Book: Знак И-на



Знак И-на

Татьяна Веденская, Альберт Стоун

Знак И-на

Моему любимому мужу Игорю. Без тебя этой книги никогда бы не было.


Представленное произведение является плодом воображения авторов. Все имена, события, места и обстоятельства вымышленные. Все совпадения случайны и ненамеренны.

Acknowledgments

Авторы выражают самую искреннюю благодарность всем тем, кто помогал и поддерживал их при создании этой книги, а именно:


Екатерине Шуршаловой за то, с какой легкостью ты заставила меня пересмотреть всю мою жизнь. To Trevor Toler for all the ideas we created together, especially the tin can trick. To Margarita Toler for all the crazy things we’ve done together, and for being my daughter. Анастасии Саенко за титаническое терпение и понимание, проявленные в период написания этой книги. Я всегда знаю, что могу на тебя рассчитывать. Дмитрию и Татьяне Макаровым за то, как неожиданно сплелись наши пути, и за ответ, который они дали на мучивший меня вопрос. To Trey Toler for always being there for us, and for our conversations and brainstorming. I hope you enjoyed it just like I did. To Michael Caton whose interview was very inspirational. To Toler Albright for the talks that always make me think of what’s really important. Павлу и Ольге Киселевым за бесценную информацию о том, как выглядит мир охотника изнутри. Моему бессменному литературному агенту Натану Заблоцкису за его здравый смысл и поддержку в момент, когда я затеяла «это безумие». Издательству ЭКСМО в целом и отдельно Екатерине Панченко за ценный совет, данный в очень нужную минуту, Екатерине Неволиной за терпение и понимание, с которыми она выносит меня. To Dr. Lennox E. Superville for becoming my friend in the moment I really needed a friend. To Justin Goodson for always giving me some new fascinating Real Life stories. We love you to death, buddy, lol. To James Higgins for all the small yet interesting things you told me about being a police officer. To Joseph Edwards for answering my questions and sharing my passion for badminton. Антону Саенко за криптовалюту и за умение читать. Компании «Айс Студия-Продакшн» за создание промо-ролика «История Альберта» и отдельно руководителю студии Анастасии Михайловой — ты всегда умудряешься достигать недостижимого и делать то, что невозможно. Режиссеру Гайдару Батырханову за его взгляд на историю И-НА. Виталию Лаптеву за исполнение роли Черного Воина, Юрию Бессонову за исполнение роли Альберта Стоуна. Сергею Михайлову за нескончаемый фонтан идей, особенно за «трейлер и закадровый голос». Инне Поцелуевой за информацию о хостелах.


Также авторы выражают благодарность всем тем, кто участвовал в мозговых штурмах, всем первым читателям И-НА и ее невольным редакторам и просто всем тем, кто был рядом:

Виктории Шуршаловой, Евгении Пчелкиной, Валерии Гусевой, Елене Ивановне Саенко, Анатолию Ивановичу Саенко, Евгению Владимировичу Демченко-Старшему (за выбор между человеком и лосем), Алдоне Кутрайте, Диляре Зайнеевой, Никите Киселеву и многим другим.


Отдельно — благодарность нашим друзьям из социальных сетей. Ваши письма и посты тоже порой становились источником вдохновения.


Отдельно выражаем благодарность Искусственному Интеллекту и Алгоритмам, позволяющим включить в работу над книгой Всемирный Разум.

Дохристианская письменность славян (докириллическая письменность) — письменность (возможно, руническая), существовавшая, по мнению отдельных исследователей, у древних славян до начала их христианизации и до создания глаголицы и кириллицы Кириллом и Мефодием.

WIKIPEDIA

Чудесное можно найти во всем, даже в темноте и тишине.

Хелен Келлен

Знак И-на

1

30 декабря

Деревня Благинино,

Тверская область

Местные жители потом говорили, что дом с самого начала был проклят, еще с постройки. А то, что его удалось потушить и он не сгорел дотла, так то даже хуже, куда страшнее пепелища. Кто-то даже добавлял себе под нос, что нужно пойти, облить все бензином и спалить до конца, к чертовой матери.

Очистительный огонь. Чтобы ничего не осталось, чтобы зло не просочилось, не впиталось в их чистую русскую землю, не перебросилось на других людей. Не от ненависти, говорили, а от страха. Даже и сам Иван Третьяков, хоть и всякое повидал за десять лет в полиции — работа такая, никуда не денешься, вся грязь земная проходит через их решето, — но и он выбежал на улицу, согнулся пополам и рвано дышал, пытаясь справиться с приступом тошноты. А потом не мог вспоминать без содрогания то, что увидел в ту ночь на пожаре.

Сгоревший дом стоял на краю деревни Благинино, последним в ряду бревенчатых изб и почти у кромки небольшого пролеска. Полная изоляция, ради которой многие москвичи покупали дома в этих местах, и Андрей Петрович Морозов не был исключением. Именно за эту тишину в свое время Морозов выбрал и так полюбил свой дом в Благинине. Говорил Ивану, что порой за три дня ни одной машины мимо его дома не проедет. В ту ночь одна машина все-таки проехала — собственный черный кроссовер Морозова, «BMW» с красивым номером из трех семерок стоял во дворе сгоревшего дома. Дорогой автомобиль смотрелся на фоне старых бревенчатых построек нелепо, как космический корабль на парковке «Ашана». На капоте черной машины лежали снег и пепел.

Около машины Ивана Третьякова и скрутило. Согнулся пополам, обхватил самого себя руками, словно испугался, что может развалиться на части, на атомы. Черно-белый мир наваливался на него, давил на виски. Бескрайний снег, лысые березы, гарь и пепел. Все проявлялось ярче и отчетливее, как фотография на старой фотографической бумаге. Воздух был обжигающе холодным, а бездонное небо переливалось и сияло мириадами звезд. Холодно и ясно. Глаза привыкли к темноте, и почерневшие стены морозовского сруба виднелись отчетливо. И крыша, провалившаяся внутрь по центру дома. Образовавшаяся дыра — как будто космическое чудовище выгрызло середину крыши огромными зубами. Внутри — выгоревшая вагонка, черные, в копоти, стены и мебель, залитая водой. О том, что было там, внутри, посредине комнаты с печью, Иван не хотел, но не мог не думать.

Там, в глубине комнаты, спокойно и величественно сидел, как на троне, обуглившийся мертвец. Поверить в то, что этот мертвец и есть Андрей Петрович Морозов, человек, с которым Иван надеялся отпраздновать Новый год, было невозможно. Его обугленные руки ровненько лежали на подлокотниках массивного кресла. Туловище сгорело тоже, но хуже всего дело было с головой, а точнее, с тем, что от нее осталось. Черный череп вместо лица. Пустой взгляд выгоревших глазниц. По телу Ивана Третьякова пробежали дрожь и какой-то первобытный, животный ужас, словно это на него посмотрела сама смерть. Внутри дома невыносимо пахло расплавленным пластиком, гарью и гнилью, все кругом было засыпано трухой и пеплом, но эта безмолвная черная фигура с ненормально прямой спиной и острыми коленями была страшнее всего. Поэтому и выскочил Иван на улицу. Не готов оказался, если к такому вообще можно оказаться готовым.

— Эй, ты в порядке? — как через вату, при контузии, услышал Иван чей-то голос за спиной. — Ты откуда взялся? Вот черт, ты зачем туда полез, горемыка? Может быть, врач нужен?

— Я в порядке, — пробормотал Иван и посмотрел в сторону голоса.

Над Иваном навис пожарный, молодой паренек с перепачканным сажей лицом. Он стоял у одной из двух машин пожарного наряда и смотрел с сочувствием.

— То, что ты в порядке, прямо бросается в глаза. Ты зачем в дом полез? Больше всех надо?

— Да, — пробормотал Иван зло, с вызовом. Другие пожарные посмотрели на Ивана с неодобрением, но ему было совершенно наплевать. — Да, мне надо больше всех.

— Ты местный, что ли?

Машину Иван бросил за калиткой, со двора не видно. Местный? В принципе, почему нет? Иван родился и вырос в Твери, в этой же области. Не в деревне, конечно, но за годы работы в уголовном розыске москвичом себя он так и не ощутил. Да и никем он себя не ощущал, разве что опером, ищейкой. Иван выпрямился и помотал головой.

— Нет, не местный.

— Из Москвы приехал? К нему? — уточнил пожарный.

— Черт, этот запах… — не стал отвечать Иван. — Что тут случилось?

— А так непонятно? — сухо хмыкнул другой пожарный. — Бытовое возгорание.

— Это я понимаю. — Иван раздраженно пнул мыском ботинка грязный ком снега. — А причина?

— Да обычная причина, — влез второй пожарный. — Хозяин уснул с сигаретой.

— Значит, вы уверены, что это — там, в кресле — хозяин дома? И он сам поджег свой дом своей сигаретой? Это факты или ваши предположения?

Из-за сбившихся кучкой пожарных вышел один постарше, жилистый, худощавый от природы — из тех людей, что никогда не задумываются над тем, что едят, и ни разу в жизни не были в спортзале за ненадобностью. Посмотрел на Ивана недоброжелательно.

— Информация о причинах пожара разглашению не подлежит. К тому же причины еще будут определены. Попрошу вас покинуть периметр, уважаемый, и не мешать работе.

— Вашей работе? — холодно переспросил Иван. — Я почему спрашиваю: вроде как если на адресе имеется труп, то это уже не ваше дело, а полиции.

— А вы, собственно, сам кто будете? — Жилистый шагнул вперед, встал вплотную к Ивану, планируя оттеснить его к улице.

— Просто прохожий. — Иван сплюнул, но отходить не стал. Так они и стояли, смотрели друг на друга. Иван сдался первым. — Я просто хочу понять, как именно было установлено, что человек, сидящий в кресле, — именно хозяин этого дома. Я хозяина знал, но вот опознать бы не смог — так он обгорел. Как по мне, нет никаких способов провести визуальную идентификацию.

— Да кто ж еще мог уснуть в кресле перед печкой тридцатого декабря в доме почти в двухстах километрах от Москвы? Машина его? — спросил жилистый примирительно. Иван отвернулся и недовольно кивнул. — Вот, машина его. Выпивал он по жизни? Да ладно, чего там. Около кресла бутылка валяется из-под вискаря. Сам видишь, прохожий, картина вырисовывается типичная. Иди, посиди в машине. Мы полицию вызвали, они тебе лучше нас ответят. Только вот когда они приедут, черт знает. Тебя хоть звать как, прохожий?

— Иван.

— А я — Алексей. — Пожарный подал Ивану руку, показал, что, мол, не враги. На одной стороне баррикады. Одно дело делаем. Он молча присматривался к Ивану, а потом перевел взгляд на дом. — Друг твой? Соболезную.

— Спасибо, — хрипло ответил Иван. Только тут до него начала по-настоящему доходить мысль, что страшный царственный мертвец в кресле — это он, Петрович, его бывший шеф, и что они не отпразднуют вместе Новый год. Больше никогда.

— Ты не представляешь, сколько у нас таких случаев, когда вот так же засыпают, выпивши, и сгорают.

— Представляю, — бросил Иван и получил удивленный взгляд пожарного. Ах, да, он же не знает, сколько раз Ивану приходилось выезжать на «головешки». Так что да, Иван знал, как много алкашей засыпает в своих креслах, на своих кроватях с горящими сигаретами, с валяющимися на полу бутылками с недопитым алкоголем, как часто пожар перекидывается на квартиры ни в чем не повинных соседей.

— Ну-ну, — кивнул пожарный, решив не развивать тему. — Хозяин-то чего, бизнесменом был?

— Почему бизнесменом? — удивился Третьяков.

— Непростой хозяин, говорю тебе, — продолжил тот, неожиданно перейдя на «ты». — Машина дорогая, и в доме тоже всего полно.

— А вы все осмотрели уже? — бросил Иван, и Алексей сжал губы, отвернулся. «Черт, — подумал Иван, — обидел человека». — Я не к тому, Леш. Прав ты, Петрович был непростым человеком. В смысле — все у него было. И вообще он был — мировой мужик, знаешь, правильный. Старая школа, что ли. Просто в голову не лезет, как же так? Не повезло, черт. Прямо под Новый год.

Пожарный чуть оттаял.

— А ты к нему приехал или сам тут домик имеешь?

— В гости приехал, на Новый год, — ответил Иван.

Пожарный помолчал, а потом пробормотал, словно нехотя:

— Тут места вообще пользуются спросом, много тут этого непростого народу на дорогих внедорожниках. В основном охотники.

— Почему именно охотники?

— У нас отсюда деревнями до Завидова — меньше часа, так что и народ соответствующий. Те, кто к охоте равнодушен, ближе к Москве едут, там комфорту больше, супермаркетов. А тут, как говорится, и далеко, и дорого. А твой друг точно был охотником, причем заядлым.

— Как определил? — спросил Иван.

Алексей фыркнул и посмотрел на дом.

— Ты его сейф видел? У меня, наверное, дом стоит меньше, чем его сейф. Там жить можно, он в высоту почти в человеческий рост, а внутри — Клондайк. «Бинелли, пятизарядка», и браунинг нарезной, и вертикалка «Иж».

— Да ты, смотрю, специалист, — хмыкнул Иван.

— У меня такая же вертикалка, так я на нее полгода у жены деньги выпрашивал. Не оружие, а мечта, перекроет любого крупного копытного зверя и бог еще знает чего. Я из вертикалки однажды лося завалил. Это тебе не хухры-мухры.

— Алексей, я вот чего хотел спросить, — прервал его Иван. — Не дает мне это покоя, уж поймите. Он ведь должен был хотя бы попытаться спастись, разве нет? Он в этом кресле застыл, словно даже не заметил огня. Спал, да? Я понимаю, может, он был выпивши, это у него бывает. Он вообще может перебрать, но ведь должны же инстинкты включиться. Когда вокруг такой ад кромешный, ты же проснешься, да? А он даже руки не поднял, так и остался сидеть. И ведь непохоже, что он спит, так прямо сидит и словно смотрит перед собой. Неправильно, тебе не кажется?

— Неправильно — это да, но я бы не сказал, что необычно, — пожал плечами Алексей и вывернул голову, высматривая что-то на дороге. — В таких историях никогда ничего правильного не случается, но насчет сопротивления… Понимаете, люди в таких обстоятельствах ведь погибают не столько от огня, сколько от дыма. Сколько раз я видел такое: черные головешки с черепами лежат, а руки под головами сложены так уютненько — спят вечным сном, так и не проснувшись. Угорают, понимаете? Те, кто оказался пойманным в огне в сознании, — те, конечно, ползут к выходу, или в шкаф прячутся, или в окно прыгают. Ну, а руками, конечно, пытаются лицо закрывать, скукоживаются. Но если во сне, то вот именно так… жутковато.

— Значит, умер во сне. Во сне — это хорошо, — кивнул Иван, найдя хоть небольшое, но успокоение в этом факте. — Хоть так.

Иван замолчал, разглядывая обгоревший остов под огромным звездным небом. Поежился — холод был за минус двадцать, это точно. Холод и снег, чистота и пустота. С Новым годом, Третьяков. Вообще-то он собирался справлять дома с женой и детьми, как и положено, потому что Новый год — семейный праздник. Но это для тех, у кого есть семья, а у него теперь — не пойми что.


Еще вчера Иван с нетерпением ждал праздника, готовил подарки сыновьям, а приглашение Морозова приехать в Благинино принял из вежливости, с оговоркой, что постарается, конечно, но вряд ли. Жена же, то-сё. Да Морозов на него и не рассчитывал. Сказал, приезжай, когда захочешь, но имей в виду, сезон заканчивается. Иван фальшиво вздохнул. К охоте он относился более чем спокойно. Охоты ему и на работе хватало. И лосей, и оленей. Однако планы у Третьякова поменялись. Примерно четыре часа назад он вылетел из своей квартиры на улицу, не имея ни малейшего представления о том, что делать, что думать и как жить дальше. Новый год его волновал меньше всего. Он запрыгнул в свой кредитный «Форд», а куда ехать — не знал. Так и сидел, и кричал, и стучал кулаком по рулевой панели, и матерился так, что проходившие мимо случайные прохожие озирались.

Чуть успокоившись, Иван достал телефон и набрал номер Морозова — просто потому, что захотелось убраться подальше из этого мерзкого, грязного города. К тишине и пустоте. Замерзнуть, к лешему, в снегу, в лесу — и все. Напиться до чертей. Напиться — это точно к Морозову. Поэтому и позвонил. Морозов ответил после шестого гудка, он был нетрезв и весел. Сказал, что сам только пару часов назад приехал, что ребята все приедут только завтра, что он один и будет только счастлив, если Ванька приедет. Попросил привезти грибов каких-нибудь соленых на закусь — купить в «Азбуке» по дороге, на Новой Риге. Морозов денег никогда не считал, отсюда и рекомендация заехать именно в «Азбуку». Грибы Иван купил в «Пятерочке» рядом с домом в Солнцеве. Морозов бы все одно разницы не заметил.

И вот теперь Иван был тут, посреди зимы и глубокого снега, напротив обугленных развалин, а в машине у него валялись ненужные маринованные маслята. И что делать дальше, он не имел ни малейшего понятия.

— Ты в машину иди, замерзнешь, прохожий, — сказал пожарный, и Иван вздрогнул. Забыл, что стоит не один.

— Сейчас, да, — слова еле выпадали, Иван говорил тихо, через силу.

— Он кто тебе был? Друг? Родственник?

— Вообще, Петрович был моим начальником, — сказал Третьяков. И, словно оправдываясь, добавил: — Не то чтобы прямым начальником, мы с ним из одного управления. Он был из боссов, но, знаешь, с людьми всегда был по-простому. На равных как бы. Вообще, у нас это нетипично. Все обычно любят выделываться.

— А чего, где-то боссы по-другому себя ведут? — хмыкнул Алексей. — У нас тоже на одного пожарного — пять руководителей. А что, родственники у него какие-то остались? Семья, жена? Надо сообщить же.



— У него только дочь, — вспомнил Иван.

— Маленькая? — спросил Алексей. — Почему только дочь? А жена? В разводе?

— Может, и в разводе. Не знаю почему, но нет жены, а дочь — студентка вроде. Да, точно, Петрович говорил, что у него дочка в МГУ поступила. Он этим гордился как сумасшедший.

— Ничего себе, МГУ. Вот как только люди туда попадают? У меня сын в инженерный только со второго раза… А родители?

— Чьи? Дочери?

— Нет, я про родителей погибшего. Живы?

— Да, кажется. Где-то в Беларуси, Петрович к ним прошлым летом ездил, чего-то там помогал строить, — ответил Иван и тут же взмолился, чтобы каким-то образом миновала его чаша сия, чтобы не он, а кто-то другой сообщал им о том, что произошло.

— Это нехорошо, нехорошо. Не должны дети умирать раньше родителей. Номер-то дочери есть? Черт, где ж эти бравые полицейские? Нам тут чего, до утра торчать? Два часа чтобы на труп ехать… «Скорой», кстати, тоже нет, но это как раз объяснимо. Народ словно целью своей ставит убиться за праздники. Но два часа?! Нормально?

— Да уж, нас порой не дождешься, — кивнул Иван, и Алексей моментально изменился в лице. Помрачнел и засопел, словно у него резко нос забился.

— Нас?

— Ну да, я же и сам из полиции, — пояснил Третьяков с показным, преувеличенным добродушием. — Правда, оформиться не помогу, не моя юрисдикция, как говорится, и не при исполнении.

— Серьезно? Ты из полиции и просто позабыл об этом сказать? — съязвил Алексей. Затем стянул с головы каску. — Погоди-погоди, так это что получается… Наш погорелец тоже, что ли… ты же сказал, коллеги…

— Андрей Петрович Морозов, подполковник полиции, начальник нашего управления. А я — вот, — Иван достал из куртки удостоверение. Несколько секунд ушло у Алексея, чтобы прочитать, что Иван Юрьевич Третьяков — майор полиции в должности старшего оперуполномоченного районного управления МВД и что выдано удостоверение Москвой. Прочитав все это, пожарный Алексей еще больше засопел и даже побледнел, если такое возможно заметить на лице человека, только что вышедшего с пожарища.

— Представляю, какой шум поднимется, — сказал он с тоской. — Вот черт, подполковник из Москвы! Только этого нам тут не хватало, да еще под Новый год. Хотя какая разница, когда. Для таких новостей нет хороших дней.

— Да чего ты дергаешься, как червяк на крючке? Чего-то не так было, когда тушили, что ли? Ты же говорил, он уже умер, когда вы приехали. Какие к вам-то могут быть вопросы? Вы же ничего не могли сделать, да? — Против воли в голосе у Третьякова появились металлические нотки.

Алексей покачал головой.

— Какие к нам вопросы? — сказал он зло. — Это у меня теперь есть вопросы. Что, где, когда, понимаешь? Что за херня — ни полиции, ни «Скорой» — никого. А потом скажут, что мы не спасли подполковника из Москвы. Не вы — так народ скажет. Журналисты какие-нибудь. И где эксперты, где криминалисты? Может быть, там уже сейчас какие-нибудь улики исчезают навсегда.

— Какие улики, ты же сам говорил — бытовое возгорание.

Иван внимательно смотрел на Алексея. Тот растерянно развел руками.

— Я-то откуда знаю. Ты что, не понимаешь, прохожий, что не сгорают просто так, на ровном месте подполковники из Москвы!

В голосе пожарного зазвенела паника. Иван прикусил губу и посмотрел на дом. Алексей мог быть очень даже прав. Если погибает подполковник полиции, пусть спьяну и во сне, тут же всю деревню перекопают и — так, на всякий случай — кому-нибудь по шапке надают, а кому-то и голову с плеч. Просто чтобы все смотрелось солидно. Чтобы вовремя принять меры.

Алексей вдруг потерял к Ивану интерес и, хрустя снегом, побежал за рацией — как раз, чтобы немедленно «принять меры». Иван слышал, как Алексей на весь двор громко ругается с диспетчерской, требует, чтобы там перестали бить баклуши, проследили за кем-то и тоже приняли эти самые чертовы меры уже и перестали спать на работе. «Принимать меры» было словно пароль. Скажи — и ты больше не «водишь».

Краем глаза Иван заметил, как другой пожарный, юркий и молодой, бежит к Алексею, да так, что чуть не спотыкается. Иван вгляделся. Молодой и юркий что-то говорил Алексею и заполошно жестикулировал. Потом Алексей отпрянул, громко и зло крикнул: «Что ты мелешь?», и Иван понял — случилось что-то непредвиденное. Алексей побежал в сторону сгоревшего, местами чуть дымившегося еще дома, Иван припустил за ним. Меньше всего на свете Ивану хотелось возвращаться туда, где посреди мертвого холода, черноты и дыма восседал, как король на троне, его мертвый босс. Больше всего на свете Иван хотел вернуться в прошлое, на пять часов назад, остаться в Москве, поехать к кому-то другому или просто напиться и уснуть в машине. Но он — здесь, и этого изменить нельзя.


Обломки мебели, уголь и пепел хрустели под ногами. Погибший сидел все в той же пугающей позе, глядя незрячими глазами в никуда, а пожарный опустился рядом с ним на корточки и всматривался во что-то на полу рядом с креслом. Затем он поднял взгляд и посмотрел на Ивана так, словно был дезориентирован, сбит с толку.

— Что не так? — спросил Иван.

— Он, кажется, был привязан к креслу, — проговорил Алексей.

2

Иван застыл, завис на несколько мгновений — как компьютерная программа, тормозящая из-за атаковавшего его вируса, — а затем заметил, что пожарный Алексей тянет руки туда, к пеплу на полу.

— Нет! — рявкнул Иван, и Алексей отдернул руку, как будто его обожгло. Медленно, словно боясь потревожить тикающую бомбу, Иван подошел к Алексею и так же медленно присел на корточки рядом с ним. — Пожалуйста, ничего больше не трогай.

— Да я и не трогал, — обиженно пробормотал Алексей, но Третьяков его задетые чувства проигнорировал.

— Важно, чтобы все осталось на своих местах.

— Думаешь, это что… убийство? — прошептал Алексей.

— Я думаю, что это — возможное место преступления, и нужно сделать так, чтобы до приезда экспертов тут больше ничего не потревожили. Я имею в виду не только дом, но и двор, и дорогу около дома, и снег за домом. Понимаешь меня, Алексей? Ты даже не можешь сейчас откатить свои машины. Нужно сохранить хотя бы те следы, что остались.

— Мы приехали тушить бытовой пожар, понятия не имели, что внутри вообще кто-то есть… Ты сам видел, да? — Алексей смотрел заискивающе. — И полицию мы вызвали, они просто не приехали.

Иван заговорил ровно, монотонно, как говорят с сумасшедшим, у которого в руке нож.

— Никто вас ни в чем не обвиняет. В данный момент полиция на адресе есть, и это я.

— Но ты же сам говорил — юрисдикция. И потом, ты его знал.

— Ничего, — убаюкивающе кивал Иван. — Это ничего. Я же ему не родственник. А юрисдикция сейчас никакой роли не играет. Если моего друга убили, нужно найти убийцу, не так ли? Это главное, да? Ты мне поможешь, Алексей?

После некоторой заминки Алексей кивнул.

— Вот и хорошо. Сейчас ты пойдешь и выведешь людей со двора так, чтоб они не наследили слишком сильно. Потом ты еще раз свяжешься с вашей диспетчерской и доложишь обстановку. Назови им мое имя и должность. Ты все понял? Алексей? Ты меня слышишь?

— Да, слышу, — кивнул тот и вышел.

Оставшись один, Иван снова склонился к основанию кресла. Такие кресла редко встретишь, особенно на дачах. Массивное, изогнутое, кожаное — Иван хорошо помнил, как радовался Петрович в октябре, когда кресло притащили друзья — подарок на пятьдесят первый день рождения. Трудно выбрать подарок человеку, у которого есть буквально все. Петрович был к деньгам равнодушен, но вот массажное кресло — другое дело. Стоило такое целое состояние, ну так и друзья у Морозова были непростые люди. Ивана тоже пригласили тогда — и на охоту, и на праздник. Народу понаехало — тьма. Дачные соседи-собутыльники, бизнесмены в костюмах от Brioni, коллеги по работе всех званий и мастей. От приглашений Морозова редко кто отказывался. Двор тогда был забит под завязку всеми видами тачек, от «Жигулей» до «Bentley».

Самое смешное, что самому Петровичу, кажется, на всех них одинаково плевать было. Ему бы только за кабанами по лесу гоняться. Но кресло оценил и одобрил, только в нем потом и сидел.


Иван долго рассматривал еле заметные среди пепла линии и хмурился. Подозрение — черное и страшное — кажется, подтверждалось. Две обгоревшие и упавшие на пол кабельные стяжки — такими в строительных магазинах связывали товар — с затянутыми в пластиковых замках обрубками жесткого пластикового кабеля с зазубринами. Замки и пластик сильно расплавились, но все равно было понятно, что именно лежит перед ним в пепле. Именно этими стяжками сегодня пользуются все, кому не лень, чтобы связывать и обездвиживать людей. Все — даже они, полиция, в случае, если наручников не оказывается под рукой. Наручники — штука специфическая, подотчетная и громоздкая, не всегда удобно с собой носить. А кабельная стяжка для процессуального кодекса — пустое место. Как говорится, дешево и сердито. А главное — эффективно, когда надо временно и не очень законно обездвижить, к примеру, пьяного дебошира.

Само наличие кабельной стяжки — еще полбеды, а вот то, где именно она лежала, было хуже всего. Обгоревшие остатки кабельной стяжки лежали слишком ровно, слишком симметрично под подлокотниками — там, где были руки, а точнее, запястья покойного.

— Значит, прогорели и упали на пол, — пробормотал про себя Иван. Затем склонился, выгнул шею и заглянул глубже под обгоревший остов кресла. Потом удовлетворенно кивнул, поднялся и, предварительно оглянувшись, отступил в свои же собственные следы на черном полу. Достал видавший виды телефон с паутинкой на разбитом защитном экране и сфотографировал покойника. Крупные планы и детали. Руки на подлокотниках, широко раздвинутые ноги, ступни, словно утянутые под кресло. Причина такой неестественной «царственной» позы теперь прояснилась во всей своей кошмарной простоте. Только так можно было притянуть ступни к опорному кругу кресла.

Иван попытался просчитать ход событий.

— Значит, тебя каким-то образом усадили в кресло, пристегнули руки к подлокотникам, ноги притянули к кругу, а ты не сопротивлялся, не вырывался. Ты был крупным мужчиной, с меня ростом, не меньше ста восьмидесяти пяти сантиметров. Да, за пятьдесят, да, выпивал, но ты был в отличной форме. Плюс охота, рыбалка, да и работа тоже не совсем сидячая. Ты был тренированным офицером полиции, но дал привязать себя — руки и ноги. Странно. Только если ты был без сознания или…

Иван бросил взгляд на пол рядом с креслом. Плоская бутылка, знакомая. Пожарный прав, это, скорее всего, вискарь. Не просто вискарь, а наш подарок. Шотландский купажированный виски Ballantine’s, пол-литра, плоская бутылка. Покупали целый ящик в «Метро Кэш-энд-кэрри», так как была скидка. Дарили всем в руководстве.

Он передвинулся чуть в сторону и сфотографировал бутылку, не поднимая ее с пола.

— Да, вполне может быть, что это та самая бутылка. И что это дает? Ты забрал бутылку с собой на дачу, но это никак не объясняет, почему ты покорно позволил себя связать и сжечь. Допился до обморока и отключился? С одной бутылки, пусть даже и «Ballantine’s»? Очень сомневаюсь. Может быть, ты просто спал в кресле, а убийца тихо влез в дом? А что, в этом есть логика. Получается, ты уснул в кресле, и к тебе подошли во сне. Хотя странно, что не побоялись. Ты ведь мог проснуться от шума и оказать сопротивление. Какие-то они бесстрашные… Кто? Воры? Самая вероятная версия. А самая вероятная — она же обычно и правильная. Значит, допустим, забрались в дом, нашли тебя спящим, возможно, ударили чем-то по голове, это потом экспертиза обязательно покажет. Затем связали, украли все, что смогли найти, и подожгли дом, чтобы скрыть следы.

Нормальный такой расклад, но Ивану он не нравился категорически. Дачные воришки — это, как правило, всякая шелупонь. Молодежь-шпана, наркоманы, залетные мелкие уголовнички. Даже если допустить, что они не знали, что дача принадлежит подполковнику полиции — а скорее всего, так и было, — но что в доме кто-то был, они точно знали. Во дворе стоит внедорожник «BMW», в окнах горит свет, из печной трубы валит дым. Полезли бы они в такой дом? Черт его знает. Все может быть, идиотов полно, конечно, а все же маловероятно. Тем более вокруг — море пустых домов с темными, слепыми окнами. Лезь — не хочу.

Иван прошел в пристройку, где стоял сейф.

Нет, случайные воришки — это маловероятно. Значит, знали, куда лезли, и знали, к кому. Знали, что в доме есть оружейный сейф, в котором Морозов держит деньги. Кто мог знать об этом? Да кто угодно. Иван и сам это хорошо знал, потому что именно здесь, в этом самом доме, примерно три года назад Морозов вынул из этого самого сейфа два с половиной миллиона рублей — в долг, Ивану на взнос за квартиру. Третьяков тогда был поражен — не тем, что Петрович дал ему в долг, да еще такую сумму; Морозов был щедрым и относился к деньгам легко. Ивана поразил сам факт наличия в дачном сейфе двух с половиной миллионов рублей. И всегда, если нужно было дать денег егерям или еще чего, Морозов всегда брал деньги из сейфа, который он в шутку называл тумбочкой.

Тогда, получается, Петровича убил кто-то из своих? Дачник, сосед? Возможно. Рабочий вариант, как минимум. Осторожно, не прикасаясь, Третьяков заглянул внутрь сейфа, подсвечивая себе фонариком на телефоне. Стройный ряд ружей, автомат с матерчатой перевязкой, запакованные блоки патронов. Денег в сейфе не было. Ни копейки. На полу в сейфе было мокро, валялась грязная, затоптанная оберточная бумага.

Значит, все-таки деньги.

Иван поежился, то ли от пронизывающего холода, то ли от мысли, что его друг сгорел, прикованный к массажному креслу. Сгорел из-за денег, на которые Морозову, по большому счету, всегда было плевать.

Осторожно, по своим же следам, Третьяков вышел во двор. Бревенчатый дом с пристройкой, сарай — все это было старым, купленным не для комфорта, а за место. В сарае стояли два снегохода, квадроцикл и бензиновая газонокосилка. Забор вокруг дома был, пожалуй, самой дорогой постройкой на участке. Добротный, из красного кирпича, ворота на радиоуправляемом механизме, массивная калитка. Сзади крепкая металлическая дверь с навесным замком и щеколдой — собственный выход в пролесок. Иван искал следы. Грабители, не по воздуху же они прилетели.

И тем не менее — никаких следов. Если двор перед домом был буквально изрыт следами подошв, протекторов шин, длинными канавками, оставленными шлангами и другим оборудованием пожарной бригады, то с обратной стороны дома все пространство было засыпано ровным слоем снега и пепла. Иван сделал еще несколько фотографий, параллельно рассматривая подходы к каждому окну. То же идеальное снежное покрывало, если не считать мелких птичьих следов, да и тех немного.

Иван дошел до калитки, толкнул ее — калитка оказалась открытой, и никаких следов вокруг. Открывшись, она прорыла ровный след в снегу. Сразу за калиткой начинался лес. Иван посмотрел на скамеечку, рядом с которой, припорошенная снегом, стояла трехлитровая банка, приспособленная под пепельницу, и вдруг что-то защипало в глазах. Он подумал, как часто Петрович сидел тут, курил и любовался дикой природой. Сглотнул, вдохнул, взял себя в руки. Сфотографировал скамейку и банку. Посмотрел на окурки. «Camel» — те самые, что курил Петрович.

Вопрос со способом проникновения в дом оставался открытым. Иван подумал: «Хорошо, хоть ночь выдалась ясная, оставила весь снег нетронутым. Такой снег — лучший друг оперативника. Если что, потом даже одного следа будет достаточно, чтобы схватить тебя и отправить в ад. Если этот след есть — они его найдут».

И, словно в ответ на его мысли, что-то холодное упало ему на лицо. Иван поднял голову и матюгнулся. На щеках осели холодные снежинки. Еще лучше. Только снега не хватало. Иван встрепенулся и принялся фотографировать все подряд. Когда он вернулся к дому, усталый Алексей протянул ему пачку сигарет. Иван закурил.

— В отделении сказали, что выслали два наряда, но черт их знает, где они.

— «Скорая»?

— «Скорая» застряла в сугробе в Верейках, чего-то их там на обочину понесло. В общем, сказали, что передали вызов другим бригадам, но пока чтоб не ждали.

— Почему-то я совсем не удивлен, — хмыкнул Иван и сплюнул на снег.

3

Они приехали только после полуночи. Технически — тридцать первого декабря, через четыре с лишним часа после вызова пожарных. Зато сразу кортежем — на двух «буханках» с беззвучно мигающими огнями сигнализации, одном микроавтобусе и одном легковом автомобиле. Люди в форме, с автоматами наперевес, выражения лиц — словно собираются у всех тут проверить «документики». Смесь вежливости и презрения, когда в слове «уважаемый» может скрываться оскорбление. Конечно, они уже знали о том, что на месте преступления находится сотрудник полиции из Москвы. Знали — и не одобряли.

Эксперты в количестве трех человек, невыспавшиеся и злые, выбрались из микроавтобуса и, не обращая ни на кого внимания, начали доставать свое оборудование. Один из полицейских отделился от толпы и пошел в сторону «Форда». Иван спокойно курил в своей машине.



— Эй, уважаемый, — невысокий полицейский в форме и с автоматом наперевес склонился к открытому окну. — На минуточку.

Иван вышел из машины и поежился. После тепла машины холод ощущался особенно сильно. И хотелось спать. Эх, сколько еще времени понадобится, прежде чем он сможет выбраться отсюда и нормально обдумать все! Иван принял поданную офицером руку.

— Доброй ночи. — Иван где-то слышал, что изначально традиция обмениваться рукопожатиями возникла на американском Диком Западе, и жест этот должен был показать незнакомцу, что в вашей правой руке нет пистолета. То есть что вы не намереваетесь стрелять — по крайней мере, не прямо сейчас.

— Доброй, доброй, — ответил Иван и скосил взгляд на погоны. Капитан. Хорошо. Всегда лучше иметь дело с тем, кто младше по званию, особенно когда ты не в своем районе.

— Значит, в гости приехали, уважаемый?

Иван подумал: «Значит, ни представлений, ни прелюдий. Вот так, с места в карьер?» Он улыбнулся, но холодно, одними губами, и проговорил, как под запись на допросе:

— Я приехал в гости, по приглашению коллеги. Планировал остаться на Новый год. Свидетели нужны? А то я найду, я не гордый.

— Да брось ты, — скривился капитан. — Все ж свои.

Иван еле сдержался, чтобы не ответить, что «к своим» не обращаются «уважаемый», но сдержался. Капитан только приехал на адрес, еще даже не был внутри, в доме.

— Ну, свои так свои. Надо поторопиться, а то снег тут все загубит, — сказал Иван.

Капитан посмотрел на него долгим взглядом, словно прикидывая, не легче ли ему избавиться как-то от ненужного коллеги, но затем кивнул.

— Версии есть?

— У меня нет, не особо. А у вас? — полюбопытствовал Иван.

Тут все было без сюрпризов, капитан тут же выдал версию об ограблении. После информации, что в сейфе, возможно, лежали деньги, предположение выросло в уверенность.

— Решили обнести дом, — уверенно сказал он. — А чего, места глухие, на помощь зови — не дозовешься. Легкая добыча. Связали и обокрали. Сейчас такие звери пошли. Не люди, а нелюди. А он, как я понял, пьян был и вряд ли оказал бы сопротивление.

— Не настолько он был пьян, — нахмурился Иван.

Капитан поморщился.

— А ты откуда знаешь, насколько он был пьян? Ты же после приехал… как ты сам сказал.

— Я звонил Морозову в восемнадцать часов тридцать шесть минут. Можете проверить мой телефон. Только я вас заверяю: Петрович был в порядке. Вполне мог оказать сопротивление.

— Ну, мало ли… — недовольно отмахнулся капитан.

— А в восемь часов ровно в пожарную часть поступил вызов, — наседал Иван. — То есть меньше чем через полтора часа после моего звонка. Вызвавший вас сосед сказал, что дом полыхает. Понимаете, полыхает. Я уточнил у пожарных: чтобы такой вот дом заполыхал, тоже нужно время. Дом построен добротно, из хороших материалов, а прогорел так, что крыша проломилась. Значит, если говорить грубо, с момента моего звонка, когда хозяин был полностью в порядке, до момента, когда было кончено, прошло менее часа? И потом, деньги из сейфа пропали, но сумка с кошельком лежит в машине. Там, между прочим, тоже деньги и документы. И остальное все на месте. Ружья, техника — телевизор, телефон, планшет. Ничего не пропало, все сгорело.

— И что? — прищурил и без того маленькие глазки капитан. — Что вы хотите сказать?

— Только одно: не стоит делать поспешных выводов.

Иван замолчал. Он не знал, что именно хотел сказать. Что, возможно, вообще ничего не пропало? Что не факт, что это вообще было ограбление? Что было что-то категорически неправильное в том, как именно умер подполковник Андрей Морозов.

— Не будем спешить с выводами, — ответил капитан, явно не желая расставаться с версией о домашней краже, вышедшей из-под контроля. — С соседом, который вызвал пожарных, говорили? — спросил он, начиная заполнять бумаги на капоте «буханки». Снег таял на руках, и приходилось трясти ручку, чтобы чернила не замерзали.

Иван разозлился — не на капитана, а на систему, выстроенную так, что кратчайший путь между точками «А» и «Б» не в том, чтобы докопаться до правды, а в том, чтобы подложить к делу соответствующий отчет. Несмотря на обилие возможных улик, дело уже распадалось, и он начинал бояться, что ничего не удастся раскрыть по горячим следам. Тем более что горячими их сложно было назвать — только не на таком морозе. Впрочем, эксперты, матерясь и злясь, что их не вызвали раньше, уже разложили свои линейки-маркеры, принялись измерять, фотографировать, посыпать порошками и собирать материалы, упаковывать их в промаркированные пакетики. От одного эксперта-криминалиста пользы было больше, чем от десяти оперативников.

— Я могу поговорить. В порядке помощи коллегам, — ответил Иван, зная, что ушлый капитан предпочел бы, чтоб Иван убрался восвояси.

Предложение капитана не порадовало, и последовавший вопрос вызвал у Ивана холодную улыбку.

— У вас есть при себе документы?

Иван достал удостоверение и развернул перед лицом капитана, но в руки не дал. Тот склонил голову, прочитал все внимательно, а затем кивнул, отвернулся, смахнул снег с планшета и прицепил под прищепку лист опроса свидетелей.

— А у вас самого-то как с документами? — аккуратно поинтересовался Иван из чистой вредности.

Теперь уже капитан хмыкнул, но достал свое удостоверение. Дмитрий Павлович Ком, районное управление МВД, следственный отдел Тверской области.

— Пойдет?

— Вполне. Дмитрий Павлович, нужно отработать и другие версии, помимо ограбления.

— Отработаем, — заверил его капитан Ком самым сладким тоном. — Если, конечно, возникнет необходимость.

— Я вам говорю, необходимость есть, — заверил его Третьяков.

— Это не вам решать, — огрызнулся наконец капитан.

Иван сменил тон — с холодного на звенящий металлом.

— То, что я знал покойного, никак не меняет того, что я оказался первым — и единственным — сотрудником полиции на месте преступления. И находился тут, проводя первичный осмотр в течение почти двух часов. А вы где в этот момент были? Вам ведь передали информацию о трупе.

— Мы отрабатывали и другие… — пробормотал капитан, но Иван его прервал:

— А раз я уже процессуально включился в расследование, мне неминуемо придется писать рапорт и отчет и давать оценку событиям, — тут Иван сделал выразительную паузу. — Понимаете меня, Дмитрий Павлович? Мне бы не хотелось написать в рапорте, что не все версии были отработаны. Вы же не станете отбрасывать вероятность, что тут сегодня ночью случилось нечто другое. Не ограбление.

Капитан опустил папку с бумагами и вздохнул.

— Какие еще версии? Что именно — нечто другое? Что именно, вы считаете, тут произошло?

— Я пока не знаю. Вернее, не хочу бежать впереди паровоза, потому что, как я сказал, нужно больше данных. Нужно проанализировать все. Нельзя исключать, к примеру, что с Андреем Петровичем кто-то решил расправиться.

— Вы имеете в виду… заказное убийство? — почти закричал от возмущения капитан Ком. Именно таких версий он и боялся как огня.

— Как один из вариантов — да.

— И что, по-вашему, на это указывает?

— Да хотя бы связанные руки. Временной интервал тоже. Возможно, его ждали.

— Да это все за уши притянуто. Если бы это было заказное убийство, его бы просто застрелили — и все. Не согласны?

— Я думал об этом, и нет, не согласен. Стрелять — значит, шуметь. Хоть деревня и пустая, а могли побояться поднимать шум. Потом, его могли пытать с целью выведать какие-либо сведения. Или нападение могло быть связано с его профессиональной деятельностью.

— Или — быть случайным стечением обстоятельств, ограблением, — упрямо повторил капитан и добавил едко: — К тому же, знаете ли, пожар — сомнительный способ сделать все тихо. У вас все с версиями?

— Нет, не все, — упрямо продолжил Иван. — Возможно — месть. Связать человека, а потом сжечь его заживо — это нужно быть либо совершенно черствым, лишенным не только жалости, но и элементарной способности к состраданию, либо…

— Думаете, уголовник мстит, которого ваш Морозов когда-то посадил? — кивнул капитан Ком, на этот раз чуть теплее.

— Возможно. Хотя Морозов вообще-то уже давно занимается экономическими преступлениями. Там, знаете ли, кругом белоручки, бизнесмены да банкиры. Впрочем, нужно посмотреть, кого недавно освободили. Как версия — однозначно пойдет. Кроме того, пожар — это почти всегда уничтожение следов, так? — добавил он. — Следов чего, вот что нужно узнать.

— Ну, так это экспертиза покажет, — заверил его капитан, перепрыгивая на месте с ноги на ногу. Выдерживать такой холод было решительно невозможно.

4

Помощь от Третьякова с неохотой, но приняли. Все равно никуда от него не денешься, а работы много. Одних опросов соседей — ворох. Всех объехали только к утру — четыре деревни и несколько отдельно стоящих домов. Слава богу, людей оказалось меньше, чем они ожидали. Стучались ко всем, но ориентировались на наличие дыма в трубе — самый верный способ определить, есть ли кто-то в доме в такой холод. Даже если во дворе нет машины, это не значит, что дом пустой. Да, в некоторых дворах стояло по четыре-пять машин, там уже собралась новогодняя компания. А кто-то приезжал вместе с кем-то, заодно, по пути, чтобы не соблазняться и в Новый год не сесть за руль пьяным. А пить собирались все и много.

Люди встречали Третьякова и выделенного ему в помощь молодого оперативника Сережу с недовольством. Коренастый, с бульдожьими глазками Сережа только подливал масла в огонь, буквально набрасываясь на людей с вопросами, и своей суетой начал раздражать Ивана еще до того, как они вошли в первый дом с дымом в трубе. Сережа явно хотел выслужиться и смотрел на московского майора с придыханием, отчего Ивану хотелось дать ему подзатыльник и отправить восвояси. Но — нельзя. Сережа был как довесок к неофициальному перемирию между капитаном Комом, имеющим тут все полномочия, и Иваном Третьяковым, не имевшим тут ничего. Удачных, информативных визитов было всего два-три. Все визиты проходили по одинаковой схеме: оперативник Сережа стучался в двери, если удавалось войти через калитку, а затем показывал удостоверение и начинал опрос. Иван Третьяков стоял сзади и слушал.

— Доброй ночи, извините за беспокойство, неотложное дело, нужно задать несколько вопросов. — Сережа говорил так же энергично, как и двигался, и уставший выше всякой нормы Иван еле сдерживался, чтобы не попросить его перестать мельтешить. — Мы выясняем, кто вызвал пожарную бригаду на пожар в доме на том конце Благинина.

— Мы вас не вызывали, — следовал стандартный ответ, и заспанные, злые люди зябко поеживались, стоя — кто в валенках на босу ногу, кто вообще в пластиковых шлепках.

Иван молчал и наблюдал, составлял список. В Благинине на момент пожара жильцы были в одиннадцати домах.

— Не нас, а пожарных. Возможно, это сделал кто-то из ваших гостей? — продолжал Сережа. — Кто-нибудь к вам сегодня вечером приезжал?

— У нас все только сегодня подтянутся, — жмурился в свете фар жилец дома на второй, параллельной улице деревни Благинино.

— Совсем никто не приезжал? А чьи машины во дворе? Может быть, у вас есть знакомый по имени Алексей? — налегал оперативник, а Иван отслеживал реакцию.

— Можем хоть внутрь зайти? Холод же собачий! — возмутился хозяин, и они втроем прошли в его прихожую.

Дом был новее, чем морозовский, но внутри все было типичным для дачных домов этих мест. Сюда явно свозилось все, что жаль выкидывать, но и хранить дома тоже невозможно. Большой серый в фиолетовых цветах диван с округлыми подушками — прямо у дверей. Два серванта с разномастной посудой. Рядом со стеной штук семь пластиковых ведер и тазов. Обычное дело.

Искали Алексея, потому что Алексеем назвался человек, который звонил по линии экстренных служб. Мог и соврать, но в большинстве подобных случаев люди все-таки называют реальное имя. Те, кому нечего скрывать, конечно. Да, формально Алексей был обязан представиться полностью, а также сообщить свой номер телефона, однако когда оператор спросила, может ли Алексей остаться и дождаться бригаду, он бросил трубку. Испугался, что придется торчать на пожаре всю ночь? Спешил куда-то? Был пьян? Последнее весьма вероятно, но люди боятся контактировать с властью вообще, и Иван по опыту знал это. Не доверяя представителям власти по самым разным причинам, звонящие не спешат оставлять свои персональные данные. Теперь Третьяков с ног сбился, чтобы найти единственного человека, который мог видеть убийцу Морозова.

— Я сам Алексей, — угрюмо ответил тот. — Но я со вчерашнего дня никуда не ходил, а машины наши — не ваше дело. От нас никто никуда не звонил. Мы ничего ни о чем не знаем. Это все?

— Хотите сказать, что и о пожаре не слышали? — тут же отреагировал оперативник Сережа, глядя на опрашиваемого с нескрываемым подозрением. Инициативный, энергичный, далеко пойдет. Убить бы, подумал Иван. Лезет вперед паровоза. Впрочем…

— Я о пожаре слышал, — с неохотой ответил он. — Я даже ходил туда, и что? Там уже были пожарные.

— А кто-то еще с вами ходил?

— А это правда, что там хозяин угорел? — спросил Алексей и посмотрел на Ивана.

— Вопросы тут задаю я, — бросил Сережа.

Иван закатил глаза и вздохнул. Затем он поймал взгляд хозяина дома и с извиняющимся видом развел руками.

— Да, к сожалению, правда. И мы, конечно, никого ни в чем не обвиняем, мы просто собираем информацию, — продолжил он, но Алексей, кажется, не услышал последнюю фразу, настолько был потрясен новостью.

— Господи, кошмар какой. Насмерть? Вот же жуткая смерть! Нет, от нас никто не звонил, правда. Мы собирались к нему зайти завтра. То бишь уже сегодня. Черт, вот ведь… Прямо под Новый год. Хотя какая разница. А вы с Никитиными говорили? Может, они чего-то знают? Или с Салатниковыми, они живут прямо рядом, — заговорил Алексей совсем другим тоном.

— Салатниковы? — переспросил Сережа. — Это которые слева от него?

— Там только один дом рядом. Петрович-то на краю жил.

— Алексей, можно я вам задам один вопрос? — проговорил Иван медленнее и тише, но — знакомый ему парадокс — Алексей тут же сосредоточился и кивнул. — У Андрея Петровича тут, в этом районе, были с кем-нибудь конфликты? Может быть, вы знаете кого-то, у кого могли быть с ним сложные отношения? Что-то не поделили? Забор не там поставили или шумели по ночам? Что угодно?

— Петрович-то — хороший мужик, дельный, и охотник. Его тут вообще очень уважают. Уважали… — поправился Алексей. — Конфликтов у него ни с кем особо не было.

— А не особо? — уцепился Иван, подумав про себя, что они с Сережей нечаянно разыграли «хорошего и плохого следователя». Алексей на Сережу даже не смотрел, игнорировал.

— Да это я так просто сказал. Ни с кем он не конфликтовал. Он вообще ровно со всеми. Больше всего его охота волновала. Дружил с теми, кто охотится. К примеру, с Никитиным они были неразлейвода, даже когда-то работали вместе. И дома тут купили, в одной деревне, чтобы вместе охотиться. И в покер играли, Морозов покер очень вообще любил, — Алексей вдруг смутился. — То есть, вы не подумайте, не на деньги играли.

— А на что? На «просто так»? — усмехнулся Сережа. — В покер?

— Не волнуйтесь, нас покер не интересует. Никитин? — уточнил Иван. — А зовут как? Какой дом?

— Звали. Он уже лет семь как помер, царствие небесное. Инфаркт вроде. А может, и нет, я не знаю. Мужики часто именно от инфаркта умирают.

— Умер, значит? Жаль. А с кем из ныне живущих он общался?

— А звали Никитина Олегом, — продолжал Алексей, словно не услышав вопроса. — Отчества не помню. Петрович и по сей день с его вдовой общается, только ее я мало знаю. Она на той же улице живет, если что. Дом обложен белым кирпичом. Он один такой на всей улице. А Салатниковы — те от Морозова прям через забор. Только Салатников на этот Новый год вроде в Москве остался. У них внук родился, его жена там помогает невестке, а Салатникову одному на дачу ехать не дадут, это я вам гарантирую. Салатников — как дитя малое, если от жены вырвется, все выпьет, что найдет. В общем, одному ему сюда нет дороги, — Алексей хмыкнул, и Иван понимающе кивнул.

— У вас их телефоны есть? Салатниковых, Никитиных и других, возможно? — спросил Иван, и Алексей пошел, шаркая тапками, в дом.

После Иван и Сережа ходили от дома к дому, и так до самого утра. Иван уже с ног падал. Сухой остаток — толку ноль. Алексея, позвонившего в пожарку, не нашли, конфликтов с подполковником Морозовым не смог припомнить никто. Все теми или другими словами говорили о нем одно и то же: что Морозов — мировой мужик, старшее поколение, не то что нынешние, которые за деньги на все готовы. Однако делу это никак не помогало. В домах Салатниковых, Никитиных и Воробьевых — самых близких к Морозову семей в деревне Благинино — никого не оказалось. Правда, до Салатникова удалось дозвониться. Ответила жена; узнав, что случилось, заверещала, заохала, поужасалась смерти соседа, десять раз уточнила, в целости ли их собственный дом, да и все. Никакой информации. Разве только то, что Салатникова подтвердила: калитка, выходящая к пролеску, практически никогда не закрывалась, потому что Морозов туда постоянно курить ходил.

Никитиным дозвониться не удалось, ни вдове, ни дочери, их телефоны были вне зоны действия сети, а Воробьевы просто не взяли трубку, что тоже неудивительно — шесть утра тридцать первого декабря, кто же берет трубку? Из опрошенных жителей деревни Иван отметил пару личностей как подозрительных, но так, больше для того, чтобы иметь хоть какой-то результат от этой многочасовой работы. Подозрительные личности — некто Василий Булдаков и некто Борис Лемешко — были подозрительны тем, что первый был неприлично, просто по-свински пьян, а второй так же странно, необъяснимо трезв, адекватен и бодр, словно и не спал вовсе, когда ему постучали в дверь в пять часов утра.

Оставалось только одно неотложное дело: поговорить с единственной дочерью подполковника Морозова. Хвала небесам, это была не его проблема.

5

Иван Третьяков вернулся в Москву только к полудню и поехал сразу в управление, стараясь не думать о том, что будет делать дальше — после того, как допишет отчет и обсудит сложившуюся ситуацию с руководством. Новость о гибели Андрея Петровича уже разлетелась по управлению, и телефон Ивана разрывался от звонков, которые он сбрасывал, не имея никаких сил снова и снова подтверждать случившееся и снова отказывать в подробностях людям, которые должны были и сами понимать, что ничего он рассказать не может — в интересах следствия. Голова гудела так, словно он был с лютого похмелья, и сигареты кончились, но идти за ними не было никаких сил. Ивану не привыкать к бессонным ночам и усталости, но тут, как говорится, все сразу навалилось. Даже если на металл надавить слишком сильно, он начнет терять свою силу. Усталостное напряжение. Даже смерть босса начинала блекнуть и затухать в его памяти, как огонь в отсутствие кислорода. Даже измена жены больше не трогала его так сильно. Измена жены. Сами эти слова казались странными и эфемерными, как сгоревший газетный лист — тронь его, и слова распадутся в прах прямо в твоих руках. Не то чтобы он ничего не чувствовал — он словно временно оказался под наркозом.

Иван вспомнил, как несколько лет назад ему удаляли аппендицит. Обнаружили поздно, потому что он же — мужчина, он же не жалуется на какую-то ерундовую тянущую боль в животе. Иван сказал Лене, когда стало больно даже вдыхать. «Скорая» приехала только через сорок минут после этого, и фельдшер поменялся в лице, когда белый, как мел, Иван обрисовал ситуацию, а затем волком завыл, когда фельдшер попробовал пальпировать его живот. До больницы довезли быстро, но боль уже стала оглушительно нестерпимой, и к ней примешался смертельный страх: «Помру, не довезут до операционной». Иван терпел, не кричал, тем более что хирурга все равно не было на месте, какой толк от крика? Медсестра убежала его искать, а дежурный терапевт какое-то время с опаской поглядывал на Ивана, а затем покачал головой и сказал, что не надо так терпеть. И распорядился поставить Ивану капельницу с чем-то сильнодействующим, обезболивающим, кажется, морфином. Единственный во всей Ивановой жизни раз, когда он попробовал наркотик. Он помнил, как вдруг в одно мгновение ослепительная, лишающая рассудка боль — нет, не исчезла, но вдруг перестала иметь значение. Сознание Ивана все еще регистрировало боль в правом подреберье, но чувств больше не было, их отключили химическим способом. Остались только отупение и туман, безвкусная пустая мгла. Точно так же Иван чувствовал себя и сейчас. Отупение и туман. Даже от вчерашней ярости не осталось и следа. Пустое, все пустое. Новый год или нет — до чего же ему наплевать-то.

Удивительное дело, но жена тоже звонила ему несколько раз. Каждый раз, когда Иван видел ее фотографию, возникающую на разбитом экране телефона, он концентрировался на том, как по красивому лицу Лены расползается тонкая паутина линий на стекле. Это чуть-чуть помогало. Он не отвечал не потому, что хотел что-то ей доказать. Иван не понимал, что они могли бы друг другу сказать, если бы он даже и ответил на звонок. Впрочем, он догадывался, что у жены слова бы нашлись.

К четырем часам вечера, новогоднего вечера, Иван все еще сидел в кабинете, который он делил с другими оперативниками, на третьем этаже старого кирпичного здания на улице Кржижановского и смотрел на свои руки. Он был один в кабинете, другие сотрудники уже разбрелись по домам — праздник все-таки. Руки были грязные, чернота под ногтями, шершавая от холода кожа. Он так и не сподобился их даже нормально помыть. В туалете на этаже не было мыла и горячая вода была отключена — не вода, кран свернут. Просто так холодная вода плохо смывала гарь. Иван подумал, как бы хорошо было сейчас под душ встать, сбросить всю одежду, смыть этот удушающий тонкий запах гари, пропитавший его от волос до кончиков ногтей, сейчас бы ему — как в «Людях в черном» — стереть память за весь вчерашний день одной вспышкой неведомого устройства будущего. Стереть весь день — и черный труп в массивном кресле, и бесполезные поиски неизвестно чего, всех пьяных соседей и все запертые двери. И скандал, стереть бы скандал. Иван подумал: «Нет, стереть память означало бы отправиться снова туда, где он глупо и необоснованно был счастлив, счастлив как бы в долг, до времени. Счастлив в ипотеку, проценты по которой во много раз превышают его возможности».

Душ, горячий, обжигающий — и спать. Так бы и встретить Новый год. И ни о чем не думать и спать. Мечта! Но, получается, идти-то ему некуда. Он ведь поэтому и к Морозову-то поехал, чтобы убраться подальше из их двухкомнатной квартиры на двенадцатом этаже панельного дома в новом районе, недалеко от только что открытого метро «Солнцево». Он взял квартиру в ипотеку три года назад — чтобы жить долго и счастливо. Лена тогда забеременела во второй раз — и это после того, как они прожили шесть лет без единого намека на детей. Первые два-три года радовались, а потом стали волноваться. Иван задумывался даже, что, может быть, у них вообще никогда не будет детей, эта мысль заставляла его закуривать, даже если он только что курил. А потом вдруг случилось чудо. Лена родила похожего на них обоих сына, назвала его Федором, хотя Ивану казалось, что вся эта мода на старые славянские имена — перебор. Но разве станешь спорить с женой по такому вопросу? Федор так Федор, красиво, хорошо. А потом они вдруг выяснили, что Лена снова беременна. И не важно, готов ты или нет и какие у тебя или у нее были планы, потому что от таких подарков судьбы не отказываются. Усталая, измотанная бессонницей Лена поставила ультиматум, что не может рожать второго ребенка, пока у них нет нормального жилья — в съемной однушке вчетвером жить не станет. Тогда Третьяков одолжил у Морозова денег на первый взнос. Они купили квартиру, и Лена родила Ивану второго сына. Назвала его Ярославом. Вылитый Иван. Такой же цепкий взгляд серых глаз, такие же черные жесткие волосы и крупноватые черты лица. В квартире прожили всего год с небольшим. Получается, не вышло ни долго, ни счастливо.

— Эй, Ванька, ты еще тут? Я думал, вы все по домам разбежались и уже бухать начали, — в кабинет к Третьякову заглянул коллега-оперативник Толик Бахтин, с которым они были знакомы постольку-поскольку — в курилке общались. Бахтин работал у них в розыске не так давно, был энергичен и легок на подъем. Девушкам нравился. Молодой. На Третьякова он смотрел спокойно и весело и без сочувствия — значит, Бахтину ничего не известно о том, что произошло с Морозовым и отчего Иван появился на работе в канун Нового года. Это хорошо, что он не знает. Хоть один, для разнообразия. Иван с усилием заставил себя подняться со стула, каждое движение давалось ему тяжело, словно он шел под водой.

— А ты сам-то чего тут торчишь? — спросил он в ответ. — Сигареты есть?

— Сигарет тебе? Может, тебе и оливьешки отсыпать? Я только на минутку забежал, мне нужно сгонять к одному кенарю, порасспросить кое о чем. Уточнить там кое-что. На, держи свои сигареты. Чего домой не идешь?

— Мне нужно где-то перекантоваться сегодня, — ответил Иван, и Толик задумчиво прикусил губу.

Иван смутился и отвернулся.

— Пошли покурим, что ли, — бросил Толик, не задавая больше вопросов.

Уже в курилке он заметил Ивановы руки. Натужно хохотнул, сказал, что с их работой неудивительно — можно вообще целиком почернеть. Третьяков вздрогнул, словно от удара, но ничего не сказал — чего цепляться, если человек не знает, не в курсе.

— Так перекантоваться где не найдешь? — спросил он вместо этого.

Толик вздохнул. Такой вздох — сам по себе ответ. Иван замотал головой.

— Не бери в голову, не проблема.

— Я к матери еду. Если б дома оставался — тогда конечно, — осторожно ответил Бахтин, и Иван похлопал его по плечу.

— Давай там, не напивайся сильно.

Толик выбросил сигарету, не докурив, и ушел.

Теоретически Иван мог бы тоже поехать к родителям — они живут в Твери, и туда еще вполне можно добраться. Родители наверняка уже все знают. Причем не от него, а от Лены, так что неизвестно, какую версию им преподнесли. В кармане завибрировал телефон. Один раз — и затих. Сообщение. Иван телефон достал, сработал многолетний рефлекс «А вдруг что-то срочное и важное».

«Кончай дурить и приезжай домой. Пора уже повзрослеть, в самом деле. И привези горошек, я забыла купить».

Иван перечитал сообщение несколько раз. Нет, не ошибка. Не померещилось. «Пора уже взрослеть». Кончай дурить и приезжай домой, где тебя ждет твоя красавица-жена, которая изменила тебе со своим гребаным одноклассником. С которым они «держали связь» и «дружили» еще со школы. Сколько раз ты слышал, что они — просто друзья, что ты ничего не понимаешь, что между ними просто очень глубокие и наполненные смыслом отношения. Да уж, глубокие и наполненные. Одноклассник и сам женат, работает в какой-то конторе по продаже канцелярских принадлежностей. Иван — плохой муж, которого в любой момент могут вызвать на работу, а одноклассник всегда на связи, ему всегда можно позвонить. Иван забывал купить молока, а одноклассник сочувствовал ей. От чудовищной типичности ситуации, в которую он попал, Ивану хотелось расхохотаться и разбить кулаком стекло — чтобы был грохот, чтобы осколки, и кровь, и боль.

Купи горошек. Кончай дурить. Дурить. Вчера Иван предложил ей забрать Федора из сада. Обычно Лена сама его забирала, одевала полуторагодовалого Ярослава и шла с коляской по холоду через снег в сад. Иван понимал, Иван сочувствовал, тем более что у него машина, ему тепло и удобно. Вот и предложил — на работе его отпустили пораньше в честь праздника, а также из-за того, что накануне за дежурство Ивану пришлось четыре раза выезжать на суициды. А такому никто не позавидует. Один суицид был — отец семейства покончил с собой, оставив жену с четырьмя детьми на руках. Впрочем, люди кончают с собой пачками, и это никого уже не удивляет. Просто четыре суицида за смену — от этого у любого снесет крышу. Вот и отпустили, сказали, мол, иди, побудь с семьей. Иван забрал Федора аж в три часа — небывалое счастье для сына. Дома Ярослав сидел в детской и смотрел мультик. Федор тут же присоединился к брату — они оба любили миньонов. «Сними хоть скафандр», — бросил Иван сыну, похожему на космонавта в толстенном ватном комбинезоне и валенках с калошами. Сказал — и прошел дальше.

Дверь в спальню была плотно закрыта, но замков в дверях не было — квартиру брали в типовой отделке, так что замки стояли самые простые. Иван открыл дверь в спальню, а его жена Лена как раз «дружила» со своим одноклассником. Среднестатистический мужик с рыхлым телом и смазливым лицом, одноклассник вскочил и заорал, словно увидел привидение. В каком-то смысле так и было. Лена застыла — голая и какая-то сразу незнакомая, чужая, дешевая. Иван растерялся, он не знал, что ему делать в этой пропахшей чужими телами комнате. Его начало подташнивать. И тут Лена села на кровати, набросила на голое тело до боли родной ярко-голубой халат из плюша, с рыбами, и начала говорить. Она говорила, что Иван сам во всем виноват. Она говорила громко и долго — что Иван вечно на работе, что превратил ее в домработницу, что она никогда не знает, о чем он думает, что так жить нельзя, нужно работать над отношениями, что в отношениях всегда виноваты двое и что он не имеет права ее судить. Иван же думал только о том, что в комнату в любой момент могут войти их сыновья. А еще — что у Лены размазалась тушь. А он даже вспомнить не может, когда она в последний раз красилась — да еще так ярко.


Иван вернулся в кабинет, огляделся вокруг по-деловому, запер дверь изнутри, сложил из стульев некое подобие лежбища. Можно было бы пойти и попробовать подремать в так называемой комнате отдыха — там был даже диван, но это означало бы, что каждый вновь пришедший стал бы лезть в душу с вопросами или сочувствием в связи с трагедией в Благинине. Меньше всего Иван был готов сейчас принимать сочувствие от коллег. Он лег на стулья, вытянул ноги, набросил на себя грязный, пахнущий копотью пуховик и прикрыл глаза. Последняя мысль, пролетевшая в его уставшем мозгу перед тем, как он уснул, была о Морозове. А точнее, о том, что эти орлы из Тверского района наверняка даже заморачиваться не будут, спишут все на ограбление и оставят дело в глухарях за отсутствием улик. Эта мысль Ивана огорчала даже больше, чем измена жены.

6

— Да вот же он! — раздался громкий голос, от которого Иван дернулся и, еще не проснувшись до конца, свалился с самодельного помоста на пол — с грохотом и матерясь. Тут же загорелся свет — кто-то нажал выключатель. — Ванька, ты совсем ошалел? Ты чего тут делаешь? Заперся еще. И телефон отключил, свинота. С наступающим тебя! По всему городу его ищут, с ног сбились, а он тут дрыхнет.

— Кондратьев, тебе чего нужно-то от меня? У меня выходной вообще-то, — пробурчал Иван, подслеповато морщась.

Перед ним в форме и с автоматом наперевес стоял Сашка Кондратьев и явно наслаждался замешательством коллеги. А какие еще развлечения у оперативника на новогоднем дежурстве? У Кондратьева жена недавно родила двойню, и теперь он хватался за любую возможность приработка, за любое дополнительное дежурство, хоть в Новый год, только чтобы оказаться подальше от любимой семьи.

— Так ты тут отдыхаешь? Понимаю, сочувствую. Как мне самому-то в голову не пришло, а? Значит, ты, как в том анекдоте, жене сказал, что к любовнице, любовнице — что к жене, а сам — работать, работать, работать? Молодец, — усмехнулся Сашка.

— От молодца слышу. Курить есть?

— Курить ему. Отдохнул — и хватит, вставай. Курить дам, но тебя там начальство с фонарями ищет. Не до перекуров.

— Начальство — это плохо, это не по-новогоднему, — хмуро отозвался Иван, потирая лицо. — Чего им надо-то? И сколько времени-то вообще?

— А ты телефон включи, и будет тебе знание и информация, — с этими словами Кондратьев развернулся и исчез в проеме. Только голос был слышен. — Нет, ну надо же. Два часа искали, а в кабинете посмотреть забыли. Гениально!

Иван включил телефон, а пока его старое, доставшееся за треть цены «яблоко» грузилось, сбегал в уборную, поплескал холодной водой в лицо — пришел в себя. Добравшись до курилки, Иван с наслаждением затянулся и принялся смотреть сообщения. Уведомлений о неотвеченных вызовах было аж восемь штук, четыре — с номеров с кодом Твери 482. Иван хорошо знал его из-за родителей, но номер был другой, незнакомый. Иван еще долистывал список, когда телефон в его руках ожил и на экране снова появился этот тверской номер. Иван нахмурился: ничего хорошего этот звонок не сулил.

— Иван Юрьевич? — спросил голос на другом конце. Он показался Ивану смутно знакомым.

— Да, это я. С кем имею честь?

— Капитан Ком. Мы с вами сегодня встречались на адресе.

— Да, помню. Я вас слушаю. Это вы меня искали?

— Да, это мы вас искали, — подтвердил Ком, и Иван попытался угадать, зачем. Жаловаться? Перекладывать ответственность? Чего-то напортачили?

— Через мое начальство? Серьезно? Я вам настолько понадобился? — переспросил Иван колюче, и капитан замолчал, явно обдумывая ответ.

— Как вы уже правильно сегодня отметили, Иван Юрьевич, вы были первым, кто оказался на адресе и кто обладает всей информацией. — Голос Кома звучал нежно, он говорил вкрадчиво и негромко. — Я понимаю, у вас нет никакого желания лезть в это дело и все такое…

— Совершенно верно, именно так. И все такое… — согласился Иван.

— Но и ваше начальство с нами согласилось, что ваше участие в оперативно-разыскных мероприятиях может существенно помочь следствию, учитывая роль, которую вы сыграли в самом начале, и тот факт, что вы были хорошо знакомы с убитым. Сами понимаете, дело непростое, нужно подойти со всей ответственностью, проработать все версии.

— Мое участие? — опешил Иван. — В каком статусе, простите? Рапорт я написал, юрисдикция — ваша, не понимаю, чем еще могу быть вам полезен… или вреден.

— Возникли обстоятельства… — туманно прокомментировал капитан. — Было принято решение, что в интересах следствия необходимо включить вас в оперативно-следственную группу. Учитывая ваш деятельный вклад в следствие и вашу квалификацию… — кажется, у капитана заканчивались заготовленные заранее фразы. Иван молчал. Тогда капитан зашел с козырей. — Ваше начальство поддерживает нашу инициативу. В конце концов, все мы хотим одного и того же — найти убийцу вашего коллеги. Поэтому вы зачислены в группу консультантом.

— В группу? Серьезно? Но зачем? — искренне удивился Иван. — Я имею в виду, зачем я вам-то нужен в следственной группе? Вы же понимаете, что и вам, и мне от этого будут одни только сложности и проблемы. Но больше вам, чем мне.

— Ну зачем вы так, — заметался Ком, и Иван сощурился. Уж больно он корректен, этот капитан Ком. Никаких тебе «уважаемый», никаких тебе «это не вам решать». Не хочет портить отношения?

— Консультантом, значит? И о чем я, с вашего позволения, должен вас консультировать? Я, знаете ли, не эксперт по простым случайным дачным ограблениям. Могу что-то напутать и испортить вам все дело.

— Давайте будем откровенными, — сдался Ком. — Думаю, вы понимаете, что, если бы я мог обойтись своими ресурсами, я бы обошелся.

— Да, я это понимаю. Именно поэтому я и удивлен. И раз уж вы заговорили про откровенность, было бы лучше, если бы вы сразу перешли к делу и объяснили, что вам от меня нужно. Причем нужно настолько, что вы взяли на себя труд беспокоить мое начальство в канун Нового года. А я, со своей стороны, могу вам пообещать — насколько смогу — не использовать вашу откровенность против вас. Если, конечно, это не будет идти вразрез с моими принципами.

— И какие у вас принципы? — поинтересовался Ком.

— Самые что ни на есть удобные. Я принципиально против того, — Иван поставил акцент на слово «принципиально», — чтобы мне мешали жить и нагружали ненужной работой. Для меня принципиально важно, чтобы никто не лез в мои дела и не подсовывал чужие.

— Нам нужно, чтобы вы провели опрос дочери убитого, — выпалил Ком, и теперь уже Иван замолчал. В сердцах он бросил телефон на подоконник в пустой курилке и потер ладонями виски. Внезапно у Третьякова заболела голова. Черт, только этого не хватало. Из трубки доносилось приглушенное «алеканье» капитана. Иван посмотрел на телефон с ненавистью, прикинув, что будет, если он его сейчас просто разобьет. Но сдержался, поставил на громкую связь.

— Я полагал, ваши сотрудники уже связались с дочерью убитого. Опрос уже должен был быть проведен.

— Да, так и есть, — коротко ответил Ком.

Повисла еще одна неприятная пауза.

— И что? — спросил наконец Иван.

— Мы остались недовольны результатами, — ответил Ком, и в его голосе отчетливо зазвучало напряжение.

Иван тихо выругался.

— Что вы натворили?

— Ничего мы не натворили… — возразил Ком, но Иван тут же его оборвал:

— Тогда не о чем и говорить. Если не натворили. До свидания.

— Сергей… сержант Черток проводил опрос по телефону… — тут же сдал назад капитан.

— По телефону? С дочерью убитого — по телефону? — скривился Иван. — С его единственной дочерью? А съездить он почему не смог? Денег на проезд не выделили?

— Он со всем возможным тактом сообщил о случившемся и задал всего несколько вопросов, в результате которых дочь убитого… так сказать, приняла решение отказаться от общения с любыми представителями следствия.

— Что? Вы шутите?

— Нет, майор, я совершенно не шучу. К сожалению. Да, я согласен, не стоило поручать этого Чертоку, но у нас с людьми — проблема, Новый год же, мать его.

— Что он ей сказал? — повторил вопрос Иван.

— Как он говорит, он ей просто задал стандартные вопросы, а она трубку швырнула и больше не брала. Он, конечно, поехал в Москву, но когда он к ней приехал, она ему не открыла, а через дверь сказала, чтобы вызывали ее официально, повесткой.

— Нормально, — опешил Иван.

— И что она планирует обратиться за помощью к адвокату, — добавил Ком. — Как вы сами видите, такое поведение трудно назвать обычным. И именно поэтому было принято решение обратиться к вам. Подозрительно, понимаете? Человеку сообщают о смерти отца, а он говорит, что ему требуется адвокат. Чертока я, конечно, больше туда послать не могу. Да и чужим она и не откроет. Вот такие дела, майор.

— План ваш мне понятен, только я-то ей такой же чужой, как и ваш Черток. Я даже ее имени не знаю.

— Зовут ее Алиса Андреевна Морозова, ей двадцать лет… Сейчас, дайте в документы посмотрю… — Ком стукнул трубкой, но почти тут же заговорил снова: — Да, в январе будет двадцать один. Живет на Мичуринском проспекте, на том же адресе, где прописан погибший. Что еще… Мобильный номер есть, но, как я уже сказал, она не отвечает. По нашим базам данных она не проходит, нигде не числится.

— Вы шутите?

— Извините. Мы просто работали с информацией.

Иван заставил себя несколько раз вдохнуть и выдохнуть, злое бешенство не уходило. Он потянулся за сигаретами, но вспомнил, что они у него давным-давно закончились и что последние две он стрелял у коллег. Чертыхнулся. Капитан Ком терпеливо молчал в трубке. Иван закрыл глаза и прислонился лбом к стене, он ощущал себя как мультяшный герой, плоским и раздавленным, качающимся на ветру. Пустая мгла добралась и сюда, до их курилки.

— Я должен посмотреть приказ.

— Я перешлю вам документы. Кроме того, у вас есть полный доступ к нашим базам, — сухо ответил Ком.

Он знал, выбора у Ивана никакого нет. В их организации выбор осуществляется в соответствии с субординацией и иерархией. Московское начальство хочет иметь своего человека в следственной группе по делу их погибшего сотрудника, это понятно. Иван — идеальная кандидатура. И что он сам об этом думает, никого не волнует.

7

Дом, к которому в десятом часу вечера подошел Иван Третьяков, располагался на углу Мичуринского проспекта и улицы Столетова, в пяти минутах быстрым шагом от метро «Ломоносовский проспект» и в пятнадцати минутах на машине от их управления на Кржижановского. Идеальное местоположение, просто на зависть. Вокруг со всех сторон торчали высокие, красивые новые дома — район элитный, до Университета рукой подать, да и вообще. Нет, все-таки Морозов был непростой мужик. Впрочем, дом, в котором он жил с дочерью, оказался старым — длинная восьмиэтажка из широкого грязно-желтого кирпича, такие ставили для партийных функционеров и научной элиты в начале восьмидесятых. Звонить в домофон Иван не стал, постоял у подъезда, перепрыгивая с ноги на ногу, подождал прохожего, который впустил его в подъезд. В доме был лифт — не грузовой, маленький, но Иван поднялся пешком. Нужная ему квартира оказалась на шестом этаже справа от лифта. Света было мало — тусклая лампочка в запыленном стеклянном бра. Два коврика — один простой, резиновый, другой — под добротной, массивной и явно дорогой морозовской дверью — щетинистый, двухцветный, с вытоптанной надписью Welcome.

Иван вдруг подумал, что за все годы, что он знал Морозова, он минимум раз десять бывал у того на даче, они встречались в кабаках, даже пару раз играли в покер на квартире у каких-то знакомых Петровича, но ни разу — ни единого — Третьяков не был в его квартире. И, насколько Иван знал, никто тут не бывал. Святая святых.

Он нажал на кнопку звонка и услышал приглушенную птичью трель внутри квартиры. Хорошо бы она не открыла и не ответила на звонки по телефону, и Иван бы с чистой совестью уехал… куда? Не важно, куда-нибудь. Переночевал бы в машине. Но тут он услышал шорохи за дверью, затем характерный звук открывающегося замка.

Дверь приоткрылась совсем чуть-чуть, сантиметров на пять, не больше, и с той стороны на Ивана упала полоса яркого света. Затем щель увеличилась, и свет заслонила женская фигура. На Ивана смотрели холодные темные глаза. Правильное овальное лицо, плотно сжатые губы, взгляд острый, пронизывающий. Слез не видно, только очень бледна и печальна. У нее было такое лицо, что печаль подходила ей больше, чем радость, в печали она была хороша, как спящая царевна из сказки. А что до бледности — кто в Москве не бледен к концу декабря? Может быть, капитан Ком не так уж и неправ? Что-то в ней, безусловно, выбивалось из нормы. Иван пытался прочитать реакцию, но глаза смотрели совершенно спокойно, ровно и ничего не выражали. Лицо покериста, подумал Иван. И совсем, совсем не похожа на отца. Иван попытался вспомнить, какого цвета были глаза у Морозова, и не смог, но дело было даже не в этом. Высокая и тонкая, с длинной шеей и идеальной осанкой, стоящая перед ним девушка была породистой, про таких говорят, короче, принцесса. Даже одета так, словно собиралась играть в гольф. Морозов же был другим, скорее, из тех, что пробиваются из грязи в князи. Только не в князи, а максимум в купцы, если уж на то пошло.

— Алиса Андреевна? — спросил Иван, и взгляд девушки похолодел еще больше, минус пятьдесят по Цельсию. Космический холод.

— С кем я говорю? — спросила девушка. Голос оказался неожиданно мелодичным и густым, как мед.

— Майор Третьяков. Я работал с вашим отцом, он был моим начальником. Сочувствую вашей утрате, — Иван сразу зашел с козыря, чтобы массивная металлическая дверь не захлопнулась перед его носом.

— Вы сочувствуете утрате, — протянула нараспев девушка, словно пробуя слова на вкус. — Благодарю — и прощайте. Я уже сказала вашему коллеге, что не стану ни с кем говорить.

— Подозреваю, что он сам это заслужил. — Иван улыбнулся грустной, понимающей улыбкой — и развел руками: жест открытости, жест — демонстрация доброй воли. — Я и сам столкнулся с этим товарищем, и столкновение это было неприятным. Я сожалею, что именно он позвонил вам, но есть нечто, что гораздо важнее наших с вами эмоций. Найти убийцу…

— Наших с вами, — неожиданно повторила девушка. — Между нами нет ничего общего, нас с вами ничего не объединяет, и не нужно навязывать мне эту ложь. До свидания, майор Третьяков.

Девушка толкнула дверь, но Иван успел вставить тяжелый высокий ботинок в просвет, и ногу довольно сильно придавило. Для таких случаев ботинки на рифленой подошве и на шнуровке были идеальны. Ивану приходилось — и не раз — проникать в квартиры, и вот уже много лет он выбирал для работы и жизни именно такую обувь.

— Мне нужно задать несколько вопросов, и я больше не потревожу вас. Неужели вам в самом деле нужны официальные вызовы?

— Так, значит? — нахмурилась девушка. — Вы вламываетесь ко мне в квартиру? Тогда официальный вызов случится прямо сейчас. Я позвоню в полицию!

— Давайте, — устало кивнул Иван, продолжая смотреть ей прямо в темные глаза. — Давайте, звоните, я только за. Могу опросить вас и в присутствии местной бригады, тем более что это наш район — мой и вашего отца, — и я, скорее всего, лично знаю тех, кто приедет. Думаете, отказ разговаривать пойдет вам на пользу?

— Ваш товарищ сегодня по телефону спросил, что я делала с трех до семи вечера и есть ли кто-то, кто может подтвердить мое алиби, — сказала девушка и распахнула дверь. — Вы тоже хотите задать мне несколько вопросов? Пожалуйста, проходите. Чувствуйте себя как дома! — С этими словами она тряхнула копной длинных ореховых волос, развернулась и быстро пошла в глубь квартиры.

Иван заметил, что девушка довольно сильно хромает. Споткнулась на льду? Вывихнула ногу? Стоя в прихожей, Иван огляделся. Квартира уютная, ухоженная, с хорошим ремонтом. Стены светлые, с картинами и фотографиями в подобранных друг к другу рамках. Вдоль всего коридора по внутренней стене тянулся высокий, под потолок, белый стеллаж, полный книг. Сотни, тысячи книг. Многие из них явно куплены еще в советские времена, это ясно по обложкам. Кто бы ни собирал эти книги, это был не Андрей Петрович Морозов. Он ничего не читал, кроме статей по криминалистике и судебной практике. Иван задумался на секундочку, испытав острый импульс — желание разуться: в квартире был светлый, идеально отполированный паркет. Иван посмотрел поочередно на свои подошвы. Ничего хорошего. Внутрь забился и таял снег. Иван чертыхнулся и принялся расшнуровывать ботинки.

— Что вы делаете? — услышал он. Алиса стояла в дверном проеме, в дальнем конце коридора и с изумлением смотрела на Третьякова.

— Наследить не хочу. Полы чистые, — пробормотал он.

Девушка задумчиво посмотрела на него, а затем подошла к шкафу в прихожей, нагнулась, достала оттуда тапки большого размера и протянула их Ивану. По ее лицу пробежала гримаса, и Иван безошибочно понял — почувствовала запах от одежды и, чего уж там, от самого Ивана. Наплевать. Подумаешь, принцесса Несмеяна.

— Спасибо, хоть не придется снова полы мыть. Пройдите в кухню, — сказала Алиса, а ее лицо снова стало непроницаемым.

Иван пошел за ней. Кухня тоже уютная и новая, белая, со стеклянными витринами и фарфоровыми фигурками, которые кто-то явно с любовью собирал. Алиса указала на стул около стола, и Третьяков присел на край. Сама она осталась стоять. Иван невольно продолжал разглядывать девушку. Надо же, какая красивая у Морозова дочь. Наверное, в мать пошла. Мать… Нет, с этого не начнешь, нужно с чего-то другого.

— Почему вы хромаете? Споткнулись на улице? — спросил он, и Алиса обернулась, нахмурилась.

— Нет. А почему вы спрашиваете?

— У меня работа такая — спрашивать. Я сам пару недель назад поскользнулся, упал и так вывихнул лодыжку, что пришлось мазать каким-то кремом. Или мазью, никогда не понимал, в чем разница. Вот я и подумал, может, вам к врачу надо.

— Не нужно мне к врачу, — ответила она. — Какие еще у вас ко мне есть вопросы? Если про алиби, то у меня его нет, ни до, ни после того, как отец уехал, я из дома не выходила и ни с кем не виделась, так что можете хоть сейчас строить версии, если хотите.

— Я даже в мыслях не держал, — ответил Иван, снова — в который уже раз — мысленно выматерившись. Чертов сержант, о чем только думал. Бывают же такие совершенно пустые головы. — А в какое время ваш отец уехал в Благинино? Это вы можете мне сказать?

— Это могу, — пробормотала девушка, и лицо ее потемнело. — В тринадцать двадцать пять. Вообще он обычно уезжает рано, чтобы не попасть в пробку. Хотел уехать в восемь, но без десяти девять вернулся — забыл свою новую игрушку.

— Игрушку?

— Он купил свистульку, такую, чтобы уток, кажется, подманивать. Не знаю, я в этом не разбираюсь. Никогда не понимала его увлечения охотой. Он говорил, что это — чисто мужское, первобытное, от наших предков, которые жили в лесах. Древляне, кривичи и прочие. В общем, он все хотел победить мамонта… — Она замолчала, на этот раз надолго. Иван ее не перебивал, не спрашивал. Хорошо уже то, что она с ним вообще разговаривает. Хотел было включить диктофон, но передумал — побоялся спугнуть. — Вот за этой свистулькой он и вернулся.

— Он был один?

— Да, один, — кивнула она, но потом нахмурилась. — Нет, я не знаю, но думаю, что один. Я его не видела.

— В смысле? Вы же сказали…

— Я его не видела, я его слышала. Я была в своей комнате, когда он вернулся, и он крикнул мне, что забыл свистульку и что раз так, поедет попозже. Я выходила из комнаты, но он был у себя, разговаривал с кем-то, так что я не стала ему мешать. Только вытерла пол.

— Пол?

— Натекло на пол с ботинок. Вообще, у нас двор убирают ужасно, сваливают весь снег горами на обочину, а тротуар вообще нормально не чистят.

— Ладно, значит, он побыл еще дома и уехал. Так? В час двадцать пять? — Иван переспросил намеренно.

— Когда папа уезжал, он дунул в свистульку, такое получилось кряканье утки. И крикнул, чтобы я не засиживалась у компьютера, но это он всегда мне говорит. А после я слышала, как хлопнула входная дверь.

— У вас были какие-то свои планы на Новый год? Поэтому вы не поехали с ним на дачу? — спросил Иван и удивился, с какой жесткостью девушка ответила на его вопрос:

— Я никогда не езжу на дачу. Никогда.

— Почему? — опешил Третьяков.

— Какая разница? Разве недостаточно вам того, что сегодня меня там не было? Вы же это хотите знать? Я не была на этой чертовой даче ни разу за все пятнадцать лет, и ноги моей там не будет. Скажите, а вы как думаете, его убийцу найдут? Этот ваш товарищ сказал, что это было ограбление. Он называл папу «убитым», — сказала Алиса, голос — как шелест падающих листьев. — «Убитым».

— Сочувствую. Черт! Вот бывают же идиоты, — выпалил Третьяков. Набить бы этому Чертоку лицо, так, чтобы запомнил. И на всякий случай уволить к чертям собачьим.

— Да уж, — согласилась она. — Так что же? Что вы думаете? Найдут?

— Очень на это надеюсь.

— Я посмотрела статистику. Большинство дачных ограблений остаются нераскрытыми, это почти всегда глухари.

— Статистику? — хмыкнул Иван, но Алиса, кажется, даже не заметила его удивления. — Не стоит доверять статистике. Кроме того, именно поэтому я и здесь, пытаю вас этими вопросами, чтобы мы смогли полностью восстановить день вашего отца по минутам. Я как раз хотел спросить вас, было ли что-то особенно ценное в этот раз на его даче, но вряд ли вы…

— Да, я ничего не знаю об этом. Кроме разве этой его новой свистульки, которую он увез с собой.

— А время? Время вы прямо точно помните?

— Да, я точно помню время, — ответила Алиса. — Я же сказала, час двадцать пять.

— Вы посмотрели на часы? Когда? — спросил он агрессивнее. Тоже мне, Алиса — искусственный интеллект. — Именно в этот момент или примерно в этот момент?

— Именно в этот момент, да, — ответила она суше. — Нет, я не смотрела на часы, у меня просто хорошее чувство времени и память тоже — особенно на числа и последовательности. Я всегда могу достаточно точно сказать, который час. К примеру, сейчас двадцать один час сорок три минуты — плюс-минус одна минута. Можете посмотреть на часы, — кивнула она. Иван украдкой бросил взгляд на часы. Время было точное. Вот черт.

— А позже он вам не звонил?

— Он редко звонит мне с дачи.

— Вы не поздравляете друг друга с Новым годом?

— Я очень спокойно отношусь к смене чисел в календаре, и папа хорошо знает это. Он должен был вернуться первого января, — ответила Алиса.

— Скажите, пожалуйста, Алиса Андреевна, а он вам случайно не говорил, кого ждет к себе в гости на Новый год?

— У него было много друзей-знакомых, но таких, чтобы прямо близкие… нет, таких было мало, и почти все — там, в Благинине. Вам надо с Салатниковыми поговорить или с тетей Катей.

— Тетя Катя?

— Когда-то у папы был самый лучший друг, дядя Олег. Тетя Катя — его жена. Она вообще очень любит дачу, папа говорил, она там с ранней весны до поздней осени. Правда, зимой она туда вроде не ездит.

— Дядя Олег… Олег Викторович? Никитин? — спросил Иван, пролистав свои заметки.

— Да, именно он, — удивилась она. — Вам о нем уже известно? А впрочем… Они дружили семьями, его жена, тетя Катя, дружила с мамой. У них, кстати, тоже есть дочка, папа даже говорил, что мы с ней хорошо вместе играли на даче, только я не помню этого, маленькая была. Тетя Катя и дядя Олег сюда к нам тоже часто приезжали, и дочка их приезжала, только она намного меня старше, так что мы так и не стали общаться. Потом дядя Олег умер, и я больше, кажется, их никогда и не видела.

— Кажется? А как же ваша фотографическая память? — не удержался Иван.

Алиса покачала головой.

— Дело не в моей памяти, она, кстати, вовсе не фотографическая. А людей я почти никогда не запоминаю.

Иван сощурился.

— Никого и никогда не запоминаете? Такая избирательная память на числа?

— Почему — никого? Преподавателей и коллег я помню. Просто люди… не являются объектом моих интересов, — пояснила Алиса, и Иван с трудом удержался, чтобы не закатить глаза.

— Может быть, хотя бы имена друзей отца вспомните? Хоть кого-то? Мое имя, к примеру? Третьяков?

— Почему я должна помнить ваше имя? — нахмурилась Алиса.

— Ну, мы с вашим отцом довольно близко общались, он мне в свое время денег одолжил, очень помог. Вот, я ведь хотел даже у него Новый год справлять. Подумал, может быть, он упоминал — меня, кого-то еще.

— Так вы это не придумали? Вы говорили серьезно? — спросила Алиса, чем поставила Ивана Третьякова в тупик.

— Серьезно — что?

— Про вашу дружбу с моим отцом? — Она сощурилась. — Я думала, вы просто так, чтобы найти ко мне подход. В конце концов, я почти никого не знаю из его друзей. Вы что, в самом деле были его другом?

— Может быть, не лучшим — но другом точно. Я хорошо его знал и очень уважал, — кивнул он. — Мы вместе работали, а когда ваш отец пошел на повышение, продолжали общаться. Я знаю его почти десять лет, и он пригласил меня на дачу на Новый год. Собственно, именно так и вышло, что я там оказался.

Алиса застыла, прямая, как палка, и посмотрела на Третьякова так, будто увидела привидение. Затем она заговорила — через силу, с явным напряжением, медовый голос срывался на хрип.

— Это что же, вы его нашли? Вы лично нашли моего отца? Вы… были там, в Благинине? Вы видели его… тело? — спросила она, это слово далось ей с большим трудом.

Третьяков хотел поправить девушку, напомнить ей о пожарных, которые были на месте раньше него, но передумал. Он расскажет все подробно потом, а пока Иван только медленно кивнул. Алиса сделала непроизвольный глубокий вдох и закрыла лицо ладонями, как закрывают дети, чтобы не видеть страшную сцену в фильме ужасов. Нет, подумал Третьяков. Не железная, хоть и леди.

8

Она простояла так около четырех минут — ни жеста, ни звука, ни слезинки, — а когда убрала руки от лица, ее глаза были черны, как космический вакуум. Иван и хотел сказать что-то, но не нашелся, растерялся, что вообще-то на него не похоже. Уж он повидал на своем веку потерпевших и их родню, уж он умел выражать соболезнования и находить правильные слова. Он умел делать это, не включаясь лично, оставаясь под надежным прикрытием слов «это только работа», а сейчас вот молча смотрел в большие черные глаза и хотел провалиться сквозь чистый кафельный пол. Он откашлялся и спросил:

— У вас кто-то остался?

— Да, конечно, — ответила она так, словно просто хотела его успокоить.

— Это хорошо, — кивнул он. — Скажите, у вашего отца ни с кем не было конфликтов в последнее время?

— Он страдал перед смертью? — Она его совсем не слушала и смотрела куда-то мимо него на пустую стену.

— Я не знаю, — честно ответил Иван. — Не думаю. Есть высокая вероятность того, что он умер во сне. Экспертиза покажет больше, а пока… вы уж простите, я не смогу вам ответить на все вопросы, это в интересах следствия.

— В интересах следствия… — пробормотала она. — Нет, я не знаю о его конфликтах. Впрочем, это не значит, что их у него не было. У моего отца было много разных интересов — и по работе, и вне ее. Он был учредителем нескольких фирм, хотя я знаю, что ему плевать было на эти фирмы.

— Почему вы думаете, что ему было плевать на фирмы?

— Знаете, он часто говорил, что мечтает развязаться со всеми делами и уехать жить на дачу… ну насовсем, понимаете? Отец вообще меня в свои дела не особенно посвящал, но иногда он становился, как бы это вам сказать…

— Разговорчивее?

Алиса посмотрела ему в глаза и кивнула.

— То, что он выпивал, ни для никого не секрет, — сказала она чуть враждебно. — Это ему никак не мешало, он всегда знал, когда ему на работу и когда пить нельзя. И никогда не напивался до свинского состояния. Ну… почти никогда, — поправилась она. — Иногда люди просто бессильны перед собственными слабостями.

— Так что он сказал вам про свои дела? Что хочет все бросить?

— Он часто говорил, что оно того не стоит, вся эта суета вокруг денег, что вообще люди переоценивают значение денег. И знаете, однажды он даже сказал, что все это — не шутки, и что с него хватит, и что он обязательно пошлет все к чертям… Да, он так и сказал: «Вот закончишь ты институт, Алиска, и я пошлю все к чертям. Уволюсь и уеду на дачу». Он сидел вот там, на том стуле напротив вас, — Алиса показала рукой. — Да, он был сильно пьян, сильнее обычного, потому что уже приехал домой пьяным, но я думаю, что-то его расстроило в тот день. Знаете, сильнее обычного.

— В какой день? Когда это случилось, примерно?

— Примерно? — Алиса склонила голову и закрыла глаза, сосредоточившись. — Это случилось летом, четырнадцатого июля, а время… была половина восьмого. Двадцать минут восьмого.

— С ума сойти, — не сдержался Иван, и Алиса еле заметно покачала головой, словно эта реакция ее раздражала.

— Не думайте, что это что-то сверхъестественное. Меня тренировали запоминать числа с самого детства, и я просто привыкла. Если мне нужно, я могу как бы… увидеть число, даже то, какого оно цвета и формы, — это все техника запоминания. Придаешь числу дополнительный параметр. Меня этому мама научила, мы с ней много играли, например в «быков и коров», когда мне исполнилось три года. Потом с папой тоже, хотя ему приходилось записывать все цифры на бумажке. Он-то их не мог так же запоминать, как я. Почему-то у него никогда не получалось.

— Быки и коровы? — переспросил Иван.

— О, это очень просто, такая развивающая игра, — кивнула Алиса. — Один человек запоминает число, а другой должен его отгадать. Например, вы можете запомнить хоть сейчас.

— Какое? Одно число? Цифру?

— Нет, именно любое, только нужно заранее согласовать его разрядность. Можете загадать двузначное, но играют и в трех-, и в четырехзначные, и в пяти-. Впрочем, дальше это куда сложнее, если не записывать. А играть очень легко. Вы загадали?

— Действительно, «легко», — хмыкнул Иван. — Ну, допустим, загадал. Сказать?

— Нет, вы что! Дальше я назову число. Например, скажу — пятьдесят шесть. Если я не угадала ни одной из ваших цифр в числе — скажете, что мимо. Если я угадала цифру, но она не в правильном месте, это «корова». К примеру, если вы загадали шестьдесят пять — получается, две коровы. Мне останется только поменять цифры местами. А если я угадала только одну позицию полностью, а одну угадала частично, цифра не на своем месте — скажете: «Бык и корова». Моя задача — угадать ваше число за самое маленькое количество попыток.

— Что-то я ничего не понял. А если я загадал шестьдесят шесть?

— Тогда это один бык, — пожала плечами Алиса. — Все очень просто.

— Очень, очень просто, — мотанул головой Иван.

— Да не важно. Я не хотела вас запутать, просто хотела, чтобы вы поняли, почему я очень хорошо вижу и запоминаю числа, последовательности. У нас, кстати, многие такие.

— У вас?

— У нас в институте.

— А где вы учитесь? — спросил Иван. — Ваш отец говорил, что в МГУ, правильно?

— Да, в МГУ. Я там еще со школы занималась, и потом, тут у нас можно дойти пешком до любого корпуса, — добавила она почему-то виноватым тоном.

— А какой факультет, если не секрет?

— Никаких секретов. Вычислительная математика и кибернетика.

— Ничего себе!

— Ничего особенного на самом деле, — нахмурилась она. — Просто так уж сложились звезды. У нас по маминой линии много математиков и физиков. Такая уж семья.

— А ваша мама где живет, далеко? У них с вашим отцом какие были отношения? Я помню, Андрей Петрович говорил, что вы с ним вдвоем живете. Они давно развелись?

— Мама умерла, — пробормотала Алиса, и Ивану стало окончательно не по себе. Да, конечно, девушка взрослая, двадцать лет, но все равно, получается, теперь сирота.

— Сочувствую, — сказал он и закашлялся. — Я не знал, извините.

— Откуда вам знать, если отец никогда не говорит об этом — ни с кем, даже со мной. Я маму почти не помню, только по фотографиям и по его рассказам. Еще помню один момент, как мы куда-то идем, и она держит меня за руку и спрашивает про числа, а я ей отвечаю: «Быки или коровы». Я даже помню сами цифры, но, возможно, я сама себе придумываю это воспоминание. Хотя папа считает, что это все было в действительности. — Пока Алиса говорила о матери, ее лицо просветлело. Забылась, отвлеклась, затем одернула сама себя. — Так о чем мы говорили?

— О том, что ваш отец хотел все бросить. Скажите, вы не будете возражать, если я взгляну на его комнату? — спросил Иван.

Алиса задумчиво кивнула без особого энтузиазма. Тогда Иван добавил, что для осмотра ему нужно ее согласие либо ему придется уйти ни с чем.

— Нет-нет, давайте осмотрим комнату. Если вдруг там найдется что-то полезное… чтобы поймать убийцу… — Она прикусила губу. — Получается, вы считаете, его убил кто-то из знакомых?

— Давайте не будем делать преждевременных выводов, — аккуратно сказал Иван.

Алиса махнула рукой.

— Не хотите говорить — и не надо.

9

Комната Андрея Петровича Морозова оказалась крошечной, не больше девяти метров, самой маленькой в квартире. Полуторная кровать — двуспальная тут даже не поместилась бы. В комнате отсутствовал даже шкаф, потому что его просто некуда было бы поставить, так что вещи, по словам дочери, Морозов хранил в большом раздвижном шкафу в коридоре. Почти все место напротив окна занимал небольшой письменный стол, над ним на стене слева — две застекленные книжные полки. Простой стул, не компьютерный, а деревянный, с подлокотниками. На столе лежали вразнобой бумаги, ручки, стикеры, отдельно у стены — закрытый серебристый ноутбук, никогда раньше Иван его у Морозова не видел. Под столом стоял массивный принтер, валялись шерстяные носки. Иван наклонился к старомодному перекладному календарю и внимательно рассмотрел, пролистал его и сфотографировал все записи. Записей было немного, в основном какие-то цифры, иногда вместе с фамилиями. Были, очевидно, и телефонные номера. Алиса стояла в дверях и молча наблюдала за Иваном, и от ее взгляда становилось не по себе, словно он сам был под наблюдением.

— Ваш отец много работал из дома? — спросил Иван, повернувшись к Алисе.

— Достаточно много, да, — кивнула Алиса. — Я постоянно слышала, как он разговаривает по телефону, а иногда он так зарабатывался, что забывал поесть, и тогда я приносила ему еду.

— А чем он занимался? Я имею в виду, думаете, его дела были связаны с управлением или с чем-то еще? Я знаю, что Андрей Петрович имел отношение к какому-то бизнесу.

— Не смогу ответить вам, я в его дела не лезла. Думаю, и того, и другого понемногу. Бизнес… Да, у папы еще с девяностых есть доля в сети ресторанов, еще есть многопрофильная компания, они торгуют строительными материалами, в основном как посредники. Они же, насколько я знаю, стройматериалы доставляют по всей России и какие-то отдельные виды работ выполняют. К примеру, пару лет назад выиграли тендер на разводку электрики. Но там есть свой управляющий, а папа… Он всегда говорил, что не хочет лезть туда, пока все и так хорошо.

— Ваш папа обычно работал за этим компьютером? — спросил Иван, показав на ноутбук. Про себя он отметил, что для человека, который не лез в чьи-то дела, Алиса знает достаточно много.

— Почему вы спрашиваете? Это же очевидно, — возмутилась она.

— Вы не поверите, насколько мало очевидного в моей работе, Алиса Андреевна. Ваш папа мог использовать этот компьютер для каких-нибудь других целей. Мог играть на нем в «Mortal Kombat», к примеру. У меня в машине лежит ноутбук, на котором я работаю, ведомственный. А дома у меня тоже есть ноутбук, и я на нем вообще не работаю, только играю.

— В «Mortal Kombat»? — удивилась Алиса.

Иван усмехнулся.

— Могу и в него, но я больше в танки. Это я так, к примеру, что это мог быть игровой ноутбук. Или вообще чужой. Хоть бы и ваш. Или он может быть сломан. Мало ли…

— В таком случае, отвечу так: я предполагаю, что папа использовал именно этот ноутбук и именно для работы. Какой конкретно — не скажу, потому что папа, когда работал, всегда запирался и просил, чтобы я ему не мешала. А я и не возражала.

— Вот это хорошо, это другое дело. А телефон управляющего его компании вы знаете? И имя тоже желательно.

— С телефонами не подскажу. Рестораны называются «Старый лес», это такая сеть, русская и европейская кухня. Много банкетов. А компания… кажется «Форсаж Логистикс» называется.

— «Форсаж Логистикс»? — удивился Иван.

— Название давалось еще сто лет назад, не думаю, что оно что-то значит.

— Сто лет назад… Может быть, покупалась готовая фирма с таким названием? — вслух подумал Иван.

Алиса кивнула.

— Возможно, и так.

— Разберемся, уточним. Не знаете, доступ в ноутбук защищен паролем?

— Не знаю, ни разу не пробовала его включать, — покачала головой она.

— Если вы позволите взять ноутбук на анализ, наши специалисты решат этот вопрос. Позволите?

— А вы его потом вернете?

— Да, конечно, — пообещал Иван, как он делал всегда. Если в ноутбуке окажется информация, важная для следствия, он может перекочевать в «вещественные доказательства», откуда уже никогда и ни к кому не вернется. Вещдоки хранятся бессрочно, чтобы в любой момент, в случае необходимости, их можно было достать с полки и использовать в соответствии с задачами. Но если бы Иван говорил людям правду, изъятие предметов стало бы настоящей головной болью. Поэтому Иван обещал, а потом, в случае чего, просто разводил руками и говорил, мол, «кто ж знал».

— Хорошо, забирайте. А можете ответить мне на вопрос, почему вы так уверены, что это не было простым ограблением? — спросила Алиса.

Иван замолчал, подбирая слова. С одной стороны, ни в коем случае нельзя дать девушке ложную надежду или определенную версию, которая бы закрепилась в ее памяти, потому что ему ничего не известно наверняка. С другой стороны, Алиса Морозова наблюдательна, и ее мнение, информация, которой она, сама того не зная, может обладать, имеет все шансы оказаться важной для раскрытия дела. Иван решил рискнуть и продолжить разговор.

— Я не уверен, что это не ограбление, но я не уверен и в обратном. Однако, как вы правильно заметили, мне интересны личные связи вашего отца. Есть обстоятельства, которые заставляют меня склоняться к тому, что простое случайное ограбление тут маловероятно. Скажу вам кое-что, хотя и не должен, но вы же меня не выдадите? — Иван улыбнулся самой доверчивой и открытой улыбкой, на которую был способен. — К примеру, в случайных дачных ограблениях чаще всего в дома попадают через окно, и такие способы проникновения легко заметить. Просто выбивают стекла и влезают внутрь, понимаете? Это же гораздо проще, чем взламывать замки. В случае с вашим отцом ни окна, ни двери не повреждены. Кроме того, грабители редко влезают в дом, где в момент ограбления кто-то есть. Куда проще обнести пустой дом, чем ввязываться в схватку с хозяином. А в Благинине и окрестностях целое море пустых домов.

— Может быть, они просто не знали, что отец в доме? — предположила Алиса.

— Во дворе стояла машина, в доме горел свет. Нет, думаю, это преступление не вписывается в классическую картину дачной кражи.

— Ах да, машина, — кивнула Алиса.

— Я считаю, что сейчас мы должны собрать как можно больше информации и не должны спешить с выводами. Экспертиза даст нам пищу для размышления, потом мы соберем все показания воедино. Много всего нужно учесть. Если это и было ограбление, то оно проходило не самым типичным образом, это все, что я хочу сказать. Но это не значит, что нужно исключить эту версию. Так что… если вы что-то вспомните, что угодно, — сразу звоните мне. — Иван положил на стол визитную карточку, кивнул и улыбнулся одними кончиками губ — просто в знак поддержки. — И вообще, звоните, если вам что-то понадобится.

— Хорошо, я позвоню, — кивнула Алиса.

Иван попросил пакет для ноутбука. Алиса подхватилась, побежала, принесла специальный чехол и тряпичный черный портфель.

— Вот, берите.

— Я не шучу, — еще раз повторил Иван, упаковывая ноутбук. — Не как полицейскому. Звоните мне, как другу вашего отца. В любое время, что бы вам ни понадобилось. Хоть днем, хоть ночью. Обещаете?

— Я обещаю, — кивнула Алиса. Как показалось Ивану, она хотела сказать что-то еще, но потом передумала, тряхнула копной ореховых волос и промолчала.

Иван постучал пальцами по столу, вспоминая, о чем еще он не спросил. Голова работала плохо, усталость брала свое, и нейронные связи в мозгу нарушались. Спать! Ему нужно нормально выспаться, но он и понятия не имел, как это организовать. Иван посмотрел на часы, потом на Алису.

— Который час? — спросил он, и девушка улыбнулась, понимающе кивнула.

— Двадцать два часа тридцать семь… — она подняла вверх указательный палец, — тридцать восемь минут.

— Надо же, прямо точно угадала, — хмыкнул Иван.

— Нет. Я не гадала, — поправила его Алиса.

10

В двадцать два часа сорок семь минут Иван сидел в своей остывшей машине во дворе дома на Мичуринском проспекте и ждал, пока прогреется двигатель. Что делать дальше, после этого, Иван не придумал. Ехать обратно в управление? Да, от дома подполковника Морозова до управления было рукой подать, но два обстоятельства огорчали Третьякова: отсутствие в управлении душа и наличие значительного количества знакомых. Отвечать на их вопросы он не мог, не было сил. Ехать домой? Сыновья, скорее всего, уже спят, они еще в том возрасте, когда планы по поимке Деда Мороза обречены на провал. Ему же, если даже он придет домой, придется сначала выслушать агрессивные объяснения жены, суть которых в том, что в ее измене он виноват сам. А потом ему придется лечь спать в ту самую кровать, где он застал ее с «хорошим школьным другом». Не вариант. Больше вариантов не было, поэтому Иван продолжал сидеть в тихо бурчащей машине и смотреть перед собой — на сугроб с краю тротуара. Согревшись немного, он вдруг понял, что именно хочет сделать. Пристегнувшись, Иван выехал из двора на улицу и принялся кружить в поисках того, что ему было нужно. Он искал круглосуточный магазин — такой, который бы работал в двадцать два часа сорок семь минут, невзирая на Новый год.

Магазин нашелся быстро, и именно такой, который нужен был Ивану — маленький, частный, на первом этаже жилого дома, под названием «Дубравушка». Иван осмотрел двор неподалеку, нашел укромное местечко, запарковался и вышел из машины. В магазине «Дубравушка», как и ожидал Иван, перед телевизором сонно дремал подвыпивший черноволосый прыщавый парнишка лет двадцати.

— Уважаемый, продайте мне праздник, — обратился к нему Иван. — А то так тошно без праздника, что не передать словами.

Парень посмотрел на Ивана с подозрением, оценивающе. Грязный пуховик, потрепанное небритое лицо говорили в пользу Ивана, но на всякий случай паренек все-таки нахмурился и строго сказал:

— Мы праздником только до двадцати двух торгуем.

Иван обезоруживающе улыбнулся.

— Я уверен, что в честь Нового года можно сделать и исключение. Серьезно, брат, ушел от жены. Пропадаю, понимаешь?

— Загулял? — с пониманием отреагировал паренек.

— Ага, загулял, — подтвердил Иван.

Уже через десять минут он вернулся к машине с добычей. Откинув сиденье чуть назад, он подсоединил телефон к зарядке и включил онлайн-трансляцию какой-то новогодней лабуды со скачущими и поющими «звездами». Лабуда раздражала, так что Иван выключил звук, оставив только видео. Он вынул из пакета бутылку водки, поставил ее в отделение для стаканов и открутил крышечку. В машине резко запахло спиртом. Иван взял с соседнего сиденья купленные для Морозова грибы, с усилием отвинтил крышку и принюхался. Пахло гвоздикой и лаврушкой — хорошо. Он вынул из пакета хлеб, половинку черного «кирпичика», нарезку-карбонад в пластиковой упаковке и пачку пластиковых ложек — вилок в «Дубравушке» не нашлось.

— Да будет тебе земля пухом, Петрович, — сказал он и отхлебнул из бутылки.

Иван пил водку из горла и запивал ее томатным соком и курил в тишине, ел хлеб и карбонад. Он был голоден как черт. Наслаждение как оно есть, особенно когда там, за тонкой защитой крашеного металла, зима, холод, и снег. Бензина в машине было достаточно, и можно было спокойно дожить до утра. Наевшись и напившись, Третьяков откинул сиденье на максимум, приладил телефон поудобнее и включил вместо «лабуды» каких-то комедиантов. Он уже спал, когда телефон завибрировал, и не сразу понял, что происходит. Иван дернулся и уставился на экран. На черном фоне горели белые цифры — высветившегося номера Иван не знал. Он бросил взгляд на часы на панели приборов. Половина двенадцатого, черт, кого опять несет? Не бери, пошли они все к чертовой бабушке. Наверняка жена звонит.

Ненавистный внутренний голос прозвучал громко и четко: а вдруг что-то срочное? Иван устало закрыл глаза. Телефон продолжал плясать и звенеть.

— Третьяков слушает, — сказал он максимально сухо и враждебно, проклиная свою профессию. Никакой личной жизни даже в Новый год.

— Алло? Иван Юрьевич? — услышал он бархатный женский голос. Не жена. Уже легче. — Простите, что беспокою вас в такое время, но вы сами сказали, что когда угодно…

— Представьтесь, пожалуйста, — потребовал он.

— Это Алиса. Морозова. Вы сказали… в любое время…

— Алиса Андреевна? Да-да, конечно, — Иван тряхнул головой, пытаясь сбросить сон и неприятную, вязкую пьяную пелену. — Что-то случилось?

— Нет-нет, ничего не случилось. Я вас ни от чего не отрываю?

— Нет, не отрываете… Погодите секунду, — Иван поставил телефон в громкий режим, а сам потянулся за сигаретами. — Говорите, пожалуйста, я вас внимательно слушаю.

— Извините, что побеспокоила.

— Ничуть вы не побеспокоили, — заверил ее Иван с плохо скрываемым раздражением. — Говорите.

— Я вспомнила один наш разговор с папой, только сейчас вспомнила. Не думаю, что это важно, но вы сказали, что угодно может иметь значение, я и подумала, что должна вам рассказать.

— Все правильно, рассказывайте. — Иван сосредоточился и достал из бардачка кусок бумаги — кажется, прошлогодняя техническая карта. — Когда случился этот разговор?

— Это было в начале октября, девятого числа, вечером, в одиннадцать сорок примерно.

— Примерно, да? — ухмыльнулся Иван.

— Точно — одиннадцать тридцать восемь, — строго сказала Алиса.

— Извините, — пробормотал Третьяков, матерясь про себя. — Продолжайте.

— Папа был довольно сильно пьян, с ним такое случается. Он сидел на кухне, когда я вошла, и спросил меня, чего я хочу на день рождения. У меня день рождения в конце января, так что разговор казался преждевременным, но папа очень любит дарить подарки, и поэтому я подумала, что он просто хочет что-то заранее заказать. Я, конечно, сказала, что буду рада любому подарку, хотя, по большому счету, мне было все равно. У меня ведь есть абсолютно все, но он постоянно искал, что бы еще придумать. А тут, тем более, двадцать один год. Настоящее совершеннолетие, как он говорил.

— А почему вы считаете, что это может иметь отношение к его убийству? — влез Иван.

— Я не считаю, с чего вы взяли? — удивилась Алиса. — Просто он тогда вел себя странно.

— Готовить подарок дочери — странно?

— Нет, не в этом дело, — поморщилась она. — Вы дослушайте. Он тогда спросил меня, считаю ли я его хорошим отцом. Он никогда не спрашивал у меня такого, понимаете? Я растерялась, даже не знала, что отвечать. Он всегда был просто идеальным отцом, и я уверена, что он прекрасно это понимал, поэтому-то я и была так удивлена. И потом он сказал, что хочет сделать мне самый ужасный подарок, который я только могу представить.

— Ужасный? — переспросил Иван, подумав, что ослышался.

— Именно так. Я тоже решила, что он просто несет какую-то чушь, с ним такое иногда бывало. Он ведь довольно сильно выпивал, причем ему, к сожалению, даже не нужна была компания. Он мог просто сидеть и пить, сам с собой, на кухне, а когда сильно напивался, мог начать заговариваться, ругаться на кого-то, злиться, материться. Я на такое никогда не обращала внимания. Наутро он, как правило, ничего не помнил. Но такого он мне не говорил. И посмотрел он на меня так странно, что мне стало не по себе. Я, помню, спросила его как бы в шутку: может, он признается, что я не его дочь? На двадцать первый день рождения, как в мексиканских сериалах.

— А он что?

— А он расхохотался и долго смеялся, но таким, знаете, истерическим смехом. Пьяным смехом. Потом вдруг посерьезнел и сказал, чтобы я даже думать о таком не смела. Что я его дочь на сто процентов, я — его смысл жизни и все такое. Тогда я сказала, что если этот подарок будет такой же ужасный, как и тот, на восемнадцатилетие, то не стоит мне его дарить вообще, а лучше купить новый телевизор в шестьдесят дюймов, потому что я с сокурсниками иногда дома смотрю документальные фильмы. Он тогда выдохнул, посмотрел мне в глаза и кивнул. Сказал, мол, договорились. И уснул на кухне. Я говорю об этом, чтобы вы понимали, насколько он был в тот день пьян. Так что это все — ерунда и мелочь и не стоит вашего внимания.

— Определенно не мелочь и стоит внимания, — заверил ее Иван. — Интересно, а что такое ужасное он подарил вам на восемнадцатилетие?

— Он записал меня в кружок по стрельбе ДОСААФ. Решил, что я должна уметь постоять за себя, хотел, чтобы я научилась стрелять. Вы можете представить меня — и оружие? — она усмехнулась. — Отец все мечтал, что однажды я изменюсь.

— Послушайте, Алиса Андреевна, раз уж мы говорим о мелочах, я хотел у вас еще кое-что спросить. Я совсем забыл об этом, когда был у вас. Вы не видели, забрал ваш отец подарочную бутылку виски с собой на дачу в тот день? Мы подарили ее ему буквально накануне.

— Я не знаю. Виски? — переспросила Алиса. — Я в спиртном совсем не разбираюсь.

— Такая выпуклая бутылка…

— Я могу посмотреть, конечно… — растерялась она. — Выпуклая?

— Знаете что? А можно, я к вам сам еще раз зайду и посмотрю?

— Да, конечно. Когда? Завтра?

— Кто знает, чем я буду занят завтра, — вздохнул Третьяков, причем совершенно искренне.

— Сегодня? Ну, хорошо, давайте, если вам не сложно, — удивленно согласилась Алиса.

— Вот и отлично, тогда ждите, — сказал Иван, не заметив, как пепел с сигареты падает ему на свитер. — Вот черт! — Он принялся стряхивать пепел на пол, затушил сигарету.

— Что случилось?

— Нет, ничего… Ерунда. — И Иван повесил трубку.

«Дубравушка», около которой Иван завис, была совсем рядом, он отъехал всего на несколько сотен метров от морозовского дома, так что, учитывая употребленную водку, Иван ехать на машине не стал, пошел пешком. Путь от «Дубравушки» до дома Морозова занял у него всего шесть минут. Увидев удивленное, озадаченное лицо Алисы Морозовой, он сразу все понял, но как объяснить свое практически моментальное появление, не знал. «Да и черт с ним, — решил он. — Пусть думает, что хочет. Тоже мне, принцесса».

— Вы держите алкоголь в каком-то специальном месте? — Тон — максимально профессиональный. Состояние — «убейте меня», к тому же Иван вдруг очень хорошо осознал, что все же пьян. Да, он не допил бутылку, но много ли ему надо после двух бессонных голодных дней? Ивана штормило, и он прилагал титанические усилия, чтобы не выдать это.

— Сказать честно, мы спиртное в доме не держим, оно у нас не задерживается. Но есть несколько бутылок в баре в гостиной. — Алиса говорила холодно, с осуждением. Развернулась, пошла в гостиную, Иван поплелся за ней.

Там, в такой же идеально чистой, уютной комнате, в ореховом секретере стояло несколько бутылок красного вина, начатый шотландский кремовый ликер, запечатанная бутылка алтайского бальзама.

— Интересный набор, — пробормотал Иван.

— Все то, что папа терпеть не мог. Ну что, нету тут виски вашего? А зачем вам понадобилась именно эта бутылка?

— Не могу вам сказать, — вздохнул Иван и тут же пожалел об этом. Нет, дышать в ее сторону не стоит. И вообще, не нужно было приходить.

— Тайны следствия? — презрительно бросила она. — А можно вас спросить, в таком случае, почему от вас самого спиртным пахнет? Вы что, выпили?

— Нет, я просто шел-шел и случайно водкой облился, — разозлился Иван. — В конце концов, сегодня — Новый год.

— Я не совсем понимаю… Я выдернула вас с какой-то вечеринки?

— Ниоткуда вы меня не выдернули. И вообще, вы совершенно правы, — сказал Иван и посмотрел девушке прямо в глаза — зло, с вызовом. — Я нахожусь под воздействием опьяняющего вещества. Я же не знал, в конце концов, что вы позвоните. Хотя все равно не должен был…

— Не должны были — чего? Пить? Или приходить? — уточнила Алиса.

— Хочу заверить вас, что мое состояние никак не скажется на качестве… м-м-м… следственных действий. Мне только нужно было удостовериться, что ваш отец забрал подаренную ему бутылку виски с собой на дачу. Я удостоверился.

— Вы уверены? — хмыкнула она.

— В чем? — не понял он.

— В том, что завтра вспомните, в чем вы удостоверились.

— Послушайте, не нужно меня оскорблять. Я вовсе не так сильно пьян, как вы это рисуете.

— Теперь я точно верю, что вы — друг моего отца.

— Если хотите, можете на меня жалобу написать, — съязвил Иван. — Меня даже могут уволить за это. Все в ваших руках.

— Никуда я не собираюсь писать. Мне вообще все равно, что вы выпили! — заявила вдруг Алиса.

Иван замолчал и окончательно протрезвел от удивления. Девушка кивнула и принялась ходить по гостиной, рассуждая вслух и загибая пальцы.

— Я просто не понимаю кое-что… Вот, к примеру, одежда у вас грязная, в саже. И вы явно усталый. Получается, вы приехали сюда, скорее всего, прямо из Благинина. Так?

— Так, — кивнул он. — То есть почти так. Я еще был в управлении, но там я не пил.

— И сейчас Новый год, а вы здесь, со мной, — продолжала она, не обращая на него внимания. — Но дело даже не в этом. В тот момент, когда я вам позвонила, вы уже были здесь. Или, что еще более вероятно, вы никуда и не уезжали. Почему, зачем вы остались? Есть только один вариант.

— Интересно какой? — Теперь уже Третьяков скептически хмыкнул.

— Вы следите за квартирой. Или за мной? Скорее всего, за мной. Значит, все-таки вы именно меня подозреваете, хотя и не признаетесь. Нет, мне на это наплевать. Пусть и подозреваете, какая разница. Да, у меня нет алиби, но я была дома весь день. Я выходила со своего компьютера в Интернет, и это легко отследить, так как я не использую никакой специальной защиты или VPN, так что все мои выходы зафиксированы. Если этого недостаточно, можно посмотреть, кому я звонила и где. Жаль только, что ваши подозрения означают, что больше никого у вас нет. Вы понятия не имеете даже, с чего начать и где искать убийцу моего отца.

— Хорошая версия, но ошибочная. Нарушение в логике, — сухо сказал Иван, и теперь Алиса услышала и повернулась к нему.

— Что вы имеете в виду?

— Вы сказали, что есть только один вариант. Это не так. Вы обязаны исходить из того, что могут быть и другие.

— Думаете, ко мне сюда может прийти убийца отца?

— Нужно мыслить шире. Не стоит ограничивать свои версии. У меня могли быть и другие причины, по которым я оказался рядом с вашим домом.

— Другие причины? Вы живете рядом? — наморщила она лоб.

Иван усмехнулся и кивнул.

— Вот, уже две версии, видите. А где две, там и три. Алиса Андреевна, я не потому сидел около вашего дома, чтобы за вами следить. Да и сидел я не около вашего дома, если уж на то пошло, а около магазина «Дубравушка», знаете такой?

— Знаю, — опешила она. — Но зачем вы там сидели?

— Затем, Алиса Андреевна, что так уж вышло, что именно сегодня ехать мне просто некуда. Я… у меня свои проблемы. Личные проблемы, но вам они не интересны. Главное, никто за вами не следил и никто вас ни в чем не подозревает. Если этот идиот Черток вам ерунду наговорил, я прошу вас — от себя и от всего нашего управления — забыть и наплевать. Договорились?

Алиса Морозова хлопала ресницами и смотрела на Ивана так, словно он говорил на иностранном языке и требовал перевода.

— Я не понимаю, вы сидели в самом магазине? — переспросила она.

— Почему в магазине? Я сидел в машине. В своей машине, — добавил он. — Не в чужой. И не сидел, а лежал, если говорить точно. Спал. Никого не трогал. А вы мне позвонили.

— Вы спали в машине, когда я позвонила? — наконец поняла она.

Иван развел руками и кивнул. Алиса молча приложила ладонь к губам, как делают люди, увидевшие что-то неожиданное.

— Это ничего, это не проблема, поверьте. Вообще не берите в голову, — попытался успокоить ее Иван, но Алиса вдруг развернулась и вышла в коридор. Уже там она обернулась к Ивану и спросила строго, как школьная учительница:

— И что же вы стоите? Идемте!

— Куда? — растерялся Третьяков.

— На кухню, ужинать.

— Что? — скривился он.

— Потом примете душ и ляжете спать. И даже не думайте мне возражать, слышите! Все равно мне не по себе оставаться одной в Новый год. И не советую вам возражать, а то я могу передумать и таки написать на вас эту самую жалобу, о которой вы говорили! — И Алиса Морозова, словно точно зная, что Иван ее послушается, пошла, хромая, в кухню.

Третьяков поплелся за ней.

11

Сложным временам — экстремальные решения. Ивану Третьякову не было ни стыдно, ни неудобно. Он даже не чувствовал себя странно, хотя должен был. Все-таки он в чужом доме, под струями горячей воды в душе, мылся чужим гелем с резким запахом лаванды, потом нацепил на себя чужую одежду — фланелевые штаны в клеточку и широкую в плечах красную футболку с эмблемой «Динамо». То, что дала ему Алиса. Неудобно, но наплевать. Он слишком устал, чтобы хоть что-то чувствовать. Ему совсем не мешали крики за окном и звуки новогодней канонады. Город сходил с ума, празднуя наступление Нового года, а Иван дошел до точки, когда даже думать не мог о том, чтобы покинуть квартиру Морозова и вернуться туда, на мороз, в машину, пропахшую куревом, водкой и грибами. Пусть лучше лопнет его совесть.

Впрочем, Алиса, кажется, была даже рада присутствию в доме хоть кого-то. Во всяком случае, вела себя так, словно не было вовсе ничего необычного в том, что сотрудник полиции при исполнении остался у нее ночевать. В конце концов, не просто сотрудник — друг ее погибшего отца. Что тут такого? Она положила Ивана спать в гостиной, на белом кожаном диване, и единственная мысль, которая промелькнула у Ивана в усталом мозгу перед тем, как он отключился: заляпаю — вовек не расплачусь, диван дорогущий.

Утром Иван впервые за долгое время открыл глаза сам, по доброй воле. Для того чтобы проснуться, у него не было ровно никаких причин, кроме той, что он больше не хотел спать. Странное чувство, приятное и незнакомое. Обычно его будил будильник. Дома же, даже если случалось получить нормальный полноценный выходной, дети не давали выспаться, прибегали, запрыгивали на кровать, толкались и возились, как беспокойные щенята. В этом и было счастье, Иван никогда не жаловался, боже упаси, — но вот так выспаться не получалось давно. Иван прислушался — тишина, только громко тикают большие напольные часы. Огляделся — на табуретке рядом с его диваном лежала сложенная стопочкой одежда — его одежда, только выстиранная и выглаженная. Не нашлось только носков. Тут уж Ивана бросило в краску, он понятия не имел, как и когда Алиса Морозова умудрилась это провернуть, но, определенно, пока он дрых, девушка возилась с его тряпками. Быстро, суетливо Иван выпрыгнул из одолженных ему вещей Андрея Петровича и влез в чистые джинсы, рубашку, свитер. Затем воровато огляделся — не видела ли его метаний и прыганья на одной ноге эта странная девица. Отчего-то вместо благодарности за заботу Иван испытал необъяснимое недовольство. Она нарушила его границы. Хотя надевать сейчас вонючие и грязные шмотки было бы мучительно, так что нечего и капризничать. Не сахарный.

Алиса обнаружилась на кухне — снова одетая так, словно готовилась к фотосессии «Английская королева в неформальной домашней обстановке», она сидела с чашкой странно пахнущего чая в руках и планшетом на столе, что-то читала и не сразу заметила Ивана. Когда она подняла взгляд, ее от природы печальные черные глаза смотрели спокойно, ничего особенного не выражали. Незнакомка. Дистанция. Вот и хорошо.

— Надеюсь, я вас не разбудила? — спросила она с непроницаемо-вежливой улыбкой.

— Нет-нет, что вы. А который час? — спросил он хриплым со сна голосом. Алиса фыркнула и ответила.

— Девятый. Хватит меня проверять.

— И не думал. Просто забыл посмотреть на часы. А вам что, сложно сказать, что ли?

Алиса усмехнулась и спросила, будет ли Иван пить травяной чай. Иван скривился так, что девушка рассмеялась. Смех менял ее лицо до неузнаваемости.

— Кофе вам сделать, что ли?

— Звучит, как мечта, — кивнул Иван. Он проследил за Алисиным взглядом и понял, что она смотрит на его босые ноги.

— Я вам другие носки дам, ладно? — сказала она тоном, не допускающим возражений.

Иван насупился, хотел было спросить, что не так с его носками, но не стал. С его носками все было не так. Их, вроде, не назовешь дырявыми, но и целыми они тоже не являлись. Через пятки можно было разглядеть весь мир, такой тонкой стала ткань. Иван подумал, что он просто замучился чувствовать себя плебеем в присутствии этой лавандовой принцессы, живущей в своем трехкомнатном замке. Не хватает только дракона, который бы ее сторожил.

Когда кофе был выпит, а бутерброды с колбасой съедены, Иван вдруг понял, что просто умирает, как хочет курить. Он испытал и желание покинуть скорее гостеприимную квартиру Алисы Морозовой, словно случайный любовник, получивший свое и спешащий теперь вернуться к своей нормальной жизни, пока его не втянули в какие-нибудь «отношения». Дурацкое чувство, но именно так он и ощущал себя.

— Спасибо вам огромное за все, — пробормотал он и наткнулся на темный взгляд Алисы.

— Не стоит благодарности.

Что ж… он откашлялся и сменил тему. Пробормотал, что ему в общем-то пора, у него дела, он будет держать ее в курсе и обязательно на связи, и чуть что — пусть сразу звонит, ей обязательно сообщат, если что-то новое… В общем, произнес все положенные в этом случае слова. Алиса слушала его молча, не перебивая, а потом кивнула и молча отвернулась. Уткнулась в планшет, нажала на экран, перелистнула страницу.

— Если что-то понадобится… тоже сразу звоните, я помогу.

— Да, конечно, — кивнула она.

Иван никак не мог понять, обиделась она или нет, и вообще, что именно он сделал не так. Это чувство — что он сделал что-то не так — не отпускало, даже когда Третьяков оказался на улице. Впрочем, своих проблем хватало. Третьяков прикурил и затянулся с наслаждением.

Утро было морозным и ясным, самое время тащить детей в лес на лыжах кататься. Жена ненавидела лыжи всей душой, а Третьяков любил, когда снаружи холод обжигает щеки, а внутри — жар от того, как разогнавшаяся кровь бегает по венам. Он вообще любил напряжение, физическую нагрузку и тренировки, на которых выкидывал из головы все лишнее, был здесь и сейчас. Любой оперативник или следователь должен быть в хорошей физической форме, и не потому, что таковы требования, а потому, что такова жизнь. Оперативник редко ходит на опросы с табельным оружием, но иногда хороший удар ногой может спасти жизнь — тебе или кому-то еще. Иван много лет занимался джиу-джитсу, иногда захаживал в качалку — но это больше так, для развлечения и чтобы полежать в сауне.

Иван дошел до машины, завел мотор — тот поддался с недовольством, похрипывая на морозе. Город спал, снег был усыпан ошметками от фейерверков и петард. С Новым годом, Москва! Иван оставил двигатель прогреваться, а сам собрал мусор, выкинул остатки вчерашнего пиршества в помойку у подъезда и набрал номер управления. Ответили не сразу, с десятого гудка, хотя звонил он на свой, недоступный обычным гражданам, номер.

— Филоним? — хмуро поинтересовался Третьяков, продолжая хандрить без видимых причин. — Где вас всех там носит?

— Третьяков, а ты чего не спишь? Работать тянет? Тебе надо доктору показаться, — с ходу хохотнул дежурный на телефоне, Леха Никонов.

— Искал меня кто?

— Супруга твоя звонила, спрашивала, с кем ты Новый год справляешь. Грозилась жаловаться начальству.

— Серьезно?

— Нет, шучу, конечно, что ты. Ничего она не звонила, она лично приезжала. Что, не ждал? Не бойся, мы ей сказали, что ты на трупе. Так что с тебя — бутылка.

— Леха, не дури.

— Да звонила, звонила она, успокойся, — ослабил хватку дежурный. — Но про труп мы ей и правда сказали. Чего у вас там происходит, поругались?

— Кто-нибудь еще меня искал, кроме жены?

Оказалось, ему звонили из криминалистической лаборатории Твери. Эта новость заставила Ивана встрепенуться. Не ждал так рано. Впрочем, дело же высшей категории срочности, так что объяснимо. Кто-то в Твери вместо застолья корпел над морозовским телом. Некто по фамилии Карташов.

— А зовут-то как?

— Не знаю, не записали. Да какая разница! — возмутился Леха. — Ты пишешь номер-то?

Бумажки у Третьякова не было, записал телефон эксперта прямо на ладони. Набрал и подумал — лучше бы из управления позвонил, а то со своего мобильника разоришься. Привычка экономить каждую копейку сказалась, а потом — вдруг в первый раз за эти два дня — его обожгла мысль: «А кому он теперь-то должен? Морозова нет в живых, расписок тоже нет. Дочь его, кажется, вообще не в курсе. — Мысль была мерзкой и грязной, но манящей, как реклама стриптиз-клуба. — Не отдавай. Два миллиона — это же огромные деньги. Плевать на эту принцессу. Соблазн, черт возьми. Какой соблазн».

— Майор Третьяков из Москвы. Мне нужно поговорить с Карташовым, мне оставляли информацию в управлении.

— Ах, да, точно. По поводу идентификации тела сейчас позову вашего Карташова.

— В смысле — идентификации? — опешил Иван, но говорящий уже исчез. Вернулся другой, он говорил медленно, нараспев и все время вставлял в свою речь «дорогой мой».

— Да, — подтвердил он после всех нужных представлений. — Нам хорошо бы родственника на опознание привезти, дорогой мой.

— Какое опознание, я видел тело, там невозможно ничего опознать.

— Дорогой мой, при чем здесь это? ДНК, знаете ли, самое оно в таком случае. Нам нужен родственник, чтобы взять образец для сравнения, как делают при авиакатастрофах. Там опознавать вообще нечего.

— И как срочно вам нужен образец? Как вам его переслать?

— Переслать… Нет, лучше бы, чтобы ваш родственник просто приехал к нам. Можно, конечно, установить личность по зубкам. Вы знаете, у кого он зубки-то лечил? Я бы хоть снимки посмотрел, а так, дорогой мой, я даже не могу написать «предварительно опознан».

— Хорошо, это я понял. А что еще удалось установить? — спросил Иван, вклиниваясь в этот раздражающий распев.

— Предварительно, вы имеете в виду? — с намеком уточнил он.

— Что же еще я могу иметь в виду? — ответил Иван, с трудом удержавшись, чтобы не добавить «дорогой ты мой человек». — Я в чудеса не верю, в том числе в экспертизу под елочкой.

— Это вы правильно делаете, дорогой мой. Как, вы сказали, вас зовут?

— Майор Третьяков.

— А по отчеству? — хитро переспросил эксперт.

Иван невольно улыбнулся. В Москве криминалисты другие: суетные, на пятой передаче, быстрые и злые. Их никогда не интересуют имена. Тверской эксперт действовал спокойно, тщательно, с умом — как и положено.

— Иван Юрьевич.

— Ну, а я — Илья Константинович. Так вот, Иван Юрьевич, мой дорогой, относительно того, что нам удалось установить предварительно. Картина у нас с вами складывается престранная.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, к примеру, причину смерти. В нашем случае — это асфиксия.

— Значит, задохнулся дымом? — уточнил Иван. — Чего же странного?

— А вот и нет, дымом он не задохнулся, — посерьезнел Карташов. — Убитый скончался еще до начала пожара.

— До пожара? — оживился Третьяков.

— В дыхательных путях нет продуктов горения, то есть он не сделал ни одного вдоха, когда начался пожар. Во-вторых — и это даже важнее — там же, в дыхательных путях, имеются микрочастицы пластика. И не просто пластика, а термопластичного полимера этанола средней плотности, используемого обычно при изготовлении так называемых пакетов-маек, которые раздают на любой кассе любого «Ашана».

— Ему на голову надели пакет? — уточнил Третьяков, тоже моментально посерьезнев. — Вы уверены?

— Я не могу быть ни в чем уверен до окончания экспертизы, мой дорогой, но да, такой вариант представляется вполне вероятным. Тип пакета я вам, конечно, не уточню, только материал, из которого он был изготовлен. Однако есть еще одна интересная деталь. Следы пригоревшего пластика снаружи отсутствуют, только в легких.

— Задушили и сняли, — кивнул Иван. — Сначала убили, затем сожгли, вероятнее всего, чтобы скрыть улики.

— Вероятности — не моя специализация. Но, думаю, мой дорогой, вам будет интересно узнать, что на шее убитого остались следы стягивания. Вероятнее всего, использовалась та же кабельная стяжка, которой у убитого были зафиксированы руки и ноги.

— Я не видел следов на шее, — возразил Иван и в ответ получил длительную паузу. Затем эксперт Карташов откашлялся.

— Мы, мой дорогой, потому и эксперты, что можем исследовать то, чего не видно. Следы на шее визуально почти не сохранились, так как именно его голова явилась очагом возгорания, причем с использованием катализатора.

— Значит, его облили каким-то горючим материалом, перед тем как поджечь, — пробормотал Иван.

— Голова, шея, плечи, корпус и руки обгорели сильнее всего, местами до костей. Нам достаточно микроскопических объемов, скажем, легких, чтобы провести исследование, но у нас имелись определенные сложности с извлечением образцов. Что еще вам сказать. Ах, да. Перед тем как задушить, убитого опоили снотворным.

— Что? — Тут уж Иван не сдержал удивления.

— Именно то, что вы услышали, — отрезал эксперт. — Следы психотропного вещества присутствуют как на стенках бутылки, обнаруженной около покойного, так и в крови покойного. Причем вещество там присутствует в такой концентрации, что можно с уверенностью сказать, что в момент убийства он был без сознания. Только, пожалуйста, не спрашивайте меня опять, уверен ли я. Ваши коллеги уже спрашивали.

— Мои коллеги?

— Ко мне приезжал капитан Ком.

— Понятно, — выдохнул Иван. — Не берите в голову, они просто хотят закрыть дело. Давайте исходить из того, что я не стану доставлять вам никаких проблем глупыми вопросами. Что за вещество? Вы сказали, психотропное? Клофелин, что ли?

— Что интересно, нет. Не клофелин, хотя, казалось бы, самый очевидный кандидат. Препарат, с помощью которого ввели в бессознательное состояние вашего убитого, называется флунитразепам. Не слышали о таком?

— Флунитразепам? — сощурился Иван. — Погодите, погодите, это же транквилизатор, да? Снотворное?

— Не совсем. Этот весьма сильнодействующий препарат можно, конечно, отнести к группе транквилизаторов, так как, определенно, он имеет седативный эффект. Однако флунитразепам действует значительно сильнее традиционных седативных средств. Этот препарат использовался для анестезии и в лечении некоторых серьезных неврологических заболеваний и психических расстройств. Однако больше всего этот препарат прославился как наркотик изнасилования. Любимый препарат киносценаристов. В принципе, суть действия такая же, как и у клофелина, за небольшим исключением. В сочетании с алкоголем вызывает провалы в памяти. Человек отключается, находится без сознания несколько часов, а затем приходит в себя и ничего не помнит. Очень удобно для насильников. Вы «Мальчишник в Вегасе» смотрели, мой дорогой? Вот там героев «накормили» аналогичным препаратом, там он называется рофинолом. Хороший, кстати, фильм, смешной. Особенно момент, когда в гостиничном номере находят тигра Майка Тайсона, н-да.

— Интересно, отчего мы с ним не сталкиваемся, если он такой эффективный?

— Вопрос правильный, но ответ на него тоже есть. Изначально этот препарат выпускался в форме белой таблетки без вкуса и запаха, что делало ее незаменимой для криминальных целей. Именно поэтому еще в конце девяностых производственный цикл полностью изменили, таблетки стали горькими и при размешивании давали яркий голубой цвет. Впоследствии флунитразепам в принципе перестали применять даже в медицинских целях, так что сегодня этот препарат вообще не встретишь и не купишь. К тому же есть более эффективные вещи, в том числе и для представителей преступного мира. Тот же клофелин. Дешевый, да и черный рынок им наводнен, легче найти.

— Откуда, по-вашему, тогда у убийцы взялся этот флунитразепам? — спросил Третьяков.

— Понятия не имею. Но добавлю, так как это мне кажется важным, что подмешанный убитому в алкоголь флунитразепам был именно белый, безвкусный и без запаха.

— Тот, который больше не производят?

— Да, но, к сожалению, несмотря на просрочку, препарат не утратил своих свойств.

— Есть над чем подумать, — пробормотал Третьяков, рассматривая потихоньку оживающий вокруг него двор. Люди с усталыми, опухшими, похмельными лицами тянулись к «Дубравушке».

— Кстати, еще кое-что вам в копилочку. Замок на металлической двери в доме был взломан.

— Серьезно? Все-таки был взлом? Внешних следов я не нашел.

— Да, внешних следов не было, а внутренние нашлись. Взломщик работал профессионально, воспользовался отмычкой, так что замки не повредил. Но следы взлома присутствуют.

— Вот это действительно говорит о многом, — сказал Иван.

— Ну, строить теории — это не моя работа, у меня своей хватает. Так как насчет родственника?

— Да-да, конечно. Я что-нибудь придумаю, — с тоской выдохнул Иван. Не совсем еще оформившаяся мысль не давала ему покоя.

12

Он сам предложил отвезти ее в Тверь, никто его за язык не тянул. Не просто предложил — еще и уговаривал черт знает зачем. Алиса отказывалась и говорила, что прекрасно доедет до Твери на «Ласточке», ходившей от Ленинградского вокзала.

— Зачем вам трястись в электричке? — спрашивал Иван. — Я вас заберу, доставлю, помогу там найти нужных людей. В очереди не придется стоять. Серьезно, мне все равно нужно поговорить с экспертом.

Ему совершенно не нужно было ни о чем говорить с экспертом, он уже все, что нужно, обсудил, а бумаг тот пока все равно бы не дал — слишком рано. Иван говорил себе, что Морозова накормила его, напоила и спать уложила, так что теперь его черед проявить любезность. Аргумент был так себе.

— Ну, хорошо, — почти зло согласилась Алиса, и Третьяков готов был поклясться, что сделала она это, только чтобы отвязаться. Договорились поехать на следующее утро, второго января — в ночь Алиса ехать категорически отказалась. Перед тем как окончательно обсудить время поездки, она зачем-то уточнила про прогноз погоды на завтра. Обещали холодную и ясную погоду без снегопада. Солнце было скорее редкостью, чем нормой, но погода на этот Новый год выдалась на редкость хорошей, зимней, именно такой, как надо. Вот только праздник не удался.

Иван переночевал в одном из хостелов, проклиная праздники, из-за которых ценник взлетел выше крыши: за одну ночь в комнате с пятью другими людьми Третьяков отдал три тысячи рублей. Жалко, конечно, но хостел был единственным выходом, при котором можно снова отложить принятие решения, разговоры — особенно разговоры — и прочие последствия неверности жены. В хостеле было чисто, людно, шумно. Один из соседей, приехавший в Москву специально в Новый год на поиск приключений, попытался пообщаться с Иваном и даже обиделся на сухую неготовность того выпить по чуть-чуть, но потом отстал. Иван поужинал китайской лапшой в термоупаковке.

Спал Третьяков как убитый. Сосед его больше не донимал. Утром Иван позавтракал в «Макдоналдсе» на Юго-Западной и запарковался у подъезда Алисы Морозовой на десять минут раньше: не хотел опоздать и нарваться на этот ее печальный взгляд. Алиса, к его удивлению, вышла с опозданием и только после звонка на мобильный. Она появилась — высокая, в блестящих темно-коричневых кожаных сапогах почти до колена, в строгом темно-голубом пальто с меховой оторочкой, меховой шапке и в кожаных перчатках чуть более светлого коричневого оттенка. На плече — небольшая кожаная сумочка цвета морской волны. Иван чуть не поперхнулся и тут же принялся стряхивать крошки с переднего сиденья. Определенно, значительная часть папиных денег уходила на гардероб Алисы Морозовой.

— Ну что, готовы? — спросил Иван, открывая перед Алисой переднюю дверцу.

— Можно, я сзади поеду? — спросила она, и Ивану показалось, что голос ее дрожит.

Он пожал плечами:

— Как хотите.

Алиса села прямо за ним, пристегнулась. Иван аж фыркнул от такого «доверия», но ничего говорить не стал.

Выехали в тишине, затем Иван спросил, не будет ли Алиса возражать, если он включит музыку. Она ничего не ответила, тогда он включил приемник и принялся перескакивать с канала на канал. Музыка, новости, котировки, реклама. Иван предпринял еще одну попытку завести разговор.

— Вы только не волнуйтесь, это несложная процедура и ничего такого делать не придется. Нужно будет сдать анализ. Вы не боитесь сдавать кровь?

— Нет, — сухо ответила Алиса, но больше ничего не сказала и желания продолжать разговор не продемонстрировала.

Иван выругался про себя. Теперь придется в полной тишине ехать в Тверь и обратно. Ну, не в тишине, а под всякий радиобред, какая разница.

Так и вышло. Всю дорогу Алиса Морозова просидела, почти не шевелясь и ничего не говоря, глядя в точку перед собой. Ивану было видно ее лицо в наружное зеркало заднего вида. Красивая и серьезная — такая уж странная у нее была красота, — она сидела так, словно ее отключили на время поездки, как робота. В какой-то момент Ивану даже стало не по себе от этой неподвижности, и он спросил, в порядке ли она. Она ответила на его вопрос не сразу, где-то через минуту. Словно ее сознание активировалось после спящего режима.

— Я в порядке, — сказала она. — Сколько нам еще ехать?

— Через полчасика будем.

Доехали за сорок минут. Здание криминалистической лаборатории оказалось красивым, желтым с белым, в четыре этажа и в старокупеческом стиле, как и многие здания в центре Твери. Располагалось оно рядом с набережной, отсюда и ветра, и дополнительный холод. Иван запарковался, и Алиса, не дожидаясь никакой любезности с его стороны, выскочила из машины. Иван закрыл машину и пошел следом. Удостоверение помогло избежать ненужных формальностей.

Илья Константинович Карташов оказался низеньким, худеньким живчиком, с копной кучерявых седых волос.

— Дорогой мой, вот и отлично. Сейчас мы все организуем, — заверил он Ивана, пожимая руку Алисе. — Сочувствую, сочувствую, ужасная трагедия. Непостижимо, непостижимо, дорогая моя.

— Спасибо, — ответила Алиса чуть потеплевшим голосом.

— Я вас надолго не задержу, — заверил их Карташов.

— Мне тоже нужно будет с вами поговорить, — добавил Иван, и Карташов кивнул.

— Подождите тогда у нас в лаборатории, ладно? — попросил он. — Вас проводят.

Лаборатория располагалась в подвальном этаже — ни окон, ни дверей, из людей тоже никого, кроме одного лаборанта. Тот выскользнул в соседнюю комнату, а Иван подошел вплотную к стене, увешанной фотографиями с места убийства Морозова. Большая часть фотографий была Ивану отлично известна — он сам сделал такие же, они были у него в телефоне, заняли всю память, пришлось даже часть выкладывать в «облако». Но справа были фотографии следов. Крупные планы, с масштабными линейками и географическими метками. Теперь, когда у Ивана было больше информации, следы на снегу стали его интересовать еще больше, поэтому он быстро, пока лаборант не вернулся, переснял кадры со стены себе на телефон. Так, на всякий пожарный. Не то чтобы он думал, что ему не разрешат, но зачем тревожить людей всякими глупыми вопросами? Особенно когда есть вопросы и поинтереснее.

— Скажите, Илья Константинович, я правильно вас понял: следы взлома были только на дверном замке, но не на калитке? — спросил Иван, когда появился Карташов.

— Да, все верно. Только на двери в дом.

— Как, вы считаете, убийца проник на участок? — Иван демонстративно разглядывал фотографии на стене.

Карташов подошел к нему и тоже принялся рассматривать фотографии.

— Вопрос вы поставили верно. И смотрите вы тоже туда, куда и надо смотреть. Следов много, но толку от них не так чтобы очень. Перед домом все было изрыто, так что там все что угодно могли затоптать.

— Но с задней части двора никто ничего не затаптывал, так что можно исключить попадание со стороны задней двери. Убийца мог попасть во двор только с улицы и только через калитку, — сказал Иван, и брови Карташова потянулись вверх, образуя глубокие морщины и делая его лицо еще больше похожим на «чокнутого профессора».

— А почему вы отбрасываете вероятность того, что он просто перелез через забор?

— Я обошел весь двор, и нигде не был поврежден снежный покров, — пояснил Иван.

Карташов задумчиво кивнул.

— Тогда да. Может быть, калитка была просто открыта?

— Или убийца проскользнул через ворота, пока те открывались.

— Тогда он сильно рисковал быть замеченным.

— Да, рисковал, точно. Если только Морозов его не знал, — возразил Иван.

— Если бы ваш убитый знал убийцу, тому не пришлось бы взламывать дверь. В общем, мой дорогой, получается небольшой замкнутый круг. Нужно что-то еще придумывать. А следы… смотрите, вот тут вывешены те следы, которые не удалось идентифицировать. Мы отсортировали следы пожарных, ваши следы, мой дорогой, хотя, признаюсь, вы были весьма аккуратны и не создали нам проблемы. Мы исключили следы соседей, их несложно отбросить, так как по следам можно было дойти прямо до их домов. И, надо сказать, после этой работы следов у нас почти не осталось. Но мы нашли кое-что интересное, — сказал Карташов самым спокойным и нейтральным тоном, а затем хитро улыбнулся.

Иван покачал головой:

— Ну, что же вы молчали!

— Тянул интригу, — хмыкнул Карташов. — Ладно, посмотрите-ка вот сюда, — он ткнул в одну из фотографий справа. — Это след от мужского ботинка, владельца которого мы так и не смогли установить. Обувь тоже пока не установили, только отправили на экспертизу в Москву. У нас таких специалистов просто нет.

— Где именно вы нашли этот след? — спросил Иван.

— Вот тут мы подходим к самому интересному. Этот след, — Карташов ткнул в фотографию, — найден во дворе, с левого края, около бани. Еще два мы зафиксировали у калитки. Следы ведут к калитке, не от калитки, то есть человек выходил, а не входил.

— И куда он пошел?

— На улице мы нашли еще несколько следов. Он вышел и пошел по улице в сторону выезда из деревни.

— Вы говорите — он. Почему? Из-за размера обуви?

— В общем, да. Сорок третий размер, не такой уж большой, но не у многих женщин встречается. Впрочем, утверждать точно, что это был мужчина, мы не можем. Женщина могла и специально надеть мужские ботинки.

— А потом каким-то образом напасть на тренированного мужика, связать его, задушить и сжечь? Хотя я забываю о снотворном. Вполне возможно, его связывали так, на всякий случай, когда он уже был без сознания, — поправил сам себя Иван. — Ладно, это не так важно. Будем называть его «он». Значит, следы ведут к выезду.

— Да, к выезду, но только до поворота. Там наш владелец следов сел в автомобиль и уехал.

— Серьезно? И что, нашли отпечатки шин?

— Нашли отпечатки шин. Не знаю, сильно ли вам это поможет, но шины зимние, шипованные, марку пока не скажу, мы отправили фотографию слепка на анализ. Ширина 245.

— Большая машина.

— Опять же, ничего не берусь утверждать, — бросил Карташов. — Дорогой мой, самое же важное, что такой же точно след, не шин, я имею в виду, а обуви, мы нашли внутри дома убитого.

— Не может быть! — невольно воскликнул Третьяков. — Там все сгорело же.

— Не все, — покачал головой Карташов. — Мы обнаружили отпечаток обуви, аналогичный следам на улице и во дворе. Не целый, частичный, а если быть точным, отпечаток носка правого ботинка мы нашли внутри сейфа убитого. Я не уверен, что вы обратили внимание, но на полу в сейфе…

— Была вода, — закончил за него Третьяков. Карташов помолчал, затем кивнул.

— Скорее всего, это вода с подошвы. Снег набился в подошву, а потом растаял. Сами понимаете, выводов я вам не предложу, не моя работа, мой дорогой…

— Он ждал Морозова. Спрятался в сейфе и ждал его там.

— Возможно, вы правы. Хорошая теория, только одна проблема: следов, ведущих в дом, мы не обнаружили. Как я уже сказал, все найденные следы вели от дома, а не к нему.

— Не важно, — замотал головой Третьяков, и та мысль, что смутно не давала ему покоя, вдруг приняла отчетливые очертания. — Я должен идти… Мне нужно кое о чем спросить у нее.

— Вы имеете в виду дочь убитого?

— Да, Илья Константинович. Спасибо вам большое, я побегу.

— Можете не бежать, — сказал Карташов.

— Почему? — опешил Иван.

— А она уехала сразу после того, как мы взяли у нее образец. Я забыл сказать: она просила вам передать, что доберется домой сама.

13

Третьяков вылетел из кабинета Карташова, на ходу набирая Алисин номер. Она долго не отвечала, а затем все-таки приняла звонок, спросила, передал ли Карташов Ивану, что ее не нужно подвозить до Москвы.

— Передал, — сухо подтвердил Иван, не комментируя.

Алиса помялась и добавила виноватым тоном:

— Мне нужно было очень срочно уехать, появилось важное дело. Не хотела вас отвлекать.

— Очень любезно с вашей стороны, — язвительно бросил он, а про себя подумал — врет. Обычно вранье хорошо слышно, особенно для полицейских и следователей, которые по роду работы какой только лжи не наслушались. Алиса Морозова придумывала отмазки, — что ж, почему бы и нет. В конце концов, Третьяков не видел родителей уже, наверное, полгода. Как говорится, то-сё, работа да дела, как обычно. Как у всех. Раз уж он в Твери, может и к ним заехать. Не просто заехать — может остаться переночевать, отлежаться еще одну ночь, отложить решение еще на одни сутки.

— В самом деле, я не хотела вас обидеть.

— Я не ребенок, чтобы обижаться, — отбрил он ее. — Скажите, пожалуйста, Алиса Андреевна, в день убийства вашего отца, вы сказали, что, когда он вернулся, с его ботинок сильно натекло на пол. Так?

— Да, так, — подтвердила она.

— А вы не могли бы вспомнить, это был обычный снег с подошвы или на улице шел снег?

— А зачем вам это? — не удержавшись, спросила Алиса.

Тут уж Третьяков не отказал себе в удовольствии — напомнил, что он вовсе не обязан объяснять ей причину своих вопросов и что в интересах следствия не имеет права разглашать никакие сведения.

— Так что, ответите мне или придумаете еще какую-нибудь причину, чтобы не помогать следствию?

— Вы все не так поняли, — прошелестела она. Ее голос перекрывали звуки вокзала — шум голосов, сигнал поезда, голос из динамика, объявлявший что-то неразборчивое по громкой связи. — Я вовсе не… я не хотела вас задеть. Я пытаюсь вспомнить, честно. Я же говорила, что не выходила из комнаты, когда папа пришел. Вроде бы за окном шел снег. Нет, не помню. Такие вещи я плохо запоминаю, простите.

— Ладно, понятно, — проворчал Третьяков и отключился.

Через пятнадцать минут он уже стоял перед родительской дверью с коробкой конфет «Рафаэлло» — мать их любила до обморока, и с пол-литровой бутылкой четырехлетнего коньяка «Московский» для отца. Конфеты стоили примерно столько же, сколько коньяк, что искренне удивило Третьякова. На его мужской взгляд, коньяк всяко почетнее конфет, но рыночная экономика диктовала другое.

Родители, конечно, обрадовались сюрпризу в виде сына, да еще и с подарками, да еще и с ночевкой, но по натянутым улыбкам и скованным движениям матери Иван понял: женушка уже провела психологическую обработку. Возможно, даже неоднократную ввиду отсутствия самого Ивана в зоне ее радиоактивного влияния. Он не ошибся: не успели они с отцом выпить по стопочке, как мать подсела поближе, принялась кормить сына и с самым понимающим выражением лица, вздыхая, затянула песню про то, что в любой семье бывают сложные периоды.

— Мам, не надо, а? Давай не будем, — попытался отбиться Иван, и отец, судя по недовольному виду, был на его стороне.

— У вас же дети, сыночек. Как же они будут, а? Будешь видеть их по выходным? Так у тебя и выходных-то не бывает, только и делаешь, что работаешь. Я все понимаю, но ведь вы же хорошо жили. Всякое бывает.

— Такое — не должно быть, — возразил Иван.

— Я согласна. Думаешь, я за Лену заступаюсь? Да ни за что, я вообще не понимаю, что у нее в голове было, когда она… — Мать так и не смогла заставить себя выговорить соответствующие слова.

— А это не в голове, — вдруг сказал отец.

Мать вспыхнула, покраснела и посмотрела на него укоризненно.

— Ты хоть не лезь, — прокричала она, затем встала и приложила кухонное полотенце к лицу, будто заплакала. Именно этого Иван и боялся. Мать-то он понять мог. Они с его Леной никогда особенно не ладили, чужие люди — и только. Приезжали раз в год, у себя принимали с такой же частотой. Если Иван с Леной разойдутся, внуков вообще не увидишь.

Эта мысль, как зубная боль, сверлила и изматывала и самого Ивана. Именно из-за этой мысли Иван до сих пор не решился даже поговорить с женой. Черт его знает, что делать. Черт его знает, как решать такой вопрос. Уйти? Мать права, станет он воскресным папой — это в лучшем случае. А в худшем Ленка выскочит замуж за этого ее «друга», и его сыновья будут каждый день видеть этого скота, будут разговаривать с ним, он будет возить их в школу и разрешать или запрещать играть на компьютере. От одной этой мысли Ивану хотелось пойти и перерезать «другу» глотку. Остаться? И что, делать вид, что ничего не было? Спать с Ленкой в одной постели? Начать ей тоже изменять, чтобы хоть какая-то была гармония и справедливость? Иван потянулся к бутылке и щедро разлил дешевый коньяк по стопкам.

Отец сдался первым, в последние годы он пьянел все легче, все быстрее, а после мучился с давлением и с желудком. Старел отец. Иван не стал настаивать, сам был не в том настроении, так что полбутылки осталось недопитым. Мать убрала коньяк в кухонный шкафчик, где уже стояла початая бутылка «на березовых бруньках». Уходя к себе, в свою, когда-то детскую, приспособленную матерью для рукоделия, — она вязала и вышивала, — Третьяков обнаружил сообщение от Алисы. Удивился — от нее вообще ничего не ждал.

«Я нашла портал Гидрометцентра, где есть вся статистика по погоде. Решила вам выслать, вдруг пригодится. Там можно посмотреть фактическую погоду по часам, включая не только снег, но и видимость, и ветер. По поводу тридцатого декабря: в Москве снег пошел только к обеду, после 13. Точнее данных нет. Утром осадков не было, так что у отца, видимо, просто с ботинок натекло. Но я подумала, что вас, скорее, интересует погода в Благинине, а не в Москве. К сожалению, там нет разделения по районам, только города и области. Но в данном конкретном случае это не так важно, так как по Тверской области в целом указан сильный снегопад с шести утра и до девяти. После девяти по всей Тверской области — нулевое значение по осадкам до самого вечера, когда вы и сами уже были там. Ниже прилагаю ссылки, надеюсь, это вам поможет».

Вот же чокнутая девица, подумал Иван. Черт поймет, чего у нее там в голове, но информацию она ему переслала именно ту, что он искал. Ниже в ее сообщении имелись ссылки, которые Иван внимательно просмотрел, а затем достал из шкафа одну из своих старых тетрадок, вырвал чистый лист и принялся чертить схему.

Морозов приехал на дачу около трех часов дня, что подтверждается показаниями его дочери и информацией из разговора Ивана с самим Морозовым. Где в этот момент был убийца? Известно, что после пожара он вышел из дома через парадную калитку и ушел к своей машине. Иван открыл карту деревни в телефоне и внимательно осмотрел дороги, перерисовал схему, отметил крестиками дом Морозова и место, где нашлись следы от шипованных шин двести сорок пятой ширины. Получается, что если идти к машине по улице, то это около километра. А если идти к машине через лесок, то крюк срезался почти вдвое. Калитку в дом с той стороны никогда не закрывали, и это было известно многим. Можно было просто выйти из леса, подергать, увидеть, что калитка открыта, и зайти. Случайно. Случайный выбор жертвы, возможен ли он в этом конкретном случае?

Единственный возможный вариант, при котором убийца зашел через заднюю калитку, но не оставил следов, это если убийца сделал это до или во время утреннего снегопада. Получается, что убийца проник в дом до приезда Морозова, не позже девяти часов утра. Скорее, даже раньше, так как снегопаду, даже сильному, нужно время, чтобы замести следы. Значит, приблизительно к восьми утра убийца должен был уже быть в доме. В неотапливаемом, ледяном доме, на минуточку. В девять часов снегопад закончился, но ни одного следа нужного ботинка сорок третьего размера нигде больше обнаружено не было. Получается, убийца больше из дома не выходил. Просидел там… Иван посмотрел на часы, прикидывая… с восьми утра до трех дня, семь часов подряд. Если бы он хотел что-то украсть, у него было миллион возможностей сделать это. Нет, случайной жертвой тут даже не пахнет. Убийца знал, куда шел, знал, чего хотел, был подготовлен, профессионален и терпелив, ждал в ледяном доме, прятался в сейфе, пока хозяин не приедет. Затем каким-то образом нашел способ подмешать снотворное в алкоголь и остаться при этом незамеченным. Дождался, пока Морозов уснет, привязал его к массажному креслу, спящего удушил пакетом, а затем еще и сжег для уничтожения улик. И ушел. Просто вышел и ушел по улице. Почему не лесом? Да потому, что убийца прекрасно понимал: в суете пожарища весь двор перед домом будет перепахан машинами. Пока доберутся до тщательного анализа следов, он уже успеет уехать на другой конец света.

Что нам это все дает? Во-первых, убийца — хладнокровный, расчетливый и терпеливый. Во-вторых, способный на риск. Подливать снотворное человеку, находясь у него в доме, — для этого нужно дьявольское самообладание. Если только не… Иван подскочил и забегал по комнате. Что, если снотворное уже было в бутылке, когда Морозов вез ее на дачу? Тогда, получается, влить его туда мог кто-то с работы или… Алиса прямо перед его отъездом. Иван остановился и посмотрел на схему. Если это она, тогда у нее должен быть соучастник. Она подмешала препарат, черт знает каким образом оказавшийся в ее руках, затем она должна была дать знать человеку, уже сидящему в доме в Благинине, что бутылка «заряжена». Нужно проверить телефонные звонки Алисы Морозовой. И вообще, нужно ее проверить по-настоящему. Но главное не это.

Иван вышел из комнаты, тихонько, чтобы не побеспокоить родителей, прошел на кухню, открыл там шкафчик и посмотрел на две початые бутылки. Затем решительно кивнул и унес с собой на лестничную клетку стакан и бутылку водки. С наслаждением закурил, так как при родителях старался сдерживаться, а никотиновый голод уже вовсю давал о себе знать. Затем Иван налил водку, выпил и громко выдохнул. Затянулся еще.

Мотив. Главное в таком деле — это мотив. Кому выгодно, чтобы Морозов умер? Вопрос не такой простой, как кажется. Это могла быть месть одного из многочисленных отправленных Морозовым на нары деятелей разного криминального калибра. Это могло быть что-то, связанное с принадлежащими ему компаниями. Или… самый рациональный из мотивов. Наследство.

14

Следующим утром на летучке непосредственный руководитель Третьякова, подполковник Николай Степанович Мануйлов, встал из-за стола, подошел к окну и долго смотрел на то, как дворники отбрасывают грязный снег за бордюры. Иван понимал, в чем дело. Мануйлов не особенно хорошо знал Морозова, лично они почти не пересекались, так как Мануйлова поставили на отдел только год назад. Встречались, конечно, на общих совещаниях по управлению, но не более. У Мануйлова тоже была дочь школьного возраста, фотографии которой заполняли чуть ли не половину рабочего стола в кабинете Николая Степановича. Что показательно, фотографий жены там почти не было, хотя с женой у Мануйлова отношения были вполне нормальные.

— Это только рабочая версия, ничего больше, — пробормотал Третьяков, сидя за длинным столом в переговорной начальника.

Толик Бахтин, присутствующий на той же летучке по своим вопросам, неодобрительно покачал головой, и Третьяков принялся копаться в бумагах. Мануйлов наконец повернулся и посмотрел на Ивана сухо и даже враждебно.

— Нужно все проверить. Ты говоришь, она должна была иметь сообщника. Нужно выяснить все очень тихо, аккуратно. Поговори с друзьями семьи, с соседями по дому, с ее однокурсниками — это в крайнем случае. Если ты прав, то ее ни в коем случае нельзя спугнуть, пока у нас нет твердых доказательств. Если же это не она… — Мануйлов замолчал, словно завис, глядя на бутылку с водой у себя на столе. — Если мы ошибаемся, лучше, чтобы дочь Морозова об этом никогда не узнала.

— Я запросил данные о телефонных переговорах, но Морозова умна и хорошо образованна, учится в МГУ, на факультете вычислительной математики и… да, кибернетики. Она прекрасно понимает, как работают современные технологии, так что не думаю, что мы найдем что-то стоящее.

— Она могла использовать Телеграм, — вставил Бахтин.

Иван кивнул.

— Могла. И бог знает что еще могла использовать. Но никто не может совершить такое, не наследив.

— Может, прослушку поставить? Наблюдение? — предложил Третьяков, но Мануйлов покачал головой.

— Рано. Надо хоть что-то накопать. Хотя бы, к примеру, препарат — найдите ее связь с препаратом, тогда и о прослушке поговорим.

— А вообще, выбор препарата странный. — Третьяков склонился над отчетом эксперта. — Флунитразепам просто так на каждом углу не купишь. Если вы — обычная студентка и вам нужно купить сильнодействующее снотворное, вы имеете куда более разумные варианты, чем флунитразепам.

— И как вы это себе объясняете? — заинтересовался Мануйлов.

— Пока не знаю. Может, препарат каким-то образом уже имелся у убийцы. Или, может, появилась случайная возможность.

— Значит, нужно отрабатывать потенциальные каналы получения флунитразепама, — согласился довольный начальник. — Толя, займись.

— Затем соучастник, — продолжил Третьяков. — Я запросил данные по обеим компаниям, где Морозов являлся учредителем. Его дочь упоминала управляющего, так я подумал, что фигура управляющего идеально вписывается в мою версию. Дочь имеет доступ к информации и право на наследство. Управляющий имеет достаточные права, чтобы оперировать финансовыми активами. Нужно удостовериться, что в компаниях, принадлежавших Морозову, не совершалось никаких махинаций. Если мы их найдем, то выйдем на соучастника. Я возлагаю определенные надежды на расшифровку содержимого ноутбука.

— Может, есть смысл провести в доме Морозовых обыск? — предложил Бахтин.

— Вам чуть что — сразу обыск подавай, — скривился Мануйлов.

— Я согласен с Николаем Степановичем, — кивнул Третьяков. — Морозова добровольно предоставила мне доступ к комнате отца, передала ноутбук. Она не боится обыска, а это значит, что мы, вероятнее всего, ничего не найдем. Ее же спугнем, и любые другие возможные оперативные действия уже окажутся невозможными. Она обложится адвокатами и уничтожит любые потенциальные следы. Предлагаю подождать и опросить аккуратненько всех, кто может ее знать.

— Звучит как план, — кивнул Мануйлов. — Но продолжай отрабатывать и другие версии, Третьяков.

Уже на выходе Мануйлов остановил Ивана и спросил, что у того происходит. Иван сделал вид, что не понимает, о чем речь, но начальник только фыркнул и велел перестать дурить и разобраться уже с женой. Иван подумал, что «разобраться» в определенном контексте означает как раз то, что сделали, предположительно, Алиса Андреевна Морозова и ее опять же предполагаемый соучастник. Разобраться с женой — это как раз то, чего ему очень хотелось в тот день, когда погиб Морозов. Теперь же его вроде отпустило и сделалось до странности все равно. Нет, ему не перестало быть противно и мерзко, словно он плавал в бассейне с окурками, но все это отошло на второй план.

На переднем плане стояла стройная фигура высокой девушки в голубом пальто с меховой оторочкой. Умное, красивое, гипнотически-печальное лицо. Иван мог только представить, как сильно любил единственную дочь подполковник Морозов. Отличница, умница, папина гордость, папина радость. Иван представил, как Морозов приходит с работы, приносит бутылку виски, подаренную коллегами, засыпает в своей маленькой, больше похожей на келью комнате. И его спокойная, уравновешенная дочь в какой-нибудь шелковой пижаме стоимостью в пятьсот баксов идет в гостиную, достает бутылку, зная, что отец заберет ее с собой завтра прямо с утра — потому что он всегда так делает с любым крепким алкоголем. Алиса Морозова откручивает крышку, добавляет в виски флунитразепам — самую коварную его версию, без запаха, без вкуса, — закручивает крышку и ставит бутылку назад. Она хорошо знает отца, понимает, что проверять, почему бутылка открыта, он не будет и выпьет виски сразу, как только приедет на дачу. Андрей Петрович — человек устоявшихся привычек. Конечно, был риск, что он может и не выпить сразу. Но его убийца уже ждал его в доме, убийца спокойный, хладнокровный, терпеливый. Если бы Андрей Петрович не уснул, задача убийцы осложнилась бы, но он выпил и уснул. И теперь все, что нужно сделать его дочери, — это дождаться передачи ей наследства. Подождать еще чуть-чуть после того, как она ждала так долго. Аж двадцать лет ее сытой жизни, полной отцовской любви.

15

Ресторан «Старый лес» открывался только в двенадцать, к тому же третье января для ресторана — первый рабочий день после Нового года, так что Ивану пришлось стучать в дверь кулаком, чтобы сотрудники, которые уже были на месте в одиннадцать, открыли ему дверь. Лица заспанные, мятые, злые. За улыбкой — это в «Макдоналдс». Ресторан, один из пяти в сети, был самым близким к управлению, поэтому с него Иван и начал опрос. Оформлен ресторан был в стиле русских сказок. Стены обшиты блок-хаусом, в углу большого зала — огромная печь с ярким и самым настоящим огнем, под ногами — темные каменные полы. Проходя между рядами столов из грубого дерева, крупно нарубленных дров, сложенных высотой в стену, и подвешенных над барной стойкой сковородок, Иван задумался о том, принимал ли сам Морозов участие в выборе именно этого, столь любимого им стиля. Андрей Петрович был помешан на экологичности бревна, на красоте леса, так что Иван бы рискнул поставить на то, что слово Морозова тут было решающим.

— Да, он лично одобрял эскизы, — подтвердила старший менеджер ресторана, бледная дама лет сорока, похожая на завуча школы. Судя по тому, как она дергалась и потела, ей было что скрывать от полиции, но вряд ли ее тайны имели отношение к убийству Морозова. Скорее, какие-нибудь левые кассы и алкоголь из-под полы. За десять лет работы Иван убедился, что почти никто не чувствует себя спокойно в его присутствии, и совершенно не важно, сколько раз он повторит, что хочет только поговорить, задать кое-какие вопросы и установить кое-какие факты. Люди чувствуют себя виновными, особенно люди бизнеса. Им всегда есть чего бояться.

— Я думал, Андрей Петрович лично бизнесом не занимался, — забросил удочку Иван, но дама не клюнула.

— Ну, это же не бизнес, это просто дизайн. И потом, чтобы провести ремонт, Андрей Петрович выделял свои деньги. Когда было решено провести капитальный ремонт помещения, он прицепился к дизайнеру как банный лист. Правда, на мой взгляд, он был прав, потому что изначально дизайнер хотел сделать тут какой-то арт-хаус: фиолетовые стены, инкрустированные спиралями из битого стекла — типа мозаика, только из осколков. Смотрелось, признаться, не очень. Ну, молодежи, может, и ничего. Если бы ночной клуб или стриптиз-бар, а у нас народ тут стандартный. Обедают те, кто работает поблизости, ужинают все подряд, выпивают, музыку живую любят, банкеты, юбилеи. Нам-то зачем битое стекло? В общем, тогда Андрей Петрович надавил, и не зря, я считаю. А так — нет, в сами дела он не лез, он просто у нас тут часто обедал, мог друзей прислать, позвонить, чтобы мы устроили все в лучшем виде. Мы всегда все делали так, чтобы он оставался доволен.

— А давно это было? — уточнил Иван. — Ремонт, я имею в виду.

— Да… лет пять назад, наверное. Я тут работаю давно, так что помню еще старый дизайн. У нас был так называемый стандартный евроремонт, знаете, который в девяностые был очень модным. Венецианская штукатурка на стенах, столы со скатертями, мы извелись отстирывать. Стулья с гнутыми спинками, свечи везде. В общем, дорого-богато. А потом мода на эту «роскошь» прошла, и мы тоже решили подстроиться под требования времени. Но фиолетовые стены…

— А дочь его тут появлялась? — перебил ее Иван, которого дизайн вообще не особенно интересовал. — Может быть, тоже обедала, подруг приводила? Или друга?

— Дочь… нет, вроде нет, — покачала головой менеджер. — Я не припомню.

— Совсем не припомните? Она живет тут недалеко, всего пара станций на метро. Странно, если она никогда тут не ела.

— Я ее видела, может, пару раз от силы, еще до ремонта. Она тогда в школе училась. Тихая такая, аккуратная девочка, очень воспитанная. Но потом, когда она уже в институт пошла, больше не приезжала. Точно.

— А в каких отношениях она была с отцом? — спросил Иван, но дама только пожала плечами.

К большому сожалению Третьякова, про дочь Морозов тут ни с кем не говорил, в ресторан ее не привозил, а душевных разговоров с сотрудниками не вел и подавно. Зато друзей Морозова в ресторане перебывало множество, и дама даже смогла вспомнить несколько имен — в основном все это были люди из их управления, иногда его коллега-управляющий из «Форсаж Логистикс», кажется, Богдан. Иногда он обедал тут с Морозовым, но, случалось, приходил и сам, встречался с кем-то — деловые переговоры. Прозвучало еще несколько имен — в целом ничего нового, ничего необычного.

В других ресторанах удалось узнать и того меньше, Морозов туда лично почти никогда не приезжал и с управляющими там лично не общался. В общем, ничего полезного.

Иван проверил размеры обуви у сотрудников — мужчин с сорок третьим размером было довольно много, но у ресторанного начальства сорок третьего размера не оказалось, а у официантов и поваров не было внедорожников. Вообще, большие машины имелись всего у шести сотрудников на все пять ресторанов, но и тут все мимо — тридцатого декабря все рестораны были загружены по полной программе, и весь менеджмент буквально ночевал на работе. Иными словами, у каждого владельца внедорожника или кроссовера нашлось алиби.

На всякий случай Третьяков сохранил все данные, а дополнительно запросил учредительные документы и финансовую отчетность, чем только усилил потение и бледность управляющих и менеджеров. Положа руку на сердце, Иван не планировал нырять в этот омут цифр слишком глубоко, ему становилось тошно при одной мысли о том, какое количество информации нужно обработать. И зачем? В пустой надежде найти что-нибудь подозрительное? А ведь еще есть и «Форсаж Логистикс», куда он пока даже не попал.

Офис фирмы «Форсаж Логистикс» ожидаемо был закрыт, телефоны их тоже не отвечали, а когда удалось раздобыть мобильный номер директора фирмы, некоего Шестобитова Богдана Витальевича, абонент тоже оказался недоступен. Каким бы подозрительным ни выглядел для Третьякова этот сигнальчик — не стоило слишком-то раскатывать губу. Третьего января в России не работает практически никто, особенно торговые и посреднические компании. Многие из них вообще будут закрыты вплоть до десятого, справедливо полагая, что никому в голову не придет заказывать партию труб диаметром тридцать миллиметров на четвертое января. Страна гуляет.

Сидя в кафе неподалеку от метро «Шаболовская», Иван поставил телефон на бесшумный режим и принялся просматривать на своем ноутбуке все, что смог найти о «Форсаж Логистикс». Данные из Интернета, а также информация из закрытых баз данных их ведомства — таблицу из базы Третьякову на почту сбросил Бахтин, как и обещал. Информации было немного, и она оказалась вполне ожидаемой, почти без сюрпризов. Официальные справочники выдавали адрес фирмы, ее ИНН, регистрационную информацию, содержащую сведения о Морозове А. П. как учредителе и Шестобитове Б. В. как генеральном директоре. Род деятельности — тут все чуть сложнее. В графе «ОКВЭД» — код экономической деятельности предприятия — шло перечисление всех возможных номеров-идентификаторов: от тридцать третьего ОКВЭД, «Ремонт и монтаж оборудования», до ОКВЭД деятельности домашних хозяйств. Скорее всего, когда компания «Форсаж Логистикс» регистрировалась в первый раз — еще в далеком девяносто шестом году, в его учредительные документы были добавлены — по лекалу — все возможные виды деятельности, просто на всякий случай, чтобы потом ничего не нужно было исправлять и менять.

В разные годы фирма «Форсаж Логистикс» показывала самые разные обороты — от нулевых до вполне себе впечатляющих, измеряющихся семи-, а то и девятизначными числами. За годы существования компания претерпела несколько значительных преобразований — слияний и перепродаж, пока не оказалась в собственности у Морозова в две тысячи десятом году. Почему тот решил приобрести компанию, а не организовать свою, выяснить не удалось. С этого времени фирма сконцентрировала деятельность вокруг строительства, посредничества и поставок строительных материалов. Отчетность сдавалась вовремя, обороты были весьма значительными. Из закрытой базы налоговой инспекции удалось выяснить, что трижды за время существования «Форсаж Логистикс» проходил аудиторскую проверку, в последний раз — в две тысячи четырнадцатом, уже при Морозове. На предприятие было наложено два мелких штрафа за непредоставление документов, в остальном проверка никаких значительных нарушений не выявила. Зато запрос данных по генеральному директору компании Шестобитову Богдану Витальевичу принес неожиданно многообещающие результаты. Господин Шестобитов Богдан Витальевич, бессменно возглавлявший «Форсаж Логистикс» практически с момента приобретения оного Морозовым, имел в личном деле судимость.

Третьяков оживился, сделал шрифт на экране ноутбука крупнее, вчитался, чувствуя, как адреналин поджигает кровь. Гончая берет след, ату его, ату! Шестобитов Богдан Витальевич, одна тысяча девятьсот шестьдесят пятого года рождения, место рождения — город Ростов. Образование — высшее, но институт неизвестный, какая-то шарага. Возможно, вообще никогда там и не учился, а диплом купил в переходе в девяностые. В скане имелась фотография из дела, почему-то только анфас. Круглое лицо, наглый взгляд — самоуверенный типчик, эдакий председатель жилтоварищества. Некрасив, невысок. Может быть у такого что-то общее с Алисой Морозовой? Вся сыскная чуйка подсказывала Ивану, что дружеский контакт этого хмыря с Алисой крайне маловероятен. Какой-либо другой контакт категорически исключен. Осужден господин Шестобитов был в две тысячи втором году за мошенничество и незаконный оборот денежных средств. Обнальщик, значит. Как раз то, что нужно. Деньги любит больше, чем свободу. Иван просмотрел материалы и разочарованно выдохнул. Нет, не Морозов и даже не их управление занималось делом Шестобитова. Центральный округ, УБЭП. Ладно, проехали.

К две тысячи седьмому году Шестобитов отбыл наказание — по приговору суда семь лет, на деле отсидел четыре с половиной года и был выпущен, как говорится, по поведению. А раз отпустили, значит, смог выстроить хорошие отношения на зоне. Либо с сокамерниками, либо с начальством. Либо — и с теми, и с другими. В любом случае, четыре с половиной года в исправительном учреждении общего режима меняют человека до неузнаваемости, все его нутро выворачивают, а затем переупаковывают заново — в совершенно другую личность. Эта новая личность вышла на свободу в две тысячи седьмом году, а в две тысячи десятом была нанята Морозовым для управления крупным многопрофильным предприятием с серьезными оборотами. Странно, очень странно. Не сходится, что-то тут не так. За столько лет Морозов просто не мог не узнать о темном прошлом своего гендира. Наверняка пробивал по базам, прежде чем нанимать, Морозов на слово никому никогда не верил, как и никто из них. Уж что-что, а веру в людей все сотрудники полиции теряли еще на первом году службы. Значит, получается, знал — и все равно взял, и много лет проработал с ним, и доверял, и не имел никаких проблем?

Да, не имел — пока кто-то не подкараулил его на любимой даче, чтобы задушить и сжечь.

— Вам что-то еще принести? — сухо, даже враждебно спросил появившийся из ниоткуда официант, звякнув пустой чашкой. Иван вздрогнул — так далеко он был сейчас от этого кафе и этого парня в фартуке, явно желавшего, чтобы Иван убрался восвояси или заказал что-то еще.

— Принесите меню, — сжалился над ним Иван.

Официант кивнул чуть милостивей и указал пальцем на мобильный телефон Третьякова.

— Вам, кажется, звонят.

— Спасибо, — кивнул Иван, тоже заметив, что на разбитом экране его телефона плавает имя Алисы Морозовой. Кровь бросилась к лицу, но он медленно выдохнул и нажал на значок приема.

— Алло, Третьяков у телефона, — сказал он. После долгой паузы голос Алисы Морозовой показался ему до неузнаваемости чужим, словно кто-то другой, хриплый и после простуды, пытался выдать себя за нее.

— Зачем вы это сделали? — спросила она. — Зачем вам это? Деньги, да? Это мерзко и низко, и это неправда — все неправда, и вы за это ответите, слышите? Вы ответите за это, я вам обещаю. Вам это так просто с рук не сойдет!

16

Из достоверных источников — так было сказано в статье, причем многократно. Иван Третьяков, конечно, этим «достоверным источником» не являлся. Более того, как только на экране его ноутбука возникла статья, из-за которой голос Алисы Морозовой изменился столь драматичным образом, Иван сразу догадался, кто мог стать этим «источником». И тут же захотел пойти и убить «источник» к чертовой бабушке. Вот прям достать пушку и всадить всю обойму в пустую голову «источника», чтоб больше ничего и никогда не сливал «достоверно» журналистам, не задумываясь о последствиях. И — да, конечно, деньги. Скорее всего, большие. Скорее всего, наличные, и ничего не докажешь.

— Какого черта! — криком кричал Иван, явно вызывая недовольство посетителей кафе, но ему было плевать. На другом конце, у телефона сидел и молчал капитан Ком. — Вы понимаете, что будете за это отвечать?

— С чего вы взяли, что это я? — спросил он наконец.

Иван отодвинул от лица телефон, словно он был ядовитым. Затем выдохнул и продолжил:

— Не так уж широк выбор «достоверных источников», понимаете? — язвительно бросил он. — И потом, инсинуации, которыми буквально нашпигована статья, — это продукт работы мозга любителя дешевых детективов. Такого, к примеру, как ваш Сережа. Фантазия богатая, но чувства меры никакого. «Расплата за беспредел?» Серьезно? Вы же понимаете, что теперь полетят головы? Ваша — в первую очередь.

Капитан страдал и потел так, что заливал трубку. Он понимал, что, вероятнее всего, этот разъяренный майор из Москвы прав. Доступ к информации был у ограниченного количества лиц, и скрыть такое не удастся, но и сделать капитан Ком уже ничего не мог. Разве что попытаться защитить конкретно свою голову — показательно уволить Чертока из «рядов», написать рапорт, назначить служебное расследование, дать опровержение, в конце концов.

— Опровержение? — расхохотался Иван, смех был нервным, даже истеричным. — И что же именно вы хотите опровергать? Что подполковник Морозов был убит? Что его опоили снотворным, что его задушили и сожгли в собственном доме? Или то, что у него в собственности был бизнес, который он, возможно, приобрел путем рейдерского захвата? Заметьте, возможно! Ничего же не утверждается конкретно, понимаете? Сколько денег получил ваш Черток?

— Я понятия не имею, что он там получил, но разберусь! Нужно немедленно изъять статью.

— Изъять? — скривился Иван. — На каком основании? Вы хоть понимаете, где статью опубликовали? Это крупнейшая медиаплощадка Интернета. Интернета! Это, мой друг, такая штука, из которой крайне затруднительно что-либо изъять. Эдакая многоголовая гидра, которой вы хотите отпилить голову деревянной линейкой.

— Я понимаю ваши чувства, — прошелестел Ком.

— Понимаете? Тогда, можно, я ваш номер дам дочери Морозова, а то она мне тут звонила и угрожала судом. Нет, не так. Она мне просто сообщила, что считает статью клеветой, порочащей память ее отца, и что я за все отвечу.

— Она что, решила, что это вы… слили инфу? — удивился Ком. Удивился, а затем запоздало пожалел, что не вышел сам с этой версией. Черт, а ведь мог бы. Лучшая защита — это нападение, но теперь капитану Кому оставалось только отбиваться.

— Да, она решила, что я, так называемый друг ее отца, продал журналистом эту похабщину. И что под мою диктовку журналисты назвали ее отца рейдером в погонах, который, «по некоторым данным», — Иван чуть не плюнул на пол, так ему было все это мерзко и противно, — «по некоторым», сука, «данным», разорял людей и захватывал частный бизнес еще с начала девяностых. Фирмы, рестораны? Это вообще с чего ваш Сережа решил?

— Я не знаю, — выдохнул капитан. — Я даже не могу утверждать с уверенностью, что это именно он. Мы проводим проверку.

— А вы в курсе, что убийство Морозова, опять же, «возможно, предположительно» — это реакция общества на узаконенный беспредел «бандитов в погонах», о которых мы так много слышим в последнее время! — Иван склонился и зачитал текст с экрана: «Узаконенный беспредел насильников, воров и коррупционеров, пьяных стрелков в супермаркетах и убийц за рулем, о которых мы постоянно слышим благодаря качественно новому уровню работы журналистов». И еще, — Иван перелистнул статью вниз, — «Такая реакция только показывает, что чаша терпения переполнилась».

— Мы приняли меры.

— Меры? Интересно, какие меры вы приняли? Мы говорим об утечке квалифицированной информации.

— Я с вами совершенно согласен, — эхом отозвался Ком. — Вопрос в том, что теперь делать.

— Что делать? Ну, писать заявления по собственному желанию. И копить деньги на адвоката. А пока — предоставьте мне данные о том, кто имел доступ к базам данных и отчетам в системе, кто общался с экспертами в лаборатории. Полный список всех лиц, включая дворников и уборщиц. Ваших — и лаборатории. И отдельно — все действия вашего Чертока, поминутно, за последние сутки. Все это — чтобы к завтрашнему утру было у меня на столе.

Иван отбросил липкий и горячий телефон на стол и рухнул на диванчик. Официант, видя такое дело, больше к Ивану не подходил, понимая без слов, что никакого заказа не будет. Иван еще раз перечитал текст на экране. Статья была написана хорошо, качественно. Профессионализм журналиста только ухудшал ситуацию. Статью уже перепечатали в РБК, на «Ленте» и в социальных сетях типа «Пикабу», где новости распространяются еще быстрее.

Еще бы, такие истории — это же самое вкусное для журналистов. Черная ночь, высокопоставленный сотрудник полиции, «явно заслуживший свою смерть темными делами». Организованная преступность, прикрытая законом. Спланированное, подготовленное убийство, акт мести. Но все написанное — с пометками «Вероятно. Предположительно». Иван вчитывался в детали, тщательно выписывая все, что совпадало с фактическим материалом. Убитый был связан кабельной стяжкой и задушен пакетом. Следы протектора шипованных шин на выезде из деревни. В крови обнаружен флунитразепам. То, что версия препарата старая, вышедшая из производства, журналист не указал. Не знал? Не посчитал важным? Умолчал сознательно? Зато подробно описал весь бизнес Морозова, его официальные доходы за последние несколько лет, его должности и звания — за всю его карьеру. Как быстро они работают и какой хороший доступ к информации, которая не должна быть открыта! Подробное описание машины, дачи, даже с фотографией с места преступления, мать его.

Однако ни слова про дочь или про роскошную квартиру в доме на Мичуринском проспекте. Почему? Морозов был прописан на адресе, с дочерью у него одинаковые фамилии. Отчего же ее имя не изваляли в грязи? Случайно упустили?

Третьяков встал, закрыл ноутбук, убрал в сумку, бросил на стол несколько купюр — пусть этот официант помянет его добрым словом. Вышел на улицу и только тут понял, что уже стемнело. День прошел. В машине было холодно и воняло «бычками», но Иван этого почти не заметил. Он завел двигатель и поставил на навигатор заранее сохраненную для удобства точку. Дом.

— Через триста метров развернитесь, — сказала ему спокойная механическая женщина. Иван на автопилоте следовал ее инструкциям.

А что, если сама Алиса Морозова организовала слив журналистам? Могла ли? Если она связана с убийством, то ей известны все подробности. Значит — могла. Но зачем бы ей это? Деньги? Вряд ли, у нее с деньгами и так нет проблем. Вскорости вообще унаследует все то самое «нажитое преступно». В таком случае к чему ей привлекать внимание к делу ее отца? Кто же будет создавать проблемы самому себе? Только если отсутствие шума в массмедиа каким-то образом может угрожать ее интересам. Каким интересам, Иван не знал, но пришел к выводу, что исключать участие самой Алисы Морозовой нельзя.

Доехав, он долго искал место, чтобы воткнуть свой «Форд»: самая большая беда новостроек, полный швах с парковочными местами. В итоге оставил вторым рядом, положил на лобовуху бумажку с телефонным номером и пошел домой. Вошел в квартиру, открыв дверь ключом так тихо, как только смог. Жена была на кухне, разговаривала по телефону с подругой. Иван прошмыгнул в детскую, где буквально прилип к сыновьям. Те страшно обрадовались, Федор принялся рассказывать отцу о Новом годе, о подарках, а Ярослав просто скакал на ковре, хохотал и показывал Ивану язык. Иван смеялся и показывал язык в ответ. Так жена и застала их, валяющихся на полу, на ковре, в куче разбросанных игрушек — машинок и деталей от конструктора — и хохочущих. Лена стояла и смотрела на внезапно материализовавшегося мужа так, словно он был привидением. На ней был тот самый ярко-голубой халат с рыбами, и Третьяков с трудом подавил желание сорвать его и выбросить в окно. Можно даже вместе с нею.

— Надолго ли явился, блудный отец? — спросила она наконец. Иван нахмурился, сыновья тоже притихли, чувствуя: что-то между родителями не так. Что-то неправильное в том, как мама и папа смотрят друг на друга.

— Не решил еще, — ответил Иван сухо.

— Тебя не учили отвечать на звонки? — продолжила Лена, и Иван холодно улыбнулся.

— Серьезно? Ты в этом видишь проблему?

— Не начинай, пожалуйста, тут дети, — сказала она еще строже.

— Действительно, не хватало еще устроить при них сцену, — округлил глаза Иван в притворном ужасе. — Мы же не хотим травмировать их, да? Кстати, я могу в комнату-то нашу зайти? Никого я там не встречу? Никакого Деда Мороза? Как в прошлый раз…

— Зачем ты приехал? Чтобы меня оскорблять? — сощурилась жена.

Иван посмотрел на смирно сидящих на ковре сыновей. Ярослав катал по полу машинку, а Федор внимательно смотрел на них с женой. Зачем он приехал? Если бы он знал. Иван отвернулся, наклонился и протянул Ярославу другую машинку. Тот кивнул и принялся катать обе двумя руками.

— Федька, ты в садике-то себя хорошо ведешь?

— Не-а, — честно признался сын. — Я Мишку стукнул. Но он первый начал.

— Ну, тогда это ты его за дело, получается, — кивнул Иван.

— Ну, хочешь, ты мне измени! — бросила ему Лена. Иван вздрогнул и поморщился, но она продолжила: — Слушай, ну все живут же, со всеми случается. Это же просто так, от стресса. Мне же тоже знаешь как тяжело бывает… в эмоциональном плане. Дом, дети, дом, дети. Моя жизнь — это какой-то кухонный комбайн. И вообще, я уверена, что ты тоже не без греха.

Иван ободряюще улыбнулся сыну и медленно поднялся с пола. Подошел к двери, где стояла Лена, попытался пройти мимо нее — она не дала, уперлась руками в дверной косяк, загородила проход. Иван попытался поднырнуть под ее руки, но она присела, перекрыла проем ниже.

— Скажи мне хоть что-нибудь! — потребовала она. — Ты же не можешь просто молчать, это, в конце концов, не по-людски. Ну, хочешь, ударь меня. Ты этого хочешь? Ну чего ты из себя Иисуса-то изображаешь? Можно подумать, ты святой!

Иван сжал зубы так, что свело челюсть, выпрямился и посмотрел вплотную, с расстояния в пару сантиметров в серо-голубые с темной каемочкой глаза жены. В них плескался страх. Иван положил ладони на ее запястья, надавил. Лена сопротивлялась, не опускала руки, не выпускала Ивана из детской. Он надавил еще сильнее, руки оторвались от дверного косяка, медленно, с сопротивлением пошли вниз. Жена вскрикнула и попыталась втолкнуть Ивана обратно в детскую, но он отпустил ее запястья и прорвался в коридор. В два шага дошел до ванной, заскочил туда, словно убегал от маньяка, захлопнул дверь, закрыл замок. Лена дергала за ручку и что-то кричала. Иван включил воду и склонился над раковиной, упираясь в ее края обеими руками. Так он и стоял, слушая сдавленные крики жены и шум воды. Медитация. Затем скинул с себя все и залез в ванну. Вода была нестерпимо горячей, и это было хорошо. В ванной Иван Третьяков и заснул.

17

Журналистка была похожа на француженку — худая, в черной водолазке и черных же узких брюках, каре с густой длинной челкой а-ля Мирей Матье. Симпатичная, молодая, бессовестная — никакого страху. Самоуверенная девица из новейшего поколения журналистов, впитавших в себя все идеалы свободы прессы — свободы в форме безответственности. Чтобы выяснить, кому именно принадлежит авторство на шедевр журналистского творчества под названием «Расплата за беспредел?», пришлось применить, так сказать, нестандартное аргументирование по отношению к ее руководству, но к вечеру пятого января у Ивана были развязаны руки.

Скандал в прессе дал свои результаты, дело тут же «взяли на карандаш» в Следственном комитете, «на контроль» в прокуратуре Москвы и «под особое внимание» в Министерстве юстиции — как будто до этого оно валялось без присмотра и никого не интересовало. Выразилось это прежде всего в том, что капитана Кома и его группу от следствия отстранили и поставили под служебное расследование. А также в том, что самые разные люди в самых разных званиях начали появляться, звонить или вызывать на ковер и задавать вопросы, высказывать версии, негодовать и требовать результатов. Уже к полудню Иван Третьяков сидел на совещании в Следственном комитете между людьми, звания которых начинались от подполковничьих. Третьякову, как говорится, пришлось отвечать «за всех и вся». Однако, вместо того чтобы отстранить Ивана от дела заодно с его тверскими коллегами, начальство даже скупо похвалило его за участие в расследовании, выделили ему Толика Бахтина в помощники, обещали содействие. Сам председатель Следственного комитета генерал юстиции Алексей Борисович Гродин «осчастливил» Ивана похлопыванием по погону.

— Отцы и дети, значит? — вздохнул он и неодобрительно покачал головой.

— Это только версия, — заметил в который уже раз Иван. Его смущало то, с каким энтузиазмом версия о предварительном сговоре Алисы Морозовой и Шестобитова была принята в разработку.

— Конечно, конечно, но мы обязаны, просто обязаны найти убийцу Андрея Петровича. И сделать это в кратчайшие сроки, — добавил Гродин. — Каков ваш план, майор?


Наталья Снегирева, похожая на француженку журналистка, была первым пунктом этого плана. Она сидела напротив Ивана, за дешевым столом из ДСП, в так называемом «open space» офисе. Кроме них, там почти никого не было, продолжались праздники. Так, парочка сонных редакторов на другом конце помещения.

— Скажите, вы отдаете себе отчет, что, публикуя статью, вмешиваетесь в ход расследования преступления? — спросил Иван, а журналистка посмотрела на него так, словно он — бомж, от которого воняет.

— Я не обязана отвечать на ваши вопросы. Закон о свободе прессы…

— Меня не интересует ваш закон, — оборвал ее Иван. — Меня интересует, не прикрываете ли вы сознательно убийцу, не пытаетесь ли увести следствие в сторону и делаете ли вы это намеренно.

— Я даже не обязана слушать весь этот бред. Обращайтесь в наш юридический отдел, оставляйте там официальный запрос, пусть суд обяжет нас раскрыть наши источники.

— Послушайте, Наталья, вы не обязаны, конечно, но вы с вашей статьей поставили меня в сложное положение.

— Да что вы говорите! — фыркнула она. — А я-то хотела вам удовольствие доставить.

— Позвольте усомниться в этом. Ваша цель, на первый взгляд, — это расширение аудитории, увеличение посещаемости сайта, привлечение рекламодателей. Именно поэтому вам так нужны громкие статьи. Однако есть и второй взгляд. Кем бы ни был убийца, вы дали ему знать, что именно нам известно. Случайно, ненамеренно? Я не так уверен в этом. Я могу допустить, что вы можете быть соучастницей. Я могу получить ордер на ваш арест, я могу поставить прослушку на весь ваш офис. Видите, я с вами вполне откровенен. Благодаря вашей статье дело получило такой резонанс, что это стало вопросом нашей полицейской чести.

— Вы меня запугиваете?

— Я с вами веду оперативную работу. Слив информацию, вы дали убийце возможность подчистить следы. В данный момент я устанавливаю вашу с ним связь. Что именно я установлю в процессе расследования — одному богу ведомо. Мало ли у вас с вашим изданием грехов? Вы же понимаете меня? Вот ваш непосредственный руководитель меня понял, поэтому я сижу здесь, с вами. Он — ваш непосредственный руководитель — умный человек и не хочет проблем. И потом, я объяснил ему, что мне даже не нужны ваши официальные показания. Мне нужна только информация, ответы на некоторые интересующие меня вопросы. И, признаюсь, вы ведете себя так убедительно, что я уже готов отступить.

— Серьезно?

— Конечно. Я готов прийти к выводу, что мои подозрения в отношении вас вполне обоснованны. К сотрудничеству вы не готовы. Упираетесь — хотя в нашем разговоре нет никакой для вас опасности. Придется проводить проверку. В конце концов, вы же так хотели официальных вызовов. Так ведь, Наталья… простите, не знаю вашего отчества. Но я узнаю, это не проблема.

— Что вы хотите знать? — наконец сломалась она. Молодая, зеленая. В переделки еще не попадала, на допросах не сидела. Может, посидела бы, стала бы осторожнее. Впрочем, не она же принимала решение опубликовать ее писанину.

— Кто, когда и как предоставил вам эту информацию?

— Я же сказала, я не могу сдавать свои источники! — возмутилась она.

— Вы знаете, у нас уже уволили сотрудника за этот слив. Его зовут Сергей Черток. Его начальник тоже пострадал. Давайте поступим так: если это был не он, вы мне так и скажете — это был не он. И я хотя бы смогу помочь человеку, он не лишится работы. А если это он — вы не станете ничего говорить. Ни подтверждать, ни опровергать. И я просто оставлю все, как есть. Ничего не стану делать с этой информацией. Итак, Наташа, это был Сергей Черток? Он предоставил вам материалы экспертизы и прочие документы?

— Я ничего не стану говорить, — пробормотала Снегирева после долгой паузы. Иван выдохнул и кивнул.

— Хорошо. Скажите, почему вы решили, что Морозова убили из-за его финансовых дел? Это была ваша журналистская версия или ее вам предоставил неизвестный информатор вместе с документами?

— Это была наша версия. Одна из… Предположительно…

— Это я понял. Наташа, скажите, а вы знаете, что у погибшего Морозова были родственники?

— Родственники? У него родители в Беларуси, а так… только дочь есть. Других родственников мы не обнаружили.

— Дочь? Но вы ни словом не упоминаете о ней в вашей статье. Почему?

— Разве это важно? — нахмурилась Снегирева. Вздохнула и включила компьютер. Кажется, она немного расслабилась. — Понимаете, мы тоже не хотим быть необъективными.

— Я понимаю, — кивнул Иван, с усилием удержавшись от едкого комментария. — И все же странно. Дочь у него живет в трехкомнатной квартире на Мичуринском проспекте, студентка МГУ, одевается от кутюр.

— Я понятия не имею, как она одевается. А в МГУ она поступила, между прочим, по олимпиаде.

— Может быть, папа ей олимпиаду купил?

— Не знаю, — покачала головой журналистка. — Только не думаю. Алиса Морозова закончила школу с красным дипломом, выигрывала не только школьные и региональные, но и международные олимпиады — по математике и физике. У нее есть статьи в их изданиях, а конкретно в журнале «Вычислительные методы и программирование». Я нашла ее материалы в свободном доступе. Насколько я понимаю, она — одна из лучших студенток на факультете, так что, думаю, у нее не было проблем с поступлением.

— Хорошо, а квартира? И потом, она ведь теперь остается наследницей всего имущества.

— Квартира на Мичуринском и так принадлежит ей. Получила по приватизации еще десять лет назад.

— Не понимаю, как она могла получить квартиру десять лет назад? Она же была ребенком?

— Я не знаю. Но собственность зарегистрирована десять лет назад — и на нее, больше ни на кого. Видимо, бабка с дедом так решили.

— Бабка с дедом?

— Ну да. Ее дед по материнской линии был профессором в МГУ, ему-то квартиру и дали еще в советские времена. Уж что там дальше было — не знаю, но только Морозов никогда квартирой не владел. Зачем же я буду писать о человеке, который ни по каким объективным данным в грязные дела Морозова замешан не был? Дети, знаете ли, не в ответе за дела отцов.

— Много вы знаете о морозовских делах, — скривился Иван.

Третьяков довольно долго простоял на выходе из здания, курил и дышал холодным воздухом, пытаясь справиться со злостью — на самого себя. Каким идиотом надо быть, чтобы не проверить такие простые факты? С чего он, Иван, решил, что квартира принадлежала Морозову? Что он вообще знает об Алисе Морозовой, кроме того, что она любит дорогую одежду и самым подозрительным образом сбежала от него из Твери? Ах, да, и то, что у нее отличная память на цифры. Подозрительная личность? В ресторанах у папы она не появлялась, на дачу к нему не ездила, квартира ей досталась еще от дедушки, а раз так, мотивом убийства Морозова никак не могла стать. Версия с наследством начинала растекаться, как пятно от разлитого кофе.


К вечеру пятого января Ивану удалось поговорить с некоей Нелли Лапиной, главным бухгалтером компании «Форсаж Логистикс». Мобильный номер генерального директора Шестобитова не отвечал, абонент был недоступен, а Нелли Михайловна Лапина, напротив, ответила сразу. Третьяков и сам предпочитал для начала пообщаться с кем-то еще, так что это было даже к лучшему. Узнав, в чем дело, Лапина тут же согласилась принять Третьякова у себя дома. Уютная квартира в относительно новом доме на Ходынском поле, деловая, хваткая женщина лет около сорока пяти. Ухоженная, но какая-то поношенная, что ли. Впрочем, в свое время наверняка красивая. Время жестче всего к женщинам.

Лапина с готовностью подтвердила, что Андрей Петрович был практически единственным собственником их компании, но в делах участия почти не принимал. Больше того, Лапина сказала, что Морозов к состоянию дел компании был более чем равнодушен.

— Серьезно? В такое трудно поверить, — развел руками Третьяков.

— Морозов приезжал к нам один, может быть, два раза в месяц, — пожала плечами Лапина. — Мог просто кофейку попить, поболтать с менеджерами о какой-то ерунде и уехать. Если нужно было какой-то вопрос решить, он всегда махал рукой и отправлял к Богдану.

— Богдан — это Шестобитов, главный директор?

— Да, к нему. Морозов так и говорит, что у Богдана на то и голова, чтобы думать. А ему и без того головной боли хватает. Нет, Морозову наши дела были безразличны. Он вообще, знаете ли… был из тех, кто живет сегодняшним днем. Любил выпить, охоту любил.

— А женщин? Любил Морозов женщин? — спросил Иван.

— Ну, у него кто-то бывал, конечно, но больше так, не всерьез.

— А вы так хорошо знаете его личные дела? — подколол Иван.

Лапина нахмурилась.

— Я, конечно, в его личные дела никогда не лезла, но вот знаю, что серьезные отношения его не интересовали.

— Откуда знаете, если не секрет? — продолжал настаивать Иван.

Лапина запнулась, встала и спросила, не будет ли Иван возражать, если она закурит.

— Я бы и сам покурил, — кивнул он. — Может быть, вас угостить сигареткой?

— Я курю только свои, — покачала головой Лапина и достала узенькую пачку сигарет «Kiss».

Запахло клубничным дымом. Лапина сделала несколько затяжек, а потом рассказала, как Морозов в свое время подкатывал к одной их сотруднице. У них даже было несколько свиданий, после которых все как-то заглохло, несмотря на то, что сотрудница очень даже хотела продолжения. Однако вызванный на откровенный разговор Морозов заявил, что никогда не женится, потому что не хочет травмировать дочь.

— Травмировать дочь? — удивился Иван.

— Знаете, он ей сказал, что не хочет, чтобы все было, как в сказке, — рассмеялась Лапина.

— В каком смысле?

— Он женится на доброй женщине, чтобы была новая мать для ее сироты-дочери, а мачеха ее потом заставит разбирать гречку и горшки чистить. Ну, как у Золушки.

— Понял, Нелли. А знакомая эта ваша… Как с ней можно было бы пообщаться? — спросил Третьяков.

Лапина сделала глубокую затяжку.

— Она давным-давно уволилась, мы с ней не общаемся, я и имени-то ее не вспомню, если вы меня спросите, — сказала она и выдохнула клубничный дым Ивану в лицо.

Тот кивнул и не стал больше уточнять, чтобы не ставить Лапину в неудобное положение. Было ясно, что «знакомая» — это она сама.

— Знаете, Нелли, только одно меня удивляет. Как я понимаю, Морозов не хотел ни с кем близко сходиться, чтобы не испортить жизнь дочери. Но ведь дочь у него уже вполне взрослая девушка.

— Ага, взрослая! — воскликнула Лапина с неожиданной злостью в голосе. — Только вот Андрей Петрович считал, что пока человеку двадцать один год не исполнится, его взрослым считать нельзя. Вот такая философия.

18

Похороны назначили на шестое января, в канун Рождества. Задерживать еще больше не дали родители Морозова. Только приехав из Белоруссии, они тут же устроили скандал. Звонили в Тверь, звонили Мануйлову и Ивану, требуя немедленно обеспечить все нужные документы. И так задержали, говорили они. По-человечески — до третьего дня хоронят, но экспертизы, транспортировка, организация похорон — все это заняло много времени. Хоронили, как подобает, на Троекуровском кладбище, со всеми почестями, с отпеванием и прощанием в Большом прощальном зале на пятьсот мест.

Алиса Морозова была бледна и еще более печальна в длинном черном пальто с большими пуговицами в два ряда. В красивой черной шляпке, в блестящих перчатках и лакированных сапогах, она снова напомнила Ивану наследную принцессу на формальном выходе. Едва увидев Ивана в толпе одетых в форму людей, Алиса вздрогнула, и взгляд ее стал ледяным, как дымящийся огненно-холодный жидкий азот. Она плотно сжала губы и демонстративно отвернулась. Больше за все похороны она не удостоила Ивана взглядом. Иван знал: ей рассказали о том, что человека, ответственного за статью, уже уволили. Иван знал, что она знает — это был не он. Это не помогло, и Алиса Андреевна Морозова сознательно избегала Ивана, словно его вовсе не существовало, словно он был пустым местом. Держалась рядом с каким-то высоким тощим хмырем-сверстником, с которым пришла. Иван на общении не настаивал. Шестого января их оперативно-разыскной группе дали санкцию на организацию прослушивания и внешнего наблюдения за Алисой Морозовой. Руководство требовало результата — по горячим следам, и меньше всего Иван хотел привлекать к себе сейчас ее внимание.

Уже после того как долгая и мучительная официальная часть похорон была закончена, честь отдана, выстрелы разорвали тишину кладбища и все перебрались в поминальный зал, к Ивану подошел мужчина в штатском, лицо которого показалось Ивану смутно знакомым, и спросил, хмыкнув, сколько же это, должно быть, стоит — место на Троекуровском кладбище. Вопрос был интересный, и Ивану он тоже в голову приходил. Вряд ли Морозову выделили такое место бесплатно, от государства — все-таки не того ранга птица. Впрочем, может, из-за громкого дела…

— У Андрея тут жена похоронена, — услышал Иван женский голос, надтреснутый, с хрипотцой. Обернулся и увидел пожилую, лет под семьдесят, приятную женщину в черном платке и темно-синем вязаном платье в пол. В руках женщина держала тарелочку с бутербродами и бокал вина.

— Не знал, — удивленно кивнул Иван.

— Да, мало кто знает. Она умерла почти пятнадцать лет назад, тогда у ее отца было место на этом кладбище. Он его вообще-то для себя покупал, — добавила женщина, отпив из бокала. — А вот вышло, что он до сих пор живет, а Светочки нет.

— Светочка… это…

— Мама Алисы, — пояснила женщина.

— Ах да, конечно, — Иван улыбнулся одними кончиками губ. — Меня, кстати, зовут Иваном. Иван Третьяков. Работал вместе с усопшим. А вас, простите…

— А я — Екатерина Эльдаровна. Мы с Андрюшей дружим много лет. То есть дружили, конечно же, — поправилась женщина. — Господи, поверить не могу, просто не могу. Мы с Олечкой ведь его вот только видели, прямо перед отъездом! Веселый был, на охоту собирался.

— Вы с ним на даче виделись? — уточнил Третьяков. — А когда, не подскажете?

— Это было где-то в середине декабря. Мы с Олечкой поехали посмотреть, что и как, потому что потом мы уехали в Италию, на лыжах кататься. Знаете, я-то к лыжам спокойна, а Олечка страсть как лыжи любит. Я-то лучше бы на даче осталась. Хотя… как подумаю, что если б я там была, я, может, наткнулась бы на этого… на убийцу…

— Как бы вы на него наткнулись? — переспросил Третьяков.

— Ну я же часто к Андрею заходила, у нас дома на одной улице. Когда муж мой жив был, так мы вообще, считай, так друг у друга и пропадали. Да и сейчас он меня часто звал, мы с ним то посидим, то выпьем, то я ему котлет пожарю. Олечка-то к даче спокойна, только из-за меня и ездит.

— А вы, наверное, и есть тетя Катя Никитина, — предположил Иван, и женщина улыбнулась, ее щеки вспыхнули румянцем.

— Это меня так, наверное, Алисочка назвала? Так и привыкла — тетя Катя, тетя Катя. Ой, бедная девочка. Теперь и отца нет. Как же она теперь будет, бедная сиротинушка? — Екатерина Эльдаровна всхлипнула. Иван положил руку ей на плечо.

— Жалко ее, действительно. А она была сильно привязана к отцу?

— Алиса? Да она в нем души не чаяла. Буквально души не чаяла. Да и он в ней, — снова глаза у нее наполнились слезами.

— А я слышал, что Алиса с отцом мало общалась, никогда на дачу с ним не ездила, держалась обособленно, — подбросил наживку Иван, и глаза Екатерины Эльдаровны тут же просохли. Она посмотрела на Ивана так, словно обвиняла его в краже.

— Да кто вам такую глупость посмел сказать. Да Алиса об Андрее только и заботилась, звонила ему каждый день, и он ей — что до дачи добрался или что выезжает. Она ему с собой еду готовила. И вообще, глупости какие. Она никогда на его дачу бы не поехала!

— Да? Почему же? — уточнил Иван, отметив про себя момент про готовку еды.

Екатерина Эльдаровна помолчала, затем отставила бокал на ближайший столик и взяла Ивана под локоть.

— Андрей об этом не особенно любил говорить, вот никто и не знает, кажется, но после аварии Алиса же так в машинах ездить и боится. Знаете, до паники. У этого даже название есть — фобия. Она ведь до института — пешком, из института — пешком, в магазины — только в те, что рядом. Даже на лифтах не ездит. Андрей пробовал, нанимал психолога, к ним домой ходил какой-то мужчина из МГУ. Только пользы никакой, так Алиса и живет.

— После аварии? — нахмурился Иван.

— Так вы что, не знаете? — искренне изумилась Никитина.

— Нет, не знаю.

— Когда Алисе еще не было и шести лет, они все втроем попали в ужасную аварию. В ужасную, поверьте, я знаю. Я навещала их в больнице. Это была страшная катастрофа! Боковое столкновение! Какой-то пьяный отморозок летел по зимней дороге на сумасшедшей скорости, ну и вылетел на встречную полосу. Такие вещи, как говорил мой Олежек, происходят за доли секунды. Знаете, говорят, когда водитель видит, что авария неминуема, так он инстинктивно выворачивает руль, чтобы уйти от удара. Вот именно так все и произошло, Андрей пытался уйти от столкновения, и удар пришелся по передней двери справа. Светочка погибла сразу, а Андрюшу выбросило из машины на шесть метров в сторону, в кювет, можете себе представить, какая была сила удара. Ой, как он убивался, все себя винил в Светочкиной смерти. Если бы тот отморозок сам на месте не погиб, Андрей бы сам его убил. Он же ведь так больше и не женился, вы знали?

— Да, я слышал.

— Да, он всего себя посвятил дочери. Другой бы через год в дом другую привел, но не Андрей. Такой хороший был человек, какая потеря! — Никитина снова всхлипнула и откусила от бутерброда.

— А Алиса? — спросил Иван.

— Что — Алиса? — переспросила она.

— Что с нею было? — уточнил Третьяков, и Никитина кивнула.

— Ой, говорю вам, трагедия. Алиса же сидела на заднем сиденье, прямо за Светочкой, понимаете? Машину от удара всю перекорежило. Андрей был без сознания, а Алису зажало в машине. А у нее и нога была сломана, и бедро, и вообще, ее потом, считай, еще год по кусочкам собирали. Просидела в машине почти час, пока ее оттуда вынули. Так и не забыла, бедная девочка, хотя ведь была совсем крохой. Но помнит. До сих пор хромает.

— И не переносит поездок на автомобилях, да? — сказал Иван с неожиданной злостью. Екатерина Эльдаровна растерянно кивнула.

— Не только на автомобилях. Говорю вам, даже на лифтах не ездит… по возможности. Но автомобили — это для нее прямо табу. Ой, Олечка! — Женщина повернула голову и помахала рукой симпатичной светловолосой женщине в ярко-синей офицерской форме. Майор юстиции.

— Это ваша дочка? — присвистнут Иван. — Ничего себе!

— Да, это моя дочка! — гордо добавила Никитина, подзывая к себе молодую светловолосую женщину. — Олечка, ты к Алисе подошла?

Никитина-младшая грустно улыбнулась и кивнула матери. Екатерина Эльдаровна представила их друг другу. Иван — Ольга. Ольга — Иван… Простите, забыла вашу фамилию… Да-да, Третьяков. Представляешь, Оля, он работал с Андрюшей. Да, очень приятно. Да, трагедия. Не умещается в голове. Как вам Италия в это время года? Я? Нет, никогда не был. Лыжи с детства ненавижу, еще со школы.

Третьяков механически кивал, отвечал и смеялся в ответ — негромко, в рамках приличий, он пожимал руки, сочувственно хлопал людей по плечам, а сам вспоминал, как Алиса Морозова сидела в его машине всю дорогу до Твери, словно парализованная, и почти не дышала. Вела себя подозрительно, значит? Дурак ты, Третьяков.

19

— То, что она в детстве попала в аварию, вовсе не означает, что она невиновна! — стукнул кулаком по столу подполковник Мануйлов. — Ты хоть понимаешь, что у нас никаких других версий нет? Надо мной люди из Следственного комитета так и висят — с топором, того и гляди, голову отрубят, к чертовой матери.

— Прямо по Достоевскому! — усмехнулся Толя Бахтин.

— Только я тебе, Бахтин, не старуха-процентщица. Нужны нормальные версии, понимаешь? Дело же громкое!

— В этом-то и проблема, что нет никаких других версий, — пробубнил себе под нос Третьяков. — Расшифровка ноутбука Морозова показала, что он там держал личную переписку, фотографии дочери и прочие личные фотографии, видео всякие… я извиняюсь, в том числе не самого пристойного характера. Но ничего такого, все в рамках нормы.

— Расскажите-ка мне про эту так называемую норму поподробнее, Третьяков, — сощурился Мануйлов, а Толик Бахтин хохотнул.

— Никаких изысков, обычное «девочка и мальчики» видео, да и немного.

— Норма, значит… — фыркнул Мануйлов. — Что еще?

— Еще то, что связь Алисы Морозовой с Шестобитовым не подтвердилась. Наблюдение за Морозовой и прослушивание тоже не дали никаких результатов.

— Так-таки никаких? Ну не верю я в безгрешных людей. Даже в юных студенток, — сощурился Мануйлов, которому очень не хотелось расставаться с перспективой закрыть дело.

— Морозова большую часть времени просидела дома, — отрапортовал Бахтин. — Звонила однокурсникам, также связывалась с Ольгой Олеговной Никитиной.

— Интересно, зачем?

— Ольга Никитина — дочь Екатерины Эльдаровны Никитиной, с которой Алиса Морозова хорошо знакома с самого детства.

— С Ольгой?

— Нет, с Екатериной Эльдаровной. Но Ольга Никитина работает в Следственном комитете, в связи с чем Морозова и решила к ней обратиться — по старой дружбе, как говорится. Пыталась узнать, нет ли у той доступа к статистике по всем убитым. А конкретно ее интересовала статистика по людям, отравленным флунитразепамом, — зло ответил Третьяков.

Мануйлов посмотрел на Бахтина, тот кивнул и развел руками.

— И что? Узнала?

— Никитина обещала ей посмотреть, затем позвонила следователю, сообщила о разговоре, запросила инструкции. А уж следователь позвонил мне. В общем, все, как обычно, вот только… — Третьяков поднял голову и посмотрел в глаза начальнику.

— Что — только?

— Вы же понимаете, что именно она пытается сделать?

— Почему это я должен понимать? Ничего я не хочу понимать, — закудахтал Мануйлов.

Третьяков отвел взгляд, и Мануйлов только тяжело вздохнул.

— Да ладно, не отводи глаза. Значит, девочка решила самостоятельно найти убийцу отца? Хочет восстановить справедливость? А тебе не приходило в голову, что, может быть, она притворяется? Ладно, Ваня, что там у вас по Шестобитову?

— Шестобитов Богдан Витальевич улетел из Москвы в Патайю еще двадцать шестого, до настоящего момента не вернулся. Данные на границе мы проверили, — сухо отрапортовал Толик.

— По сведениям главного бухгалтера фирмы Нелли Лапиной, он не планировал возвращаться раньше десятого, — добавил Иван. — Купил путевку на две недели. Сказал, что акклиматизация такая, что на меньший срок и ехать не хочет.

— Не люди, а сплошные «турысты»! — возмутился Мануйлов. Сел в кресло, перелистал материалы дела, покачал головой. — Значит, у нас нет никаких версий? Вы это мне хотите сказать? Такая у вас оперативная информация?

— Николай Степанович, я сейчас проверяю информацию по флунитразепаму… — переключился Иван. — У препарата несколько производителей, а также достаточное количество аналогов, таких, как рогинпол или гипнодорм. В больших объемах выпускается израильской компанией «Тева», но есть и другие производители. Правда, химический состав у них отличается от того, которым усыпили Морозова, поэтому их можно отбросить. Сам по себе препарат, конечно, рецептурный, применяется в лечении бессонницы, неврологических расстройств, шизофрении, однако сегодня его назначают крайне редко. Старую же форму, без запаха и цвета, в России практически невозможно найти. Как я уже говорил, ее производство было остановлено еще в середине девяностых.

— Но кто-то же как-то нашел и использовал! Складские остатки проверяли? — воскликнул Мануйлов.

Третьяков сделал паузу и кивнул.

— Проверяли. Нет никаких остатков, за столько лет все давно уничтожено и заменено. Но я вчера запросил данные по трупам, в крови которых обнаружены следы флунитразепама. Эта идея мне сразу показалась правильной, хоть ее предложила и дочь убитого. Сами же говорили, препарат редкий. Сегодня мне прислали данные из аналитического отдела. Вы совершенно правы, Николай Степанович. Именно так — кто-то как-то нашел и использовал.

— Что? Что ты такое говоришь? — Мануйлов вскочил.

— Причем использовали не один раз, — невозмутимо продолжил Иван. — Допускаю, что то, что я накопал, это не все. Наши базы данных несовершенны. Не вся информация в них попадает — это раз. И не по всем данным можно вот так взять и отсортировать базу — это два. И потом — это же не отпечатки пальцев, многие протоколы в базу вообще не загружают, особенно если брать по периферии.

— А нам не надо по периферии, — прошипел начальник, расстегивая пуговицу под воротником. — У нас Тверская область, ну, на крайний случай, Москва и околоток.

— Тут уж, как говорится, что выросло, то выросло.

— И что? Сколько? — спросил начальник угрюмо, словно знал и не одобрял продолжения.

Иван опешил.

— Чего сколько? Флунитразепама?

— Сколько ты, Третьяков, нашел случаев? Ты же к этому клонишь, так? Ну, так и говори, не тяни кота за причинное место.

— Пять, — кивнул Иван. — Если с Морозовым — то всего шесть.

— Шесть трупов? И все шесть — именно с флунитразепамом?

— Шесть нераскрытых убийств, — уточнил Иван. Начальник покачал головой. Иван вздохнул и продолжил: — И не просто с флунитразепамом, а именно с тем самым — без вкуса и запаха, который производился в восьмидесятые.

— Может быть, какая-то группировка использует препарат? Замена клофелину? Нормальная рабочая версия. Может, они теперь таким образом заказные убийства устраивают. Их вообще редко раскрывают…

— Не думаю. Во-первых, флунитразепам ни в одном случае не был причиной смерти. Профессионалы так не работают. А во‐вторых, жертвы.

— Что — жертвы? — скривился Мануйлов.

— Все жертвы — обычные люди и ничего опасного для организованной преступности не представляют, — пожал плечами Иван.

— Ну и что. Можем же мы чего-то не знать, — процедил Мануйлов.

Иван помедлил, а потом достал из рюкзака стопку помятых ксерокопий, над которыми он просидел всю ночь. Мануйлов смотрел на бумаги, как на ядовитых змей. Толик Бахтин тоже склонился над столом, куда Иван вывалил бумаги.

— Я буду говорить о жертвах в случайном порядке, так как точные даты убийств установлены не везде. Личности, к слову, тоже. Итак, первый труп. Первый по времени обнаружения. Девятого октября две тысячи четырнадцатого года.

— Когда? — переспросил Мануйлов, скривившись. — Это же сто лет назад.

— Не сто, конечно, но согласен, давно. Труп нашли грибники, на тот момент вполне свежий. Убийство датировано четвертым октября, эксперты даже установили время смерти — вечером, с восьми до десяти часов.

— А где его нашли? — спросил Толик, делая пометки у себя в блокноте.

— Нашли его в лесу в Пензенской области, недалеко от шоссе Р209. Место помечено по методу Ципарского — на месте, где обнаружили тело, в области головы закопана банка с данными. Других привязок на местности не было. Только координаты. В нескольких километрах от деревни Лермонтово.

— И как он умер?

— Как я уже сказал, в крови обнаружен флунитразепам — и алкоголь, кстати, тоже. Опознать труп не удалось, возраст приблизительно около тридцати, плюс-минус пять лет. Печень сильно повреждена, мужчина, скорее всего, сильно пил и не имел определенного места жительства.

— Короче, бомж, — суммировал Мануйлов. Иван кивнул.

— Совершенно верно. Просто бомж с транквилизатором в крови и с четырнадцатью ударами острым предметом, предположительно ножом, в область грудины, — добавил Иван.

Бахтин присвистнул. Мануйлов склонился и просмотрел протокол. Иван подождал, затем достал следующий лист.

— Второй труп удалось идентифицировать, хотя это и заняло много времени. Дело в том, что убитый, некто Курланов Константин Николаевич, тысяча девятьсот восемьдесят пятого года рождения, житель Подмосковья, был обнаружен в Новгородской области.

— А проживал где, какой район? Не Ленинградка? — уточнил Мануйлов.

— Нет, не Ленинградка. Проживал в Егорьевске. Заявление о пропаже было подано сразу после майских праздников в две тысячи четырнадцатом году, но найден Курланов был только в шестнадцатом — тоже летом. Опознали не сразу, так как родители, когда подали заявление о пропаже, не знали, куда Курланов уехал на праздники. Он жил отдельно и о своих планах им не сообщал. Вот и пролежал не менее двух лет в новгородских полях, а потом еще опознавали его почти полгода. Повезло, что вообще опознали.

— Почему?

— Вот тут мы подходим к самому интересному. Курланов увлекался исторической реконструкцией, в Великом Новгороде участвовал в так называемом съезде дружин — реконструкции военных событий времен Древней Руси. Найден он был в полной экипировке, то есть в кольчуге, металлическом шлеме и с мечом в руках. Меч, впрочем, не настоящий, муляж. Но остальное было подобрано вполне аутентично. Металлическая кольчуга, которая весит килограммов десять, наверное. Под кольчугой рубаха из грубого полотна, штаны там, кожаные сапоги. Понятно, что все современное, но сделано и сношено настолько натурально, что авиамоделисты, наткнувшиеся на тело, были уверены, что из-под земли на поверхность вышли остатки древнего воина.

— Это как — вышли? — уточнил Мануйлов.

— Ну, знаете, весной какие-нибудь пласты наверх вылезли. Может, землетрясение. А что им еще было думать? На запястьях у этого псевдовоина было по винтовому браслету с драконами-горгульями по краям. Даже, я извиняюсь, трусы из грубой мешковины. Вот они и решили, что там, под Новгородом, какое-нибудь «Куликово поле» нашлось. Думали, открыли новое «Рюриково городище».

— Городище?

— Под Великим Новгородом есть раскопка историческая. Считается, кстати, что именно с того городища есть-пошла земля русская. Камень заложен. Это, конечно, больше дань традициям и мифам, но городище — реальный исторический феномен.

— Ладно, феномен. Как именно убили вашего воителя, конечно, неизвестно.

— Как ни странно, известно. Умер от асфиксии.

— Задушили? Батюшки, уж не кабельной ли стяжкой? — обрадовался Толик, но Иван покачал головой.

— У него был кулон на кожаном шнурке — медальон на старинный лад с изображением черного ворона. Этим кожаным шнурком Курланов и был удушен. Следов сопротивления нет, в крови алкоголь… с флунитразепамом, конечно.

— Значит, тоже удушили во сне? — спросил Мануйлов.

Иван кивнул.

— Так, следующий труп — тоже, скорее всего, из бродяг. Убит приблизительно летом шестнадцатого года, убит чудовищно. Его повесили на дереве, вскрыли и выпустили внутренности, а также вскрыли вены на руках и перерезали горло.

— Господи! — вырвалось у Мануйлова.

Иван только кивнул.

— Судя по количеству вытекшей крови, все это было сделано еще при жизни. Скорее всего, конечно, во сне. — Иван пошелестел бумагами. — Найден он был приблизительно через полгода с момента смерти, зимой, неподалеку от местной дороги. Под тяжестью тела ветка обломилась, тело свалилось. Море крови, кишки на земле, за полгода зверье, конечно, разодрало труп, но многое осталось. Несмотря на весь этот ужас, стоящих улик найдено не было. Версий — ноль, минус один. Место тоже помечено банкой Ципарского — там вообще ничего не было. Республика Башкортостан, ближайший населенный пункт — деревня Ирсаево.

— Это просто не может быть связано, это же вообще другой конец страны.

— Я тоже думаю, что это может оказаться случайным совпадением. Действительно, слишком далеко. Однако — флунитразепам и алкоголь в крови.

— Ну и что! Башкортостан, Ваня. Ты серьезно?

— Я не делаю никаких выводов. Только факты.

— Где ты вообще эти данные взял?

— Из федеральной базы, по личному одолжению. Так мне продолжать? — вздохнул Иван. — Следующей была женщина. Шиткина Ирина Викторовна, шестьдесят пятого года рождения. Пропала девятнадцатого декабря утром. Ушла из дома в сторону остановки, где обычно ждала рейсового автобуса, и пропала. Найдена убитой двадцать пятого декабря. Там же была ее сумка, а в ней — паспорт. По данным экспертизы, была убита в тот же день, что и пропала, то есть девятнадцатого декабря. Флунитразепам в крови обнаружен, алкоголь — нет. Кстати, у Шиткиной фотографий с места преступления в деле нет. Не знаю почему. И официально дело до сих пор не закрыто. Висяк.

— Причина смерти?

— Скончалась от множественных ножевых ран, нанесенных, предположительно, обычным кухонным ножом.

— Тоже ножом?

— Да, ножом.

— Но не тем же самым ножом? — язвительно уточнил начальник.

Иван пожал плечами.

— Еще не проверял. Первым же делом проверю. Или вот Толик этим займется, — Третьяков кивнул на Бахтина, и тот шмыгнул носом.

— А где ее-то убили? — спросил он. — Тоже черт-те где?

— Даже не представляешь, насколько черт-те где, — Иван выдержал театральную паузу и повернулся к начальнику. — Пермский край.

— Да что ты мне голову морочишь! — разозлился Мануйлов. — Какой, к черту, Пермский край!

— Самый настоящий. Шиткина работала на почте в поселке Гайны. Места глухие, одна машина в час. Тело найдено в придорожной канаве.

— Дай-ка угадаю. Банка Ципарского?

— Да, — подтвердил Иван. — Там вообще крепить тело было не к чему. Леса, и все. О том, что она пропала, сообщила ее дочь, к которой она, собственно, и собиралась ехать в Пермь. Дочь живет там с двумя детьми и мужем. Больше ничего. И наконец, последний труп. Считай, вообще свежий. Обнаружен и опознан в августе. Юрий Михайлович Голованов, бизнесмен, имел в собственности магазин хозтоваров в Кирове.

— В Кирове? — хмыкнул Мануйлов.

— Да, в Кирове, — процедил Иван. — Автомобиль, принадлежавший убитому, был найден пятнадцатого августа на придорожной парковке у супермаркета «Копейка», сбоку от магазина, из-за чего машина и не привлекала к себе особенного внимания. Стоит и стоит. У автомобиля было помято левое крыло и разбита передняя левая фара, но где и как их разбили, установить не удалось. Сам же Голованов пропал в ночь на двенадцатое. Под вечер он выехал из Нижнего Новгорода, где был на деловых переговорах — это по показаниям жены — и не доехал до дома. Должен был вернуться к полуночи, но так и не появился. Найти Голованова достаточно быстро удалось благодаря данным локации его мобильного телефона. У его жены был доступ к поиску аппарата, так что, когда она проснулась и обнаружила, что муж так и не вернулся, она немедленно начала ему названивать. Он не ответил, тогда она побежала писать заявление, а также предложила данные его GPS-позиции. Видимо, она была очень убедительной — читай, денег, наверное, дала. Потому что на розыски Голованова поехали сразу же, утром его и нашли, через несколько часов после убийства. Эксперты установили время смерти — от трех до пяти утра тринадцатого августа. У него даже телефон не успел разрядиться.

— А странно, что убийца не выкинул телефон, — удивился Толик.

— Да, ни телефон не выкинул, ни документы. Деньги, правда, скорее всего, забрал.

— Флунитразепам и алкоголь в крови? — предположил Мануйлов.

— Нет, алкоголя в крови не оказалось. Флунитразепам — да, был. Но не это самое интересное.

— Надоело мне уже твое «самое интересное», — нахмурился Мануйлов. — Ну, говори уже.

— Вы понимаете, Николай Степанович, Голованов был найден глубоко в лесу, но так и осталось невыясненным, каким образом он мог туда попасть. Учитывая, что машина его стояла на парковке придорожного супермаркета практически на выезде из Нижнего Новгорода.

— То есть от города он не успел отъехать, — кивнул Мануйлов.

— Да, но непонятно, каким образом он попал в лес. От места, где была запаркована его машина, до места, где он был найден, больше двухсот километров.

— Может, машина сломалась, и его кто-то подвез? Убийца? Ограбил и выкинул из машины?

— Подвез на двести километров, ограбил и спрятал тело в нескольких километрах от дороги? Не слишком ли много мороки?

— А он, может, такой — методичный, — возразил Толик.

Иван кивнул и усмехнулся.

— Методичный — а телефон забрать забыл? Нет, не клеится. Вообще ничего не клеится. Причина смерти — множественные ножевые ранения. В общем, думали-думали, да и решили, что Голованов спятил, бросил машину и поехал с кем-то в лес по грибы. Хотя с этим тоже были проблемы. По протоколу осмотра рядом с телом Голованова были найдены все его вещи и совершенно чистые сандалии.

— Что значит рядом с телом? — вздернулся Мануйлов.

— Ах да, он был полностью раздет.

— Получается, его убил извращенец?

— Возможно, но необязательно. Могли быть и другие причины, — меланхолично согласился Иван. — Нужно выяснять.

— Выяснять? Что именно ты хочешь выяснять? — спросил Мануйлов с отчетливо читающимся раздражением.

— Ну, устанавливать возможную связь, — ответил Третьяков по возможности нейтрально.

— Просто связь? А дальше что?

— Ну, если это серия…

— Ты спятил? Какая серия? Пермский край? Егорьевск? Ты хочешь меня в гроб свести? Хочешь федерального расследования, в котором мы утонем на долгие годы? И ничего не добьемся, понимаешь? Пермский край!

— Николай Степанович, понимаете, кроме этих случаев, больше случаев применения флунитразепама не имеется. Ни до, ни после! — попытался возразить Третьяков.

— Да? — холодно улыбнулся Мануйлов. — А знаешь, почему? Да потому что просто плохо копали! У нас базы данных только начинают наполняться. Если копнуть поглубже, наверняка найдется еще миллион случаев употребления твоего флунитразепама. Нету признаков серии, понимаешь? И слава богу, что нету. Жертвы разные? Разные. Места разные? Вот. Способы убийства тоже разные. Одного за ноги подвесили, другого догола раздели, третью небось изнасиловали и в канаву бросили.

— Но Николай Степанович! — разозлился Иван. — Других версий нет.

— Слушай, Третьяков, а ты видел когда-нибудь глухаря, а? Между прочим, очень милая птаха. Хвост у нее такой… ну, как у павлина. И стучит, стучит и курлычет. И раз уж она есть, значит, она кому-то нужна. Глухарь — нормальная птица. А ты — нет, ты ненормальный. Пермский край ему. Командировку тебе оформить? Серии ему мерещатся. Так ты и до Таиланда доедешь — и там найдешь свой флунитразепам. Иди, Ваня, иди. И запомни: бывает в жизни ситуация, когда глухарь — это тоже хорошо.

20

Ножи действительно оказались разными. К тому же через пару недель до Третьякова дошла информация из города Саранска еще об одном случае с флунитразепамом в протоколе — там тоже имелся труп, а вместе с ним и нож с сохранившимся отпечатком пальца. Убийство произошло двадцать первого января пятнадцатого года, а двадцать второго по горячим следам был задержан убийца. Им оказался коллега убитого, они вместе работали на частной стройке в одной из деревень. О том, что в день убийства оба фигуранта начали выпивать еще с утра, показали сразу несколько свидетелей. Отпечатки пальцев на орудии убийства принадлежали рабочему, нож тоже был его, он этим ножом всегда мясо резал. В настоящее время убийца осужден и отбывает наказание. Иван перечитал материалы несколько раз и пришел к однозначному и неоспоримому выводу. Конечно, Мануйлов был прав. Не таким уж и редким оказался препарат. Так что, хоть связующее звено, без сомнений, просматривалось, версию о серии следовало отложить до лучших времен.

К концу января дело подполковника потихоньку покинуло первые полосы газет и интернет-порталов, и в Комитет на совещания Иван тоже ездить почти перестал. Глухарь — птица нормальная, как сказал Мануйлов. Когда мобильный телефон Ивана зазвонил и на разбитом экране отразилось имя Алисы Морозовой, он стоял у высотного дома в Северном Бутове, около размазанного по асфальту трупа «прыгуна» и сквозь зубы интересовался у сотрудников «Скорой помощи», что именно в этом суициде криминального.

Увидев на экране имя, он помедлил, пытаясь угадать, что именно может услышать от Алисы Морозовой. Несколько дней назад Иван навестил Ольгу Никитину, уточнял кое-какие детали ее разговора с Алисой, а также наведался в ее альма-матер и поговорил с ее сокурсниками и преподавателями. Узнал много ненового и не особенно интересного о том, какая прекрасная, способная, образцовая студентка Алиса Морозова, что участвует в различных исследованиях и программах, говорит на двух языках, подает надежды и вообще.

Из интересного — что Алиса замкнутая, вернее, сознательно ограничивает свой круг общения. Так выразился ее однокурсник — тот самый тощий парень с похорон, один из немногочисленных друзей Алисы. Он сам, к слову сказать, был странным. Начать с того, что звали его Крисом Морганом, говорил он с ощутимым иностранным акцентом, но при этом был россиянином и вообще — обычным студентом. Даже жил он в общежитии МГУ. Несмотря на акцент, говорил безупречно, окончания не путал и слова выбирал правильно, вплоть до матерных. Выяснилось, что его родители — русская мать и американский отец — развелись, когда Крису было четырнадцать. В результате из солнечной Северной Каролины Крис прилетел в угрюмый зимний Саратов, заваленный снегом до второго этажа. Так началась его российская жизнь, приведшая умного и, как это свойственно американцам, инициативного Криса в МГУ. Может быть, именно это их и подтолкнуло друг к другу — они оба не чувствовали себя своими. Крис — в силу происхождения, потому что от природы он вообще-то человек довольно общительный. Алиса же просто потому, что это — Алиса.

Крис рассказал Ивану, что Алиса занимается организацией и анализом различных массивов данных, что бы это ни значило. Что она является членом шахматного клуба МГУ и даже выигрывала местные соревнования, но дальше этого не шла из-за нежелания (пиши, фобии) ездить куда-то дальше Юго-Западного округа города. Крис отзывался об Алисе так тепло, что Иван заподозрил за этой теплотой нечто большее, тем более что парень статный, симпатичный, хоть и в аккуратных очках без оправы. Одет тоже соответственно: джемпер с оленями, из тех, что снова, кажется, вошли в моду, под ним светло-голубой воротничок рубашечки в тонкую полоску. Не по-зимнему светлые джинсы, коричневые Timberland на шнуровке. Размер, кстати, не сорок третий — сорок пятый. Уж не сдал ли ты меня своей дорогой Алисе, милый ты мой человек? И не ждет ли меня очередная серия упреков и обещаний засудить меня на веки вечные?

Иван Третьяков почти не ошибся. Голос Алисы Морозовой был спокойный, холодный. Она спросила, помнит ли он ее.

— Разве можно вас забыть, — улыбнулся Иван.

— Мне нужно с вами поговорить, — сухо сказала — нет, потребовала, приказала она.

Иван удивился.

— О чем, если не секрет?

— Я не хотела бы обсуждать дела по телефону, — добавила она. — Это важно.

— Я могу приехать к вам домой, если хотите, — предложил Иван, памятуя об Алисиной фобии, но она предложила встретиться в ресторане неподалеку. На ресторан у Ивана денег не было, но и отказываться неудобно. Вот только окровавленный труп суицидника нужно было сначала сплавить по назначению, и протокол дописать, и соседей опросить. А то потом найдут у него в крови какой-нибудь флутримазол, а Третьякову отвечать. А он и так впал у начальства в немилость.

Так что до ресторана удалось добраться только через полтора часа. Попутно Иван освежил все, что знал и помнил по делу, и купил у метро какую-то ерунду — «мыльного котенка» в подарочной коробочке. Алиса сидела в уютном уголке на маленьком диванчике, перед нею стояла наполовину пустая прозрачная чашка с чаем.

— Здравствуйте, Алиса Андреевна, — сказал он вежливо и по возможности тепло. — Как вы?

— Что это с вами? — спросила она вместо ответа.

— В каком смысле — что со мной? Ничего со мной, — нахмурился он. Проследил за взглядом этой девчонки: она с интересом осматривала его заляпанную куртку. Вот черт, совсем забыл. — А, это ничего, не берите в голову.

— Вы что, одежду свою вообще не стираете? — поддела его она.

— Вообще-то стираю, — разозлился он. — Только эта кровь совсем свежая.

— Кровь? — Алиса подалась назад на диване. — Чья кровь? Ваша?

— Да нет, что вы… Просто пришлось помогать грузить труп. Не волнуйтесь, никого не убили. Суицид. Не важно. Вот, перепачкался. Я сейчас куртку сниму и руки помою, ладно? И потом мы с вами поговорим.

— Да, конечно, — согласилась она.

Через пять минут, умытый и пахнущий вишневым мылом, он вернулся к Алисе. Залез в карман, достал маленькую коробочку, завернутую в цветастую бумажку с помявшимся бантиком.

— А это вам.

— Что это? — вытаращилась на него Морозова.

Иван пожал плечами.

— А вы как думаете? Подарок вам. У вас же сегодня день рождения! Тридцать первого же января, да? Двадцать один год, не так ли? Ну, открывать будете? — Иван в нетерпении потер руки.

Алиса смотрела на коробку в нерешительности, затем отодвинула и покачала головой.

— Не нужно, — сухо бросила она. — Я хотела поговорить с вами о моем отце.

— Серьезно? А я думал, думал: о чем же она хочет со мной поговорить?

— Мне нужно… — Алиса запнулась, замолчала и принялась помешивать ложкой чай. — Скажите, есть ли новости? Что происходит, какие у следствия версии? Кто убийца?

— Вы же знаете, я не могу об этом говорить. Ни с вами, ни с кем-то другим. Дело еще в работе.

— Ни в какой оно не в работе, не говорите ерунды. Дело уже никому не интересно. Почти месяц прошел, а никого так и не арестовали. У вас ведь кроме меня и подозреваемых не было.

— Ну почему же не было.

— Был? Кто? — встрепенулась она.

— Сожалею, но это тоже не может обсуждаться, — кивнул он.

— Мне неинтересны ваши сожаления. Мне интересно поймать и посадить в тюрьму убийцу моего отца, — сухо отрезала Морозова. — И не надо говорить, что вы тоже всей душой этого хотите, потому что он был вашим другом. У моего отца не было настоящих друзей, и теперь это отлично видно. Никто о нем больше не вспоминает.

— Алиса, мне очень жаль, правда. Но что я могу сделать?

— Давайте лучше поговорим о том, что я могу сделать.

— Вы? — удивился Иван.

— Да, я, — Алиса отбросила ложку и отодвинула чашку. Посмотрела прямо Ивану в глаза. — Я могу помочь вам найти убийцу. Для этого мне нужна определенная информация, но я никак не могу ее получить. Если бы у меня была эта информация, я бы смогла проанализировать ее и, возможно, найти какие-то связи, параллели. Я умею работать с данными, так сказать, профессионально.

— А я думал, вы только студентка, — заметил Иван.

— Да, я студентка, — обиженно кивнула она. — По-вашему, только студентка. Как вы должны были выяснить у моих коллег — хотя бы у Криса — одна из лучших, если не лучшая. И работаю с тем, что модно называть словами Big Data. Правда, когда люди говорят об этом, они редко понимают, что именно это такое.

— И что же это такое, Алиса Андреевна? — с сарказмом бросил Иван. Официант подошел, но Иван только покачал головой.

— В сути своей, Big Data — так называют некий абстрактный объем неструктурированных данных — вал данных, если хотите, из которого путем приложения определенных техник и методов выявляют закономерности и прогнозируют определенные события. Это, конечно, не научное определение, а просто общий смысл. Иными словами, я могу использовать самообучающиеся алгоритмы, к примеру, хоть даже микрософтовский Ажур, чтобы протестировать на «рандом» некий объем первичной информации. Выявить распределения, ушедшие с кривых Гауза значения, понимаете? — Она невинно хлопала глазами.

— Нет, я все понял… в общих чертах, — ощетинился Иван. — Кривые Гауза особенно.

— Да поймите же вы, я как раз занимаюсь тем, что называется Machine Learning. Я разрабатываю самообучающиеся алгоритмы. — Алиса махнула рукой. — Не важно. Главное, я хочу найти убийцу отца, и мои навыки могут оказаться полезными. Но мне нужны данные. Те самые, первичные, неструктурированные.

— Это я понял. Но для этого, к сожалению, вам придется устроиться к нам на работу. Я другого способа использовать ваши навыки не вижу.

— А я вижу, — пожала плечами Алиса. — Просто для этого вы, Иван Юрьевич, должны пойти на нарушение вашей служебной инструкции. И передавать мне эти данные.

— Вот как. И какие же это данные? Уж не по флунитразепаму ли и трупам? — спросил он и отметил, что Алиса с недовольством поморщилась.

— Да, эти и любые другие. Иван Юрьевич, я прекрасно понимаю, что Ольга Никитина вам сообщила о моем к ней обращении. Я не удивлена и не разочарована. Просто еще минус один друг моего отца. С другой стороны, я не имею права ее обвинять. В конце концов, она не захотела, не стала рисковать своим положением ради папы. Это нормально.

— Вы считаете? А я, значит, должен рисковать? — холодно поинтересовался Иван. — Я, значит, ненормальный?

— Я считаю, что это вы виноваты в том, что убийца моего отца упущен. Вы затянули следствие, потратив время на то, чтобы подозревать меня и следить за мной, и упустили возможности.

— Значит, я сработал как непрофессионал и теперь должен еще и нарушить закон.

— Кроме того, вы пришли ко мне в Новый год — ночью и пьяный, — ровным тоном продолжала Алиса. — А это уже, считай, нарушение всех ваших инструкций. Но и этого мало: вы остались у меня на ночь.

— Вы сами мне предложили.

— Это вы сейчас так говорите, а я вот помню, что просто не смогла с вами справиться и испугалась. Просидела всю ночь без сна.

— Что же вы тогда полицию-то не вызвали?

— Так вы и были полиция.

— Хороший у вас был план, но шантаж не удался. Плевать мне на это все. Говорите, жалуйтесь, делайте все, что хотите.

Алиса разозлилась. Иван не был хорошим физиогномиком, но сжатые зубы и играющие от напряжения желваки говорили сами за себя. Она стала похожа на злую амазонку, вышедшую на битву. Ну и дочь у Морозова!

— И сделаю.

— Ага, значит, меня уволят. Такая, значит, месть. Я вас правильно понял?

— Правильно. Вы меня правильно поняли, — кивнула она.

— А вы не боитесь, что я наш разговор на диктофон записываю? — поинтересовался он. — Меня, может, и уволят, но вас… Угрозы в адрес представителя полиции, требования о передаче вам сведений из уголовного дела…

— Я не боюсь. Мне тоже все равно, — сказала она, и на какую-то короткую долю секунды ее темные глубокие глаза полыхнули огнем.

Иван улыбнулся.

— Надо же, как все интересно выходит. Нам обоим все равно. А с чего вы решили, что там вообще можно что-то обнаружить? Я проверял версию с возможным повторным использованием флунитразепама. Она не подтвердилась.

— Но это значит, — Алиса пристально посмотрела на Ивана, — что другие случаи есть, они существуют в природе. Я вас правильно поняла? — Иван не отвечал, и Алиса торопливо добавила: — Имейте в виду, у меня нет никакого желания доставлять вам неприятности. Я просто не могу так. Не могу сидеть сложа руки. Ну, что же вы молчите?

— Допустим, случаи были. И что бы вы стали делать, если бы у вас оказались такие данные?

— Я бы пропустила их через систему искусственного интеллекта, просчитала их на любые возможные отхождения от теории вероятности, на любые корреляции и распределения.

— А человеческим языком?

— Я бы сопоставила все со всем. И если в данных есть что-то, что вы не увидели, я это найду.

— Вы так уверены.

— Знаете, однажды мы с Крисом анализировали данные по одному событию, точнее, несчастному случаю, не буду уточнять, это не моя тайна. Но ситуация такая, что данных по этому событию было много, версий — еще больше. Официальная версия гласила — несчастный случай. И официальная версия была очень даже убедительной, к ней прилагались документы, заключения экспертов и свидетельские показания. Но мы не ограничились этими данными. Мы собрали намного больше. Мы нашли все записи всех видеорегистраторов того дня, мы нашли и пропустили через алгоритмы все данные со всех источников. Есть такое понятие — тройная верификация. Иными словами, если факт подтверждается в трех разных независимых источниках, то его условно можно считать достоверным. Если серия фактов подтверждается серией независимых и разных источников, то и цепь событий можно считать достоверной.

— И что вы обнаружили?

— Нестыковку. Все, что происходит в нашем мире, подчиняется теории вероятности. Чем больше типичных данных, тем точнее эта зависимость. А если факт или серия фактов отходят от теории вероятности по какому-то из критериев, в этом месте нужно искать искусственное вмешательство. В нашем случае данные из официального отчета никак не укладывались в кривые нормальных событий. Мы выяснили, что в отчетах переписали адрес события. Реальный адрес был буквально в ста метрах и с другой стороны дома, укладывался в верификацию любыми источниками. Мы доказали фальсификацию отчета.

— Звучит красиво, — пораженно кивнул Иван.

— И работает красиво. Я прошу вас. Ничего я вам не сделаю, но помочь могу.

— Я знаю, — пробормотал Иван. — Пожалуйста, возьмите подарок. Я выбирал.

Алиса протянула длинные, идеально ухоженные пальцы с нежными коралловыми ноготками к коробочке. Иван кивнул, встал и снял с крючка заляпанную кровью куртку. Помялся.

— Алиса, пожалуйста, ответьте мне на один вопрос. Только честно. Почему, когда мы ехали в Тверь, вы мне не сказали, что не переносите поездок на машине? И об аварии ничего мне не сказали. Почему?

Алиса удивленно вскинула брови.

— А почему бы я вам об этом сказала?

— Ну, чтобы я как-то… знал об этом.

— Вы же ничего не смогли бы изменить, верно? — пожала плечами она. — Мои… особенности не имеют отношения к делу, они несущественны.

— Я думаю, вы просто не хотите, чтобы вас жалели.

21

Несущественны. Алиса Морозова привыкла жить с этим, как люди привыкают жить без руки или глаза. Привыкла ловить на себе удивленные взгляды людей, когда проходила, прихрамывая, мимо. У Алисы не осталось никаких воспоминаний об аварии, но, как ни странно, она помнила больницу — может быть, оттого, что пролежала там больше года. Алиса помнила белый потолок и невозможность пошевелиться, помнила, как время вдруг остановилось, и она замерла вместе с ним. Лежала, затянутая в гипс, обездвиженная, и считала время, пока придет мама. Которая никогда не пришла.

От мамы у Алисы остались фотографии и папины рассказы. Она держала фотографии мамы рядом с собой. Везде — на столе, на тумбочке около кровати, на стенах, в школьной сумке, в кошельке, в потайном кармашке школьного пиджака. Алиса разговаривала с ними, рассказывала о том, что происходит в ее жизни, спрашивала совета. Она привыкла думать о матери как об ангеле-хранителе, считала, что мама незримо оставалась с нею все эти годы.

Потом, в институте, она поменялась. На свое восемнадцатилетие Алиса захотела поехать к матери на могилу — та была похоронена на Троекуровском кладбище. Отец, конечно, совсем не обрадовался такому желанию своей юной дочери, он хотел, чтобы она веселилась с друзьями, предлагал ей любой из своих ресторанов на весь вечер или даже на всю ночь. Вместо этого они с ним вдвоем долго стояли напротив могилы, припорошенной снегом, на фоне которого ярко-красные розы выглядели, как капли крови.

— Чего ты хочешь, дочка? — спросил он ее тогда.

— Я хочу понять, что ее нет, — ответила Алиса. — Я просто поняла, что я так и не осознала этого.

— Потому что она все равно с тобой. Она тебя так любила, Алиса… — начал было отец, но дочь оборвала его.

— Но ее нет рядом со мной, папа, — крикнула она. — В этом-то и дело, что ее нет. А я живу так, словно она жива. И я разговариваю сама с собой в пустой комнате, как делают… знаешь, кто так делает, папа? Психи, папа. Сумасшедшие верят в призраков, как в живых людей. А я — нет, я не хочу. Я выросла и хочу видеть вещи такими, какие они есть, понимаешь? Я не хочу обманывать себя. Я выросла без матери, только с ее фотографиями. Хватит с меня этого. Потому что вот она, лежит здесь. У меня ее отняли, понимаешь?

— Да, дочка, я понимаю, — ответил он, сжав кулаки. — Поверь, если бы я мог просто взять и убить этого поганого ублюдка, этого безмозглого скота, который тебе причинил столько зла, я бы так и поступил. Потому что он заслужил того, чтобы я его убил.

Алиса вдруг словно очнулась — увидела, как побелело лицо, как потемнели глаза отца, как задрожали его руки. Она перепугалась, замотала головой, бросилась к нему, обняла, принялась извиняться, объяснять, что это ерунда. Просто кризис. Просто она устала. И не думала, и не хотела. Но отец только кивал и смотрел куда угодно, но только не на нее. А вечером он страшно напился и ушел из дома, как ни пыталась Алиса его удержать. Вырвался, оттолкнув ее к стене, и ушел — расхристанный, без шапки, в невменяемом состоянии. Где он был и что делал, неизвестно. В конце концов, расцарапанный, с разбитым кулаком, он вернулся в дом, но до квартиры не дошел. Уснул — нет, не уснул, а потерял сознание в подъезде. Алиса не спала всю ночь, а он, оказывается, валялся на бетоне буквально в десятке метров от нее.

Они не говорили больше об этом случае, и отец не спрашивал, почему Алиса убрала почти все фотографии матери, оставив только общие семейные портреты на стене. Она и сама не могла сказать, почему ей так легче. После того дня рождения Алиса начала больше общаться с однокурсниками, соглашалась выходить в свет. Пошла в шахматный клуб. Встретила Криса, с которым они были словно разлученные в детстве близнецы. Они занимались вместе, гуляли, разговаривали, созванивались, из-за него Алиса увлеклась математическим анализом всерьез. К нему же пришел этот чертов полицейский за информацией о ней. Нет, это была не любовь — во всяком случае, не с ее стороны, — но нечто большее. Крис стал первым человеком из будущего. До него Алиса жила в прошлом, и каждый раз, попадая в замкнутое пространство — в лифт, в автомашину, в комнату без окон, — она снова оказывалась там, в больнице, в гипсе, неподвижной мумией, которую кормили с ложечки.

В коробочке оказалась маленькая флешка с колпачком в форме рыбки «Немо» из мультфильма. Алиса с удивлением повертела рыбку в руках. Дурацкая рыбья голова снималась, оголяя USB-порт.

— Серьезно? Рыбка? — нахмурилась Алиса, а затем пожала плечами и достала с полки ноутбук. К ее удивлению, флешка не была пустой. Там были фотографии. Много фотографий ее отца — на работе, с друзьями, с коллегами, на охоте — в камуфляжной одежде, сапогах от «Восток-сервиса», рядом с грязной «буханкой», смеющийся, серьезный, деловой, в форме. На совещании. Алиса в немом изумлении листала фотографии, затем молча закрыла ладонями лицо. Дежавю. Фотографии вместо человека. Алиса захлопнула крышку ноутбука, а затем, подумав, достала телефон.

— Откуда это все? — спросила Алиса у Ивана.

— Я собирал возможные материалы. Это все фотографии из разных источников — от друзей, от коллег. Знаете, кто-то на телефон фотографировал, где-то была официальная съемка. Я подумал, вы захотите это иметь — на память. У меня все в Облако было закачано, за месяц набралось.

— Спасибо вам. Да, я хочу… я…

— Алиса, вы в порядке? — спросил Третьяков.

Она посмотрела на свое отражение в зеркале. Усталые, ввалившиеся глаза, спутанные волосы. Бессонница. Слишком тихо по ночам у нее в квартире.

— Я в порядке. Да. Я просто как раз и хотела уточнить, откуда такие разнообразные фотографии. И еще… Может быть, вы поможете мне определить, кто и где на них? Я многих людей не знаю по именам.

— Да, конечно. Давайте я к вам завтра заскочу, скажем, в обед. Вы будете свободны? Не учитесь?

— Я буду… Вы заедете ко мне домой? — загорелась она. — Значит, вы… привезете мне…

— Я к вам заскочу, и мы поговорим, — оборвал ее он.

22

Он выложил на стол несколько стопок бумаг и пристально посмотрел на Алису. Вынул из кармана телефон, положил рядом. Развязал резинки, достал из портфеля свой ноутбук. Алиса взгляд держала, не отводила. Не торопила и не задавала вопросов.

— Вы, я надеюсь, понимаете, что я совершаю должностное преступление.

— Я понимаю, — кивнула она. — Чаю?

— Лучше кофейку, если есть. Алиса, я хочу, чтобы вы понимали мои мотивы. Я здесь не потому, что боюсь вашей жалобы. Поверьте, мне было бы куда проще пережить последствия жалобы, чем последствия того, что я делаю сейчас. Ну, переночевал я у вас. И что? Я же целый день провел на убийстве. Ну, выговор мне объявят — и плевать. А тут я могу сам в тюрьму пойти.

— Тогда зачем? — спросила Алиса, невольно скосив взгляд на бумаги. Сверху, в одной из стопок, была откопированная фотография трупа.

— Затем, что если в этом что-то есть, то своими силами мы этого не раскрутим. Да и вашими тоже не раскрутим, на самом деле — нет там никакого совпадения. Но так, по крайней мере, я буду знать, что сделал все возможное. И невозможное. Давайте считать, что я привлекаю вас к делу в качестве эксперта. Вы же аналитик. Как вы сказали, почти профессиональный. Вот я и буду задавать вам вопросы, а вы постараетесь дать на них ответы.

— Идет, — согласилась Алиса. — И какие вопросы?

— Вопрос у нас один. Есть ли какая-то связь между убийством вашего отца и вот этими убийствами. Я имею в виду, кроме использования препарата флунитразепам. И под словом «использование», прошу заметить, я имею в виду не только насильственное, но и потенциальное добровольное применение.

— Добровольное?

— Понимаете, теоретически флунитразепам, как и любое сильнодействующее психотропное средство, может применяться и добровольно — с целью достижения наркотического опьянения. Или вообще как снотворное при бессоннице.

— Серьезно? — вздрогнула Алиса.

— А что? Интересуетесь? Спите плохо? — хмыкнул Иван, но, проследив за выражением ее лица, покачал головой. — И давно?

— Не важно, — отмахнулась она. — Это мелочи.

— И к делу не относится, да? — холодно улыбнулся он.

Алиса кивнула. Иван забрал из ее рук чашку с дымящимся кофе и принялся рассказывать, показывать и объяснять, как пользоваться справками и как читать протоколы.

— Ничего себе территориальный разброс. Вся страна, — присвистнула Алиса, когда Иван вкратце обрисовал ей ситуацию по каждому случаю. Иван развел руками.

— Именно это убедительно доказывает, что мы с вами, Алиса, тут ерундой занимаемся. Смотрите внимательно, потому что проблема не только с территориальным расположением жертв. Мы же с вами здесь и сейчас какую версию отрабатываем?

— Какую? — на автомате спросила она.

— Вот вы мне и скажите, Алиса. Как вы понимаете, что мы тут с вами делаем?

— Мы пытаемся установить, не убил ли человек, убивший моего отца, кого-то еще, используя этот уникальный препарат. Верно?

— В целом да, но с поправками. Препарат редкий, но не уникальный. Теоретически его запасы могли оказаться у самых разных людей. Сроки годности таблеток давно вышли, конечно, но, как я уточнил, при правильном хранении они почти не теряют своих качеств. Так что с редкостью нужно поосторожнее. Теперь с человеком. Допустим, он существует. Кто он, в таком случае?

— Маньяк? — предположила Алиса.

— Это еще почему?

— Потому что он продолжает убивать, — ответила она.

Иван кивнул.

— Да, он продолжает убивать. Но то, что мы имеем, убедительно доказывает, что тут не может быть никакого маньяка. И вы бы тоже это поняли, если бы изучали криминалистическую психологию. Серийные убийцы всегда имеют определенный психологический портрет, профайл. Криминалистика как наука тоже обладает определенными техниками и методами сбора данных и их анализа. И за годы применения выявила ключевые черты в личности маньяков и серийных убийц.

— И какие?

— К примеру, выбор способа убийств обычно один и тот же. У нас же все убиты по-разному. Некоторые задушены, некоторые зарезаны, некоторые повешены. Теперь сами жертвы. Обычно их тоже выбирают по определенному принципу. К примеру, у убийцы была деспотичная мать, которая его била. И он выбирает в жертвы женщин, визуально напоминающих ему мать. Он ей таким образом мстит. Или, скажем, сексуальные предпочтения. Извращенцы-убийцы выбирают своих жертв по внешним признакам. Блондинки, брюнетки, высокие, коротенькие.

— Я вас поняла. А у нас все жертвы разные, — ответила Алиса. — Это означает, что либо убийцы разные, либо не все жертвы включены в список правильно.

— Ну, в целом да. И еще ряд возможных интерпретаций. К примеру, география. Обычно серийные убийцы действуют в определенных географических зонах. Да, были в истории случаи так называемых мигрирующих убийц. К примеру, знаменитое дело Теда Банди. Маньяк-убийца похищал, насиловал и убивал свои жертвы в нескольких штатах, однако все же эпицентр был там, где он жил. И совпадал способ, совпадали и другие признаки. Все жертвы у него подходили под определенный тип. Не важно, я не об этом хочу сказать, а о том, чтобы вы не возлагали слишком большие надежды. И еще, географический разброс у нас указывает на высокую вероятность того, что убийцы в этих делах…

— Разные люди. Я вас поняла, Иван Юрьевич. Я не планировала искать именно маньяка.

— А что именно вы планируете искать?

Алиса подошла к столу и перелистнула несколько страниц.

— Я буду делать то, что умею делать лучше всего. Я соберу данные в некую единую систему и попробую выявить закономерности. Любые закономерности. Понимаете, Иван Юрьевич…

— Можно просто Иван.

— Мне удобнее все-таки по отчеству. Так вот, любая закономерность — это косвенный признак возможной связи. Одну закономерность вы уже выявили, это — флунитразепам. Если удастся выявить еще какие-то закономерности, тогда можно будет и говорить о версии.

— Звучит разумно, — кивнул Иван. — Но не всегда работает.

— Что вы имеете в виду?

— А то, что, если уж на то пошло, тут есть и вторая закономерность. Она, на самом деле, скорее — случайная. И, кстати, случай с вашим отцом тут из закономерности выбивается.

— Да какая закономерность-то? — нетерпеливо постучала пальцами по бумагам Алиса.

— Банка Ципарского.

— Банка? Что за банка?

— Все места убийств, кроме дома вашего отца, помечены так называемыми банками Ципарского. Название это было дано по имени изобретателя метода, который привязывает местоположение трупа к конкретной геолокации. Понимаете, в доме, или во дворе, или на дороге — как правило, всегда можно нарисовать план и зафиксировать точное местоположение тела убитого, но что делать, если труп найден просто в поле? Или просто в лесу? Там никак не опишешь, что голова покойного расположена в двадцати сантиметрах от березы. Там берез — миллион. Вот так появился метод Ципарского — там, где больше привязать не к чему, на месте, где находится голова, выкапывают яму и туда закапывают специальную банку с протоколом и координатами. Таким образом, даже через много лет можно точно установить, где именно и как лежал труп.

— А для чего это нужно — через много лет? — удивилась Алиса.

— Допустим, чтобы следственный эксперимент провести, показания проверить. Просто чтобы восстановить точную картину преступления. Так вот, все наши жертвы именно таким образом и были привязаны к местности. Все места их смерти помечены банками Ципарского. Закономерность? Если пользоваться вашим определением, то да. Однако проблема заключается в том, что по такой закономерности мы в список еще миллион трупов можем добавить. Всех, кто лежал в полях-лесах.

— Прямо-таки миллион? — переспросила Алиса.

— Ну, это я преувеличиваю, конечно, но в целом… Это я к тому, что не всегда закономерности — это связь с преступлением.

— Не скажите, — оживилась Алиса. — Совпадением это тоже не назовешь. Посмотрите на это так. Никто из вашего списка — я имею в виду людей, принявших препарат, — не был обнаружен дома или на улице города. Странно? Да, это очень даже интересный факт, что все наши жертвы умерли в лесах и полях. Это как раз уже организованные данные.

— Хм, ладно, допустим, — удивленно кивнул Иван. — Действительно интересно. Но данные расходятся, и в этом списке тоже не все.

— Все, кроме моего отца, — кивнула Алиса и перевернула еще несколько бумажек.

23

Иван проснулся от звука шкворчащего на сковороде масла. Он открыл глаза и слишком резко повернулся на узком кухонном диванчике, в результате чего стукнулся лбом о край кухонного стола. Жена, стоявшая у плиты, обернулась на шум. Иван потер ушибленное место, пока жена спокойно, холодно разглядывала его припухшее со сна лицо. Они вступили в стадию молчаливой войны, когда все, что накопилось, оставалось внутри, выплескивалось через взгляды, через слишком резкие движения. Иван не отвел взгляда, Лена ничего не сказала. Отвернулась и продолжила что-то жарить. Часть плана по возвращению его в лоно семьи? Свести его с ума запахом домашней еды? Иван посмотрел на часы. Половина седьмого, вот черт. Будильник же вроде стоял на шесть. Забыл включить?

Лена открыла дверцу шкафчика, достала большую тарелку с синими полосками, выложила туда содержимое сковородки, поколдовала еще — над чем, за ее спиной было не видно. Иван несколько минут с ненавистью разглядывал рыб на ее халате, а потом Лена повернулась, поставила тарелку на стол, села напротив Ивана и снова с вызовом уставилась на него. Иван скосил взгляд — на тарелке лежала половинка зеленого авокадо, какое-то овощное месиво, залитое яйцом, один поджаренный в тостере кусок хлеба. Заботится о себе, тварь. Хочет быть здоровой и стройной.

— Тебе, Ванечка, тоже не помешало бы употреблять больше клетчатки, — пробормотала Лена, подцепляя на вилку жареный цукини. — Могу с тобой поделиться, только попроси.

— Ненавижу клетчатку, — пробормотал Иван, выбираясь с дивана.

— Тебе же хуже, — сказала она ему вслед. И добавила, когда Иван закрывал дверь в туалет: — Не забудь ипотеку оплатить.

— Об этом она помнит, — пробормотал он себе под нос.

Закрыл дверь, уселся на унитаз просто так, не снимая тренировочных штанов — он в туалете прятался, — и принялся просматривать сообщения. Больше всего он рассчитывал на сообщение о зарплате, но его как раз не было. Реклама, информация о низком балансе на телефоне, сообщение от Толика Бахтина, что он заболел. Вот паразит, только этого не хватало. Заболел он, конечно же. Страшная болезнь, февральское похмелье называется. Ипотека, ипотека. Как прикажете разводиться с женой, с которой вас связывают двадцать лет предстоящих платежей?

Звонок Морозовой застал Ивана врасплох.

— Я вас не разбудила? — спросила она.

— Нет, не разбудили. А что случилось? — сухо спросил он. Весь вчерашний вечер Третьяков не мог избавиться от ощущения, что напрасно, ой напрасно он передал бумаги этой девчонке. Ничего хорошего от этого ждать не стоит.

— Мне нужно с вами кое-что обсудить, и я хотела сделать это до того, как вы пойдете на работу.

— Узнали что-то новое? — спросил он просто так, в шутку, но Алиса невозмутимо подтвердила:

— Да, узнала.

— Серьезно? — Иван скептически закатил глаза. — Значит, серые клеточки у вас работают лучше, чем у меня.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду.

— Агата Кристи? — намекнул Иван. — Нет? Не важно. И что же вы узнали, Алиса Андреевна?

— Я обнаружила закономерность, которую нельзя объяснить случайным совпадением.

— Вы это серьезно говорите? И какую?

— Ванька, освобождай туалет, мне детей в сад собирать! — прокричала в дверную щель Лена, стуча кулаком.

Знак И-на

Знак И-на

— Да подожди ты! — крикнул он.

— А вы где? — спросила Алиса.

Иван нажал на кнопку слива — так, автоматически. Вышел из туалета и столкнулся с Леной — лицом к лицу, вплотную. В туалет забежал Федор.

— Алиса, я вам перезвоню, — бросил Иван и отключился. Прошел на кухню под тяжелым взглядом жены. Достал из холодильника начатый пакет кефира и отпил прямо так, не удосужившись достать стакан. Знал, что Ленку это страшно бесит. Но нет, смолчала. Зашла и дождалась, пока Иван прикончил пакет.

— Алиса, значит.

— Подслушивала? Тебя не учили в детстве, что это нехорошо? Хотя когда тебя это останавливало. — Иван швырнул пустой пакет в мусорку, развернулся и пошел в комнату — за одеждой, а точнее — за своей формой, в которой сегодня должен был явиться к начальству на совещание. Остановился в коридоре, повернулся к Лене и усмехнулся. — Ты же сама хотела, чтобы я тебе изменил, разве нет? Для восстановления мировой гармонии и баланса.

— Сволочь, ну ты и сволочь. Да знаешь ли ты… — процедила сквозь зубы Лена, но Иван не стал дослушивать, что он там «да знает», ушел и захлопнул дверь.


Знак И-на

24

Через полчаса он поднимался на шестой этаж, к Алисе Морозовой. Не просто поднимался — практически бежал, так гнало его любопытство. Что там эта студентка обнаружила за одну ночь, какую такую закономерность? Чего нафантазировала? Эх, зря, Третьяков, зря ты это затеял.

— Ух ты! — удивилась Морозова, увидев Ивана впервые при полном, так сказать, параде.

В форменной шапке и куртке с нашивками и знаками отличия, в форменной рубашке и брюках он, конечно, смотрелся совсем иначе, официально. Как говорится, по-взрослому.

— Не ух ты, а жутко неудобная штука, — смущенно пробормотал он. — И стирать сложно. Сплошные проблемы.

— Зачем же тогда?

— Да мне сегодня в Следственный комитет ехать на официальный доклад. Не важно. Алиса Андреевна, вы меня прямо заинтриговали. Я спешил к вам, как на крыльях, даже по лестнице бежал, не стал лифта ждать — теперь вот одышка. Рассказывайте скорее, у меня не так уж много времени.

— А я думала, вы обязаны быть в хорошей физической форме, — поддела его Алиса.

— А я и есть — в хорошей, — усмехнулся Третьяков, и не подумав обидеться. — Только бежал слишком быстро.

— На крыльях любви, — пробормотала Алиса и устало улыбнулась. — А вам идет форма, вы в ней выглядите… серьезно и вообще хорошо.

— А вы выглядите не очень. Вы что, вообще не спали? — спросил Иван, наморщив лоб.

Алиса задержала на нем неодобрительный взгляд, но отвечать не стала. Пожала плечами и пошла в гостиную. Ивану ничего не оставалось, как сбросить ботинки и пойти следом, выговаривая ей параллельно, что спать нужно обязательно, что, мол, врачи предупреждают, опасно и все такое… Его речь оборвалась, стоило ему войти в комнату. Посреди гостиной стояла большая передвижная маркерная доска на ножках, расчерченная идеальными линиями на столбцы и исписанная мелким каллиграфическим почерком — сверху донизу и разными цветами. На столе ровными рядами лежали принесенные Иваном листы — вернее, видимо, их копии, так как все листы были расчерчены маркерными линиями и отметками, тоже разных цветов. На экран большого плоского телевизора через кабель было выведено изображение экрана с компьютера, который стоял рядом на специальном столике. Маркеры, ручки и карандаши лежали идеально ровно, по порядку и цветам.

— Господи, это ж какой-то просто рай! — не удержался Иван. — Откуда это все у вас?

— Мы с ребятами иногда дома проводим семинары. Так удобнее думать — все под рукой, все можно показать наглядно. А что тут такого? — Алиса посмотрела на него озадаченно, но затем указала Ивану на стул в центре комнаты. — Иван Юрьевич, вы уж извините меня за ранний звонок, но я хотела застать вас перед работой, потому что мне потребуются от вас дополнительные материалы, и я хотела пояснить, какие именно, чтобы вам было легче искать.

— Дополнительные материалы — это не так просто, учитывая, что направление следствия по поиску серии закрыто. Могут и не авторизовать.

— Я думаю, что вам нечего опасаться — все авторизуют.

— Что, думаете, это и вправду серия? — Иван сощурился и присмотрелся к доске. — Так-таки нашли что-то реальное?

— Судите сами, — Алиса взмахнула рукой и глубоко вдохнула. — Итак, мы с вами изначально исходили из того, что наша первая закономерность — это наркотик, который нашли в крови у всех жертв из вашего списка. Вторая — неподтвержденная и скорее техническая закономерность — метод привязки к местности ваших трупов, так называемая банка Ципарского. Правильно я излагаю?

— Да, конечно. Только на серию этого никак не хватит.

— Я понимаю. Давайте я вам сначала расскажу, как я действовала.

— Давайте, — кивнул Иван.

— Итак, я решила систематизировать все данные, которые у меня имелись. Для этого «завела» в алгоритм все возможные факты и информацию, а также корреляции, которые пришли мне на ум. К примеру, возраст жертв, их род занятий, образование, дата убийств, метод убийств и так далее. Внешние данные, пол, профессиональная принадлежность, семейный статус… Так, что еще… — Алиса подошла к доске и провела по воздуху рядом с одним из столбцов. — Место жительства, место рождения, наличие или отсутствие детей.

— Продолжайте, говорите до вечера. Здорово! Очень систематично, только у меня времени нет, — Иван сощурился. — Так что? Нашли что-нибудь ваши алгоритмы?

— Ничего. Наши жертвы не образуют никакую общность ни по одному из этих критериев, — ответила Алиса радостно.

— Отлично, такой результат вселяет оптимизм, — фыркнул Иван и забросил ногу на ногу.

— Некоторые критерии просто невозможно было заполнить из-за отсутствия данных. К примеру, образование — таких данных просто нет в доступе.

Иван усмехнулся.

— Вы всерьез считаете, что эти данные могли бы что-то поменять? Что все эти люди разных возрастов и мест жительства могли учиться вместе? Так, что ли?

Алиса замолчала и посмотрела в сторону, словно пытаясь подобрать слова. Иван заметил, как она сжала кулак.

— Нет, не могли, вы правы, — холодно процедила она. — Но систематизация должна быть как можно более полной, это вам ясно? Машина просчитывает миллион возможных совпадений и несовпадений. К примеру, жертвы могли учиться в одном и том же учебном заведении — хоть и в разные годы. Могли?

— Очень вряд ли, если вы включаете в свой список Багаева, рабочего, убитого под Саранском. Он вообще никогда нигде не учился, — возразил Иван.

— Ладно, не важно. В любом случае данных по образованию нет. Еще я проанализировала адреса регистрации и фактического места жительства, номера телефонов — мобильных и домашних.

— Это еще зачем? — нахмурился Иван.

— На случай, если в их адресах или номерах телефонов есть какая-то математическая последовательность, — пояснила Алиса так, словно это было самым обычным делом.

— То есть если наш убийца выбирает жертв, телефоны которых начинаются, к примеру, на тройку? Так, что ли? Вы хоть понимаете, что такая последовательность будет статистически близка к случайности, как однояйцевый близнец. Это просто охота на ведьм.

— Нет, вы ошибаетесь. Случайность от последовательности достаточно легко отделить. И именно поэтому я постаралась собрать как можно больше данных. В частности, я внесла в систему данные о ваших геолокациях, о банках этих ваших Ципарского, — неожиданно повысила голос Алиса. — Вы вот скажите, анализировали возможные распределения мест убийств?

— Нет, — сощурился Иван. — А что? Должен был? Я даже не уверен, что понимаю точное значение термина «распределение». У моего отца после учебы было распределение.

— Тяжело с вами! Поймите, если места убийств — True Random, то есть истинно случайны, они должны укладываться в кривую случайностей.

— А у нас? — нахмурился Иван.

Алиса вывела на экран телевизора изображение с ноутбука. Карта России с точками-звездочками.

— Ну, ничего необычного не замечаете?

— Это места убийств, да? Вот тут кто? — спросил он, ткнув пальцем в самую левую звездочку.

— Это Курланов. Великий Новгород или, если быть точной, прибрежные поля около озера Ильмень. Там, кстати, недалеко Юрьев монастырь, который, по преданию, основал Ярослав Мудрый еще в одиннадцатом веке.

— Я очень рад. Значит, это Курланов. А как вы эти точки наносили?

— По координатам из дела. И не я, а машина.

— Алиса… — вздохнул Иван, всматриваясь в рваные интервалы между городами. — Мне лично вся картинка кажется совершенно случайной. Если честно.

— Это хорошо — когда честно. Но посмотрите, между местом убийства в Лермонтове, это под Пензой, и убийством в Саранске расстояние практически ровно в двести километров. Я бы тоже не заметила, но алгоритм это выделил почти сразу. Если локации соединять прямыми линиями, возникает закономерность.

— Ничего себе? — пораженно воскликнул Иван, встал, подошел к телевизору и присмотрелся к точкам-звездочкам. — Ну и что, что двести километров?

— Точность практически до десятка метров. Понимаете, в мире случайностей такого почти никогда не встретишь.

— Почти! — влез Иван. — Ключевое слово — почти. Знаете, людям свойственно недооценивать странности этого мира. Вот я однажды ездил в отпуск с женой в Турцию. И в аэропорту столкнулся со своим одноклассником. И что? Это тоже должно что-то значить? Заговор масонов?

— Только если вы с этим же самым одноклассником столкнулись бы снова, к примеру, в Лондоне. Тогда я бы посоветовала вам подумать хорошенько, зачем ему за вами следить.

— То есть вы имеете в виду, что один раз — совпадение, а второй раз — уже слежка?

— Типа того. А если уж в третий раз… — добавила она.

— Но у вас-то только одно «круглое» число! — возмутился Иван, на что Алиса вдруг улыбнулась и помотала головой. Иван насупился. — Что еще?

— Расстояние между убийством в Гайдах, за Пермью и в Тошкине, под Кировом.

— И что? — Иван вгляделся, пытаясь мысленно соединить две звездочки в линию. — Тут явно больше. Никак не двести километров.

— Никак не двести, — кивнула Алиса. — А четыреста. Ровно четыреста километров.

— Ровно четыреста? — нахмурился Иван. — Это нехорошо. Нехорошо.

— Согласна.

— Но ничего не доказывает.

— Нет, не доказывает. Однако есть еще одна проблема, — сказала Алиса, не сдержав легкой улыбки. — Обратите внимание, что будет, если соединить эти точки прямыми линиями — вот так: Пенза с Саранском, а Гайды с Тошкино, вот тут, вниз от Кирова.

Алиса нажала кнопку на клавиатуре, и на экране телевизора появились две прямые. Две параллельные друг другу прямые. Настолько идеально прямые, что это выглядело категорически неправильно.

— А вы уверены…

— Алгоритм просто соединил их — и все. А я ничего не меняла, ничего не подгоняла, — заверила его Алиса. — А теперь, как говорят в этой передаче… «Своя игра», кажется… Финальный раунд и финальный вопрос. Как думаете, если проложить перпендикуляр между этими линиями, какое между ними получится расстояние? Ну же, не бойтесь ошибиться, прикиньте на глаз. В любой точке. Ладно, я сделаю это за вас.

Алиса вывела на экран карту с проложенными линиями. Они оказались неправдоподобно параллельными.

— Так вот, Иван Юрьевич, расстояние между параллельными прямыми на участке от Пензы до Саранска — тоже ровно двести километров. А это — еще одно соответствие, и оно никак не может быть сброшено со счетов и объяснено случайностью. Понимаете? Ну, что вы молчите?

— Алиса, — выдавил из себя Иван. Голос не слушался. — Но такая точность… это же невозможно! Понимаете, технически невозможно.

— Технически это не невозможно, но очень, очень трудно. Убивать людей так, чтобы места убийства располагались в точках, кратных двумстам километрам — это требует от убийцы определенных знаний.

— И совершенного сумасшествия, — добавил Иван. — Зачем, господи?

— Не знаю. Я понятия не имею.

Они замолчали. Иван закрыл лицо ладонями и тер глаза, словно хотел развидеть все это. К чертовой матери эти последовательности. Это же какой-то бред. И, тем не менее, прямые линии разрезали несколько регионов России на части.

— А другие точки? Там нет никакой геометрии? — с надеждой спросил Иван.

— Я не нашла, — помотала головой Алиса. — Убийство моего отца произошло в Тверской области — далеко и никаких «круглых» чисел. Та же история и с Великим Новгородом — видите, как эта точка далеко уходит влево?

— А что Башкирия?

— Так вы считаете, во всем этом в самом деле может быть какой-то смысл? — Алиса посмотрела на него пристально, даже с вызовом. — Даже не скажете мне, что это все — бред сумасшедшего?

— Я не знаю, не знаю, — пробормотал Иван, водя указательным пальцем поверх телевизионного экрана. — Так что Башкирия?

— Ну, она совсем в стороне от линий. Впрочем, сейчас измерю, — кивнула Алиса и переключилась на карту в Интернете. Иван с интересом наблюдал за манипуляциями на экране. Алиса максимально увеличила карту, чтобы как можно точнее разместить начало прямой. Затем она потянула линию по зелено-бежевому ландшафту карты, приближая к черным линиям параллельных прямых. Пересекла их новой линией, потянула дальше, подвинула линию ниже, затем выше, подбирая угол.

— Вот, нормально. Кажется, перпендикуляр, — кивнул Иван.

Алиса, перфекционистка, подвинула линию еще на долю миллиметра.

— Вы же понимаете, что вот так — это неточно. Тут я все равно делаю все на глаз. Этот расчет не будет точным.

— Наплевать, не важно. Все равно станет ясно, чего там и сколько. — Иван сжал губы и придвинулся к экрану компьютера. — Много, да? Я и сам вижу, слишком много.

— Подождите вы, не мешайте мне, я сейчас все измерю, — раздраженно бросила Алиса, растягивая прямую линию по функции карты «измерить расстояние». — Вот черт!

— Что такое? — дернулся Иван.

— Шестьсот, — пролепетала Алиса.

— Что шестьсот?

— От Ирсаева до пересечения с первой прямой — практически ровно шестьсот километров! — пробормотала Алиса. И вывела изображение на экран.

Они долго молчали. Таращились на экран и молчали.

— Безумие какое-то, — сказала наконец Алиса после мучительной паузы.

— Ошибки не может быть?

— Я потом все точки переставлю точнее и соединю, и заново измерю, но — нет. Говорю вам, нет тут никакой ошибки. — Алиса в сердцах хлопнула кулаком по столу. — И что это все значит? Вот это? — она ткнула в карту. — Этот ваш убийца, он что — в крестики-нолики играет? Вот так, по всей стране?

— Крестики-нолики? Интересная версия, — усмехнулся Иван.

— Интересная? — вдруг разозлилась Алиса. — Вы находите это интересным? Это вас развлекает?

— Алиса, перестаньте. Что вы придираетесь к словам? Любая информация, дающая шанс понять цель и логику убийцы, может помочь его поймать.

— Значит, вот это, — Алиса ткнула в экран, — по вашему мнению, его цель? Это — его логика? И что вы из этого поняли? Что именно во всем этом может нам помочь поймать этого сукиного сына?!

Алиса почти кричала, но Иван не обращал внимания. Он отступил от телевизора, вернулся к столу и принялся копаться в бумагах. Он листал их, бормоча себе под нос.

— Что вы там хотите найти? — спросила Алиса. — Отвечайте мне, или… или я вас выпровожу сейчас!

— Что вы на меня орете? — рявкнул Иван. — Скажите лучше, где справка по Курланову?

— Зачем вам?

— Слушайте, кто его знает — может быть, он и играет в эти ваши крестики-нолики. Версия как версия. Но вот что у нас по датам? Может быть, есть какая-то логика в датах убийств? Вы же их наверняка тоже анализировали. Нет?

Алиса недовольно и шумно дышала, глядя на Третьякова, но затем с неохотой кивнула.

— Да, конечно, я анализировала даты. В датах ничего нет. Ну, или почти ничего, — поправилась она.

Иван сощурился.

— Говорите.

— Нет, серьезно, мне нечего сказать. Никакой закономерности нет. Только то, что все эти убийства произошли относительно недавно. Ну, что среди них нет таких убийств, которые были бы совершены, скажем, десять лет назад, понимаете?

— Да, я понял, — кивнул Иван. — И все равно, давайте глянем.

— Можем расставить убийства по порядку.

— Мы не все даты знаем, — напомнил ей Иван, но Алиса уже открыла карту и принялась вносить пометки.

— Не знаем, но все равно можем расставить по порядку. Может быть, это нам ничего и не даст, но первым, определенно, будет убийство Курланова. Хоть его и нашли только в две тысячи шестнадцатом, убит он был, скорее всего, сразу после фестиваля. А фестиваль проходил в мае четырнадцатого. Я ставлю цифру «1». Дальше получается… Лермонтово, под Пензой. Четвертого октября.

— А фестиваль был в начале или в конце мая? — спросил Иван.

— Сейчас посмотрю, — кивнула Алиса и достала листок из стопки, — так, в конце мая, с двадцать восьмого по тридцатое.

— Получается, если убийца один и тот же человек, то он убил в Лермонтове примерно через четыре месяца. Поставили двойку? Так, дальше Саранск, — продолжил Иван.

— Да не получается ничего. С Саранском — проблема, там ведь убийцу поймали.

— Сейчас мы с этим разбираться не будем. Сейчас вы мне дату скажите.

— Вы думаете, там могли посадить не того человека?

— Господи, да вы можете мне просто число сказать? Ничего я не думаю! — всплеснул руками Третьяков.

— Двадцать первое января. Довольны?

— Нет, не доволен. Год-то какой?

— Пятнадцатый. Слушайте, я хочу чаю. А вы сами тут можете даты свои расставлять.

— Чай — это хорошо, — неожиданно кивнул Иван. — И мне сделайте.

— Еще чего! — возмутилась Алиса.

Впрочем, она вернулась в комнату с подносом, на котором стояли две чашки с дымящимся чаем, мисочка с печеньем и нарезанное дольками яблоко. Иван, продолжая сверять цифры в бумажках, не глядя, забросил в рот кусок яблока.

— Хоть бы спасибо сказали. Вот же человек!

Но Иван и не подумал реагировать. Он склонился к компьютеру, вбивая последние цифры.

— Вот что у меня получилось, — сказал он, выводя на экран карту с линиями, образующими подобие поля для игры в крестики-нолики.

— И что это? — спросила Алиса. — Есть что-то?

— Не-а. Ничего. Я надеялся, что интервал будет одинаковым, но нет. Между первым и вторым — около четырех месяцев, между вторым и третьим — чуть больше, но тоже примерно так. До четвертого же — полтора года. Пятое — через полгода от него. Семь месяцев — до шестого. Седьмое убийство — через четыре месяца.

— Вот это как раз идеально подходит под понятие случайности, — сказала Алиса назидательно, как учительница не сделавшему домашку школьнику. — И вообще, если вот так анализировать все данные, можно до второго пришествия анализировать.

— Главное, что-нибудь найти, — возразил он. — Все люди имеют друг с другом что-то общее.

— Это, знаете, напоминает ловлю чертей в пруду. Знаете, как шизофреники везде номера ищут, во всем видят совпадения и последовательности. С этим нужно быть осторожнее.

— Я буду осторожнее, — улыбнулся Иван и запихнул в рот печенье. — Ладно, мне пора бежать.

25

Иван опаздывал. На трехполосном шоссе машины стояли насмерть, не пропуская никого вперед, не давая перестроиться на повороты. Жидкая грязь растекалась по лобовому стеклу, дворники не справлялись, грязь на московских дорогах была как нефть, она налипала тонкой пленкой и не смывалась, если только с неба не запустят настоящий полноразмерный дождь. Иван такие пробки ненавидел всей душой именно за эту полнейшую невозможность из них выбраться. Ни тебе объезда, ни шанса, что после светофора станет легче. В конце концов, он не выдержал и позвонил Алисе.

— И минуты без меня не можете? — хмыкнула она.

— Смотрите, что мы имеем, — сказал он, проигнорировав ее насмешку. — Как минимум, семь жертв в серии, каждый убитый имел в крови препарат флунитразепам. Серийные убийцы всегда последовательны в своих действиях. Этот конкретный убийца не любит иметь дело с людьми в сознании, он опаивает их и потом убивает. При этом ему не важны их внешний вид и пол. Не гнушается и бомжами. Что это все нам дает?

— Вы меня спрашиваете? — фыркнула Алиса.

— Я не специалист по профайлингу, понимаете? Нужно бы проконсультироваться с кем-то, да только сведений у нас маловато.

— Про…

— Профайлинг, — повторил Третьяков. — Это когда по действиям определяют психологический портрет убийцы, его возраст, предпочтения, расу, даже порой внешность и привычки. К примеру, наш убивец — явно не силач, иначе он бы не опаивал всех перед тем, как убить.

— Но это и не значит, что он слабый.

— Нет, не значит. Просто трус.

— У него много свободного времени, — добавила Алиса. — И есть возможность ездить по всей России.

— Принимается, да. Еще он помешан на геометрии. Или географии. Или на них обеих, — пожал плечами Иван. И резко закричал: — Совсем мозгов нет?!

— Что? — ахнула Алиса.

— Это я не вам, — бросил Иван, едва успев затормозить за подрезавшей его «Шкодой». — Тут, на дороге, тоже хватает людей без мозгов.

— Что значит тоже?

— Ох, ну что же вы такая обидчивая! Я на совещание в Следственный комитет не могу попасть.

— Ездили бы на метро — ничего бы не было. Про географию — да, он должен ее знать. Может быть, он путешествует по работе.

— Хорошая версия.

— Хорошая, только как она нам поможет? — вздохнула Алиса.

— Сейчас, может, и никак, а в будущем — очень поможет. Представьте, вам нужно будет выбирать не из неограниченного списка, а из десяти предполагаемых убийц.

— Да, это имеет смысл, я согласна. Тогда еще момент. Этому маньяку совершенно все равно, как именно убивать. То он зарежет, то задушит, то сожжет. Получается, ему не так важен процесс? Ему только результат интересен?

— Нет, не получается, — покачал головой Иван. — Если ему просто нужно умертвить человека, зачем, как в Башкирии, возиться, вешать человека на дерево, вспарывать ему кишки, вены перерезать, горло? Такие вещи только от ненависти делают или из какого-то извращенного удовольствия. Хотя, я соглашусь, последовательности в его методе убийства нет никакой.

Он все-таки опоздал — слишком долго проторчал у Морозовой. Все совещание в Следственном комитете Иван просидел, мучаясь от ощущения, которое бывает, когда ушел из дома и забыл выключить утюг. Или оставил машину с опущенным стеклом — залезай, кто хочешь, бери, что хочешь. Дежавю. Что-то было не так, что-то они упустили, чего-то не заметили.

Конечно, его состояние не могло остаться незамеченным. Мануйлов морщился и косился на Ивана, а иногда еще и причмокивал так, словно говорил: ну, ни в какие ворота.

— Так вы утверждаете, что это серия? И основания ваши — это вот эти три линии на карте, так? — переспросила Третьякова комитетский следователь по особо важным делам Зарина Георгиевна Шапошникова, опытная, хоть и довольно молодая женщина. Зарина Георгиевна работала жестко, четко, была требовательна и последовательна, ее дела доходили до суда без заминки, а оперативники ее боялись и уважали. Она была красива, но никому и в голову не приходило подкатить к ней — ни просто так, ни даже на корпоративе, на пьяную голову. Слишком опасно. Играя с огнем, будь готов обжечься. Иван понимал, что раз уж дело Морозова передали ей, значит, будут дело закрывать — и закрывать «с победой». Версия Третьякова о серийном маньяке Зарине Георгиевне категорически не понравилась.

— Я не утверждаю, что это серия, но предполагаю это, — мямлил Третьяков. — Там не только линии сходятся. Еще флунитразепам.

— Даже если и так, Саранск-то тут при чем? Его сюда вообще не надо было включать, — горячился Мануйлов. — Дело в архиве, преступник в тюрьме.

— Я только прошу дать мне время собрать чуть больше информации, — сказал Иван. — Надо же маньяка ловить.

— Маньяка ловить, конечно, надо. Если он реален. Только это не ваша работа, — отрезала Зарина Георгиевна. — И так уже столько времени потрачено впустую.

— Почему впустую? — не сдержался Иван.

— Да потому! — прикрикнула на него следователь. — Морозов-то к вашему маньяку никак не приклеивается. Потому что вы лучше бы, вместо того чтобы в Холмса играть, головой подумали. Где ваш маньяк орудует, а где Морозов? Туда никакие ваши линии не ведут. Так что маньяков пусть ловят те, кому положено, а мы будем заниматься Морозовым. Работать надо, а не рассусоливать. Делать то, что я вам скажу! — Она выделила слово «я» особенно. — Собирать оперативную информацию — и не абы какую, а там, где я скажу, и так, как я скажу. Ваш коллега, к примеру, уже выяснил, что у покойного Морозова был конфликт с соседом по даче, неким Львом Герцевым, который живет в нескольких домах от сгоревшего дома Морозова.

— Конфликт? Что за конфликт? — пробормотал Иван, покосившись на Толика Бахтина, «коллегу».

Тот отвел взгляд и заговорил — тоже в сторону:

— Да, действительно, конфликт имел место.

— Да? И какой же? — холодно поинтересовался Иван. — В доме Герцевых на даты убийства никого не было, они на Новый год в Москве остались. Мы заходили, уточняли.

— Вы стучались, да, — вмешалась Зарина Георгиевна. — Вам не открыли, вы и ушли. А перепроверяли? А другие свидетели показали, что личную автомашину Льва Герцева, «Фольксваген Тигуан», между прочим, с как раз соответствующим размером шин, видели в день убийства.

— Кто видел? — нахмурился Иван.

— Послушайте, я не собираюсь вам тут устраивать рождественские чтения. Вы плохо сделали свою работу, так что теперь извольте доделать все, что так халатно бросили, — холодно отчеканила Зарина Георгиевна, вставая. — И если вы еще хоть раз опоздаете на совещание, вам будет вынесено служебное несоответствие. Вам все ясно?

— Так точно, — отрапортовал Иван.

— Свободны, — процедила Шапошникова.

Иван вышел из кабинета, дошел до лестницы, нашел курилку и жадно закурил. Руки дрожали. Не от того, какую головомойку ему устроили на совещании, — к такого рода публичной порке у них любой готов в любое время. Такое впечатление на Ивана произвело то, что ему сказала Шапошникова.

— Ванька, ну ты чего на рожон-то лезешь? — спросил пришедший в курилку Бахтин.

— А ты что за ерунду про Герцева сплел?

— Ничего не ерунду. Был конфликт, Морозов приходил к Герцеву, они там кричали так, что соседи слышали их разборку.

— Когда? Когда это было? — разозлился Третьяков. — Осенью?

— Ну и что? А Герцев, может, злобу затаил, — возразил Бахтин, но возразил неуверенно, без вдохновения.

— Он хоть кто, этот Герцев?

— Да никто. Просто дачник. Работает в охранном агентстве, начальник отделения.

— И «Фольксваген» как раз есть, да? Удобно, — скривился Третьяков.

— Что ты имеешь в виду? — насупился Бахтин. — Ну, давай, скажи еще, что я дело фабрикую.

Иван махнул рукой, достал из кармана телефон и залип над картой, которую они сделали вместе с Алисой. Бахтин подождал, потом плюнул, покрутил пальцем у виска и ушел, пообещав напоследок, что с такой позицией Третьякову не поздоровится. Иван его даже не слушал. Смотрел на карту. На «крестики-нолики». Права Шапошникова, права, стерва. Убийство Морозова действительно стоит в стороне, как и убийство Курланова. Если и есть серия, то эти двое в нее не входят. Ни по месту, ни по методу убийства. Только если по времени, хотя там никакой последовательности не было.

— А что, если просто плохо искали? — пробормотал Иван. Открыл страничку телефонного браузера. Вбил первую известную дату. Четвертое октября. Год четырнадцатый. Вся идея — пальцем в небо, конечно. Выплюнул почти до самого фильтра догоревшую сигарету и вчитался в выпавший список ссылок. Чего ожидать от Интернета, если вводишь туда просто дату, просто случайный день? Ссылки на лунный календарь, гороскопы, погода, какой-то федеральный закон за номером, совпавшим с датой. Ничего особенного, но на всякий случай Иван оставил поиск во вкладке, создал еще одну и вбил туда следующую дату. Выпало практически то же самое, то есть ничего. На декабрь шестнадцатого выпало еще больше гороскопов и лунных календарей, а также список христианских праздников. «А это, между прочим, вариант», — подумал Иван.

Кто знает, может быть, этот убийца убивает специально к какому-нибудь христианскому празднику. Абсурд, конечно, но с другой стороны — прямые линии, как ни крути, образовывали крест. Из чисто спортивного интереса Иван вбил все даты убийств как есть, подряд. Потом подумал, пожал плечами и добавил — «общее в этих датах». Мимо. Те же безумные лунные календари, гороскопы, статьи законов, выходные и — неожиданно — график выхода на пенсию по возрасту, в зависимости от года рождения. Море ссылок, созданных тупым компьютерным алгоритмом. «В нем и потонем», — подумал Иван. Покачал головой и пошел к двери.

26

Конфликт действительно был — проглядел Иван Третьяков, допустил, так сказать, халатность. Лев Герцев — потрепанный жизнью, некрасиво, клочками облысевший мужичок в темно-синей форменной куртке с эмблемой ЧОПа, терпеть не мог полицию в целом, а уж ее отдельных высокопоставленных представителей, таких как подполковник Морозов, буквально на дух не выносил.

— Да, гнилой был человек, я так считаю. И никогда этого и не скрывал, — с вызовом бросил Герцев, остановившись около передней двери своего старенького, видавшего виды «Фольксвагена». — И что? Это же не значит, что это я его — того… И потом, ничего удивительного. Он же никаких границ не видел. Король мира! Для него нет законов, он неподсуден, неподвластен. Да они все такие, ваши «слуги народа». Служат, прислуживаются. Рапортуют, а у самих в подвалах деньги в мешках лежат.

— Андрей Петрович вообще-то в злоупотреблении властью замечен не был, — осторожно возразил Третьяков.

Герцев замолчал и посмотрел на Третьякова так, словно только в этот самый момент осознал, что этот ладный мужчина в пуховике и без шапки — тоже полицейский, такой же, как и убитый подполковник Морозов.

— Замечен? Я вас умоляю, кто же его заметит? Сам он, что ли, на себя дело возбудит? Конечно, ему всегда все с рук сходило!

— Что именно ему сходило с рук?

— Да все! Пьянки их, как они тут на машинах гоняли пьяные. Охота незаконная.

— Насколько мне известно, они охотились только в сезон.

— Ага, конечно! — фыркнул тот. — Только в сезон. А сезон у них — когда настроение есть.

— У вас есть реальные факты? — сощурился Иван.

— Факты? Да кто мне поверит? Кому какое дело, что ваш распрекрасный Морозов меня однажды чуть не убил!

— В каком смысле? — опешил Иван. — Подрались, что ли?

— Зачем подрались. Они с Никитиным пережрали водки и чуть меня не подстрелили! — возмущенно взмахнул руками Герцев. — Я и заявление в полицию относил, но потом мне написали, что, мол, факт не установлен. А чего там устанавливать. Я крышу баньки чистил, снегу намело — жесть, по пуп. Вдруг слышу — фью, фью. Быстрый такой звук. Я сразу узнал, у нас в деревне, знаете ли, звук пролетающей пули все различают. Кругом же охотники. А у нас, между прочим, охоты в лесу нет, но им-то все равно, они-то неподсудные.

— И кто стрелял? — уточнил Иван.

— Я откуда знаю. Я на крышу упал, пригнулся, кричу, мол, не стреляй, мужик, тут уж деревня. А оттуда, с лесу, пьяные голоса мне в ответ. Да пошел ты, говорят, знаешь куда. Мы лису гоним. Короче, послали меня на три буквы. Пьяные были, говорю тебе.

— И что, продолжили стрелять? — удивился Иван.

— Нет, стрелять, конечно, побоялись. Но ведь могли и убить, понимаешь? Могли убить! Если бы пули нашел, я бы их обоих засадил.

— Обоих?

— Ну, так они и выперлись оба — Никитин и Морозов, два оборотня в погонах.

— Погодите, так это когда все случилось-то? Я слышал, Никитина-то давно в живых нету, — развел руками Третьяков.

— Ну да. Лет десять назад было, — подтвердил Герцев. — А какая разница? Думаете, что-то поменялось? Тут народ себя так ведет, будто они на необитаемом острове. Морозовская «буханка», между прочим, всю дорогу разворотила. Как дома строить, так они все олигархи, а как дорогу ремонтировать — никого. Я-то деньги не печатаю, мне-то работать приходится.

— Так, Лев Николаевич, погодите. — Иван приложил ладонь ко лбу. — Ваши соседи показали, что у вас с Морозовым совсем недавно конфликт был.

— Никитина, что ли, настучала? — тут же поменял тон Герцев. — Между прочим, людей снимать на видео незаконно!

— Я не понимаю, о чем вы, — устало выдохнул Третьяков.

Мало-помалу, как клещами, Ивану удалось вытащить из Герцева начало истории, случившейся этой осенью. Участок Герцева примыкал к Никитиным. Их он, разумеется, тоже терпеть не мог, хотя вдова Никитина к полиции никакого отношения не имела. Все равно, как сказал Лев Николаевич, жировала на наворованное.

— Крышу перестелила, эту черепицу положила, которая, как наждак. Окна у нее вакуумные, газ провели, хотя для этого надо было десять тысяч баксов взятки дать. Целыми днями только и делают, что поливают свой газон, как будто это какая-то ценность. В гольф, что ли, хотят играть на десяти-то сотках! — Возмущению Льва Николаевича не было предела.

Остальное удалось узнать от других жителей деревни. Салатниковы не без удовольствия рассказали Третьякову, что конфликт возник на почве зависти к благополучию Екатерины Эльдаровны. Не имея толкового забора, разделяющего участки по внутренней границе, Лев Николаевич совершал «набеги», подворовывая в отсутствие хозяйки-пенсионерки то клубнику, то красивую миску, то фигурку садового гнома. Во всяком случае, Никитина начала замечать, что с ее обожаемой дачи исчезают самые непредсказуемые предметы. Однажды новенькая система автоматического полива газона оказалась сломана самым подозрительным образом — так, словно кто-то просто раздавил место крепления системы полива к водопроводу. Подозрение довольно быстро пало на соседа. Лев Николаевич, конечно, все отрицал, и отрицал агрессивно, обвиняя соседку во всех грехах — от непереносимого шума до того, что она, когда никто не видит, выливает помои на силосную кучу Герцева. Возможно, такой подход и дал бы результаты, только вот Никитина нашла способ выяснить истину. Для этого она установила на своем участке скрытую видеокамеру и некоторое время снимала все, что происходит на участке в ее отсутствие. Как результат — в октябре по всей деревне, по всем соседям и знакомым разошлось или, как сказал Салатников, завирусилось видео, на котором Лев Николаевич не только ворует сливы, но и мочится прямо на соседкину лавочку, где та любила отдыхать. После этого, конечно, разгорелся тот самый конфликт, в который был втянут, как старый друг семьи, подполковник Морозов. Он пришел вразумлять Герцева, который орал и угрожал Никитиной физической расправой или, как минимум, тем, что спалит ей дом.

— Так и сказал — спалит? — отреагировал Третьяков.

Салатников, с которым он разговаривал по телефону, подтвердил.

— Ну да, так, — растерянно подтвердил Салатников. Кажется, он понял, что своими показаниями открывает ящик Пандоры, воронку, в которую может засосать соседа.

— А еще чего говорил?

— Да он тогда чего только ни кричал. И что сожжет всех к чертовой матери вместе с их камерой, и что засудит, и что они ему еще компенсацию будут платить. Больше всего про компенсацию. Морозов ему тогда популярно объяснил, что лучше бы из Благинина уехать, что не будет ему у нас счастья. Но с Герцева — как с гуся вода. Живет, как ни в чем не бывало. Говорит всем, что видео сфабриковано, что это вообще не он на видео, что Никитина актера наняла специально, чтобы репутацию ему разрушить. А какая у него репутация — жена бросила, детей — только сын, но с ним Лев почти не общается. Боится, что сын у него денег станет просить. Дача-то ему от отца осталась.

— Думаете, он мог затаить злобу на Морозова? — спросил Иван напрямик.

— На Морозова? Нет, он его никогда не любил, это точно. Но чтобы вот так — до убийства чтобы, это вряд ли, — тут же без запинки ответил Салатников. — Лёва, если уж на то пошло, Екатерину Эльдаровну ненавидит. Вот если бы она сгорела — тогда да. А Морозов-то чего? Зачем Льву убивать Морозова? Ссал-то он, извините, на никитинскую лавочку.

— Логично, — согласился Третьяков. — А видео у вас осталось?

— Да оно у всех осталось. Местный оскароносец, — усмехнулся Салатников. — Прислать?

— Да, давайте, — кивнул Иван, хотя и понимал — никакого отношения Герцев к убийству не имеет. И не только потому, что не на ту лавочку, как говорится, мочился.

Еще до начала разговора Третьяков не поленился наклониться сфотографировать рисунок протекторов старого «Фольксвагена». Еще до разговора Третьяков знал, что с Лёвой Герцевым ничего не выгорит. Не совпадал рисунок протектора с рисунком на фотографии слепка с места преступления, которую Ивану переслал эксперт из Твери. Не стояла машина Герцева в тот день на выезде из деревни Благинино. Да и информация о том, что кто-то видел Лёвин «Фольксваген» в тот день, оказалась, мягко говоря, преувеличенной. Это Бахтин приплел, как говорится, от себя. Кто-то из жителей деревни только упомянул, что вроде как был какой-то «Фольксваген». Вроде как в тот день. Или в другой. И вообще, ни марки, ни номера назвать не смог.

А видео действительно оказалось веселым.

27

Зарина Георгиевна долго молчала, просматривая видео, — хоть и любителем сделанное, но вполне четкое и, как говорится, неоспоримое. Она молчала, как молчит шахматист, пока тикают часы, отмеряющие его время. Нужно делать ход.

— Ну и что? — спросила она агрессивно.

Иван покорно смотрел в пол.

— Я только хочу сказать, что нужно все-таки рассмотреть возможную связь между убийствами «на кресте» и убийством Морозова.

— Дались вам эти убийства! Вы же понимаете, что предоставленные вами данные лишний раз подтверждают, что убийство Морозова не имеет отношения к этой вашей так называемой серии? — спросила Зарина Георгиевна, просто чтобы потянуть время.

— Я понимаю это, — кивнул Иван. — И тем не менее, нельзя исключать связь. То, что мы ее пока не нашли, не означает, что ее нет.

— Ладно, Третьяков, что тебе от меня-то надо? — улыбнулась вдруг Зарина Георгиевна.

— Информацию! — оживился Иван. — Нужно больше данных. Нужно понять, где еще он убивал. Нужно все, что есть в делах, — следы обуви, экспертизы, любая информация. И удары ножом, как ни крути, если были нанесены одним человеком, это вполне можно установить. Нужно сравнить удары, определить рост наносившего их человека, правша он или левша. Еще нужна информация по тому убийству в Саранске. Мне нужно увидеться с осужденным.

— Ты меня в могилу сведешь, Третьяков, — выдохнула Шапошникова. — Значит, вместо того чтобы закрыть нераскрытое дело, ты хочешь влезть в уже закрытое? Зачем он тебе сдался?

Зачем осужденный из Саранска сдался Третьякову, объяснить было достаточно сложно даже самому себе. В случае с этим рабочим из Саранска, осужденным Губахановым А. Г., за его невиновность были только слезы и сказки, а на деле все было яснее ясного. Пили вместе с убитым, и независимые свидетели это подтверждали. Допились до чертиков. Как и зачем в лес попали — неизвестно, но и не особенно интересно. Главное — отпечатки пальцев на ноже. Объективно доказательная база в полном порядке, к тому же осужденный подписал признательные показания. Только они были какие-то неубедительные. Признаться-то он признался, а как убивал и что произошло, рассказать не смог.

Ивана же интересовали те самые сказки, которые рассказывал Губаханов. Зачем они были нужны Ивану — черт его знает. Только одна причина: ему было до ужаса интересно, откуда у простого разнорабочего со стройки взялся вдруг флунитразепам. Вот и весь вопрос.

Сидел Губаханов недалеко от Самары, в Новокуйбышевской исправительной колонии, и ехать туда было относительно недалеко. Конечно, если на самолете. Мануйлов излучал недовольство, как радиацию, но командировку Третьякову подписал. Только напоследок сказал:

— Дурью ты занимаешься, Ваня. Вместо одной проблемы ты нам целый ворох хочешь создать.

— Я понимаю, Николай Степанович.

— Ну, вот и хорошо, что понимаешь, — крякнул он. — А я вот не понимаю, как тебе вся эта лабуда в голову-то пришла? Линии, кресты и маньяки. Кино, что ли, насмотрелся?

— Во сне приснилось, — пробормотал Третьяков.

— Значит, ты у нас теперь как Менделеев. Ну-ну!

Иван добрался до Новокуйбышевска в тот же вечер. Начальника колонии уже не было, пришлось ему звонить, просить, чтобы приехал и распорядился. Доставить и допросить какого-то никому не нужного заключенного, да еще после ужина. Эту идею начальник не одобрил, так что пришлось чуть надавить, козырнуть громкими именами, пригрозить Москвой. Начальник нарисовался быстро — оказалось, живет практически через дорогу от колонии. Чуть подшофе, усталый, он, конечно, поинтересовался, для чего московскому уголовному розыску вдруг понадобился Аслан Губаханов с его банальным делом о пьяной поножовщине. Иван аккуратно ответил, что Москва собирает статистику по преступности среди мигрантов. Начальник колонии на эту отговорку, конечно же, не купился, но и с вопросами больше не лез. Только поделился «по-дружески», что Губаханов на самом деле допился и слетел с катушек, так что допрашивать его — особое удовольствие.

Иван пообещал учесть мнение, заверил, что этот визит — не более чем рутинный сбор рутинной статистики. Начальник явно пытался прикрыть какую-то проблему. Вели Губаханова довольно долго, а когда привели, стало ясно, откуда растут ноги. Темное, одутловатое лицо осужденного Губаханова сияло всеми цветами радуги. Губаханов озирался по-звериному, ожидая удара или, как минимум, окрика.

— Вас что, бьют? — спросил Иван, разглядывая разукрашенное гематомами, синяками и кровоподтеками лицо Губаханова.

— Никак нет, гражданин начальник, — пробормотал осужденный, старательно избегая соприкосновения взглядов.

— Подозреваю, что все падаете и лицом об пол ударяетесь? — усмехнулся Третьяков. — Смотрю, даже ухом ударились. Как неосторожно!

— Так и есть, — ответил Губаханов. Он говорил с густым акцентом, не «есть», а «ест». И шмыгал разбитым носом. Достается ему тут. Как говорится, чурка, кто за него вступится? Иван чертыхнулся про себя. Волчья стая.

— Губаханов, вы курить хотите? — спросил Иван и заметил легкую растерянность в движениях сгорбленного мужчины. Тот еле заметно кивнул.

— Садись. — Иван решил, что на «ты» Губаханову будет легче общаться. Непривычно ему, когда к нему обращаются на «вы». — На, кури. Кури, не надо ничего ныкать. Я тебе с собой тоже дам, еще дам — пачку. Чай будешь? Или, может, ты голодный? — не дожидаясь ответа, Иван постучал в дверь и попросил принести что-нибудь из еды. Про себя выматерился. Нужно же было быть таким идиотом, чтобы прийти сюда с пустыми руками. Мысленно прикинул, что с собой есть. Еще одна пачка сигарет, взял с собой про запас. Жвачка «Дирол», хотя она вряд ли будет интересна Губаханову. Конфет надо было принести и чаю. Самого дешевого и побольше. Чай там, за забором с колючей проволокой, дороже денег. Ладно, чего уж теперь.

Иван дал Губаханову прикурить, и тот затянулся с таким нескрываемым наслаждением, что Ивану стало еще больше не по себе. Положение на зоне порой определяется такими необъективными параметрами, как рост и вес, и Губаханов недотягивал по всем статьям. Простая звериная способность постоять за себя тут самая важная. С этим же Губахановым любой доходяга справится.

— Ты же не убивал своего друга, не так ли? — начал Иван, и Губаханов вытянулся, как струна, и замолчал. Затем — медленно, нараспев, копируя чью-то речь, продекламировал:

— В суде сказали, что убивал.

— Да ты бы его и до лесу не дотащил! — презрительно бросил ему Иван. — Да и далековато от вашей деревни. Ты машину-то водишь?

— Не вожу, — буркнул Губаханов. — Не научился.

— Не научился, видишь! Ученье — свет.

— Я-то вижу, — зачастил Губаханов. — А этот бесплатный адвокат ничего не видел. Говорил, признаешься — и скостят срок вдвое. А в чем признаваться?

— Действительно, в чем?

— В том, что не помню я ни черта, вот в чем.

— Ну, понятно. Признался, значит, под давлением. А сам-то ты что думаешь? Кто его убил?

— Не важно, что я думаю! — зло бросил тот и в первый раз посмотрел прямо перед собой, на допрашивающего его Третьякова.

— Как же не важно, когда важно. Раз не ты, то кто?

— Конь в пальто, — совсем завелся Губаханов.

— Тебе рассказать трудно? Я, может, настоящего убийцу ловлю. Поймаю — тебя отпустят.

— Не поймаете вы его. — Губаханов затянулся жадно, полной грудью вдыхая дым. — Никто его не поймает.

— Это еще почему?

— Да потому, что он не такой, как мы, — Губаханов пробормотал это, скрестил руки и уткнулся перед собой.

— Что ты имеешь в виду? Иностранец, что ли?

— Иностранец? — переспросил Губаханов и расхохотался. — Инопланетянин тогда уж.

— Даже так? — присвистнул Иван. — И с какой же он планеты?

— Так он мне и сказал! Не знаю я, с какой. А только не человек он. Может, вообще не с планеты.

— Не с планеты? А откуда?

— Из тьмы вышел, — проговорил нараспев Губаханов. — А что за тьма — сказать не могу. Может, параллельное измерение. Другая реальность. Я чудом хоть что-то помню. Другие вообще ничего не могут вспомнить обычно. Он им память стирает.

— Как у «Людей в черном»? — рассмеялся Третьяков. — Что, не смотрел? Хороший фильм. Там у полицейских, которые с инопланетными нелегальными мигрантами борются, есть штучка — если ее включить, все вокруг забывают, что было пять минут назад. А поверх можно любое воспоминание записать. Я нашему начальству все говорю, что и нам такие надо, а то иногда замучаешься слушать всякую чушь…

— Не верите, — с горечью пробормотал Губаханов. — А я знал, что вы мне не поверите. Никто не верит.

— Ты мне вот скажи лучше, ты таблетки когда-нибудь покупал, чтобы расслабиться? Может, чуть кайфануть?

— Я не наркоша, — обиделся осужденный.

— А друг твой таблеток наглотался. Один, что ли, кайфовал? Без тебя?

— Ничего я про таблетки не знаю.

— Ты пойми, тебе молчать нет никакого резона, ты уже получил по полной программе. Хуже не будет. А я, если что, постараюсь замолвить за тебя словечко. Выпустят по УДО, поедешь домой. Мне надо настоящего убийцу поймать.

— Хуже может быть, — вдруг заговорил он. — И тюряга тут ни при чем. Без разницы, где быть, когда конец придет.

— Конец? — удивился Иван.

— Да, конец всему. И всем крышка. Хоть ты с той стороны решетки, хоть с этой. — Губаханов рассмеялся и потянулся за новой сигаретой. — А настоящий убийца — ты его никогда не поймаешь. Ты к нему на километр не подойдешь. Он тебя вычислит, он уже все о тебе знать будет. Он все твои мысли прочтет и возьмет тебя под контроль, а ты даже пошевелиться не сможешь. Потому что он — другой. Он — черный воин. И никого он не убил.

— Никого не убил? — переспросил Иван. — Это как? А твоего друга?

— Тебе не понять, начальник.

— Мне не понять, это точно, — кивнул Иван. — Это же не моего друга зарезали в лесу. Знаешь, что я думаю? Что не было никакого черного воина, никакого воплощения зла, а это ты друга своего убил, а теперь мне дичь какую-то гонишь.

— Черный воин — не зло! — воскликнул Губаханов. — При чем тут добро, зло? Его вообще нельзя измерить нашими рамками.

— Да что ты говоришь, — разозлился Третьяков.

— Да! Не из нашего мира он. Он — черный воин… Ну, как черные монахи есть. И он бьется с тьмой, той, которая поглотит наш мир. Тысячелетняя битва почти проиграна! — Арестант почти кричал, в его голосе звучала паника. — Таких, как он, почти не осталось. Их мало, и они проигрывают!

— А как его зовут?

— Не помню. На «И» что-то такое. Древнее.

— Ты мне описать его хоть можешь? Ты же говоришь, что помнишь. Как он выглядит? Как человек или как летающий страус?

— Сам ты страус! — гаркнул Губаханов.

Иван замолчал, в растерянности глубоко дыша. И что делать дальше? Ведь ничего из этого бреда не извлечь.

— Ты в своих показаниях писал, что с вами в тот день пил третий человек. Это был он?

— Да, только он не человек! — поправил его Губаханов.

— Ладно, не человек. Черный воин. Откуда он взялся?

— Так на автовокзале же и познакомились, — с готовностью ответил Губаханов.

— В Саранске?

— А где ж еще? — вопросом на вопрос ответил тот.

— И как это вышло, что вы познакомились? — терпеливо расспрашивал Иван.

— Он у нас сигарет спросил. Мы как раз в сторонке от входа курили. Дали ему сигарет.

— Как он выглядел… в тот момент? — добавил Иван, чтобы Губаханов не начал снова про тьму.

— Ну, обычный такой мужик.

— Молодой? Пожилой? Высокий? Толстый?

— Не знаю, обычный. Возраста, наверное, моего. За тридцать. Не толстый. Говорю — обычный.

— Фоторобот сможешь составить?

— Ну, попробовать можно. Только я уже плохо его помню… после всего, что случилось.

— Давай пока не будем про то, что случилось. Вот, вы познакомились. Покурили? Дальше что?

— Так он не курил, он сигарету взял, а потом спросил, какого автобуса мы ждем. Мы сказали — что, мол, рейсового, на Починки. И он такой — так нам же по пути. Давайте, ребята, подвезу.

— Какой добрый воин.

— Ты с ним не шути. Не надо так! — вдруг испугался заключенный. — Он может услышать и вернуться.

— Вернуться? Сюда? Не волнуйся, сюда он никак не пройдет, у нас тут свое колдовство, ни один черный маг не пройдет.

— Смеешься! Все вы смеетесь, а тьма скоро поглотит весь мир. И прольются реки крови.

— Я понял уже, понял. Значит, это он твоего друга убил, чтобы помочь миру выжить, противостоять тьме? — уточнил Иван.

Губаханов кивнул и начал качаться на стуле.

— А зачем твоего друга для этого убивать?

— Я… не знаю, не знаю, — растерялся и занервничал Губаханов. — Но это — наша единственная надежда. Тысячу лет мы были под защитой воинов Ина, а теперь все, прошел срок. И воинов не осталось.

— Подожди-подожди, каких воинов?

— Воинов Ина.

— Это что? Клан их? Сколько их?

— Нет, этого я ничего не знаю, — распереживался Губаханов. — Я мало что помню. Меня, значит, он парализовал и лишил воли — но это, чтобы не навредить. Вообще, я должен был отключиться, а я хоть шевельнуться и не мог, а видел и запомнил. Потому что такое не забудешь. И потом, у меня бабушка в горах жила, энергиями умела управлять. У меня дух сильный, горский.

— Что ты видел и запомнил?

— Все я видел! Как он вдруг изменился. Стал таким черным, как будто весь из дыма. Посмотрел на меня, глаза такие… знаешь, нечеловеческие. Такие… изумрудные, но в них тьма видна. Как будто черная дыра, что ли. Он в воздухе рукой провел, как будто написал что-то. Знак. Он прямо загорелся в воздухе, этот знак. Я и его запомнил, честно. Я помнил, даже пытался записать. Там три точки были. И перекладинки — сверху и снизу. А буквы… сейчас, сейчас… — Губаханов скорчился и принялся водить пальцами по столу, но знак не вспоминался.

— Ничего, не важно. Потом вспомнишь. Значит, знак в воздухе загорелся? Огнем? — переспросил Иван. — Что-то еще загорелось?

— Огонь был черный, как его глаза. Да и не огонь, а дым. Я его спросил, что происходит. Он мне сказал — тьма идет. Тьма поглотит всю землю. Битва, которой тысяча лет, почти проиграна. Вот что он сказал. Я спросил его, кто он такой. Вот тогда он мне ответил, что он — воин Ина. Из тьмы рожден, но вырвался из нее. Но знает и видит тьму и может другим показать. Но только время нужно правильное.

— Какое время?

— Такой день, когда он может ходить между двумя мирами. В другой какой день ты его вообще не найдешь. Он в двух шагах от тебя пройдет, ты не заметишь. А в такой день наши миры открыты.

— Именно такой день и был, когда вы его встретили, да? — спросил Иван — и от волнения даже привстал.

— Ну да, — ответил Губаханов и шмыгнул носом. — Открытый портал Меркурия.

У Ивана от возбуждения тряслись руки, когда он набирал номер Алисы. Он понимал, конечно же, что все это может оказаться полной ерундой. Какой, к черту, портал. Явно за уши притянуто. И все же… Вся полицейская чуйка Ивана Третьякова говорила за то, что третий был. И что пришел не просто так.

— Алло, Иван Юрьевич, — ответила она сонным голосом. — Что случилось?

— Вы что, спите?

— А что, не имею права? — рассмеялась Алиса.

— При чем здесь это? Еще десяти нет, а вы спите. Послушайте, вы не могли бы посмотреть кое-что еще для меня?

— Кое-что? — мелодично рассмеялась Алиса. — Жить без меня не можете теперь?

— Не могу, Алиса Андреевна. Посмотрите, пожалуйста, нет ли какой-нибудь закономерности, связанной с Меркурием.

— Почему с Меркурием?

— Я не знаю, как объяснить, я даже не знаю, что именно это за связь. И есть ли она вообще.

К Ивану подошел дежурный и спросил, можно ли уводить Губаханова. Иван попросил задержать его еще ненадолго, но дежурный хмуро сказал, что ему был приказ от начальства, что, как только разговор закончится, Губаханова — в камеру. А разговор, определенно, закончился.

— Ничего я не закончил! — рявкнул Иван. — Алиса, посмотрите, пожалуйста, есть ли связь. Мне нужно идти.

— Вы в Саранске, что ли? Какая хоть связь? — спросила она.

Иван не ответил, отключился и поспешил вернуться к Губаханову. Чем больше он разговаривал с ним, тем больше крепла уверенность в том, что третий — Черный Воин — действительно был. Не плод воображения, не попытка Губаханова так глупо прикрыть собственную пьяную поножовщину. Был некто, стрельнувший у работяг сигарет в тот день и напугавший недалекого алкаша-разнорабочего так, что тот теперь без содрогания и вспоминать о том дне не может. Однако продвинуться дальше, чем рассказы о тьме и паранормальных способностях Воина, он не смог. Третьяков подумал: надо ехать в Саранск. Нужно своими глазами посмотреть на материалы дела. Созвонился с Мануйловым, доложил. Просмотрел расписание и за голову схватился — проходной поезд из Самары в Санкт-Петербург останавливался в Новокуйбышевске в десять часов девятнадцать минут.

28

Он успел — каким-то чудом. Просто повезло, что начальник колонии еще не уехал, ждал, когда столичный гость уберется восвояси из его королевства, и, уж конечно, был готов подбросить его до станции. И что станция оказалась не так уж далеко — тоже повезло. Но больше всего повезло, что поезд задержали еще на прошлой станции — не иначе, вмешались звезды, усмехнулся Иван. Он пришел в Новокуйбышевск на десять минут позже, и вот Иван Третьяков сидит на липком диванчике из дерматина, боковое место, второе от туалета — уж какое было свободно, а старуха в темном вязаном платке глядит на него с подозрением. Мало ли что, как бы деньги не пропали. Или яйца с котлетами. Принес черт мужика.

Иван отдышался, проводница выдала ему серое от старости постельное белье и принесла — сама, он не просил — сладкий сверх всякой меры чай. Полицию она уважала. За восемь часов поезд донес уставшего оперативника до Саранска. Иван разговаривать ни с кем не стал, хотя старуха и пыталась. Рассказывала о внуке-отличнике, но Ивану было безразлично. Как только поезд тронулся и за грязным окном замелькал предсказуемый и повторяющийся черно-белый пейзаж, Иван убрал столик, достал сверху, с полки матрас и подозрительную подушку, пахнущую тухлятиной. Наплевать. Иван уснул, стоило ему только положить голову на этот потенциальный источник смертельных вирусов и чесотки. Во сне Ивану привиделась фигура в черном развевающемся плаще — то ли Нео из «Матрицы», то ли булгаковский рыцарь, улетающий в небо на черном коне из ада. Сон при этом вовсе не был кошмаром, и утром, строго по расписанию, в пять тридцать две отдохнувший Иван вышел на перрон города Саранска.

Терракотовое здание с облупившейся краской встретило его угрюмой тишиной. Его никто не ждал, хотя вроде Мануйлов обещал созвониться с местными. Иван огляделся. Ни таксистов, ни вечно снующих частников. Это Москва никогда не спит, а Саранск далеко не всегда просыпается даже по утрам. Впрочем, Иван оказался неправ. С другой стороны, на выходе из вокзала дворник как раз начинал чистить улицу, выгребая выпавший за ночь снег.

— Что, отец, транспорт есть смысл ждать? — спросил Иван, и дворник с недоверием осмотрел приезжего с головы до ног.

— Кому и ноги транспорт. А тебе далеко?

— До местного УВД, — ответил Иван и показал дворнику удостоверение. Тот равнодушно пожал плечами и показал дорогу.

Идти было с полчаса. В УВД дежурные спали, закрыв двери. Ивану пришлось долбить по двери ботинком, чтобы их добудиться. Оказалось, что Мануйлов действительно звонил вчера в Саранск и уточнял про материалы по делу. Только вот незадача: забыл предупредить, что на проходящем поезде прямо с утра приедет гость из Москвы. Полдня ушло на то, чтобы раздобыть нужного следователя, — у него, оказывается, был выходной. Полдня договаривались с архивом, доставали материалы дела. Следователь, ушлый и прижимистый мужчина по фамилии Панков, приехал только после обеда. Лет тридцати, бегающие маленькие глазки. Приехал не абы как, на тонированной «Тойоте». Местный крутой. Карьерист. Наверняка взяточник. С таким надо поосторожнее.

— Что именно вы хотите найти? — хмуро интересовался он. — Дело закрыто.

— Мне только нужно кое-что уточнить, чтобы понять, не замешан ли Губаханов в других делах, — соврал Иван, прекрасно понимая, что в момент, когда Панков поймет, что Иван хочет вернуть дело на доследование, ни о каком сотрудничестве и речи не будет.

— Вряд ли. Губаханов вообще не из таких. Обычная строительная амеба. Как говорится, бес попутал. Подрались по пьянке, зарезал собутыльника, а тело в лес утащил.

— А чего так далеко тащил-то? Зачем? — ровным тоном уточнил Третьяков.

— Ну, спрятать получше хотел.

— Так ведь прямо у дороги бросил.

— Алкашня, что с него возьмешь. Устал, наверное. У меня случай был, водителя фуры убили. Провезли еще чуть не через полстраны, а выбросили на заправке, прямо под видеокамерой. Люди — дебилы, — сказал Панков, пожимая плечами.

— Это да, это точно, — согласился Иван, сознательно не упоминая того факта, что Губаханов не водит автомобиля, а труп вывозили на автомобиле. Вывезли на пятнадцать километров от места, где распивали. Такое расстояние не преодолеешь с трупом в строительной тачке. Но об этом он говорить не стал. Спросил, был ли Панков лично на месте преступления.

— Да, был лично. А что?

— Да проблема в том, что в архиве в деле почти нет фотографий. Я подумал, может быть, вы на телефон фотографировали?

— А зачем? — Панков сделал вид, что удивился.

Иван холодно улыбнулся.

— Знаете, я сам иногда снимаю для себя. В дело это потом не идет, но мне удобно работать. Не нужно каждый раз кланяться в ноги архивным крысам, когда нужно уточнить какую-то деталь. А вы так не делаете?

— Нет, я так не делаю, — ответил Панков и отвел взгляд. Врет. Фотографировал. И не хочет показывать. Это уже интересно.

— В деле сказано, что Губаханов спал, когда его задержали. Это так?

— Не то слово. Спал как сурок. Еле добудились, — усмехнулся Панков.

— Спал в бытовке, вроде так, да? — Иван делал вид, что не помнит.

Панков помедлил и кивнул. Тот факт, что убийца вернулся в бытовку после такого вояжа, его тоже удивил. Но он отбросил его — наряду с множеством других нестыковок, так как ножа было достаточно.

— Кто его знает, чего он чудил в таком состоянии. Он то просыпался, то отключался, то вообще бредил.

— Бредил?

— Даже не представляешь, насколько он был неадекватен. Мы его в обезьяннике держали почти сутки, прежде чем смогли допросить. Да и допрос ничего не дал, он только про воинов да про тьму гнал.

— Да, я читал. Может, обдолбанный был? Кровь у него на анализ брали? — спросил Иван с самым невинным видом, хотя и знал, что не брали.

Панков нахмурился и замолчал. Потом ответил с плохо скрытой агрессией:

— У нас тут с экспертизой сложно вообще-то. Если мы у каждого алкаша на анализ брать будем, никакого бюджета не хватит.

— Все-таки речь шла об убийстве.

— А зачем нам его кровь? То, что он был пьян вдрабадан, — мы и так видели. И мы Губаханова «продули», у него в крови полторы промилле было. Результат в дело подшили. Чего еще было анализировать? Даже если он еще чем-то закинулся, разве это изменило бы хоть что-то? — возмутился Панков.

Иван кивнул. Действительно, с чего бы местным оперативникам и следователю предполагать, что вместе с алкоголем в крови их подозреваемого мог находиться флунитразепам? И что, тем более, он был подмешан в алкоголь третьим лицом и без ведома убитого, и Губаханова. В их картину мира эти вопросы не влезали. Даже когда с экспертизы вскрытия пришли данные о флунитразепаме, никакого особенного внимания на это не обратили. Мало ли дряни гастарбайтеры могут раздобыть, чтобы скрасить скуку бытия. Отпечатки пальцев на ноже — вот все, что их интересовало.

— Скажите, а что Губаханов вам рассказывал о третьем? Вообще, говорил ли хоть что-то?

— Конечно, говорил. Он всех в обезьяннике задрал своими сказками о Черном Воине и его знаке. А вам зачем? — Панков забеспокоился. — Не было там никакого третьего. Он же с катушек слетел, чего он только ни говорил. Не было третьего, понимаете?

— Нет, Панков, это вы не понимаете! — оборвал его Иван. — Третий там был. И этот третий остался на свободе, а вы тут трясетесь, что я вам закрытое дело развалю, статистику испорчу. Понимаете, о чем я говорю? Мне нужно собрать как можно больше реальной информации в этой чертовой куче мистики. К примеру, на какой машине был этот третий. Может быть, кто-то в деревне видел. Может быть, на вокзале. Нужно заново пересмотреть материалы. Губаханов, помимо всякого своего бреда, описал этого третьего как молодого мужчину около тридцати лет. Лицо интеллигентное, приятное, глаза то ли зеленые, то ли черные. Про рост не помнит, но телосложения среднего, не силач, но подтянутый. Сказал: как у них в деревне парни в футбол играют — такой. Быстрый, щуплый. Очень взгляд у него острый, пронзительный. И машину он помнит. Большая, сказал, и гремела сильно. Вряд ли новая. В машине пахло елочкой. Понимаете, Панков, елочкой. Вы всерьез думаете, что Губаханов это все придумал?

— Но нож же ж, — пробормотал Панков.

— А что — нож? Он же в бытовке лежал. Это же их нож, строителей? Почему бы на нем не быть их отпечаткам.

— Но больше никаких отпечатков не нашли!

— Их могли стереть, так что нужно было и другие моменты проверять. К примеру, вы тесты почвы с подошв Губаханова делали? Вы говорите, он сам оттащил — неведомо как — тело на пятнадцать километров. Но обувь у него была чистая. Вас не насторожило, что Губаханова взяли в ботинках, на которых не было никакой грязи?

— Мы решили, что он переобулся.

— Вы решили, что не стоит заморачиваться. И я вас понимаю, ради какого-то чурки упахиваться — себе дороже. Только проблема в том, что теперь мне приходится все это заново расследовать. Время упущено, информация забыта и уничтожена. В общем, дорогой вы мой человек, если вам совершенно нечего мне сказать, то я поеду обратно в Москву, а там я напишу в рапорте в Следственный комитет, что вы даже не пытались разрабатывать имеющийся в деле след третьего.

— Но я…

— Что — но я? Сейчас не время опасаться за свои погоны, Панков. Мне нужна информация. Что скажете? Есть у вас для меня информация?

Панков недовольно осмотрелся по сторонам, словно в поисках выхода. Было понятно, что московский оперативник Панкову решительно не нравился, но еще меньше ему нравилась перспектива оказаться фигурантом в рапорте. Тут, в Саранске, таким рапортом можно было разрушить всю карьеру. Начальство за такое по головке не погладит. С другой стороны, окажи поддержку — и получится, что ты сработал топорно и отправил за решетку невиновного. Самое обидное, что из Губаханова невиновный — как из коровы гоночный автомобиль.

Да, третий был. Панков это, конечно же, знал. На месте преступления в тот день имелись «свои моменты», от которых Панков предпочел отмахнуться. Три стакана. Три места вокруг самодельного стола, сооруженного из картонной коробки и куска фанеры. Следы шин в мерзлой грязи, которые не удалось приписать ни одной из машин, появлявшихся на стройке.

— Мои оперативники фотографировали, — тихо произнес Панков. — Я сейчас попрошу их переслать вам фотоархив.

— Спасибо, это мне очень поможет, — кивнул Иван, не спрашивая, какого хрена этот так называемый фотоархив не имеется в деле. — Что еще?

Панков рассказал все, что помнил. Иван спокойно слушал, не перебивал, иногда задавал вопросы и никак не показывал, что осуждает. Да он и не осуждал. Слишком много тут, в русской глубинке, беспробудной пьяной мешанины из человеческих судеб.

— Скажите, а про Черного Воина и вот это все — как вы думаете, Губаханов сам это придумал или этот третий действительно ему заливал в уши. Вам это лучше должно быть известно, вы же с ним тогда говорили, в тот самый день?

— Губаханов вряд ли до такого бы додумался. Когда мы его взяли, он жестко бредил. Вот прямо жестко. Мы вообще думали доктора ему вызывать, — рассказал Панков. — Только у нас, знаете ли, и с психиатричками тоже не очень. Пока мы думали да решали, он вроде оклемался и начал людей узнавать. А до этого хоть кино снимай, бился, кричал и на стене все какой-то знак пытался воспроизвести пальцем. Всю стену исчеркал камешком. Мы его даже побили чуток, чтобы в себя пришел. А он смеется и говорит: «Вы все умрете. Тысячелетняя битва проиграна».

— Почти проиграна, — поправил Иван. Панков с удивлением посмотрел на него, затем кивнул.

— Почти проиграна, да. Именно так он говорил.

— А знак можно посмотреть?

— Какой знак? — не понял следователь.

— Тот, что он на стене чертил. Вы его не стерли?

— Да кому он нужен, — пожал плечами следователь.

Он провел Ивана к обезьяннику, вывел оттуда пару алкашей, досыпавших на зассанном полу. Иван поморщился. Обезьянники всегда омерзительно и всегда одинаково воняют. Словно такой особенный бомжацкий парфюм. Сделал шаг вперед, к стене.

— Здесь?

— Да, вот тут. Весь угол. Сейчас я фонариком подсвечу, — сказал Панков, включая фонарик на телефоне.

Перед Иваном высветился кусок стены, изрешеченный тонкими палочками, кружочками, буковками и точками — совсем как у Конан Дойла в его «Пляшущих человечках».

— Видите, какой тут сыр-бор. Конечно, мы решили, что он с катушек слетел. Навязчивые идеи. Белая горячка. Руку до крови порезал камнем. То плакал, причитал: «Не помню, не помню». То говорил, что этот знак спасет его от всего. Потом вроде отпустило. Проснулся, не помнил уже почти ничего.

— Вот этот знак! — ткнул пальцем Иван в стену.

— Почему вы так уверены? — удивился Панков, заглядывая через руку Ивана на экран.

— Да очень просто. Это на самом деле слово. И слово это, если захотеть, можно даже прочитать. Вот, попробуйте сами, — и Иван показал на знак.

Знак И-на


— Что же это такое? — прошептал следователь, вглядываясь. — Первая буква — «И», так?

— Так. Троеточие я не знаю, как читать, а дальше такая своеобразная буква «Н». — Иван задумчиво закусил губу.

— Ина?

— Ина, — кивнул Иван. Он был почти уверен, что перед ним тот самый знак «Ина», о котором говорил Губаханов. Тот, который загорелся в воздухе черным огнем, перед тем как все погрузилось в хаос.

29

Алиса перезвонила только к ночи, когда Иван уже дремал перед старым квадратным телевизором в местной гостинице. Сил не осталось никаких. Было бы неудивительно, если бы ему приснились оборотни, вампиры и прочая нечисть, — после всего того нагромождения абсурда, что вывалилось на него за эти два дня.

С трудом разлепив глаза, Иван не сразу понял, что это за звук такой противный. Оказалось, его телефон жужжит и вибрирует на журнальном столике, резонируя в стекло. Иван бросил взгляд на часы на стене. Половина первого. Затем проснулся окончательно и бросился к телефону.

— Нашли? — спросил он без всяких предисловий.

— Я вам не могла дозвониться.

— У меня телефон разрядился, я его только вот на зарядку поставил. Так что? Нашли?

— Да, я нашла ее. Я нашла связь, — сказала Алиса, голос ее победно звенел. — Я только не понимаю, как вы до этого додумались? Меркурий — это же вообще никак, никогда и никому. Ни в одну нормальную голову не придет.

— Серьезно? — нахмурился Иван. — Все-таки Меркурий? Дни были неслучайны?

— Да, — подтвердила она, волнуясь. — То есть нет. То есть связь есть, но не для всех убийств, только для тех, что расположены на линиях. Вы меня слушаете?

— Не то слово. Продолжайте, а потом я вам тоже кое-что расскажу.

— Если честно, я бы предпочла вам все показать. У меня тут и таблицы, и графики, и даже видеомодель есть.

— Все, как вы любите, — устало улыбнулся Иван. — Но, к сожалению, мне до вас не добраться, я не в Москве. Так что попробуйте в двух словах.

— В двух словах? Вы шутите?

— Нисколько.

— Гхм. Тогда извольте. Ретроградный Меркурий. Ну что, все прояснилось? — уточнила Алиса, явно издеваясь.

— И что это? — осторожно уточнил Иван. — Ладно, не два. Чуть больше слов, пожалуйста.

— Я попробую. Поначалу я сама чувствовала себя так, словно спятила и ищу соответствия в хаосе. Знаете, как шизофреники. Помните «Игры разума», там Рассел Кроу все в газетах и номерах машин искал коды секретных шифровок ВРАГОВ. Вот и я так же, мне уже везде мерещатся совпадения, знаки судьбы. Я весь день читала гороскопы, предсказания и лунные календари. Там столько хаоса, что любое соответствие можно найти. Но если говорить с математической точки зрения — ничего. А потом вы мне звоните с этим вашим Меркурием, и мне начинает казаться, что вы тоже спятили. Но я, как послушная девочка, забиваю дату убийства в Саранске, двадцать первое января, в Интернет. И туда же забиваю Меркурий. Просто слово.

— И что?

— А то. В первой же строчке поиска получаю данные о ретроградности Меркурия. Думаю — что за ерунда. Я никогда даже не слышала о таком. А тут — целый сайт про то, как ретроградность Меркурия влияет на жизнь людей.

— Меркурия — в смысле планеты? Той, которая в небе? Да что это за фигня такая, вы мне уже скажете или нет? — спросил Иван.

— Да, Иван Юрьевич, — разозлилась Алиса. — Именно той, которая в небе. И которая — ближайшая планета к Солнцу. И еще, если уж вам так интересно, Меркурий после того, как Плутон утратил статус планеты, стал самой маленькой планетой Солнечной системы. Еще нужны данные по Меркурию или пока хватит? Могу закачать статью из Википедии.

— Не надо Википедию, я просто на всякий случай уточнил. Может, есть еще какой-то Меркурий. Рок-группа, к примеру. Или военное подразделение.

— Не бесите меня! — потребовала Алиса.

— Ладно, извиняюсь, — пробубнил Иван, доставая пачку сигарет из кармана. — Так что это за ретроградность? И при чем тут наши трупы?

— А при том. Сначала я подумала — совпадение. У меня за день каких только совпадений не было. К примеру, двадцать первое января — не только первый день ретроградного Меркурия, но и первый лунный день. И день Водолея. Так что я не слишком-то заволновалась. Но потом — еще одна дата, и еще одна, и еще.

— В смысле, сколько всего дат?

— А все! — воскликнула Алиса. — Все четыре даты из шести, те, что на линиях, оказались именно датами первого дня ретроградного Меркурия. А таких совпадений не бывает, понимаете? Я смотрю на вопрос с математической точки зрения. Это значит, что кто-то убивал этих людей в определенные моменты в определенных местах. А уж насколько это все странно — не моя проблема.

Иван молча переваривал услышанное, выдувая сизый дым в сухой воздух перегретого гостиничного номера. Четыре даты, и все тела — на идеальных прямых, на определенном расстоянии друг от друга. Да, Алиса права. Это не совпадение.

— Все-таки что это за ретроградность такая? — спросил он.

— А вы можете зайти в скайп? Я вам покажу, — предложила Алиса.

Через пару минут на маленьком, с паутиной, экране телефона появилась растрепанная, усталая, с большими темными кругами под глазами Алиса. В голубой пижаме с пандами, с чашкой в руке, Алиса стояла в гостиной, держа на весу ноутбук.

— Меня видно? — спросила она.

— Да, видно. Вы что, вообще два дня не спали?

— Вы тоже хорошо выглядите… для вампира, — фыркнула девушка. — Я сейчас переключусь на демонстрацию экрана, и вам не придется на меня любоваться. Так видно? — На экране появилась карта планет. — Если говорить научным языком, то ретроградности Меркурия вообще не существует.

— Отлично, мне стало намного понятнее! Так существует или нет? Давайте ненаучным языком.

— Ретроградность Меркурия — это астрономическое событие, а точнее, астрономическая иллюзия движения планеты в обратную сторону. Меркурия с Земли увидеть очень не просто, его даже называют неуловимой планетой. Из России Меркурий вообще практически невозможно наблюдать, а вот астрологи на южных широтах его видят. И ретроградность тоже. Пока понятно?

— Ни черта не понятно. Если эта ретроградность из России не видна, то как наш убийца ее видит?

— Да ничего он не видит, — фыркнула Алиса. — Ему не нужно ее видеть, он просто знает, что она есть.

— Значит, в определенные дни Меркурий останавливается и начинает ползти вспять?

— Я вроде сказала — иллюзия. На самом деле никакого изменения в направлении не происходит, Меркурий как шел по своей орбите, так и идет. Но наблюдателю с Земли кажется, что в определенные дни Меркурий словно застывает в небе, а затем начинает движение назад.

— Но почему ему так кажется?

— Видите ли, у нас с Меркурием разные скорости вращения вокруг Солнца, и траектории орбит тоже разные.

— У нас?

— У нас, у планеты Земля. Меркурий вращается вокруг Солнца. И Земля тоже вращается. Однако время от времени траектория Меркурия по отношению к нашей образует как бы петлю, и тогда происходит этот оптический феномен. И убийства — те, где известна дата, — произошли именно в первый день этого явления. Вот смотрите, — Морозова вывела на экран таблицу. — Убийство под Пензой. Ножевое ранение, флунитразепам, банка Ципарского, но главное — дата. Четвертое октября. Начало ретроградности Меркурия. Убийство под Великим Новгородом — данных по дате нет. Убийство в Башкортостане — тоже нет даты, как и убийство моего отца. Зато вот Шиткина была убита в день начала ретроградного Меркурия, девятнадцатого декабря. Ваше раскрытое убийство — строительный рабочий из-под Саранска, Георгий Багаев — тоже был убит именно в первый день ретроградного Меркурия, двадцать первого января. Так, теперь Голованов.

— Что, тоже Меркурий? — Иван почувствовал, что у него кружится голова.

— Именно первый день.

— Черт возьми! Слушайте, а как часто этот Меркурий начинает пятиться? — спросил Иван.

— Хороший вопрос. Даже отличный вопрос, я бы сказала. Меркурий входит в ретроградную фазу в среднем раз в три-четыре месяца. Но самое интересное не это.

— Есть еще что-то интересное?

— Нет, я неправильно сказала. Не интересное, а ужасное. Самое ужасное — не это. Мы с вами нанесли все места и все даты на карту. А теперь смотрите. Между Пензой, Лермонтовом, Саранском и Наруксовом — двести километров, так? Теперь смотрим даты. Четвертое октября, двадцать первое января. Ретроградный Меркурий, и даты идут последовательно, одна за другой. Между ними нет пробела. То есть люди были убиты последовательно, подряд. Это понятно?

— Ну, допустим. — Иван вгляделся в карту.

— Теперь смотрите наверх. Убийство Шиткиной в Гайдах, Пермская область. От него до места, где нашли Голованова, четыреста километров. Теперь даты. Шиткина — девятнадцатого декабря, Голованов — тринадцатого августа. Между ними есть еще ровно одна дата ретроградности.

— Ты хочешь сказать, что вот тут, в середине отрезка, между Шиткиной и Головановым, должно быть еще одно тело.

— И убит этот кто-то десятого апреля. Не раньше и не позже.

— Получается, он всегда убивает с интервалом в двести километров и в одну ретроградность? Ты хоть понимаешь, что это значит? Сколько этих ретроградностей прошло с октября четырнадцатого года?

Алиса ахнула и приложила обе ладони ко рту. Иван поднялся с дивана, подошел к окну, открыл его и вдохнул холодный воздух. Ощущения были такие, словно у него жар. За окном темнело угрюмое небо Саранска.

— Прошло два года, даже больше, — продолжал Иван. — Значит, нас ждет целая вязанка трупов. Некто убивает людей по всей России и делает это в строго обозначенные дни и по строго обозначенным линиям.

— Вот черт! — воскликнула Алиса.

— Что такое, Алиса?

— А когда следующий день ретроградного Меркурия? — спросила она вслух.

— Он убьет вот здесь, — Иван ткнул пальцем куда-то под Ульяновском.

Алиса его, конечно, не видела, но ей и не надо было, она и сама поняла, где будет следующая точка. Картинка на экране телефона в Саранске сменилась.

— Двадцать третьего марта. Через полтора месяца. Он снова убьет кого-то через полтора месяца.

30

Все были в сборе, пришел даже начальник СК. Все молча слушали Третьякова, не перебивали и не задавали никаких вопросов. Даже Толик Бахтин сидел тише воды ниже травы и больше уже со своими идеями не лез. Мануйлов задумчиво листал отчет, сделанный Иваном по дороге в Москву. Зарина Георгиевна рассматривала карту Алисы, которую Иван через проектор вывел на экран. Он рассказывал все, что знал, сожалея о том, что на это совещание нельзя было привезти саму Алису. Эта тишина — затишье перед бурей, шквал вопросов неминуем, и ответить на все Иван просто не сможет. Но Алиса Морозова — дочь убитого, дочь их коллеги, в прошлом — их подозреваемая, если уж на то пошло. Не мог он, не имел никакого права привлекать ее к следствию. Узнают — по головке не погладят, могут вообще погнать из органов. Погоны снять. Так что придется расхлебывать самому все вопросы о Меркурии.

— Я только одного не понимаю: что это за серия такая, — тряхнула головой Зарина Георгиевна, когда Иван вывел на экран таблицу с датами. — Зачем ему это? Серийные убийцы не убивают по графику. Да, они могут запланировать какой-то день, потому что, к примеру, у них на работе выходной. Или в этот день их жертва будет легкодоступна, и они знают об этом. Но сама дата не может быть существенной. Убийство имеет значение, а не день его совершения. Какая разница, когда убивать?

— Ну не все же они одинаковы, эти серийные убийцы, — возразил Иван.

— Вы не знаете, вы никогда не занимались сериями, Третьяков. Вы не эксперт, понимаете? — Голос ее звенел металлом.

— Да, но базовый курс я прошел, — не отступил Третьяков. — Насколько нас учили, Зарина Георгиевна, есть целый каталог профайлов для серийных убийц. Да, в большинстве случаев они подходят под один или другой шаблон. К примеру, серийный убийца обычно — мужчина. Но не всегда. Он обычно убивает людей своей расы, своей возрастной группы. Часто серийный убийца имел трудное детство, подвергался насилию, психологическому давлению, издевательствам и через убийства пытается снова и снова доказать что-то своим мучителям. Часто, но, опять же, не всегда.

— Их учили! — фыркнула следователь.

— Иногда все дело — во власти над жертвой. В насилии, — влез Мануйлов. — Таких, кстати, большинство. Желание доминировать, полностью подчинить.

— Конечно, такие тоже есть, — согласился Иван. — Часто это люди с крайне низкой эмоциональной реакцией, они неспособны на сочувствие и удовлетворяют все свои желания независимо от того, насколько их желания нормальны. Они от убийства, насилия получают наслаждение. Именно поэтому выбирают, как правило, определенных жертв, к примеру блондинок. Или женщин, которые носят сорок восьмой размер. Еще есть спонтанные серийные убийцы. Такие, которые увидят что-то, что является их триггером, и тут же убивают.

— Да вы подготовились! — недовольно пробормотала Зарина Георгиевна.

— Нет, Зарина Георгиевна, в том-то и дело, что я не подготовился. Столько всего, чего я никак не могу ни понять, ни объяснить. С этим киллером все получается вверх тормашками. Никакого сексуального насилия, никакого триггера, все жертвы нетипичны по отношению друг к другу. Никакой спонтанности, только осознанный подход и систематичность. Это даже не может быть обострением, психи не сходят с ума по графику. Наш убийца совершенно не подходит ни под один психологический портрет нормального серийного убийцы.

— И что же это значит? — спросила Зарина Георгиевна.

— Что мы имеем дело с чем-то принципиально новым, — предположил Третьяков. — Мы не знаем, кто он, не знаем, зачем он это делает, как он находит жертвы, как опаивает их. И почему они не сопротивляются.

— В случае с Губахановым он просто предложил им выпить, — встрял Бахтин. — А алкаши за бутылку родину продадут. Да и родина у них другая.

— Да, согласен, в части случаев выбор убийцы пал на людей социально не адаптированных, — кивнул Иван. — Такими легко манипулировать. Пальцем помани — они уже к тебе бегут. Но ведь был и Голованов, была Шиткина. Обе жертвы — люди взрослые, адекватные. Голованов исчез на пути из Нижнего Новгорода в Киров. Остается открытым вопрос, почему его автомобиль оказался разбитым и был припаркован так далеко от места, где нашли труп.

— С трупами тоже все неясно. То он их на дорогах бросает, то в лес тащит, — покачала головой Зарина Георгиевна.

— С этим как раз все более-менее ясно, — возразил Иван. — Ему важно убить в определенном месте. Он как бы ведет линию, и она должна быть идеально прямой. Расстояние между жертвами — ровно двести километров, с точностью до десяти-пятнадцати метров в радиусе, что, согласитесь, умопомрачительно точно. Он хорошо разбирается в географии, умеет ориентироваться на местности, возможно, имеет туристический опыт. Простому человеку с компасом так рассчитать линию невозможно.

— Но зачем он это делает, мы не знаем, — то ли спросил, то ли уточнил Мануйлов.

— Мотивация нашего Воина — самая сложная тема. Судя по тому, что рассказал Губаханов, он считает, что ведет войну с какими-то высшими темными силами.

— Псих? — спросила Зарина Георгиевна. — Есть смысл пробить по базам психоневрологических диспансеров.

— Да, определенно, он может там быть. Только технически пробить все имеющиеся в России психоневрологические диспансеры и стационары — это никакого МВД не хватит. Пациент с параноидальным бредом, при котором ему кажется, что грядет апокалипсис и что темные силы нас злобно гнетут? — пожал плечами Третьяков. — Там таких — каждый второй.

— И тем не менее запросы надо направить, — разозлилась Зарина Георгиевна.

— Запросы — куда? — спросил Бахтин. — У нас же даже минимально нет представления о его локации.

— Третьяков, ваши соображения? — спросил Мануйлов.

Иван вздохнул.

— Мы пока достаточно мало знаем о Воине лично. В основном то, что нам рассказал Губаханов. Есть условное описание его внешности, но оно подойдет к почти любому среднестатистическому россиянину. Мы знаем, что он управляет автомобилем, но, к сожалению, номера машины не знаем. Губаханов ничего не помнит, а видеокамер на участке дороги между Саранском и Починками нет, так что запросить данные видеонаблюдения не представляется возможным. Да и поздно уже, так долго данные не хранятся. Географический разброс жертв таков, что на текущий момент не представляется возможным даже предположить, где этот Воин проживает, откуда он.

— Разброс действительно ненормальный, — согласилась Зарина. — Мы привлечем экспертов-аналитиков, попробуем что-то найти. А вы пока попробуйте установить, были ли другие жертвы. Вы утверждаете, что он убивает через каждые двести километров. Почему же мы нашли только четыре трупа?

— У этого может быть множество причин. Жертвы могут не быть найдены в силу специфичности места. Если бы у Голованова в кармане не остался телефон, его бы тоже не нашли. К тому же нет никаких гарантий, что Воин каждый раз использует флунитразепам. Мы запрашивали только те случаи, где препарат был обнаружен. А возможно, убитым не проводилась соответствующая экспертиза. Особенно, если это были бомжи. Так что вероятность того, что мы найдем больше трупов, весьма высокая, только вот толку от этого не стоит ожидать, — меланхолично добавил Иван.

— Ты хочешь сказать, это нам никак не поможет его поймать? — раздраженно переспросил Мануйлов.

— Нет, Николай Степанович, я не это хочу сказать. Безусловно, нужно пытаться установить все данные, особенно по поиску свидетелей, которые могли видеть его, говорить с ним и что-то помнить. Но все это, так сказать, может сработать, а может и не сработать. Зато мы точно знаем, что двадцать третьего марта он привезет в Ульяновск очередную жертву. И это — наш самый надежный шанс его поймать.

— Или получить еще один труп, — бросила Зарина Георгиевна. — Нет, Третьяков, мы должны поймать его раньше. Мы не можем так рисковать. У нас в руках — море информации. Если мы не сможем из этого моря выловить что-то стоящее, грош нам цена. Все, господа офицеры, работайте. Вам будет оказана максимальная поддержка. О точном составе опергруппы я вам сообщу позднее. Нужно выделить убийство Морозова в отдельное производство. Вы, Третьяков, определенно останетесь работать с маньяком. Бахтин, вас мы переключим тогда на дело Морозова.

— Слушаюсь, — отрапортовал Бахтин.

— Зарина Георгиевна, — выпрямился и поднял голову Иван. — Я бы пока не разделял эти дела.

— Это почему? — склонила голову она. — Очевидно, что флунитразепам в данном случае — чистое совпадение. Что дает вам основания предполагать, что убийство Морозова как-то связано с этой серией? Кроме ваших предчувствий и интуиции, конечно.

— Ничего, — покачал головой Иван.

— В таком случае сосредоточьте все свои силы на том, чтобы двадцать третьего марта в Ульяновске никто не погиб. А раскрытие убийства Морозова оставьте другим. Вопросы есть?

Вопросов оставалось — целая туча.

31

07 марта, среда

Москва

О том, что жена решила с ним разводиться, Третьяков узнал в ночь перед Международным женским днем, когда не смог попасть в собственную квартиру. Он только что приехал из Кирова и никак не был готов к такому радикальному изменению в настроениях супруги. Факт был фактом — его ключ внезапно перестал подходить к замку в двери, купленной им же на его же деньги. На все вопросы жена через дверь отвечала, что не собирается больше терпеть его в доме и что если он будет продолжать стучать и звонить, то вызовет полицию, которой расскажет — надо же, — как он с ней обращается на самом деле.

— И как же я с тобой обращаюсь на самом деле? Мы с тобой едва разговариваем, дорогая, — усмехнулся Иван, прислонившись к стене.

— Я для тебя — только предмет мебели, да? — выкрикнула она, и Иван невольно закрыл глаза.

Он так устал от Ленкиных спектаклей, устал от всей этой ситуации, и развод был бы не самым плохим вариантом, если бы не дети, не квартира и ипотека. И долг перед Морозовой, о котором Иван ей пока так и не сказал и о котором она могла вполне знать и сама — от отца.

— Имей в виду, у меня есть адвокат и свидетели! — прокричала через дверь Ленка. — Ты мне всю психику попортил, ты мне нервы трепал.

— Ну да, ну да. Потрепанная ты моя! — Это было, конечно, уже лишним, и по ту сторону двери воцарилась — временно — полнейшая тишина.

— Ты всегда надо мной издевался. Ты всегда был домашним тираном, — заявила она с ненавистью в голосе.

— Тираном, значит? И как же я тебя тиранил? Мешал трахаться с друзьями детства?

— Насилие — это не только кулаками махать, знаешь ли, — выпалила она, и Иван посерьезнел, понял вдруг, к чему она клонит.

Он оторвался от стены и ударил кулаком по двери.

— Ты чего придумала, Ленка? Ты фильмов американских насмотрелась? Я тебя пальцем не трогал, и нечего тут мне угрожать.

— А я не угрожаю. Я тебе говорю, что, если ты сейчас не прекратишь меня запугивать, я вызову полицию. Я уже написала адвокату и подруге, они знают, что ты пришел и кричишь на меня.

— Я кричу, потому что через дверь, в которой ты — незаконно — поменяла замки, — он снова стукнул кулаком — не сдержался — по дверному косяку.

— Уходи, Третьяков. Уходи сам, слышишь?

— Это и моя квартира вообще-то.

— Да-да, твоя. Так что не забудь за квартиру заплатить. И кредит, конечно же.

— Так, значит? — ахнул он.

— Именно так. И алименты готовь, урод. Увидимся в суде, — сказала она тихо.

Иван онемел. Он вдруг понял, что его тактика — его молчаливая диванно-кухонная забастовка неожиданно привела к принципиально не тем результатам. Его жена Ленка не хочет больше мира, она хочет войны, жаждет его крови настолько, что уже побежала к адвокату, проконсультировалась и получила инструкции. Нет ничего страшнее для женщины, чем равнодушие мужа. Злость — да, нормально. Крики, даже мордобой — это все шанс на примирение. Но он прожил на кухне почти два месяца — и вот результат. Ленка хочет смешать его с землей. Отобрать все, что есть. Вышла, что называется, на тропу войны.

Иван вспотел, стоя в куртке перед дверью в их заваленном колясками-велосипедами тамбуре. Он не хочет ничего решать и ни о чем думать. Перед его глазами незримо висел календарь, и счетчик тикал, отмеряя сжимающееся время.

Осталось шестнадцать дней.

Три последних дня он провел, отбиваясь от местных оперативников и жены убитого Голованова. Дело Голованова не только не было закрыто, но даже и версий по нему особенно никаких не возникло, так что в появлении столичного опера все усмотрели для себя шанс. Жена — найти и покарать убийцу ее мужа, оперативники — сбросить это дело на Москву. Никому не нужен такой глухарь, да и никакой глухарь никому никогда не нужен. Отсюда и повышенная готовность «помогать следствию» — с обеих сторон. Удалось выяснить следующее: последним Голованова в живых видел его нижегородский коллега, бизнесмен Михаил Иванович Кречет, у которого Голованов закупал товары бытовой химии. Третьяков лично съездил в Нижний Новгород, осмотрел офис оптовой торговой фирмы Кречета, поговорил с сотрудниками насчет отношений между погибшим и их директором. Не потому, что подозревал, а потому, что положено отрабатывать все возможные версии. Дальше выяснилось, что Голованов и Кречет вместе покинули офис фирмы и отбыли — тоже вместе — в закат.

— Почему вы уехали вместе? — удивился Иван, и Кречет ответил, смущаясь, что в тот день у них в офисе был небольшой междусобойчик, закончившийся употреблением — в небольших количествах, конечно же. Но, как добропорядочный гражданин, Кречет пьяным за руль садиться не решился, вот и попросил старого доброго и к тому же трезвого друга подбросить его до дому.

— Подбросил? — уточнил Третьяков.

— Да, — кивнул Кречет. — Да я уже все нашим ментам сказал.

— А теперь мне расскажите, в котором часу это было, как вы ехали, по какой дороге, останавливались ли где. Может, продолжали выпивать?

— Так Юрка же не пьет, в завязке. Вообще ни капли, уже года четыре, наверное. Ему врачи сказали, что у него печень на грани. Вот он и бросил. А выходит, не помогло это, — покачал головой Кречет и причмокнул. — Кто бы мог подумать. Кто бы мог предположить.

— Так по какой дороге ехали?

— Да по обычной дороге, я живу-то недалеко, через мост. Может, и пешком бы дошел, тем более лето было, погоды стояли — дай бог. Да только мост длинный. А я был все же не совсем трезв. Да и по пути Юрке было. Он подвез без проблем. Я домой пришел — еще и семи часов не было. Жена подтвердила — алиби, туда-сюда.

— Значит, пока ехали, ничего подозрительного не заметили? Он не сказал ничего про то, куда едет дальше?

— Так он домой ехал, хотел к полуночи успеть. У нас тут перегон — дай бог каждому, шесть часов. Пять — если плевать на штрафы. Нет, он никуда не собирался, уже даже заправлен был по полной программе.

— Заправлен? Бензином, в смысле? — уточнил Иван.

— Ну а чем? Салом, что ли? У меня рядом с домом, на той же улице, заправка хорошая. Знаешь, где бензин не разбавляют ослиной мочой.

— Меня всегда интересовало, где эти недобросовестные заправщики постоянно берут ослиную мочу? — хмыкнул Иван. Кречет расхохотался. — Хорошо, значит, Голованов заправился. Что дальше?

— А дальше он меня там высадил и уехал. А я пешком до дому дошел.

Иван остался в Нижнем Новгороде до следующего утра. В местном управлении поговорил с экспертом-механиком, и выяснилась странная вещь, которая не давала Ивану покоя всю обратную дорогу в Киров. Машина Голованова, обнаруженная практически на выезде из города, в десяти километрах, не больше, от места заправки, стояла около магазина «Копейка» практически без топлива и с битым крылом. Как на интервале в десять километров Голованов умудрился разбить крыло и растратить весь бензин — неизвестно.

Получается, двенадцатого августа Голованов уехал из Нижнего Новгорода с полным баком — а это в случае с его «Мицубиси» шестьдесят литров. При среднем потреблении на трассе одного литра на десять километров Голованов должен был развернуться где-то посредине пути и вернуться к «Копейке», по дороге разбив где-то крыло. При этом он никому не сообщил о том, что с ним что-то случилось, не позвонил жене, не сказал, что возвращается в Нижний. Далее, оставив машину около «Копейки», Голованов неведомым образом попал в лес в Кировской области. Место, которое ему вообще было не по дороге. Место, где перед рассветом он был зверски убит.

32

Алиса обнаружила, что дело передали Бахтину, самым неприятным образом, когда тот позвонил, чтобы заново ее допросить. Она не стала возражать, спокойно ответила на все его вопросы, снова объяснила, что никогда не ездила на дачу к отцу, что в последний раз была там, наверное, пятнадцать лет назад, когда еще была жива ее мать. Что — нет, никто не вступал с нею в контакт с тех пор, как отец умер, и что — нет, она еще даже не начинала заниматься вопросами наследства. Договорив, Алиса подождала, пока возмущение уляжется и восстановится дыхание, а затем набрала номер Ивана Третьякова.

— Это что же значит? — спросила она самым спокойным тоном, на который была способна. — Вам стало скучно заниматься этим делом и вы передали его какому-то стажеру?

— Алиса? — удивился Иван. — Какому стажеру, о чем вы говорите?

— Мне только что звонил некто оперуполномоченный Бахтин и спрашивал, уверена ли я, что не убила отца ради наследства. А то ему бы лично эта версия очень помогла.

— Вот же черт упертый, — в сердцах воскликнул Иван. — Вы меня извините, я только вчера приехал из Нижнего Новгорода, работы — просто невпроворот, а Бахтин — он у нас как бульдог. Если ему дали команду, он уж вцепится, не отпустит. Так и будет болтаться на ноге.

— Интересно, как и кто же ему отдал такой приказ вцепиться в меня? — холодно уточнила Алиса.

— Поверьте, вам незачем даже обращать на него внимание, ваша нога в безопасности, — успокоил ее Иван, косясь на соседей по хостелу — тому самому, где он уже ночевал после Нового года.

— Почему он занимается делом маньяка? — спросила Алиса напрямую.

Сосед с койки рядом вздрогнул — услышал — и встретился взглядом с Иваном. Пришлось выйти из комнаты. Иван пообещал заехать к Алисе сегодня же вечером и все объяснить. Что именно он собирался ей объяснить — он и сам не знал.

Все последние дни он пытался проследить за движениями Черного Воина, пытаясь угадать его следующий ход. Поймать раньше, чем тот доставит жертву на точку. Поймать до того, как Черный Воин усыпит еще одного человека. А в том, что он это сделает, у Ивана не осталось никаких сомнений.

Третьякову удалось найти еще одно тело, как раз там, где они с Алисой и подозревали. На участке между Гайдами и Тошкином, ровно в двухстах километрах от каждого пункта, была убита женщина, Людмила Викторовна Жданова, тридцати двух лет, местная жительница, работавшая на агропромышленном предприятии в Кирове, а точнее, в поселке Дороничи, входившем в состав города. Жданова была в разводе, у нее осталась маленькая дочь, которая жила с бабушкой и дедушкой.

Жданова девятого апреля поехала в гости к приятельнице в город Омутнинск и исчезла тем же вечером. В последний раз живой ее видели на вечерней службе в храме Троицы Живоначальной на берегу Омутнинского пруда, — очень красивый храм, построенный в старых славянско-византийских традициях, белый с зеленой крышей и луковками куполов. После вечерней службы подруги тепло попрощались, и Жданова отправилась на автостанцию, чтобы уехать в Киров на попутке, которую она нашла на «Блаблакар». Больше ее не видели живой.

Конечно, начальство обрушило на Третьякова целую обойму угроз и предупреждений, стоило ему только донести до них информацию о том, кто на этот раз стал жертвой Черного Воина. Как угодно, что угодно, но чтобы не было и намека на религиозный подтекст в этих преступлениях, иначе «заманаемся пыль глотать», кричал Мануйлов по телефону. Мало того что Губаханов был, так сказать, представителем национального меньшинства, что давало основания предположить расовый подтекст. А теперь что? Убита русская женщина, верующая, да еще на пути из храма? Нет, это плохо. Лучше было бы иначе. Лучше бы ты, Третьяков, какого-нибудь еще бомжа нашел.

Третьяков слушал вполуха. Лично он не видел никакого подтекста, никакого «официального заявления» в действиях Черного Воина. Конечно, плохо, что найдена вторая женщина, но Иван подозревал, что не пол ее привлек убийцу, а скорее, тот факт, что ей нужно было добираться до Кирова, и добираться на автомобиле.

Когда изуродованное тело Ждановой было найдено в кювете неподалеку от деревни Черная Холуница, первым делом под подозрение попал водитель «Блаблакар», однако выяснилось, что Жданова от заказа отказалась. Сама отказалась, в приложении. Машина «Блаблакар» с тремя пассажирами/свидетелями отбыла из Омутнинска без нее, а на карту Ждановой вернулся аванс. Почему? Следователь, занимавшийся делом, в телефонном разговоре с Иваном предположил, что Жданова нашла другой способ попасть в Киров. Это было самым логичным, самым простым — а значит, вероятнее всего, правдой. Решила добраться до Кирова попуткой, наверняка Черный Воин предложил ей доехать бесплатно. В этом просматривался стереотип. Точно так же Черный Воин заманил Губаханова и Багаева в Саранске: предложил подвезти, якобы ему по пути. Возможно, и Жданова каким-то образом пересеклась с Черным Воином и решила сэкономить деньги — триста пятьдесят рублей. Именно поэтому она могла отказаться от заказа, таким образом определив свою трагическую судьбу.

Нашли Жданову только весной, отчего точное время смерти определить не представлялось возможности. Полную биохимию крови тоже не проводили, сделали только основные анализы. Жданова была трезва, ужинала за несколько часов до смерти — содержимое желудка успело почти до конца перевариться. Именно поэтому датой убийства было поставлено десятое апреля.

Зато локация места убийства была определена с идеальной точностью и в полном соответствии с тем, что ожидал Третьяков. Координаты банки Ципарского помещали Жданову ровно на линию между локациями убийств Шиткиной и Голованова. На двухсотом километре от каждого из них. Причиной убийства посчитали сексуальный мотив, хотя следов насилия так и не было обнаружено. С другой стороны, как и в случае с Головановым, со Ждановой была снята вся одежда. Какой еще мотив, кроме сексуального? Мало ли каких извращенцев носит земля.

Знак И-на

Знак И-на

Иван, конечно, придерживался другого мнения. Не поэтому Черный Воин раздевает жертвы. И не всех он раздевает, если на то пошло. Сказать точно, зачем именно убийце нужно оголять тела, Иван не мог, но предполагал, что делает он это для удобства доступа. Для того, чтобы было легче достать до тела. Жданову убийца ударил ножом четырнадцать раз, и каждый раз так, чтобы было много крови. Бил по артериям, по венам. Словно желал искупаться в крови жертвы.

Окончательно сомнения в связи всех этих убийств отпали, когда Третьякову принесли фотографии. Обнаженное мертвое тело Ждановой распласталось по земле лицом вверх. Истерзанный витрувианский человек Леонардо Да Винчи. На изрезанном, окровавленном теле не было живого места, однако при детальном рассмотрении Иван вдруг обнаружил нечто, заставившее его подскочить на месте. На животе Ждановой виднелась неумело сделанная, но вполне отчетливо читавшаяся надпись:

И-НА

33

Алиса стояла на ветру и смотрела вдаль. И молчала. Она не шевелилась так долго, что Иван забеспокоился, все ли с ней в порядке. Он встретил ее на выходе из главного здания Университета.

— Я понимаю, что это преждевременно, но, с другой стороны, дела действительно никак между собой не связаны, — пробормотал Иван, поднимая плечи так, чтобы спрятаться от ветра. Лицо Алисы было не то чтобы спокойным — каким-то неживым, как у поставленного на паузу робота. Она продолжала молчать, и от этого Иван испытывал непреодолимую потребность говорить. Заполнять паузу. — Мы нашли еще одно тело, и оно лежало просто идеально — именно там, с точностью до метра. Так что ни у кого нет никаких сомнений — наша теория верна. И именно поэтому дела не могут быть связаны. В убийстве вашего отца нет ни геометрии, ни географии нашего убийцы. Убийца всегда похищал людей — так и или иначе, мы не знаем, точно как, но ни разу, никогда он не убивал никого в доме. Ножевые ранения. Даты. Ваш отец не входит в серию, понимаете?

— Моего отца убил Черный Воин, — вымолвила Алиса и повернула наконец голову к Третьякову. На ней не было шапки, и длинные волосы прилипали к лицу, мешались, поднимаемые ветром. «Как же она хороша», — в который раз подумал Третьяков.

— Почему вы так уверены в этом? Нет ничего, указывающего на это, — покачал он головой.

— Нет ничего, указывающего на противоположное.

— Неправда. Я вам только что перечислил все, что указывает на противоположное. Мы вообще провели линию между убийством вашего отца и другими убийствами только потому, что в делах фигурировал флунитразепам. Больше эти дела не связывает ровным счетом ничего.

— Мы что-то упускаем, — покачала головой Алиса. — Я согласна, мои утверждения нелогичны. Не знаю, почему я так уверена в том, что Черный Воин убил моего отца. Может быть, потому, что мне хочется верить, что я на пути к его поимке. Или оттого, какой страшной смертью умер отец. Настолько страшной, что кажется, это не мог сделать человек. Только кто-то очень черный, потерявший все человеческое. Как ваш Воин. Но вы правы, связи нет. Значит, вы нашли тело. Только одно?

— Есть еще несколько возможных совпадений, но там география не так точна. Есть жертвы с ножевыми ранениями, найденные на расстоянии в триста километров, примерно, друг от друга, есть такие, что буквально в ста.

— Это не те, — тут же отмахнулась она. — Черный Воин всегда очень точен.

— Алиса, вам не холодно? Мне, к примеру, очень холодно. Просто жуть, какая мерзкая погода. Может быть, я вас до дому подброшу? У меня машина запаркована на углу…

Алиса посмотрела на Третьякова, словно пыталась на глазок определить степень его умственной неполноценности. Иван с запозданием вспомнил про ее фобию. Извинился, чертыхаясь про себя. Алиса махнула рукой, показывая, что это мелочь, ерунда. Не это важно. Спросила про найденное тело Ждановой. Иван рассказал о знаке, найденном на животе убитой. Знал, что не должен был. За разглашение материалов следствия — вплоть до увольнения. Но за годы работы он также хорошо усвоил, что действовать по инструкции и всегда следовать правилам — это путь в никуда. Без информации останешься и без связей, а огрести все равно можешь. Потому что наказывают не за что-то, а потому что это кому-нибудь нужно. Впрочем, с Алисой Морозовой он уже зашел так далеко, что лишняя пара слов ничего бы не изменила. Иван, продолжая дрожать от холода, рассказал Алисе про Губаханова и что начальство официально включило его в группу, у которой только одно задание — предотвратить убийство двадцать третьего марта.

— Теперь уже ни у кого нет никаких сомнений, что мы с вами были правы. Наши специалисты сейчас выясняют локацию, ведут переговоры с местными властями. Если мы даже не сможем найти Воина раньше дня «Х», мы поймаем его на месте.

— И что, его отпустят? — спросила Алиса.

— Кого? Убийцу? С чего бы?

— Губаханова отпустят после того, как поймают настоящего убийцу? — уточнила Алиса, и от ее взгляда Ивану стало не по себе. Все-таки как по-разному они видят мир. Третьяков хоть и не злодей, но плевать ему на судьбу Губаханова. Не то чтобы плевать, но Иван об этом не думал. Не входил Губаханов в зону его интересов. На свободе или в тюрьме Губаханова ничего хорошего не ждет.

— Только если поймают настоящего убийцу, — покачал головой Третьяков. — И то, только в случае, если будет доказано, что этот Воин убил Багаева. Я имею в виду, доказано в суде.

— Но ведь… он не убивал! — Глаза у Алисы расширились, она сделала шаг назад.

— А суд постановил, что убивал. Алиса, Губаханову мы сейчас не поможем. А вот меня окончательно заморозить можем. Да и вас. Хотя про вас у меня есть определенные сомнения. Может быть, вы работаете на квантовом топливе и вам не бывает холодно.

— Квантового топлива не существует. Если бы у нас была такая вещь, мы бы могли летать на расстояние в несколько галактик, но технически пока это просто абсурдная комбинация слов, которую может придумать какой-нибудь писатель-фантаст. — Алиса остановилась и посмотрела на откровенно смеющегося Ивана. — Шутить изволите? Ладно, езжайте.

— А вы? Пешком пойдете? По такой погоде?

— Не бывает плохой погоды, только плохая одежда.

— И отсутствие шапки, — добавил Иван, кивнув на нее.

Алиса хмыкнула.

— Я вообще-то пока что домой не собиралась, к вам просто вышла поговорить.

— Домой не собирались? — опешил Иван.

— У меня тут у друга комната в общежитии, — пространно ответила Алиса, и Иван почувствовал неудобство, словно он вошел без стука в чью-то спальню.

Алиса с вызовом смотрела на него. Иван вспомнил про ее друга Криса, с которым разговаривал, собирая сведения об Алисе. Уж не к нему ли она намылилась? А вообще, это не его дело.

— Я еще раз хочу подчеркнуть, Алиса, что без вашей помощи мы бы не вышли на след этого убийцы. Надеюсь, что и убийцу вашего отца мы тоже поймаем.

— Вы поймаете, да, — кивнула она. — Вы мне сейчас так вежливо намекнули, что наше с вами сотрудничество окончено, и я, наверное, должна отойти в сторону и больше ни во что не лезть?

— Нет, почему же! — возмутился Иван, тем сильнее, что именно это он и имел в виду. — Я просто хотел вас поблагодарить за помощь.

— Вы даже близко не подобрались к нему, — сказала Алиса, и в ее голосе зазвенел металл. — Если вы сами этого не понимаете — мне вас жаль.

— Чего я сам не понимаю? — разозлился Иван.

— Нужно больше данных. Вы нашли одно тело, а по нашим с вами подсчетам, тел должно быть одиннадцать. Понимаете? Одиннадцать. С четвертого октября по третье декабря. Вы ждете двенадцатое убийство, но что, если мы в чем-то ошиблись?

— В чем, например? Время исчезновения Ждановой говорит, что мы верно поняли последовательность.

— Простая, линейная. Один Меркурий за другим. Так, да?

— И двести километров.

— А вас не смущает, что линий — две? В какой момент и где ваш Черный Воин перешел с одной линии на другую, почему он начал укладывать свои трупы в обратном направлении? Зачем вообще он это делает? Пока вы не ответите на эти вопросы, можете тыкать пальцем в небо.

— Можем. Но это — наша лучшая попытка, Алиса. Двадцать третьего марта никто не умрет. Я вам это обещаю.

— Тогда креститесь, — сказала Алиса, разворачиваясь к ступеням Главного здания МГУ. Иван в недоумении проследил за ней взглядом. Она прихрамывала, но даже не замечала этого. Она явно была зла и раздражена. Между прочим — на него.

— Зачем креститься-то?

Алиса обернулась.

— А когда обещают — крестятся!

34

16 марта, пятница

Москва

Четкое понимание того, что нужно делать дальше, пришло к Алисе Морозовой внезапно, как по наитию. Она сидела в маленькой квартире в общежитии Главного здания, у своего друга Криса Моргана, с которым в последнее время проводила чересчур много времени. Это было неправильно, к тому же Крис мог истолковать ее присутствие неверно. Да, они вместе занимались курсовым проектом, к тому же дружили, но Крис был давно и всерьез влюблен в нее, и Алиса прекрасно знала об этом. Сама же Алиса относилась к Крису тепло и нежно и была готова ради него буквально на все — о чем неоднократно говорила ему. После того, как просила простить за то, что не любит его «в таком смысле».

Френд-зона — так френд-зона. Крис был веселым парнем, легким на подъем. Сказывался менталитет: американцы в силу воспитания умеют сдерживать свои чувства и «дружить» с девушками. Да и потом, были у Криса и другие девушки. Кроме того, он чувствовал, что не в нем тут дело. Что «в таком смысле» Алисе Морозовой вообще никто и никогда не был нужен. А раз так, надежда умирает последней. Может быть, в один прекрасный день ему удастся сложить слово «Вечность» из букв «Ш», «И» и «Ш». Она его еще полюбит, нужно только подождать, и тогда она останется с ним навсегда. А пока он не унывал и приручал Алису, как в свое время приручал Изотопа, своего большого пушистого кота породы мейн-кун. Вообще-то котам в общежитии жить не положено. За «не положено» коменданту ежемесячно лично в руки отдавалась тысяча рублей.

Изотоп Алису одобрял, любил лежать у нее на груди, принуждал ее чесать его кошачий лоб расческой-щеткой. Вот именно тогда, когда Алиса сидела на письменном столе и болтала ногами, держа на коленях Изотопа, она вдруг сказала вслух — самой себе:

— Система! Черт возьми, это же примитивный уровень.

— Что именно — примитивный уровень? — усмехнулся Крис.

— Ты понимаешь, это же все как задача, которую просто невозможно решить, пока не объединить все данные в систему. Как в школе, да, именно так. Просто нужна система из двух или даже трех уравнений. Сможем решить систему — сможем найти все ответы.

— Хорошо, — завелся Крис, убирая руки от клавиатуры. — Система уравнений. И какие у тебя есть общие неизвестные?

— Во-первых, Х12 — место следующего убийства. Во-вторых, Y12 — время.

— А я думал, что время в вашей системе задано прогрессией этого твоего Меркурия, — возразил Крис. — Зачем вычислять, если его можно подставить?

— В целом — да, особенно в случае с Y12. Это будет двадцать третье марта. Однако есть и такие убийства, в которых мы не знаем точного времени, а кое-где время вообще не соответствует. В двух случаях. У этого тоже должна быть своя причина. Если я исхожу из того, что неизвестный убийца N — один и тот же человек во всех моих уравнениях, тогда время даст возможность вычислить неизвестную Z — причину, по которой он убил моего отца и этого парня из Егорьевска… Тогда нужно именно с ними и работать. Это же элементарно, Ватсон. Нужно ехать в Егорьевск!

— Зачем в Егорьевск? И потом, кто поедет в этот твой Егорьевск? Это вообще где? У нас учеба, — принялся возражать Крис.

Алиса рассмеялась.

— Плевать мне на учебу.

— Ты не поедешь. Как ты доберешься до Егорьевска, если в метро-то еле можешь заставить себя зайти?

— Ты пойми, ведь вся эта геометрия, эти прямые линии, даты и время — все эти, так сказать, константы — они отражают некий алгоритм, который мы считаем уже решенным. Но в другой части системы — убийство в Уфе, в Нижнем Новгороде, убийство моего отца. Ни времени, ни геометрии тут нет. Но есть N, есть убийца, который называет себя Воином. И есть воин, которого убили в Великом Новгороде. Да, он воин игрушечный, фальшивый. Но воин, как ни крути. Витязь, варяг или кого там они исторически реконструировали. Разве это может быть совпадением?

— Ты слишком много думаешь об этом убийце, — покачал головой Крис. — Хочешь, я одолжу тебе кота?

Но Алиса уже подхватила пальто и выбежала в коридор. Крис бросился за ней.

— Эй, чокнутая, ты сумку забыла. Своему Третьякову побежала звонить? Он же сказал, что ты в интересах следствия снова переведена в подозреваемые!

— Это ничего, это ладно, — кивала Алиса, нажимая кнопки лифта — не останавливаясь, подряд.

— Ты нам так лифт сломаешь. С двадцатого этажа пешком я ходить не люблю еще больше, чем ты на машинах ездить, — возмутился он, схватив ее за руку.

Алиса посмотрела на Криса так, словно хотела попросить его о чем-то. Потом покачала головой.

— Ты только помни: никому ни слова. Тайна следствия.

Крис только фыркнул.

Дома Алиса достала все материалы, которые скопились у нее за это время, и принялась заново раскладывать их на полу в гостиной. По убитому Курланову у нее имелась только выписка из дела относительно проведенной экспертизы и титульный лист этой самой экспертизы. Алиса набрала номер Ивана и не заметила, что кусает губы в ожидании, пока тот ей ответит.

— Третьяков, — коротко бросил он после восьми гудков.

— Это Алиса, — пробормотала она, обескураженная сухостью его голоса. — Я вас ни от чего не отрываю?

Она всегда так спрашивала, это была формальность, дань вежливости, но в этот раз ее вежливость была использована против нее. Иван сухо ответил ей, что да, отрывает и что он перезвонит ей, когда сможет. И бросил трубку, оставив Алису хлопать ртом от изумления и негодующе дышать.

Она не знала, что в этот самый момент Иван трясся в служебной «буханке» по извилистым дорогам в Майнинском районе Ульяновской области, а местный оперативник развлекался тем, что задавал Ивану разные дурацкие вопросы, стараясь побольнее задеть московского умника. Официально они занимались тем, что пытались очертить оперативный квадрат будущего возможного убийства и просчитать пути подхода к нему. Район был, так сказать, отдаленный, но и не «глухой угол». Как раз в духе Черного Воина. В самый географический эпицентр попадала лесостепь неподалеку от маленького поселка Игнатовка, в часе с лишним езды от Ульяновска. Поселок уютный, с деревенскими домами вперемешку с трехэтажками. Есть магазин, две школы, библиотеки и даже какая-никакая больница. Однако Ивана все это, скорее, огорчало, чем радовало. Чем больше поселок, тем сложнее организовать поимку убийцы. Тем более что сама локация отступает от края поселка на семь километров в лесостепь. Просторы вокруг Игнатовки были, как говорится, бескрайние. Русь-матушка, велика ты и необозрима!

Когда Алиса позвонила Ивану, ульяновский оперативник, выделенный ему для разработки территории, как раз поинтересовался — ехидно, с поддевкой, — каким же образом их Черный Воин планирует доволочь до такой глуши свою жертву. На вертолете сбросит? Или у него трактор есть? Тут, мол, по весне по таким снегам да грязи и на тракторе, мол, сесть можно. Тут-то и позвонила Алиса.

Конечно, Иван не смог с ней поговорить. Вместо этого он открыл почту, нашел там протокол осмотра места происшествия по Голованову — тот, что с фотографиями, и показал их оперативнику. Тот долго смотрел на обнаженное, изрезанное и изуродованное тело бизнесмена, валяющееся в лесу.

— Видишь, тоже как с неба упал. До сих пор не знаем, как он его туда доволок. А другая жертва была выброшена в кювет на дороге в четырехстах километрах от Перми. Тоже просто так мимо не проедешь. Вот ты мне и скажи, как он туда попадает. А потом убеди меня в том, что он не прибудет сюда в соответствии со своим графиком двадцать третьего марта, забрав кого-то с улиц Ульяновска или даже вот этого самого поселка, Игнатовки. Может быть, бомжа, а может, и женщину — мать семейства, чью-то жену, чью-то дочь. А потом убьет и бросит — а где, я тебе прям сейчас покажу. Мы с тобой туда ножками сходим. Попробуем дойти. И там, на точке, которую я знаю с точностью до метра, ты мне скажешь, что я занимаюсь ерундой. Нет? Не можешь ты меня в этом убедить? В таком случае не трепись. — Иван выругался и замолчал.

До конца дороги ульяновский оперативник тоже молчал, хоть и сопел, и только когда они остановились на границе деревни, он посмотрел на Ивана больной побитой собакой и спросил, зачем ему это нужно. Этому Черному Воину. Иван промолчал, потому что ему нечего было сказать. Он смог перезвонить Алисе только через час, и она была уже взвинчена до предела. На белой маркерной доске были выписаны все данные по Курланову — адрес регистрации, возраст, заброшенная, но все еще активная страница в ВК, которую Алисе удалось найти только потому, что в городе Егорьевске не так уж много Константинов Курлановых. На фото профиля к закрытой странице призраком улыбался живой, худющий, длинный парень в расшитой на славянский манер рубахе. Он стоял на холме, за его спиной, как зубы, торчали из земли огромные камни, выставленные полукругом — или вроде того. «Костя Витязь» — так Курланов называл сам себя в сети. Никогда бы в жизни не нашла. «Витязь» — это в графе «фамилия», вместо Курланова. Доступа к странице у Алисы не было. Алиса почувствовала злость и отчаяние. Ничего, ей не известно ровным счетом ничего.

Разве только… попробовать… Алиса скопировала фотографию в буфер, бросила в программу обработки изображений — в ней Алиса готовила графики и диаграммы для Университета. Увеличила изображение, осмотрела. В нижнем углу стояла отметка: 12/07/2012. Алиса аж в ладоши хлопнула. Хоть что-то удалось выяснить. Затем она сохранила фотографию в своей папке и запустила на сервис «Яндекс», с помощью которого можно было найти аналогичные фотографии в Интернете. Аналогов найдено не было, зато система предположила, что на фотографии изображено нечто под названием «Ales Stenar». Алиса не успела уточнить, что это значит, когда позвонил Иван.

— Что вам нужно? — спросила она — тон и ритм в соответствии с тем, как Третьяков сам говорил с нею час назад.

— Извините, Алиса. Был занят. Готов вас выслушать, — ответил он устало, и Алиса поняла — не притворяется. Устал смертельно.

Не важно, дело есть дело.

— Вам нужно съездить в Егорьевск, Иван. Вам обязательно нужно поговорить с родителями и друзьями Курланова. Понимаете, ведь он же тоже был Воин. Может быть, в этом есть какая-то связь. Может быть, он тоже считал себя Воином Ина из клана, о котором говорил Губаханов? В любом случае это может быть связано.

— Может быть, — согласился Иван слишком легко. — Я обязательно съезжу.

— Когда? — спросила Алиса.

Иван закрыл глаза и откинулся на сиденье в пустом автобусе. Любое следственное действие теперь означало для него тряску по три часа в каждую сторону, и за последние дни он исколесил Россию так, словно это были какие-то Мытищи. Он усмехнулся про себя. Когда же, ну когда он сможет сгонять в Егорьевск? Давайте прикинем. Сейчас он в Игнатовке, у черта на куличках. Едет в Ульяновск, в управление, на совещание. Оттуда, вероятнее всего, обратно в Игнатовку или, может быть, сначала в МЧС. Все это начинало напоминать дурацкое голливудское кино. До ретроградности Меркурия осталось семь дней.

— Как только вернусь в Москву. Сразу съезжу, — пообещал он и еле удержался, чтобы не добавить: «Если понадобится». Перед операцией не стоит говорить такого, можно спугнуть удачу. Вот поймает — тогда и поговорит.

— А вы где сейчас? — спросила Алиса таким невинным тоном, что Иван зло расхохотался.

— А вы сами подумайте, вы же не глупая девушка. Где же я, где? — Алиса промолчала.

— То есть сможете поехать в Егорьевск только после…

— Точно! — кивнул он. — Только после. Сейчас нужно тут, на месте, решить море вопросов. Это такое место… Он, скорее всего, уже сделал какие-то приготовления. Тут полно подходов, дорог, дорожек и тропиночек. Не место, а сумасшествие какое-то. Ладно, простите, я с вами всегда нарушаю должностную инструкцию. Давайте я к вам заеду двадцать четвертого числа, к примеру. Вы не заняты двадцать четвертого числа?

Алиса отключила связь. Она сидела долго, не меняя позы, смотрела на экран с фотографией улыбающегося Курланова, а затем вбила в строку поиска фразу Ales Stenar. Впрочем, еще до того, как стало ясно, что именно такое этот самый Ales Stenar, Алиса уже решила, что поедет в Егорьевск сама. В понедельник Крис Морган получил от Алисы сообщение — эсэмэску, — что ее не будет на лекциях и занятиях в понедельник и, возможно, во вторник тоже, простудилась на ветру. Он ничего не заподозрил, только отписался коротко — «ок».

35

Она не собиралась никого пугать, тем более исчезать с радара или отключать телефон. Это все — эмоции и случайности, от которых никто не застрахован, стоит только выйти из дома. Уж она, как никто, понимала это. И все же ждать нельзя. Что-то подсказывало ей, хоть она и не верила в сверхъестественные силы, в интуицию, что они могут что-то упустить. Слишком глобальные выводы они сделали из недостаточного количества информации. Они не знали главного, они не знали, зачем Черный Воин убивает людей. Не зная зачем, разве можно быть уверенным в том, каков будет его следующий шаг?

Она решила ехать. Весь понедельник потратила, чтобы все продумать, написать Крису, «отмазаться» от Университета и добраться до Егорьевска. Она все продумала, насколько это было возможно в ее случае. Одна приятельница с факультета журналистики одолжила Алисе свое журналистское удостоверение. Они были не слишком похожи внешне, но Алиса знала, что люди редко смотрят на фотографии, они больше интересуются тем, что в удостоверениях написано. Большинству же вообще достаточно самого факта наличия удостоверения или даже простой готовности незнакомого человека выслушать. Осталось только придумать, как добраться до Егорьевска.

Самым простым было нанять машину, но этот вариант она отмела как невозможный. Только в крайнем случае, когда не остается никаких других вариантов. Она хорошо помнила, как это было в последний раз, по дороге к… Как все ее мышцы задеревенели от нечеловеческого напряжения, которое она даже контролировать не могла. Страх всегда заливает тебя с головой, топит в ложке воды.

Она решила ехать на поезде. Дело было даже не в статистике аварий, хотя, да, железнодорожный транспорт — самый безопасный — в сравнении с автомобилями-автобусами. Никакая статистика не сможет успокоить ее, ведь ее страх — он на бессознательном уровне, он иррационален и не связан с логикой. Нет, в поезде ей не будет легче, но поезд — самый предсказуемый, он следует по расписанию, идет по двум прямым линиям, параллельным друг другу, и это отчего-то успокаивало Алису.

Электричка была на удивление пустой, сказывалось то, что дачный сезон еще не начался, но Алиса все два с половиной часа от Казанского вокзала до Егорьевска простояла в тамбуре, прислонившись спиной к холодной железной стене с рубильником стоп-крана. На каждой остановке она жадно глотала холодный воздух, влетавший в раскрытые двери, каждый раз боролась с желанием выскочить и остаться там, на перроне неизвестной и ненужной ей остановки.

Врачи называли это фобией — от греческого слова «страх». Говорили, что это у нее последствие пережитого в детстве шока, когда она два часа просидела в искореженной машине, без возможности выйти наружу. Врачи говорили, это можно вылечить. Психотерапия творит чудеса. Но каждый новый врач, которого приводил отец, делал только хуже, и после таких «сеансов» Алиса неделями билась в кошмарах, а отец начинал еще больше пить и злиться. Однажды он даже разбил кулаком зеркало в прихожей и пообещал Алисе больше никогда и никого не водить из врачей.

Теперь, сползая по стене в холодной прокуренной пригородной электричке, Алиса начала жалеть, что отец проявлял такую чуткость по отношению к ней. Лучше бы он довел начатое до конца.

В Егорьевске Алисе потребовалось довольно существенное время — почти час в привокзальном кафе, — прежде чем у нее перестали дрожать руки и сбиваться речь. Она знала, как действовать в такой ситуации — не первый раз, как говорится. Горячий чай, глубокое дыхание, медитация, выравнивающая пульс. Несколько раз проговорить про себя скороговорки.

Если «если» перед «после», значит «после» после «если». Если «если» после «после», значит «после» перед «если». У нас ваш нож, у вас наш нож. Из кузова в кузов шла перегрузка арбузов.

Алиса отправилась по адресу, где был зарегистрирован убитый Константин Курланов. Когда нашла дом и квартиру, там никого не оказалось. На такой случай у нее не было никакого плана, поэтому она просто бродила по темнеющему кварталу, приглядывалась к людям, пила чай в маленьких кафе. Чай наливали в двойной пластиковый стаканчик, который все равно обжигал пальцы.

Через час к подъезду дома подкатила невысокая, с усталым лицом девушка с коляской. Алиса попробовала еще раз, и ей ответили, дверь открыл одутловатого вида молодой человек, который, скорее всего, спал и поэтому не открыл дверь раньше. Из-за его спины маячила та самая забитая, похожая на серую птичку девушка с младенцем на руках. Выяснилось — квартиранты. Сами-то мы не местные. Славянская семья без вредных привычек.

— Вам чего? — спросил ее молодой человек, как говорится, вместо «Здрасте».

— По этому адресу проживал и был зарегистрирован Курланов Константин Николаевич. Вы с ним были знакомы?

— Мы ничего не знаем, — ответил молодой человек с агрессией. — Мы тут только полгода живем.

— Может быть, вы знаете кого-то, кто знал Курланова? — уточнила Алиса тем же строгим голосом. — Кого-то, с кем он общался, дружил?

— А вам зачем? — спросил молодой человек, и Алиса убедилась в том, что ей не показалось. От парня пахло пивом.

— Я — журналистка, готовлю большую статью о нераскрытых преступлениях. Вот мое удостоверение. — Алиса взмахнула «корочкой» и заговорила так, чтобы звучало как можно более официально: — Работаю вместе с полицией.

— А мы-то тут при чем? Говорите с родителями.

— Телефон подскажете? — попросила Алиса.

«Птичка» оглядела Алису с подозрением.

— А вы сама не знаете?

— В деле есть только этот адрес, — оправдалась Алиса.

Парень явно устал от этого разговора.

— Они живут недалеко, но у них только мобильный телефон.

— Дайте, пожалуйста.

— Не давай, мало ли что! — прошипела «птичка» мужу в спину.

— Ну вот чего ты встреваешь! — возмутился парень. — Больше всех надо? Иди ребенка покорми!

— Да покормлю, — процедила «птичка», посмотрела на Алису с осуждением, но послушно ушла в глубь квартиры.

Парень враждебно оглядел Алису, но потом пожал плечами и продиктовал телефон.

36

Договорились на вторник с самого утра, часикам к семи. Позже Курлановы не могли, у Николая Григорьевича в девять начиналась смена, а без него Вера Ивановна встречаться не хотела. Алиса не стала настаивать. В конце концов, что ей стоит встать пораньше и уйти из дешевого гостиничного номера? Главное, чтобы с ней поговорили. Нажмешь посильнее — а они попросят удостоверение да в полицию перезвонят. Впрочем, ничего объяснять не пришлось, родители Константина Курланова на журналистское удостоверение Алисы даже не взглянули, раскрыли двери и впустили в дом. Предложили чаю. Мимо Алисиных ног как ни в чем не бывало прошествовал жирный, перекормленный кот.

Курлановы жили в частном секторе, в собственном бревенчатом домике, обложенном дорогим красным кирпичом. Жили хорошо, явно не бедствовали. В гостиной, рядом с печью, стояла большая плоская плазма, не меньше сорока дюймов. Сдача квартиры в аренду явно пошла на пользу семейному гнезду. В доме было чисто, пахло свежей едой — то ли борщом, то ли щами. На стене висел портрет Кости Курланова в черной рамке и с черной ленточкой, привязанной к уголку. На портрете Константин был молод, не больше двадцати лет. Он улыбался, был загорелым, белозубым, бесшабашным. Симпатичный парень. Алиса невольно вспомнила фотографии из дела, черную мокрую землю на сгнившем лице, черты которого уже практически нельзя было распознать. Она вспомнила его пальцы, скрюченные и задеревеневшие, эту странную кольчугу, вручную сшитые кожаные сапоги по древнерусским лекалам. Как жаль, такая бессмысленная ранняя смерть.

— Скажите, неужели есть какие-то новости? Нашли этих иродов, которые Костеньку убили? — спросила мать Курланова Вера Ивановна.

— Я ничего сказать не могу, не имею права. Тайна следствия, — покачала головой Алиса, решив вести себя больше как сотрудник полиции, нежели журналист. — Но дело не закрыто, и вот мы собираем дополнительные данные. Уточняем детали. В ваших показаниях два года назад вы говорили, что почти не общались с сыном. Это показалось мне довольно странным.

— Да нормально мы общались, — возмущенно громыхнул Николай Григорьевич, отец Курланова, краснолицый шумный мужчина с выраженной одышкой, шахтер или шофер на пенсии. — Как все общаются. Жили бы вместе, так больше бы общались.

— А почему вы не жили вместе? Откуда у вашего сына появилась собственная квартира?

— Так от бабки его, моей мамки, — нахмурился отец. Почему нахмурился — стало ясно через несколько секунд. Вера Ивановна склонила голову и вздохнула.

— Вот так делай людям хорошее. Моя свекровь-то, когда помирать собралась, предложила квартиру ее на Костика переписать. Чтобы, значит, не пропала. Ей квартиру от завода в свое время дали, муж ее давно помер. Других внуков у нее не было. Мы ей говорили, оформи на нас. А она — ни в какую. Отдам внуку, понимаешь. Ну, мы прописали Костю туда, ему тогда шестнадцать было. Приватизировали, хотели сдавать, ему же деньги откладывать. А он, как школу закончил, взял и съехал. Никого не хотел слушать. Моя, говорил, хата, и все. Уж чего там он творил — одному богу ведомо. А все это на совести свекрови-покойницы.

— Она из-за тебя не стала на нас оформлять, — пробормотал тихо отец.

Вера Ивановна всплеснула руками.

— Ой, можно подумать, я бы у тебя квартиру увела! — И повернулась к Алисе. — Свекровь меня не любила, все боялась, что я сыночка ее обдеру как липку. А чего у него брать-то? Ой, люди жадные!

— А ты сама не жадная?

Алиса поняла, что так и до драки недолго. Впрочем, милые бранятся — только тешатся.

— Значит, после школы Константин жил один? На какие средства? Вы ему помогали?

— Мы-то? — фыркнул отец. — Да мы с ним даже не разговаривали.

— Ты не разговаривал. За меня не говори.

— Бегала к нему, судки таскала с котлетами.

— Мальчик школу закончил, одиннадцать классов, между прочим, — вставила Вера Ивановна с таким видом, словно получение полного среднего образования было чем-то из ряда вон. Отец фыркнул.

— И чего? Ну скажи, чего оно ему дало? Этот его аттестат? Лучше бы к нам пошел на предприятие.

— Ай, не начинай, — отмахнулась Вера Ивановна. — Он мальчик был умный, начитанный. Историей увлекался, по миру ездил, людей видел.

— Умный, да. Дурь это, а не ум, ряженым по полям бегать. И через это к нему ведь смерть пришла! Работал бы на предприятии, женился бы, как все. Сейчас у нас бы внуки были. Чего ему эти истории дали-то?

— По миру ездил — это вы про поездку в Швецию в двенадцатом году? — спросила Алиса, и мать закивала.

— Ну да, на Балтику поперся. Место силы, черт его побери. Чем голова только была набита!

— Он один туда ездил или с кем-то? — уточнила Алиса, замирая от того, как близко все это было к тому, что она предполагала. — Что он вам про эту поездку рассказывал?

— Да что рассказывал? Они же дурью маялись, на деревянных мечах во дворе бились с пацанами, — ответил отец.

— А лучше бы они курили и пили, да? — раскраснелась мать. Демонстративно повернулась к Алисе. — Он мечтал, все мечтал к этим камням попасть. Не помню только, как назывались камни.

— Ales Stenar? — уточнила Алиса, но Вера Ивановна посмотрела на нее растерянно. Алиса пояснила: — Ales Stenar — древний каменный монумент, считается одним из самых загадочных исторических памятников Швеции, ряд огромных камней в форме древнего корабля. Предположительно, камни установлены еще в бронзовом веке викингами, однако, как и в случае со Стоунхенджем, неясно, как и зачем это было сделано. Для многих паломников это место обладает скрытой, даже магической силой. Раскопки привели к выводу, что это было, вероятнее всего, место ритуального захоронения. Однако этот факт не мешает, а многим даже помогает верить в невероятную силу этого места. Ваш сын ездил туда, на его странице в соцсети до сих пор можно найти его фотографию на фоне Балтийского моря.

— Да, вот туда он и хотел. И исполнил свою мечту. Все говорил, что там древняя сила содержится. Я не одобряла, конечно.

— Почему — конечно? — удивилась Алиса.

— Мы же православные, понимаете, — мать покосилась на угол с иконами и лампадой. — А Костя — он, получается, все какую-то языческую силу хотел найти. Только это же какая сила? Это ж зло, чистое зло. Колдовство, ворожба. Может, до него это самое зло и добралось, прости, господи, — Вера Ивановна перекрестилась. — Но вы не подумайте, мы молебен заказали за упокой, и вообще — за его душу до сих пор молятся. Он же мальчик чистый был, невинный. Только увлекался, натура такая.

— Да дурью он маялся. И ты, Вера, тоже ерунду болтаешь. Его ж не камни убили, Вера, — развел руками Николай Григорьевич. — Что ты все мистику приплетаешь! Его человек убил. Задушил нашего мальчика. — Его голос зазвучал сдавленно. Отец развернулся и вышел из комнаты.

— А он один ездил в Швецию или с кем-то? Может, с девушкой? — спросила Алиса, преодолевая неудобство. Все-таки какая противная работа у полиции.

— Костя с другом ездил. У него много друзей было, они все вместе ездили на такие вот вещи. Фестивали, ярмарки, драки эти исторические.

— А как друга звали, не вспомните?

— Как же его… Он говорил мне. Впрочем, нет, не вспомню сейчас… Он про многих говорил. Один вот — так жил в Новгороде, только не в Нижнем, а в Великом. Кажется, с ним в Швецию они и ездили.

— Там, где Костя погиб?

— Да! — воскликнула мать с удивлением, но тут же потухла. — Только это ничего не значит. Да не найдут его, убийцу этого. Столько времени уже прошло, как найти. А я ведь каждый день о Костеньке думаю, вы понимаете? Вы об этом напишите, обязательно. Нет ничего хуже, чем потерять ребенка. Никому не дай бог такое пережить. Я ведь как подумаю, что могла сейчас с внуками нянчиться… — Она замолчала, пытаясь сглотнуть слезы.

Алиса не мешала, молчала. Что можно ответить человеку, потерявшему единственного сына, пусть даже такого, с которым не была особенно близка. У детей и родителей близость другая, на крови, ее не нужно поддерживать разговорами да общими интересами. Кровная связь — она навсегда.

Николай Григорьевич ушел на смену, а Алиса осталась, просидела у Курлановых еще пару часов, за чаем пересмотрела все, что осталось у родителей от единственного сына. Школьные дневники с четверками и троечками, фотографии с рождения и до окончания школы — их было много, они были типичные, такие же точно, как у всех. Постановочные — из садика, где маленький Костя расставлял стульчики, а девочка из его группы накрывала на стол. С утренников — Костя был медведем, зайчиком отказывался. Вплоть до крика-плача. Только медведем. В школе был неуклюжим, рос неравномерно, как это часто бывает. К десятому вымахал, за лето прирос на целую голову и стал похожим на карандашик. Фотографий постарше почти не было. За столом на Новый год, лица почти не видно, так как прямо перед ним стояла ваза с цветами. С девушкой в парке. Оказалось, просто дочка знакомых. Ничего такого.

— А фотографий из его клуба исторической реконструкции нет? — спросила Алиса с надеждой. Того, что ей было нужно, в семейных альбомах не имелось. Мать покачала головой.

— Буду я всякие языческие фотографии хранить! Да и не приносил он их мне. Сегодня никто альбомов уже не делает. Он мне все в телефонах показывал, на экранах. В костюмах этих ужасных. Варвары — они и есть варвары, хоть викинги, хоть варяги эти и витязи-рюрики. — И Вера Ивановна глянула в угол, под потолок, пожелав убедиться, что огонек в лампадке под иконой горит нормально.

Неведомый друг из Великого Новгорода. Алиса Морозова пересмотрела все материалы дела Курланова, но ничего интересного не нашла. Если этот друг и был, его даже не опрашивали, когда нашли тело Константина. Неведомый друг. Скрылся? В наше время не так уж много остается неведомым. Если бы страница «ВКонтакте» покойного Константина Курланова не была закрытой, Алиса просто просмотрела бы список его друзей. Но имелись и другие способы. Всегда есть другие способы, уж это Алиса прекрасно знала.

Она зашла на сайт фестиваля исторической реконструкции и подгрузила списки участников «съезда дружин» две тысячи четырнадцатого года. Фамилии и инициалы. Уже что-то. Списки были неполными, к тому же на фестиваль можно было приехать без заявки, просто так — купить билет на входе. Но Алиса была уверена, что Неведомый Друг в списках будет. Это ведь не просто случайный гость, это активный член исторической тусовки, постоянный участник множества мероприятий. И живет он в Новгороде.

Алиса методично сличила списки «дружины» с данными людей, живущих в Великом Новгороде, фамилию за фамилией. Она использовала открытые базы и социальные сети — все, Фейсбук, ВКонтакте, даже Одноклассников. Эта работа заняла почти два часа, и официанты в ресторане уже косились на девушку. Чтобы отстали, Алиса заказала еще какой-то еды, но даже не заметила, когда ее принесли. Она выписывала фамилии, выписывала инициалы. Совпадения были, но каждый раз оказывались случайными. На всякий случай Алиса включила в анализ списки предыдущих лет. В конечном счете, совпали только три фамилии.

Горохов А. А.

Иванцова Ю. Г.

Сулин О. Д.

Все три фамилии имелись в списках, все три человека жили в Великом Новгороде. Иванцову Алиса отбросила. Определенно, женщина не могла быть Черным Воином. Горохов А. А. тоже отпал. Совпадение должно было быть случайным. Горохову А. А. из Великого Новгорода было сорок шесть лет. Других данных в открытой базе не оказалось, но и этого было достаточно, чтобы Алиса предположила, что двадцатидевятилетний Курланов вряд ли так близко дружил с сорокашестилетним мужчиной. И даже если дружил — Черному Воину на вид давали не больше тридцати, стало быть, Горохов не мог быть Черным Воином.

Оставался Сулин О. Д., и с ним пришлось повозиться. Дело в том, что его никак не удавалось найти нигде, кроме этой самой открытой базы, а в ней тех самых данных — кот наплакал. Год и день рождения — на этом все. Платные базы обещали в разы больше, но на деле обернулись пустышкой — на Алисины запросы просто никто не отвечал, а платить по неведомым ссылкам она не стала.

Тогда Алиса снова «нырнула» в сети. Наспех переписала свой персональный аккаунт так, чтобы выглядеть, как некто, увлеченный историей Древней Руси. Дальше Алиса заходила на страницы всех, кого нашла в списках «дружины», и отправляла им запросы, добавляясь в друзья. Инфильтрация, так сказать. Военная хитрость. Что интересно, люди либо не читали запросы на добавления в друзья вообще, либо отвечали на них довольно быстро. Уже через полчаса Алису добавили в друзья несколько человек и даже написали ей что-то о предстоящем выезде в Данию, на случай, если она захочет поехать. Как только они добавили Алису в друзья, их список друзей тоже автоматически раскрылся, и Алиса принялась копаться в аккаунтах, выискивая Сулина и обращая особое внимание на всех, чье имя начинается на «О».

Так Алиса наткнулась на некоего «Олега» с фамилией «Олег». На аватарке мужчина в костюме древнерусского воина и в шлеме, закрывающем половину лица. Нормальной фамилии не было, да и страница была заброшенной, именно поэтому Алиса и не нашла ее по базовому поиску. Алиса прошла бы дальше, если бы случайно не увидела одну фотографию.

Точно такая же фотография Ales Stenar, даже снятая с той же точки и в тот же день. Внизу, в уголке, стояла дата. Фотографировал, вероятнее всего, еще живой Константин Курланов. Наверное, просто никого не нашлось рядом, чтобы попросить сфотографировать их вместе, так что каждый сфотографировал другого. Круг замкнулся. «Олег-Олег», чуть за тридцать, участник множества фестивалей, если судить по количеству батальных кадров. Какие-то горшки собственного изготовления, амулеты, фотографии гор и закатов. Улыбающиеся лица участников фестивалей. Люди в костюмах у костра. Последняя фотография — прошлогодняя. Кузнец с сосредоточенным видом выковывает что-то на виду у зевак. Шатры с едой, бублики, как гирлянды на новогодней елке. Олег Сулин был приятным мужчиной, из тех, чье лицо ни за что не запомнишь, настолько оно типичное. К тому же выглядел он моложе своих лет. Цвет глаз — мед. Роста среднего, но не низкого. Мог ли он быть Черным Воином? Может быть, именно сейчас именно Олег Сулин готовится к очередному убийству. Нужно сообщить Третьякову. Алиса отложила телефон и попыталась унять дрожь в руках.

Сообщить о чем? Что некто Сулин ездил с Курлановым в Швецию в две тысячи двенадцатом году, за два года до убийства. И что? Нет, этого определенно мало. И вообще, что, если это не он?

Алиса пролистала еще с десяток фотографий и остановилась на одной, где Олег Сулин стоял на ступеньках школы рядом с классом, на табличке которого было указано «9 А». Линейка первого сентября. Алиса закачала фотографию с детьми на фоне серого двухэтажного здания и через секунду получила совпадение.

Средняя школа № 25, Великий Новгород.

Это может быть Черный Воин. Это может быть не он. Есть только один способ проверить. Нужно ехать в Великий Новгород. Нужно ехать прямо сейчас.

37

Для Алисы это — как прыгать с парашютом во второй раз. Не то чтобы она прыгала с парашютом, просто посмотрела в свое время документальный фильм, где простые люди прыгали — нет, бросались в бездну, крича от страха и восторга. В первый раз — больше от восторга, потому что не знаешь, с чем столкнешься. Во второй — если ты, конечно, не прирожденный парашютист — ты уже представляешь, как будешь болтаться на стропах и знать, что от тебя ничего не зависит. И даже если тебе удалось выкинуть себя в бескрайнюю пустоту небес, каждую секунду ты будешь ощущать себя приговоренным к смерти младенцем из Спарты.

Говорят, третий раз — главный. Кто дошел до третьего прыжка в бездну, полюбит ее и будет хранить ей верность. Сколько раз за последние дни сможет Алиса зайти в недра железной коробки, несущейся вперед с сумасшедшей скоростью? В ее памяти еще были свежи воспоминания вчерашнего дня, то, как она сходила с ума в тамбуре электрички, несущейся из Москвы в Егорьевск. И что теперь? До Москвы — в полуобмороке, а потом что?

Не спавшую всю прошлую ночь Алису шатало от усталости, но больше от паники. Еще до того, как пришел поезд, какая-то женщина, увидев скрючившуюся Алису на платформе, спросила, все ли с нею в порядке. Алиса вздрогнула, посмотрела на женщину, как на призрак. Целый город призраков. Она вдруг вспомнила, как в «Матрице» Нео застрял в поезде, который никуда не шел, оказался запертым во временной и пространственной петле. Куда бы Нео ни побежал, какие бы двери ни открыл, он снова и снова оказывался на той же самой платформе, перед тем же самым поездом. Егорьевск. Кругом Егорьевск. Алиса стала считать до ста — сначала подряд, затем только четные числа, затем нечетные. Затем только простые, пытаясь привести мысли в порядок. Два, три, пять, семь, одиннадцать.

Когда она попала в Москву — руки, липкие от пота, темно-синее пальто расстегнуто — казалось жарко, хотя на улице было темно, промозгло и холодно. Тринадцать, семнадцать, девятнадцать, двадцать три. «Марток — надевай семь порток». Шарф болтался на шее незавязанным. Поток пассажиров обтекал Алису, ругаясь и матерясь. Двадцать девять, тридцать один, тридцать семь. От Москвы до Великого Новгорода — больше восьми часов. Считай, вся ночь. Пятьдесят девять, шестьдесят один, шестьдесят семь.

На ватных ногах зашла внутрь Курского вокзала и вдруг увидела себя в стекле вокзальных дверей, ужаснулась. Она никогда так не выглядела. Волосы сбились и спутались, шарф почти упал, на синей материи пальто красовались брызги грязи.

— Вот черт! — выругалась она и пошла, шатаясь, искать туалет. Долго чистилась и умывалась, хотя ощущение грязи с рук никуда не уходило. Отчаянно хотелось домой. В конце концов, зачем ей все это? Нужно ли? Почему бы просто не позвонить Третьякову и не переложить весь этот груз, всю эту грязь на его плечи? Олег Сулин и его медовые улыбающиеся глаза. Может быть, он уже на пути в Ульяновск?

Приведя себя в порядок, Алиса нырнула в недра своей большой кожаной сумки в поисках телефона, на который она закачала электронный билет на поезд. Перерыла там все, но обнаружила, что телефон-то пропал, что его нет. Перерыла всю сумку еще раз, все карманы дважды, трижды. Нет, нету. Оставила его небось в электричке, а может, украли. Она была в таком состоянии, что даже не заметила бы. И что же теперь делать?

Это знак. Не нужно ехать.

Алиса решительно стряхнула с пальто последние капли воды, вымыла руки, вытерла их туалетной бумагой, которая висела тут рулонами вместо бумажных полотенец. Направилась в кассу. Оказалось, для того чтобы сесть на поезд, достаточно только иметь паспорт. Последняя надежда рухнула. Тоненькая такая, гнилая мысль о том, что, может быть, она просто не сможет уехать.

Третий раз — самый важный. Кто сможет в третий раз ступить в пустоту, обретет истину. Окончательно Алису Морозову накрыло уже в поезде, и только после того, как за нею мягко захлопнулись двери. Она выкупила для себя целое СВ, но когда поезд мягко дернул вперед и Алиса вдруг увидела, с какой ужасающей скоростью начинают пролетать мимо нее в окне дома и пейзажи, она сбросила пальто и шарф на соседнее сиденье и выбежала в тамбур. Жар не уходил. Семьдесят один, семьдесят три, семьдесят девять, восемьдесят один. Нет, восемьдесят один имеет делители. Восемьдесят три. Это как с аллергией, с нею можно справиться, если выпить таблетку и отойти подальше от аллергена. У нее же начинался анафилактический шок.

Мысли путались, сердце заходилось так, словно случился инфаркт. Перед глазами повис туман. Сайлент Хилл. Фильм ужасов. Тьма за окном. Мгла, поглотившая воздух. Воздуха решительно не хватало. Он оставался снаружи, не проходил внутрь. Сто один. Сто семь. Нет, сначала сто три. Или я уже говорила? Алиса потеряла счет времени, она летела по спирали вниз, вниз, в черноту. Скрючилась, села на пол в тамбуре, опустила голову, положила ладони на затылок и замерла. Накатило. Лихорадка Эбола. Когда доедут, ее вынесут на перрон, приведут в чувство. Подумают, что пьяная, что допилась, шалава. А с виду приличная.

— Что с вами? — услышала она чьи-то слова, но поначалу даже не обратила на них внимания. Приняла за галлюцинацию. Мужской голос звучал, словно кто-то говорил сквозь толстый слой ваты.

Но голос не отставал, вопрос повторился, только громче:

— Что с вами, девушка?

Алиса дернулась, но ответить не получилось. Вообще пошевелиться не получилось. Какое ему дело, пусть себе идет, в поезде полно других тамбуров. Пошел к черту. Алиса приоткрыла глаза, взгляд уперся в заплеванный пол, в ее собственные грязные сапоги. Следующее число никак не вспоминалось. Она вдруг представила себя, стоящую на железнодорожных путях, на шпалах, а блестящие серебряные рельсы, две бесконечно параллельные прямые летят в обе стороны бесконечности.

И прямо из бесконечности на нее, на Алису, летит поезд. Серый, с красными линиями, похожий на акулу поезд беззвучно летит на нее, а мир вокруг отступает, уменьшаясь в фокусе. Только она и поезд. Крик застрял в горле, и она знала: не спастись, не уйти, не сделать шаг в сторону, не выбраться, не освободиться. И, кажется, она почти потеряла сознание, когда чья-то рука прикоснулась к ее плечу.

— Попробуйте вдохнуть! — Это был тот самый случайный прохожий. Он присел на корточки рядом с нею.

Алиса вздрогнула, когда он заглянул ей в лицо, пытаясь поймать ее взгляд. Наваждение немного рассеялось. Перед ней сидел обеспокоенный мужчина дачного вида, лет тридцати. Может быть, даже ровесник Третьякова, но куда более современный, в мешковатом свитере, с растрепанными каштановыми волосами. Красивые глаза. Его рюкзак на полу, он его бросил туда.

— Попробуйте вдохнуть, — повторил он, без лишних вопросов разобравшись, что происходит. — Боитесь ездить?

Алиса кивнула. Мужчина ободряюще улыбнулся. Улыбка была солнечная, и Алиса подумала — вот ведь. Вот ведь! Попробовала сделать вдох — получилось плохо, воздух застревал где-то, словно перед ее легкими кто-то поставил поролоновый фильтр.

— Так, подождите, — озабоченно покачал головой он, засуетился, принялся копаться в лежащем на полу рюкзаке. Извлек оттуда бумажный пакет с каким-то сэндвичем, вынул бутерброд, положил его на рюкзак. Поднес бумажный пакет к Алисиному лицу. Она вытаращилась на него в непонимании.

— Не бойтесь и дышите в пакет. Только неглубоко, короткий вдох, короткий выдох. Я извиняюсь за запах. — Голос у мужчины оказался неожиданно твердый, властный и уверенный, какой бывает у опытных преподавателей с большим стажем. Алиса почувствовала, как пахнущий рыбой пакет прикасается к ее лицу. Затем она услышала звук своего дыхания внутри пакета. Выдох, вдох. Выдох, вдох. Сначала рваный, неритмичный, затем глубже, спокойнее. Дышала, как перепуганные герои в кино. Где-то через минуту Алиса подумала: «Интересно, с чем бутерброд? С какой-такой рыбой? С тунцом?» Еще через минуту она отстранилась и мягко отодвинула пакет.

— Скажите мне что-нибудь, — попросил он, одновременно прощупывая Алисин пульс на запястье. Рука была теплой, шершавой, мозолистой.

Алиса попыталась сформулировать какую-то мысль. Хотя бы какое-то слово. Наконец ей это удалось.

— Сто девять.

— Что просил — то и получил, — рассмеялся он, и его глаза заискрились. — Сто девять — чего?

Алиса только махнула рукой и робко улыбнулась ему в ответ.

— Когда со мной такое случается, я считаю.

— Считаете до ста девяти?

— Считаю простыми числами. Не важно. Иногда помогает. Но не сегодня. Видите, в этот раз не сработало. Я плохо переношу транспорт.

— Это я заметил, — усмехнулся парень. — Мне показалось, что вы сейчас сквозь пол попробуете пробиться.

— Я была крайне близка к этому, но, что радует, не думаю, что у меня это получилось бы. Полы тут крепкие.

— Все, что угодно, можно проломить, если приложить нужное усилие. А какое число идет после ста девяти?

— Сто тринадцать. Вас как зовут? — спросила Алиса.

Мужчина замолчал и посмотрел на Алису намного внимательнее, с легкой, многозначительной улыбкой. Потом тряхнул нестрижеными волосами.

— Игорь. А вас? Не подумайте ничего плохого, я просто знаю, что при панических атаках лучше всего разговаривать с кем-то. Почему бы вам не поговорить со мной? Все лучше, чем считать простые числа.

— Я — Алиса, — ответила она и почувствовала, как поезд начинает притормаживать. Невольно она снова сжалась и закрыла глаза, но Игорь взял ее руки — обе ее ладони, — сжал их и посмотрел ей в глаза.

— Нет, — произнес он твердо, и Алиса вдруг успокоилась. — Нет, Алиса. Хорошо? Смотрите на меня. Я знаю, что лицо у меня — так себе, а глаза красивые. Они у меня — все, что дал мне отец. Больше ничего, только глаза, но зато такие — нечеловечески красивые.

— Какое поразительное самомнение! — рассмеялась вдруг Алиса.

— Это не самомнение, это факт, проверенный годами. А что, вы категорически не согласны? Что скажете? Красивые у меня глаза или нет? Что молчите? Хотите разбить мне сердце? И улыбка у вас хорошая.

— А бывают плохие улыбки? — удивилась Алиса.

Игорь кивнул.

— Конечно, бывают. У вас вот такая… нерастраченная. Сегодня улыбка везде бесплатно, как приложение к котлете. А вы улыбки экономите, и это хорошо.

Глаза у Игоря были большие и зеленые. Красивые, еще какие красивые — Алиса заметила это сразу, даже сквозь паническую атаку.

— Ладно, не нравятся вам мои глаза, расскажите тогда хотя бы, куда вы едете, девушка Алиса. Что заставило вас сесть в этот поезд? Никогда не видели города на Волхове?

— Нет, не видела, — кивнула она. — Я вообще почти никогда нигде не была. Сами понимаете, я не самый большой поклонник путешествий.

— Великий Новгород, интересный выбор начинающего путешественника с фобией, — пробормотал он, продолжая улыбаться и смотреть прямо на Алису. — Вас там хоть встретят? У вас там друзья?

— Я… по делам еду, мне там нужно только выяснить кое-что. А завтра же обратно, — помрачнела Алиса.

— Ха! — Улыбка сошла и с лица Игоря. Он склонил голову, и непослушная челка упала ему на глаза. — Еще один поезд? Не самая лучшая идея, как мне кажется. Да и Новгород сто́ит того, чтобы в нем задержаться подольше.

— Вы за меня не беспокойтесь. У меня это с детства. Я справлюсь.

— Фобия с детства. Как интересно. Расскажите! Только давайте отведем вас в вагон, там теплее.

— Нет, я не хочу, — замотала головой Алиса, но Игорь сжал ее плечо.

— Я буду там с тобой, так что ни о чем не волнуйся. Пока я с тобой, ничего не случится. Это точно. Я знаю, мне можно верить.

— Почему? — спросила Алиса, но паника отступила. Она даже заметила, как непроизвольно и легко они перешли на «ты».

38

Он не спросил, почему Алиса хромает — хотя она и ожидала этого вопроса. Они вместе перешли в вагон, Игорь продолжал поддерживать Алису под локоть, словно понимая: оборвет физический контакт — и все может начаться заново. Алиса не возражала, напротив, впервые в жизни — без преувеличения — она хотела, чтобы к ней прикасались. Дверь в СВ была открыта, там, на полу, валялось Алисино пальто. Она бросилась его поднимать, а Игорь осмотрел СВ и присвистнул.

— Ты тут одна едешь? Ничего себе? Хорошая работа, СВ оплачивают.

— Да уж, работа так себе, — ухмыльнулась Алиса, а Игорь бросил рюкзак на свободную лавку, положил сэндвич на стол, а сам уселся рядом с Алисой, склонил голову, разглядывая ее, как музейный экспонат. Зеленые глаза блеснули.

— Ну, рассказывай.

— Я не знаю, что рассказывать, — растерялась Алиса. — Я никогда об этом никому не рассказывала. Кроме каких-то идиотских психотерапевтов, к которым меня таскал папа.

— К черту психотерапевтов, — махнул рукой Игорь. — Я в них тоже не верю. Они слишком узко смотрят на вещи, а я — твой случайный попутчик, и мы в поезде, из которого оба скоро выйдем и никогда больше не увидимся. А это, как известно, надежнее, чем исповедь в церкви. Скажи, когда это началось и почему? Есть какая-то причина — или ты просто так сходишь с ума, на ровном месте?

— Нет, я, как ты изволишь выражаться, схожу с ума на очень неровном месте. Врачи сказали, что у меня такая тяжелая и затяжная форма посттравматического синдрома. Только это все — чушь. Я… мне было шесть лет. То есть не было еще шести, но буквально за месяц. Короче, совсем маленькой я в аварию попала. — Алиса даже не ожидала, но говорить ей было легко.

— В какую аварию? — уточнил он.

— В автомобильную аварию. Папа вылетел из машины, потерял сознание, сломал ногу и руку. Мама тогда погибла, а я… я тоже пострадала.

— Пострадали. Как вы пострадали?

— Меня зажало в машине. Ее очень сильно перекорежило от удара. Мама сидела впереди в отцовской «БМВ», но оказалось, что там не было подушки безопасности, машина была уже битая, понимаешь, подушки уже отработали, и обратно их не поставили. Удар пришелся прямо по ее двери. Она погибла мгновенно, так и осталась в кресле, а папа вылетел через окно, потому что был не пристегнут. В общем, Новый год для меня теперь, сам понимаешь, не слишком похож на праздник.

— Значит, ты росла без матери? — нахмурился незнакомец. — Я просто… я сам рос без отца.

— Сочувствую, — пробормотала Алиса.

— Нет, там другая история. Мой отец… там были свои аргументы. Ладно, не важно. А ты? Что случилось с тобой в тот день?

— Я сидела прямо за мамой. Мне тоже досталось, много костей переломало, кровь сильно текла, было больно, а потом нет, не больно, только холодно и очень страшно. Был канун Нового года, далекий пригород, так что «Скорая» ехала очень долго.

— Очень — это сколько? Ты, должно быть, очень много крови потеряла.

— Я не знаю. Я просидела в машине… совсем не представляю, сколько. Для меня тогда время вообще остановилось. Все говорят, что я не должна, не могу помнить, а я помню. Лес помню, и холод помню, и тишину. Особенно тишину. Такая была тишина, словно я в параллельный мир попала. И все вокруг вроде так же, как и до этого, только никого нет. Ты — один. И мир вокруг такой — мертвый, одна видимость. Ни шелеста ветерка, ни звука, ни даже движения атомов. Другой мир, совсем не такой, как наш.

— Я знаю, — кивнул Игорь, будто на полном серьезе. — Нет, правда, я знаю. Я сам был там. То есть… в таком же состоянии. Когда потерял мать.

— Ты и мать потерял тоже? — переспросила Алиса.

— Я потерял только мать. Отец… считай, его никогда и не было. Да не нужно смотреть на меня, как на потерявшуюся собаку. Это было уже давно и неправда.

— Разве время важно? Это никогда не проходит. И это не просто ощущение, понимаешь. Это так и было. Я помню это совершенно отчетливо, это не просто какое-то случайное наваждение или галлюцинация. Реальность. И это никуда не ушло с годами. На самом деле я до сих пор чувствую себя чужой — всегда, в любой момент времени, днем и ночью, сплю я или бодрствую. Словно я так и осталась на той дороге, и если я вдруг неосторожно моргну, то снова окажусь в той искореженной машине. Время не лечит, потому что, знаешь… иногда мне кажется, что я должна была погибнуть тогда. Что-то просто помешало им со мной разделаться.

— Может быть. Очень может быть, — посерьезнел парень, а его искристые зеленые глаза потемнели от беспокойства. — Только ты ошибаешься. Ты не погибла в тот день, потому что ты с ними справилась. Это ты им помешала. Ты сама.

— Почему ты так уверен? — удивилась Алиса.

— Потому что я знаю.

— Что ты знаешь?! — возмутилась Алиса.

— Такие вещи не происходят просто так. Никто не может заглянуть за край этого мира и остаться прежним. Ты права, это реально случилось. Иногда тонкая материя нашего мира рвется. Когда, к примеру, человек оказывается на краю. Особенно ребенок. Ты заглянула туда, за предел, и обнаружила, что за краем есть и другие миры, не предназначенные для человеческого глаза. Странные и страшные, в которых законы нашего мира не работают и все искажается. Неудивительно, что ты панически боишься снова перейти туда, за грань. Это как упасть под воду. Если удается выжить — а поверь мне, это мало кому удается, — после этого человек становится совсем другим. Ты другая, понимаешь?

— Никакая я не другая. Это просто фобия.

— Конечно, фобия. Такое удобное слово, за которым, собственно, ничего не стоит. Я бы назвал это деформацией. Своего рода афганский синдром, который преследует тебя всю жизнь, потому что война навсегда остается с тобой. Некоторых такой опыт ломает навсегда, но не тебя. Ты же — вот, сидишь в поезде, едешь в Чудово. Стоишь на грани, хоть тебе и страшно до смерти. Ты ведь прекрасно знаешь, что может скрываться за пределами тишины, — сказал Игорь. По выразительному его лицу пробежала тень.

— Я не уверена даже, что понимаю тебя! То, что ты говоришь, какая-то бессмыслица, но почему это не кажется мне полным бредом?

— Интересное чувство, не так ли? — глубокомысленно кивнул он.

— Ты говоришь так, словно моя авария случилась не просто так. Словно это все было частью какого-то плана, — возмущалась Алиса.

— Что ты такое говоришь, эй? — вытаращился на нее он. — Конечно, ничто не случается просто так, и ты сама это прекрасно знаешь.

— Ничего я не знаю, — внезапно разозлилась она. — Я не верю в концепцию предназначения. Все это — такая удобная сказка, которую люди рассказывают себе, чтобы пережить полную бессмысленность своего существования.

— Ничего себе! — изумленно замотал головой Игорь, и его зеленые глаза блеснули. — «Концепция предназначения». Еще одно красивое, научное и, главное, совершенно бессмысленное словосочетание. Сколько их у тебя? Надо же, сколько в тебе накопилось отчаяния и тьмы. Ничего, это все от того, что ты была вынуждена биться в одиночку.

Алиса чуть не задохнулась от услышанного. Она никогда не думала об этом, но ведь действительно, он подобрал совершенно правильные слова. Такая в ней тьма и отчаяние, и так было всю ее жизнь. Алиса бежала от нее, но иногда — как сегодня — тьма заполняла ее, заливалась в глаза, нос и рот, не давала дышать.

— Значит, ты считаешь, что у всего на свете есть цель? — спросила она с вызовом.

Игорь покачал головой.

— Я не считаю так и даже не верю в это, Алиса. Я это точно знаю. У всего на свете есть своя цель. Точка. Конец дискуссии. Только, кстати, нужно иметь в виду, что цель эта далеко не всегда благая. Но она всегда есть.

— И в чем тогда твоя цель? — сощурилась Алиса.

— Моя? — Игорь задумался. — Ну, я-то малая сошка, простой инженер.

— Ты инженер? — чуть не рассмеялась Алиса. — Да не может быть!

— Не похож? Интересно, как должен выглядеть инженер, по-твоему? В сером костюме и очках? Подожди, подожди. Вот ты, к примеру, похожа на искусствоведа.

— Почему на искусствоведа? — опешила Алиса.

— Ну, не знаю… серьезная такая, вся подтянутая, пальто, шарфик — все такое формальное и защитное, как броня. Да и вообще все в тебе такое — ты выглядишь так, словно собираешься вести экскурсию. «Уважаемые экскурсанты, посмотрите направо, — он удивительно смешно спародировал Алисин голос. — Перед вами уникальный образчик культуры и искусства восьмого века нашей эры. Обратите внимание, с каким умением исполнен орнамент».

— Да ну тебя! — расхохоталась Алиса.

— Нет? Не угадал? И кто же ты? Чем занимаешься помимо езды в поездах?

— Я — математик, — усмехнулась Алиса.

Игорь поднял ладони к небу.

— Ха! Математик? И тебя удивляет, что я — инженер?

— Если откровенно, меня в тебе удивляет абсолютно все, — хмыкнула она.

— Это потому, что я удивительный, — кивнул он, смешно причмокивая.

— Так какая у инженера цель? — не отступала Алиса.

— Инженер — он всегда что-то создает. Мы ведь практики. Я вот хочу построить что-то, что не развалится под давлением времени. Что-то, что простоит тысячу лет, — ответил он, снова, в который уже раз, заставив Алису изумленно замолчать.

— Тебе никто не говорил, что ты странный? — спросила она после длинной паузы.

Игорь ничего не ответил, только продолжал улыбаться незаметной улыбкой Джоконды. Потом он заглянул ей в глаза и многозначительно склонил голову.

— Можно вопрос?

— Ох, давай, — кивнула она.

— Скажи, а если я возьму свой сэндвич с этого грязного стола и съем его, твое мнение обо мне упадет до нуля?

Алиса расхохоталась от души.

— Чего угодно я ожидала, но только не этого. Знаешь, ведь там, на столе, могут быть бактерии.

— Могут, — с готовностью согласился он и потянулся к столу.

— Это может быть опасно. И омерзительно.

— Совершенно омерзительно, — кивнул он, забирая сэндвич.

— Между прочим, я ничего не ела с самого утра. Нет, вру. С обеда. Хотя нет, там я ничего так и не съела.

— Врать нехорошо, — хмыкнул Игорь и аккуратно разломил сэндвич на две половинки. — Держи.

— Благодарю. — Она церемонно склонила голову, принимая половинку сэндвича, а потом жадно, как дикарь, впилась в нее зубами.

Игорь некоторое время с улыбкой смотрел на то, как она ест, но ей было все равно. Затем он и сам слопал свою половинку буквально за секунду.

По громкоговорителю объявили, что через несколько минут поезд прибудет на станцию Чудово. Настроение сразу упало. Они оба молчали, не зная, что еще сказать. Впервые в жизни Алиса вдруг испугалась, что человек, которого она совершенно не знала, исчезнет из ее жизни. И что она больше никогда его не увидит. Игорь отряхнул ладони, затем достал из кармана платок и вытер губы. Затем сказал легко и без предисловий:

— Телефончик-то дашь?

— Господи, какой банальный переход! — наморщила носик Алиса, невольно чувствуя огромное облегчение.

— Нет? Не дашь? — удивился парень. — Но у меня же красивые глаза!

— Я, конечно, могу дать телефончик, только это тебе не поможет, ибо я его потеряла, — развела руками Алиса в притворном отчаянии.

— Маша-растеряша, — в шутку погрозил пальцем Игорь. — Ну, найдешь. Или восстановишь. Давай, Алиса. Давай мне свой телефон скорее, а то ты выйдешь из поезда — и все, не увидишь меня больше.

— Неприемлемо! — еле заметно улыбалась она, записывая номер на бумажном пакете, в который совсем недавно рвано и натужно дышала. А сейчас она чувствует себя так, словно никакой фобии у нее и в помине нет. И никогда не было.

— Категорически.

— А ты-то сам зачем едешь в Новгород? — спросила она, протягивая ему пакет. Первый вопрос, который касается не ее планов, а его. Бесчувственная она эгоистка.

— На собеседование, — просто ответил он.

— По работе?

— Ну, а какие еще варианты? — ехидно переспросил он. — По работе, конечно. Надеюсь только, что мне ее не дадут.

— В смысле? Что не дадут?

— Работу же!

— То есть ты едешь на собеседование по поводу работы, которую не хочешь? — уточнила она.

— Лучше и не скажешь! — невозмутимо кивнул он. Алиса устало вздохнула.

— Ты хоть понимаешь, что в этом случае можно было просто не ехать на собеседование.

— Нет, Алиса. Я не мог не поехать, — возразил он, и голос его внезапно стал глубоким и грустным. — Да, работа тяжелая и неприятная. Но ведь иногда приходится делать то, что не хочется, не так ли? Потому что кто, если не я? Или не ты. Так, к примеру, приходится садиться в поезд. Или браться за дело.

— Но хоть платят-то хорошо? — спросила Алиса.

Игорь задумчиво посмотрел в мутное, немытое окно. Потом повернулся к Алисе.

— Вознаграждение достойное, — сказал он и достал из рюкзака алюминиевую банку с газировкой.

39

Телефон нашелся в глубоком накладном кармане пальто, куда Алиса засунула руки, чтобы согреться. Это было так глупо — двадцать раз перекопать сумку, вывернуть все ее внутренности, паниковать, но не проверить внешние карманы пальто! Телефон, конечно, был полностью разряжен, но это мелочь, ерунда. Алиса выдохнула с облегчением — большой беды удалось избежать. Ладно — контакты и почта разная, это все можно восстановить, но что делать с фотографиями, сохраненными в памяти аппарата? Что делать с файлами, которые она читала и сравнивала в специальных приложениях? Дал бы ей все эти файлы Третьяков по новой? Алиса очень в этом сомневалась.

Белоснежный вокзал Великого Новгорода только просыпался, когда Алиса зашла туда в поисках салона связи. Палатки были закрыты, прилавки и лотки пусты или закрыты тяжелыми покрывалами — до прихода продавцов. Работали только кассы. Алиса подошла к охраннику и спросила, нет ли где в городе круглосуточного торгового центра, но тот — сонный, помятый парень послеармейских лет — посмотрел на нее так, словно впервые слышал, что по ночам может работать кто-то, кроме врачей. Алиса вздохнула и пошла по вокзалу искать розетку. Это тебе не Москва, тут в восемь утра не купить заряженный power band, придется сидеть и ждать, пока аппарат зарядится хотя бы чуть-чуть. Ничего, как раз будет время собраться с мыслями. Алиса подключила телефон и аккуратно положила его на пол — до лавочек провод не дотягивался. Бросила сумку на сиденье, туда же полетело пальто. Алиса потянулась и почувствовала — с удивлением — что не опустошена и не раздавлена после бесконечного долгого пребывания в своем персональном аду. Она часто слышала, как люди желали друг другу приятной поездки, но сегодня впервые она догадалась, что может за этим стоять. Смешливый незнакомец, его улыбающиеся хитрющие глаза. Он позвонит, он обязательно позвонит.

Телефон издал мягкий, почти незаметный звук, и экран включился, загорелись буквы. Многие знакомые — из тех, кто не в курсе — удивлялись, что и у Алисы, и у ее коллег и однокурсников были не «фруктовые» телефоны Apple, а другие — разные — на системе Android. Дело не в цене и не в моде, тем более что цена на продвинутые модели с большой памятью и лучшими процессорами не так уж и отличалась. Алиса и ее друзья по институту использовали приложения, созданные ими же самими или другими кодерами из МГУ, которые также любили «поиграть» с первичным кодом программ. С Apple это было бы трудно, так как система закрытая.

Как только телефон загрузился, повалили сообщения. От Криса — три штуки, одно — от бабушки, еще одно — от Третьякова. Алиса быстро набрала номер Ивана, но абонент оказался недоступен. Что ж, это не так важно, подумала она. В конце концов, сейчас они с Третьяковым двигаются по двум разным дорогам, но к одной и той же точке. Это — главное. Если Алиса права, она сможет помочь ему, по крайней мере, дать четкое понимание того, кого именно он ждет там, в Ульяновске. Если не права… что же поделаешь. Придется добираться до Москвы, на этот раз без помощи инженера Игоря и его магической способности исцелять ее страх.

В восемь двадцать утра двадцать второго марта, в четверг, Алиса Морозова отправилась в двадцать пятую школу, оказавшуюся, к ее неимоверному облегчению, всего в двадцати минутах ходьбы от станции. Это было настоящее чудо. Алисе сейчас причиняла боль даже мысль о такси, к тому же ей нужно, просто необходимо было сохранять ясность мыслей, все свои силы для дела. Не хватало только снова превратиться в кисель по дороге туда, где может находиться Черный Воин. День обещал быть солнечным и ясным, — впрочем, кто поверит солнечному небу в марте. Все может поменяться за одну секунду. Алиса застегнула пальто, проверила заряд в телефоне — девятнадцать процентов. Хватит на некоторое время. Выглядела она ужасно — по ее собственным меркам. Все то же самое грязное пальто, одни и те же джинсы, на манжетах свитера грязь с внутренней стороны, сапоги больше не блестят. Алиса покачала головой. Выберется отсюда — завалится в фитнес-клуб, пролежит в парной целый час, чтобы вся эта грязь вышла наружу. Выбросит это пальто к чертовой бабушке.

Но это все потом. А пока, чем ближе Алиса подходила к школе, тем сильнее у нее начинало биться сердце. Она повторяла про себя: «Если это он, то его там не будет. Если он там будет, тогда это — не он». Как скороговорки, которые она так любила с детства. Не помогло. Когда Алиса подошла к охраннику, ее голос дрожал.

— Добрый день, подскажите, пожалуйста, как мне найти Сулина?

— Историка? — тут же переспросил охранник безо всякого удивления. Алиса кивнула, стараясь ничем не выдать себя. То, что Сулин — историк, она узнала только что, от охранника. — Спросите в учительской, — сказал охранник, пропуская Алису внутрь, в здание.

Школа распахнула перед ней свои двери. Охранник не спросил у нее ни документов, ни причин, по которым она ищет Сулина. Женщинам всегда доверяют, особенно прилично одетым молодым женщинам, а Алиса, несмотря на грязь на пальто, выглядела лучше, чем многие мамаши.

Алиса прошла внутрь, натянула на сапоги синие бахилы — школа была чистая, ухоженная, с типичными рисунками на стенах. Книги, учебники, счастливые зверюшки спешат в школу. Детей не было, видимо, шел урок. То дверь хлопнет, то чей-то голос послышится. Из-за одной двери вывалился буквально Алисе под ноги маленький мальчонка в темном свитере. Уставился на нее испуганно.

— Привет! — дружелюбно улыбнулась она. — А где у вас старшие классы учатся?

— На втором этаже, — ответил мальчонка и унесся куда-то, видимо, в уборную. Алиса поднялась на второй этаж и прошла мимо нескольких кабинетов — русского языка и литературы, математики, физики, — когда сиреной прозвенел звонок. И сразу все изменилось, словно началось нашествие на Древнюю Русь. Из-за каждой двери густым шумным потоком выливались в узкий школьный коридор потоки детей-подростков, целая кричащая, смеющаяся орда. Кто-то не рассчитал, толкнул Алису с разбегу и улетел, пробормотав на ходу подобие извинений. А затем она увидела его.

40

Это был Он. Никаких сомнений. Именно он появился в противоположном конце коридора с папкой бумаг в руках. Человек с фотографии, чуть старше, чуть другой — какой-то слишком обычный в сером костюме и дешевом жеваном галстуке, но — определенно — Олег Сулин. Значит, не он сейчас готовит убийство где-то на бескрайних просторах России? Алиса почувствовала острый укол разочарования и даже злости. Не может быть! Это должен был быть он. Учитель истории, повернутый на старине. Он знал Курланова, знал настолько хорошо, что ездил вместе с ним в Швецию, он полжизни посвятил тому, чтобы играться в воинов, но все же получается — это не он? Она ошиблась. Вот он — Олег Сулин собственной персоной, она нашла его, но он никуда не спешит, не едет в Ульяновск, ведет уроки, смотрит на Алису. Спокойно, пристально и с подозрением. Он не знает ее, он никогда ее не видел. Он не нервничает, не спешит, его беспокоит только то, что она пялится на него, как чудище из сказки. Он направляется к ней.

— Вы кого-то ищете? — спрашивает он строго, даже с осуждением. Алиса молчит и смотрит, и под ее взглядом Сулину окончательно становится не по себе. — Девушка, кого вам нужно?

— Я… — Алиса не знает, что сказать. Она вдруг понимает, что вообще не подготовилась к этой встрече.

— Посторонним не положено находиться в школе, — холодно говорит он. — Как вас охранник пропустил? Покиньте здание. Если вам нужно дождаться сына, можете побыть в раздевалке.

— Я искала вас, — говорит она, и Сулин смотрит на нее с недоумением, которое сменяется холодом.

— Меня! — повторяет за ней он. — И зачем, позвольте узнать? — В его голосе скепсис. Он начинает злить Алису этим своим школьным дутым авторитетом учителя, тем, как спокойно и уверенно чувствует себя на своей территории.

Импровизация никогда не была сильной стороной Алисы Морозовой. Она лезет в карман за журналистским удостоверением. Разворачивает его и одновременно представляется именем своей подруги. Сулин не спешит, внимательно рассматривает удостоверение, затем неприятно улыбается. «Попалась, детка». Он привык не доверять школьникам, привык не доверять в стенах школы. Ловить на списывании, извлекать мобильные телефоны из самых неожиданных мест, ловить курящих восьмиклассников в туалете.

— Это не ваше удостоверение, — говорит он, спокойно глядя Алисе в глаза. Наблюдательный, сукин сын. И что теперь прикажете делать? Сулин наблюдает за ее ступором с интересом, но без сочувствия. — И вы не профессиональный журналист.

— Почему вы так уверены? — огрызается она с понятной враждебностью.

— Профессиональный журналист уже что-нибудь бы придумал. А у вас не получается врать. Вы с кем-то из одиннадцатого? Девушка, неужели непонятно, что там сейчас трое наблюдающих из РОНО. Все, чего вы своими шпаргалками добьетесь, это дисквалификации. Идите и не позорьтесь. Журналист она! — Сулин развернулся и пошел обратно к кабинету, качая головой. Он уходил, Алиса должна была что-то сделать.

— Я ищу убийцу Кости Курланова! — крикнула она. Нет, не крикнула, но проговорила с таким напором, что ее слова словно ударили Сулина в спину.

Он вздрогнул и дернул плечами так, словно ему между лопаток попала пуля. Остановился, обернулся, посмотрел совсем по-другому. Раскрыл рот, но не нашел слов. Алиса сделала шаг вперед.

— Вы же Олег Сулин, не так ли? Вы были с ним на «съезде дружин» в две тысячи четырнадцатом. Вы были другом Кости Курланова, не так ли? В таком случае, я обращаюсь к вам, как к его другу. Ему нужна ваша помощь.

— Что вы такое говорите! — возмущенно крикнул Сулин. — Ему ничья помощь уже не поможет.

— Его убийца ходит на свободе и завтра снова убьет! — крикнула Алиса ему в ответ. Ее голос оказался таким громким, что перекрыл шум и гомон перемены, и несколько человек — детей, школьников, подростков, — не сговариваясь, повернулись к ней. Сулин словно очнулся ото сна, он подбежал к ней, схватил за руку, потащил за собой.

— Вы с ума сошли такое говорить тут, при детях?

— Извините, извините, — бормотала Алиса, послушно следуя за Сулиным в его кабинет. Там, к удивлению, не оказалось детей. Пустой кабинет, одиночные парты и стулья, простые, из ДСП. На партах стаканчики с ручками и линейками, на стенах карты и исторические плакаты с картинками. Сулин усадил Алису за первую парту, прямо перед своим столом, подтащил стул и сел напротив.

— Говорите, — потребовал он.

Алиса собралась с духом.

— Мне нужно задать вам несколько вопросов.

— С вашим липовым удостоверением? Кто вы? С чего вы взяли, что убийца еще на свободе? С чего вы решили, что он будет убивать? Как вообще вы оказались причастны к этому делу, ведь столько лет прошло!

— Я должна выяснить кое-что, или погибнут люди. Я не могу вам рассказать многого. Да, я не журналистка. И — да, вы можете просто выставить меня отсюда, и никаких последствий для вас не будет. Но дело в том, что еще час назад я вас считала убийцей Курланова.

— Меня? — вытаращился на нее Сулин. — Да вы сумасшедшая!

— Я — нет, я совершенно нормальная. Но это дело — оно не для нормальных людей, оно сумасшедшее, поверьте мне. И вы — единственное, что связывает Курланова и Великий Новгород. И раз вы его не убивали, значит, тот, кто это сделал, ходит рядом с вами, вы знаете его, возможно, вы даже дружите с ним. Между вами много общего. Он тоже называет себя Воином, он тоже играет в битвы. Только он завтра убьет человека — по-настоящему, не игрушечным мечом, а реальным ножом. И я пытаюсь сделать хоть что-то, чтобы его остановить. Так что вы ответите на мои вопросы — или будете всю жизнь жить с тем, что вы мне отказали!

Алиса закончила, встала из-за парты, сняла пальто и демонстративно бросила его на стул рядом. Она никуда не собиралась уходить, потому что отсюда, из этой точки ей идти было некуда. Сулин смотрел на нее, как на ведьму, да она и напоминала одну. За последние три дня она пережила столько, перешагнула через столько, что неожиданно ей стало вдруг все равно, что будет и что подумает о ней этот явно обычный, вполне нормальный учитель истории. Пусть гонит. А она в окно влезет. Но Сулин неожиданно кивнул.

— Задавайте ваши вопросы. У меня все равно сейчас урока нет.

— Да? — опешила она. Затем кивнула, достала телефон из кармана, просто так, чтобы потянуть время. Вопросы. Какие у нее к Сулину вопросы. — Вы хорошо помните тот фестиваль, на котором пропал Курланов? — начала она.

Сулин покачал головой.

— Он не на фестивале пропал, а после фестиваля. Мы, собственно, поэтому и не заметили ничего. Думали, он просто уехал домой.

— Но вы хорошо помните…

— Да, я хорошо помню.

— Вы же близко дружили?

— Это даже не вопрос, это утверждение, — усмехнулся Сулин. — Вы совсем не журналистка. Однако на это ваше утверждение так просто не ответишь. Мы с Костей знали друг друга очень давно, познакомились, еще когда он приезжал с классом к нам на экскурсию. Я был в историческом кружке, и мы потом еще встретились в Москве, когда наш кружок ездил туда. Но ближе мы стали, когда начали появляться исторические общества. Я всегда увлекался историей своего города, что, наверное, банально. Но так уж вышло, что именно тут у нас такое, знаете ли, поле непаханое исторических мистификаций, что можно всю жизнь исследовать и остаться очарованным странником, так сказать.

— А чем именно был увлечен Курланов?

— Собственно, историей Древней Руси. Мы же тут — своего рода Рубикон, точка отсчета. У нас недавно, несколько лет назад — но с исторической точки зрения это как раз недавно — установили камень. Тот самый, откуда «есть-пошла земля Русская». Тысячелетний рубеж.

— Тысячелетняя битва, — пробормотала Алиса. — А какое отношение ко всему этому имел Курланов? Он во что верил?

— Когда мы начали организовывать первые реконструкции, делать фестивали, объединять исторические кружки по всей России, Костя был нам очень полезен, до некоторых пор был очень активным членом нашего сообщества. А потом он поменялся. Начал интересоваться, скажем так, сказочными аспектами нашей истории.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, к примеру, наша поездка в Швецию. Все, чего Костя хотел, это произвести какой-то магический ритуал около камней.

— Ales Stenar? — спросила Алиса, и Сулин удивленно кивнул.

— Именно. Этому месту многие придают магическую силу. Считается, что там можно зарядиться энергией, и бог еще весть что. Костя в какой-то момент очень сильно во все это ушел. Собственно, из-за этого мы и перестали общаться. Даже на последнем фестивале — я ведь его почти не видел. Он держался обособленно, много рассказывал про обряды древних викингов, про то, что именно их магия и сила помогли им завоевать почти весь мир, что они — эти знания — не утрачены. В общем, искал свой Грааль и утраченный символ, если хотите, — Сулин горько рассмеялся.

— Утраченный символ, вы сказали? Почему символ?

— Ну, я так, к слову. Люди, знаете, верят во все это — талисманы, обереги, предметы силы. Особенно тут, у нас, на Волхове. Это, можно сказать, целый бизнес. У нас обереги на каждом шагу продают.

— А вы ни во что это не верите? Думаете, это все надувательство?

— Знаете… как вас зовут? Вы ведь так и не представились, удостоверение ваше не в счет.

— Алиса. Меня зовут Алисой. Фамилия — Морозова, — зачем-то добавила она.

— Гхм, как боярыня? — улыбнулся он. — Нет, я не утверждаю, что это все — надувательство. Не может так быть, чтобы тысячелетиями люди передавали из поколения в поколение знания, и все это было бы пустышкой. Я бы сказал… это не лежит в зоне моих интересов.

— А какими символами увлекался Курланов? Может быть, у него был какой-то личный оберег?

— А вы знаете, что-то подобное было, — кивнул Сулин. — Костя вообще верил в очень странную смесь мифологии викингов, но замешенную на глубоком переосмыслении славянофильской теории. Он считал, что тут, в Великом Новгороде, обосновались самые сильные, так сказать, могущественные маги из всех викингов. И что вовсе не были они пришлыми, а задолго до этого правили страной Гипербореей. Слышали о такой?

— Нет, — призналась Алиса.

— Вот и я не слышал, но говорят, она есть. Вернее, была — страна высших существ, магов, управлявших стихиями и планетами. Костя в это верил. И он считал, что древнеславянский алфавит обладает магической силой. Проблема в том, что символы, которые он считал древнеславянскими, это помесь рун самого разного происхождения и сомнительной подтвержденности. Мы с ним много раз ругались из-за полного отсутствия критического мышления. Он просто жонглировал серьезными терминами и понятиями, словно это были мячики клоуна.

— А какими терминами и понятиями?

— Всего не упомнишь. Да и менялось его «учение» вместе с направлением ветра. Но кое-что было… Он носился с одной вещью, вроде привез ее откуда-то с Алтая, как я понял. Да, точно, кожаный пояс-оберег. Он этот пояс носил, не снимая.

— Может быть, у вас остались фотографии Курланова в этом поясе? — с надеждой спросила Алиса.

— Теоретически… у меня осталось море фотографий, они лежат в интернет-хранилище. Только не факт, что там будет именно пояс.

— Видите ли, Олег…

— Дмитриевич.

— Олег Дмитриевич, тут такое дело, — сказала Алиса с еле сдерживаемой дрожью. — Я ведь очень хорошо изучила материалы дела, особенно все то, что касалось тела убитого Курланова. Согласно материалам дела он был облачен в самодельную кольчугу, на нем были рубаха, штаны и даже самодельное белье, кожаные шитые сапоги, на запястьях браслеты на манер таких, какие носили викинги. Все современное, конечно, но стилизованное под предметы одежды Древней Руси. На шее шнурок с кулоном в виде черного ворона, а рядом обнаружена имитация меча. Выходит, что у него ничего не пропало, кроме, как теперь выясняется…

— Пояса, — закончил за нее Сулин.

Алиса судорожно сглотнула и кивнула.

— Не просто пояса, Олег Дмитриевич, а пояса, который Костя Курланов носил не снимая и считал своим оберегом.

41

Алиса сидела за компьютером Сулина, а он в это время вел урок. Девятиклассники с интересом посматривали в сторону молодой, красивой и неожиданно дорого одетой незнакомки из РОНО — именно так Сулин представил Алису своим ученикам во избежание вопросов. На уроке у Олега Дмитриевича явно привыкли к демократии, ученики разговаривали, даже могли встать с места или рассказать случай из жизни — но такой, чтобы в тему, в данном случае — про индустриальное общество. Алиса с удивлением слушала этот странный, нетипичный для школ диалог или даже, скорее, дискуссию о вреде и пользе индустриализации. Сулин — педагог от бога, и подростки явно его любят. Столько энергии и огня, что это не может не оставлять отпечатка.

И на фотографиях, которые Алиса внимательно рассматривала одну за другой, Олег Сулин появлялся с таким же вдохновенным лицом. Фотографии за много лет, с разных событий. Папки не были пронумерованы, лежали в порядке загрузки на облачном сервисе. Сулин сказал ей, что там полный первобытный хаос, и он удивится, если она сможет найти хоть что-то полезное, но на деле сортировать файлы, поименованные системами, куда легче, чем те, что названы людьми. Системы имеют простую логику. Дата создания, размер, тип. Ничего личного — только бизнес. Алиса обозначила даты фестиваля, начала с файлов, которые были созданы непосредственно в день закрытия фестиваля, последние моменты, когда Курланова видели живым. Под уютный шум урока Алиса смотрела на эти отпечатки уже ушедшего прошлого, там, где еще был жив неизвестный ей Костя Курланов, где он ходил по земле, пачкая грязью самодельные грубые сапоги, где он грел руки у большого костра и ел деревянной ложкой из глиняной миски. Где он бежал в бой, и его волосы развевались на ветру. Фотографий было много, но Курланова ей удалось найти всего на нескольких, и если на них он и был подпоясан своим поясом-оберегом, тот оставался под кольчугой. Алиса не теряла надежды, она листала от дня окончания фестиваля в обратную сторону — машина времени крутилась назад минута за минутой, час за часом, день за днем. Фестиваль шел три дня, два последних — ветреные, пасмурные. Первый — теплый, солнечный. Многие участники стянули свитера и плотные кафтаны и стояли в рубахах. В первый день фотографий было меньше — палаточный лагерь, люди с объемными рюкзаками, первые встречи, кто-то играет на балалайке. Местные зеваки и проходящие мимо туристы. Все интересное начнется только завтра.

Курланов уже был там. Алиса нашла его — веселый, улыбчивый, он стоял рядом с палаткой в одной рубахе. Что самое важное, на этой фотографии Курланов явно был подпоясан. Алиса громко хмыкнула, и Сулин обернулся, оборвал речь на середине предложения.

— Простите, Олег Дмитриевич, — тихо пробормотала Алиса, но Сулин с надеждой спросил:

— Нашли?

— Может быть, — кивнула она, перекачивая картинку в файл. — Сейчас попробую увеличить.

— Так, ребята, продолжим работу, — хлопнул в ладоши Сулин, услышав, что класс, словно улей, начал гудеть и шевелиться.

Алиса закинула файл в программу обработки изображений — на компьютере Сулина стояла неплохая бесплатная версия. Посмотрела, насколько можно увеличить фото. Качество оставляло желать лучшего, хотя все было небезнадежно. Приличный кусок пояса виднелся сбоку, на талии. Алиса дернула изображение, пытаясь поместить увеличенный кусок ремня мышкой в центр экрана, но переборщила, и увеличенная картинка сдвинулась почти до конца влево. Алиса хотела было двинуть картинку обратно, но то, что она увидела в этом левом углу, так потрясло ее, что она с криком вскочила, перевернув стул, и отшатнулась от увиденного. Холод пробежал по ее спине. Сулин бросился к ней, пытаясь ее поймать, он испугался, что она сейчас упадет, — ненапрасный страх, Алису почти не держали ноги.

— Что случилось? — спросил он, но Алиса не могла выдавить из себя ни звука.

Снова тишина — мертвая и разрушительная — накрыла ее, она не слышала голосов, словно была контужена. Только странный звон. И лицо — она не могла обознаться, это не могло быть ошибкой или случайностью. По притоптанной дорожке между палатками с сосредоточенным видом куда-то направлялся он — ее случайный попутчик, улыбчивый, лучезарный Игорь с искристыми зелеными глазами. Выходит, не случайный. Алиса не могла даже осознать до конца, насколько неслучайной была ее встреча с ним в поезде Москва — Великий Новгород. Алиса подняла руку и показала на лицо на экране.

— Вы его знаете? Олег Дмитриевич, вы знаете этого человека?

Сулин придвинулся к экрану, нахмурился, наморщил лоб и склонил голову набок, стараясь лучше разглядеть лицо, которое было не в фокусе, чуть размыто. Затем он достал из ящика стола очешник и надел очки, которые использовал для чтения и проверки тетрадей. Склонился еще ближе.

— Нет, я его не знаю. Я видел его и помню лицо, но не знаю. Видите, Алиса, он в обычной одежде, не в костюме. Не из наших.

— Может быть, он наденет его позже?

— Понимаете, все наши приезжают на такие фестивали, чтобы как бы отключиться от современного мира. Это не просто хобби, это образ мышления, попытка проникнуть в прошлое за счет эмоциональной сопричастности. Мы хотим чувствовать то же самое, что чувствовали наши предки, чтоб нам ботинки так же ноги натирали, как им, чтобы вкус еды такой же был. Наши сразу переодеваются, многие уже приезжают в костюмах, даже вещи привозят в мешках, а не в рюкзаках. А его я помню — он сидел на холме около Кремля, я его, собственно, только там и видел пару раз. А запомнил, потому что он бросил одному из парней, что тот «просто ряженый», понимаете? Я думал, он из зевак. Просто пришел поглазеть. Люди часто реагируют на нас вот так, что мы, мол, дурью маемся. Мол, шли бы лучше работать. Как будто мы не работаем.

— Просто ряженые, да? — пробормотала Алиса.

— А что такое? Кто он? — спросил Сулин, не удержался, но Алиса перевела взгляд на класс. На нее смотрели несколько десятков горящих от любопытства детских глаз.

— Давайте поговорим после урока, — бросила Алиса и буквально рухнула на стул.

Ее мысли бешено скакали. Алиса снова всмотрелась в фотографию, малодушно надеясь, что ошиблась. Мало ли у кого может быть такое лицо. Бывают же похожие люди. Бывают — но не настолько. Нет, это не совпадение. «Привет, Игорь, не ожидала тебя тут увидеть. Теперь я знаю, что ты был там, на фестивале».

И ты, Игорь, убил Курланова.

Алиса сместила картинку, и перед нею возник тот самый кусок пояса-оберега, который она искала. Широкий пояс из темной и очень толстой коричневой кожи. По краям он был оплетен косичкой из кожаных шнурков. Дорогая вещь ручной работы. Пряжки не было видно под рубахой, зато на изображении можно было найти участок, где имелся выбитый по коже повторяющийся узор. Если не присматриваться, узор был похож на множество других славянских рисунков и вышивок на рубахах и полотенцах. Но Алиса присмотрелась. Узор на самом деле оказался надписью. То, что Губаханов назвал словом «Ина», то, что он так судорожно рисовал на стене в обезьяннике. Вторая часть, повторяющаяся, чередующаяся со словом «Ина», была Алисе незнакома, но что-то в этом символе смутно тревожило ее и заставляло сердце сжиматься. Догадка накрыла, как лавина, и она почувствовала, что становится трудно дышать. И тогда, вдруг поняв все разом, Алиса бросилась к телефону, дрожащими пальцами, промазывая, нашла в списке телефон Третьякова. Пока шли гудки, Алиса посмотрела на часы. Полдень, двадцать минут первого, двадцать второе марта. Время. У них его не было. В ночь с двадцать второго на двадцать третье марта, в ноль часов девятнадцать минут зеленоглазый незнакомец по имени Игорь, называющий себя также Черным Воином, убьет человека. Убьет ровно через двенадцать часов. Но теперь Алиса точно знала, что Третьяков ждет убийцу не в том месте.

Знак И-на

42

«Она ничего не знает». Он повторял это для Них и для самого себя тоже, повторял, как молитву: «Она ничего не знает», надеясь, что молитва будет услышана. Сначала Они молчали, и тишина давила на него, как стальное небо, полное дождя. Она ничего не знает. Не может ничего знать.

«Никто не должен нам помешать», — услышал он после долгих, изнуряющих часов тишины. Он сразу узнал голос Связного. «Ингвар, ты же знаешь, что стоит на кону. Никто не должен встать у нас на пути. Любой, кто попытается, будет сметен».

Да, он понимал, что стоит на кону, и отлично знал, чего именно от него ждут Они. «Она ничего не знает».

«Она знает, иначе ее бы не было здесь», — ответил Связной. Ингвар не мог ничего с этим поделать, Связной был прав. Да, Алиса Морозова ничего не знала, но ее «ничего» было большим и горячим, как готовый извергнуться вулкан, и не стоило обольщаться на этот счет. Она здесь — значит, она знает.

В тот момент, когда Ингвар наткнулся на нее — вот так, среди бела дня, в его родном городе, в трех шагах от капища, он сразу понял — это расплата. Он был потрясен неотвратимостью наказания. Он совершил зло, и теперь это зло цепляется за ноги, тащит его вниз, в пропасть, обжигает языками пламени.

Ингвар настолько не ожидал появления Алисы на своей улице, что почти дал ей себя увидеть. Ему просто несказанно повезло, и Алиса не заметила его, стоящего в двух шагах, на автобусной остановке. Она прошла мимо него так близко, что Ингвар почувствовал тонкий запах ее духов — что-то цветочное, сладкое. Она была растеряна, кажется, потерялась и уставилась в свой телефон. Он вдруг испугался, что она отвлечется и посмотрит на него, начнет спрашивать дорогу — он понятия не имел, что бы сделал в таком случае. Но Алиса прошла дальше, не заметив его. И пошла она не куда-нибудь, а прямиком на квартиру, где жил предатель Костя Курланов. Ингвар умел быть невидимым, поэтому он оставался невидимым для нее, наблюдая, как она разговаривает с людьми, живущими в Костиной квартире, как идет к родителям Курланова, проводит там несколько часов.

«Тебе пора, Ингвар, — сказал Связной. — У тебя не так много времени».

Время было самой негибкой субстанцией в этой вселенной. Материю можно было изменить, мысль услышать, остановить ветер, но временем управляли Другие, и оно оставалось абсолютно неподвластно Ингвару. Времени было мало, но он не уехал, хотя и понимал, чем рискует. Он провел ночь рядом с нею, невидимый, он смотрел, как она бессонно бродит по комнате своего отеля, полная сомнений, как смотрит в мерцающий экран телефона. О, эти телефоны, сколько власти люди придают этим кускам железа, как легко доверяются красивым картинкам и пляшущим человечкам, суть которых — эфир, пустой эфир. Информационный шум, мусор вечности. Но нужно было узнать, что именно так волнует и печалит Алису Морозову и почему она решила приехать в Егорьевск.

«Ты видишь это?» — спросил Связной.

Он видел. В телефоне Алисы Морозовой нашли вещи, однозначно говорившие о цели ее приезда. Она искала его, Ингвара. Нет, не Ингвара, конечно. Она искала убийцу, искала чудовище, искала ответы, но понятия не имела о вопросах, стоявших перед ним. Она не знала, что ищет его, не знала, что она его не найдет. И все же он решил оставить все, как есть. Решение было за ним. Никто, даже Высшие не могли отнять у него свободу воли. Это было то, что он унаследовал от своей несчастной земной матери.

Он оставил Алису в живых. Он не должен был этого делать, но он уже забрал жизнь ее отца, не имея на это никакого права, и теперь был у нее в долгу. Пусть так, пусть он заплатит за это, но это было его решение, его осознанный выбор. В древнем городе Волхвов он долго смотрел ей вслед, пытаясь прочитать, куда приведут ее поиски. В городе Волхвов ничего не было, сколько ни сканируй. И все же она приехала сюда из Егорьевска. Зачем? Ее мысли были закрыты. Алиса — видящая, и это тоже важно. В другой раз, в другой вселенной он мог бы показать ей, что это такое — ее «тишина». Сейчас, здесь, в этой вселенной — все, что он мог для нее сделать, это развернуться и уйти в надежде, что их пути больше никогда не пересекутся.

Время сжималось в точку, и то, что портал почти открыт, ощущалось уже на физическом уровне. Никогда еще Ингвар так не рисковал. Из города Волхвов до Двенадцатого Алатыря было полдня пути, у него в запасе было чуть больше, чем земной день. Почти все время, что у него осталось в запасе. Ничего, он успеет. Нужно только собраться с силами.

Искать машину долго не пришлось, Ингвар быстро нашел такую, как надо, и это его не удивило. Высшие сейчас сделают все, чтобы он попал на место вовремя. Портал почти открыт, а это значит, что с каждой минутой их сила в этом мире нарастает. Связной молчит, но это и не важно. Главное, на дорогах не было снегопада, как в прошлый раз. Этот снегопад почти парализовал движение на трассе, и Ингвару пришлось переходить пешком по снегу — бросок в двадцать километров, но тогда у него было время.

В этот раз снега не было, Ингвар опасался только пробки — одна была там, на подступах к Москве. Хотел было пройти в обход, по бетонке, но Связной включился, отговорил. Сказал — растащат. В Реутове Ингвар поменял машину. Снова повезло, все без осложнений. В этот раз он взял такую, чтобы скорость давала. Что будет делать дальше и как найдет Проводника за такое короткое время, Ингвар не знал, но решил не волноваться. Обычно Проводник сам приходил к Ингвару. Он никогда не знал, кто именно придет в следующий раз и сколько это займет времени.

Когда пришла Женщина, он удивился: никогда бы не подумал, что она — Проводник, такой обычной землянкой она выглядела. Когда пришла Берегиня — наоборот, узнал сразу, земную оболочку даже не заметил. Раньше он плохо различал тонкое тело, но со временем видеть становилось все легче. Однажды он даже успел заметить, как произошло это соединение — в Удмуртии. Это началось как искажение, раздвоение, когда смотришь на мир сквозь жар огня. Пространство изогнулось, сместилось, материя начала распадаться, терять свои свойства, как это случается у горизонта черной дыры, но прежде, чем материя превратилась в ничто, Проводник «наложился» на усталого старого Землянина с погасшей душой. Проводника звали Се-Маром, и он тоже был стар, очень стар — ему было четыре тысячи лет. Ингвару стало интересно, случайно ли так вышло. Очень вряд ли.

Это не был захват, этому соединению было очень сложно подобрать название. Самым лучшим, наверное, было бы слово «симбиоз», но и оно не отражало сути происходящего. Проводник никогда не жил в теле Человека, для Проводников вообще нет такого понятия, как «жизнь». Проводник не мог попасть в эту вселенную, он мог только отразиться в ней, как через кривое зеркало. Проводник «открывал» тело землянина, как врата, и Человек переставал быть Человеком, а становился силой, сам становился мечом, которым можно было выиграть самый древний и самый важный бой. Тысячелетняя битва, которую вели на этой Земле Воины И-НА, почти проиграна, и Ингвар прекрасно понимал, что именно стоит на кону. Существование самой этой вселенной. Ингвар не переживал, он знал: все в руках куда более сильных, чем его руки. Он не ошибся, Проводник ждал его именно в нужное время и в идеальном месте. Но никогда еще Проводник не оказывался таким, как в этот раз.

Девушка. Она стояла на дороге и смотрела оттуда, с обочины, прямо ему в глаза — словно пыталась что-то сказать. Когда он остановился чуть поодаль, переехал, не сразу затормозил, Девушка подошла легкой походкой к его машине. И все равно Ингвар даже специально переспросил, уверена ли она, что ей нужно с ним ехать. Он еще не видел Проводника, еще сомневался.

— Ты едешь в Нижний? — спросила она, и Ингвар кивнул. На вид Девушке было не больше двадцати, на ней были смешные синие рейтузы с эльпаками, дешевые сапоги, отороченные искусственным мехом, и грязно-розовая пуховая куртка, порванная у левого рукава.

— Ты со мной? — уточнил он.

Девушка даже не потрудилась ответить, просто запрыгнула на переднее сиденье и спросила сигарет. Ингвар покачал головой: «Не курю». Тогда она спросила, нет ли у него чего выпить.

«Она сама спросила, нет ли у тебя чего выпить», — прошептал эхом Связной.

— Спиртного нет, — упрямо насупился Ингвар.

Девушка улыбнулась желтыми, уже сильно прокуренными зубами.

— Спиртного нет, а что есть?

— Есть газировка. Хочешь? — предложил он с неохотой.

— Давай, — кивнула Она и стащила куртку.

Ингвар разозлился, сам не зная на кого.

— Ты уверена, что так уж хочешь пить? — снова спросил он.

Девушка была уверена.

— Не жлобись, брат! — Так и сказала: «Брат».

Ингвар потянулся, чтобы достать рюкзак с заднего сиденья, изогнулся, держась одной рукой за руль и стараясь удержать взгляд на дороге.

— Интересный какой пояс, — заметила Девушка, рассматривая обнажившийся оберег на талии Ингвара. Только тогда он взял с заднего сиденья рюкзак и бросил ей.

— Доставай, там как раз одна банка осталась, — сказал он ей.

Девушка нырнула в его рюкзак, достала банку, открыла ее. Банка зашипела, и Девушка с наслаждением испила напиток до конца — почти весь сразу, залпом.

Когда Ингвар свернул на дорогу, ведущую к Керженскому заповеднику, Девушка уже ушла, а ее оболочка лежала на заднем сиденье машины. Ингвар повернулся и увидел Проводника. Он спросил, как ее зовут. Она улыбнулась и ответила, что ее зовут Ма-Кошь.

43

Алиса бежала по школьному коридору так быстро, что не успела затормозить около лестницы и практически слетела с нее вниз, вцепившись в перила. Хромота злила ее, потому что задерживала. Она чуть не сбила с ног охранника, привела в замешательство учительницу младших классов, выводившую из здания во двор свой класс. Алиса пробилась сквозь плотный, шевелящийся строй второклассников, как пробиваются сквозь толпу к сцене, не щадя локтей.

Она вылетела во двор. Было холодно, но надевать пальто — тратить время, драгоценные минуты, а их у Алисы не было. Она так и тащила пальто в руке, волокла сумку почти по земле, и теперь уж ей было совершенно все равно, как она выглядит и — что главное — как она будет себя чувствовать. Алиса вылетела на дорогу, почти бросилась наперерез машинам, подняв руку. Практически сразу рядом с ней остановилась какая-то старая отечественная тарахтелка со смуглым водилой за рулем. Алиса бросила короткий взгляд и замотала головой.

— Почему нет? — крикнул водила обиженно. — Довезу, куда скажешь.

Отвечать было некогда, рядом с Алисой затормозила черная иномарка, водитель опустил стекло.

— Вам куда?

— У вас машина быстрая? — спросила в ответ Алиса.

Вопрос водителя удивил. Алиса в машинах не разбиралась, но сейчас она играла в гонки со временем, и единственный параметр, которые ее интересовал, — это скорость.

— В каком смысле — быстрая? — обиделся водитель. — Нормальный «Фольксваген», а для чего? У нас в городе ограничение — 60 км/ч, думаю, потяну.

— Мне важно, чтобы машина была быстрая, — ответила она и резко выпрямилась, поглядев на дорогу. — Машина быстрая, а водитель — бесстрашный.

— Бесстрашный? А ехать далеко? — нахмурился водитель, молодой паренек, явно не промышлявший извозом на профессиональной основе. Его черно-белый в клеточку дешевый пиджак-пальто был явно куплен в угоду моде, но куплен на рынке. Как и почему он оказался за рулем «Фольксвагена», неизвестно, но в глазах паренька разгорелся интерес.

— Очень, очень далеко.

— Очень — это как? — еще больше оживился парень.

Алиса задумалась, открыла карту в телефоне и принялась задумчиво крутить ее пальцами. Парень начал терять терпение, но Алиса его не замечала, только подняла на секунду палец вверх — попросила подождать. Она бормотала что-то себе под нос, называла какие-то цифры, злилась. Затем кивнула и ответила:

— Ехать примерно к Нижнему Новгороду. Только это — очень примерно, а точнее я в дороге скажу.

— Что? Да вы спятили, девушка? Какой, к черту, Нижний? — рассмеялся парень, но Алиса склонила голову и посмотрела парню в глаза. Он сразу понял — нет, никак не спятила. И не шутит.

Парень нервно сглотнул. У него были планы на сегодня, и с девушкой он договорился встретиться во второй половине дня. Планировал подбросить девицу без пальто до какой-нибудь станции, отбить бензин, а теперь что?

— Едете или нет? — почти закричала Алиса в нетерпении и выпрямилась, посмотрела на дорогу.

— Сколько же это километров?

— Навигатор по карте показывает двенадцать с половиной часов, но мне нужно попасть туда за одиннадцать. Крайний срок — одиннадцать с половиной.

— Я только не понимаю… Вы хоть представляете, сколько это может стоить? Нижний Новгород? А обратно? Я же обратно пустой поеду.

— У меня нет времени для вас. Я заплачу, сколько скажете, если мы уедем отсюда через десять секунд, — отчеканила вдруг Алиса. Водитель смотрел на нее в неверии. Тогда Алиса начала обратный отсчет: — Десять, девять, восемь, семь, шесть…

— Садитесь, черт, — выругался водитель.

Алиса тут же рыбкой нырнула в салон — на переднее сиденье. Выдохнула, стараясь не думать о том, что ей предстоит. Много, много часов в консервной банке, пусть и немецкого производства, но на большой скорости и по неизвестным дорогам. Она подвергает себя смертельной опасности. Алиса вдохнула и заставила себя подумать, что ее смерть на дороге под вопросом, в то время как жертва Черного Воина приговорена.

Кроме того… вдруг ей удастся собрать пазл? Она найдет — просчитает точное место, и тогда не она — другие люди отправятся туда. Если она соберет пазл, то местная полиция, спецслужбы окажутся на точке убийства даже раньше Черного Воина. Тогда Алиса остановит машину и выйдет — выберется из этой металлической ловушки на воздух и подумает, что делать. Может быть, останется там жить — в любом месте, там, где выйдет. Или отправится пешком в Москву — как делали паломники в старые времена. По снегам и обочинам, останавливаясь в придорожных кафе. Купит кроссовки, купит другую куртку.

Водитель поставил на навигатор случайную точку в районе Нижнего Новгорода и погнал. Бесстрашный? Не вопрос. Водитель молчал, прикидывая, сколько выкатить. Девушка смотрелась странно — растрепанная, бледная, худющая, пальто бросила на заднее сиденье и снова уткнулась в телефон. Но телефон дорогой. И пальто не из дешевых. Сумка большая, кожаная, какого-то бренда, из тех, от которых тащатся все девчонки. Десять тысяч рублей? Сколько стоит билет на поезд до Нижнего и обратно? Тысячи три — туда и обратно. А тут — на машине, да за скорость, и вообще. Пятнадцать? Двадцать? Двадцать пять?

— У вас есть автомобильная зарядка для провода USB? — спросила девица, продолжая пялиться в телефон.

— Есть, — ответил он.

А что, если она все-таки чокнутая? Надо деньги просить вперед. Но сколько? Тридцать тысяч? Это уже тотальный перебор. Или нет? Нужно обговорить цену.

— Хорошо. Сейчас мне пока не нужно, но скоро понадобится. Если вам нужен бензин, воспринимайте это как «пит-стоп» на «Формуле‐1» — делайте все с той же скоростью.

— А вам если понадобится туалет, тоже тогда имейте в виду… — хмыкнул водитель. Алиса нахмурилась. Вот дурак же. — И еще, нам нужно обговорить цену.

— Обговаривайте, — кивнула она, даже не оторвав взгляда от экрана телефона.

— Это будет дорого, — сказал он зло. — Очень дорого.

— Я понимаю, — пробормотала Алиса так, словно слушала его вполуха.

— До Нижнего почти тысяча километров. В две стороны — две тысячи. Фактически два полных рабочих дня. Плюс еще бензин. Износ машины, здоровье мое… — накидывал аргументов водитель. Алиса не реагировала, не спорила, не понижала планку. Это нервировало. Паренек насупился, но в это время у девушки зазвонил телефон. Надпись на экране — «Третьяков». Даже паренек сквозь телефонный динамик услышал крик — обеспокоенный мужской голос.

— Что это значит, Алиса? Куда это ты едешь?

— Я еду на место, — коротко сказала она.

Третьяков в этот момент сидел в пустом кабинете пункта охраны общественного порядка в Игнатовке. Он вскочил, швырнул ручку в окно.

— Какое место, ты спятила? Ты его даже не можешь точно назвать.

— Мне нужно время, чтобы точно рассчитать место, а оно у меня есть. И я это сделаю. Сейчас же мне достаточно и направления.

— Рассчитает она! — фыркнул он. — У тебя есть всего пара координат, как ты его рассчитаешь?

— Я не знаю пока, но у меня есть мысль…

— Мысль, блин, — выругался Третьяков. — Пусть твою умную голову посетит одна простая мысль, Алиса. Если речь не идет о прямой от Гайд до Ульяновска, у нас — проблема. Большая проблема, которую мы никак не успеем решить за двенадцать часов.

— Да, — выкрикнула она в ответ, — ограниченное количество координат — это проблема, но если их совместить с данными по датам, то можно достроить все нужные линии. Иван Юрьевич, мы ведь теперь знаем, что он делает!

— Ничего ты не знаешь, — заорал Третьяков так, что Алисе пришлось отодвинуть трубку от уха. — Ты думаешь, что знаешь что-то, но на деле у тебя ничего нет, Алиса. Ничего! Какой-то хмырь на фотографии показался тебе знакомым, и ты решила, что он — Черный Воин? Ты хоть сама себя слышишь? И что ты хочешь сказать? Он рисует на земле какую-то свастику?

— Нет, не свастику! — разозлилась Алиса. — Ты меня вообще не слушаешь, что ли?

— Я не хочу тебя слушать, не хочу!

— Тогда посмотри, Иван! Я выслала тебе картинку, посмотри ее, и мы продолжим разговор. Или мы продолжим орать друг на друга.

Иван открыл приложение в чате и несколько мгновений молча смотрел на появившуюся у него на экране картинку.

Знак И-на

— Видишь? — спросила Алиса, прервав тишину.

— Я не понимаю даже, что я вижу, — сказал Иван устало. — Что это, Алиса? Авсень? Усинь?

— Это руна. Считай, как бы буква древнеславянского алфавита. Про имена богов я ничего не знаю, кроме того, что это языческие боги. Да они и не важны.

— А что важно? — Иван закрыл глаза. Он уже понимал, что именно сейчас услышит, и не хотел этого слышать.

— Что именно этот символ был на поясе Курланова. Ты понимаешь, что его убили за этот пояс? Его — и еще десять человек. Потому что Черный Воин наносит на русскую землю древний славянский символ защиты.

44

Парень за рулем слушал разговор с нарастающей тревогой. Машина была не его — дядькина, и отчего-то больше всего парня волновало, как бы чего нехорошего не приключилось с выданным ему по большому одолжению «Фольксвагеном». О том, что он сам — молодой парень, студент, единственный сын своей матери — может быть под угрозой, ему в голову пришло гораздо позже, где-то на выезде на московскую трассу. Он молчал и думал, будет ли это нормально, если он просто остановится и выкинет это странную девицу на дороге? Зачем ему все это нужно? Какие-то дикие проблемы. Останавливало его только одно: девица могла оказаться действующим сотрудником полиции. Выкидывать на дорогу полицейских — это может оказаться опаснее, чем ехать с ними куда-то в Нижегородскую область. Парень косился на Алису и собирался с силами.

— Я вырезала эту картинку из так называемой таблицы славянских рун, — говорила Алиса собеседнику. — Где-где, просто в Интернете. Нет, это не научное понятие, потому что такой штуки, как славянские руны, не существует — с научной точки зрения. Однако, несмотря на это, у славянской рунической письменности огромное число приверженцев, особенно среди людей, увлеченных так называемыми «практиками» и различного рода магией. Славянские руны считаются знаками особой силы, их используют для создания оберегов, совершения ритуалов и прочего колдовства и чародейства. Олег Сулин рассказал, что Курланов как раз относился к таким людям. Отчасти это и стало причиной отдаления Сулина и Курланова, хотя они были довольно близкими друзьями. Сулин — учитель истории, и его цель — развитие исторической науки. Курланова же интересовала древняя магия викингов.

— Почему викингов? — удивился Третьяков. — Я думал, мы говорим о славянах.

— Если ты вспомнишь уроки истории, то само появление Древней Руси связывают с приходом варягов с севера.

— Хорошо, допустим. И что?

— А то! Тысячелетняя война. Я долго об этом думала. Ведь Руси как государству как раз чуть больше тысячи лет. Примерно в девятом веке некие мистические воины с севера приходят на нашу землю — я имею в виду Русь. Эти воины — маги, обладающие древним знанием, которое позволяет им создать процветающее и мощное с военной точки зрения государство. Материальное воплощение этих знаний — те самые мистические славянские руны, о которых я тебе рассказала. Внешне славянские руны сильно напоминают Футарк, что только подтверждает связь этих древних магов-воинов с викингами.

— Футарк? — переспросил Иван.

— Общее название древнегерманской и скандинавской рунической письменности.

— Тоже гипотетической?

— Нет, вполне реальной, которой пользовались в Европе как раз примерно в девятом-десятом веках. Кстати говоря, Футарк — тоже излюбленное средство современных эзотериков. По рунам гадают, предсказывают будущее и проводят ритуалы. Славянские руны в определенной степени совпадают с Футарком, в частности, наша руна встречается и в славянских алфавитах, и в некоторых Футарках.

— Почему в некоторых? Почему не во всех?

— Потому что есть исторические документы — рунические надгробия, сохранившиеся рунические летописи, но оригинальных документов мало и их довольно сложно найти. Зато эзотерики создали в Интернете целый пласт псевдоисторической литературы — сайты, картинки, приложения, тексты, где изображения рун меняются, и им, конечно же, приписываются разные магические свойства. Вот именно там, на эзотерических ресурсах, наша руна и находится. При этом на разных сайтах ей дают разные названия и приписывают разные свойства. Самыми частыми ее названиями будут слова Ингуз и английское Ing. Магические свойства этой руны обычно — плодородие и процветание.

— Но ты прислала мне руну защиты, — напомнил Алисе Иван.

— Именно так. И тут я подхожу к самому главному. К тому, как руну понимал Константин Курланов. И почему рядом с руной на поясе выбит знак, который твой Губаханов рисовал на стене обезьянника. Это тоже название или, точнее, звук руны. То, как она «вибрирует» при произнесении. Ее магическая суть.

Знак И-на

— Ина? — догадался Третьяков.

— Именно, — удовлетворенно кивнула Алиса. — Смотри теперь, что еще я нашла в Интернете. Название Ина встречается куда реже, чем Инг или Ингуз, и, как я уже сказала, ассоциируется с защитой, а не с плодородием или исцелением. То есть это защитная руна, если можно так выразиться, военного назначения. Написание, которое мы видим на поясе и которое пытался воспроизвести Губаханов, — это рунический шрифт. Три вертикальные точки в нем — это дефис, так что на поясе написано «И-НА».

— Значит, на поясе у Курланова была изображена руна и ее название.

— Правильнее сказать — записан ее звук. Скорее всего, Курланов купил пояс на одном из фестивалей, посвященных викингам. И очень радовался своему приобретению. Олег Сулин сам слышал, как Курланов хвастался, что если знать определенные ритуалы, с этой руной на его поясе можно управлять миром. Что он заполучил древнюю силу в руки. Скорее всего, Черный Воин полностью разделял это его мнение.

— Разделял настолько, что ради этого пояса совершил убийство, — согласился Третьяков, расхаживая по кабинету.

— Да, — подтвердила Алиса. — Но убийство не ритуальное.

— Не понимаю, — остановился Третьяков. — О чем ты?

— Я предполагаю, что Черный Воин причисляет себя к тем же самым варягам или викингам, что пришли на Волхов в 862 году. К Воинам И-На, если уж на то пошло. И он, как и Курланов, ищет возможность возродить древнюю магию. Однако если Курланов только играл с этой идеей, надеясь использовать магию в личных, так сказать, интересах: деньги, удача, власть, то Черный Воин с помощью руны совершает определенный ритуал.

— Жертвоприношения! — воскликнул Третьяков.

Алиса облизнула пересохшие губы.

— Это слово подходит идеально. Для Черного Воина это не убийства, это — жертвоприношения. Он кровью наносит древний символ, созданный, по его мнению, во времена викингов.

— И ты уверена, что именно с ним ехала в поезде? — похолодел Иван.

— Либо это была самая невозможная и редкая случайность в моей жизни, либо…

— Он следил за тобой, — закончил за Алису Иван Третьяков. — Ты должна немедленно остановиться. Ты никуда не поедешь, слышишь? — Иван кричал в голос, лицо его стало багровым от напряжения. — Еще мне не хватало, чтобы он принес в жертву тебя.

— Ты не можешь меня остановить, — тихо проговорила она. — Даже я сама не могу себя остановить. Я буду там, если успею. Я буду там, если смогу понять, куда он направляется, — в эту самую минуту, Иван.

— Алиса! — крикнул он.

— Я тебе перезвоню, — сказала она и отключилась. Решила дать ему время остыть, прийти в себя.

В машине воцарилась нехорошая, напряженная тишина. Алиса посмотрела на водителя. Паренек сидел бледный, с плотно сжатыми губами. Он тяжело дышал. Затем он резко затормозил и съехал на обочину. Они остановились. Алиса огляделась — неизвестный кусок трассы, вокруг лес, снег и пустота. Все, как в ее самом страшном кошмаре, вот только она не могла себе позволить сейчас бояться снов. Алиса представила, как сжимает страх в комочек, похожий на смятый лист бумаги для принтера, и кладет в тяжелую деревянную коробку на петлях. В петли — тяжелый навесной замок, коробку в сундук, сундук на чердак, чердак закрыть, дом запереть, ключ выкинуть. Яйцо в утке, утка в зайце, и не стоит вспоминать об игле.

— Сколько вы хотите за то, чтобы довезти меня до того места, которое я вам укажу? — спросила она у водителя очень тихо и осторожно, словно они в этот момент занимались разминированием бомбы.

— Мы едем к убийце, да? — уточнил паренек, голос его дрожал.

— Как тебя зовут? — спросила Алиса.

— Андрей.

— Андрей. Как моего отца, — грустно улыбнулась она. — Я должна попасть туда, Андрей. С тобой или без тебя. Иначе я не смогу дальше жить. Так ты мне поможешь?

— Двести тысяч рублей, — сказал Андрей и грязно выругался, отворачиваясь к окну.

— У тебя есть «Сбербанк-онлайн»? — спросила Алиса, выдыхая с облегчением.

Колеса засвистели, прокрутившись на старте, и «Фольксваген» вырулил на трассу.

45

«Крестики-нолики», — пробормотала Алиса, разглядывая рисунок на сложенном вдвое грязном листе. Позабыв обо всем остальном — о непредсказуемой дороге, о том, что будет, когда она доберется туда, куда хочет добраться, о том, как Черный Воин смотрел на нее и говорил о «звенящей» ее тишине, — Алиса искала место, искала точку в пространстве. Время она знала. Ноль часов девятнадцать минут.

Телефон был подключен к зарядке. На приборной панели валялись другие исчерченные Алисой листы. «Ты не имеешь права на ошибку», — думала она, разглядывая причудливые фигуры и цифры. Координаты убийств, даты убийств, даты ретроградности Меркурия. Уравнение с неизвестным ей Черным Воином, чьи зеленые глаза неотступно преследовали ее.

Может быть, он и правда умеет читать мысли? Ведь нашел же он Алису в поезде. Что, если сейчас он сидит где-то с закрытыми глазами и слушает ее мысли? Алиса поежилась от внезапного холода. «Ты должен остановиться», — подумала она. Прислушалась — за окном автомобиля выл ветер. Они ехали уже очень долго, и свет сменился тьмой, облака закрыли небо, и не было видно звезд. «Крестики-нолики». Алиса снова открыла файл, нашла нужный отчет и раскрыла его — данные по наличию флунитразепама в крови жертв убийств. Ирсаево. Башкирия. Найден зимой две тысячи семнадцатого, в январе. Дата убийства неизвестна, мертв не меньше чем за полгода до обнаружения. Точнее определить не вышло, так как тело подверглось атакам диких животных и воздействию среды. Что же касается обстоятельств убийства, неопознанный «бездомный» предположительно вначале был усыплен, а затем его подвесили на дереве головой вниз, вспороли живот, выпустили кишки, перерезали вены и горло. Кровь. В теле практически не осталось крови, она вся утекла в землю. Не в этом ли все дело?

Алиса почувствовала, как тошнота подкатывает к горлу. Зеленые глаза незнакомца вдруг стали ледяными, и Алиса сжалась под его пронизывающим взглядом. Честное слово, если бы можно было сейчас успокоиться, надев на голову какую-нибудь шапочку из алюминиевой фольги, она бы сделала это. Но фольги не было. Даже простой бумаги не было. Электронизация мира в действии, ни у нее, ни у водителя Андрея не нашлось нормального блокнота или тетради, даже ежедневника не было, Алиса всю информацию хранила в телефоне или компьютере, дублировала в Облако, но никогда уже — на реальный носитель. Виртуальная вселенная. Теперь вот все, что у нее есть — несколько листов из-под какого-то очередного сервиса, и она чертила поверх черных букв и цифр. Ирсаево.

«Поклоняясь Одину как верховному богу, приносили особенно большое количество жертв, в том числе человеческих. При этом жертву — пленника или преступника — вешали на дерево головой вниз и пронзали копьем, как это сделал с собой Один».

На всякий случай Алиса перечитала материал с сайта о скандинавских культах еще раз, но сомнений у нее не было. В деле бездомного, убитого в Ирсаеве, все указывало на жертвоприношение, причем не абы какое, а именно ритуальное, в стиле древних викингов. Алиса позвонила Третьякову.

— Его убили тридцатого августа две тысячи шестнадцатого года. До этого ретроградный Меркурий был только в конце апреля — это слишком далеко. Следующий уже в декабре, а в январе в Ирсаеве наш бездомный уже был обнаружен.

— Ты уверена, что это убийство — из наших? — переспросил Третьяков, занимавшийся в тот момент ровно тем же самым. Он чертил линии, сверяясь с картой, с той только разницей, что у него бумаги было предостаточно.

— Я уверена в этом и могу это доказать. Это убийство — дело рук Черного Воина. Он принес бездомного в жертву Одину в соответствии с тем, как это делали древние воины. Разница только в том, что, в отличие от древних воинов, Черный Воин усыпляет жертву, прежде чем убить ее. Он так делал во всех известных нам случаях. Возможно, он не хочет, чтобы люди страдали.

— Или исключает возможность сопротивления, — предположил Иван.

Алиса на секунду закрыла глаза. Вдохнула, борясь с головокружением.

— Дело не только в том, как умер этот несчастный, но в том, где именно. Если помнишь, эта линия лежит перпендикулярно и ровно в четырехста километрах по прямой до нашей основной линии: Гайды — Черная Холуница — Тошкино.

— Это верно, но проблема в том, что мы не знаем длины линий, мы понятия не имеем, какого размера наш центральный квадрат фигуры.

— Это и правда проблема, — согласилась Алиса. — От того, какова длина стороны центрального квадрата руны, зависит место следующего убийства. Если центральный квадрат — четыреста километров, тогда я ошиблась, и вы там, в Ульяновске, ждете совершенно правильно, понимаешь?

— Да, понимаю, — кивнул Иван, глядя на разложенную перед собой карту России. — Точка пересечения по линиям. Ирсаево — Тошкино — четыреста километров. Гайды — Тошкино — тоже четыреста километров.

— И от Тошкина до вас в Игнатовке тоже четыреста… — почти прошептала Алиса. — Но мне это не нравится.

— Почему? Все же логично?

— Нет, не логично. Не логично. Боюсь, что я знаю длину стороны квадрата, и это не четыреста, а двести километров.

— Да почему? — разозлился Иван.

— А почему тогда между линиями Пенза — Саранск и Гайды — Тошкино всего двести километров? Должно быть четыреста, если это — квадрат.

— Но мы не знаем, — начал злиться Иван. — Мы не можем ни в чем быть уверенными.

— Он свернул в Казани, — уверенно сказала Алиса. — Убил там кого-то и свернул под углом в девяносто градусов — в точности, как это изображено на руне. Сторона центрального квадрата — двести километров. Он все делает с интервалом в двести километров. Я не уверена, но мне кажется, я что-то упускаю. Он убивает в первый день ретроградного Меркурия, с интервалом в двести километров. Он рисует фигуру. Он почти уже ее дорисовал. Даты не совпадают…

— Какие именно даты? — Иван подошел к окну и попытался его закрыть, но от злости слишком сильно дернул ручку, и механизм стеклопакета заклинило. — Черт возьми!

— Что случилось? — забеспокоилась Алхиса.

— Ничего. Хорошо, я сейчас попробую построить прямую. Двести километров ровно от Тошкина, так?

— Да, я уже построила. Там получается точка в районе Казани. Но мои ресурсы — это Google Maps, я не могу быть уверена в точности измерений. Нужно, чтобы профессиональный геодезист все промерил.

— Мы это уже сделали.

— Я тоже. Я сейчас перешлю тебе карту, я обозначила желтыми звездами те убийства, что уже совершены, зеленым — предполагаемое место убийство в Казани, а красным — то место, куда я сейчас направляюсь. Это район Керженского заповедника, в двух часах за Нижним. Республика Марий Эл.

— Лес. Да, у нас тоже получился лес. Это в случае, если он едет туда, а не к нам, в Ульяновск.

— Да, это именно на такой случай.

— Я не хочу, чтобы ты туда ехала, — снова сказал Третьяков, но в его голосе уже не было особой надежды.

— Ты сможешь прислать кого-то из местных? — спросила Алиса.

— Я уже веду переговоры. Там снег, этот заповедник — настоящий дикий угол. Если мы ошиблись хотя бы на несколько десятков метров, мы его не найдем.

— До этих пор Черный Воин был весьма точен в своих действиях. Есть смысл ожидать того же от него и впредь. Ты получил мою карту? Я сейчас еще и координаты тебе сброшу.

Иван переслал Алисе расчеты специалиста из геодезической службы в Москве и принялся рассматривать карту, присланную ею. Ее вариант с обозначенными на карте точками был куда нагляднее сухих расчетов геодезистов. Тогда Иван распечатал карту и принялся соединять точки. Он пробовал разные варианты с тем, чтобы получившаяся руна И-НА делала свой смертоносный поворот в Ульяновске, а не в Казани, но чем больше он чертил, тем больше понимал — Алиса опять права. Центр фигуры — квадрат, а не прямоугольник. Если исходить из того, что сторона этого квадрата равняется двумстам километрам, то руна И-на складывалась уже сейчас. Идеально ровная, она раскинулась по карте России, накрыв собой ее центральную часть. Неимоверно огромная, невероятного масштаба преступление и невозможное же сумасшествие. И все же — фотография фрагмента пояса еще живого Константина Курланова делала все, предложенное Алисой, до странности правдоподобным.

Знак И-на

Есть некто Черный Воин, живущий в своем мире, и в этом мире идет война. Идет уже тысячу лет, и звезда по имени Солнце на этот раз ни при чем. Вторая планета от Солнца скоро остановится и развернется вспять, и начнется битва. Однако выходило, что он — здоровый мужик, полицейский, тренированный под серьезную нагрузку, способный выдержать почти любой удар, умеющий стрелять, вооруженный, наделенный полномочиями и навыками ведения боя — сидит в неправильной точке, в которую никто сегодня ночью, в ноль часов девятнадцать минут, не придет. А дочь его убитого друга Андрея Петровича Морозова летит по заснеженным дорогам в дремучие леса Нижегородской области — молодая перепуганная девчонка, вооруженная смартфоном и кредитной картой. Что, если он убьет ее? Он уже знает ее в лицо, он уже вычислил, что она опасна.


Ты не можешь этого знать.


— Мне нужна машина, — сказал Третьяков, ворвавшись в кабинет местного начальника.

— Ваш маньяк будет здесь через несколько часов, — нахмурился начальник. — Зачем вам машина?

— Вот вы его и встретите, у вас людей хватит, — отрезал Третьяков. — Дайте мне машину, слышите? Он… не приедет он сюда. Он едет в Марий Эл.

Начальник долго молчал, задумчиво глядя на Третьякова. Тот явно нервничал, уже надел куртку и теребил в руках смятую пачку сигарет. Местный начальник понимал, чего хочет Третьяков, но он был достаточно спокоен, чтобы сложить два и два. Они, как всегда, складывались в четыре.

— Все равно не успеешь, — пожал плечами он.

— Я хотя бы попробую.

— Да нет у меня ничего. Только если я тебе собственную «Ниву» отдам, но ты на ней и до Йошкар-Олы не доедешь. Она или сломается, или… сломается. Да и больше девяноста на ней не поедешь. Тебе тут гоночный болид нужен от «Формулы‐1». Но и на нем все равно времени не хватит.

— И что? — бессильно ударил кулаком по столу Иван. — Сидеть просто так?!

— Почему сидеть? Давай-ка звонить в Йошкар-Олу.

Иван сбросил куртку и закурил. Выбора у него не было. Алиса опередила его, и эту чудовищную разницу в их текущей геопозиции уже ничем не изменить. Засел за телефон и принялся названивать в Йошкар-Олу.


Знак И-на

46

Он знал, что за ним идут. Ма-Кошь так и вилась в воздухе, следуя светящимся призраком за машиной, и свистела — это слово было ближе всего к тому звуку, что она издавала, хоть и не отражало в точности. С приходом темноты мир начал искриться и светиться нежно-голубым светом. Ингвар знал — портал почти открыт. Справится ли он? С каждым разом все становилось сложнее, ведь Другие уже чувствовали печать. Дело всей жизни было почти закончено, и нежно-голубой свет, льющийся от земли, лишний раз это подтверждал. Всего три Вехи — и древняя печать будет восстановлена. Голубое пламя окутает всю Землю, и Тьма будет отброшена назад, в вечность. Сражаться с тем, что непобедимо, — вот в чем он клялся на могиле своей матери, вот о чем он должен думать.

Ты сам знаешь, что стоит на кону.

Ингвар любил дорогу от Нижнего Новгорода туда, в Дикое, где древняя магия чувствовалась особенно сильно. Там жили другие люди, которые еще умели слышать язык ветра и разговаривать с деревьями, но стоило им выйти на другую сторону, и шум машин заглушал все скрытые тайны. Двенадцатая Веха была невероятно важной, она закрывала самое сердце И-ны. Люди не знали, забыли силу знаков, забыли тайные ключи от мира, вписанные в кружево звездного неба. Только и остались дешевые обереги, силы и смысла которых никто не понимает, да заговоры, результат которых непредсказуем. Даже воткнутая под порог игла на самом деле была Вехой, разрезанным лучом света, без которого тьма оседала за отрезанными дверьми безо всякого стеснения. Но люди втыкали иголки из ненависти, писали древние символы на своих телах, даже не зная, что они значат, в надежде приманить богатство и славу, множа тьму, которая уже почти поглотила мир. Реки выходили из берегов, океаны оборачивались вспять и обрушивали свои воды на головы людей. Материки сходили со своих мест. Земля всегда была под угрозой, и несколько раз Жизнь уже почти проиграла Тьме, вспомнить хотя бы Пермь. Точка, откуда пошла Тьма, — Ингвар не мог забыть, что почувствовал, когда попал туда. Время и пространство тогда вдруг смешались, и он увидел, как миллионы лет Тьма заглатывала землю, а Высшие бились, цепляясь за последние остатки Жизни, раздувая голубой огонь. Пермское вымирание, так его потом назвали ученые.

«Ученые», — с горечью подумал Ингвар. Все, что они делают — это собирают сведения и записывают в бумажки данные, чтобы потом развести руками. Они-то даже не знают, какие придумать датчики для опознавания Тьмы. Тьма — это сила, суть которой невозможно просто взять и понять или, тем более, зафиксировать какими-то датчиками. Это то же самое, что и душа, — там, где она живет, уже не работают датчики.

Голубой свет вдруг почти погас, и Ингвар забеспокоился. Неужели они опоздали? Ма-Кошь влетела внутрь, повеяло холодом.

— Они уже там.

— Это невозможно, — покачал головой Ингвар. — Еще не время.

— Время уже ничего не решает, — возразила Ма-Кошь. Она была прозрачной, ее свет был желтым, как колосья спелой пшеницы.

— Время — самая негибкая субстанция, — возразил он. — Они не могли оказаться там вперед нас. Может быть, это кто-то другой?

— Это может быть та девушка, — прошелестел Связной, и Ингвар нахмурился, вдавил педаль в пол. До места — не больше получаса, и дорога становилась все сложней, огня почти не осталось, и ветер усилился. Если Связной прав, девушку придется остановить. Любой ценой. Ингвару совсем не нравилось, как это звучит. Любой ценой. Невольно он захотел остановиться, достать мобильный телефон и проверить, где она, — но он подавил в себе это желание. Ма-Кошь наполовину высунулась из машины и принялась раздувать пламя — от ее дыхания над дорогой ритмично взвивались светло-голубые искры.

Когда-то Ингвар ходил в кино, там показывали Пандору. Ему стало страшно, настолько ярко и подробно там показали мир, который Ингвару удавалось видеть только иногда и только в отражении зеркала. Ему тогда сказали — это только фантазия. Фантастика. Не бывает голубых существ. Ингвар ничего тогда не сказал. Он видел тонкие длинные полупрозрачные тела Высших, они переливались голубым. Он видел древних лесных духов, с которыми Воины И-На издревле заключили союз. Они были текучими, как ртуть, и в их телах отражался лес. Увидеть их почти невозможно, если они не хотят быть увиденными. Он видел и Других — когда приносил клятву и преклонял колено.

— На месте, — выкрикнула Ма-Кошь и устало осела золотым пеплом на сиденье. Свет ее поблек. Ингвар выключил свет фар и тихо проехал деревню Круглово насквозь. Он не боялся быть увиденным, но не хотел допускать излишних жертв среди людей. Впрочем, деревня спала. Тут, в этой лесной глуши, люди засыпали с приходом темноты, а если кто не засыпал, то оставался в домах, в тепле и подальше от Тьмы. От края деревни до места было совсем недалеко, но все равно Ингвар позаботился о том, чтоб спрятать машину, — съехал с дороги в пролесок. Это место он хорошо помнил по прошлому разу. Такие события, как создание Вехи, отпечатываются в памяти навсегда — каждая деталь, каждый штрих.

В полной темноте Ингвар открыл дверь и прислушался. Тишина звенела, искрилась и переливалась. Лес не спал, он был полон своих обитателей. Тут были и олени, и лоси, и даже медведи, — никого из них Ингвар не опасался, они его точно не тронут. Других он опасался. Он выпрыгнул из машины в снег. Еще глубокий, он тут даже не начинал таять. Высокие шнурованные ботинки, как всегда, помогли — защитили от снега. Впрочем, Ингвару было все равно. Он подошел к лежащей на заднем сиденье девушке, посмотрел на нее с сожалением. Молодая, целая жизнь впереди. Одна маленькая жизнь, отданная за Жизнь. Смерть и Рождение, закрытая дверь и распахнутые ворота Вечности.

В пролеске было пусто, Ма-Кошь ошиблась, и Другие не смогли пробраться сквозь преграду времени. Время — самая негибкая субстанция этой вселенной. Ингвар посмотрел в небо — облака закручивались в спираль, дышали силой, портал открывался, оставались считаные минуты.

Ингвар открыл дверь машины и потянулся, чтобы вытащить опустевшее тело девушки из салона. Снег скрипел под ногами, с каждым шагом приходилось проламывать спрессовавшуюся снежную корку. В остальном все было приемлемым — ни тебе бешеного снегопада с ветром, ни проливного дождя. Ингвар повесил ритуальную сумку на плечо и потянул девушку на себя. Кажется, Девушка зацепила что-то ногами, когда Ингвар протаскивал ее через дверь, но это было не важно, он не стал обращать на это никакого внимания.

Девушка была тяжела и тепла, Ингвар слышал ее дыхание, а ее ноги и руки болтались и тянулись за нею тяжелыми толстыми канатами. Приходилось собираться с силами и часто перекладывать ее на руках чуть повыше, чтобы она не упала на снег. Этого нельзя было допускать. Она была — ключ, она была — врата. Он должен нести ее, как высшую ценность, что только есть у этого мира. Он мысленно обратился к Силе, попросил поддержки. Идти по снегу было тяжело, и ритуальная сумка била Ингвара по ногам. На этот раз он все привез с собой, Веха была сложной, пугающе сложной. Справится ли он с задачей? Лесная бездна темнела, но он знал, куда идти. К тому же Ма-Кошь летела рядом, освещая путь. Ингвар вспомнил, что хотел проверить телефон, но теперь уже на это времени не было. Если Алиса каким-то роковым стечением обстоятельств окажется здесь — так тому и быть.

47

Марий Эл — не просто отдельный субъект РФ, настоящее государство в государстве. На гербе республики медведь с мечом и щитом, марийцы — прежнее название их черемисы — древний народ со своей историей, культурой и даже языком. Помимо русского говорили на татарском и на местном, марийском языках. Многие века Марийский край был настоящей ареной для сражений Запада и Востока, и кровь обильно орошала марийские земли, а марийцы-крестьяне растили на этой земле свой урожай.

Трудно было найти худшую геолокацию на ту ночь, в этом Иван Третьяков убедился лично, в течение нескольких часов объясняясь с разными функционерами из Йошкар-Олинского МВД. Объяснить им там, что необходимо организовать задержание опасного преступника, который, возможно, готовит убийство в одной из их отдаленных деревень, оказалось делом куда более сложным, чем Иван рассчитывал. Пара часов у Ивана ушла только на то, чтобы объяснить дежурному следователю в Йошкар-Олинском МВД, что это не шутка, не розыгрыш и что убийство действительно готовится в районе деревни Круглово — то есть в месте, до которого по зиме три часа добираться — и то не на каждой машине. Население деревни Круглово — семьдесят человек в хороший год. Кому понадобится убивать в такой глуши, когда на российских просторах полно куда более комфортных для убийства мест. Убивай — не хочу.

В итоге обещали все же выслать наряд — спасибо вмешательству больших людей из Следственного комитета, но Ивана это не успокоило. Он позвонил Алисе, но после одиннадцати вечера ее телефон начал принимать сигнал с перебоями. В глубинке сотовая связь ловит далеко не всегда.

Водитель «Фольксвагена» Андрей никогда в жизни не проводил за рулем столько времени, никогда не ездил по дорогам вот так, на ощупь, ориентируясь только на навигатор, который то и дело принимался перестраивать маршрут — терял связь со спутником. Андрей очень устал, и по нему это было сильно заметно. Он то щурил глаза, то принимался тереть их. Когда они свернули с шоссе в сторону заповедника, дороги стали узкими и извилистыми, покрытыми льдом и снегом. Скорость упала, и сделать с этим ничего было нельзя — чуть притопи педаль, и риск станет неоправданным. К тому же Алиса, эта сумасшедшая и такая поначалу решительная и до абсурда бесстрашная, в какой-то момент утратила всю свою смелость, сбросила обувь, подтянула ноги к подбородку и сидела так, словно окаменев. Несколько раз Андрей попытался спросить, все ли в порядке. Она отвечала после невозможно длинной паузы. Ответом всегда было короткое «да», но Алиса смотрела вперед, на дорогу, как кролик смотрит на гипнотизирующего его удава. С ней что-то было не так, но Андрей решил больше не спрашивать. Меньше знаешь — крепче спишь.

Спать ему было нельзя. Он жал кнопки и крутил тумблер на радиоле, но в какой-то момент остались только радиомолчание, темнота и полная неизвестность. Телефон Алисы торчал из подстаканника рядом с ручкой переключения передач, и когда он зазвонил, это было так неожиданно, что Андрей подпрыгнул и чуть не крутанул руль в сторону, но Алиса не среагировала даже тут. Так и сидела, словно попала в режим деактивации. Андрей слушал простую, стандартную трель телефона и нерешительно косился на пассажирку. Ничего.

— Может, ответите? Вдруг что-то важное? — сказал наконец он, но Алиса не отреагировала. Андрей покачал головой. Если бы на его банковском счете не лежало сейчас на двести тысяч рублей больше, он бы остановился в ближайшем городе — хотя откуда тут взять город. На ближайшей заправке. И он высадил бы Алису, подошел бы, открыл дверь, вытащил бы ее наружу, выбросил бы ей ее обувь, сумку и телефон и забыл бы, как страшный сон. Но двести тысяч рублей были на его счету — и терять их теперь, когда уже проехал сотни километров, он не собирался. Пусть чокнутая, зато богатая чокнутая, Андрей проверил несколько раз — даже специально вышел из банковского приложения и вошел обратно. Так что, вздохнув, он протянул руку и взял телефон. Звонил Третьяков. Нужно ответить. Андрей уже знал, что это — полицейский. И что он в этом безумии вместе с ними и вроде как понимает, что происходит. Хотя Андрей, хоть убей, так и не понимал.

— Алло? — сказал он. — Это водитель.

— Почему? — спросил Третьяков раздраженно. — А где Алиса?

— Она тут, рядом. Она… отдыхает, — осторожно подобрал слово Андрей.

Третьяков понял что-то, что уходило от понимания водителя. Он тут же спросил:

— Ей плохо? Что с ней?

— Не знаю, нет, ей не плохо. Но она… молчит.

— Поставь меня на динамик, — потребовал Третьяков. Андрей сделал это без возражений. — Она меня слышит?

— Не уверен.

— Ты болван, что ли? Динамик включен?

— Да, включен, — обиделся водитель. — Можете говорить, только она не слышит. Может, она вообще спит с открытыми глазами.

— Алиса, это я. Полиция была в Круглове, они говорили с людьми и ничего не обнаружили. Никого там не было, слышишь меня? Разворачивайся, слышишь? Не смей туда ехать. Там нет ничего, деревня на семьдесят домов. Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, так что пусть твой водитель найдет что-то — кафе или заправку — и высадит тебя. И мы подумаем, что делать дальше. Черт возьми, ты ответишь мне? Там, в Круглове, никого нет.

— Они плохо смотрели, — ответила вдруг Алиса.

Водитель от неожиданности чуть не подпрыгнул.

— Нормально они смотрели.

— Он там прямо сейчас, — произнесла Алиса. — Они прямо сейчас смотрят?

Третьякову пришлось замолчать, чтобы придумать, что ответить. Что сказать, чтоб остановить эту упрямую идиотку.

— Да, они прямо там. Сейчас. И ничего не обнаружили.

— Ты мне врешь, — тем же тоном сказала Алиса.

— С чего мне тебе врать? — глупо повторил Иван.

Алиса ничего не ответила, только посмотрела на часы. Ноль часов десять минут. Меркурий остановится через девять минут.

— Он убьет через девять минут. Ты можешь сказать мне правду или повесить трубку, Иван. Там кто-то есть?

В ответ была тишина. Потом — глубокий вздох.

— Они уехали обратно в город.

— Какой, к черту, город? — ожила вдруг Алиса. — Они знают про время? Про то, что Меркурий остановится в ноль часов девятнадцать минут?

— Да, знают. Но они считают, что сведения твои недостоверны.

— Недостоверны? — Алиса развела руками, а затем закрыла глаза ладонями.

— Я знаю, Алиса, я все понимаю. Но тут, в Ульяновске, у меня было несколько дней, чтобы объяснить людям, чтобы показать наши с тобой таблицы и разработки, выписки из дел. А там… никто ничего не слушает, понимаешь? Они отработали сигнал, и все. Они уже в Йошкар-Оле.

— Никого не оставили? Ни одного человека?

— Там деревня — одно название, — выдохнул Иван. — Они даже трубку не берут.

— Отработали… — повторила Алиса, и в ее голосе была такая гнетущая безысходность, которую почувствовал даже водитель Андрей.

— Никуда не надо ехать, — устало попросил Иван. — Пожалуйста, Алиса.

— Я… мне пока больше нечего тебе сказать, — сухо ответила Алиса и нажала «отбой». Потом посмотрела на Андрея. Тот бросил взгляд на навигатор.

— Еще час. Может быть, чуть меньше. Я не знаю, какая там, ближе к месту, будет дорога.

— Вот же черт! — прорычала Алиса и стукнула кулаком по приборной панели. — Нужно быстрее. Мы еще можем его застать. Там сейчас человека убивают!

— А если я поеду быстрее, то я могу убить двух человек — вас и себя, — гаркнул Андрей в ответ. — И потом, хватит! Я не хочу приехать туда вовремя, слышишь? Ты понимаешь, я ведь не герой. Я делаю это за деньги. Если менты не поехали — мне что, больше всех надо?

— Вот и делай это — за деньги, — прошипела Алиса. — Только попробуй мне остановиться! Довезешь — и можешь убираться. Спасать свою шкуру.

— На что ты надеешься? Ты же сама сказала, он будет убивать через девять минут.

— Восемь. Через восемь минут. Семь. Но что-то может измениться, всегда что-то может пойти не так. Я должна… попытаться спасти хоть кого-то. Андрей, миленький, ты только продолжай… ехать…

— Я еду, еду, — кивнул он, повернулся и посмотрел на Алису, удержал взгляд, демонстративно глядя на нее, а не на дорогу. Поединок взглядов двух уставших, отчаявшихся людей. Андрей победил, и Алиса отвернулась. Алиса все поняла. Они ехали в молчании. Потом на часах в ее телефоне блеснула новая цифра. Ровно час ночи. Время, когда зло уже нельзя остановить. Она не только знала — она чувствовала это. Ее сердце сжималось от ужаса, превосходящего все, что она знала до этого. Больше, чем страх перед этой холодной снежной пустотой, окутавшей ее, темнее, чем окружавший их бесконечный дремучий лес Керженского заповедника. Она опоздала. Когда Андрей повернул в Круглово, тьма уже там.

Почти два часа ночи. Дорога в лесу. Смешанный лес, ели, березы, сосны. Тишина, бескрайнее небо и ночной сырой холод. «Фольксваген» медленно катился по скрипучему грунту. Асфальт кончился как раз на повороте к деревне, и темный лес обступил их еще плотнее, дунув в лицо запахом талой воды и лежалых листьев. В машине тоже похолодало, хотя печка работала по-прежнему на полную. Алиса растирала онемевшие пальцы.

— Почти на месте, — сказал Андрей только для того, чтобы развеять эту неприятную тишину и отчасти боясь, как бы Алиса снова не ушла в себя, в свой странный транс.

Она ничего не ответила, но кивнула. Она была здесь, с ним. Не улетела в свои миры. Уже хорошо. В темноте было почти ничего не видно, фары вырывали у сумрака куски стволов, тяжелые ветки лапника, часть дороги, затем первый дом — деревянный сруб из почерневших от времени бревен. Деревня спала, из печных труб над покосившимися домами в небо летел белый дым, единственный признак жизни. Затем залаяла собака, и стало чуть легче. Люди и живность, все отсиживаются в тепле, пережидают холодную темную ночь. В такую ночь хороший хозяин собаку на улицу не выгонит.

— Куда дальше-то?

— Давай просто вперед. До конца деревни, — сказала Алиса тоном, от которого Андрею стало не по себе.

Ее глаза горели нехорошим огнем, словно она и в самом деле знала, куда им ехать. Но ведь полицейские были здесь, полицейские ничего не нашли. Если бы этот «маньяк» готовил убийство, разве не нашли бы полицейские хоть что-то? Но мир казался недвижим. Деревня началась и кончилась — и ни следа, ничего необычного, ничего подозрительного. Просто ошиблась? Могла Алиса просто ошибиться — если не в том, что где-то ходит по земле убийца, то хотя бы в том, где именно он ходит. В этом случае им ничего не грозит, так? И он, Андрей, просто заработал на халяву двести тысяч…

— Сюда! — вдруг выкрикнула она, и Андрей похолодел. — Там, там что-то есть. Что-то блеснуло, я видела. Остановись и назад сдай.

— Что там? — вдруг смертельно перепугался Андрей. Он не видел и понятия не имел, как Алиса заметила маленький поворот в пролесок за деревней. Андрей остановил и развернул машину около поворота, пристально всмотрелся в темноту. Фары выхватили кусок снега, на котором вполне отчетливо были видны недавние следы шин, и только. Больше там не было ничего, по крайней мере блестящего.

— Не надо, — еле слышно сказал он. — Я прошу вас, не надо. Давайте позвоним кому-то. Этому вашему Третьякову позвоним. Пожалуйста, не нужно выходить из машины.

Поздно, Алиса уже распахнула дверь и выпрыгнула на то, что здесь именовалось дорогой. Но ее тут не было, дороги. Только следы шин. Привычно хромая, Алиса подошла к пролеску, согнулась, затем включила фонарик на телефоне. Часто-часто задышала, глядя на то, что валялось в узком ярком световом луче. Пустая смятая банка из-под газировки.

— Что это? Что? — спросил Андрей, не понимая.

Алиса не ответила — просто не смогла. Вспомнила, как Игорь предлагал ей точно такую же банку с водой, с именно этой водой, а она отказалась. Алиса заставила себя сосредоточиться. Она посмотрела на следы шин. Большая машина, широкие шины. Открыла файл из фотографий — картинка с отпечатком шины с места убийства отца, ее сделал Третьяков в лаборатории в Твери. Позже он передал, в нарушение всех инструкций, все, что у него было, Алисе. Данные, ей нужны были данные. Теперь она знает: тут, в Круглове, у Игоря другая машина. Просто большая, но не та же самая, на которой он приезжал, чтобы убить ее отца. Если это был он, конечно. Алиса разогнулась и пошла дальше в глубь леса.

— Я прошу тебя, не ходи туда, слышишь? — причитал за ее спиной Андрей. — Я с тобой туда не пойду, и не думай. Я останусь тут.

— И не надо, — пробормотала Алиса еле слышно, но Андрей ее услышал.

— Не надо? Ты одна попрешься в этот лес? Но зачем? Ты же не остановишь его, ты хоть это понимаешь, а? Или ты совершенно чокнутая? Он тебя грохнет тоже.

Алиса остановилась и развернулась к Андрею, который, как оказалось, шел за ней след в след.

— Я не чокнутая, — устало ответила она. — Я думаю, его там уже нет.

— Ты думаешь?

— Я уверена. Почти уверена. Его машины же уже нет, Андрей. Но ты… не ходи, слышишь? Если можешь, подожди меня в машине, не уезжай. Если тебе не трудно, ладно?

Она повернулась и решительно пошла в лес, подсвечивая себе дорогу фонариком. Она удалялась быстро, и неожиданно свет от ее фонарика исчез за деревьями. Андрей остался один. Тишина, темнота, и он один. Это было невыносимо, и машина больше не казалась безопасным убежищем. Сам не зная зачем, Андрей бросился за Алисой. Рядом с ней было отчего-то не так страшно. Именно в такой момент дыхание человека рядом с тобой становится самым важным.

— И чего ты поперся? — спросила Алиса, когда Андрей ее догнал. Тот только пожал плечами. — Тогда включи фонарик на своем телефоне, а? А я лучше буду снимать на видео. Ладно?

Андрей не отвечал. Теперь уже ступор был у него. Алиса нахмурилась, подошла к нему вплотную и потерла ладонями его плечи.

— Не нужно бояться, Андрей. Не нужно. Его там нет, понимаешь? Ты ничем не рискуешь, — заверила она.

В этом она ошибалась.

48

Алиса шла довольно быстро, хоть и хромала. В сапоги забился снег, он обжигал холодом и тут же таял, соприкасаясь с теплой кожей, но ей было все равно. Алиса видела следы Черного Воина, она видела, что он был тут. На безмятежном, ничем не потревоженном снегу виднелись отпечатки тяжелых ботинок с рифленой подошвой — сорок третьего ли размера, она не знала. Но это было он. Он был тут. Был. Его больше тут нет.

Она видела следы от его шагов в обратную сторону.

Не думай об этом! Алиса заметила, что в одном месте он остановился и положил что-то на землю — не тело, что-то еще, может быть сумку. Для тела вмятина на снегу была слишком маленькой. Алиса сфотографировала отпечаток и продолжила видеосъемку, пошла дальше. Она отключила все чувства. Только то, что вокруг. Потом подумаешь о том, что творится у тебя внутри.

Идти пришлось далеко, глубоко в лес, но след был только один — Черного Воина. Получается, Игорь нес свою жертву на руках. Там, в поезде, он не производил впечатления силача, но по внешнему виду порой трудно сказать, насколько человек силен. Пронести на руках по снегу бесчувственное тело? Значит, вот так и Голованов попал на место своей смерти? Его донесли на руках? Или у Черного Воина есть какое-то приспособление, чтобы нести человека — какой-то специальный рюкзак? Возможно.

— Тут могут быть дикие звери? — то ли спросил, то ли сказал Андрей, и луч света задрожал.

— Если они тут есть, мы узнаем об этом, не так ли? — ответила она, продолжая идти.

Ответ Андрея совсем не успокоил, и он диковато озирался по сторонам. Глаза постепенно привыкли к темноте, и она уже не казалась такой тотальной. Не чернота, нет. Белое, серое и рябое, пятнистое, разлинованное упавшими ветками, искрящееся льдом под светом его фонарика.

Именно потому, что глаза уже привыкли видеть в этой тьме, Алиса успела остановиться, когда узкий луч выхватил нечто синее на земле. Если бы не остановилась — споткнулась бы о лежащее на снегу тело, так близко она к нему подошла. Она замерла всего в нескольких сантиметрах от тела и коротко, сдавленно вскрикнула, когда под светом ее фонаря появилось мертвое женское лицо. Вскрикнула и подавилась криком. Андрей подлетел к ней, заглянул из-за ее плеча.

— Что это? — спросил он, но Алиса не могла вдохнуть, ее легкие отказались наполняться воздухом.

Она смотрела, и не могла оторваться, в мертвые глаза девушки, лежащей на земле. Синими были ее вязаные рейтузы с эльпаками.

Андрей грязно выматерился и отпрыгнул, затем часто-часто задышал.

— Это она?

— Да. Это она. — Алиса смогла сделать вдох. Затем — осторожно — еще один.

Мертвые глаза были карими. Неестественно прямая, с разбросанными в стороны руками, убитая лежала так, словно была прибита к кресту. Лицо белое, бескровное, словно всю ее кровь выпил вампир. Алиса сделала шажок в сторону, хотела наклониться к телу, но Андрей успел схватить ее и удержать.

— Нельзя, понимаешь, нельзя, — прошептал он. — Ничего нельзя трогать.

— Она… смотрит… — пробормотала Алиса. — Но она… ты видишь?

— Да, да, — кивал Андрей. — Ей уже ничем не помочь. Она отмучилась, слышишь? Все самое плохое у нее уже позади.

— Нет, ты посмотри! — крикнула Алиса и ткнула пальцем вниз.

— Что? На что посмотреть? — спросил Андрей и внезапно понял, о чем говорит Алиса.

Убитая девушка… с ней что-то было не так, чудовищно неправильно, и Андрей понял что.

— Он ведь отрубил ей голову. О господи. — Алиса задышала часто-часто, когда заметила, что не только голова, но и руки, и ноги убитой были отрублены и затем аккуратно и плотно приставлены обратно. Этого было слишком много для любого. Пальцы Андрея разжались, и он согнулся пополам, отбежал, отполз в сторону из последних сил. Его вырвало, вывернуло наизнанку, ему стало так плохо, словно земля и небо перевернулись и поменялись местами. Алиса же стояла и смотрела на разрубленное тело, потеряв способность чувствовать и управлять собой. Именно в этот момент ее телефон зазвонил.

Она нажала «прием», не глядя. Она думала, это Третьяков. Она хотела, чтобы он позвонил, хотела услышать его голос, но вместо этого в мертвой, паранормальной тишине раздался другой голос, который она тоже сразу узнала. Даже удивилась, что не почувствовала, не догадалась. Это мог быть только он, это должен был быть он.

— Зачем ты пошла за мной? — спросил голос, и душа Алисы оборвалась и полетела в пропасть.

— Ты! — сказала — как вынесла ему приговор. — Игорь, ты?!

— Мое настоящее имя Ингвар. Мое древнее имя. Лучше зови меня так, хотя это ничего не изменит. Имена не имеют значения.

— Не имеют, — согласилась Алиса. — Зачем ты мне позвонил?

— Я же обещал. — Он, кажется, удивился. — Там, в поезде. Разве не помнишь? Я обещал, что позвоню. Я должен был убедиться, что ты в порядке. Но ты не должна была идти за мной. Ты можешь быть в опасности. Тьма еще сильна, и я не могу тебя защитить.

— Подожди. Ты что, знаешь, где я?

— Я всегда знаю, где ты, Алиса. Ты что, не чувствуешь? Мы с тобой связаны.

— Как ты узнал, что я здесь… сейчас? — Понимание буквально обрушилось на Алису.

— Это самое простое, разве это тебя действительно волнует? Ты должна уйти оттуда. Там сейчас небезопасно.

— Небезопасно? — выдохнула она, и зрачки ее расширились. — Как насчет нее? Ты принес ее сюда. Я же здесь и вижу, что ты сделал, ты, защитник! Я тут, в Круглове, прямо сейчас. И я вижу ее, девушку, которую ты убил. Которой ты отрубил голову. — Алиса опустила руку с телефоном, не в силах говорить. Рыдания душили ее. Как же она хотела просто повесить трубку. Но даже внизу — его голос все равно был слышен.

— Я понимаю, как это выглядит, — сказал он. — Но ты не понимаешь, Алиса. Пока не понимаешь. Это только выглядит так. Я не убийца, Алиса. Хотел бы я другой судьбы, но кровь все определила за меня. Все мы — дети своих отцов. Это не мой выбор, это моя работа. Я должен был защитить врата, но я бы никогда не причинил вреда тебе. Ты должна понимать, что идет война, и я должен делать то, что должен. Так уж вышло.

— Ты — сумасшедший, Игорь.

— Ингвар. Ты знаешь, что это не так, — мягко поправил ее он.

На экране вспыхнул сигнал, вторая линия. Третьяков. Он звонит, но она не может ему ответить, она должна… что же она должна? Удержать убийцу на телефоне? Как в фильмах, когда нужно проговорить с преступником определенное время, чтобы выяснить, где он находится. Только тут Алиса прекрасно знала, где находится Черный Воин. Он уехал отсюда, из леса, совсем недавно, буквально за полчаса до того, как приехала Алиса. Алиса знала, что если она наклонится и сможет заставить себя прикоснуться к телу убитой девушки, та, возможно, будет еще теплой. Он не мог далеко уехать, но он уже неуловим. Сидит в своей большой и быстрой машине где-то на обочине одной из сотни дорог, которые есть в округе. И говорит с нею. Хочет достучаться до нее, донести свою правду. Зачем? Он вдруг заговорил нараспев, словно причитая, совершая обряд:

— И будет день, и ночь будет, и врата замка будут стоять открытыми, но никого не окажется, чтобы их защитить. Ветер принесет пепел и пламя, кому пепел, а кому пламя. И заполыхает мир, и войдут Другие, и впустят в мир тьму. Не все люди — это люди, Алиса. Не все черное черно, не весь мир — свет. Только кровь запирает врата. Эликсир силы, язык жизни. Ты не должна пытаться остановить меня, — он замолчал.

Сигнал звонка от Третьякова погас, но через секунду появился снова.

— Что такое И-НА? — спросила Алиса еле слышно.

Ингвар потрясенно вскрикнул.

— И-НА — это сила, Алиса, это оружие. Люди придают слишком большое значение таким понятиям, как добро и зло. На самом деле важна только жизнь. Неизвестно, хватит ли нам силы. В тебе тоже есть сила И-НА, я увидел это сразу.

— Ничего во мне нет! — закричала Алиса и невольно сделала два шага назад. — Что такое — эта твоя печать? Что это за знак? От кого он защищает? Что нам угрожает, Ингвар? Ты можешь мне сказать? Это какая-то магия? Есть и другие воины или ты один? Что это за тьма?

— Как много ты знаешь и как мало понимаешь, — удивился он. — Прислушайся, Алиса. Замолчи и слушай ветер. Она еще там, ее имя Ма-Кошь, ты слышишь? Она скажет тебе, что на кону, Алиса. Она скажет тебе, зачем нужно проливать кровь.

— Ничего, я не слышу ничего! — бросила ему она, но тут вдруг до нее долетел порыв ветра, завыл, загудел, растрепал ореховые волосы. На мгновение Алисе показалось, что она слышит глубокий печальный вдох.

— Само существование этого мира на кону, Алиса, — прошелестел Ингвар эхом в ее телефоне.

Алиса зажмурилась и замотала головой. Открыла глаза и посмотрела вниз, туда, откуда на нее глядели пустые мертвые глаза на бескровном лице.

— Для этой девушки мир исчез. Ты отнял его у нее, Ингвар. — Губы Алисы скривились в горькой ухмылке. — Приди и ответь за это.

— Не перед теми я буду отвечать, Алиса. Об одном прошу: не пытайся меня найти. Придет время — и я все тебе объясню. Время — самая негибкая субстанция нашей вселенной, но и его можно разрушить. Тьма может заполнить все.

— Ты и есть Тьма.

— Я — Черный Воин, Алиса. Я стою у ворот, и у меня нет выбора, а ты уходи. Все, кого можно спасти, уже спасены. Кого не смогли, потеряли. Кровь уходит в землю и прорастает корнями, тебе нечего делать там.

— Ты ведь собирался меня убить, да? Скажи мне, Ингвар, что заставило тебя передумать?

— Ты, — ответил он после очень долгого молчания.

— Я не отступлю, Ингвар. Однажды я встану между тобой и вратами. Тогда тебе придется меня убить.

— Я не хочу этого, — тихо пробормотал Ингвар. — Я забрал жизнь твоего отца, пусть у меня и не было выбора, но я сделал это. Я не хочу забирать твою.

У нее подломились ноги, и Алиса осела на снег. Телефон замолчал. Ингвар отключился, все кончилось, к ней вернулась тишина. Алиса сидела на снегу рядом с мертвой девушкой и смотрела в пустоту, чувствуя с абсолютной точностью, что пустота смотрит на нее в ответ.

Полиция приехала только через час. Пригнали несколько машин, и «Скорую», и даже пожарную машину. Кто-то из начальства приехал на своей «Тойоте». Алиса сидела в машине у Андрея, что-то чертила и бормотала что-то себе под нос. Андрей, обхватив себя руками, качался и мотал головой. Он был совсем плох, и одного взгляда на него хватило полицейским, чтобы понять — «Скорую» они вызывали не зря.

— Посттравматический шок, — кивнул коренастый доктор в синих форменных брюках и пуховике того же цвета.

Врачи выглядели как спасатели, и Андрей потянулся к ним, как ребенок, и зарыдал, и дал вколоть себе успокоительное. Полицейские сконфуженно смотрели на погруженную в расчеты Алису. Они знали, что по головке никого не погладят. Эта странная девица в синем пальто оказалась права, и теперь всем им предстояло расхлебывать последствия того, что по их милости и при их попустительстве тут было совершено чудовищное ритуальное убийство. Вот и как теперь с нею говорить, как снимать показания?

— Их должно быть двое, — сказала она, сама выйдя из машины на улицу к полицейским. — Я почти уверена, что их должно быть двое. Это — единственное объяснение.

— Кого двое? Убийц? — с демонстративным вниманием переспросил полицейский, но заметил, как девушка прикладывает к уху телефон. Алиса говорила не с ним, а с Третьяковым.

— Там должно быть два тела. У меня не было времени и силы, я не смогла проверить это, но других объяснений нет. Если первая точка была в Лермонтове, то тел должно быть два. Здесь два, потому что здесь линии И-НЫ пересекаются. И еще — в Тошкине. Там — то же самое. Взгляни на даты, Иван.

— Ты просчитала по дням? — тут же догадался Третьяков. — Точно. Я думал о том, что мы, должно быть, пропустили какие-то места или не совсем поняли его замысел, но твоя версия… ее определенно стоит проверить. Сейчас же свяжусь с местными операми.

— Думаю, я прямо сейчас смотрю на одного из них, — холодно сказала Алиса. Холод, собственно, предназначался офицеру. — Уважаемый…

— Айгобек Айгулович, — представился полицейский исключительно вежливо, но посматривая на Алису с опаской, словно у нее могла оказаться в кармане скрытая камера.

Алиса замерла на секунду, затем сказала:

— Айгобек Айгулович, мы предполагаем, что убийца, которого мы называем Черным Воином, уже был здесь, в этой деревне, и уже убивал в этом конкретном месте.

— Но почему вы так предполагаете?

— Не нужно задавать вопросов. Время вопросов у вас вышло. Просто сделайте то, что вам говорят. Необходимо проверить место убийства самым тщательным образом на предмет второго тела. Оно пролежало здесь долго, больше двух лет.

— Вы и дату мне скажете? — хмыкнул Айгобек Айгулович.

Алиса смерила его ледяным взглядом.

— Убийство было совершено девятнадцатого мая две тысячи пятнадцатого года. Оно было следующим за Саранском. Я могу вам даже время назвать.

— Но как… — начал полицейский и тут же подавился, наткнувшись на презрительный взгляд Алисы.

— Вам пытались объяснить, но никто не захотел слушать. Теперь у вас будет два тела вместо одного, — отрезала Алиса. К ее удивлению, полицейский подчинился, отошел и принялся раздавать указания по рации. Третьяков невольно рассмеялся там, на другом конце эфира.

— Что не так? — спросила его Алиса, продолжая излучать холод даже по телефону.

— Все так. Просто если бы я сейчас был там, я бы тоже не стал с тобой спорить. Просто побежал бы исполнять то, что ты приказала, — продолжал улыбаться он. — Ты мне, кстати, такой нравишься куда больше.

— А мне ничего не нравится.

— Я понимаю. Такое пережить. Слушай, ты сама-то как? Хочешь, я за тобой приеду? Я могу добраться до Йошкар-Олы за полдня.

— Нет, спасибо, — чуть-чуть оттаяла Алиса. — Это будет лишним. И потом, я, в целом, в порядке. Мне очень жаль этого мальчика, Андрея. Я не должна была… Я не подумала, как это может его потрясти.

— Ты и не должна была об этом думать, Алиса. Ты сама в таком же шоке, как и он.

— Но ведь я не в шоке, Иван, — возразила она. — Я знала, куда шла, и знала, зачем.

— И зачем же? — спросил Третьяков. — Я этого не понимаю. Зачем ты делаешь это, Алиса? Это не твоя работа — героически пойти в темный лес, в котором может прятаться маньяк-убийца, которому нравится отрубать головы.

— Нет, Третьяков, опять ты все не так понял. Ты неверно его оцениваешь. Ингвару вовсе не нравится отрубать головы. Он ведет войну и делает все возможное — с его точки зрения, — чтобы избежать лишних жертв.

— И каких же «лишних» жертв он избежал? — спросил Иван. — Может быть, он и не собирался тебя убивать.

— Собирался, — уверенно ответила Алиса, залезая в «Тойоту» местного начальника. — Но не стал.

— И ты так уверена в этом, потому что… можешь читать его мысли? — бросил Иван.

— Я так уверена в этом, потому что он мне об этом сказал, — ответила Алиса. Третьяков закашлялся и подавился дымом от собственной сигареты. — Ты не знал? Он… звонил мне. Он позвонил мне прямо туда, когда я стояла рядом с нею. Он… словно видел меня, знал, где я.

— Может быть, он еще был там? — тихо спросил Иван, и Алису передернуло от ужаса.

— Нет, его нет. Я бы… не знаю, я бы почувствовала.

— Тогда как… — задумался Третьяков, — как он мог знать?

— Он сказал, что мы неразрывно связаны и что теперь он всегда будет рядом со мной. Будет меня защищать! — нервно усмехнулась Алиса. «Тойота» тронулась с места, а она этого даже не заметила. Погибнуть в автокатастрофе — это больше не было самым страшным кошмаром для Алисы Морозовой. — Есть еще кое-что, Ваня… — Алиса прикусила губу. Она еще никогда так не обращалась к Третьякову.

— Что такое, Алиса?

— В этом разговоре, Ваня, он признался, что убил моего отца.

49

Убитая девушка оказалась жительницей Нижнего Новгорода, шестнадцатилетней Наташей Штондой, фамилия склоняется, как пояснила ее рыдающая мать. Накануне Наташа уехала отдыхать к подруге. От чего отдыхать? Мать разрыдалась еще горше. Да, Наташа не была образцово-показательной дочерью, а у матери совсем не было времени, чтобы заниматься ее воспитанием. Да, безотцовщина. От ее отца, Яна Штонды, осталась только запись в Наташином свидетельстве о рождении, да еще фамилия эта странная. Сбежал почти сразу после рождения дочери — ищи-свищи, и на алименты не подашь, и от государства помощи не получишь как мать-одиночка. Женился же ведь, с государства, стало быть, взятки гладки. Наташа росла, как сорная трава, и к своим шестнадцати чего только не перепробовала, почему и выглядела на двадцать с лишним. А ведь какая была чудесная девочка, когда в садик ходила. Стишки читала про любимую маму. И вот — нет ее, а мать жива.

Разве же заслужила Наташа такую смерть? Разве то, что она курила и любила погулять, — преступление? За что ж ее… так?

Узнав о Наташиной гибели, мать бросилась искать Пашку, Наташиного так называемого бойфренда, с которым она, собственно, и умотала в деревню к подруге. Она думала, он — убийца. Ревность, пьяная драка, что-то еще на почве пьянки. Пашка понятия не имел, что произошло с Наташей. Опрос подруги показал, что Наташа в тот день с ним поругалась, разозлилась и решила уехать домой. Почему поругалась? Разве ж это важно? Ну, хорошо — да, застала она их, подругу и парня, в койке. И чего? Но Наташка взбесилась, развернулась и ушла в сторону трассы. Молодые, ничего же не боятся. Да и потом, чего скрывать, она пьяная была. Не сильно, чуть-чуть.

Все улики по делу и останки с места преступления, включая останки Наташи Штонды, переправили в Москву. Йошкар-Ола не возражала. Московский эксперт Саша Алтухов хоть и не близко, но знал Третьякова по другим делам. Мир тесен, а уж московский мир уголовного розыска — тем более.

— Говорят, ты с женой разводишься? — спросил Алтухов, когда невыспавшийся и потрепанный Третьяков появился на пороге лаборатории.

— Это она со мной разводится, — хмуро ответил Третьяков. — Ну что, посмотрел?

— Слушай, я разводился уже дважды. Теперь, чтобы я женился, мне не то что беременность — мне нужно будет, чтоб ребенок сам лично за мать просил. В прошлый раз женился — теперь вот без половины квартиры, что от родителей осталась.

— Моя хочет, чтоб я ей кредит оплачивал и в дом не заходил, — признался Третьяков. — Давай лучше по делу, пока я у тебя тут не разразился речью. Я почти уже готов идти на баррикады, да времени нет.

— А что по делу? Твой Черный Воин, надо отдать ему должное, изобретателен и оригинален.

— Флунитразепам нашел?

— Ожидаемо, в крови жертвы, но еще я обнаружил следы препарата в банке из-под газировки. — Алтухов протянул Ване Третьякову заключение, тот в ответ — раскрытую пачку сигарет. Закурили. Курили в окно лаборантской, наплевав на строгий запрет начальства. Алтухов открыл лабораторный холодильник, достал банку колы и бросил ее Третьякову. Тот от неожиданности чуть не получил ею в лоб.

— Скажи мне, Третьяков, что ты чувствуешь, когда тебе дают банку с газировкой? — спросил Алтухов.

— Я чувствую, что ты мне чуть в голову не попал, — разозлился Иван.

— Чувствуешь ли ты, Третьяков, опасность и беспокойство при виде алюминиевой банки?

— Ну, конечно, чувствую.

— Ну, это потому, что ты знаешь, чего ожидать. Кстати, дергаешься ты совершенно напрасно, эту я сам лично купил, так что можешь выпить, она не отравлена, — заверил его Алтухов.

— Нет уж, спасибо, — отказался Иван, и тогда эксперт забрал у него банку, открыл ее, и до Ивана долетел легкий знакомый аромат. Эксперт отпил пузырящейся воды и крякнул.

— Ты понимаешь, Третьяков, это же запечатанная алюминиевая банка, она по определению не вызывает подозрения. Если бы это был термос или что-то такое, уже открытое. Даже пластиковая бутылка… Но запечатанная банка газировки выглядит на сто процентов безопасно. Ты сам ее открываешь, ты сам ее пьешь. Между прочим, на твоей банке из Круглова были найдены только отпечатки пальцев убитой девушки — и на банке, и на открывашке. Она сама ее, эту банку, взяла, сама ее открыла. Абсолютная безопасность, как я и сказал.

— Но препарат же уже был внутри? И как же он тогда подмешивает снотворное в закрытую банку?

— Простая, но поразительно эффективная методика. Смотри, — Саша поднес к лицу Ивана банку. — Он прокалывает банку под ободком, прям из-под металла, вот тут, точно под металлом. Алюминий такой толщины можно проколоть иглой от стандартного шприца на пять кубиков. Дальше твой фигурант вгоняет снотворное в газировку и тут же, пока газ из банки не вышел, запечатывает место прокола при помощи строительного пистолета с горячим клеем. Если этого не сделать, газ выйдет, банка при открытии не будет пшикать, и это может вызвать подозрения. А так — прозрачная капля горячего клея намертво заклеивает малюсенький прокол. Все, дело сделано. Банка будет открываться, как обычно.

— Но клей — его же могут заметить, — возразил Иван.

— На-ка, посмотри, — и эксперт снова сунул Ивану банку. Тот осмотрел ее и заметил белесые, словно восковые, капельки в паре мест на банке. — Ну как?

— Что — как?

— Подозрительно? В этом-то и фокус, что почти на всех банках можно наткнуться на капли клея.

— На нормальных банках?

— На совершенно нормальных, ничем не отравленных банках — как вот эта в твоих руках. Потому что технологически банки на заводе сцепляют в блоки по шесть или девять штук пластмассовой держалкой, с которой при упаковке на банки иногда тоже капает пластик. А клей, к твоему сведению, тот же пластик. Чуть другой состав. В общем, все гениальное просто.

— И смертельно опасно, — пробормотал Иван. — Теперь я никогда газировку пить не буду.

— И молодец, все равно от нее здоровью один вред.

— Точно. Лучше пить водку. А что насчет жертв? Есть что-нибудь для меня?

— Ну, девушка твоя — тут все просто и понятно. И время смерти установлено, и причина. Отделение головы от тела вследствие удара острым тяжелым предметом, предположительно — топором.

— А руки и ноги? Он их отрубил до или после смерти?

— А какая разница? — поднял бровь Саша. — Вообще, довольно странный товарищ — этот ваш убийца. Да, ты прав. Сначала он отрубил девушке ноги, затем подождал чуток и отрубил руки. Затем еще подождал — и только потом отрубил голову. Подождал минут десять, наверное.

— Она могла прийти в себя от боли? — спросил Иван, и Алтухов задумчиво пожал плечами.

— Почему бы и нет? Исключать никак нельзя. Болевой шок как выключает людей, так и включает. Но будем все же надеяться, что в себя жертва не приходила. Так, вторая жертва — это совершенно другая история, — оживился Алтухов. — Точную дату убийства мы, конечно, не установили. Сам понимаешь, три года прошло.

— Я знаю дату. Убил он его девятнадцатого мая пятнадцатого года. Валерий Михайлович Рюмин, пенсионер из Нижнего Новгорода, дачник, из тех, кто, знаешь, по весне с рассадой едут на дачу.

— Вы его что, уже опознали? — причмокнул Саша. — Хорошая работа, уважаю.

— Да там несложно было, семья и жена искали убитого по полной программе. Рюмин числился пропавшим без вести в Новгородской области. В тот день Рюмин как раз к жене ехал на дачу, а машина сломалась. Ее нашли — недалеко от дачи, на трассе. Машину нашли, пенсионера — нет. Вероятно, Черный Воин его подвез и каким-то образом опоил. Вы нашли в крови флунитразепам? — спросил Иван.

Алтухов покачал головой.

— Нет, Ваня. Там другая история, как я сказал. Во-первых, не было флунитразепама. Видимо, твой пенсионер все же отказался пить газировку. Во-вторых, даже если бы он и выпил — твой Черный Воин подобрал его почти около дачи, там ехать было бы всего ничего, да? Это и объясняет, зачем Черный Воин нанес черепно-мозговую травму. Некогда ему было ждать, вот и ударил.

— Старика, — скривился Третьяков, словно съел что-то горькое. — Рюмину было семьдесят два года. Заслуженный учитель. Физика, математика. Двое детей, трое внуков. Мы смогли опознать его по описанию родственников, по одежде в основном. Тело было в ужасном состоянии. Три года прошло.

— Ему тоже отрубили руки и ноги, а затем голову. Тоже, вероятнее всего, Черный Воин дождался, пока из тела вытечет вся кровь, только потом отрубил голову. Может быть, он вампир?

— Нет, это вряд ли. Вокруг тела Штонды было море крови, она просто вытекла на землю.

— Ну, не знаю тогда, зачем. Безумие, да? — пробормотал эксперт. — Я слышал, это ритуальные убийства? Какой-то древний ритуал викингов?

— Он считает себя воином, который в одиночку ведет некую Тысячелетнюю войну, которая началась еще при викингах.

— И с кем он воюет?

— Да откуда я знаю? — Иван вдруг почувствовал необъяснимую злость. — Какая разница — с кем? С Тьмой.

— Нет, просто вдруг правда? — пожал плечами Алтухов, достал сигарету и снова закурил. Иван помолчал, а потом холодно спросил:

— Что именно правда?

Алтухов обернулся к Третьякову.

— Для викингов, Вань, человеческие жертвоприношения были нормальным явлением. Я знаю, я читал. Сейчас еще сериал сняли просто отличный. Викинги, хоть и отличались невероятной жестокостью, преуспевали и чуть ли не полмира завоевали. Никто не может толком объяснить, как им удавалось выигрывать сражения, откуда эти силы у них брались. Слыхал про берсерков?

— Я слышал про берсерков, и что?

— Ну, они были непобедимы. Настолько непобедимы, что это было за гранью человеческих возможностей. Могли, к примеру, исчезнуть и появиться в другом месте. Могли взлететь в небо воронами. В общем, магия. И они приносили людей в жертву богам.

— Ты говоришь так, словно скучаешь по тем временам! Может, ты считаешь, что в нашем мире не хватает человеческих жертвоприношений?

— Я просто подумал, — сощурился Алтухов, — что, если он — твой Воин — знает что-то такое… важное про нашу землю, к примеру. Может, древние викинги тоже ставили защитную печать, руну эту. Кто его знает, что там тысячу лет назад было. Историки ведь ничего не знают. Да и не походит твой маньяк на маньяка. Жертвы разные, способы убийства разные, и вообще. Нетипично. Нет, он работает на задачу. Он методичен, организован, способен к анализу своих действий и чувству вины.

— Чувство вины, значит? — сжал губы Третьяков. — Двенадцать трупов, Саш. Мы нашли всех. Двенадцать раз он убил, чтобы нарисовать эту чертову фигуру И-НА на земле. Дважды убивал по двое в одних и тех же местах, чтобы соединить линии в пересечении. Мужчины и женщины, молодые и старые. Ему никого не жаль. Для него они — не люди, он сам сказал так: «Я никогда не убивал людей». И ты говоришь, викинги?

— Я согласен, это ужасно, — поднял руки Алтухов. — Я только говорю, мы многого не знаем о нашем мире и о силах, которые за пределами нашего понимания.

— Да, многого не знаем, тут ты прав. Но кое-что мне известно. Этот парень — чертов псих, и я хочу посмотреть, что будет, когда я его поймаю и запихну в самую вонючую тюрьму, которая только есть в России. Думаешь, мир рухнет? Что может случиться с нашим поганым миром, а? Апокалипсис?

— А что, если да? — поднял брови Саша.

— Может, надо дать ему закончить руну? Так ты считаешь? Все, что нужно — всего-навсего убить еще двоих людей. Одного — двадцать шестого июля, Саш, а другого — семнадцатого ноября. Если ты считаешь, что это такая важная война, может, ты согласишься стать одним из них? — змеей прошипел Иван, схватил со стула свою куртку и выскочил из лаборатории. Алтухов смотрел ему вслед, а затем пожал плечами и склонился к экрану компьютера.

— Совсем шуток не понимает, — неуверенно усмехнулся он.

50

Иван решил заехать лично. Сказал себе, что просто хочет убедиться: девушка понимает, что все это значит. Убедиться в том, что с ней все в порядке. Посмотреть ей в глаза — на это он не мог решиться всю последнюю неделю. Алиса открыла ему дверь, не спросив, кто там, не посмотрев в глазок. Она была растрепана, вокруг глаз явственно очертились черные круги. Плохо спит? Нет, она не в порядке, подумал он и захотел сбежать. Но Алиса кивнула ему, улыбнулась и спросила, из какой адской дыры он вылез. Тогда Третьяков чуть-чуть успокоился.

Новость о том, что ее телефон теперь постоянно прослушивается, оставила Алису Морозову на удивление спокойной и равнодушной. Эксперты подтвердили то, что подозревал Иван и в чем была уверена сама Алиса. Человек, называвший себя Ингваром или Черным Воином, умудрился каким-то образом обойти телефонную блокировку «Самсунга» и установил в телефон Алисы Морозовой неизвестное приложение, написанное специально для того, чтобы следить за геолокацией. Приложение в целом было похоже на стандартные программы типа «Где дети» или «Найти телефон», за исключением того, что было «серым», пиратским, и высчитать, отследить того, кто его создал и получает информацию, оказалось невозможно. Пара дней ушла на то, чтобы убедиться, что цифровой след приложения уходит глубоко на дно цифрового мира, в Эквадор и дальше, в цифровое небытие. На всякий случай Третьяков уточнил, что Алиса может в любой момент отказаться от участия в операции, и снова получил это ее невразумительное пожатие плечами. Словно слежка за ней полиции и сбрендившего убийцы не стоит ее внимания. Словно ей не до этого.

— Тебе что, все равно? Ты хоть понимаешь, что рискуешь жизнью?

— Ты пытаешься меня отговорить или уговорить? — спросила Алиса и улыбнулась странной улыбкой человека, которому — одному — известно нечто, чем ни с кем нельзя поделиться.

— Я хочу, чтобы ты понимала.

— Я понимаю, Иван. Но ведь и ты должен понимать, что вряд ли он мне снова позвонит.

— Это еще почему? Ты не можешь быть в этом уверена.

— О, я уверена, — возразила она. — Он всегда опережает вас на один ход. И теперь ты снова ловишь его там, откуда он уже ушел. Он не вернется, Иван. Он знает, что телефон уже побывал в ваших руках. Он знает, что я знаю.

— Все слишком запутанно, ты усложняешь. Он не такой умный, как ты его рисуешь.

— Он еще умней, чем я его рисую. И говорить не о чем, Иван. Ты можешь его найти только в одном месте и в одно время. Двадцать шестого июля, в пять часов три минуты утра. Все остальное не важно, понимаешь?

— Все важно, — огрызнулся Иван.

— Ладно, остынь! — усмехнулась Алиса. — Лучше скажи, ты вообще когда в последний раз ел? Или мылся, если уж на то пошло. Может быть, нужна помощь?

— Ничего мне не нужно, — буркнул Иван. Они помолчали. Иван пытался отогнать от себя мысль о том, что вот эта юная растрепанная девица, насмехающаяся над ним, стояла над трупом и говорила с убийцей. И никого не оказалось рядом с ней. Ни единой живой души. — Я хотел еще кое-что сказать.

— Еще кое-что? Звучит многообещающе. Ну, скажи мне «кое-что».

Иван кивнул и посмотрел через ее плечо на комнату Андрея Петровича. Там явно ничего не меняли, Алиса там пальцем ничего не трогала. Все выглядело так, словно Морозов вот-вот вернется. Даже старый свитер висел на спинке стула, около письменного стала.

— Я должен был рассказать об этом давно, но все как-то не удавалось. Не до того было, но я должен…

— В чем дело? — нахмурилась Алиса, почувствовав неладное.

— Короче, за пару лет до смерти твоего отца… то есть до его убийства, я взял у него деньги в долг.

— И зачем ты мне об этом рассказываешь? — удивилась Алиса.

— А кому мне рассказывать? Я был ему должен два миллиона. Теперь я их должен тебе.

— Зачем ты брал у отца такие деньги? — спросила Алиса сухо.

— На квартиру. Чтобы меньше брать в кредит, потому что там проценты сумасшедшие. А мы ждали второго ребенка, так что решили, что пора. Да он мне практически сам предложил. Я ему отдал полмиллиона с копейками. Теперь вот ты знаешь.

— Почему сейчас? — уточнила она после долгой паузы.

— Что — сейчас?

— Почему ты сказал сейчас? Ты решил мне отдать эти деньги?

— Отдать я их не могу, у меня их нет. К тому же жена взялась со мной судиться и квартиру, кажется, решила забрать себе, так что я пока понятия не имею, как за все это платить.

— Ну, у меня твоих расписок нет, так что официально я с тебя ничего стребовать не могу, — процедила Алиса.

— При чем тут расписки? — вспыхнул Третьяков. — Просто знай, что за мной долг, и я обязательно его верну. Со временем.

Алиса смотрела на него, не отрываясь, думала, затем коротко кивнула. Разговор окончен.

К удивлению Ивана, он не почувствовал никакого облегчения. Да, мысль о том, что он зажал чужие деньги, воспользовался смертью друга в своих целях, была неприятной, жгла и просилась наружу. Но теперь он признался — и ничего ведь не изменилось. Это в церквях раскаяние приносит облегчение, а тут у него только долгов прибавилось. Алиса все равно пострадала, и два миллиона ей не помогут. Он не смог ее уберечь, и вот результат. Она изменилась. В ее глазах плещутся печаль и глубина, как у воина, вернувшегося с войны. Она уже видела то, что не должна видеть девушка, и «развидеть» это не сможет. А он ей про два миллиона.

Алиса распрямила плечи, на губах ее заиграла странная улыбка. Все было не так, но кто бы ее в этом винил.

— Договорились, Иван. А сейчас, я думаю, тебе лучше уйти, — сказала она.

Иван вздрогнул, когда в проеме комнаты появился чей-то силуэт. Крис Морган, Алисин друг, кивнул Ивану, и тот кивнул в ответ. Вот и хорошо, что он здесь, можно убраться восвояси, в свою адскую дыру. Комната, которую он снимал, обладала единственным преимуществом — низкой ценой, учитывая то, что располагалась она в пешей доступности к работе. Удивительно низкая цена, и на бензине получалось экономить. В остальном — сплошные минусы. Стиральная машина — минус, ее там не было. Минус нормальная плита. Минус — что за дверями одной из двух других комнат в квартире живет пара приезжих с двумя детьми. Шумно. Скандалы и детский плач. Иногда по утрам, бреясь в грязной, десятилетиями не ремонтированной ванной под стук возмущенных соседей, Иван чувствовал себя Жегловым из фильма «Место встречи изменить нельзя». Все то же самое, но с Интернетом. Но сейчас он был рад забраться в свою пещеру Циклопа.

Все произошедшее лежало на нем, как тонна тяжелого мокрого снега на хлипкой крыше сарая — вот-вот сорвется вниз и разломает все к чертовой матери. Вот и бежал от самого себя, только пятки сверкали. Забился в комнатушку, лег на узкую продавленную кровать лицом вниз, в старую перьевую подушку и попробовал не дышать. Он лежал так, сколько смог, пока лишенный кислорода мозг не принялся трубить тревогу, и даже после этого Иван несколько секунд не поворачивался, сопротивлялся своей природе. Затем все же оторвался от подушки, вдохнул и снова нырнул в затхлый старый пух. Подумал: нужно позвонить жене, потребовать встречи с детьми. Снова поднять вопрос о квартире, в которой Лена живет с его детьми и своим любовником. Но сил не было. Он не хотел скандалить с женой, и даже сыновей видеть не хотел. Не сейчас. Потом. После. Двадцать шестое июля. Невозможно, чтобы он ушел от них. Невозможно. Они обложат его, загонят, как волка, затравят собаками, а если Черный Воин сделает хоть одно неверное движение, то Иван лично его пристрелит.

Алиса проводила Ивана до двери, затем вернулась в комнату, где сидел Крис. Он делал вид, что читает математический журнал, а сам тихонько поглядывал на Алису, когда думал, что она не видит. В конце концов, она устала от этой игры, подтащила стул и села напротив Криса.

— Если у тебя есть что мне сказать, — скажи.

— Это не мое дело, — пробормотал тот.

Алиса склонила голову и поймала взгляд Криса.

— Не твое. Но ты уже час сидишь тут и смотришь на меня так, словно я смертельно больна и ты боишься меня потревожить.

— Ты не ходишь на занятия, — решился наконец Крис.

Алиса растерянно посмотрела на него, а затем расхохоталась. Она смеялась долго и с чувством, и беспокойство на лице Криса сменилось недовольством.

— Да, смейся. Стоило столько лет трудиться, чтобы все потерять! Ты что, не понимаешь, что тебя могут не принять в магистратуру?!

— Ты думаешь, меня это беспокоит? Да мне плевать! — Алиса вдруг поменялась в лице, и от ее смеха не осталось и тени. — Ты что, не видишь, что мне вообще не до этого?

— Я вижу, что ты пропадаешь неизвестно где и все стены твои увешаны какими-то дикими знаками, а на кафедре уже забыли, как ты выглядишь. Да ты и выглядишь…

— Давай, договаривай, Крис. Что, я не накрахмалила блузку?

— Накрахмалила? При чем тут это! Ты так поменялась, Алиса. Я не уверен, что с тобой все в порядке, — сощурил глаза Крис.

— Со мной все в порядке, — бросила ему Алиса, склоняясь над ноутбуком.

Крис покачал головой, а затем решительно встал с дивана. Алиса даже не заметила, что он подошел к ней. Только вздрогнула и выпрямилась, когда почувствовала его руку на своем плече.

— Поговори со мной. Расскажи, что ты задумала.

— Я ничего не задумала. — Алиса не смотрела на Криса, ждала, когда он уберет руку. Тогда он взял ее за руку и повел за собой. Она не стала упираться, хотя и шла без энтузиазма. Крис подвел ее к зеркалу в прихожей, и через мгновение она смотрела на себя — на взлохмаченную, худую, изможденную девушку, у которой прямо посередине на футболке — пятно от кофе. Крис был прав, но Алиса только обернулась и с вызовом посмотрела на Криса.

— И чего ты здесь делаешь в таком случае? Беги, спасайся!

— Я беспокоюсь о тебе, ты понимаешь? Я знаю, как ты можешь проваливаться в себя, тем более после такого — твоего отца убили, ты сама зачем-то полезла в расследование. От такого у любого крыша поедет, и ты не виновата в том, что не справилась. В конце концов, кто такое выдержит? Но ты не обязана им помогать, пусть полиция ловит этого маньяка, а ты… тебе нужно заняться своей жизнью.

— Жизнь? И это, по-твоему, магистратура? Значит, я должна выбросить все из головы и сосредоточиться на самообучающихся алгоритмах, с помощью которых в будущем людям будет куда проще втюхать еще больше чертовых товаров и собрать еще больше данных?

— Алиса! — воскликнул Крис.

— Я и занимаюсь жизнью! Своей жизнью, твоей, всех людей. И да, ты прав — я не справилась. Ты даже не понимаешь, что именно стоит на кону, Крис.

— Мне кажется, это ты не понимаешь, Алиса. Твое здоровье…

— Ты что, — вдруг с недоверием ухмыльнулась она, — ты считаешь, что я схожу с ума? Господи, ты решил, что я спятила!

— Я не говорил этого, — неуверенно ответил Крис, но именно этого он и боялся.

— Просто отлично! — хлопнула в ладоши Алиса. — Знаешь что? У меня просто нет времени на все это. Я хочу, чтобы ты ушел.

— Нет, ты не хочешь этого. Ты сама не знаешь, чего хочешь. — Крис обхватил Алису и попытался прижать к себе, но она вырвалась, развернулась и скрестила руки на груди.

— Я. Хочу. Чтобы. Ты. Ушел, — отчеканила она, и ее темные глаза заполыхали огнем.

Крис отшатнулся, ему вдруг стало страшно. Что-то в ее словах, в том, как она их сказала, вдруг заставило его сделать шаг назад.

— Я хочу быть с тобой, — прошептал он, и Алиса моргнула. Огонь погас, она посмотрела куда-то вбок, избегая его взгляда. Он опустил голову, потом пошел в прихожую, замешкался, надевая ботинки. Споткнулся и чуть не упал, удержал равновесие, схватившись за край шкафа. Алиса стояла и смотрела на него пустым взглядом, и когда за Крисом закрылась дверь, она прижалась к ней спиной, откинула голову и закрыла глаза. Заниматься своей жизнью. Вокруг нее больше не было жизни, только звенящая пустота, в которой она вязла, как в зыбучем песке.

Алиса прошла в кухню, налила себе стакан воды из-под крана, затем вернулась с ним в гостиную, подошла к магнитной доске и поправила распечатанный фрагмент карты, на который были нанесены все обнаруженные ими точки убийств. Она обвела в кружок то место, где двадцать шестого июля, в пять утра, она знала, сойдутся все силы и встанут лицом к лицу. Тринадцатое убийство. Помотала головой, вытащила бумажку из-под магнита и отложила на стол.

Затем она провела пальцем по записям на доске. Неаккуратно, наспех написанные, и вразнобой, и разными фломастерами, и буквами разной величины. Алису это не беспокоило. Она прочитала записанное — в сотый, наверное, раз — самой себе вслух.

Зеленые глаза — в отца?

Ингвар — Игорь?.. Придумал?

Отец их бросил? Или умер?

Кровь… Всегда кровь…

Кроме моего отца и Курланова…

Флунитразепам — препарат для шизофреников. Он? Мать? Кто-то еще?

Просто ряженые… Просто… ряженые… Ненастоящие. Курланов был ненастоящим.

Алиса отошла от доски и задумалась. Курланов знал про И-НУ и ту силу, которую с этой руной связывают, но все, чего он хотел, — это с ее помощью разбогатеть и управлять миром. Уж не это ли желание стало для него роковым?

Алиса остановилась, подхватила первый попавшийся фломастер и дописала посреди доски:

Хотел управлять миром.

— Просто ряженые… — бормотала она себе под нос. — Просто ряженые… Флунитразепам… Старая форма. Девяностые. Сколько ему тогда было лет, интересно? Сколько ему лет сейчас? На вид молод, но нет. Глаза старше. Не меньше тридцати. Может быть, даже тридцать пять. Допустим, ровесник Курланова. Тогда, значит, тридцать три, тридцать четыре… В девяностых был маленький. Очень маленький. Семь-десять лет.

Застыла, потом дописала:

Потерял мать… Когда и как?

— Ингвар… Когда ты начал за мной следить, Ингвар? В поезде на Великий Новгород? Как ты мог узнать, что я в нем буду? А может, ты умеешь мысли читать? Нет, не думаю. Знаешь, Ингвар, что я думаю? Ты убил Курланова, потому что тот хотел управлять миром. Он не стал воином в твоей Тысячелетней Войне. Он просто хотел повеселиться, поиграть в викингов. А ты — нет. Ты никогда не играл. Значит, ты туда — на фестиваль — поехал не по своей воле. Он тебя уговорил. Ты знал Курланова, но знал его ты не по фестивалям исторических реконструкций, мой дорогой. Нееет. — Алиса улыбнулась в сумерках своей комнаты. — Ты знал его раньше. И за мной ты следил с самого Егорьевска.

Алиса оторвалась от доски и снова перечитала записанные вразнобой фразы. Затем рука потянулась к мобильному телефону. Алиса взяла телефон в руки, открыла вкладку «Контакты», нашла там Веру Ивановну Курланову, почти уже нажала на «вызов», как вдруг отшвырнула телефон, как ядовитую змею. Алиса совсем забыла, что телефон — это теперь не только и не столько средство связи, сколько ловушка, в которую может попасться кто угодно. Вероятнее всего, что в ловушку попадется она сама. Алиса подняла телефон, взяла трубку домашнего телефона, набрала номер. Ответили после второго гудка.

— Алло, слушаю? — раздался надтреснутый голос пожилой женщины.

Алиса сначала растерялась и чуть было не повесила трубку, но затем собралась и сказала:

— Вас беспокоит Алиса Морозова. Я приезжала к вам из Москвы… — Вспомнила еще кое-что и добавила: — Я журналистка.

— Я вас помню, говорите, — строго ответила Курланова.

— Скажите, пожалуйста, Вера Ивановна, а вы не припомните, среди знакомых или друзей вашего сына не было никого, кто бы рос без отца. И еще… возможно, у кого была не совсем обычная мать?

— Какая странная формулировка, — нахмурилась Курланова. — В каком смысле не совсем обычная мать?

— В любом смысле. Но, возможно, у нее были нервные срывы. Она пила сильнодействующее успокоительное. Впрочем, возможно, что это была не она, а ее сын.

— И вы думаете, мой Костя стал бы с таким водиться? С больным? — забулькала Курланова, как кипящий чайник.

— Знаете, мы все не совсем здоровы. Да и без отца много кто растет в наши дни, — вступилась Алиса. — Просто подумайте, может быть, кто-то придет на ум.

— У Кости всегда было много друзей.

— Я понимаю.

— Подождите… — запнулась вдруг Курланова. — Была у нас в городе одна, знаете… как городская сумасшедшая. У нее, как бы объяснить… не неврозы, но что-то такое было. Ее у нас все знали. Она и в больницах лежала, и «Скорая» ее ловила на улице. Только мы-то с нею совсем не общались.

— Совсем-совсем не общались? — расстроилась Алиса.

— Ну, конечно, совсем. Говорю вам, милочка, Нечаева совсем была «ку-ку». Из окна сигала нагишом. Заговаривалась: знаете, идет и громко что-то такое обсуждает, а с кем — неизвестно! — Вера Ивановна рассмеялась. — Сейчас, правда, таких психов — полные улицы. Идут, говорят, руками машут. Точь-в-точь Ира Нечаева. Только у них в ухе передатчик, так что они просто по телефону говорят, а у Иры передатчик был… с космосом.

— А в поликлинике на учете она состояла? — спросила Алиса.

— Ну, наверное. Говорю же, и в больнице лежала, и вообще.

— А кто-то еще был? Меня интересует кто-то, у кого был сын. Может быть, ровесник вашего Кости.

— Так у Иры Нечаевой и был сын, — сообщила Вера Ивановна. — А я не сказала?

— Нет, не сказали. А ее сына Костя мог знать?

— Ну не то чтобы знать. Наш Костя с ним вместе учился в младшей школе.

Алиса замерла, боясь поверить такой удаче.

— А как мальчика звали?

— Да не помню я, мы же с ним не общались, говорю вам.

— Не Игорь? — попытала удачу Алиса.

— Нет, точно не Игорь. — Вера Ивановна, не убирая далеко телефонной трубки, крикнула: — Коля, ты не помнишь, как нечаевского сына звали? Нужно. Говорю — нужно. Как? Вот, точно. Никита Нечаев.

— Так, может, они все же дружили с Костей?

— Нет, не дружили. Вместе в одном классе были, но Никита был забитым, знаете, программу плохо усваивал, ходил вечно в драном. Его потом перевели в другую школу. Мальчик-то был, в принципе, хороший. Учитывая, что неизвестно, от кого мать-то его нагуляла. А что дальше с ним было, я не знаю.

— Ну, спасибо, Вера Ивановна. В любом случае спасибо.

— Да на здоровье. А что такое? Зачем они вам? — спросила Курланова, но Алиса не собиралась на этот вопрос отвечать. Она должна быть уверена.

— Еще такой момент, Вера Ивановна, а у вас не осталось случайно школьной фотографии всего класса?

— Групповое фото, что ли?

— Да, групповое фото — такое, чтоб на нем и Никита Нечаев был.

— Ну есть, конечно. Мы все фотографии Костеньки храним. Только я не знаю, был там Никита или нет.

— А можете посмотреть? Пожалуйста, это очень нужно, — взмолилась Алиса.

Вера Ивановна положила трубку с гулким стуком и отошла. Некоторое время она возилась и шуршала, затем шаги, стук — и голос.

— Да, вот, нашла. И что?

— Мне необходимо посмотреть.

— Ну, приезжайте.

— А нельзя ли… может быть, кто-то есть у вас — соседи или там знакомые, которые могут переслать фотографию сообщением?

— Да как же ее перешлешь, она же большая?! — возмутилась Курланова. — Да и не отдам я ее. Это же все, что у меня от сына осталось, — голос ее задрожал.

— Нет-нет, вы меня неправильно поняли. Просто сфотографировать телефоном и отправить мне.

— А… — успокоилась Курланова. — Ну, это можно. Я к соседке зайду. У нее сын есть, вечно только в компьютерах и пропадает, совсем уже глаза просмотрел. Даже по ночам его слышу, когда он кричит.

Курланова продолжала говорить, потом до Алисы донеслись обрывки ее разговора с соседями. Замерла, не веря, что вот так просто может решиться вопрос такой сложности. Боялась даже дышать, пока вдруг в трубке Веры Ивановны не раздался недовольный мальчишеский голос.

— Чего нужно-то? — спросил мальчишка.

Алиса не стала тянуть.

— Нужно переснять всю фотографию, которую тебе даст Вера Ивановна, а также отдельно крупно Никиту Нечаева и Костю Курланова.

— А как я их найду вам? — злился мальчишка.

— Там же фамилии подписаны, дурень! — подала голос Вера Ивановна.

Мальчишка засопел. Затем Алиса услышала характерный щелчок. Сфотографировал.

— И куда?

— А у тебя что есть? Ты на свой телефон фотографировал? — заволновалась Алиса. Сердце билось, выпрыгивало из груди. — У тебя есть ВК?

— Ну, есть, — еще недовольнее отреагировал мальчуган.

Алиса назвала ему свой аккаунт, и мальчишка немедленно его нашел. Несложно, для этого-то поколения. Через секунду Алиса увидела на своей страничке серые контуры фотографий. Через три она смотрела на его лицо. Угрюмый, отстраненный, как загнанный волчонок. Но — несомненно — он. Черный Воин, Ингвар. Красивые, какие безумно красивые зеленые глаза.

— Алло! — кашлянул в трубку мальчишка. — Еще чего надо?

— Спасибо, дай мне Веру Ивановну, — попросила Алиса, и телефон без лишних разговоров перекочевал в руки соседки. Та спросила, не нужно ли еще чего сделать. Алиса ответила, что нет. Все сделано. Она смотрела на него, совсем еще ребенка, Никиту Нечаева. Затем прикрыла глаза.

— Вот до чего нынче техника дошла, надо же, — голосила Курланова. — А я видела, как военные фотографии нынче раскрашивают. Берешь черно-белую, а тебе раз — и цветную. Красота — и всего за пять минут. А раньше вручную…

— Вы не знаете, Нечаевы еще живут в Егорьевске? — Алиса даже не заметила, что перебила ее.

Курланова замолчала, затем промычала:

— Нет, что вы… Ира-то Нечаева, она уже давно умерла. А я не сказала? Она покончила с собой. Может быть, лет пять назад. Ой, это был кошмар какой-то. Я помню, потому что мне соседка рассказывала, что ее нашли в ванной всю в крови. Не соседку, конечно. Иру Нечаеву.

Алиса замерла, затем выпрямилась, натянулась, как струна, а пальцы стиснули трубку телефона.

— Как она покончила с собой? — спросила она, хотя ответ и был очевиден.

— Порезала вены, — сообщила Курланова.

Больше Алиса ничего о Никите Нечаеве не спрашивала, напротив, поспешила закончить разговор. Наплела что-то про рутинную проверку и повесила трубку. Еще долго после разговора с Верой Курлановой Алиса сидела на полу в гостиной и бездумно смотрела в стену. Что-то мешало ей просто взять трубку и позвонить Третьякову. Она, конечно, сделает это. Никаких сомнений. Еще несколько минут, ей нужно только чуть-чуть больше времени. Нужно подумать. Нужно ухватить за хвост эту ускользающую мысль — что-то, что смущало Алису и не давало ей покоя. Какая-то фраза, сказанная Ингваром. Что-то, что Алиса обязательно должна была включить в свое уравнение, в эту систему, в которой ей удалось раскрыть почти все скобки, найти значение почти всех неизвестных. Все началось, когда умерла твоя мать. Наверное, было и раньше, но пять лет назад ты остался совсем один. Ты любил ее, ты верил ей, как не верили психиатры, которые прописывали ей флунитразепам. Курланова ты убил, чтобы тот не осквернил твое «знание». Всех других ты приносил в жертву, чтобы справиться с какой-то неведомой, тебе одному известной угрозой. Ты был последователен и логичен, если можно примерить термин «логичен» в отношении того, что ты делаешь.

Кроме одного.

Внезапно Алиса вспомнила, как говорила с ним, с Черным Воином, с Никитой Нечаевым, и как его голос раздавался страшным потусторонним шепотом в ее телефонной трубке. «Я забрал жизнь твоего отца. Я сделал это. Пусть у меня и не было выбора, это я убил». Почему, подумала она. Почему у тебя не было выбора? Ты не принес моего отца в жертву, не совершал ритуала, ты не пролил его крови. Напротив, ты проследил за тем, чтобы ни единой капли крови моего отца не попало на землю. Для этого ты его и сжег, чтобы быть в этом уверенным. Больше незачем. Кровь. Она — священна, она — сила, эликсир жизни, она — печать. С моим отцом ты не воевал. Тогда почему, черт возьми, почему у тебя не было выбора?

Знак И-на

Алиса встала, подошла к магнитной доске и еще несколько секунд рассматривала все, что там написано. Затем взяла маркер и написала крупно поверх всех остальных записей — так, словно они ее, Алису Морозову, больше не волновали. Она написала:


Зачем нужно было убивать моего отца???


Знак И-на

51

Теперь это был лишь вопрос времени. Самая негибкая субстанция в нашей вселенной. Алиса сидела в автобусе и слушала рычание его железного сердца. Алиса дышала ритмично, в такт музыке из автобусного динамика. Пел Лепс. «Ночью ехать лень, пробыл до утра». Она не позвонила Третьякову и вообще никому не позвонила. Она аккуратно, словно боясь, что кто-то поймает ее с поличным, выбралась из квартиры, закрыв ее и посмотрев на дверь с удивлением случайного гостя. Ее сумка была тяжела. Телефон остался лежать в темной гостиной. Кто бы ни наблюдал за ней… Тьма сгустилась, и на город наступала ночь, но это больше не пугало Алису. Хотя нет, конечно. Пугало и еще как.

И ночь, и перспектива снова нырнуть в железное нутро рычащего рейсового автобуса, и то, что случится потом, когда она доберется до маленького уютного городка в ста километрах от Москвы, строго на юго-восток. Но страх больше не имел значения, он был как рана, которая саднит, но приходится наплевать и все равно идти в бой.

Алиса Морозова никогда не ездила с отцом в Благинино, потому что с того самого дня, когда ее вытащили, переломанную и истекающую кровью, из отцовской «БМВ», одна мысль о том, чтобы вернуться в то место, вызывала у маленькой Алисы истерику такой силы, что успокаивать ее приходилось таблетками. Долгая работа с психологами, реабилитация после изматывающего лечения, восстановление равновесия — ничего не помогало, и, в конце концов, отец принял Алисино затворничество как наименьшее из зол. Это вовсе не значит, что он не пытался что-то менять. Но были вещи, на которых он настаивал, и тут уж уступать приходилось Алисе. Случалось, на Андрея Петровича находило. В последний раз это случилось на Алисино совершеннолетие. Помимо других подарков он вручил Алисе абонемент в стрелковый клуб ДОСААФ.

Когда-то в разговоре с Третьяковым Алиса упомянула о странном подарке отца, но не была до конца честной — да и надо ли быть честной абсолютно во всем? Она вовремя замолчала и не рассказала, что абонемент в клуб шел как приложение к отцовскому наградному короткоствольному нарезному пистолету «Глок‐17». Подарить его дочери официально он, конечно, не мог, но решил, что пришло время, чтобы у взрослой уже девочки была возможность защитить себя, если вдруг его — отца — не окажется рядом. За год до этого умерла бабушка, которая жила с ними и фактически вырастила Алису. Теперь Алиса часто оставалась дома одна.

Спор разгорелся страшный. Алиса швырнула абонемент ДОСААФ отцу в лицо, потребовала, чтобы он немедленно увез пистолет из дома и никакое оружие не привозил — никогда и ни при каких обстоятельствах. Она кричала, что в большинстве случаев оружие стреляет по своим хозяевам, что она все равно никогда не сумеет воспользоваться пистолетом, но отец оказался на удивление несговорчив. Он сказал: пистолет будет в доме. Он будет лежать в сейфе, и ты будешь знать от него код. Придумаешь сама и никогда не забудешь. И в ДОСААФ ходить тоже будешь. А если не станешь — я приставлю к тебе охрану, которая будет р