Book: Ангелы ада. Смерть любопытной . Палач: Новая война



Ангелы ада. Смерть любопытной . Палач: Новая война

Питер Л. Кэйв. Ангелы ада. Делл Шеннон. Смерть любопытной Дон Пендлтон. Палач: Новая война

Peter I. Cave

CHOPPER

Dell Shannon

DEATH OF A BUSYBODY

Don Pendleton

THE EXECUTIONER: THE NEW WAR

АНГЕЛЫ АДА Питер Л. Кэйв

Ангелы ада. Смерть любопытной . Палач: Новая война

ГЛАВА 1

Когда Чоппер Харрис, по кличке Косарь, услышал шум, до кафе «Грик» оставалось еще не меньше полумили. Рев мощных двигателей двадцати-тридцати мотоциклов был далеко слышен в ночи, несмотря на тысячи других звуков, которые издавал перенаселенный город. Даже сквозь рев своего мотоцикла Чоппер уловил этот шум и направился к нему, как будто это был сигнал.

В этом шуме можно было безошибочно различить повышенные обороты, что могло означать только очередную гадкую затею того или иного сорта.

К любителям подобных затей принадлежал и сам Чоппер Харрис. Как моль летит на свет электрического фонаря или как мухи слетаются на дерьмо, так «Ангелы Ада» всегда устремлялись к ближайшей вероятной драке, доступному сексу или туда, где ангел мог сделать что-нибудь, чтобы доказать себе свое превосходство над обычным свинским горожанином.

Чоппер сбросил газ, ругая мотор, который отрыгивал громкую обратную вспышку из перегруженного карбюратора. Он свернул к обочине, прислонил тяжелый мотоцикл к парапету мостовой и спешился, чтобы сделать необходимые приготовления к тому, что приготовила ночь, Повышенные обороты могли означать одно из двух: или цель, дающая возможность рискнуть жизнью и показать свою бесшабашность и презрение к опасности, была неподалеку, или шум должен был скрыть звуки потасовки. Ревущие моторы мотоциклов служили полезным и эффективным камуфляжем для сокрытия звона разбивающихся бутылок, криков боли и хруста ломающихся костей.

Как бы то ни было, Чоппер хотел принять участие в акции, и он должен был быть готов к ней заблаговременно.

Медленно и тщательно он застегнул боковые ремни своего нацистского шлема. Каска была настоящей, о чем говорила вмятина от пули на левой части, придающая ей дополнительное престижное значение. Она попала к нему вместе с другими нацистскими атрибутами, которые носил Чоппер, из небольшого магазинчика в Ислингтоне «Камден Пассаж».

Тот факт, что носивший эту каску, возможно, погиб, доставлял Чопперу удовольствие. Возможно, ее первоначальный владелец был одним из настоящих нацистов — отчаянный, фанатичный и безжалостный парень, боровшийся за безумную идею абсолютной власти и сверхрасы, который уничтожал всех и все на своем пути.

Для «Ангелов ада» такая мечта выражала сущность окружающей действительности. Насилие и преступность породили ее. Нацистская мечта умерла, она была убита превосходящей оппозицией. Ангелы стали воинами нового поколения. Участие в насилии связывало их все крепче, как нацистские доктрины и пропаганда связывали немецкий народ. Желание господства проявлялось все в том же насилии.

Удовлетворившись застегнутым ремнем, Чоппер надвинул каску на лоб. Несмотря на внутреннюю толстую кожаную прокладку, в качестве мотоциклетного шлема безопасности каска никуда не годилась, но она надежно защищала против кулаков, бутылок и мотоциклетных цепей. Она также могла выдержать удары тяжелых кованых ботинок.

Чоппер вытащил из-за пазухи старую кожаную перчатку. Пальцы перчатки были укорочены, оставшаяся внешняя поверхность перчатки была аккуратно покрыта острыми металлическими шипами и медными клепками. Один удар рукой в такой перчатке мог содрать кожу с лица жертвы или залить ей глаза кровью.

Натянув боевую перчатку на правую руку, Чоппер пошевелил пальцами, устанавливая самые острые и большие шипы в лучшую позицию для удара. Завершая вооружение, он намотал на перчатку тяжелую стальную цепь, обернув ее конец вокруг запястья.

Это была только внешняя защита. Левой рукой Чоппер достал из нагрудного кармана маленький пластиковый медицинский пузырек. Когда-то в пузырьке лежали безобидные таблетки сахарина, теперь его содержимое было более мощным, почти смертельным — амфитаминные пилюли.

Даже ангелы иногда нуждались в этой маленькой прививке мужества к своему неудержимому желанию разрушать. Большая доза амфитаминов придавала силы телу и ослабляла защитный механизм мозга, так что ангелы могли ранить и даже убить человека без всякого сожаления.

Забросив в рот три пилюли, Чоппер запрокинул голову, чтобы проглотить их. Через десять минут наркотик придаст силы его телу.

Теперь Чоппер был готов ко всему, что означал рев мотоциклов на повышенных оборотах. Он сел на мотоцикл, завел двигатель и сорвался с места с оглушительным ревом и визгом резины по асфальту.

Повернув за угол возле «Грика», Чоппер увидел, что это была драка. И, по всей видимости, драка серьезная. Около пятнадцати ангелов схватились с полудюжиной молодых бритоголовых.

Чоппер безжалостно улыбнулся. Соотношение сил было благоприятным: пятнадцать против шести. Это способствовало утверждению представления ангелов о собственной непобедимости. Ангелы не любили терпеть поражение в драке.

Бритоголовые были, вероятно, из района Далстон, подумал Чоппер. Эта драка назревала уже несколько недель, с тех пор как в прошлом месяце группа ангелов заявилась на ночной фильм ужасов в этот район. Во время перерыва более чем двадцать местных юнцов обнаружили дыры от сигарет на своей дорогой одежде. Их девицам тоже не удалось избежать этого. Почти у всех одежда на спинах была заляпана пятнами черного моторного масла и изрезана лезвиями бритв.

Хождение от места к месту с горящими сигаретами и прожжение дыр в одежде было популярным среди ангелов времяпровождением в кинотеатрах. Просмотр фильма предназначался для горожан. Разрушение было более смешным занятием и входило в традиции ангелов.

Вероятнее всего, бритоголовые пришли в район Холловей в надежде найти мотоциклы ангелов и разбить их. Одной из самых распространенных форм мести было заливание в топливные баки быстросхватывающегося клея или обрызгивание краской полированных поверхностей мотоциклов.

На этот раз бритоголовым не удалось отомстить ангелам. Кажется, им помешали раньше, чем они приступили к своей разрушительной работе.

Чоппер припарковал свой мотоцикл возле стены с намеренной и чрезмерной медлительностью. Быть или казаться хладнокровным было очень важно. Это был высший класс! Он сбросил газ до средних оборотов. Низкий рев мотоцикла «Большой Триумф Бонневилля» добавил несколько сотен децибел к общему реву десятка моторов.

Сжав пальцы и сомкнув зубы, Чоппер медленно направился к месту драки. Он чуть не наступил на чью-то голову. Чоппер посмотрел на нее с презрением. Голова лежащего была коротко острижена. Чоппер отвел ногу и нанес сильный удар. Он ухмыльнулся с садистским наслаждением, когда его тяжелый ботинок коснулся головы юнца. Находившийся в полусознании подросток судорожно дернулся и отключился полностью.

Идя дальше, Чоппер был готов к атаке с любой стороны. Еще один бритоголовый отшатнулся от него, получив удар в живот. Ботинок Чоппера ударил его под колено и повалил на землю. Подросток упал и скрючился, когда Чоппер занес ногу для второго удара по лицу. Кованый носок ботинка угодил в переносицу парня, вызвав вскрик боли и небольшой фонтан крови.

Справа от себя Чоппер увидел Данни — Возлюбленного Смерти, своего соратника из ангелов. Данни держал сзади одного бритоголового, в то время как двое других ангелов молотили его по животу. Чоппер остановился рядом с ними. Когда пришла его очередь, Чоппер прицелился в мягкую плоть под глазами парня, нанося чудовищный удар кулаком. Острые шипы перчатки впились в плоть бритоголового, вырывая маленькие треугольные клочки кожи. Цепь, обернутая вокруг запястья, оставила широкий шрам на правой брови подростка. Струйка крови потекла вдоль его носа, собираясь на подбородке и капая на рубашку.

Данни отпустил парня. Тот со стоном рухнул на мостовую, едва способный пошевелиться. Чоппер присоединился к друзьям, пиная бритоголового в ребра и живот, пока его тело не скатилось в сточную канаву.

— Самое место для этого ублюдка, — пробормотал Дании, высматривая следующую цель.

Чоппер хлопнул его по спине:

— Привет, Данни! Большой Эм здесь?

Данни ухмыльнулся.

— Я не видел его, — ответил он, тяжело дыша. — Может быть, он в «Грике». Этот долбаный ублюдок поспешил сделать ноги.

— Смотри, нож! — раздался чей-то крик из середины свалки. Чоппер и Данни быстро обернулись, ища источник опасности для их приятеля-ангела.

Это был Фрики. Прислонившись к ограде, он внимательно следил за движениями бритоголового, который угрожающе сжимал в руке большой охотничий нож. Бритоголовый сделал выпад, целясь Фрики в живот. Фрики вовремя скользнул в сторону, и лезвие ножа уткнулось в деревянную ограду.

Бригоголовый не получил второго шанса.

Чоппер и Данни набросились на него раньше, чем он успел вытащить нож. Они преодолели несколько ярдов за равное время. Приятель-ангел был в беде, и это требовало немедленных действий без всяких вопросов.

Чоппер поднял руку и опустил конец тяжелой велосипедной цепи на затылок бритоголового. Данни сильно ударил подростка кулаком по почкам, прежде чем тот успел развернуться. Чоппер въехал ногой по лодыжке бритоголового, сваливая его на землю.

Фрики благодарно усмехнулся своим спасителям.

— Спасибо, парни! — сказал он просто. — В следующий раз я сделаю то же самое для вас.

Улыбка исчезла с его лица, когда он нагнулся над упавшим бритоголовым, схватил его за отворот куртки и поставил на ноги. Колено Фрики уткнулось в пах подростка с быстротой атакующей змеи. Когда бритоголовый согнулся пополам от боли, Фрики сложил руки в замок и изо всех сил ударил обеими руками по затылку парня.

Падая, бритоголовый полуобернулся к Чопперу и Данни. Промахнуться было трудно. Чоппер ударил коленом по лицу подростка, услышав, к своему удовлетворению, хруст сломанной переносицы.

Бритоголовый упал и стал корчиться под ударами кованых ботинок. Он стонал и дергался в агонии, выплевывая кровавую слюну и куски сломанных зубов.

— Никогда не тыкай лезвием в ангела! — прошипел Фрики, прежде чем они оставили бритоголового. — Это недружелюбно!

Неожиданный вой клаксонов заглушил звуки драки и рев мотоциклов. Чоппер быстро взглянул туда, где тарахтели мотоциклы.

Тини, стоявший на стреме, махал руками, подавая условный предупредительный сигнал. Двое других ангелов жали на клаксоны мотоциклов.

Ангелы оставили поле боя, предоставив бритоголовым возможность приходить в себя и зализывать свои раны. Сигнал означал приближение фараонов. Все бросились к мотоциклам. Ангелам не нужно было обсуждать план побега. Каждый из них знал, что делать.

От «Ангелов ада» не осталось и следа, когда полицейская машина с воющей сиреной показалась из-за угла. Только шесть покалеченных и истекающих кровью бритоголовых, трое из которых проведут, по меньшей мере, четыре дня на больничных койках.

ГЛАВА 2

«Кафе Ника Грика», больше известное как «Грик», было местом встречи и обсуждения планов, а также убежищем для «Ангелов ада», когда в воздухе пахло фараонами.

Никто точно не помнил, когда оно впервые стало основным местом встречи и почему. Но это было так.

Грязное и вонючее кафе устраивало ангелов. Оно стояло на боковой улочке, но имело прямой подъезд, по меньшей мере, с трех главных дорог. Выезд на главные дороги был немаловажен для того, кто куда-то торопился.

Кафе находилось примерно на одинаковом расстоянии от Ист-Хама и Тоттен-Хама, от двух главных районов, где власть принадлежала ангелам. Оно считалось относительно «безопасным» местом. Основные мародерствующие банды «Бритоголовых» и «Земляных червей» знали, что кафе было прибежищем ангелов, и держались от него подальше.

Пластик большинства столов кафе был покрыт вырезанными ножами инициалами, датами памятных событий и зарубками, обозначавшими ставки в карточной игре. Наиболее хвастливые «мамы» ангелов оставляли на столах для потомства счет своих сексуальных побед. Обычная птичка ангелов становилась мамой только после символической попытки побить рекорд — заслужив тем самым внимание одного из ангелов, который брал ее под свою защиту.

Одна из записей содержала фантастическое число: тридцать ангелов были удовлетворены меньше чем за три часа Черной Скотиной — столь «нежное» прозвище было дано Каролине Мунсен, которая имела большой успех среди ангелов за свою природную красоту. О ней вспоминали с нежностью и ностальгией.

Каролина покинула ангелов и впоследствии вышла замуж за молодого промышленника из Ислингтона. Все, кто помнил ее, соглашались, что, по крайней мере, в одном аспекте его женитьба будет более чем удовлетворительной.

Ник Грик поднял голову, когда ангелы ввалились в кафе. Он не улыбался — этого Ник никогда не делал.

Ник вообще редко проявлял эмоции. Едва ли он питал любовь к ангелам, хотя те и приносили большую часть дохода его катящемуся по наклонной бизнесу. Ангелы были больше чем спинным мозгом бизнеса Ника: их деньги составляли основную часть его доходов. Другие малочисленные клиенты дела не решали. Ангелы с презрением относились к каждому, кому случалось зайти в кафе, и стали практически единственными посетителями.

Прежде чем туда вошли остальные ангелы, Чоппер внимательно осмотрел кафе. Пять или шесть пташек ангелов сидели перед чашками с остывшим кофе, ожидая стремительной поездки на мотоцикле или быстрой любви. Старый алкаш торчал одиноко в углу, тихо напевая про себя и глупо улыбаясь, когда разъеденный алкоголем мозг воскрешал в памяти лучшие годы его жизни. Ангелы допускали присутствие подобных типов, абсолютно безвредных. Они благосклонно относились ко всем остальным представителям человечества, которых нельзя было классифицировать как горожан. Алкаши, в свою очередь, принимали ангелов, как таких же париев общества. А может быть, они вообще не замечали их в своем состоянии белой горячки.

Марти не было видно. Этот факт мрачно отпечатался в сознании Чоппера.

Марти Грехем, известный как Большой Эм, был признанным лидером группы. Его отличие состояло лишь в том, что он обладал мечтой каждого ангела — мотоциклом «Харлей Дэвидсон». Модный «Харлей» был высшим классом. Но, даже обладая этим преимуществом, Большой Эм заслужил свое лидерство в боях и по-прежнему боролся за него. Он мог победить в драке, гонке и сообразительности любого ангела, вздумающего оспаривать его лидерство.

Только со временем Чоппер понял, что Эм не совсем соответствует всем этим качествам.

В отсутствие Марти лидером становился Чоппер. Официально признанный лейтенантом ангелов, Чоппер был вторым человеком в команде и занимался организацией прикрытия ее деятельности.

Сейчас Чоппер должен был организовать для банды алиби и защиту. Вскоре появятся фараоны и будут задавать наводящие вопросы о шести покалеченных бритоголовых.

Чоппер кивнул Нику Грику, который почти незаметно поднял плечи в знак приветствия.

— Ник, некоторым парням нужно умыться, — сказал Чоппер.

Ник понимающе кивнул и махнул в сторону двери позади стойки.

— О'кей, парни! Все, у кого осталась кровь на руках, идите умойтесь! — резко сказал Чоппер.

Несколько ангелов прошли друг за другом мимо Чоппера и Ника и исчезли в кухне.

Чоппер посмотрел на свои руки. Они были чистыми. Он не забыл принять меры предосторожности и, прежде чем покинул поле боя, вытер кровь о рубашку одного из лежавших на земле бритоголовых.

Чоппер сосчитал всех ангелов, включая скучающих пташек.

— Восемнадцать чашек кофе, Ник! — сказал он.

Ник Грик занялся своей итальянской кофеваркой, которая зло отплевывалась и шипела. Он выставил чашки в линию на стойке, и ангелы, выходящие один за другим из кухни, брали их, как солдаты, получающие похлебку после боя.

Чоппер взял пару чашек и отнес их девушкам.

— О'кей, Дорин! — с улыбкой сказал он одной из них. — Ты знаешь порядок. Если копы будут задавать вопросы, то мы здесь сидим уже около часа.

— Скажи им сам, Чоппер, — ответила Дорин, кивая головой в сторону входной двери за спиной Чоппера. Он обернулся. Двое полицейских в форме только что вошли в кафе.

Лицо Ника оставалось непроницаемым.

— Чем могу служить, джентльмены? — спросил он без тени сарказма. В его голосе сквозило чувство ущемленной гордости и удивление, как будто его заведение было незаслуженно заподозрено блюстителями закона.

— У тебя сегодня полно народу, Ник, — сказал многозначительно один из полицейских. — Неожиданный наплыв?

Ник пожал плечами.

— Как видите, — сказал он. — Они часто пьют здесь кофе и торчат часами. Эта ночь не исключение.

— Конечно, Ник, — согласился второй полицейский с очевидным недоверием в голосе. — Но ты ведь не хочешь стать соучастником, Ник?



Лицо Ника по-прежнему не выказывало никакого оживления. Он отвернулся и занялся протиркой чашек серой и жирной тряпкой.

— Я работаю и думаю только о своем бизнесе, — сказал он безучастно.

Второй полицейский был немного раздражен.

— Однажды твой бизнес может стать нашим Ник, — сказал он угрожающе. — Сегодня ночью он почти привел к убийству.

Чоппер встал и направился к полицейским. Ему предоставилась прекрасная возможность показать настоящий класс.

— Что-то случилось, офицер? — спросил он невинным голосом. По кафе прокатился громкий смех ангелов.

Губы полицейского сурово сжались. Он знал, что с ангелами можно разговаривать, лишь отвечая сарказмом на сарказм. Ничто не могло так задеть ангела, как падение его авторитета в глазах товарищей.

— Если ты не дочь самого Адольфа Гитлера, — сказал фараон с насмешкой, — то мы пришли узнать о предмете твоей любви!

Чоппер мгновенно пожалел о своем выпаде. Он не ожидал от легавого подобных слов. Его мозг лихорадочно работал в поисках подходящего сокрушительного ответа для спасения своей репутации.

— Мне бы очень хотелось знать, где находится здешний танцевальный клуб для полицейских, — сказал он быстро. — Я так к ним неравнодушен, что готов подогреть их. Возможно, они в этом нуждаются.

Шутка сработала, по кафе снова прокатился взрыв хохота. Коп снисходительно улыбнулся.

— Забавный малыш, — пробормотал он своему напарнику. — Может, стоит проверить его права? — Он снова обратил свое внимание на Чоппера. — У тебя, вероятно, есть детский самокат или что-то в этом роде? — спросил он. — Нам бы хотелось взглянуть на твои права, чтобы просто проверить, проходил ли ты водительский тест или нет.

Чоппер понял, что попал в ловушку по собственной глупости. Если он кротко предъявит свои права, то упадет в глазах банды. Если же начнет возражать, легавые могут обозлиться и обыскать его. А при нем были амфитаминные пилюли. Он мог оказаться в говенном положении!

Данни, Возлюбленный Смерти, пришел к нему на помощь.

— Эй, парни… легавые хотят посмотреть наши права! — крикнул он.

Это послужило знаком для ангелов. Чоппер и все, за что стояли ангелы, было поднято на смех копами. Нужно было сделать что-то, чтобы восстановить баланс.

Все встали и окружили двух полицейских.

— У меня есть собачья родословная! — крикнул Данни.

— Мой старик обновил лицензию на телевизор на прошлой неделе! — вставил Фрики.

— А чтобы трахать дочек полицейских, тоже нужны права? — выкрикнул чей-то голос из толпы.

— Эй, Ник, покажи им лицензию на торговлю жратвой! — крикнул Чоппер, обрадованный новым поворотом в игре.

Дорин тоже сказала свое слово:

— У меня есть справка из кожно-венерического диспансера, подойдет? — Эта последняя фраза была встречена взрывом хохота.

— Так ты та сука, которая перезаражала нас всех триппером! — выпалил Сумасбродный Сэм без злого юмора. Снова взрыв смеха.

— Я заполучила его от полицейских кадетов! — быстро сообразила Дорин. — Я делала это из жалости к ним и поплатилась за это…

Полицейские были окружены ухмыляющимися ангелами. Припертые к стойке, они могли видеть только сплошную стену из лиц смеющихся и отпускающих шутки ангелов.

Копы решили отступить. Потеряв преимущество, они больше не контролировали ситуацию.

— Будьте осторожны! — сказал Чоппер, когда полицейские сели в свою машину. — И не ездите слишком быстро…

Когда патрульная машина уехала, ангелы снова завалились в кафе, смеясь и подшучивая друг над другом.

Данни подошел к Чопперу.

— Эй, приятель, ты позволил этим свиньям оттрахать себя! — проговорил он укоризненно.

Чоппер старался не показывать Данни своего смущения.

— Ублюдки, — зло выпалил он. — Они только пытались выглядеть остроумными.

Данни не был удовлетворен.

— Большой Эм не дал бы им спуску, — заверил он.

Чоппер взорвался.

— Да, но Марти нет здесь, не так ли? — обвинил он. — Как его не было и во время двух предыдущих стычек. Мне начинает казаться, что Марти лишь рассказывает о том, что бы он сделал, если бы был там, где его не было.

Глаза Данни расширились от удивления. Чоппер никогда раньше не критиковал Большого Эма. Чоппер был всегда добропорядочным ангелом, уважающим код и выказывающим уважение и восхищение признанному лидеру.

Данни решил вставить слово за Большого Эма в его отсутствие.

— Я думаю, он чем-то занят, а? — высказался он.

Чоппер воспользовался предоставленной возможностью не потерять лицо снова.

— Да. Я тоже так думаю, — согласился он. — Но мы ведь показали этим ублюдкам?

— Держу пари, что да, — согласился Данни, широко улыбаясь. Напряжение было снято. Обычные отношения были восстановлены. Ангелы снова объединились, как при встрече с общим врагом. Все было так, как должно быть.

ГЛАВА 3

— Что будем делать? — спросил Данни.

Чоппер окинул взглядом всех присутствующих и равнодушно пожал плечами.

— Есть идеи? — рискнул он, чувствуя, что все предложенное им будет встречено в штыки из-за его неудачной перепалки с легавыми.

— Это по твоей части, — напомнил Данни. Чоппер понял скрытый упрек, но не подал вида.

Чоппер дружелюбно усмехнулся.

— У нас демократическое общество, — пробормотал Данни. Когда дело касалось интеллектуального соревнования, Данни предпочитал отступать. Он глупо усмехнулся и пожал плечами.

— Ну, если нет никаких идей, — сказал Данни медленно, — я бы хотел оттрахать Дорин… Если она не против.

— Нет, решай сам! — величественно предложил Чоппер. Это было все равно что обсуждать, кто вытащит сигареты первым. Дорин была общественной собственностью ангелов.

— Ты уверен? — спросил Данни.

— Уверен!

Данни нервничал, не уверенный в том, стоит ли ему связываться с Дорин.

— О'кей, тогда я выхожу из игры! — сказал он наконец.

— Да. Вставь ей пару раз за меня, парень, — сказал Чоппер, когда Данни направился к столу, за которым сидела Дорин с подружками. Данни что-то пробормотал ей на ухо. Дорин улыбнулась, кивнула головой и встала. Оба вышли из «Грика», не оглядываясь, и Чоппер вскоре услышал рев мотоцикла Данни.

Мотоцикл сорвался с места, но рев его мощного двигателя еще несколько секунд висел в воздухе, словно клубы дыма.

Чоппер снова оглядел всех присутствующих. Мак и Фрики соревновались в арм-рестлинге за одним из столов, в то время как Сумасбродный Сэм и Ирландец Майк держали зажженные зажигалки у себя под запястьями. Светловолосая подружка Дорин болтала с Дюком, двое других ангелов купили упаковку арахиса и подбрасывали орехи в воздух. Смысл игры заключался в попадании орехом в раскрытый рот или в чашку с остывшим кофе. При виде этой забавы Чоппер улыбнулся.

За окном стояла ночь. Легавые знали это. Может быть, поэтому они решили не связываться с ангелами, а предпочли пропустить где-нибудь по кружке пива перед тем, как поехать домой.

Неожиданно Чоппер пожалел о том, что не предъявил на Дорин свои права лейтенанта. Занятие любовью все-таки лучше, чем ничего, подумал он. Выбрать какую-нибудь другую девицу теперь не будет для него высшим классом в глазах присутствующих, хотя прежде Чоппер пользовался услугами любой из пташек ангелов для удовлетворения своей похоти. Никто не говорил ему об этом прямо, только Большой Эм намекал пару раз, что второй человек в команде должен иметь свою собственную постоянную маму.

Чоппер мрачно усмехнулся про себя. Марти хорошо было говорить: у него была Илэйн. Иметь маму было высшим классом, особенно если она была красивой блондинкой с энергией вулкана. Такая женщина заслуживала не только статуса мамы, но даже восхищения и уважения.

Пташки служили лишь для быстрого сексуального расслабления. Как пиво и наркотики, они были необходимостью для ангелов, которые только что приняли участие в серьезной драке. Секс, конечно, необходим, но не настолько, чтобы не выкидывать его из головы.

Мысль об Илэйн заставила Чоппера почувствовать зависть. Или это только казалось? Чоппер быстро отбросил эти мысли, зная, к чему они приведут. Такие мысли посещали его часто, он критиковал Большого Эма, придираясь к себе за то, что не имел возможности купить «Харлей Дэвидсон» — достичь цели всех настоящих ангелов.

Чоппер вколачивал правила поведения в свой мозг, как сомневающийся монах заставляет себя подчиняться религиозным убеждениям. Он был «Ангелом ада», и праведным ангелом. Быть праведным значило подчиняться коду и следовать в точности правилам. Он был номером вторым в команде, и, пока Большой Эм останется в команде и не будет убит, Чоппер будет оставаться таким.

Но некоторые сомнения по-прежнему одолевали его. Где был Марти в эти дни? Может, он ушел от ангелов? Может бьггь, причиной их растущей слабости было отсутствие лидера? Был ли Большой Эм настоящим лидером? Может, стоит об этом подумать?

Образы длинных светлых волос Илэйн и ее сверкающих голубых глаз снова явились в его сознании на мгновение раньше, чем Чоппер с усилием выбросил ее из головы и вернулся к реальности. Илэйн сидела на заднем сиденье черно-белого «Харлея Дэвидсона» с блестящим хромированным баком и сверкающими дугами.

Чоппер пришел в себя окончательно. Взяв со стола ключи, он встал.

— Пока, парни! — крикнул он всем. — Я отправляюсь по своим делам!

Хор свиста и других сигналов одобрения ответил ему, когда он вышел из «Грика». То, что он уходил из скучной атмосферы «Грика» на какое-то дело, было настоящим проявлением высшего класса. Это было гораздо лучше, чем сидеть за выпивкой и слушать старые записи Джери Ли Льюиса.

Чоппер завел «Триумф», стараясь не газовать резко. Повышенные обороты и визг резины были бы проявлением несдержанности перед остальными ангелами. Обычно это использовалось, чтобы доставить беспокойство горожанам или для демонстрации бравады перед легавыми. Чоппер сделал два круга перед «Гриком» в качестве салюта и выехал на боковую улочку.

Он направился к Хэкни, рассуждая про себя о том, где выпить. Это должно было быть «безопасное» место, так как он был один. Любая кучка бритоголовых обрадовалась бы, если бы ей удалось проучить лейтенанта ангелов.

Наконец Чоппер решил вместо выпивки немного прокатиться. Может быть, большая скорость проветрит его мозги. Он повернул к пригорку на маршруте А1.

Пригорок, служивший в качестве трамплина, — это хорошая идея, подумал Чоппер, приближаясь к нему. С тех пор как восемь месяцев назад здесь разбился Малыш Вилли, для ангелов из его команды пригорок стал чем-то вроде символа..

До вершины пригорка было около пятисот ярдов прямой дороги, которая поворачивала налево после трамплина. Эти пятьсот ярдов давали возможность развить максимальную скорость, и сразу оба колеса мотоцикла отрывались от земли. Трюк заключался в том, чтобы приземлиться также на оба колеса и бьггь готовым к повороту. На скорости больше девяноста миль в час это была сложная и опасная игра… как узнал Малыш Вилли.

Вилли позволил своему мотоциклу коснуться земли передним колесом, в то время как заднее находилось еще в воздухе. При ударе об асфальт передняя вилка не выдержала и сломалась, вырвав руль из его рук. Мотоцикл завалился на дорогу, врезался в ограждение и замер. Вилли продолжал лететь. Его тело замерло на дороге в сорока футах от мотоцикла.

Не позволив ему расстаться с жизнью как подобает ангелу, заправщик переехал его искалеченное тело, сломав позвоночник Вилли в трех местах.

Только Данни был с Малышом, когда это случилось.

Он так это прокомментировал: «Если мне суждено умереть, то я хочу, чтобы это было более красиво и достойно, чем получилось у Вилли».

В ту ночь, когда погиб Малыш Вилли, Данни получил свое прозвище Возлюбленный Смерти.

Чоппер приближался к трамплину с должным пониманием опасности. Он не приветствовал мнение Данни о смерти и вовсе не хотел разделить участь Малыша Вилли.

…Но трамплин был символом всего лучшего, что было у ангелов. Он выражал их сущность, их презрение к смерти и бесшабашность. Он также выражал их постоянную жажду самоутверждения и желание проявить себя настоящими ангелами ада, а не свинскими горожанами.

Чоппер выжал газ, чувствуя под собой мощь мотоцикла. Прямо перед вершиной трамплина он опустил глаза на спидометр. Стрелка показывала девяносто семь миль в час. Чоппер дико усмехнулся, когда мотоцикл взлетел в воздух. Какие-то секунды он летел в воздухе, свободный от земли и от всего мира.

Передняя вилка взвизгнула, едва уцелев, когда колеса коснулись земли. Удар прошел через амортизаторы в руль и руки Чоппера. Он мягко приземлился и снизил скорость до семидесяти.

Уменьшив скорость до пятидесяти, ангел свернул по изгибу дороги. Чоппер все еще усмехался, довольный тем, что побил свой собственный рекорд. В этот раз его скорость на две мили превысила его рекордную скорость и была на милю меньше скорости Большого Эма. Однажды, сказал Чоппер себе, он побьет рекорд Большого Эма… но для этого ему нужен дополнительный вес и мощь «Харлея Дэвидсона».

Удовлетворенный своим прыжком, Чоппер лениво развернул «Триумф», поставив правую ногу на землю, выпрямил мотоцикл и на крейсерской скорости устремился к дому.

Ему уже не нужна была выпивка, и желание секса тоже выветрилось из головы. Скорость возбуждала лучше всякого секса. Его удовлетворение от достигнутого результата на трамплине было похоже на оргазм.

Ночь была спасена. Это была прекрасная поездка, и его голова полностью очистилась от засевшего в ней дерьма. Чоппер Харрис чувствовал себя прекрасно, он радовался жизни и тому, что был «Ангелом ада».

ГЛАВА 4

Чоппер припарковал мотоцикл у мостовой и запер переднее колесо. При отсутствии гаража эта предосторожность была необходима.

«Триумф» был отмечен знаками отличия ангелов и мог стать объектом возмездия любой банды бритоголовых. Чоппер всегда оставлял мотоцикл на задней улице, возле черного выхода своего дома, но по ночам его мучили постоянные кошмары, он боялся, что найдет утром мотоцикл покореженным или не найдет его вообще. Кроме опасности со стороны бритоголовых, всегда существовала вероятность того, что паре молодых «грязнуль» надоест быть проститутками и они решат на одну ночь стать «Ангелами ада».

Чоппер любовно похлопал мотоцикл по сиденью, оставляя его. Это был жест привязанности к вещи, которую он любил и уважал больше всего в жизни.

Ангел обошел дом, доставая на ходу ключи от входной двери. Когда он подошел к крыльцу, то увидел, что у него гости.

Возле двери стоял «Харлей Дэвцдсон» Марти, гордо сверкавший под желтым светом уличного фонаря. Самого Большого Эма видно не было. Чоппер внимательно огляделся, пожал плечами и направился к двери.

— Привет, приятель! — раздался голос Марти, когда он был возле крыльца.

Чоппер обернулся. Марти сидел в тени крыльца, прислонившись спиной к стене и вытянув ноги. Между его ног сидела Илэйн.

— Где ты был? — растягивая слова, спросил Большой Эм. — Мы заезжали в «Грик», но Фрики сказал, что ты уехал. Мы ждем тебя уже час.

— Катался, — небрежно обронил Чоппер. Он не хотел рассказывать о своем прыжке. Это было его личным делом.

— Войдете? — спросил он, открывая дверь.

— Да, зайдем ненадолго, — сказал Марти. — Я что-то дерьмово себя чувствую и был бы не прочь покурить.

— Неплохая идея, — спокойно сказал Чоппер. — У меня кое-что осталось.

Он открыл дверь, пропуская вперед Илэйн и Марти. Все правила этикета были соблюдены.

Все трое поднялись на четвертый этаж. Чоппер отпер дверь своей комнаты и пригласил гостей войти. Он включил свет в комнате и уселся на пол. Марти сел на стул, а Илэйн свернулась возле его ног, как собачка.

— Хотите пива? — спросил Чоппер после недолгого молчания.

— Да. Почему бы нет?

Чоппер встал, прошел в кухню и достал из холодильника бутылку светлого пива. Открыв ее, он протянул бутылку Марти.

Марти закинул голову и сделал длинный и глубокий глоток холодного пива. Протянув бутылку Илэйн, он откинулся на спинку стула.

— Так где ты был? — повторил Марти.

Чоппер понял, что ему не удастся сохранить свой секрет.

— Прыгал с трамплина, — неохотно признался он.

Большой Эм понимающе кивнул.

— Ну и как?

— Девяносто семь.

Брови Марти едва заметно приподнялись. Он присвистнул и покачал головой в знак одобрения.

— Неплохо! Подбираешься ко мне, Чоппер…

Илэйн впервые заговорила.

— Но по-прежнему номер два, да, Чоппер? — насмешливо сказала она. — Придется попробовать еще раз. — Она переглянулась с Марти, и они рассмеялись, довольные шуткой. Чоппер выдавил из себя усмешку.

— Если бы ты дал мне свою тачку, то увидел бы настоящий рекордный прыжок, — съязвил Чоппер в ответ. Это была отличная шутка: ни один лидер ангелов не давал своего мотоцикла ни одной живой душе.



— Да, я дам тебе тачку, но только после того, как отдам Ил, — сказал Марти с улыбкой, которая раскрывала всю его личность и уверенность в себе. Как бы для того, чтобы подкрепить свои слова, он любовно обвил руками грудь Илэйн. Илэйн задрала голову и улыбнулась Марти, который мял ее груди. Повернувшись, она сунула голову между его ног и поцеловала ширинку его джинсов.

— Позже, малышка, позже, — сказал Марти любовно.

Чоппер нервно рассмеялся. Такое проявление сексуальности Илэйн поразило его, словно молния. Он представил себе ее обнаженное тело. Следуя за этой мечтой, он представил свое собственное обнаженное тело поверх ее, свои руки, ласкающие эти полные, прекрасные груди, и свои губы, целующие ее полные, красные, мягкие губы. За считанные секунды Чоппер почувствовал возбуждение. Оргазм Илэйн обрушился на него, жаркие излияния ее оргазма потекли по его ляжкам.

Чоппер быстро встал, выбросил из головы свою эротическую мечту и вернулся к реальности.

Комната… его комната… люди в ней — это реальность, а то была мечта. Это не одно и то же! Между мечтой и реальностью не может быть моста.

Илэйн была девушкой Марти. Она восхищалась им. Илэйн принадлежала только Марти, как ему принадлежала и власть над бандой. Никто не мог изменить этого. Никто, будучи в здравом уме, не мог даже думать об этом.

— Как насчет покурить? — выпалил Чоппер. — Я сейчас принесу!

Он бежал от опасности через действительность своей маленькой комнаты к реальности своего стола, в ящике которого лежали пачки сигаретной бумаги.

Гашиш, волшебное вещество, которое заполнит эту бумагу, был средством достижения мечты. Никаких мыслей о реальных людях в реальной ситуации!

Наркотические галлюцинации были приятной заменой реальности. Для этого не нужно было никаких действий. Несколько глубоких затяжек — и гашиш унесет тебя в такой мир, где возможно невозможное.

Пальцы Чоппера дрожали, когда он рылся в ящике стола среди носков, носовых платков и упаковок с презервативами в поисках небольшой пачки проспиртованной сигаретной бумаги. Найдя ее, Чоппер задержался на несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Вот, Марти. Ты сам будешь скручивать?

Вопрос был неуместным и бессмысленным, так как ответ был известен. Конечно, крутить будет Марти — это была его прерогатива, — он был и добытчиком наркотиков, как требовал его статус.

Марти взял бумагу и положил ее на пол перед собой. Достав из кармана пачку сигарет, он вытащил из нее длинную полоску фольги и аккуратно оторвал с одной ее стороны мягкую полоску папиросной бумаги.

Из другого кармана он достал сверток размером с орех. Марти осторожно развернул его, обнажив крошечный кусочек наркотика шоколадного цвета. Отломав крошку, Марти аккуратно завернул зелье в фольгу от сигаретной пачки, сделав крошечный шарик.

Чоппер и Илэйн молча сидели на полу, пока Марти совершал ритуальные приготовления. Держа маленький шарик между пальцами, он щелкнул зажигалкой и поднес пламя под сырой гашиш. Когда слабый запах паленого мяса достиг его ноздрей, Марти положил горячий серебряный шарик на пол и потянулся к пачке сигаретной бумаги. Достав из нее листок, он выкрошил на него табак трех сигарет.

Приготовленный наркотик Марти растер на листке с табаком, чтобы не пропало ни одного зерна. Небольшой кусок папиросной бумаги был свернут в виде фильтра. Это завершало приготовления. Натренированные пальцы Большого Эма свернули бумагу с табаком в длинную трубочку.

Он протянул трубочку Илэйн, чтобы она облизала край ее. Илэйн улыбнулась, провела смоченными кончиками пальцев по краю бумаги и кивнула в знак того, что операция была проведена. Марти ловко завернул край, плотно склеив трубочку.

Самокрутка была готова. Марти покатал ее между ладоней, чтобы уплотнить смесь табака и гашиша. Он поднял трубочку к губам, приготовив зажигалку.

— Обожди секунду, — неожиданно сказала Илэйн, оттолкнув руку с самокруткой от рта Марти. — Мне что-то не нравится сама сцена.

Она кивнула в сторону Чоппера с многозначительным видом.

— Что ты имеешь в виду, крошка? — спросил Марти.

Илэйн зловеще усмехнулась.

— Ты знаешь, какой я становлюсь пылкой после курения, — сказала она. — Может, нам нужно вызвать свободную пташку на случай, если Чоппер станет таким же?

Марти улыбнулся и повернулся к Чопперу.

— Хорошая идея?

И снова Чоппер оказался в трудной ситуации. Его мозг лихорадочно заработал в поисках выхода.

Илэйн оказалась сукой, подумал он с горечью. Она безошибочно угадывала ситуацию и знала, где насолить ему. В действительности, она подразумевала отсутствие у Чоппера постоянной мамы. Она воспользовалась случаем унизить его и напомнить, что она была девушкой Большого Эма. Илэйн знала, что заставила Чоппера попотеть. Был только один выход сохранить спокойствие и показать класс. Чоппер воспользовался им.

— О'кей, вызывайте, — сказал он и посмотрел прямо в глаза Илэйн. Они злобно бегали, и без труда можно было разглядеть в них вспышку торжества.

— Где телефон? — спросила она, поднимаясь.

— В холле, на первом этаже, — сказал Чоппер, указывая на дверь.

— Я позвоню Саманте, — сказала Илэйн и исчезла за дверью.

Чоппер вздохнул. Проклятая девчонка, она точно знала, где и как нанести болезненные удары… Она всегда делала это, когда Чоппер и Марти были вместе.

— Твоей пташке очень нравится подкалывать меня, — пожаловался Чоппер.

— Да, я заметил, — согласился Марти с кривой ухмылкой. — Если бы я не знал ее лучше, я бы сказал, что ты нравишься ей.

Слова застряли в глотке у Чоппера, перехватив дыхание. Он заглянул в глаза Марти. В них не было и слабого намека на улыбку. Он был почти серьезен… Почти потому, что он говорил о том. во что не мог поверить из-за собственного эгоизма.

Неожиданно Чоппер увидел ответ на многие вещи, которые волновали его раньше. Теперь всему нашлось объяснение: почему Илэйн всегда насмехалась над ним. дразнила его и пыталась сравнить его с Большим Эмом. Она действительно была неравнодушна к нему… Большой Эм удерживал ее лишь на тонкой нити. Но он потух, и Илэйн искала новый источник тепла.

И впервые Чопперу стало ясно, что он хотел этого. Он хотел овладеть Илэйн — не только потому, что она была красивой и сексуальной. Он хотел ее потому, что она принадлежала Марти… Она была символом лидерства Большого Эма так же, как и его «Харлей Дэвидсон»… Чоппер хотел добиться лидерства и здесь!

Он заставил себя искренне рассмеяться.

— Я чувствовал бы себя большим удачником, — сказал он и заметил, что в глазах Марти снова появилась улыбка.

Теперь он знал кое-что еще, и это дало его мозгу пищу для размышлений. Большой Эм был напуган. Он боялся потерять контроль над ситуацией. Но видел, что это уже происходит. Возможно, он действовал намеренно, имея, кроме власти над ангелами, еще что-то — более привлекательное для него.

Чоппер знал, что Марти любит Илэйн гораздо сильней, чем старается показать. Он владел девушкой. Но, несмотря на свою браваду и хладнокровие, был пластилином в ее руках.

Губы Чоппера скривились в невольной ухмылке. Может быть, Марти мечтал о женитьбе и небольшом домике с гусями и утками во дворе? Может быть, он хотел сменить запах самокрутки на запах жарящейся на вертеле утки? А свой прикид ангела — на деловой костюм и котелок?

Все это пронеслось в голове Чоппера мгновенно. Теперь он точно знал, чего хотел и как этого добиться.

— Ты, наверное, слышал о сегодняшней заварушке? — спросил он непринужденно.

Большой Эм кивнул:

— Фрики сказал, что у вас была стычка с сопляками из Далстона.

— Это так, — ответил Чоппер. — Славная была драка. Жаль, что ты не видел!

В этих словах был слышен упрек, но Марти все правильно понял.

— Да, жаль. Но таких потасовок еще будет достаточно, — сказал он в свою очередь. Он ткнул пальцем в сторону двери. — Эта птичка заставляет себя долго ждать!

— Слишком, — сказал Чоппер и улыбнулся, так как знал, что от него этого ждали. Нет, он не собирался менять тему разговора, хотя очевидно, что Марти желает этого. Чоппер собирался воспользоваться случаем, пока у него было преимущество.

— Послушай, Марти, мне кажется, что ты не очень доволен тем, как идут дела в последнее время? — спросил Чоппер.

— Что ты имеешь в виду, МЭН?

— Я имею в виду, что ты присоединяешься к нам не так часто, как раньше. Может быть, что-нибудь не так?

Глаза Марти сузились, когда он понял скрытый вызов.

— Что ты этим хочешь сказать, Чоппер?

— Парни начали замечать это. Они говорят разные вещи.

— Я этого не знал, — резко ответил Марти. — Какие вещи?

Чоппер нервно заерзал.

— Ну, ничего определенного… Я только мельком слышал, что ты, мол, стал появляться в команде намного реже, чем раньше.

— Туфта, и ты это прекрасно знаешь.

— Да, но тебе все равно нужно объясниться, Марти!

— Послушай, я пропустил сегодняшнюю стычку и, может быть, за последнюю неделю пару раз не появился в «Грике»… И что, по-твоему, я стал долбаным кретином или кем-то еще?

— Это не столько мое мнение, сколько мнение остальных, Марти. Ты знаешь, черт возьми, что я всегда с тобой.

Марти холодно взглянул Чопперу в глаза.

— Да, пока, — пробормотал он безучастно, с видимой иронией в голосе.

Чоппер решил, что за одну ночь он зашел слишком далеко.

— Итак, Марти Грехем по-прежнему Большой Эм, да? — спросил он.

Марти зло ткнул пальцем в свою куртку. Прямо над символом «Ангелов ада», составленным из черепа с крылышками и мотоциклетного шлема, была нашита небольшая красная лента.

Это был знак главаря.

— А какого дьявола, ты думаешь, я ношу это? Просто для забавы?

— О'кей! Забудем этот разговор.

— Тебе повезло, что сейчас сентябрь, Марти, — раздался голос Илэйн. — Если бы сейчас было девятое марта, я бы сказала, что у тебя есть проблемы.

— О чем ты, Илэйн?

— Я лишь подумала о марте, Марти, и все. Чоппер должен знать, что я имею в виду. А, Чоппер? Ты ведь образованный мальчик?

Марти повернулся к Чопперу в недоумении.

— О чем, мать твою, она лопочет, Чоп?

— Это шутка, Марти. Она касается того, что случилось в Древнем Риме.

— Господи… у вас, умников, какое-то долбаное чувство юмора, — съязвил Марти.

Предмет разговора изменился, а Чоппер уловил дьявольский огонек в глазах Илэйн.

— Самми будет здесь минут через десять, — сказала она.

— Я скручу другой косяк, — сказал Марти и снова занялся ритуалом. Илэйн села возле его ног и продолжала ехидно усмехаться Чопперу.

— Ты должен поблагодарить меня, — сказала она просто.

— За что?

Ее улыбка исчезла на секунду, и Чоппера пронзил взгляд, который говорил, что она не совсем уверена в нем.

— Потому что никогда не повредит знать, кто твои настоящие друзья, — сказала она многозначительно. — Временами они могут оказывать услуги.

Отвечать не было необходимости. Чоппер поднял брови в знак того, что понял смысл ее слов. Илэйн повернулась к Марти.

— Тот, кто стал ангелом, останется им навсегда, — сказала она ему. — Разве не так, Большой Эм?

— Так, малышка, — сказал Марти, взъерошив пальцами ее светлые волосы. — Нужно держаться за то, что имеешь.

— Конечно, пока молчишь, — добавила она, но Марти, казалось, не заметил ее многозначительного замечания.

Марти продолжал крутить второй косяк. На некоторое время в комнате воцарилась тишина. Наконец Марти заговорил снова.

— Послушай, Чоп! Настало время повеселиться, а?

— Да, неплохая идея, Большой Эм! Ребята соскучились по какой-нибудь заварушке.

— Об этом я и думал. Как насчет того, чтобы отомстить парням из Далстона?

В разговор вмешалась Илэйн.

— Марти, почему не организовать что-нибудь, из чего можно без труда выбраться? — спросила она. — Все наши прежние вылазки оканчивались отсидкой в «Грике», пока все не утихнет. Может, попробовать что-нибудь другое?

— Что ты задумала, крошка? — спросил Марти.

Она пожала плечами.

— Было бы неплохо спуститься на побережье, атаковать один из пригородов.

Марти переваривал ее слова.

— Что ты думаешь, Чоппер?

— Звучит неплохо.

— О'кей, предупреди парней завтра. Им понадобится пара дней, чтобы подготовиться к субботе. Мы отправимся на побережье утром, около десяти.

— Куда? — хотела знать Илэйн.

— Ну, я не знаю. Саусент, Борнмаунс, может быть… куда угодно. Я подумаю об этом.

Дверной звонок зазвенел, прервав их разговор.

— Это Самми! — сказала Илэйн, вскакивая на ноги. — Я сама ей открою.

— Да, неплохо будет пощипать побережье, — сказал Марти, когда она вышла.

— Давно пора, — сказал Чоппер, напоминая главарю, что он не устраивал крупных акций вот уже четыре месяца.

Марти не ответил.

— О'кей! Где же пирушка? — это была Саманта, взъерошенная и возбужденная, как всегда. Вероятно, потому, что уже наглоталась амфитаминов.

— Салют, Чоппер! Илэйн сказала, что у тебя есть что-то для меня. Это так?

— Да, это — я, малышка!

Самми засмеялась.

— Этого достаточно. Чем больше — тем лучше, об этом знает каждая девчонка.

— Проходи и садись, Самми, — сказал Марти, похлопав по полу. — У нас все готово!

Саманта уселась на пол, по левую сторону от Марти. Илэйн опустилась справа от него, а Чоппер сидел лицом к ним. Марти прикурил косяк и сделал первую глубокую затяжку, задержав дым в легких на несколько секунд.

Косяк обошел квартет, ввергая его в магическое состояние медленно, но уверенно.

Время замедляло свой ход, перевернув реальность. Мир фантазий окутывал четверых. Комната наполнялась острым запахом жженого гашиша.

Никто не говорил, пока первый косяк не превратился в крошечный окурок. Сделав последнюю затяжку, Чоппер затушил его в пепельнице и с надеждой посмотрел на Марти. Тот уже закуривал вторую самокрутку.

— Эй, это порядочное дерьмо! — неожиданно сказала Саманта, прервал молчание.

— Ты уже улетаешь? — спросила Илэйн. Под воздействием наркотика ее голос стал низким и невнятным.

— Да… Собираюсь, — голос Саманты стал так же невнятен. Она беспрерывно хихикала. Прильнув к Чопперу, спросила: — Ты идешь со мной?

— Конечно, малышка, — пробормотал Чоппер. — Только дай мне еще немножко побалдеть.

Илэйн передернуло. Чоппер посмотрел на ее лицо и почувствовал неожиданную волну желания. Рот Илэйн был полуоткрыт, ее дыхание стало глубоким и непостоянным. Время от времени она высовывала язык и медленно и чувственно облизывала им губы. Глаза ее закатывались, словно в оргазме.

Глаза Чоппера опустились на ее груди, выступающие из-под тонкого свитера. Чопперу хотелось взять эти мягкие, полные шары и мять их, пока они не взорвутся, как переспелые арбузы.

Он неожиданно спохватился и хлопнул себя ладонями по ляжкам, чтобы скрыть невольный стон. Чоппер медленно перевел взгляд на Саманту, которая смотрела на него широко открытыми глазами. Она быстро возбуждалась. Ее губы были полураскрыты, взгляд был тяжелым и страстным, между глубокими вздохами слышались легкие постанывания. Чоппер наклонился над нею и чуть прикоснулся к ее губам своими, но легко поддался страсти, когда ее горячий язык проник между его зубами и стал извиваться у него во рту, как жало змеи.

Он поднял руку к щеке Саманты и медленно стал скользить пальцами вдоль шеи к вырезу цветастой блузки. Его пальцы все быстрее расстегивали пуговицы, раскрывая полные груди, выпирающие из-под голубого лифчика. Рука Чоппера соскользнула внутрь лифчика, ощущая горячую плоть. Он коснулся возбужденного соска, заставив Саманту содрогнуться. Рука Саманты соскользнула по его бедру в ширинку джинсов. Нащупав замок змейки, она стала расстегивать молнию, что было не так просто из-за наступившей эрекции.

Илэйн резко встала с дьявольским блеском в глазах. Одним легким движением она задрала свитер на спине и стянула его через голову. Бросив свитер на пол, девушка потянулась руками за спину, чтобы расстегнуть лифчик. Когда он упал на пол, ее великолепные груди освободились.

Саманта была забыта. Рука Чоппера оставила ее груди, и его больше не волновало то, что пташка лихорадочно пыталась стащить джинсы с его бедер. Его глаза были прикованы к Илэйн, чего она, вероятно, и добивалась.

Она оголилась для него, а не для Марти. Илэйн повернулась спиной к Марти, полностью его игнорируя. Он полулежал на полу со свисающим изо рта тлеющим косяком. Мечты Мартина были где-то в другом мире, куда не проникал творящийся вокруг разврат.

Чоппер не мог отвести глаз от Илэйн, которая освобождалась от юбки. Материя соскользнула по ее обтянутым нейлоном ногам, упав с мягким шелестом на пол. Она шагнула через юбку, и ее груди затрепетали.

Илэйн не носила комбинации. Под темным нейлоном колготок просвечивала узкая полоска голубых трусиков. Зацепив пальцами пояс колготок, она стала снимать их, извиваясь при этом всем телом.

Вот пояс опустился до трусиков.

Чоппер продолжал таращиться, не осознавая происходящего полностью, но понимая, что все это шоу в его честь.

Для него перестали существовать Саманта, Большой Эм, статус, ранг и код. Остались только он и Илэйн… Мужчина и прекрасная женщина, они были одни.

Трусики начали опускаться вместе с колготками. Чоппер увидел первые завитушки светлых волос.

…Значит, она настоящая блондинка, пронеслось в его мозгу. Она действительно была так совершенна, как он и думал.

Саманта не сдавалась. Ее женский эгоизм не позволял ей смириться с тем, что красота другого женского тела отнимала у нее то, чего она страстно желала. Сильным рывком она спустила джинсы с бедер Чоппера и стала спускать их еще ниже.

Он не замечал стараний Саманты, продолжая пялиться на обнаженную Илэйн. Зловещая улыбка играла на ее влажных губах. Ее взгляд обещал только наслаждение и звал к нему.

Марти зашевелился на полу, просыпаясь и осознавая, что происходит вокруг.

Он слабо потянулся к Илэйн, чтобы привлечь ее и заявить свои права на ее тело, но в этом не было необходимости.

Шоу было окончено. Илэйн отвернулась от Чоппера и собиралась опуститься на пол, к своему мужчине.

Она показала Чопперу то, что может принадлежать ему. Она играла с ним и дразнила. Теперь она показала свою недосягаемость, пока все остается на своих местах. Она желала перемен.

Все это Чоппер подумал прежде, чем до него донеслось горячее прикосновение губ Саманты. Ее язык возбуждал его, в то время как руки расстегивали пуговицы его рубашки.

Видение Илэйн медленно уплывало из сознания, в то время как сексуальный пыл Саманты передавался Чопперу. Почти с ненавистью Чоппер почувствовал, что знакомая похоть взяла верх над его чувствами.

Как робот, подчиняющийся заранее заложенной программе, он потянул к себе заждавшуюся Саманту.

Когда они повалились на пол, Чоппер краем глаза посмотрел на Илэйн и Марти. Она бросалась на Марти как дикая кошка, царапая его спину длинными красивыми ногтями.

Саманта повернула его на спину, усевшись сверху.

— Возьми меня, Бога ради, возьми меня! — пылко зашептала она ему на ухо.

Наркотик затуманил сознание Чоппера, когда он почувствовал первое теплое прикосновение плоти Саманты.

Вопли удовлетворения сорвались с губ Илэйн, когда Чоппер достиг оргазма.

Чоппер мрачно улыбнулся. Это было почти пророческим и поэтическим совпадением.

ГЛАВА 5

Дни до уик-энда тянулись медленно. Время всегда замедляет свой ход, когда чего-то ждешь. Следующие два дня Чоппер собирал ангелов и приводил в порядок свой мотоцикл.

Марти нигде не было видно, но исполнять его приказы было обычным делом. Чоппер, как лейтенант, должен был все организовать и подготовить.

В ночь на пятницу Чоппер отправился в «Грик». Маленькое кафе было забито до отказа. Это было похоже на собрание.

Чоппер довольно ухмылялся, когда ангелы хором приветствовали его. Поглядев по сторонам, он заметил своих старых друзей, которых не видел уже несколько месяцев, и много новичков. Это будет действительно хорошая акция, подумал он, увидев такое количество людей. По меньшей мере, сорок пять ангелов и тридцать птенцов.

Грязнули в обычном составе тоже присутствовали в кафе, но Чоппер не принимал их во внимание. Грязнули всегда вертелись поблизости, когда пахло жареным. Никто из них не имел мотоцикла, и, в отличие от настоящих ангелов, они носили кожаные клепаные куртки и голубые джинсы. Высокий неуклюжий парень отделился от кучи грязнуль и направился к Чопперу.

— Привет, Чоппер! Похоже, ожидается неплохая вылазка, — сказал он, заискивающе улыбаясь.

Чоппер слегка кивнул в знак приветствия.

Майк Герман, неофициальный лидер грязнуль, не был его другом.

— Приобрел наконец тачку, Майк? — спросил Чоппер с едва скрытым сарказмом.

— Скоро, мэн, скоро, — Герман скрежетал зубами, когда говорил.

Чоппер посмотрел на Майка Германа и его последователей с презрением. Они были подростками-панками, но представляли следующее поколение ангелов, нравилось ему это или нет. Стоило грязнуле заиметь свой мотоцикл, как он автоматически становился ангелом. Перед этим следовала вступительная церемония и вручение знаков отличия ангелов. Потом, мрачно подумал Чоппер, может случиться беда, потому что эти подростки рано становились «крутыми». Жизнь имела для них все меньшее и меньшее значение, и их отношение к миру было все более жестоким. Для них членство в «Ангелах» было обыкновенным возбудителем, тогда как для Чоппера в этом был смысл жизни… Герман и его банда искали только кратчайший путь к сексу и насилию.

Может, разница между ангелами и грязнулями была незначительна, но все-таки она была.

— Есть возможность угнать тачку? — спросил Герман с надеждой.

— Во время акции? Никакой, — резко ответил Чоппер. Ни один ангел в здравом уме не возьмет с собой этих сопляков, когда отправляется на настоящее дело.

На какое-то время Чоппер вспомнил о своем плане отторжения Большого Эма от ангелов, но зло отбросил эти мысли.

По-настоящему жили только «Ангелы ада». Было только это… Или презренное существование жалких горожан. Это был единственный выбор для тех, кто не мог принадлежать к другому миру. Такими были грязнули. Слишком мятежные по природе, чтобы принадлежать системе, они жили подмастерьями ангелов, дожидаясь того дня, когда накопят достаточно денег для покупки мотоцикла. До тех пор они крутились поблизости, пытаясь заслужить доверие ангелов, и надеялись принять участие в какой-нибудь акции.

Чоппер заметил Фрики, крутившегося около стойки. Он отодвинул Германа в сторону и направился к нему.

— Привет, приятель! — сказал Фрики, когда Чоппер подошел. — Довольно милое собрание, да? — он обвел жестом всех присутствующих в «Грике».

— Да, неплохо, — согласился Чоппер. — Здесь полно новичков.

Фрики широко улыбнулся.

— Прошло довольно много времени с тех пор, как мы собирались вместе, — сказал он. — За несколько месяцев, конечно, появились новички.

— Да, — согласился Чоппер, наблюдая за окружающими его ангелами.

— Большой Эм еще не появлялся, — заметил Фрики, словно читая мысли Чоппера.

— Он пришел, — уверенно сказал Чоппер. Было бы непонятно, если бы Марти не пришел ночью перед большой акцией.

— Может быть, — сказал Фрики, и Чоппер уловил в его словах нотки сомнения. Он понял, что со временем Фрики мог стать его потенциальным союзником.

Ирландец Майк и Данни Возлюбленный Смерти подошли к ним.

— Хочешь кофе, Чоппер? — спросил Данни.

Он кивнул:

— Спасибо!

— Эй, Ник! — Данни перегнулся через стойку. — Дай нам четыре кофе!

Налитые до краев чашки были тут же выставлены на стойку. Кофе выплеснулся на пол и на поверхность стола.

— Осторожно, ты, сумасшедший ублюдок! — зло рявкнул Данни. — Ты чуть не испачкал мою одежду!

Он усмехнулся и повернулся к остальным, ожидая одобрения его шутки. Чоппер и Фрики снисходительно улыбнулись. Каждая шутка насчет одежды была смеш-. ной, когда это касалось одежды ангела. Большая ее часть была заляпана пятнами мочи, блевотины, крови и пива: ее никогда не стирали.

Майк начал рассказывать мрачную историю о сексуальном аппетите своей новой пташки. Слева от Чоппера один из незнакомых парней обсуждал достоинства «Нортона» и «Триумфа» с Адольфом и Сумасбродным Сэмом. Вокруг него ангелы шутили, смеялись и разговаривали возбужденными голосами. Это была прекрасная сцена. Запах предвкушаемой акции витал в воздухе, и все были счастливы.

Только Ник Грик был спокойным, как всегда. Вероятно, он понял, что в уик-энд вовсе не будет посетителей и он сможет немного отдохнуть. Как бы то ни было, выражение его лица было обычным.

Чоппер медленно обходил кафе, приветствуя тех, кого знал, и задавая вопросы тем, кого видел впервые. Когда он проходил мимо очередного шумного стола, чья-то рука крепко схватила его между ног.

— Привет, Чоппер!

Он повернулся. Это была Саманта, сидевшая за столом с четырьмя ангелами, которых Чоппер не знал. Раньше он не замечал ее в толпе.

— Возьмешь меня с собой в поездку? — томно спросила она.

Чоппер утвердительно кивнул:

— Конечно, Самми!

Он должен был взять пташку с собой. Саманта была лучше остальных. Она была готова ко всему, что могло случиться. Кроме того, она была привлекательной, а это нужно было для того, чтобы поддержать его престиж в глазах остальных.

— Эй, послушай! Ты должен познакомиться с этими парнями, — сказала Самми, обведя рукой четырех ангелов, сидевших за столом.

— Ребята, это — Чоппер Харрис, номер два в команде!

Четверо ангелов пробормотали приветствие.

— Чоппер, перед тобой Громила, Щеголь Пит, Крошка Сэм, Этил. Этил главарь команды из Дагенхэма. Они хотят присоединиться к нашей акции.

Чоппер посмотрел на Этила.

Он был выше шести футов, мощный, мускулистый, с длинными темными волосами, которые свисали почти до пояса.

Чоппер протянул руку. Этил крепко пожал ее.

— Привет, приятель!

— Привет, мэн!

— Ну так что? Мы сможем к вам присоединиться?

Чоппер развел руками:

— Здесь командир не я, — сказал он. — Большой Эм должен дать на это согласие, но я не вижу причин отказывать. Чем нас больше, тем лучше!

Этил безучастно кивнул.

— Конечно, — сказал он. — Только где ваш главарь?

— Он будет позже, — сказал Чоппер, хотя уже сомневался в этом. Он посмотрел на свои часы: было уже почти половина одиннадцатого.

— Это будет веселая поездка! — сказала Самми с энтузиазмом.

Чоппер кивнул.

— Да, настоящая акция! — ответил он, Но в его голове снова начали сгущаться мысли, которые преследовали его в последнее время. Где, черт возьми, Марти? Его не было с командой, а ведь это не больно-то классно по отношению ко всем.

Чоппер попытался выбросить эти мысли из головы, затеяв разговор с Этилом:

— Какая у тебя тачка?

Этил пожал плечами:

— «Харлей Дэвидсон», какая же еще?

— Да, конечно, — улыбнулся Чоппер.

— А у тебя?

— Бонневиль…

— Хорошая машина, — снисходительно похвалил Этил.

— Неплохая.

— Хочешь купить мою?

Чоппер изумленно посмотрел на Этила.

— Ты шутишь? «Харлей»?

— Да. Заманчиво?

Чоппер присвистнул. Конечно, «Харлей Дэвидсон» манил его.

— Ты серьезно? — спросил он, стараясь не выказывать изумленного энтузиазма. — Почему ты решил продать его?

Этил пожал плечами.

— Есть возможность купить «Ариэль-4», — сказал он. — Это отличная тачка!

— У каждого свой вкус, — сказал Чоппер. Самого его не очень интересовал более мощный четырехцилиндровый двигатель «Ариэля».

— Сколько ты за нее хочешь?

— Ну скажем… триста восемьдесят… и я добавлю «библию»!

— Ты явно дешевишь. Он загонит твою «библию» за сотню и купит еще и «Хонду», — хихикнул блондин по прозвищу Громила. Чоппер вежливо засмеялся.

— Знаешь, мне однажды предложили двадцать фунтов за техпаспорт, — сдержанно пробормотал Этил. — Неплохое предложение за «библию», не так ли?

Чоппер посмотрел на него с сомнением. Десять фунтов можно было предложить за техпаспорт от «Харлея», но двадцать — это было слишком!

— Должно быть, это были сумасшедшие, — сказал он. — Его можно выписать из Штатов всего за четыре фунта.

Этил был уязвлен.

— Но не такой, — сказал он. — На нем штамп полицейского департамента Сан-Франциско!

Чоппер был поражен.

— Бывший полицейский мотоцикл, да?

— Да, — сказал Этил гордо.

Саманта мечтательно посмотрела на Чоппера.

— Какой класс! — выпалила она.

Чоппер задумался.

— Да, неплохо, — произнес он отсутствующе. Его мысли были далеко. В них он мчался по первому маршруту на «Харлее Дэвидсоне» черно-белого цвета. Стрелка спидометра зашкаливала за сто двадцать миль в час, и ветер свистел у него в ушах. Позади него остался Марти, в то время как он взял лидерство в гонке и… команде.

Чоппер не верил своим ушам. Ему представился шанс получить мотоцикл, который бы превзошел не только тачку Большого Эма, но и все другие машины. За триста восемьдесят фунтов! Это большая мечта, которая могла бы стать реальностью. Он мог почти без труда продать свой «Триумф» за триста восемьдесят фунтов. Мотоциклу было всего несколько месяцев.

— А ты действительно серьезно? — спросил он у Этила, ожидая, что тот рассмеется своей шутке.

— Да, если тебе это интересно, — ответил Этил. — Только деньги наличными!

— Ты поедешь на нем завтра?

— Мы еще не получили официального приглашения, — напомнил Этил.

Чоппер заскрежетал зубами.

— Считайте, что получили, — уверенно сказал он. — Я так сказал.

Этил недоверчиво посмотрел на него:

— А ты можешь это сделать?

Чоппер усмехнулся.

— Я уже это сделал! — ответил он. — А если Большой Эм хотел бы раздавать приглашения, то сам был бы здесь.

Этил кивнул:

— Да, это плохой класс.

Крошка Пит встал.

— Я голосую за акцию, — сказал он неожиданно.

— Неплохая идея, — согласился Громила.

Чоппер одобрительно кивнул головой.

— Кажется, нам больше нечего ждать, — сказал он, посмотрев на часы.

Было одиннадцать ночи. Марти теперь не появится, Чоппер был уверен в этом.

— Будьте моими гостями! — пригласил он Этила. — Если есть какие-нибудь идеи, то мы их обсудим вместе.

Этил задумался на мгновение.

— Что, если отправиться на Пикадилли? — предложил он. — Может быть, там наткнемся на хиппи и повеселимся. Кроме того, можно разбить яйца на тротуаре.

Громила и Крошка радостно встретили его предложение.

— Хорошая идея, — сказал Крошка и повернулся к Чопперу, ища одобрения.

— В последний раз, когда мы разбили яйца на тротуаре, одна старая кляча стремно растянулась на асфальте, — вспомнил он.

Чоппер ухмыльнулся. Разбивание сырых яиц на тротуаре не было самой интересной забавой ангелов, но это оказывалось действительно досадно для горожан.

— Эй, Ник! — крикнул Чоппер через небольшое переполненное пространство кафе. — У тебя есть пара дюжин сырых яиц?

Ник помахал рукой в воздухе. Этот сигнал Грика не значил ничего. Но в данном случае это был отрицательный ответ. С прежним спокойствием Ник подошел к столу и стал собирать пустые чашки из-под кофе.

— У меня есть кофе, чай, даже пирожки, но яиц нет, — пробормотал он. — Может, еще кофе?

— Не надо, Ник, — сказал Чоппер.

Ник пожал плечами в знак сожаления. Его дело — предложить.

— Похоже, яйца отпадают, — сказал Чоппер.

— Не имеет значения, — сказал Этил. — У меня есть еще идеи… Давай отправимся к Дилли!

— О'кей, только поговорю с парнями.

Чоппер направился к столу, за которым сидели Данни, Макс и Фрики.

— Наши коллеги предлагают развлечься, — сказал он Данни. — Может, стоит отправиться с ними?

— Куда? — хотел знать Фрики. Чоппер коротко изложил им главную идею, напомнив, что яйца отпали.

— Звучит забавно, — нехотя согласился Фрики.

Данни медленно покачал головой.

— Ты ничего не забыл? — спросил он. — Мы должны дождаться Большого Эма. Нужно еще решить организационные вопросы насчет завтрашней акции.

— Нет, я не забыл, но боюсь, что об этом забыл Марти, — резко ответил Чоппер. Он показал на свои часы.

— Он придет, — сказал Данни.

Чоппер криво усмехнулся.

— Боюсь, ты слишком самоуверен, Данни, — сказал он. — Мне кажется, что Марти нашел что-то поинтересней.

— Значит, он появится позднее, — сказал Данни. — Мы не можем уехать, не дождавшись его.

— О'кей, наслаждайтесь дальше! — резко рявкнул Чоппер. — Меня уже затрахало ожидание. Все, кто хочет, могут пойти со мной. С другими встретимся здесь в половине девятого утра.

Он подождал несколько секунд.

— Ну, кто-нибудь идет?

Фрики нервно заерзал:

— Данни прав, Чоппер. Мы не можем уехать, не дождавшись Большого Эма!

— Что скажешь, Макс?

Макс пожал плечами.

— Я думаю, что Марти опомнится, — пробормотал он извиняющимся тоном. — Я подожду еще немного.

— Да, давай. Поторчим здесь еще немного, а? — умолял Данни. — Попьем кофейку.

— Мне нужно кое-что сильнее, чем кофе, — сказал Чоппер. — Мне нужно то, что нужно и вам… Какая-нибудь кровавая свалка!

— Это ждет нас завтра, — спорил Данни. — Не стоит заводиться раньше времени.

Чоппер понял, что остался один.

— О'кей! — сказал он. — Если Марти появится, скажите ему, что я буду здесь утром.

— Хорошо, — пробормотал Данни.

Разговор был окончен. Чоппер повернулся, чтобы уйти, и заколебался. Он снова повернулся к Данни. Нужно было закончить спор на более дружелюбной ноте.

— Кстати, как ты провел прошлую ночь с Дорин? — спросил Чоппер. — Она показала тебе свой особый финт?

Данни заржал.

— Какой разговор! — ответил он с усмешкой. — Она была сказочна!

Чоппер улыбнулся в ответ.

— Тебе, наверное, пришлось долбить, как дятлу, — сказал он.

Данни развел руки и жалостно закатил глаза.

— Помощники не понадобились, — ответил он и опять заржал. Макс и Фрики подхватили смех. Обстановка снова стала спокойной.

Чоппер решил воспользоваться этим и уйти.

— Увидимся, — сказал он и повернулся на каблуках.

— Будь достойным ангелом! — сказал Данни.

Чоппер выставил большой палец.

— На все сто процентов! — сказал он. С этими словами он и покинул компанию.

— Похоже, ребята сегодня не желают кутить, — сказал Чоппер, вернувшись к Этилу. — Но я с вами, если вы еще не передумали.

— Этил никогда не меняет решений, — сказал Громила. Крошка лишь глупо ухмыльнулся.

— Я не передумал, — сказал Этил. — Может быть, это и к лучшему. Вчетвером мы меньше привлечем внимание легавых.

— А как насчет меня? — спросила Саманта, вцепившись в руку Чоппера. — Вы не собираетесь брать меня с собой?

— Прости, малышка! — коротко сказал он. — Нет места. Оставайся здесь.

Самми надула губы.

— А что потом? — спросила она.

— Что потом? — переспросил Чоппер.

Саманта глубоко вздохнула, ее груди колыхнулись под голубым свитером.

— Ты прекрасно знаешь, черт возьми, что я имею в виду, — сказала она настойчиво.

Чоппер усмехнулся:

— С чего ты взяла, что меня это интересует?

Самми прильнула к его руке.

— Разве я не понравилась тебе прошлой ночью? — она хотела знать.

Чоппер кивнул.

— Вот, — сказал он, доставая из кармана связку ключей. — Жди меня в квартире. Если я не вернусь через пару часов, можешь спать.

Он подбросил ключи в воздух. Саманта ловко поймала их и несколько раз покрутила связку на пальце.

— Увидимся позже, — пробормотала она вслед Чопперу, который направился к выходу из кафе с ребятами Этила.

«Харлей Дэвидсон» был припаркован за углом. Сердце Чоппера екнуло, когда он увидел его. Крылья у мотоцикла были немного обшарпаны, и отсутствовали защитные дуги. Передняя вилка была погнута, а на хромированной поверхности топливного бака виднелись следы ремонта. Это было бы ничего, но розовый цвет шпаклевки уродливо смотрелся на черно-белой поверхности мотоцикла.

…Но Чоппера не особенно интересовал внешний вид. Даже под двадцатью слоями краски он узнал тачку «Харлей Дэвидсон». Он смотрел на него, представляя себя в седле приведенного в порядок мотоцикла несущимся по длинной прямой дороге.

Это были любовь и желание в одной короткой встрече. «Харлей» скоро будет принадлежать Чопперу. Только несколько простых операций отделяли его от мечты.

Этил усмехнулся, увидев, что Чоппер любуется мотоциклом.

— Мы договоримся? — спросил он.

— Думаю, что уже договорились, — ответил Чоппер. — Но мне бы хотелось прокатиться, чтобы кое-что проверить.

— Почему бы нет? — ответил Этил и бросил ему ключи. — А где твоя тачка?

Чоппер показал на обочину дорогу.

— Бело-голубая, с черепом, — сказал он. Этил отправился к «Триумфу», взяв у Чоппера ключи.

Чоппер сел на «Харлей», поставил его прямо и убрал подножку. Повернув ключ зажигания, он встал в седле и дернул ногой стартер. Мощный мотор взревел, но тут же закашлялся и заглох. Он прибавил газу и попробовал снова. Мотор, взревев, теперь ровно загудел. Чоппер газанул несколько раз.

Мотор расстроен, решил он. Нужно немного поработать, чтобы привести его в порядок. Под ногами Чоппер почувствовал содрогания, что и в этом состоянии напомнило ему о мощности машины.

Включив скорость, он газанул, скользя каблуками по тротуару; Сделав резкий поворот, Чоппер устремился за Этилом.

Этил посмотрел на него, поднял палец и прибавил газу.

— Встретимся под рекламой «Колы»! — крикнул он через плечо и скрылся за поворотом. Громила и Крошка были уже далеко впереди. Чоппер прибавил газу, устремившись за ним.

В считанные секунды он нагонит их. В сотне ярдов впереди маячили огни его «Триумфа». Переключив скорость и еще прибавив газу, Чоппер сократил расстояние и поравнялся с Этилом.

— Отличная тачка! — прокричал он сквозь рев двух мотоциклов.

— Да, неплохая, — ответил Этил, прибавив газу. «Триумф» с ревом сделал рывок.

Когда «Триумф» улетел вперед, Чоппер увидел сменившийся на красный сигнал светофора, висевшего ярдах в ста. Он не колебался ни секунды. Переключив скорость, Чоппер полностью выжал газ и полетел к перекрестку. Этил уже замедлил скорость, когда Чоппер пронесся мимо него. Красный свет горел уже несколько секунд, и машины поперечного потока уже тронулись с места.

В короткий миг паники Чоппер обдумывал обстановку. Но, поняв, что уже не сможет затормозить, помчался вперед.

Красный спортивный «вольво» сорвался с места, стараясь обойти «мини-купер». Обе машины ехали по зеленому сигналу и были уже на перекрестке, когда показался Чоппер.

Водитель «вольво» продолжал ехать вперед, ожидая, что Чоппер объедет его сзади. Но водитель «мини-купера» неожиданно запаниковал и сначала нажал на тормоза, а потом вдруг неожиданно передумал и поехал вперед, перекрывая дорогу Чопперу.

Когда Чоппер к ним приблизился, между машинами оставалось только узкое пространство. В создавшейся ситуации он видел единственный шанс и воспользовался им. Он устремился в этот узкий проход.

Это была рискованная затея, но иного выхода уже не было. Когда он проскакивал этот проход, Чоппер почувствовал, как нога его коснулась бампера «мини-купера». Этот удар отдался в его правом бедре, но других повреждений не было. Позади себя Чоппер услышал длинные гудки «мини-купера», водитель которого был взбешен и напуган.

Чоппер сбавил газ, чтобы Этил догнал его. Спустя полминуты он услышал рев «Триумфа» и обернулся через плечо.

Этил поравнялся с Чоппером. Он убийственно ухмылялся, но взгляд его выражал неподдельное восхищение.

Теплая волна удовлетворения окатила Чоппера. Он заработал очко в классовой войне, заслужив восхищение лидера банды. Он позволил себе снисходительно улыбнуться.

Они проехали оставшийся путь рядом — теперь крепкие друзья, объединенные одним интересом. Когда они приехали, Громила и Крошка ждали их.

Чоппер первым слез с мотоцикла и протянул Этилу ключи от зажигания.

— Спасибо! — сказал он просто.

— Мы на месте, — сказал Громила. — Что дальше?

— Думаю, надо оставить тачки на Шафтебери авеню, — предложил Этил. — На случай, если легавые покажутся поблизости.

Он сел на свой «Харлей» и завел мотор.

— Ну что, один кружок? — закричал Крошка, перекрывая рев четырех мотоциклов.

— Давай! — ответил Чоппер и сорвался с места, взвизгнув резиной.

Чоппер выскочил на дорогу, до смерти перепугав молодую пару, переходившую улицу на зеленый свет. Он тут же свернул на боковую улочку. Остальные пропустили поворот и вынуждены были ехать по главной улице.

Чоппер проехал несколько перекрестков и снова свернул к главной улице. Он сбавил скорость, поджидая другие мотоциклы.

Они не заставили себя долго ждать. Чоппер услышал звуки трех мотоциклов сквозь шум лондонского плотного уличного движения. Когда они промчались мимо, Чоппер выскочил на главную магистраль, прибавив газу. Через несколько секунд он обошел их и успел проскочить на зеленый сигнал светофора. Миновав перекресток, Чоппер на бешеной скорости проехал Пикадилли и свернул на Шафтебери авеню.

Он остановился, поджидая остальных. Через минуту или больше первым приехал Этил, затем Крошка.

— Должен признаться, что ты отлично владеешь тачкой, — пробормотал Этил с восхищением. — Нужно как-нибудь посоревноваться.

— В любое время, — ответил Чоппер, с трудом оставаясь серьезным.

— О'кей. Оставим тачки и поищем развлечений, — сказал Этил. Они поставили мотоциклы на обочине и спешились.

Парни обошли цирк. Этил внимательно осмотрелся по сторонам, выискивая возможные развлечения.

Чоппер показал на ночную аптеку. Было уже около полуночи, и небольшая очередь нуждающихся в наркотиках уже выстроилась перед ней. Они терпеливо дожидались открытия.

— Давайте заглянем туда, — предложил Чоппер.

— У меня есть идея получше, — сказал Этил. Он направился к общественному туалету. — Там будет больше возможностей повеселиться, — сказал Этил. — В такое время мало кто ходит туда пописать.

Чоппер засмеялся. Этил был прав. В такое время мужской туалет служил для двух целей: как место встречи гомосексуалистов и место, где можно воткнуть иглу с героином в изголодавшиеся вены.

— Ты хочешь покурить? — спросил Громила. Вопрос предназначался Чопперу.

— Не возражаю. А ты что скажешь? — спросил он Этила.

— К дьяволу, — резко бросил Этил, отмахнувшись рукой. — У меня есть идея получше.

Он таинственно усмехнулся, когда другие вопросительно посмотрели на него.

— Ждите и смотрите, — добавил он.

Они ждали несколько минут. Несколько хиппи вошли и вышли из туалета с подозрительным видом.

Этил, очевидно, ждал чего-то. Или кого-то.

— Чего ты ждешь? — наконец спросил Чоппер.

Этил слабо улыбнулся и показал на пьяного хиппи, который, шатаясь, направлялся к туалету. Хотя его движения были неуклюжими и неловкими, он дьявольски спешил и знал, куда идет. Он не был пьян, и в этом Чоппер был уверен.

Этил дождался, когда хиппи спустился в туалет.

— О'кей! — сказал он и заторопился ко входу.

Чоппер бросился за ним, а Громила и Крошка бежали позади. Они ворвались в туалет как раз в то время, когда хиппи зашел в кабинку и запер за собой дверь.

Этил внимательно осмотрелся. В туалете больше никого не было.

— Быстро, — рявкнул он неожиданно. — Ты и Крошка идите наверх и стойте там на стреме, — прошипел он Громиле. — Чоппер, за мной!

С этими словами он бросился к кабинке, подпрыгнул, зацепившись за дверь кабинки, и перевалился внутрь. Удивленный возглас тут же сменился на крик боли. Клацнула защелка, и Этил открыл дверь.

— Быстрее! — шепнул он Чопперу, подзывая его пальцем.

Чоппер вбежал в кабинку, и Этил запер за ним дверь.

Хиппи сидел на унитазе, склонив набок голову. Из его рта сбегала струйка крови. Его глаза под действием наркотика и нанесенного ему удара стали квадратными от страха. В трясущихся руках он держал шприц и небольшой пакетик.

Этил вырвал пакетик из его рук и выбил шприц на пол. С дикой злобой он наступил на шприц своим тяжелым башмаком, превращая его в крошево из стекла и пластика.

Остатки жизни словно испарились из хиппи. С низким стоном он закатил глаза и сполз с очка на пол. Он лежал на полу, а Этил засовывал пакетик в карман.

— Посмотри, нет ли там кого, — тихо прошептал он Чопперу.

Чоппер выглянул в щель приоткрытой двери.

— О'кей, — пробормотал он.

— Тогда выходи, — сказал Этил.

Чоппер поторопился наружу, и когда обернулся, то увидел, как Этил нанес сильный удар в грудную клетку хиппи. Тот даже не пикнул. Лишившись наркоты, он не чувствовал боли.

Этил вышел из кабинки и закрыл дверь.

— Идем, — сказал он, направляясь к выходу.

Они поднялись на улицу. Там их ждали Крошка и Громила. Этил осмотрелся и кивнул им головой. Он перебежал дорогу, едва не попав под машину.

— Эй, мэн! Ведь ты не колешься? — спросил Чоппер, когда они достигли тротуара.

Этил засмеялся:

— Нет, не колюсь. Но здесь нетрудно найти того, кто колется.

Чоппер подождал дальнейших объяснений, но их не последовало.

Он молча пошел за Этилом, который направлялся к очереди у аптеки.

Молодая девушка обращалась к каждому, кто выходил из аптеки. Каждый раз ей отвечали качанием головы, что означало отказ. Чоппер посмотрел на ее лицо. Она неплохо выглядела, но была опустошена действием наркотиков, к которым, несомненно, имела пристрастие. Девушка выглядела потерявшей надежду и очень напуганной.

Этил направился прямо к ней.

— Привет, малышка! — прошептал он.

На какую-то секунду ее лицо засияло надеждой. Но как только она разглядела Этила, надежды и след простыл. Она надеялась встретить одного из знакомых продавцов, но Этил таковым не был.

Она хотела отвернуться от него. Этил вытащил маленький пакетик и помахал им перед носом девушки.

— Хочешь побалдеть? — спросил он.

В глазах девушки засверкал огонек. Губы растянулись в глупой улыбке, сделав ее довольно привлекательной пташкой.

— Сколько? — пробормотала она умоляюще.

Этил усмехнулся.

— Мы поговорим об этом позже, — ответил он. — Кажется, тебе сейчас нужна небольшая доза, так?

Девушка энергично закивала головой.

— О'кей, иди за нами, — сказал он ей.

Повернувшись, он перешел дорогу и направился к припаркованным мотоциклам.

Девушка не колебалась ни секунды. За то, что лежало в кармане Этила, она была готова отправиться за ним в ад.

Чоппер шел рядом с Этилом.

— Что происходит? — спросил он удивленно. Действие развивалось слишком быстро.

— Мы собираемся повеселиться, только и всего, — ответил Этил со своей зловещей усмешкой. — Пташке нужен героин, а нам нужна она.

Они подошли к мотоциклам. Этил показал девушке на заднее сиденье. Она тут же забралась на него.

— У тебя есть квартира? — спросил Этил у нее.

— Да, в Комден-тауне, — ответила девушка.

— Показывай дорогу, — сказал Этил и залез на мотоцикл.

— Вы делали такое раньше? — спросил Чоппер у Громилы, когда они залезли на мотоциклы.

— Да, пару раз, — ответил Громила скучающим голосом.

— Для хиппи это было не самое веселое развлечение!

— Он будет жить, — холодно пообещал Громила. — Можно сказать, мы даже спасаем этого ублюдка от медленной смерти.

— Да, наверное, — ответил Чоппер и завел «Триумф».

Они выехали с Шафтебери-авеню на Чаринг-Кросс-роуд. Этил мчался на бешеной скорости, — вероятно, выказывая свою удаль перед спутницей. Вскоре они свернули направо, обгнули маленькую площадь и выехали к дороге на Комден-таун.

Девушка жила в конце Комден-тауна. Этил остановился возле ветхого многоквартирного дома.

— Здесь, парни! — крикнул он через плечо. Он припарковал мотоцикл и направился вслед за девушкой к входу.

Входная дверь была не заперта. Девушка толкнула ее. Показался длинный пыльный коридор. Гнилой запах ударил им в ноздри.

— Идите за мной, — прошептала девушка, поднимаясь по лестнице. Она подошла к коричневой двери и распахнула ее.

Комната была довольно большой, но скудно обставленной мебелью. Здесь стояла кровать с парой скомканных одеял, вешалка для одежды и несколько досок: они лежали на кирпичах и служили книжными полками и подставками для проигрывателя. Несколько цветных плакатов «Роллинг Стоуне» служили единственным украшением убогой комнатушки.

Девушка подошла к газовой плите и зажгла газ. Она поставила на огонь небольшую кастрюльку с водой.

— Теперь я могу уколоться? — взмолилась она.

Этил усмехнулся.

— Мы еще не договорились об оплате, — напомнил он ей.

Девушка усмехнулась печальной улыбкой.

— Я знаю, чего вы хотите, — пробормотала она слабым голосом. — Когда я уколюсь, то меня ничего не будет волновать.

Чоппер заскрежетал зубами. Бедная девочка была такой трогательной, что ему стало жаль ее. Ему не нравилась вся эта затея, но сказать что-нибудь было бы глупо.

— Вот, — Этил бросил ей пакетик. Она не поймала его, и он упал на пол. Она быстро нагнулась, проявляя отчаянное нетерпение.

Девушка подошла к плите и взяла немного героина на чайную ложку. Смешав его с кипящей водой из кастрюли, она остудила его, а потом достала из ящика стола, на котором стояла плитка, шприц.

Наполнив шприц, она закатала рукав свитера, обнажив руку с сотней отметин от уколов. Некоторые из них уже зажили, оставив красные пятна и крошечные шрамы.

Стон вырвался из ее губ, когда она глубоко воткнула иглу в вену и опустила поршень шприца.

Эффект был немедленным и драматичным. Когда Чоппер посмотрел на ее лицо, он увидел перед собой другого человека. Усталая, отчаявшаяся и опустошенная девчонка исчезла, и молодая, оживленная женщина заняла ее место. Глаза девушки неожиданно загорелись, словно кто-то включил в них электрический свет. Ее сутулые плечи расправились, и она стала на два-три дюйма выше. Неряшливая замарашка исчезла, когда она повернулась к Чопперу и Этилу с прелестной улыбкой. Неожиданно она стала по-настоящему привлекательной женщиной, сияющей красотой.

Чоппер восхищенно наблюдал за этими изменениями. Он никогда не видел ничего подобного.

Девушка жизнерадостно рассмеялась.

— Спасибо! — сказала она и танцующей походкой подошла к проигрывателю.

Она включила его и выбрала пластинку из стопки. Когда игла опустилась на диск, странная электронная музыка наполнила комнату. Девушка продолжала танцевать в такт странной мелодии, и каждая часть ее тела двигалась.

— О'кей, ублюдки! — неожиданно закричала она. — Делайте свое дело! И побыстрее!

С этими словами она сняла свитер и расстегнула змейку на юбке. Сбросив лифчик и трусики, она стояла перед ними нагая.

Чоппер оценивающе оглядел ее тело. У нее была прекрасная фигура, хотя наркотики сделали свое дело. Она была гораздо тоньше, чем должна была быть. Из-за этого ее груди казались чрезмерно большими и тяжелыми. Под грудями резко торчали ребра. Ее губы были плотно сжаты, когда она поворачивалась кругом, демонстрируя свое тело. Чоппер отметил, что у нее были красивые ягодицы и ноги.

Этил скинул свой жакет и расстегнул ширинку.

— После меня, парни, — сказал он. Медленно подошел к девушке и толкнул ее на кровать.

Чоппер равнодушно смотрел, как Этил забрался на ее тонкое тело и начал заправлять. Но все равно эта сцена подействовала на него, и он стал медленно возбуждаться. Он на секунду подумал о Саманте, ждавшей его дома, но тут же мысли повернулись к Илэйн.

Когда девушка скидывала одежду, это напомнило ему прошлую ночь. Он вспомнил Илэйн. Чоппер облизал засохшие губы, когда вспомнил ее манящее юное тело. Чоппер усмехнулся про себя, когда представил, что он ее трахает прямо на глазах у Марти.

Видение было таким явным, что он забыл про Громилу и Крошку, дожидавшихся своей очереди.

Этил толкнул его в спину:

— Ну, давай, твоя очередь!

Чоппер вернулся к реальности. Бездумно, как автомат, он подошел к лежащей девушке и забрался на кровать.

На какой-то момент он замер, увидев глаза девушки. Она смотрела на него невидящим взглядом, ее мысли были далеко, в собственном мире грез, но сардоническая, ехидная улыбка играла на ее губах. Чоппер в з дрогнул, когда ее лицо затуманилось, растворилось и в конце концов превратилось в лицо Илэйн.

Он торопливо скинул рубашку и стянул джинсы. Чоппер удовлетворил свою похоть быстро и грубо, как зверь.

— О'кей, парни, идем! — сказал Этил, когда Чоппер слез с девушки. Он уже выходил в дверь, когда Чоппер заправлял рубашку.

— Эй, Этил, отдай малышке весь героин, — сказал Чоппер, зная, что Этил сунул пакетик обратно в карман.

Этил остановился и пожал плечами.

— А почему бы и нет? — сказал он и сунул руку в карман. — Вот, — крикнул он и бросил пакет в сторону девушки. Он упал рядом с кроватью. Она даже не пошевелилась. — Она найдет его, когда захочет, — засмеялся он. — Когда этим сукам нужен наркотик, они унюхают его в куче дерьма.

Он вышел из комнаты. За ним последовали Крошка и Громила.

Перед тем как уйти из комнаты, Чоппер еще раз посмотрел на девушку. Она по-прежнему лежала неподвижно, с той же глупой мечтательной улыбкой на лице. Чоппер тихо закрыл за собой дверь и спустился по лестнице.

ГЛАВА 6

Когда Чоппер вошел в комнату, Саманта спала на его узкой кровати. Он тихо разделся и залез к ней. Она что-то пробормотала, зашевелилась, но не проснулась.

Чоппер долго лежал в постели, стараясь заснуть. Последнее, о чем он подумал, — это завтрашняя акция. Появился Большой Эм в «Грике» или нет?

— Доброе утро! — сказала Саманта, сунув ему под нос чашку с дымящимся кофе.

Чоппер заморгал и попытался прояснить свою голову, потом слепо посмотрел на часы.

— Господи, такая рань! — он выругался. Было двадцать минут седьмого.

— Большой день! — сказала Саманта.

Чоппер сел в кровати и взял чашку с кофе из ее рук. Он поставил чашку на пол, схватил Саманту за руку и повалил ее на кровать.

— Сонная скотина, — сказала Самми с усмешкой, когда он просунул руку между ее бедер. — Этой ночью мне пришлось развлекаться в одиночку, — она нырнула под одеяло, ее голос затих.

— Разденься! — сердито пробормотал Чоппер. — У нас мало времени.

Саманта игриво надула губы, скидывая одежду.

— Как-нибудь, Чоппер, ты действительно узнаешь, чего я стою как женщина, — дразнила она его.

Он не ответил, а прямо без подготовки приступил к делу.

После этого они сидели в кровати, курили сигареты и пили холодный кофе.

— Сколько времени? — спросила Саманта. Чоппер посмотрел на часы.

— Семь пятнадцать, — сказал он и спустил ноги на пол. После этого он натянул джинсы.

Чоппер подошел к умывальнику и поплескал холодной водой на лицо.

— Когда парни собираются в «Грике»? — спросила Саманта.

Чоппер вытер лицо грязным полотенцем.

— Около половины девятого, я думаю, — он посмотрел в зеркало, решая, бриться или нет. Черная щетина пробивалась на подбородке. Может, отрастить бороду?

— Стоит мне отращивать бороду? — спросил он Саманту.

— Как хочешь.

Чоппер снова посмотрел на отражение и попытался представить себя с густой, длинной бородой. Он вспомнил о своей попытке отрастить бороду два года назад. Первые две недели она выглядела многообещающе, но потом превратилась в косматую редкую поросль. Проблема отращивания бороды заключалась в том, что парни будут смеяться, если борода будет выглядеть жалким образом. Он прикинул все за и против и решил не рисковать.

— Мать ее… эту бороду, — резко сказал он и достал бритву.

Было четверть девятого, когда он наконец собрался. Его черные ботинки были начищены до блеска. Каска была отполирована шкуркой и специальной пастой до тусклого сияния. Из ящика стола он достал все регалии и причиндалы, которые только мог найти.

Потом Чоппер подошел к буфету и достал маленький сверток фольги. Развернул его, оценивая оставшееся количество гашиша. Его было достаточно для пяти-шести косяков. Он сунул комок фольги в карман вместе с пачкой проспиртованной сигаретной бумаги.

— О'кей, — сказал он Саманте. — Идем!

По пути в «Грик» Чоппер думал о том, что делать, если Марти так и не приезжал туда. Он попытался продумать все возможные ситуации.

Если Марти не показывался, то Чоппер будет ждать отмены акции. Но, тем не менее, он смог все организовать в отсутствие Большого Эма, и ему предоставлялся отличный шанс показать высший класс.

Он более внимательно рассмотрел эту возможность и понял, что втайне хочет, чтобы Марти так и не показывался.

Подъехав к «Грику», Чоппер взглядом поискал мотоцикл Марти. Его не было видно. Он спешился и вошел в кафе вместе с Самантой.

Многие из парней еще не приехали. Чоппер заметил Данни, Макса и Майка. Несколько других ангелов столпились в углу, а пташки сидели за столом и пили кофе. Небольшая группа грязігуль тоже сидела за столом, не теряя надежды участвовать в акции.

Чоппер махнул рукой в сторону Дорин и трех других пташек ангелов.

— Иди к ним! — скомандовал он Самми. — Я поговорю с парнями.

Она беспрекословно подчинилась. Чоппер подошел к Данни.

— Как дела? — спросил он. — Большой Эм приезжал?

Данни отрицательно покачал головой. Он выглядел взволнованным.

— Мы ждали его до часу, он так и не показался.

— Что ты думаешь, Чоп? — спросил Майк. — Ты не хочешь послать кого-нибудь за его задницей, чтобы узнать, что случилось?

— Это лучше сделать самому Чопперу, — сказал Данни. — Что скажешь, Чоп?

Чоппер пожал плечами.

— Он был бы здесь, если бы хотел, — сказал он. — Я ведь не его будильник, мать вашу!

Майк нервозно усмехнулся, лицо Данни оставалось непроницаемым.

— Может быть, что-нибудь случилось? — сказал он.

— Да, что-то точно случилось, — мрачно сказал Чоппер и уловил упрек во взгляде Данни. — Ладно, пока надо выпить кофе.

Он подошел к стойке и заказал кофе. Ник кивнул ему в знак приветствия.

— Парни решили нарваться на неприятности сегодня? — спросил он.

Чоппер посмотрел на Ника с поддельным ужасом на лице.

— Неприятности, Ник?.. Мы?.. — произнес он с усмешкой.

Ник взял деньги за кофе и повернулся спиной. Он не любил много разговаривать.

— Эй, а вот и Большой Эм! — раздался голос Макса.

Чоппер посмотрел в окно. Илэйн слезала с мотоцикла Марти, который припарковался возле мостовой. Когда он вошел в кафе, то выглядел каким-то подавленным.

— Простите, ради Бога, что я не приехал вчера ночью, парни, — сказал он извиняющимся тоном и направился прямо к Чопперу и Данни. — У меня были кое-какие неприятности.

— Да? И какие же неприятности? — спросил Данни сердито.

— Забудь, это не столь важно, — сказал Марти торопливо, пытаясь замять тему.

— Нет, это важно, — настаивал Данни. — Если у тебя были неприятности, то мы хотим знатЬ[, какие!.. Не так ли, парни?

Он повернулся к остальным за поддержкой.

Майк и Макс энергично закивали головами.

— Что за неприятности, Марти? — спросил Чоппер.

— Да я же говорю, что ничего серьезного, — пробормотал Марти уклончиво. Чоппер видел, что он не хотел говорить об этом.

— Все дело в тачке, — неожиданно сказала Илэйн, отвечая за него. — Она сломалась.

Марти бросил на нее злобный взгляд.

— Мы ехали по Эппинг Форест, когда тросик газа порвался, — признался он подавленно. — Я хотел приехать сюда к половине десятого, но нам пришлось толкать мотоцикл почти восемь миль до гаража. Когда тачку починили, было уже чертовски поздно, и я решил приехать утром.

— Да, у тебя не было другого выхода, правда? — спросил Макс понимающе, но его голос говорил о другом. Чоппер многозначительно улыбнулся. Марти вогнал еще один гвоздь в свое истощившееся лидерство.

Чоппер точно знал, что думают остальные, — то же самое, что и он. Мотоцикл, конечно, не был надежной машиной, и его детали не были совершенны на все сто процентов, от поломок и аварий не был застрахован никто… Но Большой Эм был ангелом. Его мотоцикл был для него двухколесным богом, и относиться к нему нужно было соответствующе. Было недостойно позволить мотоциклу поломаться в ночь перед акцией. Каждый ангел перед запланированным крупным налетом по меньшей мере три дня возился со своей тачкой. Марти совершил серьезную ошибку: он не уделил внимания действительно важным вещам.

Марти почувствовал повисшее в воздухе неодобрение и был готов уйти, когда Чоппер заметил Этила и толпу его парней, ввалившихся в кафе.

Чоппер остановил Марти.

— Кстати, несколько парней из Дагенхэма были здесь прошлой ночью, — сказал он. — Они просили меня разрешить им поехать с нами, и, так как тебя не было, я дал согласие. Нам не помешают дополнительные силы.

Марти внимательно посмотрел на Чоппера. Он был выведен из равновесия и не уверен в себе, кроме того, почувствовал в словах приятеля вызов и поспешил согласиться.

— Хорошо, — пробормотал он. Иного выхода у него не было.

Этил увидел Чоппера и направился к нему. Он быстро окинул взглядом группу ангелов и безошибочно определил Марти как лидера. Соблюдая правила, он проигнорировал Чоппера и протянул руку Марти.

— Привет, мэн! Я Этил из Дагенхэма.

Марти пожал протянутую руку.

— Марти Грехем, или Большой Эм. Я слышал, вы хотите ехать с нами?

Этил усмехнулся.

— Это так. Я договорился об этом с Чоппером прошлой ночью, — на этот раз он улыбнулся Чопперу. — Привет, Чоп!

— Да, я знаю, — сказал Марти. — Сколько у тебя парней?

Этил махнул рукой в сторону группы ангелов, приехавших с ним. Чоппер узнал Громилу, Крошку и Сэма; кроме них, было еще трое.

— Крошка, Громила, Мадсо, Сэм, Фрэнч и Травка, — представил он их. — Нас только семь, но, когда доходит до дела, Травка стоит четверых.

Чоппер оценил Травку и поверил Этилу. Травка был выше шести футов, с тринадцатью стоунами великолепных мышц и огромными кулаками.

— Но предупреждаю, что драка единственное его достоинство, — продолжал Этил с благодушной усмешкой. — Травка ездит на тачке как на коне, а на девке как на собачке.

Травка глупо усмехнулся.

— Зачем трахаться, когда можно драться? — сказал он сиплым голосом.

— Ну, так куда едем, мэн? — спросил Этил.

Марти пожал плечами.

— Все прибрежные городки одинаковы, — сказал он. — Хотя лучше всего ударить по Борнмаусу.

Этил выпятил губы и неодобрительно покачал головой.

— Ты давно там был? — спросил он.

Для Марти это был сложный вопрос.

— Давно, несколько месяцев назад, — неохотно сознался Марти. — И что с того?

— Неплохой выбор, — сказал Этил, по-прежнему качая головой. — Легавые там словно белены объелись. Мы были там месяц назад, и трое наших парней залетели.

Марти посмотрел на Чоппера;

— Что скажешь, Чоп?

— Думаю, что нужно выбирать городок поменьше, — сказал он авторитетно. — Небольшой городок, где легавым не приходилось еще сталкиваться с ангелами и где мы могли бы от души повеселиться.

— У тебя есть такой на примете? — спросил Марти.

— Как насчет одного из Корниш-Тайне? — предложил Сэм.

Чоппер напряг свои мозги. У него появилась идея.

— Я знаю! — сказал он, сияя. — Сифорд! Вот что нам нужно.

Чоппер злобно усмехнулся про себя, когда вспомнил Сифорд. Он был кое-чем обязан небольшому сонному городку, в котором когда-то просидел несколько дней. Последний раз, когда он был вынужден провести там отпуск родителей, он прожил в Сифорде две недели. Хотя прошло уже много лет, Чоппер по-прежнему помнил эти четырнадцать скучных дней и ночей. Целыми днями лил дождь, а ночи ему приходилось проводить за игровыми автоматами в кафе, полном свиней, носящих шляпы типа «Поцелуй меня быстрее».

Да, подумал он про себя, Сифорд, безусловно, заслуживает возмездия!

Марти задумался над его предложением.

— Неплохая мысль! — согласился он. — Сначала по маршруту М4, потом по А4 через Бристоль и Бас… Не так далеко, хотя и не так близко. Мы сможем добраться за три часа. Это будет хорошая поездка.

— Скажу тебе еще кое-что, — произнес Этил, проникшись теплом к этой идее. — Я знаю, где притон бристольской команды. Мы сможем заехать к ним и взять с собой несколько парней.

У Чоппера засияли глаза. Может быть, получится настоящая акция, которыми гордились первые «Ангелы ада» из Штатов. Она сможет сравниться с легендарной акцией в Монтрее, в Калифорнии, когда более двухсот ангелов в течение трех дней грабили, насиловали и разоряли город.

— О'кей! — выкрикнул Марти. Все присутствующие в «Грике» издали возглас одобрения. С криками, улюлюканьем и грохотом стульев все ринулись на улицу.

Ник, флегматичный как всегда, посмотрел на отбывающую орду, философски пожал плечами, перебросил засаленное полотенце через плечо и принялся убирать бардак, который оставили ангелы.

Когда на улице раздался рев десятка мощных мотоциклов, Ник подумал о уик-энде на побережье с женой и детьми. В эти выходные дни у него будет мало клиентов, а небольшой отдых он заслужил.

В Боримаусе очень мило в это время года, подумал он про себя, и… безопасно.

ГЛАВА 7

Вторжение в маленький прибрежный городок Сифорд началось днем, около четверти третьего. Местные жители узнали о нем, когда полдюжины мотоциклистов пронеслись через торговый центр к побережью.

Это была быстрая поездка с небольшой неприятностью и несколькими незначительными поломками. Большой Эм возглавлял первую волну ангелов, триумфально несшихся по городу, как отряд завоевателей-героев. Позади него ехали Чоппер, Фрики, Данни, Майк и Травка. Остальные растянулись по дороге в соответствии с мощностью их тачек и бесшабашностью езды. Этил и пара его парней свернули у развилки, чтобы заехать в Бристоль за пополнением.

Поездка близилась к концу. Большой Эм остановился на черте пляжа и выключил двигатель. Илэйн спешилась и побежала по песку.

— Кто хочет искупаться? — закричала она возбужденно. Особого желания никто не изъявил.

Травка глупо вздохнул.

— Эй, мэн, ты чувствуешь, как пахнет морем? — закричал он ликующе, — Давай прогоним этих свиней с пляжа, чтобы они не отравляли воздух!

Большой Эм снисходительно улыбнулся.

— Остынь, — сказал он тихо. — Мы подождем остальных.

Они ждали.

В течение часа ангелы прибывали группами. Оставшиеся въехали в город около трех часов и присоединились к остальным. В воздухе повисла напряженность. Он почти вибрировал от жажды насилия, готовой выплеснуться наружу. Все пока бездействовали, за исключением некоторых ангелов, выкрикивающих матюги и показывающих непристойные жесты зазевавшимся отдыхающим.

Чоппер посмотрел на длинную линию нацистских касок, сияющих в лучах солнца, и на сияющие хромированные корпуса мотоциклистов. Он заметил удивленные, испуганные, неуверенные лица отдыхающих и широко улыбнулся с чувством гордости. Он ощущал настоящую мощь и великолепие ангелов ада.

Когда появился Этил с дюжиной ангелов из Бристоля, настало время всех пересчитать.

Большой Эм медленно обошел линию мотоциклов молчаливых ангелов. Он засиял, удовлетворенный видом своей небольшой армии. В ней было сорок восемь ангелов и тридцать пташек. Грозный батальон восставших из ада против местных полицейских.

Большой Эм прошел вдоль линии к своему мотоциклу в полном спокойствии.

— О'кей! — крикнул он через плечо. — Начнем!

Дикие вопли и крики вырвались из глоток ангелов позади него, и воздух содрогнулся от бешеного рева мотоциклов.

Один за другим ангелы выезжали к мостовой, выстраиваясь для парада вдоль берега. В почти военном механизированном порядке ангелы поехали вдоль дороги. Это был своеобразный вызов жителям Сифорда.

Мы здесь — и этот город наш!

Эффект был немедленным и драматичным. Взбудораженные толпы зевак засуетились и занервничали. Все головы повернулись на рев мотоциклов, и родители со страхом на лице бросились собирать своих детей. Машины съезжали на обочину, а пешеходы прижимались к безопасным тротуарам.

Ангелы постепенно увеличивали крейсерскую скорость. На полторы мили перед ними лежала прямая дорога. Продолжая пугать встречных водителей и пешеходов, они доехали до конца дороги и развернулись.

Легавые ждали их на обратном пути.

Две полицейские машины с включенными мигалками перегородили дорогу, заставив ангелов остановиться.

Большой Эм высоко поднял руку, приказав остальным затормозить. Ангелы повиновались, но не заглушили двигателей.

Двое полицейских вылезли из машины. Быстро опередив Большого Эма и Чоппера, как вожаков, они приблизились к ним с некоторой опаской.

— О'кей, мальчики! — сказал один из полицейских покровительственным тоном. — Этого достаточно!

Большой Эм обезоруживающе улыбнулся.

— Но, офицер, — сказал он с видом невинной овечки. — Мы ведь ничего не делаем!

— Ничего, не считая нарушения спокойствия и дорожного движения, — резко сказал полицейский. — Давайте разойдемся мирно и спокойно, а?

— Мы приехали отдохнуть, — сказал Чоппер тем же язвительным тоном, что и Марти. — Несколько часов на чудесном свежем морском воздухе…

Глаза полицейского сузились, когда он окинул банду оценивающим взглядом.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Но предупреждаю, что любая неприятность от вас — и мы будем говорить по-другому… грубо!

Семьдесят лиц растянулись в довольной улыбке, когда легавые вернулись к своим машинам и уехали.

— Вы слышали, что сказал этот милый парень? — крикнул Большой Эм. — Давайте проведем тихий и спокойный денек на берегу моря!

Хор криков и свист прозвучал в ответ. Ангелы только начинали разогреваться.

Этил выехал из задних рядов.

— Эй, ты видел, что было у дороги? — спросил он Марти.

— Нет. А что?

Этил злорадно усмехнулся.

— Всего лишь большой кемпинг, — сказал он возбужденно. — Не пора ли немного отдохнуть?

Марти взглянул на Чоппера, который задумчиво кивнул головой.

— О'кей! Давайте отправимся туда и посмотрим, — согласился он.

Ангелов не нужно было уговаривать. С криками и свистом ряды рокеров раздвинулись и устремились к кемпингу.

— Эй, нас даже приглашают! — крикнул Чоппер, показывал на большой плакат, висевший над главными воротами.

— На нем написано, что дневным посетителям вход разрешен!

— Чего же нам еще не хватает? — сказал Большой Эм и съехал с дороги к воротам. Остальные последовали его примеру.

У ворот в небольшой будке сидел охранник, при звуке приближающихся мотоциклов он выбежал на улицу и торопливо попытался закрыть большие ворота.

Чоппер быстро остановил мотоцикл, поставил его на подножку и бросился к воротам. Данни и Большой Эм бежали следом.

Чоппер просунул ногу под створку ворот.

— Разве ты не читал плакат на воротах? — спросил он охранника.

Охранник нервозно смерил его взглядом.

— Вам здесь нечего делать! — крикнул он, пытаясь бравировать. — Мы не хотим видеть здесь таких, как вы!

— Послушай, приятель, то, чего ты хочешь, и то, что ты можешь, — это две разные вещи, — проворчал Чоппер тихо. — Если не хочешь попасть в большую неприятность, уйди с дороги и мило улыбайся.

Позади него Данни и Большой Эм многозначительно поглаживали свои кулаки.

Охранник внял предупреждению.

Потерпев поражение, он молча отошел от ворот и мрачно смотрел на проносившиеся мимо него мотоциклы.

Когда Чоппер проезжал через ворота, Саманта протянула руку и сорвала с головы охранника фуражку.

— Спасибо, милок! — засмеялась она. — Я всегда мечтала о такой шапочке!

Чоппер обернулся к ней и усмехнулся.

— Тебе идет, Саманта, — сказал он.

— О'кей, давайте покажем этим ублюдкам! — закричал Большой Эм, прибавляя газу.

С Илэйн, прижавшейся к его спине, он пронесся через парковочную площадку, ловко петляя между автомашинами.

В считанные секунды двадцать рокеров затеяли сумасшедшую игру на своих тачках. Воздух наполнился ревом моторов, криками, улюлюканьем и скрежетом металла по металлу, когда подножки мотоциклов оставляли глубокие царапины на хромированных частях автомобилей.

Некоторые из пташек ангелов спешились, начали спускать колеса машин и пытались открыть дверцы и багажники. Если это им удавалось, они отрывали в салоне проводку и все, что можно было оторвать. Когда машина оказывалась запертой, то они довольствовались тем, что ломали антенны и оставляли вмятины каблуками.

Игра продолжалась несколько минут. Большой Эм больше не был лидером группы одухотворенных юнцов. Они превратились в банду на колесах. Команда обратилась в шайку, а шайка не признавала лидеров.

Чоппер посмотрел вокруг и зловеще усмехнулся. Большой Эм привел их сюда, и на этом его руководство было завершено. Теперь каждый был сам за себя, и лучший мог показать свой класс. Чоппер заметил Этила и рокеров из Бристоля и направился к ним.

— Эй, Этил, давай немного осмотримся! — закричал он ему.

Этил обернулся и кивнул.

— Тогда ссади свою пташку, — крикнул он.

Чоппер повернулся к Саманте и сказал:

— Слезай, малышка.

Саманта пожала плечами, но спешилась без слов. Она искала глазами другой мотоцикл.

— Эй, Фрики, прокатимся?

— Садись, — сказал он, похлопав рукой по заднему сиденью. Самми залезла на мотоцикл, и Фрики помчался за Большим Эмом и группой ангелов.

Чоппер осмотрелся и оценил ситуацию. Большой Эм забрал с собой Фрики, Майка и Данни. Сам он остался с Этилом и его парнями, с десятью ангелами из Бристоля и с большинством ангелов из своего отряда. Это было неплохо, если ему удастся взять под контроль ситуацию.

Он резко развернул мотоцикл на месте и остановился.

— Кто поедет с нами? — крикнул он во весь голос. — Когда мы закончим с этим кемпингом, он станет похож на Кровавый Остров!

Он не стал дожидаться последователей и сорвался с места. Через секунду за ним устремился Этил.

— Это твой большой шанс, Чоп! — крикнул он и понимающе подмигнул.

Чоппер усмехнулся. Этил все понял. Он бросил взгляд через плечо: все остальные уже ехали за ними.

Толпа с криками покинула стоянку для автомобилей и выехала на дорогу. Впереди висел огромный знак: «Проезд мотоциклам запрещен!»

Чоппер проехал за него и продолжал нестись по пешеходному тротуару. Все последовали его примеру.

Мотоциклы неслись по тротуару, распугивая прохожих. С визгом они объезжали мусорные бачки и сигналили зазевавшимся отдыхающим.

Люди вокруг были в панике. Они не знали, что происходит, но им не нравилось то, что они видели. В своем слепом страхе перед мародерствующими рокерами они забирались на клумбы и прятались за углы, чтобы не бьггь раздавленными.

Банда рокеров продолжала мчаться к центру кемпинга. Люди уже услышали рев мотоциклов, и центр опустел, потому что все бросились в укрытия.

Ангелы выехали к открытому плавательному бассейну. Чоппер объехал его раза два на бешеной скорости. Когда ему это наскучило, он промчался по двум цветочным газонам и остановился.

Взрыв смеха привлек его внимание.

Возбужденный Травка слез со своего мотоцикла и снимал джинсы и ботинки.

С диким воплем он бросился к бассейну и нырнул.

Это послужило сигналом. Еще двадцать ангелов бросились в бассейн, плескаясь и играя, как маленькие дети. Вымокшие и довольные, они вылезали из воды, одевались и вновь бороздили цветочные клумбы.

Чопперу понравилась эта атмосфера всеобщего веселья.

— Поехали на аттракционы! — крикнул он.

Он махнул рукой, указывая туда, где медленно вращалось «чертово колесо», а в небе рассыпался великолепный фейерверк.

Банда последовала за ним без всяких вопросов. Он показал свою способность к лидерству, и Большой Эм был забыт.

Ангелы припарковали свои мотоциклы возле ограды парка развлечений и вошли через вертушку.

Чоппер направился к электрическим автомобильчикам, которые только что остановились. Он пробежал по площадке и залез в одну из машин. Его последователи залезли в другие машинки, грубо отпихивая детей. Оператор отключил энергию и убрался восвояси.

Этил забежал в его будку и включил электричество. Когда машинки зашевелились, он пробежал по площадке и запрыгнул в одну из свободных.

— Такого не сделаешь на тачке! — закричал Чоппер с сумасшедшим смехом, когда врезался на своей машинке в машинку Этила.

Автомобильчики носились по площадке и врезались друг в друга, пока ангелам не надоело это развлечение. Следуя какому-то невидимому сигналу, они все нацелили свои машинки на ограждение и врезались в него одновременно. Пружинные и резиновые глушители конструкции не смогли сдержать концентрированного удара. С ужасным грохотом ограждение рухнуло, и несколько машин свалилось с площадки. Никто не пострадал, хотя два ангела с трудом выбрались из своих побитых машинок и вернулись к мотоциклам с заметными ушибами.

Вокруг царил кромешный ад. Женщины кричали, разыскивая своих детей, хватали их и бежали в поисках безопасного места. В считанные минуты в парке остались только ангелы.

Им стало уже не так смешно. Не на кого было производить впечатление. Чоппер направился к мотоциклам, лихорадочно соображая, что делать дальше. Он с надеждой осмотрел кемпинг.

Чоппер увидел ее в небе. Канатная дорога! Она по-прежнему действовала и перевозила людей над лагерем из одного конца в другой. Чоппер посмотрел наверх и увидел бледные пятна — лица пассажиров вагончика. Они с удивлением смотрели на то, что творилось внизу.

— За мной! — закричал он и поехал к одному из строений канатной дороги.

Трое мужчин, отвечающие за дорогу, перегородили вход на вышку. Один из них угрожающе держал в руке огромный гаечный ключ.

— Вам, ублюдки, там нечего делать! — закричал он, когда ангелы спешились и подошли ближе. — Это опасно… там есть дети!

Ангелы медленно приближались, взвешивая ситуацию. Эти трое были здоровыми ребятами, и никому не хотелось, чтобы его череп был проломлен гаечным ключом.

Чоппер оглянулся и увидел, что его последователи замешкались. Как это было ни смешно, но даже ангел думал дважды, прежде чем подвергаться опасности.

— Сомните их! — закричал Чоппер. — Их только трое, а нас сорок!

Надеясь, что его поддержат, он бросился на парня с ключом. Он пригнулся и вильнул в сторону, когда парень опустил ключ на его башку. Ключ лишь скользнул по шлему, а парня Чоппер сбил с ног ударом корпуса.

Прежде чем двое его товарищей успели прийти к нему на помощь, остальные ангелы окружили их, нанося удары кулаками, ногами и цепями. Все было кончено через несколько секунд. Трое непокорных остались стонать на земле, а ангелы поднялись на вышку.

Чоппер взялся за рычаги управления.

— Это должно потрясти ублюдков! — крикнул он, смеясь, и резко дернул за рычаг «стоп». Толстые стальные тросы заскрипели от напряжения, а вагончики остановились и стали опасно раскачиваться.

Чоппер перевел рычаги в обратное положение. Вагончики совершили чудовищный крюк и стали двигаться в обратном направлении. Стальные тросы задрожали от вибрации.

— Вот это да! — засмеялся Этил и схватился за рычаг. Он проделал эксперимент три раза подряд.

Чоппер следил за производимым эффектом. Все вагончики раскачивались. Он слышал испуганные вопли людей, боящихся за свою жизнь.

Это была поистине злая шутка ангелов над людьми, висевшими в пятидесяти футах над землей, подумал Чоппер. Что за выдумщик он!

В раскачивающихся вагончиках кричали и плакали дети. Женщины падали в обморок, и даже смелые мужчины не думали, что переживут этот ужас. Более религиозные пассажиры вагончиков молились.

Чоппер вновь взялся за рычаг и перевел его в позицию «вперед». Мощные моторы замерли, как будто отключили энергию.

Чоппер выскочил наружу и посмотрел на кемпинг. Неоновые вывески потухли, и все замерло. Кто-то отключил питание всего кемпинга.

— Думаю, пора сматываться, — сказал он Этилу, который кивнул в знак согласия.

— Да, легавые, должно быть, у нас на хвосте, — сказал он.

Следуя за своим главарем, банда ангелов направилась к выходу. Чоппер подъехал к мусорному бачку и достал пару пустых бутылок из-под «Коки».

— Я научу этих ублюдков, как отключать энергию! — сказал он и швырнул обе бутылки в окна ближайшего домика. Стекло разлетелось вдребезги, его осколки посыпались на асфальт.

Это был сигнал к разрушению. Визжа и крича, ангелы хватались за все, что попадало под руку. Бутылки, камни, цветочные горшки летели в окна и двери. Двое ангелов заскочили в телефонную будку и с мясом выдрали аппарат. Остальные опрокидывали мусорные бачки, расшвыривая содержимое.

Чоппер был объят страстной жаждой уничтожения. Он едва обратил внимание на подъехавшего Большого Эма.

— Давай убираться к дьяволу отсюда! Легавые уже на хвосте! — закричал Марти нервно.

— Да, пора, — согласился Этил, хлопнув Чоппера по плечу.

Чоппер очнулся. Он услышал приближающийся вой сирены.

Его сознание вернулось в нормальное состояние. Он быстро и внимательно осмотрелся.

— Все в порядке, — неожиданно сказал он Марти. — Эти ублюдки не достанут нас.

Марти тревожно посмотрел на него.

— Что ты мелешь, сумасшедший ублюдок? — рявкнул он. — Они здесь!

Полицейские машины были совсем близко.

Чоппер вытянул руку в сторону за кемпингом.

— Посмотри туда. Поля… Пустые поля.

Большой Эм посмотрел в направлении его руки.

— Ну и что?

— Мы сможем проехать там. А легавые до нас не доедут! Дорожки для них слишком узкие. Им придется оставить тачки на стоянке и идти сюда пешком. Мы же поедем в другую сторону, по полям, пока не выедем на дорогу.

Этил хлопнул его по спине.

— Я думаю, он прав, — сказал он Большому Эму.

— Можно попробовать, — ответил Марти. — У нас будет масса проблем, если мы попадем в лапы легавых.

Он развернул свой «Харлей» и прибавил газу.

Прежде чем рвануть вперед, он повернулся к Чопперу и посмотрел на него. Взгляд его источал злобу.

— Когда мы вернемся, я собираюсь выгнать тебя из команды, Чоппер, — пригрозил он. — Я не хотел ничего подобного, но, должно быть, ты сошел с ума, затеяв эти разрушения.

Чоппер привстал на подножке.

— Дерьмо! — выкрикнул он в лицо Марти. Потом повернулся к ангелам и сказал:

— Нам было весело, разве не так, парни? Настоящая акция, а не уик-энд на побережье!

Возгласы одобрения и поддержки звучали в его ушах словно музыка. Лютая ненависть в глазах Марти заставила его затрепетать.

В направлении стоянки появились первые полицейские.

— Поехали! — закричал Марти и ринулся вперед.

Мотоциклисты мчались через кемпинг по узким дорожкам. Впереди показались двое полицейских, глупо размахивающих руками. Когда мотоциклисты приблизились, они поспешили убраться с дороги, заваливаясь в кусты.

Чоппер возглавлял группу. Это было его предложение, и он отвечал за побег. Выскочив на окраину кемпинга, он сбавил газ и помчался по зеленой траве спортивной площадки. Он ехал к ограде, которая окружала кемпинг. Его глаза напряглись, изучая преграду.

Наконец он нашел то, что искал: небольшую металлическую калитку, ведущую на простор полей.

Он подъехал к ней, спрыгнул с мотоцикла. Чоппер едва взглянул на маленький, хлюпкий замок и улыбнулся. Вернувшись к мотоциклу, он достал из бардачка фомку. Замок поддался с первого рывка.

Чоппер распахнул калитку и почтительно поклонился перед ожидавшими его ангелами.

— Джентльмены, путь свободен! — сказал он с самодовольной улыбкой.

ГЛАВА 8

Когда последний из ангелов проехал через калитку, Большой Эм решил, что самое время вернуть свое лидерство. Он посмотрел назад, на кемпинг. Несколько полицейских показались на краю спортивного поля и бежали к ним. Позади них появлялись еще и еще.

— На базар нет времени! — закричал Большой Эм. — Теперь каждый за себя. Поскорей убирайтесь, и встретимся в «Кнайт-Реете»!

Все понимающе закивали. «Кнайт-Реет» было кафе с отелем для поздних водителей на маршруте АЗ 9. Ангелы проехали его по дороге сюда и решили, что кафе будет местом сбора в случае опасности.

— И еще одно! — закричал Большой Эм, готовый устремиться по полю впереди всех. — Разделитесь и держитесь группами не более трех человек, и мне не надо напоминать, что вам нужно молчать, если попадетесь!

С этими словами Марти сорвался с места, жестом приказав Фрики и Данни следовать за ним. Это был прямой выговор Чопперу на глазах у всех.

Чоппер усмехнулся вслед удалявшемуся Марти. Этил хлопнул его по спине.

— Поехали, — пробормотал он с дружеской улыбкой.

Чоппер улыбнулся ему в ответ и поднял пальцы в знак победы.

— Возьмем Травку? — спросил Этил. — С ним я буду чувствовать себя в безопасности.

Этил мотнул головой в сторону Травки, ждущего сигнала. Чоппер кивнул. Втроем они составят отличный отряд! Саманты с ним больше не было, Этил и Травка не везли пассажиров, благодаря этому они смогут легко прорваться к дому. Вдобавок ко всему, Травка был надежным человеком в драке.

Остальные ангелы разбились на группы и помчались к полю. Через минуту оно было усыпано небольшими группами рокеров.

Чоппер и Этил ехали бок о бок, Травка держался чуть позади. Поле было неразработанным. Вероятно, оно предназначалось для расширения кемпинга, подумал Чоппер. Несколько минут трио ехало молча, сконцентрировав внимание на рытвинах и камнях, попадавшихся на пути.

Трава не была такой уж высокой, но с каждым ярдом Чоппер все более убеждался, что легавые прекратили преследование и возвращались к машинам. Несомненно, они попытаются отловить ангелов на главных дорогах. По этой причине Чоппер решил ехать по полям как можно большую часть пути. В этом случае меньше вероятность нарваться.

Чоппер услышал сквозь рев мотора крик Этила. Он обернулся. Этил показывал рукой на правый край поля. Вдалеке Чоппер увидел линию оград и крыши домов. Возможно, там была какая-нибудь дорога или просека.

Чоппер поднял руку и остановил мотоцикл.

— Что скажешь, Чоп? — спросил Этил, подъехав к нему.

Чоппер облизал пересохшие губы.

— Боюсь, что нас там могут ждать легавые, — сказал он растягивая слова.

Этил кивнул в знак согласия.

— Да. Может, и так, — пробормотал он задумчиво. — Так что же ты предлагаешь?

Чоппер осмотрелся. Слева не было видно признаков жизни до самых холмов, которые не позволяли видеть дальше.

— Как ты оцениваешь наши шансы добраться туда? — спросил он, указывая рукой в сторону холмов.

Этил посмотрел на холмы.

— Трудно сказать отсюда, насколько они крутые, — сказал он. — Но держу пари, что за ними наверняка есть другая дорога.

— Да, об этом я и думаю, — согласился Чоппер. — Ну, так что скажешь?

Этил задумался.

— Решился бы ты взбираться на эти холмы, если бы был обычным мотоциклистом? — спросил он.

Чоппер засмеялся:

— Ни за что!

— Но ведь мы-то ангелы! — сказал Этил, пожимая плечами.

Трио направилось к холмам. Они подъехали к воротам изгороди, отделявшей одно поле от другого.

Чоппер осмотрел массивный стальной замок и понял, что на этот раз фомка будет бесполезна.

— Эй, идите сюда, — крикнул он Этилу и Травке. Те быстро подбежали.

— Нам придется снять их с петель, — объяснил Чоппер, хватаясь за металлические прутья. Этил взялся за низ. Тяжелые ворота приподнялись на дюйм, но отказывались подниматься выше.

— Ну-ка, дайте место! — пробормотал Травка, который наблюдал за их попытками с удивлением. Оттеснив плечом Чоппера, он нагнулся и схватился за низ ворот своими огромными руками. Травка запыхтел от усердия, поднимая ворота. Его толстые ноги тряслись, а бицепсы на руках надулись, словно шары.

Чоппер и Этил помогли ему. С пронзительным скрипом ворота сошли с петель и зашатались в воздухе. Травка подставил под них ногу и толкнул их вперед. Ворота зашатались еще сильней и рухнули на землю.

— Травка незаменим в поднятии тяжестей! — объяснил Этил с усмешкой. Травка глупо улыбнулся, радуясь возможности показать свою чудовищную силу.

Они вернулись к мотоциклам и проехали через ворота на засеянное поле. Готовая к сбору кукуруза была почти пяти футов высотой. Чоппер посмотрел на ограду на другой стороне поля. Он увидел разрыв в ней и направился к нему по прямой.

— Нам нужно пересечь поле, — сказал он Этилу.

Этил кивнул.

— Я поеду за тобой, — сказал он великодушно.

Чоппер поехал через заросли высоких стеблей. Они с шуршанием сгибались перед передним колесом его мотоцикла. Этил и Травка ехали по его колее.

Чоппер правильно выбрал направление. Когда они выехали из кукурузных джунглей, ворота оказались всего в нескольких ярдах от них. Впереди лежало пастбище с пасущимися на нем коровами, дальше был небольшой участок вспаханного поля, лежащий перед самым склоном холма.

Ангелы сняли с петель еще одни ворота, предоставив коровам возможность помародерствовать на кукурузном поле.

Этил поехал вдоль подножья холма, отыскивая более надежное место для подъема. Наконец он нашел протоптанную в траве дорожку.

— Мы поднимемся здесь! — сказал он Чопперу, который тоже осматривал подножие холма.

— Это будет трудно, — ответил тот.

Тропинка была крутой, и дальше, к вершине холма, становилась еще круче.

Они обернулись на рев мотоцикла Травки. В десяти ярдах от них тот пытался взобраться на склон холма на полном газу. Мотоцикл взлетел до середины холма, выплевывая из-под себя комья грязи и камни. Но вдруг заднее колесо скользнуло, мотоцикл рухнул набок и полетел по склону вниз без седока.

Травка уныло поднялся и отряхнул свои джинсы.

— Я больше не хочу это пробовать! — сказал он раздраженно.

— Нам придется толкать мотоциклы, — сказал Чоппер, спешиваясь.

Он включил первую скорость, держа сцепление. Потом, чуть приотпуская сцепление, он начал толкать мотоцикл за руль. Несколько раз заднее колесо начинало пробуксовывать, но Чоппер сбавлял газ и продолжал толкать мотоцикл. Наконец ему удалось достичь вершины холма. Он крикнул Этилу и Травке, ожидающим внизу:

— Поднимайтесь! Мы возвращаемся к цивилизации!

Десять минут спустя, получив несколько ссадин и

синяков, Этил и Травка присоединились к нему. Внизу, на другой стороне холма, проходила широкая просека.

— Спускаться будет легче, чем подниматься, — сказал Чоппер с дьявольской усмешкой и сел на мотоцикл.

Когда три мотоциклиста спустились с холма, удивленный фермер высунулся из трактора и погрозил им кулаком.

Чоппер и Этил в ответ показали ему поднятые средние пальцы и, проехав узкий участок обрабатываемого поля, подкатили к еще одним воротам.

Несколько минут спустя они мчались на бешеной скорости по извилистой просеке. Они проехали несколько миль, прежде чем Чоппер увидел дорожный указатель и поднял руку. Мотоциклисты остановились, оставив черные полосы на земле.

— Нам надо узнать, где мы, черт возьми, находимся, — сказал Чоппер, поворачивая мотоцикл и направляясь к знаку. Знак не слишком им помог, сообщив, что деревня Вуттон-Каргиней находилась в полумиле от этого места.

— Похоже, у нас нет выбора, — сказал Этил философски.

Они мчались по просеке до самой деревни.

Здесь все было проще. Все главные направления были показаны в центре деревни, и Чоппер напряг все свои ограниченные знания, чтобы в окрестностях Самерсета разработать маршрут.

Чтобы избежать столкновения с фараонами, ангелы решили поехать по одной из второстепенных дорог и выехать на маршрут АЗ 9 в районе Веллитона. Там до «Кнайт-Реста» оставалось четырнадцать миль.

Дюжина мотоциклистов стояла на улице, когда они приехали туда. В зале кафе Чоппер присмотрелся и увидел ангелов, сгрудившихся у кегельбана. Ни Большого Эма, ни Данни не было видно. Большинство ангелов были из Бристоля, потому что они по сравнению с остальными хорошо знали окрестности.

Ангелы встретили товарищей возгласами и смехом.

Чоппер, Этил и Травка заказали еду и сели за столик.

В течение часа прибывали все новые группы ангелов, которых встречали с тем же весельем. Около двадцати ангелов собрались в кафе, когда туда вошел Большой Эм. Чоппер встал, чтобы поприветствовать его.

— Я уже думал, что ты не приедешь, — сказал он язвительно. Марти взглянул на него все с той же ненавистью.

— Они взяли Данни, — пробормотал он мрачно. — Эти ублюдки поджидали нас на главной дороге!

Илэйн тепло улыбнулась Чопперу.

— Кажется, мы должны поблагодарить Чоппера за то, что он вытащил нас из этого месива, — сказала она громко. Возгласы благодарности прокатились по кафе.

Большой Эм бросил на нее дьявольский взгляд.

— Но именно он втянул нас в это! — сказал он.

В это время приехали Саманта с Фрики.

— Не нападай на него, Большой Эм, — сказала она, хлопнув его по спине. — Ведь он не виноват, что нас накрыли легавые!

— Да, не стоит спорить об этом, — добавила Илэйн. — Данни просто не повезло, но с ним все будет в порядке.

Марти бросил еще один ненавидящий взгляд в сторону Чоппера и замолчал. Он подошел к стойке, чтобы заказать еду и чай. Потом он вернулся за стол. Саманта оставила Фрики и подошла к Чопперу.

— Думаю, тебе лучше успокоиться, — сказала она. — Марти был просто взбешен твоим поведением.

— Этого следовало ожидать! — ответил Чоппер уверенно.

— Да, — согласилась Самми и замолчала.

Чоппер посмотрел на ангелов, сидевших в кафе. Они были необычайно спокойны. Только за одним столом небольшая группа ангелов отпускала шуточки и смеялась, а остальные молчали. Атмосфера была паршивая. Столкновение с легавыми начисто лишило парней хорошего настроения.

Прошло еще минут сорок пять. Чоппер посмотрел па часы. Было около восьми вечера. Еще несколько ангелов вошли в кафе и сели, почувствовав напряженную атмосферу. В восемь часов Большой Эм встал и обратился к присутствующим.

— Кажется, все, кому удалось выбраться, — начал он, — присутствуют здесь. — Ему ответил нестройный гул согласия.

Чоппер посчитал людей. В кафе было тридцать два ангела и двадцать четыре пташки. Остальные были либо схвачены легавыми, либо заблудились и направились прямо в Лондон.

Оставшиеся смотрели на Большого Эма спокойно и выжидающе. Они ждали от него призыва к действию, которого им не суждено было дождаться.

Чоппер энергично вскочил на ноги. Подавленное настроение, казалось, охватило всех. Скучающие лица переводили взгляды с него на Марти. Сначала Чопперу чудилось, что на него смотрели как на прокаженного, но потом он увидел в глазах ангелов мольбу.

— Эй, Марти! — громко крикнул Чоппер. — Время выпить!

Молчание было прервано. Грохот стульев последовал за его словами. Раздался одобрительный гул голосов ангелов и хихиканье пташек. Теплая волна удовольствия разрядила атмосферу напряженности, депрессия сменилась надеждой.

Чоппер был спокоен, он предоставил Марти шанс на золотом блюдечке, но инициатива досталась ему. А это было более важно, и это понял каждый присутствующий в кафе. Он смотрел на Марти, во взгляде которого горела нескрываемая враждебность. Марти попал в ловушку, он был подавлен и не способен принимать решения. Он видел взгляды парней, сомневающихся в его дальнейшем лидерстве.

Разрядила атмосферу Илэйн. Взяв Марти за руку, она потянула его к двери, выводя его из равновесия физически и морально.

— Пойдем, Большой Эм, — прошептала она ему. — Давай убираться отсюда к дьяволу!

Может быть, Марти мог воспользоваться этим моментом, чтобы схватить уплывающую власть?.. Может быть. Чопперу так и не суждено было это узнать. Лишенный равновесия и смущенный вмешательством женщины, Большой Эм, шатаясь, последовал к двери, а орда ангелов встала и пошла за ним.

В приподнятом настроении Чоппер отправился вместе с толпой, небрежно обхватив Саманту за талию.

На улице начинало темнеть, и плотное дневное движение поубавилось. Наступала ночь — настоящая пора «Ангелов ада», — в воздухе снова запахло свободой, и все было прекрасно в этом мире, в котором они жили.

Мотоциклы выехали со стоянки, бесцельно кружа, пока кто-нибудь не укажет им направление.

Большой Эм, вернув свое самообладание, ехал на «Харлее» впереди. Он поднял руку и направил банду в сторону дома.

— До первого кабака, который мы увидим слева! — крикнул он и выскочил на дорогу, не обращая внимания на машины.

Чоппер смотрел в сторону, пока Саманта не уселась на заднее сиденье и крепко не обхватила руками его талию. Фрики холодно и с нескрываемой злобой посмотрел на него, когда Самми прижалась к спине Чоппера своими упругими грудями.

Мозг Чоппера мрачно отметил этот факт и оценил его в разворачивающихся событиях. Саманта была не важна… полный ноль в игре. Но, возможно, ее присутствие повлияет на отношения между отдельными людьми, а может, на их исход.

Чоппер понял, что со временем он и Фрики окажутся по разные стороны баррикады.

Эта мысль всего на мгновенье пронеслась в мозгу и исчезла. Фрики, как и некоторые другие, был потерян.

Чоппер включил скорость и сорвался с места. Он все еще смотрел на Фрики, когда помчался вперед. Оба понимали, что с нормальными отношениями было покончено. Настало время выбирать сторону баррикады, время готовиться к войне, которая неминуемо произойдет.

Первый кабак оказался всего в полумиле. Он стоял, тихий и невинный, в нескольких ярдах от проезжей части, словно надеясь, что ангелы промчатся мимо.

Но они не промчались мимо. Уже две дюжины мотоциклистов стояли на месте парковки, и первые захватчики переступали порог тихого кабачка. Со стороны они выглядели здесь пришельцами с другой планеты. Среди унылого дворика с деревянными постройками, покрашенными белой краской, фигуры ангелов выделялись, как фигура шлюхи на свадебной церемонии.

Они ввалились в зал, наполняя крошечный кабачок и собираясь у стойки. Хозяин смотрел на них со страхом, чувствуя их враждебность.

Пока он нехотя выполнял заказы ангелов, его глаза с чувством вины смотрели на других посетителей. Большинство из них неохотно поднимались со стульев и, оставляя выпивку, пробормотав «до свиданья», выходили из бара. Пара человек осталась. Избегая пронзительных взглядов новых посетителей, они уныло рассматривали свои стаканы.

Когда первые ангелы получили свою выпивку и отошли от стойки, бармен немного расслабился. Его неприятные гости платили за все, что брали, и не применяли никакого насилия. Он решил, что известные истории об этих диких мотоциклистах были несколько приукрашены и преувеличены. Эти мысли оставались в его мозгу, пока он продолжал подливать выпивку жаждущим ангелам.

Как только он выполнял один заказ, тут же следовал другой. Ангелы пили быстро и жадно, ожидая, когда алкоголь затуманит их разум и согреет их тела.

Чоппер быстро выпил две кружки пива, заказал третью и протянул ее Саманте. Подав ей знак, чтобы она оставалась поблизости от него, Чоппер направился к столику, за которым сидели Этил и Травка.

Травка одним духом заглотил содержимое стакана и поставил его на стол, пока Этил медленно пил из своего. Они оба глупо улыбались и вытирали ладонями капли пива с губ. Пока оба фыркали и переводили дыхание, Громила принес еще несколько кружек, чтобы восполнить утрату.

Чоппер взял предложенную ему кружку.

— Хочешь попробовать, кто быстрее? — спросил Громила, взяв кружку, налитую до краев.

Чоппер улыбнулся и покачал головой.

— У меня не будет шансов, — честно признался он. Громила засмеялся и опустошил свою кружку за восемь секунд.

В кабачке стали раздаваться взрывы хохота. Девушки счастливо хихикали, когда ангелы проделывали свои трюки, чтобы удивить их. Чоппер заметил, что атмосфера сильно отличается от той, которая была в кафе, в полумиле отсюда.

Посмотрев в сторону Марти и Илэйн, Чоппер заметил, что Марти казался сейчас более расслабленным, погруженным в эту атмосферу легкомыслия. Выпивка сделала свое дело. Илэйн снабжала его пивом, совершая короткие походы к стойке и подталкивая Марти, если он слишком долго держал кружку не у рта. Она перехватила взгляд Чоппера и понимающе улыбнулась. Чоппер улыбнулся в ответ. Ей не нужно было кричать через весь переполненный бар. Он почувствовал телепатические сигналы, которые ощутил тогда в комнате. Илэйн была его и по желанию, и по праву, она лишь ждала, когда он ее позовет.

Он быстро отвел от нее глаза, не желая встречаться взглядом с Марти. Обвив Саманту рукой, он положил вторую руку ей на грудь и слегка помял ее. Этот жест предназначался для Илэйн, как и то раздевание и демонстрация тела Илэйн — для Чоппера.

— А ну с дороги, мать вашу! — раздался сиплый голос. Все лица повернулись к Травке, который протискивался через толпу к стойке.

В руках он держал целую пирамиду пустых пивных кружек, которые грозили посыпаться на пол. Пока он медленно продвигался к стойке, другие ангелы последовали его примеру и стали громоздить еще большие пирамиды. Он нес в руке десять кружек, когда одна пташка, не лишенная чувства юмора, пощекотала у него под мышкой. Травка вскрикнул и подпрыгнул. Пирамида зашаталась и с ужасным грохотом полетела на пол. Бар взорвался хохотом, а Травка смеялся громче всех.

Бармен не был удивлен. Его пронзительный голос разрезал шум и смех, как пила — дерево.

Смех неожиданно прекратился, все лица были обращены к стойке бара. Бармен произнес:

— Еще одна такая шутка — и ты вылетишь отсюда!

Тон его голоса не терпел возражения.

Травка глупо и недоверчиво уставился на бармена.

— Мне не нужны здесь вонючие сопляки, которые ведут себя как свиньи! — добавил бармен.

Травка обернулся к ангелам за поддержкой. Это был прямой вызов.

Этил и Громила медленно подошли к Травке. Гул ожидания прокатился по бару, и оставшиеся местные жители заторопились на свежий воздух.

Глаза Чоппера следили за Марти. Он хотел видеть, как Большой Эм среагирует на эту новую угрозу. Его губы скривились в усмешке, когда он увидел явную растерянность на лице Марти.

Тем временем ангелы из Бристоля собирались вокруг Травки. Этил, Громила, Френч и Сэм встали в одну линию, лицом к стойке. Шум в баре затих, так как все ожидали действий, готовых развернуться в любую секунду.

Травка медленно и небрежно взял в руки пустую кружку с ближайшего стола. Держа ее двумя пальцами, он медленно поднял руку над головой. Бармен стоял неподвижно, спокойно наблюдая за происходящим.

Прошло уже, наверное, две минуты, как бар напоминал сцену из пантомимы. Стояла полная тишина.

Когда Травка разжал пальцы, даже кружка, казалось, летела медленней, чем обычно. Грохот разлетающегося стекла прозвучал громко и неестественно.

Никто по-прежнему не двигался. Бармен продолжал в упор смотреть на Травку, чей взгляд становился все спокойнее. Потом неожиданно бармен развернулся на месте и исчез за дверью. Травка рассмеялся. Насколько он видел, моральная победа была одержана.

В тишине раздался голос Большого Эма:

— О'кей! Допивайте и сматываемся отсюда. Он позвонит легавым.

Марти встал на ноги, потащив Илэйн за собой. Он допил остатки пива, поставил кружку на стол и посмотрел в направлении двери. Травка загородил ему дорогу.

— Какого дьявола ты делаешь, мэн? — спросил он подозрительно. — Ты хочешь, чтобы мы все оставили и бросились уносить ноги, как нашкодившие дети?

Марти спокойно посмотрел на него.

— У тебя есть идея лучше?

Травка фыркнул с отвращением.

— Да, есть, — ответил он. — Мне кажется, что мы должны немного проучить этого ублюдка. Никто не смеет встать на дороге ангела и остаться безнаказанным.

Чтобы добавить весомости своим словам, он взял кружку и кинул ее в ряд бутылок над стойкой бара. Две бутылки разлетелись вдребезги, а одна упала на прилавок, расплескивая виски.

Щеголь Сэм поднял стол и опрокинул его. Кружки с пивом посыпались на пол, разлетаясь на куски.

Марти направился к двери.

— Те, кто хочет провести ночь в каталажке, могут оставаться здесь, — сказал он через плечо. — Другим я предлагаю пойти со мной.

Губы Чоппера скривились в ухмылке, когда он с отвращением посмотрел на Большого Эма. Это была последняя капля, решил он. Большой Эм сделал наконец свою последнюю ошибку. Чоппер ждал неминуемого столкновения между Травкой и Марти. Остальные ангелы нервно ерзали, решая, что делать. Никому не нравилась идея побега, когда назревала возможность подебоширить и повеселиться.

Лидерству Большого Эма, вероятно, пришел бы конец, если бы не появление бармена.

— Я предупреждал вас, — сказал он угрожающе. — А теперь убирайтесь отсюда!

Два дула охотничьего ружья придавали его словам самое весомое в мире значение. Они смотрели на ноги Травке.

— Убирайтесь! — холодно сказал бармен. — Не то мой палец может нажать на курок.

Травка зачарованно посмотрел на ружье.

— Ты не выстрелишь! — сказал он вызывающе, но его голос дрожал.

Бармен мрачно улыбнулся.

— Может быть, — сказал он. — А ты согласен стать калекой на всю жизнь, чтобы проверить, смогу я выстрелить или нет?

Все стоявшие ближе шести футов от Травки отшатнулись от него, как от прокаженного. Они знали, на что способно такое ружье!

Травка переминался с ноги на ногу. Он был уверен, что бармен блефовал. Хотя… Его пальцы потянулись к ближайшему столу. Рука уверенно искала что-то. И нашла. Кружка! Не отрывая взгляда от ружья, Травка медленно поднял руку.

Лицо бармена было твердым и неподвижным. Капли пота стекали с его лица на нос. Он едва заметно повел ружьем, когда рука Травки поднялась в воздухе.

Напряжение достигло предела. Некоторые девушки стали дрожать от страха, и даже самые бесшабашные ангелы поставили свои кружки на стол и направились к выходу.

Чоппер посмотрел на Травку, мысленно восхищаясь им. Но, с другой стороны, он был не меньше остальных напутан тем, что бармен выстрелит, если Травка бросит кружку.

С унылым видом он подошел к Травке, неожиданным движением вырвал кружку из его рук и поставил на стол.

— Пойдем, — тихо сказал он, хлопая Травку по спине. — У нас всегда будет другая возможность.

Травка был напряжен еще секунду, а потом опустил плечи. Он медленно повернулся и вышел из бара.

Бармен равнодушно смотрел на ангелов, медленно выходящих из кабака. Только тогда, когда рев мотоциклов замер вдали, он расслабился.

С мрачной усмешкой он поднял ружье вверх и нажал сразу на оба курка.

Незаряженное ружье издало лишь резкий щелчок.

ГЛАВА 9

Езда на мотоциклах и дьявольские игры были обычным времяпрепровождением «Ангелов аде», но был еще и секс.

Возбужденные прошедшим днем, который останется в памяти для будущих легенд, и выпивкой, которая задурманила головы, «Ангелы ада» начали думать в этом направлении.

Большому Эму не нужно было ничего говорить. Он хорошо знал, что акция не будет завершенной без настоящей вечеринки в лучших традициях «Ангелов ада».

Он искал глазами подходящий приют с тех пор, как они покинули кабачок. И только теперь он увидел его.

Ферма на продажу! Объявление было кратким и лаконичным.

Мысли роем пронеслись в голове Марти, и все они были оптимистичны.

Ферма на продажу, безусловно, должна быть пустой. Фермы, амбары и сеновалы были подходящим местом для пьянки и траханья. Оба эти развлечения были неотъемлемой частью вечеринок ангелов. К тому же фермы обычно стояли в уединении, вдали от главных дорог. Уединенные места обеспечивали дополнительную безопасность и очень редко посещались легавыми.

Большой Эм посигналил клаксоном и остановил свой «Харлей». Остальные последовали его примеру и сбились в одіту плотную толпу. Они внимательно смотрели на Марти.

— О'кей, настало время вечеринки! — крикнул Большой Эм, и хор веселых возгласов встретил его слова.

Марти подозвал Фрики, Майка и Сумасбродного Сэма.

— Привезите ликера, — сказал он, сунув руку в карман. Марти достал тридцать фунтов и протянул Фрики.

— Подцепите каких-нибудь пташек и возьмите еще пива, — добавил он. — Отправляйтесь по дороге в ближайший кабак и побыстрей возвращайтесь. Мы будем на ферме.

Он показал рукой на обочину, где стоял столб с объявлением.

Викар, вожак ангелов из Бристоля, подошел к Большому Эму.

— Кажется, мы тоже должны сделать свой вклад, — сказал он, доставая толстую пачку банкнот. Он вызвал четверых своих парней, отдал им деньги и приказал следовать за Фрики.

— Нам нужно взять еще людей, — сказал Майк и кивнул троим ангелам, — на пятьдесят фунтов можно набрать целую кучу флаконов!

Большой Эм усмехнулся.

— Тем лучше! — сказал он. — Иначе нам снова придется отправляться в Далстон.

Шутка была встречена взрывом хохота. Эти деньги были из общественного фонда ангелов, частично состояли из взносов, но в основном из тех денег, что были вытащены из карманов бритоголовых в Далстоне. Что можно было сделать с бессознательными бритоголовыми, кроме как вытащить эти бумажки?

Небольшая группа ангелов умчалась по дороге в поисках пива. Большой Эм развернул мотоцикл и направился к ферме.

Как он и предполагал, длинная и извилистая дорога к ферме была абсолютно пустынна. Марти махнул рукой остальным и осторожно поехал по проселочной дороге, разрезая темноту светом мощной фары.

Добравшись до фермы, ангелы въехали во двор. Дверь в дом была закрыта на засов, а окна заколочены досками. Кажется, ферма стояла пустой уже несколько месяцев.

Большой Эм кружил по двору в поисках подходящего здания. Через несколько секунд он вернулся с довольным лицом.

— Есть отличное местечко, — гордо объявил он. — Огромный сарай, полный сена!

Он показал дорогу и въехал прямо в сарай. Испуганные светом фар крысы бросились врассыпную, ища убежища от оккупантов.

Большой Эм поставил мотоцикл возле стены и заглушил мотор. Включив габаритные огни, он велел это сделать еще нескольким ангелам.

Ангелы спешились и с воплями восторга бросились в сено. Лучшего места для вечеринки и быть не могло. Тусклый свет, мягкое сено и море пива. Макс включил приемник и настроил его на волну Люксембурга. Теперь у них была еще и музыка.

Чоппер сел возле своего мотоцикла и привлек к себе Саманту. Сунув руку в карман, он достал упаковку сигаретной бумаги и маленький кусочек гашиша.

— Пока ничего не началось, мы сможем покурить, — сказал он, ни к кому не обращаясь. Он принялся крутить косяк. С полдюжины ангелов уловили знакомый запах гашиша и окружили его.

Среди них была и Илэйн.

— Как вкусно пахнет! — тихо промурлыкала она. Чоппер удивленно поднял глаза.

— Хочешь присоединиться ко мне?

Илэйн улыбнулась:

— Ты же знаешь, что мне всегда этого хочется.

Это простое признание имело и второе значение.

Чоппер понял его правильно.

— Садись, — пригласил он. — Если хозяин позволяет..

Илэйн презрительно вздернула подбородок.

— Он мне не указ! — она фыркнула.

Чоппер понимающе кивнул, но решил ничего не говорить.

Вместо этого он закончил крутить косяк и закурил.

Сделав две глубокие затяжки, он протянул косяк Илэйн. Она затянулась едким дымом и передала косяк Саманте, которая, сделав затяжку, передала его дальше по кругу.

Маленькая группа сидела несколько минут молча, ожидая магического воздействия наркотика. Когда косяк превратился в крошечный окурок, Чоппер скрутил другой и передал его по кругу. Он только начал чувствовать себя хорошо, когда вернулся Фрики и остальные парни.

Крики и свист одобрения приветствовали их, когда они ввалились в сарай с упаковками пива и бутылками вина. А когда все ринулись за пивом, то в сарае образовалась сумасшедшая свалка.

— Самми, принеси мне пива, — сказал Чоппер. Саманта тут же вскочила на ноги.

— Конечно, Чоп, — тихо сказала она и ринулась в сутолоку.

Чоппер повернулся к Илэйн, когда они остались одни.

— Тебе хорошо? — пробормотал он, глядя в ее глаза.

Она встретила его взгляд с холодным напряжением.

— Ты завел неплохой косяк, — ответила она, слабо улыбнувшись. — И привлек им на свою сторону еще нескольких парней.

Чоппер кивнул.

— Ты хочешь быть в моей команде? — спросил он.

Глаза Илэйн вспыхнули.

— Да, хочу, — ответила она, — но это нелегко.

Чоппер криво усмехнулся.

— Я и нс ожидал другого, — сказал он. А потом, после паузы: — Ты знаешь, что здесь назревает драка?

Илэйн кивнула в знак согласия.

— Да, — ответила она. — Но не по той причине, по которой ты думаешь.

Чоппер удивленно посмотрел на нее.

— Что ты имеешь в виду?

— Марти смог бы без труда контролировать всех ангелов в мире, — ответила она. — Но его больше это не волнует. Он хочет уйти. Но он знает, что если бросит ангелов, то бросит и меня, — и за это вы будете бороться. Марти знает, как я отношусь к ангелам… И как я отношусь к жизни.

Чоппер сверлил ее взглядом.

— Значит, если я не захочу тебя, то драки не будет? — спросил он.

Илэйн усмехнулась.

— Может быть, — сказала она. — Но ты ведь хочешь меня, разве не так, Чоппер?

Чоппер посмотрел на ее гибкое чувствительное тело.

— Да, — признался он. — Ты отлично знаешь, что хочу.

Илэйн засмеялась.

— Хорошо, — сказала она. — Мне нравится, когда мужчины меня желают… Это льстит мне. Марти хочет подавить меня, заставить жить ужасной обыкновенной жизнью. Он хочет полный набор дерьма: жену, дюжину уток во дворе, шлепанцы у камина и трех маленьких сопливых бестий, бегающих тю полу. У него даже есть своя бешеная идея обзавестись маленькой мастерской по ремонту мотоциклов.

— А ты, — спросил Чоппер. — Чего хочешь ты?

Илэйн сексуально изогнулась.

— Я просто люблю маленькие удовольствия жизни, — сказала она с улыбкой. — Такие, как траханье, скорость, выпивка и возбуждение. Протест, Чоппер, вот что такое жизнь. Протест в любом виде и любой форме.

— У тебя будет все это, — сказал Чоппер, протягивая руку, чтобы обнять ее за талию.

Илэйн ловко увернулась и встала на ноги.

— Сначала тебе нужно доказать свои права, — предостерегающе пробормотала она. — Как я уже сказала, это будет нелегко.

Она улыбнулась и направилась в другой конец сарая, где Большой Эм и Фрики наслаждались пивом. Чоппер проводил ее взглядом, возбуждаясь от изгиба ее форм и выпуклостей груди.

— Сука! — выругался он. — Я заставлю тебя ползать на карачках!

— Чоппер, возьми!

Он поднял голову, взял из рук Саманты банку с пивом и растянулся на сене. Рука Саманты протянулась к ширинке, начиная мягкий стимулирующий массаж его члена. Он расслабился, выкидывая из головы мысли об Илэйн, и позволил опытным рукам Саманты завершить работу, которую начали пиво и гашиш.

Саманта опустила змейку его джинсов и расстегнула верхнюю пуговицу, освободив пульсирующую плоть из плена грубого материала. Ее пальцы возбуждали его.

Чей-то ботинок нетерпеливо ткнул его в бок. Чоппер увидел над собой Майка с банкой пива в руке.

— Эй, поднимайся и повеселись! — ухмыльнулся он. — Дорин делает «пятерку»!

Чоппер посмотрел на Саманту, которая теперь занималась своим любимым сексуальным развлечением.

— Тебе лучше покурить сигару, — сказал он ей весело и просунул свои пальцы ей под подбородок, упирающийся в его ляжку. Он грубо отдернул ее лицо и вскочил на ноги.

— Позже, малышка! — Чоппер застегнул ширинку и пошел вслед за Майком. Она задумчиво осмотрелась и поползла по сену к одному из бристольских ангелов, пившему в одиночестве вино.

Знакомства не требовалось. Для Саманты все были одинаковы.

Майк вел Чоппера через весь сарай к тому месту, где дюжина ангелов со своими пташками расселись по кругу, образовав импровизированную арену. В центре стояла Дорин — звезда шоу.

Она разделась и помогла Сумасбродному Сэму сделать то же самое. Мадсо и Френч снимали свои жакеты и расстегивали джинсы. Требовалось еще двое добровольцев, чтобы начать шоу.

Дорис посмотрела вокруг на лица ангелов. Ее взгляд остановился на Чоппере, и она широко улыбнулась.

— Хочешь участвовать, Чоп? — спросила она.

Чоппер покачал головой, смеясь.

— Только не я, малышка! — сказал он. — А вот Майк согласен.

От ткнул Майка в ребро, толкая его вперед. Пьяный Майк побрел к арене, расталкивая ангелов своей широкой грудью и плечами. Одной рукой он расстегивал ширинку, а в другой держал банку пива, которую прикладывал ко рту.

Высокий блондин из Бристоля, по имени Текс, согласился быть пятым.

Сумасбродный Сэм лег на пол в готовности. Дорин стала над ним, расставив ноги, и принялась яростно теребить себя ладонью между бедер, чтобы стимулировать возбуждение. Потом, под рев одобрения ангелов, она медленно опустилась на колени над телом Сэма и сманеврировала в правильную позу. С легким стоном наслаждения она села на его член и сладострастно улыбнулась. Ее ягодицы колыхались, как желе.

Согнувшись над Сэмом, она приподняла свой зад для второго участника шоу. Френч со спущенными штанами занял позицию позади нее. Страшная гора тел стала еще больше, когда Майк сел на грудь Сэма. Сэм улыбнулся довольным созерцателям шоу.

Дорин пьяно захихикала и нагнулась вперед, не имея больше возможности произносить какие-нибудь звуки. Чтобы завершить странную сцену, Мадосо и Текс встали по обе стороны от нее и помогли ее рукам найти их члены.

Глядя на это шоу, Чоппер почувствовал растущее напряжение в джинсах. Все тело Дорин дико извивалось и дергалось, когда она потеряла над собой контроль, предавшись неестественно пылкой страсти.

Чоппер огляделся, чтобы посмотреть, как воздействовало на зрителей эротическое шоу. Рядом с ним сидела невысокая рыжая девушка, чьи груди интенсивно массажировал один из ангелов. Одной рукой она водила между своих бедер. Ее глаза осоловели, а дыхание было тяжелым и прерывистым. Чоппер равнодушно улыбнулся и снова перевел взгляд на Дорин.

Она была в самом апогее сексуального возбуждения. Ее движения стали более бешеными и менее координированными. Ее дыхание было судорожным, когда ей удавалось глотнуть воздуха в перерывах между работой языка и губ. Время от времени она валилась на грудь Сэма, продолжая работать бедрами в такт движениям партнеров. Неожиданно ее словно передернуло в агонии, которая продолжалась несколько секунд. Она бессильно упала на грудь Сэма. Только Френч продолжал двигаться еще несколько секунд, когда все остальные замерли.

Хор возгласов и аплодисментов нарушил относительную тишину.

Сквозь шум послышался возбужденный голос Фрики:

— Они слиплись… Их нужно окатить водой, как собак! — Новый взрыв пьяного смеха встретил его шутку.

Чоппер быстро вышел из толпы. Он поискал глазами Саманту и увидел ее, вздымающуюся и опускающуюся на своем новом приятеле. Чоппер улыбнулся и осмотрел сарай в поисках альтернативного варианта.

В другом конце невысокая блондинка, по прозвищу Спарки, лежала на спине, расставив ноги для всех желающих. Она уже удовлетворила пятерых ангелов и терпеливо ждала следующего. Чоппер склонился над ней.

Краем глаза он заметил Большого Эма, пьяно прислонившегося к стене сарая и пьющего пиво. Илэйн не было видно.

Чоппер быстро удовлетворил свою похоть и перекатился через Спарки на спину. Застегнув ширинку, он встал и отправился на поиски пива.

Когда он откупорил бутылку светлого эля, Большой Эм подошел к нему сзади и начал рыться в пивных упаковках в поисках новой банки. Найдя банку, он так рванул кольцо крышки, что струи пива брызнули во все стороны.

Марти поднял банку и жадно припал к ней губами. Его осоловевшие глаза смотрели на Чоппера, не узнавая его. Той же шатающейся походкой он вернулся к стене.

— Он пьян, как свинья, — в голосе Илэйн было нескрываемое раздражение. Стоя сзади Чоппера, она смотрела в удаляющуюся спину своего мужчины. — Бедный ублюдок так расстроен, что беспрерывно пьет уже час.

Когда она говорила, ее губы презрительно кривились.

— Тем лучше, он сейчас кончится, — добавила она.

Марти оперся о стену, пошатнулся и в пьяном угаре сполз вниз.

Он нетвердо встал на карачки, открыл рот и выплюнул толстую струю блевотины. Пивная банка выпала из его рук, расплескивая содержимое. Марти снова вырвало, и он растянулся в луже собственной блевотины и пива.

— Ну, что я говорила? — сказала Илэйн. Она подняла с пола пустую пивную банку и кинула ее в сторону Марти. Она упала всего в нескольких дюймах от его головы.

— Он придет в себя через несколько минут, — проворчал Чоппер. — Скоро у него откроется второе дыхание.

Илэйн фыркнула.

— Нет, мать твою! — сказала она решительно. — Раз он свалился, он не придет в себя и через два часа. Поверь мне, я знаю.

Чоппер пожал плечами.

— Раньше он выпивал больше всех и оставался на ногах, — сказал он.

— Да, Марти много что мог раньше, — пробормотала Илэйн. — Но, как я уже сказала, он изменился.

Чоппер бросил оценивающий взгляд на спящего Большого Эма. Его прозвище кажется смешным теперь, подумал он. Уже ничего не было большого в Марти Грехеме. Чоппер почувствовал жалость и ностальгию по другу, которым он когда-то восхищался и которого уважал. Это Марти ввел его в круг ангелов, дав его жизни настоящий смысл.

Илэйн снова читала его мысли.

— Не надо его жалеть, — сказала она. — Наверное, ему сейчас хорошо.

Чоппер оглянулся. Обнаженная Дорин, восстановив силы, занималась любовью с Викаром. Саманта переметнулась к Фрики, который лежа на спине пил пиво, пока она счастливо пыхтела между его ног. Травка и Этил сосредоточенно пили свое пиво, в то время как Майк играючи боролся с Мадсо. Спарки лежала там же, где ее оставил Чоппер, но с тех пор еще трое ангелов воспользовались ее услугами. Остальные пили пиво сидя и стоя, валялись в сене, опирались о стены или пели похабные песни.

— Давай прогуляемся, — сказал Чоппер и махнул рукой в сторону выхода.

Она пожала плечами:

— О'кей.

Они медленно направились к выходу, осторожно перешагивая через тела и лужи пива и блевотины. Никто не обращал на них внимания, а Марти крепко спал.

На дворе был абсолютный мрак. Даже рог луны был затянут плотными облаками. Ночь была теплой, и ленивый ветерок шелестел в кронах деревьев и в кустах.

Взявшись за руки, они шли от сарая, пока шум вечеринки не стал лишь слабым отдаленным звуком.

Когда его глаза привыкли к темноте, Чоппер стал различать предметы. Плоская стена огромной деревянной постройки маячила впереди.

— Пойдем туда, — сказала Илэйн.

Чоппер удивленно посмотрел на ее лицо. Ее губы были полураскрыты в ожидании, и даже в темноте он мог видеть странный блеск в ее глазах.

Исчезла самоуверенность и кажущаяся непринужденность. Илэйн больше не была недосягаемой женщиной. Ее отношение к нему полностью изменилось. Теперь она делала первые шаги и предлагала себя.

— Пойдем! — повторила она и потащила Чоппера за руку. Они подошли к зданию, и Илэйн толкнула тяжелую дверь.

Она была открыта. Когда она распахнулась, в ноздри Чопперу ударил запах старого сена. Очевидно, это был сеновал или конюшня. Но кроме этого запаха был еще какой-то.

Илэйн повела его по каменному полу к высокой куче сена в углу.

— Здесь, — просто пробормотала она и повалилась на сено.

Чоппер упал рядом с ней.

— Здесь? Сейчас? — переспросил он. — Я думал, что ты хочешь, чтобы я сначала доказал свои права…

Илэйн засмеялась.

— Сначала я хочу, чтобы ты доказал кое-что другое, — тихо прошептала она. — Я хочу знать, за что буду страдать. От лидера требуется очень много, Чоппер. Я хочу знать, готов ли ты к этому.

Чоппер потянулся в темноте к ее шее. Сильно сжав ее, он приблизил лицо Илэйн к своему.

— Я покажу тебе, на что я способен, — прошептал он, вдавливая Илэйн в сено. Он приник к ней губами в страстном и энергичном поцелуе. Ее губы были теплее, чем он ожидал. Чоппер не чувствовал ни малейшего сопротивления. Руки Илэйн обвили его плечи, и ее пальцы вонзились ему в спину. Чоппер просунул язык в ее полуоткрытый рот и начал медленно и нежно облизывать изнутри ее полные чувственные губы. Илэйн шире открыла рот ему навстречу.

Язык Чоппера бродил по ее зубам и языку. Пальцы Илэйн все глубже вонзались в его спину. Чоппер зажал ее язык между зубами и держал его, пока не услышал тихий стон боли.

Потом его пальцы скользнули по ее свитеру и начали делать медленные и ленивые круги по животу. Илэйн вздрагивала от удовольствия, все больше вжимаясь в сено. Чоппер изучал ее тело нежными и медленными прикосновениями пальцев, дотрагиваясь до самых чувствительных мест.

Он улыбался про себя, а возбуждение Илэйн росло. Ее тело состояло из сплошных эрогенных зон, и каждая из них была еще чувствительней, чем предыдущая. Его пальцы скользнули ей за спину и нащупали застежки лифчика.

Чоппер сделал это одним движением натренированных пальцев. Затем его пальцы обогнули ее плечи и спустились к полным грудям.

Они были мягкими и упругими одновременно, как он себе и представлял. Ее соски были похожи на маленькие бутоны, готовые вот-вот превратиться в настоящие цветы. Зажав один из них между пальцами, он сдавил его сначала легко, потом более безжалостно.

Илэйн, казалось, больше реагировала на боль, нежели на ласки. Ее дыхание замирало, когда он усиливал давление пальцев.

Пока Чоппер продолжал играть с ее грудью, Илэйн высвободила руки и начала стягивать с себя свитер. Она стащила его через голову вместе с расстегнутым лифчиком.

Чоппер протянул руку к ширинке ее джинсов, просунул пальцы за жесткий пояс, к мягкой плоти ее живота. Она расстегнула джинсы и стала стягивать их с бедер.

Сам он получал мало удовольствия от происходящего. Его мозг был холоден и свободен от всяких эмоций, его прикосновения к девушке были так же холодны, как прикосновения хирурга. Он понимал, что это была проверка, и он намеревался выдержать ее с честью.

Руки Илэйн стягивали с него одежду, когда Чоппер наконец добрался до самого центра ее эрогенных зон. Теребя пальцами короткие кучерявые волосы, он нежно раздвинул нижние губы, погладил влажные складки и принялся массажировать ее возбужденный клитор.

Илэйн застонала, когда Чоппер сунул во влагалище палец. Ее ягодицы приподнялись, чтобы углубить его проникновение.

— Давай, скотина, — прошептала она сквозь сомкнутые губы. — Разве не видишь, что я готова?

Чоппер улыбнулся ледяной улыбкой.

— На половину того, как должна, — холодно ответил он и ущипнул губами ее грудь.

Илэйн пробормотала ругательства в его адрес и бешено задергала бедрами, когда его палец снова прикоснулся к клитору.

— Вставь мне, малыш, вставь мне, — молила Илэйн, извиваясь всем телом. В ответ Чоппер намеренно замедлил свои движения, но усилил давление.

— Скажи «пожалуйста»! — рявкнул он.

Илэйн закричала, сжав зубы.

— Пожалуйста, безжалостная скотина… пожалуйста, — она издала вопль, в котором слышались смех и боль. Этот вопль замер, задавленный долгожданным удовольствием. Ее тело задрожало, когда первая волна оргазма захватила ее.

Чоппер почувствовал рукой горячую влагу. Все тело Илэйн тряслось, как в лихорадке. Сейчас, подумал он, сейчас он ей покажет, на что способен.

Он навалился на нее сверху, грубо раздвинув ноги руками. Зажав свой член в кулаке, он наполовину вонзил его в плоть Илэйн.

Чоппер медленно шевелил мышцами живота, пока не почувствовал, что готов.

Слыша мольбы Илэйн, Чоппер опустил свой таз и вонзил изо всех сил. Илэйн закричала от боли и удовольствия и продолжала кричать, пока он не кончил.

После этого они тихо лежали несколько минут почти не дыша.

Илэйн первая нарушила тишину.

— Со мной первый раз такое, — тихо прошептала она.

— Какое? — сонно пробормотал Чоппер.

Илэйн прильнула к его боку, как мягкий и теплый котенок.

— Ты заставил меня кончить дважды, — сказала она.

— Я знаю, — спокойно ответил Чоппер. — Можно было и больше, но я думаю, что с тебя пока хватит этого.

Илэйн счастливо засмеялась.

— Ты — половая скотина, — пошутила она. Несколько минут она лежала тихо. — Я скажу тебе еще кое-что. Ты только что завоевал девушку лидера. Теперь тебе осталось самому стать лидером.

— Скоро, — уверенно сказал Чоппер. — Очень скоро!

— Тебе может понадобиться моя помощь.

— Да, может.

— Я помогу тебе, Чоппер. Теперь я сделаю для тебя все.

Это прозвучало как воинственный вопль в ушах Чоппера. Теперь он знал, что выиграл сражение. Остальное было лишь делом времени.

— Позвони мне на работу, если я тебе понадоблюсь, — сказала Илэйн. — Ты ведь знаешь, где я работаю.

— Да, — ответил Чоппер. В его сознании уже проносились картинки из ближайшего будущего.

Илэйн потянулась к своей одежде.

— Думаю, нам лучше вернуться, — сказала она.

Они молча оделись.

Свет в сарае был едва заметен, когда они вышли из укрытия. Но даже без него можно было определить направление по шуму. Вечеринка все продолжалась, когда они незаметно проскользнули в сарай.

Чоппер посмотрел в сторону Марти. Его уже там не было. Чоппер осмотрелся и увидел Марти, направляющегося к ним из другого конца сарая. Он все еще был пьян, и его походка была нетвердой.

— Где ты была, черт возьми? — невнятно пробормотал он Илэйн. Он намеренно не замечал Чоппера.

— Я выводил Илэйн на улицу, ее тошнило, — быстро вмешался Чоппер,

— Да, это правда, меня тошнило, — быстро подтвердила Илэйн. — Ты уже свалился к тому времени на пол.

Большой Эм посмотрел на нее обвиняющим взглядом и повернулся к Чопперу. Он явно не верил им. Чоппер посмотрел на него, надеясь, что Марти слишком пьян, чтобы быть подозрительным. Он еще не был готов окончательно раскрыть карты.

Помощь пришла неожиданно.

— Тебе уже лучше, любовь моя? — раздался голос Саманты. Чоппер повернулся и увидел, что она лежит позади него. Она встала и обняла Илэйн за плечи.

— Ты так ужасно выглядела, — продолжала она. — Ты так ужасно выглядела!

Илэйн быстро ответила:

— Да, я уже в порядке. Боже, как меня тошнило!

Она обняла Марти.

— Пойдем, посидим, малыш. Я все еще чувствую слабость.

Марти задержался, пытаясь понять все происходящее своими задурманенными мозгами. Но вмешательство Саманты возымело свое действие. Марти проглотил услышанную историю.

— О'кей, — пробормотал он и, шатаясь, побрел прочь, крепко прижимая к себе Илэйн.

Чоппер посмотрел на Саманту. Странная улыбка играла на ее губах.

— Спасибо, — пробормотал он. — Но почему?

Самми пожала плечами:

— К дьяволу все. Я люблю тебя! — и она ушла.

Чоппер сел и расслабился. Разборка была так близка, но он избежал ее. Он почувствовал новый прилив сил, которые говорили ему, что он стал настоящим лидером. Все шло так, как он хотел.

Завтра, отоспавшись в сарае, они все вернутся в Лондон.

Там все и начнется.

Мозг Чоппера все еще работал над планом, когда он провалился в сон.

ГЛАВА 10

Марти Грехем был взолнован. Слишком много проблем навалилось на него. Хотя скорее это была одна большая проблема с вытекающими из нее последствиями.

Это был не тот случай, от которого можно было легко избавиться. Ложь и обман не помогут ему.

Это была самая худшая проблема, она сваливалась на него и мучила, требуя разрешения.

Она влекла за собой очень много неприятностей, так как он ничего не мог сделать напрямую.

Шестой раз за два дня он звонил Илэйи,

На этот раз он застал ее. С момента возвращения в Лондон телефон Илэйн не работал, или ее самой не было на месте, или… она сорвалась с крючка!

— Привет, малышка! Что ты делаешь сегодня вечером? — спросил он.

Последовала длинная пауза. Слишком длинная. Наконец раздался холодный и отдаленный голос Илэйн.

— Привет, любимый, — сказала она тихо. — А что ты делаешь?

Марти был рад слышать ее голос, хотя он не звучал счастливо.

— Я пытаюсь застать тебя по телефону.

— Да, меня не было.

Последовала очередная длинная и напряженная пауза. Наконец Илэйн заговорила снова:

— Честно говоря, малыш, я ужасно себя чувствую. У меня ужасные боли в животе.

— Ты хочешь прогуляться? — спросил Марти, заранее зная ответ.

— Только не сегодня, Марти. Позвони мне завтра, хорошо?

Дух Марти был сломлен.

— Да. О’кей, я позвоню завтра, — тупо повторил он и повесил трубку телефона.

Он слонялся по своей комнате, раздраженно пиная валяющиеся на полу подушки. Гнев закипал в нем.

Дьявол, он знал, что Илэйн лжет! Боли в животе! Она была здорова, как корова. На какой-то момент он подумал о том, чтобы вытащить ее из дома силком.

Но что это даст? Она была частью его проблемы… Илэйн была его проблемой.

Марти пытался найти объяснение такой резкой перемене в ней. Почему она избегает его? Почему она вдруг стала такой холодной?

Он сел на край кровати и закурил сигарету, Так продолжалось уже два дня, а он все никак не мог найти объяснения этому.

Его часто посещали плохие мысли, отчего ему становилось еще хуже.

Марти выстраивал факты так, как они виделись ему, и пытался составить из них полную и ясную картину.

Первый факт: ему двадцать девять лет, и приближается день его тридцатилетия. Это уже много, по обычным стандартам, а для ангелов это уже время отставки.

Второй факт: жизнь «Ангелов ада» не возбуждает его так, как раньше. Что-то из глубины его души приказывает ему остановиться и охладить свой пыл. Даже скорость потеряла для него свою прелесть, последнее время он даже стал бояться ее. Да… может, это главный фактор? Большой Эм стал чувствовать страх и осознавать опасность. Очевидно, он начал ценить свою жизнь, он понял, что хочет жить.

Но как жить? Можно ли назвать жизнью существование этих свинских горожан?

Марти мог задать сотню таких вопросов. Беда была в том, что он не находил на них ответов.

Факт третий: Илэйн. Он был слишком привязан к ней. Все его прошлое и настоящее было связано с ней. И будущее тоже. Какими были ее настоящие чувства? Чего она хочет? Неужели она действительно хотела провести остаток своей жизни среди ангелов?

…Неужели было бы плохо пожениться, завести детей и жить в уютном маленьком загородном домике?

Марти знал, что теряет уважение своих приятелей. Оно держалось лишь на старой дружбе и почитании кода ангелов. Но и это грозило рухнуть. Особенно тогда, когда есть тот, кто может предложить им более дикую и возбужденную жизнь, чем Марти.

Факт четвертый: Чоппер, его лучший и ближайший друг, его ярый сторонник. Теперь Чоппер открыто выступал против него, не скрывая своей неприязни. Чоппер стал ангелом ада благодаря Марти. Он воспринял традиции ангелов и влился в их жизнь так, словно был рожден среди них. Он был настоящим ангелом, может быть лучшим, чем его учитель. Чоппер был моложе, и в нем было больше этой звериной дикости. Более того. Чоппер имел желание быть во главе. И Марти знал, каким сильным было это желание.

Такими, вкратце, были те факты, с которыми Марти пришлось столкнуться. Он мог бы просто передать свою власть Чопперу. Ангелы будут счастливы этому, как показали события предыдущей недели. Но что с Илэйн? Как они среагирует на это? Когда Большой Эм станет просто Марти Грехемом, останется ли она с ним?

…Или она захочет остаться с новым лидером?

Илэйн — Чоппер. Марти боролся с подозрением, которое закралось в его мозг той ночью… Чоппер и Илэйн пришли с улицы. Потом Илэйн была какой-то странной и отказалась заниматься любовью. Ее отношение к нему с тех пор… И эти извинения сейчас…

Марти пытался успокоиться и детально обдумать свои мысли. Неожиданно это перестало быть просто подозрением, а переросло в холодный и тяжелый факт.

Он все складывал по кусочкам, превращая в полную картину. Марти пытался перебороть растущий гнев, но все было тщетно.

Быстро пройдя через комнату, он взял свое обычное вооружение.

Сначала он отправится к Илэйн и, если необходимо, выбьет из нее правду.

…А потом он рассчитается с Чоппером.

Так или иначе, но Большой Эм пытался сегодня разобраться с этим фактом.

ГЛАВА 11

Пока Марти Грехем размышлял над своими проблемами, Чоппер размышлял над тем же самым под другим углом' зрения. До сих пор он манипулировал судьбой так, как хотел. Все остальное требовало тщательного планирования.

События уик-энда многому научили его. Впервые он ясно увидел свою цель и понял, где может найти помощь.

Он сделал подсчет своих потенциальных друзей и недругов.

Большинство ангелов будут на его стороне. Эта уверенность основывалась на точном соблюдении Чоппером всех кодов. Илэйн будет полезным другом, если понадобится провести кое-какую скрытую подготовку. Никто не был так близок к Марти.

Данни, Возлюбленного Смерти, можно было считать теперь прямым врагом, горестно подумал Чоппер. Чоппер жалел об этом, так как раньше они были хорошими друзьями.

Хотя ему и удалось избежать уголовной ответственности за разбой в кемпинге, Данни не был доволен тем, что влип. И он стал ненавидеть Чоппера за то, что Чоппер «помог» ему в этом. Фрики тоже будет против него, в основном по личным причинам. Макс всегда был с Фрики, а Ирландец Майк был составной частью этой троицы. Он останется с теми, кто ему ближе.

Этил и его парни были союзниками, но они не могли оказать большого давления, так как были из другой команды.

Рассмотрев все это, Чоппер пришел к выводу, что ему придется в основном рассчитывать только на себя. Это не доставляло ему особого удовольствия.

Чопперу нужны еще союзники… но где их найти?

Он лихорадочно искал ответ. Неожиданно его словно озарило, и он удивился, что не додумался до этого раньше. Майк Гарман и его маленькая кучка грязнуль! Вот кто может помочь ему!

Он тщательно строил план, не оставляя без внимания ни одну деталь. Наконец он был готов поставить окончательную точку в решении своих проблем.

Чоппер знал, где найти Майка Гармана и его банду. Сейчас было самое подходящее время. Он быстро оделся и вышел из дому.

Грязнули обычно заседали в «Дьюке», небольшом кабачке в Далстоне. Кабачок слыл не безопасным местом для одинокого ангела, но у Чоппера не было иного выхода.

Кабачок был переполнен, когда Чоппер вошел туда. На небольшой сцене какая-то рок-группа издавала звуки, которые мало походили на музыку, а подростки различных возрастов пили и занимали своих пташек. Большого количества бритоголовых не было видно, а присутствующие выглядели безобидно. Оценив ситуацию, Чоппер почувствовал облегчение.

Гарман оказался здесь, как и надеялся Чоппер. Окруженный своими соратниками, он прислонился к стене возле женского туалета и щупал всех выходящих оттуда девушек.

Чоппер подошел к стойке и заказал кружку пива. Он ждал, пока Гарман заметит его. Регалии «Ангела ада» выделяли Чоппера из толпы.

Ему не пришлось долго ждать.

— Привет, Чоппер! — завопил Гарман, хлопая его по спине как старого друга. Он оглянулся вокруг, чтобы посмотреть, насколько эффектное впечатление удалось произвести на друзей. Чоппер почувствовал отвращение, которому не дал выйти наружу.

Вместо этого он выдавил из себя дружелюбную улыбку.

— Привет, Майк! Как дела? — спросил он. Гармана просто распирало от гордости.

— Отлично, отлично! — сказал он громко. — Я слышал, вы неплохо повеселились во время уик-энда?

Чоппер пожал плечами.

— Да, это было неплохо, — пробормотал он. — Повеселились и потрахались.

Гарман хитро посмотрел на него.

— Да, я слышал. — На секунду его лицо стало удивленным: — Что привело тебя сюда? Остальные парни остались на улице?

Чоппер обнял Гармана за плечо с конспиративным видом.

— Я хочу поговорить с тобой, приятель, — пробормотал он небрежно. — Хочешь пива?

Гарман тупо усмехнулся. Если Чоппер действительно пришел для того, чтобы поговорить с ним, то это было что-то особенное.

— Спасибо!

Чоппер заказал еще кружку пива и потянул Гармана за руку.

— Пойдем, поговорим, — сказал он, показав в относительно спокойный угол кабачка.

Гарман со счастливым видом заторопился за ним.

— Ну, так что ты хочешь сказать? — спросил Гарман, как только они достигли угла. Чоппер снисходительно улыбнулся, увидев на лице подростка нетерпение. Ему показалось, что осуществить задуманное ему будет легче, чем он предполагал.

— Ты еще не обзавелся тачкой? — спросил он небрежно.

Лицо Гармана помрачнело.

— Нет пока. Но уже скоро!..

Чоппер насмешливо кивнул:

— Тебе нужно поторопиться, ты пропускаешь много отличных акции.

Эти слова оказали свое действие. Лицо Гармана засияло от гордости и приподнятого настроения. Сам Чоппер, второй человек в одной из самых крутых команд «Ангелов ада», давал ему зеленый свет. Слова Чоппера имели определенное значение. Как только он, Майк Гарман, обзаведется мотоциклом, он будет принят в ангелы!

Чоппер сделал паузу, чтобы его слова дошли до Майка полностью. Допив пиво, он махнул рукой в сторону стойки бара.

— Хочешь еще?

Гарман быстро поставил свою кружку на стол.

— Я принесу! — выпалил он и помчался к стойке, как кролик.

Когда он вернулся, Чоппер был готов подлить масла в огонь.

— Послушай, я знаю, кто продает сейчас отличную тачку, — намекнул он. — Этому ублюдку нужны бабки, и он отдает ее за полцены. Если у тебя есть пятьдесят-шестьдесят фунтов, то ты можешь взять ее.

Глаза Гармана чуть не выпрыгнули из орбит, и он с готовностью проглотил наживку.

— Что за тачка? — хотел он знать.

— «Нортон». В хорошем состоянии. Это действительно неплохая тачка, — повторил Чоппер для эффекта.

Гарман понимающе присвистнул.

— Ты действительно думаешь, что я смогу ее взять за пятьдесят фунтов? — спросил он с надеждой.

Чоппер кивнул.

— Я думаю, что он согласится, если я ему скажу, что ты мой друг.

Глаза Гармана сверкали, как маяки.

— У меня есть эти деньги! — счастливо воскликнул он, — Я не знал, что можно взять тачку меньше чем за сотню.

— Можно, — подтвердил Чоппер. — Этому парню нужны бабки, чтобы оплатить аборт его залетевшей пташки.

Майк Гарман больше ничего не слушал. В мечтах он уже купил мотоцикл и мчался с ангелами навстречу насилию, сексу и опасности. Он слышал рев мотоцикла и чувствовал его вибрацию под задницей. Пташки бежали за ним, умоляя посадить их сзади. У него будет столько женщин, что ему не надо будет дрочить!

Эта мечта испарилась, когда неожиданная мысль возникла в его голове. Он помрачнел.

— Разве мне удастся присоединиться к вам? — спросил он. — Большой Эм никого не хочет принимать в команду, разве не так?

Глаза Чоппера сузились.

— Я бы не беспокоился об этом слишком на твоем месте, Майк, — сказал он многозначительно. — Таких трудностей не возникнет, если все будет по-моему.

Гарман внимательно посмотрел на него. Он чувствовал ловушку.

— Ты что-то задумал? — спросил он лукаво.

Чоппер на секунду задумался. Раз уж он доверился такому ублюдку, как Гарман, отступать было некуда.

Или некуда было отступать ни Чопперу, ни Илэйн, ни Марти, ни всем остальным. Чоппер уже запустил в ход машинку, которую нельзя было остановить.

Он холодно посмотрел на Гармана и сделал свой выбор.

— Мне понадобится помощь от тебя и твоих парней, — сказал он.

Глаза Гармана превратились в щелки.

— У тебя есть какая-то работа?

Чоппер сделал паузу, чтобы собраться с мыслями, и сказал:

— Послушай, Большой Эм исчерпал себя как ангел. Он больше не способен возглавлять акции. Это должно быть изменено, Майк, и я хочу сделать эти изменения. Я хочу, чтобы ангелы «Ада остались собой», а не превратились в мотоциклетный клуб для подростков. Такие люди, как ты и я, делают то, что… делают. Большой Эм стал слишком стар. Чтобы провернуть это дело, мне нужна твоя помощь. Когда я стану во главе, я буду сам решать, кому быть среди «Ангелов ада», а кому нет.

Гарман задумчиво кивнул головой.

— Я прикрою твою спину, а ты мою, так?

— Примерно.

Лицо Гармана нервно дернулось. Это была слишком опасная игра. Большой Эм был очень серьезным врагом. Гарман был напуган, но желание перебороло страх. Бравада победила.

— Что я должен делать? — спросил он.

Чоппер с облегчением вздохнул. В какой-то момент он испугался, что Гарман не купится.

— Проще простого, — сказал он. — Я хочу, чтобы мотоцикл Большого Эма не появлялся на дороге несколько дней. Я хочу, чтобы его не было, пока я буду сколачивать свой отряд.

— Что я должен буду сделать для этого? — спросил Гарман нервозно. Ему вовсе не улыбалось самому сталкиваться с Марти Грехемом.

— Я не знаю. Что-нибудь, — сказал Чоппер. — Насыпьте сахара в бензобак… клея… Все, что угодно. Забейте глушитель… Оборвите проводку… Меня это не интересует. Но Марти не должен выезжать пару дней.

— Почему ты сам этого не сделаешь? — хотел знать Гарман.

— Что будут говорить остальные парни, если я сам сделаю это? Не будь идиотом! — рявкнул Чоппер. — Я должен оставаться незапятнанным, пока это будет происходить. Кроме того, у меня есть другие дела.

— Когда? — спросил Гарман.

Чоппер нервозно заерзал на стуле.

— В любое время, — сказал он. — Но чем раньше, тем лучше. Ты знаешь тачку Марти. Ты знаешь, где он обычно ее ставит у «Грика». Никто вас не увидит, потому что тачка всегда стоит без присмотра.

Гарман размышлял еще несколько секунд.

— О'кей, — сказал он наконец. — Предоставь это мне.

Чоппер поставил кружку и собрался уходить.

— Еще одно, — сказал он, подумав. — Если ты меня сдашь, то я превращу тебя в кучу дерьма.

Гарман воспринял предупреждение.

— Предоставь это мне, — повторил он медленно. — Большой Эм больше не будет участвовать в параде в твою честь.

— Увидимся… ангел, — сказал Чоппер и вышел из бара.

Лицо Майка Гармана вспыхнуло от гордости.

ГЛАВА 12

Сердце Илэйн замерло, когда она услышала знакомый звук. Бросившись к окну, она выглянула на улицу. Конечно, это был мотоцикл Марти. Он сидел на нем и смотрел на ее окно.

— Спускайся! — крикнул он.

Комок подкатил к горлу Илэйн. По тону его голоса она поняла, что он зол каьк никогда. Хуже того, она догадалась о причинах его злости.

Она выругала себя за идиотизм. Как глупо было вылезти в окно! Так он мог бы решить, что она в постели, и не стал бы ее беспокоить. Теперь она была в ловушке, и объяснение было неотвратимо.

Она была непростительно глупа в эти два последних дня. Ей нужно было оставаться хладнокровной и не давать Марти повода для подозрений.

Но ей вдруг стали противны прикосновения его рук. Его губы казались нечистыми, когда он пытался поцеловать ее. У нее появился шанс, и она воспользовалась им. Чоппер стал желанным для нее, и она больше никого не хотела видеть.

Илэйн собралась с мыслями, глубоко вздохнула и спустилась по лестнице навстречу Марти.

— Тебе лучше войти, — сказала она, остановившись в дверях.

Марти заглушил мотор и спешился. Он тихо поднялся в ее комнату.

— Я же говорила, что плохо себя чувствую, — начала Илэйн в свою защиту. Она еще надеялась вылезти сухой из воды.

— Ты наговорила мне кучу дерьма за последние два дня, — пробормотал он. Глаза Марти сказали Илэйн, что пришло время раскрывать карты.

— Что ты хочешь сказать? — спросила она, выуживая из него то, что он знал или подозревал.

Марти молчал. Он медленно подошел к ней и молча встал рядом. Неожиданно, со скоростью атакующей змеи, его рука ударила ее по щеке. Илэйн вскрикнула от боли.

— Ты знаешь, что я имею в виду, — спокойно сказал Марти. — Тебя и Чоппера.

Смысла блефовать не было, но Илэйн все же попыталась.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — сказала она вызывающе.

Рука Марти снова ударила Илэйн по щеке, выдавив из нее слезы. Он схватил ее за волосы и сильно запрокинул голову девушки. Илэйн закричала.

— Не надо пытаться меня наколоть, малышка! — яростно зарычал Марти. — Мне нужна правда!

Он закончил свою речь еще одним рывком за волосы.

— Марти, ты сошел с ума! — смело завопила Илэйн, еще больше раздражая Марти.

Он отпустил ее волосы, зажав между пальцами лишь небольшой пучок. Сильным рывком он выдрал прядь из головы.

— Ты останешься без волос, если не будешь говорить, — пригрозил он.

Слезы брызнули из глаз Илэйн, ее голова словно пылала от боли. Марти намотал на пальцы еще клочок ее волос и стал медленно тянуть.

— Хорошо, ублюдок, я скажу, — выдавила из себя Илэйн. — Все, что ты думаешь, было, было… И будет!

Марти отпустил ее волосы, медленно отошел и сел к столу. Хотя он и доставлял ей боль, в его сердце оставалась маленькая надежда, что она станет все отрицать. Теперь все надежды рухнули. Он почувствовал в себе холод и опустошенность. Даже его гнев испарился.

— Почему? — еле пробормотал он.

Илэйн посмотрела на него с отвращением.

— Потому что я принадлежу ангелам! — ответила она. — А теперь Большой Марти Грехем больше не ангел. Он ничто.

— И сейчас ты думаешь о Чоппере?

— Да. О нем. В нем больше огня и смелости, чем было в тебе. Он не боится взять то, что хочет. Чоппер принадлежит ангелам. Он их настоящий лидер. Ты больше не годишься даже на детские забавы.

Марти холодно рассмеялся.

— И вы оба думаете, что сможете так просто отделаться от меня? — спросил он. — Вы думаете, что Большой Эм сдастся без драки?

Илэйн смотрела на него спокойно.

— Драка уже закончена, Марти. Ты уже проиграл. И прими это с достоинством. И открой где-нибудь табачную лавку, — посоветовала она.

Гнев снова забурлил в нем. Он вскочил и бросился к ней. Илэйн пыталась закрыться руками от града ударов, обрушившихся на нее. Руки Марти мелькали в воздухе, нанося ей удары по голове, по лицу и шее. Когда он устал, то повернулся и медленно направился к дверям.

Илэйн рыдала, лежа на полу.

Марти остановился в дверях и оглянулся.

— Это еще ерунда, по сравнению с той казнью, что ждет твоего дружка, — сказал он. — Чоппер пожалеет о том, что родился на свет.

Он повернулся и вышел.

Илэйн слышала, как завелся его мотоцикл и завизжала резина, когда Марти помчался в «Грик».

ГЛАВА 13

Ник Грик мало говорил, но думал больше, чем подозревали окружающие.

Сейчас Ник чувствовал запах большой беды. Неотвратимой беды.

Он стоял за стойкой и протирал чашки, которые уже были протерты раз десять, и наблюдал за группой ангелов, сидевших в углу.

Большой Эм, Данни, Фрики, Майк и Макс продолжали разговаривать под внимательным взглядом Ника. Их голоса были приглушены. Ник пытался что-нибудь расслышать, но не мог разобрать слов. В конце концов он оставил свое занятие и пожал плечами. Это были дела его посетителей, и его они не касались.

Иногда Ник чувствовал, что чем меньше он знает, тем лучше. Так он никогда не будет вовлечен во что-нибудь неприятное.

Выглянув на темную улицу, Ник увидел столпившуюся банду грязнуль и подумал, что это, наверняка, и есть начало беды. Стычки банд были кровавыми и жестокими, и он не хотел, чтобы это случилось у дверей его заведения.

Вскоре грязнули ушли, и Ник почувствовал облегчение. За столом в углу продолжался военный совет. Ник догадывался о содержании их дискуссии, и он был прав.

В своей комнате Илэйн пыталась прийти в себя и остановить эти бесконтрольные рыдания, которые она издавала вот уже полчаса. Она встала, пошла в ванную и смыла с себя кровь и остатки косметики. Посмотрев на свои синяки, она торопливо замазала их пудрой.

Она приготовила крепкий кофе и села, чтобы выпить его и подумать.

Она должна была как-то предупредить Чоппера. Может быть, ему удастся избежать ловушки, которая уже приготовлена для него?

Илэйн слишком хорошо знала об уготованном Чопперу наказании и его последствиях. Ритуальная «казнь» ангела случалась редко, но если случалась, то жертва всегда запоминала ее хорошо. Она вспомнила последнюю казнь, которую видела, и вздрогнула. Тот парень провел шесть недель в госпитале за то, что раскололся легавым, и до сих пор носит шрам во всю щеку.

Представив на его месте Чоппера, она снова вздрогнула. Она быстро допила кофе, оделась и выбежала на улицу, чтобы поймать такси.

Илэйн нетерпеливо ждала на улице, глядя на линию проносящихся машин. Времени оставалось мало. Она нервно посмотрела на часы. Было четверть десятого вечера.

Казалось, что прошли часы, прежде чем на улице появилось такси с желтым огнем впереди. Илэйн вышла на дорогу и махнула рукой. Такси выехало на обочину.

Поездка до дома Чоппера заняла считанные минуты, но Илэйн они показались вечностью.

Наконец такси остановилось. Илэйн выскочила из машины, крикнув шоферу, чтобы тот подождал ее. Она побежала к парадной и нажала на кнопку звонка.

Ответа не было. Илэйн отчаянно давила на кнопку, словно от этого Чоппер мог бы возникнуть из воздуха. Подождав еще с полминуты, она медленно вернулась в такси.

— Фрамптон-стрит, — сказала она водителю потерявшим надежду голосом. Другого выбора не было, кроме как ехать в «Грик».

Илэйн сидела в машине и боролась со своей тревогой. Наверное, Марти будет в «Грике», и Чоппер уже попал в ловушку. Илэйн не была уверена, что сможет изменить ход событий, но попытаться было нужно.

— Вот здесь, — постучала она шоферу по пластиковой перегородке, узнав угол улицы, ведущей к кафе Ника.

Машина остановилась. Илэйн расплатилась и пошла по сумрачному переулку.

Она подошла к тому месту, где Марти обычно оставлял мотоцикл, и остановилась. Да, мотоцикл Марти был на месте, но возле него копошились какие-то фигуры. Чье-то лицо повернулось к ней.

Раздались приглушенные голоса, и что-то металлическое брякнуло о землю. Тени быстро метнулись от мотоцикла, перепрыгивая через узкую ограду парковки.

Илэйн подождала, пока они скроются из вида, и пошла дальше. Она подошла к мотоциклу и внимательно осмотрелась. В темноте было трудно что-то увидеть. Ее нога коснулась чего-то, что издало металлический скрежет по каменной мостовой.

Илэйн нагнулась и подобрала маленькую ножовку. Она удивленно смотрела на нее несколько секунд, прежде чем до нее дошло. Присев на корточки, она зажгла спичку и внимательно осмотрела мотоцикл.

Небольшая горстка металлической стружки помогла ей найти то, что она искала. На внешней стороне стойки рамы она увидела глубокий разрез, почти на половину стойки.

Гарман и его парни сдержали слово. Если бы им дали закончить работу, мотоцикл Марти был бы полностью выведен из строя. С перепиленной рамой, мотоцикл весь бы развалился и потребовал долгого и тщательного ремонта. Илэйн не имела понятия о том, кто были эти вредители, но инстинктивно догадалась, что за ними стоял Чоппер. Она мрачно улыбнулась про себя. Чоппер был хорошим стратегом. Без мотоцикла Большой Эм был бы ничем.

Она задумчиво смотрела на мотоцикл, размышляя, что делать. Разрез делал мотоцикл чрезвычайно опасным. Со временем он может развалиться.

Лицо Илэйн напряглось, когда она вспомнила побои Марти. С жесткой улыбкой она забросила ножовку за ограду и смешала стружку с пылью. Для надежности она запачкала пальцы в пыли и замазала ею свежий надпил.

Илэйн встала, вытерла руки о джинсы и отошла, чтобы со стороны восхититься выполненной работой.

Мотоцикл выглядел как обычно, и только при внимательном осмотре можно было обнаружить повреждение.

Илэйн повернулась и направилась в «Грик».

Внутри группа ангелов увеличивалась. Красавчик Парритт и Сумасбродный Сэм присоединились к Большому Эму.

Ник, протирающий чашки, увидел в окно Илэйн.

— Эй! — позвал он Марти. — Приехала твоя подружка.

Большой Эм посмотрел на Данни. План был составлен и продуман. Данни и Фрики встали и молча направились к двери.

Они подошли к Илэйн прежде, чем она вошла в кафе.

— Тебе там нечего делать, малышка, — пробормотал Данни, хватая ее за руку. — Мы сейчас немного покатаемся.

Илэйн пыталась освободиться, но Фрики схватил ее за другую руку, и они потащили ее от двери.

— Чоппер здесь? — пыталась узнать она.

Данни усмехнулся.

— Пока нет, — сказал он. — Но он скоро будет. Большой Эм не любит долго ждать. Тем временем мы покатаемся, а они присоединятся к нам позже.

Фрики хитро посмотрел на нее.

— Большой Эм склонен думать, что ты скоро останешься одна, — сказал он. — Тебе нужно последний раз посмотреть на Чоппера, пока есть на что смотреть.

Илэйн бешено забилась, но все было тщетно. Она сдалась и позволила им оттащить себя к месту парковки мотоциклов.

— Садись! — рявкнул Фрики, показав на заднее место своего мотоцикла.

— Куда вы меня повезете? — завопила Илэйн испуганным голосом.

— В «Уонстед Флате», — сказал Данни. — Не дергайся, и с тобой ничего не случится.

Илэйн повиновалась и села за спину Фрики. Он медленно выехал на дорогу.

Большой Эм посмотрел им вслед из окна кафе и безжалостно усмехнулся. Она хотела приключений? Хорошо, сегодня она получит их. И она узнает, кто такой Большой Марти Грехем. Он подозвал Ника к столу.

— Пять чашек чая, Ник!

Он расслабился на стуле в ожидании Чоппера.

ГЛАВА 14

Чоппер обмакнул палец в лужицу пива на стойке кабака. Он рисовал мокрые линии, раздумывая, что делать.

Прошло два часа после его разговора с Майком Гарманом. Чоппер уже успел съездить в Дагенхэм в поисках Этила и его парней, но безуспешно. Теперь он бесцельно кружил по городу, останавливаясь в кабаках, чтобы выпить пива.

Неожиданно приняв решение, он опустошил шестую кружку за ночь. Ничего не оставалось, как отправиться в «Грик». Если Марти там, это плохо. А если нет, то Чоппер может начать перетаскивать парней на свою сторону.

Он вышел из бара, сел на мотоцикл и отправился в «Грик».

Мчась к маленькому кафе, он мчался навстречу своей судьбе.

Чоппер вошел в «Грик» и улыбкой поприветствовал Ника. Он огляделся, увидел группу ангелов и направился к ним.

Это была роковая картина. В ней играли актеры, которые выбирали роли очень неохотно и участвовали в ней по принуждению. Они просто подчинялись дейст-вию, описанному каким-то писакой, заставившим их собраться на этой маленькой сцене.

Большой Эм поднял глаза на приближающегося Чоппера и выдавил дружелюбную улыбку. Остальные сохраняли спокойствие: Чоппер не должен был ничего подозревать. Сегодняшняя ночь была такой же, как и остальные.

— Привет, Чоп! — сказал Марти, улыбаясь.

Чоппер осмотрел всех присутствующих, ничего не заметил и расслабился. Только Ник, незаинтересованный наблюдатель, почувствовал напряжение.

— Ничего особенного… как видишь, — сказал Марти очень спокойно, — Мы обсуждаем сегодняшнюю акцию.

— Да? Какую?

Майк добродушно ухмыльнулся:

— Большой Эм предлагает нанести визит в Стратфорд.

Чоппер согласно кивнул.

— Звучит неплохо, — сказал он. — Больше никто не поедет?

Большой Эм покачал головой:

— Никто… Нужно сделать все тихо.

Чоппер улыбнулся. Настоящая акция — это то, что ему сейчас нужно. Ему предоставлялась возможность выплеснуть свое внутреннее недовольство на головы пакистанцев и индийцев, обитавших в Стратфорде.

— Ну, и чего мы ждем? — спросил он и встал. Большой Эм и все остальные последовали его примеру.

Чоппер завел свой мотоцикл и стал поджидать Марти. Когда тот появился, они ринулись вслед за ним через Далстон по Мэйл-Энд-роуд и дальше, к Стратфорду.

Большой Эм ехал впереди, Чоппер сзади, а все остальные за ними.

Свернув со Стратфорд-Бродвей, Большой Эм помчался по Ромфард-роуд и затем свернул налево, на Вудгранж-роуд.

У Чоппера возникло какое-то предчувствие, когда он въехал за Марти через Форест-Чейт. Эта территория пакистанцам не принадлежала. Большинство цветных жили ближе к Ист-Хаму и Стратфорду.

Дорога вела прямо в Уонстед-Флатс.

Чоппер заволновался. Теперь он был почти уверен: что-то не так. Он подумал о том, не пора ли развернуть мотоцикл И" уносить ноги.

Потом он понял, что Майк и Красавчик отрежут ему обратный путь.

Он был в ловушке. Он прямо въехал в нее с раскрытыми глазами. Все, что ему оставалось, — это сохранять спокойствие и надеяться на лучшее.

Марти подал сигнал, замедлил движение и свернул с дороги на боковую тропинку. Он показал через пустую лужайку на смутные очертания эстрады для оркестра. Рядом с ней Чоппер заметил тусклые огни мотоциклетных фар.

Макс, Майк и Красавчик ехали вплотную позади Чоппера. Марти улыбнулся ему, обернувшись, широкой улыбкой победителя.

— Добро пожаловать на вечеринку, Чоппер! — сказал он мрачно. — Она проводится в твою честь!

Махнув остальным, Большой Эм направил мотоцикл через лужайку к эстраде.

Когда они подъехали, Чоппер увидел Илэйн, ее синяки сказали ему все, что он хотел знать. Страх сковал его, когда он посмотрел на угрюмые лица своих бывших друзей.

Большой Эм слез с мотоцикла и подошел к Чопперу.

— Ну, — сказал он. — Я думаю, ты догадываешься, зачем ты здесь?

Чоппер пытался перебороть свой страх. Ему казалось, что огромные крысы раздирают его внутренности на куски.

Он осмотрелся вокруг.

— Никто не поможет тебе, приятель, — пробормотал Марти, словно читая его мысли. — Ты остался один.

Чоппер посмотрел на Данни, который равнодушно встретил его взгляд.

— Ну, давай, Данни, скажи Марти, что все это бессмысленно! — отчаянно взмолился Чоппер. — Заступись за меня, и мы покажем всем, кто мы такие!..

Данни молча и печально посмотрел на него и отвернулся.

— Майк, Фрики! — закричал Чоппер. — Ведь мы друзья, помните?

— Кроме того, мы ангелы, Чоппер, — сказал Фрики тихо. — И мы живем по нашим законам.

Чоппер запаниковал, когда полукруг ангелов двинулся на него. Они шли медленно, опустив кулаки.

— Господи, Марти, останови их! — завопила Илэйн, которая была оставлена одна.

Марти повернулся к ней. Он смотрел на нее несколько секунд, словно размышляя, что делать.

— Да. Нужно подумать, — пробормотал он отрешенно. — Чоппер ведь был моим другом…

Марти ткнул пальцем в ее сторону.

— Схватите ее! — скомандовал он.

Фрики и Данни подбежали к Илэйн и вывернули ей руки за спину. Марти смотрел на нее, словно совсем забыл про Чоппера. Он медленно направился к ней, вытянув одну руку.

Схватив ворот ее блузки, он с силой рванул его. Тонкий материал порвался, обнажив лифчик.

Марти резко поднял руку и наотмашь ударил ладонью по лицу Илэйн. Она вскрикнула от боли и запрокинула голову назад. Илэйн откашлялась, набрав полный рот мокроты, и плюнула Марти в лицо.

Марти замер на мгновенье, потом он медленно поднял руку, чтобы вытереть лицо.

— Это было глупо, — сипло пробормотал он и повернулся к Чопперу.

Чоппер попытался броситься на Марти, но Сэм и Красавчик крепким захватом держали его за шею.

— Ты здесь, Чоппер, — сказал Марти медленно. — Здесь и твоя пташка, которую ты так хотел. Почему бы тебе не заняться ею, мэн?

Говоря это, он сильным рывком сдернул лифчик Илэйн.

— Вот они, — продолжал Марти, сжимая одну грудь Илэйн рукой, пока она не закричала от боли. — Иди, потрогай. А впрочем, почему бы всем не потрогать?

Он подтолкнул Майка.

— Вот, Майк, потрогай, — сказал он, показывая на грудь Илэйн. — Раз это нравится Чопперу, то понравится и тебе.

Майк заколебался, не зная, что делать.

— Ну, давай, не смущайся! — рявкнул Марти.

Он схватил руку Майка и положил на грудь Илэйн.

— Потрогай их… Пощупай. — продолжал он хриплым голосом. — Разве они не хороши?

Он повернулся к остальным.

— Кто еще хочет потрогать? — спросил он. — Кто еще хочет побалдеть?

Данни нервно засмеялся. Майк зашаркал ногой и попытался смотреть в другую сторону.

— Ты, ублюдок! — выпалила Илэйн. — Твоими грязными руками нельзя прикасаться даже к дерьму!

Марти снова ударил ее по лицу.

— У тебя очень острый язык, малышка, — сказал он спокойно. — Как это ни странно, но я не замечал этого раньше.

Он схватил ее за волосы и стал тянуть назад, пока она не упала на спину.

— Стяни с нее джинсы, — приказал он Майку.

Майк с сомнением посмотрел на него, но неохотно подчинился приказу. Илэйн дергала ногами, когда он расстегивал змейку и стягивал джинсы с ее бедер и ног.

— И трусики заодно, — добавил Марти.

Илэйн лежала на земле обнаженная. Она смотрела со страхом и ужасом, а Марти стал расстегивать ширинку своих брюк.

— Держите ее, — приказал он Майку и Данни. Они подчинились. Марти склонился над ее распростертым телом.

— Тебе лучше делать вид, что тебе это нравится, — холодно сказал Марти. — Как ты это делала всегда.

Илэйн долго кричала, пока Марти безжалостно насиловал ее. Когда он закончил, то посмотрел на Данни.

— Твоя очередь, — сказал он тихо.

Данни схватил его за рукав.

— Кончай, мэн!.. Это вовсе не обязательно, — начал он протестовать. Марти резко перебил его.

— Давай, это приказ! — сказал он тихо.

Данни расстегнул ширинку и лег на кричащую Илэйн.

Чоппер с ужасом и гневом смотрел, как насиловали беспомощную Илэйн. Когда последний закончил, она лежала тихо, не чувствуя никакой боли.

Марти встал над ней и снова достал свой член. С каменным лицом он помочился на ее распростертое тело. Не успокоившись, он подошел к своему мотоциклу и достал из бардачка банку моторного масла. Открыв ее, он вылил содержимое на грудь и живот Илэйн, Нагнувшись, он размазал все это по ее телу и, перекатывая, извалял ее в земле.

Теперь он успокоился и отошел от нее.

— О'кей, — тихо пробормотал он. — Возьмите и бросьте ее куда-нибудь.

Он подал знак Майку и Красавчику.

Они вышли вперед и подняли тело Илэйн, которая была без сознания.

Марти повернулся к Чопперу.

— Теперь твоя очередь, Чоп, — сказал он без злости. — Я думаю, ты уже понял, что тебя ждет.

Чоппер в панике кусал губу. Из нее уже текла кровь по его подбородку.

Он пытался найти блеф, который спасет его. Кроме бравады, у него ничего не осталось.

— Бить женщину — это все, на что ты способен, — сказал он. — Тебе лучше пойти и посидеть в сторонке, пока парни сделают свою работу. Об меня ты можешь поранить свои нежные ручки.

Но это не привело Марти в бешенство. Он рассмеялся Чопперу в лицо.

— Нет ничего, что я не смог бы сделать своими руками, — сказал он Чопперу спокойно.

— Да? — закричал Чоппер, отчаянно борясь за время. — Тогда почему бы тебе не проявить смелость хоть раз в жизни и не справиться со мной одному?

— Не тот случай, — ответил Марти. — Ты ангел, и поэтому знаешь, что нарушение закона влечет за собой наказание. Ты перешел дорогу многим, так же как и мне. Поэтому они имеют одинаковые права на участие в наказании.

Чоппер увидел огонек надежды, замелькавший в темноте отчаяния. Он обратил внимание на остальных.

— Послушайте! — закричал он. — Маленький Марти Грехем вовлек вас в это дело потому, что я трахнул его девчонку! Он пытается заставить вас забыть, что это только наше с ним личное дело, потому что боится выйти один на один.

— Хватит, Чоппер! — неожиданно рявкнул Марти. Он шагнул вперед и ударил Чоппера кулаком в нос.

Чоппер встряхнул головой, чтобы убрать слезы, выступившие на глазах. Его по-прежнему крепко держали сзади за руки.

— Ну, вот видите? — закричал он. — Этот трусливый ублюдок даже не может ударить меня, если вы не держите мои руки!

Чоппер почувствовал, что захват ослаб, и понял, что получил шанс.

— Я вызываю тебя, Марти! — заорал он. — Я вызываю тебя в открытую перед всеми, чтобы ты мог доказать свою власть над ангелами! У меня есть право на такой вызов, и ты знаешь об этом!

Воцарилась неловкая тишина. Наконец Данни заговорил.

— Он прав, Большой Эм, — тихо сказал он. — Чоппер ничего не сделал, чтобы перейти нам дорогу. У него есть право на такой вызов!

За Данни Майк и Макс пробормотали свое согласие.

Чоппер победоносно улыбнулся.

— Ну, так как? — спросил он насмешливо.

Марти молча смотрел на него, чувствуя прилив ярости.

— О'кей, отпустите его, — сказал он наконец.

Сэм и Данни отпустили Чоппера.

— О'кей, — повторил Марти, когда Чоппер направился к нему. — Давай посмотрим, что ты можешь. — Он поднял кулаки на уровень лица.

Чоппер остановился в нескольких футах от него.

— Только мы вдвоем, Марти, — сказал он тихо. — А помнишь, ведь мы когда-то были друзьями? Я думаю, что для нас обоих будет лучше решить это между собой. В любом случае с одним из нас будет кончено. И пусть это произойдет без свидетелей!

Марти задумался.

— Да, может быть, ты и прав, — сказал он. — Парни, возвращайтесь в «Грик», я приеду позже.

— Одну минуту, парни, — воспользовался Чоппер своим преимуществом. — Есть второй исход этой драки. В «Грик» могу приехать я… Если это случится, Марти признает, что я заслужил право быть лидером. Так, Большой Эм?

— Так! — подтвердил Марти.

— Значит, заключаем сделку? Если ты победишь, я оставляю ангелов. Если выиграю я, это сделаешь ты!

— О'кей, — согласился Марти. — Ставки действительно серьезные.

Данни и остальные вернулись к своим мотоциклам.

Марти и Чоппер молча смотрели друг на друга, пока шум мотоциклов не исчез вдали.

— Приступим, — пробормотал Марти, кружа вокруг Чоппера.

— Да, я готов, — Чоппер стиснул зубы и ударил ногой, целясь в пах Марти. Тот отскочил в сторону, избегая удара.

— Хочешь играть без правил? — спросил Марти со злобной усмешкой и ринулся вперед, наклонив голову.

Чоппер не ожидал такого напора. Голова Марти врезалась ему в нос с глухим стуком.

Чоппер почувствовал теплый вкус крови, стекающей из носа к губам. Он отскочил от Марти и сунул руку за спину, в задний карман, где нащупал тяжелую цепь.

Выхватив ее неожиданно, он махнул ею в направлении лица Марти. Тот отпрыгнул назад, но не слишком быстро. Кончик цепи ударил его над глазом, вырвав кусок брови.

Марти сорвал тяжелую цепь, висевшую вокруг его шеи. Дьявольское оружие засвистело у него в руке.

Чоппер быстро отшатнулся назад. Если конец тяжелого нацистского креста, приделанного к концу цепи, коснется его лица, то разрежет его, словно бритва.

Он подождал подходящего момента, чтобы снова ударить цепью, и увидел его. Когда Марти двинулся вперед, Чоппер отскочил в сторону и ударил его под неожиданным углом. Тяжелая велосипедная цепь опустилась на запястье Марти. Его цепь с крестом выпала из онемевших пальцев.

Чоппер тут же воспользовался преимуществом. Пока Марти отходил от предыдущего удара Чоппер сильно ударил его в пах. Марти согнулся пополам и начал опускаться на землю.

Чоппер подскочил к нему сзади и ударил цепью по затылку. Когда Марти упал, Чоппер снова и снова опускал тяжелую цепь на незащищенную голову Марти. Чоппер бил, пока его рука не устала.

Марти лежал без сознания. Его волосы слиплись от крови.

Чоппер перевел дыхание и посмотрел на Марти. Сперва ему показалось, что Марти мертв. Но потом он увидел его вздымающуюся грудь. Марти дышал.

Чоппер сплюнул на тело Марти и направился к мотоциклу. Несмотря на боль и усталость, он был счастлив. Он выиграл… Он доказал свое преимущество! Он одержал победу и стал во главе ангелов, как и хотел!

Он залез на свой мотоцикл, завел его… и вдруг передумал.

Нет, подумал Чоппер с неожиданным приливом вдохновения. Лидер должен ехать на мотоцикле лидера! Он заглушил мотор и подошел к «Харлею Дэвидсону» Марти.

Он гордо сел на него, завел и почувствовал под собой настоящую мощь.

Теперь он мог вернуться в «Грик» с триумфом… как настоящий герой!

Чоппер выехал с тропинки на главную дорогу.

Чоппер гнал мотоцикл по Ромфорд-роуд, чувствуя мотоцикл так, словно тот был его частью.

Майл-роуд осталась позади, и он выехал к мосту Стратфорда с известным ему трамплином.

Его лицо растянулось в глупой усмешке. Может, это самое подходящее время, чтобы доказать одну вещь: что он был лучшим рокером, чем когда-либо был Марти!

Теперь у него был мотоцикл и настоящий шанс. Приняв решение, Чоппер сбавил скорость и развернулся в обратном направлении.

Он прибавил газу и устремился к трамплину.

Мотоцикл неудержимо мчался вперед. Чоппер посмотрел на спидометр и увидел, что стрелка приближается к желаемой отметке «сто»… Он собирался сделать это… Он собирался побить рекорд Марти!

Мотоцикл достиг трамплина и взмыл в воздух. Чоппер снова ощутил это великолепное чувство полета.

Секундой позже колеса коснулись земли. Амортизаторы поглотили удар, который передался в раму.

…Ослабленную раму.

Удар был слишком силен. Стойка лопнула от удара, и рама начала разваливаться, выгнув переднюю вилку под неестественным углом.

Чоппер не успел даже убрать победоносную улыбку с лица, когда ударился головой об асфальт, раскроив себе череп. Он умер прежде, чем переднее колесо перестало вращаться.

СМЕРТЬ ЛЮБОПЫТНОЙ

Делл Шеннон

Ангелы ада. Смерть любопытной . Палач: Новая война

ЧАСТЬ I

— Хороший большой участок, — сказала Элисон, — двести на триста. И все деревья остались. На Йовенита Каньон Роуд. Ну уж нет, Шеба! — она оттолкнула кошку и стала надевать чулки.

— Я отказываюсь, — ответил Мендоса из ванной, — жить на улице, которая называется Каньон Маленькой женщины.

— Я знаю, но… Брысь, Нефертити, не тронь мои серьги… Есть еще несколько на Аппиан Уэй. — Из ванной доносился лишь плеск воды и ни слова одобрения. — Мне не понравилось на Элюзив-драйв, — сказала она терпеливо. — Слишком холмисто. А Лулу Глен далековато.

— Рог mi vida[1]! — отозвался Мендоса. — Кто давал названия этим местам?

— Понятия не имею. — Элисон пересадила Бает со своего платья на кровать и стала одеваться. Вынырнув из платья, она добавила — Есть еще два участка в конце улицы Хазлам Террэйс…

— Возможно, — сказал Мендоса. Он вышел из ванной без сорочки и с одобрением оглядел Элисон. — Не понимаю, почему мы собираемся строить дом. Только не говори — потому что мне не понравился ни один из уже построенных. — Потому что нельзя воспитывать детей в квартире.

— Ладно, ладно. Но только двоих — не больше. Мог ли я вообразить, что у тебя такие средневековые представления!

— Ты мог бы позволить себе и больше, не то что многие другие. О черт! Застегни вот здесь, Луис.

— Как будто это имеет какое-то отношение к делу. — Он выполнил просьбу. Оба они посмотрели в зеркало на Элисон и, судя по их отражениям, остались довольны. Мендоса наклонился и поцеловал ее в шею. — Хорошо, завтра мы поедем и посмотрим участки на Хаз-лам Террэйс. — Он пошел достать чистую рубашку.

— Да, я тоже так думала. Что вы будете делать с Артом?

— Да надо немного поработать. Кое-что появилось по одному делу.

— Слушай, — сказала Элисон, выбирая духи, — сходите с ним потом выпить или еще что-нибудь — не отпускай его домой, по крайней мере, до одиннадцати. Эти женские вечеринки… Луис, ты не закрыл шкаф.

Но было уже поздно: Сеньор заметил это раньше нее. Шесть галстуков кучей лежали на полу, а Сеньор осторожно тянулся за седьмым.

— Sen or Molestio[2]! — крикнул Мендоса. — Saiga de acqui[3], паршивый кот! — Он стал подбирать галстуки. Сеньор прошествовал через комнату, легко вспрыгнул на бюро и уставился холодным взглядом на свою мать Бает, которая усердно вылизывала его сестру Шебу. Мендоса надел рубаху, галстук и пиджак. Элисон прихватила полупальто и сумку; в гостиной взяла большую подарочную коробку. Кошки сидели в ряд на полу гостиной и смотрели на них.

— Ты закрыла ящик с пластинками?

— Не имеет значения, — ответила Элисон, — я хотела тебе сказать, что он научился его открывать.

— Ну и кот! Я тебе вот что скажу: это перевоплощение. Он был колдуном или важным жрецом в Египте.

Сеньор зажмурил зеленые глаза и зевнул. Окрасом он был похож на негатив сиамского кота: весь черный, а морда, уши, лапы и кончик хвоста светлые. Кот пристально посмотрел на хозяев и пренебрежительно шевельнул хвостом.

— Вот разбойник, понимаешь, но не говоришь! — Мендоса запер дверь, и они пошли к гаражу. — Будь осторожна, querida[4]. Хорошенько закрой обе дверцы, когда поедешь домой.

— Да уж не беспокойся. Я достаточно прожила в большом городе и уцелела. Как ты… Подожди минутку, ты весь в помаде… Желаю приятно провести время со своим убийцей, дорогой.

Он посмотрел, как она удаляется на «фасель-вега-экселенце», потом открыл дверцу большого черного «феррари». Усаживаясь за руль, он думал о том, что обвинение в убийстве Бенсону предъявить не удастся. Разве только в непредумышленном. Внутренняя уверенность — не доказательство; и это раздражало.


Элисон неторопливо ехала в направлении Хайленд-Парк на вечеринку к миссис Артур Хэкет, которая в сентябре ждала ребенка. Она вспомнила, как Луис ее позабавил. Только двоих, сказал он в ужасе. Я, мол, не животное. Ну, что касается… На самом деле будет, конечно, гораздо больше, чем два (хоть ей и впрямь исполнится тридцать три в следующем ноябре — ужасная мысль), а люди будут думать: ну да, Мендоса, естественно… А он-то уже двадцать пять лет в церковь не заглядывал. Мужчины.

Да уж, мужчины. Моя машина — и его «феррари». Говорят, «феррари» может давать сто шестьдесят три мили в час, а у него никогда не бывает больше шестидесяти. По крайней мере, не часто. Восемнадцать тысяч долларов. И настоял на том, чтобы купить ей «фасель-вегу», хотя она бы предпочла тот славный маленький спортивный «мерседес». «Эти маленькие штуки опасны при большом движении. Нет». — «Хорошо, если тебе так нравится «фасель-вега», что ж ты себе такую же не купишь вместо этой нелепой гоночной машины, которая смахивает на марсианскую?» А он только сказал: «Неприятные ассоциации». В прошлом году он вдребезги разбил «фасель-вегу», гоняясь за Элисон и убийцей. Да, прекрасная в управлении машина…

Она проехала Лос-Фелиз, спустилась по Голден-Стэйт-Фриуэй до Фигуроа и повернула на Пасадена-фриуэй. Действительно кратчайший путь. Оставила позади Хайленд-Парк и подъехала к Спрингвейл-стрит, где с января месяца жили в почти новом доме сержант Хэкет и его Анджела.

Элисон не ожидала получить от вечера особого удовольствия. Анджела ждала гостей и не сможет поболтать с каждым как следует; некая миссис Ларкин, позвонившая Элисон, была ей не знакома, большинство гостей, она не сомневалась, — тоже: это люди, которых Анджела знала, когда в течение короткого времени работала — еще до своей свадьбы с Артом и знакомства с Элисон.

Народ уже собрался. Машины тесно стояли у обочины с обеих сторон; похоже, соседи Анджелы сегодня тоже устраивали вечеринки. Элисон припарковалась через полквартала. Анджела, хорошенькая, раскрасневшаяся, в шикарном темно-синем свободном платье, поцеловала в дверях Элисон, сказала все полагающиеся слова и прошептала: «Спасибо, что дала мне знать!» Элисон, обладая кое-каким здравым смыслом, сообщила Анджеле о готовящемся «сюрпризе»: вряд ли та будет в восторге от незваных гостей вечером, когда хочется, например, помыть голову или сделать массаж. Уж эти мне шутники.

Она положила свой подарок в общую кучу, и ее представили десятку женщин. Только с одной из них Элисон встречалась раньше. Роберта Сильверман — высокая, смуглая девушка лет двадцати восьми, темные глаза, интересное лицо. Как художница Элисон видела лица несколько иначе, чем другие. Большинство людей не сказали бы, что у Роберты Сильверман приятная внешность, но только не Элисон. Интересное, открытое лицо с подвижным широким ртом. Помнится, в прошлый раз она ей тоже понравилась. К сожалению, Элисон тут же оказалась в небольшом кружке незнакомок. Некая мисс Чедвик, Маргарет Чедвик. Какая-то Джой Честер или Честертон. И та самая миссис Ларкин, которая ее сюда пригласила.

Все были общительны и веселы; пепельницы наполнялись и вытряхивались. Маргарет Чедвик, сидевшая рядом с Элисон на кушетке, разговаривала с ней больше других, этаким высоким недовольным голосом. Маргарет Чедвик мало что одобряла. Речь ее сводилась к бесконечным жалобам на грубых продавцов, автомехаников с их высокими ценами и ужасную погоду. Очень быстро устав от Маргарет, Элисон сделала несколько вежливых попыток сменить место, но каждый раз неудачно; комната была маленькая и битком набита. Один раз она поймала сочувственный взгляд Роберты Сильверман. Примерно через десять минут, повернувшись, чтобы погасить сигарету, она заметила, что Роберта смотрит на мисс Чедвик с чем-то очень похожим на ненависть во взгляде. В следующий миг Роберта отвела взгляд, и Элисон подумала, уж не показалось ли ей. Чедвик — девица глупая, унылая, она может вызвать неприязнь, но никак не ненависть.

Маленькая гостиная Анджелы звенела от женской болтовни (эти занавески — отличное приобретение, а это ведь новая подставка для лампы?..). Все чудесно проводили время. Наступил момент разворачивания подарков, и Анджела, как и положено, благодарила и восхищалась каждым — от неизбежно повторяющихся башмачков до чрезвычайно нужных пакетов с пеленками. После этого Элисон отправилась на кухню помочь хозяйке — разложить по тарелкам бутерброды, кусочки торта, разлить кофе.

— Так не люблю я все это, хоть оно и нехорошо, — сказала Анджела. — Конечно, так мило с вашей стороны, я вам благодарна. Но, — она взглянула на Элисон, придерживая на лопаточке кусок торта, — к середине подобного девичника я просто ненавижу женщин.

— Как я тебя понимаю, — ответила Элисон. — Я просила Луиса задержать Арта по крайней мере до одиннадцати, так что нам осталось терпеть не больше часа. Будь суровой, смелой и решительной, и в конце концов мы останемся одни с нашими мужчинами.

— Да, так гораздо спокойнее, — сказала Анджела, раскладывая последние куски торта, и слизнула с ножа крошки глазури. — Слава Богу, ты меня предупредила… Тебе досталось от Маргарет Чедвик, извини.

Элисон опять прекрасно ее поняла.

— Когда ты с ней познакомилась — в школе или после?

— В школе, — сказала Анджела как-то неопределенно. Она не любила вспоминать ни свое детство, ни отрочество. — Можно сказать, в школе. Мы вместе учились в колледже. Ее, думаю, пригласила Роза Ларкин. Да она ничего, только…

Кто-то вошел в кухню, чтобы предложить свои услуги. Стол был накрыт. Звонкая женская болтовня продолжалась за кофе с пирогом.

Элисон вернулась на прежнее место, потому что других свободных не оказалось. Она опять сидела рядом с Маргарет Чедвик, которая не помогала накрывать на стол. Элисон так и подмывало сказать Маргарет, что аляповатое голубое платье с кружевным воротничком ей совершенно не идет.

— Нужно смотреть за этими людьми соколиным глазом. Они обманут вас всякий раз, когда думают, что вы не заметите. — Маргарет Чедвик было около двадцати восьми (как и Анджеле). Фигура у нее была неплохая, скорее даже хорошая для незамысловатого покроя ее одежды, который, впрочем, почти не был рассчитан на какую бы то ни было фигуру. Высокая, худая, пожалуй даже немного костлявая; узкое лицо с правильными чертами, но брови выщипаны слишком сильно, а помада — из этих новомодных приглушенных тонов — слишком бледная; ее темные каштановые волосы и светлая кожа требовали розовой помады насыщенного цвета. Голубые глаза тоже какие-то слишком бледные, а на лице — вечное выражение легкого неодобрения. Все не по ней.

— Такие дрянные ткани, — говорила она, рассматривая груду подарков на кофейном столике. — Я сказала продавцу: «Это лучшее, что у вас есть? По таким сумасшедшим ценам?» Люди пытаются выкачать из вас деньги любым способом… Какое милое колечко, миссис… Мендоса? Можно спросить — это настоящий изумруд?

— Да, — ответила Элисон и подумала, что безо всякой причины говорит извиняющимся тоном.

— И ваши серьги и браслет. Как мило. Боюсь, я ужасно старомодна, но мне всегда кажется, что не стоит носить кольца вместе с цветным лаком. Разумеется, я не часто его использую. Он очень быстро отлетает, не так ли? Вы давно знаете Анджелу, миссис Мендоса?

— Несколько лет, — ровным тоном ответила Элисон.

В словах Маргарет ясно слышалось: я слишком хорошо воспитана, чтобы демонстрировать такую вульгарность — драгоценные камни вместе с цветным маникюром; в них также чувствовалось неизменное предубеждение против мексиканцев и им подобных.

— Мой муж — лейтенант Мендоса — и муж Анджелы вместе работают.

— Какая необычная работа — полицейский офицер.

Зазвонил телефон, Анджела вышла в прихожую, затем вернулась и сказала, что кто-то просит мисс Чедвик. Маргарет Чедвик вышла и вскоре, улыбаясь, вернулась. Элисон за это время нашла свободное место рядом с Робертой Сильверман.

После половины одиннадцатого гости начали расходиться.

Маргарет Чедвик ушла одной из первых. Остальные потянулись за ней, говоря на прощание все полагающиеся слова. Элисон шепнула Анджеле:

— Помочь с тарелками?

— Нет, не беспокойся. Я их соберу, а утром Арт мне поможет… Спасибо Элисон.

Луису привета не передает, подумала Элисон с легким сожалением. Луис и Анджела недолюбливали друг друга. Странно это, ведь мне Арт нравится, подумалось ей.

Было десять минут двенадцатого, когда она ушла. Она тщательно закрыла обе дверцы машины, поехала вниз по Пасадена-Фриуэй до Голден-Стэйт, здесь повернула направо. Мало кто ездит в это время. Свернула на Флетчер-Драйв, доехала до Ровены и по ней в самый конец Сент-Джон-Плэйс. Элисон завела «фасель-вегу» в гараж. Соседнее место пустовало, хотя было без десяти двенадцать. Она ждала Мендосу домой раньше.

Три кошки живописной группой спали на кушетке.

Сеньор сидел перед открытым ящиком с пластинками и рассматривал фотографию Гарри Белафонте на альбоме, сброшенном на пол.

— Сеньор, — укоризненно сказала Элисон, положила альбом на место, закрыла ящик, прошла в спальню и стала раздеваться. В голову лезли тревожные мысли. Они пошли кого-то арестовывать, а тот был вооружен, и теперь Луис в морге, а Арт в Центральной больнице. Он столкнулся с пьяным водителем, когда ехал домой…

Когда он вошел, она сидела на кровати в окружении кошек и курила.

— Ты в морге, я уже купила черное платье.

— Que atrocidad, mi corazon[5]! Просто много бумажной работы в отделе. Новая ночнушка? Очень мило. Ну как тебе вечеринка, понравилась?

— Нет. Мы с Анджелой согласились, что женщины en masse[6] могут быть ужасно скучными… Смотри не сядь на Шебу.

Мендоса рассмеялся.

— А зачем en masse? С одной гораздо лучше.

— Полагаю, — сказала Элисон, — еще и потому, что у нее рыжие волосы.

— Потому что — что?

— Ну, это ведь здорово, что половина детей будут рыжими, верно? Было бы очень забавно — рыжие Мендосы?

— Ты опять за свое? Frene — ay de hijos todos[7]! Пусти меня, я разденусь. Я с шести часов работал над этим чертовым делом Бенсона, и когда я наконец-то пришел домой, ты ко мне придираешься…

— Да, дорогой. И ты уже не так молод. Я знаю — тебе надо спать. Хочешь горячего молока? — заботливо спросила Элисон.

— Impudente[8]! — ответил Мендоса.

— Завтра все-таки воскресенье. Неужели тебе надо  мчаться на работу из-за этого Бенсона, что бы там ни было. Я хочу, чтобы ты посмотрел те участки, и мы бы наконец выбрали…

— Потом будет архитектор, большие затраты, новая мебель. Это, правда, займет тебя и на время отвлечет от мыслей о воображаемом потомстве… Ладно, ладно. Завтра ты возьмешь меня смотреть участки. — Мендоса переложил кошек с кровати на ближайший стул и потянулся, чтобы выключить свет.

На следующее утро он не поехал смотреть участки. Потому что в шесть утра служащий компании «Саузерн Пасифик» по пути на работу заметил нечто, лежавшее рядом с высоким забором, который отделял Северный Бродвей от главного товарного двора компании, и остановился, чтобы получше разглядеть. После чего вызвал полицию. Место было рядом с полицейским управлением, и оттуда сразу же пришли несколько человек.

У забора лежала женщина. С момента смерти прошло уже какое-то время. Она была задушена. Для полиции не составило труда установить ее личность: ее сумочка лежала рядом. Из бумажника исчезли деньги, если они там были, все остальное, видимо, было на месте. Визитная карточка и водительское удостоверение говорили, что их обладательница — мисс Маргарет Чедвик, проживающая в доме 6704 по Франклин-авеню, Голливуд.

ЧАСТЬ 2

Мендоса задумчиво рассматривал множество предметов на своем столе. Для многих содержание женских сумочек служит излюбленным поводом для шуток. Для полицейского, расследующего убийство, вещи покойного — источник дополнительной информации.

Изящная черная сумочка из лакированной кожи с одной стороны была сильно поцарапана. В остальном она выглядела совершенно новой, на подкладке не было следов пудры. Золотая пудреница, чистая пуховка, два тюбика помады — «Коралловая пастель» и «Розовая пастель». Использованный носовой платок с вышитой в углу буквой «М», еще один — свежий. Коричневый женский бумажник из страусовой кожи. В нем, кроме девяноста семи центов в карманчике для мелочи, были визитная карточка, недавно продленное водительское удостоверение, моментальная фотография моложавого мужчины, читательский билет и членский билет женского клуба Западного Голливуда на этот год. Карточки социального страхования не было. После бумажника шла чековая книжка с именем хозяйки, оттиснутым на кожаном переплете. В ней семь чистых бланков, на каждом из которых также отпечатано имя. Маленькая записная книжка красной кожи. Автоматический каран-дащ, серебряный с черным — известная марка. Чернильная авторучка. Маленький блокнот. Три ключа в кожаном футляре. В шелковом чехле — очки с широкими линзами типа арлекин в голубой оправе; чехол голубой с белой вышивкой. Простенький карманный калькулятор для проверки счетов. Маникюрные ножницы и пилка для ногтей в зеленом кожаном футляре. Предмет, похожий на мелок, который, судя по этикетке, останавливает стрелки на чулках. Во внутреннем кармане сумочки свернутая долларовая банкнота. Маленькая золотая коробочка, усыпанная голубыми камнями, с тремя таблетками аспирина. Длинный плоский блестящий золотой портсигар, вмещающий целую пачку сигарет. В нем четыре сигареты «Мальборо». Золотая зажигалка. Нераспечатанная пачка «Мальборо».

— Ver у сгеег, — сказал Мендоса, — смотрящий убеждается. Однако она была осторожна и осмотрительна. Очень не по-женски, не так ли?

— Что? — Хэкет оторвался от расстеленной перед ним карты.

— Здесь все, что могло ей понадобиться. Кое-что — только в какой-нибудь непредвиденной ситуации. Второй носовой платок, вторая помада. Собирается всего лишь на вечеринку и берет записную книжку. Все ключи — не от машины. Думаю, два из них от дома, один — от сейфа. Значит, ключи от машины она носила отдельно. Очень предусмотрительно. Маленький калькулятор — проверять продавцов? Маникюрный набор, если сломается ноготь. Эта штука, которая останавливает стрелки на чулках. Доллар лежит отдельно, на случай, если потеряется бумажник. Аспирин, если заболит голова. Если кончатся сигареты в портсигаре — есть новая пачка. Зажигалка, — Мендоса щелкнул ею, — работает, да еще и спички на всякий случай. Ручка, карандаш и блокнот, если потребуется написать кому-нибудь записку. Чековая книжка, если надо будет выписать чек. В удостоверении сказано, что ей не нужны очки для управления машиной, эти, скорее всего, для чтения. А она везет их с собой на вечеринку.

— Ну и что?

— А то, что наша Маргарет — чрезвычайно аккуратная, предусмотрительная, дальновидная особа. Нет карточки социального страхования…Конечно, ведь за это надо платить. К чему ненужные расходы? Вот незадача — она могла бы быть незаменимой секретаршей.

— Не надо, — сказал Хэкет. — Не надо, Луис, все усложнять. Пустая трата времени. Она ехала одна с вечеринки около одиннадцати часов вечера. Лучше всего ей было ехать вниз по Пасадена-Фриуэй до Голден-Стэйт, потом по Ровене или по одной из сквозных улиц до Франклина. О'кей. Где-то на Пасадена-Фриуэй она попала в беду. Когда она по какой-то причине остановилась, кто-то запрыгнул в машину или что-нибудь такое. Во всяком случае, у нее появился пассажир. Он заставил ее свернуть на темную часть улицы, убил ее, ограбил, выбросил тело и сумку и уехал. Голден-Стэйт, — место, где Риверсайд соединяется с Пасадена-Фриуэй, — примерно в десяти кварталах от товарного двора. Северный Бродвей в этот час пустой и темный как черт. Ему даже не надо было останавливаться. Притормозил и выпихнул ее. Там нет тротуаров, поэтому она и откатилась аж до забора. Вот и все.

— Нет, — сказал Мендоса, качая головой. — Не пытайся отмазаться, Артуро. Это был ты. Она наговорила Анджеле кучу отвратительной лжи, подстрекая ее бросить тебя. Поэтому ты скрытно дождался, пока она выйдет, преследовал ее, потом остановил и убил. Разумеется, твоя жена подтвердит фальшивое алиби. Что ты сделал с машиной?

— Не смешно, — раздраженно ответил Хэкет. — Пусть это и впрямь несколько… необычно, что она была в гостях у моей жены. Что Анджела ее знала… и Элисон тоже. — Это было чуть ли не первое, что им стало известно.

Сержант Лейк, позвонив Хэкету домой, чтобы сообщить о случившемся, назвал имя погибшей, и Анджела, конечно, рассказала, что Маргарет была на вечеринке.

— Слушай, Луис, любого могут укокошить… — Хэ-кет был раздражен.

— Именно так мы и должны были подумать, — сказал Мендоса. — Случайное убийство. Но я чувствую, что это не так.

Закрыв глаза, Хэкет слышал, как Мендоса расхаживает взад-вперед по отделу. Обычно, когда в воскресенье случались подобные происшествия, Мендоса приходил на полчаса, чтобы запустить машину следствия, а потом оставлял ее на Хэкета или какого-нибудь другого сержанта, Но сегодня он не уехал. Он осмотрел труп, внимательно изучил то немногое, что они имели. Теперь он пододвинул к себе городской телефон и набрал номер.

— Послушай, querida, я здесь застрял на некоторое время, извини…

Хэкет со своего места услышал возмущенный крик Элисон и громко сказал:

— Это ложь. Самая откровенная…

— Да, я знаю, novia [9], но… К трем я буду дома, обещаю, потом мы сможем поехать… Слушай, это очень забавно, но тебя угораздило стать свидетелем в деле, и я обязан буду расспросить тебя, что ты знаешь… Маргарет Чедвик, ты с ней встречалась вчера вечером. Убита. Сразу после того… Да? Parece mentira [10]? Это интересно. Да, я хочу обо всем этом узнать подробнее — позже. В три часа… Нет, я не бессердечный. В три часа, — сказал он твердо и положил трубку.

— Элисон говорит, что, пообщавшись с Маргарет Чедвик примерно час, она не удивлена, что кто-то ее убил. Она говорит, что эта девица была зануда из зануд.

— Да, люди у нас все время убивают других за то, что те зануды. У тебя, я знаю, бывали интересные предчувствия, и некоторые из них оправдались, но… Сейчас-то — назови мне хоть один аргумент.

Мендоса указал на предметы на столе.

— Этот портсигар стоит уйму денег. Зажигалка тоже. Почему случайный убийца их не взял? Он наверняка обшарил всю сумку, чтобы достать бумажник, который, десять против одного, лежал на дне под другими вещами, поскольку это один из самых тяжелых предметов. Дальше. Почему убийца был так заботлив, что выбросил вслед за мертвой сумку? Ведь в ней все ее документы. Чем быстрее мы узнаем, кто она такая, тем быстрее поймем, что она была за рулем и начнем розыск ее машины. Надеюсь, он уже начался.

Хэкет кивнул:

— Светло-голубой «бьюик» тысяча девятьсот шестидесятого года выпуска, купе с жесткой крышей.

— Хорошо. Интересно, сколько у нее было денег в бумажнике?.. Все выглядит в точности так, как и должно быть при случайном ограблении и убийстве. Любой мог оказаться на ее месте. Поэтому мы должны были не заниматься ею, а охотиться за преступником.

— Слушай, — сказал Хэкет, — это мог быть молодой бандит, идущий в первый раз на что-то крупное. Поэтому он прыгнул, мало что соображая. Такие делают ошибки, поэтому так часто попадаются.

— Всю дорогу она ехала по автострадам, кроме — дай мне карту — кроме десяти или пятнадцати кварталов между твоим домом и въездом на Пасадена-Фриуэй. На автострадах нет ни тротуаров, ни светофоров. Почему она остановилась? Вероятно, у нее было немного здравого смысла. Никакая женщина не остановится ночью, чтобы подбросить голосующего мужчину. Где это может быть, чтобы человек запрыгнул в машину поздно ночью? Там, где на перекрестках еще работают светофоры и машина остановится на красный свет. А таких теперь немного осталось.

— Мы не знаем наверняка, что она ехала только по автострадам, — сказал Хэкет. — Некоторые люди их боятся и избегают. Да, в этот час там нет движения, даже в субботу. Но люди, которые избегают автострад, делают это автоматически. — Он взял карту. — Если она из таких, то, вероятно, выехала прямо к Фигуроа. Тогда она должна была проехать по Голден-Стэйт, потому что только здесь можно переехать через реку. Если только она от Фигуроа не повернула на Киперс, чтобы попасть на Сан-Фернандо-Роуд и пересечь реку по Флетчер-Драйв. Только кто так поедет. Это большой крюк, на полпути к Глендэйлу. Хорошо, скажем, она поехала к Фигуроа вместо Пасадена-Фриуэй. Вот подходящая для этого улица. Светофоры еще работают, а машин и людей вокруг мало. Она остановилась на красный, тут-то этот парень и запрыгнул.

Мендоса достал сигарету, постучал ею о стол, закурил, все еще разглядывая содержимое сумочки.

— Добавь к тому же, что он был под градусом или так спешил И Нервничал, что не заметил портсигар и зажигалку, да вдобавок ручные часы — единственное ювелирное изделие, которое на ней было. И не сообразил, что, оставляя нам бумажник с документами, помогает быстрее выйти на украденную машину. При этом он тщательно стер с бумажника все отпечатки пальцев.

— Да, — сказал Хэкет, — это верно. На нем вообще никаких отпечатков. Даже там, где ее пальчики могли бы и остаться. Лакированная кожа прекрасно держит следы. Может быть, она сама это сделала. Похоже, она была аккуратной особой, прямо как ты.

— Если это так, — ответил Мендоса, — то она бы его протерла перед отъездом на вечеринку. А там все равно бы оставила несколько отпечатков.

— Ты прав, — согласился Хэкет.

— Очень странно, что обеспокоенные родители не обратились в службу розыска пропавших уже в два часа ночи. Эта девушка была из приличного богатого дома, ее берегли и хорошо воспитывали. По-видимому, еще никто не обнаружил, что с прошлого вечера ее нет дома. — Он посмотрел на часы. Было одиннадцать тридцать. — Сейчас узнают. Дуайер как раз должен им позвонить. Я бы и сам это сделал, черт побери — первая реакция иногда о многом говорит. — Неожиданна Мендоса сгреб все предметы в кучу, сложил в сумку и поставил ее на край стола. Встряхнул пепельницу, смахнул пепел и табачные крошки и навел на столе порядок.

— Ну почему ты думаешь, что это было убийство по личным мотивам? Я пока не вижу ничего определенного, — сказал Хэкет.

— Quien sabe[11]? Мы недостаточно о ней знаем. О ее семье и друзьях. Возможно, о врагах. Все это надо выяснить. Доктор сказал, что смерть наступила между десятью и часом, вероятно, ближе к полуночи. Анджела помнит, когда Маргарет ушла?

— Она распрощалась одной из первых — между десятью тридцатью и без четверти одиннадцать.

— М-м, — Мендоса снова расстелил карту. — По прямой до ее дома примерно одиннадцать миль, а на самом деле около шестнадцати, как бы она ни ехала — по автострадам или по главным улицам. Если доктор ошибается насчет времени смерти, то у нас больше нет доказательств, подтверждающих мою версию. Но если она убита около полуночи, плюс минус пятнадцать минут, то есть еще одно соображение. Смотри. От твоего дома до места, где на нее могли напасть, — это примерно там, где и Фигуроа, и Пасадена-Фриуэй подходят к Риверсайд-Драйв, — шесть — шесть с половиной миль. Мы считаем, что она заполучила пассажира где-то здесь, потому что долго кататься с телом убийца не хочет, он освободился от него в ближайшем укромном месте — возле товарного двора. Каким бы путем она ни ехала, даже если она ездила медленно, то отъехав от твоего дома в десять сорок пять, она была здесь не позже, чем через пятнадцать-двадцать минут. Если ее средняя скорость была, скажем, тридцать пять миль в час, и ее ничто не задержало, то здесь она проезжала около одиннадцати. Пусть даже в одиннадцать десять. Потом к ней прыгает этот придурок, и она с ним катается три четверти часа, пока он ее не убивает и не грабит. Если бы она была изнасилована — так нет. Обычно такие вещи делают чертовски быстро, не так ли, Арт? Рывком открыть незапертую дверцу, нырнуть внутрь, сунуть водителю под нос пушку — все надо делать быстро, чтобы не дать ему опомниться и подумать. Направить машину к ближайшей темной улице, схватить сумочку, если в машине женщина, схватить бумажник, выскочить и убежать. Обычно на этом все и заканчивается. Изредка водитель, как правило — мужчина, оказывает сопротивление и получает за это пулю или удар дубинкой. Вот если бы она была изнасилована, я бы согласился, что убийца случайный, — сказал Мендоса. Он кивнул на сумку. — Вот это говорит о том, что с головой у нее все было в порядке. Если бы к ней в машину заскочил человек и направил на нее пистолет, я думаю, у нашей Маргарет хватило бы ума сидеть тихо, пока ее грабят, и дать ему убежать. Женщины очень редко оказывают сопротивление, если их не пытаются изнасиловать. Ты согласен со мной?

— Пока да.

— О’кей. Если не считать уличной гари, ее одежда в порядке, ничего не порвано. Никаких следов борьбы. Царапины на лице и руке, с правой стороны, нанесены уже после смерти, когда она катилась из машины. Маленький нюанс, но тем не менее: если бы она была напряжена, испугана вооруженным незнакомцем, ожидала, что он нападет на нее, она была бы готова к борьбе. Но если ее застигли врасплох, то борьба была недолгой. Я никогда не видел преступника, заставляющего жертву ездить сорок пять минут перед тем, как ее ограбить. Если только он не собирался ее изнасиловать. И вообще, зачем ему было ее убивать, если она не сопротивлялась?

— Все это только слова, — ответил Хэкет упрямо. — Откуда ты знаешь, что она не сопротивлялась? Может, по дороге домой она остановилась где-нибудь выпить и провела там сорок пять минут. Слишком рано сочинять сказки, мы еще мало что знаем.

— Правильно. Но мне моя версия больше нравится, — сказал Мендоса.

— Ну и что дальше?

— Она была с кем-то, кого знала. — Мендоса погасил сигарету и подошел к окну. — После вечеринки она еще куда-то поехала. Либо заранее договорившись, либо по собственной инициативе. Там, случайно или как было запланировано, она с кем-то встретилась, не предполагая, что ей грозит какая-либо опасность. Этот некто, в машине или в другом месте, быть может собираясь заняться с ней любовью, обвил руками ее горло. Если знаешь, где искать сонную артерию, то, надавив на нее, можешь вызвать потерю сознания за пятнадцать секунд

Хэкет вздохнул и сказал:

— Может быть, может быть.

Заглянул сержант Лейк и сообщил, что вернулся Берт вместе с отцом Маргарет.

— Начнем задавать вопросы, — сказал Мендоса и встал. — Сначала проведем опознание.

Чарльз Чедвик, крупный красивый мужчина лет пятидесяти, производил хорошее впечатление: не толстый, но плотный, с широкой грудью. Густые седые волосы, здоровый цвет лица. Сейчас лицо его осунулось, а в голубых глазах застыло потерянное выражение. Однако он держал себя в руках. Увидев тело, он тихо сказал:

— Да, это Маргарет. Моя дочь Маргарет.

Чедвик явно был человеком, привыкшим скрывать свои эмоции. Возможно, он считал, что демонстрировать их — грубо и недостойно. Возвращаясь из морга в управление, он ни о чем не спрашивал.

В кабинете Мендосы он отвечал на вопросы учтиво, но как-то вяло. Маргарет Чедвик было двадцать восемь, не замужем, жила с родителями, официально помолвлена не была, но собиралась сделать это с одним молодым человеком и подразумевалось, что они должны пожениться, хотя определенной даты назначено не было. Джордж Арден. Чедвик не уверен насчет адреса, где-то в Голливуде; нет, мистер Арден не работает; он живет со своей матерью на доходы от наследства. Да, действительно, может показаться странным, что никто не хватился Маргарет прошлой ночью. Они обнаружили, что она не вернулась домой только угром, обзвонили несколько ее ближайших подруг и как раз собирались заявить в полицию, когда пришел сержант Дуайер.

— Нас с женой самих не было вечером дома, — сказал Чедвик, — и нашей старшей дочери Лауры тоже. — Он взял предложенную сигарету, но в основном держал ее в руках, лишь изредка затягиваясь. — Мы с женой были на официальном приеме, в доме моего компаньона. — У Чедвика была компания на бульваре Вилшир. Судя по его одежде и вещам его дочери, это был большой и процветающий бизнес. — Приехали домой за полночь и, видите ли, мы думали, что Маргарет уже дома, — она сказала, что вернется около одиннадцати. Мы полагали, что она приехала и легла спать, ее дверь была закрыта… Да, обычно мы не обращали внимания на ее машину. Дело в том, что наш гараж рассчитан на две машины, и, как правило, им пользуемся мы с женой. А Лаура и Маргарес паркуются за углом или прямо у обочины. Если я и обратил внимание, что машины Маргарет нет перед домом, то скорее всего подумал, что она где-то рядом… Да, Лауры тоже не было, она встречалась со своим женихом. Я слышал, как она пришла вскоре после нас, тихонько, чтобы никого не потревожить, поднялась к себе и легла спать. Сегодня утром, когда Маргарет не вышла к половине десятого, мы подумали, что, возможно, она заболела, пошли посмотреть и…

— Да, я понимаю, мистер Чедвик. Вы не знаете, собиралась ли ваша дочь еще куда-нибудь после вечеринки?

Чедвик покачал головой.

— Вряд ли, лейтенант. Она ничего не говорила, хотя я не знаю в точности, куда она собиралась. Знаю только, что куда-то в гости. Может быть, ее сестра в курсе…

— Понимаю. Мисс Чедвик… м-м…обычно скрывала свои планы? Даже незначительные? Не всегда говорила вам, куда собирается?

Чедвик ответил не сразу. Он наклонился вперед и погасил сигарету в пепельнице на столе. Приложил руку к виску, словно у него болела голова.

— У нас у всех… были свои интересы, — выговорил он с трудом. — Оглядываясь назад, можно подумать, что я… мы были беспечны. Но она уже не ребенок. И Лаура тоже. У них разница в возрасте, разный круг друзей, разные интересы. Моя жена состоит в нескольких клубах. Я не хочу сказать, что мы не заботились о детях. Но все-таки девочки уже взрослые. Они способны сами за себя отвечать. Часто их не было дома целый день или вечер, а я не мог сказать наверняка, где они. Конечно, обычно они предупреждали, когда не смогут быть к ужину. Лаура, как правило, проводила вечера со своим женихом.

— Скажите, мистер Чедвик, вам нравится жених вашей дочери?

Чедвик очень удивился.

— Что вы хотите этим… Кенни Лорд? Да, разумеется, очень приятный молодой человек.

— Извините, вы меня не поняли. Я имею в виду жениха Маргарет.

— В общем-то, все было еще не настолько определенно, чтобы называть его женихом, — сказал Чедвик. — Я… мы не так его любили, как Кенни Лорда, но раз уж он… нравился Маргарет… — это ее дело. Простите, лейтенант, почему вы спрашиваете? Я… это ужасно, скорее всего, это был налетчик, какой-нибудь наркоман или… Обычно она тщательно закрывала дверцы машины по ночам, но…

— Мы этого не знаем, мистер Чедвик, — сказал Мендоса уклончиво. — Пока. Но мы разберемся. — Зазвонил телефон. — Мендоса слушает.

— Алло, — это была Анджела. — Привет, я только…

— Тебе Арта? Он как раз здесь.

— Да все равно. Я тут вспомнила и подумала, надо вам рассказать. Вчера вечером ей кто-то звонил, когда она была у нас. Насколько я помню, было часов десять или чуть позже.

— Очень интересно, — сказал Мендоса. — Я так понимаю, ты сняла трубку?

— Да. Эго был мужской голос, он только спросил: «Мисс Чедвик?», я сказала: «Минутку», пошла и позвала се.

— М-м. Долго они разговаривали?

— Не думаю. Мы все болтали, я не следила, но думаю, не дольше трех-четырех минут, в крайнем случае пять.

— Хорошо. Что за голос? Бас, тенор?

Анджела задумалась.

— Где-то между. Боюсь, больше ничего не могу сказать. Обычный голос. Всего два слова…

— Ладно, не расстраивайся. Это уже кое-что. Огромное спасибо. — Мендоса положил трубку и задумчиво посмотрел на телефон. Потом взглянул на Чедвика. — В подобных случаях мы стараемся не надоедать людям без крайней необходимости, мистер Чедвик. Но вы, конечно, понимаете, что есть вопросы, которые мы обязаны задать. Я бы хотел поговорить с вашей женой и старшей дочерью. Вас доставил сержант Дуайер, не так ли? Может быть, мне удобно будет встретиться с миссис и мисс Чедвик, если я отвезу вас домой?

— Да, конечно, — оцепенело ответил Чедвик.

— Подождите, пожалуйста, нас минутку в холле. — Мендоса встал и подождал, пока тот выйдет. — Арт, пусть несколько человек займутся адресами из ее записной книжки. Найди ее ближайших подруг. И отряди кого-нибудь на розыски Ардена. Попытаемся найти кого-нибудь, кто что-то видел. И…

— Черт возьми, — сказал Хэкет. — Ну почему они выбирают субботние ночи? У меня уже месяц не было свободного воскресенья. Не забывай, ты обещал быть к трем дома.

— Как должностное лицо… — начал Мендоса, на что Хэкет грубовато рассмеялся и сказал, что от рыжей жены можно получить нагоняй покруче, чем от шефа.

ЧАСТЬ 3

— Ты думаешь, — сказала Элисон, — что это было не случайно? Что кто-то убил именно Маргарет Чедвик, а не просто одинокую женщину за рулем? Конечно, я никогда ее раньше не встречала, но думаю, что это вполне возможно. Она всех раздражала.

— Que tal? Ну и что?

— Сейчас объясню. Desgracia sabre desgrasia [12], — ответила Элисон. — Все было не по ней. Продавцы вечно ее обманывали, в магазинах никогда не было того, что ей нужно, человек на автозаправке завышал цену.

— Да, понимаю. Подобные люди так и нарываются на неприятности. В конце концов она и нарвалась.

— Из нее бы получилась вредная подозрительная старая дева.

— Нет. У нее был ухажер. Правда, я пока не знаю, что он из себя представляет. Это здесь? — Мендоса притормозил. Участок был еще не расчищен, но достаточно ровный. Ближайший дом стоял в двухстах ярдах ниже по склону холма. Табличка гласила: «Продается. Участок 200:300, дренаж, Кокс Риэлти». Мендоса остановил машину и огляделся.

— Деревья, — сказала Элисон с надеждой, — и ровный. Прекрасный вид на юго-восток.

Мендоса покачал головой.

— Ты ведь достаточно прожила в Калифорнии. Посмотри на утес сзади. На нем ничего не растет, кроме нескольких кустов. Первый хороший дождь, и у тебя в доме будет потоп и половина холма в придачу. А укрепляющая стена будет стоить целое состояние. Бессмысленная трата денег. Но если тебе здесь нравится, давай еще посмотрим, что есть поблизости.

— Какой придирчивый! — сказала Элисон, когда они вернулись в машину. — Ты прямо как Маргарет… Говоришь, у нее был друг?

— По-видимому, да. — Мендоса выехал обратно на Сансет Плаза и свернул на недавно заасфальтированную дорогу, очевидно, еще не имеющую названия. Это был новый район над бульваром Сансет — множество коротких продуваемых ветром улочек, в большинстве своем крутых и узких. Они проехали Лечеро-стрит. — Дьявол! Кто за это отвечает? Они что, давали названия наугад, первое, что взбредет в голову? Я вас спрашиваю, что это за название — улица Молочника?

Они проехали Труено-Лэйн, потом Граниада-авеню, — кривые аллеи без дорожного покрытия.

— Кто бы он ни был, он совсем не знает испанского, — согласилась Элисон. — Но это звучит по-калифорнийски, к тому же большинство испанских слов благозвучны, что бы они ни означали, в отличие от английских. Мне было бы смешно жить на Громовой линии или на улице Начинающегося Шторма. Большинство обычных фраз ни в какое сравнение не идут с тем, как они звучат по-испански. Что такое «ветреная дорога», — они как раз проезжали мимо таблички, — по сравнению с camino sinuoso? Думаю, что кто-нибудь слышит слово и думает, что это будет милое название для улицы, и…

«Феррари» встал, как вкопанный.

— Аса[13]! — воскликнул Мендоса в благоговейном восторге. — Мы строим дом здесь! Я хочу жить на авеню Большой Молнии. На меньшее я не согласен.

— Какой абсурд, — сказала Элисон, глядя на аккуратную черную табличку, на которой было написано Rayo Grande.

— Я серьезно, chica [14]. Я действительно этого хочу. Нет ли здесь продающихся участков? Должны быть! — Он свернул на узкую дорогу. Щит у обочины многообещающе возглашал: «Дорожные работы ведутся братьями Вудз», но не говорил, когда они будут закончены. В округе виднелись несколько унылых малорослых дубов, множество камней и дикой горчицы. — Вот видишь? — Табличка гласила: «Продается, 75:130, Кокс Риэлти».

— Луис, mi amante solamente [15]! Нет! Посмотри! Сюда даже канализация не подведена…

— Подведут. Ты же видишь, как быстро застраиваются целые районы. Смотри, какой прекрасный вид — Если бы в нынешнем июле не было необычного смога, то был бы виден весь город но сегодня день серый, и сквозь марево едва видны здание Капитал Рекорд и Пруденшиал Иншурэнс. — Деревьев много, никаких тебе утесов.

— Лгун! — сказала Элисон. — Amado mio, рог favor [16], скажи, ты ведь просто пошутил…

— Хорошие ровные участки, — продолжал Мендоса. — Мы лучше возьмем сразу два, у нас будет много комнат, и с соседями не будем тесниться. Я строю дом на авеню Большой Молнии или нигде. — Он начал разворачивать «феррари». Так как улица была пятнадцать футов в ширину, а машина — столько же в длину, пришлось поманеврировать. Поднялась пыль.

— Это невозможно! Ради господа Бога, Луис… Дорогой, Хэйлсторм-стрит [17] — так же забавно, пожалуйста, рог favor, любимый Луис, я больше ничего не попрошу…

— Ерунда, — ответил Мендоса. — Хороший архитектор решит все проблемы.

— Ты даже не знаешь адреса агентства.

— Он указан на табличке: Сансет, 5210. No tiene motivo para quejarse — не возражай! Ты хочешь купить участок и построить дом, я собираюсь купить тебе два участка. Я щедрый муж.

— Tu mentiroso infame [18]! — с горечью сказала Элисон. — Ты ужасный деспот. Я-то думала, что приручила тебя, но это лишь наивная мечта. Почему я была такой дурой, что вышла замуж за тебя? Два доминантных характера…

— Ты хочешь лекцию, nina [19]? — Он резко затормозил, перегородив дорогу, и потянулся к ней.

— Нет, ты идиот… eso basta [20] , хватит; Луис дурачок… Хорошо, я согласна, я тебя люблю — у esta по tieno remedia, это неизлечимо, остается только сожалеть… Пусти меня, ради Бога, машина едет. — Когда они тронулись, она печально добавила: — Ты так и не приручился, дорогой. Может быть, ты слишком долго гулял сам по себе.

К пяти часам Мендоса купил два участка на Райо Гранде авеню. Хотя он в состоянии был выписать несколько чеков на восемь с половиной тысяч долларов, тем не менее, поторговавшись с миссис Леттер из Кокс Риэлти, он получил два участка за семь тысяч ровно.

— А сейчас, — сказал он Элисон, — пойди и найди покладистого архитектора. Это твой дом, скажи ему, что ты хочешь, и не давай запугать себя.

— Без ограничения стоимости? — уточнила Элисон.

Он посмотрел на нее с изумлением и обидой, остановившись посреди тротуара.

— Дорогая, разве я когда-нибудь… Все, что ты…

— О, Луис, я не хотела! Конечно нет, дорогой. Поехали домой. Я покажу тебе несколько своих набросков, только цлеи. И нас еще ждет жаркое…

— Si, bien[21]. Но потом я поеду на работу. Это дело…

Да, и я хочу в подробностях услышать, что ты помнишь о вчерашнем вечере.

В конце концов ей пришлось рассказать о Роберте Сильверман. Совсем немного. И хотя Роберта ей нравилась, а Маргарет Чедвик — нет, это стоило сделать. Как в темных красивых глазах Роберты вспыхнула ненависть, когда взгляд ее остановился на Маргарет.

— Но мне кажется, что она ушла после Чедвик. Может, Анджела помнит. В любом случае, даже если… это ведь не могла сделать женщина?

— Пока не ясно. Скорее всего — мужчина, но и сильная женщина… Наша Маргарет при росте пять футов восемь дюймов весила всего сто пятнадцать фунтов. Она не была большой и сильной. Чем эта Сильверман занимается?

— Не знаю. Я ее встретила в январе на новоселье у Анджелы и Арта, Мне она понравилась.

— Мы не преследуем людей ради удовольствия, — мягко сказал Мендоса, которому, как это часто случалось, передалось ее настроение. — Посмотрим.

— У тебя уже есть какая-нибудь идея? Я имею в виду, может, в самом деле это личный мотив?

— В подобных случаях идей приходит много, — ответил Мендоса. Он улыбнулся, и его неброское правильное лицо с густыми бровями и четкой линией рта вдруг стало обаятельным. — Сказать тебе, что я сделал после того, как сегодня посетил эту семейку? Я приставил хвост к мистеру Чарльзу Чедвику.

Элисон уставилась на него.

— К ее отцу? Но почему? Я не…

— Ты не видела миссис Миру Чедвик.

Высокая бледная белокурая женщина сидела напротив него на стуле с прямой спинкой. Она выглядела так, будто готовилась отразить вторжение. Вторжение смерти в ее размеренную упорядоченную жизнь, вторжение грубых полицейских, тем более, один из них с иностранным именем.

Мендоса подумал, что миссис Чедвик старше мужа. Худощавая угловатая женщина, осторожная в выражениях, она взвешивала каждое слово. Она была хорошо одета. Бежевое платье приятного покроя, коричневые босоножки на высоком каблуке, бронзовые украшения. Умело накрашенные пепельные волосы — цвет, видимо, близкий к естественному. Большинство мужчин, вероятно, этого бы не заметили, но Мендоса вообще знал о женщинах очень многое. Руки с розовым маникюром выдавали возраст миссис Чедвик — на тыльной стороне выступили голубые вены. Обручальное кольцо с большим бриллиантом, на правой руке квадратный топаз.

— Это ужасно, — тихо сказала миссис Чедвик. Она смотрела не на Мендосу, а на Хэкета (у которого было хорошее американское имя). — Конечно, мы расскажем все, что может вам помочь, — добавила она, теребя браслет.

— Да, конечно, — серьезно и печально подтвердила Лаура Чедвик.

Чарльз Чедвик тихо сидел чуть в стороне.

Большие дома на Франклин-авеню были остатками былой эры. Богатые люди здесь сейчас не жили, они перебрались в новые фешенебельные районы — в долину или к побережью. Может быть, Чедвики остались в этом высоком средневековом фамильном доме с балконами и решетками, широкими лужайками в знак презрения к нуворишам, устремившимся в Пасифик Палисада и Беверли Хиллз. Гостиная выглядела невесело. Мрачный морской пейзаж в тяжелой золоченой раме над камином (Мендоса подумал, что сказала бы о картине Элисон. С его дилетантской точки зрения, Элисон, без сомнения, была очень хорошей художницей). Все было чрезвычайно аккуратно и чисто. Мендоса, чья страсть к порядку граничила с помешательством, почувствовал, что опрятность этого дома была какой-то нечеловеческой, ненатуральной.

В комнате не было ни пепельницы, ни журналов, ни книг. Старая сосна перед домом заняла оба окна, поэтому в комнате царил полумрак даже в жаркий июльский полдень.

Полицейские мало что узнали, разглядывая семью. Хотя семья казалась вполне сплоченной.

Глядя на Лауру, Мендоса подумал, странно, что дочерям не передалось изящество миссис Чедвик. Маргарет одевалась довольно безвкусно; Лаура выглядела более миловидной: волосы светлее, чем у матери, черты лица мягче, чем у Маргарет. Но все же ее нельзя было назвать обаятельной. Сине-зеленым глазам недоставало глубины, слишком маленький рот накрашен чересчур темной помадой, волосы длинноваты. И еще ей нравились широкие браслеты — на левой руке у нее болтались сразу два. Мендоса дал ей лет тридцать или чуть больше. Несмотря на стройную фигуру, одежда на ней сидела плохо, и как многие высокие женщины, она держалась неловко, чуть сутулясь. Говорила она несколько жеманно.

Мендоса начал задавать вопросы, из ответов на которые тоже мало что узнал. Лаура и ее жених — она произнесла это слово весьма самодовольно — в восемь часов уехали вместе ужинать. «Кен заехал за мной сюда». К Фраскати. Оттуда они поехали в американский клуб на стриптиз, к самому концу. Потом еще куда-то, она не помнит, как называется, но может спросить у Кенни. Он привез ее домой где-то в половине первого или без четверти час. Ей даже в голову не пришло, что Маргарет может не быть дома. Нет, она не посмотрела, на месте ли машина Маргарет. Она подумала… Боже, какие ужасные вещи совершаются, прямо не укладывается в голове…

Миссис Чедвик сообщила то же самое, что и ее муж. Официальный ужин и бридж в Беверли Хиллз у мистера и миссис Джеймс Портер.

И никаких пепельниц.

Мендоса вместе с Хэкетом вышли из дома и направились к черному «феррари». (Чедвик, когда увидел машину, удивился и был озадачен.) Лейтенант достал сигареты, предложил Хэкету, оба закурили.

— Знаешь, Артуро, я вот думаю об этих парнях, которые сочинили Декларацию Независимости. О мистере Джефферсоне.

— Ну и?..

— Я с ним во всем согласен. Но они допустили маленькую ошибку. Люди достойны равных возможностей, конечно. Да только рождаются неравными. Кое-кто из нас, среди прочего, испытывает кое-какие слабые чувства к другим. Уважение. Сочувствие. — Он курил, покачиваясь с пятки на носок.

— Да, верно. — Хэкет, казалось, слегка забавлял-ся. — Особенно сочувствие. Ты там кое-что понял? Я тоже. Но ты меня удивляешь, парень. Если на стене косо висит картина, ты же со сломанными ногами не полезешь ее поправить. Что тебя там задело?

— Todo tiene sus limites, — сказал Мендоса, — всему есть предел. Никто не должен курить в ее прекрасной чистой гостиной. По ее представлениям, полицейский — ничтожество. Хотя ты ей понравился немного больше, потому что у тебя прекрасное англо-саксонское имя. Ты — добропорядочный молодой человек и знаешь женщин куда хуже, чем я.

— Это ты мне говоришь?

— И все же я никогда не встречал женщин, которые бы так пеклись о чистоте кофейного столика — и о том, чтоб ровненько стояли искусственные розы над камином, и в то же время настолько не интересовались бы теми, кто ниже их.

— Хорошо излагаешь, — сказал Хэкет. — Я уже забыл, как получал бакалавра по психологии. Значит ли это, что миссис Чедвик больше не пускает его на порог своей спальни? Да и раньше пускала не часто — и не слишком охотно?

— Ты просто большой тупой полицейский, — ответил Мендоса. — Конечно. Он еще крепкий мужик. Моложе ее.

— Разве? Хотя ты ведь у нас специалист по женщинам.

— По крайней мере, лет на пять, а то и на десять. Просто он выглядит старше своего возраста. Ей уже добрых шестьдесят или около того. Он же чувствует себя в чем-то виноватым. Возможно, оттого, что не очень заботился о дочерях. И в то же время, Арт, он мужик еще тот. И в хорошей форме — сохранил фигуру, волосы. И деньги. Ты следишь за моими мыслями?

— Нет, — Хэкет вслед за Мендосой сел в «ферра-ри». — Ну и что? Ведь это его дочь лежит в морге. Пусть у него есть любовница. Хоть две. Он ведь не голубой, но Маргарет здесь ни при чем.

Мендоса завел двигатель.

— Да это просто к слову. Надо узнать побольше. Об этой семье, обо всех вокруг Маргарет. И о ней самой — просто на всякий случай. Установи наблюдение за Чедвиком, прямо сейчас. И покопайся в их прошлом.

— Но зачем, Господи Боже мой? Я не вижу…

— Для людей, только что потерявших дочь, сестру, они не очень-то опечалены и потрясены. Даже не агрессивны — найдите злодея, убейте его! Конечно, сегодня воскресенье. Может быть, Лаура и миссис Чедвик нарядились и надели украшения до того, как услышали о Маргарет. Так что это еще не улика. Как бы то ни было, у меня сложилось впечатление, что их больше огорчает не сам факт смерти Маргарет, а вызванное им вторжение полицейских и репортеров. — Он выехал на встречную полосу и оставил позади новый «понтиак».

— Ты слишком многое видишь за аристократической сдержанностью, потому что тебе нужны подозреваемые для твоей версии о личном мотиве. Мы только что согласились, что миссис Чедвик — холодная женщина. Дочка, возможно, вся в нее. Как бы то ни было, у таких людей — noblesse oblige [22] — не принято выказывать свои чувства на людях, перед теми, кто ниже их по положению. Мне показалось, Чедвик на самом деле потрясен.

Мендоса согласился.

— Тем не менее, надо за ним присмотреть. Ребята уже должны найти Джорджа Ардена. Отправляйся-ка, да хорошенько на него погляди.

— О'кей. Уже третий час, тебе лучше ехать домой, иначе Элисон начнет вести себя так же, как миссис Чедвик.

— Ну и денек будет, — ответил Мендоса задумчиво.


Информация уже начала поступать с нескольких направлений. Одни занялись обычными при всяком убийстве делами; то что сегодня было воскресенье, почти не мешало их работе. По распоряжению Мендосы другие занялись делами менее обычными.

Были допрошены все женщины, присутствовавшие на вечеринке. Согласно показаниям Лауры Чедвик, ее матери и Розы Ларкин, ближайшими подругами Маргарет были Роза Ларкин, Бетти-Лу Коул и Эстер Макрэй. Все они, услышав ужасную новость, были глубоко потрясены или просто не могли в нее поверить. Мисс Макрэй и миссис Ларкин состояли в том же женском клубе, что и Маргарет. В благотворительном, по словам Ларкин, клубе: они находили нуждающихся людей и снабжали их одеждой и едой. Они также навещали больных. Частная добровольная благотворительность.

По-видимому, клуб и изредка партии бриджа были единственными хобби покойной. И, разумеется, магазины. Завтра надо посмотреть ее комнату, поискать что-нибудь важное.

Мистер и миссис Портер подтвердили, что мистер и миссис Чедвик покинули их дом на Беверли Хиллз около самой полуночи. Они провели вечер, играя в бридж с Портерами и еще двумя парами.

Миссис Роберта Сильверман сказала, что ушла с вечеринки через две-три минуты после Маргарет Чедвик. Ее машина стояла недалеко от машины мисс Чедвик, и она двинулась по Спрингвэйл-стрит сразу за голубым «бьюиком». Она ехала за ним до Фигуроа и по Фигуроа до бульвара Йорк. Так как мисс Сильверман живет в Южной Пасадене, она повернула налево на Йорк и потеряла «бьюик» из виду. Как быстро «бьюик» ехал? Ну не очень. Тридцать, тридцать пять, иногда сорок миль в час. Очевидно, мисс Сильверман ехала примерно с той же скоростью. Может ли она вспомнить, сколько было времени, когда она свернула с Фигуроа? Господи, нет, конечно. Когда ты за рулем, то на часы не смотришь. Но это всего в десяти или двенадцати кварталах от Спрингвэйл-стрит, и если они выехали примерно в десять сорок пять, то были там не позже чем без пяти одиннадцать. Или без шести-семи минут — движение по улицам было уже слабое.

Несколько человек, без особой надежды что-нибудь найти, бродили по Фигуроа между сороковой и двадцать второй авеню, выясняя, какие заведения были открыты после одиннадцати, не было ли вечерних разносчиков газет и так далее. Шанс очень небольшой, но кто-нибудь мог что-то видеть, не придав этому значения: например, человека, который вышел на дорогу, открыл дверцу остановившейся у светофора машины и сел в нее.

Сержанту-детективу третьей степени Джону Паллисеру, всего три месяца назад получившему свой чин, на какой-то волнующий миг показалось, что он кое-что нашел. Он присутствовал на допросе Роберты Сильверман, и, как и Элисон, ему понравился необычный тип ее лица; мисс Сильверман настолько ему приглянулась, что он уже подумывал разузнать, не нарушит ли он какое-нибудь неписаное правило, если вступит в контакт со свидетелем, так сказать, частным образом. Очень удобный способ продолжить знакомство. Но выйдет ли из этого толк? Мисс Сильверман, которая преподает в школе Южной Пасадены, могут не понравиться ухаживания какого-то сержанта-детектива всего лишь третьей степени…

Сейчас, в шесть часов, он бродил по душным улицам и задавал дурацкие вопросы. Или не такие уж дурацкие? Потому что одна толстуха вдруг возбужденно воскликнула:

— Да! Я видела что-то такое, клянусь Богом, офицер! — У толстухи была фамилия Спрайстербах, они с мужем держали закусочную и работали в субботу допоздна. — Перед закрытием я вышла на улицу подышать свежим воздухом — внутри было душно. Я увидела этого мужчину и пару машин, стоявших на перекрестке перед красным светофором, в одну из них он сел.

Паллисер пришел в волнение. Он представил, как принесет эту важную улику, и лейтенант, сам великий Мендоса с его репутацией, похлопает его по спине и скажет: этот парень далеко пойдет, попомните мое слово. Сержант достал блокнот и стал задавать вопросы.

— Опомнись, Грета! — сказал мистер Спрайстербах с отвращением. — Просто ты хочешь увидеть в газетах свою фотографию. Не слушайте ее, офицер, она видела всего лишь Джека Уотерса, он работает посменно на небольшом сборочном заводе за углом. Смена заканчивается в одиннадцать, и каждый вечер его забирает жена, у нее танцевальный салон где-то на Артур Мюррэй. Грета, дура ты набитая! Шесть раз в неделю ты видишь, как миссис Уотерс на углу забирает Джека в десять минут двенадцатого.

— Хорошо, мы это проверим, — сказал Паллисер. — Назовите приблизительно время. Можете ли описать человека, которого видели?

— Это был Джек Уотерс, — повторил Спрайстербах.

Паллисер получил смутное описание, нашел Уотерса и понял, что скорее всего именно так все и было.

Он потратил на это так много времени, что когда писал доклад, подумал о том, какого черта он вообще поступил на службу. Но в сержантской комнате он увидел старшего сержанта Хэкета, который с усталым видом разговаривал по телефону. Значит, не только низшие чины работают сверхурочно. Паллисер подумал, что главное в их работе — не обязанность, а интерес в распутывании дела. Ожидая, когда можно будет поговорить с Хэкетом, он снова стал думать о Роберте Сильверман. Она говорит спокойно, не хихикает и не воображает, как многие другие. Он представил…

— Так вот насчет Ардена, Луис, — говорил в эго время Хэкет.

ЧАСТЬ 4

Джордж Арден жил на Маккадден Плэйс. Это была узкая улица со старыми запущенными домами и жильем, сдаваемым в наем, — место обитания не очень состоятельной прослойки среднего класса. Хэкет удивился, когда ему сообщили этот адрес. Никакой связи со старомодной и богатой основательностью Франклин-авеню. Уж не обхаживал ли Джордж Арден свою невесту из-за ее состояния?

Арден имел собственный дом, калифорнийское бунгало старой конструкции, которое нуждалось в побелке. Узкие газоны были бурого оттенка, им не хватало воды. Имея за плечами семимесячный опыт ведения собственного домашнего хозяйства, Хэкет знал, что летом траву надо поливать ежедневно, чтобы она была зеленой. Идиотская идея — в Калифорнии заводить лужайки. Испанцы делали гораздо лучше (уж они-то понимали эту страну) — огороженные дворики, зелень в горшках, — и достаточно.

У обочины стояла обшарпанная машина, купленная не меньше десяти лет назад. Когда Хэкет подъезжал, к машине подошел человек с ведром и тряпкой. Не составило труда узнать в нем мужчину, чья фотография лежала в бумажнике Маргарет; Хэкет пересек улицу.

— Мистер, Джордж Арден?

— Да, это я. — Ардену было около тридцати или на пару лет меньше. Рост примерно пять футов девять дюймов, по крайней мере, на полторы головы ниже головы Хэкета. Он не был толстым, но выглядел рыхловатым и каким-то ^сформировавшимся. Густые блестящие темно-каштановые вьющиеся волосы, скуластое квадратное лицо с ямкой на подбородке. Темно-синие глаза под густыми прямыми бровями. Короткие рукава рубашки обнажали незагорелые руки. Хэкет потянулся за удостоверением.

— Вы офицер полиции, — сказал Арден. У него был приятный баритон, слова он выговаривал тщательно, как актер. — Вы насчет Маргарет, о Господи! — Он поставил ведро, бросил тряпку. — Или нет?

— Да, мистер Арден.

— О Господи! — снова воскликнул Арден. — Лаура, ее сестра, позвонила мне сегодня утром. Ее родители никогда бы этого не сделали, они не одобряли… Я не могу поверить, такое несчастье… О, Маргарет! Она всегда тщательно закрывала дверцы машины, когда поздно ехала одна, я помню, она сама это говорила. Я… я… — Он растерянно оглянулся. — Я собирался помыть машину. Вам это кажется забавным? Чтобы отвлечься и улизнуть от мамы. Видите ли, она любила Маргарет, она так надеялась на наше…На то, что мы… Я ужасно неблагодарный, потому что мама… но я не в силах слушать ее причитания о Маргарет. Вам это кажется странным?

— Что ж, — ответил Хэкет, — люди по-разному встречают горе, мистер Арден. Будьте уверены, мы очень стараемся найти виновного… Да, ужасная вещь… Не сообщите ли вы мне, где вы были прошлой ночью, между одиннадцатью и часом? Просто для галочки.

Арден уставился на него, облизывая толстые губы.

— Между одиннадцатью и часом? Я не… Но что я… Я имею в виду, Лаура с-сказала, что это был какой-то наркоман, настоящий преступник, какой-то грабитель забрался в машину. Я не…

— Возможно, так оно и было, — согласился Хэкет. — Но мы любим все проверять, просто на всякий случай, мистер Арден. Таков порядок. Если вы не возражаете.

— О, я понимаю, — сказал Арден. — Нет, я не против, я готов помочь всем, что в моих силах, хотя не вижу, чем, но… Мама поражена случившимся. Видите ли, у нее артрит и больное сердце. После звонка Лауры с ней было плохо. Она очень любила Маргарет. Я… — он сделал неопределенный жест. — В общем, ей было тяжело. Знаете, она чувствовала, что я кажусь Чедвикам неподходящей партией для Маргарет. Потому что у меня нет работы и немного денег. Я… я пишу. Или пытаюсь. Начинать нелегко, особенно в первый раз, и мама это видит. Пока у нас есть постоянный доход, пусть даже небольшой, на который мы можем прожить. Гораздо разумнее посвятить все свое время собственному делу, вместо того, чтобы где-то вкалывать с девяти до пяти. Если ты сумел прорваться, то это, конечно, другое дело. Но неизвестных авторов издатели не берут — у вас должна быть протекция даже для того, чтобы они прочитали ваш материал. Особенно трудно, если вы не пишете модные популярные штучки, полные секса и сарказма, но… — он прервался. — Вам неинтересно все это слушать, извините. Все, чем могу помочь… ужасно, невероятно…

— Да. Так где же вы были прошлой ночью, мистер Арден?

Арден, казалось, на время иссяк. Он в нерешительности облизывал губы, его голубые глаза отрешенно смотрели в пространство. Затем он сказал:

— Я ездил с другом в Голливуд Боул, вот и все. Там по субботам вечером концерты поп-музыки, вчера был Гершвин. Думаю, мы отправились туда примерно в восемь пятнадцать, концерт начинается в половине девятого. Я не знаю точно, когда он закончился, полагаю, вы можете это уточнить. Где-то без четверти одиннадцать. Вы не представляете, на что похожа тамошняя автостоянка. Настоящая давка, мы очень медленно оттуда выбирались. Прошло, наверное, полчаса, пока мы выехали на Хайленд, затем отправились в одно место на Голливудском бульваре и немного выпили перед тем, как вернуться домой.

— Друг. Мужчина или женщина? Могу ли я…

— Что вы имеете в виду? Какого черта, почему я должен… — Арден замолчал так же неожиданно, как и вспылил. — Извините, я так потрясен и расстроен, не знаю, что я… В конце концов, Маргарет и я… Я был с Майком Дарреллом, можете считать его моим ближайшим другом. У нас общие интересы. Его адрес? Но почему… хорошо, Детройт-авеню, 92 4. Конечно, Голливуд. Но какое… Ведь ясно, что это был какой-то наркоман, вышедший на промысел.

Хэкет записал адрес Даррелла, и его карандаш ни разу не запнулся; ведь он был сообразительным полицейским и имел за плечами одиннадцать лет работы.

— Большое спасибо, мистер Арден. Просто формальность. Да, ужасно. В больших городах человек часто подвергается насилию.

— Их самих надо убивать, — с трудом произнес Арден. — Тех, кто убивает людей. Девушек. Сначала я не мог поверить, когда Лаура… Маргарет всегда была осторожна, знала, где подстерегает опасность, но, должно быть, один-единственный раз забыла. Я прямо не знал, как сказать маме. Но, думаю, сейчас она задремала, надеюсь, вы не станете ее беспокоить.

Хэкет сказал, что не станет. Он снова поблагодарил Ардена и через бурый газон пошел к своей машине. Когда он разворачивался на своем «форде», он увидел, что Арден до сих пор стоит и смотрит ему вслед.

Он направился на Детройт-авеню взглянуть на Майка Даррелла.

— Даррелл? — переспросил Мендоса и добавил, но уже не Хэкету: — Нет, Нефертити, только не галстук!

— Даррелл, поверишь ли, нечто вроде каскадера. Да, кино ведь продолжают снимать. Даррелл выполняет дубли на втором плане, когда страховые агенты говорят, что звезда не должна выпрыгивать из окна второго этажа или падать на задницу. Не настоящий трюкач. У него есть еще какая-то работа. Полагаю, зарабатывает он неплохо. Имеет хорошую квартиру. Занимается в университете на курсах современной скульптуры. Куча мускулов. Самсон… Да… Нет. Около тридцати. Приятная внешность, в примитивном смысле. Мускулы, как я сказал, и курчавые светлые волосы. Кстати, принял меня в штыки: какого черта полицейские тут вынюхивают, что им теперь надо? Да, так и сказал: «теперь». Разумеется, Даррелл ездил в Боул со своим другом Арденом прошлой ночью. Как не смешно это может звучать для тупого полицейского, люди хотели послушать хорошую музыку… Это я уже сделал. Да. Могу я теперь поехать домой к своей жене? Хорошо, я буду иметь это в виду. — Хэкет положил трубку, обернулся и увидел ожидающего его Паллисера. Он тяжело вздохнул.

— Давай покороче.

— А студия рядом с гаражом, — говорила Элисон, — вот так. Если у нас будут комнаты для прислуги, то их можно сделать с другой стороны гаража. Хорошо? Сейчас прислуга требует жилье? Не…

— Спроси лучше Берту, — ответил Мендоса.

Элисон закрыла глаза.

— Луис, от этого я чувствую себя Иудой. Даже от мысли об этом. Она протирает пыль даже на верху двери и на обратной стороне картин. И живет здесь с Бог знает каких времен… И миссис Брайсон и миссис Картер, у которых она убирает, такие милые, присматривали за кошками до того, как мы поженились, и потом. А мы замышляем украсть у них Берту. Насовсем. Покупаем ее трехкомнатной квартирой или чем там еще.

— Не глупи, — сказал Мендоса. — В этой жизни ты в первую очередь должна думать о своих собственных делах. Подумай об искусстве.

— О чем?

— О своем искусстве. О творчестве. Если ты будешь тратить время на протирание мебели и мытье тарелок, у тебя его не останется, чтобы писать шедевры. Посему — Берта.

— Mi marido adulador [23]! — сказала Элисон. — Твоя лесть мне нравится. Но я все-таки чувствую себя виноватой. Что я ей предложу? Три пятьсот без жилья? Две пятьсот с жильем? Архитектор…

— Спроси ее, что она хочет, — рассеянно ответил Мендоса. — Я знаю, она золото. Спроси ее. Сколько она назначит, чтобы перебраться к нам насовсем, столько и будем платить. Тогда ты не будешь беспокоиться о грязных окнах и тарелках, мне после работы не придется встречать изнуренную жену, жалующуюся на домашнюю работу. И ты сможешь писать шедевры.

— Как Иуда, — сказала Элисон. — Все так от нее зависят! Но ты можешь себе это позволить, в отличие от большинства из них. Я хочу, чтобы она была у нас, но Картеры и Брайсоны перестанут с нами разговаривать.

Мендоса потерял интерес к Берте и наброскам будущего дома.

— Скажи, когда Маргарет позвонили по телефону? Авджела говорит, около десяти. Правильно?

— Да, примерно. На часы ведь не смотришь каждые пять минут, когда кругом люди.

— Конечно. Она сидела рядом с тобой, и когда вернулась…

— Ее не было три-четыре минуты.

— Да. Когда она вернулась, как она выглядела? Как будто услышала хорошие новости, плохие? Была обрадована, возбуждена?

— Господи, я не так хорошо ее знаю, чтобы сказать, да и не интересно мне было на нее смотреть — у нее такое застывшее, невыразительное лицо. Вроде бы она чуть-чуть улыбалась. Но если задуматься, это довольно странно…

— Достаточно странно, что тебе звонят, когда ты в чужом доме. Конечно, будь она одной из лучших подруг Анджелы, проводила бы у нее массу времени, тогда кто-то, хорошо знавший, позвонив и не застав ее дома, мог бы попытаться найти ее у Хэкетов. Но мне кажется, они с Анджелой не были близки.

— Нет. Ни в коем случае. Я думаю, — ответила Элисон, — что звонок не был таким уж случайным. Потому что никто не будет звонить в чужой дом в середине вечеринки, чтобы позвать одного из гостей и всего лишь сказать: «О, я хотел тебе позвонить, давай завтра вместе позавтракаем». Не так ли?

— Да, верно. Кто знал, что она в гостях? Ее отцу не было известно, куда именно она пошла. Очень интересно, не сообщил ли ей некто какую-то важную новость, правду либо ложь, и добавил: «Приезжай, пожалуйста, как можно скорее».

Он обдумывает эту мысль, подобно тому как кот — пришло в голову Элисон — недоверчиво осматривает со всех сторон незнакомый предмет. Мендоса лежал спиной на кушетке, Сеньор живописно распластался у него на животе и задумчиво смотрел на его открытое горло.

— Мне это нравится. Потому что устраивать засаду на человека за рулем не очень-то удобно. Разве что рядом с плитой, перегораживающей дорогу. Гораздо проще назначить место встречи. Полагаю, она ничего не сказала о своем разговоре? — Элисон покачала головой. — И не уехала сразу же, извинившись, а оставалась по крайней мере еще полчаса. — Какое-то время он размышлял, а затем, поглаживая изящную мордочку Сеньора сказал: — Сильверман… Она учительница. Между прочим, четыре года преподавала в той же школе, куда устроилась после получения диплома. Значит, она им нравилась. Ты говоришь, она тебе тоже нравится.

— Да. У нее интересная внешность и никакого жеманства. Рассудительная — не то слово, но ты понимаешь, что я имею в виду. Спокойная, сдержанная, с тонким чувством юмора — привлекательная личность.

— М-м-м. А ты ей понравилась? Обычно это чувствуешь.

— Да, мне так кажется. Я думаю, в чем-то главном мы с ней похожи.

— Извините, сеньор Imperioso[24], — сказал Мендоса, убирая Сеньора и сел. — Давай позвоним, узнаем, дома ли мисс Сильверман и сможет ли она нас принять. Я думаю, она могла бы рассказать кое-что интересное о Маргарет. Если ты ей нравишься и если мило представишь меня, внушишь ей, что я честный благородный парень, добивающийся правды, то она может разговориться. Пойду поищу номер телефона… — Он вышел в спальню, где стоял телефон, и через несколько минут до Элисон донесся его голос.

Элисон задумчиво гладила Шебу. Вернулся Луис и сказал:

— Она нас ждет. Немного удивилась, когда услышала, что ты связана со слугой закона, но разговаривала вежливо. Вставай. Еще только четверть восьмого, но придется немного проехаться.

Элисон покорно встала и усадила Шебу на спину Сеньору. Кот нежно любил свою сестру и часто подолгу ее вылизывал; сейчас он снова принялся за это занятие.

— Ты не думаешь, что это она?

— Слишком много машин, — ответил Мендоса. — Неудобно кого-то преследовать, останавливать машину и совершать такое убийство. Замаешься с двумя машинами. Одну из них надо отогнать, где-то оставить, затем вернуться за другой. Ночью в такое время уже очень мало автобусов, а таксисты имеют неприятную привычку запоминать пассажиров. Нет. Я думаю… Ладно, поговорим осторожно с мисс Сильверман и, может быть, она даст мне какую-нибудь маленькую улику.

ЧАСТЬ 5

Роберта Сильверман жила в довольно новой квартире на тихой улице Южная Пасадена. Гостиная была немного похожа на свою хозяйку — сдержанная, аккуратная, хорошо обставленная, необычная. Цветов нет, довольно много книг, неброские тона. Элисон снова подумала, что эта высокая стройная женщина — притягательная личность. Короткие темные волосы, матовую белую кожу оттеняют темные глаза, угловатое скуластое лицо. Элисон поймала себя на том, что вспоминает максиму: «Нет настоящей красоты без некоторой странности пропорций», так, кажется.

Элисон подумала, как хорошо удается Луису пускать в ход свое обаяние. Он делал это открыто и искренне, оставаясь тем не менее официальным. Элисон невольно ему улыбнулась, сама даже этого не заметив, и ее улыбка убедила Роберту Сильверман больше, чем его глубокий бархатный голос.

— Карты на стол, — говорил Луис. — Не буду темнить. У меня есть предчувствие, мисс Сильверман, что если это и похоже на случайное убийство, на самом деле это не так. Я думаю, что мог быть личный мотив, что убийца — человек, который ее знал. И у него, без сомнения, были веские причины… убрать ее с дороги.

— Вот как, — произнесла Роберта Сильверман. Она стряхнула с сигареты пепел, внимательно глядя на Мендосу.

— Над ним иногда смеются, но довольно часто его предчувствия оправдываются, — вставила Элисон.

— Наверно, я немного медиум. На самом деле все это — долгая утомительная работа — нудные поиски, допросы. Итак, буду с вами откровенен. Элисон рассказала мне, что вы смотрели на Маргарет Чедвик так, будто, м-м, вы не очень ее любите. И…

— И вы подумали, ага, первый подозреваемый? — Роберта обладала легким приятным голосом. — Однако вы не очень-то похожи на офицера полиции… Ладно, вы, значит, проверяете. И вы думаете, что будь у меня причина убить, я бы взяла и честно все вам рассказала? Я думала, вы начнете интересоваться моими друзьями, задавать наводящие вопросы.

— Не думаю, — сказал лейтенант Мендоса, — что вы бы смогли убить ее, мисс Сильверман, хотели вы этого или нет. Судя по тому, как это было сделано. Но у меня есть кое-какие идеи насчет нашей Маргарет, и я надеялся, что вы можете их подтвердить. Видите ли, одна из трудностей в расследовании убийства состоит в том, что никто не желает откровенно говорить о покойном. Жертва убийства, как правило, чем-то провоцирует преступление. Но после смерти она обретает нимб над головой.

Роберта Сильверман усмехнулась и погасила сигарету.

— Я понимаю, куда вы клоните. Хорошо, может быть, я сую голову в петлю, — нет, в Калифорнии это, кажется, газовая камера, — но я расскажу все, лейтенант. Просто потому, что об этой истории знают несколько человек, я имею в виду о том, что Маргарет мне сделала, и вы бы сами достаточно легко ее раскопали. Я предпочитаю изложить свою версию. — Она начала не сразу, откинулась назад, скрестила длинные ноги (очень красивые ноги) и прикурила новую сигарету. — Мы учились с Маргарет в одной школе. Я была к ней равнодушна — просто одна из моих знакомых, не близкая подруга. Но так получилось, что два года мы проучились в одном колледже. Она тогда тоже собиралась стать учительницей, но потом ушла. Конечно, у нее в том нужды не было — то есть, насколько я понимаю, у нее и без того много денег. Ну вот, тогда я и начала понимать, что… чем Маргарет живет. Я не берусь объяснять людей и их поступки. Психологические термины… — она взмахнула рукой, в которой держала сигарету. — Ну, вы понимаете… Может, они чувствуют себя более значительными, когда знают нечто. Маленькие секреты. Например, сколько вы платите за чулки. Она…

— Она была снобом, — сказала Элисон, — я это почувствовала.

— О да. Так ее воспитали. Но вдобавок, она совала нос в чужие дела. Вынюхивала. Ей нравилось выяснять о людях разные сведения. Из чистого любопытства. Просто чтобы знать. Она никогда не была очень популярна, хоть я не люблю это слово. Мне и самой не особенно нравятся девицы, обычно дуры набитые, вся жизнь которых состоит из вечеринок, и в этом смысле я тоже никогда не была популярна. Но, — сейчас Роберта обращалась в основном к Элисон, — вы понимаете, что я имею в виду. Множество девушек, гораздо проще Маргарет, все-таки обладают индивидуальностью, какой-то привлекательностью, получают приглашения в гости и так далее. А она нет. Она была, честно говоря, жуткая зануда. И ее переполняли добрые советы: «Сейчас, дорогая, тебе надо слушать меня и делать, как я говорю».

— О Господи, — отозвалась Элисон.

— Может быть, она чувствовала свое одиночество и так его компенсировала. Так или иначе, она была любопытна. И всегда, неизменно представляла в наихудшем свете все, что узнавала. Говорят, есть люди, испытывающие большое удовольствие оттого, что у других несчастье, трагедия, не правда ли? Может, в этом и заключается ответ. Но она из незначительного, мелкого факта могла раздуть больше, чем… чем голливудский сценарист. В нашем классе училась некая Мариан Вогель. Маргарет как-то узнала, что она купила пару поношенных тапок на благотворительной распродаже. И сразу же: какой ужас, вы слышали? Бедная Мариан, ее отец разорился, и ей придется бросить колледж и идти работать.

— Ох, — сказала Элисон, — она так и говорила?

— Говорила! Боже мой! — яростно воскликнула Роберта. Вдруг она неосознанным театральным жестом провела по лбу. — Конечно, у нее могло и не быть злого умысла… Нет, я все-таки чувствовала ее дурные намерения. Она радовалась чужим неприятностям и поэтому даже делала скороспелые выводы, часто выдавая желаемое за действительное.

— Иначе говоря, — задумчиво сказал Мендоса, — совалась не в свое дело. И часто была их катализатором. Правильно?

— Вот верное слово — катализатор. Именно, — сказала Роберта. — Я знаю еще пару случаев, вроде того, что произошел с Мариан. Маргарет имела дурную славу. Вы можете найти людей, которые подтвердят мои слова. Конечно, обычно она просто раздражала. Мариан могла смеяться и все отрицать, да и вообще, в утрате денег нет ничего скандального. Но в других случаях… Ну, например, в моем. — Она наклонилась погасить сигарету. — Бессмысленно утверждать, что я тогда не была в ярости. Я и сейчас еще… История очень короткая и простая. В прошлом октябре жена моего брата слегла с полиомиелитом. Они живут в Фениксе, у Джима там страховая компания. У них трое детей младше восьми лет, и хотя они не бедствуют, бизнес у него новый, так что много денег не выкроишь, а больничные счета росли. Наши родители умерли, никого, кроме меня, у него нет. Я все объяснила директрисе, миссис Вансситарт, и получила отпуск на неопределенное время. Одна деталь. Я уехала в Феникс в конце октября и пробыла там до мая — вела хозяйство, приглядывала за детьми и последние два месяца помогала ухаживать за Норой. Благодаря Господу ее вытащили хорошим лечением, и она пошла на поправку. Но когда я вернулась домой… — Она замолчала, достала новую сигарету и неторопливо закурила.

— А, — вырвалось у Элисон, — конечно, я понимаю — время, пока вас не было…

Роберта взглянула на нее.

— В прошлом году, в августе, я была помолвлена с человеком по имени Ли Стивенс. Он тоже учитель, преподает естествознание в выпускных классах. Мы собирались пожениться в этом июне, после окончания занятий в школе… Я вернулась домой в мае и сказала миссис Вансситарт, что могу закончить учебный год или подождать до сентября. Она ответила, что остался всего лишь месяц, и лучше подождать до осеннего семестра. В общем-то, резонно. Потом она спросила: «Что там за разговоры насчет того, что вы уехали, чтобы родить ребенка?»

— Ну разумеется, — сказала Элисон. — Потрясающий вывод.

— Я обнаружила, что дело уже сделано. Почти все слышали какие-то сплетни. Вы знаете, как быстро распространяются подобные вещи. Насколько я знаю, у Маргарет был единственный, так сказать, источник информации о школе — Эвелин Карр, другая ее знакомая. Дочка Эвелин ходит в ту школу, где я преподаю. А слухи подобного рода похожи на снежный ком. Девять десятых моих знакомых на три четверти были убеждены, что я уехала, чтобы… родить незаконного ребенка. Во всяком случае, Ли был убежден, — добавила она отрывисто.

Ее собеседники молчали.

Роберта взглянула на сигарету.

— Он был вполне откровенен. Теперь вы видите, что это за грязная и глупая история. Я хочу сказать, что любой мог без особого труда узнать, что все неправда. Стоило написать письмо Джиму, позвонить в Феникс по телефону. Только, разумеется, никто этого не сделал. Ли — тоже. Когда мы с ним говорили, я стала над всем этим смеяться, потом сказала: ради Бога, давай все выясним, позвони Джиму и спроси, где я была. Но, видя его отношение, я поняла, что от выяснения мало проку и, в конце концов, расторгла нашу помолвку, — она чуть-чуть улыбнулась Мендосе. — Надо ли говорить, лейтенант, что я хорошо поняла — Ли Стивенс не очень-то завидная добыча, раз он так мало мне доверял. К счастью, миссис Вансситарт мне поверила. Она меня знала. Иначе я легко могла бы потерять работу. Она могла бы сказать, что сам факт возникновения слухов — достаточная причина для увольнения.

— Может быть, все к лучшему, — сказала Элисон. — Не расстраивайся. Со мной так уже было, Роберта.

Роберта улыбнулась ей.

— Я не расстраиваюсь… Я не стала точить зуб на Маргарет и строить коварные планы ее убийства из-за того, что она разлучила меня с моим драгоценным женихом. Сперва я была в дикой ярости, но скоро испытала облегчение хотя бы оттого, что меня не уволили. Зато я высказала Маргарет все, что о ней думала. Сказала, что это равносильно клевете, и… в общем, еще кое-что. Разумеется, она отвечала, что не имела в виду ничего плохого, это все выдумки болтливых подружек, а дорогуше Эвелин не следовало их распространять, и так далее, и так далее. Бесполезно было пытаться припереть ее к стенке, заставить признаться. Дело было сделано. Я махнула рукой. Теперь вы видите, почему я не любила нашу Маргарет… Нет, со временем я поняла, что Ли не слишком удачная партия, раз он так легко от меня отвернулся. — Она криво усмехнулась. — Он живет с матерью-вдовой. Весьма преданный сын. Ему тридцать восемь лет.

— И даже это, — довольно сказал Мендоса, — может нам пригодиться… Этот мистер Джордж Арден, да… Таких женщин, как вы, мисс Сильверман, или как моя жена, — одна на миллион. Вы можете быть объективной. Это очень ценно. Она все время совалась в чужие дела. По всему видно — она вмешивалась не только в вашу жизнь, но и во множество других.

— Буду с вами откровенна, лейтенант, — ответила Роберта с улыбкой. — Это первое, что пришло мне в голову сегодня днем, когда явился тот славный полицейский сержант и стал задавать вопросы. Я не сказала сержанту, но у меня сразу же промелькнула мысль: своим вмешательством она задела кого-то слишком сильно.

— Та же самая идея, — сказал Мендоса, вставая, — возникла и у меня. К тому же Маргарет состояла в клубе по оказанию помощи. Да, раздавала непрошеные советы, в этом деле социальные работники обычно преуспевают. Клуб как раз на ее улице. Большое спасибо, мисс Сильверман.

— По крайней мере, я узнаю что-то новое. Даже не представляла, что в наши дни у полиции такие светские манеры. Тот сержант, его зовут Паллисер. Очень вежливый молодой человек, очень грамотный.

— Это ударная сила полиции, мисс Сильверман. По крайней мере, мы так думаем. Без сомнения, вы нам очень помогли… Элисон, пойдем, не будем больше задерживать леди.

В дверях Роберта сказала:

— Кто бы он ни был, что бы там ни произошло, вы его найдете. Потому что в своем деле вы прямо как Маргарет — въедливый.

— Это как головоломка, — сказал Мендоса. — Все кусочки разбросаны. Моя обязанность — сложить из них целое… Еще раз спасибо, спокойной ночи.

По своей природе расследование убийств всегда хлопотное занятие. В расследовании находилось дело Бенсона, которое уже стало проясняться, и шесть или семь других, более или менее продвинутых, но требующих к себе внимания множества людей; там еще порядочно надо распутать. В девять сорок утра в понедельник, когда поступило сообщение о новом убийстве, свободных людей для осмотра места происшествия было мало. С некоторыми сомнениями Хэкет поручил это сержанту-детективу третьей степени Джону Паллисеру. У Паллисера хорошая репутация, и он смышленый парень, подумал Хэкет. Ему не хватает только опыта, а получить его можно лишь одним способом.

Паллисера охватили слишком сложные чувства, он надеялся не совершить какой-нибудь глупости. Вместе с фотографом и врачом он отправился к месту происшествия.

Труп был не очень симпатичный. В то время в сердце Лос-Анджелеса многое перестраивалось — старые дома сносились, новые появлялись. Расчищались бывшие трущобы. Недавно в нескольких кварталах от полицейского управления снесли здание старой конторы из красного кирпича. Затем приехали бульдозеры, чтобы разровнять площадку и вырыть новый, более глубокий котлован под новое строительство. Бульдозеры еще не закончили работу; сегодня утром в девять тридцать ковш одного из них, захватив груду мусора, подцепил нечто неожиданное.

— К сожалению, бульдозер осложнил дело, — сказал раздраженно доктор, — машина не очень-то хорошо обошлась с телом.

Паллисер подумал, что неплохая идея — закопать труп именно здесь. Только тот, кто это сделал, не учел, что бульдозеры еще не закончили работу.

Это было тело женщины. Позже доктор Бэйнбридж сможет рассказать больше. Сумочки нет. Молодая женщина, блондинка, в дешевом платье.

При дополнительных раскопках сумочка не обнаружилась. Тщательные поиски среди развалин ничего не дали. Оставалось забрать тело для более подробного исследования и надеяться на случайность, которая может навести на след. Даже Паллисер понимал, что расследовать это убийство будет чертовски сложно — совершенно не за что зацепиться. В данном случае не было надежды и на службу розыска пропавших, потому что они даже не могли дать фотографию в газету. Бульдозер, или что-то другое, об этом позаботились.

— Мы хотели бы получить полное описание как можно скорее, доктор, — сказал Паллисер.

— Да, конечно. Я сразу же его вам передам и, вероятно, к вечеру сделаю вскрытие. Здесь больше нечего делать. Она мертва примерно сорок часов. Около того. О'кей, ребята, можете забирать. — Бэйнбридж встал и отряхнул брюки. — Вот народ, оставляют трупы в самых идиотских местах.

Санитары подняли тело на носилки, что-то упало вниз. Паллисер бросился к выпавшей вещи. Носовой платок, один угол завязан узлом, в узле маленький предмет. На платье не было карманов, платок был засунут за бюстгальтер для сохранности. Обычный узелок, который может завязать всякий. Он осторожно развязал и взглянул на то, что было внутри.

Золотой диск. На нем была изображена кошачья фигурка, искусная гравировка передавала даже шелковистость длинной шерстки. Голова кошки поднята, обозначены длинные усы и волоски в ушах, глаза сделаны из маленьких ярких зеленых камешков. Ниже фигурки изящно выгравированы слова «Серебряный Мальчик».

Паллисер смотрел на кота, кот смотрел на него, загадочный и безмолвный.

ЧАСТЬ 6

Кот был сбит с толку и чувствовал себя неуютно. Снова никто не пришел. Здесь всегда кто-то был, чаще всего та, кого кот знал столько, сколько себя помнил. Та, у которой был мягкий голос, которая гладила его и позволяла по вечерам спать у себя на коленях. Иногда — другая, которая тоже жила в этом доме. Обычно обе вместе, хотя той, другой, уже довольно давно не было.

Не было ничего, ничего из того, что должно было быть. Его чувство времени подсказывало, когда она должна прийти домой, и он ее ждал — на пороге или у двери. У него был свой вход, проделанный в кухонной двери. Сейчас даже здесь что-то изменилось. Его вход по ночам всегда закрывался, чтобы он не мог выйти. Сейчас он был не заперт.

Обычно она приходила, открывала большую белую дверь той штуки с едой внутри, и еда появлялась на его собственной тарелке, и еще чашка с молоком и чашка со свежей водой. Она разговаривала нежным голосом и гладила его, а потом он укладывался, свернувшись, у нее на коленях, и она расчесывала ему шерстку его собственной щеткой, от чего он всегда испытывал блаженство. Щетка распутывала клубки шерсти, с которыми не могли справиться его язык и зубы.

Но она все не приходила.

Много поколений его предков были избалованы, тщательно оберегались людьми, не то что опытные старые уличные коты-бандиты, которые получают по наследству знание людей и городов. Но инстинкт понемногу брал свое. В первую ночь кот был очень голоден, однако не пытался что-нибудь предпринять. Еду всегда давали ему люди через определенные промежутки времени. Но к полудню следующего дня инстинкт повел его к ближайшим мусорным бакам. Съедобного он нашел там мало. В тот день после многих попыток он поймал и съел маленького воробья. Но такому коту, как он, птичка была на один зуб.

В первую ночь его сильно напугали другие коты. За три года он никогда не был ночью на улице, и очень давно ему хирургически удалили большую часть его агрессивности. Незнакомые коты, которых он никогда раньше не видел, пришли крадучись, стали задираться, издавать странные крики, и он юркнул обратно в дом через свою дверцу.

На следующий день он поймал три птички, но они только раздразнили его голод. Жажда заставила его исследовать новые места, пока на незнакомом заднем дворе он не нашел дренажные трубы с солоноватой водой. Время от времени он выходил встречать хозяйку, но она lie возвращалась. Никто не приходил, чтобы открыть большую белую дверь и положить на тарелку еду; никто не приходил, чтобы погладить его и сказать разные нежные слова.

Ночью голод снова погнал его промышлять к мусорным бакам и, если повезет, поохотиться; но чужой ужасный черный кот огромной величины прыгнул на него и больно оцарапал шею, оскорбительно шипя. Кот по кличке Серебряный Мальчик бросился обратно в дом и долго зализывал рану.

На следующий день он рано вышел на охоту во двор своего дома. Мало-помалу он там освоился, приноровился подкрадываться и внезапно прыгать. Его длинная серебристо-дымчатая шубка потускнела и огрубела, в ней запуталось несколько репейников. В этот день он поймал семь птичек, но остался голоден. В определенное время он в ожидании усаживался на своем любимом месте на пороге. Его заметили несколько прохожих, а две женщины сказали; «О! Что за прелестный котик!» Однако люди, которые чаще других здесь проходили, привыкли видеть в этом доме большого серебристо-дымчатого персидского кота, изнеженного баловня. Они не пытались его позвать или приблизиться настолько, чтобы заметить его огрубевшую взъерошенную шубку, окровавленную шерсть на шее.

Кот и сейчас сидел на крыльце, шел третий день, как ее не было. Он сидел, мягко обернув лапы пушистым хвостом, и смотрел вдоль улицы. В его мозгу билось желание немедленно поймать еще одну птицу. Но сильнее всех других чувств — страха и голода — была ужасная тяжесть неопределенности. Жизнь превратилась в большую темную несправедливость. Исчезло все, что должно было быть.

Когда его внутренние часы подскажут ему, он снова придет сюда, чтобы ждать ее. В этот раз она наверняка придет, и потом все пойдет по-прежнему, все снова будет так, как и должно быть.

Когда Паллисер вошел в кабинет Хэкета, он обнаружил там лейтенанта Мендосу, сидящего на углу сержантского стола. Не то чтобы Паллисер боялся Мендосу, который всегда был справедлив, но он чувствовал себя в его присутствии как-то неловко. У Паллисера слегка перехватило дыхание, когда Хэкет хладнокровно прервал лейтенанта:

— Минутку, Луис, я хочу послушать о новом деле. Что там, Паллисер?

Паллисер изложил собранные им скудные факты.

— Доктор полагает, примерно сорок часов. — Он старался говорить уверенно и кратко. — Ее задушили. Сумочки нет. Только одна вещь…

— Сорок часов, — сказал Мендоса. — Значит, это случилось где-то вечером в субботу? Задушена руками?

— Я полагаю — да, доктор не сказал, но должен включить это в протокол вскрытия, сэр. Была лишь одна вещица. — Паллисер достал золотой диск и протянул его Хэкету. — На нем есть отпечатки ее пальцев.

Мендоса взял у Хэкета диск.

— Как она выглядела? — Пока Паллисер рассказывал, он рассматривал предмет. — Задушена, — проговорил он. — В субботу вечером…

— Ну а сейчас какую картину тебе показывает твой хрустальный шар? — спросил Хэкет. — Только не говори, что есть какая-то связь. Послушай, Луис, давай не будем, ради Бога, а то у тебя в колоде каждая карта козырная. Здесь живет примерно шесть с половиной миллионов человек, и, видно за грехи наши, довольно высокий уровень преступности. И только потому, что двум женщинам случилось быть задушенными примерно в одно и то же время…

— Se comprende[25]. Но… Вы заглянули в службу розыска людей, Паллисер?

— Да, сэр, только что. Доктор пошлет им полное описание, так сразу, исходя лишь из возраста и общего вида, которые я им сообщил, лейтенант Кэрей не смог сказать, значится ли у них в списках кто-нибуль похожий. Но еще рано. Иногда люди заявляют, лишь когда человек уже с неделю как пропал.

— Вы правы. Вы могли бы начать отсюда, — Мендоса постучал по диску. — Это настоящее золото. Я что-то такое недавно уже видел… Да, портсигар Маргарет. Да… И глаза у кошки — настоящие изумруды. Возможно, штучка сделана по заказу.

— Да, сэр, я это понял. Но все ювелирные магазины в городе…

— М-м. Можно сократить. — Мендоса вырвал листок из записной книжки Хэкета и что-то набросал. — Вот, отнесите записку и эту вещицу мистеру Брайэну Шанрахану — большой ювелирный магазин, Шанрахан и Макреди, на Вилшире, — и расспросите его. Возможно, он расскажет что-нибудь полезное, проявите инициативу.

— Да, сэр, спасибо.

— С чем бы вы ни вернулись, — сказал Мендоса, — мне это будет интересно.

— Ну ты со своим хрустальным шаром даешь! — сказал Хэкет.

Паллисера вовсе не обрадовало то, что лейтенант будет следить за его первым более-менее самостоятельным делом; но он повторил; «Да, сэр, я… я сделаю все возможное».

Мендоса усмехнулся.

— Не тушуйся. Нам всем нелегко — мы все делаем ошибки. И я не кусаюсь.

Паллисер улыбнулся в ответ, чувствуя облегчение, и сказал — о'кей, он постарается. Выходя, он вдруг понял, что человек в ранге Мендосы не может приобрести себе репутацию только благодаря блестящим профессиональным качествам; еще непременно должна быть способность ладить со своими людьми, получать от них максимум того, на что они способны, не понукая их, но и без панибратства. Паллисер решил, что Мендоса заслужил свою репутацию.

Последнее, что он услышал, были слова Мендосы: «Так вот, теперь об этом Ардене…»

Заведение, конечно, было классное, большое зеркально-мраморное здание в шикарном торговом квартале. Входя, Паллисер чувствовал себя неважно — стеклянные витрины, полные бриллиантов, учтивые клерки в строгих костюмах; но он достал записку Мендосы и уверенно попросил пригласить мистера Шанрахана.

Он, разумеется, прочитал записку, просто из любопытства. «Ты, толстосум-разбойник, — было написано аккуратным почерком Мендосы, — расскажи сержанту Паллисеру все, что можешь об этой штуке, иначе потеряешь клиента».

Мистер Брайэн Шанрахан оказался коренастым мужчиной с полным лицом, около пятидесяти лет. Он прочитал записку, скомкал ее и едко заметил:

— Клиент! Вот старая леди — да, ее мне действительно не хватает. Драгоценности — замечательное вложение средств. Но Мендоса! Я немного имел с ним дело, когда он женился — обручальные кольца, но на них ничего не было, никаких камней, и еще он купил кольцо с изумрудом для помолвки. А что потом? Раз в год чистит свое золотишко да время от времени ремонтирует часы, вот и все. Даже рубины я ему не продал. Естественно, с такой огненно-рыжей женой ему не нужны рубины, а вот у старой леди была целая коллекция — ожерелье, два браслета, четыре кольца и несколько серег. Добрых сорок тысяч, и комиссионные!.. Вы мне не поверите, но он их подарил толстой жене полицейского из Иллинойса, из маленького захолустного городишки, вы, наверное, помните тот случай — он дал лейтенанту важные улики или что-то там еще, так что Мендоса смог добраться до убийцы-насильника, который чуть не прикончил его жену… Красивый жест, но… Ладно. Пройдемте в мой кабинет, взглянем на вашу штучку.

Его крошечный, элегантно обставленный кабинет с высокими, под потолок, двойными сейфами, располагался над складским помещением. Шанрахан внимательно рассмотрел диск невооруженным глазом и через лупу и сказал:

— В общем, вы и сами можете понять, что это такое. Амулет — Бог его знает, почему их так называют — должен висеть на браслете. Колечко от подвески потеряно.

Паллисер задумался. Кольцо сломалось, и она (находясь вне дома?) завязала диск в носовой платок для сохранности до тех пор, пока не сможет его укрепить.

— По мнению лейтенанта Мендосы, с помощью этой штуки, возможно, удастся установить личность ее хозяйки. Видите ли, она мертва, и совершенно неизвестно, кто она такая. И…

— О, понимаю, — сказал Шаирахан. — Да, он абсолютно прав. Изделие заказное, в определенном смысле.

— Что вы имеете в виду?

Вместо ответа Шанрахан выдвинул ящик стола и запустил туда руку. Нашел толстый каталог. Открыл его, пролистал и протянул Паллисеру.

— Посмотрите сами.

На каталоге значилось: «Краун Лэпидари, Инк.». На открытой странице были изображены примерно двадцать золотых амулетов. Календарики с выгравированными названиями года и месяца и камнем, отмечающим выделенную дату. Амулеты в виде сердца с наложенными маленькими фигурками — парой детских башмачков, свадебными колокольчиками, купидоном с золотым луком и стрелами, фигурки в виде драматических масок, телефона, балерины, четырехлистного клевера. Он перевернул страницу. Множество квадратных и круглых амулетов с выгравированными надписями типа: Мама — Всегда — Прекрасные 16 — Инициалы — Моя Валентина — Милая — Помни этот день.

— У женщин есть целые коллекции, — сказал Шанрахан. — Этими безделушками отмечают особые случаи, личные интересы и так далее.

— Понятно, — сказал Паллисер. Он уже заметил фразу, напечатанную в углу страницы: «Инициалы включаются в стоимость — специальная гравировка, 30 центов за букву». — Не знаете ли вы, где мог быть изготовлен наш амулет?

Шанрахан повертел его в руках.

— Возможных мест множество, сержант. Если вы посмотрите сюда… — он достал другой каталог, — то поймете, что я имею в виду. Как эти штучки делаются…

Здесь были иллюстрации амулетов трех основных форм — круглой, в виде сердца, в виде четырехлистного клевера и около тридцати рисунков, которые могут быть на них нанесены. Крошечные кораблики, младенцы, кошки, собаки, телефоны, рог изобилия, древо жизни, павлин, стакан для коктейля, сердце со стрелой, ключ. Подпись гласила: «Возможны любые комбинации формы амулета и рисунка. Укажите, пожалуйста, номер рисунка. Выполняются любые подписи, 30 центов за букву».

— Большинство фирм оптовой торговли, — сказал Шанрахан, — делает подобные вещи. Получается легче и дешевле как для них, так и для нас. Мы получаем заказ, скажем, вот на такое изделие, он идет прямо к оптовому производителю. И некоторые из этих фирм — «Регент», «Краун» и наверняка, «Бест» — рассылают частные каталоги. Так вот, они посылают каталоги любому, кто попросит, иногда распространяют рекламу в некоторых магазинах, привлекая клиентов, — и сбавляют таким клиентам сорок или пятьдесят процентов с розничной цены. Надеюсь, вы понимаете, сэр, что на драгоценности цена довольно высока.

— Да, я знаю, — сказал Паллисер. — Значит, вы полагаете, что человек, купивший эту вещь, обратился к оптовикам?

— Ее могли купить где угодно и как угодно, — ответил Шанрахан. — В ювелирном магазине, который посылает заказ производителю. По каталогу. Так или иначе, где-то должна остаться запись. Но я не завидую тому, кто будет ее искать. Мне вспоминается с полдюжины мест, где ее могли сделать. Кроме того, эта вещь вполне могла продаваться в каком-нибудь маленьком магазинчике, возможно, ее купили прямо с прилавка и тут же сделали надпись. Я помню, «Краун» выпустила серию подобных изделий три или четыре года назад — готовые амулеты с рисунками: длинношерстная кошка, короткошерстная кошка, коккер-спаниель, терьер, колли, боксер, возможно, голова лошади — и вы выбираете то, что похоже на вашего дорогого Рекса или Принца, и, если хотите, гравируете его имя. Вы понимаете. Таким образом, должна быть запись.

Паллисер понял. У многих людей может быть кот по кличке Том или Флаффи, многие держат собаку, которую зовут Батч или Рекс; но большинство таких штучек — индивидуальны. Где-то должна быть запись об амулете весом четырнадцать каратов с длинношерстной кошкой и надписью «Серебряный Мальчик». Там должно быть указано, кто, когда и где сделал заказ.

Однако здесь работы до черта, подумал он, записывая под диктовку Шанрахана имена и адреса. Одних только оптовых производителей несколько дюжин, да еще множество маленьких ювелирных магазинов, где вещь тоже могли купить. Он поблагодарил Шанрахана и вышел. Письма не годятся, думал Паллисер, только телеграммы. Поскольку у лейтенанта был такой вид, что ответ ему нужен как можно скорее. И сержант Хэкет говорил, что, может, это убийство связано с другим. Точнее, наоборот, он говорил, что никакой связи нет, а лейтенант думал, что, возможно, есть.

Паллисер решил положиться на Мендосу и его репутацию. Он разослал телеграммы.

— Арден, — сказал Мендоса и выпустил в потолок струю дыма. — Картинка складывается очень симпатичная.

— Ты делаешь из мухи слона. Возможно, он гомик, — сказал Хэкет. — Я могу лишь предполагать. Черт побери, Луис, ты же знаешь, что это не всегда проявляется. Писаки заставляют людей думать иначе — они хотят изобразить гомосексуалиста этаким смазливым застенчивым юнцом: женоподобным, тише воды — ниже травы. А ведь большинство из них другие. По внешним признакам их не отличишь. Почти все они выглядят нормальными стопроцентными мужиками, не хуже остальных. Помнишь Леммона? Боже мой, он был профессиональным борцом.

— Конечно, — согласился Мендоса, — по внешнему виду судить нельзя. Но нам известно о Даррелле. Он на учете. Его дважды забирали во время облав на Фэйрфаксе, где тусуются голубые. Одна судимость за попытку изнасиловать ребенка. На Ардена ничего нет, но разве ты возьмешься утверждать, что между ними ничего не происходит?

— Не возьмусь. Кто может сказать об Ардене, кроме самого Ардена? Может, Даррелл его как раз сейчас соблазняет, а может, он такой уже давным-давно. Не исключено, что он гомик, — вот все, что я могу сказать. Съезди, погляди на него сам. Но если хочешь знать мое мнение, то думаю, что Даррелл, видимо, все еще его обрабатывает.

— А если нет, — сказал Мендоса, — то складывается премилая картинка. Если мистер Джордж Арден однажды уже переступил черту. Если Даррелл или кто-то уже давно сделали из него педика. Видишь ли, Арт, наша Маргарет была решительной и энергичной девушкой. Любила командовать — раздавать добрые советы, руководить людьми. Да еще мамаша, — я должен на нее посмотреть, — скорее всего, ни о чем не догадывалась и полагала, что ее дорогому Джорджу было бы неплохо заиметь милую практичную жену. Особенно, если у нее есть немного денег, чтобы Джордж мог спокойно и без помех писать свои шедевры. Понятно, обе подталкивали Джорджа к тому, чтобы он сделал предложение против его воли. Ты понимаешь?

— Да, я вижу, куда ты клонишь.

— Я могу себе представить, как Джордж — с подачи Даррелла или сам по себе — запаниковал и отделался от Маргарет простейшим способом. Избавившись от нее, он будет чертовски осторожен, чтобы снова не вляпаться в подобную историю, и наверняка продолжит тесное общение с Дарреллом.

— Ну хорошо, — сказал Хэкет, — как он это сделал?

— Очень просто. Позвонил ей, попросил встретиться там-то и там-то. Скажем, у него заглохла машина. Хороший темный уголок.

— Прекрасно. И потому ты думаешь, что второй труп имеет ко всему этому какое-то отношение? Какое?

— Да откуда я знаю? Не имеет отношения, если это был Джордж. Возможно, в любом случае не имеет. Узнаем со временем. Поеду-ка, посмотрю на Ардена.

ЧАСТЬ 7

Машина следствия продолжала перемалывать информацию. Огромная часть данных наверняка окажется бесполезной; но сейчас собирались любые сведения.

Роза Ларкин и Эстер Макрэй сообщили, что Маргарет и ее сестра Лаура не очень-то ладили между собой. О, никаких открытых ссор, просто разница в возрасте, разные интересы; Маргарет была серьезной девушкой, а Лаура… в общем, не очень. У нее в голове только свидания, тряпки и тому подобное. Тем не менее, ей сделали предложение всего лишь несколько месяцев назад. Тогда как Маргарет, разумеется… Обе женщины встречали Джорджа Ардена и нашли его обаятельным. Такой чувствительный молодой человек, с приятной внешностью.

Около восьми часов в субботу вечером Чарльз Чедвик вышел из дома и поехал на своем «бьюике», купленном два года назад, в сторону Сильвер Лейк Бульвар. В этом неплохом, спокойном, довольно новом районе за умеренную плату сдаются в аренду дома. Мистер Чедвик зашел к миссис Хелен Росс и оставался там около двух часов. Можно предположить, что жене он объяснил свое отсутствие делами. Это выглядело, мягко говоря, странно — в тот день, когда они узнали о насильственной смерти дочери.

Миссис Росс, как было установлено сегодня утром, работала секретарем в фирме Пэддрка и Бирнса в Голливуде. Около сорока лет; внешность приятная; в полицейской картотеке не значится. С некоторых пор вдова; детей нет. Живет одна.

Дом на Франклин-авеню принадлежал родителям Чарльза Чедвика. Его бизнес действительно процветал, но не настолько, чтобы он мог оплачивать машины и наряды своих дочерей. У кого и были настоящие деньги, так это у миссис Чедвик. Точнее, большая их часть, вот уже около восьми лет. Одинокий дядюшка оставил ей в наследство примерно полмиллиона. Он также основал для обеих девушек опекунские фонды по сто пятьдесят тысяч каждый, которые управлялись, по договоренности, местным банком. Все это было очень интересно и наводило на определенные размышления.

Жених Лауры Чедвик, Кеннет Лорд, работал клерком в большом брокерском доме на Спринг-стрит. Он там нравился, о нем отзывались как о способном молодом человеке. Офис финансового консультанта миссис Чедвик располагался именно в этом доме, вероятно, здесь Лорд и встретил Лауру. Лорд, человек двадцати девяти лет с приятной внешностью, по-видимому, приехал в Калифорнию откуда-то с юга — из Вирджинии или из Южной либо Северной Каролины — лет шесть назад. Денег у него не было, однако, по показаниям коллег и соседей, он обладал изысканными манерами, скорее даже старомодными, сразу видно, что он из настоящей старой семьи, вероятно, одной из обедневших семей Старого Юга. Чедвики его любили и высоко ценили. Возможно, он прицепился к Лауре, которая была постарше его и отнюдь не красавица, из-за денег, но это, в конце концов, не противозаконно.

Миссис Арден овдовела, когда Джордж был еще младенцем. Ее муж, намного старше ее, оставил скромный капитал, вложенный в ценные бумаги, который приносил в виде процентов около четырех тысяч в год. Окончив школу, Джордж четыре года проучился в Лос-Анджелесском университете вместе с братом Розы Ларкин; через нее он и познакомился с Маргарет. Примерно год назад или чуть раньше. Месяца четыре назад стали поговаривать об их помолвке.

Миссис Чедвик любила играть в бридж. Она состояла в женском клубе Западного Голливуда, в клубе сторонниц республиканской партии, и в небольшом частном клубе игроков в бридж. Она часто выезжала в свет и устаивала приемы. Дважды в неделю приходили две горничные — прибрать дом, они же прислуживали на всех приемах. Миссис Чедвик водила новый «понти-ак», с двумя дверцами и жестким верхом.

Чедвики прожили вместе тридцать два года. Ему пятьдесят один год, ей — пятьдесят восемь. Он родился в Калифорнии, ее сюда подростком привезли родители. Они оплачивали счета отдельно друг от друга, и, что выглядело довольно странно, она не обременяла мужа расчетом своего подоходного налога, но пользовалась услугами другой фирмы.

У Лауры Чедвик было много подруг, более или менее похожих на нее, некоторые из них замужем, другие еще нет. Совершенно никчемные молодые женщины; впрочем, это было личное мнение Хиггинса, который занимался Лаурой; он не включил его в свой отчет. У всех, в том числе незамужних, было достаточно много денег, чтобы не работать. Они занимались тем, что вместе обедали, ходили по магазинам и посещали все новые представления и концерты. Порой имели по два-три поклонника сразу. У Лауры не было какого-то особого хобби. Несколько ее незамужних подруг признались, что немного завидуют ей из-за Кенни Лорда: он такой красивый и такой милый, Лауре просто повезло. Все это было интересно; что-то может оказаться важным. Машина следствия продолжала накапливать факты.

Паллисер не собирал факты, как все остальные, — по крайней мере, полезные. Он с отвращением думал о детективных романах. В книгах описывались сложные запутанные случаи, со всевозможными таинственными знаками и захватывающим расследованием; предполагалось, что подобные выдумки и есть трудные дела. Паллисер был уверен на все сто, что если бы кто-то из книжных сверхумников и существовал на самом деле, скажем, доктор Фелл или доктор Форчун, то он точно бы свихнулся на настоящем трудном деле. Таком, как у него.

Просто труп. Труп без имени. Хоть это и кажется невероятным, иногда имя убитого так и не удается установить. Когда установлено имя жертвы, дальше все идет легче; но бывает (здесь, похоже, как раз тот случай), что для этого надо чертовски попотеть.

Он разослал телеграммы на все ювелирные предприятия. Но неизвестно, когда амулет был куплен; там должны покопаться в старых записях. Он решил, что пока они ищут, не стоит тратить время зря и зря гонять людей по тысячам различных ювелирных магазинов Лос-Анджелеса.

Из морга пришло официальное заключение, с копией для службы розыска пропавших, и Паллисер уныло стал его изучать.

Возраст умершей от двадцати двух до двадцати шести лет. Рост пять футов четыре с половиной дюйма, вес сто десять фунтов. Обращалась к дантисту: две пломбы, одна новая дырка, еще не обработанная. Один шрам — после удаления аппендикса (примерно десять лет назад), родимых пятен нет. Не virgo intacta [26], детей не имела. Натуральная блондинка, но пользовалась осветляющим шампунем; парикмахерский салон не посещала. Убита в субботу между шестью вечера и полуночью; Бэйнбридж приносил извинения, что не мог определить точнее, но прошло слишком много времени. Ее задушили руками. После убийства, не позже чем через два часа, лицо изуродовано, словно ее несколько раз ударили плашмя лопатой или утюгом. В результате сломан нос, выбито несколько передних зубов, раздроблена скула, сильно повреждены мягкие ткани. Бэйнб-ридж определенно утверждал, что бульдозеры ни при чем; после смерти прошло слишком мало времени, когда это было сделано. Значит, кто-то не хотел, чтобы ее опознали. На ней были белые босоножки на высоком каблуке, не новые, купленные (судя по этикетке) в дешевом магазине. Чулок нет. Белые нейлоновые трусики с этикеткой другого дешевого магазина и белый же кружевной бюстгальтер. Короткая белая сорочка, без этикетки. Зелено-оранжевое платье двенадцатого размера; на ярлычке значится, что оно приобретено в магазине «Бродвей». Сохранилась одна серьга, другая, вероятно, оторвалась во время борьбы или когда тело прятали. Серьга дешевая, из белой эмали; кольцо с поддельным изумрудом, стоимостью около полутора долларов, и обручальное кольцо. Всю бижутерию Бэй-нбридж приложил к отчету.

Паллисер в сердцах выругался.

Ничего. Ничего, помогающего розыску. Такие вещи, как у нее, тысячами продаются в магазинах. Как, впрочем, и обручальное кольцо — простенькое, без камня, примерно за тридцать монет.

Ну и где теперь искать?

Можно передать сведения в службу розыска пропавших и надеяться, что вскоре придет несчастный муж или мать и скажет: Мэри с субботы нет дома. И возможно (если повезет), добавит: она удрала со своим любовником, о, я знала — муж когда-нибудь ее прибьет.

Тогда знаешь, куда идти и что делать.

Паллисер с надеждой понес медицинское заключение в отдел розыска пропавших.

Через дворы, настороженно держась как можно ближе к кустам и изгородям, кот пробирался к дренажной канаве с мелкой стоялой водой. Он нагнул голову и стал жадно лакать. Сегодня он упустил несколько птиц, а поймал только одну. Его длинная спутанная шерсть скрывала уже изрядно отощавшее тело.

Напившись, он какое-то время оставался в прежней позе, в зеленых глазах отражалась тоска. Затем он встрепенулся, его внимание привлекла птица — большой черный пересмешник опустился на траву в десяти футах от него. Кот припал к земле и неслышно пополз к птице, замирая при ее движениях. Когда их разделяло уже не более трех футов и он весь напрягся для прыжка, пересмешник вдруг вспорхнул, хрипло хохоча. Кот сел и сердито шевельнул хвостом. Затем направился в свой двор. Рана на шее заживала, но все еще болела. Один из репьев пробрался, как репьи это умеют, сквозь длинную шерсть и впился в кожу. Кот несколько раз останавливался, чесал его и выкусывал, но безуспешно.

— Так вот, — сказал Мендоса, — насчет Ардена. По-моему, он сюда вписывается. Я не думаю, Арт, что Джордж невинная жертва или что Даррелл все еще его обрабатывает. Уж слишком энергично он защищается. Например, как он вспыхнул, когда ты спросил, как зовут его приятеля. И как разыгрывает горе и печаль: о, Маргарет, любовь моя. Сдается мне, Джордж не слиш-ком-то умен, он сразу все выложил: они, мол, с Дарреллом знакомы, близкие друзья уже семь лет, по меньшей мере. Он должен знать и о его судимости. В конце концов, Даррелл получил шесть месяцев за попытку изнасилования три года назад. Джордж должен был знать, почему тот полгода отсутствовал. Разумеется, Даррелл говорит, что обвинение сфабриковано, а если другой раз и задерживали, то потом ведь отпускали. Но спроси себя — твоего друга признали виновным в подобном преступлении, а ты так сразу и поверишь, что обвинение подстроено? Будешь испытывать к нему прежние чувства? Останешься его приятелем?

— Не знаю, — медленно ответил Хэкет. — Не нам с тобой судить, Луис. Мы-то знаем, что в полиции не избивают людей и не фабрикуют ложных обвинений. А другие — нет. Может, он ему поверил. Даррелл, похоже, ненавидит полицейских, возможно, он и Ардена настроил. Не знаю… но Арден мне не понравился, а тебе?

— И мне. Бедная его мама. Милая почтенная чистая душа, которая не воспринимает своим добропорядочным, но не очень далеким умом все некрасивое. Я думаю, она смутно представляет себе, что есть мужчины, которых называют гомосексуалистами — отвратительное слово, — но, во-первых, все они, конечно, пьяницы и бродяги, и во-вторых, порядочные люди даже не думают о таких вещах, это отвратительно. Она, повторяю, — милая женщина. Она замкнулась на Джордже и его необыкновенном таланте, если бы только разбойники-издатели это поняли.

— Здесь я с тобой согласен.

— Джордж нервничал, — сказал Мендоса. — Не понимал, с какой стати к нему явилась полиция. — Мендоса усмехнулся. — Я заставлю его занервничать еще сильнее. Держу пари, он побежал рассказывать все Дарреллу. Наверное, Даррелл тоже занервничает.

— Не сомневаюсь, — сказал Хэкет. — Но… — Его прервал заглянувший в дверь сержант Лейк.

— Простите, лейтенант, обнаружили машину. Только что позвонили из дорожной полиции. Машину убитой Чедвик.

— А-а, — сказал Мендоза. — Я так и думал, что пора бы ей найтись. Поехали посмотрим.

Голубой «бьюик» аккуратно стоял на Амадор-Драйв, короткой жилой улочке в шести кварталах от того места, где было найдено тело Маргарет. Ну кто, в самом деле, дает название улицам? Дорога Любовника! Машина находилась перед домом некоего Альфреда Санчеса, который заподозрил неладное и вызвал полицию после того, как автомобиль простоял здесь два дня.

— Только и слышишь — надо себя хорошо вести, все мексиканцы такие плохие, воры и жулики и тому подобное, и так далее… Может, теперь напечатают в газете, мистер, что мексиканец помогает полицейским, и, может, тогда люди изменят свое мнение? Я думаю…

— Да, конечно, — рассеянно отозвался Мендоса, разглядывая «бьюик». Машину тщательно обследовали в поисках отпечатков пальцев и каких-нибудь вещей. — Y pues que? И что же? Конечно, они ничего не нашли, — добавил он.

— Вы mejicano? Из полиции? — спросил мистер Санчес недоверчиво. — И вас приняли?

— По-моему, — ответил Мендоса, — законом этого не запрещено.

— Существует неписаный закон, — сказал Санчес, переходя на испанский. — Североамериканцы настолько нелогичны, сэр, что просто нет слов. Меня раздражает их непоследовательность. Вообразите, они проводят большие парады, ежегодные фестивали, они очень гордятся своим так называемым калифорнийским испанским наследием. Одеваются в испанские костюмы, называют фестивали именами великих аристократических испанских семей — Каррилло, Вердуго, Дел Валле, верно? Могут выучить несколько испанских словечек. И потом, когда фестиваль закончится, снова говорят о грязных мексиканцах. Нелогично!

— В поведении людей вообще мало логики, — сказал Мендоса. — У англо-саксов ее, действительно, меньше, чем у других. Они упорно представляют латиноамериканцев сверхэмоциональными и легкомысленными людьми, в то время как на самом деле нет никого рассудительнее нас. Я согласен с вами, логики им не хватает.

— Они даже языческий символ ацтеков, змею с перьями, поместили на официальную городскую печать, — сказал Санчес. — Дают вычурные испанские названия новым престижным жилым районам. А моя дочь Франческа — она три года проучилась в университете — ищет работу, а ей говорят, мол, очень жаль, но мы не берем мексиканцев. Это нелогично. И мы не грязные, у меня дома современная ванная комната… Я не знал, что мексиканцев принимают в полицию.

— Там вечно не хватает людей, — сказал Мендоса.

— Да, конечно, — согласился Санчес. — Хотя все равно досадно. Я подумал, может, если в газетах напишут, что мексиканский джентльмен помогает полиции…

— Я прослежу, чтобы это отметили, — сказал Мендоса. — Но чужие представления изменить нелегко.

— Вы глубоко правы, сэр, — сказал Санчес.

«Бьюик», разумеется, оказался абсолютно чистым.

С приборной доски и руля были стерты все отпечатки. Кое-где нашли несколько пальчиков, но они, скорее всего, принадлежали Маргарет или кому-то из ее семьи. В бардачке он не обнаружил ничего необычного: карты, ветошь, щетка. Ничего постороннего.

— Знаешь, Арт, — произнес Мендоса, — все-таки машина кое о чем говорит.

— Например?

— Помнишь, я говорил о Сильверман? Лишняя машина. Очень неудобно устраивать засаду на дороге, еще неудобнее, если ты сам за рулем. Все говорит за то, что было два человека. Смотри. Должно быть две машины — убийцы и Маргарет. Так вот, он звонит и говорит: давай встретимся там-то и там-то. Встречается с ней и убивает. Бросает тело. Если он один, то должен оставить свой автомобиль неподалеку от места свидания. Затем ему надо отогнать машину Маргарет сюда, а самому каким-то образом вернуться за своей. Даже в Нью-Йорке, где многие ездят на такси, можно потом отыскать пассажира. Здесь сделать это гораздо легче. Девять из десяти жителей Лос-Анджелеса имеют машины, мы редко пользуемся такси — очень уж дорого. Так что пассажира отыскать нетрудно. Убийца не стал бы ловить мотор. Он мог пойти пешком, но я в этом сомневаюсь.

— Ты просто сочиняешь.

— Нет. По всей видимости, важную роль играло время. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь запомнил, когда он вернулся в тот вечер домой, даже если надеялся, что мы примем это за случайное убийство. А на любую прогулку пешком пришлось бы потратить время. Насколько все упрощается, если преступников двое и один из них ведет вторую машину. Два человека, таких, как, скажем, Джордж и Даррелл.

— Красивый вывод, — сказал Хэкет, — но как же мы, черт подери, сможем найти доказательства? Боже мой, «Голливуд Боул»!

— Да, я знаю. Мы, на всякий случай, разошлем запросы в таксомоторные компании. Хотя я уверен, что их было двое.

— «Боул», — повторил Хэкет. — Я тебя спрашиваю. Прекрасный мягкий летний вечер, поп-концерт, вероятно, полно народу. Ну кто может сказать, были ли они там или нет?

— Забудь про «Боул», — сказал Мендоса. — Или лучше узнай, когда концерт закончился, и продолжай с этого момента. Он сказал, что они останавливались выпить, спроси — где, время остановки можно потом сопоставить со временем убийства.

— Черт, а я ведь не сообразил.

— Вообще-то я надеялся найти в машине пуговицу от рубашки или что-то еще, но мог бы догадаться, что этот шутник не таков. Он почти такой же аккуратный, как наша Маргарет. Да. Ну что ж, пойдем быстренько перекусим, а потом, думаю, надо хорошенько осмотреть комнату Маргарет. Чертовски долго тянули с ордером на обыск. Не думаю, что по злому умыслу, но… Ладно, пошли!

ЧАСТЬ 8

В таких случаях, как нынешний, Мендоса всегда предпочитал приехать на место и посмотреть своими глазами. В обычном деле парни и сами подметят все важное, однако если оно не ординарное, то и важная подробность может на первый взгляд показаться не имеющей значения. Мендоса взял с собой для компании Дуайера, но смотреть намеревался сам.

Ему это удалось не сразу. В прихожей большого дома на Франклин-авешо они встретили Кеннета Лорда, который, видимо, собирался уходить. Лаура крепко держала его за руку, глаза у нее были заплаканы. Запоздалое горе? Миссис Чедвик, судя по всему, не плакала; она опять смотрела сквозь Мендосу.

— Надо было сделать столько… столько дел, — сказал Лорд. — Я старался, как мог.

— Мы очень благодарны вам, Кеннет, — тепло ответила миссис Чедвик, взглянув на Лорда почти влюбленно.

— Ты замечательный, Кенни, — сказала Лаура, тихо всхлипнув, — просто замечательный.

— Ну, в такое время… — Его слегка смутило ее откровенное благоговение. Он в самом деле был хорош собой: высокий, стройный, с немного мальчишеским лицом, отчего казался моложе своих лет; белая кожа, короткие светлые волосы. Как бы в противоположность этому манеры его были несколько официальны; хотя, возможно, это было вызвано присутствием полиции. Очень многие не любят, когда в доме полиция, и не всегда потому, что у них нечиста совесть.

Мендоса предъявил ордер на обыск, чем мгновенно вызвал переполох.

— С какой стати? — холодно спросила миссис Чед-вик. — Я не вижу, каким образом это поможет найти этого… преступника! Вы посягаете на неприкосновенность — вы, очевидно, некомпетентны в своих обязанностях, вы…

— Я не понимаю! — вскричала Лаура, теснее прижимаясь к Лорду. — Копаться в вещах Маргарет? Но она же никогда раньше не встречала этого человека! Я не понимаю…

Лорд немного помолчал, его синие глаза внимательно изучали Мендосу.

— Мне это немного странно, — сказал он. Нет, Лорд определенно был не дурак. — Она не водила знакомств с людьми, похожими на убийц. Означает ли ваш визит, что по вашей версии нападение было не случайным и вы кого-то подозреваете?

— Простите, мистер Лорд, сейчас я ничего не могу добавить, — мягко ответил Мендоса. — Миссис Чедвик, не покажете ли вы мне комнату мисс Чедвик?

— Нет, я отказываюсь. Полнейшая некомпетентность. Мы вам не… всякие там; осмелюсь предположить, что обычно вы имеете дело с бедными, невежественными людьми, которые ничего не знают, не имеют связей, но я — личный друг…

— Самого господина мэра? — при необходимости Мендоса мог поставить на место самого закоренелого сноба, сохраняя всю свою учтивость. Он мягко, с жалостью улыбнулся миссис Чедвик. — У меня есть ордер на обыск, подписанный судьей, миссис Чедвик. Я уполномочен обыскать этот дом или любую его часть. Заявка на обыск была подана и удовлетворена обычным законным путем. Я офицер полиции, ответственный за расследование данного дела, и все, что мне покажется необходимым изучить, будет изучено. — Он по-добро-му объяснял очевидные вещи несмышленому ребенку. — Я уже двадцать лет офицер полиции, мадам, и имею некоторый опыт расследования убийств. Мне показалось, что вы заинтересованы в данном расследовании. Я еще раз прошу проводить меня в комнату мисс Чедвик.

Мира Чедвик слушала, поджав губы; внезапно она выпалила ему в лицо непристойное ругательство, повернулась и вышла в гостиную, хлопнув за собой дверью. Лаура закричала: «Мама!» и бросилась за ней.

— Ну-ну, — мягко обронил Мендоса.

Дуайер прокашлялся.

— Никогда бы не подумал, что леди знает такое слово.

Неожиданно Лорд усмехнулся.

— Я бы тоже. Вы ее прямо взбесили, лейтенант. Не думал, что такое возможно. Однако никто не любит, когда с ним разговаривают, как с ребенком. Вы здорово разыграли представление. Вы действительно так думаете? Я имею в виду, насчет Маргарет?

Мендоса поглядел на него снизу вверх, потому что Лорд был на три дюйма выше.

— Еще рановато говорить, мистер Лорд. Мы просто хотим все посмотреть.

— Конечно, — сказал Лорд, похлопывая мягкой фетровой шляпой по колену. — Но ведь черт… Знаете, я никогда хорошо не знал Маргарет. — В его выговоре чуть слышался южный акцент. — Сознаюсь, она мне не очень нравилась. Чопорная, — он пожал плечами, — смахивала на старую деву. Но то, что с ней приключилось, — ужасно, я думал, все как само собой разумеющееся приняли это за случайное нападение. Но теперь, когда я вижу, как вы везде вынюхиваете, — миссис Буркхарт рассказала мне о человеке, который приходил расспрашивать соседей, и в офис тоже приходили. — Он рассмеялся и тут же снова стал серьезен. — Я только надеюсь, что вы не будете слишком много расспрашивать в офисе. Брокеры, они… консерваторы, до смерти боятся за свою репутацию. Если хотите узнать что-то еще, спросите меня самого. Вы на самом деле думаете, что у кого-то была личная причина ее убивать? Черт побери, я ее не вижу. Ни причину, ни убийцу. Маргарет действительно могла раздражать. Она меня не очень любила, думаю, вы это еще услышите, поэтому я вам первый об этом скажу. У нее была забавная идея, будто я женюсь на Лауре из-за денег. — Характерно, что Лорд не стал опровергать это утверждение. — Черт побери, женишься — сразу приобретаешь родственников. Но я не вижу никакой причины… Хотя, конечно, я не часто ее видел. Возможно, причина и была. Это ваша работа.

— Вот именно, мистер Лорд, — ответил Мендоса.

— Конечно, — сказал Лорд. Он открыл дверь в гостиную и позвал: — Лаура, моя сладкая, иди сюда. — Она пришла, всхлипывая в платок. — Ну, будет, дорогая. Перестань плакать, это ни к чему. Эти джентльмены просто выполняют свои обязанности, делают то, что положено. Нет никакого повода волноваться. Твоя мама просто немного возбуждена, она не знает, что говорит.

— Да, Кен, — сказала она, шмыгая носом.

— Поэтому ты им покажешь комнату твоей сестры и не будешь беспокоить глупыми вопросами. Полагаю, они знают, что делают. О'кей?

— Да, Кен. А ты… ты будешь…

— Конечно, детка, к вечеру я вернусь. Может, съездим в какое-нибудь тихое местечко, чего-нибудь выпить или еще что, м-м? О'кей?

— Да, д-дорогой.

— Ну, тогда все в порядке. — Он поцеловал ее и слегка подтолкнул. — Полиция ждет. Пока.

Он небрежно поклонился Мендосе.

— Приятно было познакомиться, сэр.

Лаура поглядела ему вслед, затем печально сказала, что готова показать им комнату Маргарет и повела наверх.

— Этот Лорд кажется славным парнем, — сказал Дуайер, когда она оставила их одних в комнате.

— У-гу, — ответил Мендоса. Дуайер понял, что лучше не мешать, и замолчал. Он нашел пепельницу, сел на кровать и закурил. Мендоса прошелся туда-сюда, впитывая ощущения от комнаты. Большая комната: в старых домах большие спальни.

Маргарет пользовалась лавандовым одеколоном: без особых изысков, ничего неожиданного. В большом шкафу многочисленный гардероб, но вся одежда в нем — самая обыкновенная. Украшений немного. (Очевидно, Арден еще не подарил ей обручального кольца.) Самая обычная спальня. Современная кровать с низким изголовьем, датский орех; туалетный столик, комод; у окна довольно большой ореховый стол. Все очень чисто, нет даже тонкого слоя пыли на стеклянной поверхности столика. Она ушла отсюда в семь тридцать вечера в субботу, чтобы отправиться в гости, но перед тем как уйти, навела в комнате порядок. Вся в мать.

В ящике комода — стопки белья. В шкафу на крючках висела дюжина сумочек. Мендоса все их пересмотрел. Ничего хоть отдаленно напоминающего беспорядок не было даже в тех из них, которыми пользовались не часто. Несколько кассовых чеков, несколько спичечных упаковок, забытый носовой платок.

Он пересек комнату и посмотрел на письменный стол.

— Такая аккуратная молодая леди, судя по ее сумочке, — пробормотал он, сел и принялся осматривать содержимое ящиков стола.

Ее бумага для записей была серой без рисунков, с отпечатанными темно-синими буквами именем и адресом. В одном из ящиков лежало несколько больших конвертов из плотной бумаги с лаконичными пометками: «Квитанции», «Сохранить» и «Налоговые бланки». Все размечено, снабжено краткими справками, чтобы за минуту можно было найти необходимое. Дочь своего отца? Мендоса методично просматривал бумаги. Наконец сложил квитанции обратно в конверт, отложил его в сторону и взял конверт с надписью «Сохранить».

Там была открытка, подписанная «Джордж». Отправлена, судя по штемпелю, с озера Тахо в августе прошлого года,

«Дорогая Маргарет! Мы прекрасно проводим время, народу здесь не очень много, погода великолепная. Майк сделал много снимков, надеюсь, все они получились. Увидимся в понедельник. Твой Джордж».

За открыткой шло любопытное, довольно несвязное письмо от некоей Джейнис. Там говорилось, что, конечно, она понимает, что Маргарет не имела в виду ничего плохого. Это просто был случайный разговор. Но у Джона тяжелый характер и он устроил сцену, хотя в конце концов и понял, что между ней и Хантом ничего такого не было. Она так расстроилась! Возможно, она наговорила Маргарет лишнего, и она надеется, что Маргарет поймет и простит ее. С мужчинами так трудно, не правда ли? И, разумеется, произошло ужасное недоразумение.

Да. Роберта Сильверман была более прямолинейна. Мендоса отложил письмо в сторону. Неплохо бы узнать, кто такая Джейнис, Джон и Хант.

Несколько писем от президента и секретаря «Клуба добрых самаритян», полученных за несколько лет. Они написаны по поводу лиц, которых Маргарет посещала. Во всех содержалась горячая похвала ее деятельности.

Последнее письмо отличалось от остальных. На штемпеле стояла дата — четырнадцатое июля этого года, то есть прошлая пятница. Дешевый конверт, большой лист бумаги в нем сложен вчетверо. Разлинованная голубым страничка вырвана из школьной тетради. Письмо написано карандашом, довольно аккуратно, крупным детским почерком человека, не привыкшего много писать. Приветствия не было.

«Слушайте, мисс Чедвик, кончайте путать мою жену и говорить ей всю эту чушь. Это наше личное дело, и мы не хотим, чтобы какая-то озабоченная чертовой благотворительностью леди совала свой нос. Если еще раз придете вынюхивать и дурить моей жене голову, что я никуда не гожусь, то я с вами разделаюсь, мисс Чедвик. У вас нет права в наши дела соваться и лучше перестаньте. Поверьте, я не шучу.

Мартин О'Хара».

— Ya lo decia уо? Что я говорил? — удовлетворенно сказал Мендоса. — Любопытство кошечку сгубило. Да, замечательно. Пожалуй, я хочу немного побеседовать с Мартином О'Харой.

Он продолжал искать, но больше ничего интересного не нашел, не считая подколотых корешков квитанций и программки концерта.

— Пошли, — сказал он Дуайеру, — мы здесь закончили.

Вернувшись в управление, он позвонил миссис Розе Ларкин.

— Не могли бы вы мне что-нибудь рассказать о тех, кого посещала мисс Чедвик по линии «Клуба добрых самаритян»?

— О! — воскликнула миссис Ларкин. — Боже мой, но зачем? То есть я не понимаю, зачем вам это? Но я не должна задавать вопросов полиции! Конечно, если это поможет… Но я не знаю, я всего лишь такая же маленькая добрая самаритянка. Думаю, миссис Эшбрук, вице-президент, в курсе. Да, конечно, я могу дать вам ее номер… Джейнис? Наверное, это Джейнис Хедли… Она живет где-то в Брентвуде… Хант? Не могу сказать… О, не стоит благодарности, лейтенант.

Миссис Эшбрук говорила четко, деловито и сдержанно. Не представляет себе, почему лейтенант Мендоса интересуется, но, разумеется, они обязаны содействовать, такая ужасная трагедия. Мисс Чедвик была одним из самых активных членов, работала с большим энтузиазмом. Если лейтенант подождет, она поищет книгу записей.

Мендоса сказал себе: «Еще бы! Наша Маргарет любила учить людей, как им жить. И разнюхивать невинные маленькие секреты. Или не такие уж невинные».

— Семья О'Хара… — сказала миссис Эшбрук. — Одному из детей, кажется, необходимо было лечить зубы, а они не имели права на социальное пособие. У нас было несколько подобных случаев. Мисс Женевьев Уолкер, подопечная в Центральной больнице. Мисс Синглер, пожилая дама в доме престарелых. Мисс Чедвик просто навещала ее, приносила маленькие подарки… Мы узнаем имена своих подопечных из нескольких источников. Люди, лишенные социальной поддержки, нуждаются в помощи. Многие из них бедны и одиноки — старые девы, вдовы. Мы стараемся делать, что можем. Подбадриваем их и так далее. Маленькие дополнительные радости. Нам будет очень не хватать мисс Чедвик…

«Еще бы», — снова сказал Мендоса, положив трубку, взял шляпу и засунул исписанный адресами листок в карман. Выйдя из своего кабинета, он сказал сержанту Лейку:

— Я вернусь около четырех или вообще не приеду. По обстоятельствам. Если будет что-то срочное — звони домой.

Спускаясь на лифте, он задумался о том, как идут дела у Элисон с архитекторами. Пожалуй, архитекторы чересчур упрямы. Впрочем, рыжеволосая девушка шотландско-ирландских кровей им не уступит. Его деньги пойдут на Элисон.

Элисон положила начало борьбе с архитекторами.

Сейчас, снова чувствуя себя Иудой, она приступила к переговорам с Бертой.

— Мне это хорошо слушать, миссис Мендоса, — сказала Берта, сияя улыбкой. — Я как раз недавно думать: хорошо бы получить одна постоянная работа. Но что вы сказали о квартире, я думаю, я не захочу ехать. Видите ли, здесь Фриц. Ему это не понравится. И, наверное, вам Фриц тоже не понравится. Его никто не понимать. Но я с ним так долго живу и привыкла к нему любить.

— О, — произнесла Элисон. Если подумать, то ведь она почти ничего не знает о Берте, об этой идеальной служанке. Есть ли у нее муж, дети. Речь, очевидно, идет о муже.

— Мы не стали бы возражать, — сказала она осторожно. Вероятно, у Фрица есть работа, и его целый день не будет дома.

Румяное лицо Берты расплылось в улыбке.

— Нет, миссис Мендоса, нет, я знаю. Фриц не любит кошек, никак. А я от них радуюсь. От ваших, во всяком случае. Они такие интересные. Этот кот Сеньор — никогда не знаешь, что он будет выкидывать следующий раз. Но Фриц — нет, знаете. Жалко, миссис Мендоса, но он не меняться ни от чего. Я думать все-таки. Настоящая прекрасная перемена, работать всякое время на одном месте. — Ее туго завитые седые кудри затряслись, когда она энергично тряхнула головой.

— Мне… нам ужасно неловко забирать вас от остальных клиентов.

— Не беспокойтесь, миссис Мендоса! Даже не думайте, что я не оставлю кто-то хороший вместо себя для мисс Картер и мисс Брайсон и Элгинсов. Они все милый народ. Есть моя племянница Мабель…

— О, прекрасно! — вздохнула Элисон с большим облегчением. — Полагаю, она так же аккуратна и добросовестна, как и вы? Как мило.

— Сейчас она есть даже лучше, — сказала Берта. — В основном, я ее воспитывать. Она замужем, но любит зарабатывать. Она будет делать здесь настоящую хорошую работу. И что уж говорить, мне будет приятно приезжать к вам всякое время. Правда, интересно работать для настоящего сыщика, как лейтенант. Просто

Фриц, видите ли… Я просто не могу отделаться от Фрица, я не смогу жить у вас. Он это не одобрит, нет. Кошки и все остальное.

— Хорошо, я понимаю, — сказала Элисон. — Тогда это просто будет постоянная ежедневная работа.

— Да, миссис Мендоса. Конечно, я иметь моя машина. Только это все Фриц. Я не могу обещать никаких сверхурочных, когда у вас будут гости. Он поднимает такой шум, вы не поверите.

— Да? — удивилась Элисон. Казалось невероятным, чтобы здравомыслящая самостоятельная Берта находилась под пятой деспотичного мужа. — Но если вы объясните ему…

Берта откинула голову и расхохоталась.

— Это есть хорошо! Объяснить! Даю вам мое слово, это будет все равно, что объяснить вашему коту Сеньору. Он ожидать свой ужин строго шесть тридцать, я должна быть там, кормить его. Не берет еду ни от кого другого. Поднимает ужасный шум, если я опаздывать. Видите оно как. Но мне, правда, приятно приезжать к вам каждый день, миссис Мендоса. Я думать, мне надо проще к этому относиться. Хотя Фриц — это тяжело. Очень хорошо, что домовладелец не возражает. Это так. Потому что он иногда очень шумный.

— Да? — снова удивилась Элисон, представляя себе пьяного Фрица, который швыряет в Берту вещами, и отказываясь в это поверить. Подумать только, Берта, прекрасный человек! И позволяет, чтобы ею командовал какой-то…

— И еще, — сказала Берта, — он каждый вечер должен гулять, дождь или солнце. Иначе он станет слишком толстый. Хотя, вы понимать, я даю только самое лучшее. Тушеное мясо и говяжья печень. Он ее любит — просто с ума сойти. А вот витамины — сущее наказание. Прямо как кот Сеньор, когда ему давать проростки пшеницы.

— А! — произнесла Элисон, до которой смутно начало доходить. — А, я понимаю. А… какой он из себя?

— Фриц, — ответила Берта, — немецкая овчарка, миссис Мендоса. Ужасно большой даже для своей породы. Я думать, наверное, глупо для меня держать подобное создание, но он есть компания. Он был самый забавный щенок, каких вы только видели. Еще умный. Я иметь его бумаги и все прочее, он настоящий породистый. Только ужасно большой. И он совсем не любить кошек, ни в какую.

— Я думаю, — сказала Элисон.

— Он бежать за кошкой, и эта кошка со страху делает следы, даю вам мое слово. Теперь вы понимать. Я их люблю, а Фриц нет. Значит, договорились, миссис Мендоса. Мне это очень нравится, одно постоянное место. А я привести сюда на замену мою племянницу Мабель. Только я лучше продолжать жить там, где живу.

— Ну что ж, пусть так, — сказала Элисон. — Думаю, это будет где-то в декабре.

— Да, конечно, — отозвалась Берта. — Я расскажу Мабель. Будет замечательно, я буду ждать.

Итак, с Бертой все в порядке. Но эти архитекторы…

ЧАСТЬ 9

— Значит, вы полицейский и хотите знать о письме, которое я написал этой любопытной мисс Чедвик? — спросил Мартин О'Хара. — Еще бы, такая, как она, сейчас же побежит звать полицейских. Я не сделал ничего плохого и не собираюсь жаловаться, понятно? Кажется, я имею право защищать свой дом и семью. Говорят, мой дом — моя крепость. А она приходит, везде сует свой нос, рассказывает Энни, что я никуда не гожусь!

Мистер О'Хара имел рост примерно пять футов три дюйма и могучие мускулы. Огненно-рыжие волосы, густые, как щетка, рыжие усы и опасный огонь в голубых глазах.

Его жена, маленькая худенькая смуглянка, встрево-жещю сказала из-за его спины:

— Прошу тебя, Марти. Это же полицейский. Он тебя арестует, если ты…

— У меня нет с собой ордера, — сказал Мендоса. — Полагаю, вы мне просто все расскажете, мистер О'Хара.

— Вы правы, черт вас побери, я все расскажу! Садитесь. Пива?

Мендоса вежливо отказался.

— Дело ваше. А я пропущу стаканчик.

— Да, дорогой, — и его жена побежала за пивом.

— Чертовы богатые суки ходят по бедным домам, раздают милостыню и думают, что раз у них больше денег, чем у меня, то они вправе учить нас жить! Не нужна мне ни от кого никакая милостыня, я сразу так сказал!

— Джулии надо было лечить зубы, Марти, — произнесла его жена, аккуратно наливая пиво.

— Спасибо, Энни. Я знаю про зубы. Но почему бы мне самому не заплатить за то, чтобы поправить зубы собственному ребенку? В клинике разрешают платить в рассрочку. Просто потому, что свора этих пронырливых богатых сук любит потешить себя раздачей милостыни, когда их не просят… — Он отхлебнул, поставил стакан и воинственно уставился на Мендосу. — Я, знаете ли, честный работяга, вожу мусоровоз. Я имею восемьдесят пять долларов в неделю чистыми. И на эти деньги содержу жену и детей. Милостыни не прошу и не беру. Это все Энни, она вообразила, — просто сдурела, — что если они помогут заплатить, то и ладно, и, черт побери, все сладила раньше, чем я об этом услышал. Я нисколько этого не хотел, я так и сказал. Но разве она хоть чуть прислушалась к моим словам, эта Чедвик? Дело было сделано, и она приезжала дважды в неделю и отвозила Джулию в клинику. В четыре часа, а я кончаю в три и в это время я уже дома, понимаете. Маленькая сопливая дрянь. — Он снова поднял стакан.

— Я не думаю, что она такая, как ты говоришь, Марти. Не забывай, что она, наверное, живет в большом доме и все такое, и наверняка не знает простых людей.

— Тогда пусть она, ради Бога, остается в своем большом доме! Значит, я прихожу домой, — продолжал он рассказывать, — и я устал. Я целый день вожу здоровенный грузовик. Поэтому я люблю сесть и расслабиться, выпить несколько стаканов пива. Я сам покупаю это чертово пиво, разве нет? Какое, черт подери, право имеет эта баба говорить Энни, что я плохой муж и отец, запойный алкоголик — вот что она говорит из-за нескольких стаканов пива, — я не могу платить дантисту за своих детей! Она, гадина, хочет убедить Энни бросить меня! Из-за того, что я люблю пиво и не очень-то правильно говорю по-английски. Она болтает, что я плохо влияю на детей! На моих детей!

— Не очень тактично, — сказал Мендоса.

— На моих детей! Энни, еще пива. Позвольте мне сказать вам, мистер, я своих детей воспитываю правильно, всех шестерых. Не разрешаю им мошенничать, врать, я их порю, и они знают, за что. Всю жизнь они каждое воскресенье ходят в церковь. Но Энни! Эта Чедвик сбивает ее с толку. Раньше ты всегда была мной довольна! — добавил он, обращаясь к жене.

Она осторожно налила пиво.

— Ну, будет тебе, Марти. Просто она все время говорила насчет детей. Она-то образованная и знает все эти вещи. Из-за этого я и чувствовала себя какой-то несчастной, она говорила только…

— Черт побери, я не позволю этой сопливой бабенке да и никому другому приходить и делать мою жену несчастной, понятно? Значит, она пожаловалась…

— Нет, — сказал Мендоса. — Она мертва, мистер О'Хара. Убита в прошлую субботу ночью.

— Убита, о Иисус! — воскликнул О'Хара. Он даже про пиво забыл. — Ну и ну, будь я проклят! — Потом он рассмеялся. — Держу пари, кто бы он ни был, у него была не слабая причина! Даю голову на отсечение, она здорово это заслужила.

— Ну, Марти, так же нельзя! Какое несчастье! Я уверена, что она хотела, как лучше…

— А разве не говорит нам преподобный О'Нейл, какая дорога вымощена благими намерениями? — сказал О'Хара. — Кто ее убил?

— Видите ли, мы еще не совсем уверены, — мягко ответил Мендоса. — Когда я прочитал ваше письмо, мистер О'Хара, я подумал, по всей вероятности, ее убили вы.

— Я? — тупо переспросил О'Хара.

— Ох, Марти! Господин офицер, это не он! Он, правда, грубо иногда говорит, но, по-настоящему, он мягкий как масло, — это не он…

— Я? Ну и дела, будь я проклят, — сказал О'Хара. В его голосе не было тревоги, только интерес. — Нет, я ее не убивал, мистер. Она просто ужасно раздражала, понимаете? Но не настолько. В субботу вечером? А-а, я был в баре у Чарли, на углу, примерно до половины десятого, а потом мы с несколькими парнями по-приятельски зарядили маленькую партию в покер. Я с ними пробыл где-то до двух ночи. Энни может сказать, когда я пришел, потому что я разбудил ее и похвастался, что выиграл девять долларов. Можете спросить парней…

Мендоса слегка удивился, доставая ручку и блокнот, что покер может так сильно и так надолго увлечь нескольких взрослых мужчин. Ну понятно, бридж, — за ним можно просидеть всю ночь. Хотя люди бывают разные. Он записал имена и поблагодарил О'Хару.

— Чтобы я кого-нибудь убил, — сказал О'Хара. Эта мысль его позабавила — и польстила. — Иногда у меня от нее в глазах темнело, вот и все.

— Он просто болтает, — сказала его жена упавшим голосом. — Как он мог убить, если он ни разу в жизни женщину пальцем не тронул, господин офицер, уж я-то знаю…

— Конечно, не тронул, — О'Хара подмигнул Мендосе. — А все детишки появились само собой, как говорят, путем самозарождения.

— Марти! Я совсем не об этом! Пожалуйста, господин офицер…

Мендоса, которому мистер О'Хара, в общем-то, понравился, сказал, что им не стоит беспокоиться, и вышел. Было тридцать пять минут пятого — мистер О'Хара оказался весьма разговорчивым. Он подумал, что нет особого смысла проверять алиби О'Хары, но порядок, конечно, есть порядок… Наша Маргарет определенно лезла не в свои дела — везде, где бы ни находилась… Он поехал обратно в управление и приказал сержанту Лейку послать людей проверить алиби, а заодно передал сержанту имена с адресами других подопечных Маргарет и попросил, чтобы кто-нибудь их навестил, так, на всякий случай, может, что-то еще всплывет — что она сказала либо сделала.

Он решил, что сегодня ему, пожалуй, делать больше нечего, и поехал домой. Лето было раннее и жаркое; ехать по забитым машинами улицам было сущее убийство. Когда он приехал, машины Элисон в гараже не оказалось. Все еще у архитекторов, подумал он, у нее проснулся инстинкт гнездования.

Он вошел в квартиру и с удовольствием ощутил прохладу от кондиционера. Три кошки — его милая Бает со своими детьми — вышли его встречать. Он немного повозился с ними. Квартира, где он так долго прожил один, без Элисон, выглядела непривычно пустой. Против обыкновения он решил выпить и пошел на кухню.

Сеньор опять открыл буфет над мойкой, и теперь в раковине под капающим краном, лежал пакет крупы, плитка шоколада и открытый пакет риса. Кот, унаследовавший от сиамского папаши любовь к возвышенным местам, сидел на холодильнике и пристально смотрел на Мендосу неподвижным, ничего не выражающим взглядом.

— Senor Malevolencia! — сказал Мендоса. — Почему ты не можешь себя вести, как твоя мать и сестры?

Сеньор с интересом посмотрел, как Мендоса наводит порядок, дождался, когда тот стал наливать водку, и легко спрыгнул ему на плечо. Стакан выпал и разбился вдребезги.

— Fuera — es el colmo [27]! Я тебя завтра утоплю!

Он отнес Сеньора и новый стакан с выпивкой обратно в гостиную и, пока кот задумчиво вылизывал свои лапы, думал о Маргарет. Когда он допил свою порцию, в замке щелкнул ключ и вошла Элисон.

— Ты сегодня рано! Прости, Луис, — я только съездила купить сигарет…

— Тайна счастливого брака: ты все еще можешь меня озадачить. За что ты извиняешься?

Элисон засмеялась и поставила сумку.

— Я очень старомодна. Когда муж приходит домой, обед должен быть почти готов, а жена в переднике и аппетитно пахнет. Пережиток, доставшийся мне от всех моих крестьянских предков. Я чувствую себя виноватой, если выходит иначе. — Она спихнула Сеньора и устроилась на коленях у мужа вместо него.

— Ты его обидела, и он в отместку придумает какую-нибудь дьявольскую шутку. И ты в самом деле аппетитно пахнешь — гвоздикой, очень мило. Ты видела архитекторов?

— Не напоминай мне! Они желают говорить лишь о том, где должны пройти трубы, где будут батареи, прямо как водопроводчики. И все толкуют, почему нельзя сделать в точности так, как я задумала. Да еще твердят, что испанский стиль больше не в моде. Хотя никакой другой для здешнего климата не годится. Да, Берта все-таки будет у нас работать, она меня так успокоила, Луис…

Он должным образом оценил и Мабель, и «немецкую овчарку».

— Хотя я полагаю, — проговорила она задумчиво, — что все это будет стоить ужасно дорого.

— Ладно, не переживай, у меня есть деньги.

— Я знаю, но… — прижавшись к нему теснее, Элисон немного помолчала. — Ты опять забыл про мыло. Я положила новый кусок… Наверное, что-то есть во всех этих разговорах о влиянии среды, в которой человек находится в детстве. Кажется, я никогда не привыкну к тому, что у меня есть деньги. Настоящие деньги. И ты тоже не привыкнешь. Глупые мелочные скряги. Ты так и будешь экономить кусок мыла до тех пор, пока обмылок уже невозможно будет удержать в руках.

Он рассмеялся:

— Это верно. Я отучился припрятывать недокурен-ные сигареты, а с мылом справиться не могу. Моя бабушка всегда сохраняла обмылки и складывала их в одно место. Нужные шесть или восемь центов не всегда имелись… а старик сидел на таких деньгах, если б мы только знали…

— Ничего, дорогой, она все же успела ими попользоваться.

Мендоса поцеловал жену, и они немного помолчали.

— Я отвезу тебя куда-нибудь обедать. Хотя и не следует тебя баловать. Ты признаешь, что допустила промах и не справляешься с обязанностями жены…

— Мі ато, но я старалась! Начала готовить для тебя дом…

— Слушай, бесстыдница, разве я не знаю, что если женщина начинает называть меня господином и повелителем, то надо смотреть в оба! Иди переоденься, мы поедем в приличное место.

— Тебе надо еще побриться. И слегка подровнять усы.

— Оставь мои усы в покое. Desvergonzada [28] — никакого стыда! Ты плохая жена, ты пытаешься мной командовать. Поедем в «Куэрнаваку». Тебе хватит сорока минут на душ и все прочее? Я позвоню, закажу столик.

— Сперва кошек покорми, amado.

Миссис Мэри Уипли вышла из автобуса и бодро зашагала по Монтесума-стрит. Несмотря на свои пятьдесят девять лет, миссис Уипли была полна энергии. Она всегда много трудилась, но работа ее не тяготила. Она прошла два квартала и свернула на Флорентина-стрит. Здесь она миновала несколько старых домов — небольших, большинство из них на шесть семей — и еще более старых калифорнийских бунгало. Палисадники перед домами в большинстве своем содержались не очень аккуратно. В середине квартала она замедлила шаги возле одного из них, поглядывая на ведущую к дому дорожку. Она хотела справиться о бедной сестре маленькой миссис Хилл, но не видела ее уже несколько дней. Кажется, некоторые люди рождаются под несчастной звездой — им всегда не везет. Она сказала, что это лишь вопрос времени. Сестре миссис Хилл всего только двадцать девять лет. Тут поневоле усомнишься, прав ли святой отец, когда говорит о Божественном промысле: это так несправедливо.

Сейчас, пожалуй, лучше не заходить, она, наверное, готовит ужин. Для себя и своего кота. Миссис Уипли не очень-то любила кошек. Пусть даже это красивое создание, все равно поразительно, как миссис Хилл обожает своего кота, точно он — ее собственный ребенок.

Она пошла дальше. Когда двигаешься, чувствуешь себя удачливее, чем привык думать. В жизни много несчастий и горя: Дэн погиб в аварии, когда ему было всего сорок два, и она снова должна ходить на работу. Детей нет, поэтому она совершенно одинока. Но она жива, здорова, у нее все в порядке. Если только не какой-нибудь несчастный случай, — постучать по дереву, — она проживет еще добрых двадцать лет и, как говорится, сохранит свои умственные и физические способности. Она до сих пор любит кино и иногда ходит обедать в ресторан. И в то же время другие — маленькая миссис Хилл и ее бедная сестра — такие молодые и неудачливые. Муж ее бросил, похоже, он немного чокнутый. Ну и туберкулез не спрашивает о возрасте. Лучше она повидает миссис Хилл завтра или послезавтра, по пути домой или на работу. Чтобы поинтересоваться и поддержать. Кроме того, она и сама хочет поужинать.

Она прошла мимо, не заметив смотревшего на нее большого серебристо-дымчатого кота.

Кота не интересовала миссис Уипли. Она была не та, кого он ждал.

Джей Реддинг философски размышлял, что это просто его обычное невезение. Кругом множество блондинок, но в эту он мог бы влюбиться. Поистине хорошая девушка. Сразу видно. Сегодня он собирался попросить ее о свидании в субботу вечером. Она относилась к нему дружелюбно, он полагал, что она бы согласилась. Но вот ее мастер утверждает, что она ушла с работы совершенно неожиданно. Мастер был раздражен и от души высказался про легкомысленных баб, но Реддинг подумал, что у нее, видимо, была серьезная причина. Насколько он ее знал — хорошая, усердная работница… Жаль. Она ему очень нравилась, он уже настроился, успел помечтать о ней немного. Но она исчезла прежде, чем он смог узнать ее получше. Вот так у него всегда.

Уже третья ночь, как кот оставался один. Ему хотелось есть, он устал и боялся. Его мозг заполняла огромная смутная тоска по всему, столь необъяснимо изчез-нувшему из его жизни: по ласковым словам, по щетке, по еде и молоку, по теплым коленям, по теплу в доме. Он ничего не понимал и чувствовал себя неуютно. Он был несчастен. Давно прошло время, когда она должна была прийти, но он все еще сидел на крыльце, мягко обвившись хвостом, и ждал.

Приближался важный для сержанта Лейка вечер: сегодня его младшая дочь Кэти давала фортепианный концерт в доме своего учителя музыки, поэтому он был приятно возбужден и озабочен. Он правильно выполнял все распоряжения Мендосы, но не уделял должного внимания деталям. Было уже поздновато посылать людей из дневной смены, поэтому он передал дела ночному дежурному, сержанту Фарреллу.

— Он хочет, чтобы кто-нибудь поговорил вот с этими людьми. По делу Чедвик. Она их всех знала. Их надо спросить, рассказывала ли она им что-нибудь о своей семье и так далее.

— О'кей, — сказал Фаррелл, — я прослежу.

Разумеется, Мендоса примерно так и сказал. Так, да не совсем. Но Лейк думал о Кэти.

По адресам, указанным в списке, Фаррелл послал новоиспеченного сержанта Чени. Чени был добросовестный человек, но лишенный воображения. Он нашел всех людей из списка, к счастью, все они жили там, где и предполагалось, и каждого спросил о взаимоотношениях с Маргарет Чедвик. Ответы он подытожил в отчете.

«Уолкер. Пациентка Центр, больн. Молодая женщина. Говорит, что М.Ч. приходила дважды в неделю, приносила конфеты и фрукты. Приятное впечатление. Никогда ничего не рассказывала о личной жизни. Сингер. Пожилая дама, дом престарелых. Припадки. Говорит, что М.Ч. приносила журналы, сласти, милая и приятная. Никогда о себе ничего не говорила. Приходила примерно раз в неделю. Клингман. Женщина среднего возраста, амбулаторный пациент Центральной больницы, артрит. Говорит, что М.Ч. раз в неделю привозила ее в клинику. Очень милая, но никогда не рассказывала о себе. Миссис К. призналась, что недолюбливала ее, М.Ч. казалась ей высокомерной, разговаривала свысока, хотя и старалась быть милой. Никто из них не знает адреса М.Ч. или что-либо о ее семье».

Ничего интересного. Чени платили за подобную неинтересную работу. Он выполнял ее добросовестно.

ЧАСТЬ 10

Сегодня предварительное слушание по делу Маргарет, заключение заранее известно. Сегодня же похороны Маргарет, по всем правилам, в Форест Лоун. Мендосу оба мероприятия не интересовали, и то, и другое — условности. Хэкет посетит слушание, но это всего лишь формальность.

Луис сидел за столом и глядел на бумагу со сведениями о лицах, которых в последнее время посещала Маргарет. Интересного мало, очень мало.

— Какой-то человек говорит, что может сообщить кое-что о Чедвик, — доложил, заглянув в дверь, сержант Лейк. — Возьмете трубку?

— Соедини… Лейтенант Мендоса слушает.

Осторожный мужской голос сказал:

— Я, в общем, просто подумал, что надо бы позвонить. После некоторых размышлений. Я не очень много могу вам сообщить, лейтенант. Меня зовут Хогг. Оскар Джей Хогг. Занимаюсь частным сыском. Альворадо, двести четыре.

— Да, мистер Хогг?

— Видите ли, я насчет мисс Чедвик. Маргарет Чедвик, которую убили в машине. Я узнал из газет. Не представляю, чем это может помочь, лейтенант, но кто его знает? В общем, я решил, что надо вам рассказать. Вы же знаете. Мы должны сотрудничать.

— Да. Вы знаете мисс Чедвик?

— Она позвонила, — горестно сказал Хогг, — в субботу, во второй половине дня, просила ее принять. Нет, мы так и не встретились. Я ей назначил на понедельник, до обеда… Нет, сэр, она не сказала, зачем. Просто, мол, будет для нас задание, а какое — скажет при встрече… Нет, о цене не спрашивала… Она ничего не сказала, только хотела договориться о встрече… Да, сэр, до понедельника я был занят. Вот и все, что я могу вам сообщить. Я подумал…

Мендоса сказал, что это интересно, и поблагодарил его. Это действительно было интересно. Он подумал, что самое время сесть и хорошенько надо всем поразмыслить, попытаться соединить разрозненные факты.

— У Скарни для вас кое-что есть, лейтенант, — сказал сержант Лейк. Вошел Скарни и положил на стол Мендосе конверт.

— Не знаю, насколько это стоящее. Собрано в «бьюике» пылесосом. С машиной как, можно отдавать? Миссис Чедвик уже звонила, спрашивала.

— Неужели? Ну, разумеется, проверяет сохранность материальных ценностей. Да, можно, спасибо.

Скарни вышел, и Мендоса открыл конверт.

Клочки и кусочки, все правильно. Петелька от застежки. Крошечная изогнутая полоска металла золотого цвета, соединительная деталь чего-то — браслета, ожерелья? Плоский черный кожаный бантик, возможно, с женской туфли. Треугольный обрывок бумаги.

Он разложил предметы на столе и осмотрел их. Выбрал клочок бумаги, пощупал его. Кое-что сказать можно. Бумага необычная — с одной стороны глянцевая, с другой — шероховатая. Фотоснимок. Уголок фотографии, почти наверняка — обыкновенный моментальный снимок, судя по размеру. Оторван неаккуратно, и по оставшемуся клочку невозможно восстановить изображение — кроме узкого белого края фотографии, видно лишь что-то светлое (небо или часть стены). Однако Мендоса решил, что уголок оторвался, когда, скажем, один человек выхватил фотографию у другого — его не загибали перед тем, как оторвать.

Ну и о чем это говорит? Ни о чем. Люди, сидящие в машине, смотрят фотографии, может быть, несколько девушек, выхватывают друг у друга из рук, кто-то случайно и оторвал. С другой стороны, бумага толстая и плотная, ее так просто не порвешь, как папиросную или даже писчую бумагу. Он положил обрывок и уставился на изогнутый кусочек металла. Вот тут ему в голову пришло нечто совершенно фантастическое. Ведь большинство женщин носят украшения — настоящие драгоценности или всякую там чепуху. И огромное большинство украшений — браслетов или ожерелий — имеют застежки или соединительные звенья. Еще сейчас в моде маленькие кулоны на тонких цепочках, кулоны подвешиваются с помощью специальных колечек. Маленький изогнутый кусочек металла вполне мог оказаться частью застежки, соединительного звена или колечка от кулона. А еще он мог быть частью кольца, пристегивающего амулет к браслету.

Мендоса какое-то время смотрел на металлический предмет, затем поднял трубку внутреннего телефона и спросил, нет ли поблизости Паллисера. «О'кей, пришлите его сюда, пожалуйста».

Когда Паллисер вошел, Мендоса поинтересовался, как у него идут дела.

— Никак, — отвечал Паллисер. — Пока мы не узнаем личности убитой, совершенно не за что уцепиться.

Из службы розыска пропавших еще ничего не поступало, а ювелирным фирмам, думаю, требуется определенное время, чтобы просмотреть все свои старые записи. Вы же знаете, сэр, как тянутся подобные дела. Я сделал все, что…

— Хорошо. Взгляни на эту вещь. Возможно, это часть кольца, которым амулет крепится к браслету.

Паллисер внимательно рассмотрел предмет и сказал, что не исключено.

— Меня далеко заносит, — проговорил Мендоса, сам на себя раздражаясь. — Разве не довольно одной Маргарет? Зачем приплетать сюда еще один труп? Арт совершенно прав, город большой, и двое не связанных между собой убийц могли задушить двух разных женщин в одну и ту же ночь. Я такое допускаю. Но все же… все же… Действительно ли это совпадение?

— Вы думаете, они связаны? Но как? Я не вижу… Хотя, конечно, мы совершенно ничего не знаем о блондинке. Пока.

— Не знаем. Но можно отнести эту штучку в лабораторию и спросить, какой она пробы и золото ли эго вообще. Но это опять же совершенно ничего не даст. Мы знаем, что амулет блондинки был золотой. Но у Маргарет были настоящие драгоценности, и наверняка подобные вещи имели ее подруги. И наоборот, на блондинке были недорогие украшения, и Маргарет тоже такие имела, и, несомненно, ее подруги. И браслеты с амулетом — дорогие или дешевые — носят повсюду. Браслет или ожерелье в машине Маргарет могли сломаться у кого угодно. Однако выяснить насчет этой штучки не помешает.

— Да, сэр. Простите, сэр… — Паллисер заколебался. — Могу я вас кое о чем спросить?

— М-м?

— Как-то я разговаривал с Хиггинсом, и он случайно упомянул, что… что вы впервые повстречали свою жену во время расследования, то есть, она была свидетелем или что-то такое. Я…

— Да, ну и что?

— В общем, я просто подумал, хорошо ли, если с кем-нибудь познакомишься так же, как вы… Хиггинс говорит — ничего страшного. Я думал, могут быть какие-нибудь возражения. Но если… Но если…

Мендоса усмехнулся.

— Это зависит от дамы, не так ли? Кого ты в последнее время встречал? A-а, Сильверман. Да, конечно, я с тобой согласен — необычная девушка. Если она не возражает, то я тоже. М-да, Роберта Сильверман…

— Вы ведь не думаете, что она замешана в?.. — у Паллисера словно дыхание перехватило.

— Я не думаю, но я могу ошибаться. Раньше такое случалось. Я даже сразу узнал всю подноготную. У нее есть мотив. Пожалуй, тебе лучше о нем знать.

Он рассказал Паллисеру о Роберте Сильверман, и тот был глубоко возмущен женихом-маловером.

— Что за подлец — ведь всякому понятно… И эта коварная Чедвик… Но, лейтенант, разве это мотив для убийства? В конце концов… — Он выглядел несчастным. Начал говорить что-то еще, замолк.

— Вот поработаешь с мое, — сказал Мендоса, — тогда узнаешь, что для разных людей мотивы имеют разное значение. Я знал человека, которого убили из-за сдачи в четыре цента, — и с другой стороны, некоторые люди терпят огромные унижения и пытки и никогда не мстят. Достаточна ли причина для убийства — зависит от человека. Оттого, как он устроен. Пока еще рано делать выводы, но, по-моему, мисс Сильверман не убийца. По крайней мере, сейчас мне так кажется.

— Ну что ж, — сказал Паллисер, — спасибо, сэр. Я отнесу эту вещицу в лабораторию.

Мендоса закурил и снова задумался. Ему по-прежнему нравилась, очень нравилась версия об Ардене и Даррелле, как об убийцах номер один и номер два. Очевидный мотив, если они… Он на девяносто процентов был уверен в этом «если». Правда, появился частный сыщик Хогг, которого хотела нанять Маргарет. Для чего? Скорее всего, чтобы за кем-то следить: она, очевидно, кого-то в чем-то подозревала и надеялась получить прямые доказательства.

Любопытная Маргарет везде подсматривала, всегда ожидала худшего, делала самые неблагоприятные для других выводы. Но, как говорится, иной раз и дурак правду скажет. Подобные ей люди, в отличие от своих менее подозрительных собратьев, гораздо чаще натыкаются на не столь уж невинные секреты. Возможно, опасные секреты, которые таким образом могут открыться там, где не следует. Значит, надо ей закрыть рот, пока она не разболтала или не узнала что-то еще.

Однако, если это были Арден и Даррелл, то в смерти Маргарет повинно не ее любопытство, и частный сыщик Хогг не вписывался в схему. Какое бы задание Маргарет ни хотела ему поручить — оно не имело отношения к убийству. В любом случае, положим, она наткнулась на что-то настолько серьезное, что захотела привлечь для проверки Хогга — можно ли с уверенностью сказать, что она стала бы скрывать свои планы от объекта подозрений или нет? Она не производила впечатления очень уж хитрой, судя по случаю с О'Харой. Она могла запросто подойти к человеку X — тому самому X — и без обиняков заявить: «Я думаю, ты крадешь деньги из моего кошелька» (одной из горничных?) или: «По-моему, ты растрачиваешь деньги босса» (мужу подруги?), и вполне могла добавить: «Я собираюсь приставить к тебе детектива». Про Маргарет можно определенно сказать одно — она готова была приложить все усилия, чтобы доказать случайное недоброе подозрение, и имела деньги, чтобы нанять частного сыщика.

Арден и Даррелл. Их вполне можно подозревать. Скажем, Даррелл. Может, он все еще обрабатывает, соблазняет Ардена. А может, за все время их знакомства он и не пытался сделать из него любовника, возможно, ему хватало других, на стороне. А теперь начал, о чем Маргарет откуда-то узнала или что-то заподозрила, и все сказала ему. Люди подобного сорта неуравновешенны. Вот Даррелл ее и убил, чтобы заткнуть ей рот.

Или возьмем Ардена и Даррелла вместе. Допустим, что Арден уже некоторое время любовник Даррелла (открытка с озера Тахо), а Маргарет и его мать, сама невинность, подталкивали Ардена сделать ей предложение, чего он совершенно не хотел. И потом Маргарет, которая раньше, вполне вероятно, не задумывалась о таких грязных материях, по какой-то причине стала подозревать Даррелла и проболталась. Попыталась убедить Ардена расстаться с ним, объясняя, что тот оказывает плохое влияние, и не предполагая, что Арден и сам точно такой же, как его друг. И когда Арден отказался, она объявила, что для доказательства своей правоты наймет частного сыщика. Этого они не могли допустить, потому что всплыли бы прошлые делишки Даррелла, и обо всем могла узнать миссис Арден. Вспомним, что деньгами распоряжалась она, все это могло ей сильно не понравиться. В любом случае нельзя было позволить Маргарет поделиться с миссис Арден своими подозрениями. Следовало быстро от нее избавиться. Если все так, то угроза обратиться к частному детективу заставила убийцу поторопиться. Ему все так же нравилась идея об убийце номер один и номер два. Ведь двоим совершить это преступление было гораздо легче.

Он позвонил по внутреннему телефону и пригласил к себе Хиггинса. Имей Хиггинс университетский диплом и более высокий коэффициент умственного развития он был бы копией Хэкета; никто не воспринимал его иначе как полицейским. Он был высок, производил обманчивое впечатление тупого флегматика, носил костюмы из магазина готовой одежды, поэтому от наплечной кобуры всегда немного оттопыривался пиджак. Мендоса предложил ему сесть.

— Прежде чем я дам тебе новое задание, расскажи, что там насчет Джейнис Хедли?

— Хватило всего пары вопросов, — ответил Хиггинс. — Когда я сказал, что у нас есть ее письмо к мисс Чедвик, ее будто прорвало. Она такая пухленькая блондинка, не слишком умная. Кажется, около года назад она время от времени позволяла Ханту, то есть Хантеру Колдуэллу, торговцу недвижимостью на Спринг-стрит, купить ей выпить. В клубе, например, или еще где они встречались. Несколько раз он ее подвез на машине. Просто случайные встречи и ничего больше. Она так говорит. Только Маргарет Чедвик что-то себе вообразила и стала там и сям распространять разные слухи.

— Ну и?..

— Ну и вскоре они дошли до ее мужа Джона и он пришел в ярость. Она говорит, что произошло глупое недоразумение, она доказала мужу, что ничего такого не было, но буквально на коленях меня умоляла: не ворошите это дело вновь, господин офицер, откуда я заключил, что Джон был действительнб взбешен ой-ой как.

— М-м, похоже на правду. О'кей. Сейчас я хочу послать тебя повидать двух парней — сначала Ардена, сегодня во второй половине дня он должен присутствовать на похоронах, поэтому, скорее всего, будет дома. Если нет — поезжай к Дарреллу. Вот адреса. Я хочу, чтобы ты смотрелся как настоящий грубый полицейский старой закваски. Нагони на них страху — словно мы уже подали заявку на ордер и как только его получим, заметем их и применим третью степень. Comprende [29]?

— Понятно.

— Спроси обоих, где они останавливались в субботу вечером и в какое примерно время. Если назовут — поезжай туда и проверь. Я почти уверен, что они говорить не станут. Кажется, я знаю, куда они ездили, и они постесняются это признать. Чем больше ты их припугнешь, тем лучше. Думаю, Ардена припугнуть легче, чем Даррелла.

— О'кей, — сказал Хиггинс. Он поднялся, нахмурил брови, придав лицу глуповатое выражение, и воинственно подался вперед. — Колись давай, болван! Так пойдет? Настоящие тридцатые годы, а?

— В самый раз. Думаю, эти двое не догадываются, что нынче полиция работает иначе.

Хиггинс засмеялся и вышел.

Мендоса завел «феррари» и поехал в Голливуд, в одно место на Фейрфаксе, под названием «Викторианская комната». Множество подобных заведений носят такие причудливые названия. Да, это проблема, в любом большом городе они собираются в стада — причем как мужчины, так и женщины. Есть и несколько подобных женских заведений. Полиция за ними присматривает, время от времени для разнообразия проводит там облавы, и иногда ей попадается находящийся в розыске человек.

Он остановил машину на стоянке, прошел обратно с полквартала пешком и вошел внутрь. Едва переступив порог, он почувствовал особую атмосферу заведения. Очень тихо, освещение ярче, чем в других барах. Претенциозный викторианский стиль: красный плюш, хрустальные люстры, даже темно-красный ковер. В этот час здесь было всего с десяток мужчин. Все сидели у столиков по двое, кроме одной группы из четырех человек. Когда Мендоса вошел, все взгляды устремились на него — незнакомец. Похоже, сюда редко захаживали посторонние, и большинство из них спешили сообщить бармену пароль: «Это место мне рекомендовал Джо Смит» или что-то вроде этого.

Мендоса знал, что будь он с женщиной, он не прошел бы от двери и трех шагов. Кто-нибудь преградил бы ему путь и вежливо сказал: «Извините, сэр, здесь частный клуб». Сейчас же все лишь смотрели на него. Он подошел к изогнутой стойке красного дерева, возле которой никого не было, и небрежно сказал бармену:

— Хлебной водки.

Бармен не спешил его обслужить.

— Вы здесь кого-нибудь знаете, мистер? У нас, в некотором роде, частный клуб.

— Это для меня не новость, — ответил Мендоса. На намек он не обиделся, ведь Арт прав — вопреки распространенному заблуждению, по внешности нельзя определить, что ты из себя представляешь. — Конечно, знаю. Джорджа Ардена и Майка Даррелла.

— А, да, — сказал бармен и налил водку. Мендоса взял стакан и обернулся, облокотившись на стойку, чтобы осмотреть зал. Нет, черта с два их отличишь от остальных. Только одного из посетителей можно опознать с первого взгляда — худосочный юнец в голубых штанах и рубашке, с подкрашенными губами и наведенным румянцем. Ну а вон тот волосатый, похожий на шкаф, парень в джинсах, угрюмый, с тяжелыми челюстями мужчина средних лет, сидящий рядом с худым приятелем не моложе его, человек в строгом костюме, лысый, румяный и с хорошим животиком, вон тот мужественного вида парень в хорошо сшитых брюках для верховой езды, с белыми ровными зубами, улыбающийся человеку, похожему на отличного, но опустившегося репортера, — совершенно обычные люди.

Мендоса повернулся обратно к бармену, который все еще поглядывал на него с сомнением. Может, у бармена, как более опытного, есть внутренний радар, который ему подсказывает, да или нет. В любом случае Мендоса ему не очень понравился. Это лейтенанта как раз устраивало. Бармен с подозрением разглядывал сшитый на заказ костюм Мендосы, его дорогой элегантный галстук. Бармен — крупный мускулистый мужик лет пятидесяти, лысый и щекастый — больше всего был похож на быка. Только кольца в носу не хватало. Довольно странно, но бармены и владельцы подобных заведений довольно часто оказываются обыкновенными людьми. По той или иной причине наркоманы, голубые начинают монополизировать определенное место и в конце концов, если бармен покладист и закрывает на все глаза, вытесняют оттуда всех остальных. Некоторые хозяева считают, что деньги новых клиентов так же хороши, как и всякие другие. Но как бы они вначале ни работали — честно или не очень — рано или поздно они сворачивают с прямой дорожки, потому что клиенты подобного толка — часто настоящие преступники, и, как неизбежный итог, начинаются громкие разборки, поножовщина и тому подобное.

— Несколько вопросов, — сказал Мендоса и достал удостоверение, голоса он не понизил. — Лейтенант, отдел по расследованию убийств.

Если и был в зале небольшой шум, то он мгновенно стих. За спиной Мендоса почувствовал напряжение и тревогу.

Бармен положил обе руки на стойку.

— Так, полиция, — сказал он. — Я мог бы догадаться. Это облава?

— Какая облава, когда я один? Дружище, я, конечно, неплох, но ведь не настолько, — сказал Мендоса. — Даже для твоих клиентов. И я сказал — расследование убийства, а не полиция нравов. Один прямой ответ. Были ли здесь в субботу вечером Джордж Арден и Майк Даррелл? В какое время, как долго?

— Зачем вам это знать?

— Вопросы задаю только я. Были?

— Они сами так сказали?

— Ты меня слышал. Были?

— Послушайте, у меня есть права, у всех есть права, вы не можете просто так прийти и начать меня спрашивать… Я имею право знать, что… Я ничего не скажу о моих друзьях, пока не узнаю…

Мендоса поставил стакан, дотянулся левой рукой до бармена и рванул его за узкий галстук к себе, наполовину вытащив из-за стойки. Влепил прямо по зубам звонкую затрещиігу.

— У тебя, друг, со слухом плохо, — сказал он мягко. — Я задал тебе вопрос. Ты на него отвечаешь, и тогда, может, я не буду задавать другие вопросы. Например, не числилось ли чего за тобой раньше? Или не оставил ли ты под стойкой несколько порций героина для особых клиентов? И как сильно ты разбавляешь благородный продукт?

— Черт вас подери, врываетесь тут и… Если кто настучал, будто здесь что-то было, то он брехло проклятое… — бармен трепыхался, как рыба на леске. Мендоса держал его крепко.

Сзади потихоньку нарастал шум, глухой злобный гул. Такой народ неуравновешен, а он один. Мендоса спокойно взглянул на покрасневшее лицо бармена и еще раз сильно ударил. Обычно он не одобрял подобные методы, но двадцатилетний опыт работы говорил, что мелкий преступный элемент понимает только одну вещь. С преступниками невозможно говорить на нормальном языке, потому что они сами не нормальные люди. И ты должен им показать, что полицейские гораздо жестче, чем они сами, чтобы поддерживать к себе должное уважение.

— Порадуй меня, дружок, — проговорил Мендоса, — будь хорошим мальчиком. — Если остальные набросятся… Он отпустил галстук и слегка оттолкнул бармена. Тот отшатнулся к полкам бара и стоял, облизывая губы.

— Хорошо, хорошо, — сказал бармен угрюмо. — Если они говорят, что были здесь, значит — были. Они почти каждую субботу по вечерам приходят. Точно. Какого черта весь этот шум? Конечно, они были, я вспомнил.

— Когда они сюда пришли?

— Я не помню! А они сказали — когда? Думаю, они лучше знают.

— Иди-ка сюда, дружок. Давай посмотрим, может, тебе память поправить.

— Нет! Я не… Ну, я думаю, где-то… примерно…

— Шевели мозгами.

— Д-девять часов, — сказал бармен, возвращая себе былую уверенность. — Да, где-то так. Они оставались здесь до закрытия. До двух ночи. Народу было — тьма, я… А что они…

— Ну и чудненько, — сказал Мендоса. — Ты был хорошим мальчиком. — Он положил на стол долларовую бумажку. — Водку ты разбавляешь немножко чересчур, но это не мое дело. В следующий раз, когда кто-нибудь задаст тебе вежливый вопрос, отвечай побыстрее и полегче. — Он повернулся и вышел. Все присутствующие тихо и напряженно проводили его взглядами до дверей.

Шагая к «феррари», он думал, что Арт, наверное, не так уж и не прав, называя его дураком за то, что он редко берет с собой оружие, но Мендоса не одобрял полицейских старого склада, которые всегда лезут в драку и чуть что — сразу палят. Хотя, конечно, здесь он мог оказаться в дураках и по другой причине. Законность получения доказательств — не шутка.

Он поехал обратно в управление, где в дверях столкнулся с Хэкетом. Слушание закончилось. Время было за полдень. Они сели в «феррари» и поехали перекусить к Федерико. Мендоса изложил Хэкету сегодняшние события.

— Да, славно, — сказал Хэкет по поводу бармена. — Окружному прокурору это не понравится, если дойдет до суда. Но что, если они действительно там были? Позже? Как раз во время преступления? Ты прямо как мальчишка, без толку шум поднимаешь.

— Да ладно, я знаю, — сказал Мендоса. — Но это надо было сделать.

— Конечно. Только у меня есть такой смешной предрассудок — не сажать в тюрьму невиновных. Даже таких людей, как Арден и Даррелл. Значит, очевидно, словам бармена верить нельзя. Он скажет что угодно ради своих друзей и хороших клиентов. Или можно? Может, они там были весь вечер, а про «Боул» всем говорили просто для отвода глаз. А может быть, они на самом деле пришли позже, а бармен всего лишь укрепляет их алиби. Однако же, если они действительно пришли позже, а перед этим ездили в «Боул», то этому уже никто не поверит, если бармен изменит показания и станет утверждать, что они появились в одиннадцать.

— Ладно, я уже ходил в детский сад.

— И вляпываешься в историю, когда недолго схлопотать пару ударов кастетом, — добавил Хэкет неодобрительно. — Шайка этих ненормальных — никогда не знаешь, что они выкинут. Мне, конечно, все равно, но почему-то мне нравится твоя рыжая жена. Хоть бы о ней подумал.

— Только добродетельные умирают молодыми, — сказал Мендоса, — разве ты не знаешь?

— В этом что-то есть.

После кофе они закурили. Хэкет взглянул на часы.

— Час дня. Начинаются похороны Маргарет. Знаешь что? Нам бы здорово помогло, если б мы могли читать мысли всех тех, кто сейчас сидит и слушает речь священника про то, какой она была прекрасной девушкой.

— Даже если бы и смогли, — сказал Мендоса язвительно, — то самооговор в качестве доказательства не принимается. Они закончат примерно через час? Пой-ду-ка повидаю присутствующих на похоронах. Я применяю к Джорджу психологический метод — очень простой психологический метод,

ЧАСТЬ 11

— Мы ничего не приносим в этот мир, — нараспев говорил приходской священник из церкви святой Анны, — и все здесь оставляем. Бог дал, Бог взял. Да святится имя Господа.

Преподобному Клауду Мертону было жарко в его облачениях, даже в этой самой большой в Форест Лоун церкви, но он старательно придавал своему тренированному баритону торжественность. Он весьма гордился тем, как читает Писание. Священник сделал паузу и продолжил из псалма тридцать девятого:

— «Тогда я сказал: вот, иду; в свитке книжном написано о мне: Я желаю исполнить волю твою, Боже, и закон твой у меня в сердце».

Господи, думал Джордж Арден, я должен осмотрительно разговаривать с ними. Приходят, спрашивают. Как будто… как будто они подозревают. Мы должны быть осторожны. Сохранять спокойствие, не терять головы. Боже милостивый, мы не можем все быть одинаковыми. Как будто мы уроды какие-нибудь. Но Майку нельзя было, о Боже, ругать полицейского, нельзя было все это говорить… Надо быть осторожным. Как будто быть немного другим — преступление. Майк… его посадят в тюрьму… Нас обоих посадят в тюрьму… о Боже, только потому…

Маргарет… Проклятая Маргарет! Поделом ей. Мама… Она не понимала, никто не понимал. Разговаривали с ним. Окручивали. За его спиной договаривались… Ужас! Даже подумать страшно! Никогда, никогда, никогда… Они не понимали. Майк говорил: большинство людей еще не готовы понять, что некоторые из нас просто другие. Это верно. Нужно смириться. Смириться с необходимостью скрывать…

Но даже Майк не понимает, сколько он натерпелся от Маргарет, как он ее ненавидел и боялся. Она его словно загипнотизировала, несмотря ни на что он чувствовал, она сумеет сделать так, чтобы это произошло. А теперь ее готовятся опустить в землю, в дорогом гробу из чистого дерева. Гроб сгниет, черви и тлен доберутся до тела, обряженного и приукрашенного служащими похоронного бюро, и превратят это тело, которое сейчас лежит среди множества цветов, в страшный безобразный прах.

Джордж безмолвно содрогнулся от дикой радости — настоящей, искренней радости. Он облизнул губы и сидел тихо, прислушиваясь к сильному голосу священника, думая о Майке.

— Человек пребывает в суетной гордыне и беспокоится о пустом: он стяжает богатства, но не может сказать, кто соберет их…

По крайней мере половина здесь — нелепая ложь, думал Кеннет Лорд. Некоторые могут сказать. Как раз сейчас он знал, кто собирается воспользоваться частью богатств Чедвиков… Он посмотрел на Лауру, сидящую рядом с ним, и ободряюще пожал ей руку. Назовем это здравым смыслом. Лаура хорошая девушка — не совсем уж дурнушка. И на все готова, и без памяти любит его — единственного мужчину, который обратил на нее внимание. Совершенно естественно. Как и многие некрасивые женщины, она может быть неожиданно пылкой. Лаура ему действительно нравилась. Хорошая девушка. Из них получится прекрасная пара, особенно если их союз укрепить деньгами. А позже, в случае необходимости, ее чертовски легко будет провести.

Порой Лаура его удивляла, так удивляла! В каких-то случаях она выглядела не такой уж безмозглой дурой, действительно хорошая девушка. И все сейчас идет как по маслу — родителям он нравится, они ему верят. Разумеется, надо самому о себе заботиться, никто другой не позаботится.

Он снова сжал ее руку. Она посмотрела на него, бледная, с застывшим выражением, и ответила рукопожатием. Придвинулась к нему чуть ближе. Он взглянул на миссис Чедвик. Да уж, хладнокровная особа. Как будто на выставке собак или модной одежды. Женщины…

— Первый человек суть бренный, земной; второй человек — Господь на небесах…

Все очень прилично, думала Мира Чедвик. Цветов вполне достаточно. Для такой надоедливой девицы, — проскользнула вдруг непрошеная мысль, которую она тут же в легкой панике поспешила прогнать. Так нельзя думать, неужели она произнесла это вслух? Нет, конечно, нет. Что за странные реакции у нее в последнее время — она утрачивает контроль над собой. Вот и тогда, когда в доме была полиция, она сорвалась, выкрикнула непристойные ругательства… Нет, нет, нет. Моя дочь умерла, я ее оплакиваю. Полиция. Этот полицейский, мексиканец, воображающий себя джентльменом. Однако итальянский шелк его костюма — настоящий, он стоит не меньше двухсот долларов. Берет взятки, конечно. Везде коррупция, разложение. Тело в гробу тоже начало разлагаться — уже прошло три дня. Она невольно вздрогнула. Муж накрыл ладонью ее руку. Она незаметно отодвинулась.

Затем все направились к могиле. К сожалению, склон был очень крутой, многие остались у дороги.

— Человек рождается из женского чрева, но жизнь его коротка и полна страданий.

Страдание, думал Чарльз Чедвик. Здесь моя дочь, плоть от плоти моей, а я так мало чувствую. Я должен был глубже страдать. Но эта бледная холодная женщина держала дочерей от меня подальше. Если бы был сын… Всю жизнь ее интересовала лишь материальная сторона: дом, одежда, подобающие клубы. Нет. Это не имело бы значения, будь у нее немного тепла. Она держала детей от меня в отдалении — вот они и похожи на нее. Но любила ли она Маргарет? Что она, такая неподвижная и непроницаемая, сейчас чувствует? Есть ли в ней хоть сколько-нибудь любви, или она лишь тщательно одетая оболочка женщины, которая говорит, что нужно, и поступает, как нужно? Я не знаю. Хелен могла бы объяснить — она таккя мудрая. И теплая. В церкви сейчас холодно, очень холодно. Я до смерти хочу теплоты Хелен, и я дурак. Дурак уже столько лет… Девять лет. Мне было сорок два — вполне еще молодой мужчина. Я мог, мог. Деньги. Это не должно упираться в деньги. Но именно в деньги все упирается. Неизбежно! Хелен, моя дорогая… Моя дочь, молодая, умерла насильственной смертью, я должен горевать. Но как? Я по-настоящему не знал ее и не любил. Последняя мысль его потрясла. Ужасно. Но это бесчеловечный закон — если кто-то совершил более или менее инстинктивный акт с женским телом (причем, с женщиной напряженной, неловкой, чуть ли не против ее воли), то обязательно должен любить и результат совершенного акта. Он стоял, и его не покидала мысль о Хелен, теплой доброй Хелен, с которой ему всегда было хорошо.

— …страх перед смертью есть грех, и сила греха есть закон. Но слава Богу, который дал нам победу через нашего Господа Иисуса Христа. Поэтому, братья мои, будьте стойкими и неколебимыми…

Все это время Лаура Чедвик думала только одно: я ее ненавидела, и она умерла, слава Богу. Это безнравственно, но я ничего не могу поделать. Я ее ненавидела, и она, слава Богу, умерла. Она поближе придвинулась к Кену, почувствовала его спокойное тепло, его теплую руку. Слава Богу, она мертва, мне должно быть стыдно, но я ее ненавидела…

— …Ты знаешь, о Господи, тайны наших сердец, милостиво услышь нашу молитву и пощади нас, Господи…

Роза Ларкин испытывала подобающие моменту чувства, которые она забудет через несколько часов.

Роберта Сильверман, приехавшая, к своему удивлению, на похороны, ощущала некоторую вину, потому что все время мысленно возвращалась к тому полицейскому сержанту, который позвонил ей и извиняющимся тоном пригласил поужинать в субботу вечером. Сама себе удивляясь, она согласилась… Лейтенант Мендоса. Он обязательно найдет. Элисон Мендоса — забавное сочетание… Должно быть, с ним не просто жить бок о бок изо дня в день. Пожалуй, он даже слишком умный. Это неудобно. Сержант Джон Паллисер…

Джейнис Хедли праведно думала все, что полагается, и заодно беспокоилась, так ли ей идет новая шляпка, как уверял продавец.

Миссис Сильвия Эшбрук, одна из немногих, искренне молилась вместе со священником.

Кругом толкались репортеры и фотографы, собралась горстка зевак.

— Милость Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога, и поддержка Духа Святого да пребудут с нами во веки веков. Аминь, — проговорил преподобный Мертон и закрыл молитвенник. Люди от могилы стали подниматься по склону к дороге и к своим машинам. Замелькали вспышки. Кто-то — Роберте показалось, что жених Лауры Чедвик — сердито запротестовал. Роберта обнаружила, что бредет рядом с Розой Ларкин, — глупой женщиной, которая ей никогда особенно не нравилась. Та что-то говорила, что принято в подобных случаях. Здесь же шел Джордж Арден — молодой человек приятной внешности, в строгом темном костюме и галстуке, со скорбным лицом.

— Все прошло так, что Маргарет бы понравилось, — тихо сказала Роза Ларкин.

Роберта непочтительно подумала: да неужели? Она перешагивала через бронзовые надгробные плиты. Вышла на вершину подъема, к веренице машин.

Посередине узкой дороги появился новый автомобиль. Длинная черная сверкающая машина, которая всем своим видом внушает ощущение власти и денег. Мендоса стоял, небрежно прислонившись к дверце, и словно чего-то ждал. Он выглядит, подумала Роберта, как экранный злодей. Узкая линия рта, на лице выражение небрежной уверенности видавшего виды человека.

Только сдержанный, без нахальства. Очень хорошая одежда, сигарета в зубах. Он не то чтобы красив, но из тех мужчин, кому женщины охотно сдаются. Весьма охотно.

Он ждал, и в тот момент, когда мимо проходил Джордж Арден, бросивший на него нервный взгляд, затоптал сигарету и сказал:

— А, мистер Арден. Извините меня. Я надеялся вас здесь застать.

Роберта прошла мимо, возле своей машины она остановилась и оглянулась.

— Э-э…что вам? — нервно произнес Арден и остановился.

— Очень прошу простить, что побеспокоил вас в такое время. — Чедвики и Кеннет Лорд шли сразу за Арденом и были уже у самой дороги. — Очень бестактно с моей стороны. И мучительно. Но, к сожалению, мы работаем круглые сутки, мистер Арден. В какое время вы и мистер Даррелл приехали в «Викторианскую комнату» в субботу вечером, мистер Арден?

Арден побелел как смерть.

— Я не понимаю, о чем вы, я никогда не слышал… Какого черта… Проклятый хитрый полицай — вы мне надоели!.. Я не обязан вам говорить ни-че-го… Майк мне говорил… не ваше дело! Я…

— Бармен, — очень мягко сказал Мендоса, — утверждает, что вы оба пришли около девяти. Теперь очевидно, что кто-то лжет, мистер Арден. Вы говорили, что были в «Голливуд Боул» и остановились выпить около одиннадцати. Не так ли, мистер Арден?

Большинство услышавших разговор людей остановились и слушали.

— Я… я… легавый чертов! — сказал Арден. — Я… что, черт побери, это зна… Я сказал вам правду! Мы сказали! Если этот проклятый дурак, тупой брехун Эл что-то вам наплел, то я тут ни при чем… Я не могу назвать точное время… какое вы имеете право…

— Даже предположить не можете, мистер Арден? — мурлыкал Мендоса. — Десять сорок пять, одиннадцать, четверть двенадцатого?

— Идите вы к черту! — вдруг заорал Арден и бросился бежать. Спотыкаясь, он добежал до обшарпанного серого «чевви», влетел внутрь, завел мотор. Мендоса не пошевелился, чтобы его догнать. Он прислонился к длинной низкой черной машине, достал новую сигарету и прикурил от серебряной зажигалки. Без особого интереса следил за удалявшимся «чевви». Его обступили репортеры:

— Какова ваша версия, лейтенант?

— Убийца имел личный мотив?

— Ее убил любовник?

— Несколько слов для вечернего выпуска, лейтенант!

Мендоса не проронил ни слова. Он курил, облокотившись на машину. Через толпу репортеров пробился Чарльз Чедвик.

— Я требую, с вашего позволения, соблюдать приличия, — сказал он холодно. — Будьте любезны… Не превращайте религиозную службу в балаган, вы не на сцене!

Мендоса выпустил из носа две струйки дыма. Ох, артист, подумала Роберта.

— Мистер Чедвик, — проникновенно ответил он, — мы обязаны выполнять свою работу так, как можем и когда можем. Расследуя убийство, мы вынуждены заглядывать во множество разных углов и иногда — иногда, мистер Чедвик — мы находим скелеты в шкафу. Если вы понимаете, что я имею в виду… — Чедвик сделал шаг назал, прочь от него.

— Нам это может не нравиться, — продолжал Мендоса, — и людей это возмущает. Это понятно. Но нам приходится интересоваться личной жизнью. И тогда выясняются кое-какие вещи. Некоторые из них не имеют отношения к делу. Просто мы должны отделять зерна от плевел. И время от времени вынуждены действовать несколько жестоко. Вот и все.

— Я… — сказал Чедвик. Затем он круто повернулся и пошел с женой к своей машине. Лаура и Кен Лорд последовали за ними.

Старый «чевви» Джорджа Ардена был уже далеко у подножия холма. Роберта помедлила у своего «студебеккера» и снова оглянулась. Чедвики садились в новый «понтиак». Кен Лорд помогал Лауре забраться в свой «олдсмобиль». Остальные тоже рассаживались по машинам, стоящим по обе стороны узкой извилистой дороги.

Сыщик по-прежнему стоял, прислонившись к огромной низкой черной машине, и курил, глядя куда-то в пространство.

Роберта села в свой автомобиль. Он, кажется, парень что надо, этот Луис Мендоса, но замуж за него она бы, скорее всего, не пошла. Однако он, наверное, во всем разберется.

ЧАСТЬ 12

Хиггинс сказал, что Арден перепугался, Даррелл же, если и напуган, то не так сильно. Но он не выносит полицейских. Мендоса согласился.

— Будем продолжать обрабатывать Ардена. Если он достаточно испугается, если удастся внушить ему, что мы знаем больше, чем на самом деле, то он наверняка выкинет какую-нибудь глупость, сделает ошибку. Я бы дал руку на отсечение, что это сделали они вдвоем, но моя уверенность — единственное доказательство, черт побери. Я собираюсь еще раз пугнуть его после похорон. Сейчас мне нужно несколько хороших парней, чтобы плотно посадить их нашим друзьям на хвост. Очень плотно. Очень явно. Кто у нас свободен?

Мендоса решил, что следить за Арденом начнет Скарни. Он сможет прицепиться к нему у ворот Форест Лоун, а к ночи его должен сменить Дуайер. Бэйли будет наблюдать за Дарреллом, его сменит Глассер.

С самого начала дело пошло не очень гладко, потому что не могли найти Даррелла. Когда Хиггинс с ним разговаривал, он был еще в халате, небритый. Сейчас он исчез. Бэйли помотался по городу — к Арденам, в «Викторианскую комнату» — прежде чем догадался позвонить на киностудию, где работал Даррелл. Даррелл, как выяснилось, уехал с киношниками в пустыню около Палм Спрингс на съемки телебоевика. Да, решение было принято неожиданно: мистеру Дарреллу сообщили лишь около одиннадцати часов. Он, вероятно, вернется завтра вечером. Бэйли позвонил в отдел спросить, надо ли ехать в Палм Спрингс. Он не любил пустыню, особенно в июле. Достаточно жарко и здесь.

— Нет, — сказал Мендоса, — мы сосредоточимся на Ардене.

Арден доставил Скарни меньше неприятностей. Скарни засек серый «чевви» на выезде из Форест Лоун в два пятнадцать. Арден прямиком направился на Дет-ройт-авеню в Голливуде и гнал лихо и неосторожно. Слежки он, по-видимому, не заметил. Когда, выйдя из машины и направляясь к квартире Даррелла, он мельком взглянул на Скарни, который подъехал и остановился совсем рядом, его лицо выражало лишь бесконечное страдание. Скарни ждал. Минут десять спустя Арден вышел — медленнее, чем входил. С растерянным и встревоженным видом он постоял у обочины. Мендоса предполагал, что Арден еще не слышал об отъезде Даррелла. Очевидно, лейтенант оказался прав. Скарни не спускал с подопечного глаз. Наконец Арден двинулся с места, огляделся и увидел сидевшего в машине человека. Казалось, именно это вдруг придало ему решимости. Он подошел к «чевви» и завел двигатель. Скарни тут же повернул ключ зажигания. «Не прячься, — сказал ему перед выездом лейтенант, — дай ему заметить, что за ним хвост». Он очень близко держался к «чевви», почти вплотную, и Арден вскоре понял, что его преследуют. «Чевви» панически рванулся вперед, притормозил, начал петлять.

Скарни позвонил в пять тридцать.

— Мы хорошо его держим и с большим шумом, лейтенант. Он какое-то время пытался отвязаться от меня. Потом снова попробовал ткнуться к Дарреллу. Затем еще покружился, зашел в кафе, звонил по телефону-автомату — ловил Даррелла, я так думаю. Потом вернулся в «Викторианскую комнату». Что значит, там ли я? Меня туда разве пустят? Я тут недалеко, в закусочной. Не думаю, что он вылезет раньше, чем приедет Берт. Он вошел туда минут пять назад.

Арден все еще оставался в «Викторианской комнате», когда Дуайер сменил Скарни.

Снова наступило время, когда она должна была прийти, и кот сидел в ожидании. Она, в конце концов, придет, сделает что-нибудь с донимающей его болью в боку, куда впился репейник, и в его мисочках будет еда и молоко, его спутанную шерсть расчешут, будут нежные слова и тепло рук. Он терпеливо сидел, долго после того, как положенное время прошло. Время снова придет, и он снова будет ждать.

Сеньор потребовал внимания к своей особе, чтобы кто-нибудь сказал, какой он красивый кот, погладил его ухоженную пушистую шерстку. Это был редкий случай, и оба человека, живущие с Сеньором, должным образом ответили на его требование. Элисон сказала:

— Какой красавец этот кот! Un gato muy hermoso, mi gato elegante [30]!

Мендоса передал ей маленький предмет, который они рассматривали, и взял Сеньора на руки, убеждая его, что он король среди котов, другого такого красивого, умного и смелого, как его величество Сеньор, в природе нет. Что, заметила Элисон, довольно-таки глупо, потому что, честно говоря…

— Тише, он услышит тебя, — сказал Мендоса. Кот повозился немного и свернулся клубком у Мендосы на коленях, удовлетворенный тем, что ему воздали должное.

— По-моему, — сказала Элисон, рассматривая предмет с разных сторон, — если это ключ к разгадке, то самый маленький из всех ключей.

— Да это вообще никакой не ключ, черт его побери, — сказал Мендоса. — Как они могут быть связаны? В лаборатории говорят, что он той же пробы. Мы не можем считать его уликой до тех пор, пока не убедимся, что ни у кого из знакомых Маргарет не сломалось в ее машине какое-нибудь украшение. Думаю, такой случай должен запомниться, особенно если украшение было дорогое.

— Запомнится в любом случае. Это всегда ужасно досадно, — сказала Элисон. — И еще, Луис, мне кажется, это случилось не так давно. Она ведь была немного похожа на тебя.

— Объясни.

— Ты не только аккуратен от природы, ты к тому же автоматически заботишься о вещах. В отличие от большинства мужчин, тебе совсем не нужна жена, скажем, чтобы относить костюмы в чистку или следить, чтобы в шкафу были белые рубашки. И каждую неделю ты ездишь мыть свое итальянское чудовище независимо от того, был ли дождь или нет. На станциях техобслуживания машины моют не только снаружи, но и очень тщательно чистят внутри. Маргарет, вероятно, достаточно чисто мыла свою машину, как и ты. И маленькая вещица вроде этой прямо на полу, если только она не завалилась в щель под спинку сиденья…

— М-м. Да. Думаю, тогда не попала бы в наш пылесос, — слишком мала. Да, это мысль. Но она ни о чем не говорит, черт возьми. Мы не знаем, кто такая эта блондинка. И пока не узнаем, не можем сказать, связаны или нет между собой два убийства. Проклятие! Да и как они могут быть связаны, с какой стати, если это дело рук Ардена?

— Его причастность — лишь твоя версия.

— Да, я так думаю. Ведь тогда все четко. Арден и Даррелл. Только вот Маргарет… — Мендоса погасил сигарету. — Я только еще думаю, что Маргарет, как бы это сказать, была не то что невинна, но слепа — в сексе ничего не понимала. Потому что он ее саму не интересовал. Она должна была увидеть или услышать что-то совершенно явное, чтобы понять насчет Даррелла. Именно про Даррелла, а не про Ардена. Если б она узнала про своего жениха — а не заподозрить было трудно, дай она понять, что ждет его поцелуя — он, скорее всего, сразу бы себя и выдал, но она не ждала, ее интересовали лишь внешние проявления. Так вот, если б она поняла про Ардена, то, я думаю, сразу бы его бросила, перед тем рассказав все миссис Арден. Потому что это могло отразиться на ней, породить досужие слухи: вот, мол, связалась с таким типом, не смогла отличить… Я не вижу, изучая круг ее знакомых, что еще она могла раскопать об этих людях, из-за чего ее могли убить. Хотя, конечно, мотивы, как я сказал Паллисеру, могли быть… Не тронь галстук, Сеньор Дьявол!

— Amado, ты ведь не на работе, — сказала Элисон. — Я хочу показать тебе свои идеи по поводу дома. В конце концов, ты ведь тоже будешь в нем жить. Архитекторам не нравятся мои наброски, потому что я совсем не прорисовываю вертикальные сочленения, но это более или менее похоже на то, что будет. Извини, Сеньор… Вот гостиная, большая и красивая, здесь столовая, вот здесь — твое логово…

— Зачем мне логово? Я не тигр.

— Ты — большой черный ягуар. Не отвлекайся! В другом крыле, смотри, спальни…

— Их слишком много. Что ты вообще тут замышляешь? Хотел бы я знать. Ох, женщины. Все вы хороши, смотрите на мужчину, как на жеребца-производителя!

— Ну, что до этого… — проговорила Элисон, — хочу тебе заметить…

В спальне зазвонил телефон. Она пошла снять трубку.

— В том могу расписаться в любое время, — сказала она через плечо. — Алло? Да, минутку. — Она появилась в дверях с покорным видом. — Из управления.

Мендоса встал и отдал ей Сеньора. Сеньор, раздосадованный, что его потревожили, спрыгнул с рук и перебрался на кушетку, где уселся на спину своей матери. Бает проснулась и поддала ему лапой.

— Представляете, лейтенант? По-моему, это немного странно, — сказал сержант Фаррелл. — Минут десять назад позвонил Берт и сказал, что он у Арденов. Говорит, Арден разбушевался и несет какую-то сумасшедшую чушь, что-то насчет самоубийства, поэтому Берт вошел в дом и решил, что Ардена для его же блага лучше привезти в управление. Потом связь прервалась. Конечно, бывают неожиданные поломки, но мне это показалось странным. Я позвонил в телефонную компанию, они сейчас проверяют линию, но я подумал…

— О'кей, понял. Рисковать не будем. На всякий случай пошли туда патрульную машину, сирену не включать. Я выезжаю. — Мендоса положил трубку, открыл верхний ящик шкафа и достал револьвер — «полицейский специальный», 3 8-го калибра, потянулся за шляпой.

— Луис, — сказала Элисон, стоя в дверях. Взгляд ее был прикован к оружию. — Ты никогда не берешь, если это не…

— Женщины, — ответил он, — вы сразу ударяетесь в панику. Не беспокойся, chica. Я говорил Арту — только добродетельные умирают молодыми, но, сдается мне, я не был слишком добродетелен в последнее время. — Он поцеловал ее долгим, неторопливым поцелуем. — Займись пока своими проектами. Не успеешь оглянуться, как я вернусь.

— Да, — сказала она. Ее каре-зеленые глаза потемнели. — Хоть и глупо это говорить, но будь осторожен.

— Я всегда осторожен. Вот уже двадцать лет, в прошлом месяце исполнилось, как я осторожничаю. Я вернусь. — Он снова поцеловал ее и вышел.

Элисон оглядела чертежи, разбросанные по дивану. Каждый раз, как он уходит, подумала она, когда целиком отдает свое жалованье в полицейский пенсионный фонд, потому что сам в нем не нуждается, всегда, когда его нет дома, ты сидишь и ждешь, ждешь, ждешь, что придет кто-нибудь неловкий и вежливый и скажет: простите, но вы должны меня выслушать… Она собрала бумаги и механически сложила их в небольшую аккуратную стопку.

Муж рассказал ей, улыбаясь, про сержанта Паллисера и Роберту Сильверман. Элисон вдруг захотелось позвонить Роберте и сказать: не надо. Не связывайся с одним из них. Всякий раз, когда они уходят с оружием в кобуре, они укорачивают тебе жизнь.

Ничего не случится. Он придет домой, достанет неразряженный револьвер и все ей расскажет.

Они построят дом на авеню Большой Молнии, проживут там сорок лет, родят четверых детей (она решила — четверых) и еще будут нянчиться с внуками.

А оружие — просто для уверенности.

Он подъехал к дому на Мак-Кадден Плэйс одновременно с черно-белой патрульной машиной. Мендоса в три секунды выскочил из «феррари» и подошел к двум полисменам в синей форме.

— Полегче и потише, ребята, — сказал он, — неизвестно, что там у нас. — Он представился. — Давайте сперва посмотрим. — Арден еще здесь, «чевви» стоял на подъездной дорожке и машина Дуайера — у соседнего дома.

По лужайке они тихо подошли к дому. До них доносился чей-то голос: теплый летний вечер, окна открыты. Дом представлял собой типичное калифорнийское бунгало с узким крыльцом, сверху и с боков увитое виноградом. Лампочка над дверью не горела; полицейских скрывала глубокая тень. Они поднялись по трем цементным ступеням на крыльцо.

— Травля! — слышался голос, высокий и истеричный. — Майк говорил… Я не могу это больше выносить, просто не могу… Вы следите за мной, будто я преступник или еще кто… Я не собираюсь это больше терпеть… я… я… я… Стой спокойно! Не приближайся ко мне, не пытайся…

Каждое из окон по обе стороны входной двери состояло из широкой рамы и открывающейся внутрь боковой фрамуги. Мендоса мягко отодвинул в сторону патрульных, скользнул к ближайшему открытому окну с занавеской и сбоку заглянул внутрь. Отсюда ему не было видно Ардена: часть комнаты возле входной двери не просматривалась. Он смог разглядеть миссис Арден, сидящую в кресле напротив него, и Дуайера. К креслу была прислонена трость миссис Арден. Добрая глупая женщина с седыми волосами и заурядной внешностью, полная, около шестидесяти лет. На ее лице застыло недоверчивое выражение. С правой стороны комнаты, в узкой стене — кирпичный камин. Подле него стоял Дуайер, напряженный и собранный. По рукаву мятого светло-серого летнего костюма Дуайера расплылось красное пятно, правая рука висела как плеть. Но его глаза смотрели внимательно, он сохранял твердый рассудок, хоть и прислонился к каминной полке.

Мендоса отступил назад и скользнул, пригнувшись, к другому окну. Отсюда открывалась другая часть комнаты. Виднелся сводчатый проход, вероятно, между гостиной и столовой. Прямо в проходе стоял Джордж Арден. Его побледневшее лицо было в испарине, он дрожал. Револьвер в его руках, направленный на Дуайера, ходил из стороны в сторону.

— Скрылся! — говорил Арден. — Он скрылся, удрал и бросил меня — расхлебывать. Я искал его, о Боже… после того, как этот полицейский сказал… Но он сбежал, он знал, что они… Оставил все на меня одного, и я… О, Майк! Я не могу… не могу… Стой спокойно! У меня еще есть патроны…

— Джордж, — говорила миссис Арден. — Джордж, я не понимаю. Кто этот человек? Почему ты… Это пистолет твоего дедушки, я и не знала, что где-то есть к нему патроны. Джордж, будь же осторожен… я не понимаю…

Мендоса разглядел старый кольт. Шестизарядный револьвер 45-го калибра. Еще он увидел, что револьвер заряжен: в нем открытый барабан, и можно с первого взгляда определить — пустой он или нет. По крайней мере, один заряд. Может быть, еще четыре. Одна пуля, видимо, выпущена в Берта. А соседи, конечно, приняли выстрелы за автомобильные выхлопы.

Очень неудобное место. В этих проклятых бунгало нет прихожей. Входная дверь, даже если она не заперта, открывается прямо в комнату, примерно в шести футах от Джорджа Ардена. Ему как раз хватит времени и расстояния, чтобы повернуться и в упор выстрелить в любого, кто попытается войти, даже если делать это быстро. Окна в столовой, за спиной Ардена, бесполезны: недостаточно широки, не пролезешь. Да и миссис Арден попадет на линию огня.

Что за неуравновешенный, невротический народ — эти гомики проклятые, думал Мендоса. Он отодвинулся назад, тронул за руку одного из полицейских. Они тихо отошли на лужайку.

— Попробуй сзади. Хорошо, если удастся проникнуть внутрь без шума.

Человек исчез. Мендоса вернулся на крыльцо. Чем скорее Дуайер попадет к доктору, тем лучше. В последний год Берту что-то уж слишком часто достается.

— Просто исчез и бросил меня, сбежал!.. Подсматривают из-за угла… доносят… Какого черта, просто потому что мы другие! — Арден почти рыдал, по его белому как мел лицу текли слезы. — Ты еще, со своей Маргарет! — набросился он на мать. — Ты никогда не понимала… А, к черту Маргарет, теперь это кончено, но… Словно мы уроды какие-то, я не могу больше этого выносить… И Майк исчез, я не могу найти Майка, он бы мне сказал… Убью себя, прежде чем… Всех вас убью, всех, а потом уж себя… Я просто не могу больше выносить травли, я… Не двигайся! Ты мне не веришь! Думаешь, у меня кишка тонка — так нет! Что там? —

Он резко обернулся, Дуайер левой рукой неловко потянулся к револьверу.

Слишком медленно — Мендоса видел, что Берт не успеет. Арден бросил взгляд через плечо на Дуайера и выстрелил. Но он стрелял быстро, не целясь, и пуля разнесла китайский орнамент над камином. Интересно, теперь соседи прибегут? Мендоса не хотел соседей: дураки чертовы, так и лезут под выстрелы. Этот псих, этот ничтожный ублюдок Арден страшно его раздражал. Он достал свой револьвер.

— Джордж, дорогой, я не… Джордж, насилие… — миссис Арден пыталась встать с кресла.

— Ты! Все время — Маргарет! Ах, как приятно общаться с такой милой девушкой! Ты не знала, как я ее ненавидел! Ненавидел, ненавидел, ненавидел ее, твою проклятую Маргарет! Но Майк сбежал… Всех вас убью, и себя заодно…

Видимо, сзади невозможно было бесшумно проникнуть в дом, либо патрульный оказался бестолковым. Прискорбно, но вмешаться необходимо. Он не любил перестрелки. Мендоса отодвинул второго полисмена, тщательно прицелился и выстрелом выбил из руки Джорджа Ардена старый кольт. Руку он, естественно, тоже задел.

Арден завизжал. Неожиданно позади него, в столовой, появился первый полицейский. Мендоса толкнул входную дверь — она оказалась незапертой — и ворвался внутрь, за ним второй патрульный. Арден, продолжая визжать, повернулся и побежал. Трое полицейских бросились за ним в темную часть дома. Хлопнула дверь — они очутились в узком холле и услышали, как в замке щелкнул ключ. Места было мало, чтобы они втроем могли как следует разбежаться и выбить дверь. Они давили на дверь, из-за которой доносились истерические бессвязные вопли Ардена.

— Отойдите! — тяжело дыша, сказал самый здоровый полицейский. — Я справлюсь. Эти старые двери…

Он боком разбежался, дверь содрогнулась. С третьего раза она поддалась. Совместными усилиями они сломали ее до конца.

— Ладно, вызывайте «скорую». — Арден даже самоубийство не мог совершить толком. Он попытался вскрыть вены, но порез на его запястье оказался незначительным. Простреленная рука была гораздо серьезней, из нее ручьем текла кровь.

Некомпетентность Мендосу раздражала. Он вернулся в гостиную позаботиться о Дуайере.

— Он на меня набросился, — сказал тот, садясь на кушетку. — Перерезал телефонный провод и сунул мне под нос свой примус. Ну, такой тип горазд палить, я не псих и не напрашивался. Один раз только, когда я решил было, что застану его врасплох. По-моему, ничего серьезного, но…

— Вот именно — «но»! — сказал Мендоса. — Ладно, ты не виноват. Мне бы следовало иметь побольше воображения. Я думал, не составит особого труда проследить за ним. Кажется, здесь я сглупил. — Мендоса злился на самого себя.

— Рука, по-моему, сломана, — морщась, сказал Дуайер. — В этом году я уже третий раз нарываюсь на пулю, представляете, лейтенант? И почему для разнообразия не могут подстрелить кого-нибудь другого?

ЧАСТЬ 13

Насколько могли, они постарались привести все в порядок. Ардена, чье состояние, кажется, было не так уж плохо, отвезли вместе с Дуайером в больницу. Дуайер рассказал, что около десяти часов он услышал, как Арден в доме стал кричать о самоубийстве. Он раздумывал, не зайти ли ему внутрь, когда Арден заметил его на крыльце и начал поносить его и орать насчет полицейского преследования. Поэтому Дуайер вошел и, совсем собравшись арестовать Ардена для его же собственного блага, оказался под дулом револьвера. По его словам, Арден оставался в «Викторианской комнате» примерно до девяти и вышел оттуда несколько на взводе, судя по тому, как он вел машину. Возможно, алкоголь, размывающий ощущение реальности, и навел его на размышления о том, как безжалостно его травят. Впрочем, такому, как Арден, немного и надо, чтобы завестись. Мендосе следовало бы это помнить.

Мендоса ничего не мог растолковать матери Ардена. Он как можно мягче пытался объяснить ей ситуацию, но она отказывалась слушать и понимать.

— Здесь какая-то ошибка, офицер, — повторяла она, качая головой. — Только не мой сын, о нет, все это ужасная ошибка — Джордж замечательный мальчик, хорошо воспитанный, господин офицер. Его вывели из равновесия, не удивительно… Я должна поехать с ним в больницу… Вся эта кровь… Вы злостные хулиганы, стреляете в невинного мальчика безо всякой причины… Это все ошибка…

В конце концов Мендоса вызвал из управления женщину, чтобы не оставлять старуху на ночь одну. Возможно, полицейский-женщина сможет ей лучше объяснить. А может быть, мать Ардена всегда будет думать, что произошла ошибка.

Он приехал в управление и позвонил в больницу. У Дуайера простой перелом, потеря крови невелика. В больнице его продержат до утра. Состояние Ардена более серьезное, но его жизнь вне опасности.

Мендоса послал людей. Одного — в больницу, караулить Ардена.

— Записывай все, что он говорит. Он под арестом пока лишь как важный свидетель. Можешь это ему сказать, когда проснется.

Другого человека — в Палм Спрингс.

— Я хочу, чтобы немедленно привезли Даррелла. Это важный свидетель. Мне нужен ордер на обыск его квартиры. А также на обыск дома Ардена. Сейчас я еду домой. Если Арден проснется и сознается в убийстве, позвони мне. Если нет, то не звони — с меня на сегодня уже хватит.

Он приехал домой около часа ночи. Элисон сидела на кровати и листала журнал.

— Не надо было меня ждать, querida, — сказал он, снимая пиджак.

— Ну, ты даешь, — сказала Элисон. — Ты что, действительно думаешь, что я лягу в постель и усну, когда ты ушел и прихватил с собой оружие.?

— От беспокойства нет никакой пользы. Чему быть, того не миновать. А произошла чертовски досадная вещь, — раздеваясь, он рассказал ей о сегодняшних событиях. — Ох уж эти сверхэмоциональные невротики. Надо ж ему было трепыхаться, стрелять в моих людей — конечно, опять досталось Берту… Хотя это ничего не доказывает. Но Арден может расколоться и сделать нам славное признание после того, что случилось. Посмотрим.

Арден не признался. Проснувшись, он с неудовольствием обнаружил возле себя полицейского и узнал, что находится под арестом, после чего замкнулся и отказывался что-либо говорить, кроме того, что его травят.

Даррелла поместили в тюрьму Каунти Джейл в семь тридцать утра после утомительной ночной поездки в Палм Спрингс и обратно. Арестовавший его офицер доложил, что вел он себя грубо, вызывающе и требовал адвоката. Мендоса, который расписывал Хэкету ночные похождения, сказал: пусть себе требует. Он сможет встретиться с адвокатом после допроса, который я как раз собираюсь провести.

Но когда он встал из-за стола, вошел сержант Лейк, прикрыл за србой дверь и сказал:

— Лейтенант, вас хочет видеть мистер Чедвик.

— Так-так, неужели? Хотя, если подумать… Арт, поезжай в тюрьму и начинай обработку. Я подъеду позже. Хорошо, я встречусь с Чедвиком, Джимми. — Он опять сел и закурил.

Чедвик выглядел сильно постаревшим и поблекшим. Он вошел, поздоровался, сел на стул напротив Мендосы.

— Полагаю, вы, скорее всего, догадываетесь, зачем я пришел лейтенант.

— Догадываюсь? — Мендоса предложил ему сигарету, вежливо дал прикурить.

— То, что вы сказали мне вчера, на похоронах. Про скелеты в шкафах. Я не собираюсь спрашивать — почему, но, по-видимому, вы думаете, что моя… что Маргарет… убита умышленно. Кем-то… из ее знакомых? Судя по тому, как вы… выведываете все о личных взаимоотношениях, о семье, изучаете ее друзей. Ордер на обыск в ее комнате… Я не понимаю, откуда у вас такая версия?

— Есть несколько мелочей, мистер Чедвик. Нет нужды вдаваться в подробности.

— Итак, я полагаю, — сказал Чедвик с горечью, — вы вторгаетесь в личную жизнь. Думаю, вы уже выяснили насчет миссис Росс.

— Мне известно, что вы были у миссис Росс в воскресенье вечером, — бесстрастно проговорил Мендоса.

— И вчера вечером — тоже, — сказал Чедвик. — Я не знаю, как это для вас может быть связано с Маргарет. Но я буду вполне откровенен с вами, лейтенант, — должно ли данное обстоятельство всплыть на поверхность? Оно не имеет отношения к делу. Вы сами говорили, что обнаруживаете много несущественного. Я… моя жена… если все откроется, она…

— Мы здесь отнюдь не торгуем сплетнями, мистер Чедвик. Все, что несущественно, мы забываем. Но вы меня простите, у вас не очень большой опыт в… м-м… интригах, не так ли? Почему вы пришли и выложили мне это просто так, даром? Может быть, мне известно лишь, что миссис Росс — друг семьи или кузина, и вы ездили повидать ее, чтобы поделиться печальными новостями о вашей дочери. — В глазах его промелькнула смешинка.

Чедвик подался вперед:

— На самом-то деле вы так не подумали, правда?

— Нет, мистер Чедвик, — ровно ответил Мендоса. Он не добавил: «После того, как повидал вашу жену», но, вероятно, это слышалось в его голосе.

— Что вы подумали? — Чедвик неожиданно рассердился. — Сказать вам? Я знаю! Вы подумали: они не ладят между собой, но он к ней прилип из-за денег — так? Ведь так? — Его лицо покраснело: на шее задергался мускул.

— Пожалуй, — сказал Мендоса. Конечно, можно было подумать и так. Это помогает, когда люди выходят из себя; тут-то они часто и проговариваются.

— Черт побери! — преодолевая раздражение сказал Чедвик. — Мы всегда были… несовместимы. Это еще мягко сказано. Но как я мог, когда девочки были еще маленькими и на две семьи не хватало денег… Но я просил ее. Да. Когда… я встретил Хелен. И она сказала, что если я попробую с ней развестись, она через суд затребует такие большие алименты, какие только сможет получить. В тех кругах, где она вращается, развод все еще считается позором. Особенно если кто-то хотел бы отделаться от нее, а не наоборот. Это было до того, как она получила наследство. Маргарет была подростком. Я не посмел… не посмел. Хелен был всего тридцать один год, у нее еще могли быть дети. И после того, как у моей жены появились деньги, мало что изменилось.

Она сказала, что суд… никогда не знаешь, как решит судья. В газетах тогда как раз писали об одном случае: женщина имела хороший доход с капитала, а мужчина — одно лишь жалованье на работе; но судья установил алименты и возмещение морального ущерба в размере пятисот долларов в месяц. И если бы Мира оказалась потерпевшей стороной… вы понимаете. Я не мог… не посмел. Сейчас я думаю, что был дураком. Я знаю это наверняка. Я должен был попробовать.

— Еще не поздно, мистер Чедвик, — сказал Мендоса.

— Вы считаете? — голос Чедвика звучал устало. Он погасил сигарету. — Не знаю. Но я вам откровенно это рассказываю, лейтенант, чтобы вы поняли — это одна из тех самых несущественных подробностей. Я не знаю, что… случилось с Маргарет. Боюсь, я вообще плохо знаю своих дочерей. Очень давно жена… монополизировала их. Возможно, они были больше похожи на нее… Если бы был мальчик… А тут я… в известном смысле… махнул рукой. Уже давно. Они… Маргарет… Она не испытывала ко мне особых чувств. Все это было… чисто внешне, одни условности. Может, если бы я попытался приблизиться, стать им ближе… — Он провел по глазам рукой.

— Нет, я так не думаю, — сказал Мендоса. Он жалел Чедвика — человек в капкане, — но действительно не думал, что тот оказался в таком положении лишь по воле Божьей. Чедвик в свое время сглупил и теперь для самооправдания немного кривил душой. Более сильный мужчина вырвался бы и наплевал на последствия. Но… — Я так не думаю, — повторил Мендоса. — Вы ведь кое-что знали о ней, мистер Чедвик. Как она любила сплетни. И распространяла их.

Чедвик внутренне подобрался и откинулся на спинку стула.

— Да, это я знал, — сказал он спокойно. — Она была очень похожа на свою мать. Во многом. Вы хотите сказать, что здесь мог быть какой-то мотив… для убийства? Что она…

— Возможно. Вам, очевидно, будет интересно узнать, что мы арестовали Джорджа Ардена.

Чедвик совершенно явно ушам своим не поверил. Он даже привстал.

— Арден? — воскликнул он. — Этот бестолковый дурак? Но почему? У него не было никакой причины, чтобы…

— Причина была. — Мендоса рассказал об Ардене и Даррелле. Чедвик слушал, все еще не веря.

— Боже мой, — сказал он, — я и не подозревал, да никто бы не заподозрил. По его поведению… Невероятно. Никто из нас — я уверен, и сама Маргарет…

— Ну, она-то как раз могла узнать — в самом конце. Это и могло послужить причиной. Мы не знаем. Но выясним. «Я надеюсь», — мысленно добавил Мендоса.

— Боже мой, ну и ну. Это… с трудом верится. Я знаю, что такое бывает, но… Конечно, ваша работа — все выяснять, — его голос снова потускнел. — То, что я пришел сказать о нашей семье, — все это попадет в газеты. Нам это не слишком приятно. И так как моя… дружба с миссис Росс явно не имеет отношения к делу, я надеюсь, вы не…

— Мы, — сказал Мендоса, — не преследуем невиновных, мистер Чедвик. Но раз уж вы пришли и… м-м… проявили такую добрую волю, то, может быть, вы ответите на несколько вопросов. Вы сказали, что просили жену о разводе. Я допускаю, что ваши отношения… ну, скажем, не более, чем внешняя учтивость. Почему тогда вы беспокоитесь, что она узнает о вашей… дружбе с миссис Росс? Вполне вероятно, она сама догадывается о чем-то подобном?

— Я… — жалко проговорил Чедвик. Он смотрел на свои руки. — Мне не очень приятно обо всем этом говорить… Она — Мира — может быть мстительной. Поймете ли вы меня, если я скажу, что… сам по себе я ей не нужен, но… в известном смысле, по закону, я прикреплен к ней, я — ее собственность. Лично ее это бы не заботило. Но, скорее всего, она будет испытывать чувство мести к миссис Росс. Попытается ей навредить. А миссис Росс работает в старой фирме со строгими правилами. И если там узнают, что… что…

— Понятно, — сказал Мендоса. Маргарет — вылитая мать. Мендоса был почти уверен, что поймал убийц Маргарет, хотя улик против них не много, но случайно у него появилась новая мысль, и он спросил: — Скажите, мистер Чедвик, вы не думаете, что у Маргарет могли быть какие-то подозрения о ваших отношениях с миссис Росс?

Чедвик внезапно побледнел. В какой-то момент показалось, что он вот-вот упадет в обморок.

— Я… нет, конечно, нет, — с трудом выговорил он и поспешно поднялся. — Конечно, нет. Откуда? Это все, что я хотел вам сказать, лейтенант. Вы все прекрасно понимаете. В смысле, что имеет отношение к делу, а что несущественно. Да. Ну, большое спасибо, всего доброго.

Мендоса посмотрел на закрывающуюся дверь и сказал себе: «Esto me da que pensar — здесь есть над чем подумать. Удивительно. Да». Но сейчас следовало немедленно заняться Арденом и Дарреллом. Он подумал, что пора присоединиться к Хэкету, который в тюрьме допрашивает Даррелла, взял шляпу и вышел в приемную.

Но здесь его задержал Паллисер вопросом, не может ли он уделить ему минуту. Мендоса пригласил его в свой кабинет.

— Что такое?

Паллисер казался несчастным. Его длинное смуглое лицо с густыми бровями и широким ртом, обычно улыбающееся, сейчас выглядело изможденным.

— Ничего, сэр, — горестно. проговорил он. — Я-то знаю, что ничего такого… но я должен вам рассказать. Насчет… Роберты Сильверман.

— Да?

— Я… видите ли, я туда ездил. Туда, где она живет, в Южную Пасадену. В понедельник вечером. Я подумал… ну, вы знаете, это лучше, чем по телефону звонить. Мы ведь встречались только один раз, я подумал, она может не вспомнить мое имя, и все такое, если я просто позвоню. В общем, я поехал. Время было около семи, я только что освободился, а она еще не вернулась домой. Я там в ожидании какое-то время поболтался, знаете, минут через двадцать она приехала, и я… Но дело в том, что, пока я ее ждал, пришла женщина из соседней квартиры. Миссис Давенпорт. Она спросила, не мисс Сильверман ли я жду и так далее — очень разговорчивая, знаете — и что-то к слову пришлось, она сама заговорила — мол, мисс Сильверман была в гостях вместе с Маргарет Чедвик, которую убили. Не знаю, может, мисс Сильверман в разговоре с ней упоминала об этом. — Паллисер замолчал с еще более несчастным видом.

— Ну и…

— В общем, сэр, миссис Давенпорт сказала — такая уж она болтушка, — что вечеринка, наверное, была хороша, потому что мисс Сильверман вернулась очень поздно. Она слышала, как пришла Роберта. Она еще не ложилась, не могла уснуть и сидела читала. И совершенно уверенно назвала время — без пяти два.

— No me diga, — сказал Мендоса. — Ничего себе.

— Но это ведь ничего не значит, правда? — сказал Паллисер. — Она… пошла в кино. Или поехала к другой подруге. Или еще что-нибудь. Был ведь субботний вечер, и, может, она не хотела возвращаться домой в одиннадцать. Вы же знаете. И у женщины мог оказаться…

Мендоса помолчал, раздумывая. Высокая, достаточно сильная молодая женщина. Но ведь есть Арден и Даррелл, и все так очевидно.

— Не знаю, — сказал он рассеянно. — Посмотрим. — Он взглянул на Паллисера и улыбнулся. — Я действительно так не думаю, Джон, — сказал он, намеренно назвав Паллисера по имени. — На мой взгляд, она милая девушка… хотя милые люди тоже совершают убийства. Ты молчал об этом двадцать четыре часа.

— Да, сэр, — пробормотал Паллисер.

— В следующий раз так не делай. Ну да ладно. Верь, что дядя Луис все поймет правильно. — Он вышел из-за стола и мягко тронул Паллисера за руку. — Большинство из тех, кто приходит служить в полицию, собираются служить честно. Они буквально вынуждены, если уж хотят получать здесь жалованье. А кто служит недобросовестно — тех мы выявляем очень скоро. Этот случай мог бы стать темным пятном на твоей репутации, Джон, но я тоже человек. Ладно, забудь. Я не думаю, что она в чем-то замешана.

— Большое спасибо, сэр.

— Ладно-ладно. Иди занимайся своей неопознанной блондинкой.

— Да, сэр, — сказал Паллисер и вышел.

— Я требую адвоката, — говорил Майк Даррелл.

— Вы можете получить адвоката в любое время, — отвечал Мендоса. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, руки в карманах, и внимательно разглядывал Даррелла. Хэкет абсолютно ничего не смог из него вытянуть. — Вы не обвиняемый. Пока. Важный свидетель, мистер Даррелл. От вас я хочу лишь услышать, где вы и мистер Арден находились вечером в прошлую субботу. И если можно, имена людей, которые могли бы подтвердить ваши слова.

— Иди ты к черту! Ишь, какой умный, хочешь на меня повесить…

— Вам это поможет, — сказал Мендоса, — не меньше, чем нам.

Даррелл выглядел настоящим Самсоном, как Хэкет и говорил. Рост примерно шесть футов три дюйма, грива светлых волос, могучие мускулы. Прямоугольное простое лицо, широкие ноздри, квадратные челюсти, маленькие агатовые глазки, гладко выбритый подбородок, кудрявые волосы дополнительно осветлены. Одет в серые брюки и серо-голубую спортивную рубашку.

— Не имеете права преследовать ни за что…

— Вы однообразны, — бесстрастно произнес Мендоса. — У мистера Ардена это тоже любимое слово. Отвечайте, пожалуйста, на вопрос.

— Жди! Мне нужен адвокат…

— Мистер Даррелл, пожалуйста, — мягко сказал Мендоса. — Послушайте меня. Я расследую убийство Маргарет Чедвик. Я думаю, что у кого-то была причина ее убить. Очевидно, такая причина была у мистера Ардена — я кое-что узнал. И у вас, в некоторой степени, тоже. На вас обоих ложится серьезное подозрение. А теперь успокойтесь, пожалуйста, и расскажите мне все. Где и когда. Оставьте ваши замечания насчет провокаций и продажных полицейских и расскажите. Если у вас есть какое-нибудь надежное алиби, сообщите о нем. Даже если вы оказались замешаны в чем-то еще, что вполне вероятно. Ведь не мне вам объяснять, что между обвинением в аморальном поведении и употреблении наркотиков и обвинением в преднамеренном убийстве — большая разница.

Даррелл уставился на Мендосу. Вьющаяся прядь светлых волос упала ему на лоб, он откинул ее назад.

— Убийство! — пораженно сказал он. — Никто мне не говорил… а я-то думал… Маргарет Чедвик? Вы вообразили, что это сделали мы с Джорджи? Ну вы и чайники! Да разве кто взял бы с собой Джорджи совершать убийство? Да у него коленки подгибаются, если на него косо посмотреть.

Да, здесь он прав.

— Просто дайте прямой ответ, — сказал Мендоса. — В ваших собственных интересах доказать, что вы были в другом месте.

— В каком другом месте, черт побери? — возразил Даррелл. Но он призадумался. Молча сидел он на узкой тюремной койке, поглядывая на Мендосу своими маленькими проницательными глазками. — Преднамеренное убийство! — сказал он. — Я никогда… какого черта? Джорджи потерял голову, вот и все. Сержант рассказал мне, что Джорджи вытворял вчера ночью. Джорджи со своей пушкой — бедняга, дурак несчастный! С этой своей заряженной хреновиной он чувствовал себя увереннее, понимаете? Это ничего не значит. Он испугался. Полагаю, вы нарочно его напугали. Думали, он вам что-то выдаст. — Он рассмеялся.

— Может, он и выдал, мистер Даррелл.

— Ну так попробуйте испугать меня, — презрительно сказал Даррелл. — Легавые! У вас ничего нет, чтобы предъявить обвинение.

— Не будьте столь уверены. Вчера ночью мистер Арден высказал несколько существенных замечаний. О том, как он ненавидел Маргарет, и что Майк подсказал бы ему, что делать — как, вероятно, делал и раньше.

Тень тревоги пробежала по лицу Даррелла.

— Не пытайтесь мне это пришить! Какого черта, убийство… Ну, ладно. Ладно. О'кей, у нас есть алиби. Значит, Джордж не раскололся, а я расскажу. Надо так надо. Ничего там особенного нет. Умышленное убийство — да это просто смешно, лейтенант, ни один из нас на подобное бы не пошел. Алиби есть, конечно. Я расскажу. Можете проверить. Ублюдки, упекли Джорджи в больницу только за то, что он немного понервничал! Я расскажу. «Боул» — это только для мисс Арден. Мы были в «Викторианской комнате» примерно с девяти до одиннадцати, одиннадцати пятнадцати. Джорджи нельзя много пить, понимаете? Знаете, с некоторыми парнями так бывает. Выпил три порции, а хорош уже, как с десяти. Он сильно запьянел. А его матушка… в общем, его нельзя было привести домой в таком виде. Вы знаете, он живет на ее деньги, и если бы он… Ну, ей бы не понравилось, если бы она вообразила, что он попал в дурную компанию. Вы понимаете, о чем я говорю. Трое из наших отвезли его ко мне, протрезвили, чтобы он смог явиться домой, как положено. Думаю, было около часа ночи, где-то так. Вот и все.

— Имена и адреса, пожалуйста, — сказал Мендоса.

— Уоррингтон, — угрюмо ответил Даррелл. — Джо. Жизет где-то в Голливуде — Ровена-стрит, кажется. Аллен Фостер — Мансфилд, сто четыре. Келлер, Ханс Келлер — Хобарт, пятьсот сорок два. Они могут сказать. Они побыли у меня еще немного после того, как Джорджи уехал. А теперь, если вы меня не отпускаете, я требую адвоката.

— Всенепременно, — сказал Мендоса. — Большое спасибо.

За что? За имена трех завсегдатаев «Викторианской комнаты», которые, естественно, подтвердят рассказ Даррелла. И что мы с этого имеем? К сожалению, бесстрастный закон не делает различий между заслуживающими доверия свидетелями и сомнительными. Присяжные, конечно, делают, обладая некоторым здравым смыслом. Хоть порой и не столь надежным, как хотелось бы. Но…

Окружному прокурору здесь мало что понравится.

Мендоса был раздражен. Все складывалось так красиво и четко — Арден и Даррелл, мотив убийства и все остальное. Но ни одной улики. Никакого доказательства, что Маргарет знала о Даррелле и об Ардене. Что она хоть как-то угрожала. Если бы она была в более доверительных отношениях со своей матерью, сестрой, с кем угодно — проскользнули бы какие-то намеки. Так ведь нет.

Уж конечно, эти свидетели… Он подумал о бармене Эле и вздохнул. Дураку ясно, они будут молоть ту же байку, что рассказал Даррелл, потому что Даррелл и Арден продумали с ним свое алиби, скажем, в воскресенье. Те, конечно, могли и не знать, что речь идет о преднамеренном убийстве. Значит, будем надеяться на Ардена. Может, он расскажет что-нибудь более определенное. Но если нет…

ЧАСТЬ 14

— Ладно, Арден, — проговорил Хэкет. — Скажите: «Мисс Чедвик».

— Вы не можете меня заставить, — угрюмо ответил Арден. — Я не обязан.

— Послушайте, — терпеливо сказал Хэкет, — вы говорите, что не звонили мисс Чедвик. О'кей, тогда ваш голос не узнают. Скажите.

— «Мисс Чедвик», — выдавил из себя Арден и осторожно взглянул на сержанта. Он лежал на больничной койке, небритый, больной и бледный как полотно.

Хэкет посмотрел на Анджелу. Она беспомощно покачала головой:

— Это было так быстро, и я не придала никакого значения…

— Ладно, — сказал Хэкет. Они вышли в коридор.

— Кажется, другой голос похож чуть больше, Арт. Голос Даррелла. Но поручится я не могу.

— Трудно было и ожидать, — сказал Хэкет, вздыхая. — Хорошо. — Они направились к лифту. — Будь осторожна, когда поедешь домой. Держись подальше от автострад.

— Я не еду домой. Раз уж я здесь, то зайду в магазин Мэй Компани, а потом собираюсь на ланч к Элисон, она хочет показать участки, которые они купили.

— Не нравятся мне твои прогулки. Доктор сказал…

— Доктор сказал, что у меня все хорошо. Ты, наверное, думаешь, что я хрустальная. Ох уж мне эти мужчины. Не будь глупым, Арт. Тебя можно ждать к обеду? Или хотя бы к половине восьмого? Я нашла новый рецепт мяса во фритюре и хочу его опробовать. Это ведь не запеканка, чтобы стояло. Его надо есть сразу…

Хэкет тоскливо сказал, что понятия не имеет, когда освободится, но надеется приехать вовремя. Он подумал о мясе во фритюре и вздохнул, вспомнив слова доктора Таунера о лишних десяти фунтах. Легко сказать — сбросить. Но как это сделать с женой, которая так усердствует на кухне?

Надо больше двигаться, промелькнуло у него в голове. Не стоит покупать бензокосилку, буду косить траву по старинке. Попробую каждый день гулять. Он знал, что скорее всего ничего не выйдет. Может, если бы у них была собака, большая собака, которую необходимо выгуливать…

— Вроде датского дога, — сказал он вслух, когда они вышли из лифта.

— Ну что ты в самом деле, Арт! — сказала Анджела. — Я знаю, я не в лучшем виде, но кто может хорошо выглядеть на седьмом месяце? И вовсе не обязательно напоминать мне об этом!

— Что? О, я о другом, дорогая, я просто… Это не важно. Конечно, я не имел в виду… Ну, будь осторожна за рулем…

— Хорошо, хорошо. Не беспокойся за меня. И постарайся вернуться домой вовремя. — Она встала на цыпочки, чтобы его поцеловать, и села в машину. Он проводил ее взглядом и поехал в управление сказать Луису, что Анджела не опознала голос. Они, в общем-то, не сильно надеялись, но проверить было необходимо. Такие ситуации иногда случаются. Ты уверен, что знаешь, но не можешь получить ни одного законного доказательства.

Дарреллу сейчас предъявлено обвинение в незаконном хранении наркотиков: в его квартире нашли сотню набитых марихуаной сигарет. Ардена не удалось ни в чем обвинить, кроме нападения на полицейского и попытки самоубийства.

Трое свидетелей целиком и полностью поддержали Даррелла. Уоррингтон, продавец в магазине мужской одежды, около сорока лет, не привлекался. Фостер, актер массовки, около двадцати пяти лет, не привлекался. Келлер, представитель торговой фирмы, обходящий квартиры с предложением товара, тридцати пяти лет, один срок за аморальное поведение (год тюрьмы) и два задержания (обвинений не предъявлено). Мендоса лично с ними встретился, и все они рассказали ему одну и ту же историю и указали одно и то же время. Их предупредили, что речь идет об обвинении в преднамеренном убийстве и ложные показания являются серьезным преступлением. Не хотят ли они подумать еще раз?

Нет. Они прошлись насчет полицейских, которые шьют невиновным парням дело просто потому, что любят травить людей, но от своих показаний не отступили. Что, конечно, ни черта не значило.

Телефонный звонок. Даже при наилучшем раскладе трудно определить номер телефона, с которого звонили, здесь же это было просто невозможно.

Арден сказал, что понятия не имел, куда собиралась Маргарет в тот вечер, но согласился, что в последний раз видел ее в субботу утром; она принесла его матери цветы и пробыла у них около получаса. Она вполне могла упомянуть в разговоре полное имя Анджелы и назвать адрес в Хайленд-Парке или рассказать об этом его матери, которая затем могла бы передать ее слова Джорджу.

Поэтому они спросили миссис Арден, она утверждала, что Маргарет ничего не говорила о том, куда собиралась в тот вечер. Но миссис Арден могла сказать что угодно. Потому что до нее наконец-то дошел смысл происходящего, и она упорно твердила, что Джордж на сто процентов не виноват, это ошибка, Джордж не такой, он хороший мальчик.

Не было ни единой улики для обвинения в умышленном убийстве. И, вероятно, никогда не будет.

— И самое худшее здесь то, — раздраженно говорил Мендоса, — что с уверенностью снять с них подозрение мы тоже не можем. Хоть бы одна деталь, которая могла бы решить: да или нет! Но сейчас мы зря тратим время и силы и, очень возможно, не там ищем.

— Насколько ты уверен насчет Ардена и Даррелла? — спросил Хэкет.

Мендоса покатал по столу пепельницу.

— Пятьдесят на пятьдесят, — наконец сказал он. — Или шестьдесят на сорок. И, очевидно, задумал все Даррелл. Понятно, в общем-то, что весомых улик не будет. Это не очень сложный замысел.

— Верно, но неужели Ты думаешь, что Даррелл настолько умен, чтобы сочинить такой план и не сделать ни одной ошибки?

— Ошибки он сделал, — напомнил Мендоса. — Он вытер сумочку. Он оставил портсигар. Он недооценил наш интеллектуальный уровень, как все люди, ненавидящие полицейских.

— Так оно и есть.

— Проклятье, — сказал Мендоса. — Если б мы имели хоть что-нибудь определенное!

Через час судьба преподнесла ему подарок.

Так уж случилось, что у сержанта Генри Глассера был молодой двоюродный брат, Фред Виктор. Года полтора назад молодой Виктор пришел из армии и стал расспрашивать Глассера о службе в полиции: он подумывал туда поступить, — как там Глассеру нравится, какой оклад и так далее. В результате Виктор поступил на службу и после подготовительного обучения, где он радовал инспекторов приобретенной в армии меткостью стрельбы и превосходной координацией, получил назначение в полицейский участок в Голливуде (Уилкокс-стрит). Сейчас он ездил в патрульной машине.

Произошло занятное совпадение: Глассер и молодой Виктор оба работали в ночную смену, поэтому они смогли присутствовать на семейном пикнике в Гриффт Парке и поздравить мать Глассера с пятьдесят восьмой годовщиной. Из присутствующих они были единственными мужчинами, так как миссис Глассер уже два года как овдовела, а другие мужчины, друзья и знакомые дома, работали, естественно, с девяти до пяти. Не удивительно, что, наевшись до отвала традиционным картофельным салатом, запеченными бобами, булочками с джемом, соленьями с оливками и сельдереем и напоследок холодным кофе и кокосовым тортом, они вдвоем сели в сторонке от женщин и завели неторопливый разговор о работе.

Сначала говорил в основном Глассер, как более старший и как человек, работающий в главном управлении, в отделе по расследованию убийств. Более того, он трудился под руководством лейтенанта Луиса Родольфа Висенте Мендосы, обладающего в полиции известной репутацией. Рассказывая о Мендосе, Глассер упомянул несколько случаев. Настоящий парень, сказал он. Правда, чудной немного. Да имей он, Глассер, столько денег, как у Мендосы, так бы его и видели на работе! Похоже, Мендоса занимается этим из любви к искусству. Даже ходят слухи, что он не забирает свое жалованье, а отдает его целиком в пенсионный фонд. Сумасшедший, да и только. Но это в его духе.

— Или вот, — сказал Глассер, — убили одного парня, хозяина зоомагазина. Какой-то пьяный ломился, хотел снять кассу. Так этот Мендоса! Юнца он поймал, все как полагается, но в магазине остались щенки, котята, всякие птички, и он так о них беспокоился, что неделю проводил там все свободное время, пока не объявилась племянница того парня и не занялась ими. Конечно, сейчас-то он женат. Не думаю, что это бы его остановило, задумай он что-нибудь такое сделать. Раньше он, я слышал, до женщин был великий охотник. Могу поверить. Знаешь что такое charm? Но я тебе скажу, у него чертовски красивая жена — она пару раз приезжала его встречать. Рыжая, и что-то такое в ней… Ну а дело, которым мы сейчас занимаемся, кажется, повисло в воздухе. Он прямо не в себе из-за него, а мне кажется, ничего особенного нет. Девушку убили в машине — задушили и выбросили.

— А, это, — сказал Виктор. — Я видел в газетах. Похоже, кто-то напал на нее ради кошелька. Наверное, чокнутый какой-нибудь, зачем ему надо было убивать?

— Кажется, лейтенант думает иначе, — ответил Глассер. — Это его беспокоит. Я кое-что слышал от Хиггинса. Он, я имею в виду лейтенант, думает, что, наверное, это был ее дружок. Потому как вроде он ее дружком не был. Оказывается, он педик и не больно хотел с бабой под венец.

— Она даже не подозревала? Настоящий цирк, — ухмыляясь, сказал Виктор. — Чудной народ эти голубые. В последнее время я на них насмотрелся. В нашем районе одна из их тусовок — местечко под названием «Викторианская комната», на Фейрфаксе. Глядя на них, чувствуешь… я не знаю, — он пожал плечами, — в общем, странные.

— Да что ты? — спросил Глассер. — Хиггинс говорил, там как раз Арден со своим дружком обычно и околачивались.

— Да? — удивился Виктор. — Ну, будем надеяться, подобных притонов в округе не больше полудюжины. Каждые три-четыре вечера в неделю для нас там находится работа. Да вот вчера ночью забрали двоих — оба хорошо набрались и устроили драку на тротуаре напротив заведения.

— Да уж, — сказал Глассер. — А вечером в прошлую субботу что-нибудь было? Предполагается, что наша парочка в это время находилась там, они так говорят.

— Да там почти всегда по субботам что-нибудь происходит. Конечно, было, но мы никого не забрали. Рядом была еще одна драка, а там просто пьяная компания. Один парень нажрался как свинья. И другой, здоровый такой блондин — тоже хорошо поджатый. — Виктор рассмеялся. — Он все твердил: «Бедный Джорджи, бедный Джорджи» — о своем приятеле. В жизни бы не подумал, что он один из этих. Здоровенный такой детина.

Глассер вдруг встрепенулся.

— Джорджи? — сказал он. — Ты уверен?

— Что значит уверен? Так звали как раз самого пьяного из них, остальные сказали, что отвезут его домой, поэтому мы его не забрали. В какое время? Черт, я не могу сказать с точностью до минуты, это должно быть записано в журнале дежурства, но где-то около половины двенадцатого. А что?

— А то, — сказал Глассер, — что если я правильно понял Хиггинса, ты можешь дать лейтенанту важные показания. В силу случайного совпадения. Мы прямо сейчас едем в управление, и ты повторишь свой рассказ Мендосе.

Итак, наконец с определенностью подтвердилось алиби Ардена и Даррелла. Лучшее доказательство, чем свидетельство двух полицейских сержантов, трудно и придумать. Фред Виктор и его напарник однозначно опознали Даррелла, Ардена и Келлера, менее уверенно — Уоррингтона и Фостера, как людей, с которыми они разговаривали прямо у выхода из «Викторианской комнаты» в двадцать три тридцать восемь в субботу. Они остановились, потому что увидели человека, который блевал в водосточную канаву (Арден). Они раздумывали, не отвезти ли его на ночь в вытрезвитель. Четверо его приятелей были навеселе, но держались уверенно, и сказали, что присмотрят за Джорджи. Этим патрульные были удовлетворены и поехали дальше.

Очевидно, что если Даррелл и пьяный Арден находились на Фейрфаксе в одиннадцать тридцать восемь, то они никак не могли убить Маргарет где-то в районе складов компании «Саудерн Пасифик» за оставшееся до полуночи время.

— Caramba у Valgame Dios у Santa Maria у dies millon demonios infiemo [31]! — выругался Мендоса.

— Хорошо прокатился на карусели, — отозвался Хэкет. — Ну, еще кружок за двойную плату, лейтенант?

— Venga mas [32]! Конечно, конечно. Скажи, что я дурак. Предчувствия не всегда оправдываются. Проклятие, все выглядело так правдоподобно — Арден и Даррелл…

— Я знаю, знаю, — вздохнул Хэкет. — Кажется, все немного сложнее. Или, наоборот, чуть проще, Луис. Может быть, в конце концов, действительно в машину запрыгнул случайный грабитель?

— Нет, — сказал Мендоса. — Это не так. Есть еще Хогг. Да, мы возвращаемся опять к Хоггу. Она что-то такое раскопала… — Он неожиданно замолчал, глядя на настольную лампу.

— Y que esto[33]?

— Я снова думаю вот о чем, — медленно произнес Мендоса. — Сильверман. Милая девушка. Но — для начала — не то чтобы очень красивая, просто привлекательная. Серьезная. Умная. Втайне очень страстная. Вполне возможно, что ей нелегко увлечь мужчину. Она хорошо и правдоподобно рассказывает, что у нее уже все прошло, что была возмущена сплетней, но действовала очень благоразумно, если можно так выразиться. Хотел бы я знать, неужели у нее не было ни одной темной мысли после того, что Маргарет ей сделала. В конце концов, с тех пор прошло всего два месяца. У нее отняли человека, которого она почти заарканила. Может быть, расстроили свадьбу. Да. Она уехала из твоего дома сразу после Маргарет, но домой не возвращалась до без пяти два. Паллисер… — Он передал Хэкету рассказ сержанта.

— Но женщина… — начал с сомнением Хэкет.

— Ну и что? Она высокая, сильная девушка. Знаешь, — сказал Мендоса, — это проясняет главный вопрос. Маргарет остановилась бы ради женщины. Тем более, ради знакомой. Соmо по [34]? Остается в стороне телефонный звонок, он тогда не важен. Я даже представляю, как все могло произойти. Роберта Сильверман утверждает, что ехала за «бьюиком» Маргарет по Фигуроа до Йорка. Предположим, где-то там — м-м, ну да — она сначала обогнала Маргарет и остановилась, и когда Маргарет проезжала мимо, просигналила ей, высунулась из окна и попросила помочь. Сказала, что у нее барахлит мотор или что ей неожиданно стало дурно. Да что угодно. И наша Маргарет, всегда готовая проявить отзывчивость! Представляешь? Она аккуратно паркует «бьюик», выходит, чтобы помочь Роберте… На нее похоже.

— Я знаю, воображение у тебя есть. Ну и дальше?

— Скажем, все произошло в самом конце Фигуроа возле Йорка, — продолжал Мендоса. — Роберта заманила ее в машину и убила. Отъехала на ближайшую боковую улочку, спрятала тело на полу под сиденьем, подальше от глаз. Это не согласуется с данными врача, но он не может уверенно определить время и немного ошибся. Хорошо… Что бы я предпринял на ее месте? Проклятье, оттуда чертовски далеко ехать… Думаю, я бы двигался перебежками. Отвел бы «бьюик» от Фигуроа до, скажем, 61-й авеню. Остановился. Пешком вернулся на шесть кварталов назад, доехал на «студи» примерно до 54-й авеню. Пешком назад, к «бьюику» с телом, на нем до Пасадена-авеню. Иду назад к «студи», отвожу его до 24-й авеню… В таком духе. Короткими перебежками. Беспокоиться о теле в машине ей было нечего, тело спрятано, дверцы закрыты. Кто станет заглядывать в машину, оставленную на короткое время? Передвигаясь таким образом, она могла выбросить тело где-то к половине второго и вернуться в Южную Пасадену без пяти два.

— Слишком уж сложно, — сказал Хэкет. — Мне твоя версия не нравится, Луис. Хотя я даже не видел эту девушку. Я имею в виду, взгляни на все ее глазами. Она хочет, чтобы происшествие восприняли как случайное ограбление. Ладно. Такое может случиться где угодно. Всем известно, что она ушла с вечеринки почти одновременно с Маргарет и что лучше всего ей, как и Маргарет, ехать домой по Фигуроа. Поэтому она разыгрывает все так, как будто это случилось уже после того, как она свернула на Йорк. Разве нет? Ведь это намного легче. Совершает убийство где-то в районе 60-61-авеню после того, как уже должна была потерять «бьюик» из виду поскольку ей нужно в другую сторону, — он взглянул на карту. — Смотри, здесь как раз удобное место — Хайленд-Парк Плейграунд, центр отдыха, по ночам там никого нет. Лучшего места, чтобы избавиться от тела, не найдешь. Чего ради тащить его с такими муками к складам? А здесь всего-то шесть кварталов пешком пройти назад к своей машине.

— Может, потому и потащила, что иначе все будет очевидно, — сказал Мендоса. — Чтобы поймать Маргарет, она должна была уйти сразу после нее. Гости наверняка бы это запомнили. Множество людей могут подтвердить, что у нее на Маргарет зуб. Потому она сделала хитро. На случай, если мы не клюнем на приманку случайного убийства.

— У тебя, — сказал Хэкет, — ум за разум зашел, вот и все. То, что ты говоришь, — возможно, но твоя версия ничуть не лучше моей. Перебежками! Ей пришлось бы перебегать добрых шесть миль, каждый раз по шесть-восемь кварталов. Никто не стал бы так делать.

— Хорошо, — примирительно сказал Мендоса, — а как тебе нравится Чедвик и миссис Росс? Или одна миссис Росс?

— Господь с тобой! — простонал Хэкет.

— Не так уж фантастично. Ему чуть дурно не стало, когда я предположил, что Маргарет узнала о миссис Росс. Она очень даже могла узнать. Могла попытаться что-нибудь раскопать. Мы знаем, она везде любила совать свой нос. Психологи говорят, Артуро, что мужчины в возрасте Чедвика часто испытывают неожиданные сильные эмоции, особенно в любовной сфере. Он вполне откровенно говорит, что боится, как бы его жена не узнала насчет миссис Росс, она могла бы нанести ей вред, распустив слухи, устроив скандал, что повлияло бы на отношение к миссис Росс у нее на работе, оттолкнуло бы от нее подруг. Причина кажется очень слабой для убийства, но, как я говорил Паллисеру, все зависит от человека. Да. Чедвик говорил мне, что он далек от своих дочерей. Предположи на минуту, что Маргарет узнала — только сунула нос и сразу нашла. И пригрозила, вся из себя праведная и чопорная, рассказать матери.

— Господь с тобой, — сказал Хэкет, — вот уж нет. Его собственная дочь.

— Ну а сама миссис Росс? У них настоящая романтическая любовь, бьюсь об заклад. Чедвик не платит ей содержания, вообще ни за что не платит. Оба они не молоды и не особо, — он пожал плечами, — сексуально привлекательны. Послушай, мы же с тобой знаем людей, Арт. Ведь это последняя настоящая любовь Хелен Росс. Яснее ясного, что она действительно его любит, и очень сильно. И он ее тоже. Она готова пуститься во все тяжкие, чтобы сохранить его, защитить свою любовь. И вот представь, Маргарет приходит к ней и заявляет: вы порываете с папой или я все расскажу маме. И, допустим, Хелен знает, что, во-первых, миссис Чедвик мстительна и устроит скандал, а во-вторых, Чедвик зависит от своей жены из-за денег.

— Нет, — сказал Хэкет, — он не такой. Мягкий, сентиментальный, но не слабак. Деньги для него ничего не значат.

— Хорошо, я тоже так думаю. Тут я ошибся. Ну и что? Конечно… Разве ты не видишь? Если бы Маргарет им пригрозила, то, представляя себе последствия, Чедвик, поступая как истинный рыцарь, добровольно оставил бы Хелен, спасая ее репутацию. Именно так бы он и поступил, согласна бы она была или нет. И она это знала. Тогда, видя, что Чедвика у нее отнимают…

— Как она узнала, где находится Маргарет?

— Черт побери, да уж как-нибудь, — сказал Мендоса. — Все-таки они могли действовать вдвоем. От обеих девушек Чедвик далек. И поздняя страстная любовь… вполне может перевесить небольшие ОТЦОВские чувства. Судя по тому, что нам известно о Маргарет, я думаю, кому угодно было бы трудно ее любить. Вдобавок с ее угрозами…

— Мне это не нравится, — сказал Хэкет, качая головой. — Нет, Луис. Только не Чедвик. Он, в общем, неплохой парень, попавший в западню. Не хочет никому неприятностей, вот и все. И раб условностей.

— Все правильно, — согласился Мендоса. — Но когда речь идет о любви… — он взглянул на свою сигарету. — И возраст. У него это тоже последний роман. Скажем так. Разве не говорят, что у человека это самое сильное жизненное стремление?

— Да, наверное, — сказал Хэкет.

— Хотя есть люди, которых это не беспокоит, — продолжал Мендоса. — Они не изводят себя переживаниями по поводу своего возраста или чего бы там ни было. Но это так, к слову.

Хэкет, давно уже зная Мендосу, подумал: это ты про себя, парень. Так часто бывает у людей с высоким коэффициентом умственного развития. А такие вещи Луис Мендоса понимает без подсказки, может, он и прав насчет Чедвика.

— Но большинство…Возьми Чедвика. Он чувствует себя чертовски за что-то виноватым. Возможно, за свою любовную историю. Раб условностей, да. Вероятно, его просто мучает, что он не может открыто развестись и жениться заново, а имеет любовницу.

— А почему его не должно это мучить?

Мендоса весело на него взглянул.

— Мой Артуро! Все зависит от людей, не так ли? Мира Чедвик захомутала невинного мальчика, когда ему было девятнадцать лет. Она одна в ответе за его похождения, а вовсе не он.

— Все равно, я не думаю, что Чедвик участвовал в убийстве. Миссис Росс — возможно, как ты сейчас набросал. Только как она узнала, куда собирается Маргарет?

Мендоса задумался.

— Конечно, мог знать Чедвик. В то же время, разумеется, в случайном разговоре двух людей вряд ли говорят о вещах подобного рода. Еще одно. Даже если Чедвик знал, если по какой-то причине упомянул при ней об этом, как бы он скорее всего это сделал? Маргарет собирается на вечеринку к своей дальней школьной подруге, миссис Хэкет. Или: к Анджеле Хэкет. Он бы не стал добавлять: по адресу Спрингвэйл-стрит, 5126, в Хайленд-Парке. А если просто по имени, как бы она узнала адрес? Даже если бы он сказал: к миссис Артур Хэкет, что вряд ли. Ты, наверное, не один такой в пяти телефонных справочниках. Как она получила адрес? Вот что я тебе скажу. Если была Хелен Росс, то был и Чедвик.

— Мне твоя версия не нравится, — упрямо проговорил Хэкет. — Ты хватаешься за соломинку.

— Едва ли, — сказал Мендоса. — Я просто ищу новые ниточки.

ЧАСТЬ 15

Еще не настало время ей приходить, и кот не сидел на крыльце. Усиливающийся голод посылал его на поиски еды все дальше. Далеко, за целый квартал, он нашел заброшенный участок со сгоревшим домом, и в высоком кустарнике поймал несколько полевых мышей. Их было легче ловить, чем птиц, но в них оказалось меньше мяса и мышиных семей там было не очень много. На этом участке он охотился до тех пор, пока не переловил всех мышей, или же уцелевшие испугались и убрались оттуда. Сегодня утром он поймал четыре и сейчас продолжал охотиться. Еще одну он изловил перед тем, как его чувство времени начало говорить, что скоро она может прийти.

Подчиняясь давней привычке, кот направился домой. Он осторожно скользил по задним дворам, где снизу, а где сверху пробираясь через заборы. Он отощал, но длинная шерсть скрывала худобу. Рана от репейника в боку воспалилась и начала гноиться. Он пришел к своему дому, обогнул его и сел в ожидании на крыльцо, почти не видимый из-за перил.

Спустя полчаса он еще сидел там, когда мимо проходила миссис Уипли. Она снова взглянула на дом, но не свернула на ведущую к нему дорожку: она устала. Она подумала, что может быть, вернется повидать миссис Хилл после ужина. Кота она не увидела.

Много позже кот поднялся, обогнул на одеревенелых ногах дом и через свою маленькую, вертящуюся на петлях дверь пробрался на кухню. Кухня пахла давнишней едой, которой сейчас не было ни крошки. Его блюдце для воды было пусто. Здесь много знакомых вещей, но они несъедобны. Кот подошел и принюхался к белой пластиковой сумке на полу под столом. Рядом были высыпавшиеся из нее носовой платок, помада, ключи, кошелек. Среди других предметов лежала круглая золотисто-белая серьга. А на всем был ее запах, но он уже постепенно исчезал. На столе пустая чашка, очень чистая, и пустая чистая кастрюля.

Кот печально слонялся из комнаты в комнату, где раньше было довольство и благополучие. Наконец он вспрыгнул на ее кровать, где всегда спал, и свернулся калачиком — плотный несчастный клубок спутанной шерсти.

Много времени спустя он услышал звук дверного звонка. Было уже темно. Он только немного приподнял голову и снова опустил. Это не она. Звонок прозвенел еще дважды и замолчал.

Миссис Уипли сказала себе, уходя прочь: «Нет дома. Было бы так хорошо, если бы она нашла себе какого-нибудь приличного молодого человека. Ладно, наверное, увижу ее завтра или послезавтра».

Тем временем в «Рокси» шла новая картина… Итак, они начали все сначала, и у Мендосы появилась новая идея.

— Попробуем узнать, кто был очередной мишенью Маргарет среди ее знакомых, — сказал он. — О ком она в последнее время распускала слухи? Это может навести на след.

— Преднамеренного убийства? Потому что она всем рассказывала, что Марион делала покупки у Грэйсонов, а не у Магнина, или потому, что собиралась рассказать Генри о том, как его подружка Глория красит волосы?

— Не преуменьшай, Арт. Она могла набрести на что-то серьезное. Заставить ее подруг говорить — занятие деликатное. Думаю поручить это тебе и Скарни. Я тоже этим займусь, но вечером собираюсь навестить миссис Хелен Росс.

Мендоса позвонил ей на работу в четыре часа и спросил, удобно ли ей с ним встретиться. В ответ он услышал теплый низкий голос, ровный и без тени удивления.

— Конечно, лейтенант. Я даже ждала вашего звонка. В восемь часов меня вполне устроит.

Спокойная женщина, сказал он про себя. Умная. Такая из себя не выходит.

Когда он приехал домой, Элисон со свирепым взглядом сидела на кушетке и перешивала кайму на новом платье. Кошки сидели в ряд, глядя на нее круглыми изумленными глазами, а она на двух языках ругалась словами, которые не подобает употреблять даме.

— Молчи, — сказала она, в очередной раз уколола палец и вскрикнула. — Как я ненавижу шить! Все эти чертовы обобщения, дескать, любая настоящая женщина… О, черт! Противная нейлоновая нитка! Теперь я снова должна вдевать ее в иглу…

Мендоса взял у нее нитку с иголкой, с первого раза попал в ушко и вернул ей.

— Во всех приличных магазинах, — сказал он, — есть специальный отдел. За пустяковую плату вещь подгонят по фигуре. И ты еще обвиняешь меня в глупой мелочной экономии.

— Я знаю, знаю! Это какая-то епитимья — проявляется мой пуританский шотландский характер. Я постепенно привыкну, как и к другим вещам, которые я никогда раньше не могла себе позволить. О, проклятие!

— Если бы ты взяла наперсток, — сказал Мендоса, — то не кололась бы так часто.

— Для меня шить с наперстком — все равно, что управлять машиной в перчатках, одинаково неудобно. Ради Бога, уйди, не маячь перед глазами!

Мендоса взял на руки Бает, которая ласково ударила его по усам мягкой лапой.

— Вот теплое приветствие любви. Нежная жена стремится сделать дом счастливым и уютным для своего хозяина и господина. Когда, усталый от дневных трудов, он приходит домой… Guidado [35], осторожно, ты попадешь в Бает! — Он увернулся от диванной подушки, посадил на нее Бает и ретировался на кухню.

Здесь он посвятил себя приготовлению порции очень холодного и очень крепкого коктейля «Маргарита», занятию непривычному, поскольку сам не любил смешанные напитки, да и, в сущности, вообще не был любителем спиртного. Он поставил стакан в холодильник. Отмерил в шейкер ровно шесть унций текилы. Добавил две унции «трайпл сек» и четыре — холодного лимонного сока. Отколол шесть кубиков льда и положил их в электрическую мельницу. Оторвал бумажное полотенце и насыпал на него аккуратным кружком добрую щепоть соли. Положил лед в шейкер и тщательно все взболтал. В гостиной было тихо.

— Ну, наконец-то все, — сказала Элисон спустя секунд тридцать.

Мендоса достал из холодильника запотевший стакан, окунул его ободком в соль, перевернул, наполнил его и отнес жене. Она облизывала израненный палец, рядом лежало законченное платье.

— Amante! — сказала она. — Для начинающего ты сделал очень неплохо. Как раз то, что я хотела… Ты хочешь меня напоить? Очень крепкий коктейль. Сам не хочешь?

— Только не эту ерунду. Я не очень-то хочу, но за компанию выпью. — Он налил себе немного водки. — У нас опять все рассыпалось, — и он рассказал ей об алиби Ардена и Даррелла.

— Бедный Луис. Как досадно.

— Слабо сказано. Я собираюсь после обеда начать все заново.

— У меня есть замороженное тресковое филе, — с готовностью сказала Элисон, потягивая коктейль. — Говорят, для головы полезно… Ладно, больше не буду пить, хоть очень хочется. Хватит. Допивать придется тебе, не надо было делать так много.

Хотя текила ему не особенно нравилась, он доверху налил стакан и поставил его перед собой на стол, пока Элисон занималась рыбой. Он достал колоду карт, рассеянно ее перетасовал и, как будто предсказывая судьбу, разложил в случайном порядке. Вечером он собирался в свой Голливудский клуб перекинуться в покер. Он собрал карты и снова их перетасовал, размышляя о том, что преуспевающий продавец подержанных автомобилей, один из его предполагаемых партнеров, не очень-то расстроится, когда узнает, что Мендоса не пришел. Однажды этому продавцу придется отказаться от покера. Когда ему не удастся больше никого найти, чтобы на пару играть против одного Мендосы.

Он разложил карты и стал их рассматривать. Проклятие. Совершенно не за что зацепиться. Надо же было Маргарет Чедвик родиться на свет, чтобы теперь так мучить его своей смертью.

Видит Бог, сама по себе она не большая утрата. Но — мозаика рассыпалась, и он обязан сложить все кусочки вместе. Так уж он устроен. Он начал перекладывать карты, красные на черные, черные на красные.

Вокруг водохранилища Сильвер Лейк было много очень хороших, очень дорогих домов с высокой арендной платой. У нижнего конца водохранилища сдавались довольно новые домики за умеренную плату. Несколько многоквартирных домов, одноэтажные спереди, двухэтажные сзади, стояли в ухоженных маленьких двориках, раскрашенные в веселые яркие цвета.

Дом, в котором жила Хелен Росс, был светло-зеленого цвета, она занимала нижнюю квартиру в заднем здании, 6707. Она быстро ответила на звонок.

— Лейтенант Мендоса? Входите.

Приятная гостиная. Аккуратная, но обжитая. Книги в высоком шкафу, журналы на полке. Комната вся бежевая, с бежевым ковром и зелеными и оранжевыми деталями, искусно разбросанными по подушкам, занавескам, лампам и орнаментам. Всего две картины, обе — репродукции. В последнее время Мендоса стал лучше разбираться в искусстве; он узнал обе картины. Та, которая побольше, '— хорошая копия «Портрета мужчины» Эль Греко; другая — известный портрет кисти Морони. По-видимому, Хелен Росс, как и он, не очень любила искусство, лишенное жизни. Пейзаж, подобие жизни, ничего ему не говорил. Портреты ему нравились.

— Присядете? — вежливо предложила она. Хелен Росс была высокой женщиной с прекрасной, хотя и не модной, фигурой. Ей не дашь сорока лет. Круглое лицо, идеальная, без морщин, кожа, правильные черты, полные губы, карие глаза под изящными бровями и темнокаштановые волосы, не тронутые сединой. Спокойный серый цвет одежды, красивые тонкие руки. Для ее роста, подумал Мендоса, совсем не большие; тщательно ухоженные.

— Спасибо, — сказал он, — думаю, вы догадываетесь, зачем я хотел вас видеть. — Умная женщина. Но он бы не удивился, если бы застал здесь Чедвика.

Ее карие глаза не отрываясь глядели на него.

— Чарльз беспокоился, — сказала она, — без всякой причины, но беспокоился. Он сказал, что вы не дурак, лейтенант, и что, кажется, вы думаете, будто у кого-то была причина ее убивать, несмотря на все обстоятельства. Он сказал, что вы… вторгаетесь в личную жизнь.

— Как и Маргарет, — ответил Мендоса. Он предложил ей сигарету, она взяла, прикурила от его зажигалки.

— Да, это так. Бедная девочка. Я встречала ее только однажды, но мне ее немного жаль. — Хелен Росс задумчиво курила. — Такой ужасный конец… Но вы уверены, лейтенант? Правда? Что это не какой-нибудь грабитель, напавший на нее ради кошелька?

— Простите, я не могу обсуждать с вами улики…

— Нет, нет, — она нетерпеливо взмахнула рукой. — Я просто спрашиваю, потому что мне так казалось, не будем об этом. Так вы действительно думаете, что именно я ее убила? Или мы вместе с Чарльзом? Его собственную дочь? Конечно, для вас, я полагаю, сталкиваться с людьми, которые могут так поступить, привычное дело…

— Люди есть люди, миссис Росс. Одна из самых хладнокровных убийц, которых я когда-либо видел, была дама из высшего света, ей не хватало денег, и среди прочего она пыталась свалить вину за убийство на свою собственную дочь.

— Ну… — сказала она. — Конечно. Чарльз не… близок к обеим дочерям. Хотя это не его вина. Он сказал, что посвятил вас в свои семейные отношения. Между прочим, я не сообщила ему о вашем звонке. Думаю, он немного боится вас, лейтенант Мендоса.

— У него есть причины бояться, миссис Росс?

Она встрепенулась.

— Нет, конечно, нет. Абсурд полнейший. Как я понимаю, в данных обстоятельствах мы должны быть откровенны. Я… мне трудно, я не привыкла… выставлять напоказ свои чувства. Он рассказал мне, что сорвался и исповедался вам, когда рассердился. Но вы сказали — насчет несущественных подробностей, что вы не… — Она погасила сигарету. В комнате были пепельницы. Вероятно, они-то, в основном, и внушили Мендосе ощущение комфорта и удобства. — Лейтенант, — сказала она отрывисто, — я читаю газеты. Я знаю, что у нас очень хорошая полиция, честная и эффективная. Что вы редко совершаете грубые ошибки. Я несколько раз встречала ваше имя и догадываюсь, что у вас есть какая-то репутация на работе. Я сказала Чарльзу: мы должны быть откровенны и рассказать все, что вы хотите узнать, чтобы вы не делали ложных выводов. Кажется невероятным, что вы могли подумать… Но мы нервничаем из-за возможной огласки. Он так боится скандала вокруг моего имени. Многие мужчины не догадываются, как сильны женщины.

Впервые Мендоса улыбнулся ей своей неожиданной обаятельной улыбкой.

— Как правило, гораздо сильнее нас.

Хелен Росс задумчиво на него посмотрела.

— Да, действительно. Я полагаю, что вы способны правильно судить о людях. Наверняка вы уже многое знаете о Маргарет, бедняжке. Какой она была. Как я говорила, мы встречались лишь однажды, но я уловила, что она из себя представляет. Это очень хорошо видно. И ответом на то, о чем вы думаете будет «да». Вы же понимаете, любой, столь… сладострастно подозрительный, как Маргарет, начал бы шевелить мозгами, когда Чарльз сказал, что должен работать в офисе четыре вечера в неделю.

Мендосе понравилось это «сладострастно». Самое подходящее слово.

— Догадываюсь, что начал бы, — сказал он. — Как я и предполагал.

— Не надо предположений. Если хотите знать, по-моему, Мира Чедвик об этом не задумывалась, потому что Чарльз ее не интересует, она целиком занята собой, клубными собраниями и так далее. Но Маргарет побеспокоилась проверить. На самом деле это не составило труда. Однажды вечером она за ним проследила. Он приехал прямо сюда, а мое имя есть на почтовом ящике.

— Ну и что она сделала потом? — спросил Мендоса.

— Именно то, что можно было ожидать. Она же должна вмешиваться, командовать. Как-то раз в субботу она приехала ко мне после обеда. Сказала, что «не одобряет» наши «нечистоплотные отношения» и что, на ее взгляд, она должна сообщить матери. Я пыталась себя сдержать — я видела, что она за человек, и Чарльз мне немного рассказал. Я сказала, что едва ли это ее дело, у нее нет права вмешиваться ни в личную жизнь своего отца, ни в мою. Ну и разговорчик у нас был, можете себе представить. Такая утомительная девица, точь-в-точь старая дева. Боюсь, под конец я наговорила ей грубостей, а она нисколько не утратила выдержку, только продолжала изображать праведницу и повторять общепринятые слова. Как будто, — Хелен с отвращением чуть скривила губы, — она обнаружила, что отец содержит какую-нибудь певичку. Вроде этого.

— Да. И, конечно, вы все рассказали мистеру Чедвику.

— Нет, — спокойно ответила Хелен Росс. — Потому что я знала, как он поступит. Он знал, что его жена не будет лично, простите, бить мне морду, а устроит вокруг меня скандал. Возможно, я потеряю работу. Да, вы думаете, что Маргарет вся в мать. Так оно и было. Я не сказала ему, потому что молила Бога, чтобы она рассказала матери. Сама.

— Ах, вон как, — сказал Мендоса. — В самом деле? Понимаю.

— Понимаете? Все годами оставалось в подвешенном состоянии. Это не его вина, — почти с отчаянием проговорила Хелен. — Нет. Но он чертовски благородный. — Она нервно рассмеялась. — Он не стал бы мной рисковать, он не хотел скандала, в результате которого, вполне вероятно, нам пришлось бы жить на очень небольшие деньги. Я хотела, чтобы он попробовал. Я ему доказывала… Вы меня понимаете? Можете понять? Я хотела, чтобы она рассказала! Мне плевать на скандал. Если б только мы могли… если бы все открылось, не надо было бы таиться. На работу Чарльза скандал бы не повлиял. Сенсации бы не случилось. И сейчас люди не… Его жена сама с ним никогда не разойдется, а его раскачать на развод можно было бы, наверное, только одним способом — если бы все, чего он так боялся, уже произошло. Не знаю, понимаете ли вы, о чем я говорю.

— Да, я понимаю.

Она успокоилась.

— Я действительно не очень-то встревожилась.

— Когда это было, миссис Росс? В какую субботу она приезжала?

Хелен Росс снова закурила.

— На прошлой неделе. В субботу накануне… когда ее…

— Понятно, — ровно сказал Мендоса. — Она предъявила вам ультиматум?

— Я… не понимаю, что вы…

— Говорила ли она: вы порываете с папой в течение недели, иначе все будет сказано? Или в течение месяца? Или завтра?

— Я… нет, конечно, нет. Нет. Вы что думаете? Будто я… будто мы… Это нелепо, — произнесла она с насмешкой. — Даже не… просто несерьезно. Никто бы из нас не… И потом, я ведь ему не сказала, надеясь, что расскажет Маргарет. И это его подтолкнет к разводу… Он должен был бросить ее, разойтись с ней много лет назад.

— Пожалуй, я с вами согласен, — сказал Мендоса. — Те^ не менее, миссис Росс, я спрошу — где вы были ночью в прошлую субботу?

Она недоверчиво взглянула на него.

— Я?.. Как вы можете так думать! Ладно, я знаю — вы обязаны спросить. Простите. Чарльз должен был ехать с женой на ужин. Я была дома. Пришла около половины седьмого, поужинала и весь вечер читала. Новый детективный роман Локриджа, впрочем, это не важно. Легла спать где-то в половине двенадцатого. Но свидетелей нет, не так ли? Не думаете же вы… Лейтенант, а как бы я узнала, где она находится?

Тут Мендоса вспомнил, что у Чедвика есть алиби. Разве нет? По его словам, они вернулись домой примерно в двенадцать тридцать. Да, но доктор может ошибаться. По времени небольшая нестыковка, совсем небольшая. И потом, Хелен Росс, как и Роберта Сильверман — сильная, энергичная женщина. Вполне возможно, что… Черт, еще слишком много неясного. По всем направлениям.

Он поблагодарил миссис Росс, сдержанно попрощался и вышел. У него было чувство, что она испугалась, когда он неожиданно перестал задавать вопросы, но он пока потерял к ней интерес. Кое-что новое пришло ему в голову. Совершенно неожиданно, прямо сейчас, он взглянул на дело с другой стороны и совершенно ясно представил себе, как Чедвик мог принять участие в убийстве.

Просто Чедвику стало известно, что Маргарет узнала о Хелен Росс. Из него плохой лгун; сегодня утром в офисе Мендосы он врал. Потому что Хелен Росс ему рассказала или, допустим, Маргарет, защищая справедливость, поговорила также и с ним.

Предположим, Маргарет прямо с вечеринки приехала домой и была у себя в комнате, когда вернулись родители. Сто против одного, что у Миры Чедвик отдельная комната. Допустим, Чарльз Чедвик, будучи умным человеком, обеспечил себе надежное алиби (на случай, если полиция не купится на случайного убийцу), пошел в комнату Маргарет и… что? Скорее всего, она уже разделась. Знал он, во что она была одета, когда уходила из дому? Вероятно, они ушли примерно в одно время. Какую фантастическую историю ему надо было рассказать, чтобы убедить ее надеть верхнюю одежду? Конечно, он даже не пытался. Именно там он ее и убил. Лучший способ убийства для достаточно умного человека — задушить, потому что остается мало следов, почти никаких пятен крови. Перед убийством он слышал, как пришла Лаура. Ждал он недолго, потому что доктор в своем заключении не мог сильно ошибиться. Доктор говорит — от одиннадцати тридцати до двенадцати, ближе к полуночи. Чедвики вернулись домой около половины первого. Да, и Лаура и миссис Чедвик еще не спали, находились в пределах слышимости, когда он убивал Маргарет. Ладно, потом он подождал, пока они уснули. Одел тело в светло-голубое платье и подождал в темноте, вероятно, часов до двух. Глухая ночь. Он перенес тело через весь дом, спустился вниз… Для человека в возрасте пятидесяти одного года, ведущего сидячий образ жизни, все это было, пожалуй, атлетическим подвигом. Ну, если сильно захотеть… Мужчина он крупный, в хорошей форме. Мог справиться. Так, перенес тело вниз, — горничные в доме не ночуют, — спрятал возле изгороди, окружающей лужайку. Взял ключи от ее машины, надел перчатки. Сел в ее «бьюик», подогнал к дому, перенес туда тело. От изгороди до дороги очень короткое расстояние, и в такой час… Он договорился с миссис Росс, что она встретит его на своей машине возле складов или где-то рядом. Выбросил тело, оставил «бьюик» на Амадор Драйв. Хелен Росс, ехавшая следом, подобрала его и отвезла домой. Потом уехала сама.

Каково?

Ну, может, для детективного рассказа звучит и неплохо, подумал Мендоса. Он повернул ключ зажигания и поехал домой.

Часть 16

Доказательства, рог Dios [36], думал он, сидя за своим столом на следующее утро. Обычно у них был какой-нибудь след. Сейчас же — одни намеки. Версия об Ардене лопнула у них на глазах. И Хэкет оседлал своего любимого конька.

— Ты хочешь все усложнить, потому что у тебя мозги перекрученные. Только и всего. Говорю тебе — это было просто случайное убийство.

— Нет. Небольшие детали говорят, что нет. Машина. Она кое-что стоила. Простой бандюга прихватил бы машину и угнал в какой-нибудь притон, чтобы что-то с нее поиметь. А нашего парня она не интересовала — он бросил ее в первом подходящем месте, избавился от нее. Мистер Санчес говорит, что впервые заметил ее в воскресенье в пять тридцать утра, когда вышел из дома к заутрене.

— Да-а, — сказал Хэкет. — Согласен. Хорошо. Но ведь совершенно не за что зацепиться, черт подери!

— Это ты мне говоришь! И почему я говорю «он» — не знаю. Как раз сейчас я чувствую, что больше подошло — «она». Ладно, давай-ка займемся делом и попробуем что-нибудь найти. Вот список женщин, с которыми

Маргарет встречалась чаще других. Роза Ларкин, Бетти-Лу Коул, Эстер Макрэй, Линда Уоррен, Сью Портер, Сандра Норман. Мы их всех повидаем и вежливо спросим, о чем в последнее время сплетничала Маргарет. Ты бери на себя Ларкин и Коул, Скарни поручи Портер и Норман, а я займусь Макрэй и Уоррен. О'кей?

— О'кей, — со вздохом сказал Хэкет, — но сплетни… Вроде: Линда красит волосы, Сью обманывает муж. И из-за этого произошло убийство?

— Animo, manos a la obra — принимайся за работу! Ты большой оптимист.

Но прежде чем отправиться на встречу с мисс Макрэй и миссис Уоррен, он сел за стол и еще раз мысленно перебрал все данные, собранные по этому делу.

Отпечатки пальцев, оставшиеся на машине, принадлежали Маргарет, Лауре и миссис Клингман, которую Маргарет возила в клинику. На руле, переключателе скоростей и приборном щитке со стороны водителя — никаких отпечатков, подтверждающих, что кто-то управлял автомобилем после Маргарет.

Если красивая детективная история насчет Чедвика и Хелен Росс верна, то его алиби до полуночи несущественно. Но Портеры подтверждают его слова, в том числе и время. Насколько им можно доверять.

Непостижимый рассказ Мартина О'Хары о нескольких часах игры в покер тоже подтверждается его товарищами. Насколько им можно доверять.

Официант и кассир в Африканском клубе запомнили Лауру и Кеннета Лорда очень хорошо, они там частые посетители. Они приехали туда примерно в девятнадцать сорок (после неторопливого обеда у Фраскати) и ушли где-то между без десяти одиннадцать и одиннадцатью. Лорд сообщил название следующего места, куда они поехали — Гьюсеппи, Бульвар Сансет, — где в одиннадцать тридцать должен был играть модный пианист. Тамошний официант тоже их помнил, как довольно частых клиентов. Они приехали к самому началу выступления: пианист опоздал, и концерт начался только в тридцать пять минут двенадцатого.

По словам Лауры, ей было известно, что Маргарет собиралась на вечеринку к школьной подруге, но ни имени, ни адреса она не знала. Миссис Чедвик — то же самое. Чедвик даже не знал, что была за вечеринка. В записной книжке Маргарет значилось двадцать четыре человека, которые на ней не присутствовали, все они утверждали, что им о ней ничего не было известно. Хелен Росс сказала* что не представляла тем вечером, да и зачем ей было знать?

Роберта Сильверман, подумал Мендоса. Да. И, по естественной ассоциации, блондинка Паллисера. Куда тебя понесло? С одной Маргарет бы справиться.

И еще Оскар Хогг. Его попросили прийти и дать показания, что он и сделал. Насколько он помнит, сказал мистер Хогг, Маргарет позвонила ему в офис около трех часов дня в субботу и попросила ее принять. Он ей назначил в понедельник днем и сказал: «Мы бы хотели иметь представление, о какой работе идет речь». Она ответила что-то вроде: «Ну, просто кое-что…» или «кое-какие факты — я хочу их проверить». И все.

И еще, конечно, телефонный звонок. Если подумать, то процентов на семьдесят можно быть уверенным, что он как-то связан с убийством. Потому что никто, как говорила Элисон, не станет звонить по пустякам гостю в чужой дом. Но следует задать вопрос: может, люди хотели поговорить о чем-то, не имеющим отношения к убийству? Люди, знающие, где была Маргарет, другие подруги, не приглашенные, но знавшие о вечере. Каким образом? Ну, довольно легко представить. Маргарет говорит о вечеринке у Анджелы Хэкет, например, миссис Эшбрук, другие подруги добавляют: «Очень утомительно ехать, аж в Хайленд-Парк». Тогда, если подобный разговор произошел, скажем, во время одного из их «мероприятий», то нужный телефон можно найти. Вряд ли в Хайленд-Парке живет еще один Хэкет. Или живет? Мендоса взял нужный телефонный справочник и проверил. Трое. Артур Дж., Джон П. и Рандольф.

Ну хорошо, даже если так, нетрудно набрать три номера, зная, что один из них правильный. Мендоса подумал — не было ли Джону П. или Рандольфу ошибочных звонков той субботней ночью?

Итак, телефонный звонок может не иметь отношения к убийству. Надо выяснить. И потом еще Хелен Росс… На первый взгляд, она сочинила весьма правдоподобный рассказ… Хелен Росс понравилась Мендосе, но некоторые убийцы тоже производили приятное впечатление. Он подумал, что она очень сильно любит Чарльза Чедвика, и она весьма умная женщина. Ему нравилась мысль, что Хелен Росс в миллион раз лучше, чем детективная история, сочиненная о ней и Чедвике; но как она могла…

Он дурак. Конечно, ей не нужно было знать, где находится Маргарет. Можно было ожидать, что в субботу вечером Маргарет куда-нибудь поедет. Было не исключено, что она отправится в сопровождении Ардена, который привезет ее домой. Но возможно, Чедвик что-нибудь рассказывал об их отношениях (о давлении, оказываемом на Ардена его матерью и Маргарет, что Арден относится к Маргарет довольно прохладно) и Хелен с большой вероятностью могла предположить, что девушка вернется домой одна. Довольно поздно. И на Франклин-стрит — темноватой улице, на которой всегда мало прохожих — можно укрыться. Возможно, это был шанс, и кто скажет, не пыталась ли она и раньше его использовать? Если так, то убийство мог совершить и один человек.

Она выбрала место — склады «Саудерн Пасифик», где ночью темно и пустынно. Могло оказаться и любое другое подобное место, просто подвернулись склады. Она поехала туда, скажем, в половине десятого. Остановилась на неприметной стоянке, закрыла машину и пешком прошла до Сансет, чтобы сесть на голливудский автобус. Добралась до дома на Франклин где-нибудь в половине одиннадцатого и стала ждать за изгородью. Когда Маргарет приехала, она вышла к ней и обратилась, скажем, со словами, что она все обдумала и хочет изложить свое видение событий, если Маргарет выслушает… не могли бы они несколько минут поговорить в ее машине? Скорее всего, Маргарет бы согласилась (радуясь возможности еще раз высказать свои представления о порядочности). Да, она бы не стала бояться другую женщину. И в «бьюике» Хелен ее убила. Ручки у нее, конечно, маленькие. Но она очень решительная женщина. И если надавить в нужном месте, то потеря сознания наступит очень быстро. Потом все просто. Поехать туда, где она оставила свою машину, выбросить тело, избавиться от автомобиля. Сесть в машину и вернуться домой. И в общественном транспорте, даже если в тот час было мало пассажиров, вряд ли кто-нибудь мог ее хорошо запомнить. Она могла накинуть на голову шарф, надеть очки.

Мендосе история понравилась — по крайней мере, лучше, чем впутывать сюда Чедвика.

Но есть еще Сильверман. У нее тоже имеется немалой зуб на Маргарет. Проклятье, пожалуй, Арт прав, когда говорит, что идея насчет управления двумя машинами при помощи перебежек слишком сложна. Но она могла сделать это иначе. Люди постоянно недооценивают полицию. Она (или кто-то другой) могла допустить, что полиция по внешним признакам воспримет все как нападение случайного грабителя и не будет искать дальше… Ему в голову пришло еще одно соображение. Арт заметил, что рядом были другие пустынные места, где можно было бы избавиться от тела. Действительно. Но человек типа Роберты Сильверман или Хелен Росс, не знакомый с профессиональной преступностью, захотел бы связать тело с местом, которое у него смутно вызывает образ «трущобы». Большинство людей, подобных им, скажут, что в Лос-Анджелесе такое место — в районе Мейн-стрит, где-то после железнодорожного депо. Настоящий же бандит мог совершить преступление где угодно… Итак, хорошо, Роберта Сильверман. Но если честно, как могла она это сделать?

Она знала, что Маргарет будет на вечеринке. Роза Ларкин вполне могла упомянуть имена тех, кто туда собирается. Поэтому Роберта подготовилась. После вечеринки она заманила Маргарет, сославшись на неполадки в моторе или внезапное недомогание. Помоги, мол, пожалуйста. И убила ее в своей машине. Отъехала в боковую улочку. Подогнала «бьюик» и перенесла туда тело. Поехала к складам, избавилась от автомобиля. Дошла до Мейн или Сансет и остановила или вызвала такси (автобусы уже не ходили). Точно так же — шарф на голову, умышленная деталь, что-то вроде грубой маскировки (просто на всякий случай, потому что она действительно не думала, что полиция будет искать личные мотивы убийства); вероятно, доехала на такси только до угла Фигуроа, а дальше до своей машины добралась пешком. И поехала домой.

Тоже неплохая история… Большой опыт распутывания убийств (среди которых, впрочем, встречалось много достаточно простых дел) подсказывал ему, что основными мотивами убийства, повторяющимися снова и снова, были любовь и деньги. Можно сказать, что это две основные движущие силы человеческой жизни. Есть две женщины, для которых причиной преступления могла стать любовь. В какой-то степени Маргарет отняла мужчину у Роберты и, возможно, собиралась отнять у Хелен. Кое-что это подтверждает. Обе они могли совершить убийство. Единственное доказательство, которое с уверенностью позволит сказать «да», зависит, вероятно, от водителя автобуса или такси. На всякий случай надо бы разослать вопросы. Алиби…

Ладно. Мендоса уже собирался потушить последнюю сигарету и потянулся за шляпой, как вдруг остановился и взглянул на первую страницу лежавшего перед ним отчета. Ему вдруг вспомнилось… Он долго был рядовым полицейским в этом городе. Регулировал на перекрестках уличное движение, ездил в патрульной машине. Давно это было. С тех пор город изменился, стал чертовски большим… Мендоса новобранцем принял присягу в июне после Пирл Харбора, в тот год ему исполнился двадцать один. Они не знали о всех тех деньгах, которые им потом достанутся, и он вынужден был взять в долг, чтобы купить себе форму. Бабушка так гордилась — хорошая, честная, уважаемая работа, с гарантированной пенсией, не то что эти игорные притоны. Да, он подрабатывал себе на жизнь кое-какую мелочь в «Голубой кошке»; рулетка, карты, неприкрытые человеческие страсти, азарт, мошенничество… Потом раскрывал профессиональные уловки для Сэмми; он знал все трюки, мог распознать колоду крапленых карт с двадцати футов. Трудно вспомнить, когда он впервые взял в руки карты. В семнадцать лет он помогал семье деньгами, держа банк в «Испанской Монте». Но эта работа для него ничего не значила. Она его не притягивала… Поступил в полицию, ездил на патрульной машине, потом умер дед, и ему достались все накопленные старым скрягой деньги, это было очень здорово; но к тому времени он уже сдал экзамен на сержанта, и, в общем, работа увлекла его — в деньгах он не нуждался, но работа… Чем занята его голова, какого черта все эти давнишние воспоминания?

Город изменился. Раньше в нем жило меньше одного миллиона, а сейчас — больше шести. Второй по величине город страны. Крупнейший в мире по площади — четыреста пятьдесят семь квадратных миль. Что-то около этого. Мендоса знал, должен был знать город, как свои пять пальцев. Цветные районы, деловые районы.

Он глядел на лежавший перед ним отчет Дуайера о Лауре Чедвик и Кене Лорде — где они были и что делали в субботу вечером. Африканский клуб в Гьюсеп-пи.

— Са! — тихонько проговорил он. Когда-то он ездил в патрульной машине в том районе. Город сильно изменился, но некоторые его части остались прежними. Мендоса подумал, не изменилось ли то место. Он положил перед собой телефонную книгу.

Нет. Африканский клуб значился в семьдесят девятом квартале Сансета. Недалеко от Стрип. А Гыосеп-пи — в семьдесят седьмом квартале.

— Que interesante [37], — сказал он и потянулся за шляпой.

— Ну, — сказала Линда Уоррен, — люди часто говорят о… тех, кого знают. Это совершенно естественно.

Мендоса согласился. Он уже добрых минут двадцать слушал милую бестолковую, перепрыгивающую с одного на другое миссис Уоррен, соглашаясь, что смерть Маргарет просто ужасна, что трудно вообразить, на кого похожи эти страшные люди, и под конец — что непонятно, как ему может помочь то, о чем он спрашивает. Ведь, разумеется, какой-то страшный грабитель… О чем она говорила, когда мы встречались в последнее время? Но я не понимаю… то есть…

Наконец она заговорила о деле. Так, по крайней мере, надеялся Мендоса.

— Да, — нехотя произнесла она, — я полагаю, все мы сплетничаем. Немного. Ведь это же в природе человека, не так ли?

Мендоса согласился, что это естественно.

— Вы сказали, что видели ее в прошлую среду. Давайте начнем отсюда. Что она…

— О, я просто не могу вспомнить — мы все были так счастливы, легкомысленны, никто и представить не мог…

— Да. Может быть, просто случайный разговор? — Он пустил в ход все свое обаяние; она в ответ невольно подняла кокетливо брови.

— А, вот!.. Было. Точно-точно! Но я просто представить себе не могу, зачем это вам… впрочем, никакого секрета здесь нет, я полагаю. В любом случае Роза или Эстер вам скажут то же самое. Мы говорили о… да, кажется, в основном, об Эйлин. Я имею в виду, эго так удивительно. Потому что, в общем, Эйлин и Джим… она всегда ведет себя так, будто просто с ума по нему сходит, они женаты всего шесть месяцев. Да вы знаете.

— Нет, — и он подарил ей самую очаровательную свою улыбку, убивающую женщин наповал. — Просветите меня, пожалуйста. В чем там дело?

— Я просто вообразить не могу, зачем вам… Ну, Эйлин Томас. Джим Томас, «Томас и Уотер» — это его отец, они вместе работают в одной фирме. Кое-кто из нас — Роберта, Маргарет, Роза и я — учились в колледже с Джимом и его сестрой. И, естественно, мы познакомились с его женой. Думаю, он встретил ее, когда служил в армии. Где-то на севере. Эйлин мне нравится, — сказала Линда Уоррен, — правда. Она всем нам нравится. Она милая. Но то, что рассказала Маргарет, выглядит странно. У нее, возможно, есть другой мужчина. Ну, мы немножко поговорили об этом. Как и вы бы на нашем месте…

— Что рассказала мисс Чедвик?

— Ну, я не думаю, что на самом деле так все и было, — сказала Линда Уоррен, как бы оправдываясь. — Я имею в виду, что иногда Маргарет сочиняла, знаете? Но она рассказала, что однажды, когда она была у Эйлин, той позвонили, она расстроилась и ответила, мол, я не могу сейчас говорить, потом перезвоню, что-то вроде этого. А потом Маргарет видела ее в машине с мужчиной на Голливудском бульваре. По словам Маргарет, очень видный мужчина, и он обнимал Эйлин. Маргарет видела, как они вместе вошли в отель. Это выглядело довольно странно, как будто Эйлин… Ну, мы просто поговорили об этом, но я не думаю, что действительно… Ведь любой скажет, что Эйлин просто с ума сходит по Джиму. И она бы… — Линда Уоррен неловко оправдывалась, она сейчас чувствовала себя виноватой. Да, подумал Мендоса. Начальная комбинация Маргарет. По прошествии времени они бы еще насочиняли, и слова «выглядит немного странно» превратились бы в «дорогуша, ты слышала…». Сплетня. Ох уж эти бабы. Элисон не такая, конечно.

Он ничего больше не выудил из Линды Уоррен, поблагодарил ее и вышел. Надо кого-нибудь послать к Эйлин Томас и ее мужу. Покопаться — если только есть, что раскапывать. Но — убийство просто из-за случайной интрижки на стороне? Чужая душа — потемки.

Было одиннадцать часов.

Мендоса сидел за рулем «феррари». Элисон. Ему сейчас так хотелось поехать домой, к Элисон. Да… Но надо работать, черт побери. Повидать Роберту Сильверман и задать несколько вопросов. Элисон. Проклятие, она, должно быть, в офисе у архитектора или… Как не стыдно. В его-то возрасте. Может быть, она не у архитектора, а дома?

Идиотское дело. Никаких зацепок. Элисон… Он сказал себе: «Que tipo — рего[38]! Займись делом, парень». Она будет на месте, когда он вернется домой. А вернется он пораньше.

Он направился в Южную Пасадену.

По дороге он остановился у обочины и прямо из машины позвонил по телефону в отдел.

— Пошли кого-нибудь к Эйлин Томас, Джимми. — Он продиктовал адрес в Бел-Эйр, который ему дала Линда Уоррен.

— О'кей, — сказал сержант Лейк. — Паллисер подойдет? Он как раз здесь без дела болтается. О чем ее спросить?

Хороший вопрос. Мендоса поколебался, а затем неожиданно сказал:

— Карты на стол. Знает ли она, что Маргарет еще со школы распускает сплетни; в том числе и об Эйлин — которая, между прочим, молодая жена, — что она встречается на стороне с мужчиной. И если знает, говорила ли она об этом с Маргарет. Просто посмотреть на реакцию.

— Понятно, — сказал сержант Лейк.

Отправившись дальше, Мендоса размышлял о том, что если бы Маргарет пришлось еще пару раз «случайно увидеть» Эйлин с ее дружком, то он готов биться об заклад, что случайностью бы здесь и не пахло. Любопытная, везде сующая свой нос Маргарет. Она увидела Эйлин в машине с незнакомым мужчиной и посчитала своим долгом выяснить, не остановившись даже перед слежкой. По словам Уоррен, это было где-то в начале прошлой недели.

Ладно, может, ничего и не было, а если и было, то не имело отношения к убийству; но проверить надо.

ЧАСТЬ 17

Роберта Сильверман посмотрела на него с изумлением и недоверием. На лице у нее промелькнула тревога.

— Уж не думаете ли вы, что я?.. Как вы узнали, когда я приехала домой той ночью?

Мендоса объяснил ей насчет сержанта Паллисера и миссис Давенпорт из соседней квартиры.

— Господи, — сказала Роберта. Она немного помолчала. — Непредвиденный свидетель. На этом-то и ловятся очень многие убийцы, не так ли? По крайней мере, в детективах. Сержант Паллисер… Но я понимаю, он, наверное, обязан был рассказать.

— Как и любой честный полицейский с хорошей репутацией, — согласился Мендоса. — Так где же вы были, мисс Сильверман, между десятью сорока пятью и без пяти минут два?

Она твердо посмотрела на него.

— Ответ по-прежнему отрицательный, лейтенант. Я не убивала Маргарет. Да и как бы я смогла. Вы ведь раньше говорили, что так не думаете.

— Ну, я придумал способ, — сказал Мендоса. — Вполне… м-м… аккуратный.

— Охотно вам верю. Держу пари, у вас такие вещи неплохо получаются. Но я думала, что вы лучше разбираетесь в людях. Способны они на преступление или нет, по их характеру. Хорошо, я расскажу, и я понимаю, конечно, о чем вы спрашиваете, но вам мой ответ не понравится. Боюсь, я не смогу доказать правдивость моих слов. Видите ли, в тот раз я впервые встретила Маргарет после нашей последней ссоры, когда я обвинила ее в распускании сплетен и всем остальном. Не думаю, что я бы поехала туда, если бы знала, что она там будет. Но я поехала и увидела ее. Нетрудно было среди толпы ее избегать, не привлекая к этому внимания. Но я не отрицаю, что была сильно выбита из колеи. Вы понимаете, — она пожала плечами, — как только смогла, я вежливо распрощалась и ушла… но я снова стала обо всем этом думать. Я не вынашивала, лейтенант, ни одной темной мстительной мысли против Маргарет, уверяю вас. Но я знала, что не усну, если поеду домой, и совсем не хотела возвращаться в пустую квартиру. У меня есть одна старая привычка, о которой вы не знаете: когда я о чем-то думаю или беспокоюсь, я люблю ездить просто наугад. Звучит, может быть, смешно, но любой вам подтвердит. Думаю, у всех у нас есть несколько своих немного странных привычек. Как бы там ни было, я именно этим и занималась. Просто каталась, — она посмотрела на свою сигарету и добавила: — Если хотите знать, я вовсе не думала о Маргарет. Я пыталась понять, как же меня угораздило увлечься мужчиной вроде Ли Стивенса. Почему я раньше не распознала в нем слабого, испорченного человека. Я считала, что немного лучше разбираюсь в людях.

— И к какому выводу вы пришли?

Она глубоко затянулась, выпустила дым.

— Если вам есть до этого дело, то я решила, что все произошло из-за моей работы. Почти все свое время я общаюсь с одними и теми же женщинами и детьми. Мало знакомлюсь с новыми людьми. Может быть, в подсознании сложилась мысль, что надо брать то, что доступно. Вот и все, о чем я думала, лейтенант.

— Понимаю. Вы не помните, где вы катались?

— Помню, хотя боюсь, что вряд ли вам это пригодится. Сначала, как уже говорила, я поехала домой. Вниз по Фигуроа, потом повернула на Йорк. Но тут я поняла, что не усну, и захотела все обдумать. Поэтому я по Йорку доехала до Пасадена-Фриуэй, а по ней — до биржи. Движение было небольшое — субботняя ночь, но я не хотела оставаться на автостраде: если я думаю, то не люблю ездить слишком быстро. Поэтому я свернула где-то в районе Северного Бродвея и поехала до бульвара Винайс, а потом прямо к побережью. Машин было мало, прекрасная ночь, повеяло прохладой.

— Как далеко по Винайс?

— Вплоть до Оушн Парк. Я не смотрела на часы. Думаю, было где-то минут пятнадцать-двадцать первого, когда я выехала на набережную.

— Вы где-нибудь останавливались?

— Никого я не видела, — уныло сказала Роберта. — Я останавливалась возле круглосуточной автозаправки на бульваре Вашингтон, но только чтобы зайти в дамскую комнату, служащий вряд ли меня запомнил. Теперь я могу сказать время — без четверти час. Я отправилась назад. Проехала по Вашингтон до Харбор-Фриуэй, по ней до биржи, оттуда на Пасадена-Фриуэй. Машин почти не было. Потом свернула на Йорк и приехала домой. Вот и все.

— Вы правы, — сказал Мендоса, — мне это не нравится. Могли бы вы вспомнить бензоколонку? Можете. Ладно, посмотрим, запомнил ли вас служащий. Хорошо, большое спасибо.

Никаких зацепок. Невозможно проверить факты. Все это проклятое дело похоже на пригоршню разлившейся ртути, никак не соберешь.

Ладно, есть еще, конечно, Африканский клуб и Гьюсеппи с расстоянием в полтора квартала между ними.

Он посмотрел на часы — пять минут первого. Можно поймать Кеннета Лорда во время перерыва на ланч. Мендоса поехал по Пасадена-Фриуэй в деловую часть города, оставил машину на стоянке на Спринг-стрит, подошел к высокому зданию, часть которого занимали «Бриджер, Фаллон и Голдинг, брокеры, члены Нью-Йоркской фондовой биржи». Он вошел и спросил мистера Лорда.

— Мистер Лорд только что ушел на ланч. Но он почти всегда ходит в «Парис гриль», это тут рядом, — любезно сказал курносый клерк, — может быть, вы его там найдете.

Так оно и случилось. Лорд сидел на табурете у стойки бара возле самой двери, перед ним стоял стакан. Очевидно, он был один: со своим соседом он не разговаривал. Мендоса подошел сзади.

— Здравствуйте, мистер Лорд. Я надеялся вас здесь найти.

Лорд подпрыгнул, словно испуганный кот, он чуть не упал £ табурета.

— Какого черта?.. A-а, это вы. Приветствую. Это у вас профессиональный трюк — пугать людей до смерти? — В голосу его звучала насмешка. — Простите, как видите, не могу предложить вам сесть.

— Да ничего, у меня только один маленький вопросик… Водки, чистой, — сказал Мендоса бармену. Они были почти одни у закругленного конца стойки. Лейтенант дождался, пока ему принесут водку, попробовал ее. — Эти два места, где вы были с мисс Чедвик в субботу вечером, Африканский клуб и Гьюсеппи. Между ними всего полтора квартала, от дверей до дверей около пяти минут, включая время на парковку и на то, чтобы выйти, хотя по сведениям, которыми мы располагаем, у вас это заняло от тридцати до сорока минут. Почему?

Лорд почти допил свой «Манхаттен».

— Ну-у, лейтенант, а я-то думал, что вы достаточно знаете о птичках и пчелках, чтобы не задавать лишних вопросов. Но если непонятно, могу объяснить попроще. В конце концов Лаура и я помолвлены, просто мы сделали небольшую остановку. Время и место очень уж были подходящими… Стоянка без обслуги, не то что на Стрипе, знаете ли, где с парочек дерут деньги, — он допил из своего стакана.

Конечно, именно это Мендоса и ожидал услышать.

— Где? В каком месте?

— Собственно говоря, там нигде нет сторожей на стоянках. Но мы остановились рядом с Гьюсеппи. Это все, что вы хотели узнать?

Мендоса пожал плечами. Наверное, да. Слова Лорда невозможно проверить, как и многое другое в этом проклятом деле. Он бы мог с помощью своего воображения сочинить мотивы для Лауры и Лорда, хотя не такие сильные, как для других; но как доказать? Вряд ли хватило бы полчаса, чтобы убить Маргарет и создать видимость случайного ограбления.

Он поблагодарил Лорда и поехал по Северному Бродвею к Фредерико на ланч, где обнаружил Хэкета, сосредоточенно изучающего меню. Он сел рядом с Хэкетом и сказал;

— Попробуй специальную диетическую протеиновую лепешку.

— Иди ты к черту, — отозвался Хэкет невесело. — Побольше физических упражнений, и все… Да и вообще не твое дело. Пусть у меня вес двести восемнадцать фунтов, так ведь и рост шесть футов и три с половиной дюйма. Я…

— Возьми-ка лучше специальную лепешку, иначе не сдать физподготовку. Ну что, узнал интересную сплетню?

Подошел официант. Хэкет демонстративно заказал ростбиф с запеченной в сметане картошкой.

— Только Анджела готовит лучше, она туда еще что-то добавляет, не знаю что, и всегда поливает жаркое вином.

— Ты ешь как на убой, — серьезно сказал Мендоса. — Принеси мне небольшой бифштекс, Альфред. Больше ничего. И кофе.

— Да, сэр. Что-нибудь выпить, лейтенант?

— Нет, спасибо. Отвлекись от своего желудка, Артуро, и расскажи, слышал ли ты смачную сплетню о миссис Эйлин Томас из Бел-Эйр?

— А, это… Конечно. Кажется, это был последний скандал Маргарет. Хотя она совсем недавно перестала сплетничать о Розе Ларкин. Разумеется, Бетти-Лу Коул мне все рассказала. Похоже — помнишь, я тебе говорил — наша Маргарет серьезно подозревала, что Роза Ларкин подкрашивает волосы. Теперь я тебя спрашиваю, Луис. Я просто спрашиваю. Только не говори, что у людей бывают разные причины для убийства.

— Хорошо. Мы должны проверить. Мне все это нравится не больше, чем тебе. Я послал Паллисера к миссис Томас. Посмотрим с чем он вернется.

Женщина беспокойно задвигалась на больничной койке и произнесла:

— Сегодня четверг. Я знаю.

— Нет, моя дорогая, — тихо ответила милая сиделка мулатка. — Вы на пару дней перескочили. Сегодня только вторник. В самом деле.

— Нет. Четверг. Посетители по воскресеньям и средам. И ее не было. Что-то случилось, я знаю. Дженни бы пришла.

— Придет, моя милая. Помните, вы говорили, что она не сможет приехать в воскресенье, потому что…

— Я знаю, знаю. Но она бы не пропустила еще и среду. Нет… Она бы не пропустила! Что-то…

Ада Брент, заботливая сиделка, поджала губы. Она была не очень-то хорошего мнения о Дженифер Хилл. Она редко ее видела, потому что в дни для посетителей сиделки стараются, насколько возможно, не показываться в палатах, чтобы пациенты проводили все свое время наедине с семьей и друзьями. Но выглядела эта Хилл как ветреная девчонка, в ее светлой головке, наверное, одни только мужики да тряпки. Наверняка ей сказали, как близок конец. Но она не побеспокоилась прийти и провести часок с умирающей женщиной…

Ада пыталась успокоить ее, убедить, что день для посетителей — завтра. Возможно, это жестоко. Но, в конце концов, может, она не доживет до завтра. Никто не знает. Может, она умрет завтра, или в воскресенье, или через неделю.

— Вам надо сейчас отдохнуть, моя милая, — сказала сиделка. И пошла к другим пациентам.

Паллисер не появлялся примерно до трех тридцати пяти. Мендоса посвятил некоторое время другим делам, находящимся в следствии, в частности, делу Бейсона. И сообщил сержанту Лейку, что уйдет домой пораньше.

Он спустился на лифте вниз и встретил в дверях входящего Паллисера.

— Лейтенант, уделите мне минуту?

— Что-нибудь выяснил?

— Ну, не знаю, правильно ли я поступил, но я подумал… То есть, в этом деле почти все может оказаться важным. Я расскажу, что произошло. Я поехал повидать эту Томас, и — все пошло как-то странно с самого начала — я чуть не вызвал у нее сердечный приступ. Когда я представился, она просто позеленела, я думал, она собирается коньки отбросить. Почти в истерику впала — так она безумно испугалась, это было очевидно.

— Ну и дела! Из-за чего?

— Если бы я знал, сэр. Большой новый дом, просто классный, один налог чего стоит. Перед тем, как туда отправиться, я посмотрел, что у них за фирма. Брокерская контора. Основана в 18 7 2 году, где-то так. Настоящие деньги. И, по-видимому, консервативная. Хозяйка — милая маленькая штучка, если вам такие нравятся, темноволосая, с большими карими глазами, знаете — типа «пожалуйста, не обижай меня». И она до смерти боялась полицейского. Любого полицейского.

— Para que es esto? — спросил Мендоса. — Что бы это значило?

— Можно только гадать, сэр, — отвечал Паллисер. — Единственное, что бы я исключил, — это любовная интрижка на стороне. Потому что… Еще одна забавная вещь — казалось, ей дела нет до сплетен, распускаемых Маргарет или кем бы то ни было о ней и постороннем мужчине. Тут она даже не смутилась. Она все спрашивала, почему я пришел. И выглядела так, как будто думала, что я прямо сейчас поведу ее в газовую камеру. Не знаю, как мне надо было действовать, но я подумал, что смогу еще кое-что разузнать: если дело тут было в мужчине, с которым она тайно встречалась, то она могла помчаться прямо к нему. Не знаю, правильно ли я поступил, но подождал за углом, не выйдет ли она:

— Ты мой золотой, — сказал Мендоса. — Я бы сделал точно так же. И что она?

— Вышла, — ответил Паллисер. — Примерно…

— Давай-ка вернемся в офис, может, надо будет что-нибудь предпринять по этому поводу. — Он направился к лифту. — Продолжай.

— Примерно через десять минут после меня она торопливо вышла, села в новый «понтиак» и помчалась в Голливуд, как летучая мышь из ада. Я — за ней.

— Так. Куда она направилась?

Пока они ждали лифта, подошел третий человек, чихнул и сказал:

— Как делишки, Луис?

— Привет, Саул. Лейтенант Гольдберг — сержант Паллисер.

— Здравствуйте, сэр, — вежливо поздоровался Паллисер. Гольдберг кивнул, вытаскивая из кармана платок.

— Где она остановилась?

— Возле отеля четвертого класса «Баннер», у выезда на Вермонт. Ей пришлось поискать место для стоянки. Мне тоже. Она…

Мендоса еще раз нажал кнопку дифта. Гольдберг высморкался.

— …вошла в отель, и когда я подоспел, она уже поднялась наверх. Вестибюль маленький, спрятаться негде, но я, знаете, развернул газету, и примерно через полчаса она спустилась с мужчиной. Великолепный мужик, лет сорока пяти, кудрявые серебристо-серые волосы, прекрасный профиль, и одет, как франт.

Лифт опустился, и они все в него вошли. Мендоса нажал кнопку этажа Гольдберга — отдел расследования воровства и краж со взломом располагался как раз под отделом расследования убийств.

— Они вышли, и я сообразил, что у меня есть время, пока они дойдут до ее машины, в общем, я подошел к администратору, предъявил удостоверение и спросил, кто этот мужчина, который только что вышел.

— Все, как у Хойли. Кто он?

Гольдберг опять чихнул и пробормотал:

— Проклятая аллергия.

— Он зарегистрировался как Деррек Доминик из Чикаго, — сказал Паллисер. — Здесь уже около двух недель.

— Простите, — сказал Гольдберг, — Деррек Доминик случайно пишется не через два «р»? Рост пять одиннадцать, вес сто восемьдесят, исполнилось сорок девять лет, на правом предплечье шрам в три дюйма? Недавно освободился из Оссининга, штат Нью-Йорк?

— Ничего себе, — сказал Мендоса, круто повернувшись. — Уголовник? Ты его знаешь? Вот удача! Наверное, впервые в этом деле!

Лифт остановился. Гольдберг спрятал платок и кротко сказал:

— Вы что, ребята, там наверху бумаг не читаете? Или к вам сведения о разыскиваемых не доходят? Он в розыске, но чистый. С января, когда нарушил подписку о невыезде. Хотите посмотреть его замечательное дело?

Они без слов вышли и последовали за Гольдбергом в его кабинет.

— Кто он и что он, Саул?

— Он человек особенный, самобытный, — сказал Гольдберг. — Садитесь. Бен, эти джентльмены из отдела убийств скучают, они хотят для разнообразия взглянуть на фотографию вора. Доминик Джозеф, он же Джо Домино, он же Деррек Домино, он же Деррек Доминик. Я забыл его тюремный номер в Нью-Йорке… И что забавно — очень милый парень, знаете ли. Чертовски нравственный, когда не на работе. Никогда его не видели пьяным. Никогда не пропускал воскресные службы. На других женщин даже не смотрел, когда была жива его жена. И очень искусный в работе. Он специализируется на драгоценностях. Знает о них очень много. Грабит крупные коллекции, очень состоятельных людей, у которых, может быть, не менее четверти миллиона вложено в драгоценности — жирные куски. Он хитрый, быстрый и удачливый. Отсидел только два срока. Один — в Сан-Квентин, я участвовал тогда в его аресте, можно сказать, уже почти двадцать лет я его знаю. Я бы сказал, — продолжал Гольдберг, — что он единственный уголовник, который мне нравится. Приятный парень. Арест он воспринял философски — просто, мол, попался, и, конечно, мы так и не нашли побрякушки, он их уже припрятал и мог себе позволить пофилософствовать. У него была чертовски красивая жена, Бианка, и маленькая девочка. Жили они в Кул-вер-Сити, тихо — любо-дорого посмотреть, соседи думали, что он где-то работает по скользящему графику… Спасибо, Бен. Это он?

Паллисер посмотрел на фотографию и сказал, что, конечно, он, будь он проклят.

— Он исчез из виду, его первая статья — от года до десяти. Был примерным заключенным, отсидел только шесть лет. Когда он вышел и истек срок расписки, он взял жену с ребенком и рванул на восток. Мне всегда было интересно, — говорил Гольдберг, — услышать о нем новости, где он обретается. Его снова поймали только в пятьдесят пятом году в Нью-Йорке, хотя я всегда догадывался, что он стоит за чикагским ограблением Коллиера в сорок девятом, и Бог его знает, за сколькими делами он еще стоял. Ему снова дали срок, выпущен под расписку в нынешнем январе. И тут же свою расписку нарушил, хотя на него не похоже, вот что удивительно. Но я счастлив узнать, где он. Мы оцепим отель и возьмем Деррека, сделаем одолжение Нью-Йорку. Думаю, вы там здорово спите, Луис, даже не смотрите запросы на разыскиваемых.

— Мы были заняты… но ты прав, — уныло сказал Мендоса. — И как, черт побери, интеллигентный вор связан с этим проклятым делом? Хотел бы я знать!

— Извините меня, лейтенант, — неуверенно сказал Паллисер, — но… то есть, я просто подумал… лейтенант Гольдберг, вы говорили о жене и ребенке?

— Да. Жена умерла в 5 3-м. Насчет ребенка не знаю.

— Маленькая девочка. Сколько ей было, когда вы…

— Какой же я дурак! — сказал Мендоса. — Дочь находит удачную партию: муж из старинной богатой семьи. Но, прямо как в книжках, остается преданной папочке, что бы он ни делал.

— Ну, я просто подумал… — сказал Паллисер.

— Да, как настоящий способный парень. Саул, когда ты его возьмешь, я хочу задать ему несколько вопросов. Мы еще не слышали, куда же он со своей благовоспитанной дочерью отправился.

— Они поехали в какую-то чайную на Вермонте, — сказал Паллисер. — И, поверите ли, пили чай. Там еще официантки в кружевных фартуках. Я оставил их там… я имею в виду, у меня не было никакого повода задавать ему вопросы.

— Ладно, — сказал Гольдберг, — я лучше пошлю несколько человек к отелю. Большое спасибо за подарок, ребята.

— Думаю, мне на сегодня хватит, — сказал Мендоса. — Сейчас я собираюсь домой. Совсем. Если появится что-нибудь важное, Паллисер справится. Паллисер — голова. А я начинаю стареть.

— Да мне просто повезло, правда, — сказал Паллисер.

Мендоса рано приехал домой и застал там Элисон.

— Луис, — сказала она.

— М-м? Сигарету, querida?

— Не сейчас. — У них шел бессвязный разговор; он ей рассказал о нынешнем деле. — Луис, все это похоже на детективный роман. Слишком много мотивов. Ты не считаешь? Например, Роберта, — никогда не поверю в ее виновность. И Хелен Росс с Чедвиком тоже кажутся мне ни при чем. И если хочешь знать, Джордж Арден и Даррелл тоже бы это не сделали. Может быть, ее сестра, но я не понимаю, зачем. Тут еще фантастическая история насчет Эйлин Томас. Все это неестественно.

Мендоса повернулся и посмотрел на нее.

— Мотивы, — сказал он. — Я говорил Паллисеру, что, достаточен ли мотив для убийства, зависит от человека. Но есть и обратная сторона медали. Дело в том, что на каждые девять из десяти людей найдется человек, имеющий причину убрать их с дороги. И очень часто даже несколько таких человек с причинами.

— Ой, не нагоняй страху.

— Но это факт. Возьми меня. У тебя есть прекрасная причина меня убить. Завещание, по которому все остается тебе.

— Господи Боже мой! — сказала Элисон.

— Ладно. Я, в общем, знаю, что достаточно нравлюсь, кажется, тебе живым, чтобы ты не добавляла мышьяк мне в кофе.

— Ты недооцениваешь британцев.

— Черт возьми! С каких это пор ты стала англофил-кой?

— Я не идеальная дама. По крайней мере…

— Я читаю лекцию. Прошу внимания. Возьмем Анджелу Хэкет. Ей достались в наследство кое-какие деньги. Она богаче, чем Арт. У Арта есть причина желать ее смерти.

— Абсурд.

— Я излагаю факты. Как они выглядят на поверхности. Возьми Джорджа Ардена. Без сомнения, он унаследует все, чем владеет его добрая мама. Я ни минуты не подозреваю, что Джордж хочет от нее избавиться — он очень привязан к мамочке, которая его обслуживает и заботится о нем. Но факты — вещь упрямая, и они говорят, что причина есть. Что бы мы с тобой или любой другой посвященный ни говорили об Арте, который слишком влюблен в свою милую маленькую наседку Анджелу, чтобы замышлять против нее убийство.

— Ты несправедлив. Она прекрасная девушка, Луис.

— Если тебе нравятся маленькие наседки. И я полагаю, несколько человек, которые достаточно хорошо нас знают, боятся, что ты хочешь быстро свести в могилу своего терпеливого мужа…

— Ты хочешь, чтобы тайное стало явным — смотри, я привыкну к этой мысли. Но я понимаю, о чем ты говоришь. Для любого, кто нас не знает… Мы оба, можно сказать, сдержанные люди, — сказала Элисон задумчиво. — Не так ли?

— Ну, не знаю, не знаю…

— Идиот, прекрасно понимаешь, что я имею в виду — на людях. Мы не настолько общительны, чтобы тьма народу достаточно близко нас знала. И судят о нас лишь по внешним признакам.

— Точно. И особенно в таком деле, как сейчас, семьдесят процентов работы составляет изучение людей. Сделал бы он или она то-то и то-то из-за того-то? Я не думаю, — сказал Мендоса, — что хоть одна душа в этом городе может искренне сказать: ни у кого нет причины желать моей смерти. И в огромном числе случаев возможных недоброжелателей несколько. Нет, мои гипотезы не так уж беспочвенны.

— Страшновато как-то становится, — сказала Элисон, придвигаясь поближе.

— Такова жизнь. Конечно, подавляющее большинство людей никогда не задумывается об этом. Разве что промелькнет случайная мысль: когда дядюшка Чарли умрет, мне достанутся все его деньги, и я поеду на Гавайи; но они не станут подсыпать в суп дядюшке Чарли мышьяк, чтобы поскорее туда отправиться. Но мы обязаны проверить это, если дядюшка Чарли угодит в морг… Проклятое дело. Нечего проверять.

— Но ты все-таки думаешь, что у кого-то была личная причина для убийства?

— Я в этом уверен. Кроме машины, сумочки, портсигара и всего остального, убийца оставил еще и ее наручные часы. Единственная достаточно дорогая вещь, так как сережки — лишь дополнение к костюму, а колец на ней не было.

— Да, потому что Маргарет покрасила ногти цветным лаком, я помню, как она об этом говорила, — Элисон рассказала о своем разговоре с ней.

— Согласен, она надела жакет, и часов не было видно. Но уголовник бы обязательно посмотрел… О, что за черт. Почему мы разговариваем об убийствах. Давай переменим тему, chica.

— Me dejo convencer — я разрешаю тебе меня уговорить… какой позор, еще шести нет… Bueno bastante — уо renunciar [39]! Да… Но ужин, Луис… Хорошо, мы поужинаем позже…

ЧАСТЬ 18

Мендоса позвонил Паллисеру домой в семь часов.

— У меня есть для тебя подходящая работенка. Я почему-то чувствую, что ты не откажешься потрудиться сверхурочно. Как ты насчет того, чтобы пригласить мисс Сильверман прокатиться вечером на побережье и попытаться проверить ее алиби?

— Да, сэр, — сказал Паллисер.

— Возможно, у тебя появится шанс объяснить ей, почему ты должен был раскрыть ее секрет. И лучше тебе будет сесть в ее машину, на случай, если служащий не вспомнит ее, но вспомнит машину.

— Да, сэр. Я позвоню ей прямо сейчас, лейтенант. — Мендоса почувствовал, что Паллисер еле удержался, чтобы не сказать спасибо. Он положил трубку, пересадил Сеньора со своей чистой рубашки и надел ее. Элисон уже подкрашивала губы.

Кошки накормлены. Свет оставили включенным на случай, если вернутся затемно, и отправились в «Куэрнаваку».

Ада Брент не обязана была делать ничего подобного, но пришло время, думала она, когда человек должен что-то сделать. Она бы с удовольствием сказала кое-что Дженифер Хилл, но не станет, естественно. Надо веж-диво сказать, что мисс Уолкер очень беспокоилась из-за ее вчерашнего отсутствия и надеется повидать ее в воскресенье. И если хватит выдержки, надо добавить, что, конечно, миссис Хилл понимает, что к воскресенью, возможно, уже некого будет посещать.

Подумать только, любой порядочный человек побеспокоился бы провести несколько часов с умирающей, тем более — с сестрой. Пустоголовая блондиночка.

Это была ее личная инициатива, и она не думала, что зав. отделением ее одобрит. Но бедная молодая женщина, которая лежит здесь и беспокоится… Конечно, существует вероятность, что произошел несчастный случай. Только вряд ли…

Она взяла телефонный номер у Мэй из регистратуры. Сейчас она стояла у автомата в коридоре сестринского общежития и слушала гудки на другом конце провода.

В доме кот поднял голову и тоже слушал. Когда звонки прекратились, он снова опустил голову на сложенные передние лапы.

Она дождалась седьмого гудка. Ее губы поджались. Ну и девица. Наверное, танцует где-нибудь. Она положила трубку, вышла из кабины и встретила Карлоту дель Валле, поднимавшуюся по лестнице. Добрая половина медсестер (и докторов с интернами) в Центральной больнице были неграми, мексиканцами и так далее, потому что здесь их принимали на работу. Карлота работала на одном этаже с Адой и знала мисс Уолкер. Ада все ей рассказала, пока они вместе шли в холл.

— Сердце разрывается, когда слышишь, как она беспокоится. Мисс Уолкер — очень хорошая, она такая великодушная, любящая. Гораздо лучше сестры, которая не приходит, даже когда та умирает. Я просто подумала, что если бы удалось дозвониться до миссис Хилл, я бы могла сказать мисс Уолкер, что, по крайней мере, с ней все в порядке…

— Но она не такая, Ада, совсем нет, — сказала Карлота. — Ты, наверное, не знаешь, что мисс Уолкер находится в отделении «Д» только последние три недели. Раньше, когда она лежала в «А», я немного узнала миссис Хилл, потому что рядом стояла кровать миссис Горман, к которой мне приходилось довольно часто подходить, даже в дни для посетителей. Миссис Хилл такая же милая, как и ее сестра. Ну, ума не очень много, я полагаю, но милая. И она страшно любит мисс Уолкер. Я имею в виду, действительно любит, а не просто говорит ласковые слова. Это сразу видно. Она не приходит целую неделю? Даже в воскресенье?

— Ну, она объяснила, что не сможет прийти в воскресенье, и мисс Уолкер горевала по этому поводу. Ей предложили поработать сверхурочно в выходной, и она считала, что следует согласиться, потому что ее любезно отпускали в среду после обеда. И вот, мисс Уолкер ждала ее в среду, а она не пришла…

— Но она бы обязательно пришла, если бы смогла, — сказала Карлота. — За все время, пока я ухаживала за мисс Уолкер, ее сестра не пропустила ни одного дня для посетителей. И если бы что-то случилось и она не смогла прийти, она бы позвонила и объяснила. Я знаю, Ада, она бы так и сделала. Она милая. И внимательная. Знаешь, она всегда благодарила меня за то, что я хорошо ухаживаю за мисс Уолкер. Не как другие.

— Да, верно, — согласилась Ада. — Но почему тогда она не пришла?

Большие карие глаза Карлоты расширились.

— Может, она в самом деле попала в аварию или еще что-то? Такое случается. Ее даже могли убить. И при ней — никаких документов, говорящих, кто ее ближайшая родственница, поэтому…

— Об этом написали бы в газетах, — возразила Ада. — У нее наверняка были вещи с ее адресом, и, я думаю, в их квартире есть вещи с именем мисс Уолкер и указанием, где она находится: письма и тому подобное.

— В доме, — поправила Карлота. — У них маленький дом, оставшийся от тетки. Может, и так, но всякое бывает. Может, это случилось только вчера, где-нибудь на пустынной дороге, и машину еще не нашли. Вот что я тебе скажу, Ада, миссис Хилл не могла просто не прийти, не позвонив и не предупредив. Я это знаю, и мисс Уолкер знает. Она не очень умная, но это добрейшая девушка. С ней что-то случилось.

— Об этом было бы в газетах, — повторила Ада.

— Может, и нет — сейчас много разных новостей.

Или где-нибудь на последней странице. Надо бы нам выяснить.

— Но как?

— В полиции. Они наверняка знают об авариях.

— Но, Карлота, не стоит беспокоить их из-за пустяков…

— Они для этого и существуют. Нам надо что-то делать. Попробуем выяснить, — сказала она.

Они с сомнением смотрели друг на друга.

— Итак джентльмены, — мягко сказал Джозеф До-меници, — я впервые заподозрен в убийстве и, смею надеяться, — в последний раз. Разумеется, я никого не убивал. Никакую Чедвик. Я никогда ее не видел и не слышал о ней. И если вы думаете, что Эйлин… Зачем, это же полный абсурд, джентльмены. Моя маленькая девочка просто не способна на такое.

Мистер Доменици определенно выглядел очень тихим и кротким. Он мягко щурился на Мендосу и Гольдберга.

— Да, на тебя это не похоже, — сказал Гольдберг.

— Конечно нет. Да я в жизни ни на кого руки не поднял. — Его облик соответствовал его словам. Его можно было принять за мелкого преуспевающего бизнесмена или какого-нибудь инженера: мужчина с приятной внешностью, ничто в речи или манерах Доменици не выдавало в нем профессионального вора.

Его взяли, когда он вернулся в отель в десять часов, сдался он спокойно, сказав только, что Эйлин расстроится и что он очень надеется, что их родственные связи останутся в тайне. Он сказал это лишь после того, как узнал, что они в курсе. Их осведомленность огорчила его больше, чем сам арест.

Он откинулся на спинку стула в офисе Гольдберга и проговорил:

— Моя бедная маленькая девочка. Ее нарекли Луизой, по имени моей матери, но она всегда переживала из-за своей национальности. Я надеюсь, вы не станете ей мстить, джентльмены, за ее нелюбовь к полицейским. Боюсь, что это влияние моей жены. В сущности, полицейские, с которыми я имел дело, обычно оказывались славными парнями. Особенно в последние годы, когда стандарты поведения так изменились. Я очень надеюсь, что вы не станете впутывать ее в это дело, — в его красивых темных глазах было видно беспокойство. — Это может разрушить ее брак. Я знаю, формально она виновата в укрывательстве разыскиваемого человека, но… Это убьет ее, я просто уверен, если муж или его семья узнают обо мне. Я ничего не прошу для себя, джентльмены, но пожалуйста…

— Что ж, мы тоже люди, Доменици. Думаю, я могу тебе это обещать, — сказал Гольдберг.

Доменици расслабился, достал платок и вытер искренние слезы.

— Спасибо, спасибо, лейтенант. Это истинно христианское милосердие, — сказал он серьезно; Мендосу развеселило редкое зрелище смущенного Саула Израэ-ля Гольдберга. — Не могу выразить, как я вам благодарен. Я не видел свою дочь — по разным, в общем, причинам — с тех пор, как ей исполнилось восемнадцать лет, но мы всегда были очень близки. Знаете, я делал для нее все, что мог; у нее были все преимущества… частные школы…

— Могу догадаться, — сказал Гольдберг, — сколько жирных кусков тебе пришлось для этого стянуть.

Доменици не ответил на реплику.

— Она всегда добросовестно мне писала. Вы не думайте, будто она стыдилась своего происхождения, потому что сменила имя и назвалась Эйлин Вебстер, просто моя дочь испытала на себе все эти предрассудки против других национальностей. Мне довелась услышать о ее помолвке. Я чувствовал, что должен увидеть, как моя дочь выходит замуж — вот почему я, собственно, нарушил подписку о невыезде. Она рассказывала мне о некоторых трудностях с католической церемонией, ее новым родственникам не понравилось, что их сын берет жену другой веры, но она благочестивая девочка, она выдержала. Его родители потом оттаяли, и она к ним искренне привязалась. Я видел издалека молодого человека, и по ее словам… Он показался мне красивым, сильным юношей. Я очень рад и благодарен за это судьбе. Моя маленькая Луиза так хорошо устроилась в жизни.

— Могу себе представить, — сказал Гольдберг. — Значит, ты хотел только побывать на свадьбе, и все?

— Служба прошла великолепно, — сказал Домени-ци. — Мне легко удалось проскользнуть, свадьба собралась большая. Торжественная месса, конечно. Великолепно.

— И ты с тех пор здесь?

— Ну, — Доменици закрыл глаза, вспоминая пышную свадьбу, и так и не открыл их, — в Нью-Йорке такая мерзкая весна. Мне нравится Калифорния. Я… э-э… был вполне обеспечен, сэр.

— Достал кое-какие заначки из награбленного, — перевел Гольдберг.

— Очень скромные. Конечно, я старался не привлекать к себе внимание. Переезжал из отеля в отель, но подумывал снять маленькую квартирку. И, конечно, я мог видеться с Лу… Эйлин, когда ей удавалось ускользнуть. Мы провели вместе много счастливых дней. Очень милая добрая девочка, так счастливо устроилась. Век вас благодарить буду, лейтенант, за ваше обещание не трогать ее.

— Да, так насчет убийства, — сказал Мендоса.

Мистер Доменици открыл глаза.

— О, нет, — мягко ответил он.

— Ваша дочь никогда не говорила вам о Маргарет Чедвик? О том, как Маргарет видела вас вместе, как сделала вывод, что у вас с ней интрижка, и собиралась рассказать все молодому Джиму Томасу?

— Бесстыжая! Конечно, нет. Если ваша Чедвик и видела нас вместе, то Лу… Эйлин определенно об этом не знала. Она встревожилась, цо лишь после сегодняшнего визита к ней полицейского.

— Где вы были в прошлую субботу между одиннадцатью и часом ночи?

— Помилуйте, дайте вспомнить. Я пошел в кинотеатр на последний фильм Диснея, очень хороший, вернулся в отель, думаю, часам к одиннадцати и сразу лег в кровать.

— Без свидетелей, — покорно проговорил Мендоса.

— Разумеется, я ведь высоконравственный человек, за кого вы меня принимаете, сэр?

— За не имеющую отношения к делу досадную помеху, — сказал Мендоса. — Меня охватывает чувство, что это я нахожусь в кинотеатре и снова и снова смотрю один и тот же фильм. Вот до чего я дошел.

— К сожалению, ничем не могу вам помочь, — мягко сказал Доменици.

— Забирай его, Саул, — сказал Мендоса. — Отправь обратно к ребятам из Нью-Йорка. Просто еще один круг на карусели. И это меня отнюдь не радует. Спокойной ночи вам обоим.

Сержант Паллисер и Роберта Сильверман вместе ехали к Оушн Парку. По пути Паллисер пытался рассказать ей о своей работе, объяснить, почему присяга обязывает его передавать начальству всю информацию, даже если… ну, даже если он считает, что она несущественная или ошибочная. Мисс Сильверман его поняла.

По тому, как она это сказала, Паллисер подумал, что она действительно поняла. Ему нравилось, как она управляла машиной. Некоторые женщины (и некоторые мужчины, конечйо) на дороге слабо соображают, обладают плохой координацией, и когда с ними едешь, все поджилки трясутся; но Роберта вела автомобиль легко и естественно. Паллисер сказал ей об этом, она улыбнулась и ответила, что приятно слышать комплимент от знатока. Паллисер ответил, что у них был специальный курс по технике преследования на высокой скорости. Курс, по его словам, был стоящий; она поверила и попросила рассказать подробнее. Он рассказал.

Они мило болтали, и у Паллисера возникло приятное чувство, что она совсем не будет возражать против ухаживаний сержанта-детектива третьей степени. Не думает же лейтенант всерьез… Тем не менее, пока не надо подавать вида, что он досконально знает о ее… предполагаемом мотиве убийства. Это может ее вспугнуть. Пусть пока все идет, как идет. На бензоколонке, где они остановились, удача им не улыбнулась. Работал тот же служащий, что и тогда, но он не смог уверенно опознать ни Роберту, ни ее «студи».

— Многие останавливаются, — сказал он. — Может, она, а может, и нет. Трудно сказать, если ничего не покупали.

Этого, наверное, можно было ожидать… Они поехали обратно и остановились в милом кафе на Сансете, Роберта позволила купить ей выпить, она любила «Джибсон», и Паллисер осмелился вообразить, что это кафе, возможно, запомнится им как первое место, где они были вместе. Чертовски привлекательная девушка. Чертовски мила. Настолько, что готов за нее все отдать.

Вечер не пропал для Паллисера даром.

Звонок поступил в девять тридцать семь. Уайт, сержант, дежуривший в ночь, записал скудные подробности, задал вопросы. Звонок оказался, конечно, немного необычным, потому что, как правило, сообщали родственники. А те, что позвонили сейчас, ими не были. Даже родственники (Боже мой, невозможно представить, насколько люди иногда слепы) не всегда могут сообщить таких простых деталей, как точный рост, вес, цвет глаз и тому подобное; и в данном случае удалось получить лишь смутное общее описание. Но он все записал, включая имя и адрес. Флорентина авеню, наверное, где-то в Алхамбре. Он записал имена и адреса звонивших, а также некоторые подробности, тоже необычные.

Конечно, сообщение придется отложить до утра. Уже поздно. В их отделе, в отличие от некоторых других, львиную долю черновой работы приходится выполнять при свете дня.

Он завел для нового дела отдельную папку и положил доклад на стол лейтенанту.

Большинство людей, которые кого-нибудь разыскивают, звонят до шести часов вечера, поэтому единственное, что увидел у себя на столе лейтенант Кэрей, придя в пятницу в половине девятого утра на работу, был доклад о Дженифер Хилл. Он прочитал его дважды; потом достал другой доклад и пробежал его глазами. Затем он пошел в отдел расследования убийств и спросил лейтенанта Мендосу.

— Забавная вещь, — сказал он. — Сиделка из Центральной позвонила вчера ночью и сообщила, что сестра их пациентки, умирающей больной, пропустила в среду день для посетителей. Эта сестра, мол, такой человек, что всегда приходила, либо обязательно звонила, если не могла приехать. И нет ли у нас записи, что она попала в аварию или еще куда-нибудь? Сиделка обратилась сначала в дорожную полицию, там никаких сведений не было, поэтому они соединили ее с нами. Насколько ей известно, других родственников нет. Видишь ли. судя по описанию, это может быть та блондинка, которую вы недавно нашли. Шансы очень малы, но я подумал, что тебе будет интересно узнать.

— Ты совершенно прав, — сказал Мендоса. — Минутку, — и он вызвал Паллисера.

— Сиделка говорит, что женщину, сестру их пациентки, зовут миссис Дженифер Хилл, лет двадцати пяти, среднего роста, блондинка с голубыми глазами, красивая, больших денег не имеет, поэтому одета небогато. Разошлась с мужем. Конечно, тысяча против одного, что она просто куда-нибудь уехала с приятелем или работала сверхурочно, подумала, что невелика беда — пропустить один день, и сиделка зря волнуется. Но мы, разумеется, должны проверить.

— Да. Как зовут пациентку? — спросил Мендоса на всякий случай.

— Некая мисс Женевьев Уолкер. Умирает от туберкулеза. И я…

— Как ты говоришь? Уолкер… что за черт! Минутку… Минутку, — сказал Мендоса. — Уолкер. И у нашей Маргарет была… У тебя есть ее адрес, Кэрей?

— Конечно, Флорентина в Алхамбре, 2620. Я просто подумал…

— Bien [40]. Пошли. Прямо сейчас, — сказал Мендоса. — Все вместе. У меня такое чувство — как бы не сглазить, — что это прорыв!

Запущенный район, где живут люди среднего достатка. Много небольших построек, сдаваемых в аренду за низкую плату, требующих покраски. Несколько отдельных домов, у некоторых позади маленькие флигели. Средний возраст бунгало старой конструкции с чахлыми палисадниками — сорок лет. Везде разбросаны игрушки, а на выщербленном тротуаре — забытые трехколесные велосипеды. Нужный им дом был втиснут между четырехквартирным домом и кортом. Им оказалось грязно-белое калифорнийское бунгало. Крышу над крыльцом поддерживали цементные колонны. Возле одной из них стоял желтый горшок с высыхающим плющом. К ветхому гаражу вели две цементные полоски, почти заросшие травой, среди которой там и сям пробивался чертополох. Дом казался пустым, хотя через большое окно им удалось разглядеть лампу с зеленым абажуром.

Они вышли из «феррари» и зашагали по раскрошенной цементной дорожке. Траву с неделю уже не поливали, и она стала почти бурой.

— Шансы очень невелики, — сказал Кэрей. — Не понимаю, почему ты думаешь… Скорее всего — ерунда. Она, должно быть, смоталась куда-то с приятелем…

Мендоса остановился и сказал странным голосом:

— Нет. Вот уж нет. Это именно то место. — Они проследили за его взглядом. На крыльце, рядом с правой колонной, притаился кот. У него была длинная серебристо-дымчатая шерсть, потускневшая и спутанная, которая топорщилась, как у всех больных кошек. На шкурке возле горла были видны пятна засохшей крови. Зеленые глаза превратились в щелки, полные тоски. В длинной шерсти запутались колючки и репьи. Кот сидел в благородном спокойствии, обернув лапы хвостом, но он был болен, голоден и несчастен. Заброшенный кот.

— Да, это то самое место. Без всякого сомнения, — сказал Мендоса. Он достал ключи от машины и передал их Паллисеру. — Вы оба стойте на месте. — Он снял пиджак. Его спутники были сбиты с толку и смотрели на него с удивлением. — Бедный мальчик, бедный мальчик. Никто не приходит. Оставили тебя одного, а ты к этому не привык, правда? Бедный мальчик — такой замечательный кот. Понимаешь, мальчик, я не хочу тебя обидеть, — он ровно и уверенно приближался к коту, его голос звучал успокаивающе. — Все хорошо, мальчик, не бойся…

Кот встал и повернулся уйти. Как большинство кошек, он не любил посторонних и больше привык к женщинам, чем к мужчинам. Но в своей короткой жизни он встречал, в основном, добрых и дружелюбных людей и сам дружелюбно (в кошачьем смысле) относился к людям. Просто он был осторожен. Мучительная боль от репья в боку сделала его раздражительным; к тому же он очень хотел есть и пить. Утром кот направился к дренажной канаве, но ослабевшие от голода лапы плохо слушались, и он остановился. Кое-как поплелся назад на свое место. Пришли новые люди, и инстинктивная осторожность толкала его прочь. Добрый голос говорит те же мягкие слова, что и она говорила — «замечательный кот», и еще его имя — «мальчик», «бой»… но надо быть осторожным.

— Бедный красивый кот. Не бойся. Иди ко мне. Все хорошо. Тебя обидел бродячий кот, расцарапал тебе шею, ее надо обработать, расчесать все клубки в спутанной шерсти… бедный мальчик, все хорошо, я не хочу тебя обидеть… не бойся, иди ко мне, — Мендоса, успокаивая кота, медленно подходил к нему.

Кот торопливо отпрыгнул от него на край крыльца. Чужой человек…

— Мой бедный замечательный мальчик. Ты же знаешь, я тебя не обижу… Ради Бога, стойте оба спокойно! — Кэрей и Паллисер замерли. — Все хорошо, мой замечательный кот, я только хочу тебе помочь. Бедный мальчик, остался совсем один… Уже все хорошо.

Кот не двигался, прижавшись к стене дома. Мендоса наклонился, накрыл его пиджаком, легонько завернул и взял на руки. Потом освободил кошачью голову. Кот хрипло мяукнул.

— Бедный мальчик. Замечательный кот. Уже все хорошо, — Мендоса повернулся к Паллисеру. — Наверное, не привык к машинам, большинство персидских кошек не удается к ним приучить. Поведешь ты. Я скажу, куда. Все хорошо, мальчик, не царапайся, теперь мы о тебе позаботимся. Поехали.

— Вести… вашу машину, сэр? Но почему… то есть, мы едем в… не понял — куда?

Мендоса уставился на него с явным изумлением.

— Как куда, к ветеринару, конечно, Джон. Чтобы он оказал мальчику первую помощь. К доктору Стокингу, на Сан-Фелиз, я буду подсказывать. Кэрей, присмотри за домом, я пришлю людей и потом тоже подъеду. Мальчик, все уже в порядке. Скоро тебе снова будет хорошо. Вэллей-Фриуэй, Джон, торопись.

— Но я никогда… такую машину…

— Давай, давай, ничего трудного. Все хорошо, милый мальчик, не вырывайся. Бедный, она не пришла, я знаю, но скоро все будет в порядке…

Лейтенант Кэрей стоял у обочины и в замешательстве следил за удаляющимся «феррари».

ЧАСТЬ 19

Паллисер ждал в приемной больницы для мелких животных, пока Мендоса, вероятно, совещался с доктором. Паллисер все еще переживал первый опыт управления «феррари», тем более чужим «феррари», и был просто счастлив немного посидеть спокойно.

Мендоса вышел уже в пиджаке.

— Ну, по крайней мере, его теперь накормят и напоят. Не завидую тому, кто займется его шерстью — там до черта работы. Короткошерстных держать гораздо легче.

— Что-то я не понял насчет кота, сэр, — сказал Паллисер. — Почему он так много для вас значит? Я имею в виду…

Мендоса взглянул на него, когда они вместе сели в машину.

— Видно, ты ничего не знаешь о кошках. И о кошатниках. Ну, короче говоря, это заблуждение, будто кошки могут сами о себе позаботиться. Особенно в городе. Кроме птиц, охотиться не на кого, и даже очень хороший охотник должен добывать себе пропитание восемнадцать часов в сутки. Этот кот — чистопородный длинношерстный перс, не ахти какой охотник по своей природе. Такие кошки нуждаются в превосходном уходе, их кто-то должен холить. По-моему, за нашим котом тоже ухаживали, пока он не остался один. К тому же золотой амулет… Кто-то очень заботился о бедном животном. Хотя бы потому, что трехмесячный котенок этой породы стоит где-то около пятидесяти долларов.

— Пятьдесят баксов? — изумился Паллисер. — За кошку?

— За чистопородного дымчатого перса, — сказал Мендоса, закуривая. — Цена на них немного ниже, чем на другие, более экзотические породы. За Бает я заплатил сто двадцать пять, но тогда абиссинцы как раз входили в моду. — Паллисер вытаращился на него. — Кто бы ни купил его, просто так бы его не бросил. Зная, что сам он о себе не позаботится. Не знаю, одно ли и то же лицо Дженифер Хилл и твоя блондинка, и что с ней случилось, но произошло что-то для нее неожидан* ное, иначе по своей воле она бы не оставила кота без присмотра. На мой взгляд, шансы, что она и есть та блондинка, велики, потому что Маргарет Чедвик знала ее сестру, Женевьев Уолкер, одну из своих подопечных. И блондинка задушена в субботу ночью.

— Но какая связь?

— Не представляю, — ответил Мендоса. — Надо искать, вот и все.

Он поручил Паллисеру позвонить по радиотелефону и послать несколько человек к дому в Алхамбре. Неожиданно Паллисеру взбрело в голову, что они совершают ужасный грех. Алхамбра — один из многих городов-спутников Лос-Анджелеса, и не входит в юрисдикцию их управления. Сержант возбужденно поделился своими сомнениями с Мендосой.

Мендоса, ловко обгоняя на «феррари» попутные машины, покачал головой.

— Нет, все в порядке. Эта улица как раз на границе и формально находится на территории города.

— Ох, — только и смог промолвить Паллисер, удивляясь, что кто-то может запомнить все технические подробности карты округа Лос-Анджелес, ведь собственно город составляют не менее ста сорока отдельных коммун и еще не менее шестидесяти одного города-спутника (со своей полицией и пожарной охраной), переходящих один в другой. Он сказал об этом Мендосе, не спрашивая, уверен ли тот, и встретил его веселый взгляд.

— Вы, ребята, слишком быстро сейчас продвигаетесь по службе. Я достаточно долго ездил на патрульной машине, чтобы запомнить несколько элементарных фактов. — Затем Мендоса замолчал, Паллисер, привыкший думать в тишине — тоже, и остаток пути они проехали, не проронив ни слова.

Дом уже не пустовал. Перед ним стоял «форд» Хэкета, и когда они остановились у обочины, появился Хиггинс и направился по дорожке к гаражу.

Мендоса глубоко вздохнул, не торопясь выйти из машины.

— Что же, черт побери, здесь предпринять? — сказал он. — Es dificil [41]

— Ну, рано или поздно вы распутаете это дело, сэр, — осмелился подбодрить его Паллисер. — Оно выглядит довольно сложным, но вдруг что-нибудь обнаружится…

— Дело, — переспросил Мендоса. — Ну да, конечно, разумеется. Я насчет кота. Мы его взять не можем — Сеньор этого не потерпит. Стокинг, естественно, тоже не может взять, у него уже есть, и довольно ревнивый. Что же мне с ним делать? Красивый кот.

— Но он принадлежит этой Хилл…

— Которая, ставлю сто против одного, мертва. И которая, с той же вероятностью, — твоя блондинка. И ее единственная родственница умирает в Центральной больнице. У всех моих знакомых любителей кошек, — сказал Мендоса, — кошки уже есть. Хреново. Ладно, пора приниматься за работу… — Он вышел из машины и направился к дому. Паллисер последовал за ним.

Хэкет в гостиной наблюдал, как Скарни снимает отпечатки пальцев.

— Там есть славный снимок, — сказал он и провел их в спальню, где указал на фотопортрет в рамке, стоящий на туалетном столике. В углу наискось написано: «Джинни с любовью, Дженни». На фотографии изображена прелестная светловолосая девушка, как будто сошедшая с шоколадной обертки, с широко расставленными глазами и улыбающимися ангельскими губками бантиком.

— Может быть, — сказал Паллисер.

— Твоя очередная безумная идея, — сказал Хэкет Мендосе.

— Вовсе нет. Ее сестра была одной из подопечных Маргарет. Вот тебе и связь. Слабая, согласен. Но я, скажем так, не думаю, что настолько слабая, чтобы быть чистым совпадением, Арт. Она посильнее того факта, что обе они задушены в одну и ту же ночь.

— Я понимаю, о чем ты говоришь, — согласился Хэкет. — Хочешь провести работы по полному списку? Так я и знал.

— Да, везде снять отпечатки. — Мендоса, засунув руки в карманы, начал ходить из комнаты в комнату и все осматривать.

Это был старый обветшалый дом, мебель старая и подобрана без особого вкуса. Не похоже, неожиданно подумал Паллисер, что здесь жили две молодые женщины, скорее, люди гораздо старше — скажем, стареющая пара. Он почти наяву увидел их, небогатых бывших фермеров, с традиционными, строгими взглядами на жизнь. Тяжелая мебель от Сиэрсов, аляповатая литография (морской пейзаж) в дешевой рамке над камином, коврик с восточным орнаментом, гофрированные абажуры. Он решил, что две молодые женщины унаследовали дом от родителей или от дяди с теткой и очень мало в нем изменили, вероятно из-за отсутствия средств.

Гостиная и столовая были объединены, как в большинстве калифорнийских бунгало, в одной длинной комнате в передней части дома, с входной дверью посередине. Кухня со стороны столовой, из нее выход в очень узкий темный холл, в котором с одной стороны еще одна дверь в гостиную, а с другой — двери в две спальни и ванную между ними. В ванной капал кран. Белый кафель содержался в чистоте.

Паллисер из любопытства всюду следовал за Мендосой.

Мендоса заглянул в аптечку, где не обнаружил ничего необычного, кроме того, что она выглядела аккуратнее большинства других. Зашел в заднюю спальню. Двухспальная кровать со старомодной высокой спинкой в головах, комод, туалетный столик, торшер рядом с кроватью. В шкафу полно женской одежды. Комната очень опрятная, старомодная, но удобная. Небольшой ветхий ковер. На кровати голубое покрывало.

Другая спальня была чуть больше. Две кровати поновее. Большой комод с зеркалом. Туалетный столик. В платяном шкафу одежды поменьше. Коричневый ковер, покрывала на кроватях рыжеватые, одеяло, аккуратно сложенное в ногах одной из кроватей, подобрано под цвет ковра. На другой кровати одеяла не было.

Мендоса зашел на кухню.

— Взгляни, — сказал он Хэкету.

— Да, вижу. — Белая пластиковая сумка, упавшая со стола, ее содержимое рассыпано по полу. — Джон!

— Да, сэр?

— Посмотри, — показал Хэкет. — Кажется, эта сережка — парная к той, что была на блондинке.

Паллисер присмотрелся и ответил, что, без сомнения, так оно и есть.

— Что и требовалось доказать, — сказал Мендоса. — Очень хорошо. — Он осмотрел кухонный стол, обычный пластиковый столик, с хромированными углами и желтой столешницей. Открыл холодильник, заглянул внутрь. С помощью авторучки — чтобы не оставить лишних отпечатков — открыл дверцы буфета. Полки чистые, покрыты яркой плотной бумагой. Затем он вышел на большую старомодную крьггую веранду, где увидел старую стиральную машину и лохань. Мендоса взглянул на заднюю дверь. В нижней ее части была устроена странная на вид створчатая дверца. Он наклонился и нащупал предмет, прикрепленный к одной из ее половинок.

— Так, понимаю.

— Посмотрите на великого сыщика за работой, — сказал Хэкет. — Что здесь произошло, и когда?

— Так, сейчас у нас лето, — сказал Мендоса. — Темнеет в семь тридцать пять, верно? Так вот, что бы ни случилось, произошло оно в субботу раньше этого времени.

— Я поражен, Шерлок. Почему?

— Кошачья дверь не заперта, — Мендоса кивнул на створчатое устройство. — Это патентованная дверь для домашних животных. Кошка или собака толкает их и открывает наружу или внутрь. Любой, кто хоть немного любит кошек — или собак, разумеется, — не позволит им разгуливать по ночам. У нас тоже такая есть, Бает, правда, ею не пользуется, но мы в любом случае запираем ее на ночь. Миссис Хилл не успела закрыть дверцу — значит, нечто произошло в субботу вечером раньше семи тридцати пяти. — Он вернулся на кухню и снова взглянул на стол. — Она как раз собиралась что-то готовить. Не торопясь. Достала кастрюлю и миску, но прежде чем она достала продукты, ей помешали, да. С улицы она пришла прямо на кухню, потому что здесь ее сумка. Вероятно, разговаривала с котом. Достала миску и кастрюлю. Она собиралась готовить для себя и для кота…

— Готовить для кота? — невольно вырвалось у Пал-лисера.

— Для некоторых нужно готовить, — Мендоса повторил, что Паллисер ничего не знает о кошках, с чем тот согласился. — Это противозаконно, — сказал Мендоса. — Настоящее рабство. Они требуют внимания… И тут как раз ее прервали. Позвонили в дверь? Постучали? Кто-то вошел. Немного погодя здесь боролись, и сумочку сбили со стола. Здесь она потеряла сережку. Амулет… — Он продолжал смотреть на стол, как будто там было что-то написано. — Это случилось еще раньше. Почему она спрятала его йа груди? А не положила в сумочку? Ответ: либо он сломался, когда у нее уже не было сумки, либо… Нет. Нет, именно так. Должно быть, колечко амулета сломалось в рабочее время, она завернула его в носовой платок и засунула за лиф. А потом не побеспокоилась переложить, потому что там он был в сохранности. Тот маленький кусочек золота — часть колечка — да, вероятно, свободно болтался на амулете до последней минуты и тоже мог оказаться завернутым в платок, но недостаточно крепко, и потом выпал. — Он прошел обратно на веранду и через заднюю дверь направился к гаражу.

— Хорошо, — сказал Хэкет после паузы, — он все видит. Он тысячу раз прав. Но какая связь, черт побери?

Паллисер ответил, что провалиться ему на месте, если он понимает. Мендоса вернулся и сказал:

— Дверь скрипит. Две беспомощные женщины. Чуть-чуть смазать петли… Арт!

— Ну?

— Твоя блондинка любит кошек?

Хэкет выглядел явно обескураженным.

— Э-э… да. На нашей улице у нескольких людей кошки скоро должны окотиться, и она говорила, может, мы одного возьмем…

Мендоса аж засиял.

— Вот и прекрасно, парень. Скажи ей, пусть не берет. Она получит великолепного кота. Чистокровного длинношерстного перса. Думаю, мы где-нибудь здесь найдем его бумаги, а я оплачу ветеринара. Думаю, ему не больше двух-трех лет, и он очень красивый. Я расскажу, как его кормить, а вам какое-то время придется подержать его взаперти, пока он привыкнет к вашему дому и так далее. При хорошем обращении он приживется. Я хоть успокоился.

Паллисер с удивлением и неловкостью осознал, что Мендоса все это время думал, видимо, в основном о коте.

Хэкет рассмеялся и сказал, что передаст Анджеле.

— Очень милый кот, — сказал Мендоса, — даже и не пытался оцарапать или укусить меня. Конечно, персидские кошки… Сеньор в подобных обстоятельствах сильно бы сопротивлялся. С другой стороны, он, вероятно, гораздо лучше бы о себе позаботился. В общем, Анджеле он понравится, он хороший кот. — Мендоса зашел в заднюю спальню.

Скарни здесь заканчивал. Он вытащил из комода ящики и положил их на кровать. Мендоса взглянул на их содержимое.

— Беднота. Почти никакого вкуса. Все от Грэйсона — Лернера. — Он взял черный кружевной бюстгальтер и, передразнивая, потряс им: — Продается, за пару — доллар шестьдесят девять центов плюс налог.

— Все-то ты знаешь, — проговорил Хэкет.

— Думаешь, я оплачиваю женские покупки в подобных местах? Конечно, знаю. Любой ребенок может прочитать, что здесь написано. — Потом Мендоса добавил: — По-моему, кто-то уже здесь просмотрел до нас. В кухне и ванной все гораздо аккуратнее. — Он вернулся в гостиную. Скарни перешел в переднюю спальню. Мендоса посмотрел на стол. Дамский стол для всякой чепухи, напоминающий французскую конструкцию: два маленьких ящичка по бокам и еще один узкий — в центре. Мендоса его выдвинул. Доскональный обыск еще не начался, пока не везде сняты отпечатки. Он увидел пару простеньких шариковых ручек, пачку десятицентовых конвертов, дешевый латунный нож для писем, ножницы. Затем он открыл левый ящик. Стопка дешевой писчей бумаги. Новый пузырек чернил «Шифере Скрип, синие невыцветающие». Пузырек лежал на боку, а бумага была перевернута лицевой стороной вниз… Небольшая пачка старых писем, аккуратно перевязанная лентой. Он взял ее и внимательно оглядел.

— Так, очень мило и наводит на размышления. Совсем недавно ленту развязывали и снова завязывали. Смотрите — чернила выцвели, кроме того места, где был узел. Вполне ясно видно, что старый узел находился вот здесь. Что-то забрали из этого небольшого, если можно так сказать, хранилища ностальгии, и кто-то беспечно не обратил внимания на ленту.

— Я пока не вижу связи, — недовольно пробурчал Хэкет.

— Paciencia [42], она появится… Может, мисс Уолкер знает, когда и чем его кормили. Вам придется быть осторожными, не меняйте пока его диету, чтобы не нарушить пищеварение. Если его рацион был не очень правильным, меняйте его постепенно. В основном, постное мясо, но три раза в неделю — печень. Я дам Анджеле список, — он открыл правый ящик. — Красивый кот, он ей понравится.

Дешевая настольная лампа. Не работает, наверное, раз ее сюда засунули. Баллончик для зажигалки. Коробочка кошачьих витаминов. Шарик от пинг-понга.

— Для кота, — сказал Мендоса. — Они любят с такими играть. Записная книжка. Больше ничего. Не очень-то она много писала.

Этот ящик, как и остальные, был аккуратно выстлан старой газетой. Мендоса на всякий случай приподнял уголок листа.

— Vaya! — радостно воскликнул он. — Маленькие вещи часто проскальзывают за подкладку. — Он достал из-под бумаги небольшой предмет. Осторожно сдул с него пыль. — Одну вещь он пропустил. Может быть, очень важную… Да, маленький кусочек фотопленки.

Может, он и не знал, что она его хранила. Либо фотография не имеет совершенно никакого отношения, — Мендоса поднес его к свету.

Это был негатив стандартного размера — два с четвертью на три с четвертью дюйма.

— Так, — мягко сказал Мендоса. — Ну, вот ты и попался, голубчик! Вот уж не ожидал! Я мог поклясться…

— Что, лейтенант? — спросил Паллисер. — Что-то стоящее?

Мендоса опустил негатив. Он с восхищенным отсутствующим видом посмотрел на Хэкета с Паллисером и сказал:

— Но зачем ему понадобилось ее убивать?

На первый взгляд, не видно причины, достаточной для убийства. С другой стороны, Мендосе встречалось очень мало случаев, когда он вообще мог понять, почему совершено убийство. Это не значит, что в подобных обстоятельствах он поступил бы так же, просто он понимал, что причина достаточно основательная.

Обычно все происходит из-за любви или денег. Иногда из-за того и другого сразу.

Надо ли, на самом деле, докапываться до мотивов? Строго говоря, закон, кроме осязаемых улик, ни в чем больше не нуждается. Хорошо, конечно, найти причину, объяснить ее присяжным, но это не обязательно. В книгах-то все закручено, но от настоящей жизни там мало что есть. Мендоса знал целый вагон таких случаев, к которым писатели бы даже не притронулись.

Он уже двадцать лет лицом к лицу сталкивался с преступностью. Среди прочего его ужасало то, что человек — страшно неразумное существо. Мендоса в который уже раз подумал, что девяноста процентов убийств можно было бы избежать, если бы человек оказался чуть менее раздражительным, или жадным, или беспечным, и уж конечно, если бы не был пьян или одурманен наркотиками. Если бы лучше контролировал себя.

В данном случае он мог вообразить разные мотивы. В его голове смутно что-то прорисовывалось, чисто гипотетическое. Причина была не серьезная, совсем нет. Похоже, просто кто-то вышел из себя. Да. Конечно, если только не… Но говорить еще рано. Надо разузнать побольше.

Теперь он знал, где они могут отыскать, вероятно, достаточно много. Ключ ко всему делу.

Когда Мендоса отправился туда с Паллисером в качестве свидетеля, ему пришло в голову, что им здесь здорово повезло. Если бы они опоздали хотя бы на один день… Говорят, она умирает.

Может быть, это уже произошло. Надо выяснить, что за тупоголовый недоучка разговаривал с ней, задавал обычные идиотские вопросы и не заметил чего-то важного. Наверняка, что-то она сказала…

Он надеялся, что еще не поздно.

ЧАСТЬ 20

— Маленькая дурочка, — говорила женщина на больничной койке. — Она не умела… оценивать людей. Вы понимаете… о чем я говорю. Она принимала… слова и внешность за чистую монету. Кот и то… лучше разбирался в людях… Насчет кота — глупость. Тогда у нее была хорошая работа — у Маллоу и Вудис. Большая фабрика одежды, она работала… на обрезочной машине, получала восемьдесят в неделю… этот брак. И потом… он исчез, взял половину ее денег… Говорила… всегда хотела чистокровного персидского кота… отдала за него пятьдесят пять долларов, он был ужасно милым котенком… Что?… Это амулет с ее браслета… да, я знаю, — она хотела его. Я… купила… для нее. В позапрошлое Рождество. Она показала мне… у нее был большой ювелирный каталог… ей захотелось… я скопила денег… я тогда еще работала… и купила для нее… Он стоил тридцать семь пятьдесят плюс налог…

— Вам нельзя утомляться, моя дорогая, — сказала сиделка. Она обеспокоенно взглянула на Мендосу и Паллисера. В двадцатиместной палате эта кровать была отгорожена ширмами.

Взгляд Женевьев Уолкер остановился на белых ширмах.

— Не имеет значения, правда? Может, не… много времени осталось, и все, чем я могу помочь… все, что могу им рассказать… Чтобы помочь им его поймать. Поймайте его — хорошо?.. Пожалуйста, пообещайте мне. Не надо ширм, сестра. Совсем не надо. Из-за них я чувствую себя… запертой. Я еще буду… запертой… достаточно долго. Уже скоро.

— Хорошо, моя дорогая. Хотите пить?

— Спасибо… Не разбиралась в людях. Я думаю… ну, все баловали ее. Такая милая… и добрая… и всегда смеется. Ей, мне кажется, всегда не хватало здравого смысла… Она читала дрянные сказки, Настоящие Романы. Я говорила ей, что он плохой. Она не слушала… Просто потому, что он красивый… конечно, ей было только девятнадцать. Только девятнадцать… Зачем он лгал ей — я это узнала почти наверняка… Простите, я попытаюсь… четко сказать. Я должна. Уайтсвилл, Канзас, — сказала она очень ясно. — Вот он откуда. И я уверена… есть причина скрываться. Мы не так приехали… когда тетя Фло умерла, она оставила мне дом… — Она замолчала, тяжело дыша.

— Не надо так волноваться, успокойтесь, — сказала сиделка.

Это была та самая молодая мулатка, которая позвонила в полицию. Девушка предупредила, чтобы они не волновали мисс Уолкер.

— Знаете, она очень слаба, и это страшное известие… Думаю, она даже может не выдержать. Я понимаю, вам надо ее поспрашивать, но старшая сестра говорит, что лучше мне побыть рядом.

— Сколько ей осталось? — спросил Мендоса.

— Никто не может сказать, сэр. Бог забирает, когда считает нужным. Ей всего двадцать девять, ее смерть кажется бессмысленной, но на все воля Божия, — она сказала это очень просто.

Однако Женевьев Уолкер восприняла известие удивительно спокойно. Когда Мендоса представился, она долго лежала, молча глядя на него, а потом сказала:

— С Дженни случилось что-то плохое, не так ли? Поэтому она и не пришла.

— Да, мисс Уолкер. Боюсь, что так.

— Дженни мертва, да? — Она, наверное, была красивой до болезни. В ее лице больше характера, чем у Дженни. Более темные каштановые волосы, карие глаза.

Она была очень худа, на лице — яркий чахоточный румянец, конечно, в больнице у пациентов не много времени для косметики и укладки волос, да она, наверное, давно перестала об этом беспокоиться. — Расскажите мне, — сказала она. — Пожалуйста. Не беспокойтесь, я выдержу.

Тем не менее сиделка держала руку на ее пульсе. Но Женевьев только надолго закрыла глаза, а потом ровно проговорила:

— Думаю, это Боб… Моя бедная Дженни. Никакого понятия о людях. Убить ее мог, я полагаю… кто угодно. Она так верила людям…

— Пожалуйста, мисс Уолкер, расскажите нам все, что знаете.

— Да, — ответила она и начала с трудом рассказывать, часто останавливаясь, чтобы перевести дыхание и отпить воды.

Она снова очень ясно произнесла:

— Уайтсвилл, Канзас. Он получил оттуда письмо. Я его видела… Обычно я не любопытна, но… я чувствовала, что он… плохой. И там была подпись… подписано… «мама». Теперь вы понимаете. И мужчина… в тот день один мужчина сказал: Пайерс. Привет, Пайерс, рад тебя видеть. Это… мне не понравилось… он сочинил для Джении какую-то историю, и она поверила, но мне… не понравилось… Въехал, знаете, в наш дом и… Но оказалось, что для него это временная остановка… пока не подвернулось что-то получше, понимаете?.. Жил за ее счет… говорил, ему очень трудно, пробивает место сценариста на телевидении. Из него такой же писатель, как из меня…

Паллисер, прошедший курс стенографии, все, насколько мог аккуратно, записывал. Его охватила злость, а голос больной постепенно становился все тише и тише. Мендоса просто сидел и внимательно смотрел на нее, время от времени задавал уточняющие вопросы. Сиделка стояла с другой стороны кровати, бдительная и настороженная.

Женевьев Уолкер вяло провела рукой по лицу, убирая со лба спутанные каштановые волосы.

— Это из-за зим, — сказала она. — Говорили, теплый климат Калифорнии мне лучше подходит. И… каза-лось, все так счастливо складывается, тетушка Фло оставила мне дом — вы уже знаете. Мы приехали сюда с севера, — я вам говорила? Семь лет назад Дженни была еще почти подростком… Мы обе нашли хорошую работу, я — в большой булочной Хелмсов, все было прекрасно… до тех пор, пока я не заболела и не бросила работу… а Дженни встретила Боба. Он с самого начала мне не понравился, но с ней невозможно было разговаривать…

— Когда именно, мисс Уолкер?

— Вам нужно знать, да, конечно… Мы приехали… в мае пятьдесят шестого. Кажется, в феврале или марте следующего года она встретила… Они поженились в июле. В июле шесть лет назад. Она была слишком молода… Он… работал продавцом, в отделе большого магазина… Я не помню точно, но вскоре он оттуда ушел… он сказал, что ушел, а я думаю, что его выгнали… Кажется, в «Бродвее». Вроде бы, я припоминаю… Сказал, что собирается пробиться к большим деньгам, писать для телевидения, потом… Но в ту же минуту, как Дженни потеряла работу, он, разумеется, смылся! Я говорила ей, что он за человек. Нехороший. И еще плутоватый, можно сказать. Если он так задумал, то его уже не вернуть… Она не хотела слушать. Смешно, Дженни есть Дженни, она никогда не сердилась на меня за мои слова… она никогда не сердилась… ни на кого. Просто сказала, что я… не понимала… его. Нет, больше его не видела — невероятно! Пока он не пришел… за разводом… Дженни потеряла работу не по своей вине, она на любом месте работала очень добросовестно, но они закрылись… Это был сборочный завод, там делали небольшие детали, кажется, для самолетов, но он закрылся, и все. Потом она получила… хорошее место у Маллоу и Вудис, там неплохо платили… У меня возникла смешная идея… — Она беспокойно задвигалась. — Насчет кота. Милого, красивого кота. Но он был как… вроде… он был вместо Боба. Глупо. Она с ним нянчилась, разговаривала. Вы понимаете?

— Да, мисс Уолкер, — сказал Мендоса. — Я не хочу вас утомлять. Но у меня вопрос насчет Маргарет Чедвик. Она навещала вас?

Женевьев Уолкер утомленно взглянула на него.

— О ней уже спрашивал другой человек. Я не знаю, зачем, он не сказал. Спросил только… говорила ли она что-нибудь… о себе… Она мне не очень нравилась. Думаю, она старалась… быть доброй. Но знаете… она смотрела на меня свысока.

«Как на любого человека из низших слоев, настолько несостоятельного, что оказался в числе пациентов Центральной больницы, обслуживаемых в счет благотворительности. Да, понятно», — подумал Мендоса.

— Что?.. Да, я, кажется, припоминаю, она здесь дважды встречала Дженни… Еще этот снимок… Мы потом с Дженни удивлялись, как странно все вышло. Я имею в виду фотографию… Моя бедная Дженни… все время думала, что он вернется. Единственное, за чем он вернулся — добиться от нее развода. Ей не надо было этого делать. Говорила — мой муж… все еще его любила, просто, мол, они не могут больше быть вместе. Она всегда надеялась… Выдумывала фантастические истории. Как… знаете, в дрянных фильмах или романтических журналах. Какое-то глупое недопонимание… вдруг он поймет, что по-настоящему любит только ее, и вернется… Сочиняла для него оправдания… Я пыталась ей объяснить…

— Мисс Чедвик, — мягко напомнил Мендоса, — фотоснимок. Она его видела?

— Дженни… уронила свой бумажник. Там… она всегда носила с собой фотографию в бумажнике… Другой человек, который интересовался мисс Чедвик, ничего не спросил… об этом. Это… было… странно… она спросила, нельзя ли ей…

— Постарайтесь говорить чуть громче, мисс Уолкер.

— Простите. Да, сэр. Нельзя лЬ ей взять фото. И, разумеется, Дженни сказала — нет… Это было странно… И потом…

— Извините, я думаю, вам лучше уйти, — неожиданно сказала сиделка. — Мне не нравится ее пульс. Мне очень жаль, я все понимаю, но вы должны…

Мендоса встал.

— Да, конечно. Думаю, мы узнали достаточно. Может она подписать показания, скажем, через час?

— Скорее всего, да, сэр, — ответила сиделка.

Женевьев Уолкер громко сказала:

— Я должна вам помочь, рассказать все, что вы хотите узнать… Поймайте его, кем бы он ни оказался… Я думаю… думаю… это мог быть Боб. Потому что… она говорила… пожалуйста, подождите, у меня еще есть силы… вам рассказать… Говорила, что он приходил снова, в то… воскресенье. В позапрошлое воскресенье… Была среда, когда… насчет фотографии. Она… моя бедная Дженни…

— Пожалуйста, вам лучше уйти, — сказала сиделка.

— Что все это значит, лейтенант? — спросил Пал-лисер. — Ее муж? Не вижу связи. Боб Хилл?

— Неужели? — сказал Мендоса. — Подождем часок. Пока не увидим отпечаток с негатива. Тогда, я думаю, у нас появится по горло утомительных хлопот, надо будет выяснить все детали… Да уж, дело необычное, что и говорить. Одно убийство совершено импульсивно, другое — очень тщательно спланировано… Он вышел из себя. Могу себе представить. Да, так оно и было, потому что действовать, как он, при свете дня… и его машина, вероятно, перед домом… Ему там повезло. Да, я прямо вижу, что случилось с Дженни Хилл. Поверхностная, сентиментальная, довольно глупая женщина, повторяющая все штампы об истинной любви. Это раздражает. Опасайся женщин, которые говорят об Истинной Любви, Джон. Точнее, женщи