полностью восстановить изуродованное тело было задачей невыполнимой, а вот значительно продлить его агонию стало реально. Ерос приободрился, его сознания наполнила карусель бесконечных мыли-образов. Он не понимал их смысл, однако создавалось впечатление, что в нейроны мозга, отвечающие за память, вливается бесконечный поток данных. Тело периодически содрогалось в судорогах, его корежило, скручивало и выгибало дугой. Еросу странно было ощущать свои ноги, которые по факту уже не являлись его частью.

В доке Торгового терминала «Печора-1» «Жмалан» очутился спустя пять часов. Как только нейросеть Ероса сообщила ему о запросе связи от спасателей, он попросил Ивара прервать слияние. «Камнеед» послушался и бурой жижей стек на пол рубки. Лишившись энергетической подпитки тело громогласно заявило о полученных травмах. Ерос заорал от обрушившейся лавины боли и на мгновение потерял сознание. В чувство его привел медицинский модуль скафа, сделав очередной укол противошокового средства. Собрав последние силы, Ерос отправил «камнееду» серию мысли-образов с просьбой не попадаться на глаза обитателям Торгового терминала. Ивар ответил странным посланием:

— Теперь ты стал частью Единого целого. С этого момента мы неделимы.

Еросе, если сказать по правде, было не до высокопарных непонятных посланий «камнееда». Мысли постоянно путались, создавалось ощущение, что он находиться в бреду и непонятную тарабарщину Ивара он воспринял частью этого самого бреда. Перед самым появлением спасателей бурая жижа подернулась рябью и тонким ручейком стекла в одно из технологических отверстий малого корабля. Последнее, что запомнил Ерос, прежде чем окончательно погрузиться в пучину забытья, это склонившееся над ним сосредоточенное лицо человека с идентификатором медика.

Глава 10

Фух… Вспышка света в глазах, пульсирующая боль в голове, в ушах, словно ваты набили. Плотность этой ваты постепенно уменьшилась и слух начал улавливать частые удары сердца.

Фух… Снова вспышка света, но уже не такая яркая.

— Да что с моими глазами? — Ерос попытался пошевелиться — тщетно. — Что происходит?

Вопросы остались без ответа, а удары сердца постепенно стихли и голову заполнил шепот голосов. Стоило Еросу на них сосредоточиться, как тут же появлялось навязчивое желание куда-то бежать и кого-то спасать.

— Да это же Зов. — Эта мысль словно напалм выжгла все лишнее в сознании Ероса. — Ивару нужна моя помощь.

Ерос зажмурился, затем открыл глаза и постарался сфокусировать зрение. К великой его радости достичь успеха удалось с первого раза. В поле зрения он увидел нависший над ним матовый пластик крышки медицинского модуля. Попытка синхронизации нейросети с управляющим искином медкапсулы ни к чему не привела из-за отсутствия соответствующих баз знаний. Однако саму попытку искин зафиксировал и сообщил о ней оператору медицинского модуля.

Через короткий промежуток времени матовый пластик отъехал в сторону и что-то прохладное коснулось шеи Ероса. Он почувствовал укол, пару мгновений ничего не происходило, а затем медленно, но верно стала возвращаться чувствительность и подвижность его тела. Ерос осторожно пошевелил пальцами рук и одновременно с этим услышал мужской голос:

— Процедура восстановления закончена. Можете покинуть модуль.

Не без помощи обладателя этого самого голоса с личным идентификатором медика Ерос выбрался из модуля и огляделся по сторонам. Приличных размеров помещение заставлено готовым к транспортировке медицинским оборудованием. Один лишь операционный комплекс «Зайд-4М», из которого он только что выбрался, находился в рабочем состоянии.

Увидев недоумение на лице пациента, медик пояснил:

— Наша компания покидает торговый терминал. Только лишь щедрость и настойчивость вашего сотрудника заставили меня задержаться здесь еще на сутки.

— Я что, сутки провалялся в медицинском модуле? — Ерос в удивлении вздернул брови и с недоверием посмотрел на собеседника.

— С вашим ранением это неудивительно. — Медик активировал терминал для хранения препаратов и стал доставать из открывшихся ячеек небольшие цилиндры разного цвета. — В обычной медкапсуле пришлось бы дней пять проваляться.

Среди нагромождения контейнеров Ерос заметил пару упаковок с комбезом «Увекс».

— Воспользуюсь? — Обратился он к медику и указал на находку. Тот обернулся, утвердительно кивнул и снова возвратился к своему занятию. Ерос сделал шаг, опорная нога неожиданно подогнулась, и он через мгновение растянулся на полу.

— Мать твою гидросфера! — Ерос попытался встать, но ноги его почти не слушались. — Да что с моими ногами?

Медик молча подошел к страдальцу и поочередно приложил к его шее три разноцветных цилиндра.

— У тебя еще не восстановилась нейромышечная связь. Инъекции помогут ускорить этот процесс, не двигайся пару минут.

Ерос успокоился и некоторое время неподвижно лежал на полу. Медик не обманул. Нижняя часть тела пару тройку раз дернулась, сводимая судорогами, и Ерос снова почувствовал себя полновластным хозяином всего, что находилось ниже пояса. Осторожно встав, он доковылял-таки до покоящейся на контейнере упаковки с комбезом «Увекс», облачился в него и обратился к медику:

— У тебя случайно не найдется лишней гравиплатформы и небольшого контейнера?

Медик оставил в покое терминал, на пару мгновений выпал из реальности, а затем указав на дальний угол комнаты сказал:

— Контейнер возьми там, а гравиплатформа прибудет через пару минут. У нас здесь склад по соседству.

— Сколько с меня?

— Полторы тысячи кредитов. — Озвучил цену медик и снова взялся перебирать содержимое терминала. Ерос не стал торговаться и перевел на его счет оговоренную сумму. Медик в ответ прислал инфо-пакет с управляющими кодами для гравиплатформы.

Перебрав десяток пустых контейнеров разной формы и размера Ерос, выбрал подходящий экземпляр. С трудом дотащив его до входной двери медотсека, он попрощался с медиком и вышел в центральный коридор торговой зоны. Здесь его уже дожидалась гравиплатформа. Закинув ящик на грузовую площадку, Ерос занял предназначенную для пассажиров небольшую скамеечку и направил свое неказистое средство передвижения в сторону складской зоны торгового терминала. На половине пути его внезапно замутило, и он едва не потерял сознание.

— Да что ж мне так хреново? — Ерос сглотнул и глубоко задышал, тошнота отступила, а перед глазами перестали расплываться темные круги.

Зов стал еще сильнее и не затихал ни на минуту.

— Потерпи дружище, я скоро буду на месте. — Серия мысли-образов, отправленная Еросом помчалась по незримой нити, связывающей его с Иваром. Эта нить четко давала понять, в каком направлении нужно двигаться.

На всем пути следования Еросу не встретился ни один разумный. В коридорах горело аварийное освещение и стояла необычайная тишина — это эвакуация приносила свои плоды. В когда-то многолюдном и шумном торговом секторе жизнь практически замерла. Лишь изредка нейросеть фиксировала торговые ячейки, в которых все еще ждали покупателей самые стойкие продавцы. Пройдя насквозь торговый сектор, Ерос оказался в самом начале складской зоны.

— Кажется, это здесь. — Он подвел платформу к переходному шлюзу, ведущему в один из многочисленных складов.

Попытка пройти в помещение склада оказалась неудачной. Процедуру идентификации ему пройти не удалось, искин управляющий складом, настойчиво требовал коды доступа. Понимая, что с искусственным интеллектом договориться не удастся, Ерос принялся осматривать потолок и стены, примыкающие к интересующему его помещению.

Решетка вентиляционного выхода обнаружилась почти сразу. Располагалась она на потолке, чуть левее от входа в переходной шлюз. Отправив Ивару серию мысли-образов с алгоритмом действий, Ерос разместил гравиплатформу напротив вентиляционного выхода и отбросил в сторону крышку закрывающую контейнер.

Ждать пришлось недолго. Спустя пару минут то, что являлось Иваром, бурой жидкостью начало стекать сквозь щели решетки в открытый контейнер. Когда «камнеед» почти до краев заполнил собой ёмкость, Ероса вернул крышку на место и зафиксировал ее специальными зажимами.

— Сейчас заскочим в парковочный сектор, а потом двинем к Федору на склад. — Ерос похлопал ладонью по крышке контейнера, занял место пассажира и отдал команду искину гравиплатформы двигаться в нужном направлении.

На удивление в парковочной зоне торгового терминала оказалось многолюдно и суетно. Туда-сюда сновали сотни дроидов погрузчиков, перемещая товар из камер хранения в грузовые отсеки запаркованных в ячейках кораблей. Последняя волна торговцев спешила покинуть ставший небезопасным торговый терминал. Добравшись до своей камеры хранения, Ерос прошел процедуру идентификации и первым делом извлек из ее закромов кофр с приобретенным по случаю скафом «Алшан-4М». Закинув кофр на грузовую площадку гравипалатформы, он направил её в сторону склада, арендованного Федором.

В дороге Ероса вновь скрутил приступ, на этот раз его полоскало минут пять. Оставляя за собой характерные следы, гравиплатформа, наконец, достигла нужной складской ячейки. На этот раз с доступом в складское помещение проблем не возникло. Получив управляющие коды, искин склада без проблем запустил Ероса внутрь. Окинув огромное помещение взглядом, он поинтересовался у искусственного интеллекта:

— На складе помимо меня есть еще разумные?

— Нет.

— Вот и отлично.

После этих слов Ерос задействовал нейросеть, и дроид погрузчик разобрал ближайший штабель из контейнеров с биротом. Затем механический работник сложил их так, чтобы расположенное за ними пространство не попадало в поле зрения оптических сенсоров, установленных внутри склада. Все эти сложности требовались для того, чтобы соблюсти конфиденциальность в том деле, которое предстояло Еросу в самое ближайшее время. Нужно будет поместить Ивара в один из контейнеров с ценным минералом.

Спасая Еросу жизнь, «камнеед» отдал почти всю свою жизненную энергию. Это повлекло за собой активацию процесса, который можно было сравнить с человеческим старением. У Ивара все это время старение развивалось лавинообразно и грозило в ближайшие часы перейти в необратимую стадию. Погрузившись в бирот или любой другой минерал, «камнеед» мог не только остановить разрушение физической оболочки, но и особым образом воздействуя на сам минерал, восполнить большую часть утраченной энергии. Одним из основных условий получения хорошего результата являлось наличие высокой концентрации того или иного минерала. К счастью добытый Еросом бирот в полной мере отвечал этим требованиям.

Ивар почувствовал большое скопление ценного минерала и начал проявлять нетерпение. Полученная Еросом серия мысли-образов красноречиво говорила, что в любой момент инстинкт самосохранения хищника может переборот его разум. Дабы не провоцировать «камнееда» на необдуманные действия Ерос направил гравиплатформу в то самое пространство, укрытое от взора оптических сенсоров склада. Процесс перемещения еле живого хищника в контейнер с биротом прошел без сучка и задоринки. Ерос просто открыл небольшой ревизионный лючок, предназначенный для проведения анализа руды и Ивар, беспрепятственно проник внутрь контейнера.

— Ну вот, основное дело сделано. — Ерос сел на пол и привалился спиной к контейнеру. — Надеюсь ты выкарабкаешься, дружище.

Ивар в ответ прислал серию мысли-образов, выражающих благодарность.

— Это самое малое, что я мог для тебя сделать. — Ерос усмехнулся и вытер со лба выступившую испарину. — Если бы не ты, мое мертвое тело уже дано бы распылил утилизатор.

В какой-то момент Ерос погрузился в полубредовое состояние и потерял счет времени. Его бросало то в жар, то в холод, не переставая мутило, навалилась усталость с которой было практически невозможно бороться, время от времени по телу пробегали судороги. Ерос хотел было вытереть выступившую на лбу испарину, поднял руку и остолбенел от ужаса. Его пальцы склеились между собой, кожа покрылась серебристыми пятнами, которые медленно расплывались, пытаясь покрыть собой всю руку.

— Какого хрена происходит? — Ерос неосознанно попытался сжать ладонь в кулак. Пальцы согнулись, а через мгновение ладонь превратилась в бесформенную серебристую массу. Охваченный ужасом Ерос вскочил на ноги, продолжая во все глаза смотреть на изуродованную руку. Какое-то время бесформенная масса вспучивалась, а затем серебристая культя стала медленно принимать форму сжатой в кулак ладони. Сжав и разжав ставшие прежними пальцы, Ерос облегченно выдохнул и сполз по стене контейнера на пол.

— Интересно, это галлюцинация или со мной действительно происходит какая-то чертовщина? — Ерос зажмурил глаза, а потом снова посмотрел на сжатую в кулак ладонь. К его радости с рукой никаких метаморфоз больше не происходило.

— Будем надеяться, что это все же была галлюцинация.

С этой мыслью Ерос отправил запрос связи Федору. Тот ответил почти мгновенно.

— Ты как? — Поинтересовался Федор с тревогой глядя на товарища. — Что-то выглядишь, честно говоря, не очень.

— Жив пока. — Ерос вытер заливавший глаза пот и распорядился:

— Запроси связь с капитаном контейнеровоза, о котором я тебе говорил. — Нейросеть Ероса отправила собеседнику личный идентификатор капитана. — Если он еще не покинул Систему, договорись с ним о транспортировке в самое ближайшее время наших контейнеров с биротом. Больше тянуть точно нельзя.

Федор согласно кивнул, а Ерос продолжил:

— Ты забрал последнюю партию контейнеров?

— Конечно забрал. — Федор приосанился и расплылся в самодовольной улыбке. — Как только тебя поместили в операционный модуль, я сразу бегом на буксир и на форсаже в зону добычи. К моей великой радости на брошенный топливный танк наткнуться никто не успел. Так что я благополучно доставил его в арендованный док.

— Молодец. — Ерос прикрыл глаза и молча попытался перевести дух.

Федор воспользовался возникшей паузой, активировал нейросеть и, не прерывая связь, на некоторое время выпал из реальности.

— Буксир заберет контейнеры через два часа. — Заявил Федор, вернувшись в реальный мир. — Капитан просит за перевозку груза и двух пассажиров триста тысяч кредитов.

— Заплати ему. — Ерос перевел на счет Федора требуемую сумму. — Если после оплаты он будет пытаться развести на дополнительные платежи, дай мне знать, я улажу этот вопрос с владельцем судна. В принципе у меня все.

Федор согласно кивнул, попрощался и закрыл канал связи.

Следующие полчаса Ероса буквально выворачивало наизнанку. Он периодически терял сознание, судороги то и дело скручивали его многострадальное тело.

— Господи, за что мне такие мучения? — В перерывах между приступами взмолился Ерос. — Чем я тебя прогневал?

Судя по тому, что нейросеть не сигнализировала об угрозе жизни, Еросу пришло на ум, что происходящее с ним это результат реабилитационных процессов, о которых говорил медик. Другого объяснения в данный момент он найти не смог. Чтобы хоть как-то облегчить свои страдания, Ерос решил облачиться в скаф «Алшан-4М». Это продвинутое изделие четвертого поколения оснащалось современным медицинским модулем, который мог сделать первичную диагностику владельца и при необходимости ввести ему необходимые препараты.

Медицинский модуль скафа не подкачал. Как только Ерос облачился в продвинутое изделие и активировал мини реактор, модуль провел диагностику организма и вколол ему гремучую смесь из стимуляторов и обезболивающего. Сознание прояснилось, резь в желудке пропала без следа, а ноги перестало сводить судорогой.

— Вот что значит продвинутая техника. — Ерос вздохнул полной грудью, пошевелил конечностями и более внимательно осмотрел помещение склада. Кроме штабелей контейнеров с биротом, ничего обнаружить не удалось. Во рту как-то незаметно образовалась настоящая пустыня, язык прилип к небу, горло пересохло. Дали о себе знать побочные действия введенных медицинским модулем скафа лекарств.

— За бутылку с водой отдал бы сейчас что угодно. — Подумал Ерос и активировал внутреннюю створку переходного шлюза дока. Заработали насосы, нагнетая атмосферу, затем тяжелая створка вздрогнула и поползла вверх. Взору Ероса открылась душещипательная картина. На одной из парковочных платформ замер искалеченный шахтерский корабль — его «Жмалан».

Даже не техническому специалист мог бы определить, что восстановлению малый корабль не подлежит. Части АБМ, разогнанные взрывом торпеды и мини реактора до чудовищной скорости, прошили «Жмалан» насквозь. Большая часть внутренних систем корабля были уничтожены, не избежали этой участи и основные двигатели. Только благодаря какому-то невероятному везению пара реакторов, находящихся в реакторном отсеке, совершенно не пострадали.

Ероса сделал несколько попыток связаться с управляющим искином Жмалана, но тщетно.

— Ну что же, тогда пойдем другим путем. — Ерос активировал пару ремонтных дроидов «Огель-2М» замерших в боковых нишах покалеченного «Жмалана». С их помощью он расширил одну из пробоин в корпусе до нужного размера.

Проникнув внутрь рубки, Ерос приступил к восстановлению перебитых энергоканалов ведущих к управляющей панели, внутри которой располагался управляющий искин. С горем пополам ремонтные дроиды заварили поврежденную энергошину и восстановили перебитые управляющие каналы. Ерос вновь запросил связь с искином. Попытка удалась и в рубке раздался механический голос искусственного интеллекта:

— Мое имя Гахир, я искин двенадцатого класса, прошу пройти процедуру идентификации.

Ерос сбросил управляющие коды и вывел искин из аварийного режима.

— Проведи диагностику основных систем корабля и попробуй подать питание в жилую ячейку. — Распорядился Ерос и с трудом протиснулся в жилую зону малого корабля.

Пару минут ничего не происходило, а затем в жилой ячейке загорелось аварийное освящение, а нейросеть получила несколько запросов от установленного в помещении оборудования. Ерос разрешил синхронизацию и разблокировал одну из стеновых ниш с аварийным запасом еды и воды. Утолив, наконец, жажду, он присел на пробитый в двух местах откидной стул и с наслаждением вытянул ноги.

— Вот теперь жить можно. — Ерос вытер со лба выступившую испарину и обратился к искину:

— Гахир, запроси связь с Дирбасом.

Через пару минут подал признаки жизни голо-проектор и в центре жилой ячейки возникла голограмма бригадира.

— Ерос, дружище, ну, наконец-то, ты вышел на связь, а то мы уже и не знали, что думать. Федор сообщил, что ты выжил и помещен в операционный модуль, но подробностей от него мы так и не добились.

— Всё хорошо. — Ерос изобразил на лице подобие улыбки. — Контракты по-прежнему действуют, и все договоренности остаются в силе.

— Вот и ладненько. — Дирбас засиял как противолазерная броня. — Что думаешь дальше делать?

— Я ненадолго покину Систему, нужно уладить кое какие дела, а вы что решили?

— А что мы? — Бригадир усмехнулся и подмигнул собеседнику. — Как скажешь, так мы и сделаем.

— В Систему со дня на день могут вторгнуться Жуки — это можно расценивать как форс-мажор и повод расторгнуть со мной контракт. Если найдутся желающие так поступить, я возражать не буду.

— Мы с парнями все обсудили, так что желающих расторгнуть контракт и убраться из Системы не нашлось.

— Спасибо за доверие.

— Да причем тут доверие? — Дирбас хохотнул и расплылся в довольной улыбке. — Нами движет простой расчет. За последнее время бригада заработала кредитов больше, чем за предыдущие полгода. Так что никакие Жуки не заставят нас отказаться от такого выгодного сотрудничества.

Ерос прекрасно понимал, что Бригадир лукавит. Никакая прибыль не стоит жизни, а предстоящее вторжение нелюдей с большой вероятностью этой самой жизни могло и лишить. К тому же в ближайшее время добывающие корпорации, работающие в Системе «Сард», свернут добычу и шахтерам на неопределенный срок придется забыть о прибыли. Из всего этого Ерос сделал вывод, что все-таки Дирбас и его люди верили в своего работодателя и надеялись на то, что в трудную минуту он их не оставит один на один с Жуками. В конце концов Ерос родом с «Печоры» и все еще являлся членом одноименного клана, а в сложившейся ситуации это давало хоть и сомнительные, но все же шансы на выживание.

— Как обстановка на добывающей платформе? — Решил сменить тему Ерос. — Кроме вас кто-то еще остался?

— Все, кто имел гражданство Содружества, досрочно расторгли контракты и поспешно покинули Систему. — В голосе Дирбаса слышались нотки сарказма и легкого презрения. — Остались только выходцы из независимых Миров и бригада полусумасшедших киборгов.

Ерос знал, о ком ведет речь бригадир. Среди сброда, являющегося основной рабочей силой на добывающей платформе, особенно выделялась бригада механистов. Эти шахтеры, поклоняющиеся Центру, вкалывали почти без отдыха, зарабатывая на очередную процедуру перерождения. В данный момент бригада представляла из себя разношерстную банду киборгов, у которых помимо изменения в телах, произошли кардинальные сдвиги в психике. Порой киборги вели себя неадекватно, устраивали камлания в общественных местах пытаясь вызвать дух Центра для последующего с ним слияния. Администрация смотрела на выходки механистов сквозь пальцы. Они приносили корпорации неплохой доход, а все остальное не имело значения.

— «Слуги Неназываемого» тоже покинули добывающую платформу? — Поинтересовался у бригадира Ерос.

— Да кто ж их отпустит. — Дирбас хохотнул и состроил дурашливую физиономию. — Они сдуру заключили долгосрочный контракт, а в этом случае, размер неустойки при досрочном расторжении в три раза больше, чем обычно. Так что сидят в своих жилых ячейках и возносят молитвы Великой Пустоте.

— Сектанты, кстати, очень неплохие бойцы. — Заявил Ерос, укоризненно глядя на бригадира. — В случае чего на них можно будет рассчитывать.

— Уж чего-чего, а храбрости и безрассудства у «Слуг Неназываемого» хоть отбавляй. — Вынужден был согласиться с собеседником Дирбас. — С тех пор как они бригаду Гахри в полном составе отправили в медотсек, с ними никто не желает связываться. А Гахри и его люди еще те отморозки, сплошь дезертиры и бывшие наемники, окончательно потерявшие свою репутацию.

Еросу в свое время доводилось общаться с членами секты «Слуги Неназываемого». В её состав входили одаренные, по тем или иным причинам не пожелавшие перебраться в Мир «Кольцо Лаура» — Мекку псионов. Дар у этих людей в девяносто девяти процентах был слабенький и не поддавался дальнейшему развитию. Его обладатели могли двигать предметы, нагревать различные материалы, левитировать и заживлять незначительные раны.

Испокон веков крупные государственные образования, возникшие в обитаемом секторе нынешнего Содружества, не жаловали псионов и считали их отдельным биологическим видом, идущим своим путем развития. В результате секта «Слуги Неназываемого» в самом начале своего образования оказалась между двух огней. С одной стороны, ее члены подвергались гонениям со стороны обитателей Мира «Кольцо-Лаура», а с другой стороны их преследовали государства, входящие в нынешнее Содружество. Однако Первая война с Роем заставила власть предержащих пересмотреть свои взгляды. В ходе боевых действий с нелюдями «Слуги Неназываемого» неожиданно для всех показали себя как храбрые и умелые бойцы. Годы гонений вынудили их хорошо овладеть воинским умением и собрать вполне боеспособный флот довольно приличного размера. После окончания Первой войны с Роем секта подмяла под себя одну из окраинных независимых Систем и основательно там обустроилась. В политику сектанты не лезли, активно торговали и в конце концов их оставили в покое.

До сих пор все члены секты в обязательном порядке обучались воинскому делу, получая одновременно с этим гражданскую специальность. Верховный Совет секты после обучения отправлял новобранцев набираться опыта в Содружество, не забывая при этом получать от них немаленькие обязательные взносы. В данный момент в Содружестве «Слуг Неназываемого» можно встретить в основном среди наемных отрядов и шахтеров.

Выяснив обстановку на добывающей платформе, Ерос приказал Дирбасу и его людям вести себя тихо и дожидаться от него новостей. Бригадир клятвенно заверил, что не будет ввязываться ни в какие авантюры и, тепло попрощавшись, закрыл канал связи.

Беседа с Дирбасом отняла у Ероса последние силы. По каким-то непонятным причинам действие стимуляторов закончилось и каждую клеточку тела вновь заполнила усталость. Колоть очередную дозу лекарства медицинский модуль скафа категорически отказался, ссылаясь на негативные последствия, вызванные возможной передозировкой. Попытка встать и добраться до кровати не увенчалась успехом. Пробормотав проклятия, Ерос закрыл глаза и провалился в забытье.

Глава 11

Из объятий Морфея Ероса вырвал зуммер в голове. Кто-то настойчиво добивался его внимания. Некоторое время Ерос сидел с закрытыми глазами, прислушиваясь к своим ощущениям. Тело не ломило, на смену тошноте пришло усиливающееся ощущение голода, а слабость исчезла вовсе.

— Неужели выездной филиал ада завершил свою работу и оставил меня в покое? — Подумал Ерос и открыл канал связи.

— Средний буксир прибудет за контейнерами примерно через час. — Вместо приветствия сообщил Федор. — Ты территориально где?

— Я в арендованном тобой складе.

— Отлично, я уже на подлете.

— До встречи. — Попрощался Ерос и закрыл канал связи.

Не теряя времени, он заказал пищевому синтезатору двойную порцию еды и чашку кааса. Ерос очень хотел успеть до прибытия Федора набить свой желудок. Процесс приготовления длился не больше пяти минут. Забрав из лотка выдачи свой заказ, Ерос разложил откидной столик и принялся за еду. Решив совместить приятное с полезным, он активировал голо-экран и, не забывая попутно орудовать ложкой, принялся изучать результаты диагностики «Жмалана». Объемная схема малого корабля почти вся была закрашена в красный цвет.

— Судя по всему, отлетался ты, дружище. — Подвел неутешительный итого Ерос и свернул голограмму с данными. — Демонтирую реакторы, заберу личные вещи и отправлю тебя на переплавку. Придется сыну Дирбаса пока полетать стажером с папочкой.

Закончив с едой и не дождавшись Федора, Ерос решил заняться демонтажем управляющей панели, расположенной в рубке малого корабля.

— Гахир, перейди в режим ожидания. — Приказал он искину.

Индикация на панели поменяла цвет и Ерос извлек из её боковой части полуметровый матовый цилиндр. Проделав эту операцию, он отдал команду ремонтным дроидам «Огель-3М» разобрать панель и извлечь накопители информации. Пока дроиды были заняты работой, Ерос вызвал с помощью нейросети гравиплатформу и поместил в контейнер, который раньше занимал Ивар, искин и личные вещи. Затем активировал одного из дроидов погрузчиков и отдал команду перетащить контейнер с «камнеедом» в грузовой отсек «Жмалана».

Средний буксир вошел в парковочную зону дока склада почти одновременно с буксиром Федора. По команде Ероса насосы откачали атмосферу, и пилот среднего буксира завел через переходной шлюз в помещение склада грузовую штангу. Десяток дроидов погрузчиков тут же приступили к размещению на ней контейнеров с биротом.

За процессом погрузки Ерос наблюдал из рубки малого буксира. Все его мысли в данный момент занимал Ивар. В силу известных причин взять его с собой в деловую поездку он не мог, единственным выход оставить его на складе. Судя по ощущениям, «камнеед» постепенно набирал силу, процесс накопления энергии и восстановление физического тела шел полным ходом.

— Погрузка продлиться часа полтора. — Предположил Федор.

Он сидел в кресле первого пилота рядом с Еросом и наблюдал за действиями дроидов погрузчиков.

— Может, оттащим «Жмалан» до ближайшего пункта приемки вторсырья и закроем контракт по аренде склада?

— Продли аренду еще на пару недель. — Распорядился Ерос, выйдя из задумчивости. — Нам потребуется место для размещения оширских истребителей, которые мы хотели купить для перепродажи. Или ты решил отказаться от этой идеи?

— Ни в коем случае. — Федор аж подскочил в кресле. — Просто со всей этой суетой наш разговор совсем вылетел из головы.

После этих слов Федор на некоторое время выпал из реальности и занялся продлением договора аренды на оговоренный срок.

— Мне придется ненадолго покинуть Систему. — Мысленно сообщил «камнееду» Ерос. — Контейнер не покидай, надеюсь, к моему возвращению ты уже будешь в форме.

Ивар возражать не стал, в данный момент все его внимание сосредоточилось на восстановительных процессах.

— Дело сделано. — Сообщил вернувшийся в реальный мир Федор. — Склад за нами еще на месяц.

— Замечательно. Заодно разместим здесь буксир и топливный танк.

В прогнозах Федор ошибся совсем ненамного. Полторы сотни контейнеров заняли свое место в захватах грузовой штанги примерно за час с небольшим. Пилот среднего буксира потеснился, и Федор с Еросом кое-как разместились в небольшом помещении рубки. Ловко поигрывая маневровыми, средний буксир покинул помещение склада и, развернувшись по широкой дуге, направился к контейнеровозу с идентификатором «Груздь».

Как только средний буксир вошел в парковочную зону контейнеровоза, Еросу пришло предложение о встрече от капитана корабля. Он игнорировать его не стал и попросил пилота доставить их с Федором к ближайшему доку «Груздя».

— Арефий. — Представился капитан и протянул Еросу руку.

Ерос представился в ответ и пожал протянутую ладонь. Федор уже имел честь познакомиться с капитаном и поэтому в представлении не нуждался.

— Рад приветствовать вас на моем корабле. — Арефий широко улыбнулся и предложил гостям занять находящиеся в апартаментах капитана кресла. — Может, по чашке кааса или чего покрепче?

Ерос с Федором выбрали каас. Через пару минут из соседнего помещения, семеня шестью конечностями, вышел сервисный дроид и направился в сторону гостей, держа в манипуляторах по чашке с бодрящим напитком.

— Мы хотели бы зарезервировать место для груза. — Ерос сделал глоток кааса и откинулся на спинку кресла. — Обратный маршрут пройдет через Систему «Амими»?

Арефий утвердительно кивнул и поинтересовался:

— Какой груз планируете перевозить и в каком количестве?

— Десяток оширских истребителей «Алдуш». — Вступил в разговор Федор. — Ну и полсотни контейнеров с боеприпасами, расходниками и запчастями.

— Вы для себя или на продажу? — Уточнил капитан.

Федор нахмурился, переглянулся с Еросом и ответил:

— На продажу, а что?

— Это вы зря. — Арефий усмехнулся и снисходительно посмотрел на собеседников. — После закрытия Системы мы с владельцем этого корабля доставили на боевую станцию клана более трехсот истребителей «Калард». С учетом уже имеющихся в наличии у клана истребителей этого количества хакданских машин хватит даже резервистам. Так что советую не тратить кредиты попусту.

— Анисим молодца, вовремя подсуетился. — Ерос довольно хмыкнул и приложился к чашке кааса.

— На том и стоим. — С гордостью заявил Арефий. — Сейчас уже нет смысла заниматься перепродажей техники. И рынок сбыта насыщен, и цены в сопредельных Системах взлетели до неразумных высот.

Федор после слов капитана поник, растеряв весь коммерческий задор. Судя по всему, перспектива по-быстрому заработать много кредитов приказала долго жить.

— Ты все же резерв на место под груз оставь за нами. — Вернулся к прежней теме разговора Ерос. — На сотню контейнеров товара все равно наберется, да и легкий крейсер для личного пользования не помешал бы.

— Вот крейсер — это другое дело. — Поддержал Ероса Арефий. — Если есть кредиты, возьми пару штук на продажу, только чтобы с прыжковым двигателем были. По крайней мере окупишь накладные расходы.

— Так и сделаю. — Согласился с капитаном Ерос и уточнил:

— Сколько с нас за резерв места под груз?

— Анисим велел отнестись к вам с уважением, так что обойдемся без залога.

После этих слов Ерос поблагодарил Арефия за гостеприимство и вместе с Федором покинул апартаменты.

— Планы меняются. — Заявил Ерос, шагая в сторону жилого сектора корабля. — Ты останешься в Системе «Амими», а я с грузом прыгну в Систему «Шамун».

— К чему такие сложности? — Поинтересовался Федор, стараясь не отставать от товарища. — Еще один прыжок обойдется недешево.

— Слова Арефия о ценах на товары в сопредельных к «Сард» Системах заставил меня кое-что проверить.

— Прям боюсь спросить, что именно? — В голосе Федора слышался неприкрытый сарказм.

Ерос не обратил внимания на шпильку и продолжил:

— С того момента, как возникла угроза вторжения, в Системе «Сард» добывающие корпорации стараются как можно быстрее вывезти добытую руду за её пределы. Клан «Печора» от них тоже не отстает. В центральные миры Содружества выгодно поставлять чистые металлы, а не исходное сырье. Поэтому дальше сопредельных Систем руду везти не имеет смысла, накладные расходы съедят всю прибыль. Соответственно предложение уже сейчас многократно превысило спрос и обрушило цены на руду.

— Да что ж за день такой? — Федор эмоционально всплеснул руками. — Сплошные разочарования.

— Я еще не закончил. — Ерос усмехнулся и ободряюще похлопал по плечу товарища. — На торговой площадке хакданской Системы «Шамун» в данный момент размещено только два предложения по продаже бирота. Да и те с объемом руды на порядок меньше, чем у нас, так что все же есть шанс получить хорошую цену.

Федор некоторое время шел молча, обдумывая услышанное, а затем не без ехидства спросил:

— А почему тогда добывающие корпорации не везут в Систему «Шамун» свою руду, если там все так замечательно с ценами? Один дополнительный прыжок всю прибыль точно не съест.

— В Системе «Шамун» нет перерабатывающих заводов, а за марит в чистом виде там заплатят еще меньше чем в оширской Системе «Амими». Другое дело бирот. — Ерос сделал многозначительную паузу. — Стратегическое сырье в высокоразвитых в техническом плане государствах Содружества всегда пользуется спросом. Директорат Ошир, кстати, к таким государствам уже давно не относится. Оширцы лет двадцать назад перестали производить прыжковые двигатели, так что продавать бирот в Системе «Амими» однозначно невыгодно. Узкоглазые за него в любом случае хорошую цену не дадут. Надо еще что-то объяснять?

Федор отрицательно покачал головой и весь остаток пусти приятели проделали молча.

Жилой сектор контейнеровоза был забит под завязку, по данным нейросети, заняты три десятка жилых ячеек. Судя по столпотворению в местном баре, пассажиры уже начали отмечать отбытие из ставшей негостеприимной Системы.

— До прыжка еще шесть часов, может, по стаканчику пропустим? — Предложил Федор и с надеждой посмотрел на Ероса.

— Извини, но компанию тебе не составлю. Не восстановился еще до конца.

Федор скорчил недовольную гримасу, но ничего не сказал.

— Сходи один, расслабься. — Решил приободрить товарища Ерос. — Главное, меру знай.

— Да я так, для настроения только. — Федор расцвел, как майская роза. — К тому же времени проспаться более чем достаточно.

Ерос согласно кивнул и направился в свою жилую ячейку. Федор чуть ли ни вприпрыжку пошел в сторону увеселительного заведения.

Жилая ячейка армейского образца ничего особенного из себя не представляла. Пара откидных кроватей, столик, стул и встроенный во всю длину одной из стен шкаф со множеством ячеек разного размера. Недолго думая, Ерос привел в рабочее положение одну из кроватей и, не раздеваясь, прилег. Чем меньше времени оставалось до прыжка, тем больше им овладевало чувство тревоги и беспокойства.

— Что же ты со мной сделал, Ивар? — В который раз задался вопросом Ерос. — Какова цена моего второго рождения?

В том, что с ним творится что-то неладное, Ерос почувствовал еще в помещении склада. В версию медика о том, что его тело проходит процесс реабилитации, Ерос уже не верил. Чего только стоила метаморфоза с рукой, он до сих пор вспоминал произошедшее с содроганием. Ко всему прочему Ероса стали посещать непонятные видения, смысл которых он никак не мог уловить.

— Ладно, что будет то будет. — Ерос попытался прогнать из головы тревожные мысли. — Сделанного не воротишь, так что буду пытаться жить с тем, что есть.

— Для начала нужно понять, как строить жизнь дальше. — Ерос активировал нейросеть и начал просматривать в инфо-сети последние новости.

За то время, что он находился в операционном модуле, обстановка в Системе «Сард» существенно изменилась. Объединенный флот Содружества увеличился почти вдвое и насчитывал более сотни кораблей различного класса и назначения. К хакданским и нивэйским боевым кораблям присоединились пять линкоров Империи Антран, Директорат Ошир прислал два тяжелых носителя и десяток кораблей поддержки. Ни для кого не секрет, что если Рой захватит Систему «Сард», то сможет в ней сосредоточить достаточно сил для следующего рывка в Центральные Миры. По сути из этой Системы Рой мог атаковать хакданскую Систему «Шамун», до которой останется два прыжка, антранскую Систему «Жодерс», расположенную на таком же расстоянии, та же участь могла постичь оширскую Систему «Амими», находящуюся на расстоянии одного прыжка. Вокруг планеты «Печора» клан сосредоточил весь свой флот, а на дальней орбите подвесил три боевые станции. Особняком держалась пара линейных кораблей из состава личного флота Илгуса.

Вся пустотная инфраструктура, вовлеченная в добычу ресурсов, стягивалась в район планеты «Охан», которая располагалась ближе всех к астероидному поясу. Добывающая платформа, где трудился Ерос со своей бригадой, тоже не стала исключением. Формально объединенный флот Содружества должен защищать весь этот разношерстный пустотный металлолом. Однако фактически в его задачу входило усиление обороноспособности клана «Печора», даже несмотря на официальный отказ Совета клана от помощи. По слухам, в Совете Ордена Воссоединения решался вопрос о переброски в Систему «Сард» хакданской боевой станции сверхбольшого класса проекта «Пембетату». Хакданцы определенно хотели разгромить нелюдей на подступах, справедливо считая, что война на чужой территории в большинстве случаев обходиться дешевле, при этом всегда будет место и время для маневра как в военном, так и в политическом плане.

По стечению обстоятельств корабль большого класса с идентификатором «Печора», счастливым владельцем которого совсем недавно стал Ерос, находился неподалеку от планеты «Охан». Более того, по данным логистической службы Системы «Сард», бывший астероид Роя располагался в самом центре скопления пустотных объектов, стянутых к планете. По приказу объединенного командования флота Содружества владельцы пустотных платформ, перерабатывающих станций и мобильных заводов заводили свою собственность прямо в астероидный пояс. Такой маневр затруднял астероидам Роя подходить вплотную и проводить абордажные атаки. Помимо этого, атакуемые объекты, имеющие возможность маневрировать, могли хоть как-то защитить себя от ударов плазменных орудий нелюдей. Буксиры большого класса до сих пор растаскивали гигантские камни и продвигали вглубь астероидного пояса пустотные объекты.

Изучив обстановку в Системе «Сард», Ерос пришел к выводу, что тянуть с обустройством бывшего астероида Роя больше нельзя. Теперь эта задача перешла в разряд жизненно необходимых.

— Обустройство следует начать с центральной части астероида. — Ерос активировал нейросеть и в поле его зрения появилась объемная схема бывшего астероида Роя. — На первое время будет вполне достаточно армейского жилого модуля человек на сто, пары модулей жизнеобеспечения от линкора и три десятка реакторов с накопителями энергии. Сюда же можно разместить генераторы накачки для силовых полей.

Ерос нашел в сети характеристики необходимых модулей и попытался прикинуть их фактическое расположение. На схеме астероида появились условные обозначения тех или иных модулей.

— Теперь надо продумать систему защиты от возможного абордажа. Думаю, здесь вполне впишется принцип эшелонированной обороны, применяемый на боевых станциях. В коридорах в определенных местах эмиттеры силовых полей для сдерживания противника, а между ними заслоны с тяжелым вооружением.

Ерос отметил на схеме ключевые места, в которых планировалось сосредоточить оборонительные системы.

— Людей у меня мало, боевых дроидов нет и в помине. Чем же компенсировать эти недостатки? — Ерос вошел в инфо-сеть и принялся изучать возможные варианты. Из всех потенциальных бойцов, которые могли войти в его отряд, один он имел боевые навыки и хоть какие-то понятия о тактике ведения боя. Принимая это во внимание, Ерос сразу отбросил все варианты с использованием продвинутых боевых систем. Требовались простые в управлении, но достаточно мощные огневые системы, способные создать большую плотность огня. В итоге Ерос пошел нестандартным путем и остановил свой выбор на кинетических системах, которые использовали в системах ПКО.

— Надо прикинуть, что наиболее эффективно для моих задач, кинетические крупнокалиберные системы «СВ-10», «СВ-8», а может и «СВ-6» подойдет, или все же сделать ставку на энергетические системы вооружения.

Ерос на минуту задумался, а затем решительно отверг энергетические системы. В первую очередь из-за их дороговизны и лишь во вторую из-за габаритов. По сравнению с кинетическими системами турели с пульсарами явно не вписывались в пространство коридоров.

— Так, и что мы имеем на выходе? Основу ударной живой силы Жуков составляют особи приличных размеров, имеющие силовые щиты и энергетическое вооружение. Фактически это биологические дроиды с тяжелым вооружением. Скорострелки «СВ-8» против них будут в самый раз. — Ерос нашел в инфо-сети характеристики этой системы и бегло просмотрел. — Плотность огня у них будь здоров, так что силовые щиты вынесут на раз, к тому же при необходимости можно задействовать ручное управление.

Ерос задействовал нейросеть, извлек из ее банка данных результаты сканирования бывшего астероида Роя и наложил их на объемную схему. После несложных вычислений получил подробную схему с фактическими размерами.

— Все же «СВ-8» для коридоров великовата. Сектор обстрела в лучшем случае сто восемьдесят градусов, да и сама башенка займет половину высоты коридора. В дальнейшем перемещать по ним что-то габаритное будет невозможно. — Ерос вздохнул и потер лоб. — Значит, остается «СВ-6».

Найдя в инфо-сети данные по этой кинетической системе вооружения, он убедился, что это действительно оптимальный вариант.

— Убойной силы будет вполне достаточно, а сравнительно небольшие габариты позволят использовать сектор огня на триста шестьдесят градусов. Еще бы приспособить дополнительный модуль наведения, тогда даже малочисленной командой можно эффективно держать оборону на всех направлениях.

— Не стоит, кстати, недооценивать и менее габаритных особей Роя. Опыт первой войны с Жуками наглядно показал, что эти менее защищенные, но очень многочисленные твари, если навалятся скопом, могут наделать много бед.

— Насколько я помню, в первую войну против них активно использовали огнеметы и аналоги современных плазменных гранат. — Ерос просмотрел в инфо-сети данные по древнему огнемету и его осенила идея подвергнуть конструкцию модернизации. — В качестве источника огня идеально подойдет маневровый реактивный модуль второго поколения, его раньше ставили на челноки. Достаточно установить его на среднюю гравиплатформу и оснастить блоком управления через нейросеть. Для питания вполне подойдет современное топливо, к тому же блок управления можно завязать на искин модуля наведения — это позволит получить единую оборонительную систему. Еще не помешают плазменные гранаты и пяток ручных плазменных пушек.

После пары часов мучений определил общую концепцию, теперь оставалось реализовать ее на практике. Для этого в первую очередь нужно закупить необходимые модули и расходные материалы. Ерос не стал терять время и просмотрел отобранные им позиции на торговой площадке Системы «Сард». До прыжка оставалось пара часов, этого времени вполне достаточно, чтобы закупить все, что нужно. Тащить из соседней Системы то, что можно купить на месте, не имело никакого смысла, да и цены, судя по выставленным лотам, сейчас ниже обычных. Торговцы спешно пытаются распродать все, что только можно, и покинуть ставшую негостеприимной Систему.

Особенно Ероса порадовала цена на реакторы. Места внутри астероида предостаточно и покупать компактные современные и очень дорогие энергетические модули нет никакого смысла. Ерос остановил выбор на оширских средних реакторах «Унгус-12», которые до сих пор активно ставили на шахтерские малые корабли, и арварские средние реакторы «Хабен-38». По большому счету эти реакторы считались устаревшими и почти не пользовались спросом из-за своих габаритов. В то же время по своим эксплуатационным характеристикам и надежности они ничем не уступали современным аналогам.

Арварских модулей удалось зарезервировать двадцать штук, ещё и оширских нашлось полтора десятка. Продавец на радостях в качестве бонуса предоставил энергошины и энерговоды. У него же Ерос купил две пары топливных танков большого объема, пару модулей транспортного луча, три десятка парковочных площадок для малых кораблей с системой автоматической посадки, две бывшие в употреблении системы жизнеобеспечения, снятые с судов большого класса, генераторы гравитационного поля различного радиуса действия и три десятка реактивных маневровых блоков. Приобретения новыми не назовёшь, второго, редко третьего поколения, зато с удовлетворительной степенью износа. Покупка обошлась Еросу в пять миллиона кредитов. Все это добро служба доставки торгового терминала обещала определить в арендованный Федором склад.

Следующий на очереди в списке покупок жилой модуль. Среди выставленных лотов Еросу приглянулся фрагмент тяжелого хакданского носителя, он позволял комфортно разместить до двухсот человек. Стоил пятьсот тысяч кредитов, покупку обещали доставить в парковочную зону дока арендованного склада.

В отличие от товаров гражданского назначения, военная продукция на торговой площадке в Системе «Сард» подорожала почти на порядок, поэтому системы вооружения и модуль целеуказания Ерос решил закупить в оширской Системе «Амими». Тамошние торговцы просили за «СВ-6» значительно меньшую цену и к тому же при покупке оптом давали хорошую скидку на боеприпасы. Накопители энергии, генераторы накачки, эмиттеры силового поля, ручное энергетическое оружие, терминалы, управляющие искины и другое высокотехнологическое оборудование Ерос планировал закупить в хакданской Системе «Шамун». Помимо того, что там широкий выбор такого рода модулей, так еще и просили за них вполне разумную цену.

После проведенных торговых операций на счету у Ероса осталось всего сто тысяч кредитов. Предстоящее вторжение в Систему кардинально поменяло его приоритеты. Все силы и средства брошены на то, чтобы значительно повысить шансы на выживание. О покупке индивидуальной лицензии на добычу ресурсов Ерос уже и не вспоминал. Эта идея в данный момент отошла на второй, а то и третий план.

— Я все делаю правильно. — В который раз убеждал себя Ерос. — После продажи бирота у меня появятся значительные средства. Если удастся отстоять Систему, первым делом расторгну контракт, заплачу неустойку и куплю лицензию на добычу. К тому времени у меня уже будет оборудованная база. Для удачного старта этого более чем достаточно.

Аутотренинг прервало сообщение от управляющего искина контейнеровоза. Он предупреждал, что до прыжка в Систему «Амими» оставались считанные минуты. Ерос поймал себя на мысли, что необъяснимое чувство беспокойства и тревоги возросло многократно. Внезапно участилось сердцебиение, дыхание стало прерывистым, сознание начал медленно заволакивать животный страх. Появилось легкое головокружение, в ушах нарастал гул, затем перед глазами вспыхнула яркая вспышка, и сознание померкло. Ерос из клана «Печора» сломанной куклой свалился с кровати на пол жилой ячейки, а контейнеровоз с идентификатором «Груздь», уйдя в прыжок, покинул Систему «Сард».

Глава 12

Обитаемый сектор Содружества

Директорат Ошир, Система «Амими»

Сознание вернулось рывком, сил открыть глаза не было, смутно знакомый голос неустанно повторял:

— Да очнись же ты! — Ерос почувствовал, как его встряхнули, а затем щеки поочерёдно ожгла пара хлестких ударов. — Дружище, давай, приходи в себя!

Его снова встряхнули, на этот раз значительно сильнее.

— Да не тряси ты меня. — Еле слышным голосом попросил Ерос. — Сил нет даже веки поднять.

Язык заплетался, слова застревали в горле, из уголка рта тягуче повисла слюна.

— Ты принял наркотик? — Спросил обладатель смутно знакомого голоса. — Может отправить тебя в медотсек?

Еросу наконец удалось сосредоточится на своем самочувствии. Ощущения были уже знакомы, они отдаленно напоминали то, что он чувствовал в арендованном складе. Ему сразу вспомнился инцидент, произошедший с его рукой. Одновременно с этим пришло понимание того, что если кто-то посторонний увидит метаморфозы, происходящие с его конечностью, то, скорее всего, сообщит об этом властям. Перспектива оказаться запертым на какой-нибудь секретной базе и выступать в роли подопытного Ероса совсем не прельщала.

— Не надо никуда меня отправлять. — Ерос собрал все силы и вновь попытался открыть глаза. — Это последствия ранения. Медик предупреждал, что могут быть рецидивы, это одно из последствий. Мне просто нужно отдохнуть, набраться сил.

— Да ты больше суток провалялся в отключке! — Срывающимся голосом заявил Федор. Ерос, наконец, узнал обладателя смутно знакомого голоса, вспомнил, кто он такой и что здесь делает.

— Увидев тебя на полу, я подумал, что ты просто решил напиться в гордом одиночестве и не придал твоему состоянию особого значения. — Федор шмыгнул носом и виновато посмотрел на собеседника. — Грешным делом даже на тебя обиделся и без задних мыслей завалился спать…

Пока Федор нес весь этот бред, сознание Ероса окончательно прояснилось, и возник четкий план действий. По команде его нейросети медблок скафа вколол двойную дозу стимуляторов. Через пару минут слабость сменилась приливом силы и энергии.

— Мы уже в Системе «Амими»? — Ерос наконец разлепил глаза, встал с пола и присел на край кровати.

Федор прервал свой монолог на полуслове и утвердительно кивнул.

— Движемся в сторону торгового терминала «Гаджи-5».

Ерос задействовал нейросеть и запросил данные о местоположении контейнеровоза у логистического искина Системы. Ответ пришел практически мгновенно.

— Нам до терминала тащиться еще не менее пяти часов. — Сообщил он Федору. — Предлагаю тебе не терять время, а вызвать челнок и покинуть контейнеровоз.

Увидев недоумение на лице товарища Ерос пояснил:

— У меня есть планы, о которых ты узнаешь чуть позже. Так что не спорь, а делай так как я говорю.

Федор в недоумении пожал плечами и не стал возражать.

— Это то, что тебе нужно закупить. — Ерос отправил ему инфо-пакет с перечнем модулей. — Помимо этого приценись к легким крейсерам с прыжковым двигателем. Если все сложится удачно, возьмем пару штук на перепродажу.

После слов Ероса Федор приободрился, перед ним вновь замаячила возможность хорошо подзаработать. Отбросив в сторону возникшие было тревоги и сомнения, Федор запросил связь с одной из транспортных корпораций Системы «Амими». Контейнеровоз он покинул через два часа.

Избавившись от ненужного соседства, Ерос расслабился и попытался успокоиться. Несмотря на стимуляторы, самочувствие, мягко говоря, не радовало. Помимо физических страданий, начала давать о себе знать нервная система. То и дело Ероса захлестывали приступы беспросветной тоски, отчаяния и душевной опустошенности. Возникло стойкое ощущение, что он лишился чего-то жизненно важного, существование без которого не имеет никакого смысла. В такие моменты Ерос был близок к тому чтобы совершить самоубийство. Лишь благодаря убойной дозе стимуляторов и своей вере, которая категорически не приветствовало таких действий, он все еще успешно сопротивлялся навязчивому желанию наложить на себя руки.

— С этим определенно надо что-то делать. — Ерос вытер выступившую на лбу испарину и, с трудом сев на кровати, привалился спиной к стене. Последние семь часов он провел в бесконечной борьбе с самим собой. Медблок скафа уже не первый раз давал знать о многократно превышенной предельной концентрации стимуляторов в крови и в очередной раз отказывался сделать укол.

— Все же придется воспользоваться медкапсулой, иначе до прибытия в Систему «Шамун» я точно не дотяну.

Придя к такому решению, Ерос связался с управляющим искином контейнеровоза и изъявил желание провести остаток пути в медкапсуле. Возражений не последовало и, переведя на корпоративный счет владельца корабля три тысячи кредитов, он направился в медотсек. Медик отнесся к пожеланию пассажира с полнейшим равнодушием. Сделав пациенту первичную диагностику, он погрузил его в сон и активировал на управляющей панели медкапсулы режим восстановления.

* * *

Сознание вернулось рывком. Секунду назад Ерос пребывал в беспамятстве, а теперь стоит абсолютно голый в каком-то узком техническом коридоре контейнеровоза.

— Где я? Как я сюда попал? — Ерос испуганно заозирался по сторонам. — Я же был в медотсеке.

На помощь ему пришла нейросеть. Возникшая в поле зрения Ероса объемная схема корабля красноречиво говорила о месте его пребывания. Не теряя времени, он поспешил в сторону медотсека. К великой радости Ероса, на пути ему никто не встретился, да и медика на рабочем месте к счастью не оказалось. Облачившись в скаф, он спешно вернулся в свою жилую ячейку, лег на кровать и постарался перевести дух.

— Неужели дальше будет еще хуже? — Эта мысль заставила Ероса вздрогнуть. — Надо как можно быстрее заканчивать с делами и возвращаться в Систему «Сард». Без «камнееда» я точно загнусь или впаду в беспамятство и сделаю какую-нибудь глупость.

В том, что его неадекватное поведение и плохое состояние вызвано расставанием с «камнеедом», Ерос не сомневался. После прыжка он почувствовал, что незримая связь между ними прервалась, и теперь они оба за это расплачиваются. Ивару в данный момент тоже приходилось несладко, в этом Ерос уверен на сто процентов. Откуда взялись эти знания и уверенность, он объяснить не мог, однако при этом не сомневался в их непоколебимости.

Чувствовал себя Ерос, как ни странно, неплохо, слабости не ощущалось, даже возникли намеки на аппетит.

— Перекусить сейчас точно не помешает. — Подумал Ерос и запросил связь с управляющим искином корабля.

Оказалось, что из прыжка корабль вышел три часа назад, еще столько же ему предстояло тащиться до ближайшего терминала. Искин также сообщил, что контейнеровоз пробудет в Системе «Шамун» сутки, а затем уйдет дальше по маршруту. Вернуться в хакданскую Систему капитан корабля планировал не ранее чем через трое суток. Закрыв канал связи с искином, Ерос освежился в душе и направился в столовую.

В местной столовой никого не оказалось, Ероса это обстоятельство скорее порадовало, чем расстроило. Заказав у пищевого синтезатора порцию хакданской каши, похожей на домашний кулеш, и двойную порцию кааса, он дождался готовности, забрал тарелки и кружку из лотка выдачи и устроился за ближайшим столиком.

— Для начала посмотрим, что творится в мире. — Не забывая работать ложкой, Ерос открыл местный инфо-канал. — Ага, Орден Воссоединения все же решил не отправлять свою мобильную базу сверхбольшого класса в Систему «Сард». Зато призвал всех своих единомышленников добровольно отправиться уничтожать нелюдей. И набралось этих добровольцев очень даже немало.

— Ты смотри! — Ерос отодвинул в сторону пустую тарелку и взял чашку с каасом. — Добывающие корпорации решили запустить аттракцион невиданной щедрости. Объявили о готовности оплачивать модернизацию кораблей добровольцам, которые изъявили желание отправиться в Систему «Сард».

Остальные новости не вызвали у Ероса никакого интереса. Закрыв инфо-канал, он занялся размещением лота на местной Торговой площадке. Светить себя в этой сделке у него не было никакого желания, поэтому ему пришлось обратиться к посреднику. За пять процентов от сделки корпорация по перепродаже всего и вся гарантировала полную конфиденциальность. Товар размещался на ее складах, это позволяло исключить встречу реального продавца с покупателем. Такие условия Ероса вполне устроили, и он не раздумывая заверил контракт своим личным идентификатором. Торги должны начаться после того, как бирот разместят на складе корпорации посредника, и ее эксперты проверят качество руды.

От дел насущных Ероса отвлек капитан контейнеровоза:

— Как самочувствие?

— Терпимо. — Ерос поморщился и сделал глоток кааса. — Последствие недавнего ранения.

— Даже так! — Арефий удивленно вздернул брови.

Ерос не стал углубляться в подробности, а капитан, в виду явного нежелания собеседника развивать эту тему не стал настаивать. Некоторое время они сидели молча. Ерос пил каас, а капитан пребывал в задумчивости.

Первым нарушил молчание Арефий.

— Тут такое дело. — Капитан слегка замялся, а затем продолжил:

— Один из пассажиров перебрал с наркотой, я распорядился поместить его в медкапсулу. Парни оттащили его в медотсек, но медика там не оказалось. На запросы он не отвечает, по личному идентификатору определить его местонахождение не удалось.

— А я здесь причем? — Ерос поставил на стол пустую чашку и поднял глаза на собеседника.

— Ты последний, кто его видел.

— После процедуры в медотсеке я его не застал. — Ерос откинулся на спинку кресла и с вызовом посмотрел на капитана. — Ты меня в чем-то обвиняешь?

— Ни в коем случае.

— Тогда к чему все эти расспросы? — Ерос потихоньку начал заводиться. — Просмотри записи с оптических сенсоров и сразу станет понятно куда запропастился твой чертов медик.

Арефий хотел что-то сказать в ответ, но Ерос его уже не слышал. Звуки вдруг пропали, сердце начало учащенно биться, а в сознании замелькал калейдоскоп мысли-образов: Вот он открывает глаза и видит перед собой лицо медика, тот ухмыляется и пытается ему что-то сказать, но Ерос его не слышит. Темнота, затем он снова приходит в себя и чувствует спиной холод стены коридора, видит проходящую мимо компанию из пяти пассажиров, они что-то обсуждают, смеются, но почему-то его не замечают. Снова темнота…

Видения пропали так же неожиданно, как и появились. Вернулся слух, а сердце вошло в свой нормальный ритм. Ерос пару тройку раз моргнул и постарался сосредоточиться на собеседнике.

— …так что надеяться на оптические сенсоры не приходиться. — Арефий пожал плечами и развел в стороны руки. — В зоне видимости в лучшем случае часть жилого сектора, док и основные коридоры.

Ерос облегченно выдохнул, взял себя в руки и обратился к капитану:

— Арефий, ну сам посуди, на кой мне сдался твой медик? Будь он бабой, может быть, я б на него и позарился. — Ерос с усмешкой посмотрел на собеседника. — А мужики точно не по моей части.

— Да иди ты. — Арефий не сдержал усмешки и махнул рукой. — Скажешь тоже.

Обстановка разрядилась, и беседа приняла дружественный характер. Некоторое время собеседники строили предположения, куда же мог запропаститься злосчастный медик, и что с ним могло случиться. Затем, поняв бесполезность этого занятия, распрощались, и каждый пошел по своим делам.

— Ну, вот и началось. — Ерос вошел в жилую ячейку и закрыл за собой дверь. — Не знаю, что случилось с медиком, но то, что я к этому причастен, не вызывает никаких сомнений. Нужно срочно забиться в самую глубокую нору, дождаться окончания торгов и как можно быстрее возвращаться домой.

С этой мыслью Ерос принялся изучать в инфо-сети пустотную инфраструктуру Системы «Шамун». Крупные торговые терминалы, на которых в основном вели дела граждане Содружества, он отмел сразу. Безопасность в таких местах поддерживается на высоком уровне, рисковать Ерос не хотел. Интерес вызвала средних размеров станция «Саваж-2Т», на которой в основном сосредоточены небольшие ремонтные доки, склады и торговые представительства мелких корпораций из независимых миров. Как правило, в таких местах предпочитали селиться эмигранты, небогатые наемники, из числа не граждан Содружества, и сектанты всех мастей.

Ерос для вида арендовал на станции «Саваж-2Т» небольшой склад и снял на пять суток жилую ячейку. Ко всему прочему торговый терминал, к которому направлялся контейнеровоз, находился в непосредственной близости от этой самой станции.

Не успел Ерос решить вопрос с жильем, как от управляющего искина корабля пришло уведомление, что контейнеровоз вошел в парковочную зону торгового терминала «Саваж-1Т». Вслед за сообщением от искина нейросеть сообщила о запросе связи. Ерос просмотрел идентификатор желающего пообщаться и открыл канал.

— Мое имя Аббас, я пилот среднего буксира «Фараси». — Представился молодой человек с абсолютно лысой головой, украшенной цветной татуировкой. — Мне поручили забрать твой груз.

Ерос представился собеседнику и отправил управляющему искину контейнеровоза запрос на разгрузку. В ответ тот запросил идентификатор буксира. Ерос отправил необходимую информацию и обратился к Аббасу:

— Подходи в парковочную зону контейнеровоза с идентификатором «Груздь». Твои данные управляющему искину я отправил.

Пилот буксира молча кивнул и закрыл канал связи.

Через четыре часа представитель компании посредника сообщил о начале торгов. К тому времени Ерос покинул контейнеровоз и находился в одном из заведений общепита, расположенного в торговом секторе торгового терминала «Саваж-1Т». Заказав очередную порцию кааса, он запросил связь с Федором. Тот не заставил себя ждать и почти сразу вышел на связь.

— Какие новости? — Вместо приветствия поинтересовался Ерос.

— Все по твоему списку уже поставлено в резерв. — С довольной физиономией сообщил Федор. — Когда планируешь перевести кредиты?

— Торги уже начались. Если в течении десяти часов цена меняться не будет, закрою сделку.

— Отлично, резерв действует двое суток, так что залог не потеряем.

— Что с легкими крейсерами?

— Не вариант. — Федор скорчил недовольную гримасу. — Цены запредельные, особенно на проекты с прыжковым двигателем. Истребители тоже выросли в цене почти вдвое, модули к ним подорожали на столько же. Значительно упали в цене гражданские товары, но в Системе «Сард» они никому и даром не нужны.

Ерос немного помолчал, обдумывая услышанное, а затем попросил:

— Поищи предложения по продаже дроидов проходчиков. Интересуют экземпляры второго и третьего поколения с возможностью ручного управления. Если будут стоящие варианты, поставь пару тройку штук в резерв.

Федор удивленно вскинул брови, но комментировать просьбу Ероса не стал.

— Попутно приценись к автоматическим линиям по обогащению руды. — Продолжил инструктировать товарища Ерос. — Условия те же: возможность ручного управления и остаточный ресурс не ниже семидесяти процентов.

— Ты решил начать добычу на поверхности планеты? — Все же не удержался от вопроса Федор.

— Что-то вроде того. — Ерос усмехнулся и подмигнул собеседнику.

Донельзя заинтригованный Федор молча уставился на Ероса, ожидая от него подробностей. Однако тот тему развивать не стал, спешно попрощался и закрыл канал связи.

Следующие пару часов Ерос провел на виртуальной торговой площадке Системы «Шамун». В результате все его «хотелки», связанные с энергетическим оружием, средствами защиты, накопителями энергии, генераторами накачки и эмиттерами силового поля поставлены в резерв. Особое внимание Ерос уделил выбору ремонтно-технического комплекса (РТК). После долгих поисков и сравнений его выбор пал на РТК хакданского производства «Герсей-22». Этот комплекс четвертого поколения активно использовался для ремонта и обслуживания мобильных обогатительных заводов и кораблей большого класса. При необходимости к нему можно докупить несколько конструкционных дроидов, способных вести работы по восстановлению крупногабаритных несущих конструкций. Стоил этот РТК в районе пяти миллионов кредитов. В свете предстоящих работ по обустройству будущей базы такого рода затраты Ерос считал оправданными.

Покончив с текущими делами, он покинул торговый сектор торгового терминала и направился в сторону одного из доков. Там ожидал арендованный челнок, который должен доставить его на станцию «Саваж-2Т». Всю дорогу до станции Ерос банально проспал. Самочувствие вновь стало ухудшаться, появились мигрень, тремор и слуховые галлюцинации.

Оказавшись в доке станции «Саваж-2Т», Ерос обратил внимание на явный контраст с торговым терминалом. Все вокруг казалось каким-то неухоженным, пошарпанным, доживающим свой век. По коридорам сновали подозрительные личности, предлагающие всем встречным купить забористую дурь или поучаствовать в сомнительного рода развлечениях.

Жилая ячейка так же не удивила Ероса чистотой и новизной интерьера. Получив от медицинского модуля скафа очередную дозу стимулятора, он разделся и направился в душ. Временное облегчение в сочетании с водным массажем и контрастным душем дали возможность по-настоящему почувствовать вкус к жизни.

Выйдя из душа, Ерос установил в рабочее положение откидную кровать, её управляющий модуль отдал команду на дезинфекцию постельного белья, и через минуту ложе было готово к эксплуатации.

— Теперь нужно набраться терпения и дождаться результатов торгов. — Ерос лёг на кровать и прикрыл глаза. — Надеюсь мне хватит сил держать свое Альтер-эго в узде.

— Интересно, как там Ивар? — Воспоминание о «камнееде» вызвали серию позитивных мысли-образов и притупили чувство беспросветной тоски, которое все больше и больше овладевало сознанием Ероса. — Надеюсь, он не поубивал половину населения торгового терминала.

Чем больше Ерос думал об Иваре, тем легче ему становилось психологически. Своеобразный аутотренинг позволил самоустраниться от текущих проблем и погрузиться в дрему.

* * *

Фуух… Вспышка перед глазами, дыхание перехватило, сердце, словно молот дроида проходчика, забухало в груди. Ерос почувствовал, как по телу бьют упругие струи, то горячей, то холодной воды и многочисленными ручейкам стекают вниз. Открыв глаза, он увидел, что стоит в душе уткнувшись лбом в стену, а под ногами растекается разбавленная водой лужа крови.

— Мать твою гидросфера! — Выругался Ерос и судорожно принялся осматривать свое тело. Видимых ранений не нашлось, да и нейросеть не сообщала об угрозе жизни.

— Кровь-то тогда откуда?

Риторический вопрос остался без ответа, и Ерос быстро смыв остатки кровавых разводов выбрался из душа. Окинув взглядом жилую ячейку, он заметил цепочку кровавых следов, идущих от входной двери до санузла. Скаф валялся на кровати абсолютно чистый.

— Вот что за привычка разгуливать по общественным местам голышом? — Ерос с каким-то противоестественным спокойствием принялся облачаться в скаф. Им овладело абсолютное спокойствие и умиротворение. Физические недомогания бесследно исчезли, мышцы налились силой и бодростью, сознание удивляло кристальной ясностью и чистотой. Былые тревоги казались незначительными и не заслуживающими внимания.

Разобравшись со скафом, Ерос сел на край кровати, глубоко вздохнул и на выдохе выдал:

— Господи, как же хорошо жить!

Состояние эйфории продолжалось недолго и сменилось сначала чувством тревоги, а затем паникой.

— Какого хрена я расселся? Кровавые следы ведут прямо к моей жилой ячейке!

Эти мысли буквально подбросили Ероса с кровати. Он с опаской огляделся по сторонам и прислушался. Тревожная сирена не ревела, по гулким коридорам не бухали подошвы тяжелых штурмовых скафов охраны.

— Что на этот раз натворило мое Альтер эго? — Ерос открыл дверь и осторожно выглянул наружу. Цепочка кровавых следов подсохла и вела от жилой ячейки в сумрак коридора, немного поколебавшись, он осторожно проследовал за ними в неизвестность.

В грязном коридоре царило запустение, тут и там валялся мусор, на стенах виднелись потеки ржавчины и еще чего-то уж совсем неприглядного. Нейросеть обозначила несколько оптических сенсоров, но, судя по внешнему виду, они явно находились в нерабочем состоянии. Пройдя часть пути, Ерос замер, остановленный нахлынувшими воспоминаниями: он, абсолютно голый, стоит, прижавшись спиной к стене коридора, слышит приближающиеся шаги, окружающий мир виден в образе энергетических линий и сгустков, яркий сгусток приближается, не замечая замершего охотника проплывает мимо, возникает непреодолимое желание вобрать его в себя, рывок в сторону жертвы, одна рука прижимает обладателя сгустка к своему телу, а ладонь второй ложиться на его лицо, пальцы удлиняются и проникают в рот, нос, глаза, становятся еще тоньше и поражают несколько участков мозга, судя по энергетическому всплеску, жертва впадает в состояние эйфории и даже не помышляет о сопротивлении, небольшое мысленное усилие, сгусток покидает оболочку хозяина и становится частью охотника.

— Ну, нихрена ж себе! — Ерос тряхнул головой, прогоняя остатки воспоминаний и отголоски приятных ощущений в момент поглощения чужой жизненной энергии. — Боже, кем я стал?

Паника охватила сознание с новой силой, дыхание перехватило, ноги стали ватными, Ерос оперся о стену коридора не в силах идти дальше.

— Соберись, не время раскисать, нужно до конца понять, что случилось и попытаться разрулить возможные проблемы.

Постояв минут пять, Ерос более-менее пришел в себя и двинулся дальше. Мимо прошмыгнул оборванец, ожог его завистливым взглядом и подвывая скрылся в темном ответвлении коридора.

— Филиал Ада какой-то. — Рука непроизвольно легла на рукоять импульсника, все сомнения и переживания вмиг улетучились, осталось только витавшее в воздухе ощущение опасности, заставившее собраться и быть на стороже.

В конце концов, следы привели к одной из многочисленных жилых ячеек, Ерос замер у входной двери, его нейросеть сообщила о потери связи с окружающим миром. Неожиданно для самого себя он протянул руку к управляющей панели двери и ввел восьмизначный код, замок щелкнул и дверь отъехала в сторону.

— Откуда я знаю эти цифры?

Ответа на вопрос не последовало, а из помещения пахнуло запахом смерти. Рука вновь неосознанно метнулась к бедру, и ладонь ощутила ребристую рукоять импульсника. После недолгих колебаний Ерос шагнул в жилую ячейку, помещение тут же залил мягкий приглушенный свет, а открывшаяся картина заставила присесть и водить из стороны в сторону в поисках цели готовым к стрельбе импульсником. Подходящих целей не нашлось, Ерос выпрямился во весь рост и, окинув взглядом помещение, пробормотал:

— Неужели я и тут порезвился?

Антураж напоминал скотобойню, залитый кровью пол, тут и там изломанными куклами лежат тела людей, среди них особенно выделялась иссохшая мумия, облаченная в скаф, Ерос безошибочно определил в ней ту самую жертву, повстречавшуюся в коридоре.

— А это еще что за хрень? — Ерос в удивлении вскинул брови и принялся разглядывать непонятные конструкции, свисающие с потолка. — Мать твою гидросфера, да там же люди.

Внутри конструкций, напоминающих коконы, сплетенные из тонких металлических прутьев, висели исписанные непонятными символами обнаженные тела, растянутые за конечности. Ерос только сейчас обратил внимание, что такие же символы украшали потолок, стены и пол.

— Очень похоже на капище. — Ероса передернуло от отвращения. — Судя по всему, здесь приносили жертвы и проводили ритуалы какие-то сектанты.

Подойдя к одному из коконов, Ерос попытался определить, жив ли находящийся внутри человек. Грудь очень тощего старика еле заметно вздымалась, из полуоткрытого рта свисала тягучая слюна.

— Этот, вроде, жив. — Ерос хотел было перейти к другому кокону, но старик вдруг открыл глаза, сфокусировал на нем взгляд и еле слышно простонал:

— «Забирающий души» вернулся за нами. Неназываемый, скоро мы встретимся в вечной Пустоте, прими меня…

Ерос отпрянул от старика и на него снова обрушился водопад воспоминаний: поглотив энергию жертвы он сразу осознал, кто она есть и что здесь делает. Его тут же охватил охотничий азарт, в одном месте собралось много потенциальных жертв. Он метнулся к нужной жилой ячейке, без труда ввел возникший в памяти код и, словно торнадо, ворвался внутрь. Дальше началось форменное избиение, голые люди пытались оказывать сопротивление, но тщетно, рывок, время замедляется, очередная жертва пытается уклониться, но не успевает и лишается головы, еще рывок, следующий с пробитой грудной клеткой, падает на пол, бьется в агонии, десять ударов сердца и в помещении остаются лежать агонизирующие тела, из них в окружающее пространство вытекает жизненная энергия, которую походя собирает он, Ерос.

Глава 13

На этот раз воспоминания воспринимались без паники и никому ненужных риторических вопросов. Ерос перевел дух, приблизился к по-прежнему смотревшему на него старику и спросил:

— Почему ты считаешь, что я «Забирающий души»?

Старик собрался с силами и ответил:

— Я видел, что здесь произошло, легенды моего народа рассказывают о таких, как ты. Вы приходите в тёмные времена и берете самое ценное, что есть у человека, его душу.

Старик закашлялся, перевел дух и продолжил:

— С такими, как ты, всегда рядом существа, способные принять любой облик и стать невидимыми…

Вначале Ерос посчитал слова старика бредом, но, когда тот упомянул о некоем существе, которое в очень походило на «камнееда», он резко поменял свое мнение.

— Ты сам откуда и что здесь делаешь?

— Меня зовут Харум, я из независимой Системы «Каркавер». Меня и еще с десяток бедолаг продали секте «Ищущие Свет». Кто помоложе, были вынуждены заключить долгосрочный контракт и отправились добывать марит в Систему «Боза». Стариков и тех, кто не смог смириться с участью, новые хозяева использовали для своих ритуалов.

Старик совсем выбился из сил и замолчал. Ерос воспользовался паузой, поднял руку с импульсником и выстрелил в массивное крепление, удерживающее кокон навесу. Пару мгновений ничего не происходило, а затем конструкция со стариком внутри ухнула вниз. Еросу понадобилось некоторое время для того, чтобы разобраться с хитроумными замками и вытащить наружу измученного человека.

Подтащив Харума к стене, он указал на оставшиеся четыре кокона и спросил:

— Кто они и что из себя представляют?

В ответ старик принялся бормотать что-то не связное, погружаясь в полубессознательное состояние.

Ерос чертыхнулся и оглянулся вокруг в поисках пищевого синтезатора, хорошая порция воды явно пошла бы ему на пользу. Однако вместо него на поясе скафа своей первой жертвы он увидел знакомые очертания армейского реанимационного модуля. Установив его на теле старика, Ерос на некоторое время оставил его в покое, переключив внимание на других обитателей свисающих с потолка конструкций.

В ближайшем к нему коконе оказалось сильно изуродованное тело молодой женщины. Язык вывалился, лицо синюшного оттенка, она явно мертва. Обитатель следующего кокона вызвал у Ероса неподдельный интерес. Он много слышал о генетических мутантах с «Оршеда», но вживую видел его впервые. Не менее двух с половиной метров ростом, косая сажень в плечах, покрытое буграми мышц атлетическое тело, сплошь украшенное татуировками, абсолютно лысая голова, крупные черты лица — это существо всем своим видом излучало физическую мощь.

— Интересно, как этого сюда занесло? — Ерос подошел вплотную к сетке и ударил по ней ладонью. Мутант встрепенулся, открыл глаза, зарычал и попытался вырваться на свободу.

Действие здоровяка Альтер эго расценило как угрозу и моментально на нее отреагировало. Окружающий мир наполнился энергетическими линиями и сгустками, рука, пробив тонкую сетку, схватила узника за горло и начала медленно его сдавливать. Ерос почувствовал непреодолимое желание забрать у этого человека жизненные силы.

— Не убивай его, это Хал. — Старик попытался встать, но у него это плохо получилось. — Он пытался сбежать от хозяина, поэтому и угодил сюда.

Слова Харума заставили Ероса приструнить «второе я», но его ментальный брат близнец не желал так просто сдавать свои позиции и отказался передать контроль над телом. Мутант продолжал хрипеть, синея прямо на глазах, сознание Ероса забилось раненой птицей пытаясь переломить ситуацию, однако попытки не увенчались успехом. Как всегда, в моменты отчаяния, он обратился к Богу, молитвы заполнили его разум, вера предков заставила сознание сгруппироваться и нанести строптивой сущности ментальный удар. Немалую роль в противостоянии сыграло наличие дара псиона и опыт общения с «камнеедом». Перехватив управление собственным телом, он разжал пальцы и вынул ничуть не пострадавшую руку из кокона. Хал закашлялся и полным ненависти взглядом посмотрел на обидчика.

— Теперь спиной к этому громиле лучше не поворачиваться. — Подумал Ерос и продолжил осмотр оставшихся узилищ.

Еще один чуть живой узник обнаружился в последнем коконе. Им оказалась девочка лет пятнадцати, до предела изможденная, с торчащими из тела трубками неизвестного назначения. Проделав уже знакомые манипуляции, Ерос опустил кокон на пол и вытащил из него девчонку.

— Мне придется забрать у тебя реанимационный модуль и поставить его ей. — Ерос положил маленькое тельце рядом с сидящим на полу стариком. — Ей он нужнее.

Харум возражать не стал, молча снял модуль с груди и положил его в протянутую ладонь.

— Это Малика, мы из одного мира. Её, как и меня, Совет клана отдал за долги.

— Как вы вообще попали на «Оршед»? — Ерос приладил на теле девочки реанимационный модуль и вопросительно посмотрел на старика.

— Клан Хала захватил средний транспорт, мы с Маликой были среди его пассажиров…

— А Хал каким боком связан с вашим бывшим хозяином? — Перебил старика Ерос. — Насколько я знаю, в кланах «Оршеда» эти мутанты как правило занимают высокое положение.

— Он в поединке убил сына лидера клана, а потом пытался похитить его дочь. — Харум перевел дух и бросил взгляд на кокон с мутантом. — В первом случае ему все сошло с рук, традиция и все такое, а за попытку похищения Совет клана единогласно решил его продать.

После слов старика в помещении раздался приглушенный рык и непонятное бормотание. Мутанту пришлись не по вкусу откровения Харума.

Ерос с недоверием посмотрел на собеседника и решил сменить тему разговора:

— Ты не знаешь, где эти чертовы сектанты глушилку спрятали? Напрягает отсутствие связи у нейросети.

— У нас с Маликой нет нейросетей. — Старик пожал плечами и погладил девушку по голове. — Я даже не понимаю, о чем ты говоришь.

Ерос оставил слова Харума без ответа и начал обходить жилую ячейку по кругу, пытаясь отыскать источник подавления связи. Его усилия увенчались успехом, глушилка отыскалась в одной и стеновых ниш. Небольшой прямоугольный контейнер с сенсорной панелью управления, если верить маркировке, являлся армейским переносным модулем РЭБ третьего поколения «Юкимья-3У». За его использование администрация Системы могла легко понизить показатель социальной полезности и влепить немаленький штраф.

Немного подумав, Ерос пришел к решению оставишь глушилку в рабочем состоянии. У мутанта гарантированно имелась нейросеть, и кого он позовет на помощь, если связь восстановится, оставалось загадкой. Помимо всего прочего, Ерос пока не решил, что делать со спасенными людьми. С одной стороны, они были не заинтересованы афишировать то, что произошло в жилой ячейке, но с другой, могли спокойно сдать его службе безопасности станции за вознаграждение.

— Убивать я их точно не буду. — Ерос бросил взгляд на девочку и еще больше уверился в своем решении. — Интересно, на чем они прибыли в Систему?

Ответ на этот вопрос тут же появился в голове в виде хаотичных воспоминаний неизвестного происхождения. Из них следовало, что пленников привезли в Систему «Шамун» на арварском среднем транспорте с идентификатором «Румиз», а находится эта развалюха второго поколения у пятнадцатой парковочной мачты.

Как только Ерос вспомнил название арварского корабля, память тут же услужливо предоставила управляющие коды к его искину.

— Это что же получается. — Ерос аж присел от охватившего его волнения. — Я поглотил энергетическую сущность сектанта и получил его память? Только он мог иметь такой высокий уровень доступа к управляющему искину арварского транспорта.

Ерос попытался вспомнить, как зовут его первую жертву, и в памяти сразу всплыло имя Дарух. Помимо имени, он вспомнил все те мерзости, которые проделывали с жертвами сектанты. Девочке, через те самые трубки подсадили паразитов из независимого мира «Гаскун», они проникали в жизненно важные органы и встраивались в обмен веществ. Через некоторое время в кровь носителя поступали отходы жизнедеятельности паразитов и меняли её состав. Сектанты делали периодические заборы крови у жертвы и вводили их себе, получая при этом сильнейшие галлюцинации и проваливаясь в транс. Для носителя изменения в крови, сами по себе, не являлись летальными, он постоянно прибывал в мире грез и состоянии эйфории. Однако без должного ухода зараженный паразитами человек рано или поздно погибал от истощения.

Ерос подошел к старику и, глядя ему в глаза, спросил:

— Кому еще Дарух подсадил паразитов?

Харум вздрогнул и попытался отползти от девочки.

— Я слишком стар и долго бы не протянул, так что делать из меня донора не было никакого смысла. Следующим в очереди стоял Хал, он силен и должен был долго и много приносить сектантам священной крови.

— А с теми, кто мёртв, что произошло? — Ерос схватил старика за горло и потянул его вверх, через пару мгновений ноги Харума перестали касаться пола. — Не ври мне, иначе присоединишься к ним.

— Их замучили до смерти во время подготовки к ритуалу слияния со Светом. — Из последних сил прохрипел Харум и потерял сознание.

Ерос выпустил из рук тщедушную шею старика и постарался успокоиться. Слова Харума спровоцировали появление воспоминаний о ритуале и зверствах, ему предшествующих.

— Больные ублюдки. — Ерос со всего маха пнул ближайший труп сектанта. Экзоскелет скафа сделал свое дело, и мертвое тело, подлетев в воздух, пересекло помещение жилой ячейки и врезалось в стену.

— Сколько этих уродов может быть на корабле? — Вслух поинтересовался Ерос, напрямую ни к кому не обращаясь.

Некоторое время вопрос оставался без ответа, а потом подал голос Хал:

— Полтора десятка мужчин и в два раза больше женщин. От Даруха уже больше суток нет вестей, так что сектанты могут забеспокоится и поднять тревогу. Определяйся с нашей судьбой, плазменную гранату в жилую ячейку, чтобы замести следы и на первом же корабле покидай Систему.

— У меня еще дела в Системе «Шамун» и покидать я ее пока не собираюсь, а насчет плазменной гранаты — это ты хорошо придумал. — Ерос вскинул руку с импульсником и двумя выстрелами перебил крепежный механизм. Кокон с мутантом шлепнулся на пол и подкатился ему под ноги. — Как ты смотришь на то, чтобы вместе со мной навестить единоверцев Даруха?

Ерос понимал, что раз уж он оставляет в живых свидетелей в лице старика, девочки и мутанта, ему придется избавиться от сектантов на корабле. В противном случае его очень быстро схватят и скорее всего выбросят в космос в голом виде без суда и следствия. Одному справиться с полусотней обдолбанных ублюдков Еросу точно не светило, а вот вместе с опытным душегубом с «Оршеда» очень даже реально.

Хал снизу вверх посмотрел на Ероса и заявил:

— Я бы с радостью, да вот только на корабль попасть будет крайне затруднительно.

— С этим как раз никаких проблем. — Ерос открыл замки, расположенные на коконе и отошел от него на пару шагов. — У меня есть управляющие коды.

Хал выбрался на свободу и встал во весь свой не маленький рост.

— Половина суммы от продажи корабля моя. — Поставил условие мутант и принялся разминать затекшие мышцы. — На меньшее я не согласен.

— Получишь четверть суммы. — Принялся торговаться Ерос. — Амуниция и оружие для штурма за мой счет.

Хал посмотрел на свои голые телеса, недовольно рыкнул и неохотно согласился с условиями предстоящего сотрудничества. Хорошенько обыскав жилую ячейку, деловые партнеры разжились некоторыми трофеями: Еросу досталась глушилка и гравиплатформа с дюжиной контейнеров, в них, должно быть, доставили пленников в жилую ячейку, а мутант нашел видавший виды «Увекс», десяток армейских пайков хакданского производства, и присвоил скаф безвременно почившего руководителя секты.

Старик и девочка по-прежнему находились без сознания, Ерос аккуратно поместил каждого в отдельный контейнер и разместил на гравиплатформе. Трофейный скаф запрашивал коды идентификации, поэтому Халу пришлось напялить на себя замызганный «Увекс», а дорогой костюмчик вместе с усохшим телом Даруха поместить в контейнер и пристроить его рядом с двумя такими же.

Убедившись, что коридор по-прежнему пуст, Ерос вывел гравиплатформу из жилой ячейки и направил в сторону торгового сектора, Хал незамедлительно последовал за ним.

— Хорошо бы позже уничтожить улики в жилой ячейке. — С этой мыслью Ерос запрыгнул на графиплатформу и устроил свой зад в пассажирском кресле. — Хотя если штурм транспорта пройдет неудачно, то они уже не будут иметь никакого значения. Ну а если повезет и удастся завладеть кораблем, вернусь и зачищу все основательно.

* * *

Торговый сектор станции «Саваж-2Т» напомнил Еросу средней руки ярмарку на родной «Печоре». Павильоны отсутствовали, в хаотичном порядке располагались выгородки с прилавками и самодельными витринами. По проходам сновали люди с озабоченными лицами явно занятые решением каких-то своих проблем, хватало и зевак, не спеша переходивших от одного прилавка к другому, приценивающихся, но ничего не покупающих. То тут, то там сбивались в небольшие компании подозрительного вида личности, о чем-то тихо переговаривались, провожая цепким взглядом потенциальных покупателей.

Бродить по лабиринтам этого гетто с гравиплатформой крайне неудобно, поэтому Ерос выбрал ближайшую выгородку приличного размера и приступил к осмотру товара. Судя по данным нейросети, большая его часть представляла устаревший модельный ряд и, мягко говоря, имела пользованный вид.

— Да уж, негусто. — Ерос перевел взгляд на замершего в нерешительности Хала. — Ну, что встал, выбирай давай, у нас не так много времени.

Повторять дважды мутанту не пришлось. Быстро пройдя между стеллажами, он выбрал видавший виды тяжелый скаф третьего поколения хакданского производства и роторный пулемет «СВ-4У». К оружию прилагалось крепление для скафа, здоровенный ранец под боеприпасы и гибкий конвейер для подачи зарядов. Бонусом к пулемету шел универсальный модуль сопряжения с искином скафа и тройной боекомплект.

Явно довольный собой Хал подтащил выбранный товар к прилавку и огляделся в поисках продавца. От стоявшей в проходе группы мутных личностей отделился паренек лет семнадцати и поднырнув под выгородку занял место за прилавком. Поводив ручным сканером над товаром, он объявил:

— За все семьсот тысяч кредитов, доставка до парковочного сектора бесплатная.

Здоровяк хмыкнул и перевел взгляд на стоявшего рядом Ероса. Тот немного подумал и выдал свой вариант ценообразования:

— Пятьсот тысяч за всё и бонусом десяток плазменных гранат.

Продавец довольно осклабился и согласно кивнул.

Ерос прекрасно понимал, что переплачивает, однако время поджимало, и следовало как можно быстрее выдвигаться к кораблю сектантов. Переведя юному коммерсанту необходимую сумму, деловые партнеры сложили покупки на гравиплатформу и направились в парковочный сектор.

— Какой план действий? — Хал сидел на гравиплатформе и любовно поглаживал ствол минигана. По показаниям нейросети, до парковочного сектора оставалось метров пятьдесят.

— Нужно все сделать как можно тише. — Ерос напряг память и тут же получил подробную схему корабля сектантов. — После процедуры идентификации получу доступ к управляющему искину и поменяю статус членов команды. Затем выясню местоположение всех обитателей корабля и запущу тебя на корабль.

— На борту есть боевые дроиды. — Хал активировал только что купленный скаф, прошел процедуру идентификации и, совершенно не смущаясь, стянул с себя «Увекс». — Если их не удастся сразу нейтрализовать, нам конец.

Хал облачился в тяжелый скаф, закинул ранец с лентами за спину и защелкнул на предплечье крепление с миниганом. Благодаря скафу, габариты мутанта стали еще больше, а в купе с татуированной бандитской рожей, иссеченной шрамами, он имел очень воинственный вид.

— Если боевые дроиды управляются через командный модуль, то обезвредить их будет нетрудно, после смены управляющих кодов искин корабля будет на нашей стороне. — Ерос сменил полупустую батарею в импульснике на полную и вернул его в крепление на бедре. — Если же они завязаны на оператора, то придется повозиться…

Гравиплатформа выплыла из коридора и оказалась в огромном помещении парковочного сектора. Ерос огляделся по сторонам и направил её в сторону пятнадцатой парковочной мачты. Когда до переходного шлюза оставалось пару десятков метров, Хал спрыгнул с гравиплатформы и спрятался в одну из пустующих ниш для сервисных дроидов. В тот момент, когда гравиплатформа замерла напротив входа в переходной шлюз, в голове Ероса раздался механический голос:

— Прошу пройти процедуру идентификации.

Ерос спрыгнул с гравиплатформы и, подойдя к управляющей панели, ввел шестизначный код, через мгновение щелкнул замок, и дверь отъехала в сторону. Взобравшись на свое средство передвижения, он направил его по длинному рукаву парковочной мачты к еще одному переходному шлюзу, ведущему на корабль сектантов.

Повторная идентификация прошла без проблем, искин принял управляющие коды и предоставил Еросу все данные по разумным, находящимся на борту. Данные Хала совпали один в один с данными искина, к великой радости новоиспеченного диверсанта боевые дроиды «Бардер-3М» управлялись только ныне покойным лидером сектантов и проблем доставить не могли. Ерос миновал переходной шлюз и направил гравиплатформу к рубке, теша себя надеждой, что никто не встретится ему по пути. Он поймал себя на мысли, что совершенно отсутствует обычный в таких случаях мандраж, вместо него появилась необъяснимая уверенность в себе и своих действиях.

Всю дорогу до рубки искин корабля транслировал на его нейросеть данные с оптических сенсоров, расположенных в жилом секторе корабля. В данный момент большая часть сектантов кривлялась в наркотическом угаре в приспособленном под капище помещении, лишь пара из них находилась в командном центре корабля.

Ерос оставил гравиплатформу прямо в коридоре, активировал управляющую панель, вошел в рубку и выпустил на свободу своё Альтер эго. Первым умер здоровяк, по-хозяйски развалившийся в кресле капитана. Энергетический импульс проделал в его лбу тонкое отверстие и вскипятил мозги. На ходу вернув импульсник в зажим на бедре, Ерос бесшумно метнулся к креслу навигатора, в нем с блаженной улыбкой на лице полулежала довольно-таки привлекательная молодая женщина. Судя по бегущей на развернутом голо-экране телеметрии, она проводила навигационные расчеты. В рубке громко звучала трансляция из помещения, где проходил ритуал, поэтому звуков открытия двери и шелеста импульсника, во время выстрела женщина навигатор не услышала.

Мир преобразился, стали видны силовые линии и энергетические сгустки, Ерос с удивлением отметил, как ярко горит энергетическая сущность жертвы. Неожиданно пришло понимание того, что перед ним очень сильный псион. Альтер эго радостно затрепетало в предвкушении, Ерос резко положил одну ладонь на лицо женщины, а второй надавил ей на грудь, намертво прижав ее к креслу. Жертва дернулась и тут же расслабленно обмякла, модифицированные пальцы новоиспеченного «Похитителя душ» молниеносно проникли в нужные участки её мозга и погрузили в пучину эйфории.

Через пару минут вместо молодой и цветущей женщины в кресле навигатора скрючилась иссохшая мумия. Насытившись, скрытая сущность послало Еросу отголоски удовлетворенности и без проблем вернуло контроль над телом. Отправив Халу инфо-пакет с подробным указанием местоположения сектантов, Ерос устроился в кресле капитана и быстро изменил статус будущих покойников на гостевой, с этой минуты члены секты не могли задействовать ни один модуль на борту своего корабля.

Приоритетный статус нового капитана и воспоминания бывшего лидера сектантов позволили ему получить доступ к тройке боевых дроидов «Бардер-3М». Механические бойцы выползли из своих парковочных ниш и устремились за бегущим по центральному коридору корабля Халом. Подкрепление здоровяк воспринял с едва заметным энтузиазмом, пробормотал в канал связи что-то на своем родном языке и ускорил бег. К тому моменту, когда здоровяк в сопровождении тройки боевых дроидов добрался до места проведения ритуала, сектанты окончательно впали в наркотический транс. Мужчины и женщины полностью обнаженные, непрерывно кривляясь, издавали нечеловеческие звуки, попутно справляли естественные надобности и, как животные на случке, имели друг друга. Как только участник вакханалии начинал выныривать из транса, он подходил к свисавшим с потолка коконам и получал очередную дозу кайфа.

— Это не люди и даже не животные. — Ерос скорчил презрительную гримасу и отдал команду Халу приступить к зачистке. Здоровяк активировал панель управления и первыми запустил в открывшийся проем тройку «Бардер-3М». Механические убийцы шустро рассредоточились по помещению капища и распределив цели, открыли по сектантам ураганный огонь из роторных пулеметов. Избиение длилось не более минуты, закончив свою работу механические солдаты выскочили в центральный коридор, распределились по секторам и перешли в режим стационарных огневых точек.

Войдя в помещение, превращенное в забойный цех мясокомбината, Хал огляделся, затем взял с импровизированного алтаря что-то отдаленно напоминающее холодное оружие и, шагая от одного тела к другому, принялся отрубать головы сектантам. Действия мутанта слегка озадачили Ероса, он не понимал смысл происходящего и продолжал молча пялится в голо-экран, на который управляющий искин выводил изображение с оптических сенсоров корабля. Когда из голов постепенно начала вырастать пирамида, Ерос решил все же выяснить суть происходящего и обратился к искину:

— Дархам, запроси связь с Халом.

Нейросеть новоявленного капитана отправила искину корабля личный идентификатор здоровяка.

Через пару мгновений в рубке возникла голограмма Хала и раздался его недовольный голос:

— Чего надо?

— Какого хрена ты делаешь? — Потребовал объяснений Ерос.

Здоровяк ощерился и заявил:

— Приношу жертву Великому Разрушителю!

— Хорошенькая подобралась у нас команда. — Подумал Ерос, глядя на недовольную рожу здоровяка. — Один людей в мумии превращает, а второй головы рубит, поклоняясь какому-то непонятному божеству.

Усмехнувшись собственным мыслям, он распорядился:

— Закончишь развлекаться, осмотри на предмет выживших жилой сектор и док.

Хал рыкнул в ответ и закрыл канал связи.

Ерос откинулся на спинку кресла потер лицо руками и попытался оценить обстановку.

— Судя по всему, корабль мы захватили без последствий. По крайней мере, в парковочном секторе станции тревогу не объявили, и служба безопасности не выдвигает нам ультиматумы. С Халом, скорее всего, проблем не будет, искином управляю я, так что пытаться меня устранить до получения кредитов с продажи этого корыта, он не будет. Старик и девочка не имеют нейросетей, так что их тоже опасаться не стоит, по прибытию в Систему «Амими» оплачу их лечение, сброшу на носимый терминал немного кредитов и отправлю на все четыре стороны.

Глава 14

Размышление Ероса прервало сообщение от нейросети, представитель корпорации посредника известил об окончании торгов и переводе на счет полученной от продажи бирота суммы.

— Очень даже неплохо. — Ерос убедился, что перевод состоялся и остался вполне доволен результатом. — Торговая площадка Системы «Шамун» оправдала мои ожидания. Теперь можно оплатить все поставленные в резерв покупки и переместить их для начала в арендованный склад на станции. Если в течении следующих пяти часов к захваченному кораблю никто интереса не проявит, можно будет забрать из склада товар и начинать разгон.

Следующие пару часов Ерос решал вопросы с оплатой зарезервированного товара и доставки его в арендованный склад. Попутно несколько раз общался с Федором, обсуждая с ним вопросы, связанные с закупкой оборудования. Хал все это время бродил по кораблю и занимался мародерством, приспособив для этой цели грузовую гравиплатформу.

— Надо будет после погрузки выставить на охрану груза боевых дроидов, а то этот громила точно что-нибудь сопрет. — Ерос с умилением наблюдал, как Хал потрошил очередную жилую ячейку и тащил на платформу все без разбору. — Интересно, он это все здесь начнет распродавать, или потащит в Систему «Амими»?

Благодушное настроение у Ероса пропало в тот момент, когда искин корабля сообщил о запросе связи представителем Администрации станции «Саваж-2Т». Немного поколебавшись, новоявленный капитан состроил серьезное лицо и разрешил открыть канал связи. В центре рубки возникла голограмма пожилого мужчины с абсолютно лысой головой, украшенной затейливой цветной татуировкой и личным идентификатором гражданина Республики Хакдан. Состроив презрительную гримасу, хакданец спросил:

— Где Дарух?

— Он познал Истинный Свет и покинул нас. — Ерос картинно воздел руки, закрыл глаза и состроил одухотворенное выражение лица. — Теперь я веду братьев и сестер к Истинному Свету.

Вся эта пафосная галиматья сама собой всплывала в памяти Ероса и без зазрения совести впаривалась собеседнику.

— Если не внесешь в течении часа арендную плату за парковочное место и жилую ячейку, мне придется принять меры. — Хакданец многозначительно помолчал, а затем продолжил:

— Надеюсь, Дарух успел посвятить тебя в наши договоренности, перед тем как ты свернул ему шею?

— Плата будет внесена в установленный срок. — Пообещал Ерос, до конца не веря в то, что его клоунада не вызвала у собеседника подозрений. — Я готов и дальше выполнять твои условия, многоуважаемый Тахир.

Лицо хакданца разгладилось, а глаза перестали буравить собеседника недоверчивым взглядом.

— За тот беспорядок, что ты устроил в жилой ячейке, заплатишь двойную арендную плату, а следующую партию живого товара отдашь мне с тридцатипроцентной скидкой.

Ерос понял, что отпираться бессмысленно и решил доиграть свою роль до конца.

— Я сделаю так, как ты хочешь, уважаемый Тахир, лучшие малолетние дикарки из следующей партии ничего тебе не будут стоить.

— Мудрое решение, уважаемый Ерос. — Хакданец буквально источал великодушие. — Будем считать, что недопонимание между нами исчерпано.

Дабы совсем уж успокоить проклятого извращенца, Ерос не стал тянуть с оплатой и внес на его счет оговоренную сумму. Довольный хакданец пожелал собеседнику процветания и закрыл канал связи.

— Говорили мне, что Республика Хакдан настоящий Садом и Гоморра, теперь у меня нет никаких сомнений на этот счет. — Ерос облегченно выдохнул и трижды перекрестился. — Нужно как можно скорее перегружать товар на корабль и убираться из Системы, пока этот лысый ублюдок ничего не заподозрил.

— Дархам, начинай процедуру расстыковки, мы выдвигаемся к доку номер семнадцать. — Скомандовал Ерос и невольно поморщился, остановив свой взгляд на трупе женщины навигатора. В памяти тут же всплыло её имя — Ланая, в иерархии секты она занимала далеко не последнее место. Судя по воспоминаниям, Ланая являлась наложницей лидера секты и его правой рукой. По сравнению с тем, что эта миловидная женщина вытворяла с кандидатами в доноры, забавы Хала казались невинным развлечением.

Ерос ухватил мертвую садистку за пояс скафа и выволок в коридор. Немного подумав, новоявленный капитан решил пойти по стопам Хала и вытряхнуть труп из не дешевого скафа четвертого поколения. Память услужливо предоставила код доступа, Ерос передал его искину скафа и высокотехнологичный костюмчик раскрылся, освобождая из своего нутра останки Ланаи.

— Откуда у этой гражданской армейский скаф, стоящий на вооружении бойцов спецподразделений Федерации Нивэй? — Ерос просматривал телеметрию, передаваемую искином скафа. — Такая модификация не поступает в свободную продажу, к тому же отсутствует электронная маркировка, по которой можно легко определить какому подразделению принадлежало это имущество.

Пока Ерос возился с дорогим трофеем, из нутра центрального коридора появился побитый жизнью сервисный дроид, затолкал мумию в контейнер для мусора и, повизгивая сервоприводами, отправился по своим делам. Новый капитан арварского среднего транспорта «Румиз» проводил его одобрительным взглядом и вернулся в рубку.

Через полчаса искин корабля доложил о удачной стыковке к доку арендованного склада. Ерос запросил у логистического искина станции «Саваж-2Т» десяток дроидов погрузчиков, внес за них арендную плату и отправился на склад, желая собственноручно проконтролировать погрузку. Прибывший отряд механических работников получил задание и с энтузиазмом взялся за работу.

* * *

— Запрос доступа в помещение склада. — Доложил Еросу искин, отвечающий за организацию работ на складе. — Какие будут распоряжения?

— Открой канал связи с посетителем.

Через мгновение в поле зрения Ероса появилась физиономия незнакомого ему мужика.

— Цель визита?

— Я оплатил лот, выставленный на торговой площадке Системы. — Заявил посетитель с раздражением в голосе. — Хотелось бы забрать свой товар.

Через пару минут выяснилось, что предприимчивый Хал начал распродажу найденных на корабле трофеев. За следующие пару часов в арендованный склад заявились еще пятеро покупателей. Насторожившийся по началу Ерос, после второго покупателя, загнал свою паранойю подальше и сосредоточился на дроидах. Между тем покупатели приходили, забирали свое имущество и вполне довольные собой покидали склад, все шло своим чередом, пока нейросеть не сообщила о потери связи с внешним миром.

— Какого хрена происходит? — Ерос сделал безуспешную попытку связаться с искином корабля. — Мать твою гидросфера, да это же кто-то врубил глушилку!

После последних событий у Ероса возникла стойкая ассоциации между использованием модулей РЭБ и крупными неприятностями. Еще больше он утвердился в своих выводах, когда тройка довольных покупателей барахла бывших сектантов, на полдороге к выходу из склада, выхватила импульсные винтовки и открыли по нему ураганный огонь. Сопровождающая их гравиплатформа чудесным образом трансформировалась в передвижной огневой комплекс с тяжелым плазменным орудием.

Спасла Ероса его любовь к ассоциациям и неплохая реакция, позволившая метнуться за ближайший большой контейнер. Прекрасно понимая, что противостоять в одиночку хорошо вооруженному отряду дело бесперспективное, он решил использовать свой единственный шанс на выживание — отпустил на волю свою скрытую сущность.

Мир уже привычно поблек и превратился в нагромождение силовых линий с энергетическими сгустками. Физические предметы представляли собой полупрозрачные контуры, заполненные легкой дымкой. Через нее очень четко видна постоянно маневрирующая тройка ярких энергетических сгустков, очертаниями напоминающих людей. Четвертый сгусток стоял на месте и раз за разом посылал в сторону Ероса яркие всполохи плазменных зарядов. Судя по тому, что попадания имели приличный разброс, точное расположение противника стрелку неизвестно. Эффект неожиданности нападавшие явно «пролюбили» и теперь пытались компенсировать неудачу плотностью огня.

— Чем я думал, когда в этой клоаке решил арендовать склад и забить его под завязку дорогостоящими модулями? — Ерос костерил себя за недальновидность последними словами, постоянно перемещаясь между контейнерами. — В этом рассаднике преступности грабеж обычное дело.

После того, как очередной заряд плазмы в метре от Ероса испарил изрядный кусок контейнера, заниматься самобичеванием ему резко расхотелось. Растерянность и недоумение начали вытесняться всепоглощающей злостью и желанием продать свою жизнь подороже. В какой-то момент эмоции достигли апогея, сработал невидимый триггер, и время, словно спринтер, сорвалось с места и помчалось вскачь.

Виртуозно уйдя от очередной серии импульсов, Ерос скользнул в перекат, затем прыжок, еще перекат и вот перед ним импровизированный огневой комплекс, установленный на обычной грузовой гравиплатформе. Модуль РЭБ давит связь и стрелок вынужден вручную управлять плазменной пушкой. Ерос четко видит за энергетической дымкой защитного поля опущенное забрало его штурмового скафа. Модуль наведения тяжелого оружия, несмотря на глушилку, работает как надо и в момент, когда Ерос бросился в атаку, стрелок уменьшил мощность и послал ему на встречу сразу серию небольших плазменных зарядов. Уйти от смертоносных гостинцев на такой короткой дистанции было нереально и в сознании Ероса возникла пугающая своей категоричностью мысль:

— Ну вот и всё, отбегался…

Однако его Альтер эго умирать не собиралось. Время вдруг замедлилось, Ерос почувствовал, как небольшая часть его энергетической сущности отделилась, затем на короткое время сосредоточилось на кончиках пальцев вытянутой в сторону противника руки и выплеснулось в окружающий мир. Воздух перед ним загустел, часть его покрылась энергетической пленкой, а выпущенные стрелком заряды, наткнувшись на возникшую преграду, рикошетом ушли в разные стороны.

* * *

После произошедшего Еросом овладело настоящее боевое безумие, все его сущности требовали компенсации за пережитый страх. Запрыгнув на гравиплатформу, он разрядил батарею импульсника в ошалевшего от такого развития событий стрелка, подхватил лежащую рядом с ним винтовку и перекатом ушел от сосредоточенного огня его коллег. Уже в прыжке Ерос успел заметить на гравиплатформе знакомые очертания модуля РЭБ. Недолго думая он сосредоточил огонь импульсной винтовки на глушилке и уже через минуту, нейросеть сообщила ему, о появлении связи с внешним миром. Следующим шагом Ероса стала синхронизация с боевыми дроидами «Бардер-3М» и постановка им боевой задачи, затем очередь дошла до искина корабля:

— Дархам, доложи обстановку. — Ерос пальнул для острастки в сторону противника и распластался за массивным дроидом погрузчиком.

— Корабль подвергся нападению, в центральном коридоре ведущем в рубку идет бой. — Незамедлительно отрапортовал искин. — Какие будут указания?

Ерос прекрасно понимал, случись огласка, к нему возникнет очень много ненужных вопросов. Трудно как-то объяснить кучу обезглавленных трупов в жилом секторе корабля, так что конфиденциальность жизненно необходима.

— Прими все меры для уничтожения абордажной команды. — Распорядился Ерос, ушел перекатом с линии огня и укрылся за крупногабаритным модулем транспортного луча расположенного в помещении склада. — Местным властям о нападении не сообщай, будем справляться своими силами.

В то время, как Ерос давал указания искину корабля, «Бардер-3М» делали свою работу. Тройка паукообразных механических бойцов, непрерывно маневрируя, охватила полукольцом бойцов противника и открыла по ним шквальный огонь из роторных пулеметов. Шансов остаться в живых у нападавших не было никаких. Попытка организованно отступить закончилась, не начавшись, крупнокалиберные разрывные пули за короткое время превратили людей в кучу окровавленного мяса.

Получив от механических убийц доклад о ликвидации первой группы, Ерос запросил связь с искином корабля:

— Дархам, покажи место расположения противника.

Через мгновение в поле зрения Ероса возникла объемная схема корабля, пятью красными точками на ней были обозначены бойцы враждебной абордажной команды. Трое находились в центральном коридоре на полдороге к рубке, еще двое двигались по техническим каналам пытаясь зайти в тыл единственному защитнику корабля.

Отправив Халу сообщение о своем скором прибытии, Ерос оседлал трофейную гравиплатформу и в сопровождении звена боевых дроидов отправился на корабль. Благодаря действиям Дархама, продвижение любителей обходного маневра резко замедлилось. На их пути то тут, то там стали возникать препятствия в виде заблокированных дверей и люков. Выигрыш во времени позволил Еросу занять выгодную позицию и достойно встретить нежеланных гостей теперь уже на его корабле. Сначала в дело вступила плазменная пушка, пары её выстрелов хватило, чтобы выкурить противника из технических каналов. Как только пара слегка подпаленных штурмовиков вывалились в центральный коридор, в дело вступили «Бардер-3М», они практически в упор расстреляли любителей чужого добра.

— Ого, а эти парни точно профи. — Ерос с интересом разглядывал пару истерзанных разрывными пулями тела. — Хакданские штурмовые скафы четвертого поколения «Ихев-4Ш», хоть и слабенькие, но все же генераторы защитного поля, пара дорогих компактных реакторов, легкая лазерная пушка антранского производства «Илиша-24Т» в плечевом зажиме… Хм, такую амуницию могут себе позволить только весьма состоятельные наемники.

Ерос перевернул на спину наименее пострадавшего бойца и увидел на груди корпоративную эмблему местной охранной компании. Остатки такого же знака красовались на скафе второго покойника.

— Неужто Тахир решил отправить на штурм бойцов из службы безопасности своей станции? — Ерос на мгновение задумался и окончательно уверился в своей догадке. — Только он знал, что нас мало и я не заинтересован в огласке… Посчитал легкой добычей и решил урвать жирный кусок. А вот хрен тебе, жадный ублюдок…

Полученное от Хала сообщение заставило Ероса выйти из задумчивости и поспешить к месту продолжающегося боя. Потеряв связь с парой своих бойцов, противник сменил тактику и с боем начал отступать в сторону дока. Согласовав свои действие с Халом, Ерос решил блокировать противника на подступах к доку, отпускать нападавших живыми он не хотел категорически. Двигаясь на гравиплатформе в сопровождении звена боевых дроидов к месту боя, он связался с искином корабля:

— Дархам, как только противник из центрального коридора пройдет в ответвление, ведущее в док, опусти аварийные переборки. У этих засранцев нет тяжелого вооружения, так что пробиться им точно не удастся, ну а мы с Халом постараемся устроить ублюдкам очень жаркий прием.

Через полчаса искин доложил о выполнении поставленной задачи. Ерос, к этому времени уже встретился с Халом и занимался планированием предстоящего возмездия. Здоровяк выглядел неважно, со стороны казалось, что он держится только на морально волевых. Судя по характерным отметинам на скафе Хал получил как минимум десяток ранений разной степени тяжести.

— Ну что, дружище, устроим этим харшам гиену огненную? — Ерос подвел гравиплатформу с плазменной пушкой вплотную к аварийной переборке и активировал эмиттеры защитного поля. — Ты сам как? Может, реанимационный модуль пора поставить?

Вопрос о своем самочувствии Хал проигнорировал, тяжело оперся на видавшую виды плазменную винтовку и заявил:

— Я хочу убить их лично, они храбрые воины, Великому Разрушителю придется по вкусу подношение из их голов.

Ерос хотел было возразить, но ему не дал это сделать искин корабля.

— Запрос связи от Тахира, какие будут указания?

Немного подумав, Ерос разрешил открыть канал связи. Через мгновение в его поле зрения возникла недовольная физиономия пожилого хакданца.

— Отпусти моих людей, и я позволю тебе беспрепятственно покинуть станцию. — Перешел сразу к делу Тахир.

— Твои бойцы пытались лишить жизни меня и моих людей. — Ерос сделал многозначительную паузу и продолжил:

— В Республике Хакдан за такие действия полагается стандартная процедура.

Ерос умышленно не стал упоминать о попытке грабежа, желая перевести конфликт из деловой в личную плоскость.

— Не льсти себе, дикарь. — Тахир аж позеленел от охватившего его бешенства. — Ты и твой дружок мутант не граждане Содружества, максимум что грозит моим парням, так это небольшое понижение индекса социальной полезности. А вот Дарух, к твоему сведению, являлся гражданином Конфедерации Дэлус и за его смерть тебе однозначно полагается прогулка в пустоту без скафа, так что делай то, что тебе говорят.

— Знаешь, Тахир. — В голосе Ероса явственно чувствовалась холодная решимость. — Даже Орден Воссоединения не приветствует торговлю людьми, так что готовься прогуляться в пустоту вместе со мной.

Замечание Ероса заставило пожилого хакданца поумерить свой пыл и перейти к конструктивному диалогу.

— Что ты предлагаешь? — Сквозь зубы процедил Тахир.

— Я закончу погрузку, покину станцию и начну разгон. — Не терпящим возражения голосом заявил Ерос. — За полчаса до прыжка, твои люди покинут мой корабль.

— Так не пойдет. Отпускай моих бойцов прямо сейчас, забирай свое барахло и проваливай с моей станции.

— Знаешь, мой друг, мутанты с «Оршеда» очень неуравновешенные создания. — Ерос сделал небольшую паузу и посмотрел на собеседника многообещающим взглядом. — К тому же, это навязчивое желание отрубать головы своим врагам и приносить их в дар своему Великому Разрушителю, форменная дикость…

После слов собеседника Тахир враз растерял весь свой боевой настрой и незамедлительно предложил:

— Не делай глупостей, я готов компенсировать все твои потери, если ты отпустишь моих людей прямо сейчас.

— Кем же тебе приходится эта троица, если ради них ты готов не только меня отпустить, но и заплатить отступные? — Подумал Ерос глядя на не на шутку встревоженного собеседника. — Неужто среди нападавших есть его близкие родственники, только в этом случае хакданец готов пойти на многое.

Пока Ерос прибывал в задумчивости, Тахир решил поднять ставки:

— Помимо компенсации потерь, за голову каждого бойца я готов заплатить по пятьсот тысяч кредитов.

— Я не изменю свои условия и кредиты мне твои не нужны. — Выйдя из задумчивости заявил Ерос.

Тахир попытался было что-то возразить, но Ерос жестом заставил его замолчать.

— Члены твоей Семьи не пострадают, это я тебе гарантирую. У меня нет желания переводить пустяшный конфликт в личную вендетту и всю оставшуюся жизнь прятаться от охотников за головами. Передай своим людям, чтобы они не делали глупостей, и я сдержу своё слово.

Тахир некоторое время молча буравил взглядом собеседника, а затем заявил:

— Если мой сын погибнет, я убью всех, кто тебе хоть сколь-нибудь дорог.

— Любая попытка штурма мною будет расценена как нарушение нашего договора. — В свою очередь предупредил пожилого хакданца Ерос. — Мне бы очень не хотелось, чтобы находящиеся в контейнерах реакторы случайно сдетонировали и разрушили половину станции.

Тахир ожог собеседника ненавидящим взглядом и закрыл канал связи. Ерос шумно выдохнул и тут же принялся раздавать указания:

— Дархам, активируй дроидов погрузчиков и как можно быстрее завершай погрузку контейнеров. Если заложники попытаются прорваться в док, сразу дай мне знать.

Беседу с искином прервал характерный звук падающего тела. Ерос обернулся и увидел лежащего на полу коридора Хала.

— Мать твою гидросфера, как бы здоровяк не отправился раньше времени к своему Великому Разрушителю. — Ерос спрыгнул с платформы, подошел к мутанту и попытался запросить у искина скафа данные о состоянии здоровья. Оказалось, что все не так уж и плохо, значительная кровопотеря и передозировка стимулятора лишили его сознания, однако жизни пока ничего не угрожает. Ерос с трудом заволок тело здоровяка на гравиплатформу, оставил тройку дроидов «Бардер-3М» сторожить заложников, а сам отправился в сторону медотсека. К великой радости Ероса там обнаружилась простейшая оширская медкапсула «Ируна-3», имеющая, помимо всего прочего, ручное управление. Для лечения требовалось всего лишь поместить пациента внутрь медицинского модуля и нажать на кнопку с надписью на интере — «Сделать хорошо».

Пока Ерос напряженно думал, как извлечь раненого из скафа, тот пришел в себя и, поняв, где находится, самостоятельно покинул изрядно пострадавший костюмчик.

— Ты пока приходи в себя. — Ерос помог здоровяку забраться внутрь медкапсулы. — А я постараюсь как можно быстрее покинуть станцию и приступить к разгону. В Системе «Амими» меня ждет мой человек, там же продадим корабль и каждый пойдет своей дорогой.

Хал что-то пробормотал в ответ и снова потерял сознание.

— Надо бы и старика с девочкой сюда перетащить. — Ерос закрыл полупрозрачную крышку медицинского модуля и нажал на нужную кнопку. — За всей этой суетой я совсем о них забыл, как бы не загнулись бедолаги в своих контейнерах.

С этой мыслью Ерос покинул медотсек и направил свое средство передвижения в сторону командного центра корабля.

Глава 15

Как ни старался Ерос ускорить погрузку, провозиться с контейнерами пришлось почти два часа. На арварском среднем транспорте «Румиз» грузовой отсек до неприличия мал, в связи с этим часть груза пришлось разместить в доке. Этот процесс усложняла пара полуразобранных шахтерских кораблей, занимавших две из пяти парковочных платформ. Здесь же сектанты устроили что-то вроде склада, тут и там прямо на палубе дока в хаотичном порядке располагались контейнеры с запчастями, расходниками и прочей машинерией.

Закончив, наконец, размещение груза в доке корабля, Ерос поудобнее устроился в капитанском кресле и отдал приказ искину покинуть станцию. Корпус корабля слегка вздрогнул, выходя из парковочных захватов переходного шлюза склада, затем заработали маневровые модули, выводя средний транспорт в парковочную зону станции. В тот момент, когда за кормой «Румиза» вспыхнули четыре, слегка коптящих, факела основных двигателей, от Тахира пришло сообщение с очередным предупреждением. Пожилой хакданец очень настоятельно рекомендовал выполнить условия договора и не вынуждать его идти на крайние меры.

— Нужно хоть как-то вооружить это арварское корыто. — Подумал Ерос, закрыв сообщение от Тахира. — Иначе в случае очередной попытки абордажа нас можно будет брать голыми руками. Надо расконсервировать РТК «Герсей-22» и установить хотя бы несколько башенок средних пульсаров, благо для этого кое-что в наличии уже есть. Осталось заказать десяток турелей средних пульсаров, управляющие кабели и силовые шины для монтажа ректоров.

Все необходимое нашлось на ближайшем торговом терминале, продавец обещал доставить покупки в течении часа.

— Надо бы старика проведать, больше тянуть с этим точно нельзя…

С этой мыслью Ерос покинул рубку и направился в соседнее техническое помещение. Гравиплатформа оказалась на месте, а из одного из контейнеров отчетливо доносился негромкий стук. Ерос откинул крышку контейнера и сморщился от удушливой вони немытого тела и экскрементов.

— Харум, извини, у нас тут с Халом появились очень важные дела…

Старик лежал на дне контейнера, ловил ртом воздух, а по его впалым щекам текли слезы. Несмотря на имеющиеся в крышке контейнера отверстия, воздуха для нормального дыхания в нем явно не хватало.

— Возьми себя в руки, все уже позади. — Попытался успокоить старика Ерос. — Определю тебя в жилую ячейку, приведешь себя в порядок, поешь…

Харум всхлипнул и сделал попытку выбраться из контейнера. Минут через двадцать гравиплатформа доставила Ероса и Харума в жилой сектор корабля, по дороге они посетили медотсек и оставили там контейнер с Маликой.

— Заходи, располагайся. — Ерос жестом пригласил старика войти в ближайшую жилую ячейку. Внутри помещения царил форменный бардак, судя по всему здесь побывал предприимчивый Хал. Стараясь не наступать на разбросанные вещи прежних жильцов, Харум прошел в комнату, с опаской огляделся по сторонам и замер в нерешительности.

— Санузел там. — Ерос указал на матовую дверь и через пару мгновений из-за неё послышался шелест упругих струй воды. — Как закончишь мыться, одень вот это…

Одна из стеновых панелей открылась, и Харум увидел внутри пару комплектов комбинезонов «Увекс». Сняв свою видавшую виды одежду, старик аккуратно сложил ее в стопочку на полу и прошмыгнул в санузел.

— Как можно обходиться без нейросети? — Ерос забрался с ногами на откинутую узкую кровать, ожидая, пока Харум закончит гигиенические процедуры. — Неудивительно, что таких как он за людей не считают, без симбионта беспомощен, словно младенец. Нянчится с ним нет ни желания, ни возможности, предстоит много работы, остается только дать ему упаковку армейских пайков и запереть в жилой ячейке до прибытия в Систему «Амими».

Харум, наконец, закончил плескаться, вышел из душа и облачился в «Увекс». Ерос вручил ему, найденную в одной из стеновых ниш вскрытую упаковку хакданских армейских пайков, видимо, здоровяка она не заинтересовала, и попросил не пытаться покинуть жилую ячейку. Старик воспринял предстоящее заточение спокойно, согласно кивал, не забывая при этом уплетать за обе щеки армейский пищевой концентрат. Устроив старика, Ерос занял пассажирское место на гравиплатформе и с ветерком помчался в док, искин сообщил ему о доставке всего необходимого для организации ПКО корабля.

По прибытии в док Ерос первым делом занялся расчисткой места для пяти больших контейнеров. Пара видавших виды дроидов погрузчиков, под его чутким руководством, кое-как освободила небольшой пятачок палубы дока. К этому времени пилот буксира сообщил о выравнивании скорости и нахождении напротив переходного шлюза дока. Ерос открыл створки, подхватил транспортным лучом малый корабль и втащил его внутрь «Румиза».

Не успел буксир занять свое место на одной из парковочных платформ, как встрепенулся, оставленный сторожить заложников со стороны дока, боевой дроид «Бардер-3М». Механический убийца вышел из режима стационарной турели и метнулся в сторону прибывшего малого корабля, Ерос решил не рисковать и подстраховать себя от разного рода неожиданностей.

— С тебя два миллиона кредитов. — Заявила появившаяся в поле зрения Ероса голограмма пилота буксира. — Ну и бардак тут у тебя, куда сбрасывать контейнеры?

— Давай так, сбрасывай контейнеры по одному, а я их буду подхватывать транспортным лучом и укладывать на место.

Пилот согласно кивнул и после получения оплаты приступил к разгрузке. Примерно через полчаса буксир, избавившись от груза, благополучно покинул док арварского среднего транспорта и отправился по своим делам. «Бардер-3М» вернулся на исходную позицию, а Ерос, отыскав в памяти нейросети нужный инфопакет, раскрыл его и быстро просмотрел.

— Так, в каком из контейнеров находится управляющий модуль РТК «Герсей-22»?

Найдя в списке нужную позицию Ерос отправил дроидов погрузчиков за нужным контейнером. Установив его на одной из пустующих парковочных платформ, Ерос отдал команду на расконсервацию. Минут через десять управляющий модуль запросил разрешение на синхронизацию:

— Мое имя Гарсан, я управляющий искин РТК «Герсей-22». Обнаружена нейросеть «Инженер-4М», какие будут распоряжения?

Ерос отправил искину модуля управляющие коды и начал раздавать указания:

— Значит так, для начала активируй всех дроидов, входящих в комплектацию и проведи полную диагностику корабля. Исключи из процесса диагностики модули, расположенные на этом участке…

Нейросеть Ероса отправила искину инфопакет с указанием части корабля, где в данный момент томились в заточении люди Тахира. Подтвердив получение, искин управляющего модуля РТК приступил к работе, а Ерос погрузился в пучину инфо-сети.

— Чтобы ускорить монтаж средних пульсаров, мне понадобится готовый проект, иначе придется в ходе работ самому указывать места установки и прокладывать маршруты для монтажа коммуникаций. — Ерос невольно поморщился от такой перспективы, заниматься модернизацией корабля в ручном режиме в данной ситуации очень нежелательно. — Возьму за основу военный аналог «Румиза», средний корабль поддержки проекта «Аш-Барум». Тоже старье ещё то, арварские вояки давно сняли эти корабли с вооружения, но зато в свободном доступе полно готовых проектов его модернизации.

Сделав запрос, Ерос тут же получил пару десятков ссылок на инфо-пакеты с готовыми проектами. Бегло просмотрев, он остановился на варианте, где автор использовал энергетическое оружие.

— Вот и чудненько. — Ерос повертел и так, и этак, возникшую в поле зрения объемную схему подходящего проекта. — Изменю в спецификации данные турелей ПКО, реакторов, генераторов накачки и накопителей энергии, и можно отправлять проект искину управляющего модуля РТК на реализацию.

Внесение изменений в проект заняло менее часа, завершив работу, Ерос отправил инфо-пакет по назначению, дополнительно указав в пояснении идентификаторы контейнеров с нужными модулями и конструкционными материалами. Живот бурчанием напомнил хозяину о необходимости подкрепиться, а все больше ощущаемый запах немытого тела пробудил желание принять душ.

— В местную столовку идти нет смысла, здоровяк, наверняка, упёр оттуда пищевой синтезатор. — Ерос на короткое время задумался, соображая, где еще на корабле может быть место, до которого не добрались загребущие ручищи Хала. — Вот я голова три уха, совсем забыл про апартаменты капитана, у здоровяка туда нет доступа по определению, а значит, можно рассчитывать на сохранность всего ценного.

Вдохновленный этой мыслью Ерос направил гравиплатформу в логово ныне почившего лидера сектантов. Помимо еды и душа, нарисовалась реальная перспектива поживиться чем-нибудь ценным, как-никак коды доступа к личному сейфу и терминалу достались ему по наследству в виде смутных воспоминаний прежнего владельца.

Апартаменты капитана поразили Ероса контрастом с другими помещениями корабля. Здесь не было пошарпанных стен, потеков ржавчины и тусклого света дышащих на ладан осветительных ламп, вокруг царила аляповатая роскошь, разбавленная высокотехнологичными штучками. Выбравшись из скафа, Ерос встал под упругие струи контрастного душа. После боя он чувствовал себя не очень хорошо, видимо, сказывались последствия того самого фокуса с выставлением на пути плазменных зарядов защитного поля собственной генерации.

— Боже, как же хорошо. — Ерос подставлял под струи воды то одну часть своего многострадального тела, то другую. — Надо заканчивать с помывкой, но как же не хочется уходить из-под этих источников бодрости и благолепия. Побриться, кстати, лишним точно не будет.

Ерос провел рукой по лицу и машинально мазнул взглядом по своему отражению в зеркале. Прямо на него смотрел пожилой человек со знакомыми чертами лица, множеством неглубоких морщин, седым ёжиком коротких волос и уставшими ввалившимися глазами.

— Что за чертовщина? — Ерос закрыл глаза, мотнул головой, в попытке прогнать наваждение, однако оно не уходило. На него по-прежнему смотрело отражение его самого, только постаревшего этак лет на двадцать.

Очередная аномалия не вызвала паники или страха, в измученном переживаниями и чередой событий мозгу всплыла одна единственная мысль:

— Еще одно подтверждение того, что за все в этой жизни приходится платить, только цена вопроса меня как-то совсем не устраивает. Надеюсь, что этот процесс обратим, и мне удастся вернуться в прежнее состояние.

Настроение окончательно испортилось, выйдя из душа, Ерос без особого энтузиазма освоил высокотехнологичный агрегат производства еды. Немного харшатины, отдаленное подобие салата, небольшой десерт и в завершении двойная порция кааса. Чтобы хоть как-то отвлечься от дурных мыслей, он запросил у искина, расположенного в личном терминале лидера сектантов, разрешение на синхронизацию. Ожидаемо тот запросил код идентификации, получив желаемое, искусственный интеллект открыл доступ к хранилищу данных.

— Ну, ни хрена себе! — Ерос открыл очередную директорию, активировал наобум инфо-пакет и просмотрел его содержимое. — Теперь понятно, почему Тахир, узнав о скоропостижной гибели своего делового партнера, так настойчиво пытался захватить это арварское корыто. Попади эти документы не в те руки и понижением показателя социальной полезности он точно бы не отделался. Торговля людьми, в том числе и гражданами Содружества, продажа нелюдям стратегических ресурсов и продвинутого вооружения, только за это Орден Воссоединения конфискует все имущество и отправит на рудники до конца жизни.

— Ого, а у секты есть активы и в Системе «Сард». — Ерос машинально жевал еду, продолжая изучать информацию ныне покойного Даруха. — Мобильный завод по переработке руды, два десятка малых шахтерских кораблей и лицензия на добычу в астероидном поясе Системы. Оформлено все это богатство на корпорацию «Тазор», зарегистрированную в независимом мире «Каркавер». Кто же у нас владелец этой самой добывающей корпорации?

Выпив одним глотком каас Ерос с удвоенным рвением принялся перелопачивать терабайты информации. У него появился реальный шанс практически даром заполучить вожделенную лицензию на добычу руды в родной Системе. В процессе изучения документов в сознании Ероса то и дело всплывали обрывки воспоминаний двух жертв. Он заметил, что эти самые воспоминания с течением времени по неизвестным пока причинам становятся все более размытыми и обрывочными, следовало как можно быстрее найти им применение. В конце концов удача оказалась на его стороне, в одном из инфо-пакетов обнаружились реквизиты добывающей корпорации, список учредителей и принадлежащие ей активы.

Из документов следовало, что владельцем корпорации «Тазор» являлась ныне почившая садистка Ланая. Как только Ерос узнал об этом, у него тут же включилось ассоциативное мышление, позволившее выстроить необходимую логическую цепочку из её воспоминаний. Сама лицензия нашлась в личном сейфе садистки, благо коды доступа к нему Еросу так же удалось вспомнить. Небольшому носителю информации с заветной мечтой внутри он радовался как ребенок, держал его в ладони и лыбился как идиот, представляя, какие возможности тот ему открывает. На счетах добывающей корпорации обнаружились немалые средства, однако добраться до них было нереально, подделать личный идентификатор владелицы являлось невыполнимой задачей.

— Да и хрен с ними с этими кредитами. — Ерос смотрел на внушительную сумму на счету корпорации «Тазор» и не испытывал особого разочарования. — Завод и «Жмаланы» надо будет продать по-тихому в какой-нибудь независимый мир, если они уцелеют после вторжения Жуков. Пару арендованных складов на торговом терминале «Печора-2» тоже можно будет перетряхнуть, так что в любом случае в накладе не останусь. Как говорил мой дед, царство ему небесное, «Жадность, порождает бедность», так что надо знать меру.

С этой позитивной мыслью Ерос обратился к искину корабля:

— Дархам, доложи о месте нахождения корабля, и чем там занимаются наши незваные гости?

— «Румиз» через полчаса выйдет в расчетную точку для начала разгона. — Бодрым голосом отрапортовал искин. — Попыток прорыва в док и центральный коридор не зафиксировано, судя по данным оптических сенсоров, заложники живы и здоровы.

— Вот и ладненько, как только будем на позиции, начинай разгон в Систему «Амими». Что там у нас с диагностикой корабля и работами по устройству систем ПКО?

— Процесс полной диагностики будет завершен через час, дроиды РТК «Герсей-22» ведут подготовительные работы для монтажа турелей средних пульсаров.

— Докладывай о всех кораблях, траектория движения которых может проходить в непосредственной близости с «Румизом». Старайся в процессе разгона не сближаться с объектами пустотной инфраструктуры Системы.

Получив от искина заверения, что все будет исполнено в лучшем виде, Ерос решил проведать Хала. С момента его помещения в медкапсулу прошло уже несколько часов, так что жизненные показатели должны уже прийти в норму. Оседлав гравиплатформу, Ерос помчался в медотсек, по дороге ему приходилось объезжать ремонтных дроидов, тащивших к месту монтажа расходные материалы и модули.

Надежды Ероса оправдались, искин медкапсулы доложил, что пациент уверенно идёт на поправку и в принципе может уже покинуть медицинский модуль. Переведя медкапсулу в режим ожидания, откинул матовую крышку в сторону, дождался пока Хал придет в себя, и поинтересовался:

— Как самочувствие?

Здоровяк рыкнул что-то в ответ и выбрался на свободу.

— Ты бы отправил в утилизатор тела и головы сектантов. — Попросил Ерос, наблюдая за тем, как здоровяк облачается в свой потрепанный скаф. — Не стоит оставлять улики, да и пахнуть они уже начали, Дархам снизил температуру в помещении, но это слабо помогает, если честно.

— Их головы, мои трофеи. — Не терпящим возражения голосом заявил Хал. — Великий Разрушитель получит их в качестве подношения в своем храме.

— И где этот храм находиться?

— Великого Разрушителя почитают везде, так что храмы в его честь не редкость.

— Что-то не припомню, чтобы в Системе «Сард» почитали это божество. — Подумал Ерос, а в слух предложил:

— Сложи головы в контейнер, я отправлю дроида закрепить его на наружной обшивке. В этом случае твой трофей сохраниться в первоначальном виде и не придется проводить полную дезинфекцию жилого сектора корабля.

Немного подумав, Хал согласился с доводами Ероса и пообещал сделать так, как он просит.

— Мы ещё в Системе «Шамун»? — Здоровяк в холостую запустил ротор своего пулемета проверяя его работоспособность.

— Начали разгон в Систему «Амими». — Ерос вынул Малику из стоявшего неподалеку контейнера и бережно опустил внутрь медицинской капсулы. — Часа через четыре придется загнать остатки абордажной команды в один из разобранных «Жмаланов» и выбросить его за борт.

— Ещё чего. — Хал нахмурился и упер могучие руки в бока. — «Жмалан» можно починить и выгодно продать, я не желаю терять кредиты.

— И что ты предлагаешь? — Ерос закрыл крышку медицинского модуля и запустил процесс лечения. — Я не собираюсь убивать этих кретинов, а потом скрываться от охотников за головами. У хакданцев семейные узы священны, а эти трое члены семьи хозяина станции, на которой мы подверглись нападению. Так что даже не рассчитывай заполучить их головы.

Здоровяк хищно осклабился, глухо рыкнул и заявил:

— Загоним их в большой контейнер, установим приводной маяк и выкинем за борт.

— Неплохая идея, дружище. — Ерос одобрительно похлопал по плечу Хала и направился на выход из медотсека. — Ремонтные дроиды занимаются установкой средних пульсаров, так что пару больших контейнеров скоро освободятся, а приводной маяк можно снять со спасательной капсулы «Жмалана».

Хал в ответ одобрительно заворчал и последовал за Еросом.

* * *

«Румиз» уже два часа находился в процессе разгона, Ерос с Халом все это время торчали в рубке, отслеживая на тактическом голо-экране перемещение легкого хакданского крейсера с идентификатором «Камич». Этот вооруженный до зубов кораблик четвертого поколения последний час следовал параллельным курсом и периодически облучал «Румиз» своими системами наведения.

— Может отпустим заложников в Системе «Амими»? — Предложил Хал, после очередного доклада искина корабля о попытке легкого крейсера взять корабль на прицел. — Если за нами увязались люди Тахира, они легко могут выбить наши движки, как только мы сбросим контейнер с заложниками.

Ерос в душе был согласен с Халом, легкий крейсер четвертого поколения имел все возможности лишить «Румиз» хода и под прикрытием своих пульсаров обеспечить абордажной команде возможность захвата арварского транспорта. Однако существовала большая вероятность, что Тахир может воспринять нарушение договора слишком близко к сердцу и заявить официально о захвате своих людей. В этом случае в Системе «Амими» экипаж «Румиза» будет объявлен вне закона, а сам корабль конфискован.

— Сделаем как договаривались, иначе потеряем корабль. — Не терпящим возражения голосом заявил Ерос. — Или тебе уже не нужны кредиты?

Последняя фраза явилась для здоровяка решающим аргументом, и он, пробормотав что-то невнятное, прекратил пытаться настаивать на своем. Ерос довольно осклабился и приказал искину корабля:

— Дархам, снизь тягу основных двигателей на тридцать процентов.

— Это еще зачем? — Хала буквально подкинуло в кресле, и он с подозрением уставился на своего компаньона.

— До окончания работ по установке средних пульсаров минимум час. Я хотел бы сбросить контейнер с заложниками после завершения монтажа систем ПКО. Ты имеешь что-то против?

Вопрос Ероса застал здоровяка врасплох, изобразив на лице напряженную мыслительную деятельность, он так и не нашелся что ответить.

— Интересно, он действительно тупой или просто хочет казаться недоумком? — Ерос смерил изучающим взглядом замершего в кресле навигатора Хала. — Вряд ли ученые, проектирующие подобную биологическую машину разрушения, забыли наделить её интеллектом. Да и в кланах «Оршеда» в верхние эшелоны власти недоумкам путь заказан точно, так что «Ваньку валяет» мой временный компаньон. Только вот непонятно, зачем ему это?

Не найдя ответа, Ерос переключил внимание на тактический голо-экран. Судя по телеметрии, изменение скоростного режима не осталось без внимания преследователей. Лёгкий крейсер сбавил ход и пристроился за кормой «Румиза», оставаясь от него на приличной дистанции.

— Все же зря я Тахиру намекнул о том, что добрался до инфо-пакетов Даруха. Глядишь и не стал бы он так рьяно нас опекать, а теперь сгоряча может и дров наломать…

С этой невеселой мыслью в голове Ерос запросил у искина корабля данные о величине заряда прыжкового двигателя, накопители энергии оказались заполнены на восемьдесят процентов.

— Может, все же удастся разорвать дистанцию и уйти в прыжок без последствий. — Ерос открыл инфо-пакет с результатами диагностики «Румиза» и просмотрел данные, касающиеся основных двигателей. — Хотя с износом почти в пятьдесят процентов, на хороший импульс рассчитывать точно не приходится.

Сенсоры арварского транспорта по-прежнему фиксировали облучение от комплексов наведения корабля преследователя, попытки психологического давления начинали приносить свои плоды. Напряжение в рубке непрерывно росло, Хал постоянно что-то бормотал, то и дело сжимая огромными ладонями подлокотники кресла. Чтобы хоть как-то разрядить обстановку и переключить мысли здоровяка в позитивное русло, Ерос сбросил ему инфо-пакет с управляющими кодами скафа лидера сектантов.

— Какого хрена? Почему ты стразу не сказал, что у тебя есть возможность вытряхнуть этого усохшего харша из скафа? — Хал выбрался из кресла и укоризненно посмотрел на Ероса. — Не пришлось бы тратиться на этот хлам…

Здоровяк стукнул своим кулачищем по изрядно оплавленным нагрудным пластинам свое скафа и упер руки в бока, всем своим видом требуя объяснений.

— Управляющие коды я обнаружил уже после боя среди личных документов Даруха. — Ерос не горел желанием посвящать Хала в особенности своего дара и заранее подготовил для него правдоподобное объяснение.

Здоровяк поумерил пыл и, рыкнув что-то невразумительное, спешно покинул рубку. Судя по всему, ему очень хотелось как можно быстрее примерить высокотехнологичный трофей. Ерос, вполне довольный собой, откинулся на спинку капитанского кресла и постарался расслабиться. Час икс приближался, и ему в дальнейшем хотелось принимать решения, руководствуясь не эмоциями, а здравым смыслом.

Доклад искина об окончании монтажных работ прозвучал чуть раньше намеченного срока. Чувствуя явное превосходство в вооружении и маневренности, капитан «Камич», как бы между прочим, сократил дистанцию вдвое. Получив управление над средними пульсарами, Ерос сразу попытался взять на прицел вконец обнаглевший легкий крейсер. Однако, как только сенсоры прицельного модуля «Румиза» нащупали противника, его корпус тут же окутался защитным полем.

— Корабль четвертого поколения — это тебе не хухры мухры. — Подумал Ерос и отдал команду дроиду погрузчику выбросить за борт контейнер с заложниками. Попутно он сообщил Тахиру о том, что выполнил свою часть сделки. Приводной маяк сработал как надо, на тактическом голо-экране появилась еще одна точка с идентификатором большого контейнера. Как только он оказался на приличном расстоянии от «Румиза» с легкого крейсера стартовала торпеда среднего радиуса действия.

Ерос предполагал что-то подобное и постарался принять все возможные меры противодействия. Обнаружив старт смертоносного гостинца, он скомандовал Дархаму немедленно начать разворот корабля бортом к стремительно приближающейся угрозе. Судя по тому, что сенсоры «Румиза» то и дело теряли из виду непрерывно маневрирующую торпеду, а тактический искин получал противоречивые сведения о её местонахождении, в арварский транспорт запустили достаточно современное изделие. В какой-то момент тактический искин сообщил о разделении торпеды на несколько частей, которые объединились в три группы и начали охват атакуемого корабля с трех сторон, явно намереваясь уничтожить его кормовую часть.

— Дархам, начинай процесс торможения и разворачивай «Румиз» носом к противнику. — Скомандовал Ерос, надеясь таким образом увести из-под удара корму корабля. — Как только боеголовки окажутся в зоне действия средних пульсаров, немедленно открывай по ним огонь.

Получив указания, искин корабля снизил тягу основных движков до минимума и поигрывая маневровыми модулями начал разворачивать четырехсотметровую тушу арварского среднего транспорта в нужном направлении. Тем временем Ерос наблюдал за траекторией движения боеголовок, судя по телеметрии, завершить маневр «Румиз» точно не успевал.

— Господи, спаси и сохрани. — Пробормотал Ерос и почувствовал, как еле заметно завибрировал пол рубки, в дело вступили средние пульсары. Генераторы накачки вовсю старались заполнить накопители энергии, питающие систему ПКО.

Некоторое время ничего не происходило, Ерос грешным делом подумал, что удача все же на его стороне и средние пульсары отработали, как надо. Однако короткая серия ударов в корпус и последующие за ней взрывы сказали об обратном.

— Дархам, дай сводку о повреждениях. — Приказал искину Ерос и отправил Тахиру сообщение. — Надеюсь, эта старая хакданская сволочь проявит благоразумие и не вынудит меня нарушить свое слово.

Через мгновение в центре рубки возникла объемная схема «Румиза», а рядом развернулся голо-экран, на котором появились данные о повреждениях. Судя по схеме, почти весь левый борт корабля представлял собой сплошную рану, парящую воздухом и обломками. Гражданский транспорт не имел возможность экстренно сбросить атмосферу перед боем, поэтому возникшая взрывная волна собрала обильный урожай. Огромный кусок наружной обшивки испарился, обнажив искореженные внутренности корабля. Только благодаря монолитной конструкции несущих элементов корпуса, «Румиз» не разломался пополам. Однако усилия Ероса все же принесли свои плоды. Благодаря маневру, ему удалось сохранить корму и работоспособность большей части основных двигателей.

— Запрос связи от Тахира. — Доложил искин корабля. — Какие будут распоряжения?

Ерос глянул на тактический экран, убедился, что легкий крейсер не делает попыток сближения и разрешил открыть канал связи. Схему арварского среднего транспорта сменила голограмма Тахира.

— Попытаешься захватить корабль, я взорву контейнер с твоими людьми. — Спокойно глядя в глаза разъяренному хакданцу предупредил Ерос.

В сложившейся ситуации ему ничего не оставалось, как только блефовать. Желая еще больше осадить собеседника, он предъявил ему еще один весомый аргумент:

— Если «Румиз» в самое ближайшее время не покинет Систему, местные вояки возьмут нас на абордаж и начнут задавать много неприятных вопросов. Ты же не хочешь, чтобы о твоих делишках узнали местные власти?

На этот раз Ерос не блефовал. Судя по изменениям на тактическом голо-экране, боестолкновение не прошло незамеченным, и к месту боя спешили патрульные силы хакданского военного флота.

Оставив без внимания риторический вопрос, пожилой хакданец зло ощерился и попросил:

— Пришли координаты контейнера с моим сыном, и я оставлю тебя в покое.

— Я отправлю тебе частоту приводного маяка перед самым прыжком. — Не терпящем возражения голосом заявил Ерос. — Если такой вариант тебя не устраивает, я подам сигнал бедствия и буду ждать досмотровую команду от местных вояк.

Прекрасно понимая, чем грозит ему огласка, Тахир согласился с поставленными условиями и закрыл канал связи. Ерос перевел дух и продолжил отслеживать телеметрию с тактического голо-экрана. Спустя пару минут, лёгкий крейсер с идентификатором «Камич» перестал сопровождать «Румиз», резко сменил траекторию движения и по широкой дуге стал уходить в сторону ближайшего торгового терминала.

— Запрос связи с линкора «Керол». — Доложил искин корабля. — Судя по идентификатору, он входит в состав военного флота Республики Хакдан. Какие будут указания?

— Начинай разгон в Систему «Амими», канал связи не открывать. — Приказал Ерос и произвел синхронизацию нейросети с управляющим модулем РТК «Герсей-22». Для начала он хотел провести первичную диагностику основных двигателей, при необходимости провести ремонтные работы, а затем проверить работоспособность остальных систем корабля.

Выполняя указания, искин корабля активировал уцелевшие основные двигатели и за кормой четырехсотметровой израненной туши арварского среднего транспорта вспыхнули три ярких выхлопа, заставляя его ускоряться. Время от времени включались в работу маневровые модули, компенсируя возникающие изменения в векторе тяги. Арварский средний транспорт второго поколения с идентификатором «Румиз» вновь приступил к разгону, медленно, но верно заряжая энергией прыжковый двигатель.

Первичная диагностика основных двигателей порадовала Ероса результатом. Несмотря на то, что обшивку кормовой части изрядно посекло осколками, сами двигатели не пострадали. Из строя вышли энерговоды, управляющие каналы одного из двигателей и получил незначительные пробоины топливный танк, расположенный по левому борту. По прогнозу искина управляющего модуля РТК, повреждения можно устранить в течении часа.

За всей этой суетой Ерос не забывал отслеживать на тактическом голо-экране текущую обстановку в Системе «Шамун». Два звена средних истребителей «Калард» патрульных сил военного флота Республики неумолимо нагоняли арварского подранка. Время от времени поступали запросы связи то с линкора «Керол», то с командирских машин средних истребителей. Только благодаря тому, что «Румиз» разгонялся по самому краю Системы «Шамун», он имел реальный шанс уйти в прыжок, оставив преследователей с «носом». При других условиях вояки давно бы уже лишили его хода и взяли на абордаж.

— Слава Богу, что мы не в Федерации Нивэй. — Ерос в который раз запросил отчет о ремонтных работах и вновь сосредоточил свое внимание на тактическом голо-экране. — Туннельные орудия военных кораблей Федерации с гарантией вынесли бы двигатели и лишили хода. Радиус действия этого оружия, как правило, с лихвой перекрывает большую часть Системы, а современные корабли целеуказатели, делают стрельбу практически снайперской. К счастью, хакданцы не жалуют изделия Федерации Нивэй, считая, что плазменные пушки и дальнобойные лазеры намного эффективнее. У меня на этот счет большие сомнения, по крайней мере в первой войне с Роем туннельные орудия сверхбольшого класса очень хорошо себя зарекомендовали. Будь у меня больше времени, смонтировал бы что-то подобное на своем астероиде и задал Жукам жару. Какая-никакая, а все же помощь в обороне «Печоры».

Воспоминание о родной планете вызвали острый приступ ностальгии и ввергли в пучину меланхолии. Однако душевный раздрай длился недолго, Ерос в конце концов взял себя в руки и вернулся к решению текущих проблем.

Ремонтные работы удалось завершить раньше срока, включившийся в работу четвертый основной двигатель существенно повысил шансы на успешный прыжок. Следующие полтора часа прошли в напряженном ожидании, Ерос в любой момент готов был услышать от искина, что «Румиз» взяли на прицел орудийные модули истребителей «Калард». В этом случае пришлось бы прекратить разгон и сдаться на милость преследователей, оказывать сопротивление военным Республики Хакдан он не планировал в любом случае.

В тот момент, когда Ероса потерял всякую надежду на благоприятный исход авантюры, раздался голос искина корабля:

— Прыжковый двигатель заряжен на девяносто семь процентов, какие будут указания?

Поблагодарив Бога за то, что тот не оставил его в трудную минуту, Ерос отправил Тахиру инфо-пакет с данными приводного маяка и приказал искину активировать прыжковый двигатель. «Румиз» окутался гиперполем и благополучно покинул хакданскую Систему «Шамун».

Глава 16

«Румиз» уже больше часа находился в прыжке, все это время Ерос пребывал в опустошенном состоянии. Адреналин схлынул, навалилась усталость, а в голове ненадолго образовалась пустота. Уже практически забытое ощущение недомогания вновь возникло по вполне понятным причинам — его Альтер Эго снова желало восполнить энергетические потери.

— Скорее бы уже вернуться домой. — Ерос привел кресло в вертикальное положение и потер лицо двумя руками, стараясь стряхнуть сонливость. — Там Ивар, благодаря ему не придется превращать людей в мумии. Надо бы побольше расспросить Харума о «Пожирателях душ», может, удастся прояснить, в кого я превратился и какие дальнейшие перспективы этих изменений.

Мысль, связанная с Харумом, запустила в мозгу цепную реакцию из воспоминаний и заставила Ероса выругаться вслух.

— Мать твою гидросфера, старик заперт в жилой ячейке, да еще и без скафа. Надеюсь, аварийные переборки вовремя перекрыли утечку атмосферы, и мне не придется лицезреть замороженный труп. — Ерос развернул схему корабля и напряг память, стараясь вспомнить, в какую жилую ячейку определил Харума. — У старика нет нейросети, значит, искин его не отследит, оптические сенсоры почти все вышли из строя, Хал тоже куда-то запропастился, на запросы не отвечает, харш бесхвостый…

Покинув кресло, Ерос направился в жилой сектор, большая часть которого превратилась в кучу искореженного металла.

— Дархам, покажи место нахождения Хала. — Ерос восседал на гравиплатформе и не спеша двигался по центральному коридору корабля. — Что у нас с диагностикой, критические повреждения обнаружены?

Здоровяк нашелся в той его части жилого сектора, где отсутствовала атмосфера, а от жилых ячеек остались перекрученные груды железа.

— Что этот идиот там забыл?

Оставив риторический вопрос Ероса без ответа, искин прояснил ситуацию с диагностикой.

— Процесс оценки повреждений продолжается, несущие элементы корпуса не повреждены. Система жизнеобеспечения и реакторный отсек работают в штатном режиме, полный отчет будет готов примерно через два часа.

Вполне довольный состоянием дел, Ерос, наконец, добрался до пункта назначения. Отыскав нужную жилую ячейку, он активировал управляющую панель и прошел внутрь. К радости Ероса старик не пострадал, свернувшись калачиком, он спал на откидной кровати.

— Вот счастливчик, набил брюхо и спит без задних ног. — Ерос усмехнулся, глядя на пустую упаковку от армейского концентрата. Будить старика не стал, бесшумно ретировался и сделал еще одну попытку связаться с Халом. Здоровяк в очередной раз проигнорировал запрос связи, вызвав у Ероса приступ раздражения.

— Судя по личному идентификатору, жизненные показатели у него в норме, значит, спасать его не надо. Вот какого хрена он сидит на одном месте и не отвечать на запросы?

Ситуация прояснилась через час, именно столько времени Еросу понадобилось, чтобы пробраться к упрямому мутанту. Он сидел на части того, что когда-то было алтарем сектантов и не подавал признаков жизни. Ерос огляделся по сторонам и понимающе хмыкнул, осознав причины столь странного поведения Хала.

— Здоровяк остался без своих трофеев, а его Великий Разрушитель без голов сектантов. Главное, чтобы у него на этой почве не случился приступ безумия, а то от этого рачительного мародёра всего можно ожидать.

С этой мыслью Ерос подошел к Халу и слегка толкнул его в плечо. Здоровяк повернул голову в его сторону и сделал прозрачным забрало скафа. На Ероса уставились глаза, полные отчаяния и скорби, а через пару мгновений ожил канал прямой связи:

— Великий Разрушитель недоволен, он гневается на меня.

— С чего ты это взял? — Ерос посмотрел на здоровяка, как на умалишенного.

— Это Разрушитель направил заряды именно в эту часть жилого сектора и уничтожил мои дары. — Глаза Хала блеснули фанатичным огнем. — Я просил его дать мне знак, и он это сделал.

Желая хоть как-то успокоить здоровяка, Ерос выдвинул подходящую, на его взгляд, версию:

— Сектанты не были воинами, они не сражались, ты просто передавил их, как мелких безоружных харшей. Может, поэтому твой Бог отверг их головы?

Пару минут лицо Хала выражало напряженный мыслительный процесс, а затем здоровяк с надеждой в голосе произнес:

— Ты прав, они не достойны Великого Разрушителя. Я осознал свою ошибку и постараюсь как можно быстрее загладить свою вину.

— В Системе «Амими» вступишь в наемный отряд и в первом же бою порадуешь своего Бога трофеями. — Ерос дружески похлопал Хала по плечу. — Так что возьми себя в руки, через двенадцать часов «Румиз» выйдет из прыжка, нам надо быть готовыми к любым неожиданностям.

Здоровяк довольно рыкнул и начал собирать немногочисленные трофеи, каким-то чудом избежавшие уничтожения. За полчаса ударной работы, он насобирал изрядное количество всякого хлама.

— Интересно, как он все это потащит? — Ерос в процессе сбора не участвовал, терпеливо ожидая пока мутант сгребет в кучу все свое добро. — Ему бы самому отсюда выбраться, а тут еще барахла на целый контейнер насобирал…

Закончив работу, Хал оценивающим взглядом осмотрел плоды своих трудов, довольно рыкнул и на короткое время выпал из реальности, задействовав свою нейросеть. Вернувшись в реальный мир, он решительно подошел к одной из стен и закрепил на ней плазменную гранату, переведя ее в режим мины направленного действия. Через пару минут плазменный заряд проделал в нагромождении искореженного металла аккуратную просеку.

— Сразу видно богатый опыт работы в абордажной команде. — Ерос восхищенно посмотрел на дело рук здоровяка и первым пошел по импровизированному туннелю. — Интересно, какие еще таланты скрываются в этом противоречивом создании?

Решив вопрос с Халом, Ерос направился в апартаменты капитана, вся эта возня его порядком утомила. Хотелось набить брюхо и на некоторое время забыться безмятежным сном.

* * *

— Напряженность гиперпузыря упала до пяти процентов, корабль выйдет из прыжка в ближайшие полчаса.

Голос искина заставил Ероса открыть глаза, потянуться и решительно выбраться из-под одеяла.

— Дархам, сообщи Халу, что я буду ждать его в рубке.

Быстро облачившись в скаф, Ерос покинул апартаменты капитана и направился в командный центр, попутно запросив синхронизацию с боевыми дроидами «Бардер-3М». Механические бойцы подтвердили синхронизацию и заняли позиции в доке.

В то время, когда «Румиз» вышел из прыжка в оширской Системе «Амими», Ерос с Халом находились в рубке и обсуждали предстоящую продажу корабля.

— Не думаю, что нам дадут за это старье хорошую цену. — Ерос поудобнее расположился в капитанском кресле и развернул тактический голо-экран. — Это тебе не модульная конструкция, где можно провести ремонт, заменив поврежденные модули, тут все намного сложнее и дороже.

— «Румиз» — это средний транспорт, да еще и вооруженный пульсарами. — С сомнением глядя на собеседника возразил Хал. — Заделать пробоины не составит большого труда и затрат. На свалках полно элементов наружной обшивки, а внутренние помещения, пострадавшие от взрыва, можно объединить в одно, в результате получиться большой трюм для добычи. Так что выставляй за корабль рыночную цену, он стоит своих денег.

Ерос про себя чертыхнулся и сделал еще одну попытку убедить здоровяка в своей правоте:

— Это тебе не «Оршед», в Содружестве совсем другие приоритеты. «Румиз» в военном отношении слабо вооружен и не имеет броневой защиты, а для торговых дел у корабля слишком маленький грузовой док. К тому же основные двигатели сильно изношены, так что на хорошую цену рассчитывать точно не приходится.

Хал хотел было привести очередной аргумент, но так и замер на короткое время с открытым ртом.

— Ах ты ж харш бесхвостый! — Здоровяк с силой ударил ладонями по подлокотникам кресла. — Какие долги? Я никому ничего не должен…

Ерос удивленно уставился на собеседника, нейросеть показывала существенные изменения в его показателе социальной полезности. С чьей-то лёгкой руки Хал перешел в категорию преступников.

— Надо было расстрелять контейнер с его выблядком. — Ерос в свою очередь просматривал полученный минуту назад инфо-пакет. Его показатель социальной полезности так же упал на два пункта и был очень близок к статусу Хала, виновником неприятных изменений являлся Тахир. Судя по сопроводительной информации, хакданец обвинил их в отказе оплатить аренду и попытке вымогательства. Доказательством вины послужил контракт бывшего лидера сектантов, а также спешный и не совсем мирный уход из Системы. Теперь на компаньонах висел приличный долг с предписанием к его немедленному взысканию.

Ерос понимал, почему Тахир выдвинул обвинения, только так он мог оправдать свои агрессивные действия перед Администрацией Системы «Шамун» по отношению к гражданскому транспорту. Однако это понимание нисколько не влияло на желание свернуть шею хитрожопому хакданцу.

— Я не буду платить этому ублюдку. — Хал буквально впал в бешенство, он вскочил с кресла и раненым зверем заметался по рубке. — У меня нет с ним контракта, а значит и оснований взыскивать с меня оплату.

Ерос всецело соглашался с мнением Хала, однако они оба не имели гражданства Содружества и, как следствие этого, у них очень призрачные шансы оспорить принятое Администрацией Системы «Шамун» решение.

— Если не оплатим долг, у нас могут конфисковать «Румиз». — Ерос, в отличие от здоровяка, не проявлял эмоций, он уже смирился с возникшими расходами. — В результате потеряем значительно больше, а тебя как преступника, вообще, могут отправить на рудники. В Директорате Ошир с этим все очень просто, только дай повод.

Ерос редко покидал Систему «Сард», к тому же с недавнего времени он стал обладателем лицензии на добычу руды. Все это позволяло ему не обращать особое внимание на свой показатель социальной полезности. У Хала же с этим все намного серьезней, статус преступника закрывал перед ним многие двери. Теперь найти хорошую работу в качестве наемника ему стало крайне затруднительно, разве что выступить в качестве пушечного мяса. Здоровяк это прекрасно понимал и от осознания собственного бессилия его буквально подбрасывало.

— Запрос связи с тяжелого носителя «Великий Ошир». — Доложил искин корабля. — Какие будут указания?

— А вот и желающие поживиться чужим добром. — Ерос прикинул что-то в уме и перевел с своего счета необходимую сумму, тем самым погасив возникший долг. Разобравшись с финансовыми вопросами, он сосредоточил свое внимание на здоровяке.

— Хал, ты не мог бы заткнуться и вернуться в кресло!

Как ни странно, но окрик заставил здоровяка подчиниться. Буркнув что-то невнятное, он прекратил метаться по рубке и занял кресло навигатора.

Удовлетворившись полученным результатом Ерос обратился к искину корабля:

— Дархам, открывай канал связи.

Искусственный интеллект подчинился его команде, и в центре рубке возникла голограмма оширского военного. Недобро посмотрев на Ероса, он распорядился:

— Немедленно глуши двигатели и обеспечь доступ на корабль досмотровой команде.

Не став спорить, Ерос согласился сотрудничать и закрыл канал связи. Поймав недовольный взгляд Хала, он ему ободряюще подмигнул и принялся раздавать команды:

— Дархам, глуши основные двигатели и обеспечь доступ в док малого корабля с оширского тяжелого носителя «Великий Ошир». И еще, сбрось мне запись боя в Системе «Шамун».

Получив от искина увесистый инфо-пакет, Ерос знаком показал Халу следовать за ним и не спеша покинул рубку. Всю дорогу до ремонтного дока здоровяк молчал, всем своим видом демонстрируя недовольство и раздражение.

— Говорить буду я. — Распорядился Ерос и проследовал к ближайшей свободной парковочной платформе. — Твое дело стоять рядом с устрашающим видом. Если проявишь благоразумие, появится реальный шанс решить вопрос в нашу пользу.

Рёв сирены и гул генератора транспортного луча заставили компаньонов сосредоточить свое внимание на переходном шлюзе дока. Транспортный луч выхватил малый корабль из пустоты космоса, протащил его через силовое поле и плавно перенес на парковочную платформу. Через пару мгновений откинулась аппарель и из оширского десантного бота третьего поколения, отдаленно похожего на тупоносое веретено, шустро выбежал десяток штурмовиков. После того, как бойцы заняли позиции вокруг своего корабля, из его чрева вышел их командир.

— Мое имя Ху Фен, я представляю администрацию Системы «Амими». — Заявил вояка и по-хозяйски окинул взглядом заставленный контейнерами док. — Вы оба арестованы, а корабль и все что на нем конфисковано.

Хал угрожающе оскалился, а Ерос поинтересовался:

— С каких это пор военные Директората Ошир занимаются пиратством?

Ху Фен вопрос проигнорировал, а его подчиненные направили свое оружие в сторону хозяина корабля.

— Уважаемый Ху Фен, тебе все же придется обосновать свои действия.

После слов Ероса из-за пары ближайших контейнеров показалась пара боевых дроидов «Бардер-3М». Механические убийцы не спеша разошлись в стороны и взяли на прицел своих роторных пушек обнаглевших гостей. Не остался в долгу и Хал, здоровяк привел скаф в боевой режим и направил свой миниган на вмиг погрустневшего Ху Фена.

— Вы нарушили законы Содружества, не советую оказывать сопротивление.

Слова оширца звучали неубедительно, захватить корабль нахрапом ему не удалось, инициатива утеряна, а появление боевых дроидов сразу уровняло силы. Вступать в таких условиях в отрытое противостояние Ху Фену явно не хотелось.

— Наш долг оплачен. — Ерос отправил командиру штурмовиков отчет о проведенной транзакции. — Неповиновение военным Республики Хакдан тоже было вполне обосновано.

После этих слов Ху Фен получил от собеседника очередной инфо-пакет, с записью боя в Системе «Шамун».

Не дожидаясь реакции оширца, Ерос заявил:

— Мой юрист оспорит понижение показателя социальной полезности. Настоятельно рекомендую покинуть мой корабль. В противном случае я буду вынужден предъявить иск администрации Системы «Амими» в связи с незаконным вторжением на мою собственность.

Вновь открывшиеся обстоятельства окончательно добили Ху Фена. Оширец прекрасно понимал, что его начальство будет не в восторге, если этот наглый дикарь потребует компенсацию. После погашения им долга, никаких законных оснований для пребывания на «Румизе» у Ху Фена и его людей не осталось. Вояки Директора Ошир не редко отжимали чужую собственность, особенно если у её владельца не было гражданства Содружества и имелись хотя бы малейшие факты нарушения закона. Однако в этот раз дикарь оказался ушлым и связываться с ним себе дороже.

Придя к таким выводам, Ху Фен зло выругался и в сопровождении бойцов вернулся на десантный бот. Минут через пять малый корабль с идентификатором оширского военного флота покинул «Румиз» и на форсаже направился к тяжелому носителю.

Избавившись от незваных гостей, Ерос приказал искину немедленно запустить основные двигатели и на полном ходу следовать к ближайшему торговому терминалу. Ему очень не хотелось случайно словить в борт торпеду от разгневанных вояк. Вряд ли кто-то станет разбираться, почему вдруг старый арварский средний транспорт, принадлежащий дикарю, внезапно превратился в груду оплавленного металла. Спишут все на детонацию реакторов или еще какую фатальную неисправность, ведь от такого старья как «Румиз» всякое можно ожидать.

— А ты чего скалишься? — Вскинулся Ерос на довольно ухмыляющегося Хала. — Вычту оплату долга из твоей доли за корабль, так что особо не радуйся.

С лица здоровяка вмиг пропало благодушное выражение, он что-то недовольно забормотал и уселся на ближайший контейнер. Ерос смерил его недовольным взглядом, проследовал на выход из дока и мимоходом распорядился:

— Нечего рассиживаться, тащи свой зад в рубку, будем выставлять «Румиз» на продажу.

Хал в ответ злобно оскалился, выпрямился во весь свой не малый рост и нехотя подчинился.

* * *

«Румиз» достиг парковочной зоны торгового терминала «Жока-3». Звено тяжелых истребителей «Онгри», все это время сопровождавших арварский средний транспорт, наконец, перестали облучать его системами наведения, заложили крутой вираж и отправились восвояси. Ерос, следивший все это время за телеметрией на тактическом голо-экране, облегченно выдохнул и распорядился:

— Дархам, запроси связь с Федором.

Получив инфо-пакет с личным идентификатором абонента, искин корабля попытался с ним связаться. Однако тот оставлял запросы связи без ответа.

— Неужели, взялся за старое? — Подумал Ерос после доклада искина. — По идее я должен появиться в Системе «Амими» только через сутки. Федор знает расписание контейнеровоза, вот, видимо, и решил принять на грудь, да в борделе покуролесить, пока меня нет. Ладно, хрен с ним, время еще есть, так что не критично.

С этой мыслью Ерос обратился к Халу:

— За два часа ни одного запроса, может все же выставим «Румиз» за адекватную цену?

— Я не собираюсь терять кредиты. — Здоровяк набычился и недобро посмотрел на собеседника. — Единственная возможность попасть в наемный отряд на хороших условиях, это обзавестись своим малым кораблем. Оптимальный вариант — это легкий крейсер с неплохим вооружением и прыжковым двигателем. Я просмотрел цены, в подходящей комплектации и хорошем состоянии легкий крейсер третьего поколения обойдется мне в полтора миллиона кредитов, не меньше.

Еросу стали понятны мотивы здоровяка, спорить с ним бесполезно. Дождавшись, когда корабль закончит стыковку к парковочной штанге торгового терминала, он покинул рубку, желая вплотную заняться судьбой девочки и старика.

— С Харумом все понятно. — Ерос устроился на гравиплатформе и направил ее в сторону жилого сектора. — Оплачу ему перелет до родной Системы, да и пусть идет себе с миром. С девчонкой намного сложнее, как пить дать сгинет в каком-нибудь борделе. Без нейросети ей точно в этом мире ничего хорошего не светит, а ведь она ровесница моей сестренке…

Воспоминание о семье вызвало у Ероса острый приступ ностальгии, а также сильное желание помочь Малике устроиться в жизни.

— Для начала можно оплатить установку недорогой нейросети, не думаю, что у нее показатель интеллекта высокий. «Пилот — 3» или «Медик-3», что сама выберет, то и поставим, баз профильных второго ранга загрузим, в общем, сделаем из девчонки специалиста.

За размышлениями Ерос и сам не заметил, как добрался до жилого сектора. На этот раз Харум не спал и с радостью воспринял появление посетителя.

— Мы прибыли в Систему «Амими». — Сразу перешел к делу Ерос. — Я тебя не держу, можешь покинуть «Румиз» в любой момент.

— Некуда мне идти. — Старик тяжело вздохнул и потупил взгляд. — Может, тебе для чего сгожусь?

— Нейросети нет, так что толку от тебя никакого.

Харум понимающе кивнул и окончательно пал духом.

По всему было видно, что старик вот-вот пустит слезу, и Ерос поспешил его успокоить:

— На произвол судьбы тебя не брошу, не такой я человек. Господь Бог учит помогать ближнему своему, так что оплачу тебе перелет до Системы «Каркавер», а там уж сам решай свои проблемы.

Не веря своему счастью, Харум упал на колени, обхватил ноги благодетеля и забормотал слова благодарности. Ерос поморщился, высвободил нижние конечности и обратился к старику:

— Расскажи всё, что знаешь о «Похитителях душ».

Харум с кряхтением поднялся на ноги и присел на краешек кровати.

— Последний раз «Похитителей душ» видели шестьсот лет назад, в первую войну с Роем. В нашей Системе шло сражение, люди несли большие потери, потом появились корабли необычной конструкции и с ходу ударили по астероидам Роя. За несколько часов пришельцы разгромили Жуков, но на этом не остановились, вторглись на планеты Системы, перебили всех наших вождей и установили свои порядки. Те, кто оказывал сопротивление, лишились души, остальные были вынуждены подчиниться.

— А что насчет существ, которые сопровождали «Похитителей душ»? — Перебил старика Ерос.

Харум пару минут молчал, словно что-то вспоминая, а затем продолжил:

— В легендах их именуют «Многоликие», они всегда находятся неподалеку от «Похитителей душ». Убивают любого, кто пытается навредить хозяину, появляется из ниоткуда и разрывает жертву в клочья.

— И что же случилось с «Похитителями душ»? — Ерос скрестил руки на груди и ободряюще посмотрел на собеседника. — Какова их дальнейшая судьба?

Видя неподдельный интерес Ероса, старик приосанился и заявил:

— Двадцать лет они правили нашим Миром, а потом просто сели на свои корабли и покинули Систему в неизвестном направлении.

— А что за корабли у них были, можешь описать?

Харум огляделся по сторонам, поднял с пола что-то металлическое и нацарапал им на стеновой панели лежащий на боку гриб с длинной ножкой.

— Они называли их «Аммар». — Пояснил старик, всем своим видом давая понять, что больше ему добавить нечего.

Ерос на некоторое время задумался, переваривая услышанное.

«Вроде бы обычные легенды, у каждого народа всегда есть что-то подобное. Только вот слишком много совпадений, особенно описание загадочных „Многоликих“, вылитые „Камнееды“. Опять же форма кораблей, что-то подобное я уже где-то видел, только вот не могу вспомнить где именно. Надо бы на досуге порыться в инфо-сети, может, и раскопаю что-то стоящее».

Выйдя из задумчивости, Ерос сменил тему разговора:

— Значит так, я решил установить Малик нейросеть и загрузить необходимый комплект баз. Когда она покинет медотсек, объяснишь ей, что с ней произошло, и где она находиться. Как только нейросеть будет установлена, я сразу отправлю тебя домой.

— А что будет с Малик? — Старик нахмурился и с подозрением посмотрел на Ероса.

— Мне она ни к чему, пусть сама выбирает, как ей жить дальше.

Харум, вполне довольный ответом, расслабился и выразил готовность поучаствовать в судьбе девочки. Заручившись поддержкой старика, Ерос вместе с ним отправился в медотсек. Первое знакомство с Малик прошло гладко. Покинув медкапсулу, она сначала испугалась незнакомой обстановки, но увидев стоящего рядом с Еросом Харума, успокоилась, поняла, что ей ничего не угрожает. Накормив девочку и старика, Ерос запер их в жилой ячейке и вернулся к текущим делам.

Глава 17

— Дархам, запроси связь с Федором. — Ерос зашел в рубку и занял капитанское кресло.

Хал все это время находился в кресле навигатора и с озабоченным видом решал какие-то свои дела.

Через пару мгновений один из голо-проекторов ожил и перед Еросом развернулся голо-экран с изображением физиономии его работника. Видом Федор, мягко говоря, не блистал: опухшее лицо, подбитый глаз и неестественно оттопыренное ухо.

— Я смотрю, ты без меня не скучал. — Ерос поморщился и с неудовольствием посмотрел на собеседника. — Надеюсь, мои поручения выполнены в полном объеме?

Федор оправдываться не стал, потупил взгляд и приступил к отчету:

— Весь товар на арендованном складе. Вышла небольшая заминка с дроидами проходчиками, такое старье уже давно никто не использует, так что пришлось немало времени потратить на поиски.

Сделав многозначительную паузу, Федор продолжил:

— Искомое нашлось на одной из окраинных станций астероидного пояса Системы «Амими». Из некомплектных дроидов удалось насобирать десяток годных для восстановления машин, основные модули в рабочем состоянии и, как ни странно, имеют небольшой износ. Продавец на радостях отдал два больших контейнера запчастей и расходников.

— Ну, хоть на этом спасибо. — Не без сарказма заметил Ерос, продолжая сверлить собеседника недовольным взглядом. — У меня для тебя есть еще одно задание. Девочке пятнадцати лет, по имени Марика, нужно установить нейросеть, так что займешься организацией этого очень ответственного дела. Её будет сопровождать старик по имени Харум, встретишься с ними на торговом терминале «Жока-3».

Федор в удивлении вскинул брови, но расспрашивать собеседника не стал, ввиду его явного нежелания распространяться на эту тему. Не услышав возражений, Ерос понимающе хмыкнул и сменил тему разговора:

— Арефий с тобой не связывался?

— А разве ты не на его корабле прибыл в Систему? — Вопросом на вопрос ответил Федор.

Ерос отрицательно мотнул головой и пояснил:

— Я по случаю обзавелся арварским средним транспортом, на нем и прыгнул в Систему «Амими». В данный момент корабль выставлен на продажу, так что домой полетим на контейнеровозе Арефия.

При упоминании трофейного корабля Федор встрепенулся и выказал нешуточную заинтересованность.

— А зачем его продавать? Загрузим товар, да и полетим домой. За доставку груза платить не надо, да и корабль с прыжковым двигателем нам бы очень пригодился в дальнейших делах.

Посвящать Федора в подробности обретения «Румиза» Ерос не хотел, но и совсем отмалчиваться по этой теме считал неправильным. Как никак, с Федором у него сложились доверительные отношения и портить их не хотелось. Поэтому Ерос решил отделаться полуправдой:

— Мы попали в переделку в Системе «Шамун», и «Румиз» получил приличные повреждения. Помимо всего прочего, четверть его стоимости принадлежит моему временному компаньону, да и грузовой док у корабля маленький. Для наших задач он точно не подходит.

— В таком случае, давай его выставим на продажу в Системе «Сард». — Предложил Федор, цепляясь за последнюю возможность поучаствовать в реализации корабля. — Там его даже в таком состоянии с руками оторвут и за еще большую цену. Мелким торговцам, напуганным вторжением нелюдей, выгодней вскладчину купить такое старье, чем бросать товар на торговом терминале.

— Ну что же, если договоришься с моим компаньоном. — Ерос хохотнул и мельком взглянул на замершего в кресле Хала. — Я против такого варианта возражать не буду.

Федор от таких слов расплылся в довольной улыбке и сразу попытался взять быка за рога:

— Так я это, через час буду на «Румизе», там и переговорю с твоим компаньоном.

Ерос ухмыльнулся и решил направить энтузиазм собеседника в нужное ему русло:

— Сначала реши вопрос с установкой нейросети, а уж потом займешься переговорами. Парковочная ячейка номер сорок два, там тебя будут ждать девочка и старик. Дай знать, когда прибудешь на «Жока-3».

Федор нисколько не расстроился возникшей заминке, согласно кивнул и закрыл канал связи.

Ерос слабо верил в затею Федора, у Хала другие планы и менять их здоровяк явно не собирался. Однако в целом Федор прав, продажа «Румиза» в Системе «Сард» могла принести не только хорошую прибыль, но и произойти в кратчайшие сроки. А время для Ероса в данный момент играло значительную роль. Он хотел как можно быстрее заняться обустройством астероида базы — это для него прямо жизненно необходимо.

— Пора бы уже Арефию выйти на связь. — Ерос сделал очередную попытку связаться с капитаном контейнеровоза. — По графику он сейчас должен разгоняться для прыжка в Систему «Амими». Капитан обещал сообщить, если будут изменения в маршруте. Сообщений от него не поступало ни мне, ни Федору, значит, либо у Арефия серьезные проблемы, либо какие-то проблемы с передачей инфо-пакетов, что само по себе очень маловероятно.

Невеселые размышления заставили Ероса не на шутку напрячься.

— Если вариант с контейнеровозом отпадет, то я очень надолго зависну в Системе «Амими». Система «Сард» закрыта и желающих туда отправиться точно не найдется. В результате придется или в три дорога покупать корабль, или платить наемникам, чтобы доставили меня и мой груз.

Придя к таким выводам, Ерос решил подстраховаться и всерьез рассмотрел идею Федора отправиться в Систему «Сард» на «Румизе». Только вот по всем прикидкам, в доке арварского среднего транспорта не хватало места для размещения всего уже имеющегося груза. Ерос развернул объемную схему «Румиза» с указанием повреждений и погрузился в изучение. После получаса перебора всевозможных вариантов он вспомнил разговор с Халом и его комментарии по поводу ремонта арварского среднего транспорта.

— А ведь здоровяк в чем-то прав. — Ерос увеличил часть корпуса, получившую самые сильные повреждения. — Это старое арварское корыто можно превратить в полноценный грузовик. Для этого не нужно восстанавливать целостность наружной обшивки, а наоборот, срезать её на всем поврежденном участке и установить пару больших карго-бункеров. Похожий проект я видел, когда решал вопрос с вооружением «Румиза» средними пульсарами. Только вместо карго-бункеров арварские вояки использовали два десантных модуля.

Воодушевленный идеей Ерос отыскал в инфо-сети нужный проект и просмотрел его спецификацию. Размеры десантных модулей один в один соответствовали размерам больших карго-бункеров. Крепились модули универсальными стыковочными захватами, установка которых не вызывала особых проблем. В результате такой модернизации «Румиз» лишался большей части жилого сектора, одного топливного танка, что существенно снижало автономность. Так же убирались все складские помещения, половина центрального коридора и часть реакторного отсека. Однако для решения текущей задачи эти потери не имели никакого значения.

— Как ни крути, а от средних пульсаров придется отказаться. — Ерос в очередной раз безуспешно попытался найти место для дополнительных реакторов, генераторов накачки и накопителей энергии. — В качестве замены вполне подойдут оширские скорострелки «СВ-8». Закупить их не проблема, с установкой тоже сложностей не должно возникнуть, к тому же количество башен ПКО можно смело увеличить вдвое. Кстати, подобное решение использовали арварские вояки в проекте, который я взял за основу, только вместо «СВ-8» чернокожие рабовладельцы использовали скорострельные пушки «Маш-6».

Размышление Ероса прервало сообщение от Федора. Он прибыл в парковочный сектор торгового терминала «Жока-3» и выражал готовность приступить к выполнению порученного ему задания. В очередной раз оседлав гравиплатформу, Ерос посетил жилой сектор корабля, забрал из жилой ячейки Малик и старика, а затем передал их изнывающему от нетерпения Федору.

— На месте обсуди с Малик варианты установки нейросети. — Ерос бросил взгляд на с интересом смотревшую по сторонам девочку, улыбнулся и продолжил инструктаж:

— У тебя же дочка, так что думаю, найдешь с ней общий язык.

Федор помрачнел и утвердительно мотнул головой. Упоминание о дочери вызвали у него смешанные чувства. Разлука с семьей давалась ему очень нелегко.

— Купи профильные базы начального уровня, если возникнет необходимость, оплати установку имплантов на повышение уровня интеллекта и памяти.

С этими словами Ерос перевел Федору двести тысяч кредитов, а затем обратился к Харуму:

— Делай все, что скажет Федор. Решим вопрос с Малик, отправлю тебя домой. Вопросы есть?

Старик в ответ отрицательно мотнул головой.

— Тогда с Богом.

Троица молча двинулась в сторону торгового сектора, а Ерос вернулся на «Румиз».

* * *

Войдя в рубку, Ерос обратил внимание, что Хал вернулся в реальный мир и с недовольной рожей пялится в голо-экран с местными новостями. Заняв кресло капитана, Ерос поинтересовался:

— Как дела?

— Ничего хорошего. — Здоровяк повел плечами, пытаясь размять затекшие мышцы. — Разослал запросы в наемные отряды, результатов пока нет и скорее всего не будет.

Ерос понимающе кивнул, статус преступника делал свое черное дело.

— Что с продажей корабля? — Хал развернул кресло в сторону собеседника и посмотрел на него взглядом полным надежды.

— Заявок по-прежнему нет, но у меня есть к тебе выгодное предложение.

Разочарование на лице здоровяка сменилось заинтересованностью. Ерос сделал многозначительную паузу и продолжил:

— Я готов прямо сейчас заплатить тебе твою долю.

Хал откинулся на спинку кресла и с подозрением посмотрел на собеседника.

— С чего бы это?

— Обстоятельства вынуждают меня снять «Румиз» с продажи.

Хал попытался выразить на лице удивление, Ерос пояснил:

— У меня есть груз, его нужно доставить в Систему «Сард». Система закрыта, так что на попутный транспорт рассчитывать не приходится. Установлю пару карго-бункеров, загружу товар и прыгну в Систему.

Хал некоторое время молчал, переваривая услышанное, а затем спросил:

— Ты торговец?

Ерос в двух словах рассказал, чем занимается и какие у него дальнейшие планы.

— Я могу заключить с тобой контракт?

Ерос удивленно вскинул брови и поинтересовался:

— А как же наемный отряд и дары для твоего Бога?

Хал поморщился, как от зубной боли, и пояснил:

— Все вербовочные конторы в Системе «Амими» занимаются вербовкой наемных отрядов для обороны Системы «Сард». В центральных мирах с моим статусом социальной полезности, вообще, делать нечего, на «Оршед» вернуться я тоже не могу, а с тобой я сражался, к тому же ты держишь свое слово…

Здоровяк замялся, не зная, что еще сказать.

Ерос слушал Хала и пытался понять, нужен ли ему в команде мутант с «Оршеда». С одной стороны, здоровяк являлся хорошим бойцом, имел пилотскую нейросеть и профильные базы хорошего уровня, иначе бы он вряд ли рассматривал легкий крейсер в качестве собственного малого корабля. С другой стороны, характер у Хала строптивый, склонность к чрезмерному насилию и фанатичное поклонение Великому Разрушителю, даруя ему отрубленные головы разумных.

«Может, как раз такие как Хал и нужны для битвы с Жуками? — В памяти Ероса всплыли эпизоды из прошлой войны с Роем, когда люди шли в рукопашную на нелюдей с пило-мечами. — Скорее всего и мне придется отбиваться от абордажных команд Роя. Даже если клану и удастся отстоять „Печору“, остальное, вероятно, достанется Жукам».

Взвесив все за и против, Ерос обратился к Халу:

— Система «Сард» мой дом, и я буду сражаться за неё до конца. Есть большая вероятность, что отбиться не удастся, и Жуки всё же захватят Систему. В этом случае шансы выжить стремятся к нулю. Ты готов к таким условиям контракта?

— Мне терять нечего, по крайней мере не сдохну в первые минуты боя в качестве пушечного мяса. К тому же с тобой у меня наверняка появится возможность угодить Великому Разрушителю. — Хал довольно рыкнул и ударил себя кулаком в грудь.

— Чертов фанатик. — Беззлобно подумал Ерос и отправил мутанту стандартный контракт.

Уладив все формальности, стороны вкратце обсудили дальнейшее сотрудничество и остались вполне довольны друг другом. Помимо всего прочего Хал получил свою долю за «Румиз» и выразил желание вложить кредиты в восстановление полуразобранных «Жмаланов», находящихся в доке корабля.

— Давай поступим по-другому. — Ерос связался с искином РТК «Герсей-22» и поставил задачу установить в рубку пищевой синтезатор из полуразрушенной столовой. — Предлагаю на твои кредиты купить малый корабль в инженерной комплектации. Нам предстоит много работ по обустройству астероида-базы и такой корабль сейчас был бы очень кстати. Если выживем, я у тебя его выкуплю за ту же цену и дам возможность участвовать в добычи руды.

Пока Хал обдумывал предложение работодателя, дроид-ремонтник притащил в рубку пищевой синтезатор и установил в одной из пустующих стеновых ниш. Ерос тут же решил воспользоваться продвинутым агрегатом и заказал себе двойную порцию кааса с хакданским десертом.

Ароматный запах бодрящего напитка, видимо, ускорил мыслительный процесс здоровяка, он вышел из задумчивости и заявил:

— Я согласен вложиться в инженерный корабль, если ты внесешь изменение в контракт и будешь мне платить как работнику со своим малым кораблем.

— Без проблем. — Ерос сделал большой глоток кааса, зажмурился от удовольствия и добавил:

— Но пилотировать инженерный корабль будешь сам.

Здоровяк недовольно поморщился, но возражать не стал.

Следующие полтора часа Ерос провел в инфосети, закупая все необходимое для модернизации «Румиза» и изучая предложения по продаже малых кораблей в инженерной комплектации. В конце концов его выбор пал на арварский эсминец третьего поколения «Аш-Курук». Кораблик имел прямоугольную форму, в носовой части располагался модуль с манипуляторами разного назначения, в условно верхней части корпуса имелись ниши для ремонтных дроидов, а в условно нижней части конструкторы разместили генератор малого транспортного луча. Помимо всего прочего, модульная конструкция эсминца позволяла легко его модернизировать в малый корабль поддержки. Просили за этот далеко неновый экземпляр в полной инженерной комплектации миллион кредитов. «Аш-Курук» прыжкового двигателя не имел, поэтому и цена на него вполне адекватная.

Поставив арварский эсминец в резерв, Ерос отправил сообщение Федору, с просьбой его осмотреть и, если все в порядке, выкупить. Хал одобрил выбор работодателя и с интересом принялся изучать характеристики своей будущей собственности.

— Ты говорил, что собираешься воевать. — Здоровяк развернул спецификацию арварского эсминца и, пробежав взглядом по пунктам, довольно хмыкнул.

Ерос отвлекся от голо-экрана с телеметрией и пристально посмотрел на Хала.

— Воевать — это громко сказано, скорее обороняться, а если еще точнее, то выживать.

Здоровяк одобрительно рыкнул и заявил:

— Чтобы эффективно обороняться, роторных пушек в коридорах недостаточно. Нужно владеть окружающей обстановкой и иметь возможность маневра.

— Если есть, что предложить, то я готов тебя выслушать. — Ерос свернул голо-экран и сосредоточил свое внимание на собеседнике.

— Для начала не помешает приобрести модуль связи. Ты упоминал о человеке в рядах самообороны, думаю, ему не составит труда передать нам коды командной сети. — Хал оставил в покое объемную схему арварского эсминца и повернул свое кресло в сторону собеседника. — К тому же в обороне Системы участвуют наемные отряды, а значит, флот Содружества откроет для них доступ к своей командной сети. «Румиз» вполне сойдет за вооруженный рейдер, так что ты легко сможешь получить статус добровольца и доступ к нужной информации.

Ерос понимал, что ему хочет донести здоровяк и был с ним абсолютно согласен. Помимо всего прочего, появляется реальная возможность передавать данные из командной сети флота Содружества Савелию, что, по мнению Ероса, очень даже нелишнее. Совет клана «Печора» категорически не желает взаимодействовать с силами Содружества, играя в свои политические игры. У Ероса же на этот счет другое мнение, и он надеялся, что переданная им информация спасет не одну жизнь простых пилотов из сил самообороны клана.

— С модулем связи все понятно. — Ерос откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди. — Еще есть дельные предложения?

Здоровяк довольно хмыкнул и принялся делиться своим обширным опытом противоабордажной борьбы. В итоге список покупок вырос до двух десятков позиций, в основном это были всевозможные мины, подвижные платформы с тяжелым вооружением и экипировка для бойцов. В конце списка значился пункт с несколькими базами знаний, позволяющими управлять армейским модулем связи и тяжелым вооружением.

Дискуссию на тему организации обороны астероида-базы прервал искин корабля. Дархам сообщил о буксире, доставившем десяток контейнеров с модулями и материалами для модернизации корабля. Ерос внес оплату за товар и распорядился сбросить контейнеры в непосредственной близости от места проведения работ. То же самое, нос различным временным интервалом, сделали еще три буксира.

Получив все необходимое, Ерос синхронизировал нейросеть с искином управляющего модуля РТК «Герсе-22» и приступил к подготовительным работам. Для начала он отправил пятерку конструкционных дроидов «Герсей-К» для демонтажа элементов наружной обшивки, еще десяток универсальных ремонтников «Герсей-У» с помощью резаков убирали искореженные переборки, освобождая место для установки стыковочных захватов и больших карго-бункеров. Здесь же Ерос решил разместить пару модулей малого транспортного луча — это решение позволяло быстро сбрасывать и так же быстро стыковать карго-бункеры.

— Запрос связи с эсминца «Аш-Курук». — Доложил искин корабля. — Какие будут распоряжения?

Ерос прервал синхронизацию с управляющим искином РТК и разрешил открыть канал связи. На одном из развернувшихся голо-экранов появилась физиономия Федора. Судя по выражению лица, он явно очень собой доволен.

— Эсминец в хорошем состоянии, удалось снизить первоначальную цену на пятьдесят тысяч. К тому же в довесок продавец отдал навесные баки и целый контейнер расходников и запчастей.

Ерос одобрительно кивнул и поинтересовался:

— Что с Малик?

— Она выбрала нейросеть «Медик-3М», Харум остался с ней в медицинском центре. Процедура установки симбионта займет не менее трех часов, к тому же специалисты центра настойчиво рекомендовали установить импланты на память и повышение интеллекта.

— Пока будешь ждать окончание процедуры, займись закупкой вот этого. — Ерос отправил инфо-пакет и продолжил:

— Через два часа в парковочную зону склада, что ты арендовал, сбросят два больших карго-бункера. Загрузи их нашим товаром и организуй доставку к «Румизу».

— Значит, все же оставляем корабль себе?

Ерос не стал отвечать на риторический вопрос и сменил тему разговора:

— Арефий на связь не выходил?

Федор отрицательно мотнул головой.

Ерос нахмурился, попрощался с собеседником и закрыл канал связи.

Глава 18

К тому моменту, когда инженерный корабль занял парковочную платформу в доке «Румиза», Ерос почти закончил подготовительные работы. Места для монтажа модулей расчищены, а срезанный металлолом упакован в контейнеры и готов к отправке на переработку.

— Как всё прошло? — Ерос шагнул навстречу Федору и по-дружески его приобнял за плечи.

— Карго-бункеры загружены под завязку и находятся в парковочной зоне «Румиза». — Федор ответил на приветствие взаимностью. Кивнул в сторону Малик и Харума. — Нейросеть полностью активируется через сутки, загрузка первой базы в процессе, импланты уже взаимодействуют с симбионтом.

Ерос одобрительно хмыкнул и обратился к Малик:

— Как самочувствие?

Девочка смущенно потупила глаза.

— Все хорошо, только необычно. Странно, когда с тобой разговаривает голос в голове.

— Ничего, привыкнешь. — Ерос расплылся в искренней улыбке и перевел взгляд на старика. — Ты свое дело сделал, так что готовься отправиться домой. Через два дня в центральные миры Директората «Ошир» отправляется рудовоз с идентификатором «Священный Урш», вот на нем и полетишь. Оттуда уже будет проще добраться до Системы «Каркавер», перелет я оплачу и пару тысяч кредитов на первое время дам, так что не пропадешь.

— Тут такое дело. — Старик замялся и с надеждой посмотрел на Ероса. — Мы с Малик хотели бы остаться с тобой.

Ерос нахмурился и категорично заявил:

— Это невозможно. Мы направляемся в Систему «Сард», со дня на день в неё вторгнуться Жуки, ребенку и старику там точно делать нечего.

Харум обменялся взглядом с Малик и сделал еще одну попытку уговорить Ероса.

— Мы не будем обузой, готовы заключить контракт на любых условиях. Малик будет лечить тебя и твоих людей, а я ей помогать. Без гражданства Содружества мы не можем получить хорошую работу в центральных мирах, да и дома нас, скорее всего, опять продадут, но уже дороже.

— Какого хрена я, вообще, связался с этими бедолагами? — Подумал Ерос, кляня себя за свое человеколюбие. — Не даром дед всегда говорил: Добрые дела не остаются безнаказанными. Теперь и прогнать их не могу и тащить с собой на верную гибель совсем уж за гранью добра и зла.

Из задумчивости Ероса вывели слова Федора:

— Харум прав, с нами у них больше шансов на выживание. Арварцы с сектантами церемониться не будут, на убой отправят в качестве пушечного мяса, или под нож пустят во время богомерзкого ритуала.

— Так это твоих рук дело? — Ерос смерил Федора гневным взглядом. — С каких пор ты суешь нос не в свои дела?

Федор дерзко посмотрел в ответ и с возмущением в голосе заявил:

— Нам нужен медик, в предстоящей бойне с Жуками обязательно будут раненые. Так какого хрена ты вкладываешь кредиты в девчонку, а потом не желаешь заключить с ней контракт? Как ты думаешь, в сложившихся обстоятельствах много найдется желающих отправиться в Систему «Сард» в качестве медика?

— Этот любитель «Сикеры» дело говорит. — Вмешался в разговор Хал и плотоядно посмотрел на ошарашенного Федора. — Даже за хорошую цену ты не заманишь гражданского специалиста в Систему, где вздумали порезвиться Жуки.

«— Как умудряется эта груда мышц так бесшумно подкрадываться? — Подумал Ерос, смерив настороженным взглядом подошедшего здоровяка. — Вот так расслабишься и сам не заметишь, как твоя голова окажется на алтаре его обожаемого Бога».

— А это еще кто такой? — Федор не сразу оправился от испуга и неосознанно сделал пару шагов назад.

— Это Хал, новый член нашей команды, прошу любить и жаловать. — Представил Ерос здоровяка, откровенно наслаждаясь реакцией Федора.

Мутант грозно рыкнул и ударил себя кулачищем в широченную грудь. Малик испуганно пискнула и спряталась за Харума.

Увидев насмешливый взгляд своего работодателя, Федор смутился и поспешил вернуть разговор в прежнее русло:

— Ерос, решать, конечно, тебе, но отказываться от предложения Харума глупо.

Товарищ прав, да и от минутного приступа человеколюбия не осталось и следа. Переведя взгляд на Малик, Ерос увидел перед собой не испуганную девчонку подростка, напомнившую ему родную сестру, а вполне уверенную в себе молодую девушку, готовую достойно встретить реалии окружающего мира. Исподволь всплыли воспоминания далекой юности, когда он впервые ощутил единение с нейросетью и осознал те возможности, которые дает ему симбионт.

Понимающе хмыкнув и подмигнув как-то в раз повзрослевшей девчонке, Ерос озвучил свое решение:

— Для Малик стандартный контракт гражданского специалиста сроком на три года. Оплата минимальная, пока не наберется опыта и не повысит квалификацию на достойный уровень.

Новоявленный медик по-детски радостно взвизгнула и обняла стоявшего рядом старика. Но тут же устыдилась эмоций, взяла себя в руки и, с трудом состроив серьезную мордашку, уставилась на начальство.

Ерос с деланным равнодушием продолжил:

— Теперь, что касается тебя. — Он окинул взглядом Харума, одновременно перебирая про себя варианты, позволяющие найти ему хоть какое-то применение. — Контракт с тобой заключать не имеет смысла, будешь работать за еду и койку в жилой ячейке.

Увидев на лице Харума легкое замешательство Ерос пояснил:

— Сервисных дроидов на корабле раз два и обчелся, вот ты и пополнишь их ряды. К тому же на первых порах нашему медику нужен будет помощник для обустройства медотсека, так что работы у тебя будет предостаточно.

Старик довольно ощерился, всем своим видом давая понять, что безмерно рад открывшимся перспективам. Хал в свою очередь одобрительно рыкнул, выражая солидарность с начальством, а Федор ободряюще похлопал Харума по плечу.

— Держи. — Ерос передал Харуму невзрачный браслет, который он нашел среди личных вещей бывшего капитана «Румиза». — Если снимешь с руки личный идентификатор, собственноручно выброшу тебя за борт без скафа.

Старик, не переставая улыбаться и абсолютно не обращая внимание на угрозы Ероса, одел на правую руку браслет и рассыпался в словах благодарности. Поток красноречия Харума прервался на полуслове, старик коротко вскрикнул и схватился за запястье. Через пару мгновений нейросеть Ероса идентифицировала Харума, выдав все его биометрические данные. Окончательно убедившись, что девайс на руке старика полностью функционален, капитан «Румиза» сказал застывшему в растерянности Харуму:

— Модуль личной идентификации имеет функцию прямой связи, чтобы ответить на вызов просто нажми мигающий сенсор.

Харум успокоился и горячо заверил всех присутствующих, что не глупее харша и вполне в состоянии разобраться с плотно охватившим его запястье девайсом.

— Ну, раз ты такой деловой, бери с собой Малик и ступай в медотсек. Схема корабля есть в памяти твоего браслета.

Старик немного повозился с устройством, перевел его в голосовой режим и запросил нужную информацию. Через пару мгновений на небольшом расстоянии от девайса возникла объемная схема «Румиза». Старик взял девочку за руку и с серьезным видом направился на выход из дока.

— А этот старый горемыка не безнадежен. — Ерос одобрительно хмыкнул и сосредоточил внимание на двух своих работниках, бросающих друг на друга неприязненные взгляды.

— Нам предстоит провести немалый объем работ. Так что пора вам занять свои места в рубке эсминца и как можно быстрее выдвигаться к месту проведения этих самых работ.

Федор хотел было что-то возразить, но красноречивое выражение лица начальства заставило его передумать. Хал тоже спорить не стал, недовольно рыкнул и пошел в сторону инженерного корабля. Минут через двадцать транспортный луч подхватил с парковочной платформы арварский эсминец и аккуратно вытолкнул через переходной шлюз дока в пустоту космоса. Ерос в это время удобно расположился в капитанском кресле с чашкой ароматного кааса и запустил процесс синхронизации своей нейросети с управляющим искином РТК «Герсей-22». Когда-то давно в начале профессионального пути он уже имел дело с этим замечательным комплексом и по достоинству оценил все его возможности. Когда искин подтвердил синхронизацию, и больше двух десятков разномастных крабообразных работников ринулись выполнять поставленную задачу, Ерос испытал легкий катарсис, сдобренный перчинкой ностальгии.

* * *

Благодаря слаженной работе оператора малого транспортного луча, в качестве которого выступал Федор, и здоровяка, управляющего арварским эсминцем, Еросу удалось сравнительно быстро смонтировать универсальные стыковочные захваты и малые модули транспортного луча. Далее настала очередь турелей ПКО. Универсальные ремонтные дроиды «Герсей-У» демонтировали средние пульсары, попутно приготовили место для установки скорострельных турелей «СВ-8». Конструкционные ремонтные дроиды «Герсек-К» ползали по наружной обшивке, латали пробоины и усиливали несущие элементы корпуса «Румиза». Инженерный корабль в свою очередь шустро подтаскивал к месту точечного ремонта элементы обшивки и конструкционные материалы.

Благодаря наличию типового проекта, Еросу удалось без проблем и в кротчайшие сроки протянуть все необходимые энерговоды и управляющие линии к местам установки оширских скорострелок «СВ-8». Отдельного внимания удостоился армейский модуль связи, который пришлось установить в соседнем с рубкой помещении. Видавший виды агрегат третьего поколения, имел приличные габариты и нуждался в дополнительной установке наружных антенн. После одиннадцати часов напряженной работы модернизация среднего арварского транспорта с идентификатором «Румиз» была завершена. Оба карго-бункера заняли свои места в универсальных захватах, а инженерный малый корабль, подхваченный транспортным лучом парковочной системы, переместился на одну из платформ дока, предназначенных для таких аппаратов.

— Дело сделано, теперь можно принять контрастный душ и завалиться спать часов этак на пять-шесть.

С этой мыслью Ерос выбрался из капитанского кресла, слегка размял затекшие мышцы и не спеша побрел в апартаменты бывшего лидера сектантов.

* * *

Разбудил Ероса искин корабля.

— Запрос связи от Арефия, какие будут распоряжения?

С трудом разлепив глаза, Ерос медленно перетек сознанием в реальный мир, осознал, где он находится и недовольно пробурчал:

— Открывай канал связи.

Через пару мгновений ожил скрытый декоративным светильником голо-проектор и напротив недовольного Ероса возникла голограмма капитана контейнеровоза с идентификатором «Груздь».

Ерос сел на край кровати, широко зевнул и поинтересовался у собеседника:

— Ты куда пропал?

— Жуки вторглись в оширскую Систему «Хамин». Мне и команде пришлось бросить контейнеровоз и спасаться бегством. — Арефий сделал драматическую паузу, потер ладонями лицо и с ноткой негодования в голосе продолжил:

— Малые корабли нелюдей догнали «Груздь» во время разгона, выбили основные двигатели и на время оставили в покое. Я сразу связался с владельцем корабля, он приказал оставить корабль и спасаться бегством. Борт мы покинули на истребителях, предназначенных для перепродажи. «Каларды» быстроходные машины, так что на форсаже нам удалось уйти в астероидный пояс Системы и там спрятаться. Спустя сутки нас подобрал корабль поддержки Федерации Нивэй и доставил в добывающую Систему «Пять камней». Федералов и Хакданцев нелюди знатно потрепали, а оширская эскадра уничтожена полностью.

— Я так понимаю, Система «Хамин» потеряна? — Ерос потер лицо руками, окончательно прогоняя остатки сна.

— Думаю, да.

— Директорат «Ошир» лишился уже трех Систем. — Ерос встал с кровати, высвободил из зажимов скаф и быстро в него облачился. — Еще пару таких неудач, и Директорат Ошир перестанет существовать как государственное образование.

— Все к этому идет. — С невеселой усмешкой поддержал собеседника Арефий. — Поговаривают, что Администраторы Директората отказались платить объединенному флоту Содружества за помощь в обороне Системы «Хамин». Эти идиоты возомнили, что их устаревшие корабли способны противостоять Рою, в результате потеряли Систему и угробили почти половину своего военного флота.

— Жуки определенно нацелились на хакданскую Систему «Шамун». — Ерос активировал еще один голо-проектор и перед ним возникла объемная схема обитаемого сектора Содружества. — Если их в Системе «Сард» не остановят, они с двух сторон зайдут в Республику «Хакдан», пройдут через Систему «Шамун» и ударят по Империи Антран.

Увеличив интересующую его часть обитаемого сектора, капитан «Румиза» на некоторое время погрузился в размышления:

«Потеря Директоратом „Ошир“ еще одной Системы заставит антранцев увеличить группировку кораблей в Системе „Сард“. Хакданцы, скорее всего, поступят так же. Они очень заинтересованы в том, чтобы как можно сильнее проредить астероиды Роя. Ведь чем больше Жуков будет уничтожено на подступах, тем больше шансов отстоять свои Системы. Из всего этого следует, что шанс отстоять родную Систему все же есть и очень даже неплохой».

Из задумчивости Ероса вывел Арефий:

— Ты теперь домой как добираться собираешься? Система закрыта и желающих туда лететь точно не найдется.

— Я по случаю кораблем обзавелся, без приключений не обошлось, но все разрешилось благополучно. Так что с транспортом проблем нет.

— Может, и меня с командой захватишь? — Арефий заметно оживился всем своим видом показывая сильную заинтересованность. — Нам до Системы «Амими» два прыжка, за сутки точно управимся. А то мужики совсем извелись, места себе не находят, у всех на «Печоре» семьи остались. Да еще вояки с нивэйского корабля, что нас забрал, масла в огонь подлили. Намекнули о начале разгона астероидов Роя для прыжка в Систему «Сард», их разведка получила эти данные десять часов назад.

— А вот это совсем хреново. — Ерос свернул объемную схему Содружества и присел на край кровати. — В лучшем случае до начала вторжения у нас есть трое суток. «Румиз» начнет разгон через двадцать четыре часа. Если успеете за это время объявиться в Системе «Амими», можете рассчитывать на место в жилом секторе моего корабля.

Арефий понимающе кивнул и, торопливо попрощавшись, закрыл канал связи.

Закончив разговор, Ерос некоторое время молча сидел на краю кровати, прислушиваясь к своим ощущениям. Очень скоро его тело вновь начнет нуждаться в энергетической подпитке. Уже сейчас Ерос ощущал отголоски той «ломки», которую он испытал в самом начале своего коммерческого рейда. Лишать жизни кого-то из своей команды Ерос точно не собирался, да и заниматься свободной охотой за «душами» на станциях Системы «Амими» неразумно. Недавний конфликт с оширскими вояками и так привлек к «Румизу» ненужное внимание, а малейшие подозрения в душегубстве по отношению к гражданам Содружества могли привести к очень нехорошим последствиям.

— Надеюсь, мне хватит внутренних резервов, чтобы не загнуться до прибытия домой. А там уж Ивар сделает свое дело и все мои мучения забудутся как страшный сон.

С этой оптимистичной мыслью Ерос встал с кровати и бодрым шагом направился в рубку. Первым, кого он встретил на подходах к командному центру корабля, стал Харум. Старик с довольной физиономией раскатывал по широкому коридору на древней, как и он сам, клининговой машине оширского производства. Завидев начальство, великовозрастный полотер в приветствии поднял руку, дождался ответного жеста, лихо развернул на месте свое средство передвижения и, затянув кукую-то заунывную песню, покатил в сторону дока, оставляя за собой следы влажной уборки.

— Дурдом. — На выдохе пробормотал Ерос и шагнул в рубку.

Командный центр «Румиза» не пустовал. В кресле навигатора развалился Хал, а рабочее место инженера занимал Федор. Судя по сосредоточенным лицам и отрешенному взгляду, оба задействовали нейросети. Ерос молча устроился в кресле капитана и обратился к искину:

— Дархам, дай мне сводку по Системе «Сард» за последние двенадцать часов.

Через пару мгновений нейросеть сообщила о получении объемного инфо-пакета. Ерос перекинул его на ближайший голо-экран. Судя по данным, переброска наемных отрядов в Систему продолжалась до сих пор. За последние двадцать часов заметно оживился «Орден Воссоединения». Под эгидой этой Хакданской экстремистской организации объединялись добровольцы, жаждущие уничтожать ненавистную «космическую саранчу». Один из таких добровольческих отрядов в данный момент формировался в Системе «Амими».

— Терпеть не могу этих Хакданских выкормышей, но и в одиночку прыгать в Систему в самый разгар вторжения это чистое самоубийство. — Ерос откинулся на спинку кресла и более подробно изучил информацию, касающуюся добровольцев. — Две сотни переделанных в рейдеры средних гражданских судов в данной ситуации сила невеликая. Лишенные тяжелого вооружения корабли для Жуков не представляют существенной угрозы, однако отвлечь на себя внимание москитного флота нелюдей и повысить шансы на выживание «Румиза» вполне способны. Так что хочешь, не хочешь, а присоединиться к этому сброду придется.

Придя к такому выводу, Ерос запросил связь с вербовочным центром Хакданских добровольцев и без особых проблем влился в их отряд. «Румизу» определили место в ордере, сбросили его капитану коды доступа в командную сеть и обозначили примерное время начала разгона. Помимо этого, Еросу удалось на халяву пополнить боезапас своих скорострелок и под завязку заполнить топливные танки. Когда дело касалось истребления нелюдей, «Орден Воссоединения» не жалел кредитов на это праведное дело.

К тому моменту, когда капитан «Румиза» разобрался с организационными вопросами и вполне довольный собой решил насладиться бодрящим напитком, подал признаки жизни Хал.

— Какие планы, капитан? — Здоровяк до хруста в суставах потянулся и привел спинку кресла в вертикальное положение. — Когда начнем разгон?

Ерос не спеша встал с кресла, забрал из лотка пищевого синтезатора чашку кааса, сделал большой глоток и только после этого удостоил ответом мутанта с Оршеда. Не забывая наслаждаться бодрящим напитком капитан «Румиза» изложил диспозицию с учетом тех изменений, которые он внес за последние несколько часов.

— Разумно. — С нотками одобрения в голосе пробасил Хал. — За счет Арефия и его людей усилим команду корабля, а флот добровольцев послужит нам своеобразным щитом. Однако не стоит забывать про эффект рассеивания. Если нас выбросит из «гипера» в ордер Астероидов нелюдей, все закончится, не успев начаться.

— На все воля Божья. — Подал голос Федор.

Здоровяк на него недобро посмотрел и добавил:

— Великий Разрушитель ждет от меня подношений, так что я не собираюсь уповать на волю твоего Бога.

Федор хотел ему что-то возразить, но Ерос, не желая становиться свидетелем перепалки, велел обоим заткнуться и заняться делом. Хал состроил зверское лицо и, показав оппоненту неприличный жест, покинул рубку. Как только за здоровяком закрылась дверь, Федор хотел было высказать все, что он думает о мутантах с Оршеда, но под тяжелым взглядом Ероса осекся на полуслове и благоразумно промолчал.

— Распредели груз в доке так, чтобы хватило место для размещения звена средних истребителей. — Распорядился капитан «Румиза». — Что у нас с обустройством медотсека?

Федор в ответ кивнул и принялся докладывать:

— Я оплатил две простые медкапсулы и операционный комплекс третьего поколения с приемлемым износом. Малика сбросила мне список необходимых расходников и препаратов, все доставят на «Румиз» через три часа.

— Как она справляется с нейросетью?

— Вполне сносно, адаптируется довольно быстро, так что думаю, проблем не будет.

— Это ты надоумил старика оседлать оширскую рухлядь? — Ерос не удержался от улыбки и тем самым разрядил обстановку.

— На корабле всего два сервисных дроида. — Федор заметно расслабился и принял непринужденную позу. — Да и те не в лучшем состоянии. Прежние хозяева не заморачивались на предмет уборки, а старая клининговая машина обнаружилась на одном из складов. Там ручное управление, так что старик довольно быстро ее освоил. Когда человек при деле, ему в голову не лезут ненужные мысли, к тому же возникает ощущение принадлежности к команде.

Доводы приятеля показались Еросу разумными, и он не стал развивать эту тему. Поняв, что разговор окончен Федор сделал капитану ручкой и отправился выполнять его распоряжение.

Глава 19

Следующие двенадцать часов прошли рутинно. Ерос все это время торчал в рубке, то зависая в инфо-сети, то в очередной раз тестируя системы корабля на предмет неисправностей.

— Запрос связи от Арефия. — Доложил Дархам. — Какие будут распоряжения?

Оставив вопрос без внимания Ерос активировал ближайший голо-экран и с помощью нейросети перебросил на него канал связи.

— Мы в Системе. — Вместо приветствия сообщил бывший капитан контейнеровоза.

— Сколько вас? — Уточнил Ерос, попутно отправляя Арефию инфо-пакет с координатами точки рандеву.

— Нас пятеро. В наличии четыре истребителя «Калард» и эсминец «Илно» в инженерной комплектации.

— Неплохо. — Ерос довольно хмыкнул и, что-то вспомнив, как бы между делом поинтересовался:

— Все забываю тебя спросить, ты медика своего нашел?

— Тут такое дело. — Арефий нахмурился и понизив голос продолжил:

— Его дроид-диагност обнаружил в техническом канале. Бедняга сошел с ума, бормотал какую-то чушь о «похитители душ» и категорически отказывался покинуть свое убежище. Пришлось его успокоить парализатором и поместить в медкапсулу. Выбрался он из нее через трое суток, с ходу заявил, что досрочно разрывает контракт, оплатил неустойку и в спешке покинул корабль.

— То-то он мне при общении каким-то странным показался. — Поддакнул Ерос, про себя благодаря Господа Бога, что медик покинул команду контейнеровоза. К тому же обезумевший от страха доктор ни словом не обмолвился, кого именно он принял за «похитителя душ», и это тоже не могло не радовать.

— Кумаль в свое время занимался наукой. — Многозначительно заметил Арефий. — А яйцеголовые они все с приветом, безбожники, что с них взять.

Ерос помрачнел и машинально кивнул, соглашаясь с собеседником. То, что медик оказался не простым специалистом, а ученым, сильно не порадовало капитана «Румиза». Судя по правильной терминологии, Кумаль точно знал, с кем столкнулся, и что ему реально грозило. То, что медик поспешил удрать, не попытавшись разоблачить виновника его злоключений, говорило Еросу о многом. Однако паниковать рано, взяв себя в руки, капитан «Румиза» как бы между делом уточнил у собеседника:

— А в какой области твой медик специализировался и как оказался в составе команды контейнеровоза?

— Насколько я понял, его интересовала «Печора», а точнее прежние её обитатели. — Арефий поморщился и продолжил:

— Все свободное время Кумаль проводил на поверхности планеты и доставал своими расспросами старейшин клана. Те, само собой, тактично посылали его в далекое паломничество по известным местам, но медик оказался настырным парнем и добрался до самого Ювенария…

Ерос не удержался и хохотнул. Глава клана не любил чужаков и назойливое внимание одного из них, скорее всего, вызвало у него негативную реакцию и больно ударило по бывшему капитану контейнеровоза.

Арефий набычился и всем своим видом дал понять, что больше не желает развивать эту тему. Ерос принял правила игры и перевел беседу в другое русло:

— «Румиз» вошел в состав добровольцев «Ордена Воссоединения». В любой момент может последовать команда начать разгон, так что как можно быстрее следуй в точку рандеву.

Арефий молча кивнул и закрыл канал связи.

Закончив разговор, Ерос какое-то время впал в задумчивость. То, что Кумаль рано или поздно объявится, он не сомневался. Если уж этот настырный медик добрался до Главы клана, чтобы получить хоть какую-то информацию по интересующей его теме, то шанс пообщаться с «похитителем душ» он точно не упустит.

— Ну что же. — Ерос вышел из задумчивости, слегка похлопал ладонями по подлокотникам капитанского кресла, недобро оскалился и вслух продолжил:

— Как любил говаривать мой Дед: «Любопытной Варваре, на базаре нос оторвали».

После этих слов капитан «Румиза» связался с искином корабля и озадачил его сбором информации о Кумале. Пока искусственный интеллект выполнял поставленную задачу Ерос связался с Федором и поручил встретить Арефия и его людей.

Система «Сард».

Флагман объединенного флота Содружества, нивэйский линейный корабль с идентификатором «Гаррзам».

Адмирал Саррел сидел в капитанском кресле и сосредоточенно следил за информацией, поступающей на главный тактический голо-экран. В командном центре флагмана царила рабочая атмосфера, каждый из офицеров знал свое дело, а вместе они действовали как слаженный механизм, который с каждой минутой наращивал обороты, раскручивая маховик предстоящей битвы.

Первый десяток Астероидов Роя вышел из прыжка десять часов назад. Эффект рассеивания был минимальный, поэтому одновременно появившиеся корабли Жуков выстроились в боевой ордер постепенно ускоряясь двинулись в сторону «Печоры». Нелюдей ждали, объединенный флот заранее занял оговоренные позиции и встретил агрессора во всеоружии. Десяток линейных кораблей Федерации Нивэй слаженно открыл огонь по неприятелю из туннельных орудий большого калибра. Благодаря размещенным по Системе сенсорным модулям автономного действия, разогнанные до безумных скоростей болванки точно находили свои цели оставляя на поверхности Астероидов немаленьких размеров кратеры. Многочасовая бомбардировка линейных кораблей Жуков принесла свои плоды. Три Астероида развалились на куски, а остальные выпустили москитный флот и скорректировали траекторию движения стар Аять уйти из зоны досягаемости туннельных орудий.

— Свяжи меня с Адмиралом Харуком. — Распорядился Адмирал Саррел обращаясь к офицеру связи.

Через пару мгновений в центре рубки флагмана возникла голограмма хакданского Адмирала.

Саррел недолюбливал этого заносчивого хакданского вояку, однако признавал его заслуги и всегда старался свести общение к конструктивному диалогу. Харук отвечал Саррелу тем же, холодно поприветствовав коллегу и, состроив недовольную физиономию, испытующе посмотрел на собеседника.

— Нам нельзя снижать интенсивность стрельбы по линейным кораблям нелюдей. Если позволим Жукам сосредоточить в Системе более трех сотен Астероидов одновременно, можно сразу начинать разгон и уходить. Даже пожертвовав всеми кораблями, мы не сможем существенно ослабить противника, а значит, целесообразнее будет сконцентрировать флот в следующей точке удара нелюдей.

Харук согласно кивнул и коротко бросил:

— Я займусь москитным флотом противника, а ты продолжай «кусать» носители.

Затем хакданец проорал здравницу Республике и закрыл канал связи.

Саррел поморщился и вновь обратился к офицеру связи:

— Задействуй гиперсвязь, я хочу знать, когда Антранцы соизволят почтить нас своим присутствием.

Офицер молча кивнул и выпал из реальности активировав свою нейросеть.

Система «Сард». Астероидный пояс

Добывающая платформа «Колео»

Как только стало известно о начале разгона Астероидов Роя, всё гражданское руководство добывающей платформы «Колео» организованно погрузилось на быстроходный крейсер и покинуло Систему «Сард». На собственности добывающей корпорации заработал предусмотренный в таких случаях протокол: Вся власть передавалась службе безопасности, вводилось военное положение, все гражданские сотрудники, вступившие в военную программу, подвергались мобилизации, а их суда поспешно переоснащались в рейдеры для защиты имущества корпорации. Те счастливчики, у кого хватило ума не вступать в военную программу, предоставлены сами себе. В их число входила бригада Ероса и большинство бригады Аят.

— Что думаешь делать дальше? — Обратилась к Дирбасу развязная бригадирша и без приглашения уселась за стол.

Бригада Ероса в полном составе расположилась на совет в баре, желая обсудить дальнейшие действия. Появление Аят стало для всех неприятным сюрпризом. Порядки ужесточились, Служба безопасности лютовала, даже маломальский конфликт мог закончиться прогулкой в Пустоту без скафандра, а несносная бригадирша способна спровоцировать сотрудников службы безопасности и на немедленное применение оружия.

— Мы в самое ближайшее время покидаем платформу. — Нехотя буркнул в ответ Дирбас.

Он хотел, как можно быстрее избавиться от прилично набравшейся местного пойла задиры, а игра в молчанку, вероятнее всего, закончится скандалом.

— Харши бегут с тонущего корабля? — Фыркнула Аят и издевательски расхохоталась.

Члены бригады как один уставились на бригадира, тот в ответ отрицательно мотнул головой. Пьяной оторве, видимо, очень хочется подраться, выпустить пар и хоть немного снять напряжение, которое охватило всех обитателей «Колео». Бежать некуда, кораблей с прыжковым двигателем в распоряжении шахтеров нет, к тому же наряду со страхом все еще жила надежда, что Систему удастся отстоять и это обстоятельство не давало окончательно потерять голову. Чтобы хоть как-то поддерживать в себе остатки надежды и не поддаться панике шахтеры вливали себя спиртное и употребляли вещества, туманящие сознание. Однако, чем больше Астероидов Роя выходило из прыжка, тем больше надежда на выживание превращалась в призрачную иллюзию самообмана. Обстановка на добывающей платформе вот-вот должна достичь критической точки, и стать тем самым триггером, что взорвет ситуацию, ни Дирбас, ни его люди не желали.

Дав Аят вволю насмеяться, Дирбас спокойным голосом произнес:

— Мы отправляемся на торговый терминал, Ерос арендовал большой склад, ты и твои люди могут присоединиться к нам.

Члены бригады облегченно выдохнули и одобрительно загудели. Аят в свою очередь перестала кривляться и с серьезным видом пристально посмотрела на Дирбаса. Бригадир взгляд не отвел, продолжая спокойно смотреть ей прямо в глаза.

— У вас есть корабль с прыжковым двигателем? — Прервала затянувшееся молчание Аят.

В ее голосе послышалась скрытая надежда. Однако собеседник ее разочаровал:

— Ерос покинул Систему на контейнеровозе, на нем же собирался вернуться обратно. Нам было приказано перебраться на торговый терминал и дожидаться его возвращения.

Нетрезвая девушка шумно выдохнула, откинулась на спинку кресла и затравленно посмотрела на Дирбаса и его людей.

— Какая разница, где сдохнуть? — Прошипела Аят и недобро ощерилась. — На этой проклятой платформе или на торговом терминале? Даже самому тупому харшу понятно, что вояки будут защищать только околопланетное пространство «Печоры», на остальных им плевать! Придурков, которых наняла корпорация для защиты своего имущества, Жуки сметут в два счета. Так что иди ты Дирбас со своим предложением….

Дальше следовал непереводимый шахтерский фольклор, от которого даже у видавшего виды бригадира завяли уши, а шумевшие за соседним столиком шахтеры невольно притихли. В какой-то момент Аят выдохлась, источник брани иссяк, соседи мгновение подождали продолжение и, как ни в чём не бывало, возобновили прерванную беседу.

Дирбас невольно поморщился, подал знак своим людям и выбрался из-за стола.

— Сектор семь, секция 25-43-13, торговый терминал «Печора — 2Т». — Бросил он Аят и направился к выходу из бара. Члены бригады выбрались из-за стола и молча последовали за ним.

Примерно через час добывающую платформу «Колео» покинуло звено «Жмаланов» и не спеша отправилось к торговому терминалу «Печора — 2Т». Это пустотное сооружение не принадлежало Клану «Печора», его вскладчину построили добывающие корпорации, представленные в Системе «Сард». В данный момент кластер искинов управляющих терминалом проводили консервацию объекта, и попасть на него можно, только имея коды доступа к арендованной собственности. Да и то это распространялось исключительно на склады и грузовые терминалы внешнего контура, глубже попасть нереально. Служба безопасности, покидая охраняемый объект, активировала протокол осадного положения, приведя боевых дроидов в активное положение. Любая попытка проникнуть за внешний контур воспринималась охранной системой как вражеская атака и пресекалась на корню.

* * *

Начальник СБ добывающей платформы «Калео» сидел в своем любимом кресле и в задумчивости изучал потолок рабочего кабинета. Его обуревали противоречивые чувства: Страх перед беспощадной космической Саранчой и ликование, что ему наконец-то выпал шанс проявить себя и сделать существенный рывок по карьерной лестнице. Чиновник прекрасно понимал, что если объединенному флоту удастся отстоять Систему, то Совет Директоров Корпорации по достоинству оценит его преданность и вознаградит «теплым» местечком в Центральных Мирах. Как только запахло реальной угрозой, большинство руководителей среднего звена добывающей платформы досрочно разорвали рабочие контракты и в спешке покинули опасную Систему, а начальник СБ решил рискнуть и остался.

— В любом случае риск минимален. — Рассуждал про себя хозяин кабинета, слегка покачиваясь в кресле. — Припрятанный в одной из заброшенных складских секций эсминец с прыжковым двигателем ждет своего часа, а значит, надо использовать ситуацию по полной. Не зря я заплатил кучу кредитов за информацию этому пройдохе лейтенанту с флагмана хакданской эскадры. Директива руководства Республики звучала однозначно: Оборонять Систему «Сард» до последнего, не считаясь с потерями. Тут и дураку ясно, что хакданцы решили хорошенько проредить нелюдей на подступах к своей Системе «Шамун». Да и все остальные члены альянса чрезвычайно заинтересованы обескровить врага и тем самым повысить шансы при обороне своих домашних Систем.

Из раздумья чиновника вывел полученный от искина инфо-пакет с очередной сводкой об изменениях в Системе.

— Что тут у нас? — Начальник СБ переслал информацию на ближайший голо-экран.

Благодаря имплантам и высокоуровневым базам, хозяину кабинета удалось достаточно быстро провести анализ огромного массива информации и в голос выругаться:

— Вот харши бесхвостые! Эти долбаные вояки решили нами прикрыться от москитного флота Жуков.

Судя по объемной схеме, объединенный флот Содружества рассредоточил свои силы таким образом, чтобы на пути истребителей Жуков оказались рейдеры добровольцев и гражданская добывающая инфраструктура, заранее стянутая в Астероидный пояс. Благодаря такой диспозиции силы москитного флота нелюдей будут раздерганы и понесут хоть и незначительные, но все же потери. Жуки действовали шаблонно, с минимальными отклонениями от проверенной в деле тактики. Любое скопление крупных пустотных объектов, оказывающих сопротивление, тут же привлекало к себе их пристальное внимание. Два десятка добывающих платформ и перерабатывающих заводов, стянутых в одно место, да еще и сдобренных наемным рейдерским флотом, представляли из себя стопроцентную мишень. Начальник СБ тут же подключил к моделированию кластера искинов добывающей платформы, по его прогнозу, траектория движения большой группы истребителей Роя, спешащих наказать объединенный флот людей за обстрел своих носителей, пролегала точно через скопление гражданской пустотной инфраструктуры. Рейдеры наемников в любом случае окажут сопротивление, защищая себя и отрабатывая контракт, вследствие чего завяжется мясорубка, результат которой совершенно не предсказуем.

Придя к таким выводам, начальник СБ впал в бешенство. От одной мысли, что его сделали безмозглым безропотным харшем, принесенным в жертву, амбициозный карьерист выпрыгнул из кресла и заметался по кабинету. Им овладело непреодолимое желание утереть нос хитромудрым воякам и в очередной раз доказать себе, что он чего-то стоит. Кое-как взяв себя в руки, хозяин кабинета обратился к искину добывающей платформы:

— Дахур, организуй мне конференц-связь с нашими соседями.

Возникшая голограмма лысого юноши подобострастно раскланялась и истаяла в воздухе. Через минуту перед Начальником СБ развернулось полтора десятка голо-экранов, с которых на него смотрели хмурые лица коллег, по несчастью. Кто-то из них пытался изображать надменность, кто-то холодное безразличие, а были и те, кто смотрел с ненавистью. Однако все они так или иначе излучали плохо скрытый страх и отчаяние. Понимая состояние своих потенциальных собеседников, чиновник не стал тянуть харша за хвост, а коротко и в то же время аргументированно обрисовал сложившуюся ситуацию. После его слов даже самые стойкие потеряли самообладание и разразились отборной бранью, проклиная свое руководство и вояк, так коварно их подставивших под удар. Дав возможность собеседникам выплеснуть эмоции, инициатор собрания озвучил краткое руководство к действию и попросил поддержать его инициативу.

Суть плана начальника СБ сводилась к тому, чтобы до поры до времени спрятать рейдеры и не оказывать сопротивление захватчикам и тем самым отвести от себя основной удар москитного флота нелюдей, дав возможность истребителям Жуков в полной мере схлестнуться с объединенным флотом Содружества.

Как только чиновник замолчал, подал голос пожилой хакданец:

— Я лучше сдохну в бою, чем окончу свои дни распятым на переборке с личинками нелюдей в себе. К тому же такой демарш не оставят без внимания как наши наниматели, так и власти Содружества. В лучшем случае закончим свои дни на рудниках в какой-нибудь дыре, в худшем, окажемся в качестве подопытных на секретной базе яйцеголовых.

Большая часть участников видеоконференции поддержали хакданца, однако Начальник СБ не сдался и привел ряд аргументов, заставивших собеседников пусть и не поменять свое мнение, но по крайней мере задуматься над его словами.

— Если вы думаете, что я рассчитываю на милость нелюдей, то глубоко ошибаетесь. — Чиновник окинул тяжелым взглядом собеседников и продолжил:

— С большой вероятностью вся гражданская пустотная инфраструктура Системы так или иначе погибнет. Даже при благоприятном исходе выжить удастся далеко не всем. Поэтому я хочу продать свою жизнь как можно дороже. Глупо умирать, как безмозглый харш, по воле своих же соплеменников.

Начальник СБ сделал многозначительную паузу и вновь окинул собеседников взглядом. Слово взял все тот же пожилой хакданец:

— Что ты конкретно предлагаешь?

Чиновник с трудом сдержал улыбку чертовски довольный собой.

— Я сброшу большие карго-бункеры и припаркую на их место средние рейдеры наемников, заключивших с моей корпорацией контракт. Весь москитный флот наемников сосредоточу в доках добывающей платформы. Тактика Жуков практически не меняется: обрушив свои истребители на врага и получив достойный отпор, нелюди отступают к кораблям-носителям и вот тут наступит наш час….

Хакданец понимающе хмыкнул и одобрительно качнул лысой головой.

— Первую волну истребителей объединенный флот Содружества выдержит в любом случае, так что с большой вероятностью нам удастся реализовать задуманное.

Начальник СБ при слове «нам», прозвучавшей из уст хакданца понял, что дело сделано, и все будет так, как он задумал. После получаса эмоциональных дебатов собравшимся удалось договориться о дальнейших действиях и приступить к их реализации.

Система «Сард».

Флагман объединенного флота Содружества, нивэйский линейный корабль с идентификатором «Гаррзам».

Последние двенадцать часов Адмирал Саррел находился в командном центре своего флагмана. За это время в Системе «Сард» скопилось две сотни Астероидов Роя. Вышедшие из прыжка новые Корабли Жуков собирались в группы, выстраивались в боевой ордер и не спеша двигались к центральной планете Системы, игнорируя обстрелы со стороны объединенной эскадры Содружества. Огонь дальнобойных орудий велся не так интенсивно, как хотелось бы Адмиралу, каждый выстрел требовал прорву энергии, которую надо накопить, а это требовало времени. Полтора десятка линейных кораблей с туннельными орудиями явно недостаточно для нанесения критического урона флоту вторжения. Адмирал очень рассчитывал на появление Антранской эскадры с её мощным лучевым дальнобойным оружием. Любители хребургеров и их правители в идиотских шапочках умели воевать, и надо отдать им должное, имели продвинутые системы защиты и вооружения.

— А ведь нелюди не считают нас достаточно опасной целью. — Мелькнуло в голове Адмирала, когда он в очередной раз обратился к аналитическим данным, постоянно поступавшим в хранилища искина флагмана. — Мы для них хоть и зубастая, но все же жертва. Судя по тому, как упорно Астероиды Роя наступают в сторону «Печоры», основной угрозой захватчики считают корабли Илгуса. За время второй войны с Жуками псионы и их предводитель успели отличиться. По непонятным причинам флот одаренных нанес сокрушительный удар атакующей группе Жуков, возжелавшей захватить и сожрать очередную Систему в зоне влияния Империи Арвар. Чернокожие в первый момент думали, что после Жуков Илгус и его банда займется ими, однако псионы, сделав дело, покинули Буферную Зону. Появились смертоносные корабли одаренных в зоне фронтира, не дали космической саранче уничтожить пару тройку независимых Систем, провели там некоторое время, вправляя мозги местным королькам, а затем вынырнули из подпространства в Системе «Сард». Так что предводители Роя прекрасно знали о возможностях необычных кораблей и их хозяев.

Адмирал на минуту прервал свои размышления, изучая очередную сводку от кластера искинов, затем раздал несколько распоряжений и вернулся мыслями в прежнее русло.

— А ведь Илгус хотя и не лезет открыто в дела Содружества, все равно исподволь пытается сохранить баланс сил, не допуская явного перекоса противовесов. Великий кормчий псионов прекрасно понимает, чем может закончится междоусобица в такой критический для человечества момент. И судя по его действиям, такого развития событий он явно не желает. Своими внезапными ударами по нелюдям Илгус позволил перегруппироваться разрозненным военным флотам Содружества и сосредоточить их на самых опасных направлениях. Жаль, что эти фанатики не пожелали совместно координировать действия в Системе «Сард», будь по-другому, вероятность исхода боя в нашу пользу стала бы более чем реалистична.

На этот раз размышления командующего прервал управляющий искин флагмана:

— Зафиксированы многочисленные выходы из гиперпространства. Идентификаторы кораблей относятся к военному флоту Империи Антран.

— Ну, наконец-то Аш-Камази пожаловали. — Произнес вслух Адмирал и развел бурную деятельность, пытаясь сходу вовлечь союзников в боевые действия. Командующий Антранской эскадрой в кратчайшие сроки получил все актуальные данные и в командную сеть тут же посыпались распоряжения на открытие огня дальнобойными лазерами повышенной мощности.

Когерентные лучи не разваливали Астероиды Роя на части. После непрерывного облучения поверхность огромных кораблей Жуков быстро нагревалась до больших температур, спекая их органическую начинку. Агрессором очень не понравилось такое обращение. Получив жульен внутри десятка среднего размера Астероидов, командующий Жуков решил обратить пристальное внимание на источник такого рода неприятностей.

Адмирал Саррел удовлетворенно хмыкнул, довольный результатом атаки Имперцев, и на некоторое время покинул реальный мир, активировав свою нейросеть. Дабы развить успех, командующий Объединенным флотом Содружества отдал команду офицеру связи сосредотачивать обстрел на одной цели и переносить огонь на следующую, только после уничтожения предыдущей.

— Теперь я заставлю врага разделиться. — С удовольствием решил про себя Адмирал, в который раз синхронизировав нейросеть с базой данных искина. Получаемые данные говорили о том, что его задумка вполне реализуема. Появление Антранцев поколебало расстановку сил не в пользу атакующей стороны.

— Тот, кто управляет этой армадой, теперь точно начнет воспринимать нас всерьез. — Сделал очередной вывод Адмирал Саррел, глядя на данные, поступающие на центральный тактический голо-экран. — Безнаказанно уничтожать себе подобных Жуки не позволяют никому, так что пора начинать готовится к ближнему бою.

Надежды Адмирала оправдались в полной мере. Потеряв за несколько часов три десятка Астероидов, командующий нелюдей решил проучить обидчиков, направив в их сторону полсотни каменных гигантов, усиленных несколькими сотнями истребителей. Корабли нелюдей нехотя сменили курс, рассредоточились в боевой порядок и, набирая ускорение, пошли на сближение с Объединенным флотом Содружества. После нескольких часов разгона гигантские каменные носители исторгли из себя несколько сотен юрких истребителей. Объединились в ударные группы, и малые корабли Жуков на форсаже устремились к Астероидному поясу, с явным намерением проложить сквозь нагромождение пустотных поделок людей дорогу к основной цели.

— Началось. — Пробормотал себе под нос Адмирал, откинулся на спинку кресла и вывалился из реального мира, задействовав свою нейросеть на все сто процентов. Как только это произошло, картина на тактических экранах в командном центре флагмана начала быстро меняться. Объединенный флот Содружества пришел в движение: линейные корабли, оснащенные дальнобойным оружием, передвинулись в тыл ордера, уступая место специализированным кораблям, «заточенным» для борьбы с москитным флотом. В простонародье их называли «харшерезками». Такие суда под завязку напичканы генераторами накачки и накопителями энергии, а их вооружение состояло исключительно из средних и малых пульсаров. Защитой, как правило, служило энергетическое поле, не дающее атакующим попортить шкуру корабля и добраться до взрывоопасной начинки.

В нивэйском флоте поддержку таким кораблям обеспечивали, базирующиеся на них же, беспилотные летательные аппараты. Небольшие сверхманевренные истребители управлялись через модули виртуальной реальности и не уступали по своим основных характеристикам однотипным кораблям Жуков. Хакданцы поддерживали свои «харшерезки» разномастным москитным флотом, сосредоточенным на носителях большого и среднего класса. Антранцы такие корабли практически не использовали, делая ставку на стационарное ПКО своих кораблей, защитные поля и носители большого класса с тучей многофункциональных истребителей типа «Лифей». Эти дорогостоящие корабли малого класса в зависимости от поставленной задачи оснащались либо модулями с пульсарами, либо модулями с ракетным вооружением. Об Оширском военном флоте не стоило даже говорить, отставание в различных технологиях делало его малоэффективным в борьбе с таким врагом, как космическая саранча. Вследствие этого военные Директората намеревались банально заваливать противника трупами своих пилотов и остовами уничтоженной техники.

Не успели корабли занять места в боевом ордере, как Адмирал Харук запросил связь с командующим объединенным флотом Содружества. Саррел открыл канал связи и приготовился выслушать своего коллегу.

— Гражданские в Астероидном поясе что-то пронюхали. — Сходу заявил командующий хакданским флотом и скрипнул от злости зубами. — Корабли наемников пристыковались к пустотным объектам и, судя по всему, вступать в бой с истребителями Жуков не собираются. Так что связать часть истребителей нелюдей боем нам точно не удастся.

— Честно говоря, я на это особо и не рассчитывал. — Спокойно заявил Саррел, никак не выражая своего негодования. — Среди наемников дураки редко встречаются, да и те долго не живут. К тому же, судя по тому, как рассредоточились добывающие платформы, их нынешние хозяева заодно с солдатами удачи. При таком раскладе можно рассчитывать лишь на уничтожение истребителей противника, решивших выйдя из боя и вернуться на свои носители. Да и то, я бы на это особо не рассчитывал. Не думаю, что гражданские захотят облегчить нам жизнь после того, как догадались, для чего их затащили в Астероидный пояс и собрали в одну кучу.

Адмирал Харук злобно фыркнул и разразился пафосной тирадой геноцидного толка по отношению к нелюдям и их приспешникам из рода людей. Особенно хакданец смаковал моменты жестокого истязания и тех и других. Саррел собеседника не перебивал, давая тому возможность выплеснуть напряжение, копившееся в ожидании вторжения в Систему Роя. Им обоим уже давно стало ясно, что это сражение для них последнее, и оба приняли этот факт с присущим военным Содружества фатализмом. Однако старые вояки не опустили руки и даже не думали падать духом. Не лишенные амбиций и честолюбия Адмиралы, не сговариваясь, решили во что бы то ни стало вписать свои имена в историю военного искусства и, несмотря ни на что, овеять славой свой последний и решительный бой.

Глава 20

Система «Сард». Околопланетное пространство планеты «Печора»

Орбитальная крепость «Печора-2»

Ювенарий не находил себе места. Последние часы дались ему особенно тяжело. Он словно хакданская гиена метался по командному центру, испытывая чудовищное беспокойство, причину которого понять так и не смог. Члены Совета клана находились тут же, поведение лидера их нисколько не смущало. Каждый из них по-своему переносил охвативший их животный страх. Никто не предполагал, что агрессоров будет так много. Вторжение в Систему напоминало первую атаку на Системы Арварцев, такое же массированное и неотвратимое. Все знали, чем это закончилось для черных рабовладельцев, повторить их судьбу не желал никто.

— Да что со мной происходит? — Сам себе уже в который раз мысленно задал вопрос Ювенарий. — Такое чувство, что кто-то желает ударить в набат, призывая подмогу.

Сознание Главы Клана то и дело туманилось, и его заполняли странные видения. Тело охватывал то озноб, то нестерпимый жар. Внутреннее напряжение росло, Ювенарию казалось, что еще немного, и он сойдет с ума, окончательно погрузится в пучину видений и непонятного бреда. В какой-то момент тиски немного разжались, сосредоточие дара завибрировало и, словно подстроившись под нужный ритм извне, стало отдавать жизненную энергию. Хозяин дара не мог этому препятствовать, лишь отстраненно наблюдая за тем, как призрачный колокол все сильнее и сильнее раскачивается из стороны в сторону, набирая амплитуду, чтобы в нужный момент ударить в набат, призывая неведомую силу.

Судя по реакции присутствующих, их тоже не обошло стороной неизвестное воздействие. Члены Совета, словно фишки домино, один за другим стали падать в беспамятстве. Те, у кого дар горел особенно ярко, остались на ногах, беспомощно глядя на Главу Клана. Тот замер на полушаге, таращил на них глаза, в которых отражалось безумие. Первый удар воображаемого колокола получился особенно мощным. Сконцентрированная энергия враз выплеснулась наружу и, охватывая Систему «Сард», целиком устремился в неизвестном направлении. Последующие толчки энергии напоминали рябь на воде и особого беспокойства правящей верхушке Клана не доставили.

Из оцепенения Ювенария вывел искин, сообщив предводителю, что с ним желает поговорить представитель Илгуса. Наваждение схлынуло, шум в ушах стих, осталось только ощущение беспробудной тоски и навалившейся усталости.

— Открывай канал связи. — С трудом выдавил из себя Глава Клана и рухнул в ближайшее кресло.

— Больше половины «говорящих с наследием» превратились в слюнявых идиотов, сами артефакты к счастью не пострадали. — Сразу взял быка за рога появившийся на развернувшемся голо-экране представитель Пророка. — Теперь мы не может атаковать врага, нам нужно время, чтобы восполнить потери и снова обрести боеспособность. Твоя задача нам это время обеспечить, в противном случае «Печора» обречена.

После этих слов инициатор разговора дождался утвердительного кивка от собеседника и, не прощаясь, закрыл канал связи. Ювенарий пару минут находился в шоке. Благодаря неизвестной аномалии, в самый разгар атаки врага главный козырь в обороне «Печоры» оказался выведен из игры. Глава Клана и его люди остались один на один с беспощадным агрессором. Однако надо отдать должное Ювенарию, его растерянность длилась недолго, не зря он являлся настоящим вождем и прирожденным лидером. Глава Клана ввел себя в привычное состояние благолепия и через молитву обратился к Богу. С каждой произнесенной фразой к Ювенарию возвращалась уверенность в себе и способность решительно действовать.

Закончив молиться, Глава Клана активировал нейросеть и запросил у кластера искинов орбитальной крепости полную сводку о текущем положении дел. По мере загрузки и анализа информации Ювенарий все больше и больше обретал уверенность в себе и своих силах.

— Не иначе это промысел Божий. — Пробормотал Глава Клана, осознав общую картину происходящего. Астероиды Роя по непонятной причине замедлялись. Несколько сотен истребителей Жуков, успевшие преодолеть больше половины расстояния до передовых рубежей обороны околопланетного пространства, прекратили атаку, закрутив между собой непонятные хороводы.

В два счета оценив поведение пилотов нелюдей, Глава Клана понять причину такого странного поведения. Ни для кого уже давно не было секретом, что разумом у агрессивных насекомых обладают только особи, занимающие вершину общественной пирамиды Роя. Остальные его члены фактически являлись биороботами. В самом сердце каждого Астероида Роя находился разумный Жук. Он управлял своими, собратьями создавая информационные каналы и транслируя свои команды непосредственно в их мозг. Люди с ярким даром псиона, вводя себя в определенный транс, могли видеть эти каналы. В момент пикового воздействия неизвестной аномалии Ювенарий успел отметить, что энергетические линии, пронизывающие окружающий мир, изорваны в клочья. Возникшие энергетические помехи создают непреодолимые препятствия на пути искусственно созданных управляющих каналов, тем самым превращая пилотов истребителей нелюдей в безмозглых идиотов. Сколько продлиться этот хаос, Ювенарий не знал, однако упускать такую возможность он точно не собирался. Через пару мгновений кластер искинов орбитальной крепости получил от Ювенария команду начать атаку всеми имеющимися силами москитного флота Клана. Готовые к бою истребители за считанные минуты покинули доки орбитальных объектов военного назначения и, разбившись на звенья, ринулись в бой.

Достигнув первого рубежа атаки разномастные боевые машины людей выпустили по лишенному управления врагу ракеты. Обстрел оказался очень эффективным. Сбившиеся в кучу и совершающие бессмысленные маневры истребители Жуков получили сполна. Четверть атакующего москитного флота нелюдей в результате ракетной атаки превратилась в космическую пыль. Пилоты Клана, вдохновленные столь легкой победой, на форсаже врубились в ряды противника и приступили к форменному избиению. Жуки не оказывали никакого сопротивления, гибли, но все равно упорно продолжали свой бессмысленный идиотский танец. Люди жадно насыщались триумфом до тех пор, пока последний истребитель Жуков не превратился в кучку обугленных осколков.

Опьяненные легкой победой командиры звеньев решили проявить инициативу и развить неожиданный успех. Для этой цели к месту боя подтянули хоть и порядком устаревшие, но все еще достаточно боеспособные оширские торпедоносцы «Уршус». Эти эсминцы второго поколения имели на вооружении пару дальнобойных торпед, способных испарить корабль среднего класса. Выйдя практически на прямую наводку, торпедоносцы запустили свой смертоносный груз и на форсаже ушли на перезарядку. Более сотни смертоносных гостинцев беспрепятственно достигли целей и воткнулись в обездвиженные Астероиды Роя. С десяток каменных гигантов запарили атмосферой, получив серьёзные повреждения. Внутри нескольких особенно пострадавших левиафанов что-то взрывалось, откалывая от них приличные куски и рассеивая вокруг пылевые облака. Торпедоносцам удалось отстреляться еще дважды, прежде чем армада кораблей агрессивных насекомых вновь начала движение.

Все время боя Ювенарий пребывал в трансе, мониторя окружающее пространство. Он почему-то точно был уверен, что полученное преимущество временное, нелюди очень скоро восстановят боеспособность и возьмут реванш. Несмотря на это Главу Клана переполняло ликование. Ему и его людям так не хватало чего-то подобного. Пусть и временная, но все же победа вселила в его людей надежду на выживание и вызвала небывалый душевный подъем. С течением времени энергетические линии начали принимать исходную форму. Из чрева Астероидов Роя, словно из пчелиного улья, посыпались истребители, ведомые вновь созданными информационными каналами, тянущимися из самого центра носителя. Верховные особи Жуков вновь обрели контроль над своими бестолковыми собратьями и вознамерились задать обидчикам жару.

— Недолго музыка играла, недолго пел аккордеон. — Пробубнил себе под нос вышедший из транса Лидер и отдал команду кластеру искинов орбитальной крепости приготовиться к отражению атаки. Тактические голо-экраны в командном центре снова ожили и на них началась трансляция того, как сотни малых кораблей двух противоборствующих сторон на форсаже несутся навстречу друг другу с явным желанием взаимного уничтожения.

Средний транспорт «Румиз»

Где-то на просторах гиперпространства.

— Напряженность гиперполя падает. — Доложил искин корабля. — В самое ближайшее время «Румиз» выйдет из прыжка.

От этой новости Ерос испытал легкий мандраж. Это не страх перед предстоящей битвой, а предвкушение долгожданной встречи с Иваром. Испытав душевный подъем, капитан «Румиза» принялся раздавать команды, готовя корабль к выходу из прыжка.

Систему «Амими» средний рейдер с идентификатором «Румиз» покинул сорок восемь часов назад в составе добровольческого флота. Арефий и его люди благополучно добрались до корабля и влились в его команду. После нескольких совещаний весь москитный флот среднего рейдера поступал в подчинение Халу. Мутант с Оршеда имел значительный боевой опыт и как никто другой мог эффективно использовать весь потенциал истребителей «Калард». Ерос взял на себя управление ПКО и общее руководство, а Василию поручалось во время боя обеспечивать боезапасом турели и заправку истребителей. В обязанности Харума и юного медика входила своевременная доставка в медотсек раненых и их незамедлительное лечение.

Появление в Системе «Сард» кораблей добровольческого флота совпало с возникновением аномалии неизвестного происхождения. В первые минуты выхода из прыжка Ерос почувствовал связь с Иваром и дал ему знать о своем прибытии. Однако получить ответ от питомца капитан «Румиза» так и не успел. Неожиданно его захлестнула энергетическая волна, лишила сознания и едва не выжгла дотла имеющийся дар. Волна схлынула так же неожиданно, как и пришла. Прокатившись по Системе «Сард», она ушла дальше в неизвестном направлении.

— Какого хрена происходит? — Ерос открыл глаза и уставился в потолок рубки. — Кто или что меня так приложило?

Попытка пошевелиться ни к чему не привела. Однако задействовать нейросеть у капитана «Румиза» получилось с первого раза. Судя по данным искина и содроганиям корпуса, корабль вел бой. Ерос попытался сосредоточиться, соображая, что ему делать дальше. Вынужденная неподвижность его не на шутку напугала, он не нашел ничего лучше, как запросить связь с медиком. Малика тут же открыла канал связи и, получив инструкции от руководства, поспешила в рубку.

Действовала девушка умело, после оперативной диагностики армейским переносным модулем, она вколола пациенту гремучий коктейль из стимуляторов и восстанавливающих препаратов. Постепенно тело начало слушаться своего хозяина. Обретя подвижность, Ерос с трудом встал на ноги и окинул взглядом командный центр корабля. Его взор остановился на кресле навигатора, в котором замер Василий. Напряженное лицо приятеля и расфокусированный взгляд говорили о задействованной нейросети. Судя по данным на развернутых голо-экранах, Василий словно в тире уничтожал вражеские истребители, а те в свою очередь совершали непонятные маневры и не оказывали никакого сопротивления. Звено истребителей Арефия от Василия не отставало, «Каларды» крутили смертоносную карусель и безнаказанно уничтожали истребители Жуков.

— Да что тут, вообще, происходит? — Ерос мотнул головой, пытаясь прогнать наваждение. По данным тактического голо-экрана, «Румиз» находился внутри ордера Астероидов Роя, там же располагались остальные корабли добровольческого флота. Мозг Ероса отказывался верить в происходящее, ибо такое могло произойти только в бредовом сознании умалишенного. Невероятно, но факт, корабли добровольцев, и «Румиз» в том числе, вывалились из гиперпространства прямо в ордере атакующих кораблей Роя.

— Почему мы все еще живы? — Озвучил самый важный на данный момент вопрос капитан «Румиза», продолжая получать данные от тактического искина. — И что происходит с нелюдями?

Ответа Ерос не получил, но его посетила мысль, позволившая хотя бы как-то объяснить происходящее.

— Если меня вырубило и буквально опалило клокочущей энергией мой дар, возможно, что-то подобное испытали и Жуки. Особи высокого ранга находятся в беспамятстве, а пилоты нелюдей, лишенные единения, превратились в безмозглых идиотов.

Придя к такому выводу, Ерос облегченно выдохнул, но затем тут же напрягся, ощутив отсутствие ментальной связи с Иваром. Задавив панику в зародыше, капитан «Румиза» заставил себя войти в нужное состояние и послал своему питомцу Зов. «Камнеед» долгое время не отвечал, и Ерос уже грешным делом подумал, что лишился верного друга. Последствия аномалии непредсказуемы, и как они отразились на «камнееде», можно только догадываться. Однако Ивар не спешил покидать своего хозяина. В какой-то момент Ерос уловил слабый отклик и тут же ухватился за него, пытаясь удержать ускользающий канал ментальной связи.

Судя по возникшим ощущениям, «камнеед» пребывал в крайней степени истощения. Его жизненные показатели еле теплились. Не минуты не колеблясь, капитан «Румиза» перехватил управление кораблем у Василия и отдал команду управляющему искину выйти из боя и направить судно к торговому терминалу «Печора -2Т». Верный друг в любой момент мог погибнуть и Ерос без колебаний поспешил ему на помощь. Решение выйти из боя было продиктовано не только желанием помочь Ивару, но и уверенностью в том, что в самое ближайшее время Жуки восстановят свою боеспособность и в два счета расправятся с обидчиками.

— Какого харша ты делаешь? — Василий вернулся в реальный мир и с недоумением уставился на Ероса. — Сейчас точно не время отступать, враг беспомощен, его легко можно уничтожить.

Капитан «Румиза» не удостоил приятеля ответом, все его внимание сосредоточилось на тактических голо-экранах, развернутых в центре рубки. Оценив обстановку, Ерос принялся раздавать указания:

— Дархам, отзови Арефия и его людей. Если они не подчиняться, могут искать для своих «Калардов» другой носитель, так им и передай.

— Найди мне Хала, эта своенравная скотина на запросы не отвечает. Что-то мне подсказывает, что здоровяк в запале ярости и кровожадности собрался посетить ближайший Астероид Роя и одолжить несколько голов нелюдей для своего Божка. Измени его статус на гостевой, с этого момента ни один малый корабль не должен покинуть «Румиз» без моего разрешения.

— Запроси связь с Савелием, я хочу, как можно быстрее, знать реальное положение вещей в Системе. К тому же не помешает получить коды доступа для синхронизации с командной сетью Клана.

Капитан «Румиза» хотел еще что-то добавить, но в этот момент в командный центр корабля ворвался Хал. Мутант с Оршеда пребывал в крайней степени бешенства, его и так недоброе лицо исказила устрашающая гримаса, с губ капала пена, а глаза налились кровью. Не говоря ни слова, здоровяк метнулся к Еросу с явным намерением разорвать того на сотню маленьких харшей. Однако капитан «Румиза» ожидал чего-то подобного, стремительно сместился в сторону и перетек за спину здоровяку. Это произошло настолько стремительно, что здоровяк не успел среагировать. Одна рука Ероса взяла шею Мутанта в силовой захват, а растопыренные пальцы другой руки впились в его лицо. Хал как-то по-детски всхлипнул, по его могучему телу пробежала судорога, здоровяк обмяк и сломанной куклой осел на пол, привалившись к ближайшему креслу. Ерос отпустил жертву, настороженным взглядом окинул рубку в поиске очередной опасности. Убедившись, что желающих покуситься на его жизнь больше нет, капитан «Румиза» занял свое кресло и с деланным спокойствием вернулся к текущим делам.

Находившийся все это время в прострации Василий вдруг как-то по-бабски взвизгнул и в ужасе забился в самый дальний угол рубки. Причиной такой реакции стал здоровяк. Хал в один миг постарел лет на двадцать, кожа посерела и стала похожа на пересушенный пергамент, щеки ввалились, а глаза запали глубоко в череп. Из приоткрытого рта бедолаги тянулась густая слюна, а в уголках рта пузырилась пена. Зрелище было действительно пугающим. Какое-то время назад Мутант с Оршеда представлял из себя настоящую машину смерти, казалось, эту мощь и ярость остановить невозможно. Однако это оказалось просто иллюзией. Некогда пышущий молодостью и здоровьем «разумный» в одночасье превратился в полуживую мумию, беспомощно распластавшуюся на полу рубки. К этому времени Хал начал подавать слабые признаки жизни, его блуждающий взгляд сфокусировался на Василии, а из горла вырвались булькающие звуки. Сил подняться на ноги у здоровяка не нашлось, словно придавленное насекомое, он тщетно семенил ногами в попытке найти опору и принять, наконец, вертикальное положение.

— Убери этот кусок дерьма с глаз моих. — Бросил Ерос Василию, выйдя в реальный мир и окинув презрительным взглядом беспомощного Мутанта. — Пусть Марика определит этого харша в медкапсулу, если окажет сопротивление, выбрось его за борт. Хотя нет, лучше отруби придурку голову и повесь на стену в моей каюте, надеюсь его любимому Разрушителю понравиться такое подношение.

После этих слов капитан «Румиза» вновь активировал нейросеть и вернулся к своим обязанностям. Василий затравленно посмотрел на друга, что-то пролепетал себе под нос, а затем ухватил Хала за ноги и довольно проворно вытащил его из рубки. Как только Василий покинул командный центр, с Ероса спало показное хладнокровие. Он шумно выдохнул и обмяк в кресле.

— Надо было прикончить этого маньяка еще при первой встрече. Так и знал, что от него рано или поздно возникнут проблемы. Только благодаря самонадеянности этого идиота я все еще жив. Закрой он забрало скафа и мне гарантированно свернули бы шею.

С трудом переведя дух Ерос постарался вернуть себе душевное равновесие и сконцентрироваться на поставленной задаче. Судя по активности на тактических голо-экранах, Жуки постепенно возвращали себе инициативу. Тут и там возникали локальные стычки, в которых истребители нелюдей все чаще брали верх. «Румиз» тем временем на всех парах двигался к намеченной цели. По прогнозу искина стыковка в доке торгового терминала должна состояться часа через три.

— Пять истребителей «Калард» заняли парковочные места в доке. — Доложил искин рейдера и развернул голо-экран с телеметрией боевых машин.

Арефию и его людям хорошенько досталось. Хакданские средние истребители «Калард» имели мощное энергетическое вооружение, продвинутые средства РЭБ и неплохую маневренность, но для борьбы с москитным флотом агрессора им не хватало скорости. Потерь удалось избежать только благодаря мастерству пилотов и вялому сопротивлению нелюдей. Помимо истребителей, на ближних подступах к носителям боевые машины людей встречали довольно плотным огнем системы ПКО, которыми Жуки так же не пренебрегали. Чтобы хоть как-то защитить враз поглупевших пилотов, особи высшего порядка задействовали свои немногочисленные линейные корабли. Тут и там из доков Астероидов Роя выныривали похожие на вялую морковь суда и держась на ближних подступах к своим носителям достаточно эффективно превращали в оплавленные груды металла средние рейдеры добровольцев. Мощные пульсары и аналог человеческого плазменного оружия среднего класса не давал лишенным защитного поля устаревшим кораблям людей ни единого шанса.

— Запрос связи от Савелия. — Вновь напомнил о себе искин корабля. — Какие будут указания?

Ерос не стал медлить и перебросил на свою нейросеть входящий канал связи. Буквально через пару секунд в его поле зрения появилась голограмма бывшего сослуживца и командира.

— Принимай коды доступа в командную сеть Клана. — Сразу перешел к делу Савелий.

Нейросеть Ероса тут же сообщила о приеме инфо-пакета от собеседника.

— У меня мало времени. — Заявил бывший командир. — Благодаря неизвестной аномалии нам удалось хорошенько проредить москитный флот Жуков. К тому же торпедоносцы тоже неплохо выступили, им удалось распылить несколько средних размеров Астероидов Роя. Однако действие аномалии заканчивается, и нелюди в скором времени восстановят боеспособность своих истребителей.

— Судя по нарастающей активности, наступление возобновиться через час, максимум, два. — Высказал предположение Ерос.

Савелий согласно кивнул и продолжил:

— Позаботься о моей семье, следующего боя я точно не переживу.

Ерос хотел было возразить, но собеседник жестом руки пресек его намерения.

— Аномалия дала нам фору и все равно мы потеряли четверть боевых машин. — Озвучил свой довод Савелий. — Не хочется даже думать, сколько мы потеряем истребителей в предстоящем бою, когда Жуки окончательно восстановят каналы управления.

— А что же корабли Илгуса? — Поинтересовался Ерос.

Савелий проигнорировал вопрос и продолжил инструктировать друга:

— В инфо-пакете с кодами я тебе отправил координаты портала, ведущего в убежище, где прячутся женщины и дети Клана. В случае, если возникнет угроза неминуемого поражения, возьми на борт всех, кого сможешь и уходи в прыжок. Жена и дети обузой тебе не будут, у супруги есть доступ к моему счету. Прощай и не поминай лихом!

После этих слов Савелий натянуто улыбнулся и, махнув на прощание рукой, разорвал канал связи. Бывший командир не преувеличивал, он реально смотрел на вещи и не тешил себя иллюзиями. Рой являлся серьезным противником и с этим нужно считаться.

— Удачи тебе, дружище. — Еле слышно пробормотал Ерос и, стряхнув с себя возникшую было хандру, приказал искину активизировать модуль связи и запустить режим сканирования. Через пару минут модуль определил командную сеть и сделал попытку в нее войти. Система в ответ запросила коды доступа, получила желаемое и открыла информационные каналы. Картина на тактических голо-экранах, развернутых в рубке «Румиза», тут же кардинально изменилась. Ерос какое-то время анализировал полученные данные, при этом все больше и больше мрачнея. Даже по самым оптимистичным прогнозам, при такой расстановке сил оборона Системы «Сард» могла продержаться в лучшем случае сутки или двое. Такое положение вещей заставило капитана «Румиза» выжать из своего корабля все, что возможно. Рейдер безбожно коптил изношенными двигателями, но все же умудрялся медленно, но верно наращивать ускорение. Его никто не преследовал, Жукам было не до того. Нелюди планомерно уничтожали корабли тех идиотов, которые увлеклись безнаказанным избиением и вовремя не покинули ордер захватчиков. Те же, кто оказался поумнее, на всех парах улепетывали в сторону Астероидного пояса с явным намерением влиться в ряды наемников, защищающих гражданские пустотные объекты.

В своих прогнозах Ерос ошибся ненамного, Астероиды Жуков вновь начали ускоряться часа через три. По данным командной сети Клана вторая группировка врага так же возобновила движение в сторону Печоры. На этот раз Жуки решили сменить тактику: истребители нелюдей находились в непосредственной близости от своих носителей и готовились в нужный момент обрушиться на орбитальную оборонительную инфраструктуру людей, линейные корабли нелюдей выдвинулись вперёд и начали обстреливать противника плазменными торпедами. Ерос слышал об этом оружии, но в действии увидел впервые. Нелюдям удалось заключить плазму в подобие магнитного поля, не дающего ей рассеиваться раньше времени. Разогнанная до чудовищных скоростей плазменная торпеда словно болванка нивэйских туннельных пушек пусть и не так точно, но все же находила свою цель и вызывала чудовищные разрушения. При попадании поле разрушалось, выпуская на волю концентрированный клубок плазмы. Тот в свою очередь помимо динамического удара еще и сжигал всё на своём пути. Скорострельность плазменных торпедоносцев оставляла желать лучшего, давая возможность кораблям людей маневрировать и при определенной доле везения уходить с линии огня. Будь по-другому, битва в Системе «Сард» закончилась бы не успев начаться.

К тому времени, как «Румиз» достиг парковочного сектора торгового терминала, первая волна плазменных торпед достигла внешнего рубежа обороны околопланетного пространства «Печоры». Орбитальные крепости могли маневрировать, поэтому им досталось меньше всего, остальные объекты пустотной оборонительной инфраструктуры один за другим превращались в оплавленные огрызки. Капитан «Румиза» некоторое время с болью в сердце наблюдал за уничтожением того, что когда-то было родным и в какой-то мере являлось его собственностью. «Печора» не хотела отпускать блудного сына, вызывая в душе Ероса беспросветную тоску и смятение.

Однако силы самообороны Клана не зря ели свой хлеб. Судя по данным тактического искина и командной сети, уцелевшие старые линкоры арварской постройки, превращенные в боевые артиллерийские платформы, непрерывно вели огонь по «плазменным линкорами» Жуков. Старые орудия сверхбольшого калибра посылали в сторону противника «чемодан» за «чемоданом», показывая неплохую скорострельность. Еще в бытность службы Ероса в Силах самообороны Клана приглашенные специалисты из Империи Арвар провели по максимуму модернизацию этих монстров. Стационарные системы целеуказания развернутые в Системе так же отработали на все сто. Как оказалось, линкоры Жуков не отличались толстокожестью, пара удачных попаданий снарядами повышенного могущества и «плазменный торпедоносец» нелюдей превращался в груду космического мусора, а то и вспыхивал малой сверхновой звездой.

Глава 21

— Дархам, запроси связь с Дирбасом. — Обратился Ерос к искину корабля. — Надеюсь, эти бездельники на месте и им хватило ума не заглядывать в контейнеры с рудой.

Бригадир шахтеров не заставил себя долго ждать. Канал связи открылся почти сразу, демонстрируя Еросу довольную физиономию Дирбаса. Капитан «Румиза» тепло поприветствовал товарища и сразу перешел к делу.

— Как обосновался на новом месте?

— Нормально, нам не привыкать, мы люди бывалые.

Дирбас продолжал довольно скалиться, пожирая глазами начальство.

— Буксир на месте?

— Баки полны топлива, диагностика проведена, неисправностей не наблюдается. — Отрапортовал Дирбас стараясь изобразить серьезную физиономию. Предвосхищая следующий вопрос собеседника, бригадир продолжил:

— Все «Жмаланы» в строю, перед уходом ребята прихватили каждый по два средних контейнера с рудой.

Ерос в ответ довольно хмыкнул, показав собеседнику большой палец вверх.

— Где ты такой славный кораблик одолжил? — В свою очередь поинтересовался Дирбас. — По данным личного идентификатора, «Румиз» оснащен прыжковым двигателем.

В голосе бригадира звучали нотки восхищения и восторга. Однако Ерос, оставив вопрос без ответа, сразу же его «приземлил».

— В ближайшее время покидать Систему «Сард» я не намерен. Напротив, я хочу закрепиться на своей базе в Астероидном поясе и по мере сил организовать ее оборону.

Дирбас лишь на мгновение помрачнел, а затем по-прежнему по-идиотски улыбаясь заявил:

— Куда ты, туда и мы командир. Боги и Великая Пустота благоволят тебе, так что в нашей поддержке можешь даже не сомневаться.

Шахтеры ставили на кон самое дорогое, что у них есть, свои жизни. Что уж скрывать, Еросу польстило оказанное ему доверие.

— Если все сложится, как я запланировал, ты и твои люди войдут в долю добычи руды. — Пообещал капитан «Румиза» и откинулся на спинку кресла. — Но для этого нам всем надо выжить.

Дирбас с трудом сдерживал распирающий его восторг. Безродным шахтерам не каждый день предлагали долю в очень прибыльном деле. Ему стало плевать на Жуков с их серьезными намерениями разнести Систему и всех пустить на «ливер», выходец из заштатного Мира получал шанс кардинально изменить свою жизнь, и этим все было сказано. Ерос хотел было слегка поумерить пыл будущего делового партнера, но делать это ему не пришлось, разговор прервал искин корабля.

— Стыковочные системы торгового терминала обесточены. — Сообщил искусственный интеллект и вывел на голо-экран схему парковочного модуля.

Выслушав искина Ерос обратился к Дирбасу:

— Разблокируй вручную парковочные захваты и проследи, чтобы они отработали штатно.

Дирбас утвердительно мотнул головой, подмигнул собеседнику и разорвал канал связи.

Стыковка прошла без сучка и задоринки, спустя сорок минут капитан «Румиза» в сопровождении Василия перешагнул порог шлюза и оказался в арендованном складском помещении. В центре склада по-прежнему сиротливо возвышался небольшой штабель из контейнеров с маритом. Рядом с ними Дирбас и его люди организовали небольшой походный лагерь. При появлении начальника шахтеры радостно зашумели и обступив его каждый по-своему принялся выражать радость и симпатию. Кто-то похлопывал Ероса по плечу, кто-то жал руку с надеждой глядя ему в глаза, а кто-то просто стоял и улыбался, не решаясь что-либо предпринять.

Дав людям вволю насладиться моментом, Ерос принялся раздавать команды:

— Дирбас, оседлай погрузчик и сними самый верхний контейнер.

— Василий, займись размещением пополнения на «Румизе».

— «Жмаланы» останутся здесь. — Не терпящем возражения голосом заявил капитан «Румиза» и обратился к Дирбасу:

— Размести малые корабли в парковочном секторе. Все навесное оборудование законсервируй и оставь тут. Аренда склада оплачена на полгода вперед, так что переживать за сохранность имущества не стоит.

Закончив раздавать команды, Ерос присел на ближайший контейнер с личным барахлом шахтеров и с нетерпением стал ждать, пока Дирбас и его люди выполнят распоряжения. Занимаясь делом, шахтеры громко шутили, подначивали друг друга, стараясь прогнать остатки депрессивного состояния и напряжение последних дней. Возвращение Ероса вселило в них надежду на выживание. Удача и лидерские качества командира в глазах бригадира и его людей делали эту надежду реальной.

Как только нужный контейнер оказался на полу склада, Ерос обратился к Дирбасу:

— Как закончишь дела вместе с ребятами отправляйся на «Румиз», Василий все устроит. Меня не ждите, я здесь закончу и присоединюсь к вам.

Дирбас согласно кивнул и понимающе окинул взглядом контейнер. Судя по заговорщицкому выражению его лица, он не сомневался, что в контейнере спрятана ценная контрабанда. Ерос не стал разочаровывать Дирбаса и всем своим видом старался показать, что тот прав. Оставшись наедине с самим собой, капитан «Румиза» разблокировал личным идентификатором замки на контейнере и, слегка приоткрыв одну из створок, прошмыгнул внутрь.

* * *

Местоположение Ивара Ерос определил сразу. В слабом свете разобрать что-либо проблематично, однако пепельно-серую кляксу на потолке контейнера Ерос обнаружил без труда. «Камнеед» настолько ослабел, что даже не мог использовать маскировку. Его жизненные показатели еле теплилась, весь пол усеивал спекшийся в гранулы переработанный марит. За время пребывания в контейнере Ивар умудрился использовать все оставленные ему ресурсы, которых по мнению Ероса могло хватить как минимум на полгода.

Глядя на обстановку внутри контейнера, капитан «Румиза» озадачился закономерным вопросом:

— Что заставило «камнееда» так активно заниматься энергообменом? Боюсь даже предположить, куда он потратил такую прорву энергии.

Ответа на свой вопрос Ерос не ждал, поэтому возникший в его сознании целый ворох мысли-образов оказался для него полной неожиданностью. Ивар, видимо, почувствовал присутствие своего хозяина и таким образом дал понять, что все еще жив и способен общаться.

Послание «камнееда» оказалось предельно понятным. К созданию аномалии прокатившейся по Системе «Сард» приложило руку то самое «Единое Целое», из которого вышли все «камнееды». В порыве остановить агрессора и защитить место своего обитания эти загадочные существа отдали самое ценное, что имели — свою жизненную энергию. Кто-то из них вероятнее всего погиб, кто-то находился в таком же плачевном состоянии, как Ивар. Однако их жертва оказалась ненапрасной, Рой серьезно ослаб и был вынужден замедлить экспансию, при этом понеся существенные потери.

С подобными мыслями в голове Ерос сделал несколько шагов и остановился под тем, что в данный момент являлось «камнеедом» по имени Ивар. Он закрыл глаза и открылся для единения. «Камнеед» не заставил себя долго ждать, серая клякса ожила, на мгновение сжалась и плавно стекла на Ероса. Забрало скафа не было поднято, поэтому Ивар без труда растекся по телу своего хозяина, напитывая себя частью его жизненной энергии.

Ерос провел в контейнере чуть менее двух часов, прежде чем «камнееду» вернулась способность к маскировке. С каждой минутой Ивар оживал, набирался сил, а ментальная связь между ними становилась крепче и осознанней. Благодаря этим изменениям Ерос в какой-то момент осознал, что в непосредственной близости с арендованным складом находятся несколько сотен сородичей Ивара. Такие же беспомощные и еле живые, как и он сам в момент единения с хозяином. На торговом терминале не было ни людей, ни запасов руды способной выступать энергетической подпиткой. Единственным местом, привлекшим внимание «камнеедов» оказался склад, в котором находились несколько контейнеров с маритом. Однако по каким-то причинам эта свора оголодавших хищников не делала попыток завладеть желанной добычей, а лишь сосредоточилась в месте её нахождения.

Озадаченный этими мыслями Ерос покинул контейнер и в нерешительности замер неподалеку. Его голова и лицо вновь приобрели цвет человеческой кожи, такая метаморфоза не могла не радовать. Теперь можно смело отправляться на «Румиз» и выдвигаться в сторону Астероидного пояса. Однако капитан «Румиза» не спешил покидать склад, что-то удерживало его на месте, вызывая при этом непонятное беспокойство. Отсутствие понимания происходящего вокруг еще больше усугубляло психологическое состояние Ероса. Почувствовав озабоченность своего хозяина, «камнеед» сделал попытку внести ясность в сложившуюся ситуацию. Однако калейдоскоп мысли-образов казался бессмысленной белибердой и еще больше вносил сумятицу в сознание Ероса. Несмотря на это Ивар не оставил попыток донести до хозяина свои мысли и продолжил засыпать того абстрактными картинками. В какой-то момент «пазл» сложился и Ерос из всего этого ментального хаоса выделил ряд до боли знакомых моментов, поставивших все на свои места.

— Да это же Зов, только в гигантских масштабах.

Ивар подтвердил его догадку серией одобрительных мысли-образов.

— Кого же вы стараетесь призвать?

— А самое главное каковы будут последствия появления в Системе этого незнакомца?

«Камнеед» ничего конкретного не ответил, лишь дал понять, что Еросу в любом случае не стоит опасаться неизвестного гостя. Пока длился этот молчаливый диалог в окружающем пространстве произошли некоторые изменения. Ерос почувствовал, что сородичи Ивара активизировались, один за другим «камнееды» начали выходить из анабиоза и делать попытки проникнуть в помещение склада.

— Все так или иначе хотят жить. — Подумал Ерос, ловя себя на мысли, что не испытывает страха в отношении толпы изголодавшихся хищников. — Эти бедолаги словно мотыльки на огонь лампы устремились к источнику жизни. Ивар окончательно оклемался и имея ментальную связь с себе подобными умышленно или неосознанно дал им понять, что здесь они могут обрести спасение.

Придя к таким выводам, Ерос не стал дожидаться появления соплеменников Ивара. Он открыл контейнеры и расположился неподалеку, ожидая дальнейшего развития событий.

Время шло, «камнееды» не появлялись и Ерос решил скоротать время за размышлениями по заинтересовавшему его вопросу:

— Все это время контейнеры с рудой находились в зоне доступа этой изголодавшейся своры. Почему же они решились почтить нас своим присутствием именно сейчас?

И снова на помощь своему хозяину пришел Ивар, послав серию мысли-образов. Смысл её сводился к тому, что «камнеед» прошедший ритуал единения с человеком переходит на следующий уровень своего существования и приобретает привилегированное положение среди себе подобных. Осознав, что сородичу, обретшему хозяина, больше ничего не угрожает, дикие «камнееды» решились воспользоваться случаем и остатками марита поправить свое положение.

За размышлениями капитан «Румиза» и сам не заметил, как в его голове родилась не лишенная авантюризма мысль. Он всерьез задумался о использовании диких собратьев Ивара для усиления обороноспособности своей Базы в Астероидном поясе. Наличие такого козыря сразу увеличивало в несколько раз шансы на выживание в случае возникновения ближнего боя с Жуками. А в том, что нелюди захотят использовать засевших внутри Астероида людей в качестве пищи и инкубаторов для потомства не было никаких сомнений.

Перед глазами Ероса тут же всплыли кадры из просмотренного им видео размещенного в инфо-сети. Сделали его арварцы после того, как отбили захваченную Жуками Систему и решили посетить расположенные в ней остатки торговых терминалов и боевых станций. Сотни людей, подвешенных в коконах к потолку и висящих на стенах, покрытые слизью и частично переваренные, в некоторых случаях еще живые. Их искаженные неимоверным страданием лица и бесконечные мольбы о помощи… Ерос мотнул головой, прогоняя неприятные мысли. После таких воспоминаний задумка натравить стаю голодных «камнеедов» на ненавистного врага человечества показалась особенно привлекательной.

— Управлять дикой стаей вряд ли удастся. — Ерос бросил взгляд на появившиеся то тут то там серые кляксы различной формы. — Существует большая вероятность, что в пылу боя хищники начнут убивать всех в подряд, включая и моих людей, но как говаривал мой Дед: «Тот, кто не рискует, тот не пьет „Шампанское“». К тому же, в любой войне есть допустимые потери, так что определенно стоит попытаться заполучить в союзники такой весомый аргумент, как стая «камнеедов».

От построения планов Ероса отвлекли чуждые человеческому слуху звуки. Светло серые «кляксы» таким образом демонстративно обозначали свое присутствие. В какой-то момент «камнееды» слились в одну большую серую массу, которая довольно шустро переместилась к контейнерам.

— Коллективный разум, не иначе. — Промелькнуло в голове у капитана «Румиза».

— Мы часть «Единого Целого». — Подтвердил серией мысли-образов Ивар. — Теперь и ты часть «Единого Целого».

Ероса передёрнуло от одной мысли, что ему когда-нибудь так же придется слиться в нечто единое, потерять свою индивидуальность и безоговорочно подчиняться неизвестно кому.

— С тобой такого не произойдет. — Вновь вступил в диалог Ивар. — Ты и я, мы развиваемся, наш симбиоз даёт право на индивидуальность.

— Ну хоть на этом спасибо. — Пробормотал себе под нос капитан «Румиза» и продолжил наблюдать за «дикими» собратьями своего питомца. У контейнеров серая масса вновь разделилась, но забираться внутрь не спешила, проявляя осторожность. В данный момент «камнееды» были особенно уязвимы, даже выстрел из легкого лучевого оружия мог отправить их за кромку. Неожиданно Ерос почувствовал лёгкое прикосновение к своему разуму, по всему телу на короткий миг разлилось приятное тепло, это произошло своеобразное опознавание свой-чужой. Убедившись, что они находятся среди себе подобных, хищники успокоились и поспешно заняли контейнеры с рудой.

— Это еще раз подтверждает, что я уже не совсем человек. — Обреченно подумал Ерос и активировал нейросеть. Следующие полчаса погрузчик под чутким руководством капитана рейдера перевозил контейнеры с сородичами Ивара на «Румиз». Ему и его людям предстояло самое сложное, добраться до Астероидного пояса, где среди нагромождения камней и пустотных платформ затесался Астероид, получивший идентификатор «Печора». В самое ближайшее время этот не совсем обычный корабль должен стать для Ероса и его людей надежным пристанищем.

Как только погрузка завершилась, капитан корабля занял свое место в рубке «Румиза» и приказал управляющему искину отдать «швартовые». Угловатое судно арварской постройки вышло из захватов парковочной системы торгового терминала и зафыркало маневровыми, ориентируя себя в пространстве. Затем кормовая часть рейдера выпустила четыре коптящих факела и «Румиз», постепенно ускоряясь, направился к намеченной цели.

Система Сард.

Командный центр флагмана Объединенного флота Содружества с идентификатором «Гаррзам»

Больше суток Адмирал Саррел безвылазно находился на своем боевом посту. Кластер управляющих искинов флагмана обрабатывал огромные массивы поступающей информации, подвергал их анализу, а затем результаты транслировал Адмиралу. С каждым часом положение Объединенного флота Содружества неминуемо ухудшалось, грозя перейти в банальный разгром и избиение. Прибывшая на подмогу эскадра Империи Антран так и не смогла кардинально переломить сложившуюся ситуацию и сдвинуть чашу весов в сторону обороняющихся. Армада Астероидов Роя, не считаясь с потерями, неумолимо шла на сближение, чтобы как можно быстрее выйти из зоны действия дальнобойного вооружения флота людей, максимально сблизиться с противником и вступить в последний и решительный бой. Плазменные торпеды Жуков доставляли людям массу неприятностей, но куда страшнее испытать на себе удар плазменных орудий сверхбольшого калибра. Оказавшись в глубине боевого ордера Астероидов Роя, обороняющиеся неминуемо попадали под удар этого чудовищного оружия, способного стирать с лица планет огромные мегаполисы. Ни одна орудийная система, находящаяся на вооружении людей и способная эффективно действовать в ближнем бою, не могла с одного выстрела уничтожить Астероид Роя. Нелюди же напротив, имея плазменные мортиры, могли с одного двух выстрелов на относительно короткой дистанции превратить современный линкор в груду оплавленного металла. Смена тактики не ослабила Жуков, а скорее наоборот, позволила сохранить основательно поредевший москитный флот и нарушить оборонительную стратегию людей. Руководству Объединенного флота приходилось на ходу менять директивы и методом проб и ошибок пытаться найти выход из сложившейся ситуации.

Осознавая все вышесказанное, Адмирал в очередной раз сосредоточил внимание на основном тактическом голо-экране, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Замедлить наступление противника можно лишь связав его боем или вынудив пойти к намеченной цели более длинным маршрутом. Оба варианта в данный момент невозможны. Оставалось лишь уповать на удачу или на очередное действие загадочной аномалии.

Размышления Адмирала прервал доклад управляющего искина флагмана:

— Судя по телеметрии с сенсорных систем к нашему ордеру приближается вторая волна плазменных торпед.

— Какова плотность поражающих элементов? — Поинтересовался Саррел и вывел на ближайший голо-экран поступающие в реальном времени данные. — Мне нужна аналитика по предполагаемым потерям.

Искин не заставил себя долго ждать, Адмирал получил объемный инфопакет с данными и погрузился в его изучение.

— После прохождения второй волны при самом удачном прогнозе удастся сохранить не более сорока процентов линейных кораблей, оснащенных дальнобойным оружием. — Саррел откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди. — Интенсивность огня туннельных орудий снизится до критической отметки, в результате неминуемое поражение. Третью волну плазменных торпед Жуки обрушат на нас практически в упор. Возможность маневрировать будет крайне ограничена, вследствие чего за очень короткое время флот прекратит свое существование как вооружённая сила.

Выругавшись, Саррел выбрался из кресла, заложил руки за спину и принялся мерить шагами помещение командного центра.

— Чтобы хоть как-то повысить шансы на выживание, нужно во чтобы то ни стало с минимальными потерями пережить волну плазменных торпед и сосредоточить все силы флота на уничтожении основного источника опасности — линейных кораблях нелюдей.

— Легко сказать, да сложно сделать.

Адмирал на некоторое время прекратил шагистику и, покачиваясь с пятки на носок, попытался сформулировать для себя алгоритм предстоящих действий по спасению вверенного ему флота. Перебрав все возможные варианты, Саррел остановил свой выбор на самом очевидном:

— Придется пожертвовать кораблями Директората Ошир, прикрыв ими «харшерезки» и линкоры с дальнобойным оружием.

Саррел потер ладонями лицо, чтоб разогнать кровь и избавиться от начавшей одолевать его сонливости.

— Сотня устаревших тяжелых носителей большого класса расположенные особым образом вполне способны существенно ослабить убойную силу плазменных торпед. В любом случае эта устаревшая и лишенного энергетической защиты груда металла обречена на гибель, так пусть хотя бы эта погибель окажется ненапрасной.

С этой мыслью Адмирал активировал нейросеть и озадачил кластер искинов флагмана расчетом оптимальной дислокации кораблей Директората, способной решить поставленную задачу. Искусственный интеллект не заставил себя долго ждать. Не успел Саррел занять свое кресло, как один из голо-проекторов ожил и перед Адмиралом развернулась схема построения в ордер Объединенного флота Содружества.

— Покажи мне симуляцию предполагаемой атаки Жуков. — Распорядился Саррел, обращаясь к управляющему искину флагмана.

Через мгновение объемная схема преобразилась и в динамике показала вероятные последствия атаки нелюдей. Вполне довольный результатом Адмирал запросил связь с коллегой из Директората Ошир. Минут через пять ожил ближайший голо-проектор и напротив командующего Объединенным флотом Содружества возникла голограмма пожилого оширца с волевым лицом и покрасневшими от недосыпа глазами. Не тратя время на пустые разговоры и хождение вокруг да около, Саррел молча отправил собеседнику объемный инфопакет с подробными директивами. Оширец задействовал свою нейросеть и на некоторое время выпал из реальности.

— Задумка неплоха. — На удивление спокойным голосом констатировал Адмирал оширского флота. — При таком раскладе гарантированно удастся избежать больших потерь среди личного состава моих кораблей. А это в сложившейся ситуации дорогого стоит. Не желаю из-за недальновидности и жадности Администраторов терять лучшие кадры оширского флота.

Упомянутая оширским Адмиралом недальновидность выражалась в стремлении Мупа восьмого с минимальными затратами и повальной коррупцией пытаться противостоять такому грозному противнику как Рой. И в этот раз правитель Директората проявил чудеса невероятной «щедрости», определив в состав сводного флота полторы сотни тяжелых носителей большого класса второго и третьего поколения. Для их прикрытия и текущего обслуживания Директорат выделил в два раза больше кораблей обеспечения.

Несмотря на грозный вид и впечатляющие размеры, тяжелые носители оширцев устарели, как минимум, на три поколения и имели крайний износ основных модулей. Отсутствие защитных полей и плохая маневренность в сочетании с легким бронированием позволило плазменным торпедам первой волны собрать обильный урожай. Полсотни двухкилометровых цилиндров, внутри которых базировались не менее пяти тысяч малых кораблей разного класса, в одночасье превратились в оплавленные куски металла.

Понеся столь значимые потери, флот Директората потерял половину своей боеспособности, а перспективы его выживания в ближнем бою стремительно приближались к нулевой отметке. Разброд и шатание среди оширских пилотов с каждым часом нарастало, люди обозлились и волнения грозили перейти в бунт. Никто не желал умирать такой глупой и позорной для военного смертью. Помимо всего прочего масла в огонь подливали новости из Центральных Миров Директората. Муп восьмой со своим окружением в очередной раз пытался обобрать своих подданных, введя непосильный налог на войну. Все эти факторы превратили и так малопригодное для боевых действий формирование в обузу и рассадник смуты.

Саррел краем глаза взглянул на личный идентификатор собеседника и произнес:

— Уважаемый Хачиг, будет целесообразно заранее объявить эвакуацию личного состава с ваших кораблей и перебазировать малые корабли на хакданские и нивэйские суда. Уверен, что ваши храбрые парни принесут больше пользы сражаясь плечом к плечу с такими же пилотами, как и они сами.

Оширец в ответ согласно кивнул и на некоторое время выпал из реальности, задействовав свою нейросеть. Выступая с таким предложением, Адмирал преследовал две цели: обзавестись большим количеством пушечного мяса и втихаря передавить тех, кто пытается сеять смуту и панические настроения. Среди оширских вояк и тех, и других хватало с избытком.

— А у этого узкоглазого все же есть яйца! — Подумал Адмирал, ожидая продолжения беседы. — Понимает, что находится на самом краю гибели и даже не ищет повода покинуть Систему. Хотя, чему здесь удивляться, этому старому хрычу, как пить дать прошедшему несколько процедур омоложения, лет двести не меньше. Он еще застал самый расцвет Директората Ошир. В то время оширцы даже не догадывались о существовании такого понятия как «отпил», да и доблесть и храбрость им были вовсе не чужды.

Размышления Саррела прервал вернувшийся в реальный мир Хачиг:

— Подготовка к эвакуации, перебазированию техники и личного состава начались. На кораблях останутся минимальные команды из преданных лично мне офицеров. Прошу для протокола подтвердить правильность моих действий и соблюдение субординации.

— Точно старая школа. — Мысленно подтвердил свои же предположения Саррел и быстро уладил требуемые формальности.

Получив желаемое, Хачиг продолжил:

— Я остаюсь на своем флагмане. Прошу принять командование кораблями поддержки и обеспечения. Использовать их в качестве щита считаю нецелесообразным.

Адмирал Саррел согласно кивнул, получил от оширского коллеги подтверждение передачи командных полномочий и, чётко отсалютовав в ответ на воинское приветствие, закрыл канал связи. Такое количество устаревших оширских кораблей для Главнокомандующего стало скорее обузой, чем удачным приобретением. Однако отказать в просьбе без пяти минут покойнику Саррел не решился и отдал команду перебазировать оширский флот обеспечения и поддержки в арьергард ордера. Попутно Адмирал отдал необходимые распоряжения по принятию и размещению людей и техники.

В самое ближайшее время эти люди и техника первыми испытают на себе удар истребителей противника. «Алдуши» оширцев могли в той или иной мере посоперничать с истребителями людей, но составить конкуренцию истребителям Роя принципиально не в состоянии. Проигрывая нелюдям в маневренности и вооружении, оширские машины способны лишь связать противника боем и тем самым подставить его под удар более современных во всех отношениях истребителей союзников.

Адмирал развернул тактическую схему и внес необходимые поправки. Боевой ордер Объединенного флота Содружества тут же ожил, и корабли начали занимать новые позиции. Все корабли большого класса Директората Ошир оказались на самом острие вражеской атаки. Тяжелые носители расположились в три ряда, стараясь создать многослойный пирог, в котором по задумке Адмирала должны увязнуть плазменные торпеды.

— Запрос связи с тяжёлого оширского носителя «Великий Урш». — Прозвучало в голове Адмирала сообщение от искина флагмана.

Саррел хмыкнул и открыл канал связи. Напротив него возникла уже знакомая голо-грамма пожилого Адмирала оширского флота.

— Мне нужно подтверждение моих полномочий еще в одном случае. — Сразу перешел к делу Хачиг.

Саррел удивленно поднял бровь и вопросительно посмотрел на собеседника.

— Прошу разрешить подрыв реакторов в случае угрозы абордажа со стороны противника.

Главнокомандующий утвердительно кивнул и внес необходимые изменения в директивы управления флотом. Получив инфо-пакет с подтверждением своих полномочий, Хачиг довольно осклабился и закрыл канал связи.

— Жаль, что в сложившейся ситуации приходиться жертвовать такими служаками. — С сожалением подумал Адмирал Саррел. — Война как всегда забирает самых лучших из нас. Надеюсь, старикан умрет с честью, попутно забрав с собой не один десяток истребителей Жуков.

Фанатичное желание коллеги добровольно свести счеты с жизнью Главнокомандующего не удивляло. Потомственный военный, не лишенный амбиций, к тому же Адмирал с огромным боевым опытом, он прекрасно осознавал, что в любом случае обречен на погибель. Так почему бы отправляясь за кромку, не захватить с собой как можно больше врагов, тем самым вписав свое имя в анналы Второй войны с Жуками.

Эвакуация с тяжелых носителей прошла быстро, организованно и почти без эксцессов. Адмирал Саррел еще раз проверил аналитические выкладки кластера искинов, удовлетворенно кивнул и приготовился встречать вторую по счету смертоносную волну из плазменных торпед несущихся к намеченной цели.

Глава 22

Орбитальная крепость «Печора».

Командный центр самообороны Клана «Печора».

Под ударами плазменных торпед нелюдей одна за другой гибли боевые платформы, создавая широкие бреши в обороне околопланетного пространства «Печоры». Ювенарий и его ближний круг все это время пытались организовать эффективную оборону родной планеты. К сожалению, эта задача решалась с большим трудом и немалыми потерями. Астероиды Роя почти вплотную подошли к внешнему оборонительному контуру планеты. По прогнозу кластера искинов в самое ближайшее время Жуки бросят в бой москитный флот, что повлечет за собой неминуемое уничтожение оборонительной пустотной инфраструктуры «Печоры».

В катастрофической ситуации Глава Клана постепенно начал впадать в панику. Все его надежды на могущественных союзников себя не оправдывали, а огромные потери как в живой силе, так и в инфраструктуре вызывали растерянность и желание дать команду на срочную эвакуацию из Системы. Обречь на полное уничтожение Клан в угоду политических амбиций и банального упрямства оказалось выше его сил.

— Неужели даже Великий Учитель бессилен против этой проклятой космической саранчи? — Подумал Ювенарий, получив очередную неутешительную сводку от кластера искинов. — Флот Илгуса по-прежнему не вступает в бой. Этот Чертов ублюдок Гасхан в ответ на мои запросы каждый раз находит оправдание своему бездействию. Как только истребители Жуков атакуют, можно будет считать орбитальную оборону потерянной. Расстановка сил один к двадцати не дает нашим пилотам ни одного шанса на выживание. Затем Астероиды Роя беспрепятственно выйдут на орбиту и начнут обстрел поверхности из плазменных орудий сверхбольшого калибра.

От одной этой мысли Ювенария бросило в дрожь, он в приступе бессильной злости заскрежетал зубами и в очередной раз послал серию проклятий в сторону недобросовестного союзника. Словно вняв ему, корабли псионов ожили и начали выстраиваться в боевой ордер. Тактический искин уведомил всех собравшихся в командном центре о вероятном начале атаки.

Одновременно с этим помещение огласил истеричный голос кого-то из ближников:

— Надеюсь, наши союзнички не собираются дать деру?

Ювенарий вскинулся и ожог всех властным взглядом. Возникший было ропот тут же пропал, а паникера заткнул кто-то из рядом сидящих. Авторитет Главы Клана все еще оставался непререкаем, осознание этого вселило в него былую уверенность в себе и своих силах.

Очередной доклад управляющего искина разрядил обстановку и заставил сосредоточить всеобщее внимание на центральном тактическом голо-экране. Пара линейных кораблей псионов резко ускорилась в сторону ордера Жуков, «веретеноподобные» корпуса огромных размеров окутались еле заметным маревом, а затем одновременно, словно раскаленные клинки, проходящие сквозь масло, пронзили насквозь ближайшие Астероиды Роя. Каменные гиганты в одночасье словно гнилые орехи раскололись на несколько частей, продолжая при этом двигаться по инерции вперед.

Атака прошла настолько стремительно, что противник не получил ни единого шанса избежать уничтожения. Надо отдать должное командующему Жуков. Дабы не повторить участь погибших собратьев остальные Астероиды Роя тут же начали расходиться веером, разрывая дистанцию и освобождая место для маневра. Однако Гасхан не позволил противнику завершить маневр уклонения, пустив в ход артефакты Древних. Линейные корабли, завершив показательную порку, разошлись в стороны, стараясь как можно шире охватить зоной предстоящего воздействия окружающие их Астероиды Роя. Закончив маневр, два гигантских «веретена» озарились внутренним светом, на пару мгновений задержали его в себе, а затем исторгли наружу. За доли секунды мчавшийся навстречу свет схлестнулся, и в самой гуще ближайших скоплений Астероидов Роя начали возникать разного рода аномалии, нанося Жукам невосполнимые потери.

Полтора десятка гигантских кораблей нелюдей, зашедшие в сектор поражения, окутались слабо мерцающим сиянием, свернулись сами в себя и бесследно исчезли. Тут и там в зоне воздействия артефактов на пути Астероидов Роя начали открываться червоточины разного размера. В них, словно бильярдные шары в лузу, закатывались гигантские носители Жуков, ведомые неудержимой инерцией. Часть из них исчезали бесследно, часть, будто надкушенные яблоки, продолжали двигаться, паря атмосферой и оставляя шлейфы из различного мусора.

Верхушка Клана «Печора», ошарашенная увиденным, некоторое время хранила молчание, а затем помещение командного центра огласилось ревом восторга и ликования. Получившие психологическую разрядку люди вели себя как безумцы: кто-то встал и запел гимн, кто-то упал на колени и заплакал, а нашлись и те, кто от переполнения чувств лишился сознания. Страшная участь, постигшая не одну Систему Содружества, может, и не миновала, но точно откладывалась на неопределенный срок.

— Бог все же нас не оставил. — Пробормотал себе под нос Ювенарий и обмяк в своем кресле. — Илгус действительно помазанник Божий, а его люди карающие длани Господни.

Тем временем понесший серьезные потери противник пришел, наконец, в себя и перешел в контратаку. Сначала оба грозных корабля псионов подверглись бомбардировке из плазменных мортир с ближайших носителей Жуков. Затем на них сосредоточили огонь линейные корабли, выпустив в сторону окутавшихся защитными полями кораблей псионов с десяток плазменных торпед. Завершающим аккордом выступили истребители. Юркие корабли, словно рой диких пчел, набросились на разрушителей ульев, закрутили вокруг смертоносную карусель, беспрестанно при этом жаля импульсами из энергетического оружия. Вокруг двухкилометровых гигантов тут и там появились частые всполохи защитного поля. С каждым попаданием энергетическая защита медленно, но верно проседала, а круговерть из обезумевших «пчел» даже не думала снижать натиск.

В командном центре Клана снова стало тихо. Его обитатели затаили дыхание, наблюдая за происходящим безумием. Ювенарий при виде бедственного положения союзников не выдержал, покинул кресло командующего и, воздев сжатые кулаки разразился проклятиями в адрес ненавистного врага. Помочь союзникам нет никакой возможности, но и оставаться в стороне Глава Клана не собирался. Закончив эмоциональную тираду, Ювенарий рухнул в кресло и тут же задействовал свою нейросеть.

Отбросив эмоции в сторону, он принялся раздавать команды с четким намерением бросить все силы Клана на защиту «Длани Господней», так про себя Ювенарий окрестил линкоры Илгуса. Пришедшее в себя окружение единогласно поддержало решение лидера, такого порыва единодушия история Клана «Печора» еще не знала.

Однако грозный союзник в помощи не нуждался. В дело вступила часть флота до сего времени незадействованная в боестолкновении. Уменьшенные копии линкоров выполняли функции кораблей прикрытия и поддержки. Только вот на этом сходство с аналогичными кораблями простых людей и заканчивалось. По своей сути корабли псионов имели биологическое происхождение и являлись искусственно созданными живыми организмами, вступившими в симбиотическую связь с одним из «разумных», неизменно входящих в ближний круг Илгуса. Между хозяином и симбионтом возникала неразрывная ментальная связь, позволяющая управлять полу-разумным организмом. Если хозяин погибал, вслед за ним отправлялся и симбионт. В данный момент внутри живых кораблей поддержки и прикрытия приносились в жертву их капитаны, обрекая на смерть своих симбионтов. Один за другим живые корабли погибали, отдавая при этом старшим собратьям высвобождающуюся в момент гибели энергию.

Линейные корабли псионов получив энергетическую подпитку, окутались многослойным защитным полем и снова ринулись в атаку на ненавистного врага. Окончательно убедившись, что союзники в его помощи не нуждаются, Глава Клана скомандовал отбой и постарался вернуть себе способность адекватно оценивать происходящее вокруг. Его попытка пойти ва-банк априори являлась жестом отчаяния и не могла существенно повлиять на исход сражения. В схватке последователей Илгуса и Роя Глава Клана разглядел классическую битву добра и зла. Обе крайности имели приблизительно равные шансы на победу, а на исход их битвы мог повлиять разве что Господь Бог, а никакой-то отчаявшийся Лидер небольшого клана. Придя к такому выводу, Ювенарий окончательно успокоился и отдал себя и своих людей в руки проведения, отчаянно надеясь, что добро победит, и для его Клана наступит новый этап развития и процветания.

Настроение Ювенария передалось и его окружению. В командном центре Клана вновь появилось непринужденное оживление. Уставшие от потрясений люди заставили себя увериться в скорой победе над Жуками и вернулись к привычному формату общения. Снова обозначились враждующие между собой фракции, борющиеся за влияние и место рядом с Главой Клана, а от былого единства в скором времени не осталось и следа. Возникшие перемены в поведении приближенных не остались без внимания Главы Клана.

— Если удастся выжить, разгоню этот никчемный серпентарий к чертовой матери. — Решил для себя Ювенарий, презрительно окинул взглядом соратников, а затем выпал из реальности, задействовав нейросеть. Судя по поступающим данным, наступление Жуков окончательно захлебнулось, благодаря союзникам Рой продолжал нести значительные потери. Кластер искинов настоятельно советовал развивать возникшее преимущество и атаковать нелюдей дальнобойным вооружением. В качестве ударных средств искусственный интеллект рекомендовал использовать торпедоносцы. На фоне такого рода рекомендаций у Главы Клана вновь появилось желание поучаствовать в «разгроме» группировки Роя. После недолгих колебаний Ювенарий все же поддался эмоциональному порыву и бросил в бой все имеющиеся в составе флота Клана торпедоносцы.

Тихоходные, устаревшие на несколько поколений носители торпед среднего и большого класса вышли на заданные позицию и с максимально удаленного расстояния произвели пуски. Торпедоносцы никто не атаковал, истребители Жуков занимались наиболее опасным для них противником. Торпеды беспрепятственно разогнались до рабочих скоростей, разбились на атакующие группы и, сбросив разгонные модули, призрачными тенями заскользили в сторону противника.

Атака прошла более чем результативно. Глядя на последствия нанесенного удара, Ювенарий возблагодарил Бога, что тот свел его с торговцем оружия из Конфедерации Дэлус. Смертоносные изделия четвертого поколения с лихвой оправдали баснословную цену и в очередной раз доказали лидерство Конфедерации в разработке и производстве подобного рода изделий. Любимые игрушки Вождя максимально эффективно распределили между собой цели, затем, благодаря плазменным модулям, обернувших их в плазменный кокон, проникли глубоко внутрь вражеских объектов и благополучно сдетонировали. Астероиды Роя, получившие внутрь гостинцы, развалились на составные части, а все их обитатели отправились за кромку, вызвав у Ювенария сладкое чувство выполненного долга.

Одновременно с приятной негой к Главе Клана пришло знакомое ощущение нарастающей тревоги. Тело начало неметь, сознание туманиться, голову заполнили непонятные видения.

— Как же не вовремя. — Пробормотал себе под нос Глава Клана и ухнул в пучину небытия.

В то же самое время по Системе Сард энергетическим валом катился шторм, попутно сея хаос и разрушения на энергетических планах бытия. Все живое, обладающее хоть каким-то намеком на способности к энергообмену, подверглось воздействию неизвестной аномалии. Коллективный разум Роя на этот раз среагировал на энергетическую атаку намного быстрее. За мгновение до того, как атакующие группировки Роя попали в эпицентр воздействия, особи высшего порядка успели запрограммировать своих низших собратьев на необходимый алгоритм действий. Звенья истребителей Жуков прикрывая друг друга отошли к своим носителям и в автономном режиме барражировали неподалеку от них. Линейные корабли Роя прекратили обстрел и вернулись в места постоянной дислокации. Астероиды Роя организованно поменяли построение, расширив плацдарм и создав отличные условия для маневра.

Флоту псионов пришлось намного хуже. Защитное после, укрывающее линкоры, под воздействием аномалии схлопнулось, накопители энергии в одно мгновение оказались пусты, члены команды «живых кораблей» частично впали в беспамятство, а нашлись и такие, что превратились в слюнявых идиотов или высохшие мумии. Среди этих неудачников оказался и предводитель флота Гасхан. В момент воздействия псион осуществлял общее управление флотом с помощью набора артефактов Древних. Теперь вместо сильного одаренного и талантливого флотоводца в командном центре одного из линкоров в кресле капитана замерло иссохшее тело. Судя по перекрученным суставам, разорванным волокнам мышц и сухожилий, умирал Гасхан в жутких мучениях. Лишившись своего лидера и полностью потеряв боеспособность, остатки флота псионов замерли среди обломков уничтоженных ими же Астероидов Роя. «Живые корабли» потерявшие своих хозяев постепенно умирали, обрекая немногих выживших на мучительную смерть в пустоте космоса.

Выход из небытия на этот раз прошел мгновенно. Ювенария выгнуло дугой, сознание вернулось рывком, глубокий вдох наполнил легкие. Кроме терпимой ломоты в суставах и покалывания в мышцах, Глава Клана никаких неудобств не испытывал. Окинув взглядом командный центр, Ювенарий ненадолго остановил взгляд на небольшой группе все еще подергивающихся в агонии тел соратников. Большинство из них погибли, а те, кто выжил, судя по безумным взглядам и капающей из ртов пены, вероятнее всего потеряли рассудок.

— Ну вот, даже руки пачкать об этих идиотов не придется. — Глава Клана брезгливо скривил губы и запросил у кластера искинов данные о потерях. — Придется кардинальным образом пересмотреть структуру управления Кланом и вопросы обороны Системы.

Озадачив кластер искинов сбором информации, Ювенарий прочитал здравницу, выпил чашку кааса и вернулся в свое рабочее кресло. Через пару минут тактические голо-экраны вновь запестрели телеметрией, а нейросеть синхронизировалась с командным каналом связи. Положение сил самообороны Клана претерпело ряд изменений и, к сожалению, не в лучшую сторону. Члены Клана, наделенные хоть и слабыми, но все же способностями к энергообмену оказались особенно чувствительны к удару аномалии. В результате воздействия задействованные в боевом охранении пилоты в самый неподходящий момент потеряли сознание, что привело к целой серии несчастных случаев. Не обошлось без трагических потерь среди технического персонала и гражданского персонала боевых станций и пустотных платформ. Однако несмотря на такого рода потери, Силы Самообороны Клана все же сохранили боеспособность и имели все возможности для дальнейшей обороны околопланетного пространства.

Нейросеть Ювенария продолжала получать тактические данные от кластера искинов, дав ему возможность в целом оценить обстановку на театре боевых действий. Результаты Главу Клана, мягко говоря, не порадовали. Грозный союзник пребывал в беспомощном состоянии, его обездвиженные корабли находились в зоне досягаемости истребителей Жуков и плазменных мортир Астероидов Роя. Поступающая телеметрия говорила об увеличении активности в ордере атакующей группы Роя. Жуки начинали приходить в себя и не собирались упускать прекрасную возможность поквитаться с остатками флота последователей Илгуса за понесенные потери. Спасти «живые корабли» не было никакой возможности, а вот попытка эвакуировать выживших союзников все еще имела шансы на успех.

— Организуй спасательную команду на уцелевшие корабли союзников. — Обратился Глава Клана к управляющему искину командного центра. — По возможности в бой не вступать. Приоритет — спасение союзников.

Не успела пара быстроходных крейсеров покинуть доки орбитальной крепости, как тактический искин сообщил в командный центр о массированном использовании в ордере Роя энергетического оружия большого калибра.

— Не успели. — На выдохе произнес Ювенарий и откинулся на спинку кресла.

— Возвращай крейсера на станцию.

Искин выполнил приказ Главы Клана и продолжил в реальном времени транслировать на голо-экраны телеметрию с места боя. С десяток Астероидов Роя заняли позицию для атаки на беспомощные корабли союзников Клана. Охваченный бессильной злобой Ювеналий помрачнел, сжал кулаки и разразился проклятиями, когда первый залп плазменных мортир нелюдей достиг цели. «Живые корабли», лишенные бронирования и энергетической защиты, ярко вспыхнули, поглощенные плазменным смерчем. Глава Клана перекрестился и забормотал молитву об упокоении рабов Божьих, принявших мучительную смерть в бою. Нелюдям понадобилось менее часа для полного уничтожения остатков флота псионов. Плазменные мортиры Астероидов Роя «замолчали» лишь тогда, когда последний малый корабль поддержки флота одаренных исчез в вихре плазменного торнадо.

Беспощадное уничтожение союзного флота оказало неизгладимое впечатление на Главу Клана введя его в оторопь. На глазах Ювенария погибли не просто союзники, Жуки безжалостно уничтожили созданий близких к Богу. Эта потеря всколыхнула в душе глубоко верующего человека волну праведного гнева, вызвав ассоциации с Великой жертвой Иисуса Христа, отдавшего свою жизнь во искупление людских грехов. Глава Клана активировал нейросеть и синхронизировал ее с модулем связи командного центра. Все члены Клана «Печора», имеющие доступ к каналу связи, получили возможность слышать и видеть своего предводителя.

— Последователи Великого Учителя погибли, искупая грехи Клана «Печора». — Голос Ювенария звучал возвышенно и с чувством безграничной благодарности. — Я объявляю священную войну с порождениями Ада.

Глава Клана выбрался из кресла и принял воинственную позу. Сделав многозначительную паузу, он продолжил:

— Посланники Антихриста хотят не только нас сожрать, но еще и посягаю на самое святое что у нас есть, нашу Веру. Братья и сестры, я призываю вас встать на защиту самой сути нашего существования. Если понадобится пожертвовать собой во славу нашего Бога, сделайте это без раздумий и сомнений.

Глаза Главы Клана горели фанатичным огнем. С этого момента Ювенарий вел не просто войну за выживание, теперь это война носила религиозный характер. Призвав свою паству к самопожертвованию, он и сам готов был сложить голову за священные идеалы. Закончив пламенную речь, Ювенарий благословил воинов на «крестовый поход» и закрыл канал связи.

Следующим его шагом стал военный совет с командирами подразделений сил самообороны. Вдохновленные речью Лидера пилоты рвались в бой, готовые отдать жизни за правое дело. Астероиды Роя сохранили боеспособность, что нельзя сказать о москитном флоте агрессора. Истребители нелюдей барражировали вблизи носителей, не имея возможности сбиваться в большие атакующие группы. Созданный Главой Клана Военный Совет решил воспользоваться данной ситуацией и предпринять массированную атаку на ослабленного противника.

Сначала в бой вступили торпедоносцы. Выпустив по врагу последний запас торпедного вооружения, малые корабли вернулись на боевую станцию, уступив место штурмовикам и легким истребителям. Первые должны уничтожать плазменные мортиры, а вторые осуществлять их прикрытие, выбивая при этом москитный флот противника. Результаты боя первой волны атакующих подтвердили правильность выбранной тактики. Истребители людей с безопасного расстояния атаковали ракетами средней дальности ограниченные в боевых возможностях малые корабли Жуков, а затем втягивали их в собачью свалку, давая возможность штурмовикам делать свое дело. Астероиды Роя, не имеющие в арсенале систем ПКО, один за другим безнаказанно лишались мощного вооружения.

Такое положение провоцировало Высших особей Роя на необдуманные действия. Время от времени желая хоть как-то противостоять штурмовке носителей, Жуки-кукловоды бросали в отчаянную контратаку автономные группы истребителей. Однако такие отчаянные шаги почти всегда заканчивались полным разгромом контратакующих. Лишившись ментальной связи со своими командирами, Жуки-пилоты резко глупели и становились легкой добычей истребителей людей.

В течении пяти часов пилоты Клана «Печора» успешно штурмовали ордер атакующей группы Роя. Без потерь не обошлось, четверть москитного флота людей превратилась в оплавленные куски металла, навсегда застывших в пустоте космоса. Жуки лишились половины тяжелого вооружения и шестидесяти процентов москитного флота. Такие потери заставили Рой окончательно прекратить атакующие действия и занять глухую оборону. Однако с каждым часом последствия удара аномалии сходили на нет, давая возможность нелюдям эффективно огрызаться. Как только потери стали превышать допустимые значения, Военный Совет во главе с Ювенарием приказал прекратить атаки и сосредоточить силы самообороны Клана на защите околопланетного пространства. В противостоянии наступило шаткое равновесие, но чаша весов еще не склонилась в сторону защитников Системы. Рой по-прежнему обладал серьезным атакующим потенциалом и с этим обстоятельством Главе Клана приходилось считаться.

Система Сард.

Средний рейдер с идентификатором «Румиз».

Последние четыре часа рейдер двигался в сторону Астероидном пояса. Группировка Роя, атакующая Объединенным флот Содружества, вошла в боевое соприкосновение с защитниками пустотной гражданской инфраструктуры и приступила к планомерному уничтожению очагов сопротивления. Учтя боевой опыт первой атакующей группы, Жуки не стали использовать москитный флот, а принялись в упор расстреливать пустотные объекты людей из плазменных орудий сверхбольшого калибра. Обычно это оружие Жуки применяли для ударов с орбиты по поверхности планет, но, в связи со сложившимися обстоятельствами, нелюдям пришлось на ходу менять тактические схемы.

Добровольцы и наемники, защищающие корпоративное имущество, стянутое в Астероидный пояс, тяжелого вооружения не имели. С десяток старых линкоров арварской постройки третьего, а то и второго поколения можно всерьез не учитывать. Снаряды большого калибра повышенного могущества, выпущенные их орудиями, только лишь сносили на поверхности Астероидов Роя замысловатые конструкции неизвестного назначения. При особенно удачном попадании удавалось отколоть небольшие куски, но нанести по-настоящему серьезный урон каменным гигантам снаряды были неспособны.

— Может, всё же стоит дождаться, когда Жуки пройдут насквозь Астероидный пояс и только после этого выдвигаться на «Базу». — Неуверенным голосом предложил Василий. — Зачем зря рисковать и лезть в самое пекло?

Предложение товарища заставило Ероса задуматься. С точки зрения здравого смысла Василий абсолютно прав. Рисковать в данной ситуации, как минимум, недальновидно, если ни сказать преступно. Несмотря на столь весомый аргумент, капитан «Румиза» испытывал необъяснимое чувство абсолютной уверенности в своих действиях, толкающее его на столь авантюрные поступки. Желание пойти наперекор этим поступкам тут же отзывалось приступами необоснованной злости и раздражения.

— Я знаю, что делаю. — Лаконично заметил капитан «Румиза». — Если ты с чем-то не согласен, можешь прямо сейчас покинуть корабль, я тебе в этом мешать не стану.

Василий отрицательно мотнул головой, вжал её в плечи и с опаской посмотрел на своего товарища. У него до сих пор перед глазами стояла картина скорой расправы над Халом. Себе такой участи Василий не хотел категорически, да и шансы выжить в одиночку в сложившейся ситуации стремились к нулю. Прочитав испуг и безысходность на лице друга, Ерос решил хоть как-то обосновать свои действия. Сводить взаимоотношения с командой к диктатуре и самодурству ему совершенно не хотелось.

— Грядет что-то очень значимое, как для нас всех, так и для Системы «Сард» в целом.

Капитан «Румиза» сделал многозначительную паузу, давая возможность собеседнику проникнуться серьезностью момента. Василий еще больше напрягся, но в его взгляде уже не было паники и животного страха. Как оказалось, его друг и работодатель не сошел с ума, а руководствуется конкретными данными, оказавшими влияние на принятые им решения. Тот факт, что Ерос не ставил его в известность о причине своих странных решений, Василия совершенно не обеспокоил. Главное, что эти причины существовали и носили адекватный характер.

— В Системе происходят энергетические возмущения неизвестной природы. — Увидев непонимание на лице Василия, Ерос шумно выдохнул и продолжил:

— Ты практически лишен «дара», но все равно должен чувствовать негативные воздействие на свой организм.

— То-то меня последние двое суток не отпускает чувство беспричинной тревоги. — Василий заметно расслабился и уже без опаски уточнил:

— А ситуация с Халом тоже вызвана этим самым воздействием?

Ерос сделал вид, что не услышал вопроса, но всем своим видом постарался дать понять, что тот мыслит в правильном направлении. Сам того не желая, капитан «Румиза» натолкнул Василия на простое объяснение странностей происходящих на корабле в последнее время. Тот в свою очередь принял это самое объяснение без малейших сомнений. Ему оказалось проще свалить всё на неизвестную аномалию, чем принять тот факт, что Ерос, его друг и старший деловой партнер, чудовище, способное в любой момент забрать у человека душу, а то и жизнь.

Капитан «Румиза», довольный сложившейся ситуацией, хотел было еще больше ободрить Василия, но не успел. Его сознание мгновенно перешло в состояние, которое псионы называли созерцательным. Окружающий Мир преобразился, со всех сторон его пронизывали энергетические линии, а все живое, находящееся в зоне видимости, представало перед созерцающим в виде разноцветных сгустков энергии. Органы чувств Ероса обострились, а в груди появилось щемящее ощущение тоски и обреченности. Он медленно выдохнул и попытался выйти в реальный мир из этого странного и некомфортного места. Предпринятые усилия ни к чему не привели. На горизонте зоне видимости начала вырастать энергетическая волна.

Однако все усилия оказались напрасными. Перед глазами ошарашенного капитана «Румиза» словно в замедленной съемке стала вырастать гигантская энергетическая волна с явным намерением поглотить его без остатка. Ероса охватил ужас, он попытался закричать и сделал очередную попытку сбежать от неминуемой гибели в нормальный мир. Попытка оказалась тщетной, призрачная волна достигла своего апогея, прошла через свою жертву и покатилась дальше по Системе, унося в себе энергетический слепок новоявленного «Похитителя душ». В тот же миг сознание Ероса померкло, а тело, практически лишенное жизненной энергии, замерло в капитанском кресле в неестественной позе. Тем временем энергетическое цунами продолжало свой путь через Систему «Сард», собирая богатый урожай со всего живого, наделенного даром. Как только количество собранной энергии достигло пикового значения цунами, переродилось в мощнейший Зов пробивший пространство и ушедший неизвестному адресату.

Глава 23

Система Сард.

Командный центр флагмана Объединенного флота Содружества с идентификатором «Гаррзам»

— Какого хрена происходит? — Адмирал Сарел ошарашенно смотрел на горстку праха, который совсем недавно был артефактом Древних. Погибший артефакт являлся неиссякаемым источником энергии и стоил баснословное количество кредитов. Благодаря этому источнику флагман имел возможность продолжительное время поддерживать защитное поле, давая возможность модулям накачки работать на накопители, питающие вооружение гигантского корабля. Судя по данным управляющего искина, одновременно с гибелью артефакта загадочным образом из накопителей исчезла вся энергия, лишив флагман не только защиты, но и способности вести огонь по противнику.

На этом чудеса не закончились. На модуль связи командного центра обрушился шквал докладов с других кораблей Объединенного флота о похожих проблемах. Помимо всего прочего на кораблях имела место серия необъяснимых смертей. Люди в мгновение ока превращались в иссохшие мумии. Выяснить причину их смерти пока не удалось, загадкой оставалась и ее избирательность.

— Модули накачки исправны. — Доклад старшего инженерной группы флагмана вывел Адмирала из оцепенения. — Судя по поступающей телеметрии, накопители заполняются энергией в штатном режиме. Предварительная диагностика основных систем корабля сбоев и неисправностей не выявила.

— Жуки применили по нам неизвестное оружие? — Вслух предположил Сарел и попытался развернуть тактический голо-экран. Голо-проектор отказался запускаться в полнофункциональном режиме, сообщив о нехватке энергии. Адмирал чертыхнулся и перевел устройство в экономичный режим. Экран развернулся в урезанном формате и отразил данные с тактического искина.

— У Жуков тоже возникли проблемы. — Вступил в разговор старший аналитической группы и перебросил на тактический голо-экран свежие аналитические данные.

Адмирал быстро просмотрел информацию, согласно кивнул и обратился к управляющему искину флагмана:

— Будем действовать на опережение. Сформируй три группы истребителей, в их состав не забудь включить малые корабли союзников. Главная задача — связать боем москитный флот противника и выиграть для нас время. Только так мы сможем восстановить боеспособность флота и избежать больших потерь. Астероиды Роя не атаковать, сосредоточиться на истребителях противника и его линейных кораблях.

Адмирал хотел еще что-то добавить, но его на полуслове перебил искин, доложив о запросе связи с Хакданского линкора. Сарел поморщился и нехотя распорядился открыть канал связи.

— Считаю не целесообразным распылять силы и атаковать Жуков в Астероидном поясе. — С ходу заявил Адмирал. — По разведданным наемники и добровольцы справляются и без нас.

Сарел не удивился такому заявлению. Его распоряжения в реальном времени транслировались в командную сеть и предполагалось их немедленное исполнение.

— Мне плевать, кто и с чем справляется. — Заявил Командующий Объединенным флотом слегка повысив голос. — Боеспособность флота на данный момент составляет двадцать процентов. Я чертов голо-проектор еле запустил, что уж говорить о системах вооружения. По прогнозу кластера искинов аналитической группы, в случае массированной атаки истребителей противника нас в течение получаса лишат двигателей и выбьют модули ПКО. Надо объяснять, что будет со всеми нами, когда вплотную подойдут Астероиды Роя и начнут отправлять к нам в гости абордажные команды?

— Жуки попали под воздействие неизвестной аномалии и не могут действовать на значительном удалении от своих носителей. — С надменным видом заявил хакданский военный и отправил собеседнику объемный инфопакет с данными. — У меня в команде есть «Слышащие», они сообщили о второй по счету аномальной волне, прокатившейся по Системе.

— Так и знал, что Илгус и его банда появились в Системе «Сард» не случайно. — Заявил Сарел после изучения полученных от союзника данных. — Там, где появляется этот бессмертный фанатик и пытается под видом благих намерений оказывать помощь, как правило, начинают происходить странные события, связанные с Древними. При этом он всегда знает о них больше, чем все остальные. В нашем случае эти самые знания скорее всего выйдут ему боком. Если псионы научились лишать энергии целый флот и убивать членов команды на расстоянии, войны с Содружеством им точно не избежать.

— Илгус и его банда здесь точно не причем. — Возразил Сарелу хакданец. — Вторая волна аномалии возникла уже после гибели кораблей из флотилии Пророка.

Дальнейшую полемику на злободневную тему прервал управляющий искин флагмана:

— Зафиксировано сильное возмущение межпространственной метрики. Сенсорные модули регистрируют процесс образование червоточины значительного размера.

Хакданец нахмурился, а Сарел еле слышно пробормотал:

— Если это очередная группа Астероидов Роя, то нам точно конец.

— Фиксирую появление в Системе корабля супер-большого класса. — Снова подал голос управляющий искин. — Какие будут указания?

Адмиралы переглянулись, на их лицах возникло искреннее недоумение. Оба точно знали, что применение кораблей супер-большого класса в Системе «Сард» было признано нецелесообразным. Все они базировались в Центральных Мирах Содружества и их неожиданное появление можно исключить по определению. По крайней мере о планах их применения сообщили бы заранее.

— Определи тип корабля и его принадлежность. — Приказал Сарел управляющему искину флагмана. — Выведи полученные данные на голо-экран.

Искин выполнил порученную задачу и оба Адмирала уставились на появившееся объемное изображение неопознанного корабля, очень напоминающего Арварский гриб, уложенный на бок.

Первым нарушил молчание Адмирал Республики Хакдан.

— Это же ударный линкор империи «Амарр». — В голосе хакданского военного слышалось благоговение и плохо скрываемый восторг. — Последний раз что-то подобное видели 700 лет назад. Да и то сам факт встречи с представителями «Ушедших» не имеет никаких документальных подтверждений. Вся информация получена исключительно со слов немногочисленных очевидцев. Не думал, что стану свидетелем такого грандиозного события.

«Ушедшими» в Мирах Содружества называли высокоразвитые цивилизации, по неизвестным причинам оставившие свои Миры. Империя «Амарр» относилась к таким цивилизациям, она имела очень высокий индекс развития и отличалась чрезмерной воинственностью. Легенды и сказания о грандиозных битвах Закатной империи и ее славных воинах имели особую популярность среди военных. Имели место культы отдельных флотоводцев той эпохи, многие известные военные состояли в такого рода сектах, а ряд ученых вели научные исследования по этой тематике.

Адмирал Сарел ничего не ответил на шокирующее заявление коллеги. Он глазам своим не верил, неподалеку от Богом забытой заштатной планетки со странным названием «Печора», отрабатывал маневр торможения пятикилометровый корабль много веков назад ушедшей в небытие высокоразвитой цивилизации. У Главнокомандующего создалось ощущение, что он находиться не в реальном мире, а смотрит голо-фильм с эффектом присутствия в синематографическом заведении Федерации. Детские легенды оживали буквально на глазах, вызывая щенячий восторг и благоговение. Однако в скором времени инстинкты профессионального военного вернули все на свои места, на смену восхищению пришло осознание реальной опасности. Никто не знал, что привело могущественных гостей в Систему «Сард», и какие последствия от этого визита будут в дальнейшем. Главнокомандующий в полной мере отдавал себе отчет в бесполезности противостояния с создателями технологий, осколками которых пользуется современное человечество. Оставалось только ждать дальнейшего развития событий и всеми силами попытаться свести к минимуму прямое столкновение с представителями древней цивилизации «Аммар».

— Фиксирую облучение корабля не идентифицированными сенсорными системами. — Доложил управляющий искин флагмана, заставив Сарела выйти из задумчивости и вернуться к прямым обязанностям. — Какие будут распоряжения?

— Активного противодействия не оказывать, проявлять миролюбие. Наблюдение вести только пассивными средствами разведки. — Приказал Адмирал и сосредоточил все свое внимание на тактическом голо-экране. — Немедленно отправь по закрытым каналам связи данные телеметрии по нашему гостю военному представителю Федерации Нивэй входящего в состав Объединенного командования Содружества.

Раздав необходимые распоряжения Главнокомандующий устало опустился в кресло и постарался привести в порядок свои мысли. Ситуация требовала максимальной концентрации и принятия правильных решений от которых зависела не только его судьба, но и судьба всего Содружества.


Конец первой книги. Продолжение следует…

Книга написана под редакцией моего друга и коллеги по цеху Алексея Лаврова.

Спасибо тебе дружище за труды.


home | my bookshelf | | Судьба Еросы из «Клана Печора» |     цвет текста