Book: Огненные письмена



Огненные письмена

Маркус Сэйки

Огненные письмена

Посвящается Джоссу, так ярко горящему

Кто говорит, мир от огня

Погибнет, кто – от льда.

А что касается меня,

Я за огонь стою всегда.

Роберт Фрост. Огонь и лед. Перевод М. Зенкевича

© Г. Крылов, перевод, 2016

© В. Аникин, иллюстрация на обложке, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

® Издательство АЗБУКА

Наверное, то же самое чувствует бог.

Мне достаточно одного взгляда на вытянутую руку, чтобы узнать число волосяных фолликул на ее тыльной стороне. Я могу различать и количественно оценивать темные андрогенные волоски и едва заметные пушковые волосы.

«Пушок» по-латыни vellus. Я вызываю в памяти страницу из «Анатомии Грея»[1], откуда узнал это латинское слово, – и вижу изображение фолликула. Кроме того, я помню текстуру и переплетение волокон бумаги. Направленный на нее слабый свет настольной лампы. Запах сандалового дерева от девушки, сидящей через три стула от меня. Я помню все подробности с идеальной четкостью, хотя эпизод абсолютно пустячный, ничем не примечательный. Тем не менее он запечатлелся в каких-то мозговых клетках моего гиппокампа, как и все другие мгновения жизни. Я по своему желанию могу активизировать нейроны и перемещаться во времени, оживляя тот день во всей полноте чувств.

Один из многих незначительных дней в Гарварде тридцать восемь лет назад.

Если говорить точнее, то тридцать восемь лет, четыре месяца, пятнадцать часов, пять минут и сорок две секунды назад. Сорок три. Сорок четыре.

Я опускаю руку и чувствую, как удлиняется и сжимается каждая отдельная мышца.

Мир несется на меня.

Манхэттен, угол 42-й и Лексингтон. Шум машин и строительных работ, бредущая толпа, холодный декабрьский воздух, на несколько секунд – когда отворяется дверь кафе – рулады Бинга Кросби, поющего «Silver Bells»[2], вонь автомобильных выхлопов, фалафеля[3] и мочи. Ощущения, бьющие через край, чистые, ошеломляющие.

Словно ты спускался по лестнице, на которой нет последней ступени, и оказался не на твердом полу, а провалился в пустоту.

Словно ты сидел на стуле, а потом понял, что это кабина истребителя, несущегося с тройной скоростью звука.

Словно ты поднял лежащую шляпу и обнаружил под ней отрубленную голову.

Паника иссушает мою кожу, паника охватывает мое тело. Моя эндокринная система впрыскивает адреналин в кровь, зрачки расширяются, сфинктер сжимается, пальцы складываются в кулаки…

Контроль.

Баланс.

Дыхание.

Мантра: «Ты доктор Эйбрахам Каузен. Ты первый в истории человечества стер границу между обычными людьми и анормальными. Твоя сыворотка некодирующих РНК радикально изменила твою экспрессию генов. Ты был гением по любым меркам, а теперь стал чем-то бо́льшим.

Ты сверходаренный».

Люди проходят мимо меня, а я стою на углу и вижу вектор каждого. Могу предсказать мгновения, когда они пересекутся, споткнутся, когда замедлят шаг, когда у них зачешется локоть. Если захочу, то смогу свести все к линиям перемещения и силы, создать интерактивную карту, на которой словно переплету нити ткани.

Какой-то человек толкает меня, и я не отказываю себе в удовольствии – тут же во всех подробностях представляю, как ломаю ему шею: одной ладонью упираюсь в его подбородок, другой хватаю за волосы, выставляю вперед ногу для устойчивости и делаю резкое вращательное движение от бедра, чтобы амплитуда была максимальной.

Я оставляю его живым.

Мимо проходит женщина, и я узнаю ее тайны по сутулым плечам, по локонам, которые ниспадают ей на лицо и мешают периферийному зрению, по тому, как мечутся ее глаза при звуке клаксона такси, по мешковатому жакету, безымянному пальцу без кольца и разношенным туфлям. На брючине у нее волоски шерсти трех разных котов, и я представляю себе квартиру, в которой она живет одна, в нескольких остановках электрички от Бруклина, хотя, вероятно, и не в шикарном районе. Я вижу, что в детстве она подверглась насилию (со стороны дядюшки или друга семьи, но не отца), сделавшему ее затворницей. Некоторая бледность и дрожащие руки свидетельствуют о том, что она выпивает по вечерам – скорее всего, вино, судя по зубам. Стрижка говорит о ее доходах – не менее шестидесяти тысяч долларов в год, а сумочка определяет максимальный предел в восемьдесят тысяч. Работает где-то в офисе, где ее контакты с людьми сведены к минимуму. Работа связана с цифрами. Возможно, бухгалтерия крупной корпорации.

Наверное, так воспринимает мир бог.

И тут я замечаю две вещи. Во-первых, из носа у меня идет кровь. И во-вторых, за мной наблюдают.

Это проявляется покалыванием того рода, который дураки определяют понятием «коллективное бессознательное». На самом же деле органы восприятия просто собирают индикаторы, однако их обработки в лобной доле мозга не происходит: дрожание тени, частичное отражение в стекле, почти, но не совсем неощутимое тепло и звук другого тела в помещении.

Я же могу легко исследовать первоначальный возбудитель, сфокусироваться на нем – так наводят резкость в микроскопе. Я вызываю мою чувственную память последних мгновений, структуру толпы, запах людей, движение машин. Линии силы рассказывают мне всю историю, как рябь на воде сообщает о подводном камне. Я не ошибаюсь.

Их много, они вооружены. Они идут за мной.

Я кручу головой, щелкаю пальцами.

Вот будет занятно.

Глава 1

Время их поджимало, но Купер все равно не мог оторвать глаз.

Веревка как веревка – обычный синтетический ярко-желтый шнур, какой используют для закрепления брезента. Необычным было другое: веревочная петля, привязанная к фонарному столбу на Манхэттене.

Необычным было и то, что на веревке висело тело.

Ему было лет семнадцать. Стройный симпатичный паренек, со строгими чертами лица, в униформе «Макдоналдса». Поперек его желтой рубашки убийцы краской написали: «ВЫВЕРТ». Значит, схватили не просто первого попавшегося. Линчевали соседи, коллеги, может, даже друзья. В какой-то момент с его ноги свалилась кроссовка. Купер не мог отвести взгляд от тонкого белого носка, такого незащищенного на декабрьском ветру.

– Господи Иисусе, – выдохнул Итан Парк.

Они вместе совершали пробежку, пока не натолкнулись на толпу, собравшуюся вокруг тела.

Прошло две недели с того дня, когда в пустыне Вайоминга собственным оружием самоуничтожились семьдесят пять тысяч солдат – следствие действия вируса, созданного и внедренного анормальными. Человечество никогда не относилось хорошо к вещам исключительным. А еще меньше ему нравилось, когда исключительность давала отпор.

«Совсем мальчишка», – подумал Купер.

Над ними нависало свинцовое небо, чреватое снегом, и тело медленно крутилось на ветру. Потертая кроссовка, ужас белого носка, потертая кроссовка.

– Господи Иисусе, – повторил Итан, – никогда не думал, что придется увидеть такое.

«Вот то, что я всю жизнь боялся увидеть… поэтому и делал все то, что делал: преследовал таких же, как я, действовал под прикрытием в качестве террориста, убил столько людей, что и подсчитать не могу. Получил удар ножом в сердце. Видел, как мою дочь пометили для академии, видел сына в коме.

И тем не менее я не смог предотвратить это».

– Идем.

– Но…

– Быстро.

Не дожидаясь ответа, Купер возобновил бег. За пять минут после видеовызова они преодолели половину манхэттенской мили. Неплохо, но и не слишком хорошо. Неплохо, потому что от доктора Эйбрахама Каузена их отделяло всего несколько кварталов.

Десять утра, холодно, ветер гуляет по проспекту между краснокирпичными зданиями и баррикадами из строительных материалов. Пешеходы, которых обгонял Купер, несли стаканчики с кофе и сумочки, посматривали на часы или говорили по телефону. Но, на его взгляд, ими всеми владела нервозная неуверенность заложников, которым приказали вести себя нормально. К витрине магазина была приклеена газета, на всю страницу которой – фотография руин того, что когда-то было Белым домом. Мраморные колонны разбросаны, как игрушки, вокруг эпицентра взрыва, а сверху надпись: «НЕ ЗАБУДЕМ НИКОГДА!»

«Не проблема», – подумал Купер и побежал на другую сторону Третьей авеню, игнорируя автомобильные гудки.

Наводка пришла от Валери Вест, его бывшей коллеги по ДАР – Департаменту анализа и реагирования. Шепотом, будто боясь, что ее подслушают, она сообщила, что несколько камер наблюдения зафиксировали Каузена.

– Стоит там, словно решил подышать воздухом. Идиот!

Купер согласился с такой оценкой. Доктор Каузен меньше всего походил на человека, способного предотвратить полномасштабную войну. Все ужасы прошедшего года – академии, в которых промывают мозги сверходаренным детям, взлет Джона Смита и террористического движения, закон о микрочипировании анормальных, разорение трех городов, гибель солдат, атаковавших Новую Землю Обетованную, – были всего лишь симптомами. Корень зла следовало искать в неравенстве между нормальными и сверходаренными.

Эйб Каузен и Итан Парк нашли способ ликвидировать это неравенство. Им удалось воссоздать сверходаренность. В ходе лабораторных экспериментов они обнаружили, как наделять обычных людей даром. Когда их открытие станет достоянием гласности, исчезнет и повод для войны. У большинства отпадет необходимость страшиться способностей крохотного меньшинства, а следовательно, и меньшинство сможет перестать бояться гнева масс. И не будет причин сжигать мир.

Вот только Эйбрахам Каузен не стал делиться их открытием, а собрал вещички и исчез. И в мире занялся пожар.

«Может быть, еще не поздно. Если успеть добраться до него первым».

Прибавив скорость, Купер преодолел расстояние до угла и повернул на юг. Итан, тяжело дыша, бежал сзади. Валери оказала им огромную услугу, но те же самые записи с камер наблюдения, которые насторожили ее, могли попасться на глаза и другим сотрудникам Департамента анализа и реагирования, не говоря уже о кротах в ДАР, которые работали на Новую Землю Обетованную, а то и хуже – на террористическую организацию Джона Смита. Вне сомнения, на углу Сорок второй и Лексингтон-авеню собиралась теневая армия.

При сложившихся обстоятельствах не оставалось времени разработать хоть что-то подобное плану. Одни намерения: сначала найти Каузена, а потом только надеяться, что Итан сумеет убедить своего прежнего шефа подчиниться здравому смыслу. Если убедить не удастся, то запасной вариант состоял в том, чтобы вырубить Каузена и похитить. В центре Манхэттена такое зрелище должно выглядеть довольно забавно.

На Лексингтон в этом месте было пять полос в южном направлении, сплошная движущаяся масса такси и автобусов. Купер промчался мимо «Дьюан Рид»[4], протиснулся между двумя туристами с камерами, выпрыгнул на улицу и отпрянул назад, чтобы избежать столкновения со стайкой школьниц. На тротуарах было много народа, а потому от Купера требовалось все его внимание, чтобы точно рассчитать движения. Его дар давал ему огромные преимущества в схватке один на один, но в толпе был бесполезен. Купер одновременно пытался предвидеть намерения каждого отдельного человека. Он скрежетал зубами и продолжал проталкиваться сквозь людской поток, пока неожиданно не оказался в свободном пространстве.

Слишком неожиданно. И слишком поздно.

В пяти метрах он увидел беспокойное сборище. В центре стоял, ссутулив худые плечи, мужчина с дергаными птичьими повадками. Доктор Эйбрахам Каузен, несмотря на все свои научные достижения, напоминал сумасшедшего бездомного, орущего на банкоматы.

У четырех человек, окруживших его, плечи были широкие. Эти люди смотрели на Каузена с напряженным вниманием. Костюмы на них были приличные, но не от-кутюр и скроены так, чтобы не выпячивалась наплечная кобура. Полевые агенты. И – сюрприз-сюрприз – среди них Бобби Куин, старый напарник Купера. А значит, Департамент анализа и реагирования здесь его опередил. Ненамного, но жизнь может измениться за…

«Сделать открытие Каузена достоянием гласности – вот последняя надежда предотвратить войну.

Убедить Бобби Куина, возможно, и удастся, но не исключено, что он здесь не по собственной инициативе.

И что тогда? Напасть на агентов ДАР, в том числе и на своего друга?

Они сейчас поглощены арестом Каузена. Если ты…

Черт побери!»

…считаные секунды.

Все случилось слишком быстро – Купер такой скорости в жизни не видел. Только что частота пульса доктора составляла семьдесят пять ударов в минуту (чуть повышенная, но объяснимая при таких обстоятельствах), а через мгновение она подпрыгнула до ста пятидесяти.

Купер хотел было выкрикнуть предупреждение, но даже начать не успел, как ученый выставил по два пальца каждой руки и вонзил их в глаза двух агентов, а затем, чуть ли не одновременно, нанес рубящие удары ребром ладоней по трахеям двух других и дважды ударил коленом в пах Бобби Куина. Схватка закончилась, едва успев начаться. Агенты попадали со стонами, хватая ртами воздух.

Эйб Каузен глубоко вздохнул. Пальцы его дрожали, из одной ноздри капала кровь. Тем не менее Купер ощущал в нем спокойствие. Каким-то образом, свалив четырех вооруженных профессионалов меньше чем за пару секунд, ученый сумел сохранить хладнокровие.

Но только до тех пор, пока не приковылял Итан и не остановился рядом с Купером. Стоило Каузену увидеть своего недавнего протеже, как поток эмоций захлестнул его – на его лице, сменяясь в быстрой последовательности, промелькнули радость, недоумение, подозрение, гнев.

– Вы с ними? – спросил он.

– Что? – тяжело дыша, проговорил Итан. – Нет, я… дело в том… он…

– Я сам по себе, доктор Каузен. – Купер раздвинул руки, держа их ниже пояса. – Но я здесь, чтобы помочь вам.

Мир вокруг них медленно осознавал то, что сейчас произошло у всех на глазах. Большинство народа поспешило прочь, но несколько человек подошли поближе, чтобы увидеть, как события будут развиваться дальше. Где-то охнула женщина. Купер ни на что не обращал внимания, он не сводил глаз с Каузена. Он не был чтецом, не умел по телесному языку узнавать тайные намерения. Но мысли Эйба вовсе не были тайными: он взвешивал, не прикончить ли ему их. Всех: агентов, Купера, даже Итана. Ясный и холодный, как нож, расчет, подкрепленный уверенностью. Он не сомневался, что сможет сделать это.

Но Эйб лишь развернулся и побежал.

Он спрыгнул на проезжую часть, и тут же заголосили клаксоны, завизжали покрышки. Таксист резко затормозил, его желтую машину занесло, и она врезалась в «хонду» в соседнем ряду. Эйб даже не замедлил бега, пронесся в каком-то шаге мимо автомобилей, столкнувшихся по его вине. Купер пустился следом, но из невыгодного положения, и когда достиг противоположного тротуара, между ним и преследуемым было уже метров тридцать. Он бросился в погоню, не отрывая взгляда от спины Каузена, протискиваясь сквозь прохожих, которых стало неожиданно много, целый поток людей появился из…

Черт. «Гранд Сентрал»[5]. Эйб ринулся в дверь, уронив на землю женщину. Когда подбежал Купер, она поднималась со словами: «Ты что, совсем рехнулся? Вот псих» – и снова упала, опрокинутая налетевшим на нее Купером. Он пронесся по вестибюлю, вдоль витрин с выставленными в них планшетниками, мимо рекламы новой линейки костюмов от Люси Вероники, а оттуда – в потную прохладу главного зала.

И здесь его оглушило эхо тысячи голосов. Громкоговоритель натужно упрашивал: «Граждане! Мест в поезде Гудзоновской линии в северном направлении больше нет. Повторяю: мест в поезде Гудзоновской линии в северном направлении больше нет. Пожалуйста, пожалуйста, перестаньте напирать…» Все, казалось, пытались покинуть Манхэттен. Под звездным куполом основного зала очереди за билетами превратились в беспорядочные оравы. Их едва сдерживали облаченные в форму солдаты со штурмовыми винтовками на ремне. Информационный щит сообщал, что все билеты на отходящие поезда проданы. Но призыв диктора к гражданам, с билетами или нет, не напирать на платформы, звучал как глас вопиющего в пустыне. Толпа стала неуправляемой – она выла, пульсировала, воняла, все толкались и кричали, повесив на плечи сумки, прижимая к себе детей.

Толпу не любит никто, а Купер ее просто ненавидел. В толпе у него начиналось головокружение, в толпе он чувствовал себя потерянным. Среди людской массы его дар никогда не подчинялся ему, воспринимая импульсы и намерения всех одновременно. Попробуйте-ка сосредоточиться, когда собака воет, ребенок плачет, телефон звонит, радио орет. Только в данном случае ему приходилось иметь дело разом с тысячью собак, детей, телефонов и радиоприемников.

Он перевел дыхание, сжал и разжал кулаки. У стены стояла урна для мусора, и он забрался на нее, принялся оглядывать лица, сортировать их, пытаясь отыскать иголку в стоге сена. Солдат поблизости крикнул ему, чтобы он слез, но Купер, проигнорировав его, продолжил буравить глазами толпу…



И увидел его. Эйб кинул взгляд через плечо – оторвался ли он от преследователей, и Куперу удалось засечь его мелькнувшее лицо. Несмотря на толпу, ученый смог в два раза увеличить дистанцию между ними.

Невероятно. Масса людей представляла собой живую стену, они стояли плечом к плечу. Никто не мог просочиться между ними.

Не совсем так. Шеннон смогла бы.

Купер еще до того, как узнал ее имя, еще до того, как они спасли друг друга, до того, как стали любовниками, называл ее Девушка, Которая Проходит Сквозь Стены. Шеннон воспринимала людей как векторы, предвидела, когда вдруг появится брешь, могла предсказать места, которых другие будут избегать, чувствовала, когда люди столкнутся и замедлят всех вокруг. Она называла это способностью «перекидываться», и если Купер ненавидел толпы, то она в них чувствовала себя как рыба в воде, могла перемещаться свободно и невидимо.

Точно так же двигался и Каузен.

Ученый пристроился за падающим человеком, перетек, словно ртуть, через образовавшуюся пустоту, повернулся налево, остановился полностью, пока каким-то чудесным образом не возник просвет между двумя пихающимися женщинами. Он протискивался, подныривал под руки охранников, продвигался к дальней кромке хаоса.

Купер смотрел на него в поисках…

«Если ты не можешь его поймать, то хотя бы должен предугадать, куда он направляется.

Билеты на поезда из города распроданы, но подземка может доставить его почти куда угодно.

В городе сотни мест, где можно надежно спрятаться, в особенности когда кругом царит хаос.

Он за считаные секунды снес четырех агентов, но от тебя убегает.

Понял».

…решения. Купер спрыгнул с урны и двинулся туда, откуда пришел. Выбравшись из главного зала, он увидел, что толпа тут пожиже, и без труда выскочил на улицу, где чуть не столкнулся с Итаном, который сказал:

– Вы…

Купер мотнул головой и побежал на запад, а потом на север по Вандербильт-авеню. Если он правильно оценил ситуацию, то Эйб принял его за агента ДАР, ведь они с Итаном появились как раз в тот момент, когда Бобби Куин пытался его арестовать. Он, вероятно, предположил, что Купер – подкрепление. Возможно, один из многих.

Эйб Каузен был гением. Если он скрывался от ДАР, значит понимал: мобильность – залог успеха. Спрячешься – и департамент перекроет «Гранд Сентрал», просмотрит записи с вокзальных камер наблюдения, обыщет, если нужно, все помещения. Блокирует метро, остановит поезд, в котором он находится, и его вагон превратится в клетку. Уложишь одного агента – на его месте появится другой. Нет, если Купер был прав, Эйб как можно скорее попытается снова выбраться на улицу, а ближайший выход…

Да, именно там, где сейчас и появился ученый.

– Как я и говорил… – улыбнулся Купер, сделав шаг ему навстречу.

– Вот он! Человек с пистолетом! – завопил побледневший Эйб, показывая на него пальцем.

Купер понял, что это спектакль для солдат, которые вышли следом за Эйбом. Их было трое – молодые, взвинченные, пальцы на спусковых крючках штурмовых винтовок.

Потребовалось всего тридцать секунд, чтобы он с помощью своего старого жетона агента ДАР разрешил ситуацию.

Но к тому времени Эйбрахам Каузен уже исчез.

Глава 2

– Не понимаю, – сказал Итан чуть ли не в десятый раз. Они ехали в такси – не ехали, плелись в западном направлении.

– Неужели Эйб уложил столько народа? – изумлялся Итан.

– А вы что думаете – они поскользнулись на банановой кожуре?

– Я решил, что это сделали вы. Там ведь были агенты ДАР? Эйбу за шестьдесят. И он отнюдь не ниндзя.

Купер фыркнул. Для него убегающие люди не были в диковинку (по большей части, когда он их преследовал, они и пускались наутек), но на сей раз дела обстояли иначе. Купер ошибся в расчетах, а ставки были слишком высоки. Он вспомнил то мгновение, когда увидел, что частота пульса доктора буквально за секунду увеличилась вдвое.

«Управление эндокринной системой для изменения собственного уровня адреналина. Вероятно, и норэпиноферина для концентрации, а может быть, даже кортизола и окситоцина. При достаточном количестве этих веществ любой превратится в ниндзя».

– Черт побери, мы должны были догадаться! – воскликнул он.

– Догадаться о чем? Купер, что происходит?

– Ваш приятель исчез и превратился в сверходаренного.

– Что?

– Тот маленький проект, которым вы вдвоем занимались, магическое зелье, способное обращать нормальных в анормальных. Он, видимо, его и выпил.

Челюсть у Итана отвисла. Несколько секунд он сидел молча, устремив взгляд в никуда.

– Невероятно, – наконец произнес он, и его лицо расплылось в улыбке. – Это действует. Понимаете, данные лабораторных исследований были просто сногсшибательные, я в них и не сомневался, но мы не прошли стадии клинических испытаний.

– Похоже, Эйб не стал дожидаться результатов, – заметил Купер.

– Что вы можете сказать о симптомах? Мне важно знать, какие физические ощущения у него возникают. Как проявляется его дар? Вы не заметили никаких…

– Док!

– Да, извините, – рассмеялся прерванный на полуслове Итан. – Я просто… у меня случился оргазм в его научной разновидности.

– Попытайтесь глубоко дышать, – вздохнул Купер и потер глаза. – Вот что я могу вам сказать: его дар отличается многогранностью.

– Вы имеете в виду сопутствующие способности?

– Нет. Я говорю о том, что он в равной мере владеет многими способностями.

– Это невозможно. Ну, то есть у детей – безусловно. Именно поэтому тест Трефферта – Дауна применяется только после восьми лет. А до восьми сверхталанты представляют собой никак не регулируемые наклонности, которые проявляются в выявлении закономерностей то математически, то пространственно. Но по мере развития мозга…

– Вы меня не слышите, – отвернулся от окна Купер. – Я видел, как частота пульса Эйба удвоилась. Мгновенно. Значит, он управляет своей эндокринной системой.

– Ну и что? Приблизительно у тринадцати процентов сверходаренных наблюдается способность в той или иной мере управлять эндокринной системой.

– У двенадцати и двух десятых процента. Но вот что еще важнее. Он уложил четырех агентов. Вы что думаете, они не подготовлены к столкновению со сверходаренными, которые съехали с катушек? К тому же один из них был Бобби Куин. Я знаю, вы с ним не в ладах, но можете мне поверить: он лучший. Тут дело не только в управлении гормонами. А вот если Эйб наделен способностью физиолингвистики, то он, вероятно, сумел прочесть их телесный язык и предпринять ряд действий, основанных на их стойках.

– Такие способности могут сосуществовать, – сказал Итан. – Ваше моделирование базируется не только на физических симптомах. У вас обостренная интуиция.

– Но Эйб в «Гранд Сентрал» «перекидывался», как Шеннон. Он предвидел движения людей в толпе.

– Может быть, просто обнаружил проход?

– Не было там никакого прохода. Там даже вздохнуть было невозможно. А он шел, практически не снижая скорости. Он двигался и намечал пути отступления. Это все равно что решать квадратное уравнение и одновременно бежать марафонскую дистанцию.

Итан помолчал несколько секунд.

– Если вы правы…

– Именно так, – выдохнул Купер. – Я прав. И дело не только в том, что он наделен многими способностями, но и в их силе. У меня первый уровень, и я на тридцать лет моложе его. Но после того, что я видел сегодня утром, думаю, я бы не смог с ним совладать. А это означает, что, как ни посмотри, у доктора Эйбрахама Каузена нулевой уровень. И мне бы хотелось знать, откуда он у него появился.

Итан задумался:

– Мне нужно немного поразмыслить.

– Размышляйте.

За окном проплывал город. Тот самый Нью-Йорк, в котором Купер бывал бессчетное число раз. Но и совсем не тот же самый. Во всем чувствовалось тревожное напряжение, нервная дерготня. Америка способна выдержать удар, но в прошлом году на нее обрушилось множество сильнейших ударов. Взрыв в здании Новой фондовой биржи в марте, приведший более чем к тысяче смертей. Захват анормальными террористами городов Талса, Фресно и Кливленд, последний из которых сгорел дотла в ходе начавшихся беспорядков. Разрушение Белого дома и уничтожение семидесяти пяти тысяч солдат. И это не говоря об эрозии социального порядка: потрясение финансовых рынков, развал базовых служб, растущее недоверие к правительству, все более ожесточенный трайбализм.

Америка была способна вынести более чем один удар, но она пребывала в нокдауне, и свидетельства тому встречались повсюду. На перекрестках валялись пакеты с мусором, их черный пластик расходился по швам. Частные охранные структуры, вооруженные автоматическим оружием, охраняли роскошные апартаменты. Билборды рекламировали Мэдисон-сквер-гарден[6] как «Приют для тех, кто чувствует угрозу». Ряды зданий словно смотрели на них глазницами окон, и Купер не сразу понял, что во многих из них нет стекол. Квартал, где прежде находились предприятия малого бизнеса, сгорел, стекла были выбиты, кирпичи почернели, внутри остались покрытые гарью руины. Граффити на покореженной откатной двери гласило: «МЫ ЛУЧШЕ, ЧЕМ КАЖЕМСЯ».

Купер вспомнил мелькание белого носка и задумался.

– Ну хорошо, – сказал Итан. – Но это только теория. Без каких-либо точных данных я не могу быть уверен.

– Ну, рискните.

– Ученые три десятилетия искали генетическую основу сверходаренных. Найти ее они не смогли, потому что ее там – в генетическом коде – не было. Наш прорыв состоял в том, что мы обнаружили эпигенетическую основу. Вот почему ответ так долго не давался – эпигенетика занимается экспрессией не самих генов, а ДНК. ДНК представляет собой сумму исходных составляющих, но из одних и тех же ингредиентов можно приготовить совершенно разные блюда, а в человеческой ДНК двадцать одна тысяча генов. Целая куча составляющих. Трудность состоит в том, чтобы обнаружить конкретную причину. Эйб называл это теорией трех картофелин.

– Да, вы мне рассказывали, – кивнул Купер. – Если причина появления одаренностей состояла в съедании трех картофелин подряд, то обнаружить такую причину нелегко, потому что мир велик. Но когда ты знаешь причину, то съесть три картофелины проще простого.

– Но тут есть одно «но». Природа хаотична. Эволюция представляет собой цепь случайных ошибок – мутаций, – которые позволяют победить в естественном отборе и начинают передаваться по наследству. Но вместе с ними передается и немало всякого мусора, который был когда-то ступенькой, а теперь превратился в балласт. Хотя вы и находите три картофелины, они имеют довольно уродливый вид. У них множество бугорков, неправильная форма. Мы же сделали нечто иное. Мы создали нашу сыворотку методом обратной инженерии, разработали генную теорию со строго определенными целями.

– Вы создали идеальную картофелину, – понял Купер. – Платоновский идеал картофелины.

– Это всего лишь мое предположение, – пожал плечами Итан.

– Но если вы правы, то Эйб не просто одаренный. Он являет собой образец максимальной сверходаренности. Может двигаться, как Шеннон, думать, как Эрик Эпштейн, планировать, как Джон Смит.

– Я… возможно.

Купер сделал глубокий вдох. Выдохнул.

– Что ж, тогда нам нужно поскорее его найти.

Нужный им дом располагался в Адской кухне[7] и представлял собой пятиэтажку без лифта. Улица была застроена домами из красного кирпича и засажена поникшими деревьями.

Когда они подошли к подъезду, Итан сказал:

– Я не знаю, кем этот парень приходится Эйбу. Не пустышку ли тянем?

– Если, кроме пустышки, у вас ничего нет, то тяните пустышку. Пока не придумаете чего-нибудь другого.

– Эйб очень замкнутый, – покачал головой Итан. – Я бы сказал, параноидально замкнутый. Винсент Лус – единственный человек из его личной жизни, о котором он упоминал.

Дверь подъезда оказалась заперта. Купер нашел нужную фамилию в списке жильцов и нажал кнопку вызова. Ответа не последовало.

«Что ж, всегда можно разбить стекло локтем, потом выломать внутреннюю дверь. Правда, шумновато. Или же можно…»

Итан Парк подошел к щитку и одновременно нажал пять кнопок. Через секунду раздался голос:

– Слушаю?

Нажав кнопку обратной связи, Итан сказал:

– Ю-пи-эс[8]. Вам посылка.

– Вы шутите? Неужели так быстро…

Раздался звук зуммера и щелчок отпираемого затвора.

– Какой смысл в замке, если его может открыть любой безликий голос? – удивился Купер.

– Манхэттенский фактор, – ответил Итан. – Вы устанавливаете на дверь квартиры три защелки и цепочку, а потом вас начинает грызть одиночество. Я ведь когда-то жил здесь, помните? Посылка – не совсем чтобы приход друга, но лучше, чем ничего.

Они миновали щит с почтовыми ящиками, вышли к лестнице. На полпути им встретился человек, спешащий вниз, – явно встречать курьера Ю-пи-эс.

На пятом этаже горела тусклая лампочка, на полу лежал обшарпанный коврик. Одна из дверей висела полуоткрытой на разбитом дверном косяке.

– Черт!

Купер жестом показал Итану, чтобы тот встал за его спиной. Распахнув дверь, он увидел типичную манхэттенскую комнату: здесь, если у тебя длинные руки, ты вполне можешь приготовить обед, не вставая с дивана. На стенах приятных оттенков когда-то в аккуратных рамочках висели музыкальные постеры. Когда-то.

Теперь пол был усыпан битым стеклом и щепками. Сквозь порезы в диване торчала набивка. Содержимое полок было скинуто на пол, ящики вывернуты, занавески сорваны. Пианино повалено. Абажур лампы проткнут скрипичным смычком. Под ногами Купера хрустели всевозможные обломки.

– Боже мой, – проговорил Итан. – Вы думаете, это сделал Эйб?

Купер медленно развернулся, оценивая ситуацию. Разбитые тарелки, порванные занавески, расколотое зеркало. Он подошел к дивану и присел на корточки. Ткань воняла мочой. На подушке – кровавое пятно, довольно большое, но сконцентрированное в одном месте, словно человек, истекая кровью, лежал неподвижно.

«Или же его могли держать. Заставляли смотреть».

– Вот ведь идиот, – раздался голос. – Тебе же было сказано не приходить…

В дверях стоял широкогрудый парниша в джемпере с логотипом «Янкиз»[9]. За ним – еще двое: один такой же вкрадчиво-благообразный, другой пониже, но коренастее.

– А вы кто? – спросил «Янкиз».

Купер поднялся, демонстративно обвел взглядом разгромленную комнату и вперился в его лицо. Увидел бегающие глаза, легкий румянец, возрастающую частоту пульса и сразу все понял. Заставил себя улыбнуться.

– Все в порядке. – Он показал свой значок. – Мы ищем Винсента Луса. Вы его знаете?

– Винсента? – нахмурился вошедший. – Думал, знаю. Играл тут все время на пианино. Странная такая музыка, может, даже красивая. Но тут выясняется, что он анормальный. А он никогда и словом об этом не обмолвился. Жил тут и никому ничего не говорил.

– Откуда вы знаете?

– Стены тонкие. Они тут с каким-то стариканом орали друг на друга. Ну, старик ему и сказал, ты, мол, выверт, а Винсент пытался его утихомирить. Типа ему важно, чтобы никто не узнал.

Купер кивнул, вытащил из кармана планшетник, развернул его движением кисти, вызвал на экран фотографию Эйбрахама Каузена.

– Он?

– Да, он.

– Ясно. Слушайте меня. Я здесь не из-за взломанной двери или разбитой посуды. Мы здесь все обычные люди, так?

«Янкиз» кивнул.

– Дальше. Вы – сосед, и стены здесь тонкие. Думаю, вы, вероятно, услышали, что тут происходит.

Человек, взглянув на него, чуть улыбнулся:

– Понял вас. Конечно.

– Расскажите мне о драке, которая тут случилась.

– Я бы не назвал это дракой, – усмехнулся «Янкиз».

– Они, значит, вышибли дверь Винсента, – сказал Купер. – Сломали ему нос. Держали его, пока все тут не переколошматили. Что потом?

– Мы… один из них предупредил его, чтобы он исчез и никогда сюда не возвращался.

– Вы думаете, он ушел?

– Когда закончили, – «Янкиз» почесал в паху, изобразил, будто вытащил шланг, – он все понял.

Внезапно воспоминания нахлынули на Купера. Туалетная комната, белый фарфор, забрызганный алым. Глаза у него подбиты, нос на сторону, два пальца сломаны, селезенка порвана. Ему двенадцать, Калифорния, одна из военных командировок отца. Над ним стоит громила со всей своей шайкой.

Худшая ситуация, в какой только можно оказаться: жертва, распростерт на полу, побит, смотрит снизу вверх на тех, кто смотрит на него сверху вниз и смеется.

Он неторопливо кивнул:

– Вы мне очень помогли.

– Не стоит благодарности. Надеюсь, вы найдете вашего фрика.

Купер дождался, когда они двинутся к двери, и сказал:

– Да, кстати, я соврал.

– Чё?

– Мы не совсем обычные. – Он распрямил плечи, встряхнул руками. – Вы втроем унизили и избили одного одаренного. Посмотрим, получится ли это у вас еще раз.

Купер дал им время осознать услышанное и, улыбаясь, обернулся к Итану:

– Док, окажите услугу, а? Закройте дверь.

– …и мы вернулись, мне не нужно надеяться на то, что вы остались с нами, я и так знаю – остались, потому что здесь вы находите истину. Не либеральные сопли, какие можно услышать во всяких дурацких сетях, а достоверную инфу. Истину в квадрате, неприкрытую и неприкрашенную, мы на всю территорию от побережья до побережья транслируем только достоверную информацию. Готовьтесь сделать большой глоток, потому что сегодня утром зажигает Эль Свифто.



Две недели прошло со времени трагических событий 1 декабря, когда враг проник в самое сердце нашей страны и использовал против нас наше же оружие.

И Америка ответила… да ни хера она не ответила, и это еще мягко говоря, друзья мои, но то выражение, что у меня на языке, не одобряется на радио.

Эта страна была основана людьми действия. Людьми, имевшими представление о будущем и силу, людьми, которые не боялись никаких трудностей. Вот Америка, которую я люблю. И в той Америке мы бы уже обрушили ад на Вайоминг. Мы бы уже шарахнули по Новой Земле Обетованной из всех стволов, а голову Эрика Эпштейна насадили на копье. Мы бы вернули весь этот сброд, всех трусов и извращенцев в Каменный век.

Но наши политики вместо действий заламывают руки и болтают, болтают, болтают. Кучку бюрократов – вот что мы имеем вместо правительства. Не лидеров, не командиров, не строителей мира. Испуганных мальчиков и девочек без яиц, неспособных к действию.

Вот такая у нас сегодня Америка, друзья. Вот такой американский кошмар.

А теперь перейдем к телефонным звонкам. Дейв из Флинта, рад, что вы дозвонились.

– Из Свифта, сэр. Слушал вас с огромным удовольствием. Спасибо, что говорите нам правду.

– Я всего лишь исполняю мой долг, Дэйв.

– Я вот что хотел бы узнать. Скажите, что могут сделать простые люди? Я согласен со всем, что вы говорите. Я готов действовать, чтобы как-то разрешить ситуацию с анормальными, но я не знаю, что мне делать.

– Позвольте мне прояснить кое-что. Левая пресса любит обвинять меня в расизме. Они называют меня нетерпимым, паникером. Они швыряются такими обвинениями в любого патриота, который осмеливается поднять голову.

Но они не заставят меня замолчать – я буду и дальше говорить правду, а правда состоит в том, что Новая Земля Обетованная в Вайоминге – та самая, что уничтожила наших солдат, убила нашего президента и разрушила правительственные здания, – это шайка анормальных. Город, основанный анормальными, финансируемый анормальными, управляемый анормальными.

«Дети Дарвина», которые заморили голодом три города, а один сожгли дотла, – тоже группа анормальных.

Джон Смит – я прекрасно знаю: либералы говорят, будто его подставили, но вы сами слышали вести у себя в Свифте: Джон Смит – террорист – анормальный.

Некоторые говорят, что не все анормальные – зло. Может быть. Но мы живем в военное время, и если не каждый анормальный – враг, то все наши враги – анормальные.

Если есть среди них порядочные, патриотически настроенные, готовые постоять за свою страну, за нашу страну, вашу, Дэйв, и мою, то я говорю: отлично, они – мои братья.

Но я убежден, что мы имеем девяносто девять порядочных, честных, нормальных людей на одного мозгана, – опа, ФКС[10] надает мне за такие речи по шапке, – и пора нам вспомнить об этом. Но наше правительство слишком слабо, слишком мягкотело, слишком завязло в трудностях, слишком разжирело на свинине и ни на что не способно… Что ж, может быть, пришло время нам самим решиться на что-нибудь.

Спасибо за звонок, Дэйв. Наш следующий слушатель – Анна-Мари из Лаббока, штат Техас…

Глава 3

– Входите, сэр, – сказал помощник. – Могу я…

Жуткий вой циркулярной пилы заставил его замолчать.

Когда звук смолк, помощник продолжил:

– Могу я предложить вам…

И снова завизжала пила, врезаясь в дерево. Как только наступила тишина, он опять открыл рот, собираясь попробовать еще раз.

– Мне ничего не надо, – упредил его министр обороны Оуэн Лиги.

Он встал и прошел в помещение, которое прежде было кабинетом спикера.

Там из-за тяжелого деревянного стола ему кивнула Габриэла Рамирес, подняла палец и продолжила говорить по телефону:

– Я понимаю. Да. Я пытаюсь сейчас оказать вам помощь. – Пауза. – Видите ли, губернатор, вероятно, если бы вы объявили чрезвычайное положение с началом атаки «Детей Дарвина», вы бы не оказались теперь в такой ситуации. Да. Пожалуйста.

Она вытащила наушник и швырнула его на стол.

– Госпожа президент, – обратился к ней Лиги.

– Оуэн, извините за шум.

Из коридора доносился стук пневматического молотка – тук, тук, тук, – лишь чуть приглушенный дверями.

– Вы сказали, – добавила она, – что кабинет спикера будет вполне безопасным местом, но Секретная служба с вами не согласна.

В тысяча девятьсот сорок седьмом году конгресс США установил последовательность из семнадцати должностей для замещения поста президента. Однако в течение многих десятилетий после этого если и возникала потребность замещать президента, то дальше вице-президента дело не заходило. А теперь на протяжении трех месяцев сначала один президент был подвергнут импичменту, потом убит его преемник, и теперь президентом Соединенных Штатов стала Габриэла Рамирес, спикер палаты представителей.

– Считаю, Секретная служба права, – сказал Лиги. – Вам следует переехать в Кэмп-Дэвид.

– Америка должна знать, что правительство продолжает функционировать.

– Америке необходимо, чтобы вы остались живой.

– Что вы думаете о тех животных в пустыне?

– Серьезно, мадам, Кэмп-Дэвид – настоящая крепость…

– Штат Вайоминг, близ Ролинса. Сегодня утром на брифинге по безопасности сообщалось, что там собралось около двух тысяч.

– Около пяти тысяч, – уточнил Лиги. – И каждый день прибывают новые. Они нанимают автобусы, приезжают в пикапах с винтовочными стеллажами сзади. Их лагерь в полутора километрах от огражденного периметра Новой Земли Обетованной. Ситуация еще больше ухудшилась после того, как по трехмерному каналу передали сюжет оттуда. Это все равно что реклама.

– И все гражданские?

– Ответ зависит от того, что вы имеете в виду. Они сервайвалисты[11], крайне правые – что-то в таком роде. Многие из них бывшие солдаты. Они никак не организованы. Просто отчаянные головы, действующие по своему усмотрению. Они пьют пиво и выкрикивают оскорбления в адрес анормальных. Стреляют в воздух.

– И у вас это не вызывает озабоченности? – спросила Рамирес.

– Я бы так не сказал.

– А что бы вы сказали?

– Что я не контролирую ситуацию.

– Отлично. Не возражаете, если мы пойдем прогуляться и поговорим? У меня проблема с Конгрессом производственных профсоюзов.

Габриэла Рамирес встала, сняла темно-серый жакет со спинки стула, надела его и поинтересовалась:

– Как обстоят дела с растехнологизацией армии?

– В соответствии с графиком. После первого декабря все ядерные боеголовки переведены на безопасное хранение. К сегодняшнему утру все ракеты наземного базирования уже деактивированы. Те, что находятся на…

– Прошу прощения. Вот вы говорите «деактивированы», а Эрик Эпштейн не может их активировать?

– Нет, мадам.

– Вы уверены? Его компьютерный вирус проник в ракету, которая уничтожила Белый дом, но никто даже не предполагал, что такое возможно.

Лиги подавил позыв заскрежетать зубами и сказал:

– Они были физически деактивированы. Это все равно что вытащить свечи зажигания из машины. Тут ни один компьютер уже ничего не сможет сделать.

Президент отхлебнула последний глоток кофе, поставила кружку на стол и двинулась к выходу. Лиги придержал для нее дверь.

– Джофф, я вышла прогуляться, – сообщила Рамирес своему помощнику.

В коридоре эхом отдавались от полированного мрамора строительные шумы. В воздухе висели опилки. Перед президентом заняли свои места два агента Секретной службы. Еще два пристроились сзади.

– Что с морскими судами? – спросила она.

– Артиллерия дальнего действия на кораблях и подлодках блокирована, что делает нас уязвимыми по отношению к внешнему противнику…

– ВВС?

Лиги вздохнул и ответил:

– Все полеты, кроме особо важных, отменены, а те самолеты, что в воздухе, не имеют вооружения. Во всей армии сообщения рассылаются строго по закрытым сетям, навигация с компьютерной поддержкой и система обеспечения транспортных средств переведены в офлайн, новейшие технологии выброшены в помойное ведро… Послушайте, мадам, мой персонал подготовил подробный отчет, но если говорить коротко, то мы близки к возвращению на уровень тысяча девятьсот десятого года.

– Оуэн, вы держите руку на пульсе? – скосила на него взгляд Рамирес. – Говорите начистоту.

– Я министр обороны Соединенных Штатов. Я всю жизнь работал на укрепление американской военной мощи, и мне претит разрушать ее теперь.

– Понимаю, – сказала она. – Но первого декабря по каким-то ему одному известным причинам Эрик Эпштейн ограничил свою атаку Белым домом и солдатами, угрожавшими Новой Земле Обетованной. Его компьютерный вирус уничтожил более восьмидесяти тысяч человек, но мог бы убить и десять миллионов. Эпштейн достиг полного операционного контроля. Он мог бы уничтожить нашу армию и наши города нашим же собственным оружием. По его заявлению, он не сделал этого исключительно потому, что действовал в целях самообороны. Но я не хочу давать ему повод для изменения позиции.

«Действовал в целях самообороны, – повторил про себя Лиги. – Она не знает, но на самом деле он реагировал на мой приказ атаковать. Мой незаконный приказ».

С тысяча девятьсот восемьдесят шестого года, когда было обнаружено существование анормальных, Америка шла к открытому конфликту. Сверходаренные оказались просто слишком сильны. Хотя они и составляли всего один процент населения, но явно превосходили остальные девяносто девять. Полубоги в мире смертных. Если дать им свободу действий, то обычные американцы стали бы не нужны. Или превратились бы в рабов.

Лиги вместе с несколькими единомышленниками, настроенными так же, как он, предпринимал действия по ограничению возможностей сверходаренных. В обществе сеялись недовольство и страх. Для того чтобы снизить потенциал анормальных, создавались специальные академии. А после того как Джон Смит взорвал здание биржи, убив более тысячи человек, появился законопроект, по которому все сверходаренные в Америке подлежали микрочипированию. В те месяцы, что предшествовали атаке первого декабря, Лиги полагал, что они контролируют ситуацию. Они почти держали руку на пульсе.

Но тут раскрылась роль президента Уокера в их плане, его подвергли импичменту и предали суду. Вице-президент, будучи хорошим человеком, оказался слабаком для такого большого кресла. И вообще, его выпустили на сцену только из электоральных соображений. Террористические атаки продолжали сотрясать Америку, а отдельная группа мозганов, известная как «Дети Дарвина», инициировала действия, которые привели к блокаде трех городов, и тогда президент Клэй струсил и заколебался. Он был готов пойти на уступки, согласиться с существованием Новой Земли Обетованной, анклава анормальных Эрика Эпштейна.

Выбора не оставалось – только прибегнуть к силе. И потому Лиги приказал атаковать НЗО.

Решение он принимал не один. Своей карьерой он был обязан Теренсу Митчаму, официально третьему лицу в Агентстве национальной безопасности. Ему он всю жизнь хранил преданность. На самом деле Митчам был главой их теневого правительства, трезвым патриотом, который давно понял, что для защиты страны требуются жесткие действия. К несчастью, во время ракетного удара Митчам находился в Белом доме.

«Еще одна жертва в войне, признавать которую страна начала только теперь», – подумал Лиги.

– Самооборона или нет, – сказал он, – но, когда мы успешно закончим растехнологизацию и переведем армию на штыки и сапоги, нам придется атаковать.

– Я не принимала такого решения.

– Мадам президент, общество…

– Я знаю, все одержимы жаждой мести. Но в какой-то момент мы можем встать на опасный путь. Должны существовать и другие решения, кроме геноцида.

Они вышли из Лонгуорта[12] на Саут-Кэпитол-стрит. Секретная служба аннексировала эту узкую улицу и поставила тяжелые ворота и блокпосты по ее концам. Въезд сюда разрешался только президентскому кортежу – сегодня помимо лимузина в него входили четыре бронированных кадиллака «эскалейд» и шесть мотоциклов. Утро стояло холодное, автомобильный выхлоп окрашивался голубоватым парком, по низкому небу катились облака.

– Согласен, – сказал Лиги. – Я вовсе не хочу уничтожать сверходаренных. Но мы должны ликвидировать Новую Землю Обетованную и провести в жизнь законодательную инициативу по надзору за перемещением анормальных. Подпишите документ, сделайте его законом, и мы за три месяца чипируем девяносто пять процентов анормальных. Я понимаю: это может показаться старомодным, но действовать будет.

– А если они не подчинятся? А если предпочтут умереть в бою?

– В таком случае…

Взрыв, сопровождаемый звуковой и ударной волной, подбросил его в воздух.

Закружившееся небо, серый мрамор – и бетон, летящий ему навстречу. Лиги падал, падал. Он успел выставить перед собой руки, перед тем как удариться о мостовую. В ушах его визгливый гул перешел в бесконечный крик, а вокруг дым и огонь, тела и люди на подгибающихся ногах, истекающие кровью, агент, уставившаяся на свое левое плечо, которое больше не продолжалось рукой, ее лицо, освещенное горящими останками лимузина.

Лиги охнул, закашлялся, увидел, как брызги крови выхаркались из его рта вместе с кусками мяса – он откусил себе кончик языка. И вот этот кусочек его плоти лежал теперь на бетоне.

Сильные руки подхватили министра, подняли, а он принялся отбиваться, выставил перед собой локоть, который тут же был блокирован, а сам он обездвижен – два человека потащили его, а он пытался сказать агентам, чтобы они подождали, что ему надо взять кусок его языка, но тут перед ним оказался один из «эскалейдов», он увидел прижимающихся к капоту агентов с пистолетами, они стреляли, но он почти не слышал выстрелов, они целились в разных направлениях, – это был не просто взрыв бомбы, а целая атака, – потом агенты засунули его во внедорожник, где он столкнулся с кем-то – с президентом, – и они оба упали, переплетясь телами, дверь захлопнулась, кто-то сильно ударил по ней, и, прежде чем он или Рамирес успели пошевелиться, водитель нажал педаль газа и машина сорвалась с места, а их прижало к спинке заднего сиденья. Снова звуки выстрелов, теперь он слышал их четче, быстрая череда хлопков, потом хруст, сопровождаемый вибрациями, их снова резко швырнуло в сторону – «эскалейд» задел что-то, – ад за окном, лимузин и, наконец, резкое ускорение: водитель миновал опасную зону.

Лиги посмотрел вниз и понял, что лежит на президенте. Начал было двигаться, но остановился, закрыл тело Рамирес своим, улегся на ней, как любовник. Их лица разделяли считаные сантиметры. Он видел ее расширенные зрачки, порванную щеку, ощущал запах дыма и духов, а его рот наполнялся кровью, и машина набирала скорость. Водитель сказал что-то, но в ушах у Лиги стоял гул, и он не разобрал слов. К тому же ему мешала неотвязная мысль, настойчивый голос снова и снова повторял в его голове: ты сам во всем виноват.

Глава 4

Лук Хаммонд проснулся с беззвучным криком.

Кричал он оттого, что видел, как его сыновья сгорают заживо.

Джошуа сгорал в небе – его «Виверна» развалилась на части, топливо взорвалось яркой вспышкой, попало ему в легкие, обожгло изнутри, а он падал и падал, бесконечно. Зак горел в танке, запутавшись среди покореженного металла, горели его волосы, кожа шла пузырями, а густой черный, удушающий дым заволакивал мир полимерной вонью.

Стоило Луку в последние две недели закрыть глаза, как он видел их смерть.

Тишина. Сорок лет службы, которая началась в РДД – разведгруппе дальнего действия во Вьетнаме. РДД означала, что ты на задании вдали от своих, и потому Лук в девятнадцать лет научился просыпаться в полной готовности и сознании, а те, кто просыпался с туманом в голове, умирали.

С белого вайомингского неба светило худосочное солнце. Оно находилось далеко – почти в ста пятидесяти миллионах километров отсюда, а поскольку его сыновья умерли, это число, казалось, обрело какое-то значение. Не сами цифры, а расстояние, в том смысле, в каком самое важное в жизни может навсегда оставаться недостижимым.

– Он приехал, – доложил солдат.

Лук сел, оперся спиной о раму кровати в своем пикапе. Декабрь, прохладно, но хоть снега, слава богу, немного. Он ушел в отставку два года назад, однако, просыпаясь, так же проводил оперативную оценку ситуации, как и в годы службы, хотя все чаще оперативная сводка имела такой вид: ВРЕМЯ 03.17, ПОБУДКА ВСЛЕДСТВИЕ ОСТРОЙ НУЖДЫ ПОМОЧИТЬСЯ.

Сегодня и все последнее время.

Оперативная сводка: красивые мальчики, которые бежали к тебе, широко раскинув руки, с криком: «Папа! Папа!», теперь мертвы. Их не защитили ни долгие солнечные часы катания на качелях, ни перекись водорода, которой дезинфицировали их ободранные коленки. Те мгновения, когда они засыпали у тебя на руках и ты, уставший до изнеможения, оставался на месте, потому что знал: такую мимолетную сладость нужно пить полной чашей, – те мгновения не защитили их. Ты тысячу раз говорил им о своей любви, но это их не спасло.

Твои сыновья мертвы. Сгорели заживо. Они теперь от тебя на расстоянии ста пятидесяти миллионов километров.

От тебя остались только твои пятьдесят девять лет. Живот, ровный, как доска, и ноги, закаленные бесчисленными походами. Ты спал на холодной металлической кровати в своем грузовичке в восьми километрах от транзитного городка Ролинса, штат Вайоминг. Среди тысяч получивших такие же раны мужчин и женщин, собравшихся здесь с целью, которую ни один из них не может толком назвать.

– Он здесь.

Лук скинул с себя одеяла, вылез из машины и спросил у солдата, который его разбудил:

– Они продолжают прибывать?

– Да, сэр. И их больше, чем обычно.

Он кивнул. Набрал полные легкие холодного воздуха – «легкие Джоша сгорели в огне при тысяче градусов» – и пошел на встречу со своим прежним начальником.

Обветренное лицо генерал-майора в отставке Самюэля Миллера вызывало у Лука ассоциации с ковбоями, но с этого ковбойского лица смотрели смекалистые глаза горожанина, которые взвешивали, измеряли и упорядочивали мир. Полевая форма со знаками различия (две звезды в середине груди) шла ему гораздо больше, чем спортивные брюки и рубашка поло, которые были на нем во время их прошлой встречи.

– Лук, – сказал генерал, пожимая ему руку и затем обнимая, – прими мои соболезнования. Джош и Зак были хорошими ребятами. Хорошими солдатами.

– Спасибо.

Старый друг внимательно посмотрел на него:

– Как ты держишься?

– Не знаю, что тебе ответить.

– Дурацкий вопрос, – вздохнул генерал. – Извини.

– Давай-ка я тебе тут все покажу.

Они забрались в его пикап. Салон был безукоризненным, как и тело Лука, который раньше гордился такими вещами. Думал, что это важно.

Лук включил обогреватель и тронулся с места, сухая земля захрустела под колесами.

– Сейчас здесь больше восьми тысяч, и с каждым часом прибывают новые.

Лагерь был разбит беспорядочно – люди ставили палатки в том месте, где остановились. Сбившись в неплотные группки, они опирались спинами на машины и разговаривали или грели руки над чадящими кострами. У большинства висели винтовки на плечах или кобуры на поясах.

Они проехали мимо клуба байкеров, где под точно выверенными углами были припаркованы пятьдесят мотоциклов, крутые парни попивали «Будвайзер» рядом с растущей горой помятых жестянок. Байкеры кивнули Луку, и он им в ответ.

– Ты тут уже успел завести знакомства, – заметил генерал.

– Да, когда узнал, что ты собираешься приехать. Готовил почву.

– И что они собой представляют?

– У каждого своя история, но все они похожи.

Лук провел для генерала общую экскурсию, чтобы тот через частности увидел целое.

Виджиланты[13] из Мичигана в зеленой камуфляжной форме, резко контрастирующей с коричневым кустарником, проводили учения. Автобус, на котором они приехали, прежде был школьным, но теперь на нем красовалось название: «НОВЫЕ СЫНОВЬЯ СВОБОДЫ» – буквами высотой в полтора метра, каждая в когтях клекочущего орла.

Горящий костер, кучка реднеков[14], изводящая за день запас топлива, которого хватило бы на неделю. «Криденс»[15], орущие, как сейчас, благим матом, некогда были причиной чуть ли не всех ДТП в Америке.

Мужчина разбирал калаш, а женщина курила и смотрела.

Группа солдат, удравшая в самоволку, но все еще облаченная в форму, громко хохотала – Лук узнал их смех. Такой называется смех сквозь слезы.

– Это просто сброд, – сказал генерал Миллер.

– Так оно и есть. Но прибывают все новые и новые. Им только нужен полководец. – Лук развернул машину. – Покажу тебе кое-что еще.

Пять минут езды мимо палаток, и они оказались на северной окраине лагеря. Дальше шла лишь скалистая пустыня и серое небо… и в полутора километрах от них ограда высотой в шесть метров с колючей проволокой наверху. Граница Новой Земли Обетованной. Двадцать три тысячи квадратных миль, двадцать четыре процента территории штата Вайоминг, целиком принадлежащие Эрику Эпштейну, который превратил эту землю в подобие Израиля для анормальных.

Лук заглушил двигатель и спросил:

– Когда видишь своими глазами, смотрится по-другому, правда?

Теперь, при выключенном двигателе, они слышали вой ветра, низкий скорбный свист, словно доносящийся издалека.

– Не хочу оскорблять тебя словами о том, что сыновей тебе не вернуть, – сказал Миллер. – Но мне нужно знать, единственная ли это причина.

– Зачем?

– Если единственная, то и она вполне основательная, но я хочу большей ясности.

Лук уставился в окно. Он щелкал суставами на левой руке, палец за пальцем. Закончив, повернул голову направо и объяснил:

– На прошлой неделе я проснулся на своем диване. А предыдущим вечером напился, думал так прогнать мои сны. Но, как выяснилось, к моим кошмарам лишь добавилось похмелье. Я заснул с включенным телевизором, а когда проснулся, шла какая-то утренняя воскресная программа. Одно из ток-шоу с участием всяких умников. И вот я увидел того паренька. Аккуратная стрижка, яркая рубашка, «ролекс». Он говорил, что, наверное, имеет смысл позволить Новой Земле Обетованной отделиться. Предоставить им независимость и жить дальше.

На мгновение Лук вернулся в свои сны: голова раскалывалась, словно в тисках, во рту помойка, крики Зака снова зазвенели у него в ушах, а теперь еще и тот парень по телевизору.

– На меня накатила какая-то волна, – продолжил он. – Не злость, не ненависть. Печаль. Мне стало жалко того паренька, готового отказаться от всего, и я подумал: наверно, таких, как он, много. А потом я помню, что оказался в своем грузовичке и приехал сюда – стою смотрю на этот забор. И я оказался не один.

Он повернулся к своему прежнему начальнику.

– Одолевает ли меня ярость? Конечно. Хочу ли я отомстить? Да, черт побери. Но не только. Земля там, за забором, – американская земля. Я всю жизнь защищал Америку. Я не готов позволить Эрику Эпштейну уничтожить ее, и не важно, сколько у него миллиардов и какая часть Вайоминга ему принадлежит.

Генерал Миллер долго молчал. Просто смотрел на пустыню, на забор умными, оценивающими глазами. Потом сказал:

– Хороший ответ.

Здесь играл Элвис.

Здесь играли «Лед Зеппелин».

Здесь играли «Роллинг стоунз».

Теперь настала очередь ваших рок-звезд.

Вы хотите, чтобы они жили в безопасности. В наши беспокойные времена разве плохо было бы иметь место, где ваша семья будет защищена, где о ней будут заботиться? Место, где вы сможете сбросить с плеч груз забот и задуматься о важном.

Мы все надеемся на лучшее. Но если ваш близкий человек – из числа одаренных и чувствует опасность, то настало время найти ПРИЮТ.

ПРИЮТ

в Мэдисон-сквер-гарден

Глава 5

Лицо Натали заполнило экран.

– Черт побери, – сказала она, – надеялась, что застану тебя. Мм. Слушай, тут кое-кто хочет сказать тебе «привет».

Купер уже три раза просмотрел эту видеозапись, и все равно грудь его наполнялась радостью, когда камера, смещаясь, послала разноцветную вспышку на его экран, а потом изображение сфокусировалось и он увидел улыбающееся лицо Тодда.

– Привет, па!

Его мальчик, его десятилетний красавец-сын, не только живой, но и в сознании, на больничной кровати, с дурной стрижкой после операции.

– Дела у меня идут хорошо, – объявил Тодд. – Боли почти нет. Доктора говорят, я могу бегать и даже играть в футбол.

– Они сказали, «скоро сможешь», детка…

– А мама сказала, что ты его прикончил! Просто обалдеть, па. – Сын прикусил губу. – Извини, путался у тебя под ногами. Только помешал.

«Нет, Тодд, дружище, ничего ты не помешал. Ты десятилетний мальчишка, который пытался защитить отца от чудовища. Ты мне ничуть не помешал, напротив…»

– Тут все очень милые, но я скучаю по дому. Надеюсь, мы вскоре сможем вернуться. Я тебя люблю!

Камера переместилась снова на Натали. Его бывшая жена выглядела усталой.

– Здесь все в порядке. Эрик к нам хорошо относится. Он организовал этот звонок… я думаю, линии связи… Ну, в общем, мы в безопасности.

Она перевела дыхание, и он понял все то, что она хочет сказать, но не может. Отчасти по соображениям приватности: его семья все еще находилась в Новой Земле Обетованной и связь наверняка мониторилась. Но он знал, что есть и другие соображения. В последний раз они общались после того, как убийца по имени Сорен Йохансен вонзил ему нож в сердце и ударом локтя погрузил в кому его сына. В тот же день Эрик Эпштейн уничтожил Белый дом и убил семьдесят пять тысяч солдат. Америка в тот день соскользнула в пропасть, и Купер видел: Натали хочет понять, что это означает. Для него, для них, для их детей.

– Будь осторожен, Ник, – произнесла она.

Видео замерло на расплывчатом изображении ее руки, протянутой, чтобы выключить камеру.

Вызов поступил, пока он носился за Эйбом Каузеном по «Гранд Сентрал».

«Еще один повод устроить взбучку доброму доктору».

Купер две недели не разговаривал с семьей, и хотя каждый день предпринимал попытки, соединиться ему ни разу не удалось. В новостях обвиняли Новую Землю Обетованную, утверждали, что Эпштейн оборвал связь с остальной Америкой. Но Купер подозревал, что верно как раз противоположное. Если правительство собиралось атаковать НЗО, то изоляция являлась важной мерой в кампании оболванивания телезрителей.

Он на всякий случай попробовал перезвонить. Но в трубке раздался только голос робота:

– Приносим извинения, из-за технических трудностей соединение в настоящий момент не может быть установлено. Пожалуйста, повторите попытку позже.

Он набрал еще раз.

– Приносим извинения, из-за технических…

Еще раз.

– Приносим извинения…

Купер отключился, сунул трубку в карман и вообразил, как Эйб Каузен умирает в огне. Эта фантазия ласкала ему сердце.

– Ваша бывшая? – спросил Итан с набитым гамбургером ртом.

– Да. Натали.

– Она ладит с Шеннон?

– Что вы имеете в виду?

– Ну, вы понимаете – бывшая жена, нынешняя любовница.

«Нынешняя любовница».

Купер вспомнил свою последнюю встречу с Шеннон две недели назад. Его практически ожидало поражение в той схватке, один из солдат Джона Смита переиграл его. Купер, услышав выстрелы, уже был готов почувствовать пулю в теле. Но он увидел, как словно из ниоткуда появилась Шеннон с автоматом на плече. Она улыбнулась ему своей неповторимой полуулыбкой и сказала: «Привет».

«Проблема в том, что через полчаса вы попрощались».

Так у них всегда и получалось. Они сражались в теневой войне, оба ходили по краю пропасти. Кому-то со стороны их отношения могли показаться романтическими, но на самом деле это был сущий ад. С ее умом, сексуальностью и необыкновенными способностями они составляли мощнейшую команду. Но времени вместе проводили всего ничего. Всегда по какой-то причине кто-то из них должен был уходить на секретное задание или участвовать в отчаянном столкновении. И судя по тому, как развивались события, перемен не предвиделось.

– Тут все сложно, – сказал Ник.

– Могу себе представить.

Купер поспешил сменить тему:

– Вы с Эйми не разговаривали?

Итан отер губы, кивнул – в его движении чувствовалась какая-то усталая грусть.

– Она все еще у матери в Чикаго. Говорит, там тоже творится много всякого, но с ними все в порядке. Прислала фотографию Вайолет.

Он протянул Куперу телефон. Малютка была хороша на тот бесформенный манер, на какой хороши все младенцы, к тому же у Купера сохранились воспоминания о собственной дочери в грудничковом возрасте. Кейт была такая маленькая и легкая, что он мог носить ее на руке, что часто и делал, разговаривая с ней и одновременно готовя завтрак на залитой солнцем кухне, которую когда-то делил с Натали. «Сюрприз» – так они называли Кейт, и никогда – «несчастный случай». Ее рождение заставило их еще какое-то время изо всех сил пытаться сохранить семью. Но отношения между ними уже давно начали портиться, и к рождению Кейт они оба решили, что лучше расстаться друзьями, чем оставаться вместе и жить как кошка с собакой.

– Красавица, – улыбнулся Купер, возвращая Итану телефон.

Пошевелив пальцами, он ощутил в суставах боль, которой сопутствовало жжение от рассеченной ладони. Ткани на ладонь ему нарастили в той же подземной клинике, где починили сердце, после того как Сорен его убил. Хотя рука сейчас болела, как родная, а сердце иногда пропускало удар-другой, его возвращение к жизни было настоящим чудом.

«Да, Эрику Эпштейну нужно отдать должное».

– Как себя чувствуете? – спросил Итан.

– Годен для работы на правительство.

– Забавно, – усмехнулся Итан, смял фольгу от сэндвича и швырнул в мусорную корзину. – Вы их здорово уделали – тех ребят в квартире Винсента.

– Они избили его, расколотили все его имущество, а потом обоссали – и все потому, что он анормальный, – покачал головой Купер. – Не люблю жлобов, док.

Холод пробирался ему под куртку, кофе был слабый и кислый. В окне отделанного серым камнем здания напротив последовательно мигали рождественские огоньки, отчего бумажные снежинки светились то красным, то зеленым. Удивительно было думать, что кто-то затратил столько усилий: достал из кладовки украшения, нашел скотч и кнопки. Земля продолжала вращаться, хотя и разваливалась на части.

– Как у вас все это получается?

В вопросе Итана прозвучали слова, которые дались ему нелегко.

– Получается что?

– Это. – Итан сделал движение, означающее «всё». – Я не видел Эйми и Вай две недели, а уже с ума схожу. Хочу обнять моих девочек. Хочу вернуться к работе, хочу готовить классную еду, спать в своей кровати. Как вы живете такой вот жизнью?

– Кто-то ведь должен спасать мир.

– Ваша мантра. – Итан помолчал. – Что, если нам не удастся найти Эйба?

– Мы должны его найти.

– Да, но не может ведь все зависеть от нас. Что-то образуется само собой. Как и всегда.

Купер это понимал. Год назад он и сам придерживался такого мнения. Пусть в мире есть напряженность и опасности, но есть и надежда – действующая система, сама цивилизация, обладающая массой и инерцией, которые не допустят катастрофы. Да, мир нуждается в защите, но он не настолько хрупок, чтобы развалиться.

Год назад он и сам бы произнес такие слова. А сейчас – просто встретил взгляд Итана и промолчал.

– Ну ладно, – сказал Итан. – Значит, так. Нам известно: Эйб здесь. У него нулевой уровень. И за ним охотится ДАР.

– Вот в этом-то вся и штука. – Купер отхлебнул отвратительный кофе. – Не случайно же в логотипе ДАР присутствует глаз. Пусть их ресурсы сегодня не те, что прежде, но Бобби Куин имеет возможность мониторить камеры видеонаблюдения, новостные дроны, приборы наблюдения за уличным трафиком. Повсюду сотни объективов. Укрыться на Манхэттене от ДАР довольно затруднительно.

– Мы это можем использовать? Обратитесь к своему другу – тому, кто сегодня утром сообщил вам об Эйбе.

– Нет. Валери не исключила нас из игры, но я не могу просить ее, чтобы она была против собственной команды. И потом, если бы она даже согласилась, мы бы шли вровень с ДАР. А нам нужно его опережать.

– Как?

– Персональные данные. Вы знаете Эйба, а они – нет. Они о Винсенте не узнают, а мы его найдем.

Итан задумался. Тень облака проползла по высоткам, где-то внизу под ними раздался гул поезда метро.

– Не думаю, что он вернется в свою квартиру. Может быть, попытается покинуть город?

– Может быть. Только это будет непросто.

После того как Эпштейн показал, что с помощью компьютера может сбить любой летающий объект, коммерческие полеты запретили. Отчасти поэтому так повысился спрос на поезда. Поэтому и еще из-за смутного ощущения, что надвигается открытое противостояние, а когда оно наступит, города станут опасным местом.

– Он может взять машину…

– Нет, – сказал Купер. – Профессиональные пианисты, даже сверходаренные, не зарабатывают достаточно денег, чтобы владеть машиной в Нью-Йорке.

Логическое решение проблемы доставило ему удовольствие. Казалось, что это было с ним в какой-то прошлой жизни. Но ведь и года не прошло с тех пор, когда он охотился на таких же, как он, анормальных, работая в одном из самых секретных подразделений ДАР. А потому ему не составило труда вернуться к тем навыкам мышления.

«Соседи Винсента, фашиствующие скоты, не позволили ему взять с собой какие-нибудь вещи, даже бумажник, вероятно, отобрали. Возможно, он оказался на улице без гроша в кармане.

Пойти к приятелю? Возможно. Вот только сейчас Винсент явно не расположен к излишней доверчивости.

Он испуган, сломлен, чувствует себя в ловушке. Ищет…

Убежище».

Купер встал, допил остатки кофе, смял стаканчик и бросил в мусорный бачок.

– Идем.

* * *

Он всего раз был в Мэдисон-сквер-гарден – несколько лет назад на игре «Ников»[16], прошел тогда по светлому стеклянному фойе вместе с двадцатью тысячами других болельщиков. А сегодня они подошли к заднему входу, который раньше использовался, вероятно, как служебный. Здесь, на нефасадной стороне огромного здания, они увидели ряд убогих металлических дверей. Щиток на припаркованном рядом автоприцепе гласил: «ПРИЮТ ДЛЯ БЕЖЕНЦЕВ МЭДИСОН-СКВЕР-ГАРДЕН», а ниже: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, СВЕРХОДАРЕННЫЕ». У двери болтали два солдата в адаптивном камуфляже. Они жестикулировали, и цифровой рисунок на их форме переливался и смещался.

– Джентльмены, – сказал один из них, открывая дверь, – прошу вас приготовить документы.

Они оказались в тесном пропускном тамбуре. Объективы камер вглядывались в каждый угол, у металлодетектора и рентгеновского конвейера тоже стояли солдаты. Усталая мать несла шестилетнюю девочку, а ее муж спорил о чем-то с хорошенькой женщиной в гражданской одежде.

– Но я не понимаю, – сказал мужчина. – Я думал, можно приходить семьями.

– Можно, – ответила сотрудница. – Но ради вашей безопасности мы размещаем одаренных членов семей отдельно.

– Я не оставлю жену и дочь.

– Вы будете вместе, вам только койки будут назначены в разных местах.

– Если мы будем разделены, то я не понимаю, как мы…

– Дорогой, – прикоснулась усталая женщина к плечу мужа, – у нас нет выбора. Ты ведь не хочешь, чтобы нашу дверь выломали и тебя уволокли?

– Кто уведет папу? – испугалась девочка, услышав ее слова.

– Никто, детка, – сказал мужчина. – Никто.

Он погладил ее волосы. Купер посмотрел на него – ярость и беспомощность этого человека достигли степени каления, но он тем не менее проговорил:

– Хорошо.

– Прошу вас, проходите сюда, – обратилась хорошенькая женщина к Куперу. – Добро пожаловать в Приют. Вы ищете убежища?

– Нет.

Он распахнул удостоверение. На нем была фотография совершенно другого человека. Человека, абсолютно уверенного в себе, который не надеется, а знает, что поступает правильно. Ведет справедливую борьбу. Делает трудный выбор ради большего блага. В реальности воплощает героические мгновения из кинофильмов, вызывавших у него слезы. Тревожное звучание музыки, дерзкое самопожертвование, вера в то, что можно умереть за дело, которому ты служишь, – все те солдатские клише, соблазнявшие его еще с детских лет, все он носил в себе.

НИКОЛАС ДЖ. КУПЕР

СПЕЦИАЛЬНЫЙ АГЕНТ

СЛУЖБЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ

ДЕПАРТАМЕНТА АНАЛИЗА И РЕАГИРОВАНИЯ

Кроме удостоверения был еще и значок, в центре которого логотип ДАР – всевидящее око. И хотя Купер теперь находился в резерве, но технически продолжал оставаться агентом правительства в длительном отпуске. Он подумывал, не уволиться ли из департамента, когда принял предложение президента Клэя и стал его советником, но решил не делать этого – сомневался, что останется в политике.

«Ты здорово недооценен…»

Женщина изучила его удостоверение.

– Добро пожаловать, сэр. – Она протянула им пластиковые значки. – Пожалуйста, прикрепите их на видное место – они дают вам полный доступ в Приют. Если вы вооружены, то оружие вам придется оставить здесь.

– Почему?

– Просто мера предосторожности. У нас несколько тысяч резидентов, и мы не можем рисковать.

Купер не понимал, что это значит.

– Мы не вооружены. Но может быть, вы найдете для меня одного… резидента. Винсента Луса.

Она постучала по спрятанной клавиатуре и сказала:

– Секция С, ряд шесть, помещение восемь. Подниметесь лифтом на пятый этаж, а там по коридору к выходу на площадку.

Со значками в руках они прошли пост охраны, где солдаты обыскивали три жалкие сумки, с которыми пришло семейство. Собирать такие сумки было, вероятно, трудно. Как можно решить, с какой частью жизни расстаться? Отец посмотрел на него, и Купер кивнул. Человек ему не ответил.

Они вошли в кабинку лифта. Когда двери закрылись, Итан сказал:

– Не понимаю.

– Чего?

– Я бы ни за что не привел сюда свою семью.

– Нет? – Купер нажал кнопку пятого этажа. – Вы пытались выбраться из Кливленда посреди ночи, минуя посты военного карантина. И вы говорите мне, что, если бы нашлось теплое, безопасное место, где можно было бы пересидеть, вы бы им не воспользовались?

– Мы не «пытались». Мы выбрались. И все тюрьмы поначалу теплые и безопасные.

– Тюрьмы? Да бросьте вы.

– Вы посмотрите, как быстро все образовалось. Прошло всего несколько дней после атаки, а у них есть приюты, система безопасности, даже рекламная кампания. Кто-то все это спланировал заранее.

– И что?

– Какова вероятность того, что он действовал от чистого сердца?

Дверь лифта открылась, и они вышли в голый бетонный коридор. Солдаты и гражданские двигались по чреву арены, лишенному фасадного лоска: монтажные короба наверху, вилочные погрузчики, припаркованные в нишах, слабый запах мочи в воздухе.

– Если говорить о резидентах и их благе, – сказал Купер, – Винсент в буквальном смысле наша единственная ниточка, и мы собираемся просить его предать Эйба. Я не знаю, в каких он отношениях с вашим боссом, но не исключено, что он откажется.

– Так, въехал, – прогнусавил Итан, подражая произношению персонажа из низкобюджетного детектива. – Ты, значит, мне втыкаешь кусачки ему показать, чтобы очко заиграло.

– Я всего лишь говорю: он должен нам помочь. Точка.

– Постойте. Вы не шутите? – Итан остановился. – Что вы имеете в виду? Это гестаповский подход.

Может быть, сказалась утренняя неудача. Или то, как мир, с упорством, достойным лучшего применения, двигался к катастрофе. Или запах мочи в коридоре. А может, Купер просто устал, накопилось раздражение, чертовски давно не видел детишек. Какова бы ни была причина, но злость проснулась в нем со скоростью атакующей кобры, и он, еще секунду назад не замышлявший ничего такого, развернулся и прижал Итана к стене. Ученый удивленно вскрикнул.

– Я устал от сравнений с гестапо, – четко произнося слова, проговорил Купер.

Внутренний голос шептал ему: «Легче, легче», но другой голос напоминал, что у него было две возможности убить Джона Смита, что он способствовал отрешению от власти одного президента и не смог уберечь другого, что, как он ни пытался создать лучший мир для своих детей, ему удалось лишь приблизить конец света.

– Америка, – пояснил Купер, – сейчас находится в состоянии войны, потому что я не действовал как гестапо. Семьдесят пять тысяч солдат погибли, потому что я не действовал как гестапо. Мальчишку линчевали, потому что я не действовал как гестапо.

И только выговорившись, он понял, что именно это и не давало ему покоя в последнее время. Повешенный подросток в одной кроссовке. Именно поэтому он и избил сегодня утром до потери сознания трех человек. Поэтому и сейчас его мышцы действовали, опережая его мысли. Он заставил себя глубоко вдохнуть, увидел страх в глазах Итана, и его ярость ушла так же быстро, как появилась.

– Извините. – Он отпустил ученого. – Я устал оттого, что люди, которым никогда не приходится принимать таких решений, говорят мне, будто я монстр.

Итан уставился на него с открытым ртом.

– Сорен мог убить всю мою семью, – сказал он. – Вы спасли мою жену и дочь. Мы можем расходиться во мнениях, но я никогда не считал вас монстром.

Купер кивнул и пошел дальше, бросив через плечо:

– Извините, нервы немного разыгрались.

* * *

Купер предполагал увидеть гуляющую кругами многотысячную толпу, услышать громкие разговоры и крики детей. Может быть, даже смех. Но его взгляду предстали около ста человек. Они безучастно ходили по игровой площадке, разговаривали шепотом, старались не поднимать глаз. За ними наблюдали десятки вооруженных солдат. Ощущение возникало такое, будто ты попал в тюрьму или зоопарк. За площадкой были удалены кресла для зрителей, и наклонное пространство застроено рядами панельных комнат, похожих на детальки «лего». Ряды за рядами уходили в темноту. На гулком стадионе стояла тревожная тишина. Голоса, едва звучавшие на площадке, заглушались тяжелым грузом всего этого пространства.

«Кто-то все это спланировал заранее, – вспомнил Купер слова Итана. – Какова вероятность того, что он действовал от чистого сердца?»

У солдата, стоявшего возле лестницы секции С, на подбородке расцветало целое созвездие прыщей. Проверив предъявленные ему значки, он спросил у Купера:

– Хотите, чтобы я отпер, сэр?

– Их держат взаперти?

– Да, сэр. В целях безопасности.

Купер уставился на него и сказал:

– Си-шесть-восемь.

Охранник пошел наверх, Купер двинулся следом, держась одной рукой за перила. Он вдыхал застоялый запах пива и вел подсчеты в уме.

«Семь в одном ряду, двадцать рядов в секции, двадцать секций, всего около трех тысяч. Три тысячи клеток.

Клеток для таких, как ты».

Когда они дошли до клетки Винсента, охранник провел карточкой по считывателю электронного замка, взял на изготовку винтовку и объявил:

– Си-шесть-восемь! Посетитель.

Он потянулся к ручке двери, но Купер остановил его:

– Я сам.

– Вы уверены?

– Уверен.

Он дождался, когда охранник уйдет, и открыл дверь.

Панельная комната имела в ширину менее полутора метров и в длину около двух с половиной – размер стенного шкафа или листа фанеры. Коробка без окон, места достаточно лишь для койки и биотуалета, вонь которого стояла в воздухе. У лежащего человека были тонкие черты актера с рекламы шотландского виски, хотя его привлекательной внешности не шли ни синяк под глазом, ни сломанный нос.

Не отводя взгляда от лампы, Винсент Лус сказал:

– Вы не охранник.

– Меня зовут Ник Купер. Нам нужно поговорить.

– О чем?

– Не хотите подышать воздухом? – спросил Купер, показав на дверь.

* * *

Прежняя ложа для прессы – вот самое тихое место, какое им удалось найти, отсюда когда-то трехмерные камеры вели запись игр «Ников». Винсент прислонился спиной к наружной стене, уставился на превращенную в тюрьму арену. Его побитое лицо отражалось в стекле.

– Вы здесь ведете допросы и пытаете водой? Должен вам сказать, я ничего не знаю о тайных планах анормальных.

– Я хочу поговорить о докторе Эйбрахаме Каузене.

– Вы шутите? – повернулся к нему Лус, и в его глазах сверкнул огонек. – Невероятно.

Купер хотел было объяснить, но передумал.

«Это не защитное поведение».

– Сначала он выдает меня фашиствующим гопникам-сосе дям, которые… – Он оборвал себя, не закончив предложения. – А когда я с испугу принял идиотское решение прийти сюда, он хочет спасти положение? Пошел он к черту, ваш Эйб. Я уж лучше останусь здесь, чем назову его спасителем.

– Я думал… – начал Купер и замолчал.

Он понял, что что-то упустил, что-то важное.

– Таково его представление о жесте любви? – сказал Винсент.

«Опа».

Купер скосил взгляд на Итана, который лишь пожал плечами: я, мол, ни о чем таком и не догадывался.

– Значит, вы с Эйбом – пара?

– Мы порвали отношения год назад, если уж вы назвали нас парой. Чтобы жить вместе, нужно уважать друг друга. Он никогда не видел во мне личность. Скорее – фетиш.

– Что вы имеете в виду? – спросил Купер, выкатил кресло на колесиках и сел.

– Он любит мозганов, – сказал Винсент. – Ко мне он не питал никаких чувств – только к моему дару. А его работа! Он мог бы изобрести средство от рака, а он всю свою энергию тратит на то, чтобы найти способ сделать обычных людей сверходаренными.

– Постойте-ка, – встрял Итан, – он рассказывал вам о нашем исследовании?

Винсент наклонил голову. Его пальцы, длинные и гибкие, выстукивали какой-то ритм по стеклу.

– Вы Итан Парк.

– Мм. Да.

– Я много слышал о вас. Столько, что даже ревновать начал.

– Я… и я тоже. К вам.

– Сомневаюсь, – мрачно улыбнулся Винсент. – Эйб никогда не говорил о вещах, которые ему безразличны. Но вы были его маленьким гением. Он сказал, что без вашей работы о теломерных последовательностях ничего бы не получилось. И он бы теперь не знал, что значит чувствовать себя богом. Сноб.

– И когда он вам это говорил?

– Позавчера, когда показывал мне свою лабораторию.

– Что?! – в один голос воскликнули Купер и Итан. – Лабораторию?

– Ага, – кивнул Винсент, переводя взгляд с одного на другого. – Я только теперь понял: Эйб вас не посылал. Вы его ищете.

Купер хотел солгать, но передумал.

– Можете рассказать мне о его лаборатории?

– Вы поэтому его ищете? Из-за его исследований?

– Да.

– Вы собираетесь его убить?

– Нет.

– Если я вам скажу, вы меня вызволите отсюда?

– Даю слово.

Винсент поднял глаза и спросил у Итана:

– Ему можно верить?

– Да, – без колебаний ответил ученый, и, несмотря на ссору, Купер не мог не признать, что проникся к нему теплым чувством.

Раздался звук гудка, приглушенный стеклом. Люди, бродившие по арене, вздрогнули, словно получили пинка, поспешили построиться один за другим и, опустив руки, направились в свои клетки.

Винсент, глядя сквозь стекло, сказал:

– Моя музыка слишком продвинутая для большинства слушателей, но Эйбу нравилось смотреть, как я играю. Он всегда просил меня сыграть двойное соло. Одновременно отдельное соло для каждой руки. – Он покачал головой. – Мне казалось, ему нравится звук. Но дело было не в этом. Ему просто нравилось видеть проявление моего дара.

Он повернулся к ним и продолжил:

– Его лаборатория в Южном Бронксе на Бэй-авеню. Он мне все уши прожужжал, говоря о том, что это страшная тайна, что он для строительства лаборатории переводил часть грантов, что о ней даже Итан не знал. Адреса я не помню, но она расположена в одноэтажном кирпичном строении без окон напротив двора по утилизации машин.

Купер вытащил из кармана планшетник, развернул его движением ладони и вызвал карту. Улица проходила близ реки и имела в длину всего метров восемьсот. Он почувствовал прежний прилив уверенности, ощущение, что вышел на цель.

– Что вы с ним сделаете? – спросил Лус.

Не сводя глаз с карты, Купер ответил:

– Вы сами видите, куда мы скатываемся. К войне или еще чему похуже. Работа Эйба могла бы предотвратить это.

– Каким образом?

– Выровняв игровую площадку.

– И вас не беспокоят побочные эффекты?

Купер посмотрел на Итана, снова перевел взгляд на Винсента и переспросил:

– Побочные эффекты?

Сенатор, при всем моем уважении, дело не сводится к тому, чтобы запретить полеты и перевести ракеты в офлайн. Система, которая подает воду в ваш дом, управляется компьютерами. То же относится и к системе сбора мусора. Распределение электричества осуществляется компьютерами. Локальные, региональные, национальные и глобальные коммуникации. Нефтяные скважины. Телевидение. Уличные светофоры. Торговые автоматы. Перевозка и охлаждение продуктов питания. Автоматические замки. Медицинское обслуживание. Лимузин, в котором вы приехали. В современной жизни нет ни одной области, которая в какой-то степени не зависела бы от компьютеров.

А потому, когда вы спрашиваете, что требуется для гарантии неповторения 1 декабря, я могу дать только один ответ: купите винтовку и переезжайте в пещеру.

«Кибер-царь» ФБР Джизела Брак Обращение к сенату США

Глава 6

Обычно она с удовольствием ездила на поезде. Ей нравился диссонанс между кажущейся неподвижностью в вагоне и головокружительным мельканием за окном. Этот контраст успокаивал, он, вероятно, символизировал тот образ жизни, который она выбрала для себя. Но сегодня Шеннон целиком сосредоточилась на одном из своих старых друзей и возможности убить его.

Она провела в Новой Земле Обетованной больше недели. Поливала свое пластмассовое растение, смотрела из окна необжитого жилища, и вдруг позвонил Эрик и попросил ее зайти к нему. Ее квартирка-студия располагалась в Ньютоне, а он жил в Тесле. Но когда приглашал богатейший человек мира, каждый спешил ответить на приглашение, поэтому она села на планер и во второй половине дня была у Эрика.

Он сделал ей захватывающее предложение.

«Нет, детка. Захватывает – это когда твой любимый автор издает новую книгу. Захватывает, когда ты в первый раз заходишь в незнакомый ресторан. Захватывает, когда Ник улыбается тебе, после того как ты убиваешь боевика, который чуть-чуть его не застрелил.

А здесь речь идет кое о чем другом».

– Статистически маловероятно, – сказал Эпштейн. – Вероятность неудачи при попытке захватить Джона Смита живым составляет восемьдесят три и семь десятых процента. Вероятность неудачи при попытке убить его – семьдесят семь и три десятых. Вероятность реверсирования ситуации, возможно ведущая к вашей гибели, шестьдесят пять целых и одна десятая процента.

– Знаете, вы с Джоном во многом похожи, – сказала Шеннон.

– Неверно. У нас абсолютно противоположные личностные матрицы…

– Может быть, – пожала она плечами. – Но у вас есть и нечто общее. Вы оба только и думаете, какую бы гадость мне подсунуть.

Шеннон только во второй раз видела Эрика, настоящего Эрика, а не его брата Джейкоба, который был публичным лицом Эрика. В первый раз она встретилась с ним девять дней назад, когда доставила ему накачанного наркотиками и переломанного Сорена Йохансена. Ее попросил об этом Купер, который считал, что Сорен может дать им средства воздействия на Смита или информацию о нем. Тогда Шеннон не была уверена, но теперь задумалась – может, из затеи Купера что-то и получится.

Эрик, однако, никак не прореагировал на ее шпильку, просто сидел ссутулившись. На его лице играли отсветы голограмм, висевших в воздухе вокруг них: топографическая таблица цен на свиную грудинку в зависимости от частоты проявлений терроризма, изображения ливневого шторма в Южно-Китайском море, векторные карты пуль, выстреливаемых из разного оружия, замедленная съемка процесса распространения мха по дереву, новости – горящий лимузин президента Рамирес. Не символично ли, что первый президент-женщина едва не погибает от взрыва всего через две недели после принятия присяги? Это внутреннее святилище представляло собой подземное про странство, больше похожее на планетарий, чем на рабочий кабинет, и хотя Шеннон пыталась сохранить хладно кровие, трудно было не поражаться просто фантастическим объемам информации, присутствующей здесь.

– Почему я должна согласиться сделать что-то такое, что почти наверняка приведет к моей смерти?

– Ситуация становится все более неустойчивой, – сказал Эпштейн звенящим от чувства безысходности голосом. – Модели поведения определяются информацией, но информация меняется слишком быстро. Ее невозможно классифицировать, анализировать, конкретизировать. Но статистически вероятность атаки на Новую Землю Обетованную является почти стопроцентной.

– Вы считаете, что передача Джона Смита в руки правительства предотвратит атаку?

– Нет, не предотвратит. Отсрочит.

Она втянула воздух сквозь зубы, посмотрела на висящие перед ней схемы легкой железной дороги.

– Джон знает, что я больше не на его стороне. С какой стати он вдруг согласится встречаться со мной?

– Искус. Уж больно заманчивое предложение.

– Какое?

– Союз. Я. Вы. Все мы вместе.

Да, искус сильный. Джон преуспевал со своей собственной революцией, поскольку дела в мире обстояли прескверно. Но насколько он станет эффективнее, имея за спиной Эпштейна?

– Не уверена, что я готова к такому шагу. Одно дело – позлить его, и другое – попытаться убить.

– Предпочтительно захватить живым.

– Для того чтобы передать людям, которые его убьют.

– Прежние тонкости в оценке ситуации уже устарели. Есть только два варианта. Война против войны. Если мы не делаем никакого выбора, то и это тоже выбор.

Оспорить такой факт она не могла, а потому и оказалась теперь здесь, в легком поезде, мчавшемся вокруг Теслы, магнитном транспортном средстве, не производившем ни шума, ни вибрации. Единственным свидетельством движения был несущийся за окном город. Шеннон выглянула в окно, прикидывая, что означает желание Джона развязать войну. Он был самым выдающимся стратегом на земле, человеком, который продумывал развитие событий не на пять ходов, а на пять лет вперед. И если он желал развязать войну, то лишь потому, что был уверен в собственной победе.

Эта мысль воистину отрезвляла. Превосходство в численности было не на стороне сверходаренных и составляло девяносто девять к одному. Победа означала океан крови.

«Сосредоточься, Шен. Ты и без того в проигрышной ситуации. Не отвлекайся.

Ты не знаешь, что за туз у тебя в рукаве. И вообще, туз ли это.

А Джон должен войти на следующей остановке».

Обычно, когда она выходила на задание, краски дня становились чуть ярче, а вкус воздуха чуть слаще. Но сейчас у нее лишь разыгрались нервы – ничего больше.

Поезд беззвучно вкатился на вокзал Эшбери. Сошли несколько пассажиров, другие сели. Середина дня – вагон заполнился почти до предела. Шеннон уперлась одной ногой в противоположное сиденье и слегка отрицательно покачивала головой, отвечая тем, кто замечал пустое место. Она оглядывала людей, севших в поезд и идущих между рядов. Флиртующие парень и девушка. Молодая женщина, баюкающая младенца. Задремавшая пожилая дама. По проходу шел мужчина в ковбойской шляпе, низко надвинутой на лоб. Поля шляпы скрывали лицо, но фигура мужчины точно была как у Джона. Шеннон принялась сгибать пальцы, готовясь войти в образ, но мужчина прошел мимо нее. Черт.

Когда ее взгляд вернулся к противоположному сиденью, оно оказалось занятым. Прямо на нее смотрел парнишка лет шестнадцати. Туфля Шеннон по-прежнему упиралась в сиденье, а ноги парня расположились по обе стороны от нее.

«Ну ты и ловкач».

– Послушайте, я польщена, но я жду кое-кого, – сказала она.

Парень ничего не ответил, но в его пустой секунду назад руке вдруг появился планшетник. Он без слов протянул ей компьютер.

Сердце ее упало. Конечно же. Да, попытка была почти безнадежная. Она взяла планшетник, и его экран засветился.

– Привет, Шеннон, – сказал Джон Смит с экрана. – Должен сказать, что я разочарован.

– Ты разочарован? Я-то, по крайней мере, пришла. Я здесь. А где ты?

– Я сейчас не в Новой Земле Обетованной, что, вероятно, к лучшему, поскольку, как я вижу, ты обзавелась новыми друзьями. Я насчитал шесть наилучших тактических уловок Эпштейна, включая и того типа в шляпе, которого ты приняла за меня. Полагаю, они просто едут с работы?

– Они здесь для защиты, – ответила она. – Мы не знали, чего ждать…

– Прекрати, – сказал он. – Это же я.

Она набрала полные легкие воздуха, выдохнула:

– Ладно.

– Мы поболтаем минутку. Но сначала ты должна увидеть кое-что. Колин?

Парень напротив нее совершил молниеносное движение рукой, извлекая что-то из кармана. Он разжал кулак, и она увидела маленький цилиндр с кнопкой наверху. Ее желудок завязался узлом.

– Чтобы не тратить попусту время, дай-ка я освобожу тебя от возможных заблуждений. Нет, ты не можешь двигаться быстрее Колина. И не можешь делать движений, которые бы он не заметил. Он из сверходаренных. Из очень-очень одаренных. Да, сканеры легкого поезда реагируют на обычную взрывчатку, так что Колин не мог ее пронести в вагон. А потому полчаса назад он сделал себе инъекцию взрывчатых радиоуправляемых нанороботов. Каждый в отдельности они никакой угрозы не представляют, но, самоорганизовавшись в решетку в теле хозяина, они приобретают огромную силу. Такой взрыв разнесет чуть ли не весь вагон.

Она посмотрела на Колина, отметила его впалые щеки, лихорадочно горящие глаза, капельки пота на висках и шее.

– И зачем столько хлопот?

– Тот же вопрос у меня к тебе. Мы с тобой сто лет знаем друг друга.

– Это было нелегко. Но я не хочу войны, а ты – хочешь.

– Нет, Шеннон, я не хочу войны – я ее веду.

– Зачем тогда попусту тратить время на разговоры со мной?

Джон на экране вздохнул:

– Остается малая вероятность того, что ты скажешь мне правду о предложении Эпштейна. Я всегда полагал, что Эрик не безнадежен: он может поменять мнение и понять: мы с ним на одной стороне. В конечном счете ведь таких сторон всего две: сверходаренные и обычные, а все остальное – обман, и вскоре весь мир будет разделять мою точку зрения.

– Ты хочешь сказать, что принудишь его.

– Никто не знает точно, почему вымерли неандертальцы, – сказал Джон. – Кто-то говорит, дело в изменении климата, некоторые считают, что у них возник конфликт с гомо сапиенс, третьи полагают, что они исчерпали все имевшиеся пищевые ресурсы. Какова бы ни была причина, факт остается фактом: на планете появился вид, который был больше приспособлен к выживанию. Все очень просто. Анормальные – это новый орден, Шеннон. Конфликт неизбежен. Я лишь ускоряю ход событий. И гарантирую победу.

– Прекрасный урок истории, – сказала она. – Но пока ты достиг только одного: настроил весь мир против нас. Нас уничтожат, Джон.

– Я так не думаю, – рассмеялся он.

Она уставилась на своего друга и давнего единомышленника. Человека, за которого она сражалась и убивала, когда верила, что он добивается лишь одного: равноправия. Человека, который много лет избегал ареста, хотя и был самым разыскиваемым преступником в Америке. Человека, который в подполье сумел создать революционную армию. Человека, который в четырнадцать лет обыграл трех гроссмейстеров в сеансе одновременной игры.

Она нервничала после разговора с Эриком. Теперь она испытала чувство страха. И не за себя.

– В любом случае мне жаль, что все так складывается. Не люблю убивать сверходаренных, а тебя я считаю другом. Но ты по другую сторону, и ты опасна.

Шеннон почувствовала, как участился у нее пульс и начала дрожать рука. Она посмотрела на Колина.

– Не делай этого. Ты всего лишь мальчик, не…

– Он святой воин, – сказал Смит. – Он готов пожертвовать собой ради общего дела.

Колин не то чтобы улыбнулся, но слова Смита наполнили парня светом, лихорадочным сиянием, которое просачивалось сквозь его поры, лучилось из глаз, заставляло дрожать палец на взрывателе. Она видела: он хочет нажать кнопку. Он верил, что исполняет волю пророка, верил со всей силой юношеского максимализма.

– Джон, тут обычные люди, – сказала она, стараясь говорить тихим голосом. (Если кто услышит – начнется паника, и тогда Колин наверняка нажмет кнопку.) – Ни в чем не повинные. По другую сторону сидит женщина с ребенком.

– Я тебе все время твержу: идет война. Будет пролита кровь. Ты что, не понимаешь?

«Он не блефует.

Пора проверить, стоит ли чего-нибудь туз в рукаве».

– Понимаю, Джон. И я хочу показать тебе кое-что.

Она очень медленно, остро ощущая дрожащий палец Колина на кнопке, вытащила собственный планшетник и включила его. Повернула так, чтобы запись была видна Смиту.

Простая комната с белыми стенами, похожая на операционную и слишком яркая.

Сверкающие инструменты на подносе: скальпели, плоскогубцы, провода.

Стол и человек, пристегнутый к нему.

– Сорен? – изумленно проговорил Джон.

– Ты думал, он мертв? Мне сказали, что у него коэффициент задержки равен одиннадцати и двум десятых. Секундная боль для нас растягивается для него в двенадцатисекундную. Ты можешь себе представить?

Последовала долгая пауза. Когда Джон заговорил снова, в его голосе послышалась хрипотца.

– Я ошибался. Я не разочарован. Я испытываю отвращение. Это недостойно тебя.

– Согласна. Но виной тому не я – ты.

Шеннон сидела абсолютно неподвижно, но каждая клеточка ее тела вопила. Она чувствовала запах собственного пота. Жизни всех находящихся в поезде зависели от двух факторов: насколько Джон и в самом деле ценит своих друзей и насколько важна для него ее смерть.

– Вы его отпустите?

– Ни в коем случае, – рассмеялась она. – Но ты можешь видеть, что его никто не трогал, на нем нет ни царапинки, если, конечно, не считать тех синяков, что оставил на нем Ник. Но Эпштейн его подлечил, и с ним обходятся по-человечески. Так почему бы тебе не сказать Колину, чтобы он убрал свой пульт, сошел с поезда, и мы бы все продолжили жить каждый своей жизнью.

Лицо Смита оставалось бесстрастным, но она могла себе представить, какие расчеты производит его мозг. Взвешивает потери и выгоды. Она не сомневалась, что Джон готов пожертвовать Сореном, обречь его на мучительную смерть и взорвать всех в поезде, если он решит, что это будет ему выгодно. Скорость поезда стала падать. Они приближались к следующей станции.

«Если он приведет бомбу в действие там, то погибнет даже больше народу».

– Джон, – сказала она, – моя смерть не настолько важна. Ребенок на другой стороне вагона вскрикнул.

– Отлично, – сказал Смит. – Колин, ты молодец. Выходи из вагона. Если кто-нибудь попытается тебя остановить, взрывай поезд.

На лице парня появилось чуть ли не разочарованное выражение, но он вернул пульт в карман и резво поднялся на ноги. Когда поезд остановился, парень слился с толпой у дверей.

– Я тебя недооценивал, Шеннон. Как ты себя чувствуешь, став такой дрянью? – спросил Смит.

– Паршиво, – ответила она. – Но у меня есть утешение: я сейчас спасла жизни многих людей.

Она отключилась, прежде чем он успел что-то сказать.

И закрыла лицо руками.

У меня нет об этом никакой информации. Мы только расследуем преступления.

Комиссар бирмингемской полиции Джаррет Иванс Заявление в связи с измышлениями, будто трое полицейских в свободное от работы время похитили и убили трех анормальных в Алабаме

Глава 7

Бэй-авеню была застроена невзрачными домами, легкими промышленными зданиями и гаражами. Здесь преобладали оттенки коричневого и серого, а в воздухе слегка пахло рыбой. Когда сквозь просветы в тучах пробивалось солнце, разбитые лобовые стекла на площадке для разборки машин посылали вокруг тусклых зайчиков.

Здание Эйба Каузена имело уродливый приземистый вид. Никаких вывесок, почтового ящика тоже нет, а вместо обычного замка сканер для пальцев. Все так, как говорил Винсент.

Одна беда – дверь в дом была открыта.

– Встаньте за мной, – сказал Купер, и Итан быстро переместился ему за спину.

На улице стояла тишина, только доставочный грузовичок урчал двигателем в пятидесяти метрах в отгрузочном доке. И все же трудно было представить какие-то позитивные обстоятельства, заставившие доброго доктора оставить дверь в его секретную лабораторию открытой.

«Есть только один способ выяснить».

Купер наотмашь распахнул дверь. Солнечный свет был как слабый чай, и разглядеть, что происходит внутри, оказалось невозможно. Тихим шагом он вошел внутрь.

Услышал какое-то слабое гудение, вдохнул антибактериальный запах. На стене располагался ряд выключателей. Он подумал несколько мгновений, решил, что видимость лучше неведения, и вдарил сразу по всем. Флуоресцентные лампы щелкнули и загудели.

На столах стояли центрифуги, датчики и аппараты, о назначении которых он мог только догадываться. Рядом висел ряд защитных костюмов, напоминавший повешенных. В центре помещения на боку лежала скамья, возле нее поблескивало упавшее оборудование. Сверкало битое стекло. По скамье, по полу, а затем по стене проходил всплеск матово-алой ленты, словно кто-то провел гигантской кистью. На полу у стального холодильника лежали забрызганные кровью рубашка и толстовка-кенгурушка.

Доктора Эйбрахама Каузена нигде не было видно.

Купер прижал палец к губам, жестом показал Итану, чтобы тот оставался на месте, и двинулся к дальней стене. Первая дверь вела в небольшой туалет. На бачке лежала половина рулона туалетной бумаги, а в раковине – зубная паста и щетка, одноразовая бритва и баллончик с пеной для бритья. В другой комнате располагалась импровизированная спальня – размером чуть больше кладовки. Здесь стояла армейская кушетка. Никого внутри, и спрятаться негде.

«Черт».

Итан в центре комнаты провел пальцем по кровавой полосе, посмотрел: отливает блеском, цвет красный. Все еще влажная. Купер глянул на брошенную одежду – рядом с кенгурушкой лежал недоеденный дешевый сэндвич.

Когда он направился к ряду серверов, послышался рев автомобильного двигателя.

«Идиот. Как же ты это упустил?»

Он повернулся к Итану, успел сказать только: «Док, не делайте никаких глупостей», и в помещение с криками ворвалась группа людей.

Они были в бронежилетах и касках, похожих на мотоциклетные шлемы. Их штурмовые винтовки обшаривали помещение, описывая убийственные дуги. Танец этот исполнялся с ювелирной точностью, достигаемой годами бесконечных тренировок, но отчасти и благодаря встроенной в шлемы системе кругового обзора, которая позволяла видеть всех остальных членов команды, а также благодаря системам видеотрансляции, тепловидения, оценки состояния оружия…

– Руки на голову! Быстро!

Купер демонстративно поднял руки и сплел пальцы.

– На колени! Быстро! Быстро!

Он подчинился, думая: «Этот грузовичок стоял с работающим двигателем, и водитель был уж слишком хорошо сложен и насторожен».

И еще подумал: «Взвод Безликих. Элитное тактическое подразделение ДАР. Уж не прикончили ли они Эйба?»

А потом подумал: «Не ты ли следующий?»

На старшем была та же форма, но только вместо штурмовой винтовки – пистолет. Он встал перед Купером и уставился на него, в его щитке отражалось помещение.

– Сюрприз.

Несмотря на искажения громкоговорящей системы шлема, голос показался знакомым. Купер потряс головой и сказал:

– Привет, напарник.

Бобби Куин поднес руку к уху и нажал кнопку, которая подняла щиток, обнажив волчью ухмылку.

– Здорово, Куп. Все еще пытаешься спасти мир?

– Как всегда.

– Ну и как успехи?

– Как всегда.

Куин посмотрел на стоящего на коленях и очень бледного Итана Парка и повернулся к своим людям:

– Это друзья. Проверьте помещение.

Безликие плавно перешли к действию, каждый сам определил свое задание.

Купер взял руку Бобби и позволил старому приятелю поднять его.

– Как поживают психи?

– По-сумасшедшему, – ответил Куин, оглядываясь вокруг. – Твоя работа?

– Ха-ха. Тут все так было до нашего прихода. Ты давно наблюдаешь за этим местом?

– Ничего мы не наблюдали.

– Так как же… – Купер замолчал, увидев ухмылку на физиономии Куина – настоящий котяра с канарейкой в пасти. – Твою мать! Ты вел нас.

– С самого сегодняшнего утра. А прежде и не знал, что вы в городе. Но когда увидел, как ты припустил за Каузеном, то подумал: «Бобби, старина, ты можешь гоняться за призраками, как псих, а можешь полежать тут, нянча свои яйца, а Куп тем временем сделает работу за тебя». ЛНС, старина. ЛНС.

– Линия наименьшего сопротивления, – автоматически проговорил Купер. – Рад тебя видеть.

– И я тоже. Хотя это не означает, что я не дам тебе пенделя. Доктор Парк, вы можете встать.

Итан поднялся и неуверенно подошел к ним:

– Здравствуйте, агент Куин.

– А вот вам пенделя я точно дам, – заметил Итан.

– Извините, что убежал. Я защищал свою семью.

– Да бросьте вы. Где ваш босс?

Итан пожал плечами.

Один из Безликих вырос перед ними и доложил Куину:

– В здании и вокруг все чисто, сэр. Никаких признаков разыскиваемого.

Куин кивнул и скомандовал:

– Закройте дверь и осмотрите улицу. Если Каузен вернется, не спугните его. А пока нужно арестовать то, что тут есть. Запакуйте всё: все терминалы, всё оборудование, каждый фартучек.

– Постойте, вы не можете это сделать… – встрял Итан.

– Доктор Парк, очень вам советую сменить тон.

Итан глубоко вздохнул и поднял руки ладонями наружу:

– Извините. Я просто хотел сказать, что пока не стоит перемещать оборудование. Оно может утратить установки, если его обесточить. А нам необходимо знать, какие были исходные установки.

– Ну хорошо. – Куин втянул воздух сквозь сжатые зубы. – Наделяю вас необходимыми полномочиями. Помогите ребятам собрать все.

Итан посмотрел на Купера, тот кивнул. Ученый поспешил к столу со словами:

– Постойте, не трогайте это, пожалуйста…

Куин снял шлем и, взяв его под мышку, спросил:

– Как дела у Тодда?

– Пришел в себя. Доктора говорят, никаких необратимых повреждений нет.

– Старина, это же здорово. Где они теперь?

– В Тесле.

Лицо Куина потемнело.

– В Новой Земле Обетованной? Что тогда ты делаешь здесь?

– У меня нет выбора. Работа Каузена – почти единственная надежда предотвратить войну.

– Сэр!

У спецназовца, который прервал их, щиток был поднят, и Купер, глядя на него, вспомнил, как молоды большинство из них.

– Тут все вычищено, – сказал парень. – Накопители серверов отсутствуют, установки аппаратуры стерты.

– А какие-нибудь записи?

– Нет, сэр. Но нам удалось проникнуть в систему безопасности. – Он помедлил. – Я не думаю, что разыскиваемый вернется.

Куин в раздумьях развернулся и подошел к экрану. Купер двинулся следом. На записи с камеры наблюдения все в лаборатории было в порядке, скамья стояла на своем месте, оборудование было целехонько. Судя по метке времени, запись была сделана полчаса назад. Наконец на нетвердых ногах появился доктор Каузен, скинул с себя запятнанную кровью одежду. Вид у него был размочаленный, но он не обращал на это внимания – доставая сэндвич из холодильника, не заметил, что он не один.

Впрочем, если бы и заметил, это ничего бы не изменило.

– Да чтоб тебя! – воскликнул Куин, уставившись на экран. – Кого мы видим…

Из спальни вышел Джон Смит, а с ним мужчина и женщина, которых Купер узнал. Да и как было не узнать: у него все еще был ордер от ДАР на убийство обоих. Харуто Ямато и Чарли Герр. Сверходаренные первого уровня, разыскиваемые за многочисленные устрашения и убийства.

Видимо, Эйб что-то услышал, потому что развернулся. Долю секунды они смотрели друг на друга, потом Эйб бросил сэндвич и пустился наутек. Он преодолел половину расстояния до двери, когда вдруг перед ним появился какой-то громила и заблокировал ему путь к выходу.

– Пол Йорк, – сказал Куин, не отрывая глаз от экрана. – Взрывал вербовочные центры в Калифорнии.

«Три известных террориста, не считая самого Смита. Многовато для одного ученого».

И сразу же следующая мысль: «Смит никогда ничего не делает, не просчитав все возможности».

Три бойца окружили Эйба, который рядом с ними казался хрупким – впалая грудь, груз лет за плечами.

Но хрупким он казался до того мгновения, пока не перевернул одну из скамей с такой силой, что она приподнялась над полом и ударила Герр. Тем же движением он извлек из воздуха скальпель и с разворота всадил его в грудь Йорка. Алая струйка хлынула на скамью, на пол и на ближайшую стену. Здоровяк пошатнулся, его повело назад, и тогда Эйб повернулся к Ямато, который увернулся от падающей аппаратуры и принял боевую стойку. Глаза Ямато были закрыты, но его руки мелькали с головокружительной скоростью, блокируя и отражая град ударов доктора…

Джон Смит поднял миниатюрный пистолет и нажал на спусковой крючок. Руки Эйба вспорхнули к шее, прикоснулись к крохотной стрелке, торчащей из кожи.

И он упал.

На видео без каких-либо команд Смита все тут же взялись за дело. Йорк залил свою рану на груди пенистым спреем, а Ямато начал связывать Эйба Каузена. Чарли Герр, откинув назад волосы, принялась манипулировать компьютерами, разбирать, извлекать накопители. Джон Смит осматривался, стоя в центре лаборатории и медленно поворачиваясь. Когда он увидел камеру наблюдения, на его губах расцвела улыбка. Они с Купером взирали друг на друга, и если их что и разделяло, то время, а не расстояние.

Потом Джон Смит послал ему воздушный поцелуй.

Несколько мгновений Купер не мог ни говорить, ни дышать. Руки у него тряслись, а в ушах шумело так, как не шумит просто от тока крови. Он даже не отдавал себе отчета в том, что шелохнулся, когда Куин сказал:

– Ты где…

– Тут рядом есть бар.

* * *

Вообще-то, Купер не думал, что бурбон ему поможет. И пока что находил подтверждение своей правоте, но настойчивость он относил к добродетелям. Рядом с ним Куин попивал содовую. С нескрываемой завистью поглядывая на стакан Купера, он спросил:

– И что теперь?

– Теперь я закажу себе еще.

Купер допил остатки бурбона и показал пустой стакан бармену.

– Я имел в виду… – начал Куин.

– Я знаю, что ты имел в виду.

На пыльные бутылки падал неоновый свет. Купер потер глаза и сказал:

– Три недели назад Джон Смит был у нас в руках, мы приставили ему пистолет к голове, но решили «поступить правильно». А должны были убить.

– Три недели назад все было по-другому. Забавный мир, как думаешь?

– Уморительный.

Подошел бармен, стал наполнять стакан Купера, и они замолчали. Купер дождался, когда бармен отойдет, пригубил бурбон и спросил:

– У тебя что за игра со Смитом?

– Никакой игры.

– Ты позволишь ему уйти?

– Весь мир горит, а вода в дефиците, – пожал плечами Куин. – Смит семь лет избегал ареста. Нет никаких оснований считать, что теперь что-то изменится. И потом, его фигура утратила прежнюю приоритетность.

– То есть?

Куин посмотрел на него дурашливым взглядом:

– Может быть, ты уже слышал новость? О том, что взорван один большой белый домик.

– Проблема не в Эрике Эпштейне. И не в Новой Земле Обетованной.

– Многие покойники возразили бы тебе.

– То была самозащита, – сказал Купер. – Если школьный хулиган постоянно тебя задирает, то недостаточно обменяться с ним ударами. Нужно его уложить и отмутузить. Показать всем, что задирать тебя небезопасно.

– Так, значит, в твоем сравнении Америка – школьный хулиган? – натянуто спросил Куин.

– Я хочу сказать, что Эпштейн остановился. А мог ведь и не останавливаться. Он мог нанести ракетные удары по всем военным базам, забросать все атомными бомбами. Но он продемонстрировал сдержанность.

Костяшки пальцев Куина на стакане побелели. Он долго молчал. А когда заговорил, голос его срывался.

– Не могу разглядеть этого конкретного оттенка серого. И мой прежний напарник тоже не смог бы.

Куин был прав. Прежний Купер выбил бы зубы теперешнему.

«Какие изменения могут произойти за год!»

– Ты не был в НЗО, – тихо сказал Купер. – Все говорят о них как об армии слюнявых насильников. Но на самом деле, Бобби, они только мальчики и девочки. Горстка умнейших мальчиков и девочек, которые собрались в пустыне, чтобы построить новый мир, потому что они боятся старого. И у них есть все основания для опасений. Ты помнишь?

Куин уже собирался ответить, но последнее слово застало его врасплох. Купер увидел, что его напарник задумался обо всем, что им стало известно: злоупотребление властью теми, кто должен был использовать ее для защиты. Приказ президента убивать собственных граждан. Взрыв биржи, подготовленный кем-то в правительстве, и перекладывание вины на Джона Смита. Планы микрочипировать всех анормальных. Академии, где промывают мозги детям. Все то, что делали обычные люди не из-за своей одержимости злом, а из такого же чувства страха.

– Может быть, ты и прав, – сказал Куин, – но они напали на нас. Они убили нашего президента и наших военных.

– Что бы там ни говорили американские власти в последние пятьдесят лет, но политика «Они нанесли удар по нам, и мы им ответили» – никакая не военная стратегия. Меня учили, что победоносные войны развязываются ради получения большой выгоды. В чем выгода в данной ситуации? Хотел бы я знать. Как должна выглядеть победа? Сровнять Вайоминг с землей? Убить всех сверходаренных?

– Ну его к дьяволу, – вздохнул Куин, взял свой стакан с содовой и помахал бармену: – Налейте-ка мне чего покрепче.

Получив стакан с виски, он сказал:

– Ну хорошо, убедил. Но объясни мне, почему я должен ловить Смита.

– Из-за Каузена. Ты знаешь, что он принял сыворотку собственного изготовления? Стал мозганом.

– Сообразил сегодня утром, – ответил Куин. – Иного объяснения его бойцовским способностям и быть не может. Но что дальше?

– По предположению Итана, его сыворотка не просто обращает людей в анормальных. Она делает их сверходаренными в высшей степени, наделенными всеми возможными способностями.

– По-твоему, Смит хочет сам стать таким? Выпить волшебного зелья, купить геройский плащ и превратиться в суперзлодея?

– Нет, – мотнул головой Купер. – Итан сказал, что их сыворотка не оказывает никакого воздействия на сверходаренных, что объясняется имеющейся у анормальных эпигенетической структурой. Он пытался объяснить, но я от этой науки дурею. Суть в том, что сыворотка действует только на обычных людей.

– И в чем же смысл? – недоуменно пожал плечами Куин. – ДАР исходит из того, что доступ к сверходаренности для всех ослабит напряжение в обществе, а не усилит его. Если все смогут становиться анормальными, то поводов для опасений станет меньше. А это вовсе не играет на руку Смиту. Может быть, он просто хочет уничтожить сыворотку раз и навсегда?

– Ни в коем случае. Он лично пришел за ней. А если он подставляется таким образом, этому есть одна причина: он предчувствует скорую победу. И работа Каузена крайне важна для его цели.

– Почему?

– Не знаю, – вздохнул Купер, потирая глаза.

– Ты не знаешь.

– Не знаю пока. Но я прав. Это Джон Смит. Он не ведет азартную игру – он планирует. Он эквивалент эйнштейновского ума в области стратегии, ты не забыл?

– Ох, старина, мне кажется, ты потерял перспективу. Джон Смит – козел, но у него, может быть – может быть, – тысячи две преданных последователей. Я просто не понимаю, как он может взять верх над тремястами миллионами американцев.

– Речь же не идет о генеральном сражении. Ты посмотри, чего сумели достичь «Дети Дарвина». А они лишь крохотное ответвление его организации, их всего-то человек тридцать. Но им удалось заблокировать три города, разрушить систему поставок и натравить обычных людей друг на друга. Цивилизация – вещь хрупкая. Сейчас возобновились поставки в Талсу и Фресно, но Кливленд сгорел дотла. А это всего лишь один из этапов большого плана Смита.

Куин допил виски и поставил стакан на стойку. Несколько секунд они сидели в тишине, нарушаемой только постукиванием бильярдных шаров и бормотанием трехмерного телевизора. Куин всегда был планировщиком Купера, стратегом рядом с ним, тактиком, и сейчас Купер давал ему возможность подумать.

Наконец Куин сказал:

– Теперь для того, чтобы хаос воцарился, нужен лишь небольшой толчок. Люди запасаются едой, бегут из городов. А на носу зима.

– Что бы ни надумал Смит, воплощение в жизнь его планов лишь усугубит ситуацию. Неразбериха и беспорядки – его любимое оружие. Он хочет, чтобы страна погрузилась в хаос. Хочет, чтобы каждый район стал независимым государством. В открытом бою против нас у него нет шансов, но если ситуация ухудшится, если начнется мародерство, беспорядки, сепаратизм, массовый голод, эпидемии, появятся полевые командиры…

– Тогда ему и не нужно будет генерального сражения. Он будет идти к цели поэтапно. – Куин издал звук, не похожий на смех. – Даже если ты прав, то ДАР ничего с этим не может поделать. Мы с удовольствием пристрелим Смита, если он попадет в перекрестье прицела, но весь департамент – да вся страна, черт побери, – не видит иного врага, кроме НЗО. Как я уже сказал, пожар охватил весь мир.

– Я знаю, – сказал Купер. – Но мне, возможно, понадобится твоя помощь.

– В чем?

– Закончить то, что я начал. – Он поставил стакан на стойку и поднялся. – Я должен найти Джона Смита. И убить его.

Дорогие товарищи!

Мы, продолжая демонстрировать боевой дух и мощь великой Корейской Народной Республики в нашем неуклонном движении к неминуемому свету блистательной победы, предлагаем послание надежды угнетенным суперменам мира.

В темноте обрушившихся систем, в которых вы родились, ваша одаренность использовалась против вас, как это происходит всегда, если собаки правят тиграми. И потому именно в коррумпированных странах величие души и цели унижаются, посрамляются и презираются.

И потому я передаю полное любви приглашение тем, кто всего лишь хочет жить в солнечных лучах революции. Приезжайте к нам, наши одаренные друзья, приезжайте к нам, наши блестящие соратники. Приезжайте домой к вашему народу, который живет с чистыми помыслами и ясными целями.

Настало время открыть давнюю тайну: Корейская Народная Республика состоит исключительно из сверходаренных. Каждый мужчина, каждая женщина, каждый ребенок здесь наделены исключительными способностями. И в самом деле, именно благодаря мудрой, доброжелательной и самоотверженной борьбе нашей партии на свет появились так называемые анормальные, разработанные нашими учеными, которые идут во главе прогресса и являются одной из многих причин, почему наша замечательная страна светит в мире, как маяк.

Мы приглашаем наших сестер и братьев отвергнуть обанкротившиеся методы их коррумпированных хозяев и вернуться домой, чтобы присоединиться к нашему маршу в будущее по дороге судьбы. Прекрасное настоящее нашего народа может стать ярким процветающим будущим для всех на пути нашего бессмертного народа к вечности…

Извлечения из произнесенной 3 декабря речи Верховного Вождя Ким Йонг Уна, Первого Секретаря Рабочей Партии Кореи, Первого Председателя Национальной Комиссии по Обороне Корейской Народной Республики и Верховного Главнокомандующего Корейской Народной Армии

Глава 8

Хотя Оуэн Лиги пришел в политику из разведки, он никогда не был полевым агентом, и его образ рыцаря плаща и кинжала стал тускнеть.

Он покинул Кэмп-Дэвид ни свет ни заря, единственный пассажир на транспортном самолете, набитом ящиками с медицинским оборудованием. Приземлившись в Денвере, он уселся на заднее сиденье гражданской «хонды».

Машину вели агенты Секретной службы, а Лиги следующие часы провел, читая под одеялом, как подросток, которому положено в это время спать. В Шайенне агенты остановились посреди автомобильной мойки и провели его мимо шлангов, из которых текли струйки воды, в прибранную комнату ожидания.

Он прихлебывал прогорклый кофе, а энергичная молодая женщина полчаса гримировала его: наложила какую-то похрустывающую резиноподобную пасту, после чего он стал выглядеть на пятнадцать лет моложе, тени для углубления глаз, пудру для придания коже темного оттенка, приклеила аккуратные усики. Закончила она, надев на него бейсбольную кепку, и отошла на два шага, чтобы со стороны оценить свою работу.

– Как я выгляжу? – спросил Лиги.

Говорить ему было больно, но он считал, что должен быть признателен: он откусил себе целый сантиметр передней части языка во время атаки на президента Рамирес. Президентская медицинская команда продемонстрировала мастерство, благодаря которому он вообще мог говорить.

– Вид незапоминающийся, – сказала женщина. – Сейчас будет ваш двойник, сэр.

За близнецов их бы вряд ли кто принял, но по сложению и одежде они были неотличимы.

Лиги взял ключи и направился к ожидающему его пикапу. Судя по внешности женщины на пассажирском сиденье, ей перевалило за шестьдесят, но легкость ее движений опровергала это – она обладала грацией профессионального спортсмена, а в ногах у нее лежал автомат. Она была абсолютно непримечательной, и он лишь порадовался, что поездка до Ролинса, штат Вайоминг, займет всего час.

Как бы ни выматывали эти меры предосторожности, они были совершенно необходимы. Один Господь Бог мог знать, что бы случилось, если бы Эрику Эпштейну стало известно о встрече министра обороны Соединенных Штатов с виджилантами, разбившими лагерь у ворот Новой Земли Обетованной.

Когда они добрались до места, уже смеркалось. Лиги знал, что Миллер приступил к структурированию виджилантов, объединял и вдохновлял людей. Но одно дело просматривать спутниковые изображения, а другое – проехать по лагерю. Он увидел полностью экипированный палаточный город со многими тысячами обитателей. Фанерные щитки с надписями от руки указывали на расположение блока бытового обслуживания, столовой, тренировочных площадок. Надпись на простыне, натянутой между двумя пикапами, гласила: «НОВОПРИБЫВШИЕ». Стрелочка под надписью указывала на восток, где стояла большая открытая палатка. Лагерь кишмя кишел людьми – они обустраивались, разговаривали, тренировались, и каждый час прибывали новые. Здесь, конечно, собрались почти одни мужчины, но в диапазоне от крутых ребят в кожаных куртках до жителей пригородов в пуховиках. И все при оружии.

«Эпштейн посеял ветер, а теперь пожнет бурю», – подумал Лиги.

Следом за этой мыслью появилась еще одна: «То же самое можно сказать и о тебе».

Когда он отдавал приказ атаковать лагерь Эпштейна, намерения его отличались простотой: вынудить президента действовать в ответ на все возрастающую угрозу со стороны анормальных. Он хотел маленькую победоносную войну, которой легко управлять и после которой мир станет стабильнее. Мир, где сверходаренные будут цениться, но и где их будут контролировать. Нет, сам он их не ненавидел. Просто собственных внуков любил больше.

Конечно, события стали развиваться не так, как он планировал. Цель состояла в том, чтобы подчинить анормальных, а не уничтожить их. Но после бойни в пустыне и разрушения Белого дома… что уж тут говорить. Его маленькая победоносная война грозила теперь поглотить всю страну. Большинство хотело, чтобы армия прикрепила штыки к автоматам и пошла в бой.

А это обернулось бы катастрофой. Причин тому имелось множество сложных и одна простая: именно анормальным мир был обязан многочисленными достижениями последних десяти лет. Уничтожить большинство американских сверходаренных было равносильно выстрелу в голову американскому народу.

«Время еще есть. Ты имеешь возможность развернуть ситуацию в обратную сторону. Эта армия оборванцев тебе поможет».

Лиги лениво обдумывал, что им делать с санитарными условиями, ведь, вообще-то, пятнадцать тысяч человек производят немало экскрементов.

* * *

– Сэр, какой сюрприз – сам министр обороны, – сказал генерал.

На нем была запыленная полевая форма, под ногтями грязь, а из нагрудного кармана рубашки торчали очки. Следом шел еще один военный, лет пятидесяти, стройный, с глазами убийцы.

– Сэм, давайте без лишних церемоний. Просто Оуэн, – протянул руку Лиги.

Рукопожатие Миллера было, как всегда, твердым.

– Лук Хаммонд. Мой второй номер, – представил он спутника.

Хаммонд кивнул, ничего не сказав. Он беззвучно прошел по палатке и занял место у дальней стены. Палатка имела адаптивный камуфляж, и за его спиной пришел в движение рисунок ткани с вкраплениями нанороботов.

– Я видел попытку покушения по телевизору, – сказал Миллер. – Скоординированная атака?

– Трое человек, – кивнул Лиги, – все анормальные. Две штурмовые винтовки и один гранатомет. Секретная служба их уложила.

– С вами все в порядке?

– Откусил кончик языка. Нарастили трансплантацией ткани. Новые технологии: выращивают в пробирке мышцы из стволовых клеток. Боль адская. Доктор сказал, мне еще повезло – не повлияло на речь. – Лиги помолчал. – Такое ранение означало бы конец карьеры. Никому не нужен шепелявый министр обороны.

Миллер чуть улыбнулся, но не рассмеялся.

– А президент? – спросил он.

– Порезы, синяки и благодарность за советы в области безопасности. Она перевела свой офис в Кэмп-Дэвид.

– Хорошо.

Самюэль Миллер по-прежнему держался как двухзвездный генерал. Как человек, привыкший нести на своих плечах груз ответственности.

– Значит, насколько я понимаю, сегодняшнего разговора между нами не было, – сказал он.

– Ценю ваше понимание.

– А я ценю ваше уважение – вы приехали сюда лично. Но вы должны знать, что мы – люди убежденные. – Миллер поднял руку, не давая Лиги ответить. – Мы – гражданская организация на земле, принадлежащей частному лицу. Если ближе к делу, нас здесь почти пятнадцать тысяч и каждый день прибывают новые. Простые мужчины и женщины, которые хотят сражаться за свою страну, даже если это означает неподчинение президенту. И мы не отступим. Если вы захотите избавиться от нас, вам придется прислать сюда армию.

– У вас, Сэм, сложилось неверное представление. Я здесь не для того, чтобы просить вас разоружить вашу армию.

Брезент палатки волновался и хлопал в пасти западного ветра.

– Я здесь для того, чтобы просить вас воспользоваться ею, – закончил Лиги.

* * *

– Мы можем весь день рассуждать о демократической нравственности и доктрине применения силы, – сказал Лиги. – О политическом климате, влиянии прессы, плюсах и минусах необъявленной войны. Но в сухом остатке речь идет о том, что иногда для защиты Америки необходимо так делать дела, чтобы в них не просматривалось участие правительства. И вот сейчас перед нами такой случай. Независимо от личных чувств кого бы то ни было к анормальным или Эрику Эпштейну, Новая Земля Обетованная несет в себе прямую угрозу безопасности Америки.

– Понимаю, – неторопливо кивнул Миллер. – Вам нужны кошачьи лапки.

– Как и всегда, Америке требуются солдаты, которые сделают то, что нужно для ее защиты, – сказал Лиги.

– И к тому же обеспечат возможность правдоподобного отрицания, – добавил Лук Хаммонд.

Лиги почти забыл о его присутствии – Лук за все время разговора пока не проронил ни звука.

– Это не политический маневр, – мотнул подбородком Лиги, – а практический. Если атаковать силами армии США, Эрик Эпштейн использует все имеющиеся у него в наличии средства для нанесения ответного удара. Мы принимаем меры для ограничения ущерба, но за последние пятьдесят лет страна впала в такую зависимость от технологий, что не может защитить себя от НЗО. Компьютеры регулируют все – вплоть до управления канализацией. Любая победа станет пирровой. Если мы не хотим вернуться к аграрному обществу на лошадиной тяге, то должны понимать, что анормальные могут нанести нам слишком большой ущерб. Но виджиланты, действующие без санкции правительства, способны добиться успеха, не доводя противостояние до такого уровня.

– И какую поддержку вы нам предлагаете?

– Никакой.

– Никакой?

– Ни оборудования, ни войск, ни советников, ни разведданных, ни воздушной поддержки. Между нами не должно быть никакой связи. Да что говорить, я предполагаю, президент осудит любую атаку на Новую Землю Обетованную и прикажет вам сложить оружие. А когда вы откажетесь, она прикажет армии остановить вас.

Хаммонд и Миллер переглянулись.

– В таком случае… – начал генерал.

– Но армия не станет этого делать, – прервал его Лиги и выдержал паузу, чтобы собеседник переварил услышанное.

Издалека до них донеслись звуки выстрелов: равномерные, организованные хлопки со стрелкового полигона.

– Военные не будут вмешиваться, – пообещал министр. – Вот что я вам предлагаю.

Миллер почесал подбородок. Хаммонд смотрел перед собой глазами убийцы. Наконец генерал сказал:

– Оуэн, то, что вы предлагаете, похоже на государственный переворот.

– Нет. Военные не собираются захватывать власть. И я тоже. В этом-то и суть. Мы вас не остановим, потому что у нас не будет такой возможности.

– Растехнологизация, – сказал Миллер.

Лиги кивнул:

– Президент Рамирес приказала перевести все дислоцированные внутри страны вооруженные силы на нетехнологический уровень, практически на штыки и сапоги. Я руковожу процессом и могу вам гарантировать, что вы докажете нашу неспособность к военным действиям, несмотря на все наше желание исполнить приказ президента. У нас просто не будет для этого сил. А если мы снова вооружимся, то опять дадим Эпштейну те же возможности, которыми он воспользовался две недели назад.

– А идти на такой риск нельзя, – согласился Миллер. – Но сегодняшняя ситуация не может продолжаться долго.

– Понимаю. Я исхожу из того, Сэм, что вы будете действовать быстро. В таком случае армия без всякого обмана сможет утверждать, что бессильна. Что, несмотря на справедливый гнев президента, предыдущая атака Эпштейна доказывает: мы не собираемся вмешиваться.

– Но что может помешать ему в любом случае предпринять отчаянную попытку нанести ответный удар? – спросил Лук Хаммонд, подавшись вперед. – Если он увидит, что НЗО гибнет, то почему бы ему не забрать с собой всю остальную страну?

– Две причины. Во-первых, нужно быть первостатейным социопатом, чтобы атаковать невинных граждан по всей стране, если они не атакуют его… если на самом деле его поддерживают. У Эпштейна много недостатков, но он не монстр. Во-вторых, НЗО не будет уничтожена полностью. Ваша армия не сможет преодолеть Кольцо Воглера. По крайней мере, без военной поддержки, и Эпштейн это знает.

– Тогда какой смысл во всей операции? Вы просите нас вести войну, которую, как вы сами утверждаете, мы не можем выиграть.

– Геноцид не есть выигрыш, – сказал Лиги. – Бог ты мой, дружище, неужели вы думаете, что я хочу уничтожить всю Обетованную? Моя цель состоит в том, чтобы поставить Эпштейна на колени.

– Такова ваша цель, – заявил Хаммонд. – Но не наша. Что в вашей цели есть для нас?

– Возмездие. Ваша армия наносит удар возмездия, которого все мы отчаянно желаем. Задайте хорошую трепку НЗО, покажите сверходаренным, что каждое действие имеет последствия. И попутно вы защитите Америку. Разве не этому вы посвятили всю жизнь?

Хаммонд собрался ответить, но Миллер, подняв руку, остановил его и спросил:

– А конечная цель?

«Маленькая победоносная война. И будущее для моих внуков», – подумал про себя Лиги, а вслух сказал:

– Мир. Что же еще?

Глава 9

– …и я говорю, что они не могут безнаказанно убивать наших братьев. Они не могут безнаказанно убивать наших руководителей. Мы дадим им ответ.

Человек, прямой, как жердь, и с огнем в глазах, расхаживал по крыше автобуса, на боку которого был нарисован орел и написано: «НОВЫЕ СЫНОВЬЯ СВОБОДЫ». Автобус стоял среди людского моря, все они не умещались на экране. Ползущая строка внизу называла оратора: Сэм Миллер, генерал-майор армии США в отставке.

– Двести пятьдесят лет назад против тирании поднялась небольшая группа людей, хотя им противостояла самая мощная армия того времени, а они были фермерами, лавочниками и банкирами. Они были обычными мужчинами и женщинами, которые сказали: «Хватит. Мы положим этому конец». Они встали как один и изменили мир. Сегодня наши враги не отделены от нас океаном, они не коммунисты и не чужестранные короли. Современные враги Америки выросли в наших домах. Они ели нашу еду, ходили в наши школы, молились в наших церквях. А потом, когда им взбрело в голову, атаковали нас самым трусливым образом. Им даже не хватило смелости вступить с нами в открытую схватку. Они убивали с помощью компьютера.

Последнее слово было произнесено с отвращением, и толпа ответила оратору осуждающим гулом, относящимся к этому слову, и одобрительными выкриками касательно речи в целом.

– Нет, – сказал он, когда слушатели успокоились. – Сегодняшние враги Америки не по другую сторону океана. Они в самом сердце нашей великой страны. Восемьдесят семь квадратных миль, – он показал себе за спину, – в той стороне, в городе Тесла. Оттуда террористы предприняли атаку, в которой прямо у нас на глазах погибли наши сыновья и дочери. Люди при власти убеждают нас не обращать внимания на предательский удар. Подставить другую щеку. Простить тех, кто похитил не только нашу землю, но и наше будущее. И мы стоим перед выбором. Лечь и смотреть, как зачахнет и умрет мечта под названием Америка. Или воспротивиться, как патриоты в старину.

Только не заблуждайтесь на сей счет. Если вы пойдете со мной, то слабаки во власти обрушатся на вас. Если вы пойдете со мной, то, возможно, прольете свою кровь. Если вы пойдете со мной, вам, может быть, придется отдать свою жизнь.

Но в истории, которую будут изучать дети наших внуков, этот день будет запечатлен навсегда. Он будет запечатлен навсегда, как день, когда Америка погрузилась во тьму, или же как блестящее мгновение, когда группа простых людей, фермеров, лавочников и банкиров, поднялась и сказала: «Хватит. Мы положим этому конец».

Миллер в ожидании опустил микрофон.

Началось с первых рядов:

– Мы положим этому конец.

– Мы положим этому конец! – подхватили стоявшие сзади.

И наконец вся толпа в один голос принялась скандировать:

– Мы! Положим! Этому! Конец!

Мы! Положим! Этому! КОНЕЦ!

МЫ! ПОЛОЖИМ! ЭТОМУ! КОНЕЦ!

Миллер стоял неподвижно среди накатывающих волн звука, смотрел на свою армию, а потом в идеально четком салюте щелкнул каблуками и приложил два пальца к виску.

Перед камерой появился репортер в походном облачении и с серьезным выражением сказал:

– Отставной двухзвездный генерал Самюэль Миллер обращается к толпе, собравшейся близ Новой Земли Обетованной и за две недели выросшей до двадцати тысяч. Поддержка Новых Сыновей Свободы нарастает, помощь поступает как от рядовых жертвователей, так и от миллионеров вроде Райана Лучши, основателя и генерального директора национальной сети продуктовых магазинов «Лучшие продукты»…

Купер свернул планшетник и протер глаза. Вертолет был гражданским, более тихим и менее дерганым, чем те, к которым он привык, но Итан Парк на соседнем сиденье явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– И мы летим туда?

– Это то, над чем пролетаем. Миллер забыл сообщить, что эти восемьдесят миль заселены, защищены и обнесены здоровенным забором.

Путь до НЗО занял больше, чем хотелось бы Куперу. Были времена, когда Эпштейн высылал за ним реактивный самолет. Но в сложившихся обстоятельствах на путешествие потребовалось два дня, две машины, поезд, а теперь еще и вертолет.

– И все же… Вы уверены, что там самое безопасное место?

– Откровенно говоря, док, я даже не понимаю, что сегодня означает ваш вопрос.

– Он означает, черт бы вас побрал, что вы убедили меня перевести туда мою семью. Он означает, что моя жена и четырехмесячная дочь сейчас на другом вертолете летят туда, где, судя по всему, происходят военные действия.

– Вы бы чувствовали себя в большей безопасности на Манхэттене? – спросил Купер, смерив его взглядом. – Убедить Бобби Куина отпустить вас со мной – знаете, чего мне это стоило? Да я теперь его должник до гробовой доски. А если бы он знал, куда мы направляемся, то он бы вас ни за что не отпустил. Или вы предпочитаете, чтобы за вами охотился ДАР? Я уж не говорю про Джона Смита.

– Нет, – выдохнул Итан. – Просто я… я никогда не подписывался на участие в войне.

– Это вас не спасает, когда кругом падают бомбы.

Вертолет стал делать поворот, и в иллюминаторе Купер увидел зеркальный город Теслу. На полуденном солнце сверкало солнцезащитное стекло.

– Единственный выход – участие, – сказал он. – Вы помогли Эйбу найти способ делать людей сверходаренными. Пройдите тот путь еще раз, и тогда генерал Миллер с его бандой для нас не проблема.

Тесла за стеклом иллюминатора увеличивалась в размерах. Город представлял собой аккуратную решетку вокруг скопления сверкающих прямоугольных зданий – корпоративного сердца империи Эрика Эпштейна. Более трехсот миллиардов долларов в активах самых разнообразных бизнесов. Богатство как живое существо, богатство, которое росло, видоизменялось, мигрировало, которое укреплялось за счет более мелких компаний, – и не было таких граней американской жизни, куда бы не дотянулись его щупальца. Трудно было переоценить возможности такой громадной суммы, она превышала рыночную капитализацию «Макдоналдса» и «Кока-колы», вместе взятых, она стала фундаментом для построения нового Израиля в сердце американской пустыни. Места, где сверходаренные могли жить и работать без страха.

По крайней мере, таков был замысел. Купер полагал, что состояние дел обусловило некоторые корректировки.

Посадочная полоса была ему знакома. Он приземлялся здесь дважды. Первый раз – вместе с Шеннон в планере, когда работал под прикрытием и они водили друг друга за нос, а второй – несколько недель назад с дипломатической миссией на борту лайнера, принадлежащего правительству.

«И вот ты снова здесь. Уже не агент и не политик – что-то иное».

Как только шасси коснулось земли, Купер начал отстегивать ремень безопасности. Он не был уверен, что его послание дошло, но если дошло, то его должны встретить…

– И что теперь? Мы с вами попрощаемся? – спросил Итан.

– На какое-то время, – задумчиво произнес Купер, продолжая смотреть в иллюминатор.

– Ну, тогда… я так еще и не поблагодарил вас.

Торжественный тон собеседника вернул Купера к действительности, он повернулся и увидел, что Итан протягивает ему руку.

– Спасибо. Вы спасли мою семью, – сказал Итан. – Я в долгу перед вами.

– Не стоит того.

– Откровенно говоря, у меня такое чувство, что весь мир в долгу перед вами.

Это неожиданное и, возможно, преувеличенное проявление чувств тронуло Купера.

– Спасибо, док, – пожал он протянутую руку. – Вы держались молодцом.

Они простояли так несколько мгновений в рукопожатии, и сердце Купера наполнилось теплотой – ему всегда становилось тепло, когда он видел проявления верности и духа товарищества. Это чувство наполняло его гордостью все те годы, что он был солдатом.

Открылась дверь, и в проеме Купер заметил три бегущие к нему фигуры. Он спрыгнул на посадочную полосу и побежал им навстречу, схватил сына и дочь, прижал к груди. Все они смеялись, плакали и ликовали, словно обрели последнее безопасное место на земле. Он так прижимал к себе детей, что боялся, как бы не сломать им косточки. Кейт цеплялась за него, Тодд повторял: «Папа, папа, папа!» – и похлопывал его по спине.

Он открыл глаза и увидел Натали – она стояла перед ним с улыбкой на губах, несмотря на страх, читавшийся в ее позе.

– Привет, – сказала она.

– Привет, – ответил он, поставил на землю детей и обнял бывшую жену.

Они замерли, а дети цеплялись за них. День, холодный и серый, стал светлее.

– Мистер Купер, – раздался голос за его спиной.

Обернувшись, он увидел высокую женщину, она была красива беззаботной красотой модели. Ему потребовалась целая секунда, чтобы вспомнить, кто она: директор службы по связям с общественностью Эпштейна. Ее имя…

– Патриция Ариэль, – представилась она. – Я на машине. Мистер Эпштейн ждет вас.

Он все еще обнимал Натали и теперь почувствовал, как ее мышцы напряглись. Тодд и Кейт смотрели на него с одинаковым разочарованным выражением.

Купер перевел взгляд с них на Ариэль и произнес:

– Мистеру Эпштейну придется немного подождать.

– Сэр, он совершенно однозначно сказал…

– Я думаю, что заслужил день с семьей. Если Эрик не согласен, пусть пришлет за мной солдат. – Он лениво улыбнулся. – Но советую ему прислать сразу много.

* * *

Натали и дети по-прежнему жили в дипломатическом квартале, в изысканном трехэтажном доме на площади. В квартире царил тот беспорядок, свойственный семьям с детьми, который Купер так любил: разбросанные повсюду игрушки, книги, одеяла, в раковине тарелки, в воздухе запах приготовленной еды.

Тодд и Кейт говорили без умолку, рассказывали истории, задавали вопросы, а он отвечал без устали: где был, как себя чувствует, не посмотрит ли на этот рисунок, видел ли он такой переворот, встречался ли с новым президентом, заходил ли в их дом, не хочет ли поиграть в футбол.

Да. Да, хочет.

В декабре в Вайоминге холодно, средняя температура порядка минус двадцати пяти, но сейчас термометр за окном показывал два градуса ниже нуля. НЗО, конечно, перешла на метрическую систему. Но ему было тепло, даже куртку надевать не пришлось. Находиться во дворе, играть с семьей – тут не замерзнешь.

Купер подбросил мыском ноги мяч в воздух, перекинул его несколько раз с одного колена на другое и послал Тодду.

– Ты как себя чувствуешь, малыш?

– Нормально, – ответил сын. – Не болит. Но волосы – отстой.

Врачи выбрили ему часть головы, но уже появилась щетинка, отчего это место напоминало сплошной шрам.

– У волос есть хорошее свойство – они отрастают, – сказала Натали.

– Но медленно.

– А я думаю, это здорово, – сказал Купер. – У тебя такой крутой вид.

– Ты похож на чокнутого, – вставила свое слово Кейт и захихикала.

Тодд высунул ей язык, но мяч в ее направлении послал осторожно. Он был хороший мальчишка, снисходительный старший брат. Купер и Натали переглянулись со скрытым удовольствием – между ними возникла та физическая связь, которая появляется после многих лет, прожитых вместе.

«Ты посмотри, что мы произвели на свет».

– И чем вы тут, ребята, занимались? Есть новые друзья?

– Да так, – пожал плечами Тодд. – Я хочу домой.

– А мне здесь еще нравится, – сказала Кейт. – Но теперь по-другому, чем раньше.

– Это как?

– Взрослые все боятся.

Он знал, что его дочь – интеллектуально одаренная, почти наверняка первого уровня. Но от этого ему не стало легче, когда он услышал, как его пятилетняя девочка говорит о страхе всех взрослых вокруг нее.

– А тебе, детка, разве страшно?

– Нет, – ответила Кейт. – Ты нас защитишь.

Она говорила с детской верой, простой убежденностью, что родители защитят ее от мира. Подхватят, если она будет падать, всегда будут стоять между нею и бедой. И правильно – именно так она и должна была думать. И все же ее слова наполнили его смешанным чувством: с одной стороны, гордостью, а с другой – страхом более глубоким и мощным, чем все, что он испытывал прежде.

– Правда же?

– Конечно, дочка, – сказал он.

Но поскольку она могла «прочитать» его, у него был только один способ провести ее: самому уверовать в собственные слова. Все силы отдать на то, что они означают. В эту секунду он был готов спалить целый мир, и не только для того, чтобы его дочери ничто не угрожало, но чтобы у нее не возникало и мыслей о страхе.

– Па, – сказал Тодд с выражением одновременно спокойным и неуверенным, как у человека, хладнокровно заглядывающего в бездонную пропасть, – как вообще это случилось? Все это?

– Не знаю, малыш. – Купер помолчал. – Помнишь, мы с тобой говорили, что есть разные люди?

– Да, но… мама сказала, что президент и многие другие погибли. Это ведь не потому же, что они были разные?

Купер посмотрел на Натали, уловил ее легкое пожатие плечами и еще в одном телепатическом контакте почти услышал ее слова: «Давай, папочка, объясняй, удачи тебе».

У него возникло искушение солгать. Но то, в каком состоянии пребывал мир…

Кейт пнула мяч в его сторону. Он придавил его ногой к земле.

– На твой вопрос нет простого ответа. Ты готов к сложному?

– Да.

Купер посмотрел на Кейт, дочка торжественно кивнула.

– Ну хорошо. Жизнь не похожа на кинофильм, ну, когда плохие парни только и хотят быть плохими, негодяями. В реальной жизни злодеев не так уж много. Люди чаще всего верят, что поступают хорошо. Даже те, кто поступает плохо, обычно считают себя героями, а свои поступки оправдывают тем, что так они хотят избежать большего зла. Они испуганы.

– Но если настоящих злодеев нет, то чего они все боятся?

– Тут, понимаешь, такой замкнутый круг. Когда люди боятся, им легко представить, что все, кто на них не похож, угрожают им. Забыть, что все люди, по существу, одинаковы, что все мы любим наши семьи и хотим жить нормальной жизнью. Но хуже всего то, что некоторые пользуются этим. Они намеренно пугают других, потому что знают: в страхе люди начинают делать глупости.

– Но зачем им нужно, чтобы люди делали глупости?

– Таким способом они хотят управлять другими. Добиваться того, что им нужно.

– А тот человек в ресторане, который пытался тебя убить? Он злодей?

– Да, – сказал Купер. – Злодей. Испорченный. Большинство злодеев в жизни испорченные люди. Обычно не по своей вине. Но какая разница? Они испорченные и делают то, что прощать нельзя. Вроде того, что тот тип сделал с тобой.

Тодд задумался, закусив губу.

– А бывает так, что плохие ребята побеждают?

«Опа».

Помедлив, Купер сказал:

– Только если хорошие им позволяют. А хороших людей гораздо больше.

Он наклонился, поднял мяч и сменил тему:

– Ну а теперь мой черед задать вам важный вопрос.

– Какой?

– Вы здесь уже две недели, – заметил он с хитрым прищуром. – Успели разузнать, где тут достать хорошую пиццу?

Они успели.

* * *

Пожелав детям в последний раз спокойной ночи и закрыв дверь спальни, Купер прошел на кухню. Натали ждала его с бутылкой вина и двумя бокалами. Она, не спрашивая, налила ему, он взял бокал, чокнулся с ней, сел на стул напротив. Они долго молча смотрели друг на друга. Это напомнило ему возвращение домой после длительного отпуска – заходишь в комнаты, раздвигаешь занавеси, проводишь пальцами по скатерти. Заново вступаешь в права собственности на свое пространство.

– Я гордилась тобой сегодня, – сказала она. – Тем, как ты разговаривал с ними.

– И почему они, как обычные дети, не спрашивают, откуда берутся младенцы?

– Они не жили обычной жизнью.

Ему всегда нравилось в Натали то, что ее слова, действия и чувства согласовывались в гораздо большей степени, чем у большинства людей, которых он знал. У нее не было привычки делать что-то исподтишка. Если она злилась, то так и говорила ему.

И потому он понимал, что ее слова – не обвинение, а констатация факта.

«И все же. Причина их необычной жизни – ты. Твоя работа, твои крестовые походы, твоя миссия по спасению мира. Будь ты обычным отцом, они бы жили обычной жизнью».

Конечно, будь он обычным отцом, Кейт теперь находилась бы в академии, ее личность выхолащивалась бы, ее сила и независимость расшатывались, страхи культивировались. Он из личного опыта знал, что собой представляют эти заведения, и поклялся: его анормальная дочь никогда не окажется в одном из них.

«Да, но, с другой стороны, киллер чуть не убил твоего нормального сына. И ты привез своих детей в зону военных действий, поэтому прекрати одобрительно похлопывать себя по спине – мышцы растянешь».

Натали отхлебнула вина:

– Ты надолго?

– На одну ночь.

Она вздохнула, потянулась к нему над столом. Их руки встретились, пальцы привычно переплелись.

– Это важно?

– Мне нужен Джон Смит.

Он почувствовал, как напряглись ее пальцы.

– Это слишком. Почему вся тяжесть ложится на тебя?

– Не знаю, Нат. Поверь мне, я бы не возражал против передышки.

– Ты уверен, что не можешь ее себе позволить?

Он задумался. Вспомнил повешенного паренька на Манхэттене. Солдат, сгоревших в пустыне. Вспомнил, как двигался сегодня утром Эйб Каузен, его уверенность, что он в состоянии поубивать их всех. Вспомнил Джона Смита, с улыбкой посылающего ему в камеру воздушный поцелуй.

– Да, – сказал он. – Уверен.

Она долго с напряжением смотрела на него, и он видел происходящую в ней борьбу. Он так давно ее знал – они были почти детьми, когда впервые соединились, и он наблюдал за ней в самых интимных обстоятельствах более десяти лет. У них была общая судьба – он знал ее так хорошо, что нередко мог предсказать ее слова, хотя она и рта еще не успевала открыть.

Как теперь.

– Хорошо, – сказала она.

Он кивнул и еще раз сжал ее руку. Потом высвободил пальцы, чтобы взять бокал с вином, и…

– Приходи ко мне в кровать.

…поперхнулся: вино попало не в то горло. Он закашлялся, выплюнул остатки в бокал. Когда снова обрел возможность дышать, спросил:

– Как ты сказала?

– Приходи ко мне в кровать.

Он мысленно вернулся на месяц назад, когда они вдвоем сидели в «крепости» из покрывал, сооруженной ими для детей, вспомнил об их поцелуе. В то мгновение он понял: что-то изменилось в них обоих. Они снова пробудились для возможности совместной жизни. Но время, прошедшее с того вечера, было настолько стиснуто, что они не успели разобраться в своих чувствах.

– Нат…

Он смотрел на нее, испытывая страстное желание поймать ее на слове. Дело было не в потворстве или желании, его привлекала личность Натали. Она была одной из самых сильных и сексуальных женщин, каких он знал. И хотя они тысячу раз занимались любовью, но уже давно разошлись, и мысль о таком сочетании опыта и новизны подействовала на него как наркотик.

Она была матерью его детей, а не какой-то случайной встречной. Но он не мог забыть и Шеннон, с которой был близок всего несколько раз. Однако с ней они спасали друг друга от смерти, низложили президента и сражались бок о бок, чтобы остановить войну. Отношения между ними были необычными, и у них не хватило времени понять, настоящая ли это любовь, будет ли продолжение, но все же…

– Ник, перестань.

Натали поставила бокал, наклонилась вперед, уперев подбородок в кулак и согнув другую руку в локте. Уставилась на него горящими бездонными глазами. Ее растрепанные волосы ниспадали на одно плечо, от нее пахло вином и холодным воздухом.

– Я не предлагаю тебе жениться еще раз. Но ты собираешься в путь, на охоту за самым опасным человеком в мире. Я не хочу, чтобы ты уходил, но принимаю неизбежное, и я знаю: ты идешь ради нас. И прежде чем мы расстанемся…

Она смотрела на него, время тянулось, наэлектризованное.

Наконец она поднялась и, хрипловато рассмеявшись, закончила:

– Прежде чем ты уйдешь, приходи ко мне в спальню – трахни меня.

ВЫ ЗНАЕТЕ, КТО ВАШИ СОСЕДИ?

Это знает ДАР. У них есть списки всех анормальных в наших Рассоединенных Штатах. Но если вы спросите у них, они вам ответят как-нибудь так: «Раскрытие запрашиваемой вами информации не отвечает интересам национальной безопасности», потому что может «повредить как коммерческому, так и личному благополучию американских граждан».

Игорь, покажи уже свой приборчик дебилжопизации. Так, хорошо, мой чокнутый юный друг. Нажми кнопочку – посмотрим перевод.

Что? Ты уверен, инвалид ты гребаный?

Гмм. Игорь говорит, что в переводе это будет: «Нас больше заботит, как бы нам поменьше заботиться о мозганах, а побольше о жизни ваших детей».

К счастью, в нашем героино-героическом мире остались еще несколько героев-негеморроев, а многие из них – члены нашего маленького хакер-сообщества.

А потому еще тепленький с серверов ДАР, содранный, как юбка с девицы-готки, вот вам список 1 073 904 анормальных с их адресами. Пользуйтесь.

И исполнитесь благодарности, суки, потому что это, кажется, наша лебединая песня. Прави(вреди)тельство надувает щеки, хочет сдуть наш домик. За вами должок – учините маленький хаос за нас – за кОС. Договорились?

Так что берите. Нет, серьезно, берите. Загрузите, поделитесь с друзьями, распространяйте, как корпоративные деньги Политического комитета действия[17].

Здесь полный список.

Здесь список по штатам.

По городам.

По почтовому коду, ленивая ты жопа.


Этот акт гражданского неповиновения доведен до вашего сведения благодаря веселым пранкерам и озорным косякам из кОС. Все права заворованы.

Глава 10

Помещение имело размеры большого планетария, только вместо звезд в воздухе плавали голографические данные, таблицы и графики, видео– и трехмерные пейзажи, бегущие строки – головокружительное изобилие данных, сияющее на фоне подземной темноты. Для человека средних способностей – для Купера – все это не имело особого смысла. Информации было слишком много. Слишком много несвязанных понятий шли внахлест.

Но для Эрика Эпштейна, который поглощал информацию, как другие поглощают инфоток, здесь содержались все тайны мира. Он заработал свои миллиарды, находя закономерности в функционировании биржевых рынков, он практически вынуждал мировые финансовые рынки закрываться и перестраиваться.

– Ваш вчерашний отказ встретиться был совершенно неприемлемым. Время – важнейший фактор.

– Время всегда важнейший фактор, – сказал Купер и огляделся, постепенно привыкая к полумраку.

Эрик в кенгурушке и кроссовках стоял в центре помещения – бледный шпрехшталмейстер цифрового цирка. Глаза у него впали сильнее обычного, словно он не спал неделю. Рядом с ним его брат Джейкоб в костюме от Люси Вероники за пять тысяч долларов являл образец изящного спокойствия. Два брата были двумя противоположностями – фанатик Эрик и рядом Джейкоб с его спокойной уверенностью. Но на самом деле они функционировали как одна слаженная команда.

Эрик был мозгами, деньгами, перспективой, а Джейкоб – лицом и голосом, человеком, который обедал с президентами и магнатами.

– К тому же я не работаю на вас, – напомнил Купер.

– Не работаете, – согласился Джейкоб, – что вы и продемонстрировали с избыточной ясностью. Что говорить – вы не смогли сделать ничего из того, о чем мы вас просили.

– Неправда. Я убедил президента Клэя позволить вам отделиться. Но это, конечно, случилось до того, как вы его убили.

Вероятно, такая бесцеремонность была не лучшим способом общения с двумя самыми влиятельными людьми в мире, но Купер ничего не мог с собой поделать. Отчасти потому, что его бесцеремонность позволяла ему подавлять закипавшую в нем ярость. Что бы он ни говорил Куину, какие бы философские оправдания ни подыскивал действиям братьев, они тем не менее убили тысячи американских солдат, а это было непростительно.

И отчасти потому, что он еще не отошел от прошедшей ночи. У него с Натали были причины для развода, и весьма основательные, но они не имели никакого отношения к постельным делам. Это он и продемонстрировал весьма доказательно прошлой ночью, пусть теперь от усталости и передвигался с трудом.

Они не говорили о своих отношениях сегодня утром. Дети встали раньше их, а они не хотели смущать Кейт и Тодда. Но если эта ночь корнями уходила в прошлое, он теперь знал, что Натали думает о будущем. И не она одна. Дело было не только в сексе. И даже не в самой Натали. Они хорошо чувствовали себя вместе. Легко. В какой-то момент, когда он отвлекся от жарки блинов, чтобы подать ей кружку кофе, ему стало так хорошо, словно он натянул на себя старые джинсы и любимую футболку. Он почувствовал себя дома.

– Ты сегодня другой, – раздался детский голосок.

Купер, скосив глаза, увидел девочку, устроившуюся на стуле: она сидела, подтянув к груди колени, ее лицо было скрыто фиолетовой челкой. Миллисент, практически постоянная спутница Эрика Эпштейна и одна из самых эффективных чтецов, с какими сталкивался Купер. Она воспринимала внутренние страхи и тайные страсти всех вокруг нее. Прочувствовала слабости своего папочки и жестокость мамочки, когда и говорить еще не начала. Десятилетняя девочка, чья прозорливость позволяла оформлять миллиардные сделки и приводила к убийствам. Как и всегда, Купер испытал прилив жалости к ней – слишком много, слишком много.

– Привет, Милли. Как поживаешь?

– Ты другой. Что-то случилось?

Она подняла голову, уставилась на него старческими глазами с детского лица.

«Натали верхом на тебе, ее ноги сжимают твои бедра, голова закинута назад…»

– Вот оно что, – сказала Милли. – Секс. Но я думала, ты занимаешься сексом с Шеннон.

Купер впервые за последние десять лет почувствовал, что краснеет. Чтобы замять это, он обратился к Эпштейнам:

– Вы приютили Итана Парка?

– Да, – ответил Джейкоб. – Мы предоставили ему лабораторию, во много раз превосходящую все то, что было у него прежде. И дали персонал – все они сверходаренные. Обладая знаниями о работе доктора Каузена, сделать повторное открытие метода генотерапии для воспроизводства одаренных людей – вопрос времени.

– Которого у вас нет.

– Неопределенно, – сказал Эрик. – Исходные данные неясны. Несовместимые факторы, личностные матрицы в состоянии возрастающего стресса, неисследованные переменные. Прогнозы ниже порога достоверности.

– Да? А для них, кажется, все вполне определенно, – заметил Купер, показав на видеоэкран между графиками.

Съемки каменистой пустыни за границами Новой Земли Обетованной велись с высоты птичьего полета. Лагерь гудел, словно улей, двадцать тысяч человек готовились к войне.

– Не имеет значения.

– Вашу границу собирается перейти целая армия, а вы говорите, что это не имеет значения?

– Нет. Термин «армия» неадекватен. Виджиланты. Статистически гораздо менее эффективно.

– Это так, – кивнул Купер. – Но вы никогда не понимали эту составляющую. Эрик, информация не всемогуща. Не всякие чувства поддаются количественной оценке. Вы убили тысячи людей на глазах у всего народа, наблюдавшего по телевизору за устроенной вами бойней. Хотите, я сделаю предсказание?

Он сунул руки в карманы и заявил:

– Я предсказываю, что они идут за вами.

– Вы говорите об этом чуть ли не с радостью, – заметил Джейкоб.

«И ты прав, черт тебя подери, гладенький негодяй. Ты ведь напал на мою страну, моих солдат уничтожил, моего президента убил…»

Купер сделал секундную паузу и вздохнул:

– Я просто устал оттого, что все только усугубляют ситуацию.

– Купер, – сказал Эрик неуверенным голосом. – Я… я не хотел это делать. Они меня вынудили.

Миллиардер оглядел кабинет, словно ища поддержки от кого-нибудь, кто скажет ему, что он прав.

– То решение далось мне нелегко, – пояснил он. – Мне и сейчас нелегко. Я… я слышу их, слышу взрывы, вижу, как умирают люди. Я не хотел их убивать, но они пришли, чтобы убить нас. Собирались убить. Я должен был сопротивляться. Они меня вынудили.

«Темные круги под глазами, крайняя издерганность, плечи, ссутулившиеся больше обычного. Он мучается».

Но и поняв это, Купер не смог испытать сострадания к Эрику.

– Я понимаю, почему вы так поступили. – Его голос звучал ровно и холодно. – Но люди, которых вы убили, не были чудовищами. Они служили обществу. Командиры. Солдаты.

Если вы ищете сочувствия, то ваше обращение ко мне не по адресу.

Эпштейн раскрыл рот, словно от пощечины. Он секунду смотрел на Купера, затем отвернулся и тыльной стороной ладони отер глаза. За его спиной неистовствовал круговорот информационных потоков, в пустоте плавали четкие голограммы. Джейкоб, презрительно взглянув на Купера, подошел к брату и положил руку ему на плечо.

Не оборачиваясь к Куперу, Эрик сказал:

– Виджиланты не являются фактором, подлежащим учету. Ни современного оружия, ни воздушной поддержки. Не являются фактором.

– И опять вы недооцениваете эмоции. В особенности ненависть.

– А вы недооцениваете нас, – резко сказал Джейкоб. – Еще раз: НЗО далеко не беззащитна.

– И тем не менее…

– Другие тоже пытались нас уничтожить. Они умерли. Если попытаются эти – их ждет такая же судьба, – предупредил Эрик и повернулся к нему. – Они сгорят в пустыне.

«Сгорят в пустыне? Такая фраза не может быть случайной».

– Значит, это правда. Слухи о вашем маленьком периметре защиты. О Великой стене Теслы.

– Если под «маленьком периметром защиты» вы имеете в виду огромную сеть микроволновых генераторов, излучающих энергию, способную превратить плоть в прах, а кости – в порошок, то да. Правда, – ответил Джейкоб.

– Я не хочу этого, – сказал Эрик. – Я люблю людей.

И опять у Купера возникло желание ударить его. Накинуться на Эрика, чтобы он почувствовал цену своего поступка, понес наказание за содеянное. Но Купер взял себя в руки. Что бы ни натворил Эрик, голос его несомненно звучал искренне.

«Он не совершал агрессивных действий, всегда оборонялся. Оборонялся жестоко, но неизменно защищая своих людей.

И потом, нравится тебе или нет, но без его помощи тебе не обойтись».

– Джон Смит, – сказала Милли.

Она снова смотрела на него, в ее глазах отражались голограммы.

– Да, – вздохнул Купер. – Как бы плохо ни обстояли дела, он собирается еще больше усугубить ситуацию.

Он рассказал им о том, как нашел Эйба Каузена, о схватке на улице и преследовании на станции метро, рассказал о том, как проявляются сверхспособности Эйба, и сообщил о его похищении.

– Вполне возможно, что Смит хочет препятствовать нам в получении сыворотки, – закончил Купер.

– Нет, – сказал Эрик, – это был бы маневр ученика. А Смит – гроссмейстер. Каждый его шаг имеет целью максимальную эффективность на всех уровнях.

– Согласен.

– Поэтому я и просил вас убить его три месяца назад.

«Боже мой. Три месяца. Неужели прошло всего три месяца?»

Купер мысленно вернулся к своему первому разговору с настоящим Эриком Эпштейном. Эрик пересказывал ему тогда сюжеты из древней истории, о террористах первого века новой эры в Иудее, убивавших римлян и коллаборационистов. Говорил, как их действия спровоцировали реакцию, жертвами которой стали не только убийцы, но все евреи. Эрик сравнил их с Джоном Смитом, сказал, что если его не убить, то не пройдет и трех лет, как армия США нападет на НЗО.

«И только потому, что ты пощадил Джона Смита – больше того, черт возьми, ты его оправдал, – это случилось через три месяца, а не три года.

Ты сделал то, что тебе казалось правильным, то, чему научил тебя отец. И теперь мир страдает из-за тебя. Как ни посмотри – это твоя вина».

– Да, – подтвердила Милли.

Он подавил в себе желание вспыхнуть, накричать на них, сказать, что он из кожи вон лез… Но он заставил себя промолчать, смирил свой нрав, пока не почувствовал, что его голос может звучать ровно.

– Мы знаем о моих ошибках. И о ваших. Но сейчас мы должны забыть о них и подумать, как нам предотвратить катастрофу, потому что Джон Смит явно к ней и ведет мир.

Братья переглянулись.

– Что вы предлагаете? – обратился к нему Эрик.

– Прежде всего мы должны найти Смита. Полагаю, вы не знаете, где он.

– Не знаю.

– А раньше знали.

– То было раньше.

«Так, значит, придется прибегнуть к крутым мерам».

– Тогда мне нужно поговорить с кем-нибудь, кто знает. – Купер глубоко вздохнул и медленно произнес: – Мне нужно побеседовать с человеком, который меня убил.

Я просто хотел проверить, получится ли из этого что-нибудь.

Эрни Айто, 11 лет, объясняет, почему он заразил выращенным дома штаммом ботулизма столовую своей школы, что привело к госпитализации более четырехсот детей и к трем – на данный момент – смертям. Айто, сверходаренный второго уровня, разработал бактериальный штамм в рамках проекта «Ярмарка научных идей».

Глава 11

Когда цепь натянулась, Лук Хаммонд почувствовал, как что-то расцветает в его груди. Радостное чувство, какое он испытывал несколько раз прежде.

В девятнадцать лет в джунглях Лаоса, глядя на горящую деревню, на поднимающийся в потное небо черный дым.

На крыше разбитого дома в Бейруте, наблюдая, как падает в туче пыли древняя мечеть.

Следя на мониторе компьютера, как агенты уничтожают тренировочный лагерь в Сальвадоре.

Он не искал этого чувства. И не гордился им как таковым. Не хотел передать его сыновьям. И пусть он никогда не разговаривал с ними об этом, но подозревал, что и им такое чувство знакомо не меньше, чем ему.

Яростная, жуткая радость разрушения. Торжествующий вопль победы… нет, не совсем так… вопль силы. Силы, которая есть у тебя и которой нет у твоего врага.

Он перешел на более низкую передачу, посмотрел налево, направо, на десятки других пикапов, джипов, жилых прицепов – все они были соединены холодными стальными цепями с забором, за которым укрывались люди, убившие его сыновей.

И тогда он нажал на звуковой сигнал и долго не отпускал. Потом повторил это еще раз.

На третий раз он нажал педаль газа и услышал рев других двигателей – все водители сделали то же самое.

В воздухе раздался визг натянувшейся до предела стали, и Лук отпустил газ, включил заднюю передачу и сдал машину назад на три метра, потом снова бросил вперед. Остальные повторили его маневр, и их совместное усилие передалось через цепи забору. Металл стал изгибаться, земля – коробиться, колючая проволока наверху начала корежиться и запела, столб выскочил из земли вместе с девятнадцатью другими. В зеркало заднего вида он увидел, как обрушился стометровый участок ограждения Новой Земли Обетованной.

Толпа издала радостный вопль:

– Мы! Положим! Этому! Конец!

Тысячи голосов слились в один.

– Мы! Положим! Этому! Конец!

Эти слова бились в его груди, гнали кровь по жилам, распирали легкие.

– Мы! Положим! Этому! Конец!

* * *

Последние дни прошли в безумной активности. Всегда казалось, что еще сто вещей недоделано, тысяча важных заданий не выполнена. Они установили некую командную иерархию – не столько формальную систему званий, сколько свободное распределение обязанностей. Во главе всего стоял Миллер, Лук был вторым номером, а им подчинялись десять других бывших военных, которые и составили высшую командную ячейку. Руководители низкого звена избирались группами, членами которых они являлись. Миллер проявил здесь твердость, требуя, чтобы руководство было неглубоким и широким. Здесь собрались аналитики и рекламщики, президенты байкерских клубов и командиры захолустных группировок виджилантов, организаторы соседских дежурств и добропорядочные граждане. Люди, приехавшие группой, были склонны оставаться внутри ее. Другие группировались по принципу волейбольной команды на пляже. Таким образом, появлялись разношерстные отряды численностью от десяти до двух сотен человек.

Пока система работала. Несмотря на различия между людьми, всех их объединяли гнев, боль и утрата. Случались и ссоры, но реже, чем ожидал Лук.

– Пока мы действуем, – сказал Миллер, – мы одна команда.

– По крайней мере, до первой смерти. Это ведь не армия.

– Смерть сплотит нас еще больше, – мрачно улыбнулся генерал.

Время покажет, подумал Лук, потому что за годы знакомства с Миллером научился не спорить с ним. И потом, работы было выше головы.

То, что началось как спонтанное движение, стало обретать черты целеустремленного действия. Люди разделялись по жизненному опыту: бухгалтеры занимались администраторской логистикой, профессора истории обучали тактике, повара готовили на тысячи человек. Но ничего бы этого не было без частной поддержки.

– Посмотрите, босс, нас спонсируют корпорации, – пошутил Ронни Дельгадо, когда стали прибывать машины от «Лучших продуктов».

Фуры, набитые консервами, бутилированной водой, одеялами, винтовками, боеприпасами, – подарок от Райана Лучши, генерального директора, которого в прессе называли «эксцентричный миллиардер».

– Вот что удивительно в миллиардерах, – сказал Дельгадо. – Бедняков они называют чокнутыми.

Двадцативосьмилетний Дельгадо, бывший национальный гвардеец, был наемным рабочим на ранчо, а сюда его сам Господь Бог послал. Он был неутомим и постоянно шутил, поднимая настроение другим. Но самое главное, он умел обращаться с лошадьми.

Когда генерал Миллер впервые сообщил, что он убедил Райана Лучши отдать им принадлежащих миллиардеру лошадей (Дельгадо: «Эти владельцы корпораций – они, как только разбогатеют, тут же надевают ковбойские сапоги»), Лук не пришел в восторг. Тысячи лошадей у них в тылу представлялись ему шумной, вонючей обузой. Хотя Лук никогда не принадлежал к новому поколению военных, которых он считал скорее хакерами, чем воинами, лошади уж совсем низводили технологии ниже плинтуса.

– Лошади не ломаются, – сказал Миллер. – Компьютерные вирусы им не страшны. И бензина им не нужно.

– А когда у нас кончится еда для них?

– Тогда у нас будет свежее мясо.

* * *

И вот после тяжких трудов и быстрого принятия решений, после работы до пелены в глазах и плохого кофе, их час пришел. Первым их ударом стала дыра в сто метров, проделанная в заборе вокруг Новой Земли Обетованной.

Колонну возглавили пикапы. В каждом, помимо водителя, был еще один человек на переднем сиденье. Все остальное было забито припасами – плотно забито, до последнего сантиметра. Они инверсировали стандартную тактику, выдвинув вперед обоз, но предполагали, что далеко он не уйдет.

Следом пешим ходом шла остальная армия Новых Сыновей Свободы. Они несли рюкзаки и винтовки, двигались свободными группами. Погода стояла морозная, но ясная, и мужчины – и женщины, хотя их было немного, – двигались с нервной энергией, разговаривали, перекрикивались и пели, словно шли на футбольный стадион, а не на войну.

– Вот они – мы, – сказал Дельгадо. – Атака самой большой толпы линчевателей в мире.

– Эй! – резко сказал Лук. – Прекрати эти глупости.

– Да я только пошутил, босс…

– И шутки такие брось. Мы, возможно, и не континентальная армия, но и не ку-клукс-клан. Нами не руководит ненависть.

– Мой брат первым в семье поступил в колледж, – сказал Дельгадо, – в Принстон, получил полный грант на обучение. Он победил на конкурсе пятьсот других претендентов, и его приняли стажером в Белый дом. По большей части он подавал кофе и отвечал на телефонные звонки. Наверное, этим он и занимался, когда Эрик Эпштейн взорвал его. Так что…

– Мои сыновья сгорели заживо, – сказал Лук, стараясь говорить без дрожи в голосе. – Один был пилотом, другой стрелком-танкистом. Каждый из нас потерял кого-нибудь, Ронни. – Он перевел дыхание. – Проверь, как там лошади.

И, помолчав, добавил:

– Эй, и прими мои соболезнования.

– И вы мои тоже, – кивнул Дельгадо.

Лук двигался в толпе, пожимал руки, отвечал на вопросы.

Его знали все, и многие из них при виде него говорили: «Мы положим этому конец». Он отвечал им теми же словами, смысл которых для него уже был потерян, остались одни звуки.

Ему понадобился час, чтобы догнать Миллера. Генерал шел почти в самом начале нестройной колонны. Увидев Лука, он улыбнулся и сказал:

– «И Криспианов день забыт не будет отныне до скончания веков; с ним сохранится память и о нас».

– «О горсточке счастливцев, братьев. Тот, кто сегодня кровь со мной прольет, мне станет братом»[18]. «Генрих Пятый», – закончил Лук. – Ты думаешь, кровь начнет литься сегодня?

– Очень скоро, – пожал плечами Миллер.

– Мы могли бы освободить джип. Тебе не обязательно идти пешком.

– Макартуру тоже не обязательно было десантироваться с армией на Филиппинах. Инженерная часть приготовила для него понтон. Но старик Дуглас знал, что делает.

Генерал посмотрел на часы, окинул взглядом горизонт. Ничего, кроме пыльных кустарников перед далекими горами под мрачным небом. Очень мрачным. Когда начнется разрушение, оно придет сверху.

«И настанет миг, – подумал Лук. – И мы либо победим в этот миг, либо потерпим поражение, и от Новых Сыновей Свободы не останется даже примечания в истории».

– Хотел спросить у тебя кое-что. Министр Лиги – ты ему доверяешь?

– Не особенно, – ответил Миллер. – Оуэн – политик. Но он сделает то, что сказал, и не пустит сюда военных. Он думает, что если мы проникнем в Новую достаточно глубоко, то Эпштейн приползет к правительству на коленях. Променяет свободу своих людей на их жизни.

– Я тоже так его понял. Но если он просто использует нас…

– Ну и что? Прежде всего, это отвечает нашим целям. Но когда он поймет, что у нас другие планы, будет уже слишком поздно.

Лук посмотрел на него проницательным взглядом:

– Ты не собираешься останавливаться?

– Ты был во Вьетнаме. Что ты с тех пор знаешь о частичных мерах?

– Они не работают.

Миллер кивнул:

– Мы пойдем до конца. Сожжем НЗО – камня на камне от них не оставим.

– Но… Кольцо Воглера. Если хотя бы половина слухов верна…

– Эти слухи верны. Я позвонил старому приятелю из ДАР, он прислал мне отчет их агентства. Десять тысяч микроволновых излучателей с перекрытием зон действия. Поначалу ощущаешь тепло, потом – сильный солнечный ожог, потом глаза выскакивают из орбит, а кровь закипает.

– И правительство позволило ему построить такую штуку? – недоуменно покачал головой Лук. – Политики.

– Что верно, то верно. Эпштейн наверняка подносил нужным людям щедрые дары. Но главным образом, как я думаю, ему это сошло с рук, потому что он строил чисто оборонительные сооружения, которые бесполезны против американской армии.

– Бомбардировка за десять минут расчистит проходы. – Лук втянул воздух сквозь зубы. – Но у нас нет ни артиллерии, ни воздушной поддержки. Мы их можем обойти?

– Они были построены, чтобы сделать Теслу последним прибежищем. В столицу может собраться все население НЗО. Сеть микроволновых генераторов окружает город идеальным непрерывным кольцом.

– Так как же мы прорвемся?

Вместо ответа Миллер улыбнулся.

Бога ради, я же ваш сосед! Почему вы так поступаете?!

Слова Ли Паркера, тридцати двух лет, обращенные к налетчикам, которые, держа Паркера под прицелом, подожгли его дом в Портленде. Люди в балаклавах перепутали его с Лей Паркер, двадцати пяти лет, одаренной третьего уровня, – женщиной, чье имя присутствовало в списке анормальных, распространенном хакерской группой «Косяки кОС».

Глава 12

Вестибюль был просторным и высоким, с большими металлическими вентиляционными трубами, которые ветвились и гудели, когда по ним со свистом проносился воздух. В метре над головой находился бетонный потолок. Провода от солнечных панелей на крыше змеились сквозь отверстия в потолке многоцветными косами, напоминавшими ему ленточки, которыми мама обвязывала подарки к Рождеству: их концы она превращала в завитушки, проводя по ним лезвием ножниц. Между вентиляционной системой и крышей имелись открытые пространства. Оттуда Хок вел наблюдение, сидя на изгибе металлической балки так, чтобы его не было видно снаружи. Ему всегда нравилось скалолазание, и он с удовольствием обнаружил, что если поставить ногу в трещинку в стене, то можно дотянуться до трубы, а по ней подняться в одну из выемок и расположиться там. Хок мог проводить здесь долгие часы, по большей части над вестибюлем, но иногда переползал в пространства над другими помещениями, следуя за людьми, передвигавшимися внизу.

Некоторые высмеивали эту его привычку, но без издевок, по-доброму. Как-то раз Табита даже сказала:

– Оставьте его в покое. Аарон у нас страж.

Ей было девятнадцать, и она уже ходила на задания. Говоря эти слова, она улыбнулась ему, и он, как всегда, увидел в ее улыбке то, чего в ней не было, хотя и знал, что выдает желаемое за действительное.

«Ты тоже будешь ходить на задания, – сказал себе Аарон Хаковски. – Может быть, вместе с Табитой».

Он хотел попросить ее называть его Хок[19], но опасался, что она будет смеяться, а потому находил утешение в ее слове «страж». Словно он был рыцарем. Святым воином. Соколом, стоявшим на посту с безмолвной самоотверженностью, ведь в конечном счете они находились в тылу врага. А может быть, не настоящего врага, потому что НЗО создавалась для сверходаренных. И все же служба безопасности Эрика Эпштейна могла обнаружить их в любую минуту – все так и говорили. Аарону не очень хотелось, чтобы это случилось. Но если бы это все же случилось в то время, когда он несет свою вахту, то, может быть, ему удалось бы предупредить других. Или даже помочь. Тихонько спрыгнуть за спины непрошеных гостей и украсть один из их пистолетов.

«Идиот. Они же сверходаренные. Что обычный парень четырнадцати лет может против них?»

И все же. Для них это стало бы неожиданностью. А если бы ему удалось уложить того, кто вошел в дверь, то он и остальных смог бы застать врасплох. Стрелок он хороший – тренировался, пока указательный палец правой руки не начинал кровоточить. Эх, если бы у него было ружье и он стоял за солдатами, а на них такая черная одежда и шлемы, которые делают их похожими на насекомых, и еще они целились бы в Табиту, а на ней почему-то была бы порванная белая ночная сорочка…

В этот момент торопливые шаги привлекли его внимание. По коридору быстрой походкой шли двое ученых с носилками. Пока Хок смотрел на них, порыв холодного воздуха распахнул входную дверь. Вошли Харуто Ямато (все называли его сэнсэй, когда он вел занятия по рукопашной схватке) и мисс Герр, которую Аарон побаивался. Они тащили какого-то старика, закинув его руки себе на плечи. Подойдя к носилкам, уложили старика на них. Потом в дверях появился здоровенный человек. Двигался он осторожно, словно у него что-то сильно болело.

Джон шел последним, но, как и всегда, казалось, что он впереди. Аарон часто думал о том, почему создается такое впечатление, и пришел к выводу, что это объясняется тем, как окружающие смотрят на Джона. Словно они все – компасы, а он – Северный полюс. Джон что-то сказал ученым, и те быстро привязали к носилкам запястья и щиколотки старика.

– Чарли, Харуто, отвечаете за безопасность. Вы сами видели, на что способен Каузен. Мне не нужно никаких сюрпризов. Пол, иди с ними, пусть посмотрят твою рану.

– Нет, я останусь…

– Пол, – Джон положил руку на плечо здоровяка, – ты мне еще понадобишься.

Аарон испытал укол ревности, представив, что Джон так же обходится и с ним – кладет руку ему на плечо, заглядывает в глаза и говорит: «Хок, ты мне еще понадобишься».

«Не будь идиотом».

Старик на носилках находился ровно под ним. Аарон внимательно пригляделся к нему, и в памяти всплыли слова, которые ему часто повторяла мама: большинство людей проходят по жизни с закрытыми глазами. Стоило ему вспомнить о ней, как на него нахлынули воспоминания двухлетней давности: золотые лучи солнца, они с матерью в машине, только что вышли из «Макдоналдса» и теперь хрустят картошкой фри из открытого пакетика, а она донимает его вопросами: какое имя было написано на беджике у кассира, сколько они заплатили за заказ, какого цвета были припаркованные рядом автомобили, когда они отъезжали. Вспомнил он и то, как она с улыбкой скосила на него глаза, когда он на все вопросы дал правильные ответы, – с широкой улыбкой, обнажившей ее зубы. Не той вежливой, какая была у нее на фотографиях, а настоящей, какую вызывал у нее он…

«Стоп».

Старик был тощий, большеносый и лысый. Он лежал без сознания, но вид у него все равно был озлобленный. Лицо старика было сильно исцарапано, и это показалось Аарону странным. Он не мог себе представить, чтобы сэнсэй Харуто царапался, как девчонка. Да и мисс Герр тоже никогда не стала бы царапаться, даже когда была девчонкой, если только она была когда-то девчонкой. А потому Аарон присмотрелся внимательнее и заметил у старика под ногтями разводы.

– Раз, два, три! – скомандовал один из ученых и на «три» поднял с напарником носилки.

Сэнсэй, мисс Герр и здоровяк двинулись за ними в сторону лаборатории. Аарон хотел было пойти следом, но передумал, потому что Джон остался. Он стоял у стены, а когда они скрылись из виду, плечи у него ссутулились, словно он почувствовал на себе всю тяжесть мира.

Джон сел на скамью, уперся ладонями в колени и уставился в никуда.

– Привет, Хок, – сказал он, не поднимая глаз.

Аарон почувствовал, как на него нахлынула волна чего-то – чего, он и сам не мог толком сказать. Оно было похоже и не похоже на то, что он чувствовал, когда ему улыбалась Табита. Он хотел было пробраться назад к трубе электропроводки, но передумал – ухватился за балку и свесился вниз. Но сразу же пожалел об этом, потому что пол, казалось, ничуть не приблизился к нему, а даже стал дальше. Однако выбора у него не осталось, потому что он ни за что не стал бы на глазах Джона закидывать ноги наверх и забираться назад. Он набрал в грудь воздуха и, не раздумывая долго, разжал пальцы. Падать ему пришлось метра три. Приземляясь, он больно ударился, но похвалил себя за то, что ничем не выдал боли.

– Здравствуйте, мистер Смит.

– Джон.

Аарон опять зарделся:

– Привет, Джон. Кто это был?

– Ученый Эйбрахам Каузен.

– Сверходаренный?

– Нет. Просто гений.

– Он нам поможет?

– Посмотрим.

Аарон задумался и сказал:

– Значит, он не один из нас, но знает что-то важное.

Джон улыбнулся мимолетной, но довольной улыбкой.

– Ты прав. Он открыл кое-что очень важное. Может быть, самое важное за последние две тысячи лет.

– Ух ты! – воскликнул Аарон и, помолчав, спросил: – Он расскажет нам о своем открытии?

– В этом нет необходимости. Мне оно уже известно.

– Тогда для чего он нам нужен?

– Отчасти для того, чтобы никто больше не узнал о его открытии. А отчасти для того, чтобы я видел, что с ним случится.

– А что с ним случится?

– Он умрет.

– Вот как… Джон поднял взгляд. Он был не похож на большинство взрослых, которые смотрели на детей, только когда злились. Вот это в нем и нравилось Аарону. Джон видел его и говорил с ним так, словно он что-то значил, словно не был всего лишь мальчишкой, еще одним военной сиротой, чья мать…

«Стоп».

– Что с тобой? – спросил Джон.

Аарон стоял, переминаясь с ноги на ногу.

– Почему он должен умереть?

– Он слишком стар.

– Мне он не показался таким уж старым.

Джон хотел сказать что-то, но промолчал. Вместо этого он похлопал по скамейке рядом с собой. Аарон сел.

– Знаешь, твоя мать очень тобой гордилась.

«Я знаю», – готово были сорваться у Хока с языка. Но, открыв рот, он понял, что не может на себя положиться. Он ничего не сказал, просто опустил глаза и уставился на свои ботинки.

«Не плачь, не плачь, тряпка ты, не плачь».

Он услышал звук зажигалки и вдохнул запах дыма.

– Готов узнать одну тайну? – спросил Джон.

Хок поднял голову и кивнул быстрее, чем ему хотелось бы.

– Мы близки к победе.

– Правда? Из-за доктора Каузена?

Джон Смит глубоко затянулся и ответил:

– Отчасти. Он последняя часть плана, над которым я работал много-много лет. План, который меняет все на свете.

– А что за план?

– Сложный план – так не расскажешь.

– Я не глуп.

– Знаю, Хок. – Голос Джона прозвучал чуть ли не обиженно. – Знаю.

– Ну, то есть я, конечно, не одаренный. Хотелось бы мне им стать, но с этим ничего нельзя сделать. Но я готов на что угодно ради… – Аарон поймал себя на слове «вас» и вслух выдал: – Общего дела.

Но, очевидно, не успел поймать себя вовремя, потому что теперь его друг смотрел на него другими глазами.

– Что? – не понял Аарон.

Джон долго глядел на него, держа сигарету почти у самых губ.

Он словно забыл о ней.

Глава 13

Сорен смотрел.

Его клетка была изготовлена из металлических плиток по тридцать пять сантиметров каждая. Шесть таких квадратов в высоту, шесть в ширину и десять в длину. Пол был бетонный. На металлической двери уместилось бы ровно десять плиток.

Каждая плитка была покрыта белой эмалью и имела множество мелких отверстий. Через них в клетку проникал ровный, белый и никогда не меняющийся свет, источник которого находился где-то за ними. Изменение происходило, только когда со всех направлений одновременно в его клетку начинал поступать газ. Он неожиданно оказывался в бурлящем тумане, словно пролетал сквозь освещенное солнечными лучами облако.

Когда это случалось, у него не оставалось выбора – только ровно дышать и ждать.

Дважды в день сквозь щель в дверях ему просовывали поднос с мутным супом из протеинов и аминокислот. Поднос был прикреплен к двери, а единственным столовым прибором ему служила широкая бумажная соломинка. Отходы его жизнедеятельности принимал пластиковый унитаз в углу. За ним несомненно велось наблюдение, его жизненно важные показатели регистрировались чуткими датчиками, спрятанными за металлическими плитками.

Впервые газ подали после того, как он несколько раз подряд отказался принимать пищу. Он проснулся на своей койке (две плитки в ширину и четыре в длину) все еще голым, с саднящим чувством в горле от трубки, которую ему, вероятно, вводили для искусственного кормления. В нескольких других случаях его явно мыли. А не так давно после одного такого отключения он обнаружил у себя на запястьях и щиколотках небольшие потертости и пришел к выводу, что его фиксировали, пока он был без сознания, и, возможно, куда-то увозили, хотя уверенности у него не было.

Сорен бóльшую часть жизни искал свое ничто. Но голая и неменяющаяся клетка ничуть не походила на ничто. Она стала физическим воплощением его проклятия. Океаном времени, в котором легко утонуть. Ни книг, ни окна, ни посетителей, ни даже паука, в которого он мог бы превратиться. Его воспоминания в основном были связаны не с убежищем, где он мог бы обрести покой. В его жизни случилось несколько мгновений истинного удовлетворения или даже счастья, и он бережно хранил их, пытаясь во всех подробностях вспомнить шахматную партию с Джоном или то, как солнечный лучик высвечивал мягкую впадинку на шее Саманты. Но эти умозрительные ролики просматривались им столько раз, что уже начали тускнеть, и он опасался, как бы совсем не потерять их. Он мог делать зарядку, медитировать, мастурбировать, но подавляющую часть времени ему нечем было себя занять.

И поэтому он считал.

Сумму можно было рассчитать: отверстия в плитке располагались сдвинутыми рядами общим числом 48, а значит, число отверстий на плитку составляло 2304. На 182 плитках число отверстий равнялось 419 398. Минус 3456, перекрытых его койкой. Таким образом, в остатке он получал 415 872.

Само по себе это число не имело никакого смысла. Его назначение состояло в том, чтобы стать началом для дальнейших размышлений. Способом признать, что он ошибся, где-то пропустил отверстие или одно посчитал дважды. В таком случае можно было вернуться к началу. Сизифов труд – бессчетное число раз закатывать камень на гору в царстве Аида, бессчетное число раз видеть, как камень падает вниз, и бессчетное число раз начинать все сначала.

Камю писал, что Сизифа нужно признать счастливчиком, потому что его абсурдный труд отражал попытки человечества найти смысл существования бессмысленного мира, а потому должно быть достаточно и одного сизифова труда. Но Камю никогда не сидел в клетке. Ни в реальной клетке, ни в той, что существовала в голове Сорена, где его проклятие превращало одну секунду в двенадцать. Поскольку дни и ночи были теперь неразличимы, он не мог сказать, сколько уже находится здесь, но предполагал, что около двух недель «реального» времени.

Для него – почти шесть месяцев. Шесть месяцев, проведенных за подсчетом числа отверстий.

И потому, когда дверь начала открываться, он даже не поверил этому. Галлюцинации случались у него и раньше. Но когда он повернул голову и посмотрел в ту сторону, дверь не закрылась с беззвучным щелчком. Нет, она продолжала открываться. Прошло почти двадцать его секунд, прежде чем он увидел человека, стоявшего за дверью. Целую минуту его времени они просто смотрели друг на друга.

Потом Ник Купер сказал:

– Привет.

* * *

Купер пытался подготовиться.

Обычные люди, говоря «подготовиться», имели в виду набрать в грудь побольше воздуха и сжать кулаки. Но вся штука состояла в том, что требовалось нечто гораздо большее. Детально рассмотреть все вероятности, как плохие, так и хорошие. Визуализировать их на манер астронавтов. Готовясь к выходу в открытый космос, они проводят недели, рассматривая предполагаемые действия, на случай если вон то уплотнительное кольцо даст протечку или если откажет этот клапан. Такой метод хорошо служил ему в прошлом – давал возможность войти в комнату, заранее зная, что он там увидит и как на это реагировать.

Но в данной ситуации ни одна визуализация не смогла бы его подготовить.

Первым делом на него нахлынул страх. Грубый, первобытный, глубинный страх. На каком-то неподконтрольном уровне его подсознание и все клетки тела признали в Сорене того человека, который убил его, вонзил углеродный клинок в его сердце. И хотя он выжил, хотя нанес ответный удар и даже победил, первоначальный страх хранил свою ужасающую чистоту.

Но быстро на поверхность поднялись другие эмоции. Злость на монстра, который ударил его сына, чуть не убил этого замечательного мальчика, одно из двух его творений, способных – он в этом не сомневался – улучшить мир. Нечистое чувство собственного могущества, щекотавшее первобытную часть его мозга в желании пустить корни, получать удовольствие и главенствовать. Уверенность в том, что Сорен владеет информацией, которая может им помочь. И внутренний голос, напоминавший ему о ставках в игре.

Самое неожиданное и самое неприятное – жалость. Что-то в нем сочувствовало той оболочке, которая стояла перед ним обнаженная и дрожащая.

– Привет.

Он закрыл дверь и поставил стул. Обычный стул со спинкой из перекладин казался в этой бледной тюрьме совершенно не на месте. Отчасти поэтому Купер, конечно, и принес его сюда. Поцарапанный деревянный стул – мебель, которую обычно никто не замечает, – здесь словно обретал особый смысл. Купер провел рукой по перекладинам и сел.

– Ты наверняка не ожидал увидеть меня еще раз, – сказал он.

Сорен молча смотрел на него. Все его манеры имели какую-то рептильную простоту. Благодаря в первую очередь этому он и смог одолеть Купера. Тело любого другого человека выдавало его намерения, но восприятие времени Сореном означало, что намерений у него практически нет.

«Вспомни тот ресторан. Только что ты обедал с детьми, а через секунду – крики и брызги крови. И Сорен, с таким же бесстрастным лицом, анализирует движения второго охранника и вонзает нож так, чтобы нанести максимальный ущерб.

Он убил двух охранников, рассек тебе руку, воткнул нож в сердце, и лишь единственное его действие ты предвидел – удар, погрузивший Тодда в кому».

– Знаешь, где ты?

Ничего в ответ.

– Насколько я понимаю, ты человек не очень общительный, – сказал Купер. – Но все же мы сможем лучше взаимодействовать, если ты начнешь говорить.

Ничего в ответ.

Купер откинулся на спинку и забросил ногу на ногу, рассматривая человека перед собой. Бледная кожа и ровный пульс, хотя и учащенный, судя по показаниям монитора у двери снаружи. Руки не дрожат. Зрачки не расширены.

«Может быть, мы потеряли связь с реальностью? Эта камера вполне могла свести с ума и обычного человека, что уж говорить о Сорене».

На левой голени у него был шрам, заживающий, но все еще сыроватый. Неудивительно: во время их последней встречи Купер наступил ему на ногу с такой силой, что большая берцовая кость треснула и, проколов мышцы и кожу, вылезла наружу.

– Я смотрю, тебя подлечили. – Купер с самодовольной ухмылкой показал на шрам.

Мышцы вокруг глаз Сорена дрогнули, ноздри раздулись. Едва заметная реакция, но достаточная, чтобы Купер ее уловил и стал наращивать свое преимущество.

– А что насчет руки? Теперь дрочишь левой, ведь на правой я переломал тебе все пальцы?

И опять чуть раздувшиеся ноздри, потом снова отсутствие какой бы то ни было реакции.

– Я знаю, ты меня понимаешь, – сказал Купер. – Показывать не показываешь, но до тебя доходит. Так что давай-ка облегчим наше общение. Садись.

Несколько секунд Сорен стоял неподвижно, затем подошел к краю койки и сел. Игра мышц была всегда выверенной, каждое движение было изящным.

«А как иначе? У него на это в одиннадцать раз больше времени, чем у обычных людей».

– Ну, так с чего начнем? – Купер сплел пальцы на затылке. – Ты в Новой Земле Обетованной. Должен тебе сказать, что с каждым днем, после того как я надрал тебе задницу, ситуация в мире улучшалась. Сначала НЗО и Соединенные Штаты пришли к соглашению, и армия отступила, не произведя ни одного выстрела. Потом в качестве жеста доброй воли Эрик Эпштейн привел в действие все свои огромные ресурсы. В прошлый четверг был застрелен Джон Смит – он мертв.

Купер, хотя и изображал самоуверенную легкость, ни на мгновение не сводил глаз с лица Сорена. Отметил его участившийся пульс, затрудненное дыхание, слабый румянец на щеках и блеск в глазах. На миг Сорен показался Куперу почти что человеком.

«Поймал тебя».

Одно дело было знать, что Смит и Сорен учились в одной академии, слышать слова Шеннон об их дружбе. Но Купер понятия не имел, насколько важными для Сорена оставались детские впечатления. Главная цель его сегодняшнего упражнения состояла в том, чтобы выяснить это.

«Теперь ты знаешь. Оказывается, у этого психопата со стеклянными глазами и в самом деле есть люди, которые ему небезразличны. Пусть он посидит, осмыслит свою утрату».

– В общем, много чего случилось. Очень много. Но ты уже понял, в каком направлении развиваются события. Кризис преодолен, революция закончилась, все радуются. В данный момент мы производим зачистки. Я тебе рассказываю об этом, чтобы ты мог обдумать свое положение.

У Купера возникло искушение продолжать давить и дальше, но основы методики допроса предполагали, что допрашиваемый должен переварить информацию, после чего разговор с ним пойдет легче. Купер встал и потянулся.

– Мы еще это обсудим. Когда я приду снова, ты можешь либо начать сотрудничать, либо отказаться. Если откровенно, то меня твое решение не очень волнует… правда, в клетке-то сижу не я.

Он поднял стул и шагнул к двери.

– Постой, – раздался голос за его спиной, и только теперь Купер понял, что прежде в его присутствии этот человек не проронил ни звука.

Он повернулся:

– Да?

– Знаешь, что я делаю в клетке?

– Судя по тому, что я видел, практически ничего.

– Я переживаю счастливые мгновения. Снова и снова. Вроде того, когда ты умер. – Сорен говорил ровным голосом, глядя пустыми глазами. – Рядом с покалеченным сыном, которого ты не смог защитить.

На лице Купера появилась улыбка.

Он развернулся от бедра, поднял стул и ножками обрушил его на голову Сорена. Тот от удара покачнулся, его руки в тщетных поисках опоры метнулись назад. Он упал с кровати и тяжело ударился об пол, а Купер тем временем шагнул вперед, держа стул обеими руками. Он поднял его повыше, уже представляя дальнейшее: жестокий удар, потом еще один, и еще, и еще, деревянные ножки разрывают кожу на шее Сорена, ломают трахею, спазмы и паника постепенно сходят к судорогам…

«У Сорена время задержки составляет одиннадцать целых и две десятых.

Тебе потребовалось, может, полсекунды, чтобы замахнуться стулом. А для него это – шесть секунд. Целая вечность для схватки. Но Сорен и не шелохнулся.

И теперь он тоже не двигается».

…предсмертным судорогам.

– Ну уж нет.

Сцепив пальцы и до боли сжав зубы, Купер заставил себя перевести дыхание и сделал шаг назад. Медленно, не поворачиваясь, двинулся к двери, бросив на ходу:

– Так легко ты не уйдешь.

Сорен приподнялся с пола на локте. Сплюнул кровью.

И, глядя прямо в глаза Куперу, рассмеялся.

* * *

Когда замок двери защелкнулся за ним, пневматические задвижки вошли на место, Купер вдруг оказался лицом к лицу с Сореном.

Чудовище исчезло.

Купер принял боевую стойку, приготовил стул к удару…

Это была голограмма. Трехмерная проекция в высоком разрешении, снятая сотней крохотных маленьких камер, установленных за стенами клетки. На голограмме Сорен беззвучно смеялся, отирая кровь с носа.

Видеотехническая аппаратная была обустроена на манер, типичный для нового мышления, свойственного НЗО. Ни решеток, ни окон и никакой нужды в охране. Ряд мониторов отображал важные жизненные показатели не только Сорена, но и еще шестерых мужчин и женщин, содержавшихся там. Каждая грань восьмиугольного помещения имела дверь в другую камеру, а перед дверью – детализированная голографи-ческая проекция находящегося внутри человека. Они ходили туда-сюда, отжимались от пола, смотрели в никуда. Одна стена в помещении была стеклянной, а за ней находился медицинский отсек, оснащенный роботизированным устройством протезирования. С десяток сжатых механических рук свисали с потолка, словно паук из паутины. Вся система имела дистанционное управление: наполнение и доставка подносов с едой, контроль атмосферы, подача газа, проведение хирургических операций – все путем ввода команды в компьютер.

На глазах Купера Сорен вернулся на свою койку и лег с непроницаемым лицом. За его проекцией мелькнула алая вспышка.

– Ну, давай шарахни теперь по голограмме, – сказала Милли, расчесывая яркую челку так, чтобы она закрывала один глаз. – Если хочешь.

Купер набрал в грудь воздуха, шумно выдохнул:

– Ничего, обойдусь и так.

– Можешь пойти в мою игровую комнату. Ее Эрик проектировал. Там такое же разрешение, но персонажи контролируются предсказуемой сетью. Ты двигаешься, и система заставляет голограммы реагировать. Он будет падать, истекать кровью, кричать. Вот только ты не почувствуешь удара стулом по телу.

– Что, еще не научились это делать?

– Научились, – ответила она. – Но для этого нужно имплантировать чип в мозг. Подводишь к нему кабель и воспринимаешь все как взаправду. Просто классно, но мне не нравится мысль о чипе у меня в мозгу.

– Мне тоже.

«И я не должен был допустить в мой мозг Сорена».

Купер поставил стул, уселся на него и потер глаза.

– Я сожалею, что сорвался.

– Ничего, – сказала Милли. – Мне понравилось.

Он удивленно посмотрел на нее. Внешне она ничем не отличалась от обычной одиннадцатилетней девочки. Рост метр сорок, детские щечки, округлые плечи, жеребячьи ноги, коленки держит вместе. Вот фиолетовые пряди выглядели необычно, но явно чтобы отвлечь: смотрите на мои волосы, а не на меня, а челка для того, чтобы прятаться за ней.

Вот только глаза не отвечали ее возрасту. Они были старше. Проявлялось это в ее взгляде на вещи. А смотрела она на мир без малейшей застенчивости, свойственной маленьким девочкам.

«В этом-то и состоит ее трагедия, – подумал Купер. – Что бы она ни видела, как бы ее прозрения ни помогали богатейшему человеку мира формировать будущее, она остается ребенком, которому положено играть в куклы, а не диагностировать монстров».

Он увидел улыбку, заигравшую на ее губах, и почувствовал, что она читает его мысли.

– Значит, тебе понравилось? – сказал он, чтобы переменить тему.

– Да.

– Не понимаю, почему тебе…

– Потому что ты целомудренный.

Он рассмеялся от всей души, долго не мог остановиться.

– Извини, Милли, но целомудренность – это совсем не про меня.

Она села на стул напротив, подтянула к себе колени и обхватила их. Совсем девчоночьи повадки, но, как и глаза, ее улыбка принадлежала умудренной женщине. Ее выражение говорило: «Ах, какой ты милашка. Я тебя немножко отдубашу».

– Почему ты его ударил?

– Потерял контроль над собой.

– Нет. В таком случае ты бы его убил.

– Так я чуть его и не убил. Остановился только потому, что понял: он меня на это и провоцирует.

– Конечно, он тебя провоцировал, – согласилась Милли, – а ты все еще хочешь его убить. Но не из одной только ярости. Я же видела. Ты хочешь его убить, потому что он чуть не убил твоего сына. Потому что он причинил страдания многим людям. Но еще и потому, что ты ему сочувствуешь.

– Ты сидела здесь, чтобы читать его, а не меня, – сухо сказал Купер.

– Я не могу. Он воспринимает мир так, что я не могу его читать… Это все равно что смотреть в калейдоскоп. Я не вижу там реальности. Все искажено, затуманено, не так, как должно быть. Вот поэтому вместо него я читала тебя.

Эта мысль обдала его как ведро холодной воды. Если чтец со способностями Милли наблюдал за ним во время такой эмоционально заряженной сцены… то она теперь должна знать все его тайны: те позывы, за которые он сам должен себя ненавидеть, желания, обитавшие в темных уголках его мозга, даже ту его часть, что упивалась ролью, которую он взял на себя.

Эти мысли, голос подсознания потрясли его.

«Неужели так оно и есть? Неужели тебе нравится быть мучителем?

Ты не должен заблуждаться на сей счет. Именно так и будет дальше. Сорену известно то, что поможет тебе найти Джона Смита. И ты уверен в этом, как и в том, что просто так он тебе свою тайну не отдаст».

– Ничего страшного, – сказала она.

– Правда? – покачал головой Купер. – Мне не нравилось быть таким, каким я был там. По крайней мере, большей моей части не нравилось. Я знаю, почему это важно, и я пойду на худшее, если будет надо. Но я не думаю, что тут нет ничего страшного.

– Почему?

Вопрос показался ему не до конца искренним, в нем слышалась покровительственность, словно Милли собиралась поучать его. Покровительственность от одиннадцатилетней девочки – такое могло вызвать раздражение, но Милли не была обычной девочкой, и он решил ответить откровенно.

– Потому что не его вина, что он родился фриком. Он не имел ни малейшего шанса. Он такой, какой есть, из-за своего дара, который навсегда поставил его вне круга обычных людей.

И тут он понял, что его слова относятся и к ней.

А потом почувствовал, как она прочла и эту его мысль.

– Извини.

– Ничего страшного, – снова сказала она.

– Ты не права. Мне не нравится, что тебе досталась такая судьба. Ты заслуживаешь нормальной жизни.

Они долго молчали, пока Милли не провела рукой по челке, отделив себя от него фиолетовым занавесом, из-за которого она и произнесла:

– Я прихожу сюда иногда. Наблюдаю за ним.

– За Сореном? Зачем?

– Затем, что у меня не получается читать его. Иногда голоса всех других, даже людей, которым я небезразлична… – Она вздохнула. – Здесь тихо. Тихо, но я не одна.

Ее слова прозвучали под гул компьютерных вентиляторов и движение голограмм. Наконец Купер посмотрел на часы:

– Извини, Милли. Я должен идти.

– Да? Хочешь повидать Шеннон?

Он кивнул.

– Ты ей скажешь, что у тебя был секс с Натали?

Купер открыл рот, но отверг с десяток ответов и спросил:

– По-твоему, это ошибка?

– Откуда мне знать? Мне всего одиннадцать.

Он рассмеялся и встал. Неуверенным движением протянул руку, словно чтобы прикоснуться к Милли. Она не шелохнулась, и он слегка сжал ее плечо.

– Не сиди здесь слишком долго, ладно?

– Конечно.

– Кстати, ты была права. Я и в самом деле сочувствую Сорену.

– Несмотря на то, что он чуть не убил твоего сына.

– Да, – пожал плечами Купер. – Но это меня не остановит. Я все равно буду делать то, что должен.

– Ну, видишь? – сказала она. – Я же говорю: целомудренный.

Глава 14

Новые Сыновья Свободы преодолели почти восемь километров, когда раздался голос бога.

На восемь километров у них ушло семь часов.

– Тому есть объяснение, – сказал Ронни Дельгадо. – Эпштейн смог купить половину Вайоминга, но, как выясняется, приобрел всего лишь кучу дерьма.

Лук Хаммонд не мог не согласиться. По крайней мере, это было справедливо относительно той части, по которой они прошли. Он знал о том, что где-то есть «гордых гор пурпурный блеск»[20], но здесь ландшафт был уродливый, рваный и суровый. Неровности земли легко преодолевали те, кто шел пешком, но фуры создавались для хайвеев. И через каждую сотню-другую метров какая-нибудь из них застревала: то колесо проваливалось в яму, то ломалась ось.

Те немногие дороги, что существовали здесь до появления Новой Земли Обетованной, обычно проходили через весь штат и имели грунтовые ответвления, ведущие к ранчо и шахтам. Но потом Эпштейн построил систему хайвеев, которые сходились к укрепленным пунктам въезда. Сыновья были готовы идти на прорыв, но генерал Миллер полагал (а Лук с ним соглашался), что открытая атака может привести к последствиям, которых можно избежать. Им еще предстоят бои. Лучше преодолеть максимально возможную дистанцию бескровно, вонзить нож виджилантов в тело Новой Земли Обетованной, прежде чем им придется брать каждый метр с боем.

Когда до них донесся голос бога, Лук шел рядом с Дельгадо, проговаривая в уме послания Джошу и Заку. Старая привычка, оставшаяся с тех времен, когда он часто отправлялся в командировки за океан. Если ты посвятил жизнь специальным операциям, то тебе редко удается поиграть с детьми в мяч. Но он как мог компенсировал это: проводил с сыновьями время при первой же возможности. Откровенно говорил с ними, открыто делился своими знаниями о мире – и они словно переживали втроем то, что происходило с ним. Он писал им по электронной почте, чтобы они все вместе могли прогуляться по марокканскому базару, где редкие шелка продавались рядом с китайскими радиоприемниками, где запах пота тонул в ароматах тмина и сандалового дерева. Благодаря переписке они, оглушенные ночными звуками, сидели в сальвадорских джунглях, слушали симфонию, исполняемую насекомыми, брачные крики животных, бесконечный танец хищников и жертв, позеленевших в приборах ночного видения.

«Как мне передать вам, мои прекрасные сыновья, что я чувствую, идя маршем по Вайомингу? С риторикой и речами. С нашим суровым осознанием долга и правоты.

Лучше расскажу вам о боли в ногах и о волдырях ожогов.

О какофонии звуков, производимой двадцатитысячным отрядом на этой земле, потрескавшейся, как лунная поверхность. Разговоры, топот, падающие камни, смех. Ритмичное постукивание приклада винтовки о ремень. Рокот фур, ползущих со скоростью полтора километра в час, и время от времени шипение пневматических тормозов. Прохладный воздух, запах грязи, кофе и бздежа.

Мое представление о Новой Земле Обетованной сформировалось под воздействием медиа, а там говорилось в основном о городах, в особенности о Тесле. Вы наверняка видели те же репортажи: как планирование и триста миллиардов превратили пустынную равнину в Диснейленд анормальных с широкими авеню и площадями, электромобилями и генетически модифицированными деревьями, конденсаторами воды и полями солнечных батарей, с замком «Эпштейн индастриалз» в центре всего. И хотя я знал, что это не так, но какая-то моя часть воображала: пройдя немного вглубь, мы увидим тот чудной мир.

А что делаю я? Почти все утро я с тридцатью другими пытался вытащить фуру из рытвины…»

И тут он услышал голос бога.

Источника у голоса не было, потому что он одновременно приходил с разных направлений: спереди, сзади, сверху. Голос, казалось, вибрировал в его ботинках, гремел так громко, что люди закрывали уши. Четкий женский голос, повторяющий короткое обращение, от каждого слога которого у Лука стонали кости.

ВНИМАНИЕ!

ВЫ НАХОДИТЕСЬ НА ЧАСТНОЙ ТЕРРИТОРИИ.

ВЫ НЕ ОСВОБОДИТЕЛИ. ВАС НИКТО НЕ ПРИГЛАШАЛ.

ВЫ ВЛОМИЛИСЬ В НАШ ДОМ СО ЗЛЫМ УМЫСЛОМ.

МЫ БУДЕМ ЗАЩИЩАТЬСЯ.

НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ НОВУЮ

ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАННУЮ.

ЭТО ПЕРВОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.

Голос прекратился так же резко, как и зазвучал, не оставив следа, лишь последнее слово эхом вернулось от дальних гор.

Все остановилось. Праздничная атмосфера исчезла. Люди переглядывались, в их мечущихся глазах отразилась неуверенность. Они пугливо оторвали руки от ушей. Те, кто упал, поднимались с земли.

Несколько секунд Лук пытался понять, как анормальные сделали это. Может быть, отряд пересек какую-то зарытую в землю аудиосистему. Или же в НЗО нашли способ облучения звуком. Вдруг он осознал, что все люди поблизости смотрят на него. Сотня или больше, а за ними – тысячи, все ждут от него ободрительных слов.

Он не обладал ораторским даром Миллера, а потому сделал то единственное, что пришло ему в голову: зашагал дальше.

Ронни Дельгадо быстро пристроился рядом. Двинулись и другие. Потом стали раздаваться нестройные крики: «Мы! Положим! Этому! Конец!» Все новые голоса, включая и его, подхватывали их лозунг. Слова имели смысл, один голос в сотне глоток, потом в тысяче, потом – во всех.

Люди пошли дальше, ускорив шаг. Водители нажимали на звуковые сигналы, выказывая презрение Эрику Эпштейну, анормальным и новому миру, захватившему их старый. Лук чувствовал, как раздувается его грудь, как поет сердце, и слова Шекспира снова вспыхнули в его мозгу: «Сохранится память и о нас, о горсточке счастливцев, братьев», а тысячи автомобильных гудков подпевали ему…

…и вдруг все смолкло.

Всё и одновременно. Словно щелкнули выключателем.

Лук остановился. Посмотрел на часы. Циферблат словно ослеп.

Что-то привлекло его внимание – яркое пятнышко, падающее сверху. Что-то похожее на птицу, только из металла и пластика. Оно падало, вращаясь, и, перед тем как ударилось о землю, он успел прочесть буквы: CNN.

«Новостной дрон свалился с небес. А это означает электромагнитное излучение. Как и предупреждал Миллер. Дальше последует…»

Мир взорвался.

Лук ощутил на себе какие-то брызги, жесткие и холодные, грязные. Звук взорвавшейся ракеты донесся сразу же после брызг, а потом горячая волна отшвырнула его в сторону. Он упал, ударившись о землю, разбил колени и ободрал ладони. Его рефлексы взяли верх, и он поднялся, закричал людям, чтобы они укрывались, оставили машины, но его никто не слышал, да и укрыться было негде. Он даже сам себя не слышал за скрежещущим воем и взрывом пальчиковых ракет, градом падающих на землю, при каждом взрыве разлетались тела черными силуэтами на фоне огненных шаров, потом ракета попала в одну из фур неподалеку, топливный бак взорвался со страшной силой, снова бросившей его на землю, на сей раз на спину, жар обжег его кожу, звуки стихли, теперь он слышал звенящий гул фоном к свисту и взрывам, свисту и взрывам, земля фонтанами взлетала вверх на фоне маслянисто-черного дыма от горящего бензина, пикапы взрывались один за другим, подскакивали, как быки на родео со сломанными спинами, припасы вываливались из них, банки консервов, одеяла и горящая бумага. Он поднялся на ноги, но тут же получил новый удар и снова упал, у него перехватило дыхание, ударило его что-то тяжелое и мокрое, он принялся отталкивать это от себя и тут обнаружил, что его рука находится внутри оставшейся половины головы Ронни Дельгадо, на лице которого застыло выражение какого-то странного удивления, словно он придумал колоссальную шутку, которая давно вертелась у него на языке, потом Лук стал отползать, кто-то наступил ему на спину, на руку, он услышал слабые звуки стрельбы вокруг. Люди стреляли в небо, пытаясь сбить дроны, – смешная трата боеприпасов с учетом высоты и скорости полета беспилотников, не говоря уже о том, что те защищены от электромагнитного излучения, а значит, и пули им нипочем, а потом дым и вихри пыли накрыли мир, он зажмурился, закрыл рот и выполз из-под того, что осталось от Дельгадо, который когда-то был национальным гвардейцем, работником на ферме и шутником, чей брат первым в их семье поступил в колледж. Лук поднялся на ноги, кашляя и задыхаясь, он ждал нового свиста и следующего за ним глубинного сотрясения земли, огня, крови и дыма.

Ничего.

Ничего.

Ничего.

Лук выпрямился и огляделся. В голове у него стучало, зрение мутилось, рука была разодрана и кровоточила, спину защемило, и стоял он с трудом. После внезапного прекращения взрывов он слышал только звон в ушах, и где-то на периферии горели грузовики и раздавались крики искалеченных людей.

А потом в пустыне снова прозвучал голос бога.


ОГОНЬ В СКОРОМ ВРЕМЕНИ ВОЗОБНОВИТСЯ.

УХОДИТЕ.

А ЕЩЕ ЛУЧШЕ – БЕГИТЕ.


На лице Лука появилась кривая улыбка.

«Черт побери, но Миллер был прав».

Что-то натекло ему в глаз, и он отер кровь. Нужно найти генерала. Если Миллер погиб, то вся операция разваливается. Весь план. Лук предполагал тысячу способов для его защиты: держать генерала в арьергарде, выбрать из людей его двойников, команду телохранителей, которые защищали бы его собой. Миллер отверг все предложения.

– Когда начнется, – сказал генерал, – я буду наравне со всеми. Мы просто должны выжить после первого удара.

– А что потом? – спросил Лук.

– А потом мы покажем им, что король голый.

Лук пробрался через людей – кто-то из них лежал неподвижно, кто-то поднимался, – прошел мимо дымящихся кратеров и горящих грузовиков. Он должен был найти Миллера, обязательно, иначе анормальные с их блефом одержат победу…

– Эпштейн!

Голос был гораздо тише голоса бога, но мегафон совместно с легкими генерала Сэма Миллера даже сквозь звон проникал в самые уши.

Лук повернулся и увидел старого друга. Сумасшедший сукин сын забрался на фуру – на одну из тех, что не горела, хотя прицеп пострадал и слово «ПРОДУКТЫ» исчезло, осталось только «ЛУЧШИЕ» вместе с дырой, сквозь которую высыпались упаковки с провизией.

– Я здесь, Эпштейн!

«Шевелитесь», – сказал Лук своим ногам, и они послушались. Сначала неуверенно, потом перешли на рысь, и в конечном счете к переднему бамперу фуры он уже подбежал.

– Тебе нужна цель? Хочешь покончить с этим? – кричал Миллер.

Лук вскарабкался на капот, ухватился за хромированную выхлопную трубу, которая обожгла его пальцы, но он не отпустил ее, а заполз дальше – на контейнер. Миллер, увидев его, мрачно ухмыльнулся.

С таким же выражением он смотрел два дня назад, когда они составляли план действий. Они сидели в палатке Миллера, неутихающий ветер трепал брезент, и генерал сказал:

– Так, проведем стратегический анализ. Ты возглавляешь имеющую технологическое превосходство силу со значительными оборонительными возможностями. Однако твои наступательные возможности ограниченны. Тебя атакует превосходящий в живой силе и решительный противник, но у тебя нет оружия, чтобы полностью подавить его. Иными словами, у тебя ограниченное количество бомб, потому что у тебя их вообще не должно быть. Что ты предпримешь?

– Просто ты разом используешь все, что у тебя есть, – ответил Лук. – Все! Наносишь максимальный ущерб за минимальное время и предполагаешь, что остальное доделает за тебя страх. Мы так бомбили Хиросиму и Нагасаки – использовали весь наш ядерный арсенал. – Лук помолчал. – Но нам здорово достанется.

– Давай считать, что раненых и бежавших будет двадцать процентов. Но оставшиеся будут уже армией, а не виджилантами.

– А если мы ошибаемся, то все на том и закончится.

– Если мы ошибаемся, то можешь считать, что все уже закончилось.

«Пришло время проверить правильность тех логических рассуждений».

Наверху фуры Лук чувствовал себя так, словно был голым. Все его инстинкты говорили, что он должен искать укрытие, но он вспомнил своих сгоревших мальчиков и замер по стойке смирно.

– Мы руководители Новых Сыновей Свободы, – прокричал Миллер. – Хотите покончить с этим сейчас? Валяйте – продолжайте огонь.

Заявив это, он опустил мегафон, закинул назад голову и развел в стороны руки. По его щеке текла кровь, на форме чернели пятна грязи. Среди дыма и языков пламени он был похож на древнего бога войны.

Лук выглядел так же. Он, не щурясь, смотрел на холодные вихрящиеся небеса, в которых высоко кружили невидимые дроны.

Пламя потрескивало. Раненые стонали. Где-то кричала птица.

Потом раздался первый голос:

– Мы положим этому конец!

За ним второй, третий, тысячный – они заглушили крики и рев огня и все то, что могло остановить их.

Глава 15

Щекотку Купер почувствовал на аэродроме, когда разговаривал с одним из ошивавшихся в зале пилотов-шабашников.

– В Ньютон? – уточнила женщина, наклонив голову, и засунула руки в карманы куртки. – Вам повезло. Ночь ясная, воздушные потоки хорошие. Могу доставить вас туда за два часа. Четыре сотни.

– Двести.

– Четыре сотни.

– Триста наличными, если вы доставите меня туда за час.

– Наличными? – переспросила она, вскинув брови. – Хорошо. Только блевать у меня на борту запрещается.

– Меня не укачивает.

– Может, и укачает, полет будет особенный, чтобы добраться туда за час.

Две минуты спустя он помогал ей заталкивать планер на взлетную полосу. Изготовленный из углеводородного волокна толщиной с марлю аппарат весил не больше девяноста килограммов. Пилот прицепила к нему толстый металлический трос и теперь, пока Купер собирался устроиться, проверяла приборный щиток и разговаривала с диспетчерами.

Трос натянулся, протащил их полтора километра за тридцать секунд и выбросил в небо с такой скоростью, что желудок Купера остался на взлетной полосе.

Это был второй полет Ника на планере, и ему он понравился не больше, чем первый, когда за штурвалом сидела Шеннон. У него не было аэрофобии, но отсутствие двигателя не отвечало его представлениям о прекрасном. Остроту его ощущений ничуть не снизили действия пилота, которая поймала его на слове и летела жестко: набирала сотни метров высоты на воздушных потоках, а потом сваливалась в пике для увеличения скорости, и щербатый ландшафт пустыни надвигался на них с убийственной неминуемостью.

После одного особенно крутого маневра Купер спросил:

– А что будет, если вы неточно рассчитаете время?

– Тогда нам придется увидеть, насколько хорошо работает пеностраховка, – сказала она. – Предполагается, что пена заполнит кабину за десятую долю секунды, затвердеет после удара, а потом растворится. В любом случае это ведь вы сказали, что торопитесь.

– Хорошо, что я сегодня не с похмелья.

– Что?

– Ничего.

На полет ушло чуть больше часа. Заплатив, как и обещал, три сотни, Ник уселся в один из электромобилей на аэродроме Ньютона.

Пошел снег, тонкие пушинки образовывали ореол вокруг уличных фонарей. Снег не кончился, когда Купер пятнадцать минут спустя вышел у ряда двухэтажных зданий, где над офисами первого этажа располагались жилые помещения. Он прошел мимо бара и, шагая через две ступеньки, поспешил наверх. Остановился на несколько секунд, чтобы перевести дыхание и пригладить волосы, и постучал в дверь.

Он ждал, чувствуя свое сердце и тепло, которое не ограничивалось пространством желудка.

Дверь распахнулась.

Шеннон явно не ждала гостей. На ней было что-то вроде пижамы – черные рейтузы в обтяжку и тонкий топик из хлопчатобумажной ткани, не закрывавший ее ключицы. Волосы небрежно заведены за уши, и хотя Купер не видел ее правой руки, угол локтя подсказал ему, что она держит пистолет.

– Привет, – сказал он.

Шеннон уставилась на него. Выдавила кривую улыбку. Точно рассчитанными движениями положила пистолет на столик у входа, ухватила Купера за грудки и затянула внутрь.

Ее горячее тело прильнуло к нему – мышцы танцовщицы, упругая кожа, и его обволокло запахом женщины и шампуня. Она схватила его за волосы и впилась ему в губы. Он приподнял ее, чувствуя сладость ее языка и уверенность ног, обвившихся вокруг его бедер. Крепко держа ее за ягодицы, он ногой захлопнул дверь и прижал девушку спиной к стене.

– Скучал по мне? – рассмеялась она горловым смехом.

– Догадайся, – ответил он и в нежном поцелуе мягко втянул ее нижнюю губу между своими.

Она застонала, вздрогнув, и он тоже ответил ей стоном. Ее руки вспорхнули у его груди, потянулись к ремню, и он подумал: «Да, боже мой, да». Он хотел этого. Они оба жаждали торопливо, бесшабашно предъявить права друг на друга, а потом уже не торопиться, всю ночь провести в…

Предъявить права. Перед его мысленным взором возник непрошеный образ Натали. Пальцы Шеннон расстегнули его брюки, оттянули от живота, скользнули в…

– Постой.

– Да-да, – рассмеялась она.

Ее рука продолжила движение вниз, и, господи прости, ему было хорошо, замечательно…

«Нет».

Он ухватил запястье Шеннон, и ее глаза сверкнули.

– Что случилось?

Но он поставил ее на пол и погладил по голове.

– Ник?

– Мне нужно сказать тебе кое-что.

* * *

Шеннон стояла перед кухонным столом, не глядя на него. Крутила в руке стакан с нетронутым бурбоном. Ее трехмерник, настроенный на какую-то новостную пиратскую станцию НЗО, работал без звука.

– Я ничего такого не думал. Оно просто случилось. Я…

– Не надо, – резко сказала она. – Не говори мне, что ты сожалеешь.

– Я хотел сказать другое.

– Она заслуживает большего.

– Согласен.

– Я понимаю, – сказала Шеннон, – у вас долгая совместная история. А мы с тобой – мы никогда не говорили о…

«Нет, – подумал он. – Не говорили. Я был занят: то отстранял от власти одного президента, то служил другому, пытался защитить мир. Ты сражалась за революцию, освобождала детей из рабства, я уж не говорю о том, что спасала мою жизнь».

– Жаль, – вздохнул он. – Жаль, что мы не говорили об этом.

Шеннон уклончиво пожала плечами, так и не взглянув на него.

– Можно сказать – забавно. Я не знала, пока Натали не пришла ко мне.

– Не знала что? Пришла к тебе? Когда это было?

– Недели две назад. После твоей смерти.

– Вот как.

Купер впервые об этом слышал. Когда его сын лежал в коме, а сам он, поверженный, был готов к отлету, именно Натали подставила ему плечо. Сняла с него груз забот и подтолкнула ногой под задницу, отправив сражаться за будущее их детей. А после, вероятно, пошла к Шеннон. Он легко мог вообразить их встречу. Другая женщина заявилась бы с оскорблениями и угрозами, с намерением отвадить соперницу. Но Натали чувствовала: Шеннон заслуживает правды – она должна знать, что он выжил.

В тот момент Шеннон рассталась с Джоном Смитом, села на самолет и успела спасти Купера.

Женщины в его жизни были удивительные.

«Когда боги по-настоящему хотят кого-то наказать, они дают ему в избытке добра».

– Я предполагала, что вы не безразличны друг другу, – продолжила Шеннон. – Но только после того, как Натали появилась у меня в номере, я поняла, что она все еще любит тебя.

Он помедлил с ответом.

– Не уверен, что так оно и есть.

– Так оно и есть, – сказала она таким же голосом, каким могла бы сообщить ему, что идет снег.

– Я тебя не обманывал. Наши отношения с ней прекратились с разводом. Но я думаю, после всего случившегося ее чувства ко мне изменились. Она решила, что мы, может быть, способны на еще одну попытку.

– А ты?

– Я… она мать моих детей. Я всегда буду ее любить.

– Я уже сказала: я понимаю. – Шеннон отхлебнула виски. – Я взрослая женщина, Купер. Не какая-то влюбленная девчонка.

Ну вот… Она назвала его Купером.

– Шеннон, я…

– Наверняка тебе пришлось делать трудный выбор.

Ему очень хотелось согласиться с ней, но он неплохо знал женщин и понимал: это далеко не лучшая идея. Он каким-то образом удержался и не кивнул.

– Но я тебе вот что скажу. Ты не играй с ней. Она хорошая женщина.

Шеннон перевела дыхание, еще раз отхлебнула виски и спросила:

– Хочешь выпить?

Он посмотрел на нее, чувствуя, как рвется его сердце. Все произошло по инерции, он обрел какую-то неровную скорость, которая, казалось, никак не подчинялась ему и имела направление в стену. Он знал, что может предотвратить удар. Ему нужно было всего лишь твердо и четко сказать, что он выбрал Шеннон, что он всегда будет любить Натали и не сожалеет о прошлой ночи, но та ночь была прощальной. И ему нужна только Шеннон. Точка.

Шли секунды. На телевизоре картинка сменилась: вместо президента Рамирес появилось море марширующих людей.

– Видишь? – спросила Шеннон, с трудом контролируя голос.

Открыла шкафчик, достала стакан, плеснула в него бурбон. Бутылка в ее руке лишь чуть подрагивала.

– Они повторяют один и тот же эпизод, но я почему-то никак не могу его выключить.

– Шеннон…

– Держи. – Она пододвинула к нему стакан, стукнула по нему своим. – За Новых Сыновей Свободы. Крутые сукины дети – нужно отдать им должное. Звук.

Купер хотел было возразить, но сдержался, увидев ее выражение.

«Есть только один способ покончить с этим: принять решение сейчас и выполнить его».

Бог ему в помощь, но решимость оставила его. Чувствуя легкое головокружение, он взял стакан и разом выпил половину.

Телевизор прореагировал на команду Шеннон, голос пиратского комментатора включился с середины предложения: «…шайка босяков приблизительно в восьми километрах от линии ограждения Ролинса».

Съемки проводились с высоты птичьего полета, но все равно кадр целиком был заполнен людьми – живой ковер крошечных фигурок, идущих по пустыне Вайоминга.

Купер узнал голос: Патриция Ариэль, директор Эпштейна по связям с общественностью, – который зачитал предупреждение, извещавшее наступавших, что их сюда не приглашали и НЗО будет защищаться. На некоторое время в рядах виджилантов возникло замешательство, но потом раздались крики – лозунг Новых Сыновей Свободы: «Мы положим этому конец! Мы положим…»

«Ай, молодца, – продолжил комментатор. – Очень броско. Может быть, на следующей неделе они придумают что-нибудь новенькое. А, так у них еще и автомобильные гудки!

Ну, если ничего страшнее нет, то и гудки подойдут. Ну, ребята, погодите. Погодите…»

Через мгновение трансляция прервалась. Купер знал, что электромагнитный импульс вывел из строя электронику. Он прочел подробности бойни по пути в аэропорт.

Когда трансляция возобновилась, стало ясно, что теперь показывают запись событий, происходивших час или два спустя. Одна из ближайших новостных групп сумела запустить новый дрон с камерой. Она показывала теперь развороченный ландшафт, покореженные и перевернутые пикапы, землю, изрытую воронками и усеянную трупами.

«Опаньки! Ну, вы знаете, как говорят, – продолжил комментатор, – пировали – веселились, подсчитали – прослезились. Примите мое сочувствие, ребята, вот и закончилась атака глупой бригады…»[21]

«И что толку? – подумал Купер. – Теперь, мой самоуверенный друг, ты видишь армию, которая разбивает базовый лагерь».

– Звук выключить, – скомандовала Шеннон и покачала головой. – Не могу понять, почему Эпштейн приостановил удары. Новости сообщают приблизительно о тысяче убитых, еще тысячи две ранены или бежали. Неплохо, пожалуй. Но вирус протей уничтожил в пятьдесят раз больше. Какой смысл в милосердии в такой момент?

Романтический разговор явно был отложен до лучших времен. Купер подумал, не возобновить ли его, но не знал, что можно добавить. Пусть лучше все остынет.

– Дело не в милосердии. У него просто кончились боеприпасы, – сказал он.

– Ты так думаешь?

– Правительство не позволяло НЗО иметь оборонительное оружие. Эрик потихоньку прикупил кое-что на черном рынке, но рисковать не мог и больше покупать не стал. Это не мои рассуждения – я просто знаю. Я же работал в ДАР, ты еще помнишь?

– Ты никогда не даешь мне забыть о своей работе.

«Не возникай. У нее есть все основания злиться на тебя».

– В любом случае Новые Сыновья его не беспокоят. Сколько бы их ни набралось, дальше Кольца Воглера они не пройдут. Его создали, чтобы защитить НЗО от сельских жителей с вилами. А вот меня больше заботит Смит.

Раньше, когда они смотрели последствия побоища, внимание Шеннон раздваивалось. Она делала хорошую мину при плохой игре, но Купер прекрасно видел, что за этой миной ничего нет. Теперь все мысли об их романтическом будущем рассеялись.

– Расскажи.

– Он нас обошел с Эйбом Каузеном.

– Плохо.

– И становится все хуже.

Он поведал ей обо всем, что случилось после их расставания. Шеннон внимательно слушала, задавала острые вопросы. Это пространство было для них безопасным: анализ ситуации, поиск оптимального ответа. Все то, чем они и занимались прежде, – не нежностями. К тому времени, когда он дошел до событий в лаборатории Эйба, она допила виски и налила себе еще. А когда он закончил рассказывать о своем посещении Сорена, и его стакан опустел. Она с инстинктивной непринужденностью подвинула ему бутылку.

– Кстати, – сказал он, – спасибо, что доставила сюда Сорена. Вряд ли это было легко.

– Ну, он не навязывал мне свое общество. Последние два дня провел в багажнике машины. – Она улыбнулась своей полуулыбкой. – Ты и вправду думаешь, что от него будет польза?

– Уверен.

– Джон его лучший друг. Легко он его не отдаст. Ты собираешься…

– Похоже, выбор у меня невелик. Наступает тот момент, к которому Смит и подводил мир. Я все еще не знаю почему, но уверен: он не начинает битву, если не может ее выиграть.

– А что ты можешь предложить Сорену? Морковку вместо палки?

– Например?

Она подошла к окну. На ветру снежинки гонялись друг за дружкой.

– Ты мог бы поговорить с Самантой.

– С кем?

Имя показалось ему смутно знакомым.

– Только не говори, что не помнишь ее.

«Почему ты смотришь на меня таким… ах да».

Он вспомнил. Подружка Шеннон. Кожа цвета сливок, золотые нити волос и вызывающая сексапильность. У нее был первый уровень, и принадлежала она к чтецам, хотя и особой специализации – с извращенной склонностью: умением читать желания с последующей их стимуляцией.

– Она знает Сорена?

– С древних времен. Они вместе учились в Хоксдаунской академии. – Шеннон поморщилась. – Странные между ними отношения.

«Ты шутишь».

Он видел Саманту только раз, но сразу же понял, что пристрастие к спиртному – меньший из ее пороков. Сочетание ее дара и ее прошлого (в тринадцать лет ее соблазнил наставник академии, а впоследствии сделал проституткой) обусловило ее нынешнее положение: она постаралась изъять себя из обращения, в чем и преуспела.

И конечно, анормальному, который каждую секунду проживал за одиннадцать, требовалась именно такая женщина. Для нее сила его чувства к ней стала настоящим героином. А ее умение чувствовать его потребности и не требовать от него всех тех социальных условностей, на которые он был неспособен, видимо, делало ее уникальной среди женщин.

– Ты можешь себе представить, как он воспринимает мир? – продолжала Шеннон. – Он не может разговаривать. Не может смотреть кино. Если он напьется, то похмелье длится целую неделю. Черт побери, секс, вероятно, единственное, что ему доступно. В особенности с Самантой.

– Она его любит?

– Почти так же, как Джона, – кивнула Шеннон.

– Так.

У Купера возникла мысль о том, как можно сыграть на чувствах Саманты, убедить, что она может спасти Сорена. Но он забыл, что Смит – та нить, которая их соединяет. Именно Смит убил ее наставника и сутенера. Она его ни за что не предаст.

– И что ты собираешься делать?

– Не знаю, – вздохнул Купер. – Я сегодня видел Милли. Помнишь ее?

– Маленькая девочка с зелеными волосами.

– Теперь они фиолетовые. Она мне сказала, что не может читать Сорена – его восприятие времени не позволяет ей пользоваться ее даром. Я думал, может, его реакции изменятся под воздействием стресса, но нет. И она вместо того, чтобы читать Сорена, стала читать меня.

– Бедняжка. Он скорчил ей гримасу:

– Вообще-то, она сказала, что я целомудренный.

– Она не знает тебя так, как знаю я.

– Ха-ха. Мы с ней потом разговаривали, и я сказал глупость: Сорен, мол, фрик, его дар уничтожил его, сделал изгоем. Не успел я закрыть рот, как понял, что то же самое можно сказать и о ней.

– И она, конечно, прочла твою мысль, – поморщилась Шеннон.

– Да. Я ее жалею. На нее ложится слишком большая нагрузка. Она пытается как-то компенсировать стресс, прячется за своими волосами и видеоиграми, но…

Мысль вдруг осенила его, почти как удар молнии. У него в голове возникло четкое представление об одной идее, этакое отстранение от мира, чтобы исследовать его со стороны.

Возможно ли такое?

Похоже, Милли считала, что возможно. И он же находился в НЗО, самом технологически продвинутом месте на планете, в закрытом обществе, где сверходаренные работали, получая огромные гранты и почти без ограничений. Здесь его воскресили из мертвых.

– Купер? – Шеннон смотрела на него с беспокойным любопытством. – Ты не заболел?

Он взял стакан с бурбоном, осушил его, почти не ощущая вкуса, и взглянул на нее:

– Морковка.

Журнал «Тайм»

10 вопросов Шерману Ванмитеру

Доктор Шерман Ванмитер сделал карьеру, популяризируя самые заумные области научных исследований на доступном – чтобы не сказать «изысканном» – языке.

Вы писали книги обо всем, начиная с астрофизики и кончая зоологией. Как вам удалось постичь столько самых разных областей знаний?

Существует мнение, что научные дисциплины суть разные континенты, тогда как на самом деле наука – универсальный паспорт. Наука – это исследование и критическое мышление, а не зазубривание. Вопросительный знак, а не точка.

Вы можете привести что-нибудь в качестве примера?

Конечно. Дети узнают о Солнечной системе, запоминая названия планет. Вот вам точка. Бесполезная с научной точки зрения, потому что названия ничего не значат. Вместо точки нужно было поставить вопросительный знак: «Имеются сотни тысяч довольно крупных космических тел, вращающихся вокруг Солнца. Какие из них можно назвать неординарными? Есть ли между ними сходства? О чем они говорят?»

Но как вы учите детей постигать такие сложные вещи?

Их нужно учить постигать способ мышления. Ответов нет, есть только вопросы, которые формируют ваше понимание и, в свою очередь, порождают новые вопросы.

Это больше похоже на мистику, чем на науку. Где вы проводите границу?

Вот она как раз и определяется критическим мышлением.

Я могу понять, как это применить к систематизации объектов Солнечной системы. Но как быть с более абстрактными вопросами?

Такой подход распространяется и на них. Возьмите для примера любовь. Художник скажет вам, что любовь – таинственная сила. Священники назовут ее проявлением божественного начала. А биохимики, напротив, скажут вам, что любовь представляет собой петлю обратной связи дофамина, тестостерона, фенилэтиламина, норэпинэфрина. Различие состоит в том, что мы можем предъявить результаты нашей работы.

Значит, вы не романтик?

Мы такие, какими нас сделала эволюция. А в сущности, эволюция представляет собой создание все более эффективных машин для убийства.

А не точнее ли сказать «машин для выживания»?

Они идут рука об руку. Но первичнее – убийство, без него в выживании нет нужды.

Довольно равнодушный взгляд на мир?

Да нет, я бы сказал – оптимистичный. Я люблю слова антрополога Роберта Ардри[22]: «Мы произошли от поднявшихся обезьян, а не от падших ангелов, а обезьяны, помимо всего прочего, были вооруженными убийцами. Так чему нам удивляться? Нашим убийствам, кровавым побоищам, ракетам и непримиримым толпам? Или нашим компромиссам, чего бы они ни стоили; нашим симфониям, как бы редко их ни исполняли; нашим мирным сельскохозяйственным полям, пусть они часто и превращаются в поля сражений; нашим мечтам, пусть они и осуществляются так редко. Чудо человека не в том, как низко он пал, а как высоко поднялся».

Вы использовали эти слова в качестве эпиграфа к своей новой книге «Бог – анормальный». Но я обратил внимание, что вы опустили последние слова: «Среди звезд мы известны не нашими трупами, а нашими стихами». Почему?

Здесь поэтический дар Ардри превосходит его научное мышление, что является опасной ошибкой. «Среди звезд» мы неизвестны вообще. Солнце не задумывается о человеческой природе, галактика не выносит приговор. Мы безразличны Вселенной. Мы эволюционировали в то, что мы есть, потому что нынешняя модель человечества выжила, а другие тупиковые ветви – нет. Все очень просто.

Почему вы называете опасной ошибкой страсть художника?

Потому что художники опаснее убийц. Самый чудовищный серийный убийца может отправить на тот свет лишь десятки жертв, а поэты способны похоронить целые поколения.

Глава 16

Сорену снился сон.

Он шел по чужеземному городу, чувствуя ногами древнюю брусчатку. Траченные временем здания белого камня, высокие ярко-зеленые двери, занавески в открытых окнах вторых этажей, старики, смотрящие на уходящий мир. Рим? Он никогда не был в Риме. Прямой перелет занял бы восемь или девять часов «нормального» времени, а в его восприятии – почти сто, но проблема состояла не в часах. Время было морем, по которому он плыл, и в одиночестве он мог проводить эти часы, медитируя в поисках своего ничто.

Полет же ограничивал его замкнутым пространством и обществом других людей.

Какая мука наблюдать за их словно паралитическими движениями, каждое выражение искореженное, деформированное, их червеобразные губы искривляются в мучительные слоги, из их отвратительных ртов неторопливо вылетают капельки слюны. Жирные тела и неровные черепа. Эта примитивная жуткая энергия их бытия, просто бытия, но оно проявлялось так громко, так безвкусно и дешево. Даже когда они спали, их храп заполнял мир, их ветры пахли, как и должны пахнуть ветры. Существовать можно было там, где их нет.

Так он и отличал сон от действительности. В редких случаях его проклятие во сне исчезало. И тогда он избавлялся от своих мук: черепашьего спуска по лестничным ступеням, ожидания в тюрьме черепной коробки, когда же мир догонит его. В тех редких случаях он мог ходить среди человеческих существ и не ненавидеть их.

Самые жестокие сны были самыми четкими, там он контролировал ситуацию. Он мог остановиться перед рестораном и наслаждаться сочными запахами базилика и чеснока, доносящимися из открытых дверей. Мог почесать зудящее место у себя на спине и почувствовать собственные ногти. Мог увидеть маленькую часовню впереди и восхититься ее строгими пропорциями, каждым камнем, проверенным стихиями и временем. Приближаясь к часовне, Сорен слышал звуки изнутри. Он автоматически поморщился. Звуки были неприятными. Звуки, вздохи, смех – все они скрежетали металлом по его зубам.

Вот только…

Такие звуки.

Он никогда не слышал ничего подобного.

Многослойный пирог, воспарение смыслов и настроений. У них был ритм, нараставший, как любовь, когда он двигался внутри Саманты и каждое движение погружало его в пучину блаженства, каждая грань чувства становилась отдельным миром. Ритм, который он слышал, казалось, несет некий смысл, словно кто-то нашел способ отобразить робкий рассвет после безнадежно холодной и долгой ночи. Нижние тона сообщали о чернильной темени, утрате и страхе, но одновременно звучали и более высокие ноты, усиливались, двигались совместно так, что он чувствовал боль в груди.

Он вошел в часовню, удивляясь тому, как звук эхом отдается от древних камней. Пространство внутри освещали толстые белые свечи. Плясали язычки пламени, плясали быстро, так быстро, что это раздражало, но почему-то раскрепощало его. А еще здесь стоял сочный и успокоительный запах – запах воска, огня и благовоний. В передней части часовни пел хор.

Люди? Неужели люди производили эти звуки?

Он двинулся по проходу, нашел скамью в темноте, сел. Хористы двигали губами, рождая звуки, каких он не слышал никогда прежде. Выверенное сплетение голосов, чистых, приятных и сильных. Они увлекли его, потрясли, очаровали. Руки Сорена лежали на коленях и подергивались, грудь вздымалась. Он плакал.

Сорен понимал: это будет самый жестокий из его снов. Но если ему так или иначе придется заплатить за свое видение немалую цену, то почему бы, пока он находится здесь, не насладиться тем, что он видит и слышит, не погрузиться в это чудо? Пусть уж звук омоет его, как теплое море, пусть эта чистота, эти смыслы, этот священный…

Музыка.

Он понял, что слышит музыку. Слышит так, как слышат ее все остальные. Прежде музыка была для него всего лишь бесконечным жутким скрежетом, звуками, проникавшими в самый мозг его костей. Он знал, что людям музыка нравится, но он-то не принадлежал к роду человеческому.

Голоса слишком скоро стали стихать. Когда воцарилась тишина, он почувствовал себя так, словно исчезла какая-то подпорка, поддерживавшая его. Потом он услышал что-то еще. Рядом с ним. Еще один шум, неведомый ему раньше. Голос, каким его воспринимал сам говорящий:

– Нравится?

Сорен понял, что его сон подходит к концу. Он хотел только одного: еще чуть-чуть задержаться, чуть-чуть, остаться навсегда. Но у сна свои законы. На скамье рядом с ним сидел Ник Купер. Человек, которого он убил и который воскрес из мертвых, чтобы издеваться над ним, ломать ему кости, отправлять в чистилище белизны и арифметики.

– Музыка, – сказало это чудовище. – Я подумал, для тебя ничего убедительнее не придумаешь. Ты ведь никогда прежде не слышал ее?

Сон приближался к концу. Сорен отвернулся, посмотрел на хор. Может быть, они запоют снова?

– У тебя коэффициент задержки составляет одиннадцать и две десятых. Если я говорю «некая Миссисипи»[23], у меня уходит на это около секунды. Но ты никогда прежде не слышал таких слов. Ты слышал: «Нннннннннннннннееееееееее-еееееееееееккккккккккккккккккккааааааааааааааа-аяяяяяяяяяяяяяяя Мммммммммммммммммииииииииииии-иссссссссссссссс…» – Купер сделал паузу. – Ты никогда не знал жизни. Не воспринимал ее по-настоящему.

У Сорена по загривку опять побежали мурашки, и он почесался. Большинство снов он просто ощущал, но столь четкие на определенном уровне обычно контролировались его сознанием. Он решил изгнать Ника Купера из часовни и всем существом сосредоточиться на музыке, пока сон не истончится.

– Позволь мне высказать предположение, – продолжал надоедать Купер. – Ты думаешь, что видишь сон.

Сорен против воли повернулся и стал слушать.

– Это похоже на притчу о человеке, которому снилось, будто он бабочка. Он проснулся, но никак не мог отделаться от мысли, что он бабочка, которой снится сон, будто она человек. И прочие упражнения спальной философии. – Купер холодно улыбнулся. – Так что позволь мне рассеять твои заблуждения. Это не сон.

– А что?

– Но ведь здорово? Возможность ходить, говорить и думать так, чтобы мир при этом не тащился, как черепаха. Ты представь, как могла бы пойти твоя жизнь, если бы ты не родился таким, какой ты теперь. Ты мог бы жить нормальной жизнью. Иметь друзей, отношения. Мог бы слушать музыку, или гулять по берегу, или беседовать с людьми. Иметь все то, что другие воспринимают как нечто само собой разумеющееся. Все то, в чем судьба отказала тебе.

– В чем же?

– Знаешь, тебе не обязательно разговаривать предложениями из трех слов. Распахни крылья. Попробуй нормальную речь.

Сорен смотрел на него. Ждал.

Купер вздохнул и сказал:

– Я предлагаю тебе возможность настоящей жизни.

– Настоящей? – переспросил Сорен, оглядывая часовню, хор, римскую улицу за дверями.

– Уж ты-то лучше других знаешь, что «реальный» – слово гибкое. Остальной мир видит так, а ты – иначе. Какой из них реальный? Наш? Твой? Ни тот ни другой? – Купер пожал плечами. – Наше восприятие обусловлено всего лишь электрическими сигналами в мозгу. Философы, поэты и священники скажут, что не все так просто. Возможно, они и правы. Но это никак не отменяет того факта, что сознание – производное электрических импульсов. Объективной истины не существует, только субъективные ощущения нашего восприятия. Ты, когда думал, что видишь сон, хотел в нем остаться?

«Больше всего на свете и до конца моих дней», – подумал Сорен, но вслух только сказал:

– А что это?

– Имитация, созданная умнейшими головами НЗО. Подлинное внедрение нового в новые технологии. В принципе, игра, основанная на передовых технологиях, приводимая в действие предвосхищающими сетями, которые опережают действительность на один шаг. Я не биоинженер, но, как мне объяснили, система моделирует те части мозга, которые обрабатывают информацию, получаемую органами чувств. Затылочная, височная, лобная и теменная доли, нейроны стволовой части мозга и еще бог знает что. Суть в том, что имитация ничуть не менее реальна, чем все остальное в твоей голове. А поскольку эта реальность генерируется, то мы здесь можем обнулять твое восприятие времени.

– Как?

– Мы тебе во сне ввели успокоительное, и команда врачей Эрика имплантировала тебе крохотное интерфейсное устройство.

– Зачем?

– Я думаю, ты хотел сказать «спасибо». – Купер еще раз холодно улыбнулся. – Для человека, который представляет себе развлечение как подсчет отверстий в стене, чья главная надежда на то, что его убьют, такой подарок – настоящий праздник.

Теперь Сорен понял:

– Предложение.

Купер кивнул:

– И это всего лишь первая модель. Со временем Эрик может создать постоянный интерфейс, нечто вроде умственного переводчика, который позволит тебе воспринимать мир так, как его воспринимают все остальные люди.

Сорен почесал шею сзади и сказал:

– Цена?

– Информация.

– О Джоне.

– Да.

Сорен промолчал.

Когда он был ребенком, каждая секунда придавливала его, а он не мог объяснить взрослым, что с ним такое. Он слышал внутренний голос, который обещал ему, что наступит день – и его вылечат. Кто-то найдет способ избавить его от ада в голове, и он станет таким, как другие люди. Будет просто радоваться обыкновенным вещам.

Только поэтому он и продолжал жить. И хотя в конечном счете Сорен перестал верить голосу, тот оставил такую глубокую отметину в его мозгу, что жить стало привычкой, которой он никогда не изменял, хотя каждый день и подумывал об этом.

И вот оказалось, что он был прав. Лекарство появилось.

Хор снова запел. Робкий шепоток эхом отдавался от стен часовни. Ничего прекраснее Сорен в жизни не слышал. Это было сравнимо с его встречами с Самантой, только оно не исчезало, оставалось здесь, вполне реальное и прямо перед ним.

«Ты всю жизнь хотел стать листиком, чтобы тебя унес порыв ветра.

А если тебе стать орлом и парить в небесах?»

– Я знаю, ты считаешь его своим другом. Но Смит просто использовал тебя. Он посылал тебя убивать для него, а когда ты потерпел неудачу, бросил тебя. Он испытывает к тебе не больше любви, чем шахматист к сильной фигуре, которой легко может пожертвовать, если жертва приведет к выигрышу.

Воспоминание нахлынуло на него. Джон говорит ему: «Тыладья. Незаметнаявпоследнемряду». Он говорил на принятый между ними манер, соединяя слова, чтобы облегчить их восприятие Сорену. Они находились в Тесле, в квартире, заполненной книгами, – там, где Джон воссоединил его с Самантой.

Он снова почувствовал зуд на шее.

Оглядел изящную часовню, насыщенную запахом воска и мебельной полировки, звенящую песней, красоты которой он даже не представлял. И завел руки за спину.

– Что ты делаешь? – спросил Купер, наклонив голову.

Сорен проигнорировал его. На шее он ничего не обнаружил, но знал: что-то там не так. Сосредоточился, приложил все силы. Напоминало пробуждение ото сна – момент, когда оба мира кажутся реальными, когда граница между ними подвижна. И тут его руки нащупали что-то холодное и твердое. Глядя прямо в глаза Куперу, он обхватил эту штуку пальцами и потянул.

Мир замер, дернулся, сместился, как картинка видеовызова при плохой связи, а потом исчез вовсе.

Часовня, свечи, хор – все пропало.

Все, кроме Купера, сидевшего напротив него в яркой камере со стенами из плиток, пронизанных отверстиями общим числом 415 872. Купер смотрел на него со смешанным выражением – недоумения и ужаса.

Медленно – очень, очень медленно – Сорен вывел руку из-за спины и взглянул на кабель, который только что был подсоединен к его шее. Его внутренний голос бушевал и кричал, требовал, чтобы он вернул выдернутую штуковину на место, говорил, что еще не поздно, что именно об этом он и мечтал всю жизнь.

Он разжал пальцы – штуковина упала.

– Нет.

Но произнесенное им слово прозвучало как «Нннннннн-ннннннееееееееееееет…»

Глава 17

Земля была холодная и жесткая, как металлическая отливка, вынутая из холодильника. Лук Хаммонд чувствовал, как холод проникает ему в грудь, камни впиваются в ноги, от тупой боли немеют мышцы. Он прогнал неприятные ощущения. Научился этому в девятнадцать лет во время глубокого тылового разведрейда в Лаосе. Фиксируй все окружающие условия, но перестань их воспринимать. Сосредоточься на задании.

Функция ночного видения у бинокля не работала – все электронные функции имевшихся у них приборов были уничтожены электромагнитным импульсом. Но ясное небо Вайоминга сверкало звездами, и он отчетливо видел выселок. Несколько трейлеров и сборных конструкций вокруг надувной структуры, имеющей сотню метров в поперечнике. Горбыли на крыше обозначали комнаты и коридоры. Гул генераторов то усиливался, то стихал в зависимости от ветра. Несколько легковушек и четыре больших автобуса огородили площадку для временной парковки. Выселок не имел никакого опознавательного знака, ограждения или каких-либо постоянных сооружений. И вообще имел такой вид, словно его собрали на скорую руку неделю назад, как оно и было на самом деле.

Охранялся выселок всего одним часовым, который потопывал ногами, раскуривая сигарету. Ни один настоящий солдат не совершил бы такой ошибки на посту, но здесь никто не ожидал нападения. В этом и состояла часть замысла и причина, почему Лук со своей командой преодолел почти восемьдесят километров в направлении, перпендикулярном пути продвижения Новых Сыновей. Здесь, в местности, по существу пустынной, безопасность заключалась главным образом в защите от койотов.

Лук опустил бинокль и посмотрел по сторонам. Одиннадцать распростертых на земле человек безмолвно взирали на него. Они были одеты так же, как он, в несколько слоев черной одежды и вязаные шапочки. Самой видимой их частью оставались глаза и оружие.

Миллер настаивал на выделении большего числа людей, но Лук хотел иметь компактную команду. Бомбы у Эпштейна, возможно, и закончились, однако Лук не сомневался: глаза в небе следят за каждым их движением.

– Моя группа будет выглядеть как дезертиры. Ты же знаешь, их появится немало. Одно дело выкрикивать лозунги, а другое – находиться под огнем дронов. Эпштейн не может отследить все группы.

– Не может, – ответил ему генерал Миллер. – Но этот момент критический для нашего успеха. Сможет ли десяток человек контролировать ситуацию?

– Да, – ответил Лук. – Наши мишени привыкли исполнять приказания.

Его команду трудно было назвать элитным подразделением, однако люди, проехавшие полстраны, чтобы вступить в ряды виджилантов, в своем большинстве имели крутой характер, и он выбрал таких, у кого был серьезный боевой опыт. Не важно какой, самый разный. Горецки служил в морской пехоте, а теперь подвизался телохранителем у суперзвезд хип-хопа, Деккер обеспечивал безопасность в мотоциклетном клубе в Сан-Диего, Рейнольдс возглавлял полицейскую команду быстрого реагирования в Теннесси.

– Я сниму часового снаружи, – прошептал Лук отряду. – Вероятно, есть еще пара часовых внутри в спальнях. Рейнольдс, это работа твоей команды. Сделай все тихо. Горецки, возьми своих ребят и зачисти периметр. Персонал должен находиться в жилых прицепах. Мы с Деккером пойдем от двери к двери.

Командиры отделений показали ему большой палец. Лук начал подниматься, но остановился.

– Прежде чем действовать, убедитесь, кто перед вами. Дети не должны пострадать.

Все одиннадцать человек кивнули ему. Он в последний раз глянул в бинокль – часовой по-прежнему стоял, прислонившись к капоту машины, – и отдал его Горецки.

Пригнувшись, Лук пошел к парковке. Движение после получаса лежания на холодной земле воспринималось как благо. Чувства прояснились, как и всегда на операции, – обострилось восприятие, зрение. Сколько раз он делал что-то подобное? Несколько десятков? Сотен? Он потерял счет странам, в которых сражался. За годы службы случались и такие времена, когда он ощущал себя живым только на операции.

По крайней мере, так было, пока у него не появились сыновья.

Шум генератора заглушил бы любые звуки, какие Лук мог произвести, но он все равно шагал осторожно. Подойдя к ближайшему автобусу, лег на живот, заглянул под днище. Увидел только ноги часового сзади. Прикинул – не обойти ли ему автобус, но потом выбрал самый неожиданный путь – пополз по-пластунски под машиной. С каждым его осторожным движением он видел все большую часть тела часового. Судя по числу бычков вокруг, тот стоял тут уже довольно долго. Ночное дежурство было самым утомительным, и часовой легко забывал о главном.

Лук поднялся в темноте, словно призрак. Пистолет он не стал вынимать из кобуры – вытащил шнурок из кармана, по четыре раза накрутил его на каждую руку в перчатке. Один шаг, два, три, наконец он оказался прямо за часовым, настолько близко, что ощутил едкий запах табака, услышал хриплое дыхание. Лук дождался, когда тот затянется в последний раз и выдохнет, после чего скрестил руки, чтобы получилась петля, набросил ее на шею часового и сильно дернул назад и в стороны, делая одновременно подсечку.

Менее чем через секунду вся масса часового и вся сила Лука сосредоточились в тонком шнуре, пережавшем горло, трахею и сонную артерию. Часовой вскинул руки к шее, безуспешно пытаясь разорвать шнур, его ноги судорожно замолотили по земле. Через три секунды силы покинули его, через восемь он вообще перестал двигаться. Лук отсчитал еще двадцать секунд, размотал шнур и нанес контрольный удар ножом.

Потом поднялся и дал своей команде знак: можно двигаться дальше.

Они быстро подтянулись с винтовками наготове. Шестеро во главе с Рейнольдсом направились к надувному куполу. Ребята Горецки образовали цепочку вокруг лагеря. Деккер являл собой разновидность тощего байкера, подсевшего на амфетамины, – татуированное пугало с длинными волосами под шапочкой. Глаза его остались равнодушными при виде мертвого часового и струйки крови, текущей по холодной земле.

Лук показал на жилой прицеп. Он надеялся, что дверь не будет заперта, – от ближайшего города их отделяли мили и мили, – но осторожное нажатие на ручку ничего не дало. Четвертый ключ с брелока охранника отпер замок. Лук открыл дверь и проскользнул внутрь. Деккер следом.

Сияние звезд через окна высветило крохотное жилое пространство. Кухня слева, а на стене справа открытая дверь, за которой должна находиться спальня. Лук проскользнул туда, неслышно шагая по ковру, заглянул. Полная чернота. Он вытащил из кармана фонарик, прикрыл его ладонью. Красноватый свет наполнил комнату. Письменный стол, дверь в туалет, двуспальный матрас, на нем – один человек. За мгновение Лук проделал шесть шагов, отделявших его от кровати.

Одним прыжком он оседлал спящего, закрыл его рот правой рукой, левой направил луч фонарика в глаза. Человек проснулся, дернувшись, охнул в ладонь Лука.

– Не сопротивляться.

Человек замер. Лицо его было бледно, глаза широко раскрыты, зрачки сузились под лучом неожиданного света.

– Я сейчас уберу руку с твоего рта. Если закричишь – сразу умрешь. Понял?

Дрожащий кивок.

– Твоя функция?

– Ч…ч…что? – Голос был надтреснутый.

– Твоя работа. В чем она?

– Я психолог.

– Как тебя зовут?

– Гэри.

– Сколько здесь детей, Гэри?

– Мм.

Человек в первый раз осознанно заколебался.

Деккер вытащил охотничий нож из набедренных ножен, поиграл лезвием, чтобы оно сверкнуло отраженным светом. Когда он приставил клинок к горлу Гэри, порез обозначился кровяной линией. Психолог подпрыгнул, вскрикивая, но рука Лука успела накрыть его рот.

– Перед тем как Эпштейн попытался нас убить, мы получили одно предупреждение. Мы тоже делаем только одно предупреждение. Попробуешь дернуться еще раз или попытаешься солгать – и тебе конец. – Лук убрал руку. – Говори…

– Шестьсот четыре!

Лук чуть было не приказал Деккеру убить психолога, но страх в глазах человека перед ним был искренний, не наигранный.

– Это вранье.

– Клянусь…

– Говори тише.

– Я клянусь, так оно и есть. Клянусь.

– Эпштейн вывез сюда детей, которых две недели назад выкрали из академии Дэвиса. Но там было всего три сотни учеников.

– Мы подобрали им пары. Из других детей.

– Зачем?

– Академии… этих детей отобрали у родителей, им промывали мозги. Много лет учили ненавидеть друг друга. Им нужна забота, уход. Вот почему мы здесь – посреди пустыни. Пожалуйста, не надо больше меня резать.

– А другие дети?

– Что?

– Ты сказал, им подобрали пары.

– Ну да. Они дети НЗО. В-в-волонтеры.

Лук взвесил услышанное. Похоже на правду, не отличается от психологической работы с ветеранами, страдавшими посттравматическим стрессовым расстройством.

«Настоящий подарок. Теперь план Миллера станет в два раза эффективнее».

– Ты анормальный?

– Да. Чтец четвертого уровня с магистерской степенью от…

– Я задам тебе вопрос и хочу, чтобы ты прочел меня и хорошенько подумал, прежде чем ответить. – Он наклонился над психологом. – Ты сильно хочешь жить?

Человек смотрел на Лука, который видел, как в том борются противоречивые чувства, как психолог цепляется за понятия чести и долга. Но абстрактные представления посреди ночи, когда тебе к горлу приставлен охотничий нож, призрачны.

– Что вы от меня хотите?

– Сколько здесь психологов?

– Мм… человек десять специалистов плюс администрация.

– Если бы ты мог спасти жизнь двум другим, кого бы ты выбрал и где они спят?

Двадцать минут спустя Лук и Деккер рекрутировали еще двух психологов.

Они сделали бы это быстрее, но двое из всех не захотели покупать жизнь той ценой, что Гэри.

* * *

Хотя детей в надувном куполе было очень много, там стояла пугающая тишина. Дети сидели на полу, некоторые парами, большинство в одиночестве. Привезенные из академии Дэвиса просто выстроились и вытянули перед собой руки в ожидании, что их свяжут по одному. Гэри и два других психолога оказались полезны. Когда дети увидели знакомых взрослых, они просто стали молча делать то, что им приказывали.

Возражали или оказывали сопротивление только местные ребята, но и они приумолкли, увидев бойцов с автоматическим оружием, выстроились в шеренгу.

– Вам нечего бояться, – сказал Гэри дрожащим голосом. – Эти люди пообещали, что никому не причинят вреда.

Он стоял в центре спортивного зала и, говоря, медленно поворачивался, старался не смотреть прямо на вооруженных людей, окружающих их.

Лук обошел зал по периметру, ведя подсчет по головам и спрашивая себя, каковы же преподаватели в академии, если они сумели так запугать детей. Он помнил, какими шумными были их собрания в начальной школе, угомонить их не удавалось самым громкоголосым воспитателям. А ведь там, в школе, учились обычные дети, а здесь – одаренные, в основном первого уровня. И дело было не в том, что они по способностям превосходили обычных детей, а в том, что они еще и прекрасно понимали это. Он предполагал встретить дерзких мозганов, уверенных в своих особых привилегиях. И хотя он видел перед собой только детей, но не мог не учитывать, что их шестьсот против дюжины его бойцов.

Они, конечно, не знали, что у него нет намерений причинить им вред. Что бы там ни происходило в их академиях, но люди, их возглавлявшие, явно не руководствовались таким же принципом. Отвратительно, но полезно. Как он и говорил генералу Миллеру, они приучены исполнять приказания.

Пятьсот, пятьсот два, пятьсот четыре.

Деккер и двое других вошли с улицы, сопровождаемые порывом промозглого ветра. Байкер кивнул Луку. Хорошо. Значит, дело сделано. Весь остальной персонал нейтрализован, остались только Гэри и его коллеги-психологи.

Теперь это пространство принадлежало Новым Сыновьям Свободы.

На Лука накатила волна усталости. Остальная команда явно чувствовала себя не лучше. Долгий день закончился, приближался рассвет. Они оставили основную группу около полуночи после атаки дронов и совершили марш-бросок сюда, преодолев почти восемьдесят километров за двадцать четыре часа. Остановки делали, чтобы перекусить на скорую руку, отлеживались в зарослях кустарника, дожидаясь, когда проедут машины по дороге, которую им требовалось пересечь, нервно поглядывали на планеры, парившие высоко над ними. Добавить к этому адреналин действия (пусть действия, и не встречающего сопротивления). И теперь он хотел одного: пару часов сна.

«У тебя впереди еще долгий день».

Пятьсот восемьдесят, пятьсот восемьдесят два, пятьсот восемьдесят четыре.

Их рейд удался потому, что в НЗО никто его не ожидал. По оценке генерала Миллера, после удара дронов их должны были покинуть около двух тысяч человек, и хотя большинство пойдет назад той дорогой, по которой они пришли, группки людей рассеются во всех направлениях. Выследить их всех и перехватить будет невозможно, в особенности с учетом наступления Новых Сыновей на Теслу.

Его-то команда назад не пойдет. На автобусах, стоящих сейчас на парковке (явно тех самых, на которых детей привезли сюда), они быстро вернутся к армии виджилантов.

– Я знаю, что вы испуганы, – сказал Гэри детям. – Мы все испуганы. Но все будет хорошо. Все должны оставаться в паре со своими друзьями и делать то, что говорят, и тогда все будет в порядке.

Пятьсот девяносто восемь, шестьсот, шестьсот два… шестьсот три.

Лук нахмурился. При первом подсчете он решил, что кто-то перешел с одного места на другое. Или что ошиблись его усталые мозги. Но либо Гэри ему солгал, либо кто-то из детишек спрятался.

С одной стороны, это не имело значения. Что может один ребенок? Но если ему хватит сообразительности добраться до телефона, они потеряют преимущество. Они смогут вернуться к армии только в том случае, если власти Новой Земли Обетованной не поймут, что случилось.

Гэри продолжал говорить, а Лук подошел к Рейнольдсу, бывшему полицейскому из службы быстрого реагирования. Он хорошо поработал – его команда ликвидировала часовых внутри комплекса без малейшего шума.

– Одного не хватает.

Рейнольдс выругался.

– Поискать?

– Нет. Оставайся здесь и смотри в оба.

Лук пошел по периметру, стараясь не обращать внимания на испуганные взгляды детей. Комплекс состоял из модулей, самым большим из которых был спортивный зал, а надувные коридоры вели в спальни и классные помещения. Хорошая новость состояла в том, что спрятаться здесь было практически негде. Он наверняка найдет пропажу под кроватью.

Но у дверей ему в голову пришла одна мысль, он развернулся и сделал еще один быстрый подсчет. Два, четыре, шесть, восемь… девять. Десять, включая и его самого.

Холодная волна ярости нахлынула на него, и он расстегнул кобуру.

В коридоре за спортзалом стояла тишина, лишь только ветер скребся о ткань да звучал тихий голос и еще что-то, похожее на хныканье. Лук двинулся в направлении звука, стараясь идти как можно тише, потом наплевал на тишину и припустил бегом.

Он нашел их в одном из классов. Умоляющий голос доносился из-за закрытой двери. Светловолосая девушка лежала лицом вниз на столе и плакала. Пыталась молотить руками и дергалась, но что она могла – худенькая девчушка лет шестнадцати. Горецки стоял сзади и стягивал с нее джинсы, а другой – парень из Мичигана по имени Хили – жирными пальцами сжимал ее запястья.

Когда Лук распахнул дверь, Хили выпрямился с выражением «от, черт» на лице. Горецки смущенно отвернулся, брюки, обнажив его, упали на щиколотки.

Секунду-другую они смотрели друг на друга: Лук, его боевики и девушка. Ее голова была повернута в его сторону, по лицу текли слезы.

– Да она же выверт, шеф, – сказал Горецки.

Лук подумал о своих мальчиках, о своих прекрасных сыновьях, сгоревших заживо. Джош – в самолете, Зак – в танке. Они оба были солдаты. Оба убиты анормальными, компьютерными программами. Первого уровня, как и эта девушка.

Он вытащил пистолет и, держа его обеими руками, выстрелил Горецки два раза в грудь и один – в голову, развернулся и то же самое сделал с Хили.

Убрал оружие в кобуру и пошел искать одеяло для девушки.

Глава 18

Купер умер еще раз.

От кинжала Ферберна – Сайкса, тонкого лезвия, пригодного только для убийства. Изготовленный из углеродного волокна, заточенного до молекулярной толщины, кинжал проник через материю, плоть, мышцы и поразил левый желудочек его сердца. Смерть наступила почти мгновенно.

Сорен извлек кинжал из раны и пошел прочь с непроницаемым лицом.

– Еще раз, – сказал Купер.

Проекция вернулась на десять секунд. Он, Натали и дети завтракали в ресторане две недели назад. Он просматривал запись с камеры видеонаблюдения, но поскольку техника производилась в НЗО, то охват и разрешение были исключительными. Он почти точно помнил разговор: Тодд говорил о футболе, о других правилах, которые применяют сверходаренные, а Купер слушал и шутил. Потом на краю кадра появился Сорен, который перерезал горло одному из охранников, сделал три шага и вспорол плечевую артерию второго. Струя крови хлынула на соседние столики.

Купер на записи не промедлил ни мгновения. Он встал и, наступая на Сорена, швырнул в него стул. Схватка была короткой и прискорбной: стул пролетел мимо, мимо прошел его удар, а хук – заблокирован лезвием кинжала, распоровшим руку Купера надвое. И это еще были цветочки.

Затем наступил кошмар. Тодд, увидев, что отец ранен, бросился ему на помощь. Сорен согнул руку и со страшной силой развернулся. Его локоть вонзился в висок Тодда, и голова мальчика откинулась назад. Купер на записи вскрикнул и бросился на Сорена, который с точностью расположил кинжал, проникший через материю, плоть, мышцы и в левый желудочек сердца Купера.

Он умер еще раз.

Даже теперь, когда Купер знал, что Тодд жив и здоров, что Сорен потерпел неудачу (Купер лично его уделал), все его существо протестовало при виде того, как локоть просвистел в воздухе, как остекленели глаза его сына.

«Но ведь в этом и состоит смысл упражнения. Напомнить тебе, с чем ты борешься».

Он был очень доволен своим изобретением морковки для Сорена. Ему претила мысль о том, что он делает благо чудовищу, чуть не убившему его сына. Но, сидя рядом с убийцей в виртуальной часовне, он опять испытывал то, чего не хотел: сострадание.

Он видел влагу в глазах Сорена. Слезы, вызванные музыкой, – ведь тот слышал музыку впервые в жизни.

«Ты представь, какая потребовалась сила, чтобы добровольно выйти из такого сна. Получить то, что он хотел всю жизнь, но считал невозможным… и тут же отказаться от него».

Эмоции все еще бурлили в груди Купера. Воля Сорена вызвала у него что-то вроде зависти, но он не мог себе позволить такие чувства. Вот он и нашел эту служебную комнату, чтобы заново и еще раз заново переживать худший миг своей жизни.

Он собирался дать терминалу команду повторить запись, когда заверещал его телефон. Забавно: не так давно телефон практически был для него живым существом – все время приносил ему послания, письма, предупреждения, информационные обновления. Но в последние месяцы Купер вывалился из того мира. Да и вообще из большого мира в целом. Теперь получение послания стало для него редкостью.

«КУИН: Нужно поговорить. Срачно. Т. е. срочно».

Купер начал набирать ответ, но вспомнил, что находится в помещении, оборудованном для связи.

– Система. Начать видеовызов, – скомандовал он и назвал номер Боба.

– Все переговоры с абонентами за пределами НЗО временно…

– Игнорировать запрет.

– Прошу ввести код авторизации.

– Спросить Эпштейна.

Он ждал, представлял себе, как послание приходит в подземную берлогу Эрика, еще одна крупинка в реке информации. В голове у него запульсировало – приступ сумасшедшей боли прямо в глазницах, и он потер глаза в ожидании.

Мгновение спустя воздух начал переливаться, запись его смерти сменилась на изображение залитого светом кабинета, белых стен с прислоненными к ним рамками для фотографий, коробками у стола.

– Бобби, – улыбнулся Купер, – заполучил кабинет в новом здании? Мне нравится – окно и все остальное. Наконец твое вылизывание начальственных задниц принесло плоды.

Куин был в аккуратном костюме и со смешливым выражением на лице.

– Сколько тебе потребовалось? Сорок секунд? – спросил он. – Знаешь, ребята станут любить тебя больше, если ты будешь менее доступен.

– Ничего не могу с собой поделать, если меня ищешь ты.

– Тут у меня друзья – хотят передать тебе привет.

Куин, наклонившись вперед, нажал кнопку, и видеоэкран разделился на две части.

– Господи боже, шеф, – сказала Луиза Абрамс, – у тебя такой вид, будто ты разгонял бездомных с автобусной станции.

Валери Вест рядом с ней издала сдавленный смешок.

Не очень давно они вчетвером были одной командой, самой лучшей в Службе справедливости. Они отыскивали террористов и убийц, планировали операции по всей стране, служили длинными сильными руками Соединенных Штатов. Они долгие годы вместе охотились на плохих ребят, не зная ни дней ни ночей, питались чем попало, жили на натянутых нервах, ждали смерти и находили спасение в последнюю секунду. И теперь, увидев их всех вместе, Купер понял, как ему их не хватало. Как не хватало!

– Луиза, ты, как всегда, поэтична, – подмигнул он и провел рукой по волосам. – Так лучше?

– О, да. Я готова хоть сейчас выскочить из бюстгальтера. Извини, детка, – сказала она, подтолкнув Валери, – но я больше не могу противиться его чарам.

– Ну все, хватит, – встрял Куин. – Эта линия не прослушивается?

– Ничуть. Я в НЗО.

– Что? Зачем?

– Пытаюсь осуществить свою детскую мечту – стать ковбоем, – пожал плечами Купер. – А ты что решил? Ищу Джона Смита.

– Так. Я после нашего с тобой разговора много об этом думал, – сказал Куин. – Большинство ресурсов департамента сейчас сосредоточено на Эпштейне, но мне стало любопытно, чем занят наш старый дружок. И я попросил Вэл провести небольшой розыск по закономерностям.

– Да, все верно, – заерзала на стуле информационный аналитик.

У нее была бледная кожа человека, который не знает другого света, кроме излучаемого монитором. Так оно и было на самом деле, чем отчасти и объяснялся ее высокий профессионализм. Именно Вэл навела его и Итана на Эйба Каузена на Манхэттене.

– Но это только теория, – уточнила она.

– Я оцениваю твои теории по фактам, которые получаю от других людей. Что у тебя?

– Думаю, Джон Смит собирается атаковать. И кажется, немедленно. – Она помолчала. – Ты играешь в шахматы, шеф?

– Я знаю, как ходят фигуры.

– Хорошо. Так вот, имеются практически три фазы. Вначале обе стороны подыскивают оптимальные позиции для своих сил. И для Смита таким был его период в бегах, когда он создавал сеть, рекрутировал последователей. Затем миттельшпиль – когда ты находишь свои уязвимые места, размениваешь фигуры. Фаза миттельшпиля может быть кровавой, но до настоящего конфликта она еще не доходит. Как в последние несколько лет: убийства, взрыв биржи…

– «Дети Дарвина»?

– Нет, – сказала она. – Они стали началом эндшпиля. В эндшпиле все чревато опасностями. Твои самые сильные фигуры, позиция, которую ты строил всю игру, – всем можно пожертвовать. Важно только одно – победа.

«По сути, это похоже на Джона Смита».

– Так в чем его игра?

– Я не знаю. Но игру он ведет крупную, и конец близок.

– Объясни.

– Значит, так. Первый признак: лейтенанты Смита исчезли из вида. Они все ушли на глубину, но обычно рябь до нас доходит: запаздывание с результатами опознания, некоторая кредитная активность, закодированные послания в безопасных онлайновых областях и всякое такое. В последние дни все это прекратилось. Исчезло. И потом, есть финансовые показатели. Ты помнишь счета в банках-прачечных на Каймановых островах и в Дубае?

Он кивнул. Выражение «следи за деньгами», возможно, и стало известным благодаря кино, но в антитеррористической и разведывательной работе слежка за деньгами превратилась в стандартную процедуру. У ДАР имелся огромный штат следователей-бухгалтеров, цель работы которых состояла в замораживании незаконных денег. В случае со Смитом им так никогда и не удалось доказательно найти принадлежащие ему счета. Но существовало различие между доказательством и уверенностью, и на протяжении нескольких лет за целым рядом подозрительных оффшорных счетов велось пристальное наблюдение.

– Так вот, за последние сорок восемь часов средства со счетов были изъяты, – сказала Валери.

– И какова общая сумма?

– Больше сотни миллионов долларов.

– Черт… ты можешь проследить, куда они ушли?

Она покачала головой:

– Наши самые большие умельцы использовали входы в системы через задние двери, чтобы предотвратить изъятие средств. Я имею в виду хакерские методы, квазилегальные проникновения в системы, что может привести к международным скандалам. Но тем не менее деньги исчезли. Хуже того, никакие маячки не сработали. Если бы Куин не попросил меня проверить, мы бы так ничего и не знали.

У Купера в желудке возникло кислое ощущение, будто он съел сырую курицу. Глядя на изображение, он переваривал услышанное.

– Значит, Смит пошел ва-банк. Есть предположения о его планах?

– Никаких конкретных, – пожала плечами Валери. – Но мы ведь говорим о Джоне Смите. Ты назвал его стратегическим эквивалентом Эйнштейна. Что бы он ни планировал, для нас оно станет неожиданностью.

«И это будет катастрофа».

– Бобби, ты должен доложить директору.

– Ты так думаешь? – Куин отрицательно мотнул головой. – Я тебя люблю, дружище, но деньги мне платит ДАР. Я говорил с ней, перед тем как послать тебе вызов. Но помнишь, что я тебе сказал в том дешевеньком баре?

– Помню: что весь мир в огне.

– И что имеет место нехватка воды. Директор понимает угрозу. Но у нас по всей стране преследуют сверходаренных, сжигают, линчуют. Повсюду нехватка продуктов. Беспорядки в десятках городов. Виджиланты ворвались в Вайоминг. За последние две недели имели место три попытки убийства президента. Показатель опасности все время повышается.

Головная боль Купера после этого монолога только усилилась. Он оперся локтями о стол, воткнув пальцы в лоб.

– Ты разделяешь мою теорию об анормальных нулевого уровня?

– Конечно, – ответил Куин. – Пришлось объяснять начальству, каким образом яйцеголовому ученому удалось так меня умыть.

– И какая последовала реакция?

– Они согласились, что тогда ситуация ухудшается еще больше.

– Замечательно, – вздохнул Купер и сел ровно. – Слушай, я знаю, что вы рискуете, делясь со мной информацией. Я это очень ценю.

– Да брось ты, шеф, – махнула рукой Луиза. – Жаль, что тебя нет здесь с нами. Дела идут все хуже и хуже.

– Не волнуйся, – сказал Купер. – Я еще не сложил оружия.

– Ну ладно, напарник, – кивнул Куин. – Нам пора отрабатывать наше жалованье.

– Да. Спасибо еще раз.

– Не стоит благодарностей. Ты только не забудь: за тобой пиво.

– Навечно твой должник, приятель. Навечно.

Его старый друг улыбнулся и открыл рот, чтобы ответить.

Но не успел – изображение, окно его кабинета, взорвалось пламенем и бьющимся стеклом.

Связь оборвалась.

Но за долю секунды до конца связи Купер услышал крик.

Глава 19

Оуэн Лиги принимал душ, когда за ним пришли.

В декабре в Северном Мэриленде не обязательно идет снег, но Лиги почему-то всегда представлял себе Кэмп-Дэвид непременно с голыми деревьями, запорошенными ветками, вихрем маленьких снежинок. Этот образ настолько застрял в его голове, что преследовал даже летом, и ему становилось холодно, он накрывался несколькими одеялами, принимал душ. Лиги вот уже полчаса стоял под горячими струями, думал, лениво разглаживал рисунок пигментных пятен у себя на руках сморщившимися от воды подушечками пальцев.

И вдруг в его приватной душевой появился офицер в военно-морской форме:

– Сэр, нас атакуют.

Шесть минут спустя они трусили под голыми деревьями и замерзшими оранжереями. Капли падали с волос Лиги на его костюм, галстук трепыхался следом за ним, как хвост. Повсюду стояли агенты и военные. Хотя Кэмп-Дэвид официально считался «загородной резиденцией», на самом деле он представлял собой крепость с противоракетными системами среди деревьев и глубоким подземным бункером, рассчитанным на ядерный удар.

Когда здесь находился президент, конференц-зал Лаврового домика служил Ситуационным центром. Лиги вошел, быстро осмотрел собравшихся: представители родов вооруженны х сил, секретных служб, члены кабинета. Многие только обживались на своих постах, заняв места тех, кто погиб во время ракетной атаки на Белый дом, но Лиги всех их знал.

– Мадам президент, – кивнул он и, обращаясь к остальным, спросил: – Что случилось?

– Волна террористических атак по всей стране, – ответила Шэрон Гамильтон, советник по национальной безопасности.

– Сколько?

– Трудно сказать.

– Почему?

– Все время происходят новые.

Гамильтон махнула рукой в сторону телевизионных экранов.

После событий прошедшего года Лиги был уверен, что никакие репортажи с мест катастроф потрясти его уже не могут. Он видел рухнувшее здание биржи, пожар в Кливленде, наблюдал за самоуничтожением американской армии в Вайоминге. В некотором роде то, что он увидел на экранах, не особо отличалось от прежнего: там царили пожары и хаос. Взорванные дома, бушующий ад, бегущие в ужасе люди. Граждане, забрызганные кровью, бредущие с пустыми глазами. Дети, плачущие на улицах. Оперативная карта с красными точками по всей стране.

– Господи Иисусе! Есть какая-нибудь закономерность в действиях террористов?

– Уничтожаются в основном военные и политические объекты. Вооруженное нападение на мэрию в Лос-Анджелесе. Бомбист-смертник в столовой Форт-Дикса[24]. Два пикапа сбросили лимузин губернатора Иллинойса в Чикаго-ривер. Бомба у Федерального резервного банка – тут взрыв удалось предотвратить. Диверсия на газовом трубопроводе, ведущем в Центр по контролю заболеваний в Атланте, испорчено защитное оборудование, и теперь весь комплекс горит. Наиболее сокрушительный удар был нанесен по ДАР – бомбы явно были заложены в ходе расширения комплекса. Недавно введенные в строй сооружения полностью разрушены.

– Потери? – обратился Лиги к Марджори Мэй.

Несмотря на жизнерадостное имя, директор ДАР прекрасно сочетала в себе политическую искушенность и безжалостную работоспособность. Но теперь ее голос задрожал, когда она сказала:

– Середина рабочего дня. Тысяча человек, если не больше. Вселенная закачалась, и секунду-другую Лиги казалось, что он сейчас упадет. Он с такой силой ухватился за кромку стола, что побелели костяшки пальцев.

– Анормальные?

– Я говорила с Эриком Эпштейном, – сказала президент, не отрывая глаз от экрана. – Он выражает соболезнования и заверяет, что НЗО не имеет к происходящему никакого отношения.

– Вранье.

Рамирес перевела на него взгляд, наклонив голову.

– Извините, мадам, – сказал Лиги, – но это представляется маловероятным.

– При всем уважении не могу согласиться с вами, – сказала Марджори Мэй. – Я думаю, более вероятным подозреваемым является Джон Смит. Его почерк. У нас имеются некоторые сведения, предполагающие, что именно он стоит за атаками.

– И тем не менее Эпштейн боится вторжения. А потому угроза, исходящая от него, вполне реальна.

– Сэр, заверяю вас, Смит представляет…

– Я понимаю, – оборвал ее Лиги. – Предполагаю, что они объединили усилия. Смит может действовать как ставленник Эпштейна, который в таком случае остается невинной овечкой. Или, наоборот, Смит может опасаться, что Эпштейн капитулирует, чтобы защитить НЗО. – Он помолчал. – В любом случае это дает нам политические основания, необходимые для военной операции.

– Хватит, – сказала Габриэла Рамирес и отвернулась от экранов. – Сядьте.

Лиги выдвинул стул и открыл было рот, чтобы снова возразить, но президент оборвала его:

– Послушайте меня, все послушайте. Не важно кто. В настоящее время происходят атаки на Америку. Умирают наши граждане. Первоочередная задача не поиск виноватого и не подготовка к войне. Наша задача сейчас – предотвратить дальнейшие атаки. Спасти жизни. Ясно?

– Да, мадам.

– Теперь ДАР. Я выражаю вам соболезнования – у вас большие потери, но мне нужно, чтобы вы продолжали работать. Могу я на вас рассчитывать?

– Да, мадам.

– Хорошо. В данный момент национальный приоритет – не допустить новых атак. Я хочу, чтобы все ресурсы были направлены на анализ угроз и их предотвращение.

– Понимаю, – согласилась директор Мэй и, помедлив, добавила: – Но у нас мало ресурсов. Многие из погибших сегодня были агентами и операторами. Кроме того, каждый день поступают данные о сотнях возможных атак. Если мы будем исследовать все, то проку от нас будет мало, да и зачинщика сегодняшних атак мы так тоже не найдем.

– Я хочу, чтобы прежде всего ситуация была взята под контроль. Министр Лиги, – посмотрела на него Рамирес, – как вы собираетесь приостановить наступление виджилантов на НЗО?

Лиги застыл. Он выработал эту уловку за долгие годы службы: пальцы на столе, взгляд устремлен вперед, но глаза чуть расфокусированы – он словно производит сложнейшие расчеты в уме. Пусть они подождут. Его метода была в особенности эффективной, когда требовалось манипулировать людьми, привыкшими немедленно получать ответы на свои вопросы, например с президентами.

Он не позволил молчанию затянуться слишком надолго – заговорил:

– Мадам президент, я думаю, нам не следует этого делать.

– Объясните.

– Иногда лучший способ обороны – заставить противника нервничать. Новые Сыновья Свободы дают нам такую возможность.

– Если я приму решение атаковать НЗО, то туда будет отправлена армия.

– Общество уже выразило желание нанести ответный удар. После сегодняшней трагедии оно будет требовать действий. Новые Сыновья позволяют нам сделать это, не ограничивая себя в выборе.

– Власть толпы – не наш способ.

– Если мы остановим виджилантов, общество воспримет наши действия как демонстрацию слабости, – сказал Лиги и, прежде чем она успела возразить, добавил: – А кроме того, мы просто не можем их остановить.

Президент Рамирес вскинула брови.

«Осторожнее подбирай слова».

– Растехнологизация вооруженных сил поставила нас в затруднительное положение.

Присутствующие зашарили взглядами по залу – все уловили скрытый смысл его слов. Рамирес приказала провести растехнологизацию, и хотя Лиги открыто ничего не сказал, завуалированный упрек услышали все.

– Вы хотите сказать, что наша армия сейчас не в состоянии остановить толпу гражданских?

– Я хочу сказать, мадам, что любое наше проникновение на территорию НЗО вполне может быть воспринято как атака. Даже если наша единственная цель – остановить виджилантов, убедить в этом Эрика Эпштейна будет невозможно. Мало того, растехнологизация еще не завершена. У нашей армии остается масса уязвимых мест.

Лиги показал на один из экранов – там были руины комплекса ДАР. Разрушенное здание имело такой вид, будто Бог топнул по нему ногой. Столбы удушливого дыма поднимались отовсюду, везде были разбросаны мертвые тела.

– Сегодняшние события, – продолжил Лиги, – напоминают нам о том, на что способны анормальные. Если мы загоним Эпштейна в угол, то никто не может гарантировать, что он не нанесет удара всеми имеющимися у него силами.

Он хотел добавить еще кое-что, но передумал. Рамирес погрузилась в размышление и снова перевела взгляд на экраны.

Лиги не позволил себе улыбнуться. Он ни в коем случае не хотел сегодняшних событий, но они работали на него. Террористы все никак не могли понять: чем больше ущерба они нанесут, тем сильнее будут позиции таких людей, как он. Рамирес практически приказала ДАР встать на уши, но играть в оборону, а тем временем поле боя остается тем, кто понимает: ни одно сражение никогда не выигрывалось только оборонительными действиями.

В этот самый момент Новые Сыновья Свободы продвигались к сердцу НЗО. Бомбардировка с дронов не остановила их, блеф Эпштейна провалился. Теперь последуют не очень красивые, но довольно эффективные действия.

«Ты получишь свою войну. Ту войну, которая необходима Америке. Целенаправленную, ограниченную и решающую.

А когда она закончится, ты все еще будешь стоять… на груде развалин».

Глава 20

Купер не помнил, как здесь оказался.

Поначалу он пытался убедить себя, что просто оборвалась связь. Случился цифровой сбой. Но делая снова и снова повторный вызов, он видел перед глазами взрыв стекла, клубы дыма.

Слышал крики.

Изображение может останавливаться. Искажаться. Но это…

После пяти неудачных попыток перенабрать номер он побежал. В голове теснились мысли о его команде. Он вспоминал, как в бронежилет Луизы попали три пули. В тот вечер в баре никто не мог уговорить ее оставить в покое рубашку, которую она все задирала и показывала синяки со словами: «Вы посмотрите на мои сиськи!» Голос Валери недельной давности звучал в его ушах – она рассказывала, как перехитрила команду безопасности Джона Смита, одержала над ними победу с помощью их же системы, как она тогда гордилась собой.

А Бобби! Его напарник. У Купера не было братьев по крови, братом ему стал напарник. Они вместе выпивали, похмелялись, оба пережили разводы. Срывали двери с петель. Вместе снесли коррумпированного президента.

Взрыв и клубы дыма. И крик. Крик боли или паники. Социальные привычки спадали, как шелуха: мужчины и женщины кричали одинаково. Так мог кричать любой из них. Или все вместе.

Он оказался в подземном святилище Эпштейна, темном и прохладном, где пахло едой и светились изображения, от которых волосы вставали дыбом. Репортажи из разных уголков страны свидетельствовали: Америку охватило безумие. Лимузин, стоящий на капоте в черной реке. Полицейское отделение, из которого торчит перевернутый набок полуприцеп. Пожар, поглощающий офисный комплекс. Армейский спецназ, стреляющий патронами со слезоточивым газом в разбитые окна правительственного здания.

Департамент анализа и реагирования в руинах. Словно какой-то гигант разорвал его, обнажив внутренние этажи, многие ряды пустых столов, заваленные мусором коридоры, разбитые туалеты. Новое здание разрушилось полностью, превратилось в гору камней, над которой поднималась туча дыма.

Новое здание. Он вспомнил картинку кабинета Бобби во время видеосвязи: белые стены, прислоненные к ним рамы – времени их повесить еще не было.

И уже не будет.

Колени Купера ударились об пол, из легких вырвался стон.

Кто-то обнял его. Тонкие руки обхватили его за шею, и он ощутил запах спрея для волос.

– Такой ужас, – сказала Милли ему в плечо.

Он обнял ее обеими руками.

Он держал в руках не Милли, а Натали и Шеннон, собственных детей, а также Бобби, Луизу и Вэл. Он долго прижимал их всех к себе, спрятав лицо в волосах Милли.

Потом медленно отпустил ее. Она отступила, не сводя с него глаз. А вокруг него продолжал разворачиваться апокалипсис.

Голос Вэл снова прозвучал в его ушах: «Но мы ведь говорим о Джоне Смите. Что бы он ни планировал, для нас оно станет неожиданностью».

Слова, сказанные, когда она была живой.

Слова, сказанные считаные секунды назад.

Он медленно поднялся на ноги.

– Мне… гмм… очень жаль, – раздался голос.

В мигающем свете видео черты Эрика казались вырубленными из камня. Его руки, тоже словно каменные, лежали в карманах.

– Я говорю о ваших друзьях, – закончил Эпштейн.

– Они… – Голос Купера сорвался, и он замолчал, откашлялся. – Они мертвы?

– Статистически…

– В жопу вашу статистику!

Слова помимо воли сорвались с его языка. Он отдышался. Секунду спустя сказал:

– Прошу прощения.

– Это я… прошу у вас прощения. – Эрик помолчал. – Да.

– Вы уверены? – спросил Купер.

– Источник взрыва находился в западном углу здания… да. Их нет. По нашей оценке, потери ДАР составили от тысячи двухсот до двух тысяч человек.

Купер выдохнул.

– Нет, – начала Милли, – не…

– Сколько атак предпринято? – спросил он.

– На данный момент пятнадцать, – ответил Эпштейн. – Они были синхронизированы.

– Джон Смит. Эпштейн кивнул:

– Анализ вашего друга Валери был точен.

– Вы подслушивали?

– Конечно, – ответил Эрик так, словно это само собой разумелось. – Вот только ее анализ не обошелся без профессионального перекоса. Джон Смит действовал не против ДАР. И хотя его конечной целью являемся мы, это еще не главный удар.

– Нет, – возразил Купер. – У него более далеко идущие планы.

– Согласен. Статистически… – Эпштейн нервно оборвал себя. – Мм, я хотел сказать, логически цель состоит в ослаблении существующих силовых структур. Террористам для большей эффективности их действий нужна всеобщая паника.

– Да. – Купер посмотрел на экраны. – И?

– Но мы пока ни на шаг не приблизились к Джону Смиту, – сказал Эпштейн. – Может быть, воспользоваться альтернативными методами?

– Вы имеете в виду – пытать Сорена? Нет.

– Допрос с пристрастием не отвечает вашей персональной матрице. Ясно. Но мы можем найти кого-нибудь другого.

– Вы думаете, я такой чувствительный? – спросил Купер и издал звук, не похожий на смех. – После всего, что случилось? – Он покачал головой и объяснил: – Я ненавижу все, что сопутствует понятию «пытка», но я бы медленно разобрал Сорена на части, если бы думал, что получу нужные мне результаты. Но не получу.

– Подробнее, пожалуйста.

– Я предложил Сорену то единственное, о чем он мечтал, хотя и считал свою мечту несбыточной. Вы наверняка сами видели. Я даже солгал – сказал ему, что это можно сделать на постоянной основе. А он вытащил чип из своей головы.

– И все же, может быть, боль…

– Нет, – твердо сказал Купер. – Он слишком силен духом. Его наверняка можно сломить. Но вы сломите его ум, а не волю. В мире есть только два человека, которые ему небезразличны. Он даже думает, что других и не существует. Его можно свести с ума, но никакая боль не заставит его предать…

Он смолк.

– Ой-ой. Ты серьезно? – сказала Милли.

Купер перевел взгляд от ее обвиняющих глаз на Эрика Эпштейна, бледного, всесильного, окруженного изображениями гибнущего мира.

– Мне нужно, чтобы вы добыли для меня кое-кого.

– Кого?

– Того второго человека, который небезразличен Сорену, – сказал Купер. – Его любовницу Саманту.

Глава 21

Хок читал шестой том романа в картинках, когда кто-то постучал в его дверь.

Он не знал толком, есть ли какая-то разница между романом в картинках и комиксом, но слово «роман» звучало лучше. Комикс мог оказаться какой-нибудь дурацкой историей про богача и его племянников. А он читал философское исследование о сатане, продолжающем войну с небесами. Сатана не был красным или чешуйчатым, он даже не воплощал собой зло, хотя и добро он тоже явно не воплощал. Скорее он просто занимался своими делами, ничем не брезгуя. Он хотел свободы рук, а небеса обещали только предопределенность. Хок знал, на чьей стороне была бы его мать, и он сам склонялся на ту же сторону.

Постучали в дверь тихонько, три раза. Прийти к нему мог кто угодно, и он, идя открывать, воображал, что увидит Табиту. Может, ей нужна какая-то помощь. Он был неплохой стрелок, может, она хотела потренироваться…

В коридоре стоял Джон Смит.

– Привет, Хок.

Именно Джон дал ему такое прозвище, и хотя Аарона вполне устраивало имя Аарон Хаковски, оно, конечно, не могло сравниться с Хоком. Он выпрямился и провел рукой по волосам. Джон никогда прежде не заходил в его комнату. Да и с какой стати? Он отвечал за все, а Аарон был всего лишь мальчишкой, чья мать…

– Могу я войти?

– Да, конечно, входите.

Он придержал дверь.

Джон вошел внутрь, оглядел комнату, и Аарон вдруг увидел свое жилище глазами Джона – помятые одеяла, груды всякой ерунды на столе и, черт побери, открытую книгу комиксов на кровати.

– Что ты читаешь?

– Да так, ерунда…

– А-а. – Джон взял книгу, на его лице появилась улыбка. – Я люблю эту серию.

– Я… вы любите?

– Отлично написано. А кроме того, я в некоторой мере похож на него. Многие люди и меня считают сатаной. Таковы риски, если ты идешь своим путем. – Джон положил книгу на подушку и спросил: – Не возражаешь, если я закурю?

– Нет-нет, пожалуйста.

– Спасибо.

Он вытащил сигарету из пачки, щелкнул серебряной зажигалкой «Зиппо»:

– Дурная привычка, но помогает мне думать.

– Вы не боитесь, что курение…

– Убивает меня?

Аарон кивнул.

– Хочешь знать правду? – Джон пожал плечами. – Боялся бы, будь у меня хоть малейший шанс прожить долгую жизнь. Ничего, если я сяду?

– Да.

Аарон выдвинул стул из-под письменного стола, сбросил с него стопку книг.

– И для чего вы живете?

– Я играю, Хок, против всего мира. Играл с восьми лет. Знаешь, что случилось со мной тогда?

Аарон не знал.

– Я прошел тест. Тогда это было новинкой: тест Трефферта – Дауна. Все тогда страшно радовались – появился способ измерения одаренности. Меня учили быть отличником. И я прошел тест на «отлично». Настолько хорошо, – Джон вытащил пустую банку колы из мусора, стряхнул в нее пепел сигареты, – что правительственные агенты увезли меня от матери. Меня определили в академию. Изменили мое имя и стали пытаться меня сломить. Я провел там десять лет. Видел, как они уничтожали моих друзей. Промывали им мозги, а то делали и еще чего похуже. Иногда гораздо хуже.

– Мама рассказывала мне об академиях, – кивнул Аарон. – Я вам сочувствую.

– А я нет. – Джон заглянул ему в глаза. – Они сделали меня. В восемь лет я понял, что мир, в котором я живу, меня не устраивает. Я решил разрушить его и построить новый. Лучше прежнего. Написать новую историю. Написать ее огнем. И я добьюсь своего.

– Я вам верю, – сказал Аарон.

– Я добьюсь своего, – продолжил Джон, – но долго мне не прожить. Меня убьют. – Он сделал глубокую затяжку. – Это практически гарантировано. Так что рак легких меня не особенно волнует.

– Но… разве вы не можете убежать? Спрятаться?

– Я уже давно в бегах. Но теперь пришло время действовать. А я не могу реализовывать мой план и одновременно прятаться под камушком. – Он подался вперед. – Ты на днях спросил меня об этом. Все еще хочешь узнать ответ?

– Да, сэр.

– Помнишь человека, которого мы привезли?

– Доктор Эйбрахам Каузен. Вы сказали, что он сделал самое важное открытие за тысячи лет.

– Так и есть, – улыбнулся Джон. – Каузен открыл то, что делает людей сверходаренными. Более того, он нашел способ превращать обычных людей в анормальных. Некодирующую РНК, которая изменяет экспрессию гена.

Нет, наверняка это сон. Если бы Аарон открыл дверь и перед ним предстала Табита в нижнем белье и с презервативом, он бы скорее поверил этому, чем тому, что происходило сейчас: сам Джон-чертов-Смит сидит рядом с ним и говорит о романах в картинках и некодирующей РНК, что уж оно такое.

– И оно… действует?

– Да. Но это только начало. Ты что-нибудь знаешь об органической химии?

Такой вопрос в устах любого другого человека прозвучал бы как оскорбление, но Аарон понял, что Джон не издевается – что спрашивает, то и имеет в виду.

– Нет.

– Ну ладно. Так вот, было ясно, что рано или поздно кто-нибудь найдет причину одаренности. Не буду утомлять тебя подробностями, но появились свидетельства того, что открытие не за горами. Некоторые из лучших анормальных ученых поддерживают наше дело, и я мог бы обратиться к ним. Но их участие могло иметь непредсказуемые последствия. И я решил, пусть уж лучше большой мир проведет за нас исследования на краудсорсинге, так сказать. И поэтому мы сосредоточились на механизме доставки. Началось все с особо тяжелого штамма гриппа, но то было давно. С тех пор мы его совершенствовали, совершенствовали и совершенствовали. Мы создали самую заразную простуду, какую только знал мир.

– Не понимаю. Если заражать людей, то какая будет польза? Простуда убивает.

– Я сказал «заразная», а не опасная. Проблема биологического стратегического оружия в том, что его трудно использовать, трудно хранить, а если оно имеет высокую эффективность, то уничтожает своего носителя. Но тут дело другое. Наша простуда проявляется лишь кашлем и соплями. Но она так легко передается от одного другому, а ее вирус такой долгоживущий, что если его выпустить надлежащим образом, то можно не сомневаться – переболеет почти весь мир.

– И какая от этого польза для нас?

– Такая, что грипп возникает под воздействием РНК-вируса. Типа Эболы или ТОРС[25]. А в такой вирус мы можем внедрить некодирующую РНК доктора Каузена.

Хок хотел задать какой-нибудь умный вопрос, очень хотел, но у него возникло такое ощущение, что если он откроет рот, то ничего, кроме мыканья, родить не сможет, а потому предпочел сидеть молча.

– Таким образом, почти все заразятся моим гриппом, – продолжал Джон. – И каждый, кто заразится, станет одаренным.

У Аарона отвисла челюсть. Но он даже не заметил, не обратил внимания.

– Вы… вы хотите, чтобы все в мире стали…

– …сверходаренными. – Джон сунул сигарету в банку. – Да.

– Но это же… будет… я хочу сказать…

– Самым большим достижением человечества со времени появления земледелия. Даже более крупным, потому что земледелие, как письмо, математика, медицина, – просто знание. Знание может быть утрачено. Но у нас иное. Эволюция. Изменения экспрессии гена станут наследственными. Ты понимаешь, что это означает?

– Я…

– Я сделаю одаренными не только всех живущих сегодня людей, я превращу в одаренных всю человеческую расу. Навсегда.

Аарону только удалось закрыть рот, как челюсть у него опять отвисла.

– Ни фига себе!

– Ты только подумай. Абсолютно новый мир. Лучший мир, в котором обитают люди лучше, чем нынешние. Более умные, способные, бесстрашные. Ты только представь себе. Вообрази, чего сможет добиться человечество, если все в нем будут сверходаренными.

– Удивительно, – выдохнул Аарон.

Кровать под ним словно начала вращаться. У него возникло множество вопросов. Но на самом деле все они сводились к одному: «А можно мне попробовать?» Да он бы дал отрезать себе яичко, лишь бы стать анормальным.

– Что я могу… что вам требуется от меня?

– Как?

– Понимаете… – Аарон помолчал. – Такое ощущение, что вы мне это рассказываете по какой-то причине.

Секунду-другую ему казалось, что он оскорбил Джона. Но его друг улыбнулся:

– Догадливый парень. Причина есть. Нам известно все о патологии нашего модифицированного вируса. Наши вирусологи много лет его усовершенствовали. Теперь у нас есть исследование Каузена, и мы знаем, что оно действует. И у нас есть детализированные компьютерные модели того и другого в их сочетании.

Внезапно в голове Аарона все встало на место.

– Но вы его еще не испытывали.

– Я бы принял сыворотку сам, – сказал Джон, – но я уже сверходаренный.

– Значит, на анормальных она не действует?

– Насморк обеспечен. А еще важнее – передача по наследству. Но она не изменит того, как действует наш дар.

– Значит, вам нужна… морская свинка?

– Нет, Хок, мне нужен первопроходец. Мы не можем ждать и тянуть с клиническими испытаниями. Но мне необходимо знать, сколько на это уходит времени и есть ли побочные эффекты, которых мы не предвидели. Ну и все в таком роде. У нас есть все необходимое. Остался последний штрих мастера. Мы либо одерживаем окончательную победу, либо теряем все. А я хочу одержать победу.

Аарону потребовалась вся его воля, чтобы не согласиться сразу же. Ему предлагали воплотить в жизнь самую его заветную мечту с того дня, когда мама объяснила ему разницу между ним и ею. Ничто не вызывало у нее такой печали и смущения, и она всеми силами пыталась дать ему понять, что отсутствие у него дара ничуть не умаляет его в ее глазах. И он знал: так оно и есть. Но факт оставался фактом: он был не таким, как она, – хуже.

Тут ему в голову пришла одна мысль.

– Доктор Каузен… Вы сказали, что он умрет.

– Да.

– Потому что он принял сыворотку?

– Сыворотка делает человека сверходаренным, то есть фундаментально изменяет образ его мышления. Каузен слишком стар, чтобы перенести такие изменения без последствий. Но тебе четырнадцать. Я не обещаю тебе путешествия в Диснейленд, но с тобой ничего страшного не случится. Более того, ты станешь одаренным.

Его слова, казалось, повисли в воздухе. Аарон не мог понять, какой именно смысл вкладывал в них Джон. Может быть, он станет супергероем.

– Значит, старики, которые заразятся вашим гриппом, умрут?

– Некоторые из них – да, – сказал Джон. – Но этот мир создавали старики. Если создание лучшего мира будет стоить жизни тем, кто создавал академии, то пусть уж умрут они, а не ты.

Аарон кусал ноготь.

– Если ты согласишься, – тихим голосом продолжил Джон, – то очень поможешь нашему делу. Но решать тебе. Всегда решать только тебе.

Аарон знал, чего бы хотела от него мама в такой ситуации. Но она была его мамой. Смысл ее жизни сводился к тому, чтобы считать его идеальным. По правде говоря, он в своей идеальности сомневался. И потом, речь шла о его жизни, о его выборе.

Он показал на сигарету:

– Можно мне?

– Ты куришь, Аарон?

– Не знаю.

Джон оценивающе посмотрел на него и протянул пачку.

Аарон выцарапал сигарету, сунул ее в рот. Джон Смит сделал то же самое, снова щелкнул зажигалкой «Зиппо», и они оба закурили.

– Могу я вас попросить? – спросил мальчишка, держа сигарету. (Так странно было чувствовать ее между пальцев, но и приятно.) – Называйте меня Хок.

Глава 22

Натали, открыв дверь, облегченно вздохнула, и из ее глаз, красных и запавших, ушла тревога.

– Слава богу, – сказала она. – Заходи.

Распахнув руки, она одновременно приникла к нему.

Купер обнял ее, ощутил знакомый запах волос, смешавшийся с влажноватой горчинкой слез. Если Натали плакала, то ее запах всегда менялся. Он почувствовал в ее слезах разрешение и для себя, и его глаза почти заполнились слезами. Когда он плакал в последний раз? Когда умер отец?

– Я смотрела новости, – сказала она ему в плечо. – Знала, что тебя там нет, но ничего не могла с собой поделать, когда увидела здание, тот самый комплекс, куда ты день за днем ходил работать. Я просто не сдержалась.

– Я жив-здоров, – сказал он.

Она почувствовала, что за его словами скрывается что-то еще, и напряглась. Чуть отпрянула от него, хотя и не разорвала телесный контакт.

– Бобби?

– И Вэл. И Луиза.

Ее руки взметнулись к открывшемуся рту, словно чтобы не выпустить оттуда звук. Но сдавленное рыдание все равно прорвалось.

– Они… Ты уверен?

– Я разговаривал с ними, когда это случилось. Я… я видел.

Он закрыл глаза. Втянул воздух сквозь сжатые зубы.

– Боже мой, милый. Ах, Ник.

Она прижалась к нему, оплела руками, и он почувствовал ее сильные пальцы у себя на спине. Набрал в грудь воздуха, выдохнул, словно прорвал плотину.

Натали держала его, чуть убаюкивая.

– Идем со мной, – позвала она.

И повела его в квартиру через кухню и дальше по коридору – в спальню. Ему вдруг почему-то вспомнилось, что, когда он был здесь в последний раз, они с Натали занимались любовью. А потом понял, что так и не поделился этим с Бобби, не рассказал о своем смятении и не услышал в ответ непристойную шутку приятеля – что-нибудь забавное и противоречащее здравому смыслу, отчего бы они оба рассмеялись. И вот тогда он заплакал. Натали забралась на кровать, прижалась спиной к стене и поманила его к себе. Он подполз к ней, положил голову ей на колени, обхватил ее ноги, а она гладила его волосы, понимая, что никакие слова сейчас не нужны.

И слова очень долго были не нужны им, и он уже начал сомневаться, а понадобятся ли они когда-нибудь снова.

Слезы кончились быстро (у него не было с этим проблем – он просто почти никогда не плакал), но когда их поток иссяк, он остался лежать в том же положении, головой на ее коленях, глядя на ее ноги и полупрозрачную занавеску, за которой медленно умирал день. Она гладила его волосы и ждала, бесконечно терпеливая и живая.

– Так не должно быть, – сказал он наконец. – Просто не должно. Ты знаешь, сколько раз мы с Бобби подвергались опасности? Сколько дверей мы взломали, сколько подозреваемых арестовали? Да, черт побери, в день взрыва биржи он получил выстрел в грудь из дробовика, ему сломало два ребра. Я был рядом, сбил его с ног и…

Голос Купера смолк. Натали снова погладила бывшего мужа по волосам.

– Мы были агентами, – продолжил он мгновение спустя, – знали, что такое риск. Но… не так. Не бомба посреди рабочего дня в твоем кабинете. Неожиданно, без малейшей возможности дать отпор. Просто взрыв – и ты мертв. Он заслужил лучшей судьбы. Лучшей смерти.

– Нет такого понятия «лучшая смерть», дорогой. Есть просто смерть.

– Да. Но для Бобби Куина это имело бы значение. Он должен был делать что-нибудь важное.

– Он и делал, – сказала Натали. – Работал, пытался защитить страну.

– Это разные вещи. Он не был готов.

– А кто к такому готов? – пожала она плечами. – Бобби был героем. Как Луиза и Вэл. И все остальные. Но только в кино герои, принося себя в жертву, могут рассчитывать на мгновение славы.

– Я знаю, но… В одну секунду. Понимаешь, мы шутили, когда произошел взрыв. Он сказал, что за мной пиво. Это были его последние слова: «Ты только не забудь: за тобой пиво».

Натали издала звук, похожий на смех.

– Извини, я просто…

Она помолчала и теперь действительно рассмеялась, хотя и через слезы:

– Если бы ты спросил Бобби, он бы тебе сказал, что это были очень неплохие последние слова.

Эта мысль застала его врасплох, и оказалось, что он вполне может себе представить такое. Может представить, как его напарник сидит в баре, крутит в пальцах сигарету, которую не собирается закуривать, и говорит: «Ну-ка, приятель, попробуй сказать лучше».

– Я вовсе не хочу смеяться, – виновато произнесла Натали.

– Нет-нет, ты права. Ему бы это понравилось.

Они полежали еще несколько секунд. Купер прижимался щекой к ее бедру, слыша биение собственного сердца.

– Боже мой, – ахнула Натали, – а его дочь?

– Черт!

Бобби развелся и пребывал со своей бывшей женой вовсе не в таких радужных отношениях, как Купер с Натали. Его дочь жила с матерью, и Купер давно ее не видел.

– Магги теперь, наверное… одиннадцать? – сказал он.

– Двенадцать, – поправила Натали. – У нее день рождения в июне.

– Как ты это помнишь?

– Я его тоже любила, Ник. И дети.

Все хуже и хуже. Ему придется сказать детям, что дядя Бобби умер. А ведь им и без того досталось.

– Кейт и академия. Тодд в коме. Магги, оставшаяся без отца. И дети в ресторане «Монокль». Почему всегда страдают дети?

Купера словно кольнуло в сердце, и он повернул голову:

– Постой, а где…

– Играют с друзьями. С ними все в порядке. – Натали помолчала. – Это Джон Смит?

– Да.

– Он никогда не остановится?

Эти слова больно ударили его. Что-то в его груди – не биологическое, а метафорическое сердце – стало хрупким и твердым, как застывающая лава.

– Да, – сказал он и поднялся. – Он не остановится.

– Ник.

– Мне нужно идти.

– Останься. К чему такая спешка? Я не хотела…

– Нет, я… – Он отер нос тыльной стороной руки. – Спасибо. Дело не в твоих словах.

– Нет ничего плохого, если ты позволяешь кому-то прийти к тебе на помощь. Мне позволяешь.

– Ты мне помогла.

Он посмотрел на нее долгим открытым взглядом, таким, когда настолько хорошо знаешь человека, что границы между вами стираются.

– Теперь моя очередь, – сказал Купер.

– Делать что?

Он подумал о подготовительной работе, которую сейчас проводит Эпштейн, о похищении Саманты – резкое движение, капюшон на голову, запах химикалий, прежде чем она потеряла сознание. О клубе дыма, ворвавшемся через разбитое окно и убившем его друзей и тысячи других людей. О трупе подростка, висящем на фонаре, пока Сорен считает отверстия у себя в клетке.

– Делать то, что должен.

Она посмотрела на него, изменившись в лице:

– Не хочешь мне говорить?

– Нет.

– Почему?

– Я не горжусь тем, что мне предстоит сделать.

– Это выведет тебя на Джона Смита?

– Должно вывести.

– Тогда делай то, что должен, – уверенно сказала она. – Что бы это ни было.

Они молча смотрели друг на друга в полумраке комнаты. Потом он протянул ладонь к ее щеке и кивнул.

Новые Сыновья Свободы приближаются к Тесле

Президент Рамирес порицает действия НСС, но у нее связаны руки

После разрушения ограды НЗО 17 декабря силы НСС преодолели почти 130 километров и теперь приближаются к столице – Тесле. Виджиланты, насчитывающие приблизительно 17 000 человек, понесли тяжелые потери во время бомбардировки с дронов, но в дальнейшем продвигались, не встречая сопротивления. По указанию Эрика Эпштейна жители НЗО стянулись в Теслу, известную своими высокотехнологичными оборонительными системами. В заявлении, сделанном сегодня президентом Рамирес, осуждаются действия виджилантов, но говорится, что, вследствие продолжающейся растехнологизации армии США, правительство не может вмешаться…

Глава 23

Старик сидел на крыльце, его руки в перчатках без пальцев сжимали лежащий на коленях дробовик. Он держал дробовик так ловко, будто оружие было для него привычным инструментом. Судя по его виду, он и относился к дробовику как к охранной сигнализации, заряженной патронами.

По предположению Лука, этот старик – все, что осталось от населения Клауд-Риджа, последнего населенного пункта перед Теслой.

За последние дни Новые Сыновья прошли почти сто десять километров, и все они давались нелегко. Возможно, бомбы у Эпштейна и кончились, но он продолжал наносить по Сыновьям беспокоящие удары. Им не давали покоя снайперы, но стреляли издалека и неумело – потери от их огня были незначительные. Однако каждый раз, когда до них доносился хлопок выстрела, вся армия подпрыгивала. Весь день над ними бесшумно летали планеры, пилоты которых бросали вниз что угодно – от шаров для боулинга до коктейлей Молотова. Ночи напролет анормальные использовали аудио-проекционные трюки: звучали издевки, выли сирены, громко играла музыка. И хотя особого вреда им не причиняли, но выматывали сильно. Сыновья Свободы устали и горели ненавистью.

Но по крайней мере, лошади оказались просто гениальным штрихом ко всей операции. Поскольку электромагнитный импульс вывел из строя машины, лошади тащили весь груз. Миллер приказал выпотрошить сотни фургонов и внедорожников, извлечь из них двигатели и сиденья, переоборудовать в импровизированные вагоны. Эта символика не ускользнула от взгляда Лука. Армия оборванцев с лошадиным обозом против небольшой кучки людей, способной проецировать свои голоса с небес. Вот он – конфликт анормальных и обычных, воплощенный в метафоре и подкрепленный кровью.

Клауд-Ридж был маленьким городком с населением в две тысячи человек. Ничего похожего Лук в жизни не видел. Городок не рос сам по себе на протяжении десятилетий, как то происходит с большинством городков, а был спроектирован архитекторами и построен как единое целое за несколько месяцев. Все было организовано с точки зрения удобства и эффективности – от широких авеню, окружающих городской парк, до солнечной фермы, где тысячи автоматизированных панелей двигались с идеальной синхронностью.

И все оставлено. Лук не удивился, но испытал разочарование. После того как Эпштейн надрал им задницу дронами, после постоянных беспокоящих действий было бы неплохо начать сражение. Даже если бы им попытались дать отпор все мужчины, женщины и дети города, Новые Сыновья смели бы их. И конечно, именно поэтому городок оказался пуст. Их враг был умен.

– Положи его, старик! – сказал один из дюжины Сыновей, окружавших крыльцо.

Все они явно рассчитывали на драку.

Но старикашка только отвернулся и сплюнул.

– Привет, – сказал Лук.

– Ты здесь старший?

– Один из.

– Тогда пошел в жопу.

– Почему ты вчера не уехал в Теслу со всеми?

Про «вчера» он сказал наобум, хотя и был уверен, что город оставили вчера. Эпштейн наверняка наблюдал за продвижением их армии с дронов, следил по радарам, использовал компьютерное моделирование для прогнозирования их марша. Им вполне должно было хватить времени, чтобы оставить город.

– Здесь мой дом.

– Сын или дочь?

– Что?

– Ты слишком стар – не можешь быть анормальным. Сюда приезжало много сочувствующих, но я полагаю, что ты в твои годы оказался здесь по другой причине.

– Ишь какой ты умник.

Старик шевельнулся, и десяток пальцев прикоснулись к десятку спусковых крючков.

– Внучка, – сказал он.

– Вся твоя семья здесь?

– Сын, его жена, их детишки. Младшая, Мелисса, она одаренная, и мы все решили: ни за что не отдадим ее в академию.

Лук кивнул. Он никогда прежде особо не задумывался об академиях (туда забирали только анормальных самого высокого уровня), но после недавней ночи по-новому оценил тот страх, который они вселяли в учеников.

– Вы, ребята, можете расслабиться – я стрелять не буду. Еды у меня маловато, но если хотите наполнить свои котелки – добро пожаловать.

– Что, отравил припасы? – улыбнулся Лук.

– Хорошая идейка, – ухмыльнулся ему в ответ старик, и его зубы сверкнули пломбами. – Ну, так что теперь?

– Если ты положишь свою пушку и сдашься, мы тебя отпустим.

– Да? А вы пойдете убивать моего сына и его семью?

– Знаешь, у меня тоже были сыновья, – сказал Лук. – Ваши люди сожгли их заживо две недели назад.

– Сочувствую тебе, – вздохнул старик.

Порыв ветра налетел из пустыни, засвистел между балясинами в перилах крыльца. Где-то неподалеку грохнул выстрел.

«Еще один житель Клауд-Риджа», – подумал Лук и сказал:

– Твой последний шанс. Положи дробовик и уходи.

– Ты бы подошел сюда, расстегнул мне штаны и…

Лук вытащил пистолет и выстрелил ровно в центр лба старика. Звук выстрела эхом отдался от серого подбрюшья неба. Несколько мгновений старик оставался сидеть, потом его мышцы перестали удерживать тело, и он соскользнул со стула на доски крыльца. Дробовик упал рядом с ним.

Один из Новых Сыновей рассмеялся высоким нервным смехом на грани истерики.

– Передать, что приказ Миллера не пить воду остается в силе, – сказал Лук, не обращаясь к кому-то конкретному. – Проверять дома по мере продвижения. Открытую еду не брать – только консервы, боеприпасы, одеяла.

Смеющийся боец никак не мог остановиться, колени у него подгибались, вид был несчастный. Лук посмотрел на него, на стоявшего рядом с ним молодого парня с клокастой бородкой и отдал приказ:

– А потом сжечь.

– Его дом?

– Город. Сжечь дотла.

Глава 24

Сорен проснулся.

Бедра у него болели, спина стонала от жесткой койки, и он начал медленный процесс вставания. Как всегда, его мозг опережал мышцы, осмысливал звук, который разбудил его. Звук открывающейся двери в его клетку. Обычно тюремщики наполняли камеру газом и делали с его телом, что им заблагорассудится.

В его маленьком царстве почти ничего не менялось. Что бы его ни ждало, ни на что приятное он не надеялся. Он сосредоточился, пытаясь успокоиться, устремился в свое ничто.

В камеру вошли парни с широкими борцовским плечами и толстыми шеями. На них была тусклая униформа с восходящим голубым солнцем «Эпштейн индастриалз». В руках они держали тазеры. Сорен смотрел, как один из них нажимает на спусковой крючок, увидел облачко газа – вылетели металлические зонды, мелькнул в воздухе провод, словно атакующая змея. Клыки впились в его обнаженную грудь, и десятки тысяч вольт ударили его, лишая сознания, способности мыслить, управлять собой. Судорога свела мышцы, из груди вырвался горловой звук.

Охранники подошли к нему и во что-то облачили его подергивающееся тело. Но он пребывал в таком рассеянном состоянии, что поначалу даже не понял, что это. И только когда один из них пристегнул Сорена стальной цепочкой к стене, он понял, что на нем смирительная рубашка.

Значит, пытка. Они явно так и не поняли его. Он полагал, что, по их мнению, его удлиненное во времени восприятие лишь усугубит мучение. С определенной точки зрения, они были правы, вот только желаемого результата они не добьются. Он просто уйдет в ничто, и пусть они его убивают. Все лучше, чем вечность, проводимая в подсчете отверстий.

Он понял, что у него даже будет пространство для победы. Один только факт его молчания станет фундаментом. Но торжество будет в воспарении его духа. Он не станет кричать. Он всю жизнь провел в мучениях. Они не в состоянии сделать ничего такого, что бы он не смог вынести.

Охранники, надежно связав его, ушли. Появился кто-то незнакомый. Стройный и неприметный, темноглазый, с выступающими скулами. В одной руке он нес стул, другой катил сервировочную тележку со сверкающими металлическими инструментами. Сорен чуть не рассмеялся от театральности происходящего.

Но желание смеяться у него пропало, когда появился Ник Купер: он держал за руку женщину, тащил ее за собой. Бледную, идеальную. Саманту. Она охнула, увидев Сорена, вырвалась и подбежала к нему, а он смотрел, как она приближается – медленно, ах как медленно. Ее карие глаза расширились от ужаса, золотые волосы полоскались за ее спиной, руки были широко распахнуты. Наконец она добежала, обняла его, прижалась своими губами к его, ее теплый запах заполнил его мир. Саманта дрожала, ее рот производил звуки, больше похожие на рыдания, чем на слова.

– Хватит.

Купер оторвал ее от Сорена. Тот ринулся за ней, но его руки в смирительной рубашке бесполезно прижимались к бокам, а стоило ему сместиться на пару сантиметров, как цепь натянулась. Он напрягся, мышцы на его ногах завязались узлами в тщетном усилии. Он смотрел, как единственную женщину, которую он любил, единственную, которая понимала его, усадили на стул, ее щиколотки и запястья, схваченные наручниками, привязали к ножкам, а тонкий стан – к спинке, идеальный рот заклеили скотчем.

– Я тебе предлагал выход полегче, – сказал Купер.

Сорен смотрел перед собой. Его ничто порвалось, как паутина от урагана.

– Я вам скажу. Все.

– Вот в чем проблема, – заметил Купер, – ты все еще торгуешься. Если бы начал говорить мне все, я бы отнесся к тебе по-другому. Но теперь я не могу верить твоим словам.

Сорен уставился на него. Открыл рот, чтобы рассказать, что ему известно. Джон, как и он сам, не мог желать Саманте зла. И потом, какое это имеет значение? Его друг предусматривал все случайности, вероятно, и такой вариант тоже предусмотрел.

А может, и нет.

Да и Купер не из тех, кто способен на такое. Он блефует.

Сорен заколебался.

– Ну да. Как я и думал, – поморщился Купер. – Жаль, что мне приходится делать это. Очень жаль. Но сегодня твой друг убил две тысячи моих коллег. А на завтра у него запланировано еще что-то – похуже.

Он кивнул второму человеку:

– Давай, Рикард.

Темноглазый палач демонстративно склонился над подносом и принялся перебирать инструменты. Поднял скальпель к свету, стряхнул пылинку с кончика, потом вернул на поднос, взял другой предмет – короткий с зубчатым лезвием, искривленным наподобие ножа для грейпфрутов. Даже со своего места Сорен увидел серебряный блеск стали.

Рикард встал за спиной Саманты и направил кончик ножа ей на щеку, не касаясь кожи. Она застонала под скотчем, напряглась в наручниках. Сорен в смирительной рубашке так сильно сжал в кулаки пальцы, что ногти прорезали кожу ладоней. Он думал: «Блефуют, они блефуют, они не…»

Плавным движением стройный человек вонзил нож под нижнее веко Саманты, сделал надрез, открыв кровавую полоску, потом ловким движением извлек глаз из глазницы, и тот подвис на зрительном нерве, а ей на щеку хлынули кровь и жидкость.

Сорен вскрикнул.

Но Рикард не закончил.

До конца было еще далеко.

* * *

Купер сжимал кулаки, борясь с подступающей к горлу тошнотой.

«Это необходимо».

Он посмотрел на голограмму – Сорен судорожно подергивался. Он лежал на кушетке, его глаза были закрыты, но безумно метались под веками, провод выходил из стены и соединялся с интерфейсом у него на загривке.

Рядом с Купером Рикард исступленно стучал по клавиатуре. Терминал имел ряд окон и трехмерных моделей, реагировавших на нажатие клавишей программистом.

В этом было что-то жуткое – стоять в аппаратном помещении рядом с камерой Сорена, в спокойном компьютеризованном пространстве и наблюдать за голограммой потеющего и бьющегося в судорогах человека.

– Впечатляет? – спросил Рикард.

Его пальцы танцевали по клавиатуре.

– Дисплей с самым высоким разрешением находится в наших черепных коробках, – пояснил он.

Звук виртуальной реальности был приглушен. В результате получалось что-то вроде прослушивания фильма ужасов, идущего в соседней комнате. Сорен кричал высоким хриплым голосом, скользящим к грани безумия. Саманта – нет, не она, всего лишь цифровая модель, программа, ничего больше – издавала сдавленные стоны из-за скотча.

– Должен отдать вам должное, – улыбнулся Рикард, – никогда не думал о возможности такого применения. Понимаете, я создал эту систему, как игру-стрелялку с инопланетянами, чтобы почувствовать приток адреналина, увидеть кровь и все такое. Мы разработали персональные сканы, чтобы люди могли играть вместе – спасать вселенную на пару с приятелем. Нет, я вовсе не возражал против ее сканирования. И черт побери, это было шикарно.

На одном из мониторов они видели изображение Саманты так, как ее видел Сорен, и когда Купер посмотрел туда, тошнота подступила к его горлу, желчь обожгла слизистую.

– Что? – посмотрел на него Рикард.

Его спокойное выражение изменилось, когда он увидел лицо Купера.

– На самом деле с ней ничего плохого не происходит, – сказал он. – Всего лишь видеоскан, сделанный с разных углов, соскобы кожи, образцы волос. Все точно так, как перед вашим маленьким путешествием в Рим. Подсознание справляется с самыми трудными задачами. То же происходит во сне: вы знаете – перед вами ваша жена, хотя она и выглядит как ваша мать. Это не по-настоящему. Мы никого не пытаем.

– Мы не пытаем ее. Но посмотрите сюда. – Купер кивнул на монитор, куда выводились жизненно важные показате ли Сорена – они все ушли за красную черту: частота сердцебиения, дыхание, гормоны… – Скажите, что мы не пытаем его.

– Конечно, но это не по-настоящему.

– Для него – по-настоящему. Для него реальность то, что он видит: как ее режут на его глазах.

– Погодите, – произнес Рикард и набрал команду, чтобы запустить подпрограмму.

В другом окне цифровая версия Купера спросила:

– Ты готов сказать мне, где находится Смит?

Сорен в ответ заплакал, забормотал.

– Рикард, продолжайте, – кивнул цифровой Купер.

Настоящий Купер, заставляя себя смотреть на экран, спросил:

– Почему в качестве палача вы используете себя?

– Так легче. Я себя досконально просканировал.

Рикард оторвал руку от клавиатуры, откинул назад волосы, чтобы показать интерфейс, имплантированный ему в шею.

– Вживил его, когда работал над программой.

– И вас не коробит? От роли палача?

– Но ведь это же не по-настоящему.

– Да, вы все время это повторяете.

Программист пронзил Купера взглядом и напомнил:

– Разве он не убил вас?

– Еще он чуть не убил моего сына и пытался убить невинную семью, включая ребенка. И я говорю только о тех случаях, о которых мне известно. – Купер помолчал. – Если у собаки бешенство, ее необходимо уничтожить. Но вы не должны получать от этого удовольствия.

Рикард собирался ответить, но что-то на мониторе привлекло его внимание.

– Его бета-эндорфин меняется.

– И?

– Здесь мониторится активность его головного мозга. Бета-эндорфин только что имел высокие показатели, что вполне объясняется стрессом. Но теперь картинка меняется.

– И это значит?

– Он готов говорить.

– Прекратите! – завопил Сорен в своем приватном виртуальном аду.

Голова его поникла. Прерывающимся голосом он начал говорить о планах Смита.

– Черт побери! – воскликнул Купер и, наклонившись, нажал кнопку. – Эпштейн, вы смотрите?

– Да, – раздался из громкоговорителя голос Эрика. – Готовлю ударную группу.

– Я их поведу.

– Тактическое подразделение НЗО…

– Они мне в подметки не годятся, – заявил Купер.

– Возражение. Две предыдущие попытки. Обе провалены.

– Вот поэтому-то их и должен возглавить я. Мы же ведем речь о Джоне Смите. Я почти десять лет охотился на него. Никто не знает его тактические приемы так, как я.

Несколько затянувшихся секунд стояло молчание. Купер представил себе Эпштейна в его пещере, лицо Эрика в мигающем свете мониторов.

«Вот он, ответ».

– Эрик, отбросьте в сторону все личное. Какой путь статистически обеспечивает максимальный успех?

Опять молчание. Купер даже подумал, что Эрик оборвал связь. Но громкоговоритель снова ожил:

– Что вам нужно?

– Ваших лучших людей. Транспорт. Оружие. И план. Не только здания, но и прилегающего квартала. А еще диаграммы всех гражданских и вспомогательных структур.

– Да.

– И еще одно. – Купер помолчал, улыбаясь. – Шеннон сейчас в Ньютоне. Как быстро вы сможете доставить ее сюда?

Глава 25

– Значит, так, – сказал Купер. – Внешне это внезапный налет и уничтожение. Но вы знаете, насколько высоки ставки. Работать нужно ювелирно.

В кузове переполненной машины стоял полумрак, а воздух напитался влагой от дыхания тридцати атлетически сложенных мужчин и женщин. Хотя регулярной армии у Эпштейна и не было, его тактическое оперативное подразделение представляло собой внушительную силу. Технически смотрители являлись частью корпоративной полиции, обеспечивающей безопасность НЗО. Но Куперу они больше напоминали рейнджеров армии США – универсальную элитную службу, постоянно занятую боевой подготовкой, включавшей все: от розыскных и спасательных операций до ведения боевых действий в городских условиях. Они сидели на скамейках, спешно пристроенных к бортам грузовика, держа между ног штурмовые винтовки. Черные пуленепробиваемые жилеты едва сходились на их мощных телах.

– Как вы знаете, наша цель – Джон Смит. Мы не можем позволить ему уйти. Команды «Альфа» и «Браво» одновременно взламывают переднюю и заднюю двери и начинают движение в лабораторию, по дороге зачищая все помещения. Команда «Чарли» остается снаружи, блокируя улицу и все возможные выходы. Кроме того, снайперы уже заняли позиции на расположенных поблизости зданиях…

Эпштейну понадобилось чуть более часа, чтобы доставить на вертолете Шеннон. Куперу в рамках столь ограниченного времени пришлось знакомиться с чертежами здания и составлять план действий. Один час на организацию операции по поимке самого опасного из живущих людей.

Но, несмотря на ограниченность времени, они успели подготовиться. Программисты Эпштейна, перехватив сигнал с правительственных спутников-шпионов, подтвердили, что Сорен говорит правду. Джон Смит прибыл туда два дня назад. И судя по видеозаписям, там пока и оставался. Но, насколько это было известно Куперу, в данный момент Смит упаковывал чемоданы.

Откладывать операцию больше было нельзя, в особенности теперь, когда они находились так близко.

«До чего же нелепо. Ведь „так близко“ точно соответствовало действительности. Разве Джон Смит прятался где-то в Конго, или в какой-нибудь пещере в Афганистане, или хотя бы в тайной берлоге под Нью-Йорком?

Нет. Этот убийца находился в Тесле, менее чем в восьми километрах от дома, в котором спят твои дети. Прямо за углом готовил биологическое оружие».

Несмотря на всю серьезность ситуации, она представлялась забавной, вот только времени посмеяться не было. Других попыток не будет. Нужно предусмотреть все. Много лет Купер охотился за Смитом, выслеживал его, изучал. Размышлял над его шахматными партиями, смотрел видео с его выступлениями. Два раза столкнулся с ним. Один раз год назад, когда Смит накормил его полуправдой и нацелил, словно боеголовку, на американское правительство. А второй раз – несколько недель назад, когда Купер и Бобби Куин (ах, Бобби, Бобби) выкрали Смита, но потом решили, что убить его – лишь превратить в мученика.

Теперь с минуты на минуту пройдет испытание все, что ему удалось узнать за прошедшие годы, все построенные им закономерности, все его представления о тактических приемах Смита.

– Шеннон, ты наша козырная карта, – сказал Купер, глядя на нее.

Он прикладывал немало усилий, чтобы не замечать ее запаха, тепла ее бедра, прикасавшегося к его.

Она завела волосы за ухо и ответила:

– Мне это не нравится.

– Я знаю.

– Давай я пройду по зданию, чтобы убедиться, что нас не ждут никакие сюрпризы. Я смогу.

– Знаю, – повторил Купер. – Ты незаменима, поэтому я и прошу тебя сыграть эту роль. Никто другой не сможет.

– Но…

– Ты мне веришь? – Он посмотрел ей в глаза. – Прошу тебя.

Шеннон пронзила его взглядом и, прикусив уголок губы, кивнула. На него внезапно нахлынуло желание прижать ее к груди, затворить ее рот поцелуем так, чтобы перехватило дыхание.

– А я? – спросил Итан, имевший нелепый вид в боевом облачении.

Форма мешком сидела на его плечах и руках, шлем напоминал шутовской колпак.

– Как только мы зачистим здание – начинается ваша работа, – сказал Купер. – Смит, возможно, уже модифицировал свой вирус гриппа, включив в него сыворотку. Захватить этот продукт – приоритет номер два после ликвидации Смита.

Он замолчал, оглядел команду:

– Есть вопросы?

Никто не сказал ни слова, но Купер чувствовал напряженность по тому, как они проверяли оружие, поправляли на себе бронежилеты. Или по тому, как некоторые из них не делали ни того ни другого. Опытные профессионалы, они испытывали возбуждение – только ковбои оставались бы спокойны, – но были готовы действовать.

– У меня вопрос, – сказал Итан.

– Слушаю, док.

– Почему это так уж плохо?

На него устремились все взгляды. Итан чувствовал их на себе, и пусть он родился не воином, но и не трусом.

– Я говорю не об устранении Смита. Я имею в виду вирус, который делает людей сверходаренными.

– С таким же успехом можно предполагать, будто жертва насилия должна быть благодарна за насилие.

– Согласен, – поднял руки Итан. – Я понимаю, что это вопрос личного выбора. Я работал не над созданием оружия.

– Нет, – сказала Шеннон. – Вы разработали технологию, чтобы ею воспользовался кто-то другой.

– Я ученый. Моя работа – совершать открытия. Но подождите слишком задаваться, подумайте сначала, что чувствуем мы, остальные.

Купер вскинул брови.

– Я понимаю, быть анормальным не всегда просто, – сказал Итан. – Но попытайтесь посмотреть на вещи глазами обычных людей. Нет, серьезно: ой-ой, вы супергерой. Ай-ай, вы можете делать то, что не могут другие.

Он покачал головой и добавил:

– То, как общество относится к анормальным, в особенности в последнее время, отвратительно. Но вы понимаете, как мы все хотим иметь то, что есть у вас?

– Неандертальцы и человек разумный – гомо сапиенс, – тихо сказала Шеннон.

– Ну… – пожал плечами Итан, – в общем – да. Анормальные объективно превосходят обычных людей. То же самое можно сказать о гомо сапиенс относительно неандертальцев.

– И что же, мы должны уничтожить обычных людей, как гомо сапиенс уничтожили неандертальцев? – спросил Купер.

– Вообще-то, они их не уничтожали, – сказал Итан. – Да, два эти вида конфликтовали, но они еще и скрещивались. Последние исследования показывают, что они сосуществовали на протяжении приблизительно пяти тысяч лет. В конечном счете гомо сапиенс победили, потому что они были лучше. У них более длительный процесс вынашивания, больше объем мозга, лучшие способности к абстрактному мышлению. В мире ограниченного пространства и ресурсов у них было больше шансов, а потому они выжили, а неандертальцы – нет.

– И вас это устраивает?

– Дело не в том, устраивает или нет, – возразил Итан. – Тут вопрос не морали, а эволюции. Эволюция – жуткий, кровавый процесс, но и благодаря ей мы здесь сидим с вами. Вам, пожалуй, стоит помнить, что в данном случае я, моя жена и дочка – неандертальцы. Будь у неандертальцев шанс стать гомо сапиенс, вы думаете, они бы им не воспользовались? Отказались бы от такой возможности?

– Тут есть две проблемы, док.

Машина свернула за угол, и Купер навалился на сидящего рядом бойца.

– Во-первых, вы сами сказали «выбор», а Смит явно не собирается предоставлять его человечеству.

– Да, но…

– А во-вторых, в данном случае речь не идет об эволюции. Это происходит не на протяжении тысячи лет в естественных условиях. Речь идет о вашем научном проекте. Он подрывает всю систему.

Итан открыл рот, но громкий гудок не позволил ему возразить. Пальцы крепче обхватили оружие. Сердце Купера застучало быстрее, ладони вспотели. Машина шла с прежней скоростью – они быстро продвигались к цели, – но звук гудка сообщил им, что до места назначения остался один квартал.

– Слушайте меня, – сказал Купер бойцам. – Я знаю, вы уже сражались с террористами, но сейчас ситуация иная.

Он посмотрел на них, заглянул в глаза каждому и дал установку:

– Мы имеем дело с Джоном Смитом. Он. Не. Должен. Уйти.

Завизжали покрышки – водитель нажал на тормоза, машину занесло и развернуло. Она не успела остановиться, а два бойца, сидевших ближе других к задней двери, распахнули ее – и внутрь ворвался бледный солнечный свет. Все пришли в движение.

«Вот он. Твой последний шанс. Ты либо победишь сейчас, либо потеряешь все.

Я иду за тобой, Джон».

Глава 26

– Будет больно?

Они снова сидели в комнате Хока. Он навел у себя порядок. Ему казалось, что так будет правильно, вроде как уборка перед долгим путешествием, хотя он никуда и не собирался. Он сидел на кровати, Джон на стуле. Вид у его друга был усталый, но и довольный. Он словно позволял себе расслабиться здесь, и Хок ценил это.

– Такая штука называется безыгольный шприц. – Джон показал ему устройство, похожее на футуристический водяной пистолет. – Он сквозь кожу под высоким давлением введет струю жидкости в твою кровь. Это будет не больнее укуса комара.

– А…

– Грипп – всего лишь грипп, – сказал Джон. – Почихаешь, покашляешь, может, потошнит немного. Но мы модифицировали вирус так, чтобы неприятные ощущения свести к минимуму. Отчасти задача сводилась и к этому, ведь если люди будут плохо себя чувствовать, то останутся у себя дома, а нам нужно, чтобы они распространяли вирус. Но перемена, превращение в сверходаренного – тут чуть иначе.

– Как иначе?

– Понимаешь, изменения коснутся работы твоего мозга. Возникнет ощущение дезориентации. Возможно, испуг.

Хок понял, что кусает губу, заставил себя прекратить.

– И как я буду себя чувствовать?

– Точно не могу сказать, ведь ты только второй человек в истории, который пройдет через это.

– Первым стал доктор Каузен. – Хок перевел дыхание. – У него все лицо исцарапано. Он… он сам себя так?

– Да, – сказал Джон. – Но не забывай: он слишком старый, слишком закоснелый. Ты молод, силен, способен к приспособлению. Поначалу ты будешь сбит с толку. Начнешь видеть мир иначе, почувствуешь в себе способность делать то, чего не мог раньше. Мой тебе совет – не спеши. Это все равно что пересесть с велосипеда на мощный мотоцикл. Не нужно сразу мчаться с максимальной скоростью. Привыкай к нему понемногу. Научись чувствовать, как взаимодействуют все рычаги управления, как работают тормоза. По мере того как будешь осваиваться, сможешь увеличивать и скорость.

– А вы знаете, какой у меня будет дар?

– Вот это самое лучшее. Те, кто рождается анормальным, получают определенный дар. Но ты будешь наделен многими способностями.

– Например?

– Может быть, всеми, – улыбнулся Джон. – Поскольку ты будешь изменяться под наблюдением, то ты будешь более способным, чем я.

– Правда?

– Правда.

Хок включил воображение. Уметь думать, как Джон, обладать его способностями, чарами, которые вызывают у людей желание помогать ему. Или уметь двигаться, как Харуто, – сэнсэй Ямато, – который в совершенстве владел своим телом, мог сражаться с закрытыми глазами, ориентируясь только на звук. Вот будет здорово.

– Ты готов?

Аарон набрал в грудь побольше воздуха, выдохнул. Кивнул.

Хок ощутил холодок от прикосновения металлического ствола шприца. Он не успел напрячься, как его друг нажал на триггер. Раздалось шипение, и Аарон почувствовал слабенький укол.

– И все?

– Да.

– Я…

Эмоции переполняли его, раздувая ему грудь. Хоку хотелось обнять Джона, заплакать. Он ведь только об этом и мечтал. Быть как его мама, как Джон или Табита. Какими глазами она будет смотреть на него теперь?

– Спасибо, – сказал он срывающимся голосом и отер нос. – Спасибо.

– Нет, Хок. – Джон положил руку ему на плечо. – Тебе спасибо.

Послышался приглушенный звук, словно в гимнастическом зале кто-то уронил тяжелую гирю. Голова Джона дернулась, и он уставился на дверь.

– Что… – хотел спросить Хок.

– Ш-ш-ш.

Целую секунду ничего не происходило.

Потом началась стрельба.

* * *

Снаружи здание ничем не отличалось от других. Склад на окраине Теслы, затиснутый между другими такими же. НЗО импортировало большинство продуктов, и их нужно было где-то хранить.

Смотрители двигались уверенно, каждый боец точно знал, куда перемещаться, что прикрывать. Действовали без криков, без всяких сержантских воплей «Пошел, пошел, пошел!». Ту т было не кино. Тут под ярким зимним солнцем Вайоминга раздавался только звук шагов, шум автомобилей с ближайшей улицы и рев двигателя их машины.

Команда «Альфа» атаковала склад, словно черная волна. Ведущий подложил заряд под дверь, отошел назад, сделал быстрое движение рукой. Купер проверил предохранитель винтовки – конструкция НЗО из крученых углеродных волокон. Он вспотел, сердце его громко колотилось, но руки твердо держали оружие, и он, как обычно на задании, всегда полагался на эту свою способность. Сколько раз участвовал он в операциях, служа в ДАР? Сотни, если считать учения.

«Но ни разу, зная, что по другую сторону двери находится Джон Смит».

Он прогнал мысль о Джоне. Время для сомнений прошло. Вопрос стоял так: сделай, что должен, или умри.

От взрыва дверь сорвало с петель, тяжелая металлическая плита с грохотом упала внутрь, затем последовал взрыв шумосветовой гранаты. Внутрь устремились команды по двое бойцов. За ними Купер.

Что-то вроде вестибюля. Высокие потолки с открытыми фермами наверху. Скамья, камера наблюдения. Охранник согнулся пополам и держался за глаза. Группы быстро проникали внутрь мимо него, и Купер пристроился в колонну, оставив охранника последнему бойцу. На плане этот широкий вход непосредственно соединялся с пространством склада, а боковой коридор вел к ряду кабинетов. Но на самом деле тут были возведены стены, изменившие планировку. Ничего удивительного. Чертежи показывали первоначальный вид. Команда Смита должна была переоборудовать помещение под свои потребности, а получать разрешение и не собиралась. Купер порадовался увиденному. Он на это и рассчитывал.

Команда ворвалась в коридор, бойцы заняли позиции в углу и двинулись с отлаженной синхронностью. Купер услышал крик – смотритель приказывал кому-то лечь на пол. Но прежде чем приказ мог быть выполнен, раздались очереди – несколько жестких хлопков в быстрой последовательности – передовые бойцы завалили одну из целей. Купер обогнал бойцов, увидел двух плохих ребят, истекающих кровью. Один стоял на коленях, другой сделал несколько шагов на подкашивающихся ногах, оба были сражены точными выстрелами.

За спиной у него раздался крик: «Светошумовая!» – и над головой по дуге пролетела еще одна граната.

Из ниши появился человек, двигающийся с точностью балетного танцора. Черты лица у него были кроткими, выражение мягким. Глаза закрыты. Он без остановки выкинул вверх руку, выхватил из воздуха гранату и резким движением кисти швырнул ее назад. Купер едва успел отвернуться, прежде чем все вокруг исчезло в ревущем белом сиянии.

Хотя граната почти ослепила его, он узнал человека. Харуто Ямато, лейтенант Смита, сопровождавший его в Нью-Йорке. Купер заставил себя сосредоточиться на Ямато, который, не открывая глаз, метнулся вперед и уложил первого смотрителя, нанеся ему ребром ладони рубящий удар в шею. Продолжая движение, он плавно развернулся на ноге ко второму.

«Дар Ямато – аудиокинетика. Он сражается с закрытыми глазами и имеет черные пояса в десятке разновидностей боевых искусств.

Его не одолеть лицом к лицу, но тебе не обязательно вести с ним честную борьбу. Тебе нужно только обездвижить его на некоторое время, чтобы остальные…

Постой.

У тебя же штурмовая винтовка в руках».

Купер прицелился и нажал спусковой крючок.

Ямато пустился в пляс и уклонился от первых трех пуль. Четвертая, пятая и шестая вспороли ему грудь и отбросили к стене. Он соскользнул по ней на пол, оставляя красный след на обоях. Его пустые глаза открылись.

«Я иду за тобой, Джон».

* * *

Выстрелы, много выстрелов, крики, новые взрывы. Хок бросился к двери, даже не отдавая себе отчета в том, что делает.

– Стой.

Голос Джона прозвучал как удар хлыста, тепло из него исчезло.

Хок замер. Новые выстрелы, теперь с другой стороны. Крик. Все постоянно говорили, что враг может штурмом захватить здание, но он никогда в это не верил, считал в глубине души, что такое невозможно.

Смит приоткрыл дверь, выглянул в коридор и вышел. Аарон последовал за ним, пытаясь на ходу вспомнить инструкции: что нужно делать, если их атакуют. Оставаться в комнатах? Нет, это было глупо. Собраться в оружейной комнате. Все должны были бежать в оружейную комнату.

– Идем, – сказал Джон и припустил рысцой.

– Постойте. Оружейная комната в другой стороне!

Еще выстрелы. Теперь ближе. Сердце Аарона сошло с ума.

Отчаянно захотелось писать.

– Мы не в оружейную. Быстрее! – скомандовал Смит.

* * *

Куперу не часто доводилось бывать в секретных лабораториях. Всего в двух, если уж быть точным. И все они казались ему очень опасными местами.

Лаборатория Эйба Каузена в Бронксе представляла собой сверкающую страну чудес с научными игрушками. Но когда они с Итаном нашли ее, вид ее уже изменился после рукопашной схватки – перевернутые скамьи, кровь на стене.

Та лаборатория, что предстала перед ним теперь, имела больший размер и поражала обилием предметов, о назначении которых он мог только догадываться. На сверкающих поверхностях он видел брызги крови, под ногами хрустело битое стекло. Бойцы с криками проходили между столами, связывали пленных.

Смотрители без особых заминок продвигались по складу, повергая охрану в шок и трепет. Многие из людей Смита пытались сопротивляться, но, будучи захвачены врасплох по одному или по двое, они не представляли собой и вполовину той опасности, какую являл Харуто Ямато. С дюжину охранников бросилось в шлакобетонную оружейную комнату, и Купер счел их маневр очень разумным. Насколько будет легче усыпить их газом сразу всех.

Он прошел по лаборатории, оглядывая ее. Стрельба сошла до одиночных выстрелов. Купер перешагнул через влажную кучку мозгового вещества, склонился над телом. Две пули искорежили лицо, но все равно было ясно, что это не Смит.

Купер активировал наушник:

– Статус.

– Командир «Браво». Мы очистили здание в нашей зоне ответственности.

– Какие-нибудь следы Смита?

– Нет.

– Конец, – сказал Купер. – Наружная группа.

– На улице все тихо. Один задержан, двое убиты. Смита среди них нет.

Командиром группы «Альфа» была коренастая женщина со стальным взглядом. Судя по ее виду, она могла поднять на бицепс штангу весом с Купера. Она мрачно посмотрела на него и сказала:

– Сэр, его не было и среди тех, кто отступил в оружейную.

– Вы уверены?

– Мы сейчас прочесываем здание. Но если Джон Смит не спрятался под половицами, то мы его упустили.

Купер задумчиво кивнул.

И улыбнулся.

* * *

В туннеле было не продохнуть от пыли. Хок в темноте не видел паутину, которая цеплялась за его лицо, и каждый раз мурашки бежали у него по коже. Туннель был слишком узок, и Хок полз с трудом. Он двигался, как червяк, прижав локти к бокам.

Стрельба доносилась с двух сторон, а Джон повел его в комнатку рядом с лабораторией. Здесь пахло нашатырем, стояли швабры, инструменты и большой пластиковый бачок для мусора. Если ты состоишь в движении сопротивления, то приходится мириться с тем, что уборщика тебе не нанять, а потому все убирают здание по очереди. Хок и сосчитать не мог, сколько раз он брался за швабру, с тех пор как появился у Джона Смита.

Аарон вошел в комнату, а Джон тем временем ухватился за бачок и сдвинул его с места. Металлические ножки заскрежетали по полу, и в стене открылось отверстие размером в два квадратных фута. Джон, не сказав ни слова, засунул в него голову и, извиваясь червем, стал пробираться внутрь. Несколько секунд Хок просто смотрел, надеясь, что у Джона там припрятано оружие и он сейчас вылезет оттуда. Но тело Смита уходило все дальше и дальше и наконец исчезло полностью.

Хок глубоко вздохнул и пополз следом.

Первые несколько метров шли за стеной, но потом начиналось пространство, обсаженное бетонными кольцами, а еще дальше шла утрамбованная земля. Вообще-то, Аарон не боялся закрытых пространств, но здесь было так тесно, что его плечи касались стен, по мере того как он протискивался по диагонали вниз. С каждым сантиметром тьма сгущалась. Он погрузился в полную черноту, остался только звук его дыхания, холодная земля и шелковый ужас паутины у лица. В этой кромешной тьме он думал о массе земли над ним. Воображение рисовало ему всю толщу земли, тонны ее, цемента, зданий и самой улицы. Что случится, если она обвалится? Придет ли кто-нибудь к нему на помощь? Или в этом хаосе он будет забыт, слепой и зубастый червяк, как те черви, что ползают в земле рядом с ними. И кто знает, какой бледный ползающий кошмар обитает здесь, на глубине.

«Не смей давать слабину перед Джоном. Только попробуй, неженка».

Постепенно туннель выровнялся. Аарон продолжал ползти, часто и влажно дыша. Ему очень хотелось пописать. Прошла целая вечность, прежде чем он услышал голос Джона:

– Ну вот мы и добрались.

Раздался скрежет металла о металл, потом звон – и Хок увидел свет впереди.

Вытащив себя из туннеля, он словно заново родился. Тяжело дыша, согнулся пополам, упираясь руками в колени. Не сразу почувствовал в себе силы выпрямиться.

Они оказались в длинном коридоре, освещенном редкими лампами. Высота потолка составляла здесь около двух с половиной метров, но верхнюю треть перекрывала плотная решетка, и им приходилось пригибаться. Джон вставил в стену металлическую панель, чтобы скрыть выход из туннеля, откуда они вылезли, посмотрел по сторонам и пошел.

– Идем.

– Что за место? – спросил Хок.

– Служебный туннель. Тесла планировалась и строилась, как единое целое, а потому первое, что построили инженеры, так это инфраструктуру.

Джон поднял руку, провел по кабелям наверху:

– Вся городская информация проходит по ним.

– А куда идем мы?

– На выход. Ближайшая развязка в полукилометре вверх. Там неподалеку припаркована машина.

– Машина? – Хок, выпрямившись, ударился головой о металлическую решетку. – Вы знали, что они придут?

– Ты думаешь, я бы там оставался, если бы знал? – сказал Джон, кинув на него взгляд через плечо. – Машина стоит там вот уже два года. Вот так и побеждают, Хок. На пути к цели всегда должно быть несколько маршрутов. Предусматривай как можно больше запасных путей. Вроде тебя.

– Вы что имеете в виду?

– Большинство опций так и останутся невостребованными. Но если в нужный момент они будут в твоем распоряжении, ты сможешь превратить поражение в победу. Например, пешку в ферзя.

Хок представил себе, сколько усилий потребовалось, чтобы получить именно этот запасной путь. Обнаружить точное место в сервисном стволе. Пройти туннель. Вывезти землю. Скрываться от инженерной службы, найти место, куда поставить автомобиль, где тот мог бы простоять не один год, регулярно его проверять – не сел ли аккумулятор, не спустили ли покрышки. Огромные усилия. И все на тот случай, что когда-нибудь кто-то может ворваться в твой дом… да.

– Постойте. – Аарон замер. – А остальные?

Джон впереди остановился, вздохнул, отер лицо. Потом повернулся и подошел к Аарону:

– Хок, мы играем против плохих людей.

– Они… что с ними…

– Не знаю. – Джон положил руку ему на плечо. – Не знаю.

– Сэнсэй Ямато. И мисс Герр. И… боже мой. Табита. Что с Табитой?

– Ты с ней… – сказал Джон, наклонив голову.

– Нет. Я просто… Нет. Она выйдет оттуда?

– Возможно. Если не сделает какой-нибудь глупости. А Табита не глупа.

Джон замолчал. Хок видел, что он взвешивает что-то.

Наконец Смит продолжил:

– Я, Хок, должен сказать тебе кое-что. Кое-что очень важное.

* * *

Издалека звуки напоминали разрывы хлопушек, но Шеннон разбиралась в таких вещах. Закладка под дверью.

Захват начался. Несколько секунд спустя новые звуки хлопушек, слабее и с большей частотой. Их она тоже узнала.

«Ты должна быть там. Смотрители хороши, но Джон лучше. Будь ты там, могла бы переметнуться, разведать, убедиться, что Купер не попадет в засаду».

Но теперь ей оставалось только ждать. Ждать и надеяться: Купер знает, что делает.

Ожидание нередко составляло часть ее работы, и иногда оно ей даже нравилось. Ее способность невидимо двигаться означало, что порой она оказывалась в таких местах, где ей абсолютно быть не полагалось, где один неверный шаг мог ее убить. Если честно, то ей и это нравилось. Жизнь казалась ярче, когда ты ею рисковал. Цвета становились насыщеннее, воздух слаще.

Кроме этого раза. Даже в последнее время. Весь кайф ушел. То, что прежде казалось ей большим приключением, называемым ее жизнью, стало горчить. Мрачнеть. Закат начался со взрыва здания биржи весной, когда Купер остановил ее и она не успела предотвратить катастрофу. Он, конечно, не знал, чем она занята, и если уж откровенно, то она сомневалась, что ее ждет удача. В тот день погибла тысяча невинных человек. А после – еще больше.

«Если сегодня их ждет провал, число убитых возрастет многократно, так что будь внимательна».

Шеннон никогда не бывала в этой части Теслы – сплошные склады и дистрибуционные центры. Она увидела здесь большое число частных машин и удивилась, но потом вспомнила о Новых Сыновьях Свободы. По мере наступления виджилантов население НЗО отступало под защиту Кольца Воглера. Тесла наверняка переполнена, все номера в отелях забронированы. Дело идет к тому, что люди будут спать в гимназиях и церквях.

А вот боковая улочка оказалась почти пуста. Всего несколько машин, ни одного пешехода. Но Шеннон все равно держалась в тени, фиксируя каждого свидетеля. Водитель в сотне метров наблюдал, как разгружают его полуприцеп, камеры установлены на каждом углу (их обмануть она не могла), электромобиль, заворачивающий в квартал, металлическая лачуга с надписью на двери: «СЛУЖЕБНЫЙ ТУННЕЛЬ Н4W7».

Дверь медленно открывалась.

Шеннон сосредоточилась на ней, подсознательно рисуя вектор прицеливания. Учла увеличивающийся угол открываемой двери. Учла свойство человеческого глаза перепрыгивать с одного на другое, а не сканировать. Учла слепое место, создаваемое припаркованной машиной, которое на самом деле являлось опасной зоной, потому что привлекало внимание. Учла и изменение света из лачуги с переходом в светлое предвечерье. Убедилась, что с учетом всего она находится в самом выгодном положении. Она отправила в небеса безмолвную молитву о том, чтобы Купер оказался прав. И – что еще важнее – чтобы он был жив.

Из двери вышли два человека. Первый остановился, осмотрелся – внимательный, профессиональный взгляд, но она прочла намерения и направление и, соответственно, поменяла положение.

Джон Смит. Когда-то он был вождем, ее другом. За ним шел какой-то незнакомый ей парнишка, тощий и высокий для своего возраста. Оба были грязные, одежда в земле, в волосах паутина. Парнишка семенил, поджимая ноги, как ходит человек, у которого разрывается мочевой пузырь.

Шеннон вышла из тени погрузочного дока, приставила приклад винтовки к плечу и четким голосом громко сказала:

– Не двигаться. Парнишка подпрыгнул, и она отметила, что по крайней мере часть его проблемы с мочевым пузырем решилась сама собой.

Джон же только смотрел. Их разделяло около пяти метров, и она видела: он прикидывает – не пуститься ли наутек.

– Не делай этого, – сказала она, глядя на него в прорезь прицела.

Ее палец лежал на спусковом крючке.

– Шеннон, – развел руками Смит. – Ну конечно же – ты.

– Руки на голову, два шага вперед и опуститься на колени.

– Ладно.

Джон сплел пальцы на затылке и спокойным, деловым тоном сказал:

– Хок, беги.

– Не двигаться!

– Беги.

Парнишка, помедлив секунду, резко развернулся.

Она не могла промахнуться с такого расстояния. Вот только хотела ли она стрелять? Выстрелив, она убила бы бегущего паренька.

Больше того. Чтобы выстрелить в мальчишку, она должна была выпустить Джона из поля зрения. Сколько людей погибло из-за того, что на долю секунды отвернулись от него?

Мальчишка припустил назад, к металлической лачуге. Она отпустила его. Не снимая пальца со спускового крючка, сделала несколько шагов и встала так, чтобы Джон находился между нею и дверью, на тот случай если парень вернется с оружием.

– Еще один из твоих святых воинов?

– Хок? Он просто друг.

– У тебя нет друзей.

– Это неправда, – мягким голосом сказал он. – А ты?

– Когда мы разговаривали в последний раз, другой из твоих малолетних самоубийц был готов меня подорвать. Вместе с целым поездом пассажиров.

– Ты ведь знаешь, в этом не было ничего личного, – криво усмехнулся он. – Полагаю, у нас нет возможности поговорить?

– Почему же? Очень даже есть, – сказала она. – Как только сделаешь два шага вперед и встанешь на колени.

* * *

Купер выкрутил баранку, не убирая ноги с педали газа, и машина развернулась, накренившись.

«Полдела сделано».

Поняв, что Смита нет на складе, Купер тут же бросился на улицу. Как он и приказал, один из смотрителей ждал его во внедорожнике с работающим двигателем. Он, казалось, был не в восторге оттого, что его выкидывают из машины, но, увидев лицо Купера, подчинился.

Вообще-то, нужды мчаться туда с такой бешеной скоростью не было, но Шеннон оставалась там одна, и это пугало его, пугало сильнее, чем он предполагал. Она была чуть ли не самым способным человеком из всех, кого он знал, но и Джона Смита не назовешь глупцом. Воображение Купера рисовало ему самые отвратительные повороты столкновения Смита с Шеннон.

«Шеннон, ты только будь жива. Если нужно будет выбирать между ним и тобой, пожалуйста, сделай правильный выбор».

Он сделал последний поворот, надеясь на лучшее, но страшась… всего.

И тут он увидел ее – свою Девушку, Которая Проходит Сквозь Стены. Ее силуэт на фоне горящего неба: она стояла, прижав приклад винтовки к плечу, а перед ней был Джон Смит на коленях. Сердце Купера вспорхнуло от радости. Машина, взвизгнув покрышками, остановилась.

Он ухватил штурмовую винтовку с пассажирского сиденья и, выпрыгнув из машины, тоже взял Смита на мушку.

Человек, которого Купер искал почти десять лет, прищурившись, посмотрел на него:

– Привет, Ник.

– Игра закончилась, Джон.

– Похоже. Неплохая была партия.

Смит пытался изображать хладнокровие, но Купер видел, как дрожат его руки.

– Не возражаешь, если я закурю? – спросил Смит.

– Почему бы и нет? Только без резких движений.

Террорист медленно запустил руку в карман. Купер смотрел, готовый при малейшей опасности нажать на спусковой крючок, но Смит вытащил из кармана всего лишь помятую пачку. Извлек из нее сигарету, закурил, глубоко затянулся.

– Как ты узнал?

– Я охотился на тебя половину своей взрослой жизни. Изучил все твои повадки. Неизменные варианты и пути отхода. Как только я увидел, что в пятидесяти метрах есть служебный туннель, который не соединяется со складом, я тут же понял.

– Забавно. Я именно поэтому не стал покупать склад прямо над туннелем, а ты как раз за это и зацепился. И что теперь?

– Докуривай.

– Мм, – улыбнулся Смит. – Значит, так.

– После всей крови, что ты пролил. Да.

– Только так и можно построить новый мир – сжечь старый.

Смит еще раз глубоко затянулся, посмотрел на Шеннон:

– И тебя это устраивает?

– Ты когда-то сказал мне, что я должна выбрать, с кем я. Я выбрала.

Едва заметная улыбка искривила губы Смита.

– Рад за тебя, – сказал он Куперу. – Ты везунчик.

– Я знаю.

В происходящем было что-то сюрреалистическое. Столько жизни улетело, словно сдуло ветерком: приятным, мимолетным, раз – и нет. Но этот момент задержится: впечатления острее подробностей. Бледный свет белого неба. Нечеткие тени. Запах ружейного масла. Грязь на щеке Смита. Сигарета в его пальцах, потрескивание табака при последней затяжке.

Смит поморщился и щелчком отбросил сигарету в сторону.

– Хочешь еще одну? – спросил Купер.

– Нет. Спасибо.

Смит коротко вздохнул и, расправив плечи, добавил:

– Ты должен знать – убить меня еще не значит победить.

– Но это шаг в верном направлении, – ответил Купер и нажал спусковой крючок.

Три пули прошили сердце Джона Смита.

Звук выстрелов пронесся по долине, споткнулся о горы на горизонте. С ближайшей крыши с криком вспорхнула птица. Неподалеку водитель грузовика упал на землю.

Джон Смит моргнул. Голова его поникла, взгляд впился в рану. Еще мгновение мышцы удерживали его на месте.

Потом он качнулся и упал.

– Цель обнаружена, – сказал Купер, включив связь. – Заберите его. И захватите мешок для трупа.

Он опустил винтовку и посмотрел на одну из своих двух женщин, которых любил. Между ними лежало мертвое тело. Шеннон тоже смотрела на него.

Никто из них не говорил.

По крайней мере, словами.

Глава 27

Купер не понимал, что должен чувствовать.

Он сделал лучший выбор – убил Смита. Конечно, Купер мог его арестовать, попытаться допросить, но что проку допрашивать такого игрока. Ни одно его слово не заслуживало доверия, ни одна клетка для него не могла считаться надежной. Покончить с ним раз и навсегда – безопасное, разумное тактическое решение.

Не то чтобы он испытывал раскаяние. Он не проникся сочувствием к преступнику, как копы из низкопробных фильмов, не думал, что при других обстоятельствах они могли бы стать друзьями, не испытывал против воли уважения к Джону Смиту. У Смита, как и у всех, была возможность выбора, но тот выбор, который он сделал, погрузил мир во мрак.

И все же Купер чувствовал странную пустоту. Его не переполняла радость или эйфория победы. Наверное, так оно и должно было быть. После долгих лет борьбы со Смитом какая-то часть Купера ждала, что этот миг принесет ему нечто большее. Ну вот нажмет он спусковой крючок – и заиграет музыка, и на экране появятся титры.

Но если отсутствовала эмоциональная и философская ясность, то всегда оставалась работа. Та же работа, что и всегда, – как нередко говорил он в шутку Куину: спасать мир.

Он представил, как Бобби отвечает ему: «Ну, как там у тебя с этим делом?»

«Как всегда, Бобби».

– Что? – спросила Шеннон, взглянув на него.

Он явно говорил вслух.

– Нет, ничего.

Купер понял, что тупо смотрит на лобовое стекло. Он повернул ключ зажигания, и внедорожник, взревев, тронулся с места. Быстрый разворот в три приема, и вот уже в зеркале заднего вида команда смотрителей укладывает в мешок тело Джона Смита.

Он скосил глаза – Шеннон смотрела в боковое зеркало. Она была хрупкой женщиной, но теперь казалась такой вдвойне: ее плечи ссутулились, что-то в ней уменьшилось. Он даже не успел оценить, насколько хороша эта идея, но протянул руку и прикоснулся к ее пальцам. Она секунду оставалась неподвижной, потом сплела свои пальцы с его.

Дороги были забиты, звуки улицы приглушались пуленепробиваемым стеклом. Несколько кварталов они ехали молча, он держал баранку одной рукой.

– Как ты? – наконец спросил Ник.

Она помолчала, будто взвешивая ответ.

– Нормально.

– Я знаю – он был твоим другом.

– Да, – сказала она. – Был.

Шеннон, казалось, собиралась добавить что-то еще, но передумала и сказала:

– Я слышала о Бобби. Прими мои соболезнования.

Он кивнул.

– Хочешь поговорить об этом? – спросила она.

– Может, попозже.

Улица перед складом была забита машинами – к тем, на которых приехали они, добавились автомобили Службы безопасности НЗО с проблесковыми маячками, «скорые», фургоны для перевозки заключенных. И вокруг кольцо зевак. Купер проехал через толпу и остановился у двери.

Он выключил зажигание, услышал пощелкивание остывающего двигателя, мягкое дыхание Шеннон и повернулся к ней.

Она смотрела на него. Противоречивые чувства отражались на ее лице. Купер подозревал, что и на его лице тоже. Было мгновение, когда они чуть не оплели друг друга руками, не сомкнули в поцелуе губы, не соприкоснулись кожей. Но это мгновение прошло, а они остались сидеть.

– Пойду проверю Итана, – сказал Купер.

Шеннон кивнула.

Он начал выходить из машины, но остановился и посмотрел на нее:

– Не хочешь со мной?

* * *

После операции склад приобрел тот сюрреалистический вид, который боевые действия придают обычному интерьеру. Обычная штукатурка, если не считать следов пуль; обычные комнаты, если не считать пятен крови. Смотрители очистили здание, нашли последних прячущихся в кладовках и стенных шкафах. Большинство сдались и теперь ждали транспорта, руки и ноги у них были связаны, потрясенные глаза полны ненависти. Те, кто оказывал сопротивление, ждали гораздо спокойнее.

Купер и Шеннон молча вошли в лабораторию и увидели там людей в белых халатах. Он спросил, где Итан, и какая-то женщина, не отрываясь от своего терминала, ткнула большим пальцем себе за плечо.

Дверь, на которую она показала, вела в помещение, прежде, возможно, служившее кладовкой. Там стоял Итан спиной к ним, лицом к клетке из металлической решетки, бесшовной и прочной. Внутри находился человек.

«Отставить».

Внутри находилось тело. Оно было настолько искалечено, что Купер не сразу обратил внимание на подробности: седоволосый, пожилой, худой. Его кожа была порезана в сотне мест – где-то неглубокими царапинами, где-то глубокими, вокруг которых вспухала бледная плоть. Его глазницы были раздроблены и выскоблены. Купер видел его прежде, всего несколько дней назад на улицах Манхэттена. Доктор Эйбрахам Каузен.

Итан не повернулся, но по тому, как напряглись его плечи и задрожало горло, Купер понял – ученый почувствовал их присутствие. Купер в уме проговорил и отверг с десяток выражений соболезнования, потом еще с десяток, но так и не смог подыскать подходящих слов, от которых была бы хоть какая-то польза.

– Я бы сказал «упокойся в мире», – произнес Итан ровным голосом, – вот только Эйб считал, что загробная жизнь – ложь, распространяемая идиотами, чтобы пережить завтрак и не покончить с собой.

– Это дело рук Джона? – спросила Шеннон.

– Нет. Посмотрите внимательнее.

Купер присел над телом и понял, что имел в виду Итан.

В том, как располагались порезы, было что-то неестественное. Ногти были не выдраны, а выломаны, подушечки стерты до костей. Он словно терся о камень, пытаясь прорыться… постойте…

– Он сделал это сам? Почему?

– Не знаю.

– Сыворотка? Побочные эффекты, о которых говорил Винсент?

– Не знаю.

Купер поднялся и встал между Итаном и его старым боссом.

– Примите мои соболезнования.

Итан не ответил. Смотрел широко раскрытыми глазами, стараясь не встречаться взглядом с Купером.

– Уйдем отсюда. Вам не нужно смотреть на это сейчас.

– Что?

Купер положил руки на плечи Итана, слегка встряхнул его:

– Я искренне вам сочувствую. И я знаю, мои следующие слова могут выставить меня бесчувственной скотиной, за что я извиняюсь. Но вам сейчас нельзя выбиваться из колеи.

– Это еще почему?

– Потому что рядом с вами дочь и жена. – Купер пытался говорить твердым, но не резким тоном. – Ради Эйми и Вайолет.

Эти имена, казалось, произвели на Итана большее впечатление, чем могли бы любые слова. Он моргнул и проглотил комок в горле:

– Да. Да, хорошо.

– Идем, док. Мы должны взять вирус под контроль.

– У меня сплошные плохие новости. – Итан пошел к двери кладовки. – Здесь масса информации, годы клинической работы. Но если взять два последних дня, то ясно, что людям Смита удалось внедрить сыворотку в переносчик инфекции, стандартный штамм гриппа. Скверный штамм, они над ним долго работали. Возбудитель представляет собой вирус РНК, а наша сыворотка построена на некодирующей РНК, так что они, в принципе, могут скрещивать вирус с мусорными генами, которые и введены туда с этой целью. Они на скорую руку создали то, что им требовалось. Использовали аэрозольную среду, общий объем составляет около трех сотен кубических футов.

– А на нормальном языке?

– Они сделали то, что заказывал Джон Смит. Многое из того.

– А другие плохие новости?

– Судя по лабораторным записям, вирус хранился в стандартных емкостях высокого давления. Их было две, каждая высотой около полуметра и весом свыше двадцати килограммов.

– И что?

– А то, – сказал Итан, показывая на помещение лаборатории. – Вы здесь видите что-нибудь похожее?

Купер огляделся, заранее зная, что не увидит. В глубине души он понял это за мгновение до того, как нажал на спусковой крючок. «Убить меня еще не значит победить».

– Боже, – сказала Шеннон.

– Да, – сухо подтвердил Итан. – Вот что мы имеем в сухом остатке.

Куперу хотелось закричать. Он часто чувствовал что-то подобное в последнее время. Все коту под хвост. Все, что он сделал. Джон Смит, даже мертвый, переигрывал его.

– Хорошо, – сказал он. – Сосредоточьтесь на работе.

– Что это…

– Вы здесь старший, Итан. Руководите своей командой. Может быть, вам удастся выяснить, куда делись баллоны. Если нет, попробуйте понять, как можно победить вирус.

– Купер…

– Вакцина. Прививка. Антидот, черт бы его драл. Мне все равно. Но вы займитесь этим и работайте, пока не найдете решение. Вы меня слышите? – Купер схватил Итана за бицепс и сильно сжал. – Речь идет о вашем проекте, док. Вы и Эйб создали его. Уберите за собой грязь.

– Но…

– Сделайте, что я говорю.

Он пошел прочь в поисках места, где можно подумать, связаться с Эпштейном, наметить следующий ход. Может быть, вместе им удастся выявить те закономерности в действиях Джона Смита, которые позволят проникнуть в его замыслы. Все произошло слишком быстро, Смит не мог так уж сильно их опередить…

Зазвонил телефон, и Купер уже собрался отключить вызов, но увидел имя звонящего и ответил:

– Натали.

Шеннон в другом углу лаборатории напряженно замерла.

Он ее не винил, но время сейчас было неподходящее, чтобы беспокоиться о всяких тонкостях.

– Ник? Как дела? Что-то голос у тебя не очень, – раздалось в трубке.

– Занят. Джон Смит мертв.

– Ты уверен?

– Я его и убил.

– Ой!

Голос Натали прозвучал странно. Почему? Она всегда осуждала насилие, но принимала то, чем он занимается. А после того как они вместе оплакали Бобби, он предполагал услышать в ее голосе если не восторг, то что-нибудь иное, не похожее на тот вялый тон, которым она сказала:

– Замечательно.

– Что случилось?

– Так ты не слышал новости?

– Нет.

– Виджиланты, Новые Сыновья Свободы. Они приближаются к Кольцу Воглера.

Он услышал ее прерывистый вздох.

– И они гонят перед собой детей, – закончила она.

Глава 28

«…трансляция в прямом эфире с одного из дронов Си-эн-эн. Новые Сыновья Свободы приближаются к дальним границам Теслы, столицы Новой Земли Обетованной. С такой высоты трудновато разобрать детали, но если мы возьмем крупный план, то вы увидите маленькие фигуры во главе колонны – фигуры детей. Их около шести сотен. Ввиду напряженных отношений с НЗО мы не имеем точной информации, но наши источники подтвердили, что все эти дети – анормальные, захваченные НСС в ходе их неожиданного нападения на…»

В Ситуационном центре всегда были включены новости, и конференц-зал Лаврового домика в Кэмп-Дэвиде в этом смысле не отличался от Ситуационного центра. Необычным было лишь то, что телевизор работал с включенным звуком, а люди за столом хранили молчание.

«Отрицательный фактор, – подумал Оуэн Лиги. – Президент Соединенных Штатов узнает о том, что происходит в мире, из новостей».

Рядом с трехмерным телевизором располагался более крупный экран, дававший картинку под тем же углом, но гораздо более отчетливо. Трансляция с правительственного спутника с таким высоким разрешением, что можно разглядеть лица. Од на картинка сменяла другую, монтаж откровенного кошмара.

Десятилетняя девочка плакала на ходу, слезы оставляли светлые канавки на ее грязном лице.

Подросток нес в одной руке четырехлетнего ребенка, а в другой – потрепанного плюшевого мишку.

Малыш споткнулся, упал и поспешил подняться. Штаны на нем были разорваны, коленки в крови. Он испуганно оглянулся через плечо.

А за ними длинная, растянувшаяся на километр колонна людей с оружием. Передний ряд держал под прицелом детей.

Лиги в сотый раз проверил свой телефон. Ответа пока так и не поступило.

Комментатор продолжал:

– Давно ходили слухи, что вокруг города Тесла в Новой Земле Обетованной существует защищенный периметр, и мы предполагаем, что эти дети служат своего рода человеческим щитом…

– Хватит, – сказала президент Рамирес, и адъютант сразу выключил звук. – Оуэн, как быстро мы можем вмешаться?

– Госпожа президент, мы не можем вмешаться.

– Мало того что Новые Сыновья сжигали оставленные города, теперь они еще используют детей для разминирования. Я хочу, чтобы армия США…

– Мадам, мы не можем. – Лиги, почувствовав, что зарывается, быстро сменил тон. – Виджиланты находятся всего в восьми километрах от Теслы. Мы просто не сможем за такое короткое время обеспечить там наше сколь-нибудь ощутимое военное присутствие.

– А удары с дронов или тактическая бомбардировка? Хотя бы в качестве предупредительной меры, чтобы их остановить.

– Большинство названных вами средств по вашему приказу, мадам, выведено из строя.

– Так введите их в строй.

– На это потребуется время. И такие действия повлекут за собой серьезные риски. Мы можем вмешаться только с помощью тех технологий, которые поражены вирусом Эпштейна. Проще говоря, все, что технологически сложнее штыка, может быть обращено против нас.

– НЗО не станет это делать – мы ведь приходим им на помощь.

– Откровенно говоря, мадам, я сомневаюсь, что они нам поверят. Я бы на их месте определенно не поверил. Представьте: вы просите человека, который убил семьдесят пять тысяч солдат и взорвал Белый дом, допустить ваше самое смертоносное оружие в его гостиную, чтобы «защитить» его. И потом, – он показал на трехмерный телевизор, – у них и без того есть оборонительные возможности. Кольцо Воглера – не минное поле, а микроволновое устройство. Оно не ослабевает, нанося потери.

– Вы хотите сказать, что, если Новые Сыновья поведут туда детей и те сгорят заживо, оборона НЗО не утратит эффективности?

– Я говорю ужасные вещи, но речь ведь идет не о нашей оборонительной системе и не о нашей армии. Думайте об этом так, словно оно происходит в какой-то далекой стране…

Телефон Лиги завибрировал. Имя не высветилось, но номер он узнал сразу. Да и как было не узнать номер защищенной от радиации сотовой сети, которую он сам и создавал.

– Извините, мадам, я должен ответить, – сказал Лиги.

– Идите. ДАР, ваше мнение…

Лиги легко поднялся и направился к двери. Такой уход являлся нарушением протокола, но он не сомневался: в сложившихся обстоятельствах никто его не остановит. Он двигался быстрым шагом, опустив глаза. Вышел за дверь, миновал агентов Секретной службы, поспешил по коридору наружу.

Зимний Кэмп-Дэвид выглядел сказочно: повсюду зелень хвои, рождественские огни и свежий снежок. Лабиринт дорожек очистили от снега и посыпали солью, но тут было слишком много народа. Лиги сошел с крыльца и направился к рощице.

Он ответил на вызов, чувствуя, как его кожаные туфли утопают в снегу:

– Вы что, с ума сошли, черт побери?

– Мы сделали то, что собирались.

Лиги замер, подумав: «Это не Сэм Миллер». Он проверил номер – все верно. Но голос он уже где-то слышал. Секунда – и Лиги вспомнил: Лук Хаммонд, стройный солдат с глазами убийцы.

– Мы так не договаривались, – сказал Лиги. – Вы не должны брать детей в заложники или использовать их для прорыва Кольца Воглера.

– Мы делаем то, что необходимо.

– Необходимо для чего? Я вам сказал: наша цель вовсе не геноцид.

«Ну почему никто не хочет понимать очевидного?»

Необходимо поддерживать баланс, конфликт полезен, пока ты можешь его контролировать. Политолог Томас Шеллинг[26] указывал на это еще в тысяча девятьсот шестьдесят шестом году, когда писал, что способность причинять вред – бескорыстная, непродуктивная способность уничтожать то, что дорого другим, причинять боль и скорбь – представляет собой разновидность рычагов влияния. Вероятно, самая важная мысль в геополитике, но иногда у Лиги возникало впечатление, что он единственный человек, который понимает, что там написано «причинять вред», а не «ликвидировать».

– Мы не хотим уничтожить НЗО, – сказал в трубку Лиги. – Мы только хотим, чтобы Эпштейн…

– Вы говорите о своих целях. Новые Сыновья Свободы не подчиняются вам. Мы – патриоты и сражаемся за будущее страны.

– Да бросьте. Проснитесь. В грудь себя бить нужно на бейсбольном матче. «Что ж, снова ринемся, друзья, в пролом»[27] не имеет никакого отношения к реальной политике.

Последовала долгая пауза.

– Министр, вы говорите с профессиональным солдатом, у которого сорокалетний опыт проведения специальных операций. Вы понимаете, насколько нелепы ваши слова?

Лиги прислонился к дереву и с такой силой потер глаза, что ему стало больно.

– Я хочу поговорить с генералом Миллером.

– Он занят.

– Прошу вас, дайте мне его.

– Он занят.

Лиги представил себе, что обретает способность протянуть руки по телефонной сети, схватить негодяя за шею и душить, пока глаза у того не полезут на лоб. Вот, значит, как это представляет себе Миллер – порвать с системой, а потом и на телефонные звонки не отвечать.

– Лук. Позвольте называть вас Лук? Мы почти не знаем друг друга, но я тоже был солдатом.

– Я знаю, министр. Целых четыре года.

– А потом десятилетия в разведке, после чего работа министром обороны при трех президентах, – сказал Лиги и перевел дыхание. – Нет нужды говорить, что я уважаю вашу службу. Вы правы, вы – патриоты. Но сейчас патриотизм состоит в том, чтобы остановиться. Вы рискуете развязать гражданскую войну.

– Мы не рискуем. Мы ее объявляем. И мы собираемся победить.

– Сжигая гражданские города? Похищая детей и отправляя их на смерть?

После некоторого молчания трубка ответила:

– Война есть война.

– Лук, послушайте меня. Даже если вы добьетесь своего, вы думаете, кто-нибудь будет вам благодарен? Президент Рамирес уже собирается назвать вас преступниками.

– Пусть называет.

– Хаммонд, – сказал Лиги начальственным голосом, – я приказываю вам остановиться. У нас с вами не диспут. Вы действуете против интересов вашей страны. Вы наносите рану Америке. Может быть, смертельную.

Лук рассмеялся:

– Знаете, в чем проблема с политиками? Они всегда думают, будто могут контролировать то, что контролировать не могут. Джинн не уходит назад в бутылку, что бы ни говорили легенды.

– Черт побери, да послушайте вы меня. Вы доказали то, что хотели. Теперь разверните своих людей. Прошу вас. Умоляю.

Единственным ответом ему было молчание. Холодный ветер дребезжал голыми ветками деревьев и тонким пушком, похожим на прах, ворошил снег. Носки у Лиги промокли, туфли можно было выкинуть.

– Лук?

В ответ молчание.

– Алло?

Оуэн Лиги не сразу понял, что Лук отключился.

Глава 29

Улицы были забиты машинами и грузовиками, большинство из них переполнены, на крышах чемоданы, люди в кузовах пикапов. Купер ехал быстро и дерзко, проносился по парковкам, заезжал на тротуар, игнорировал светофоры. Именно так он водил машину, когда на ней был транспондер, идентифицирующий его как агента ДАР. Сегодня ему это сходило с рук, потому что внедорожник принадлежал службе смотрителей НЗО. В этом противопоставлении чувствовалась некая ирония, но у Купера не было ни времени, ни желания насладиться этим.

Толпа стала еще гуще, когда они приблизились к кварталу Эпштейна, застроенному зеркальными кубами. Жители НЗО чувствовали себя в большей безопасности близ вождя.

– Ты уверена, что хочешь в этом участвовать? – спросил Купер, скосив глаза.

Машина, заскрежетав тормозами, остановилась у двери.

– Я не думаю, что нам будут рады, – сказал он.

– Ты шутишь? – удивленно посмотрела на него Шеннон. – Я же спасла этих ребят. Спланировала и возглавила операцию в академии, взорвала ее к чертовой матери. И ты думаешь, что я позволю кучке гамадрилов сжечь их заживо?

– Согласен.

В просторный вестибюль центрального здания свободно проникали лучи предвечернего зимнего солнца. Одна из стен целиком представляла собой огромный трехмерный экран, и на поле проекции высотой в три этажа они увидели охваченных ужасом людей. Люди стояли в вестибюле, смотрели. Бескровные губы кусали трясущиеся пальцы. Купер, игнорируя дежурного у дверей, направился к незаметному лифту. Охранник, стоявший у лифта, обычно хорошо исполнял свои обязанности, но сейчас его внимание отвлекали события на экране. Шеннон улыбнулась и отступила.

– Эй, – сказал Купер.

– Что? – выпрямился охранник. – Да, сэр?

– Мне нужно немедленно увидеть Эрика Эпштейна.

– Извините, но он сейчас никого не принимает.

– Меня он примет. Ник Купер.

– Я вас знаю, сэр. Но Эпштейн ясно сказал: никого.

– Сынок, извини. Но у нас нет времени на всякие глупости.

Охранник собирался ответить, но Шеннон вытащила пистолет из его кобуры, приставила к его спине и взвела курок.

* * *

Они пристегнули охранника наручниками к перилам и поспешили по коридору, толстый ковер заглушал их шаги. Купер слышал, как работает вентиляция, прохладный воздух охлаждал его потную кожу. Наконец они распахнули дверь в приватный мир Эпштейна. Обстановка здесь изменилась по сравнению с тем, что видел Купер в предыдущие посещения. Горел яркий свет, а вместо созвездия висящих повсюду информационных голограмм была простая векторная анимация, стилизованная капля, пересекающая ряд из трех концентрических колец. Без головокружительного задника помещение казалось дешевым, лишенным всякой таинственности. Кинотеатр с включенным освещением.

В центре стояли три человека, их головы резко повернулись, когда вошел Купер. Первый – загорелый, косматый, с кожей, словно натянутой на скелет. Ссутулившийся Эрик Эпштейн рядом с ним казался бледнее обычного. Он смотрел загнанным взглядом, его пухлая шея обильно потела. Джейкоб в своем обычном костюме за пять тысяч долларов казался взрослым опекуном при двух развитых не по годам ботаниках.

– Купер? Вы что здесь делаете?

– Джон Смит мертв.

– Мы знаем, – сказал Джейкоб. – Мы наблюдали за ходом операции – она транслировалась нательными камерами смотрителей. Хорошая работа. Но если вы нас извините…

Купер показал на анимацию:

– Кольцо Воглера?

Троица переглянулась.

– Купер, мы ценим вашу помощь, – сказал Джейкоб. – Но в данный момент в ваших услугах не нуждаемся. Это внутреннее дело.

– Скажите мне, что вы отключили кольцо.

– Отключили? – вскрикнул третий человек, словно получив пощечину. – Нет, конечно.

– Кто вы?

– Рэндал Воглер.

– Воглер? Тот самый гений, который разработал эту систему?

– Конечно, работала целая команда, но…

– Эрик, что вы делаете?

Эпштейн стрельнул в Купера глазами и тут же отвел взгляд в сторону:

– Защищаю нас. Данные…

– Купер, – сказал Джейкоб, – мы понимаем ваши чувства, но кольцо – единственное, что защищает город от толпы линчевателей.

– Толпы линчевателей, которая гонит перед собой детей, – уточнил Купер. – Это не пешки на доске, а дети, и вы собираетесь их убить.

– Не всех, – сказал Воглер. – Система имеет исключительно оборонительный характер. Я пацифист, сэр.

– Сообщите об этом их родителям, – сказала Шеннон.

– У нас нет выбора, – поморщился Эрик.

– Есть. Вы прямо сейчас и делаете выбор.

– Это мирный город, – сказал Джейкоб. – Здесь живут простые люди, включая тысячи детей. Кроме кольца, их ничто не защищает. Люди, которые идут сюда, бывшие бойцы спецназа, обученные выживать в условиях войны, и вооруженные убийцы. Никто из нас здесь не крутит себе усы. Если мы снимем защиту, те детишки, возможно, и останутся живы. Но сколько людей в Тесле погибнет? Сколько детей?

– Вы, Воглер. – Купер показал на анимацию. – Там три кольца, и виджиланты почти подошли ко второму. Что это означает?

– Система представляет собой энергетическое оружие направленного действия. Оно вырабатывает электромагнитное излучение около двух с половиной гигагерц в зависимости от содержания пыли в воздухе, влажности, воздушных потоков. Первое кольцо расположено на гарантированно безопасном расстоянии. Второе дублирует первое. На этой линии, независимо от условий (мы исходим, конечно, из того, что они не выходят за рамки нормы), воздействие уже будет ощущаться.

– И что же это за воздействие? – спросила Шеннон.

В ее голосе послышалась какая-то подростковая живость, привлекшая внимание Купера. Он посмотрел на нее – она не подмигнула, но он видел, что собиралась, о чем свидетельствовало едва заметное сокращение мышц. Дай-то ей бог – она ими играет.

– Кольцо взбаламучивает электрические диполи вроде воды и жиров, а их движение генерирует тепло.

– Вроде микроволновки?

– Совершенно верно, – улыбнулся ей Воглер.

– Значит… – Она сделала драматическую паузу. – Они сгорят заживо.

– Преимущество системы в том, что у нее есть ряд предупредительных ступеней. Не то что вот человек жив, а через секунду мертв. Фатальное действие имеет место, только если…

– …кто-то с винтовкой заставляет вас войти в зону поражения, – закончил за него Купер.

– В условиях отсутствия идеальных выборов единственное рациональное действие – лучшее из худших, – сказал Эрик.

– Тогда почему вы не смотрите?

– Что?

– Легко говорить о большем добре, когда вы смотрите на цветную каплю, которая пересекает пунктирную линию, – сказал Купер. – Но на самом деле происходит нечто иное.

– Я… я люблю людей. Вы знаете, что люблю. Эти дети…

– Купер, прекратите изображать святого, – резко сказал Джейкоб. – Сколько человек вы убили? Сколько человек вы убили сегодня?

– Сегодня? Двоих. И обоим я смотрел в глаза. – Купер сжимал и разжимал кулаки. – Я не святой, Джейкоб. Далеко не святой. Но если вы решаете, кому жить, а кому умирать, то имейте мужество смотреть на это.

Эрик глубоко вздохнул:

– Компьютер. Квадраты от первого до пятнадцатого, активация, дрон камеры видеонаблюдения, множественная перспектива, виджиланты у Кольца Воглера.

Воздух зашевелился и ожил. То, что только-только было пустым пространством, неожиданно заполнилось людьми, целой толпой, ордой. Купер много раз слышал число – поголовный обсчет Новых Сыновей Свободы, но одно дело – слышать число, а другое – видеть живую массу, толпу, которая вполне могла заполнить стадион средних размеров. В таком масштабе отдельные лица терялись в шагающем целом, а покрытая пылью одежда в сочетании с бородами, грязью и оружием создавала впечатление единого существа, тысяченого-го насекомого из ночного кошмара.

– Так лучше? – холодно прозвучал голос Джейкоба. – Видите, что наступает на нас?

– Дети, Эрик.

– Не надо… – начал говорить Джейкоб.

Но Эрик оборвал его:

– Компьютер, сгруппировать квадраты, крупный план первых рядов.

Голограмма с головокружительной скоростью уплыла, множественная перспектива сменилась, изображение пошло одним потоком.

Судя по новостям, Сыновья захватили около шестисот детей. Незначительное число в сравнении с виджилантами, шествующими в двадцати метрах за ними. Но, собранных вместе, их было едва ли больше учеников школы, которую посещал Тодд. Самым маленьким было четыре или пять лет, старшим – под двадцать. Большинство по возрасту находились посредине между этими двумя крайностями. Одеты для такой погоды они были слишком легко, а их лица искажал страх.

– Эрик, – тихо сказал Джейкоб, – никто этого не хочет. У нас нет выбора. Решение ужасное, мы будем нести за него ответственность до конца дней, но оно правильное.

– Правильное? – переспросил Купер.

Он не мог оторвать глаз от экрана. Шестьсот детей. Его разум хотел перевести картинку в общий план, чтобы не видеть лиц, но он именно поэтому заставил себя сосредоточиться на одном лице. Девочка-подросток шла чуть впереди остальных, склонив голову, волосы закрывали ее лицо. Он сразу же понял, что эта девочка из академии. Если другие рисковали бросать на Сыновей вызывающие взгляды и, возможно, могли сопротивляться, несмотря на боль, то девочка просто шла. Она не склонялась перед ужасом не потому, что была смелее или сильнее, а потому, что всю жизнь прожила в мире ужаса.

– Может быть, ваше решение и позволит вам победить, но оно неправильное.

– Они пересекают вторую линию, – сказала Шеннон.

Купер знал, что она имеет в виду анимацию, но это было видно и на экране. Невидимая волна восприятия прошла по детям. Не ветер, который пытается сорвать одежду или шапку, а рябь боли, исказившая их черты в гримасы со сжатыми зубами. То, что начиналось как странное тепло, стало обжигать, по мере того как они углублялись в область облучения. Несколько детей замедлили шаг. Мужчины за ними подняли винтовки, выкрикивая беззвучные угрозы. Некоторые из Новых Сыновей засмеялись. Один мальчик замер, развернулся, его вызов был очевиден даже без звука, он размахивал руками, качал головой. Темноволосый человек, лет пятидесяти пяти, небрежно приставил приклад винтовки к плечу, прицелился с привычной сноровкой и выстрелил.

Шеннон охнула.

Земля в нескольких сантиметрах от ног ребенка взорвалась фонтанчиком.

Мальчик попятился, его лицо исказила гримаса недоумения. Приятель схватил его за плечо и потащил вперед.

Судя по виду Рэндала Воглера, его вот-вот могло вырвать. Эрик Эпштейн высунул язык, а челюсть его двигалась так, будто он готов его откусить. Джейкоб положил руку на плечо брата и сказал:

– Тебе не обязательно смотреть.

Дети продолжали идти, их лица были напряжены и лоснились.

– Мы спасаем жизни, – произнес Джейкоб пустым голосом. – Вот выбор, который мы должны сделать.

Купер снова повернулся к экрану, его кулаки сжимались и разжимались, сердце колотилось. Он заставил себя смотреть на ту же девочку.

– Выключи кольцо, Эрик. Прошу тебя.

Она продолжала идти ровным шагом, хотя плечи ее сотрясались, грудь дыбилась.

– Эрик.

Она шла сквозь боль, потому что альтернативой была смерть, а она не хотела умирать. Она хотела, чтобы ей еще предоставили шанс пожить.

– Эрик!

Ее пальцы сплетались, костяшки выступали. Лицо розовело, покрывалось пятнами, солнечный ожог возникал у них на глазах. Из глаз девочки текли слезы. Ее кожа пузырилась и натягивалась. На щеках и носу появлялись бесцветные пятна, розовые разводы приобретали сердито-красный цвет, словно кто-то плеснул кислотой на ее кожу. Но она все же продолжала идти…

– Хватит.

Купер подошел к богатейшему человеку мира, ухватил его одной рукой за свитер, развернул к себе, другой отвесил ему пощечину:

– Смотри на нее.

Джейкоб открыл рот, но не успел произнести ни звука – Шеннон приставила пистолет к его затылку.

– Вы собирались привести в действие систему безопасности, – сказала она. – Не советую.

– Смотри на нее, – повторил Купер. – Смотри. Смотри на ее лицо, черт побери!

И Эрик смотрел. Кровь отхлынула от его щек, глаза забегали. Наконец он сказал:

– Компьютер, обесточить Кольцо Воглера.

– Да, Эрик.

Купер повернулся к экрану. Отключение питания возымело немедленное действие. Дети теперь шли так, будто то, что стояло у них на пути, исчезло. Они посматривали друг на друга с облегчением и недоверием, осторожно прикасались к себе, морщились от боли.

Армия варваров у них за спиной начала истошно вопить. Они кричали, вздымали винтовки, стреляли в небеса.

– Боже мой, – сказал Джейкоб. – Что ты наделал?

Купер отпустил Эрика, хлопнул его по плечу. Глубоко вдохнул, выдохнул:

– Знаете, какой урок я выучил за последний год? Правильные поступки не защищают тебя. Но помогают мириться с последствиями.

– Вы впустили в город армию убийц, – сказал Джейкоб. Шеннон убрала пистолет, и Джейкоб рухнул на стул со словами:

– Вы убили нас всех.

– Если я хотел спасти от смерти невинных детей, это еще не означает, что я не собираюсь драться, – сказал Купер.

– Что вы предлагаете? Раздать оружие бухгалтерам и домохозяйкам?

Может быть, Купер испытал облегчение, или это сказался годичный избыток адреналина, или у него возникло понимание, что лучше такого занятия в конце света ничего не придумаешь, но он поймал себя на том, что смеется.

– А знаете, именно это я и предлагаю, – повернулся Купер к Эрику. – Я знаю, как работают ваши мозги, и уверен, что в черте города есть бункеры. Что-то подземное. На всякий случай.

– Да, – сказал Эрик. – Они предназначены для укрытия в случае краткосрочных бомбардировок или погодных катаклизмов. Но не для долгосрочной обороны. Они зависимы от внешнего обеспечения в смысле циркуляции воздуха и снабжения водой. Ограниченные объемы емкостей для отходов жизнедеятельности.

– Отправьте туда стариков и детей. Немедленно. Остальное население разделить на группы и разместить по периметру города. Определите многоэтажные здания с хорошими секторами обстрела. Всех, кто не настолько стар, что не может управиться с винтовкой, или не настолько юн, что отдача переломает ему плечевые кости, расставьте в окнах и дайте им оружие.

Он шагнул в сторону, вплотную подошел к экрану – там все еще шла живая трансляция. Виджиланты распределили детей по всей длине отключенного Кольца Воглера, бойцы держали их на месте, а остальная масса проходила внутрь. Тысячи бойцов. Не монстров – обычных людей, которые потеряли близких или утратили веру, которые оказались настолько подвержены панике, что звериная сущность взяла верх над ними. Погрязшие в страхе, закаленные болью и свободные от всяких уз.

«Нет ничего опаснее».

Шеннон вдруг оказалась рядом с ним. Она не отрывала глаз от экрана, но ее пальцы нашли его.

– От Кольца Воглера до города около восьми километров.

– Уверен, что они окружат Теслу, – кивнул Купер.

– Они шли несколько дней подряд. Им нужно отдохнуть. Они дождутся темноты.

– А что потом? – раздался за их спиной голос Воглера.

– А потом начнется то, чего я пытался избежать, – сказал Купер. – Война.

Глава 30

Натали стояла в кухне и следила за новостями по планшетнику. В одном ухе у нее был наушник, а другое было по-матерински настроено на звуки, которые издавали Тодд и Кейт, смотревшие кино в соседней комнате. Она предложила им двойную порцию попкорна и колы, а они, хоть и удивились, поспешили принять предложение, пока она не передумала.

Забавно, было времечко, когда ее главная забота состояла в том, чтобы максимально ограничить их доступ к телевизору и напичкать их брокколи.

Новости сводились к одному – прямая трансляция с дрона, снимающего виджилантов. Комментатор бесконечно несла пургу: много слов – и ничего конкретного. Существование Кольца Воглера было тайной, известной всем, однако подробности знали лишь немногие, а потому комментатор проявляла осторожность. И только когда страдания детей стали очевидны, она заговорила человеческим языком, голос ее начал срываться, в нем послышался страх.

Натали в буквальном смысле меньше всего хотела увидеть сгорающих заживо детей. Но когда у них стали мучительно дергаться руки, когда жуткие волдыри начали покрывать их лица, она поклялась, что не отвернется от экрана. Будет смотреть до последней секунды, каким бы ужасным ни было зрелище, потому что если уж она не в силах им помочь, то по меньшей мере может оставаться свидетелем.

Но вдруг все кончилось. Та сила, которая воздействовала на детей, исчезла, и дети пребывали в недоумении и страхе, что это пекло вернется. Радость переполнила ее, но продолжалась недолго, потому что бесконечная колонна вооруженных людей за детьми принялась испускать вопли ликования.

Это работа Ника. Уверенность Натали не была ни на чем основана, но оставалась уверенностью и раздувала ее грудь от гордости за любимого мужчину.

Она продолжала смотреть новости, как загипнотизированная, не могла оторвать взгляд от Новых Сыновей, которые подходили все ближе. Море людей стало разделяться на два потока, обтекающих Теслу, охватывающих город, словно клещами. Натали смотрела и слушала бесконечную чушь, которую несла комментатор, и ждала стука в дверь.

Когда стук раздался, она вытащила наушник и подошла к окну. Они все еще жили в дипломатической квартире, где поселились три недели назад. Место было прелестное, но она скучала по дому, и теперь, отодвинув полупрозрачный занавес, почувствовала себя так, будто смотрит из окна отеля. Она никогда не видела такой суеты на улице внизу – электромобили и мини-пикапы двигались бампер к бамперу, между ними шныряли велосипеды, издерганные люди останавливались, чтобы посмотреть трансляцию новостей, проецируемых на стену дома, – тех самых новостей, что смотрела и она.

Внедорожник представлял собой старомодную махину на бензиновом двигателе, мощную и черную. Стекла были затонированы, но Натали разглядела на пассажирском сиденье женщину, смотревшую вверх на ее окно. Несколько мгновений они глядели друг на друга, потом Шеннон приветственно подняла руку, и Натали ответила ей тем же.

Стук повторился, она вернула занавеску на место и открыла дверь бывшему мужу. Такое выражение на его лице она уже видела прежде. Оно никогда не предвещало никаких улучшений. Натали все прочла в его глазах и позвала:

– Входи.

* * *

Тихо ступая, они обошли гостиную, слыша громкие звуки кинофильма. Натали видела, что Нику хочется зайти к детям, сесть между ними на диван, ухватить горсть попкорна, одной рукой обнять Кейт, другой – Тодда. Но они пошли на кухню, где она принялась готовить кофе. В ее действиях было что-то за гранью реальности – отмерить ложкой кофейных зерен, грубо размолоть, высыпать в кофейник, слушая одновременно Ника, который говорил ей то, о чем она уже догадалась. Это он убедил Эрика отключить Кольцо Воглера и тем самым спас жизни шести сотням детей, но остальному городу придется воевать. Он рассказал ей о том, как покончил с Джоном Смитом тремя выстрелами в сердце. Ее муж – бывший муж – убил четырнадцать человек, о которых она знала, и, вероятно, еще больше, о которых она не знала. Если такое либо привлекало, либо отталкивало большинство женщин, то Натали не позволяла этому влиять на их отношения. Она знала: каждое убийство стоит Нику немало душевных сил. Он платил такую цену, потому что считал, что создает лучший мир для своих детей.

– Я не смогу остаться, – сказал он, благодарно кивая, когда она подала ему кофе.

– Знаю.

– Новые Сыновья будут ждать темноты. У нас есть два-три часа, чтобы подготовиться. – Он сделал паузу. – Все то, против чего я боролся, происходит.

– Да.

– Эпштейн сейчас разговаривает с президентом. Может быть, теперь, когда Джон Смит мертв, ему удастся убедить Рамирес и она поможет.

– Если бы правительство хотело остановить Новых Сыновей Свободы, оно бы давно их остановило, – заметила она.

Он отхлебнул кофе и сказал:

– Под комплексом Эрика есть бункер. Ты с детьми будешь там в безопасности.

– Нет.

– Не сомневайся, – заверил он. – Он на глубине двенадцати метров. Двери из литой стали. Эрик построил его, чтобы…

– Я видела бюллетень.

Релиз появился на ее планшетнике несколько секунд спустя после того, как армия виджилантов пересекла Кольцо Воглера. Краткое послание от короля Новой Земли Обетованной известило подданных о том, что враг у ворот.

– «Дети младше четырнадцати лет укрываются в бункере. Остальным приготовиться к отражению атаки», – процитировала Натали.

Ник помолчал, глядя на нее с тем выражением, которое означало, что он пропускает часть диалога между ними, потому что прочел ее намерения. Ее это всегда сводило с ума. Но он ничего не мог с собой поделать, и она понимала и его, и его добрые намерения, но как же нелегко быть женой человека, который всегда знает (или думает, что знает), что у тебя на уме.

– Натали, – вздохнул он.

– Ник.

– Натали, не…

– Ник, не надо.

– Послушай меня. – Он поставил кружку. – Ты должна отвести детей в бункер и остаться там с ними.

– Я их туда отведу.

– Плохо. Эти люди – они не солдаты. Они толпа линчевателей. Они злы и уязвлены и не считают тех, кто живет здесь, людьми. Они способны на все.

– Я знаю.

– Я буду сражаться, используя все свои возможности. Но я не могу драться и одновременно переживать за тебя и детей.

– Я знаю.

– Поэтому ты останешься в бункере.

– Нет.

– Натали…

– Я тебя люблю, – сказала она. – Всегда любила – и когда мои родители противились нашему браку. Я тебя любила и когда ты начал убивать других анормальных для ДАР. Я любила тебя, когда ты работал под прикрытием – искал Джона Смита и оставил меня на полгода, а я каждую секунду опасалась, что кто-нибудь взорвет наш дом. Я любила тебя, когда ты умирал на моих руках. И я всегда буду тебя любить.

– Я тебя тоже люблю. Но…

– Но ты не единственный, кто готов умереть за наших детей. Или убивать за них.

Она видела, какое воздействие оказали ее слова и как трудно ему принять их – слова о готовности умереть, а в особенности – убивать. Она понимала. Ей тоже трудно было принять их.

Натали поймала его взгляд и сказала:

– Я отведу детей в бункер. А потом, как и все другие родители города, займу позицию в окне, возьму винтовку и буду сражаться.

Он открыл рот, но не произнес ни звука.

– Давай объясним детям, – сказала она, – что им не удастся досмотреть кино до конца.

Глава 31

– Мистер Оуэн, сэр?

Все еще шел снежок, мелкий, больше похожий на туман, а не на снег, и ветер гонял снежинки туда-сюда. Оуэн Лиги смотрел в окно своего кабинета в Кэмп-Дэвиде. Прежде здесь была гостевая комната со складным столиком на месте кровати и целой косой проводов, выходящих из него. Он с изумлением смотрел на такое количество проводов. В обычной жизни все имело беспроводную связь, то есть смыслы и послания передавались по воздуху. Здесь служба безопасности воспротивилась этому.

«Это может стать твоей эпитафией: „Служба безопасности воспротивилась этому“».

– Сэр, звонок, которого вы ожидали.

– Вы уверены? – спросил Лиги, глядя в окно.

– Да, сэр.

Он всю жизнь рисковал, а в последние часы риски следовали один за другим. После того как Лук Хаммонд не пожелал с ним разговаривать, Лиги позвонил своей начальнице штаба – она все еще находилась в Вашингтоне – и сказал ей, что ему надо.

– Вы шутите? – Ее голос прозвучал нервно, но и восторженно.

Тут не было никаких сюрпризов. Он просил ее сделать то, что обычно происходило в шпионских фильмах, а кто же не хотел быть тем, кто нажимает на тайные пружины?

– Таково прямое распоряжение президента, – сказал ей Лиги. – Фиксируйте все вызовы из Новой Земли Обетованной в любое государственное учреждение. Кто бы это ни был, что бы ни говорил, вы должны быть в курсе. Когда позвонит он, переадресуйте его ко мне.

– Сэр, это… – Ее голос смолк. – Вы позволите мне спросить, почему это происходит?

– Чтобы иметь возможность отрицать вину, ссылаясь на незнание последствий, – сказал он. – Рамирес нужно прикрытие, и мы его даем.

– Но, сэр…

– Если президент попросит меня взять вину на себя, я сделаю это, высоко подняв голову и держа рот на замке. Того же самого я прошу и от вас. Настало время послужить своей стране.

– Да, сэр. Громадный риск. Но какой у него был выбор? В данный момент ничто не могло помешать Новым Сыновьям сровнять Теслу с землей. Лиги не хотел этого, но события никогда не развивались так, как их планировали. Хитрость состояла в том, чтобы манипулировать обстоятельствами, максимально приближая их к твоей цели, а потом шито-крыто переформулировать цель.

«„Шито-крыто“ – выражение оперативное. Если тебе удается достаточно долго действовать шито-крыто, то никто никогда и не узнает, что именно ты дергал за веревочки».

Лиги отвернулся от окна.

– Спасибо, – сказал он с явным подтекстом «можете идти».

Когда адъютант вышел, Лиги поправил перед зеркалом галстук, глубоко вздохнул, сел и принял видеовызов.

Воздух замерцал и ожил. Эрик Эпштейн сидел, сложив руки на столе перед собой. Рядом с ним находился другой человек – упитанный и бледный, в кенгурушке.

– Сэр? – Голос Эпштейна звучал смущенно. – Я прошу прощения – я воспользовался кодом системы безопасности, чтобы обратиться напрямую к президенту.

– Я знаю, – сказал Лиги. – Она просила меня поговорить с вами.

– Сэр, я вас настоятельно прошу…

– Она просила меня поговорить с вами.

– Понятно.

Эпштейн помолчал, посмотрел на человека рядом с собой.

Распределение ответственности было очевидным.

– Вы, – сказал Лиги, обращаясь к молчавшему. – Я полагаю, вы и есть настоящий Эрик Эпштейн.

– Да. Здравствуйте.

– Рад познакомиться. Мы уже некоторое время знаем, что он, – Лиги показал на хорошо одетого человека, – не вы.

– Мой брат Джейкоб.

Лиги кивнул:

– Чем могу быть вам полезен, джентльмены?

И опять его собеседники переглянулись, после чего Эрик сказал:

– Мы сдаемся.

«Конечно, вы сдаетесь».

Ирония горчила. Он много лет вел свою игру, добиваясь их сдачи. Много лет он и несколько других ясно мыслящих людей делали все необходимое, чтобы настал этот миг. Не уничтожение сверходаренных, а получение контроля над ними. Именно для этого и провели закон о микрочипировании анормальных, именно поэтому ДАР получал денег больше, чем НАСА, из-за этого более тысячи человек погибли на Манхэттене, и Лиги, загримированный, проник в Вайоминг для встречи с гене ралом Миллером. Победа пришла, но с опозданием.

«Теперь выбора не осталось. Только делать хорошую мину при плохой игре».

– Что вы сказали?

– Мы сдаемся. Безоговорочно. Вся Новая Земля Обетованная. Мы откроем все границы. Поделимся технологиями. Войдем в правительство.

– Не поздновато ли вы делаете свое заявление? Вы уничтожили семьдесят пять тысяч солдат. Сровняли с землей Белый дом. Убили нашего президента.

– Самооборона. Армии был отдан приказ атаковать, бомбить наш город…

– Знаю, – сказал Лиги. – Я сам и отдал тот приказ.

Молчание было таким густым, что Лиги практически видел мысли Эпштейна, наблюдал, как тот возвращается взглядом в прошлое. Джейкоб начал было говорить, но его брат чуть скосил глаза, и Джейкоб закрыл рот.

– Сэр, – сказал Эрик, – Новые Сыновья Свободы прошли Кольцо Воглера. Они разделились и окружили Теслу. Замкнули круг.

– Я знаю.

– Стратегический анализ говорит, что для этого есть только одна причина.

– Да.

– Не попытка нанести поражение. Не военная победа. Они собираются нас уничтожить. Убить всех. Простых граждан.

Лиги вспомнил ту минуту менее недели назад, когда он сидел в палатке, полы которой трепал ветер, а напротив него – Сэм Миллер и Лук Хаммонд. Там он заключил с ними сделку. Он гарантирует неучастие армии, а они проникнут в Новую Землю Обетованную. Он ни в коем случае не собирался уничтожать сверходаренных. Да, в НЗО были десятки тысяч анормальных. Но нигде на земле больше не наблюдалось такой их концентрации. Они способствовали укреплению американского суверенитета, продвигали новые технологии быстрее, чем представлялось возможным обычным людям. Он не хотел их уничтожать – только приручить.

«Черт бы подрал Новых Сыновей – они вышли за грань».

Еще одна уродливая ирония. В течение десятилетий американская политика вела дело именно к такому результату. Третьи стороны, созданные и вооруженные для борьбы с монстрами, сами превратились в монстров. Пиночет в Чили. Норьега в Панаме. Бессчетное число полевых командиров в Африке и на Среднем Востоке.

«Такова цена обращения к демонам – они не склонны исполнять приказы».

С другой стороны, пусть уж лучше одни демоны пожирают других.

– Я ничем не могу вам помочь.

– Сэр, прошу вас. – Бледный Эрик смотрел на него бесхитростным взглядом. – В городе тысячи детей.

Лиги, нажав кнопку, отключился, встал и вернулся к окну.

Снежок продолжал падать.

Глава 32

– Кому из вас доводилось стрелять?

У солдата были рост и мускулатура взрослого мужчины, но лицо мальчика. Угри, словно яркие звезды, светились в его редкой бородке. На нем была коричневая форма с эмблемой в виде восходящего солнца. Натали не могла определить его возраст. Кто-то ей говорил, что, хотя средний возраст жителей НЗО составляет двадцать шесть лет, медиана ближе к шестнадцати. Он был старше. Но ненамного.

– Никому?

Мальчик-солдат переводил взгляд с одного на другого из двенадцати взрослых, стоявших перед ним. Они в недоумении пожимали плечами.

– Мне доводилось, – сказала Натали. – С моим мужем. Бывшим.

– Из винтовки?

– Из пистолетов. И дробовика.

Она вспомнила тот день более десяти лет назад, еще до рождения детей. Они поставили палатку близ Гранд-Титона[28], с его яркой зеленью и птичьими трелями. Купер показывал ей, как держать пистолет, как нажимать на спусковой крючок – не давить, а нажимать. Она помнила громкий хлопок и отдачу, примитивную радость, когда ей удалось попасть в комок земли, подброшенный в воздух и рассыпавшийся в прах, когда его поразила пуля.

Потом они занимались любовью под шепот сосен, и ей казалось, что жизнь во всех смыслах прекрасна.

– Разница невелика, – сказал мальчик и вытащил из брезентового мешка у своих ног винтовку, похожую на киношный реквизит, – тусклый металл и скривленные линии. – Это эйч-эс-ди-одиннадцать. Сконструированная и изготовленная здесь. Свободный затвор, переводчик огня, магазин на тридцать патронов. Защелка магазина – здесь, предохранитель – здесь. Винтовка полностью автоматическая при нажатом спусковом крючке, но с боеприпасами проблема, так что стрелять одиночными выстрелами и короткими очередями.

Он протянул винтовку, Натали взяла ее, прислонила к плечу, держа стволом вниз.

– Хорошо, – удивленным голосом сказал он. – Хорошо. Есть семь штук и боеприпасы. Позднее курьеры доставят еще. Вы их научите.

– Что?

– Научите остальных. Только осторожно – убойная сила пули достигает километра.

– Вы не останетесь?

– Нет, мадам.

Он развернулся на каблуках и направился к пикапу.

Несколько секунд Натали смотрела ему вслед. Потом, продолжая держать винтовку стволом вниз, поспешила за ним, взяла его под руку.

– Постойте.

– Мне нужно раздать много винтовок, а времени у меня мало…

– Послушайте, – сказала она, оглядываясь через плечо на остальных.

Это были просто люди. Бледный мужчина в костюме, редкие волосы аккуратно расчесаны. Пухленькая девушка в мешковатом платье, на руках вертлявая собачка. Величественная женщина с сильными скулами, дреды связаны ярким шарфиком.

Натали повернула голову к солдату и сказала:

– Мы все немного испуганы.

– И что?

– То, что сюда идет армия, обученные солдаты, никому из них не нужно говорить, как пользоваться винтовкой. Что мы должны делать?

– То же, что и остальные.

Он посмотрел на нее, и в этот миг она увидела, что и ему тоже страшно. Мальчик, совсем мальчик, и, как все мальчики, он играл в войну, но никогда ее не видел.

– Сражайтесь за свою жизнь.

С этими словами он запрыгнул в открытый кузов пикапа и постучал по борту. Машина отъехала, оставив облачко теплого выхлопа.

Натали несколько мгновений подумывала, не броситься ли ей следом, но повернулась и увидела, что остальные смотрят на нее.

– Итак… – сказала Натали.

* * *

На кухне, когда она разговаривала с Ником, ей все казалось таким понятным. Она говорила, что будет сражаться вместе со всеми. Представляла себя среди солдат, не мальчишек вроде того, что развозит оружие, а воинов. Опытных, спокойных, сильных. Как друзья Ника времен его службы в армии. Она представляла себе, что будет сражаться бок о бок с ними, хотя на самом деле думала – за ними.

Только в бункере она поняла, что эта война будет совершенно другой.

Подземный комплекс представлял собой галерею широких залов с рядами коек. Все помещения соединены друг с другом, в каждое можно попасть по нескольким лестницам. Как в бомбоубежищах, которые она видела в старых фильмах, только светлее, чище, и находились здесь в основном дети. Стены были голые, звуки отдавались эхом. Матери и отцы успокаивали детей, обещали скоро вернуться и напускали на лица храброе выражение, а дети плакали и цеплялись за родителей.

Она так возгордилась Тоддом и Кейт за то, что они держатся. Да что там держатся – они были сильнее, чем она. Сомнения у Натали появились в тот момент, когда они пришли в бункер и она увидела сына, который стоял с напряженным выражением долга, держа руку на плече младшей сестры. Тогда-то Натали почти сломалась. Да ведь другие все равно будут сражаться. Детей нельзя бросать – они слишком маленькие. Она останется, уляжется на одну из этих коек, прижмет к себе детей, защитит их одной своей материнской волей.

– Нет, мама, – сказала Кейт. – Ты должна идти.

Тодд кивнул, выпрямился:

– Ничего с нами не случится.

Они были ее кровинушкой. Она их выносила, вынянчила, все делила между ними поровну, прочла им целую библиотеку книг, а бинтов извела – на сто аптек. У нее была с детьми чуть ли не телепатическая связь. Иногда по ночам Натали просыпалась за секунды до того, как они начинали ее звать. Или слышала эхо их мыслей у себя в голове. Сейчас вот ее десятилетний сын говорил себе, что должен быть мужчиной, защитить сестренку, и ужас этой мысли порождал разные соображения, которые не давали ей спокойно жить вот уже несколько дней.

«Здесь у тебя нет выбора».

Есть только один способ защитить своих детей, и для того чтобы прибегнуть к нему, нужна сила воли, обрести которую можно, только найдя в себе силу уйти сейчас.

Она обняла и расцеловала их, пообещала, что все будет в порядке, заставила себя выйти и дождаться очереди поговорить с одним из усталых людей, выдававших предписания. Молодой человек, посмотрев в планшетник, сказал, в какой фургон садиться. И Натали вместе с пухленькой девушкой, державшей суетливую собачку на руках, и величественной красавицей, чьи волосы были стянуты ярким шарфом, села в фургон.

Весь путь они проехали молча. Большинство в какой-то момент заплакали. Но не Натали. Она вспоминала слова, сказанные ей Ником много лет назад, когда она спросила, боится ли он того, что делает.

«Конечно, – сказал он. – Не боятся только очень глупые люди. Весь фокус в том, что нужно заставить этот страх работать на тебя. Пусть он проясняет твои мысли, улучшает способность планировать, чтобы ты в конечном счете возвращался домой».

И она пыталась сделать то, о чем он говорил. Подготовиться к тому, что она может направить – направит – оружие на человека и нажмет спусковой крючок. Она заставляла себя снова, и снова, и снова воображать это, глядя в окно на то, как город зеркал превращается в поле боя.

Она увидела, как несколько человек прицепили бульдозер к автобусу, перевернули его. Автобус наклонился, завис – и рухнул на бок, перегородив улицу.

Она услышала утробное ворчание бензопилы, с помощью которой спиливали генно-модифицированные деревья, чтобы расчистить сектор обстрела. Увидела барменов, прибивающих столы в проемы дверей. Подростки тащили прожектора. Мотоциклисты развозили боеприпасы.

Ей в ноздри ударил дым – сжигали отдаленные дома, чтобы лишить агрессора укрытия.

Раздавались звуки: отбойных молотков… сирен… ружейного огня.

А когда их фургон стал притормаживать, Натали увидела поле боя – клочок земли, который она будет защищать до последнего дыхания. Комплекс невысоких зданий числом не больше десяти. Корпоративный штаб компании «Магеллан дизайн». На крыше самого высокого из них расположилась сияющая каркасная модель глобуса диаметром в девять метров, по ней медленно кружила пульсирующая световая полоска. «Магеллан» производил дорогую электронику. Натали вспомнила, как Ник пускал слюнки, глядя на трехмерный телевизор «Магеллана» – стильный проектор с таким звуком, от которого у нее сотрясалась грудная клетка. Они его, конечно, не купили (он стоил месячное жалованье Ника), а теперь она жалела об этом. Жалела, что они проявили такую практичность. Нужно было привезти этот телик домой и весь день смотреть кино, а потом заниматься любовью на полу перед экраном.

Как давно это было – в потерянном мире.

* * *

Человека с редеющими волосами звали Курт. Он предложил потренироваться в стрельбе в подвале.

– А пули не срикошетят?

– Мы будем стоять здесь, – Курт показал на одну сторону, – и стрелять под углом.

– Но…

– Вы всегда так носите волосы – зачесанными назад? – спросил он у Натали.

– Что?

– Учитывая, что величина гравитации постоянна, а гибкость и кудрявость – переменные, я для характеристики вашего хвостика могу написать нелинейное дифференциальное уравнение четвертого порядка.

– Так, – сказала она, – вы анормальный.

– А вы нет?

– Вы сказали, с этой точки? – Натали протянула ему винтовку. – Нет, не боком. Лицом вперед. Одна рука чуть впереди другой. Прижмите приклад к плечу, а щеку – к прикладу. Так. А теперь…

* * *

В пять часов солнце почти касалось горизонта. Холодный янтарный свет отражался от зеркальных стекол, соперничая с бледным сиянием корпоративного логотипа на соседнем здании. Полоска на глобусе медленно пульсировала, двигаясь, как предположила Натали, по маршруту Фердинанда Магеллана вокруг Земли. Каждый раз, когда его «корабль»

оказывался в Тихом океане, весь мир начинал мерцать фиолетовым светом.

Натали видела десятки защитников на других зданиях. Как и в случае с их командой, окна там были выбиты, перед ними навалены столы и стулья для защиты от пуль. В одном из соседних зданий красивый мужчина лет пятидесяти пяти делал то же, что и она, и на мгновение их глаза встретились. Он улыбнулся и поднял кулак. Она ответила ему таким же приветствием.

Комплекс находился почти на окраине города, а невысокие здания, расположенные еще дальше, все были одноэтажными. Станция зарядки. Ресторан. Пустая парковка у последней остановки возле легкой железной дороги. Сюда тащили на буксирах автомобили и сооружали из них баррикады рваного металла и стекла.

Вдали, вне пределов досягаемости ее винтовки, двигался враг. Многотысячная армия. С такого расстояния было не разглядеть детали, а от этого противник казался еще более угрожающим. Толпа представлялась единым бесформенным существом, растянувшимся насколько хватало глаз. Аморфное безжалостное животное, ждущее только наступления темноты. Натали почувствовала спазм в животе, дрожь в руках.

«Используй страх».

Она представила себе, что бы сделал Ник, находясь здесь. Спланировал бы свою реакцию на момент начала атаки? Не высовываться. Тщательно прицелиться. Не расходовать впустую патроны. Она потренировалась – несколько раз снимала магазин с винтовки, брала другой, лежавший у ее ног, и ставила его на место. Она присела, подняла винтовку, прицелилась в край здания аптеки, представила, что из-за угла выходит человек. Выровняла дыхание и в паузе между вдохом и выдохом вообразила, как без рывков нажимает на спусковой крючок.

– Ну, девушка, у вас и видок – зверский.

Натали повернулась:

– А, Джолин.

– Принесла еды. Бутылки с зажигательной смесью. И это. – Она подняла ведерко.

– А это зачем?

– Ночь предстоит долгая. Вряд ли у нас будет время сбегать в туалет.

– Замечательно.

Небо темнело, тени сгущались.

– Эй, послушайте, вам бы лучше снять ее, – посоветовала Натали, показывая на яркий шарф.

– Да? Почему?

– Бросается в глаза.

Джолин добродушно рассмеялась хрипловатым смехом и, снимая шарф, спросила:

– Откуда вы все это знаете?

– От мужа. Бывшего. Он работает… работал агентом в ДАР.

– В ДАР? Что же тогда вы делаете здесь?

– Долгая история.

Натали поставила винтовку в угол и взяла сэндвич, принесенный Джолин. Такие продают на заправках – несвежий, завернутый в пищевую пленку и с фиолетовым отливом. Аппетита он не вызывал.

– Он кого-нибудь убивал? Ваш бывший?

– Да.

– Думаете, и вы сможете?

Натали помедлила с ответом.

– Не знаю. Я весь день пыталась представить это. Но одно дело – воображение, а другое – реальность.

– А я перестреляла тысячи людей. Может быть, десятки тысяч. – Джолин тяжело села и улыбнулась. – Много играю в видеоигры. Не думаю, что это поможет. У вас здесь есть семья?

– Мои дети. Ник. А у вас?

– Племянница. Мать оставила ее, когда ей было три года, и так и не вернулась. Кейли сейчас девять, и она знает одиннадцать языков. Она говорит, что видит слова как цвета, а потому не имеет значения, на каком языке речь. Она просто использует цвета. Здорово, правда?

– Да, – ответила Натали. – Действительно здорово.

– И за это вон те хотят ее убить. – В голосе у Джолин неожиданно зазвучал металл. – Да, я знаю, все не так просто. Они тоже потеряли близких, они испуганы, скорбят. Но знаете что? На самом деле все именно просто. Вы меня понимаете?

Натали откусила сэндвич. Булка зачерствела, мясо напоминало резину, салат – салфетку. Ничего вкуснее она в жизни не ела. Она подумала о Тодде, обнимающем за плечи сестренку, о не по возрасту мудрых глазах Кейт.

«Не имеет значения то, что ты будешь целиться в людей. Не имеет значения, что у них есть мысли и чувства, родители и дети.

И не имеет значения, что случится с тобой. Никакого.

Есть только две вещи, которые имеют значение».

– Да, – ответила она, – я вас понимаю.

Глава 33

Хок изо всех сил сдерживал слезы.

Неужели еще сегодня он сидел в своей комнате с Джоном Смитом и они разговаривали, как задушевные друзья? В конце случилось идеальное мгновение, когда Джон положил руку ему на плечо и Хок на секунду забыл о том, что он всего лишь мальчишка, у которого убили мать. Он почувствовал себя солдатом, революционером. Каким всегда хотел быть. Сильным, решительным, влиятельным.

А потом – группа захвата, стрельба, крики. Потом он полз по бесконечному туннелю. Женщина с винтовкой. У него перехватило горло, а по ногам заструилось тепло, омочило его джинсы и носки. Он столько лет мечтал о действии, был настороже, а в момент настоящей опасности обоссался и убежал.

«Джон сказал тебе, чтобы ты убежал. Он хотел, чтобы ты убежал».

В этом он находил хоть какое-то утешение. Сначала они убили его маму. Теперь – Джона. Он ненавидел их, ах как он их ненавидел! И вот теперь он бежал по туннелю, опустив голову, чтобы не удариться о трубы, не задеть провода наверху. Джинсы были влажные и холодные, а та часть внутри его, что все еще оставалась маленьким мальчиком, хотела разрыдаться, но не могла – он не позволял.

Когда его ноги и легкие обессилели, он остановился. Согнулся пополам, уперев руки в колени, и стал хватать ртом воздух, чувствуя привкус рвоты, подступающей к горлу.

«Нужно думать, – говорил он себе, – нужно начать действовать как мужчина».

Первым делом он должен выбраться из туннелей. От запаха пыли, бледного света и гудения кабелей ему становилось нехорошо. Он перешел на шаг и метров через пятьсот обнаружил еще одну лестницу. Поднявшись по ней, оказался в служебном домике, похожем на тот, в который они вышли вместе с Джоном, – тесное пространство, заполненное инструментами и запчастями. Окон здесь не было, и узнать, где он находится, Хок мог, только открыв дверь и выйдя наружу.

В мокрых джинсах и футболке становилось прохладно. Он обхватил себя руками, моргнул в лучах заходящего солнца. После подземного полумрака глаза заслезились. Он услышал автомобильные гудки и крики, увидел колонну машин, ползущих на восток. Тротуары, заполненные людьми с чемоданами в руках, с детьми на плечах.

Хок хотел спросить, что происходит, но не мог решить, к кому из них обратиться, – все, казалось, сильно спешили. К тому же он помнил о своих мокрых джинсах. Лучше уж сообразить самому.

Он не знал точно, где находится, – где-то на окраине города. Все люди шли в направлении, противоположном тому, куда хотел идти он. Он хотел выбраться из Теслы, а не припереться в ее центр.

Хок пошел, протискиваясь между людей, бормоча извинения и никому не глядя в глаза. Впереди виднелся крупный перекресток. Когда они только приехали сюда, мама заставила его запомнить все главные улицы Теслы. Она сказала, что первое правило революционера – знание местности. Если большинство вещей, которым она учила его, доставляли ему удовольствие, то это скорее напоминало школьное домашнее задание. Ему и в голову не приходило, что когда-нибудь такие знания понадобятся ему.

Дойдя до перекрестка, Хок утвердился в том, что уже и так знал: он находится на западной окраине Теслы, с ее низкими разбросанными зданиями. Задумавшись, он остановился на углу. Ни бумажника, ни денег у него при себе не было. Может, ему удастся сесть в автобус или легкий поезд? Такое он нередко видел по телевизору, но в реальной жизни это вряд ли было возможно. Что, если ему украсть велосипед? Вайоминг – большой штат.

Наконец он вспомнил место, где они с матерью обосновались, когда приехали сюда. Конспиративный дом на северозападной окраине города. Они оставались там недели две, скучали до безумия. Но в один прекрасный день мама сказала: «Ну его к черту, нужно подышать свежим воздухом». Бродить по городу было слишком рискованно, но в гараже стоял джип. Они загрузили в него еду и выехали в пустыню. Какой это был радостный день, полный громкой музыки и езды по бездорожью! Она даже пустила его за руль. Тогда все казалось приключением, забавой.

От того дома его отделяла всего пара километров. Зеленое одноэтажное здание с гаражом. Хок постучал в дверь, но ему никто не ответил. Во всех соседних домах тоже стояла темнота, и на улицах он никого не видел. Он обошел дом, подумал: «Ну и черт с ним» – и швырнул брусчатку в стеклянную заднюю дверь.

Внутри все оставалось таким, как он запомнил: тот же уродливый ковер, старый трехмерный телевизор. Хок щелкнул выключателем – свет был, но мальчишка решил, что лучше оставаться в темноте. В холодильнике он ничего не нашел, но в шкафу оказалась банка с консервированными бобами. Он ел из банки, обходя дом, проверяя кладовки и шкафы, – не найдется ли там для него одежды. Ему не повезло. Максимум, что ему удалось сделать, – это промокнуть описанные штаны влажным полотенцем.

Джип по-прежнему стоял в гараже. Покрытый слоем грязи, лежавшей и под колесами. Возможно, после той их с мамой поездки им никто не пользовался. Бензобак, к счастью, полон, но ключей в замке зажигания нет.

Хок вернулся в дом. В конспиративном доме обязательно должны быть ключи от машины, думал он. Крючков у двери он не увидел, а потому прошел в кухню и стал открывать ящики. В одном из них обнаружился белый конверт с толстой пачкой потрепанных двадцатидолларовых купюр. Он сунул конверт в карман и продолжил поиски. Опа – колечко с тремя ключами, на одном из них – логотип джипа. Хоку едва перевалило за четырнадцать, и после того дня он ни разу не сидел за рулем, но он решил, что как-нибудь справится. К тому же улицы здесь были пусты…

За окнами кухни Хок увидел шествие.

И замер, радуясь тому, что не включил свет.

Это не шествие.

Это армия.

На них не было формы, но пыль на одежде и грязь на лицах делали всех их одинаковыми. Они были вооружены. В основном винтовками и дробовиками, но некоторые щеголяли кое чем и потяжелее – Хок узнал эти штуки по видеоиграм. Людей было очень много – настоящий поток, словно после бейсбольного матча, только толпа за окном шла молча, с ожесточенными лицами. Не далее чем в пятнадцати метрах от него.

Один из них оглянулся – длинноволосое пугало со штурмовой винтовкой и огромным охотничьим ножом на бедре. Человек смотрел прямо на него, и Хок почувствовал, что его сердце готово выпрыгнуть из груди. Его охватил такой приступ страха, что он снова описался. Ему хотелось бежать, но он не мог пошевелиться, стоял как вкопанный у кухонного стола с ключами в руке. Мгновение – и парень отвел глаза, продолжил движение. Свет в доме не горел, и окна превратились в зеркала. Значит, человек не мог увидеть Хока, который теперь медленно опустился на колени.

Люди шли и шли. Сотни. Тысячи. Небо за ними начинало краснеть, и Хок вдруг вспомнил кое-что из романа в картинках.

Армия демонов, марширующая из ада.

Глава 34

– Да, мы знаем, они все еще за оборонительным сооружением периметра…

– Прожектора. Конечно, они просто расстреляют их. Вот почему…

– У нас людей больше, чем оружия. И не хватает патронов, поэтому нужна команда курьеров, чтобы доставлять…

– У них нет машин. Лошади.

Комната представляла собой нечто среднее между залом заседаний и амфитеатром и была заполнена людьми, разговаривающими по телефонам, смотрящими на терминалы, где все время менялась информация. До недавнего времени здесь проходили корпоративные собрания и презентации новых продуктов, а табличка на двери с названием «оперативный пункт» вызвала у Купера очередную вспышку иронии, от которой он уже стал уставать. Остроумный штрих, который был бы более уместен на запуске какого-нибудь технического проекта, каковым, по представлению Купера, и была НЗО.

– Откуда я знаю, когда они будут атаковать? В промежутке между моментом, когда яркий шарик закатится за горизонт и появится с другой стороны…

– Прогноз потерь на мониторах…

– Нет, лошади…

Купер представил, как он пробирается по залу, с трудом протискивается к Джейкобу, предлагает помощь. Такая перспектива со всех сторон не устраивала его. Тут и без него хватало советчиков, и хотя в принципе его тактический опыт мог бы оказаться полезным, он не был встроен в бюрократическую машину НЗО, а потому от его предложений было бы мало пользы.

Он посмотрел на Шеннон. Одной рукой она поддерживала свой локоть, другой – подбородок, кончик большого пальца прикусила губами. Забавно: он видел ее обнаженное тело, видел, как она убивает, видел, как становится незаметной, но не мог вспомнить, чтобы она просто где-то стояла. Ему это показалось до странности интимным.

Она почувствовала на себе его взгляд – благодаря своему дару, подумал Купер, – и повернула голову.

– Уйдем отсюда, – сказал он.

* * *

Место выбрала она.

Когда Эрик активировал вирус Протей, первыми жертвами стали три современнейших истребителя, атаковавших Теслу. Две «Виверны» столкнулись в воздухе, их обломки упали на землю. Пилот третьего самолета катапультировался, а его «птичка» перевернулась и врезалась в боковину центрального здания, пробив в нем дыру высотой в четыре этажа и длиной под сорок метров. Топливо истребителя вспыхнуло, начался пожар, в котором успела сгореть почти вся мебель, прежде чем включилась система подавления огня. Тела погибших извлекли из здания, а дыру заделали пластиковыми панелями, которые прогибались и хлопали на ветру. Но дальше этого ремонт не продвинулся.

Они посмотрели друг на друга, потом на обгорелое помещение, почерневшие останки столов и стульев. Среди пепла и сажи посверкивало солнцезащитное стекло. Шеннон осторожно перешагнула через груду мусора, наклонилась за металлической рамкой для фотографии. Стекло потрескалось, фотография сгорела.

– Ты себе можешь представить – сидишь за столом, работаешь, а тут тебе в окно влетает самолет?

– С трудом.

– Да, – сказала она, окинув его взглядом, расшифровать который было нелегко. – И я тоже с трудом.

Купер, осторожно ступая, прошел по уничтоженному этажу. Запах сгоревшего пластика до сих пор висел в воздухе. Прозрачные панели сводили наружный мир к расплывчатым формам, подсвеченным заходящим солнцем.

– В трех километрах отсюда армия ждет наступления темноты, – покачал он головой. – Как мы дошли до жизни такой?

– Постепенно, я думаю. – Голос Шеннон звучал тихо. – По одной лжи зараз.

– Ты с твоим извечным стремлением к истине, – сказал Купер. – С тех самых пор, как мы с тобой впервые говорили в том дешевом отеле после знакомства на железнодорожной платформе, я проявлял экстремальный героизм, спасая твою жизнь…

– Забавно, я помню об этом иначе.

– И ты тогда сказала что-то вроде: «Может быть, войны и не будет, если люди перестанут приходить в телестудии и говорить, что она идет». – Он покачал головой. – И вот мы приплыли.

– Да. Приплыли.

Она бросила рамку. Оставшееся стекло звякнуло.

Издалека донеслись звуки выстрелов, устойчивые и неторопливые. Купер, вздохнув, потер лицо.

– Мои дети сейчас в бункере. Они, наверное, испуганы.

Шеннон вдруг оказалась рядом с ним, прикоснулась к его руке.

– Слушай, – сказала она, – мы уже спасали их прежде. Спасем и теперь.

Ответить он не успел – завибрировал телефон.

– Это Итан, – сообщил Купер, взглянув на дисплей.

Она выпрямилась:

– Ты должен поговорить с ним.

Купер кивнул, нажал клавишу:

– Док, привет, вы на громкой.

– Я… но…

– Здесь только я и Шеннон. Вы нашли пропавшие баллоны?

– Что? Нет. Я их не искал.

– Док, послушайте, мне нужно, чтобы вы сосредоточились…

– Ведь это вы детектив, а не я, – сказал Итан. – Вы хотите, чтобы я что делал? Ходил от одной двери к другой? Я работал в области вирусной эпидемиологии. Он же просто сукин сын, настоящий монстр. Модификация вируса гриппа, распространяемого капельным путем, долгоживущего, но с базовым числом репродукции больше двадцати. Это значит, что каждый заболевший распространяет болезнь еще среди двадцати. А поскольку надежной вакцины против гриппа не существует, если такой вирус попадет в мир, то переболеют практически все.

– И насколько он опасен, этот грипп? – поморщился Купер.

– Он не опасен. В основном сопли. Но проблема не в гриппе. Я анализировал записи исследователей, образцы крови и тканей, пытался понять, отчего умер Эйб. – Голос Итана перехватило. – Купер, виновата сыворотка. Плоды нашей работы. Превращение в сверходаренного убило его.

– Не понимаю…

– Эйб исчез до проведения нами надлежащих испытаний. А потом привил себе вакцину, что было безумием, подобные вещи просто так не делаются. Но он просто впал в паранойю, был настолько уверен в своей правоте… ну, вы сами видели, какой эффективной оказалась сыворотка.

– И это его убило?

– Не сама сыворотка, а реакция на нее мозга. – Итан перевел дыхание. – Вы ведь одаренный первого уровня? Как Шеннон, Эпштейн и этот говнюк Сорен. Но у вас дар от рождения. Он был частью вашего детства. А теперь представьте, что вы вдруг стали видеть мир глазами Шеннон. Или глазами Эпштейна. Или глазами Сорена. И всё за два дня.

– Это было бы непросто, но…

– Нет, не непросто, – сказал Итан. – Это было бы потрясение.

Он помолчал и продолжил:

– Хорошо. Вот смотрите. Представьте, что вы родились под землей. Вы там росли, мир воспринимали по прикосновению, звуку, запаху. Совершенно не знали о зрении. И так вы прожили шестьдесят лет. А потом случился обвал породы и на вас хлынул свет. Вы понятия не имеете, что произошло. Я имею в виду буквально – вашему мозгу пришлось бы разрабатывать нейронные связи для восприятия зрительной информации. У вас бы не было представления ни о масштабе, ни о движении, ни даже о цвете. Вы не могли знать, какая форма перед вами: то ли ваша жена, то ли валун, который грозит вас раздавить.

– Я вас понял, но…

– А теперь вообразите, – сказал Итан, – что у вас нет представления не только о зрительном восприятии, но и о звуковом, осязательном, вкусовом. И все они вдруг обрушиваются на вас. Да вы только подумайте: Сорен лишь одно из времен воспринимает не так, как остальные.

Купер, застыв в изумлении, уточнил:

– Иными словами, вы хотите сказать, что это может привести к смерти?

– Я говорю, что Эйб выцарапал себе глаза, чтобы не видеть, скребся пальцами о стенки клетки, пока не стер кожу до кости. А это был человек, наделенный первостатейным интеллектом. Он прекрасно понимал, что с ним происходит. Человеческому мозгу не по силам такие изменения. Для этого не хватает его нейронной гибкости, если мы получаем дар в совершенно зрелом возрасте.

– И что это за возраст?

– Лобная доля окончательно формируется годам к двадцати пяти, – сказал Итан и после небольшой паузы продолжил: – Но знаете что? Никаких проблем не возникнет у детишек, тинейджеры перенесут такие изменения без особых затруднений, люди старше двадцати, вероятно, справятся. Но все, кто старше… Я не знаю. Я предполагаю, что процент выживания составит единицы. Но и эти единицы будут испытывать смятение, страх, бредовое состояние, неконтролируемую ярость, стремление к убийству…

– И это самые эффективные из всех одаренных на земле, – сказала Шеннон. – Ужас.

Порыв ветра сотряс пластиковые панели. Мир за панелями тонул в сумерках. В декабре в Вайоминге солнце заходит быстро, и пока они говорили, темнота успела значительно сгуститься.

– Вы должны остановить это, – сказал Итан. – Как угодно. Прошу вас. Моя дочь…

Купер отключился. Подумал – не швырнуть ли трубку к чертям о стену.

– Он прав, – кивнула Шеннон. – Мы должны это остановить.

– Я знаю.

– Мы занимались другими делами. Виджиланты, спасение детей, подготовка к войне. И просмотрели самое главное.

– Фирменный почерк Джона Смита.

Купер снова испытал то самое чувство сродни щекотке.

Он знал, что так дает о себе знать его дар, когда с бешеной скоростью начинает определять закономерности, приближая его к ответу.

– Это не случайность, – сказал он, – не сбой во времени. Смит заранее спланировал так, чтобы все, что происходит, про изошло одновременно.

– Милый, у тебя паранойя, – сказала Шеннон.

– Да нет. Он сам нам сказал – ты помнишь? «Убить меня еще не значит победить». Я всю жизнь преследовал Смита. – Купер покачал головой. – Должен был догадаться, что все не так просто. Пусть он и мертв, но все еще пытается победить.

– Но как он мог предвидеть наступление Сыновей?

– Он и не предвидел.

Цепочка связей становилась все яснее. Купер чувствовал, как истина ускользает от него, словно мячик в плавательном бассейне.

«Схватишь посильнее – только оттолкнешь его. Следуй логике, пусть тебя унесут потоки».

– Он не предвидел, – повторил Купер. – Он его спровоцировал.

– Это смешно. Убийства, взрывы, создание подполья, биржа, «Дети Дарвина». Ты хочешь сказать, что все планировалось так, чтобы атака на НЗО случилась в наиболее выгодный момент, когда наше внимание занято другим?

– Не то чтобы именно наше. Но да, таково было его намерение.

Шеннон начала возражать, но он видел, что она уже взвешивает его аргументы, переоценивает их в свете последних сведений.

– Когда я видела Джона в последний раз – я не имею в виду сегодня, – я обвинила его в развязывании войны. И он мне сказал, что я права, что мир обычных людей начнет атаковать и таким образом обречет себя на гибель. Он сказал, что его не волнует, сколько крови прольется, если кровь будет их, а не наша.

– Что точно отвечает свойствам его вируса, – подхватил Купер. – Он поражает только обычных людей. Убивает всех старше двадцати пяти, а это означает практически всю силовую структуру. Останутся только сверходаренные.

– Изящно, – сказала Шеннон, – но слишком уж сложно. Существует множество защитных мер от биологической атаки.

– Да, – кивнул Купер, перед ним открылось еще одно проявление закономерности. – Но не забывай: это всего лишь грипп. Грипп каждый год поражает миллионы, и никто не впадает в панику. В основном он протекает в мягких формах. И только сыворотка Итана делает его опасным, но никто об этом и не думает. Черт, никто даже не подозревает о ее существовании. Кроме того, защитные меры могут быть приняты лишь в упорядоченном мире. А у нас сменился третий президент за год, на Манхэттене линчуют людей, идет гражданская война. Правительство уже разыграло карантинную карту с «Детьми Дарвина» – результат ужасный. Кажется, в Кливленде все еще бушуют пожары. И все дирижируется или по меньшей мере провоцируется Джоном Смитом. Я уж не говорю о сегодняшней атаке… – Он замер. – О черт, сегодняшняя атака!

Она задумалась на мгновение. И когда поняла, кровь отхлынула от ее лица.

– ЦКЗ в Атланте, – сказала Шеннон. – Если и было какое место, оснащенное для борьбы с гриппом, так это Центр по контролю заболеваний, поэтому Смит его и сжег. Центр был его настоящей целью. А все остальное – дым для прикрытия.

– Даже взрыв ДАР, который убил моих лучших друзей и еще около тысячи человек.

– Все, что мы делали в последние годы, все, к чему якобы стремился он, – это равенство. А на самом деле Джон лишь сталкивал мир во мрак, где тот не сможет защитить себя. – Шеннон помолчала. – И все равно. Если он выпустит свой вирус в одном-двух городах, если даже погибнут миллионы, дальше он не распространится. Не сможет быстро распространиться.

Вот оно. Неожиданно весь замысел стал ясен Куперу. Словно сбросили занавес.

«Идеальная кристаллическая ясность, которой, видимо, владел Джон Смит.

Всё в подробностях. Годы работы в направлении самой сложной расстановки костяшек домино в истории.

Ужасающая, безжалостная дисциплина».

– Вирус будет выпущен не в каком-нибудь городе, – произнес он.

Шеннон уставилась на него. Он дал ей время подумать, хотел, чтобы она подтвердила его логические вычисления.

Наконец она сказала:

– Ты думаешь, вирус будет распылен здесь? Против Новых Сыновей? Потому что они все обычные, все уязвимые. Но он не мог знать, что они победят.

– Не имеет значения, кто победит. Если виджиланты сожгут Теслу, война будет закончена. Они вернутся домой в разные уголки страны, как и беженцы из Теслы. А многие из них обычные люди. Если же виджиланты потерпят поражение…

– Случится то же самое, – сказала она. – Тысячи выживших побегут домой. Боже мой! Джон спровоцировал нынешнюю атаку – войну – ради того, чтобы распространить вирус по всей стране.

– По всему миру, – поправил ее Купер. – Может быть, не в полной мере, но все же если вирус так заразен, как говорит Итан, то сколько человек умрет? Сотни миллионов? Миллиарды?

– Мы должны связаться с президентом.

– И что мы ей скажем? – пожал плечами Купер. – Нет, ты представь, мы каким-то образом убедим ее, и она пришлет морскую пехоту, то есть еще больше обычных людей, больше возможностей распространения. Единственный способ остановить это – не допустить выброса вируса.

– Как? Мы понятия не имеем, где он спрятал свои баллоны. А виджиланты в любую минуту могут начать атаку.

– Не знаю, – сказал он, беря ее за руку, – но должны сообразить. И быстро.

– Ник, это не моя специализация.

– Теперь твоя. Всех нас. Нравится это кому-то или нет.

Она отстранилась от него, уязвленная, пнула почерневший стол. Ножки подкосились – стол упал, подняв облако пепла.

– Ну хорошо, – сказала она, заскрежетав зубами. – Если он собирается заразить Новых Сыновей, то баллоны должны быть где-то здесь, в Тесле.

– Кроме того, Смит мертв. А опасность ничуть не убавилась.

– Да уж, – сказала она, – правильно. Значит, нам нужно искать что-то такое, что будет действовать без его участия. Что-то такое, на что он мог положиться.

– Не что-то, – поправил ее Купер. – Смит не стал бы составлять такой сложный план, полагаясь на таймер. Тут должен быть задействован человек. Кто-то, на кого он мог положиться даже после смерти. Его последняя надежда.

– Кто-то, кто сделает это. Кого не волнует катастрофа, которая последует, смерть миллионов или миллиардов.

– Ты знаешь этих людей лучше, чем я, – сказал Купер. – Кто бы это мог быть?

– Господи боже, не знаю. Сорен, но он…

Они несколько секунд смотрели друг на друга.

Купер сломя голову пустился к лестнице, Шеннон бросилась за ним, ее шаги были легче, но она не отставала от него. Он преодолевал пролеты одним прыжком, спускаясь все ниже, его рука скользила по перилам, а приземления отдавались болью в коленях и щиколотках, голова кружилась, сердце стучало, как молот, а душа молилась: «Пожалуйста, пожалуйста, хоть капельку удачи, ведь я прошу такую малость».

Они добрались до второго подвала, распахнули дверь.

Увидели распростертое на полу тело.

Еще одно в коридоре.

В пультовой комнате тюрьмы сидел программист Рикард, который недавно изображал виртуального палача. Свет с потолка отражался в луже его крови, как луна в пруду. Из его вспоротого горла торчал язык.

Камера Сорена была пуста.

Глава 35

Лук Хаммонд похлопал по ракетнице, посмотрел на позаимствованные часы.

17:57

Часы были механические, электромагнитные импульсы на них не влияли. Час назад он сверил их с десятком других часов. С десятком людей, оснащенных ракетницами, и теперь все они тоже следили за убегающими секундами.

Последние два дня были нелегкими, но он не чувствовал усталости. Вернее, изнеможение воспринималось им так, словно оно принадлежит кому-то другому. Частично это объяснялось, как он думал, его опытом (он стал солдатом еще мальчишкой, и война выковала из него человека, война и отцовство), а частично – справедливостью цели. Он, поглядывая на других, и в них отмечал то же самое. По тому, как они ели холодный консервированный суп, как снова и снова проверяли оружие, как сбивались в небольшие группки и отпускали сальные шутки.

Они были готовы. Пусть они начинали всего лишь как многотысячный сброд душевно раненных людей, потерявших то, что невозможно возместить, но за прошедшую неделю они стали если не вполне армией, то по меньшей мере командой. Их объединяла утрата, боль и цель.

Солнце село полчаса назад, и темнота опустилась, как упавшее одеяло. В холодном воздухе пахло огнем. Когда Новые Сыновья окружали Теслу, они заметили, что анормальные уничтожают собственные строения, чтобы лишить наступающих укрытия. В нескольких местах еще виднелось алое сияние – языки пламени уступили место углям и дыму, поднимающемуся в небеса. Сегодня ночью будет много огня, много дыма. Дым закроет звезды.

17:58

Лук глубоко вдохнул, медленно выдохнул. Тело раскрепостилось и приготовилось. В груди расцветал предвестник грядущей радости. Лук спрашивал себя, знали ли это чувство его дети, и с уверенностью отвечал: да, знали. Джош и Зак тоже были воинами. Какой свирепый вид был у них в форме, как он ими гордился! Он никогда не подталкивал сыновей к военной службе, но они понимали его ценности. Разделяли их с ним.

Подняв бинокль, он оглядел свою армию. Пройдя кольцо, они разделились на две части. Одно крыло повел Миллер, другое – Лук. Крутые парни растянулись по линии горизонта, собравшись в отряды по пятьдесят или сто человек. Одежда на них покрылась коркой грязи, лица обросли бородами, но оружие сияло. Лук спрашивал себя, что почувствовали анормальные, увидев, как армия виджилантов охватывает их, словно клещами. Поняв, что это значит для них.

Если бы здесь предполагался обычный бой, имеющий целью захват города, то их армия нанесла бы удар по нескольким направлениям, оставив противнику возможность для отступления.

«Но мы здесь не для того, чтобы воткнуть флажок в карту на месте города. Мы здесь для того, чтобы вырезать этот город, как раковую опухоль».

Жестокая хирургия, необходимая для сохранения остального тела. Завтра солнце поднимется над страной, которая уже не будет бояться внутренних террористов. Завтра может начаться выздоровление.

А сегодня нужно резать.

17:59

Он посмотрел в бинокль на город, который поднимался невысокими башнями за догорающими зданиями. Главные улицы перегорожены баррикадами из легковушек и грузовичков, перевернутых автобусов и сваленных в кучу шлакобетонных блоков. Множество прожекторов обшаривали, обшаривали, обшаривали пространство. Снайперы первым делом их и уничтожат. Вот одно из преимуществ командования армией, которой только и дай пострелять, – у них поразительная огневая мощь. Патронов для снайперских винтовок у них было маловато, но вполне достаточно, чтобы погасить все прожектора.

«Мы придем в темноте и принесем огонь».

Защитники города использовали территорию к своей выгоде. В окнах большинства зданий он видел мужчин и женщин. Они были боязливые, как кролики. Ударь по ним посильнее, потряси ту самоуверенность, что они на себя напустили, и они бросятся наутек.

После того как Новые Сыновья проникнут в город, здесь должен воцариться хаос, а гражданские не умеют справляться с хаосом.

Лук задержал взгляд на кольце невысоких зданий, их было восемь под сияющим логотипом какой-то корпорации. В центре кольца размещался парк – место, где сотрудники могли расслабиться во время ланча. В день гибели его сыновей тут, наверное, было полно анормальных и они все поднимали головы к небу. Джошуа, наверное, барражировал над городом, когда Эпштейн привел в действие свой вирус, и съемка убийства его сына повторялась тысячу раз. «Виверна» свалилась в крутое пике, словно замерла на мгновение, а потом столкнулась с истребителем ведомого. Два самолета вспыхнули.

Анормальные в парке, видать, аплодировали? Вопили от радости, глядя, как его сын огненным шаром падает с неба?

Лук осмотрел здания, людей, стоящих в окнах. Мужчина лет пятидесяти пяти когда-то приятной наружности. Девушка с собачкой. Черная женщина с королевскими скулами. Хорошенькая брюнетка с волосами, схваченными в хвостик, и винтовкой в руке. На крыше одного из зданий – глобус, логотип корпорации из волокон сверкающего света. Фиолетовая комета описывала неровные круги над глобусом.

Вот туда-то они и нанесут удар. Карабкаться на баррикады – подставлять себя под пули. На улицах они будут уязвимы, открыты для огня с обеих сторон. Лучше нанести лобовой удар. Прорваться через этот комплекс зданий. Убить всех, кто окажется у них на пути. Поджечь все к чертям.

Он посмотрел на часы. Секундная стрелка сместилась на одно, два, три деления. Дернулась и минутная.

18:00

Он опустил бинокль и поднял ракетницу.

Глава 36

Сорена трясло.

Водоворот страшных мыслей.

Саманта с глазом, висящим на зрительном нерве, кожа с половины лица содрана. Саманта кричит сквозь кляп, когда палач снова склоняется над ней…

Его позвал голос, разбудил. Вроде бы похожий на голос Джона, но Сорен не хотел ему подчиняться. Пробуждение означало воспоминание. Воспоминание о том, что они сделали с его любовью, его бледной идеальной возлюбленной, которая хотела только одного: быть желанной.

Но мысль о ней, о том, что с ней сделали, прогнала сон. И вообще, как он смог уснуть? Он хотел вырубиться, когда они мучили ее, хотел умереть, но ни то ни другое не приходило к нему. Так как же он смог уснуть после того, что они с ней сделали прямо в его камере, после того как он видел брызги ее крови, медленно фонтанирующие в воздухе?..

Ни на полу, ни на стенах он не увидел крови.

Смирительная рубашка и цепь тоже исчезли.

На его руках не было синяков. Ногти, до крови врезавшиеся в ладони, не оставили следов.

И в этот момент он понял истину. Его провели. Они ничего не сделали с Самантой. Все это происходило только в его голове, в виртуальном аду, созданном Купером. Чувство облегчения нахлынуло на него, как теплая вода. Саманта жива и здорова. Ее не уничтожили, она не страдала, ее вообще здесь не было. Он видел всего лишь компьютерную программу, конструкт вроде того римского хора. В реальности ничего не случилось…

…кроме его предательства по отношению к Джону.

Тепло превратилось в режущий лед. Он предал своего старейшего друга. Человека, который мальчишкой спас его в Хоксдаунской академии, который принес ему единственное облегчение в жизни, который навещал его, когда не мог никто другой, который помогал ему, когда никто другой не хотел. А Сорен подвел его.

Не подвел. Предал.

Джон невероятным образом снова заговорил в его камере.

«Сорендругмой», – сказал он.

«Приготовьсяосвободиться», – сказал он.

И еще: «Найдимоепослание».

Он поднялся со стальной кушетки. Ни следа его друга. Конечно. Система громкоговорителей, что-то вроде интеркома. Вероятно, Джон внедрился в нее. Кто-то из его хакеров. У движения повсюду имелись кроты, даже в организации Эпштейна.

Сорен потянулся. Пощелкал пальцами. Мгновение спустя дверь его клетки распахнулась сама по себе.

Помещение за его камерой представляло собой восьмигранник с дверями в каждой из граней, множество мониторов. На стуле сидел палач. Рикард в шоке открыл рот и начал подниматься. Медленно. Очень медленно.

Сорен стремительно пересек комнату, нервным рубящим движением нанес удар одной рукой, вернув мучителя на стул.

У горла палача был сладковатый вкус, когда Сорен сомкнул на нем зубы и разорвал.

Кровь хлынула ему на лицо. Он почувствовал губами привкус меди, когда вгрызся в живую плоть Рикарда и принялся рвать ее через проделанную только что рану.

Этого было мало.

Мало палача. Мало охранников снаружи. Ему всех будет мало. Обрушить мир – это только цветочки.

Сорен сидел на скамейке и дрожал. Смотрел на руки – на них спеклась кровь.

– Вам плохо? – спросила оказавшаяся перед ним девочка-подросток с винтовкой.

На плечах у нее висел рюкзак. Ее лицо перекосила гримаса, губы сочувственно искривились. Сорен поднялся, обхватил ее голову руками и свернул ей шею. Тело девочки мгновенно обмякло. Как она хрупка – жизнь. Ее можно забрать почти одним усилием воли.

И только тогда он вспомнил слова Джона: «Найди мое послание».

Он задумался на десять своих секунд. Потом перевернул тело, порылся в рюкзаке. Вода, фонарик, куртка, охотничий нож, планшетник. Да. Он поднял девочку на скамью, ее тело оказалось тяжелым и пахло мочой. Сел рядом с ней, позволил ее голове упасть ему на плечо, ее большим пальцем активировал планшетник.

Послание оказалось в специальном почтовом ящике, открытом много лет назад и ни разу не использовавшемся. Несколько файлов и видео.

На экране появилось лицо Джона.

«Мойдруг. Извинизаклише, ноеслитывидишьэто, значитямертв».

Всхлип родился в груди Сорена. Перед ним мелькнула улыбка Джона в мальчишестве. Его обаяние, его улыбка были оружием, которым он пользовался против врагов. Но для друзей улыбка Джона была истинным и драгоценным даром, и Сорен гордился, когда она предназначалась ему.

На видео его мертвый друг не улыбался.

Он говорил: «Тымояпоследняянадежда. Прочтиэтифайлы».

Он говорил: «Мненужнатвояпомощь. Тыпоможешьмне?»

«Я предал тебя, Джон.

Если ты мертв, то по моей вине.

Я сделаю все, что ты скажешь».

Вдали вспышка света озарила небо. Потом еще одна и еще. Словно фейерверк. Словно душа его друга освободилась наконец и блестящей лентой устремилась в небеса.

И Сорен, сидя на скамье под заляпанным звездами небом рядом с мертвой девочкой, которая, словно любовница, положила голову ему на плечо, прочел последнюю волю друга – друга, которого он убил.

Глава 37

Натали увидела, как вспышка рассекла красным шрамом темное небо и, поднимаясь все выше и выше, сгорела в полете, поглощая себя.

Неожиданно у нее возникла отчаянная потребность помочиться. Что она здесь делает? Она юрист, мать, а не солдат. Она не дралась с тех пор, как Молли Маккормик отобрала у нее печеньку во втором классе и они сцепились, катались по полу, дергая друг дружку за волосы.

Вдали вспыхнула белая звездочка. Секунду или две спустя Натали услышала хлопок. Выстрел. Кто-то стрелял по ним. Вспыхнула еще одна звездочка в том же месте, но на этот раз перед хлопком раздался такой звук, будто кто-то бросил бокал для шампанского о бетонную стену. Мир за окном внезапно потемнел.

«Они расстреливают прожектора».

В сумерках Новые Сыновья Свободы подошли еще ближе к городу. Оценить точно было трудно, но, по прикидке Натали, от ствольных вспышек их отделяло меньше километра. И это пугáло еще по одной причине: она была женой солдата и понимала, что для меткой стрельбы на таком расстоянии нужно соответствующее оружие и мастерство.

Новая вспышка – и погас еще один прожектор. Она поставила винтовку, вытерла руки о джинсы, почувствовала, как ее дыхание участилось, стало поверхностным. Она должна была бы уже привыкнуть к страху. Девчонкой она была отважной без всяких усилий, но, когда стала матерью, в ее жизнь вошел страх, дозвуковой гул, который никогда не смолкал. Вечное беспокойство, что этот кашель – менингит, что падение с лестницы может оказаться роковым. Потом, позднее, беспокойство за Кейт, которая родилась сверходаренной, беспокойство, что дочь заберут, отправят в академию. Беспокойство, что Ник потеряет бдительность и она однажды увидит на крыльце своего дома Бобби Куина с грустными глазами.

Когда Ник стал работать под прикрытием, беспокойство переросло в страх. Шесть месяцев страх преследовал ее каждую минуту, иногда проявляясь как ноющая боль, иногда – как открытая рана. Нет, неверно. Страх не кончился с возвращением Ника. Ее и детей похитили, угрожая убийством. Они видели, как горят города. На ее глазах убийца нанес удар Тодду, а потом было ожидание, длившееся долгие часы, пока шла операция. И еще она обнимала умирающего Ника на полу ресторана.

Она была хорошо знакома со страхом. Но чтобы такое! На этот раз она столкнулась с чем-то иным.

«Почему? Неужели ты так боишься умереть?»

Она так не считала. Не то чтобы она была готова к смерти, просто умереть означало уйти с праздника, и в конечном счете никто этого не избегал. Нет, она боялась не за себя.

За них. За Тодда и Кейт. Она боялась не столько умереть, сколько подвести детей.

Осознание этого вывело ее из ступора. Она заставила себя глубоко вдохнуть раз, другой. Выставила пальцы перед собой, усилием воли прогнала из них дрожь. Несколько секунд – и они подчинились.

Тогда она взяла винтовку, щелкнула предохранителем и посмотрела в окно.

Прожектора гасли один за другим, и с каждым погасшим темнота подкрадывалась все ближе. Наконец остался свет только от сияющего глобуса и от углей сгоревших домов. Постепенно глаза привыкли к темноте, и Натали стала различать какие-то формы.

Некоторые из них двигались.

«Используй страх».

– Джолин.

Женщина сидела в шести метрах от нее у канцелярского шкафа, из-за высоких скул ее глаза казались крупнее, чем на самом деле. Натали показала на логотип, потом сделала круговое движение пальцем, повторяя орбиту фиолетовой полоски. Несколько секунд Джолин смотрела на нее, потом поняла. Кивнула, приставила приклад к плечу, высунула ствол из окна.

Натали вглядывалась в темноту. Она не могла понять, то ли это движется тень, то ли соринка в глазу. Она заставила себя дышать ровно, по системе йоги: вдох через нос, выдох через рот. Ждала, оперев винтовку о шкаф, локтем ощущая холод металла, пальцем мягко касаясь спускового крючка.

Когда звезда вышла на обращенную к ним часть орбиты, фиолетовый свет затопил ее мир, а потом пролился на землю и на людей, крадущихся вдоль здания в десяти метрах от них.

Натали опустила ствол, постаралась совместить линию прицела с ближайшим человеком. Светящиеся точки крутились и прыгали с биением ее сердца и посвистыванием дыхания. Человек двигался пригнувшись, в руках держал винтовку. Она вдохнула и ровно выдохнула.

Нажала на крючок.

Звук выстрела прозвучал громко – словно Бог хлопнул в ладоши. В ушах у нее зазвенело. Световая вспышка ослепила ее.

Но прежде она успела увидеть, что человек упал.

В ответ на улице засверкали вспышки, захлопали выстрелы. Где-то раздался звон стекла. Рикошетом чиркнула пуля. Натали прицелилась во вспышки, нажала спусковой крючок. Еще раз, и еще, и еще.

Глава 38

Посмотрев на планшетник, Шеннон сказала:

– Вижу его.

Купер кивнул, не отрывая глаз от дороги. Не хватало им еще попасть в аварию. Хотя машин на улице было мало, водители не обращали внимания на светофоры и нарушали скоростной режим. Все здания были погружены в темноту, хотя он и улавливал какое-то движение за окнами. Виджиланты сюда пока не добрались, но звук выстрелов доносился отовсюду, и они словно находились в центре шторма. Эпштейн отправил защитников на окраины города, но никто не верил, что они сдержат наступающих. Предполагалось, что каждый квартал станет полем боя.

– Где он? – спросил Купер.

– На окраине.

Пальцы Шеннон плясали по экрану.

– Кажется, он пересек линию соприкосновения, – сказала она.

Двадцать минут назад в аппаратном помещении тюрьмы Купер, перешагнув через лужу крови, прикоснулся ко лбу Рикарда. Все еще теплый. Это означало, что Сорен вырвался на свободу всего несколько минут назад, вероятно, пока они с Шеннон стояли на разрушенном верхнем этаже и разгадывали планы Джона Смита.

Он, мертвый, переиграл их.

Они, оставляя за собой кровавые следы, прибежали в святая святых Эрика. Тот стоял в центре помещения, со всех сторон окруженный экранами. Окраины Теслы, как они видятся из центра. Такой вид мог открыться ангелу с крыши «Эпштейн индастриалз». Над изображениями улиц располагалась проекция съемок с дронов, летающих над городом. Компьютер по возможности сшивал все картинки в одну, но съемки велись с сотни мест, и изображения плохо стыковались, а потому на проекции возникал фасеточный мир, нечто похожее на то, что видят насекомые. Яркие вспышки мелькали повсюду. Новые Сыновья Свободы наступали со всех сторон. Эрик быстрым монотонным голосом отдавал приказы компьютеру и командирам, непрерывный поток его речи звучал ровно, без какого-либо намека на знаки препинания. Джейкоб ходил туда-сюда, проводя руками по волосам. Милли сидела на стуле, подтянув к себе ноги и обхватив колени руками.

– Сорен сбежал, – громко сказал Купер, когда стало ясно, что Эрик не собирается обращать на них внимания.

– Мы тут немного заняты.

– Можете мне доверять – вас это касается.

– Доверять? Да я сейчас не доверил бы вам подтереть мне…

– Джейкоб, это важно, – сказала Милли.

Брат Эрика прищурился, посмотрев на нее, вздохнул и кивнул Нику:

– Говорите быстро.

Купер стал рассказывать. Когда он закончил, Эрик прервал речитатив и превратился в слух. Братья переглянулись. Эрик кивнул в подтверждение и продолжил свой монолог.

– Я не очень понимаю, что, по-вашему, мы можем с этим сделать, – сказал Джейкоб.

– Мы должны его остановить. Если Сорену удастся заразить виджилантов, то ничто уже не будет иметь значения.

– У людей, которые здесь живут, может быть другое мнение.

– Джейкоб…

– Купер, посмотрите на экраны. – Он сделал движение рукой. – Мы поставили домохозяек против солдат. У Новых Сыновей людей больше, чем у нас винтовок. Если бы вы не убедили Эрика отключить Кольцо Воглера, виджиланты были бы за много миль отсюда. И никакого риска их инфицирования не возникло бы. Так что если вы думаете, что мы забудем об обороне и станем искать Сорена, то вы ошибаетесь.

– Мы с Шеннон позаботимся о Сорене. Но помогите нам его найти. Если бы Эрик провел видеопоиск…

– В этом нет нужды.

– Могут умереть сотни миллионов людей…

– В этом нет нужды, – продолжил Джейкоб, – потому что вы можете воспользоваться трекером.

Увидев лицо Купера, он добавил:

– Когда его доставили сюда, мы имплантировали ему подкожный передатчик. Сорен невероятно опасен, к тому же он лучший друг Джона Смита. Вы что, нас совсем за идиотов принимаете?

«Наконец хоть одна хорошая новость».

– Джейкоб, я готов вас расцеловать прямо сейчас.

– Рад, что вы рады.

Он дал им код доступа и сказал:

– Теперь вам остается добраться до него.

– Уходим.

Купер развернулся и пошел к двери, но остановился и произнес:

– И еще одно.

Эта мысль стала оформляться во время разговора с Шеннон. Что-то загорелось, когда она сказала, что они сами и создали этот мир, принимая по одной лжи зараз. Но тут позвонил Итан, и Купер отложил возникшую мысль на потом.

«А судя по тому, как складываются дела, эта идея становится все актуальнее».

Пока еще. Он сказал Джейкобу, что ему потребуется, если все получится.

– Вы могли бы это сделать? Я имею в виду технически?

– Пожалуй, – ответил Джейкоб и посмотрел на брата. – У нас немногим ранее состоялся разговор с министром обороны, его, пожалуй, тоже стоит включить. – Он помолчал. – Почему бы не попробовать прямо сейчас?

– Это бесполезно, если мы не остановим Сорена.

– Тогда почему вы все еще здесь?

Они задержались лишь на считаные секунды – взять дробовик для нее, патроны для его штурмовой винтовки, свето-шумовые гранаты. Он хотел было прихватить пуленепробиваемый жилет, но передумал. Несмотря на легкость новых бронежилетов, они ограничат их подвижность, а при встрече с Сореном это будет смертельно опасно.

– Направо, – сказала Шеннон, и Купер крутанул баранку, придавив тормоза ровно настолько, чтобы внедорожник не лег набок.

Скрежеща покрышками, они завернули за угол. Уличные фонари здесь были включены, но на тротуарах никого. Создавалось какое-то призрачное, полуночное ощущение, усиливавшееся оттого, что за ними, скорее всего, наблюдали. Люди за окнами провожали их движением своих стволов.

«Где-то здесь и Натали. С винтовкой в руках».

– Что происходит?

– Бои, – сказала Шеннон. – Повсюду.

Ее планшетник был настроен на тактическую тепловую карту – вид города сверху: голубой в центре, на окраинах колеблющиеся кольца красного и оранжевого цветов. Текущие разведданные, собираемые дронами, позволяли командирам районов определять слабые места и направлять туда усиление и боеприпасы.

– Сорен за линией соприкосновения.

– Он оказался там до того, как началось?

– Нет, – покачала она головой, – похоже, он туда прорвался.

Ник вспомнил, как двигается благодаря своему восприятию времени Сорен – с убийственной грацией и точностью. Купер питал тщетную надежду, что виджиланты остановят его. Ни один обычный человек не имел ни малейшего шанса против Сорена. Купер не был уверен, что такой шанс есть и у него с Шеннон.

Ружейный огонь становился все громче – не равномерные хлопки, какие можно услышать в тире, но концентрированный, лихорадочный огонь внахлест, производимый тысячами человек, пытающихся убить друг друга. Его посетило воспоминание о событиях, произошедших раньше в этом году. Он тогда охотился на анормального хакера, девицу, которая создала компьютерный вирус для Джона Смита. Как ее звали? Веласкес? Васкес. Алекс Васкес. Перед тем как сунуть руки в карманы и спрыгнуть головой вниз с крыши, она сказала ему, что их будущее – война. Предотвратить ее нельзя, нужно только выбрать, на чьей ты стороне.

Он тогда был агентом ДАР, уверенным в своей правоте. Считал, что человечество слишком благоразумно, чтобы дойти до такого. Верил, что холодные головы, такие головы, как его, предотвратят конфликт.

«И вот приплыли. Армия виджилантов готова расправиться с самым большим поселением сверходаренных в Америке, а анормальный террорист собрался уничтожить всех остальных».

Васкес ошибалась. Это не война. И вопрос не в том, чью сторону ты займешь. В геноциде нет победителей – только величина потерь.

– Налево, – сказала Шеннон.

Они свернули за угол и увидели перед собой стену огня.

Баррикада целиком перекрывала улицу. В ее основании были паллеты с кирпичами, а сверху – бревна и мебель, политые бензином. Когда чиркнула спичка, пламя взметнулось на шесть метров. Диван сгорал в сине-зеленом пламени, а от покрышек вверх поднимался черный дым. Купер даже через лобовое стекло ощутил жар. Выстрелы звучали по обе стороны баррикады, но установить их источник было невозможно.

– Мы тут сможем проскочить? – спросил он.

– На машине здесь не прорваться, – помотала головой Шеннон. – Теслу строили так, чтобы она могла перекрываться баррикадами.

– Ну, тогда придется выбирать трудный путь.

Он направил внедорожник на тротуар и заглушил двигатель. Выскочил наружу, и шум схватки обрушился на него – крики, выстрелы, рев огня. Купер открыл заднюю дверь, взял винтовку и запасные магазины. Шеннон свернула планшетник, натолкала себе в карманы патроны для дробовика.

Секунду они смотрели друг на друга. На его лице плясали отблески оранжевого пламени, ад отражался в ее глазах. Жар накатывал волнами, словно горел весь мир.

– Не раздумывай, – сказала она. – Не медли, не играй в честную игру.

– Они пришли сюда за моими детьми, – вздохнул Купер. – О какой честной игре может идти речь?

– Хорошо. Идем и прикончим несколько уродов.

Он подался вперед, взял в горсть ее волосы, прижал ее к себе. Их губы встретились в поцелуе таком яростном и первобытном, какого ни он, ни она еще не знали. Короткий миг – и она отпрянула от него. Улыбнулась.

И они вдвоем бросились в ад.

Глава 39

Сорен не стал дожидаться, когда человек умрет. Он отер клинок о рукав и пошел дальше.

С планом Джона он познакомился быстро. Когда сигнальные ракеты поднялись в воздух, давая виджилантам сигнал к атаке, он уже закончил. Одно из немногих преимуществ его проклятия состояло в том, что он мог легко поглощать по десять страниц в минуту. Джон включил все необходимые технические подробности, но он прекрасно понимал, насколько неустойчива будет ситуация, и не пытался давать инструкции на все случаи жизни.

Судя по дате, файлы были созданы несколько дней назад. Так работал его друг, так он видел – пока был жив – мир. Как многослойный пирог разветвляющихся путей, возможностей, переходящих в возможности, и вариантов – в варианты. Его инструкция явно была криком последней надежды. Будь у Джона выбор, он бы никогда не написал этого. Он явно имел в виду что-то гораздо более простое и изящное.

Но его предали, и он не успел привести свой план в действие.

Неужели Джон подозревал, что Сорен предаст его? Такое казалось ему маловероятным.

«У него на случай гибели имелся запущенный алгоритм моего освобождения. Зачем делать это, если он знал, что я и стану причиной его смерти?»

Нет, гораздо вероятнее, Джон знал, что Сорен захвачен в плен, и собирался его освободить по реализации собственных планов. Он верил, что Сорен продержится. Верил в него.

За его спиной человек, чье горло он перерезал ножом, издал булькающий звук, его пальцы судорожно подергивались. Сорен шел все дальше. Теперь уже близко.

Поднявшись со скамьи, на которой сидела убитая им девушка, он натянул на себя форму охранника, взятую из шкафчика в аппаратной тюрьмы, расстегнул ремень и надел на него петельку ножен. Потом сунул в карман планшетник, а остальную дрянь – винтовку, рюкзак, девушку – оставил на скамье.

Пройдя два квартала, он, помахав рукой, остановил пикап с боеприпасами, вонзил нож в глаз водителю, выбросил тело на улицу и поехал на окраину города. Со всех сторон до него доносились звуки выстрелов. Будучи в белой тюрьме, он даже не подозревал, что на Теслу наступает армия. Сорен проехал столько, сколько позволяли улицы, потом бросил машину и пошел пешком. Низкий неторопливый рев стрельбы обволакивал его. Защитники выглядывали из окон, за каждым выстрелом следовала вспышка, высвечивая их.

Горящие баррикады замедлили его продвижение, но не очень сильно. В конце он просто прошел не по улице, а через здание. Какой-то человек уставился на него, назвал дураком. Когда он выбил окно и стал выбираться наружу, человек попытался его остановить. Сорен мгновенно пресек его попытку.

Наконец он оказался за линией обороны, в ночи.

Атакующая армия, казалось, состоит из фермеров, а не солдат. Впереди сотня или чуть больше человек перебегала от одной темной зоны к другой. Они с воплями обрушивали автоматический огонь на здания. Сорен не стал терять время, развернулся и пошел обходным путем. Прошел мимо обгоревшего, все еще дышавшего жаром здания. Человек, которого он только что убил, стоял на углу, и Сорен без труда оставался вне поля его зрения, а когда подошел вплотную, нож закончил работу.

Хотя линия боя была теперь у него за спиной, он все еще находился в городе, среди редко расположенных низких зданий, многие из которых уже сгорели. Это показалось ему разумным: легче защищать высокие здания. Когда-то они, вероятно, стояли на границе Теслы, но пригороды продолжали разрастаться.

Сорен легко шагал сквозь тени и дым. В проулке разговаривали три человека. Они увидели его. Один из них наклонил голову, подтолкнул локтем другого. Они повернулись, стволы их винтовок стали медленно подниматься.

Он перерезал плечевую артерию первого, воткнул нож в ребра второго. Нож застрял там, и Сорен оставил его, развернулся и выстрелил из пистолета убитого. Пистолеты были неудобным и громким оружием, а отдача ужасна, но пуля сделала свое дело. Трое человек упали одновременно. Сорен ухватился за рукоятку ножа, потащил его на себя и, упираясь ногой в голову мертвеца, извлек клинок из тела.

В сотне метров от этого места он нашел ресторанчик. Столовку. Довольно чистую, но без всяких изысков, в такое заведение никто не поедет специально. Он разбил окно рукояткой ножа, вытащил осколки стекла из рамы и забрался в темное помещение.

В воздухе пахло беконом и жареным кофе. Он нашел фонарик в шкафу у кассы и взял с собой в кладовку, спустившись в подвал. На полках вдоль стен тут стояли консервированные продукты. В дальнем углу расположился сейф с человеческий рост, рядом с ним металлическая тележка. Сорен посмотрел на планшетнике комбинацию цифр, набрал ее на замке сейфа и открыл тяжелую дверь.

Внутри стояла воплощенная в жизнь мечта его друга. Два оснащенных простыми клапанами алюминиевых баллона высотой почти в полтора метра каждый.

«Больше я тебя не подведу, Джон».

* * *

Шеннон шла первой – бежала, пригибаясь. Купер – за ней, стараясь ступать след в след. Ее способность передвигаться незамеченной не действовала в полной мере (не могла действовать, пока она не видит людей, не знает, куда они бросят взгляд через мгновение), но он доверился ее интуиции. Вокруг них грохотали выстрелы – из окон наверху, из темноты за баррикадой. Пули вонзались в кирпич, стекло и плоть. Кто-то взвыл от боли, хотя в таком хаосе Купер и не мог определить, откуда доносится крик и даже кто кричит – мужчина или женщина. От жара горящей баррикады, к которой они приближались, у него, казалось, сейчас начнет лопаться кожа. Винтовку он держал у земли, палец – за предохранительной скобой, и мысли его на миг вернулись к базовой подготовке, к бесконечным учениям, грязи, боли в мышцах. Целую жизнь назад, еще до его знакомства с Натали и появления Тодда и Кейт, еще до ДАР, еще до того, как мир так целеустремленно начал скатываться в пропасть.

Шеннон метнулась вправо, завернула за угол здания, побежала дальше на цыпочках. Где-то рядом с ним, не отстающим от Шеннон, просвистела пуля, ударила в бетонный карниз дома над его головой. На него посыпались осколки с пылью. Еще секунда – и они уже неслись по проулку, с его пожарными лестницами на стенах, погрузочными доками и кислым запахом помойки. В конце проулка Шеннон перешла на шаг, заглянула за угол.

– Заблокировано! – прокричала она Куперу в ухо, но он все равно едва услышал ее из-за непрерывной пальбы. – Перегорожено машинами.

– Они горят?

– Нет.

– Виджиланты? – спросил он.

– Не могу сказать. Вероятно.

– Сможешь проскользнуть?

– Если они смотрят в другую сторону.

«Понял».

Купер глубоко вздохнул и выскочил из-за угла, подняв винтовку. Узкая улочка, здания по обеим сторонам стоят почти вплотную. В пятнадцати шагах два ряда поставленных перпендикулярно улице машин со спущенными покрышками. Он засек какое-то движение на другой стороне. Даже не целясь, послал туда две короткие очереди, а потом, пригибаясь, понесся к баррикаде, упал за передней частью двухдверного электромобиля. По капоту загрохотали пули. Он, не вставая, положил ствол винтовки на капот и, нажав на спусковой крючок, выпустил весь магазин, вставил новый и оглянулся – Шеннон в проулке не было, она пробежала по улице и остановилась в темной зоне под разбитым фонарем. Подняла три пальца, показала направление. Купер вытащил из кармана светошумовую гранату, убедился, что Шеннон видит его действия, выдернул чеку, досчитал до четырех и вслепую швырнул гранату через машины, подбросив высоко вверх.

Делая это, он смотрел на Шеннон, и, хотя не видел самого взрыва, световая вспышка оставила на его сетчатке остаточные отпечатки ее фигуры. Купер моргнул, перекатился через спину, вскочил на багажник машины, держа приклад винтовки у плеча. За перевернутым мусорным бачком увидел человека, яростно трущего глаза, дал в него короткую очередь, перепрыгнул на соседнюю машину и соскользнул с нее на другую сторону с винтовкой наготове. Второй Сын Свободы лежал на животе посреди улицы в сорока метрах. Купер дал очередь, поводя стволом. Отдача увела винтовку вверх, но пули прошили человека.

Других целей Купер не увидел…

«Она показала троих.

Может быть, третий отполз в темноту?

Вряд ли, если его ослепила вспышка.

Опа».

…и тут же понял свою ошибку. Он развернулся и обнаружил еще одного стрелка в трех метрах напротив себя. Тот прижимался к машинам, и взрыв гранаты не повлиял на него. Жилистый парень с гнилыми зубами направил автомат на Купера. Ник заставил свои мышцы двигаться, руки прицеливаться, но у парня был выигрыш во времени…

…пока на машине над ним не появилась Шеннон с дробовиком у хрупкого плеча. Из ствола вырвалась вспышка, осветившая ее ощерившееся лицо. Голова парня разлетелась, как разбитый арбуз.

Если бы Купер не влюбился в нее раньше, это случилось бы сейчас.

Шеннон спрыгнула с машины, приземлилась, как кошка, показала, куда идти дальше. Купер двинулся в том направлении, на ходу меняя магазин винтовки. Лучше потерять несколько патронов, чем остаться без них в разгар боя.

Десятки ствольных вспышек разрывали темноту впереди. Раздался звон автомобильного стекла, другая пуля, просвистев, отщепила куски брусчатки. Купер замер за углом разрушенного здания и прикрыл Шеннон, отстреляв полный магазин в ту сторону, где видел вспышки. Трое уже убитых ими были разведчиками большой группы, которую он разглядел в коротких вспышках, ставших целью для его винтовки. Он услышал крик боли оттуда, потом увидел бегущую дальше Шеннон. Побежал следом, остановившись лишь на миг, чтобы бросить вторую гранату. Ему доставило бы удовольствие остаться и расстрелять всю группу, но время поджимало.

Они находились на окраине города. Большинство зданий здесь были снесены бульдозерами или сожжены, и над углями все еще поднимался дым. Они бежали мимо руин танцевальным зигзагом. Его дар помогал ему предвидеть ее шаги, ее скольжение и смещения, непредсказуемые для всех остальных. На мгновение он забыл о высоких ставках, о том, что времени у них отчаянно мало и мир оказался на грани гибели. Он просто наслаждался их совместными движениями, так похожими на то, что он видел в фильмах про кунфуистов, где все герои постоянно начеку, все их движения выверены. Они прикрывали друг друга без слов, пребывая в простой уверенности, что их успех или поражение будет результатом их совместных действий.

Еще мгновение, и они вышли из зоны боя, огонь продолжался, но в основном оставался у них за спиной. Неожиданно Купер зацепился ногой за тело, распростертое в луже крови, и упал, ударившись коленом о землю.

«Вот тебе и кун-фу».

– Ты цел?

Он кивнул. Поднимаясь, обратил внимание, что горло мертвеца широко распорото.

Еще через два дома они увидели три других тела, лежавших рядом. У двух были ножевые ранения, у третьего отсутствовала часть головы. Шеннон поморщилась, вытаскивая свой планшетник.

– Похоже, нам и трекер не нужен. Чтобы найти Сорена, нужно просто идти по трупам, – сказал Купер.

Он сплел пальцы на затылке, набрал в грудь воздуха и посмотрел на Шеннон.

– Что? – спросил настороженно, увидев выражение ее лица.

Она оторвала взгляд от экрана. В бледном свете планшетника ее глаза казались впалыми, как у покойника.

– Я знаю, куда он идет.

* * *

Баллоны были неудобными и весили килограммов по двадцать. Сорен десять своих секунд прикидывал, не взять ли ему только один, чтобы двигаться быстрее. Он знал образ мышления Джона: если бы для успеха требовалось два баллона, то в сейфе было бы четыре. Его друг никогда не рассчитывал на удачу, он обеспечивал победу наверняка. Так он побеждал даже в смерти.

Но в конечном счете на решение Сорена повлияла тележка. Она была тяжелая, с широко поставленными колесами, но могла вместить оба баллона. Ему понадобилось меньше минуты, чтобы их привязать и тронуться в путь.

Он чувствовал себя сильным и гибким и, даже толкая тележку, двигался быстрым шагом. Время в тюрьме он использовал для физических упражнений, а здесь, на окраине города, улицы были ровные, а здания оставались целыми. Сражение продолжалось, но после трех виджилантов в проулке других он не видел. Такое представлялось ему логичным. Они не собирались захватывать территорию, не собирались здесь обосновываться.

Они пришли сюда сровнять город с землей.

Сорена это не волновало. Пусть сравнивают. Пусть режут, насилуют, разрушают. Пусть по водостокам течет кровь. Он никогда не испытывал солидарности с анормальными в целом. Мальчишки, которые мучили его в академии, были сверходаренными. Сверходаренными были Эпштейн, Ник Купер и палач Рикард.

Сейчас имело значение только одно: он должен закончить то, что начал его друг. Не ради дела, а ради Джона. Потом найти Саманту, настоящую, и уберечь ее в этом гибнущем мире.

Сорен завернул за угол и увидел перед собой то, что искал. Широкое пространство в несколько сотен метров, обнесенное сетчатым забором. По углам светились красные и белые огни, безжизненно висел ветровой конус. Ворота не охранялись, но пилот вытолкал на взлетную полосу планер из углеродного волокна и спешно прикреплял к нему трос, чтобы зашвырнуть свой летательный аппарат в небо. Аэродром Теслы.

Пусть варвары-виджиланты устраивают свою маленькую бойню.

А он спалит весь мир.

Глава 40

Жизнь оказалась сведенной к противоположностям.

Была тишина, и был грохот ружейных выстрелов. Холодный, чистый воздух и вонь бензина и дыма. Декабрьский холод и неожиданный резкий ожог, когда выскочившая гильза попала на кожу Натали. Самой странной была темнота с яркими вспышками света. Каждая ствольная вспышка высвечивала живую фотографию, любовно выстроенные мизансцены. Правда, они исчезали слишком быстро и не поддавались запоминанию, словно предмет концептуального искусства.

Вспышка: человек в черной лыжной пуховке, в руках пистолеты, рот искажен криком, он одновременно нажимает на оба спусковых крючка.

Вспышка: пожилой человек добродушного вида в соседнем здании, язык по-мальчишески прикушен, стреляет в толпу внизу.

Вспышка: подросток, подстриженный под ежик, истекая кровью, тащится по искореженной улице и стреляет вслепую.

Вспышка: это твоя рука на стволе винтовки, бледная от холода и исчерченная линиями твоей жизни.

Вспышка: красавица Джолин выкрикивает ругательства, ее губы вытянуты, дреды мечутся, как змеи.

Натали до начала боя пыталась представить себе его. Вспоминала старые фильмы, цепочки людей, которые гусиным шагом, как нацисты, пробираются по середине улицы. Она спрашивала себя, сможет ли навести оружие на живого человека и нажать на спусковой крючок, послать свистящую пулю, которая разорвет чью-то плоть.

Оказалось, что это не проблема. Все ее сомнения исчезли, когда виджиланты начали расстреливать прожектора, когда (как зверь, обитавший в стенном шкафу в ее детстве) они стали черпать свою силу из тьмы. Она уже израсходовала пять магазинов и хотя не знала точно, сколько человек вывела из строя (скольких убила), но не сомневалась: ее счет далек от нуля.

Нет, проблема была в том, что виджиланты не шли гусиным шагом по середине улицы. Они двигались перебежками, зигзагами, прятались за тем, что попадалось на их пути. Они штурмом брали баррикаду, прыгали с вершины на землю, перекатывались через спину, вскакивали и бежали дальше. Они перебежками двигались по дорожкам между зданий. Их было очень много, нескончаемый поток, и все они отчаянно хотели жить. И хотя она прицеливалась и стреляла, прицеливалась и стреляла, и хотя она знала, что ее пули находят цель, все время появлялись новые и новые. С таким же успехом можно было сверлить дыры в океане, только этот океан, облаченный в черное, вопил и отстреливался.

Затвор винтовки после очередного выстрела не закрылся. Натали опустилась на колени, развернулась, чтобы прислониться спиной к шкафчику. Улучив секунду, она взглянула на планшетник, на экране которого слабо светилась карта сражения. Кружившие над городом дроны фиксировали тепловые аномалии, движение, оружейный огонь, создавали интерактивную картинку войны как живого организма. Судя по картинке, кольцо огня сжималось. Цвета менялись и перетекали на ее глазах, яростные красные вихри надвигались на голубой цвет, по мере того как Новые Сыновья прорывали оборону города.

«А там, в центре, бункер, где прячутся мои дети».

Натали извлекла пустой магазин, вставила новый, подняла голову. Над ней просвистела пуля, так близко, что она почувствовала движение воздуха. Она упала на пол, когда в проеме засвистели новые пули, выбивая щербины в потолке.

«Кажется, они тебя засекли».

Она вытащила из сумки два полных магазина и поползла на руках и коленях к соседнему окну. Они с Джолин раньше перетащили тяжелый стол из углового кабинета какого-то менеджера и поставили его набок у окна. Прижав ухо к дереву, она стала медленно поднимать голову, пока одному ее глазу не открылся обзор.

Вспышки и хлопки были повсюду, но пространство перед ее окном, за которое она несла ответственность, казалось спокойным. Она прищурилась, пытаясь отделить темноту от темноты. Фиолетовая полоска находилась на противоположной стороне глобуса и света не давала. Двигалось ли там что-то? Ей показалось – да, двигалось. Но форма была какая-то странная – двигалась здесь, и здесь, и там. Как один человек может… Ой.

Натали уронила винтовку, встала и побежала к прежнему окну, игнорируя выстрелы с улицы, отлетающие от стен осколки, щепки от дерева, – ей нужно было поскорее добраться до шкафа, возле которого стояло пять бутылок. Она схватила одну из них и зажигалку из белого пластика – тот самый «Бик», что десятками миллионов продавался на кассах, только ей эта зажигалка требовалась, чтобы поджечь пропитанную бензином материю. В ноздри ударил химический запах. Один поворот колесика, второй, третий – зажигалка вспыхнула, пламя жадно скакнуло на материю, засунутую в бутылку. Натали, наплевав на опасность, встала и швырнула бутылку сквозь свистящие вокруг пули. Поспешила упасть и потому не увидела, как бутылка разбилась, но услышала воспоминание бензина и неожиданный треск волос и одежды, а сразу же за этим – крики.

Этот звук проник в самую ее душу. У нее инстинктивно возникло желание объявить перемирие. Броситься вниз и помочь страдальцу, как она кидалась на выручку кому-нибудь из друзей Тодда, если шалости не доводили до добра и требовалось наложить лейкопластырь или позвонить матери баловника. Но вместо этого она вернулась к другому окну, взяла винтовку и заставила себя выглянуть на улицу.

Пока стрелки пытались уложить ее издалека, человек десять ползли у нее под боком. Бутылка с коктейлем Молотова приземлилась среди них, разбилась, жидкость попала на них, и теперь они корчились, кричали и махали руками, пытаясь погасить горящую одежду. В этом неожиданном сиянии света она увидела не только тех, кого подожгла, но и множество за ними, глаза, сверкающие в темноте, неразличимые формы, которые все наступали и наступали. И тогда, вместо перевязки ран, она взяла винтовку и принялась стрелять в них, используя преимущество света от их горящих братьев.

Глава 41

Сорен работал.

Он еще никогда не устанавливал баллон с биологическим оружием на дрон, но инструкция Джона была недвусмысленна, а особенность восприятия позволила Сорену прочитать ее дважды, прежде чем он взялся за гаечный ключ.

На аэродроме было два ангара. Один для гражданских планеров. На другом красовались логотипы «Эпштейн индастриалз» и предупреждения о суровых последствиях для нарушителей. Охраны здесь не обнаружилось – они наверняка сражались в городе. Он видел здесь только пилота и пузатого механика средних лет. Ни тот ни другой не задержали его.

Работал Сорен упорно и тщательно. Купер провел его, и он не оправдал доверия Джона, его ошибка стоила другу жизни. Но он не позволит никакой ошибке уничтожить мечту Джона.

У дронов было какое-то неземное изящество, приводившее его в восторг. Они не случайно имели обтекаемую форму, напоминали притупленную стрекозу с размахом крыльев в пять метров. На чертеже были точные указания, что он должен делать, и процесс этот был чисто механическим. Отвинтить десяток болтов, удалить установленную аппаратуру (в данном случае камерный блок длиной в метр со всевозможными объективами и датчиками). Закрепить баллон высокого давления так, чтобы клапан был направлен вниз. Подкатить дрон к открытой двери ангара (катился дрон на удивление легко) и перейти к следующему.

Немногим ранее, копаясь в ящике с инструментом, Сорен нашел нож с коротким изогнутым лезвием, и в его памяти вскрикнула Саманта – именно таким ножом ей выковыривали глаз из глазницы. Он с такой силой задвинул ящик, что чуть не обрубил себе палец.

«Не по-настоящему, – напомнил он себе. – С ней ничего не случилось. Ее даже не было там».

Эта мысль не принесла ему облегчения. Только омерзение. Отвращение к себе за то, что позволил себя провести, и некоторое презрение к использованным приемам. Перед тем как ее начали терзать, Сорен был уверен: Купер блефует и ему не хватит сил сделать то, что нужно. Он не ошибся. Воля Купера никак не могла сравниться с волей Джона или его, Сорена.

Сорен продемонстрирует ему это сегодня. Он закончит то, что начал его друг, и разрушит все, за что сражался Купер.

«А после я найду его и расплачу сь за мои страдания. Он умрет в одиночестве, крича от боли».

Он перекодировал планшетник девушки на свой большой палец и теперь активировал его. В одном из файлов, отправленных Джоном, была программа, позволявшая взломать компьютер дрона. Он привел ее в действие. Появился график радарного сигнала, сенсорная линия обошла по кругу раз, другой, третий в поисках сигнала приемника. А когда нашла его, появился командный экран.

Дроны имели опцию запуска вручную, и он взвесил такой вариант. Была какая-то поэзия в том, чтобы запустить двигатель, который принесет смерть и возрождение миру. Но он ничего не понимал в авиации и в конечном счете решил загрузить программу автопилота, которую прислал Джон. Простые внутренние спиральки, одну закрутить по часовой стрелке, другую – против. Они будут кружить над Теслой, пока топливный элемент на жидком водороде не исчерпает себя. Через несколько часов, по его прикидке. А может, дней.

Он отошел, чтобы оценить плоды своих трудов. Вид баллонов не вызывал эстетического восторга. В отличие от камерного блока они не предназначались для полетов и напоминали опухолевые образования на брюхе обтекаемых машин. Конечно, эффективность дронов пострадает, но им не придется лететь далеко. Пока он работал, неторопливый гром схватки усилился.

Сорен нащупал клапан на первом баллоне и начал откручивать его, пока не услышал слабое шипение.

Потом он нажал клавишу на планшетнике, и двигатель ожил.

Еще секунда – и дрон покатился.

* * *

Вены Купера горели огнем, голова раскалывалась от боли. От притока адреналина руки дрожали. Как только Шеннон поняла, куда направляется Сорен, они побежали со спринтерской скоростью, остановившись только раз, когда в буквальном смысле столкнулись с группой виджилантов. Схватка была быстрой и жестокой – пять Сыновей Свободы против них двоих, но в рукопашном поединке оружие бесполезно, и они с Шеннон дрались со спокойной синхронностью. Она, скользя и крутясь, оказывалась там, где ее не ожидали, била их ногами в лицо и наносила рубящие удары ребром ладони, а он действовал иначе – вклинился в группу, сбил на землю одного, отдавил ногу другому, вывернул ему руку и сломал в локте. Третий – громила, который вполне мог опрокинуть грузовик, – ухватил его медвежьей хваткой и не отпускал, пока не получил удар коленом в пах и два удара головой по носу.

К тому времени первый сбитый им виджилант начал подниматься, но Шеннон уложила его выстрелом из дробовика. Они посмотрели друг на друга и снова припустили бегом. Улицы были темны, здания заброшены, но за ними бушевала схватка. В воздухе висел запах дыма, раздавались крики умирающих мужчин и женщин.

Когда они добежали до аэродрома, первой мыслью Купера было: а если она ошиблась? Огни на взлетно-посадочной полосе были включены, но они не увидели ни охраны у ворот, ни самолетов на дорожках. Потом он заметил планер, подготовленный к полету, – на носу у него был закреплен трос, левая дверь открыта, а у переднего колеса лежало тело пилота. Слишком далеко, чтобы разглядеть подробности, кроме отражения луны в луже крови. Фирменный почерк Сорена.

«Опоздали?»

Страх охватил его. Если Сорен уже отправил дрон в полет, то все кончено. Погиб не только город, но и весь мир. Вирус Джона Смита поглотит все. Он уничтожит правительство, погрузит в хаос Америку и, возможно, весь мир. Он убьет Натали, заразит его сына и приведет к смерти…

В ангаре мелькнул слабый свет – в том ангаре, на котором красовался логотип «Эпштейн индастриалз». За ружейной стрельбой все отчетливее раздавался еще какой-то звук. Жужжание, похожее на работу турбины. Или…

«Двигатель».

– Шеннон!

Он не стал смотреть, побежит ли она за ним, бросился к ангару со всей скоростью, на какую был способен. Сердце его выпрыгивало из груди, легкие горели.

Из ангара выкатился какой-то предмет, обтекаемый, невысокий. Он был в три раза меньше «Серафимов», используемых армией США, но Купер без труда опознал беспилотник. А когда аппарат начал набирать скорость, Купер разглядел что-то у него под брюхом. Цилиндр длиной около полуметра.

Он прикинул варианты…

«Тридцать метров при вертикальном движении, и двигатель набирает обороты.

Я не знаю, будет ли вирус уничтожен в результате взрыва.

Но когда он поднимется в воздух, ему понадобится меньше минуты, чтобы долететь до линии соприкосновения и заразить десятки тысяч человек.

И тогда ты точно знаешь, что случится».

…и понял, что у него есть только один.

Купер поднял винтовку, принял равнобедренную стойку, приложил к плечу приклад. Оптического прицела у винтовки не было – только светящийся. Он дал три быстрые очереди.

Случилось две вещи. Пули из его винтовки, попав в крыло, высекли искры.

И затвор винтовки не закрылся. Патроны в магазине кончились.

Шеннон рядом с ним выстрелила, потом, перегнув ствол, выстрелила еще раз, но Купер ничуть не удивился тому, что дрон продолжал катиться, быстро набирая скорость. Если пули из его винтовки рикошетировали от поверхности дрона, то дробь была абсолютно бесполезна. Он нажал рычаг, скинул магазин и одновременно потянулся за последним. Дрон менял направление, расстояние быстро увеличивалось – сорок метров, пятьдесят. Купер подумал о топливном баке, но если крыло отражало пули, то уж топливный бак, черт его возьми, наверняка имел еще большую защиту, а значит, оставалось что? Дрон не был военным, но, сделанный по новейшим технологиям, наверняка имел защиту от стрелкового оружия в боевых условиях.

В боевых условиях. Не на взлете.

Купер поставил затвор на место, перевел винтовку в полностью автоматический режим, доверился мышечной памяти и базовой подготовке. В семнадцать лет ему позволили поучаствовать в соревнованиях отца. Это были безрассудные, нелегкие минуты, но он не подкачал, а сейчас новое упражнение, стрельба по движущейся цели – движущейся быстро. Он позволил прицелу вести дрон, набиравший скорость, смотрел вдоль ствола не мигая, прицеливаясь в распорку заднего колеса, отстрелял половину магазина зараз, прицелился снова и выпустил остальное.

Выдвижная распорка оторвалась. Полметра днища болталось и подпрыгивало впереди дрона, когда он перевернулся через стабилизатор. Материал рассыпался и рвался, оставляя след искр, трение перешло на топливный бак, и жидкий водород взорвался ослепительным огненным шаром бледно-голубого пламени.

Несколько мгновений Купер смотрел на горящий дрон, потом закинул назад голову и зарычал. Рядом с ним смеялась Шеннон, прикрыв рот ладонью, а в другой руке держа дробовик. Они сделали это, справились, и пусть рядом бушевало сражение, пусть миру еще грозили опасности, но он и дальше будет вращаться, еще есть время…

Купер думал так, когда из ангара появился второй дрон.

Они с Шеннон переглянулись. Она посмотрела на взлетную полосу.

– Нет, – сказал Купер, проследив за ее взглядом.

– Да, – ответила она и бросила ему дробовик. – Кончай с Сореном.

И припустила к стоящему планеру.

Глава 42

Лук Хаммонд стоял в темноте, глядя, как заживо сгорают люди.

Он всю свою жизнь был воином и давно уже пришел к выводу, что ни один хороший человек не мог бы оказаться в тех местах, в которых побывал он, видеть то, что видел он, делать то, что делал он. И не имело значения, что он сражался за свою страну, за своих детей. Не имело значения, что он был человеком дисциплинированным и сдержанным. Существовал зверь – роняющее слюну, гнилое улыбающееся животное, от которого воняло сексом, потом и дерьмом. Каждый мужчина чувствовал его. Большинство людей проживали отмеренный им срок и умирали, не проведя ни минуты в обществе этого зверя, не ощутив той жуткой свободы или знания красоты, которая произрастает из ужаса. Никакие слова не могли описать его, потому что оно родилось там, где нет слов, когда не было слов.

Хорошие люди никогда бы не согласились с тем, что огонь более всего соблазнителен, когда он выходит из-под контроля.

Но люди в тех окнах теперь знали это. Победа или поражение, жизнь или смерть – вот знание, которое навсегда останется с ними. Его можно не замечать, загонять вглубь, проклинать, но экзистенциальную истину изменить уже невозможно. Мужчины, с криком сгорающие в огне, тоже знали это.

В этом не было ни романтики. Ни морали. Оно просто было.

Лук предполагал, что, как только линия обороны будет сломлена, как только часть Сыновей прорвется в город, воля обороняющихся будет подавлена. Он ошибался. Хотя десятки его солдат прорвались через оборонительные преграды, хотя виджиланты проникли в город, звуки боев раздавались в каждом квартале, люди в окнах продолжали сражаться. Они дрались, проявляя волю, которая рождается в человеке, когда он защищает свой дом и своих детей, и Лук уважал их за это.

Сыновья Свободы продолжали атаковать, стреляли на бегу, перепрыгивали через тела товарищей. Но в окнах по-прежнему сверкали выстрелы, оттуда летели коктейли Молотова. Улица теперь была ярко освещена, и зверь рыскал от огня к огню, ронял слюну, хохотал.

Дисциплина и сдержанность не сделали его хорошим человеком, однако позволили ему сожительствовать с этим зверем на протяжении десятилетий. Хаос вокруг него ширился, но Лук сохранял спокойствие. Он двигался пригнувшись, шагал осторожно, низко держа винтовку. Сердце его неистовствовало, и он убрал палец со спускового крючка. Приблизился к световому кругу, образованному бензиновым пламенем, и опустился на колени, игнорируя пули, откалывающие куски бетона рядом с ним, дым, от которого текли слезы, запах горелого мяса. Он смотрел.

Горожане завалили окна всяким хламом и вели огонь из-за него. Но не за каждым окном скрывался стрелок. Вероятно, у противника не хватало живой силы, но Лук подозревал, что скорее дело было в нехватке оружия. Анормальные слишком уж полагались на свои технологии, слишком уж расслабились за своей невидимой стеной. Когда стена пала, они стали уязвимыми.

Он видел, что, хотя окон много и много завалов за ними, число горожан довольно ограниченно. Их сила иллюзорна. Они стреляют из одного окна, а когда их засекают, переходят к другому. В каждом из зданий была лишь жалкая кучка снайперов. Держались они только потому, что наступала на них не организованная армия – они сражались с ордой.

Лук поднес винтовку к плечу и наставил на человека лет пятидесяти – тот отстрелял магазин и исчез из вида, когда пули засвистели вокруг него.

Увидев ствольную вспышку в соседнем окне, Лук выдохнул, прицелился и выстрелил.

Человек дернулся, пошатнулся, рухнул на завал в окне.

Лук ждал.

Из соседнего здания вылетела еще одна бутылка с коктейлем Молотова, сверкнуло стекло. Он проигнорировал ее, проигнорировал вспышку огня и крики. Он ждал.

В окне, словно кобра, возникла женщина с винтовкой в руках. Он узнал ее. Видел ее раньше в бинокль. Вблизи она была еще красивее. А может быть, дело было вовсе не в расстоянии, может быть, она сегодня столкнулась с такой гранью жизни, о существовании которой и не подозревала прежде. Прониклась тем первобытным чувством, которому не было места в ее родительских заботах, в ее круге общения.

Она, как и Лук, познала зверя. Как и Лук, принесла ему свои дары. Если она останется жить, то ее будет преследовать ужас от содеянного, по ночам будут сниться крики горящих людей. Но какой-то ее части будет не хватать этого. Тайной, непризнанной части, которая наслаждалась тем часом, когда она держала в руках грубую правду жизни.

Если она останется жить. Познать зверя еще не означает получить защиту от него. Лук поймал ее лицо в прицел и нажал спусковой крючок.

Пуля попала ей в лоб.

Глава 43

Жар горящего дрона доходил до Шеннон даже с такого расстояния. Языки пламени были очень бледными, почти невидимыми, а она бежала по взлетно-посадочной полосе и толком еще не могла понять, что собирается делать.

Ник за ее спиной прокричал что-то, но она не разобрала слов. Да и все равно не могла остановиться, потому что второй беспилотник уже набирал скорость. Двигатель ревел все громче, заглушая звуки стрельбы и треск плавящихся элементов дрона.

Она сотни раз садилась за штурвал планера, любила ощущение полета, танец с ветром и гравитацией, любила резвиться над пустыней. Любила планеры за то, что, несмотря на их относительную безопасность при условии достаточного опыта планериста, они были безжалостны. Отвлекись, потеряй ветер, неправильно оцени ситуацию – и земля станет тебе суровым учителем. Садясь за штурвал, она испытывала то же радостное чувство, что переполняло ее, когда она уходила на задание: ощущение подлинности жизни, которое невозможно без риска, без азартной игры с судьбой. Она всегда знала, что настанет день – и она проиграет. Только надеялась, что не сегодня.

У лежавшего под крылом пилота, одетого в кожаную куртку, было удивленное выражение лица. Рядом стояли сумки. Он, вероятно, рассчитывал в последнюю минуту спастись от виджилантов, но откладывал слишком долго. Умелый нож Сорена так глубоко перерезал ему горло, что Шеннон увидела позвоночник. Она понадеялась, что пилотом он был более умелым, чем бойцом, потому что времени на проверку планера у нее не оставалось – убедиться, что колеса разблокированы, что трос закреплен надлежащим образом, а механизм лебедки в порядке. Она просто перепрыгнула через его тело, уселась в кабине, защелкала выключателями. Батареи заряжены, осветительные огни включены…

Шеннон обратила внимание на движение за стеклом кабины – мимо уже пробежал дрон, быстро набиравший скорость. Значит, на всякие мелочи вроде безопасности нет времени. Сделай или умри.

«Скорее уж „сделай и умри“, детка.

Есть только один способ сбить этот дрон».

Шеннон пристегнулась и с отчаянной надеждой на то, что автоматические системы включены, нажала кнопку «ПУСК ЛЕБЕДКИ».

Услышала знакомый звук оживших шестерен, и ее прижало к спинке сиденья – планер понесся вперед.

* * *

Купер бросил пустую винтовку, поймал дробовик и крикнул:

– Стой!

Он никак не мог сообразить, что добавить, но это не имело значения, поскольку Шеннон не остановилась.

Он хотел броситься за ней, но тут из ангара появилась фигура. Стройная, исполненная грации – и зловещая. Тело Купера словно обхватили холодные пальцы. Его сердце, казалось, сохранило память о смерти и знало, что ему предстоит. Человек, который несколько недель назад вонзил в него нож. Без малейших усилий отправил в кому Тодда и убил Купера. Первобытный страх обуял Ника. Неуправляемый, глубинный и знающий будущее. Этот страх возрастал с каждым шагом Сорена.

И тут Купера осенило.

Они должны остановить дрон. Уже ни его жизнь, ни жизнь Шеннон не имеют значения. Она поняла это. Он знал: она – женщина-воин и будет действовать без колебаний.

Но может быть, ему удастся избавить ее от такого выбора. Сорен запустил дрон – сумеет и остановить его. Посадить, прежде чем Шеннон будет вынуждена сделать то единственное, что в ее силах.

Купер поднял дробовик. Приклад еще хранил тепло ее щеки. Его отделяли от Сорена шесть метров. Увидев дробовик, Сорен остановился. И опять его тело не выдало никаких намерений, плана, которым мог бы воспользоваться дар Купера. Одно спокойствие неподвижной воды.

«Да? Так устрой на ней рябь».

Купер прицелился, выдохнул и нажал на спусковой крючок. Дробовик дернулся в его руке.

В тот миг, когда его палец начал нажимать крючок, Сорен сделал разворот, как танцор, два быстрых шага с кручением и остановился невредимый, с улыбкой на губах.

Когти страха вонзились в Купера. Задержка во времени составляла у Сорена одиннадцать и две десятых. Даже та доля секунды, которая ушла у Купера на то, чтобы нажать спусковой крючок, для Сорена длилась четыре секунды, и он за это время оценил угол, направление ствола.

Он не уворачивался от пуль, но…

«У тебя помповый тактический дробовик „Ремингтон“. Семь патронов.

Если будешь стрелять быстро и широко, можешь его уложить.

Но Шеннон стреляла в дрон. Сколько раз? Пять?

Скажем, у тебя остался один патрон. Два, если тебе очень повезет».

…делал что-то очень похожее. Купер шагнул вперед, прицелился, притворился, что нажимает спусковой крючок. Сорен не шелохнулся. Опять задержка времени. Пытаться его обмануть – все равно что человеку на костылях драться с Мухаммедом Али.

За спиной у Купера раздались щелчок и урчание – он знал, что это такое. Планеры взлетали с помощью мощных лебедок, которые за считаные секунды протаскивали их на целый километр. Шеннон взлетела. У него осталась максимум минута, чтобы не дать ей принести себя в жертву. Правда, еще не факт, что у нее получится, а если не получится, то дрон распылит свой груз и все, что они сделали, пойдет коту под хвост. Виджиланты убьют Натали и детей, а вирус погубит страну, за которую он сражался всю жизнь.

«Он не уворачивается, не планирует, что же можешь сделать ты?

Пустись во все тяжкие».

Купер закричал сквозь сжатые зубы и бросился на Сорена, держа дробовик в одной руке на уровне пояса. Он увидел смятение Сорена, и на мгновение у дара Купера появилось за что зацепиться. Времени прицелиться у него не было – только надежда, и потому он на бегу нажал на спусковой крючок. Отдача вывернула его запястья, забилась болью в плече.

Выстрел наполовину развернул Сорена. Когда он снова повернулся лицом к Куперу, на правой его щеке появились глубокие царапины. Ухо у него было оторвано. Кровь, маслянистая и темная, струилась по лицу. Улыбка исчезла.

Купер подумал, не рискнуть ли ему и не сделать ли еще один выстрел, но если патронов больше не осталось, то его игра будет проиграна, а потому он не замедлил шага, поднял дробовик, держа его за ствол, обжигавший пальцы, размахнулся им, как дубинкой.

Сорен уклонился и ткнул Купера в плечо двумя согнутыми пальцами. Боль пронзила руку Ника, пальцы автоматически разжались, дробовик полетел на взлетную полосу. Купер попытался воспользоваться силой инерции, чтобы врезаться в Сорена, сбить на землю, упасть на него сверху. Но его противника не оказалось на предполагаемом месте столкновения – он шагнул в сторону и, выставив ногу, уронил Купера. И теперь падал уже Купер, одна его рука онемела, а другую он не успел поднять вовремя, чтобы защитить лицо от удара о бетон. Электрошок прошел по его зубам, в черепной коробке случилась яркая вспышка. Все подпрыгнуло, разделилось на два мира, которые никак не могли совместиться. Прежде чем Купер успел воспринять стереоскопические образы, Сорен схватил его за волосы, оттянул голову назад и еще раз ударил о бетон дорожки. За его сетчаткой вспыхнули фейерверки.

Его дрожащее тело уплыло куда-то вдаль, ничто не действовало, но он попытался подняться, потому что лежать на земле в схватке означало смерть. Что-то надавило ему на плечо – он понял, что это нога Сорена толкает его, и он, еще не встав, упал на спину.

Несколько мгновений Сорен просто стоял и смотрел на него – черный силуэт на фоне горящего города.

Протянув руку, Сорен вытащил охотничий нож и спросил:

– Ты помнишь, что сделал с Самантой?

* * *

Трос натянулся перед планером и потащил его тело из карбонового волокна по взлетной полосе. Под крыльями засвистел воздух, возникла жажда полета. Подпрыгивания на дорожке становились все реже, а потом прекратились вовсе, когда колеса оторвались от земли, но трос еще продолжал тащить планер. Шеннон пролетела над дроном, ощутила последний рывок, после чего трос отсоединился и ее подбросило вверх, словно ребенок пустил в воздух бумажный самолетик. Как всегда, у нее возникло ощущение, что желудок остался позади.

Обычно после взлета планерист использовал инерцию рывка, чтобы набрать высоту. Планеристы любили скалистую пустыню, вой ветра и упругость восходящего потока. Те, кому хватало осторожности и мастерства, могли часами парить в воздухе. Но она поднялась в небо не для удовольствия, и отпущенное ей для полета время измерялось не часами – секундами. Шеннон взяла твердыми руками штурвал и заложила крутой вираж на правый борт едва ли в тридцати метрах над землей.

Но и такой высоты вполне хватало, чтобы ей открылась красочная картинка ада.

Она своим домом считала не Теслу, а Новую Землю Обетованную, и для нее видеть осажденную столицу было все равно что для чикагца видеть вход вражеской армии в Вашингтон. Линии соприкосновения были хорошо видны с такой высоты – реальный вид карты военных действий, как на ее планшетнике, только действия здесь были показаны не цветами: она видела вспышки ружейного огня, нескончаемые хлопки, словно разбросанные по кругу и подожженные пороховые зерна. С такой высоты нападающие и горожане были неразличимы, муравьи, сошедшиеся в схватке на улицах с оружием и врукопашную. Их тела были освещены тысячью огней, горящими баррикадами и коктейлями Молотова, а еще она видела довольно много домов. Множество столбов черного дыма поднимались вверх, ухудшая видимость пепельным одеялом. Город напоминал картину Босха – сплошной черный дым, красная кровь и мучительная агония.

Шеннон оторвала глаза от этой картины, сосредоточилась на взлетной полосе. Где-то там, внизу, Ник схватился с Сореном, и она послала ему молитву, а потом принялась искать глазами дрон. Их строили так, чтобы они оставались незаметными, поэтому их не оснащали габаритными огнями, у них от сутствовали блестящие поверхности, но движение выдало его – он уже поднялся в воздух и набирал высоту. Планер взлетел быстрее благодаря лебедке, но других преимуществ у Шеннон не было, да и это единственное она быстро теряла. Дрон, в отличие от планера, был оснащен двигателем, что означало лучшую маневренность, а вскоре и бóльшую скорость. Если она хочет его догнать, то нельзя терять ни секунды.

«Не говоря уже о том, что он не должен уйти далеко».

Она направила планер вниз по крутой спирали, этот маневр добавил ей скорости за счет потери высоты. Но хотя планеристы часто прибегали к такому приему, у нее было слишком мало высоты. Будь у нее истребитель с ревущими двигателями и вооруженный пушками и системами наведения, она бы в одно мгновение сбросила дрон с неба на землю. Но у нее был не истребитель, к тому же истребителем она управлять не умела.

Шеннон пристроилась над дроном и, бросая планер в пике, прикинула вектор его движения и точку столкновения. Расстояние между ними быстро сокращалось. Ветер ревел, обтекая тонкое тело планера, материал корпуса застонал в пике.

У нее есть только одна попытка. Если она промахнется, ей, возможно, хватит времени вывести машину из пике и набрать высоту, но беспилотник к тому времени уйдет далеко, и она не сможет его догнать. Руки ее двигались плавно, планер стал продолжением ее тела. Она маневрировала им с такой же точностью, с какой двигала собственными конечностями. Дрон быстро увеличивался в размерах. Он неуклонно закладывал вираж, и она скорректировала свое направление, чтобы обеспечить пересечение их траекторий.

Десять секунд.

Сорен запустил дрон, значит у него есть возможность контролировать его. Купер должен был догадаться об этом и, вероятно, попытается посадить беспилотник.

Шеннон не сводила глаз с дрона. Она почти не моргала. Аппарат все увеличивался в размерах. Теперь она видела его в подробностях – конденсационный след двигателей, регистрационный номер на стабилизаторе, швы широких крыльев. Она представила, как двигатели начинают сбоить, глохнут. Усилием воли направляла его в смертельный штопор. Представила, как он просто взрывается от приведения в действие системы самоликвидации в топливном баке.

Пять секунд.

Двигатели не сбоят.

Четыре.

Он не уходит в штопор.

Три.

Он не взрывается.

Два.

«Давай же, Ник, чтобы мне не пришлось делать это».

Один.

В глазах у Купера помутилось, черная марля с краев заволокла все. Его мозг словно зажали в тиски, как в сильнейшем похмелье. Каждый удар сердца превращался в мучительно звонкую агонию. Рот был полон меди, один зуб сломан, его обнаженный нерв пульсировал. Звуки сражения стихли, их перекрыл тонкий рев его дыхания. Сорен уселся на него сверху, и Купер неловко попытался ударить оседлавшего, но силы в руках не было. Сорен легко сломил сопротивление, пригвоздив коленями его руки к земле. Победный маневр в схватке подростков. В обычной ситуации Купер легко бы отбился, но тело его ослабло, и он ничего не мог противопоставить противнику. Какое бы движение он ни делал, тот предвидел его ход и блокировал.

Сорен был худощав, его коленные чашечки больно упирались в кости Купера. Половину лица Ника залило кровью, красный ручеек стекал на шею, увлажнял рубашку. Рана на скуле была ужасна, кожа содрана, мышцы обнажены. Отраженные язычки пламени плясали в его глазах, сверкали в лезвии ножа, отчего казались живыми. Купер попытался скинуть Сорена, но тот почувствовал напряжение его мускулов, и у него в запасе имелась целая вечность, чтобы перераспределить нагрузку.

– Ты начал с ее глаза, – сказал Сорен.

Нож скользнул вниз медленно, театрально – Сорен давал Куперу время увидеть его движение, предвосхитить обжигающий разрыв плоти, представить, как кончик ножа выковыривает глаз из черепа. Жуткая мысль пришла Куперу в голову: сможет ли он видеть этим глазом? Дрон улетел, виджиланты одержат победу, Натали погибнет в сражении, его детей вытащат из бункера и убьют, а город вокруг них будет гореть, мир – погружаться во мрак, и Купер никак не мог этому помешать. Сорен опять его победил с такой же легкостью, как и в первый раз, только теперь он не собирался спешить. Купер видел наслаждение в его чертах, безумие, вихрящееся в нем, радость, которую ему доставит пытка среди гибнущей цивилизации.

Нож опустился, его кончик погладил щеку Купера. Вонзился под кожу, поскреб кость его глазницы. От ужаса боль становилась сильнее. Купер знал, что будет дальше, мог представить себе, как движется нож, мучение, безысходность.

Словно удар молнии вспыхнуло голубое сияние.

Купер подумал, что лишился глаза, но нет, Сорен тоже увидел вспышку. Он посмотрел на небо, его черты словно инструментом скульптора были высечены из темноты электрической голубизной, на языке вырастало слово…

«Свет такой же, как при взрыве первого дрона, взрыв и горение жидкого водорода.

И Сорен смотрит туда, но не с удивлением или недовольством, нет, с другим выражением.

С отчаянием.

Шеннон сбила дрон. Отдала ради этого жизнь.

И предоставила тебе шанс.

Неужели ты без толку промотаешь ее жертву?»

– Нет! – одновременно выкрикнули они.

Но если Сорен был полностью поглощен случившимся и, пока смотрел вверх, к нему медленно приходило осознание его поражения, то Купер отринул все мысли о Шеннон. Осознал, что именно этого она и хотела бы от него, что она не пожертвовала своей жизнью зря, она отдала ее, чтобы он с уважением отнесся к ее поступку. И Купер вложил все силы в резкое движение бедер, выбросил вверх руки, ухватил запястья Сорена и в порыве сбросил его с себя. Сорен ударился спиной о цемент, а Купер вывернул ему руку, и хотя тот уже начал оказывать сопротивление, инерция и сила были на стороне Купера. Он воспользовался ими, заломил запястье Сорена и вонзил нож в мягкую ткань его подбородка. Кожа натянулась, а потом треснула, когда Купер ударил ладонью по рукояти ножа, вонзая клинок в язык, нёбо и мозг. Сорен дернулся раз, другой, и тогда Купер твердо ухватился за рукоять и изо всех сил развернул нож. Все кончилось.

Он упал на грудь этого чудовища. Его руки обессилели и дрожали. Вопль вырвался из его груди, звук, не похожий на слово. Едва ли человеческий. Звериный вой ярости, боли и победы.

Пошатываясь, он поднялся на ноги.

В конце взлетной полосы синие языки пламени плясали, словно демоны, а с неба сыпались куски металла и пластика.

Купер перевел дыхание, заставил ноги двигаться – чуть не упал, но падение перешло в шаг, а шаги превратились в неуклюжую, неровную трусцу. Все его тело болело. Чернота заволакивала глаза, хотя огонь становился ярче, жарче. Первым на его пути лежал беспилотник, перекореженная скульптура пламени, пляшущий ад, который заставил его отпрянуть. Но интересовал его вовсе не дрон. Он потрусил дальше, миновал обломки планера Шеннон, нескладно согнувшееся крыло в форме слезы, цельный и стоящий дыбом стабилизатор, резиновое колесо, изрыгающее дым. Фюзеляж поломался, передняя часть лежала впереди перевернутая. Он подбежал к ней и ухватился за ручку. Обжегшись, отдернул пальцы, перевел дыхание и снова взялся за ручку, рванул дверь на себя, чувствуя, как идет пузырями его кожа.

Шеннон висела ногами вверх, все еще пристегнутая к сиденью. Ее туловище удерживалось в плотном коконе белого вещества, похожего на пенопласт, но уже плавящегося. Противоударная пена, растворяясь, вытекала на дорожку густым маслянистым потоком, и что-то в Купере тоже подалось под напором теплой волны.

Шеннон открыла глаза. Встретилась с ним взглядом и выдохнула:

– Ого…

– Ну ты и твердый орешек, зараза ты моя, – проговорил он, смеясь и охая. – Я ведь думал, что тебя уже нет.

– Нет, – простонала она. – Я еще есть.

Его покрытые волдырями пальцы действовали неловко, но ему удалось отстегнуть ее ремень. Шеннон соскользнула в его руки, и они оба рухнули на землю среди пузырей антиударной пены. Она лежала в его объятиях, оба тяжело дышали, освещенные синим сиянием. Наконец он сказал:

– А до парашюта они не додумались?

– Это, Купер, старомодное мышление.

Она улыбнулась, а он подался к ней и поцеловал, презирая боль в ребрах и расколотом зубе.

Раздался еще один взрыв – беспилотник подпрыгнул и снова упал на землю. Они разъединились.

– Сорен? – спросила Шеннон.

– С ним кончено.

– Хорошо. Вот это хорошо. – Она шевельнулась, поморщилась. – Кажется, у меня нога сломана.

– Это будет тебе уроком.

Он улыбнулся, встал, поднял с собой Шеннон, одну ее руку закинул себе на плечо, почувствовал ее мягкое, теплое тело рядом со своим.

– Мы победили, – сказала она.

– Почти. Осталось только одно.

– Это что?

– То, чем ты мне долбила голову с первого дня знакомства. Он попробовал сделать первый нетвердый шаг, решил, что сойдет, сделал еще один. Поцеловал кончики ее волос – ее волос, пахнущих дымом и потом.

– Сказать правду, – закончил он.

Глава 44

Этот опустившийся на колени человек на улице в ствольной вспышке винтовки не походил на других. Начать с того, что он был старше – пятьдесят, может, даже шестьдесят, но в прекрасной форме. Мало того, Натали показалось, что он излучал какую-то уверенность. Он выстрелил один раз, а не разразился ошалелой очередью, и если другие пылали яростью или мучились болью, то от него исходила уверенность убийцы. Сцены ужаса вокруг были для него словно родным домом.

Это испугало ее. И потому, наведя винтовку на то место, где он стоял на коленях, она не стала сдерживать себя, нажала спусковой крючок и разрядила в него весь магазин. Пули рикошетили от бетона, высекали искры из его винтовки, и, хотя полной уверенности у нее не было, ей показалось, что его тело упало.

Натали рухнула на пол, вытащила магазин из винтовки и потянулась за новым. Ее сумка была пуста.

– Джолин! – крикнула она, поморщившись.

Обернулась и увидела лежавшую Джолин: руки раскинуты, на лице до странности спокойное выражение. Натали, пригибаясь, поспешила к ней. Прощупывать пульс не было нужды: во лбу аккуратное отверстие.

И тут что-то дрогнуло в Натали. Она едва познакомилась с этой женщиной, по существу, лишь раз поговорила с ней, но они сражались бок о бок, и это соединило их узами, о которых она прежде и понятия не имела. Как и она, Джолин пришла сюда не из-за идеологии, не из-за Теслы и даже не ради собственной жизни. Она сражалась за ребенка. Натали прерывисто вздохнула. Закрыла глаза Джолин, потом взяла боеприпасы убитой подруги и перешла к следующему окну.

Как только она высунула голову, с улицы внизу с десятка разных точек грянули выстрелы. Она упала, борясь с дрожью в руках. На улице было полно атакующих, люди бежали без опаски. Впервые за долгое время Натали позволила себе осмотреться.

Когда началась атака виджилантов, они ввосьмером лежали на полу. Восемь мужчин и женщин, включая Джолин, и Курта, и пухленькую девушку с собакой. Джолин убили, Курта Натали нигде не видела, а собака скулила и скреблась рядом с телом девушки. Насколько могла судить Натали, она осталась одна.

Их линия обороны не устояла. Сыновья Свободы прорвались мимо здания. Все было кончено.

«Ты этого не знаешь».

Защитники понесли здесь немалые потери, но, может быть, в других местах дела обстояли лучше. Она должна была верить в это, поскольку иное означало, что виджиланты просочились повсюду и вот-вот могли оказаться в центре города и у бункера, где находились ее дети.

Она даже не осмелилась подняться на корточки – поползла по полу, отталкивая в стороны битое стекло и отстрелянные гильзы. Шкаф был исковеркан, металл пробит десятками отверстий, из которых торчали клочья бумаги. Она бросила взгляд на свой невыключенный планшетник, хотя была слишком занята и не позволяла себе делать это часто.

Город светился вихрящимися бликами, как от пожара. Оборона была прорвана не только здесь. Сыновья проникли в город в десятках мест, и решительные сражения бушевали повсюду. Башни Эпштейна все еще держались, но, судя по цвету, виджиланты подтягивались туда со всех направлений.

Жители проиграли. Все их усилия оказались тщетны.

Натали посмотрела на экран, пытаясь понять, что делать. Патроны у нее кончались, а противник значительно превосходил по численности. Диспозиция поменялась. Теперь Натали находилась снаружи, а убийцы – между нею и ее детьми, и никак нельзя было пробиться в город.

Она представила Ника на своем месте – он бы сказал: «Сражайся, пока тебя не убьют». Вставила в винтовку новый магазин, готовясь встретить огонь.

Натали уже начала вставать, когда карта боя исчезла с экрана. Картинка изменилась не только на ее планшетнике, то же самое произошло и на планшетнике Джолин. Другие планшетники на полу тоже ожили, осветив ярким сиянием потолок. Трехметровый настенный экран на противоположном здании вдруг включился. На всех была одна и та же картинка. Сюрреалистическая, невероятная.

С экранов на Натали смотрело лицо ее бывшего мужа.

Глава 45

Когда эта мысль только пришла Куперу в голову, он представлял себе студию трехмерного телевидения, осветительные приборы, грим и – что еще важнее – профессионала. Может быть, комментатора. Или Джейкоба Эпштейна. Человека, который зарабатывал на жизнь произнесением речей в камеру.

– Время – важнейший фактор, – сказал Эрик по видеосвязи. – И убедительность.

– Вот именно, поэтому нужен человек, который понимает, что делает…

– Они не будут нас слушать.

– С чего вы взяли, что они будут слушать меня?

– Статистически тоже маловероятно. Статистически шансы…

– Хватит, Эрик, – оборвала его Шеннон. – Хватит духоподъемных речей. Связь готова?

– Да. Мы активизировали спящего троянца. Это послание появится почти на всех экранах Америки: по прогнозу – девяносто шесть и четыре десятых процента.

– Господи Иисусе, – выдохнул Купер.

– Дайте нам секунду, – сказала Шеннон, опуская планшетник.

Они все еще находились на аэродроме в ангаре для дронов. Освещение включили, и Купер чувствовал себя словно голый. Натриевое сияние разрывало ночную тьму городской окраины. Несмолкающая ружейная стрельба дон-дон-дон-доносилась сюда издалека, хотя и казалась теперь не такой интенсивной, как прежде. Он с трудом мог представить себе, что это хороший знак. Шеннон сидела на табуретке, вытянув сломанную ногу. Он благодаря своему дару видел ее боль по лоснящейся от пота шее и увеличенным зрачкам.

– Как ты? – спросила она.

– Понимаешь, идея была моя. – Он потер глаза. – Но вдруг мне стало ясно: я не знаю, что говорить.

– Просто открой рот и говори правду. Я в тебя верю, – вымучила она кривую улыбку, – так что не напортачь.

И прежде чем он успел ответить, она навела на него камеру планшетника и сказала:

– Эрик, давайте.

– Активирую.

Купер проглотил ответ, уставился в объектив. Попытался представить себе лицо, неожиданно появившееся на всех планшетниках, всех телефонах, всех телевизорах страны. Ту т же понял, что идея была плоха. Паника выворачивала его желудок. «Не говори с миром. Говори с Тоддом и Кейт».

– Меня зовут Ник Купер, – сказал он. – Я солдат… был солдатом, потом агентом в Департаменте анализа и реагирования, потом советником президента Клэя и послом в Новой Земле Обетованной. Я анормальный, я патриот, а в первую очередь я отец, который сражается за своих детей.

Он перевел дыхание. Воздух свистел в щербинке его сломанного зуба, цепляя открытый нерв.

– Теслу атакуют незаконные вооруженные формирования виджилантов. Звук, который вы слышите, – это звук стрельбы. В этот самый момент гибнут люди с обеих сторон. Обычные и сверходаренные, мужчины и женщины… Тридцать лет назад мир изменился. Мы не просили никаких перемен. Мы их не ждали. Мы с тысяча девятьсот восьмидесятого года пытаемся совладать с ними. И делаем это очень плохо. А в последнее время обе стороны, кажется, утвердились во мнении, что восстановить справедливость можно только войной. Но слова «исправить» и «война» несовместимы. Война иногда бывает необходима, но она не имеет ничего общего со справедливостью. Нет такого понятия, как «нравственная война».

Он подумал о своих детях в бункере. О самолетах, упавших с неба. О ракете, уничтожившей Белый дом.

– Война превращает всех нас в чудовищ, – произнес он. – И хуже всего то, что война никогда не бывает ограниченной. Она не имеет правил, у нее нет рамок. Мы говорим себе, что сражаемся за наших детей. Но дети-то и страдают больше всего.

* * *

Тодд сидел на койке рядом с Кейт и смотрел на экран. В бункере горел яркий свет, а чуть раньше стоял шум, тысячи детей говорили одновременно. Но теперь все они смолкли и уставились на экраны у себя в руках или на те, что висели на стенах.

Тодд с трудом дышал. Отец. Отец жив. Выглядел он ужасно: губы распухли, лицо в грязи, под глазом порез и кровь между зубами. Но он был жив.

– Одна умная женщина как-то сказала мне, – продолжал отец, – что никакой войны не будет, если люди, вещающие с экранов телевизоров, перестанут говорить, что война уже идет. Она сказала, что проблема не в наших различиях. Проблема в нашей лжи. Я верю в это. Верю, что мы можем остановить это, если будем говорить правду. Не правду политиков или террористов. И не частичную правду, которая представляется нам удобной. А всю правду, даже если она горька. Мы разные, и уживаться людям с такими различиями нелегко. Мы все испуганы. Нам всем больно. И большинство из нас просто хочет жить своей жизнью. Мы не хотим выходить на улицы, мы хотим отработать день, а потом выпить пива и поиграть с детьми.

Кейт поежилась рядом с Тоддом, и он, взглянув на нее, увидел широко открытые влажные глаза сестренки.

– Я же тебе говорила, он нас защитит, – сказала она.

– Ш-ш-ш.

Он отер ее мокрый нос, обнял и наклонил планшетник, чтобы ей было лучше видно.

– Но это происходит не где-то далеко, не с людьми, которых мы никогда не увидим, – произнес отец. – Это происходит с нашими детьми. Мы знали: так не должно быть, но позволяли себе не замечать происходящего. И есть люди, которые пользуются этим. Экстремисты с обеих сторон, которые не брезгуют ничем ради получения власти. Кто-то считает, что понимает жизнь лучше вас. Кто-то просто испуган. В конечном счете это не имеет значения. Вы фанатикам безразличны, и если им позволить, они затянут нас в войну ради собственной выгоды. Я говорю о таких людях, как Джон Смит. Как министр обороны Оуэн Лиги.

* * *

Лиги, стоявший в туалете перед раковиной, насторожился, кислота разлилась по его желудку. Он сидел на унитазе, когда телевизор на стене вдруг ожил и на экране появился Ник Купер. Лиги быстро подтерся, спустил воду и теперь стоял, словно окаменев.

– И тот и другой, – продолжал Купер, – скажут вам, что сражаются за страну. Может быть, они и сами верят в это. Но на самом деле они хотят только войны. У нас единственное оружие против фанатиков – правда, и вот вам она.

«Это невозможно, – подумал Лиги. – Очередной фокус вывертов. Купер мертв. Его убили несколько недель назад».

– Несколько месяцев назад команда ученых открыла биологический источник одаренности. И не только. Они открыли и способ воспроизведения одаренности. Люди стремились к этому вот уже тридцать лет. Такое открытие могло бы навсегда изменить будущее человечества. Это наше общее достижение, о котором нужно было кричать во всеуслышание. Но открытие оставалось тайной. На ученых объявили охоту и террористы, и правительство. В конечном счете все оказалось в руках Джона Смита, и он превратил величайшее достижение за всю историю человечества в оружие. Он использовал его для создания вируса, который мог бы уничтожить сотни миллионов жизней, если бы Смиту удалось распылить его.

Вот вам правда. Но не вся. Сегодня, когда армия убийц подошла к Тесле, Эрик Эпштейн пытался связаться с президентом, чтобы просить о милосердии. Но ему не удалось это сделать.

На этих словах изображение Купера пропало, а экран разделился на две части. На одной – Эрик и Джейкоб Эпштейны. А на другой Лиги увидел самого себя. Разговор, состоявшийся недавно. Нет. Нет…


ЭРИК: Мы сдаемся. Безоговорочно.

ЛИГИ: Не поздновато ли вы делаете свое заявление? Вы уничтожили семьдесят пять тысяч солдат. Сровняли с землей Белый дом. Убили нашего президента.

ЭРИК: Самооборона. Армии был отдан приказ атаковать, бомбить наш город…

ЛИГИ: Знаю. Я сам и отдал тот приказ.


Стоп-кадр, такой нелестный для Лиги, на его лице застыла холодная улыбка.

И снова Купер:

– И это тоже правда. Такие люди используют наши жизни как покерные фишки. Они сделали это в «Монокле». И когда взорвали биржу. А теперь толпа сжигает город, убивает невинных жителей. И все из-за лжи. И обычные люди, и сверходаренные стоят на краю пропасти. Но еще остается время – самая капелька, – чтобы сделать выбор. Мы можем найти способ двигаться в будущее вместе. – Он помолчал. – Или мы можем продолжить войну. Вы все можете сидеть тихо, пока уничтожают Теслу, пока анормальных убивают тысячами вмес те с их семьями. Только не заблуждайтесь. Это не станет победой. Кто-то выживет, и выжившие нанесут ответный удар. Кровь приведет к еще большей крови. И в конечном счете мы уничтожим друг друга.

Купер замолчал, несколько секунд его лицо оставалось на экране, за его спиной светилось голубое пламя, доносился слабый оружейный треск. Наконец он сказал:

– Но мы не допустим этого. Не должны допустить.

Еще мгновение – и трансляция прекратилась, на экран вернулись новости. Ведущие, недоуменно моргая, глядели друг на друга.

Лиги продолжал смотреть на экран. Руки его дрожали. Они казались такими старческими. Какая-то его часть хотела пуститься наутек. Но как он мог скрыться? Нет окна, через которое он мог бы выбраться, нигде не ждала его машина, чтобы увезти в безопасное место.

«Тебе придется заблефовать эту историю. Ты умеешь. Опыт есть».

Он глубоко вздохнул и вышел из туалета.

Самый большой конференц-зал был превращен в Ситуационный центр. Вокруг стола сидели главные советники, оставшиеся в живых члены кабинета, начальники штабов вооруженных сил. Двадцать пар глаз смотрели на него. На десятке экранов бушевало сражение в Тесле.

Во главе стола поднялась президент Рамирес и нажала кнопку на интеркоме:

– Прошу вас, несколько агентов сюда.

– Мадам президент, я могу объяснить…

Дверь в конференц-зал распахнулась. Вбежали четыре агента в темных костюмах, обшарили глазами помещение – откуда может исходить угроза? Пиджаки на них были расстегнуты, руки внутри.

– Арестуйте министра Лиги. Он подозревается в предательстве, – сказала Рамирес.

Агенты Секретной службы переглянулись и двинулись к нему.

– Мадам президент, это глупо… – начал было Лиги.

– Если окажет сопротивление, застрелите его, – сказала Рамирес и обратилась к людям за столом: – Соедините меня с Эпштейном.

Глава 46

«Но мы не допустим этого. – Лицо Купера занимало экран высотой в три метра. – Не должны допустить».

На экране снова появилась комментатор – женщина в очках с дружелюбным взглядом.

«В течение трех дней после страстного обращения бывшего агента ДАР Николаса Купера к американскому обществу между Соединенными Штатами и Новой Землей Обетованной идут непрерывные переговоры. Источники, близкие к президенту, говорят о своей уверенности в том, что это знаменует (кавычки открываются) начало новой эры взаимодействия и дружбы (конец цитаты). Хотя текст соглашения еще не выработан, предполагается, что его статьи будут включать обмен техническими деталями так называемой „Терапии Каузена – Парка“, процесса, с помощью которого можно воспроизводить одаренность в…»

Эрик Эпштейн движением руки переключил канал.

«…прибытие тюремного транспорта, доставившего отставного двухзвездного генерала Самюэля Миллера. Миллер, который спровоцировал людей на создание группировки под названием Новые Сыновья Свободы и возглавил ее, будет предан суду как военный преступник. Его арест вызвал двойственные чувства, как и всеобщая амнистия тем виджилантам, которые сложили оружие…»

Еще одно движение рукой – и новый канал.

«…сорок пять минут спустя над Теслой появились истребители. Страну убеждали, что военная интервенция невозможна.

Официальная история состоит в том, что министр обороны Оуэн Лиги преувеличивал последствия растехнологизации оружия, чтобы позволить Новым Сыновьям Свободы атаковать Новую Землю Обетованную. Но кто еще, кроме Лиги, состоял в заговоре? Можем ли мы быть уверены, что сама президент не участвовала в принятии этого решения и была вынуждена действовать только после пиратской трансляции?»

Еще движение.

«…Я согласен с тем, что речь мистера Купера тронула за живое. Но люди, кажется, игнорируют тот факт, что анормальные внедрились во все электронные приборы Америки. Это было не общенациональное вмешательство в частную жизнь, а преступление, использующее технологию компьютерного вируса, который убил семьдесят пять тысяч солдат и уничтожил Белый дом».

«Да, но не в этом ли суть? Их технологическое преимущество необходимо учитывать. Если бы НЗО не была остановлена, она бы использовала ту же технологию в агрессивных целях…»

Движение.

«…медиа изображают Ника Купера как некоего героя. Но этот человек – убийца. Он убивал людей для ДАР. Он открыто признается в убийстве активиста и автора Джона Смита. Но поскольку он объявил Смита террористом, мы должны радоваться…»

– Я устал от себя. Не могли бы вы меня выключить? – сказал Купер.

Эрик улыбнулся, приглушил звук и повернулся к нему, сунув руки в карманы кенгурушки. За ним, над ним и вокруг на десятках экранов продолжалась трансляция. На одном из них вертолеты кружили над улицами Теслы. На другом тысячи людей с плакатами протестовали у Зеркального пруда в парке Мемориала Линкольна. Оуэн Лиги в наручниках. Итан Парк, в шикарном костюме, жестикулирует на фоне диаграмм с вращающимися спиралями ДНК. Рабочие разбирают разрушенное здание ДАР. Братья Эпштейн в свете фотовспышек: Джейкоб, как всегда изысканно одетый, Эрик, помятый, как незастеленная кровать. И неизменное повсеместное изображение Купера, избитого вдрызг, говорящего в камеру, а за ним языки голубого пламени.

В ту ночь, когда Шеннон выключила планшетник, они уставились друг на друга. Разбитые, вымотанные и беспомощные. Чувство было ужасное. В километре от них продолжалось сражение. Где-то там была Натали, его детям все еще грозила опасность, а он больше ничего – в буквальном смысле – не мог сделать. Ничего – только ждать и надеяться.

Прошло всего несколько минут, как зазвонил его телефон, но то были самые долгие минуты в его жизни. Он услышал голос Милли, звучавший жизнерадостно, как никогда прежде. Она сообщила, что Эрик побеседовал с президентом и они договорились доверять друг другу.

– А они смогут?

– Да, я думаю, смогут, – ответила Милли после небольшой паузы.

Вскоре под рев форсажных камер и хлопки вертолетных лопастей появились силы быстрого реагирования. Установленные на вертолетах громкоговорители приказывали обеим сторонам сложить оружие. Твердые голоса с воздуха заверяли воюющие армии на земле, что воздушная армия полностью вооружена и готова открыть огонь.

Блеф. Растехнологизация армии зашла так далеко, что потребовался прямой приказ президента, чтобы командир базы ВВС в Элсуорте поднял вертолеты в воздух, хотя у них и не нашлось ни одной бомбы. Однако Новые Сыновья не знали этого, и кем бы еще ни считали себя виджиланты, они по большому счету были патриотами. Это-то и позволило генералу Миллеру соблазнить их, внушить им, что они – те самые крутые ребята, которые сейчас нужны Америке. Среди них было, конечно, и немало психопатов, но, услышав прямой приказ президента, а к тому же увидев воображаемую мощь ВВС США, они предпочли сложить оружие.

Президент Рамирес полностью амнистировала всех участников с обеих сторон (кроме Миллера, который, видимо, будет висеть рядом с Оуэном Лиги) при условии, что они сложили оружие. Эта часть договоренностей была для Купера как острый нож – мысль о том, что те люди, которые гнали впереди себя детей, которые пытались убить Натали, Тодда и Кейт, просто вернутся домой. Но ведь он сам призывал к компромиссу, а природа компромисса такова, что он никого не делает счастливым. Именно так ты и понимаешь, что достигнуто справедливое соглашение.

– Что показали анализы на аэродроме?

– Вирус гриппа погибает при температуре семьдесят пять – сто градусов Цельсия. Температура горения жидкого кислорода составляет две тысячи градусов.

– Но никаких следов не было обнаружено? Во время взрывов ничто не разбрызгалось? Не осталось на земле?

– Аэродром был закрыт и подвергся высокотемпературной обработке. Ничто не указывает на утечку вируса.

Купер с облегчением выслушал это. У них с Шеннон не было выбора, им оставалось только рисковать. Но с тех пор Купер не находил себе покоя, мучился вопросом: не сделали ли они, случайно, за Смита его работу?

– Теперь вы знаменитость и собираетесь на встречу с президентом. Как вы себя чувствуете, став публичным человеком?

Эрик поморщился:

– Я люблю людей.

– Я знаю, Эрик. Знаю, – улыбнулся Купер. – Ваше впечатление от Рамирес?

– Она действует очень эффективно.

– Опа, – сказал Купер. – В ваших устах это серьезная похвала. Условия договора согласованы?

– В общих чертах. Остаются всякие мелочи.

Об условиях сообщалось в новостях. НЗО согласилась не только поделиться результатами работы Итана, но и удалить все компьютерные вирусы из программ, подчиняться как федеральным законам, так и законам штата Вайоминг и отказаться от всех попыток добиться суверенитета. НЗО являлась американской территорией и таковой и будет оставаться. Кроме того, Эпштейн отдавал половину своего состояния на компенсации близким тех, кто погиб от вируса Протей.

Президент же со своей стороны согласилась отказаться от инициативы по надзору за перемещением и микрочипиро-ванием анормальных. «Убежища для анормальных» (вроде приюта в Мэдисон-сквер-гарден) ликвидировались, все их обитатели освобождались. Рамирес также должна была выпустить указ, снимающий все дискриминационные ограничения для сверходаренных. Технически четырнадцатая поправка к Конституции уже гарантировала равные права всем, но с учетом событий последних лет такое напоминание было нелишним.

Еще тысячи вопросов ожидали ответов – функционирование академий, будущее ДАР, процессы над военными преступниками, вопросы нарушения авторских прав и кибер-преступности, доступ к работе Итана и так далее, и так далее. Каждый из них грозил стать кошмаром публичной политики, горячей точкой, чреватой беспорядками. Но теоретически анормальные и обычные люди должны были жить бок о бок и, будучи гражданами Америки, иметь равные права. Немалое достижение.

– А что насчет первого декабря, армии и Белого дома?

Эрик опустил глаза и сказал:

– У меня не оставалось выбора.

– Вы могли бы сдаться и тогда.

– Статистичес… – Он оборвал себя на полуслове. – Возможно.

– Это были американские солдаты. И наш президент. Наша история. Хорошо, что вы отдаете двести миллиардов, а прощать и забывать – приятный маркетинговый ход. Но никто ничего не покупает. Включая меня.

– Виноваты обе стороны. «И обычные люди, и сверходаренные стоят на краю пропасти» – ваши слова. Пропасть пугает. Этого должно быть достаточно, чтобы начать перемены.

– Надеюсь, – сказал Купер, поднимаясь со стула и протягивая руку. – За перемены.

– За перемены, – пожал ему руку Эпштейн.

– Вы завтра в Вашингтон?

– Да.

– Удачи.

– «Удача» – неточное слово. А вы? Чем собираетесь заняться?

– В долгосрочном плане? Пока не знаю, – ответил Купер. – Но сейчас я отправляюсь к детям. И мне предстоит разговор, которого я боюсь.

– Удачи, – улыбнулся Эрик.

Глава 47

– Папа! – пропищала Кейт, бросаясь к нему.

Купер поднял девочку, посадил себе на плечо, а она прижалась к нему лицом, обхватила руками за шею. От нее пахло шампунем и овсянкой. Дочка немедленно начала нескончаемый монолог о том, как она по нему скучала, хотя он и приходил сюда вчера, как все дети хотят дружить с ней теперь, как он теперь знаменит, как она будет дружить и дальше со своими прежними друзьями, как…

– Привет, па, – сказал Тодд.

Он пытался говорить взрослым голосом, который никак не отвечал его бесхитростной улыбке. Он протянул руку, Купер пожал ее и обнял сына.

«Вот за что ты сражался. Не за идеалы, не за компромисс, не за какое-то туманное представление о завтрашнем дне. А за этих двоих».

– Привет, – сказала Натали.

Под глазами у нее темнели круги, но улыбалась она с теплотой.

«За этих троих».

– Привет, – кивнул он, приглашая ее присоединиться к семейному объятию.

Они долго стояли так. Наконец он сказал:

– Думаю, вероятность очень невелика.

– Что?

– Нет, я себя глупо чувствую.

– Па, ты о чем?

– Я просто подумал, есть ли хоть маленький шанс… и если вы скажете «нет», то ничего страшного, но, может быть, вы, ребята, не откажетесь от гамбургеров с молочным коктейлем?

Дети побежали собираться – курточка и шапка Тодда, любимая и потрепанная новая книга Кейт, а какой у нее классный шарфик! Купер отпустил их, он упивался семейным теплом, отвечал на вопросы, ерошил им волосы. Натали казалась какой-то далекой, и он скосил на нее глаза, чуть не спросил, все ли у нее в порядке, но передумал. Вместо этого взял ее руку и пожал.

Утром после сражения он и Натали изображали перед детьми бесстрашных родителей, говорили, что все прошло не так уж плохо. Делали вид, что нет сгоревших зданий, не замечая, что на тяжелых грузовиках прибывают солдаты в форме, что на улицах еще лежат тела, а в городе стоит запах дыма и крови. И только когда дети легли спать, у них появилась возможность поговорить.

Натали рассказала ему о сражении – поначалу спокойно, но потом стала отводить глаза, ее пальцы размазывали по столешнице просыпавшийся молотый кофе. Голос стал глухим, по мере того как она описывала события дня и ночи. Говорила она о том, что видела. О том, что делала. О том, что не знает, сколько человек убила, но не сомневается – немало. О том, что прицеливалась и нажимала на спусковой крючок снова, и снова, и снова, и снова. Что бросала бутылки с бензином в живых людей и слышала их крики, чувствовала запах их подожженных волос, а потом убивала их товарищей в свете от горящих тел.

Потом она плакала, а он держал ее, шептал, что все в порядке, хотя они оба знали: он лжет. Он был солдатом, всегда был, и его так глубоко ранили не столько убийства, а мысль о том, что это делала Натали.

– У тебя не было выбора, – сказал он.

– Конечно, – кивнула она и уткнулась головой в его грудь.

Натали не опасалась, что с ней случится нервный срыв, не сомневалась в правильности своих действий. Она целиком отдавала себе отчет в своих поступках. Но он видел произошедшие в ней перемены, видел, что ее мир стал более темным местом, и знал: ей теперь всю жизнь тащить на себе этот груз. Не каждую минуту, даже не большую часть времени – груз всегда будет оставаться на ее плечах.

«Ты обязан ей всем. Всем, что есть чистое в твоей жизни, ты обязан Натали. А ты не дал ей ничего, кроме страха и боли. Ты должен делать для нее больше. Делать то, что мы делаем для наших детей», – подумал он.

Она сказала ему эти слова почти год назад. Он снова сжал ее руку, и она, моргнув, улыбнулась ему.

В ресторанчике творился сумасшедший дом – строительные бригады, ученые-исследователи, морская пехота США, но хозяйка, увидев Ника, засветилась, как лесной пожар, и сказала:

– Пожалуйста, сюда, мистер Купер. Мы освободим для вас место.

Голос ее прозвучал громче, чем ему хотелось бы, и половина посетителей повернулись в его сторону. Они приветственно кивали ему, показывали поднятый вверх большой палец.

– Господи ты боже мой, – проворчала Натали. – Неужели это вы собственной персоной, мистер Купер? Не дадите автограф? Пожалуйста, пожалуйста, умоляю.

В ответ он показал ей средний палец.

Еда была жирная, но добротная, картошка фри похрустывала на зубах. Вкус бургеров напоминал ему детство, сдобренное густым молочным коктейлем с шоколадом.

Они смеялись и шутили, легко возвращались в круг отношений счастливого семейства. Это было хорошо. Больше, чем хорошо.

Потом они прошли прогуляться. Отовсюду в холодное голубое небо поднимались столбы пыли – работали команды строителей, приступивших к сносу разрушенных зданий. Куперы держались близ центра города, который в значительной степени остался неповрежденным. Когда увидели детскую площадку, Кейт и Тодд стрельнули в отца вопросительными взглядами, а потом бросились к другим детям, игравшим в некую свободную форму салочек по таким сложным правилам, что Ник даже не стал пытаться их разгадать. Они с Натали сели неподалеку на скамейку на солнышке.

– Нет, ты видишь? – улыбнулась она. – Я знаю: это всего лишь детская площадка. Но все же. Они все играют вместе. Думаешь, это надолго?

– Ну, надеяться-то мы можем?

Они сидели, наевшиеся до отвала, и смотрели, как играют дети. Простое удовольствие, одна из повседневных радостей, которых так мало было у Ника, и он мог бы просидеть здесь всю оставшуюся жизнь в дружеском молчании.

– Я сегодня говорил с президентом, – сказал он.

– С Рамирес? Правда?

Он кивнул:

– Она хочет, чтобы я вошел в администрацию.

– Искусный пиар-ход.

– Да, но у меня такое чувство, что это искреннее предложение. Она дала понять, что предоставляет мне карт-бланш – посол, советник, хотя она и сделала мне предложение. – Он помолчал. – Она попросила меня вернуться в ДАР.

– В качестве агента?

– Нет, – ответил Купер. – Директора.

Натали присвистнула.

– Я ей сказал, что, по моему мнению, старый ДАР уже мертв. Рамирес согласилась. Она хочет полностью его перестроить, переделать из полицейского агентства во что-нибудь новое. Открытие Итана засекречено, но теперь, когда все о нем знают, необходимо выработать какую-то политику относительно него. Кроме того, остается еще множество террористических организаций и групп ненависти по обе стороны. Президент считает, что новый ДАР не должен быть сосредоточен целиком на надзоре за анормальными, а скорее, на соприкосновении между… – Он посмотрел на нее и замолчал.

Натали сидела с напряженной спиной, ссутулив плечи, сложив руки на коленях. Один из явных признаков – Ник уже давно открыл его с помощью своего дара. Такая ее поза означала, что она думает об их отношениях и собирается говорить с ним об этом.

Он боялся таких разговоров, потому что при всей его любви к ней, любви, которая не кончится никогда, собирался сказать, что хочет жить с другой женщиной.

– Послушай, – сказал он, а она одновременно с ним произнесла:

– Ты меня извини.

Оба погрузились в неловкое молчание.

– Продолжай.

– Я должна извиниться. Не думаю, что я… – Натали вздохнула, потерла ладонь о ладонь. – Понимаешь, мне никогда не нравилось то, чем ты занимался, хотя я и понимала твои мотивы. Но ситуация все ухудшалась. И когда мы жили вместе, и даже когда расстались. Я все время боялась. Я сидела на собраниях. Или… ну, не знаю, гладила пижамку Кейт, а мое воображение рисовало всякие картинки, маленькие живые кошмары того, что может случиться с тобой. Как тебя могут искалечить, как…

Она снова вздохнула и, помолчав, продолжила:

– А потом ты ушел из департамента и стал работать на президента Клэя. Ты по-прежнему пытался улучшить мир, но был в безопасности. Не знаю, может быть, из-за волнения, а может, я решила, что поводов для волнений больше нет, но в какой-то момент я стала думать, не слишком ли легко мы сдались.

– Натали, я…

– Позволь мне закончить. – Она уставилась перед собой. – Мы пылали друг к другу вечной любовью. И ты прекрасный отец. И… нам было хорошо вместе. По-настоящему хорошо.

Он кивнул.

– Я думала, что знаю твой мир. Но я его не знала, а если и знала, то понаслышке. Я была туристом. Прошлую ночь я прожила в том мире. Будучи предоставлена самой себе. Я сделала то, что была должна. Чтобы защитить детей. Как и ты. Но я прониклась ненавистью к этому миру. Я так жить не могу. И не буду.

Кейт помахала им с детской площадки, Натали махнула ей в ответ и продолжила:

– Я знаю, ты всегда думал, что наша самая большая проблема – твой дар. Но на самом деле не дар, а мир, в котором ты живешь. Когда ты стал работать у Клэя, я попыталась обмануть себя, решила, будто ты расстаешься с той жизнью. Но ты продолжил жить по-прежнему. И теперь я понимаю, что ты всегда будешь жить так. – Она повернулась к нему. – Ты не можешь иначе, дорогой. Ты слишком хорошо знаешь свое дело. Ты нам нужен. Ты нужен им. Следующий Джон Смит на подходе.

– Натали…

– Я знаю, я сама все запутала. Я потянулась к тебе. И не жалею об этом. И не жалею, – она почти улыбнулась, – что снова занималась с тобой любовью. Извини меня, Ник. Я ошибалась. Я не могу жить с тобой. Так – не могу. Не в силах.

Он посмотрел на нее. На лицо, которое целовал миллион раз и на котором знал каждую родинку, каждую морщинку. Женщина, которая стала его первой любовью. Женщина, которая до сих пор умела удивлять его, несмотря на его дар и их совместный опыт.

– Скажи что-нибудь, – тихо произнесла она.

– Я просто подумал, какая ты удивительная, – сказал он.

– Ах это, – пожала Натали плечами и улыбнулась. – Это правда.

Она потянулась своей рукой к его.

И они вместе принялись смотреть, как играют их дети.

Глава 48

– Минуточку! – прозвучал ее голос из-за стены. – Что за идиотские, вонючие, сучьи…

Дверь распахнулась.

Устройство вокруг правого бедра Шеннон представляло собой прозрачный пластиковый цилиндр, наполненный зеленым гелем. Оно удерживалось на ее ноге от колена почти до паха с помощью напоминающих сороконожку ремешков, которые подергивались и затягивались, когда она двигалась. Наверняка лучшее из того, что могла предложить НЗО (Купер ничего подобного в жизни не видел). Но внешне это напоминало нечто среднее между паропанковским ювелирным изделием и средневековым пыточным орудием.

– Что? – спросила Шеннон, увидев выражение его лица. Купер постарался не рассмеяться. Изо всех сил. Но чем больше он старался, тем хуже у него получалось. То, что началось, как сдавленный смешок, быстро обрело свойства снежного кома. Тут все сыграло роль: и ее раздраженная гримаска («Ты надо мной издеваешься?»), и сама мысль о том, что Девушка, Которая Проходит Сквозь Стены, пользуется костылями, а ее гибкая грация свелась к шатким подпрыгиваниям.

– Ну, давай-давай, смейся, придурок.

Он сделал над собой еще одно усилие, но все равно не смог остановиться.

– Веселись, – притворно обиделась она, – а я пока воздержусь.

– Извини.

Когда ему удалось взять себя в руки, он повторил:

– Извини. Выглядишь ты просто здорово.

– Ха-ха.

– Нет, правда. Как бы и мне такой штукой обзавестись?

– Продолжай в том же духе – и скоро узнаешь.

Он вошел, взял ее лицо в ладони и поцеловал. Они никуда не торопились, их языки и губы исполняли неспешный танец. Когда они наконец разъединились, Купер сказал:

– Привет.

– Привет.

– Болит? – спросил он, взглянув на ее ногу.

– С таблетками не болит. И эпштейновские доктора говорят: две недели с этой фигней на ноге, две недели физиотерапии, и я буду как новенькая. Неплохо для перелома бедра.

– Да уж. От слов «перелом» и «бедро» в одном предложении у меня мурашки по коже.

– Героический поступок. – Она движением руки пригласила его в квартиру. – Представляешь, я осталась в живых после воздушного тарана во спасение мира.

– Ну, официально мир спас я. Так говорят по всем каналам.

– Господи, – фыркнула Шеннон и, дохромав до дивана, опустилась на него. – Ты и без того нос задирал, а теперь совсем станешь несносным. Пива?

– Конечно.

– В холодильнике, – подмигнула она. – И мне захвати.

На крохотной кухоньке стоял холодильник, в котором не нашлось ничего, кроме острого соуса, горчицы и пива. Очень похоже на его холодильник.

– А тебе пиво с таблетками можно? – спросил он.

– Наверняка.

Она взяла банку, сделала большой глоток. Купер оглядел квартиру, отметил набор для чистки оружия на кухонном столе, приглушенный телевизор, раскрытые книги обложкой вверх (Шеннон как-то сказала ему, что, когда ей нравится книга, она так переламывает корешок, чтобы та лежала плоско на столе и можно было есть и читать), кровать, убираемая в стену, письменный стол в углу, кипы всякого хлама под листьями пластикового растения. Место, неприспособленное для жизни, место для прозябания. Промежуточная станция для жизни, проходящей в другом месте. Он улыбнулся.

– Ты помнишь, как мы ехали сюда? Еще до всего. По нашим липовым паспортам – муж и жена.

– Том и Элисон Каппелло.

– Точно. Мы сочиняли легенду, как мы якобы работали вместе, занимались какой-то кабинетной рутиной. И я, такой изворотливый умник, спросил, а был ли у тебя вообще когда-нибудь письменный стол, и ты тут же выдала что-то вроде: «Да у меня есть стол – очень нужная вещь: на нем стоит мое пластиковое дерево».

– Правдивая история, – сказала она. – Этот стол – командный игрок.

– Но ты не упомянула всякий случайный хлам на нем.

– Он совсем не случайный. Я точно знаю, где у меня что лежит. Как прошел твой разговор с президентом?

– Просто поразительно.

Он рассказал ей о предложении Рамирес.

– Ух ты, – воодушевилась она. – И ты его примешь?

– Не знаю пока. Я ей сказал, что мне сначала нужно отдохнуть.

– Да? И куда ты отправляешься?

– Мы. Куда мы отправляемся. – Купер сел рядом с ней на диван. – Мы так с тобой и не были толком вместе. Что, если мы полетим куда-нибудь в теплые края? Мне в голову приходит ром, кокосовое молоко и пальмы. Никаких пистолетов. Никаких заговоров.

– И никто не будет пытаться нас убить?

– Неделю или две. Конечно… – Он посмотрел на ее гипс. – Я, вообще-то, представлял тебя в бикини.

Она рассмеялась тем низким добрым смехом, который всегда так ему нравился.

– Как только снова смогу двигать ногой, дам тебе пенделя.

– С нетерпением жду этого дня, хромоножка. А пока мы должны заняться кое-чем.

– Да? И чем же?

– Сейчас я разложу эту кровать и отнесу тебя на нее.

– Ой ли, Купер? У тебя найдется что-то для калеки?

Ее губы медленно растянулись в озорной улыбке.

– Я даже не представляю, как это у нас получится, – сказала она.

– Ник, – поправил он. – Можешь называть меня Ник. И могу поспорить, мы что-нибудь придумаем.

И они придумали.

Эпилог

Третью ночь подряд его трясло перед сном, мысли его метались, забегали в края, которых он не выбирал, и со скоростью, которой ему не требовалось. Он потел и кашлял, но его доставала вовсе не простуда.

Проснулся он почти в полдень, солнце светило в окно. Некий разведчик в его сознании, забежав вперед его пробудившегося «я», предупредил, что ему снова будет дурно. Он глубоко вздохнул и остался лежать неподвижно.

Ничего. Он чувствовал себя прекрасно.

Хок поднялся с кушетки. Домик представлял собой двухкомнатный сруб с лакированными стенами и запахом дыма от плиты. Он поплелся в туалет и там писал, писал, казалось, целую вечность. Он нашел чью-то зубную щетку – хоть и чужая, но все лучше, чем ничего, хотя пятьсот тридцать две щетинки примялись усталыми пучками.

Он почти закончил чистить зубы, когда вдруг понял, что знает, сколько щетинок помялось. Без всяких усилий, даже не думая, он знал это так же точно, как и то, что если разжать пальцы, то щетка упадет: пятьсот тридцать две щетинки, что составляло двадцать один целый и двадцать восемь сотых процента от общего числа щетинок. Он улыбнулся. Закончил чистить зубы. Сплюнул.

В ночь сражения, когда виджиланты прошли мимо дома, он заставил себя подняться с пола в кухне и пробрался в гараж. У него ушло целых двадцать минут (в течение которых он без счета заглушал двигатель, пытаясь тронуться с места, скрежетал шестеренками коробки передач) на то, чтобы освоить джип, но когда началась стрельба, он уже был за пределами города и ехал на запад. Около полуночи он позволил себе забраться в охотничий домик на скале, намереваясь с утра пораньше отправиться дальше. Вот только когда он проснулся, мозг у него горел, и с того времени мир для него оставался погруженным в лихорадочный туман.

На кухне он поел консервированных бобов, пока варился кофе. А когда кофеварка зашипела, он, не глядя, потянулся за кружкой, но опрокинул ее со стола на пол.

Это было прекрасно.

Хоку не требовалась математика, чтобы описать случившееся, но он ясно представлял себе формулу, учитывающую силу тяжести, сопротивление воздуха и инерцию. Это показалось ему настолько очаровательным, что он потратил несколько секунд на наблюдения, замедлил вращение кружки, пока ему не стали видны все подробности: внутренняя поверхность с неотмытыми кофейными разводами, слабый отпечаток пальца на ручке, вихри пыли, поднятые падением, и солнечный зайчик от ребра в тот миг, когда кружка неторопливо ударилась об пол.

Когда она упала и разлетелась на фрагменты по предсказуемым направлениям, он слышал стук каждого осколка о плитку пола, и почему-то это навело его на мысль о Джоне.

В служебном туннеле Джон, говоря о важности непредвиденных обстоятельств, почти не обращал внимания на мальчика, идущего следом. Но потом он остановился и вперился в него внимательным взглядом.

– Хок, я должен сказать тебе кое-что. Кое-что важное. Велика вероятность того, что мне из этой заварухи не выйти живым. Если так оно и случится, ты должен помнить: ты – будущее.

– Не понимаю.

– Поймешь, – сказал Джон.

Потом они поднялись по лестнице, а несколько минут спустя Джон погиб.

«Он был прав, – подумал Хок. – Объяснять мне что-то тогда не имело смысла. Но теперь я понимаю».

Понимал он теперь и другое: то, что Джон использовал его, что, говоря о превращении пешки в ферзя, он это и имел в виду. Хок не возражал. Хок был важен для него, Джон обращался с ним как с мужчиной, дал ему имя, цель в жизни и мечту. Мотивы могут иметь значение, но не такое важное, как факты.

Хок взял новую кружку и налил себе кофе, медленно выпил его, размышляя. Потом вышел из домика и сел в джип. Он потянулся за ремнем, но тут его согнул приступ кашля. Он уронил голову на рулевое колесо и не поднимал, пока приступ не кончился. Когда кашель прошел, Хок вытащил кусочек ткани из кармана.

И замер.

Скомкал ткань.

Вытер нос руками, потер ладони.

Бензобак был полон на три четверти. Приблизительно шестнадцать галлонов. При расходе топлива около галлона на тридцать пять километров, полный бензобак позволял проехать пятьсот шестьдесят три километра. С деньгами, которые он нашел в конспиративном доме, он сможет заправлять машину восемь-десять раз. Ему нужно будет еще и есть, а также деньги понадобятся на всякие непредвиденные обстоятельства, – «Спасибо, Джон», – значит, приблизительно четыре тысячи километров.

Хок представил себе карту. Образ возник такой четкий, будто он и в самом деле смотрел на карту, вплоть до масштабной линейки в углу.

Сначала Солт-Лейк-Сити.

Потом Рено.

Сакраменто.

Сан-Франциско.

Лос-Анджелес.

На северо-восток к Лас-Вегасу, на юго-запад к Финиксу.

Потом разворот, чтобы закончить путешествие в Сан-Диего.

Общее расстояние – три тысячи девятьсот двадцать семь километров.

Сорок часов, если без остановки. Но ему нужно будет есть в ресторанах, заходить в церкви, садиться в автобусы. С учетом пережитого им латентного периода времени у него оставалось в обрез. Значит, проведи, скажем, четыре дня, пожимая руки, чихая на улицах городов, что позволит охватить население числом…

…девять миллионов.

Хок закашлялся, улыбнулся и завел джип.

Ему предстоял долгий путь.

Благодарности

В 2010 году мы с моим другом Блэйком Краучем совершали восхождение на гору. Поставив палатку на высоте четырех тысяч метров, мы трепались и попивали бурбон, и вдруг к нам пришла потрясающая идея, и оба в нее влюбились. Как и всякая любовная история, эта началась с интрижки, быстро перешла в стадию флирта, и мы с Блейком сами не заметили, как втюрились без памяти. В результате Блейк разродился мегауспешной трилогией «Сосны». А моя трилогия заканчивается книгой, которую вы сейчас держите в руках.

Любовь была долгой и красивой, она продолжалось пять лет, и ее итог – три книги и триста тысяч слов (я говорю только о собственных произведениях). За это время мы с женой продали квартиру в кондоминиуме, купили дом, родили дочку, а еще мы веселились, готовили еду и путешествовали. Теперь моя работа подошла к концу; прощание с ней приносит радость и сожаление, как и прощание с большинством приключений, которые меняют нас.

Я с удовольствием жил в мире своих книг, общался с Купером, Шеннон, Натали, Итаном и Куином (прости меня, Бобби, искренне говорю), а также с Джоном Смитом, Эриком Эпштейном и Хоком. Мысль о том, что это время прошло, погружает меня в печаль. И хотя не исключаю, что в какой-то момент все же решу вернуться, я думаю, что истории закончены, каждый из героев пережил и яркие минуты славы, и кромешную мглу. И я благодарен за то, что они позволили подсесть к ним в машину.

Я благодарен и многим другим. Пусть они, в отличие от моих вымышленных друзей, не оставили за собой горы трупов, все равно они крутые ребята.

Мой литературный агент Скотт Миллер – отличный человек и хороший друг, он с самого начала верил в трилогию. Джон Кассир неплохо умеет «строить» Голливуд и при этом сохранять вежливый вид. Спасибо вам обоим, джентльмены.

Для меня большая честь сотрудничать с выдающимся издательством «Томас и Мерсер». Никакая сила во вселенной не может остановить моего редактора и друга Элисон Дэшо. Жаки Бен-Зекри своей волей может согнуть мир, а тот поблагодарит ее и попросит согнуть еще раз. Грейс Дойл жует резинку и раздает волшебные пинки. Громадная благодарность Тиффани Покорни, Алену Теркусу, Микеле Брудер, Дафне Дерхэм и Джеффу Беллу, одаренным и преданным своему делу людям, чья любовь к литературе горит, как звезда.

Шасти О’Лири Саудант проделал удивительную работу, изменив обложки ко всем книгам серии. Джессика Фогльман выловила около миллиона моих ошибок. Кейтлин Александер проницательная и умная, и редактирует она очень быстро и качественно.

Мой старый друг доктор Ювал Рац невероятно щедро делился со мной своим временем и знаниями. Биологическая база сверходаренности и способ уничтожения мира принадл ежат ему, и от близости двух этих понятий у меня мурашки по коже.

Когда меня заклинивало, когда меня одолевала бессонница, когда я раскачивался туда-сюда, рыдая и щипля себя, мои друзья Блэйк Крауч и Шон Черковер всегда приходили ко мне на выручку. Все слова в романе мои, но многие решения принадлежат им.

Как и всегда, безграничная благодарность моим родителям, Тони и Салли, и моему брату Мэтту. Я вас всех люблю.

Мои девчонки – моя жизнь. Спасибо тебе, моя взрослая любовь, и тебе, моя маленькая любовь, блестящая, бесстрашная и очень глупенькая Джослин Салли Сэйки.

И наконец, дорогой читатель, спасибо тебе. Я хотел писать книги с четырех лет, и я благодарен за каждую минуту моего труда. И потому я повторяю: спасибо.

Примечания

1

«Анатомия Грея» – популярный учебник по анатомии человека. Впервые был издан в Великобритании под названием «Анатомия Грея: описательная и хирургическая теория» в 1858 г. – Здесь и далее примеч. перев.

2

Гарри Лиллис «Бинг» Кросби (1903–1977) – популярный американский актер и певец. «Silver Bells» («Серебряные колокольчики») – рождественский хит Кросби.

3

Фалафель – арабское блюдо, жареные шарики из измельченного нута или бобов, приправленные пряностями.

4

«Дьюан Рид инкорпорейтед» – сеть аптек и мини-маркетов в Нью-Йорке.

5

Имеется в виду станция метро, сообщающаяся с одноименным вокзалом.

6

Мэдисон-сквер-гарден – спортивный комплекс в Нью-Йорке, игровая площадка хоккейных и баскетбольных команд.

7

Адская кухня – район Манхэттена, также известный как Клинтон. Свое название район получил из-за высокого уровня преступности с середины 1800-х до конца 1980-х годов.

8

United Parcel Service – одна из курьерских почтовых служб в США.