Book: Нелегкие будни секретарши



Нелегкие будни секретарши

Вито Корделия

НЕЛЕГКИЕ БУДНИ СЕКРЕТАРШИ

Глава 1

Нелегкие будни секретарши

Записки винтика Пн., 15.07.1372

Мийка

Итак, зовут меня Миа. Живу я в старинном и величественном (но от этого на менее странном) городе Старомире[1]. Красивый у нас город, вы не думайте. Очень красивый, правда неспокойный. Работаю я, как вы уже успели понять, секретаршей в огромной корпорации Вонг&Партнерс. И знаете, что я вам скажу? Я просто обожаю свою работу. Не работа, а сказка! Начнем с самого главного — моего неподражаемого и тайно обожаемого босса. Он великолепен. Ну просто во всех смыслах. Справедливости ради начнем с того, что он лучший в стране (а может и в нашем мире — да я патриотична!) финансовый стратеги просто гений. Наша корпорация занимается разработками новейших магических технологий и входит в известную Золотую десятку[2]. А мой босс является не просто основным совладельцем корпорации и, по совместительству, его генеральным директором, но и автором нескольких запатентованных нами изобретений. Кроме того (я бы с этого и начала, если бы не благоприобретенное воспитание) он просто великолепный образчик мужского пола. Глядя на него — высоко, мускулистого и мужественного — у всех девушек, вступивших в период полового созревания, не зависимо от социально статуса, начинают течь слюни и чесаться руки. Кстати, это гены, потому что у них в семье все такие. Ах, я забыла упомянуть, что наша корпорация — это семейный бизнес? Какое упущение. На самом деле всего в семье Вонгов четверо сыновей и одна дочь. Двое из них работают в нашей фирме: мой душка босс — Алекс и его гениальный брат Сирий, который является единственным магом-изобретателем со степенью архимага. Главу семейства я тоже имела счастье лицезреть пару раз — иногда Зевс (ну это его официальное прозвище, а так он Олег Юльевич Вонг) заходит к нам офис по делам.

Тут вы, конечно, предположите, что мой босс тот еще плейбой и основной моей задачей (как преданной секретарши) является правильная организация девушкопотока? И будете совершенно не правы — начальник у меня очень серьезный и верный (что отнюдь не отменяет его бешеной сексуальности). И, кстати, за последний год, который я у него работаю девушки сменились только раз. Алекс ответственный, не то что его брат. Вот ужу этого, кто только в постели не побывал — а крыть-то нечем — гении, они люди творческие и им постоянно нужно вдохновение и разнообразие.

Сейчас, вы, наверное, спрашиваете себя, как же мне удалось устроиться на такую работу? Ну как, как — мне просто сказочно повезло! Я абсолютно случайно увидела неприметное объявления в магнете[3],в котором не упоминалось даже названии компании, которой требуется «компетентный, уравновешенный, секретарь без вредных привычек на полную полную рабочую ставку». А поскольку главным дополнительным условием было знание старославянского и карпатского (древние языки магии), которыми я, по очень счастливой случайности, владела (хранящиеся на полках у моей любимой бабушки сборники сказок были не самыми обычными сказками, а я еще в детстве обожала читать), то я решила, что в должной мере подхожу под требования, ибо компетентна, спокойна как слон, а привычку совать нос в чужие дела на стоит считать вредной.

На первом собеседовании меня каким-то чудом не отсеяли, что позволило дойти до офиса моего непосредственного будущего босса. И тут случилось очередное чудо. Благословите Боги Олейлу — девушку Алекса (теперь уже бывшую). Она была эльфийкой — невыразимо прекрасная и безумно ревнивая. Тут-то моя невзрачная внешность наконец-то сыграла роль, которой ждала всю мою жизнь. Потому что, после бесконечного ожидания за закрытой дверью предводительского кабинета, из которого доносились звуки разборок, спотыкаясь под завистливыми взглядами более смазливых и менее удачливых соперниц, я получила работу своей мечты!

А вот сейчас вы подумали, что я прям какая-то страхолюдина. Ничего подобного! Просто обычная внешность. Скажем так, не гламурная. Ну, а по сравнению с эльфийками все женщины вообще только чуть лучше обезьян, поэтому на них можно не равняться.

Я же просто средненькая: обычное, симпатичное, но без вывертов, лицо; прозрачно-зеленые глаза (моя гордость); темно каштановые волосы до лопаток (каюсь, я крашеная, потому что естественный цвет у меня мышиный серый); нормальное телосложение (слегка страдаю от целлюлита на бедрах); средний рост — в общем опасности для отношения не представляю.

Итак, не идя по трупам и не портя отношения с половиной общества, мне в один момент удалось получить то, о чем мечтает большая часть женщин нашего города — совместную работу с Алексом Вонгом.

А теперь ложка дегтя. В довесок я получила его эксцентричного братца, психованных поклонниц, разборки со СМИ и кучу других проблем. К тому же, не скажу, что с ним самим работать очень легко. Он стремительный, напористый и безумно требовательный. Не знаю, как там в личной жизни, а на работе у него все сотрудники ходят по струнке, а бумаги лежат по папочкам с индикаторами. Все встречи всегда проводятся вовремя с точностью до секунды, кофейный аппарат всегда должен быть полным (каюсь, каюсь), а фрукты свежими.

В мои непосредственные обязанности входит (очень много всего — а это только краткая выписка из списка) оформление всей документации его офиса, поддержания его (офиса и босса) жизнедеятельности, ведение его календаря (вот уж что не просто, так не просто), и связи с общественность включая обеспечение глухой обороны в борьбе со СМИ и другими навязчивыми личностями (преимущественно молодыми, красивыми и женского пола, хотя бывают и исключения — счастья все хотят попытать). Ну и, конечно, моя главная обязанность — терпеть его приступы плохого настроения, когда «кто не спрятался — я не виноват», и вовремя включать кофейный аппарат. О последнем я иногда забываю, но со всем остальным справляюсь (без лишней скромности) на ура!

В общем и целом я своей работой и жизнью довольна, правда последней — меньше, ибо на повестке дня стоит открытый вопрос моей «личной жизни». А она не радует, почти… почти никогда. Потому что ее нет. А в моем возрасте — страшно сказать — в двадцать пять лет (напишу буквами, чтобы в тексте не очень выделялось), пора подумать о себе и замужестве. Конечно в наше время брак многие считают атавизмом и рудиментом (прям как копчик) общественного сознания, но я в него верю. Потому что именно тогда, когда замуж выходить не обязательно, очень хочется.

Проблема в том, что я пока не встретила того единственного (и даже не того единственного), который повел бы меня под венец. Вы скажете: «в чем проблема? — ты работаешь в огромной корпорации, где мимо тебя ежедневно проходят табуны шикарных мужиков-их можно ловить голыми руками!».

Не тут-то было. Не считайте меня слишком придирчивой и неуверенной в себе, но они все слишком шикарные, а я, конечно оптимистка, нов большей степени реалистка. Поэтому оцениваю ситуацию адекватно — они мне не подходят (хотя скорее я им).

— Миа, где мой кофе? — раздался рык из кабинета.

А вот не нравиться мне, что у него есть дополнительный вход в кабинет, ведущий не через приемную, а через шахту VIР-лифта. Это, скажу я вам, очень неудобно и непрактично для секретарши. Никогда не знаешь…

— Миа, ко мне в кабинет. БЫСТРО!!!

…Ой, похоже пора закруглятся. Вот так всегда, даже магблок толком вести не получается — все время отрывают по пустякам, то есть отрывает…

— Я считаю до трех, тащи свою задницу в кабинет и сделай этот чертов кофе. Раз…

Не думайте, что он всегда такой невоспитанный, просто, очевидно, сегодня неудачный день. Опять же — понедельник и утро, как известно добрыми не бывают.

— Два…

Ну все, я понеслась.

Бусь

* * *

В кабинете был разгром. Никогда такого не видела. Сколько я себя помню, здесь всегда царил безупречный порядок. Стеклянные поверхности блестели, отражая солнечных зайчиков, горшки с растительностью сияли, папки стояли корешок к корешку, кресла и кожаный диван (очень удобный кстати, мне довелось разок другой на нем посидеть) — строго перпендикулярно к стене. Все прибрано и прилизанно.

Сегодня же офис выглядел, как будто по нему пронесся торнадо — стулья и кресла стоят вразнобой, на полу бумаги, на столе мятая майка и крошки чего-то ранее съедобного, а теперь засохшего, пустые бутылки (не надо инсинуаций) из под минералки, рабочий стол завален какими-то документами, а среди них полузаваленный телефон на котором мигает селекторная связь (меня вызывал). Ну, и венцом всему — немой укор мне — пустой кофейный аппарат на барной стойке.

— Босс, — я опасливо стала продвигаться вглубь кабинета. — Ау, Вы где?

А в ответ тишина. Ну и кто только что сам орал, раненым лосем? Я рискнула двинуться в сторону ванной. Возможность застать босса в неприличном виде меня не пугала — свой лимит удачи я исчерпала лет на десять вперед, когда получила эту работу.

— Ау, есть кто живой?

— Где тебя черти носят? — заорал мой ненаглядный (ну никак на него не наглядеться) босс, вырываясь из ванной в полураздетом виде. Зрелище то еще, надо сказать. В смысле — просто отпад! Я понимаю, что мне ничего не светит, но я же тоже живая. Скульптурный торс, слегка прикрытый развевающейся рубашкой, не заправленной в штаны, влажные после душа русые волосы, сверкающие янтарно-карие глаза на мужественном лице и босые ноги — даже самую морально-устойчивую монашку повергнут в ступор. Но я не дрогнула. Правда пришлось поспешно перевести взгляд на злополучный кофейник, дабы не потерять способность здраво мыслить, но все равно я собой горжусь.

— Ну вот она я. Сейчас будет кофе. И незачем так нервничать.

Меня одарили яростно-нелюбезным взглядом. Но я, как водится его проигнорировала. Нервы — то не казенные.

— Алекс, Вы тут что, ночевали? — обычно я ему тыкаю, но сегодня решила проявить политкорректность — а нечего на меня орать. По-моему я услышала довольно-таки отчетливый скрип зубов.

— А мы снова на Вы? Не зли меня. И так настроение поганое.

— Да что случилось-то, — возмутилась я. — Утро понедельник. Чем я уже разгневала Ваше Величество?

Босс фыркнул и покрутил головой, очевидно избавляясь от последней дури. Я обычно производила на него благотворно-успокаивающий эффект.

— Проблемы.

— У нас или у тебя?

— У меня, — он тяжело вздохнул и потер лицо руками, садясь на диван.

Бедненький. Укатали сивку горки.

— Сейчас сделаю кофе, — я направилась к кофейнику, попутно подбирая валяющиеся на ковре бумажки. — И, кстати, я сегодня в булочную успела заскочить.

Трагичная поза дрогнула и я удостоилась заинтересованного взгляда. За что меня босс уважает (я это доподлинно знаю), так это за то, что со мной он может подурачиться (все мужчины — как дети) и расслабиться, сбросив маску крутого мачо. Он не ждет от меня подвоха.

— Ага, — я утвердительно кивнула, наливая воду в аппарат. — Твои любимые слоеные пирожки с шоколадом.

— Сколько?

— Ты что, даже не завтракал? — вполне искренне возмутилась я.

— Не успел. Всю ночь в офисе с Сирием просидели.

Так вот почему такой бардак.

— Три штуки. Больше не дам, — отрезала я.

— Жадина, — набычился мой великолепный и неподражаемый начальник. — Ну ладно. Давай хоть три. С паршивой овцы…

— А вот это уже просто хамство! Я ему кофе варю и булки таскаю — за что мне между прочим не платят, — предупредила я его язвительную реплику о зарплате, как всегда призванную пристыдить наглую сотрудницу. — А он еще возникает по делу и без дела.

— Ладно, не бузи, — пошел на попятную начальник. — Давай мои булки.

Я поставила кофе вариться и послушно пошла за завтраком.

По возвращению Алекс уже ждал меня за, относительно прибранным столом, полностью одетый. Какая досада. Освободившись от пакета с провизией, я аккуратно присела напротив и проникновенно посмотрела на начальника.

— Что случилось?

Мужчина понятливо усмехнулся, и промолчал, дожевывая пирожок. Я пошла на второй заход:

— Ей, босс, не хочешь поделиться проблемами со своей любимой секретаршей?

— Дорогая, ты же знаешь, от любопытства кошки дохнут. К тому же, это совсем не твое дело.

— Фу, а вот хамить не обязательно, — надулась я. Нет, я реально тащусь от наших с ним отношений. Просто цирк на выезде, и, главное и ему и мне это доставляет искренне удовольствие. Ему, потому что я не пытаюсь залезть к нему в штаны, мне, потому что, когда умный интересный мужчина ведет себя адекватно, с ним очень приятно подурачиться.

— Дорогая, о чем речь. Я бы никогда не позволил себе хамить моей главной кормилице и правой руке. К тому же, ты свой долг с честью выполнила и частично избавила меня от проблем, покормив.

Когда босс проявляет упрямство, и говорит таким тоном его, к сожалению, не переспоришь.

— Ладно, — я поднялась с разочарованным вздохом. — Что-нибудь еще, или я пошла работать?

Алекс оторвался от поглощения завтрака и величественно махнул рукой в сторону двери.

— Ты совершенно свободна. Бумаги на подпись занеси после десяти.

— Не вопрос, босс, — мстительно добавила я напоследок, зная как его это раздражает.

— И не называй меня боссом!

— Хорошо, босс.

Возмущенное фырканье, донесшееся до меня прозвучало как песня.

* * *

В общем, мои рабочие будни весьма интересны и разнообразны. Каждый день непохож на предыдущий и несет новые проблемы. Правда я предпочитаю считать их приключениями (эта безусловно умная мысль была почерпнута мной из какого-то старинного гороскопа — современные предсказания намного точнее и не носят столь расплывчатый характер, как прибаутки о будущем наших предков — тех, которые не жили во времена магии) — так намного приятней их решать.

Сегодняшний день не был исключением. Несмотря на то, что царил самый разгар лета и все нормальные люди были в отпусках, в нашем здании жизнь кипела, бурлила и переливалась через край.

В отделе патентов нашли просроченный договор и теперь поднимали на уши всех мало-мальски причастных к этому людей и нелюдей. И, конечно, я была обязана быть об этом проинформирована — очень подробно и из разных источников.

У технологов полетел сервер и часть здания осталась без магнета и, соответственно, связи с окружающим миром. Все бы ничего, если бы в эту часть не входили производственные лаборатории, в которых входы и выходы автоматически блокировались при малейшей угрозе извне и, именно поэтому, срочно пришлось вызывать из отпуска заведующего отделения лабораторных исследований, у которого был дубликат ключа от центрального пульта. Естественно искать и вызывать его пришлось мне, потому что у его же сотрудников нет личных номеров магфонов[4] и других контактов на непредвиденные случаи (на самом деле очень разумно с его стороны).

Олеся из отдела маркетинга уже трижды пытала меня телефонными звонками напрашиваясь на личную беседу с начальником, потому что видите ли показатели за прошлую неделю уже готовы и не столь радужны, как на выходных мечталось амбициозной фее, поэтому срочно-срочно нужно созвать собрание и решить что делать с этим безобразием.

Короче, обычный дурной понедельник. И это при том, что жара на улице зашкаливает за 30 градусов. Благо еще в здании регулируется температура воздуха.

Признаюсь честно, в первое время от этого постоянного дурдома меня не спасал даже здоровый пофигизм, благоприобретенный мной за относительно недолгое время жизни. Но потом я втянулась, закалилась и перестала волноваться по пустякам, предоставляя это право более сознательным коллегам.

Вот и сейчас, решительно отодвинув стопку бумаг и поставив телефон в режим «я вышла и не знаю когда буду» (то есть ожидания), я пошла за своей партнершей по обедам и, по совместительству, подругой Ирой (Иринель) Смирновой в отдел бухгалтерии.

Надо заметить, что Ирой, звала ее только я, и то из врожденной вредности. Потому что все остальные, глядя на соблазнительную хрупкую сирену с выпуклой грудью и волнистыми золотистыми локонами до попы, звали ее исключительно И-р-и-ш-а и исключительно с придыханием.

«Нелегко дружить с сиреной» — скажете вы, и опять же будете не правы. Конечно рядом с ней я смотрелась, примерно, как чудовище рядом с красавицей, зато из-за мужчин мы с ней никогда не ссорились, а наши разговоры по душам вообще стоило протоколировать и заносить в исторические хроники. Более интересной и забавной собеседницы я в жизни не встречала.

Иру моя компания тоже вполне устраивала, потому что благодаря своей внешности, с мужчинами у нее серьезных общения быть не могло, равно как и с женщинами. С первыми из-за первобытных желаний и низменных инстинктов, со вторыми из-за ревности и нездоровой зависти. То, что девушка работает на серьезной работе финансового аналитика и принципиально не клеит женатых мужчин, увы, ничего не меняло.



— Ну что подружка, готова зажигать? Давай двигай, двигай, — стоило мне подойти к нужному отделу, как сирена выскочила словно черт из бутылки и, подхватив меня под локоток, спешно потащила в сторону лифтов.

— Насколько я помню, у нас пока только обед, — слегка ошеломленно пыталась я вырваться. — А от кого мы бежим?

— Да есть тут один, — подруга остервенено нажимала на кнопку лифта, воровато оглядываясь по сторонам. — Проходу не дает, совсем замучил. Сначала просто глазки строил (знаю Иру, можно смело утверждать, что занятие было обоюдным), а потом пристал, что ты, рыбонька, хочешь? Все для тебя сделаю, только позволь на ужин пригласить. Полмира к твоим ногам брошу, только не молчи.

— Ну а ты?

— А что я? Он конечно высокий и интересный, но с пузиком и женатый. Я ему говорю: «ты жене своей иди, желания исполняй, золотая рыбка, а меня в покое оставь». Так он руки лезет целовать и шепчет, что я его с ума свела и на других женщин он уже неделю смотреть не может. А от жены и подавно воротит.

— Ух ты, целую неделю, — протянула я, входя в наконец-то приехавший лифт. — Как его припекло-то бедненького. Ты ему на ушко случаем, ничего не напевала?

— Что за глупости, — надулась девушка. — Я такими вещами не балуюсь. Это он без моей помощи. Я этому дураку говорю: «уйди постылый, не для тэбэ цвету», а ему хоть бы хны. И вообще ты же знаешь, я с женатиками принципиально не встречаюсь. А он мне: «что хочешь для тебя сделаю, рыбонька, жить без тебя не могу». И руки свои тянет. Тьфу ты. Насилу отбилась.

— Охране пожалуйся, — философски пожала я плечами. — Они ему быстро помогут сориентироваться.

— Уже, — фыркнула сирена. — Только я на прошлой неделе с Ленькой поругалась, вот он и не торопится мне помогать.

— Постой, постой. Ленька — это Леонид Петрович Харько? Глава службы безопасности? — я аж вздрогнула от этого предположения.

Леонид Петрович, вопреки своему обычному имени, был человеком (в смысле не совсем человеком) исключительно выдающимся и крайне опасным. Во-первых — он был похож на двухстворчатый шкаф — мощный и неприступный, и кроме того потрясающе выглядящий, поскольку был полукровкой и кроме человеческой в нем текла демоническая кровь (вот такое милое дополнение к родословной). Надо ли упоминать, что почти все виды высших демоном нечеловечески (уж простите за каламбур) красивы (черные волосы, пронзительные черные глаза и бесовская ухмылка — стандартный, но, от этого не менее привлекательный, набор)? Во-вторых — он был серым кардиналом корпорации и кроме службы безопасности негласно заведовал маленькой несуществующей разведывательной организацией галактических масштабов, благодаря чему на нижних этажах нашей корпорации (даже не доходя до дверей защищенных красными кодами) можно было встретить множество «необычны» людей и нелюдей. Ну, и в третьих — один из лучших Борцов Альянса[5], служа в рядах которого, заслужил себе очень интересную и неоднозначную репутацию. Лично я считала его опасным, язвительным козлом от которого стоит держаться подальше. Что обо мне думал он, я не знаю, но тоже на контакт без лишней необходимости не шел.

— Он, родимый.

— Ты, — забулькала я, не находя подходящих слов. — С ума сошла?

Подруга насупилась.

— Что ты с ним не поделила?

— Да так, по-мелочам, — заюлила девушка. — Но теперь он не очень склонен мне помогать. И я застряла с этим приставучим Арашем Сиристидовичем. Солнце, как мне от него избавиться?

— Помириться с Ленечкой, — язвительно протянула я. И конечно, именно в этот момент дзинькнула дверца лифта, открываясь на очередном этаже, и запуская статный предмет нашего разговора в кабину. Меня бросило в жар, когда пристальный взгляд «Ленечки» (которого я про себя ласково называла Смертом) с ленцой скользнул по нашим лицам и уперся в мое солнечное сплетение. Вернее мне показалась, что именно туда, но проверять я не рискнула.

— Девушки, — полудемон учтиво наклонил голову, пряча усмешку. — На обед?

— Да. Вот покушать собрались, — проблеяла Ира, своим неуверенным тоном полностью отрицая какие-либо амурные дела с Ленечкой, в которых я уже успела ее заподозрить.

Я же решила помолчать (желательно ближайшие пару лет в его присутствии), так как мужчина имел премерзкую привычку выдерживать паузы в разговоре, во время которых собеседник, в попытках сгладить неловкость, болтал без умолку (и выбалтывал очень много лишнего). Втайне я завидовала этому навыку, приобретенному не иначе как во времена доблестной службы на благо отечества.

Взгляд Леонида вновь остановился на мне и тяжело придавил к полу кабинки.

— Миа, после обеда не могли бы Вы уделить мне пару минут?

— Безусловно, — максимально вежливо процедила я и, озаренная на тот момент, казавшейся мне, гениальной идеей, добавила. — Можете зайти ко мне после двух, — выставив его в роли посетителя.

Не думаете, что я такая вредная, просто от его кабинета, меня бросало в дрожь, к тому же приятно немножко сбить с него спесь. Чуть-чуть.

Мужчина скривился, но спорить не стал.

— Договорились. Заскочу к Вам после двух.

Двери лифта спасительно звякнули, выпуская на свободу. Чем мы с Ирой не преминули воспользоваться.

— Приятного аппетита, — донеслось вслед.

— Спасибо, — нестройно поблагодарили мы. А я еще и споткнуться ухитрилась, оглядываясь и наталкиваясь на очередной пронзительный взгляд, прожигающий мне спину. — И вам того же.

— Уфф, какой же он все-таки красавчик, — отойдя чуть подальше прощебетала Ира, мгновенно забывая, что только что тряслась, как осиновый лист. — И не женат. Я бы от такого мужчины не отказалась.

— Да что ты говоришь, — каюсь не удалось сдержать сарказм. — Ну так вперед — на баррикады. Что тебя держит?

— Иди ты, — обиделась подруга. — Вечно издеваешься. Я бы с удовольствием, но он на меня даже не смотрит. Впрочем как и Алекс.

Алекс был второй нереализованной страстью сирены, по которой она тайно и безуспешно страдала уже долгое время. Кстати, никогда не понимала, почему она ни разу не попыталась его соблазнить. Или пыталась, просто я об этом не знаю?

Пару минут интенсивной ходьбы под палящим солнцем, и мы уже стояли перед входом в наше любимое кафе «Матрешки» на двери которого угрюмо висела табличка «ЗАКРЫТО».

— Э-э-э, я не поняла. А что происходит? С утра все еще было открыто? — неприятно удивилась Ира.

Я же, самым наглым образом игнорируя табличку, требовательно налегла на ручку двери. Которая к моему удивлению, с мягким щелчком открылась во внутрь.

— Ой, — до кучи, я еще об порожек споткнулась и, подняв голову, громко чихнула. Все помещение было в какой-то странной дымке, как от побелки, которая вызывала нестерпимое свербение в носу, и к тому же пронзительно-приторно пахла.

— Ни фига себе, что тут произошло? — Ира осторожно вошла за мной. — Не похоже на косметический ремонт.

И правда не похоже. В помещении не было ни одного предмета мебели кроме барной стойки. Я тут же с ностальгией вспомнила уютные маленькие столики с яркими скатертями и ажурные ивовые кресла с подставками для ног.

— Да уж. Скорее похоже на тотальную зачистку. И кстати, что это за запах, такой противный? — все-таки не удержалась и потерла рукой нос.

— Запах? — Ира принюхалась. — Нормальный запах — сиренью пахнет.

— Ты же сверхъестественное существо, — неприятно поразилась я. — Тебе по рангу положено быть более чувствительной и чуткой. Как у тебя язык поворачивается назвать этот запах нормальным?

Сирена горделиво фыркнула.

— Немножко резковат, но не понимаю почему ты из этого делаешь проблему?

— Эй, чево вам тут надово! — громкий крик со стороны подсобных помещений заставил нас с Ирой синхронно вздрогнуть, а меня чихнуть (я уже открыла было рот для отповеди, и подавилась некачественным воздухом). Из-за угла вывернул невысокий, неказистый тролль-уборщик со шваброй в одной, и ведром в другой руке. Он суетливо прял удлиненными ушами и очень-очень недружелюбно смотрел на застывших посередине помещения нас.

— Да мы тут, собственно пообедать хотели, — опасливо подернула носом подруга. — А что какие-нибудь проблемы?

— Да. В чем собственно дело? — решила я подать голос, наконец усмирив организм, и вспомнив, что лучшая защита — нападение. — Какого черта Вы на нас орете и пугает? Мы на обед пришли.

Похоже тролль слегка смутился и опешил от нашего напора.

— Да я че, я ниче. Тока седня обеда не будет.

— Это почему это не будет? — продолжала напирать я. — Что тут произошло?

— Да… это, ниче, — заюлил горе-работник. — Ниче. Да ниче я не знаю. И вообще, вам тута быть не положено.

— А вот это это мы уже сами решим, — возмутилась Ира, вспомнив наконец кто из них тролль, а кто сирена. — Где хозяин?

— Так это, нету хозяина. Ушел он. Велел закрыть, прибрать и никого не пускать.

— Чертовщина какая-то, — встряхнула волосами Ириша. — Ладно, пошли в «Оман». Здесь нам пообедать не удастся.

Что верно, то верно.

И так, задумчивые и голодные (ветром гонимые, зноем палимые — в прямом смысле) мы двинули в сторону булочной. Безмерно счастливый тролль поспешно захлопнул за нами дверь, и если я не ошибаюсь, для верности подпер ее стулом. Чур их, чур этих незваных гостей.

Глава 2

Неприятности

После короткого и неудовлетворительного обеда, сердечно распрощавшись с Ирой, я была вынуждена вернуться к своим рабочим обязанностям. Но кто сказал, что при этом я не могу насладиться стаканом вишневого сока? Кстати, моего любимого. Правильно, попробовал бы кто-нибудь такое сказать.

К сожалению, наслаждаться божественным напитком мне оставалось не долго. Часы на стене показывали без трех минут два. А это значит жди пунктуальных гостей. Издевательски вежливый стук в дверь и я, чуть не подавившись последним глотком, нажала на селекторную связь (Ленечка у нас ярый приверженец традиций, когда ему это надо) и прокаркала в микрофон жалкое: «Войдите!»

Демон появился на пороге — высокий и неотразимый, и картинно застыл в дверном проеме.

— Ну прям явление Христа народу, — каюсь я опять не сдержалась (вот кто меня за язык тянет?). Леонид нахмурился и прошел в помещение. Темные глаза недобро прищурились, мигом сгоняя с моего лица невольную усмешку, и напоминая о том, что мне следует думать прежде чем говорить.

— В смысле проходите, присаживайтесь, — я нервно махнула в сторону стула, попутно пряча стакан в полочку под столом. Мужчина плавно двинулся и расслабленно растекся по предоставленному креслу. И молча уставился на меня.

Бр-р-р. Ненавижу, когда он так делает. Урод (образно). К слову, он так долго может просидеть. По-моему, это специальная тактика по выведению противника и себя. Правда я искренне считаю, что в корпоративной этике это неприемлемо, но кого, черт побери, колышет, что я думаю по этому поводу.

Конечно же, мне пришлось сдаться первой (мне в отличие от некоторых еще работать надо), что в принципе закономерно, но оставляет неприятный осадок. Селяви.

— Так что Вы хотели?

Он блеснул мгновенной усмешкой, признавая мое поражение.

— Хочу поговорить об Алексе.

У меня мгновенно включился защитный режим. И естественно, демон это заметил. Наблюдательный, сволочь.

— Слушаю, — вежливо, слишком вежливо. Я постаралась расслабиться и уже более небрежно продолжила. — Что именно ты хотел обсудить?

Мужчина демонстративно небрежно откинулся в кресле и пристально уставился на меня, как энтомолог на бабочку.

— Мне необходимо его актуальное расписание. Подробное. С понедельника по пятницу. Деловое и личное…

Я и бровью не повела. Не собираюсь попадаться в ловушки этого мерзкого индивидуума. Я бы, конечно могла перебить его и возмутиться, что это конфиденциальная информация, которую он не имеет никакого права от меня требовать, ставя этим в неудобное положение. Но я просто сижу и безразлично смотрю на него ожидая продолжения мысли. Один-один. Леонид слегка скривился в ухмылке, отдавая мне должное и продолжил.

— Список его телефонных контактов за последние три недели, участников встреч и деловых обедов.

Все серьезно. Все, черт побери (просто невозможно не ругаться), ОЧЕНЬ серьезно!!! Причина по которой он мог затребовать такую информацию не приходила мне в голову, но не надо было быть гением, чтобы понимать, что это может плохо кончиться.

А главное это попахивает моим увольнением.

Вот так всегда, только что небо было голубым и безоблачным и тут — бах — удар молнии прямо по темечку. Главная проблема заключалась в том, что хоть Алекс и был руководителем корпорации, над ним стояло собрание акционеров. А Леонид подчинялся именно этому собранию. Вы же осознаете моральные риски? Юридически я не могла ему отказать в выдаче любой информации о моем боссе, вплоть до размера нижнего белья и марки носков. Фактически, я при этом шла против своего непосредственного начальника. И эта сволочь прекрасно знал об этом.

Эти мысли молниеносно пронеслись у меня в голове, но благодаря практике, ни одна из них не отразилась на лице.

— Что-нибудь еще? — вполне хладнокровно удалось произнести мне.

Демон смотрел на меня с пытливым интересом.

— Еще. Вся эта информация должна быть на моем столе завтра с утра. И, кстати, это дело внутренней безопасности, — мужчина наклонился над столом и пришпилил меня к рабочему креслу очередным тяжелым взглядом. — А это значит, что кроме тебя об этом никто не должен знать. Включая твоего начальника.

— Понятно, — к моему неудовольствию голос все же дрогнул. — Что-нибудь еще?

Леонид оценивающе прищурился и текучим движением поднялся.

— Это все. Электронную информацию перешлешь на мой магбук, рукописную положишь на правый край стола.

Он помедлил, видимо ожидая от меня какой-либо реакции или вопросов, но такого удовольствия я ему доставлять не собиралась.

— Что ж, удачного дня, — и дверь за ним закрылась с мягким стуком.

Черт побери!


Вот знала я, что тот сурикат, который перебежал мне дорогу с утра, был черным. Сегодняшняя жаба, пожалуй превышала размерами всех предыдущих жаб, которые мне подкладывала эта работа, как минимум раза в два. Начальник безопасности затребовал у меня конфиденциальную информацию о моем собственном начальнике.

По-моему хуже быть не могло.

Ну разве что мне, как преданной, секретарше пришлось бы вылезать из торта на день рождения Алекса. Но это практически нереальный сценарий, хотя бы потому, что торт место почетное, и оттуда вылезала бы одна из миллионов красоток, желающий захомутать моего босса. И та должна была бы побороться за этот шанс зубами и когтями.

Вопрос заключался в том что мне теперь делать? Мне плевать какими юридическими правами обладает Леонид Петрович. Алекс мой босс и моя секретарская преданность распространяется только на него, а не на интересы собрания акционеров или лично Леонида Петровича Харько. С другой стороны не подчиниться я тоже не могу. Хотя…

* * *

Ну, что тут скажешь, настроение было испорчено. И вместо того, чтобы плодотворно исполнять свой рабочий долг, следующий час я сидела вперившись пустым взглядом в экран и мусолила различные сценарии. Как мне поступить? Подготовить бумаги для отдела безопасности было делом получаса — я исключительно аккуратна и компетентна в этом вопросе. Каждую пятницу я обрабатываю всю скопившуюся информацию за неделю и архивирую ее. Но вот какую часть этой информации я обязана передать Смерту? И как поставить Алекса в известность? Так что бы меня тут же не уволили? Вопрос интересный.

— О чем замечталась? — я вздрогнула от неожиданности.

Предмет моих раздумий каким-то мистическим образом прокравшись ко мне в кабинет (надо оборудовать какой-нибудь хитроумный детектор на движение у него в лифте), плюхнул на стол кипу бумаг и удобно развалился в посетительском кресле.

Я нервно провела руками по волосам.

— Напугал.

— Так о чем замечталась красавица? — Алекс непонятно уставился на меня. Да что такое! Сегодня что, день разглядывания Мии? Что-то слишком пристальное внимание мне уделяется со стороны сильной половины нашего офиса. В другой раз я бы порадовалась, но в данном случае как-то не тянет.

— Да так, размышляю как письмо составить. А что это за бумаги? — я потянулась к внушительной стопке. Алекс продолжал на меня пялиться. Чем бы его отвлечь?

— Хочешь вишневого сока? — гениально Миа, просто гениально. Но как ни странно — сработало. Фокус босса сместился с меня на пакет из под сока, который я поспешно достала из под стола.

— А что давай, на такой жаре все время пить хочется.

Я встала и пошла за стаканом, продолжая беседу уже через плечо. Только бы подальше от этого пронизывающего взгляда. Может он в курсе, что я должна написать на него донос и теперь ждет, что я буду делать? Может у меня просто паранойя?

— Так что это за бумаги?



— Наброски по договору с новыми инвесторами, — босс с удовольствием принял прохладный стакан. Увы, при этом опять обратя внимание на меня, неловко застывшую возле стола.

— Мне их обработать?

— Да, мне нужно чтобы ты подготовила макет договора. Только основные позиции. Юристы его потом пересмотрят и доработают. Миа, — резко сменил он тему, снова заставив, уже было начавшую расслабляться меня, застыть. — Что от тебя хотел Леня?

Ба! Вот это удар под дых.

— С чего ты взял, что он от меня что-то хотел? — я вызывающе посмотрела на начальника. Буду держать осаду до последнего.

— Я видел, как он выходил из твоего кабинета.

— Ты за мной следил? — мой голос поднялся на октаву.

— Нет, — раздраженно отозвался Алекс. — Я вообще-то шел в свой кабинет.

А, ну да. Это, в принципе, резонно. Ну вот, сейчас как раз благоприятный момент, чтобы во всем признаться. Я уже было открыла рот, как мне его заткнули следующей репликой.

— У вас с ним роман?

Ч-Т-О?

— Я не хочу вмешиваться в твою личную жизнь, — Алекс надменно задрал аристократическую бровь, всем своим видом показывая, что еще как хочет. — Но ты понимаешь, что вы с ним в разных лигах?

Все мысли у признании тотчас вылетели у меня из головы. Это он на что намекает?

— В смысле? — мой тот мог бы посоперничать с ледником по температуре.

— Он парень не простой и вы с ним как небо и земля. Ничего серьезного у вас не получится. Он поиграет и бросит.

— Боги, сколько пафоса, — я не знала с какой части этой корявой фразы начать. — Земля, это понятное дело я? А небо он? Ты намекаешь на мою внешность или, черт побери, происхождение? Да и вообще, КАКОЕ ТЕБЕ ДЕЛО?

Алекс даже не поморщился на мой визг.

— Я твой начальник, — он припечатал меня взглядом. — И мне небезразлично что с тобой происходит. Леонид не просто тебе не подходит, он исключительно опасен и непредсказуем. Я бы ни одну знакомую девушку к нему и на километр не подпустил.

— Сказал белый и пушистый Алекс, — взъерепенилась я. — Знаешь, не тебе про него гадости говорить. У вас очень схожая репутация.

— Ничего подобного, — возмутился босс, но слегка сдал позиции. — В любом случае, я тебя в постель затаскивать не собираюсь, поэтому вопрос о моей репутации не стоит.

Ах так, не собирается? А Леня значит собирается? Постойте, как разговор в котором я должна признаться, что меня попросили за ним шпионить свернул в это русло?

— Послушай, — решила я замять тему, растерянно потирая висок — что-то голова от всего этого болеть начинает. — Между нами с Леонидом ничего не происходит. На самом я деле я собиралась тебе рассказать о том…

— Ничего не происходит? — перебил меня мужчина, угрожающе хмурясь. — Ты пропадаешь на обедах, краснеешь, когда я застаю тебя за разговорами по телефону (это он про тот раз, когда я звонила мамуле в обеденное время рассказать про очередное неудавшееся свидание?), тайком встречаешься с начальником службы безопасности, который между прочим заказал на сегодня романтический ужин в «Мемфисе» и номер в отеле?

Признаться последняя фраза меня несколько ошарашила. Леня и романтический ужин у меня в голове плохо сочетались.

— А откуда ты знаешь про ресторан? И вообще с чего ты взял, что я как-то с этим связана? — тут же поправилась я.

— А ты не связана? — босс продолжал сверлить меня взглядом.

— В последний раз повторяю — НЕТ. Исключительно для тупых начальников. Ты что за ним следишь?

Алекс поморщился, и самым наглым образом проигнорировал вопрос.

— Думаю на этом нам стоит закончить разговор. Раз уж теперь ты предупреждена.

— Подожди, — возмутилась я. — А ты не хочешь прояснить парочку моментов?

— Ничуть. Я просто о тебе волновался.

— Все это очень мило, — я не дала увести себя в сторону. — Но откуда у тебя такие сведения о Леониде? Что вообще происходит?

Босс задумчиво уставился в окно, делая вид, что обдумывает мой вопрос. Иногда он просто несносен. Фигляр.

— Алекс…

— Дорогая, это тебя совершенно не касается, — мужчина повернулся ко мне и на мгновение стал очень серьезным. — Не хотелось бы тебе грубить, но придется. Не забивай себе голову этими проблемами. И не задавай лишних вопросов. Никому.

Вот теперь мне стало реально не по себе. За нашими шутливыми пикировками я иногда забываю (ну ладно частенько забываю) о том, что он мой босс и о том, что он не самый обычный среднестатистический человек и уж совсем точно не простой мужчина. За маской веселого повесы скрывается стальной характер и очень очень опасный хищник. Вот кстати на чем заваливались почти все его пассии. Они все считали его обаятельным и сексуальным милашкой, не удосуживаясь заглянуть чуть-чуть поглубже. О, их бы испугало то что они могли там увидеть.

— Ты меня поняла, — вот это тон, аж мурашки по коже.

Я поспешно закивала. Алекс высокомерно наклонил голову, обозначая конец разговора и направился в свой кабинет.

— Алекс.

— Что?

Я резко выдохнула. Ух ты, оказывается я все это время задерживала дыхание.

— Я обработаю бумаги к вечеру, — похоже сейчас не самый удачный момент признаваться в неумышленном шпионаже.

— Это не срочно, — босс послал мне ухмылку — к нему снова вернулось хорошее настроение. Отлично, а мое он окончательно загубил. Напару с Ленечкой, чтоб их!


Итак, и снова я пялюсь в монитор. Сегодня исключительно странный день. Разложим по полочкам. У Алекса проблемы и, не с того ни с сего, за ним начинает следить наш суровый начальник отдела службы безопасности. Потом он (Алекс) затевает абсолютно нелепый разговор о моей личной жизни. И закрыто мое любимое кафе. Какая-то хрень.

* * *

К пяти вечера я успешно закончила все намеченные работы, включая дополнительную под кодовым названием «шпионаж за начальником». Настроение успешно испорченное в середине дня в норму так и не пришло, поэтому злобно захлопнув крышку магбука, я собрала вещи и потопала на выход.

Закон подлости, это по-моему единственный закон вселенной, который действует всегда, везде и при любых обстоятельствах. Вот и сейчас я уже пять минут вынуждена была наблюдать, как кнопочки лифта, ехидно подмигивая, играют друг с другом в догонялки. Четырнадцатый, пятнадцатый, шестнадцатый этаж — почти, но нет какая-то сволочь успела их отжать и цифры снова поскакали вниз — шестнадцатый, пятнадцатый, четырнадцатый. Хорошие люди и нелюди у нас в офисах работают.

Плюнув на суровую действительность, я решила идти по лестнице. Подумаешь девятнадцать этажей, зато фигура будет — закачаешься. Подпитывая себя этими позитивными мыслями я начала спуск. Благо успела сменить рабочие шпильки на удобные балетки — в конце дня как-то не комильфо шкандыбать на таких костылях. Первые семь этажей я преодолела относительно безболезненно, на следующем как-то противненько начали ныть икры, да и сумка становилась все неудобнее и тяжелее, может ну ее фигуру — здоровье как-то дороже?

Я немножко отвлеклась от унылого действия и углубилась в размышление о людях ненавидящих людей и строящих высотки. Но, к сожалению, развить эту теорию мне на дал наш охранник Вася.


Да признаюсь я завизжала. Вы бы тоже завизжали если бы увидели труп на ступеньке, на которую секунду назад собирались поставить ногу.

Что сегодня за ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ день????

Удивительно, но на мой визг никто не прибежал (наверно все играют в салочки с лифтами). Ну где же вы герои, когда вы так необходимы?

— Помогите! — увы и следующий мой вопль остался без внимания. Только эхом полетел вверх, еще больше меня пугая. Хотя куда уж больше?

Труп продолжал безмолвно лежать и пристально смотреть на меня стеклянным мертвым взглядом. В воздухе висел какой-то знакомый сладковатый запах. О Боги! А вдруг он все-таки жив и ему надо помочь?

Я поставила сумку на верхнюю ступеньку и осторожно потянулась к мужчине. Оба-на, у меня что руки трясутся? Да, и еще как. Для начала я нерешительно потрогала его за плечо.

— Вася… Вась, ты жив? — ладно, ничего глупее я спросить не могла.

Нужно проверить пульс. Проверила. Насколько я могу судить последнего нет — точно труп. Черт побери! Я начала пятиться вверх. И что мне теперь делать? Мысли метались, как мышки в клетке. Бежать на верхний этаж? — там никого нет. Спуститься вниз в пункт охраны? — низачто в жизни не буду перешагивать через мертвого Васю. Нет! Позвонить? — точно! — у меня же есть телефон.

А кому звонить? Я судорожно листала список контактов, искоса поглядывая на объект, а вдруг очнется и ему понадобится помощь, или что более вероятно пища? Да-да, в нашем городе от трупов лучше бежать быстро и сразу, потому поди знай, от чего или кого он умер. Ведь безобидный мертвый в любой момент может превратиться в кровожадного мертвого.

Ух ты, я почти его проскочила — Леонид Петрович Харько (под кодовым названием «Смерт»). Он же начальник службы безопасности. Если кто и знает, что делать с трупом на лестнице, так это он.

Пошли гудки.

— Алло.

— Леонид Петрович? — это мой блеющий голос?

— Миа, не ожидал, — насмешливый баритон резанул слух. — По какому поводу звонишь, золотце?

На заднем фоне звучала вкрадчивая lounge-музыка и веселый гул голосов. Святое дело заскочить в бар после работы — и когда только успел?

— Я на работе, — я запинаясь пыталась подобрать слова. — У меня тут проблема… мне нужна помощь.

— Золотце, у меня дела.

— А у меня труп, — мне надоело миндальничать и подбирать слова.

Глубокое молчание повисло на другом конце провода. И резкое в ответ:

— Где ты?

— Я в офисе. В смысле не совсем в офисе, на лестнице, — я подняла взгляд на указатель. — На черной лестнице на одиннадцатом этаже.

Судя по звукам полудемон уже успел покинуть гостеприимный бар и, очень-очень на это надеюсь, мчался мне на помощь.

— Чей труп? — а он лаконичен.

— Охранник Василий. Такой высокий с бородкой, — я украдкой покосилась на описываемого, но живее тот не стал. Поворачиваться к Василию спиной я таки не рискнула.

— Где ты сейчас?

— На лестнице, на одиннадцатом этаже, — ну сколько можно повторять. Он что, совсем тупой?

— Поднимайся и выходи в холл. Ничего не трогай, — скомандовал мужчина и сбросил звонок. У-у-у, Смерт!

* * *

К тому моменту, ка в холле появился демон, я уже успела выпить три стаканчика кофе (а он не очень-то торопился) и немного успокоиться. И стоило успокоиться, как стало жалко Васю. Прям до слез. Не сказать, что мы были друзьями до гроба, но он всегда приветливо улыбался мне по утрам из-за пульты охраны. А когда надо было менять лампочки в архиве и кладовке на нашем этаже, галантно предлагал свою помощь. Здоровый и добродушный, он казалось, всегда был в хорошем настроении. Мне никогда не было понятно, как он сработался с нашим угрюмым и смертельно опасным начальником безопасности.

— Где он? — первым делом спросил Смерт.

Ого, просто сама доброта и заботливость. Я кивнула подбородком в сторону лестничной двери. Рукам я не доверяла.

— Ничего не трогала? — просил он, на крейсерской скорости двинувшись в указанном направлении.

— Нет.

— Никуда не уходи.

Содержательный диалог.

— Миа, что ты здесь делаешь?

Ко мне откуда ни возьмись вальяжной походкой подошел Алекс.

— Ой привет, — сказать, что я удивилась, значит ничего не сказать. Он же уехал на деловой ужин. — А что ты тут делаешь?

Алекс слегка растрепанный, но до ужаса сексуальный (впрочем как всегда), привычным жестом запустил руку в волосы.

— Мне позвонил Леонид. Сказал, что в здании обнаружили труп.

— Ну да, — промямлила я. — Обнаружили. Он там.

Алекс удивился.

— Кто? Труп?

— И труп и Смерт. В смысле Леонид Петрович, — торопливо поправилась я.

— Смерт, — мужчина довольно усмехнулся, словно смакуя данное мной прозвище. — Ладно, оставайся здесь, а я пойду посмотрю, что там происходит.

Достали командовать. Можно подумать я рвусь еще раз лицезреть это незабываемое зрелище. И вообще, когда мне можно будет домой?

Спустя минут двадцать оба мужчины вернулись с лестницы. Леонид с кем-то переговаривался по телефону, босс двинул в мою сторону с престранным выражением лица. Что опять случилось?

Я не стала дожидаться вступления.

— Когда я смогу поехать домой?

Алекс неопределенно пожал плечами.

— Похоже тебе придется тут чуть-чуть задержаться и ответить на пару вопросов.

— Долго? — нет, ну, я правда устала.

— Нет.

Я уже упоминала, что он просто душка? К нам подошел Леонид.

— Присядем, — он повел рукой в сторону неудобного пуфико-подобного диванчика.

Делать нечего, пришлось сесть. Мужчины устроились напротив меня.

— Итак, — вводное слово взял Смерт. — Миа, может расскажешь что произошло?

Делать нечего, я послушно стала рассказывать.

— Я уходила с работы, лифты были заняты и я решила пойти пешком. Ну, шла, шла, а потом увидела его. Естественно испугалась. Пощупала пульс и стала звонить Вам.

— Золотце, — протянул демон. Алекс недовольно на него покосился. — Ты пока по лестнице спускалась, ничего не слышала?

Я помотала головой.

— Вроде никаких посторонних звуков. Только мои шаги.

Мужчины молчаливо обдумывали сказанное. Я же задумчиво наблюдала за ними.

Наверное это реакция на стресс, но мне вдруг чего-то такого захотелось. Нет, честно, если бы меня с каждым из них не связывали запутанные отношения, и я только что не обнаружила бы у себя под ногами мертвое тело, я бы что-нибудь этакое сделала. Потому что, глядя на этих двух полубогов (образно), меня обуревали неоднозначные и слегка неприличные, не свойственные мне в обычном состоянии желания. Например накинуться на них?

Такие мужчины — высокие, мощные, хищные и великолепные. Широкие плечи (Алекс чуть-чуть пониже будет), густые волосы, накаченные фигуры (гладиаторы нервно курят в сторонке) у всех нормальных женщин вызывают повышенное слюноотделение и учащенное сердцебиение одним только присутствием. К сожалению, один из них мой босс, а другой почти враг. И как на мужчин, мне на них смотреть не положено. И вообще все сложно.

Но это не мешает мне отстраненно рассуждать о том, каковы бы они были на ощупь. Особенно Алекс, такой мужественный и сексапильный. Или Смерт, такой брутальный и дикий. Фу. Что-то мысли совсем не в том направлении полезли. Пора заканчивать.

— Теперь я могу пойти домой? — мужчины синхронно повернулись ко мне. — День был тяжелый.

Я непритворно тяжело вздохнула.

— Не вопрос, — Алекс стремительно поднялся. — Я тебя подброшу.

Леонид недовольно посмотрел на моего босса, но промолчал. Хвала Богам!

— Отлично, — я быстро подхватила сумку и двинула в сторону лифта, пока они не передумали.

— Завтра поговорим подробнее, — не смолчал Смерт. Вот гад! У него просто талант портить настроение, между прочим и так не очень радостное.

— Пойдем, — Алекс нажал кнопку, и о чудо, двери лифта с приятным звоном раскрылись впуская нас. Никогда больше не пойду по лестнице!

* * *

В кабине лифта Алекс не доставал меня с вопросами. И только в его шикарной машине (внедорожник класса люкс), после того, как я пристегнулась и мы выехали с подземной стоянки, он подал голос.

— Как ты? — мужчина не отрывал взгляд от дороги.

— Нормально, — буркнула я, совершенно не настроенная на откровенный разговор.

У меня вполне определенная реакция на стрессы. В момент опасности я предельно сконцентрирована и сосредоточенна, но как только напряжение спадает, меня отпускает и начинается истерика. Поэтому, я не могу позволить кому-нибудь себя жалеть — сразу начинаю плакать. Причем не просто плакать, а рыдать — до соплей и икоты — и без какой-либо возможности остановиться. В общем, приходиться держать себя в руках пока не доберусь до места, где можно спокойно и обстоятельно поистерить. А машина начальника однозначно не является таким местом.

Босс перевел на меня свой ястребиный взгляд, но снова смолчал.

— Не хочешь взять завтра выходной?

— Нет. У меня работы непочатый край. К тому же завтра делегация эльфов приезжает — надо готовиться.

Эту делегацию мы ждем уже почти месяц. Остроухие уже три раза переносили даты и все никак не могли до нас добраться, чтобы обсудить массовое производство последней совместной разработки. То у них засуха и все силы бросаются на исправление погодных условий, то день коронации младшего наследника и все делегаты должны прибыть на торжественные ужины к родственникам (какие уж тут переговоры), то еще что. Короче, этот шанс проболеть нельзя.

— Черт, совсем забыл про эльфов, — Алекс хлопнул себя по лбу.

— Как ты мог про них забыть? — я недоуменно уставилась на начальство. — Я тебя три напоминания поставила.

— Ну, а я их стер.

— Зачем я их тебе тогда ставлю, если ты их исправно стираешь?

Алекс насмешливо на меня покосился:

— Это твоя прямая обязанность.

Засранец. Но я не дала сбить себя с толка.

— Алекс, что происходит?

— Ты о чем? — попытался прикинуться валенком хитрющий босс.

— Ты прекрасно знаешь о чем я. И, пожалуйста, не надо увиливать, — отрезала я. — Ты прячешься по углам, на лестнице обнаруживается труп, меня просят за тобой шпионить…

— Что? — машина так резко вильнула в бок, что я чуть висок об обшивку не разбила.

— Черт, — Алекс матерясь вывернул руль и постепенно замедляясь съехал на обочину. Заглушил двигатель и повернулся ко мне.

— Повтори, что ты сказала?

Признаюсь честно, у меня душа ушла в пятки. И у вас бы ушла, если бы над вами нависла мрачно сверкающая янтарными глазами гора мускулов. Все-таки крупные плейбои, это не только красиво, но и крайне опасно.

И все же — это Алекс. Я же забираю из прачечной его рубашки и таскаю ему по утрам плюшки, а однажды мы даже ночевали вместе в офисе. Ничего не подумайте, просто документацию готовили, и он по-джентельменски уступил мне диван. Хотя я обычно не задерживаюсь на работе так надолго. И, вообще, считаю, что люди постоянно остающиеся работать сверхурочно не старательные работники, а крайне ограниченные индивидуумы не умеющие планировать свое время и не имеющие никаких других занятий. И, к слову, даже если бы я разделась, залезла к нему на стол и станцевала танец живота, босс бы только выгнул свою правую бровь (таким о-о-очень характерным жестом) и учтиво осведомился нет ли у меня температуры? Он просто не рассматривает меня в качестве женщины, и, честно говоря, при таком богатстве выбора, я его полностью поддерживаю и понимаю.

Именно поэтому вместо того, чтобы начать заикаться и попытаться спастись бегством (тщетно), я только бестрепетно похлопала, нависшего надо мною мужчину по плечу:

— Спокойней, босс. Держите себя в руках.

Ой, как ему не нравиться, когда я называю его боссом. Я уже об этом упоминала? По-моему он зарычал, но нависать перестал, и на том спасибо.

— Черт тебя побери, — пробормотал Алекс, потирая рукой лоб. — Ты умеешь меня довести.

— Я? — оскорбленная невинность. — Что за жалкие инсинуации? Это ты меня постоянно доводишь.

— Ладно, забили. Ближе к делу. Кто просит тебя за мной шпионить?

— Давай так. Я отвечаю на твои вопросы, ты — на мои, — наглеть так наглеть. Он что, опять зарычал?

— Миа, — рявкнул мужчина. — Кто?

— Ладно-ладно, дыши глубже. Леонид Петрович, о котором ты сегодня меня так мило предостерегал, велел переслать список всех твоих встреч на эту неделю и архив за прошлый месяц. И наложил на это дело печать молчания.

— А ты? — мужчина пытливо посмотрел на меня.

— А я переслала.

— Что?

— А что я могла сделать? Он начальник службы безопасности и затребовал информацию в обход тебя. Я не могла ему отказать.

— И ты просто переслал ему требуемую информацию?

— Да, и проинформировала об этом тебя, — сделала ударение я. — Чего делать совершенно не должна была.

Я удостоилась еще одного непонятного взгляда. Ну хотя бы вроде больше не злится.

— Ты переслал ему всю информацию?

— Конечно нет, — а вот это уже оскорбление. Неужели он мне совсем не доверяет. — Часть встреч проводится под грифом секретности и, — я помедлила долю секунды, после чего довольно продолжила. — На самом деле большая часть. А без соответствующего конкретного запроса я секретную информацию распространять не могу. Даже в пределах корпорации.

Алекс уставился на меня во все глаза, а потом начал натурально ржать. Нет, как маленький. Хотя, он так заразительно смеялся, что у меня тоже начали подрагивать уголки губ, но я громадным усилием воли сдержалась. Кто-то же должен сохранять здравомыслие.

На самом деле гриф секретности — такая удобная штука. Ты не можешь получить информацию, пока ее не затребуешь, но ты не можешь ее затребовать, если не знаешь, что она существует. А поскольку наша компания занимается новейшими разработками и патентами, то под гриф секретности не попадают разве что звонки в магазин хозяйственных товаров для заказа туалетной бумаги (а в некоторых отделах и эта информация засекречена).

Так что обставить Смерта мне удалось очень легко. Зря только переживала. Конечно, если бы я хотела, я могла бы указать ему на то, что подобная секретная информация существует и что ее следует запросить (бюрократия, а что делать). Но, по очевидным причинам я этого не хотела.

— Ты бесподобна, — отсмеявшись заявил босс.

Приятно когда тебя ценят.

Алекс завел машину и снова вырулил на проезжую часть.

Остаток пути мы провели в молчании, каждый думал о своем. Уже после того, как он высадил меня перед домом и я махнула ручкой вслед отъезжающей машине, я поняла, что он так мне ничего и не рассказал. Как всегда.

Глава 3

Расследование или «похоже меня прокляли»

В общем, творится что-то странное, копчиком чувствую. Вечером нежась в ванной я никак не могла унять скачущие, как зайцы мысли. События дня все время прокручивались в голове, на давая расслабиться и насладиться пенными спа-процедурами. У меня так бывает, как-будто какая-то мысль заедает в мозгу, как песня на диске и все время время повторяется, повторяется, сколько ее не обдумывай. Бр-р-р. Ужасно.

Именно поэтому сегодня в семь утра, вместо того, чтобы пить сладкий чай с творогом (к слову мой каждодневный рацион) я сидела на своем рабочем месте вне зоны камер и размышляла о том, чем мне может грозить незаконное вскрытие коробки с вещами нашего охранника. Бывшего охранника.

Да, признаюсь, мне немного стыдно, но выбора-то нет. Сам он мне уже ничего не расскажет, а у меня накопилось неприлично много вопросов, на которые никто не хочет давать ответы.

Дело в том, что уборкой у нас занимаются домовые. И по счастливой случайности, их не поставили в известность, что эти вещи трогать нельзя. А поскольку, как только из общей базы данных пропадает сотрудник (уволился, уволен, покинул пост и так далее), они тут же пакуют все личные вещи из шкафчика и не только в герметичную коробку и отсылают в службу безопасности, а те — на домашний адрес. Пришлось приложить некоторые усилия, чтобы перехватить коробку, благо я в хороших отношениях с Матреной-начальницей службы уборки.

И вот заслуженная награда за долгие часы, когда я выслушивала невыносимо занудные жалобы, уставшей от жизни и мужчин, маленькой, румяной домовихи на подчиненных и сотрудников корпорации. Первые ленивые бездари, вторые грязные свиньи. Вроде все лаконично, но в ее исполнении занимало не меньше получаса, раза два в неделю.

Итак, небольшая картонная коробка с символикой фирмы. Неужели все мои пожитки, тоже бы вместились в такую коробочку? Да уж, подобные размышления никак не способствуют поднятию духа. Вы спросите как личные вещи ушедшего работника отличают от неличных? Легко, каждая вещь несет отпечаток своего владельца и домовые его безошибочно чувствуют и находят, поэтому если бы я покинула это замечательное, прекрасное и перспективное рабочее место (чего я конечно же делать не хочу), то абсолютно все мои вещи оказались бы в такой коробочке, включая запасные колготки, спрятанные у Алекса в ванной комнате, мою любимую кружку с полки в баре и, даже позабытый мною в лабораториях зонтик, который я все никак не могу забрать.

Врать не буду, открывать мне ее совсем не хотелось. А что делать?

И вот, презрев опасность и угрызения совести, недрогнувшей рукой с ножом для резки бумаги я вскрыла пломбу. Сожаления оставим на потом.

Итак, что у нас тут? Я упоминала, что коробка только с наружи компактная, а внутри настолько большая, насколько это нужно? Пространственная магия — это вам не шутки.

Кружка, календарик, запасные кеды — фу ну и вонь. Перебираю дальше. О, это уже интереснее — записная книжка, оказавшаяся блокнотиком с магическими фотографиями Катерины Лисецкой (судя по приписке в конце — танцовщицы бурлеска), к слову сказать относительно благопристойными — красноволосая фурия (наверняка крашенная) «просто» позировала в скромном (отнюдь не придающем ей целомудренности) нижнем белье и не очень скромных позах. Ничего для себя нового я не узнала. Что у нас тут еще? Упаковка открытого печенья, пачка носовых платков — а он был запасливым.

Конечно меня саму немножко коробит от того, как спокойно я роюсь в вещах человека, тело которого обнаружила только вчера. Да, мы не были близкими друзьями, но тот факт, что расстройство от его смерти прошло меньше чем через сутки, говорит не в пользу моей душевности. Я такая. Как ни странно, при повышенной сентиментальности, я довольно быстро стираю из памяти вещи, которые меня расстраивают.

Смотрим дальше: буклет с закусками, судя по надписи из «Матрешки»; упаковка из под сэндвича от туда же (странно-на нем вчерашняя дата — они же вчера не работали?); ручной фонарик — я посветила на стену (попыталась) — не работает; зубочистки; мужской одеколон. Я покрутила небольшой флакон в руках. Сиреневенький и похож на большой, с пол-ладони величиной, ограненный кристалл. Необычный цвет и форма для мужской туалетной воды. Но лейбл на флаконе однозначно указывал на происхождение, находящейся в нем жидкости. Открутила крышку — фу, сладко — если бы мой мужчина (которого у меня нет, я сама знаю) таким душился, я бы первым делом погнала его мыться. Ладно, смотрим дальше. Вроде больше ничего. Стоп. А это что? Какая симпотная.

На самом дне коробки валялась зажигалка очень интересного дизайна — этакое старинное украшения из тяжелого металла с позолотой. Нетипично для охранника. Я завороженно щелкнула огоньком — ай — и с возмущением уставилась на порезанный палец. Чем это я так? Повторный осмотр предмета роскоши, выявил острую резьбу на механизме зажигания. И какой придурок сделал в таком месте насечку? Все таки мужики идиоты — портить такие красивые игрушки.

Требовательной заголосил телефон, заставив меня вздрогнуть. Через десять минут начнется официальный рабочий день, а у меня на столе нелегально добытая коробка с личными вещами убитого вчера охранника, разбросанными по фирменным документам. Черт. Посасывая палец, одной рукой начала паковаться обратно, усиленно игнорирую заливистую трель. Если надо, позвонят еще раз.

* * *

Еле-еле успела. Домовики сердились и фыркали, что я так долго, сноровисто перепаковывая наспех заклеенную мной коробку. Ну ничего, Матрена мне разрешила, значит все в порядке.

Когда я вошла в офис, телефон снова трезвонил — вот же кому-то неймется. Кем-то оказалась стервозная секретарша одного из наших поставщиков, которая всенепременно хотела поговорить с боссом о неполадках в оплате за последнюю доставку. Естественно, такую проблему может решить только владелец компании, и конечно, он в восемь утра сидит в офисе и ждет этого звонка — не дайте Боги пропустить.

После долгих дебатов, переключила ее на бухгалтерию. Уф-ф-ф, наконец-то можно заняться своими делами.


Подведем неутешительные итоги — что мне дает полученная информация? Правильный ответ — ничего. Сама не знаю, почему мне кажется, что закрытие «Матрешки» можно отнести к разряду странных вещей, которые произошли за вчерашний день. Неужели существуют люди, которые искренне, и не кривя душой, любят понедельники?

Дай-ка я составлю список. Мне всегда лучше думается со списком под рукой.

Странное кафе, подозрительное поведение Алекса, шпионаж за ним же, мертвый (лучше бы сказать погибший) охранник Вася, намеки на какие-то отношения со Смертом.

Поведение вышеупомянутого не стоит заносить в список, ибо оно всегда странное. Ой точно, что там Алекс говорил — о Леониде — он же сам за ним шпионит. В общем что-то неладное творится в нашей компании.

* * *

— Солнце, привет, — влетела в приемную Ира.

— Ой, — я чуть язык не прикусила. — Доброе утро.

Круассан пришлось отложить — что за жизнь пошла?! А сирена тем временем продолжала щебетать, элегантно устраивая свое великолепное полупопие на край письменного стола.

— Представляешь, это дурак наконец-то оставил меня в покое.

— Какой дурак? — наверное я выглядела немного ошарашенной.

— Ну, как какой? — сирена недовольно надула губки. У нее это просто отпадно получается. — Араш Сиристидович.

Я покопалась в памяти.

— А это тот, который «рыбонька»? Ну и отчество…

— Бинго, и она получает пирожок с полочки! Представляешь, с ним Ленечка поговорил и тот сразу отвалил.

Я оторопело на нее уставилась.

— Ленечка? А…

— Спасибо, спасибо тебе дорогая подруга, что ты с ним об этом поговорила.

— Я?

— А кто же еще. По-другому он узнать не мог. К тому же он же с тобой вчера беседовал. У меня появилось неприятное чувство, что вся компания занята исключительно слежкой за Ленечкой.

— Откуда ты знаешь? — слабо прошептала я.

— Ну как, — умилилась Ира. — Вы же при мне договаривались, или он у тебя не был? — подруга очаровательно нахмурила четко очерченные бровки.

Мне сразу полегчало, и теория всемирного заговора растаяла в призрачной дали.

— Да, мы беседовали. Но я ему ничего про тебя не говорила. Это его личная инициатива.

Интересно, с чего бы это Смерта потянуло на добрые дела? Ой не спроста.

— Так что у вас с ним за проблемы были?

— Да так, — тут же заюлила подруга. — Поспорили об одной вещи.

— О вещи, и эта вещь… — решила поднажать я. Наверное сирена в конце-концов раскололась бы — она, в принципе, тайны хранить не умеет, но нам помешали.

— Доброе утро, о прекрасные дамы, — в приемной появился босс. Бросил долгий расчетливый взгляд на выигрышную позы сирены и томно ей подмигнул. Я же, как всегда, удостоилась короткой ухмылки. Кстати, когда он так лыбится, ему ни за что не дашь больше семнадцати. Ира, кокетливо накрутила локон на пальчик и протяжно протянула.

— Алекс, дорогой, как ты?

— Спасибо, не жалуюсь, — отрапортовался мужчина, бросая кейс на диванчик для посетителей и обольстительно подмигивая теперь почему-то мне. Эй, они же обычно друг с другом флиртуют? Причем эта шутливая битва двух соблазнителей длиться уже не один месяц.

— Эй, не втягивайте меня ваши разборки, — я демонстративно прикрылась папкой.

Мужчина грациозно скользнул к столу и надо мной нависло восемьдесят пять кг соблазна. Он осторожно отвел папку от моего лица и, пристально глядя в глаза, протянул.

— Милая, ты что ревнуешь?

Сколько уже работаю на него, и все равно Алекс каждый раз ухитряется меня удивить.

Я подозрительно прищурилась.

— Ты обкурился?

— Нет, — он приблизил свое лицо к моему. Нос к носу. — С чего ты взяла, милая.

— Выпил лишнего? — его губы растянулись в улыбке, шепча «нет».

— В тебя вселился демон? Мартовский кот? Родовое безумие пробудилось?

— Будут еще варианты?

Ира смотрела на нас круглыми глазами, не решаясь вставить хоть слово.

— Ладно, сдаюсь, — я откатилась на кресле к стене, разрывая контакт. — Чего ты от меня хочешь?

Алекс насмешливо цокая, покачал головой.

— С чего ты взяла, что я от тебя чего-то хочу?

— Я твоя секретарша. Ты всегда от меня чего-то хочешь. Правда, обычно к обольщению в этом случае не прибегаешь.

Со стороны сирены послышался сдавленный смешок.

— Обольщение, — покатал слово на языке Алекс. — А наверно стоило.

— Ну, теперь, когда мы это прояснили, может расскажешь что происходит? — я честно попыталась закончить этот безумный диалог, но босс не поддался.

— Ира, не оставишь нас на минуту, — он повелительно кивнул на дверь. Сирена, обычно такая любопытная, решила удовлетворять свое любопытство в другом месте, проворно соскочив со стола, метнулась к двери, и мяукнув: «Увидимся в обед» исчезла. Предательница. И вообще — ЧТО ПРОИСХОДИТ???

— Алекс, — предупреждающе произнесла я. — Какого черта ты делаешь?

Мужчина перестал нависать над столом и вольготно развалился в кресле.

— Дай подумать… соблазняю тебя?

— Допустим, — ясно, что ничего не ясно. — А зачем?

Мужчина задумчиво постукивая по губе неторопливо и молча оглядел меня с ног до головы.

— Что случилось? Сегодня ночью ты лежал в постели и вдруг воспылал ко мне чувствами? Или проснулся, — продолжила я развивать мысль. — И решил что жить без меня не можешь? Или подумал, дай-ка я за ней поухаживаю, чтобы она ничего лишнего про меня не рассказала Лене? — закончила я осененная внезапной догадкой. Увы неверной, потому что босс проникновенно глядя на меня со всей серьезностью заявил.

— Боюсь все твои домыслы неверны.

— Нет?

— Нет.

— Тогда?..

— Я решил это не сегодня ночью. Просто меня что-то подтолкнуло, — он вскочил и начал мерят комнату шагами.

Для своего душевного спокойствия я решила проигнорировать первую часть фразы и сконцентрировала внимание на второй.

— Подтолкнуло?

Алекс нетерпеливо отмахнулся.

— Ты ничем сегодня не душилась?

— Э-э-э. Своими обычными духами.

— Не ела, ни пила ничего необычного.

Я отрицательно замотала головой.

— Какие-нибудь артефакты не трогала?

— Спятил?

Алекс метнулся ко мне и, схватив за руку, прижал к своему паху. Напряженному. Наверное глаза у меня стали размером с блюдца.

— Алекс, — пискнула я, пытаясь освободить конечность, но он держал крепко.

И гипнотизировал меня взглядом.

— Как только я вошел в приемную, я тебя захотел, — я растерянно моргнула, продолжая вырываться. Вот это финт! — И заявляю тебе, как специалист в этой области. Это желание имеет под собой магическую основу.

Он наконец выпустил мою руку, которую я тут же стала интенсивно растирать. Больно. И страшно неловко, но не так, как больно. Во взгляде у мужчины промелькнула вина.

— Прости.

Я зашипела в ответ, не хуже кошки.

— Поскольку я тебя хорошо знаю, то даже не предполагаю, что это было сделано с какой-то целью.

Теперь я побледнела, понимая куда он клонит. Алекс закатил глаза и плюхнулся во второе кресло.

— Да ладно Миа, ты бы такого никогда не сделала. Что не отменяет факта, что на тебе какое-то приворотное заклятие. И если бы я чуть хуже себя контролировал, — он оценивающе скользнул по мне взглядом — тут же захотелось прикрыться. — То лежать тебе сейчас на этом столу с задранными юбками. Потому что заклинание мощное.

Мама, роди меня обратно!

— Вспоминай, что ты сегодня делала, — он требовательно махнул рукой перед мои лицом, заставив испуганно отпрянуть.

— Ничего, — неужели я умею так блеять?

— Миа, — босс закатил глаза. — Напрягись.

Я честно напряглась, но в голову ничего не приходило. Кроме…

— А ты можешь определить какое действие у этого приворота?

— В смысле?

— Оно направленное или общее?

Так много я о приворотах знала. Направленное действует на конкретного человека, а вот общее на всех особей противоположного пола. И если он действует на всех окружающих меня мужчин одинаково, то мне хана. Алекс несколько виновато хмыкнул.

— Оно общее.

ЧЕРТ!

— Просто восхитительно, — я даже зажмурилась от ужаса, мгновенно представив, как крадусь по коридорам, прячась от сотрудников. Если приворот настолько силен, как говорит Алекс, мне лучше сразу забаррикадироваться в туалете на пару дней. Стоп.

С утра я же ничего аномального не заметила. Никто на меня не кидался, и я без особых проблем попала на работу. Что-то должно было случиться уже после того, как я пришла в офис. Ой! По-моему я застонала.

— Что-то вспомнила? — Алекс поерзал в кресле, от чего я неудержимо начала краснеть, пытаясь не пялиться.

— Коробка, — признаю тон у меня был до ужаса несчастный.

— Какая коробка? — напрягся мужчина. Чем реально поставил меня в тупик.

И что мне ему ответь? Признаться что я чуть-чуть украла коробку с личными вещами нашего охранника и распотрошила ее (что вообще-то не очень законно)?

— Э-э, коробка возле моего дома, — ну давай же Миа, придумай что-нибудь. — Я сегодня мусор выносила, и там была такая странная коробка.

Алекс нахмурился.

— Что в ней было?

— Не знаю, я не заглядывала, — даже не пришлось напрягаться, чтобы выглядеть расстроенной. — Она была такая, огромная, некрасивая, обклеенная какими-то наклейками. И воняла, — поспешно добавила я, в порыве вдохновения. — Может это какие-то магические отходы были? Вдруг я заразилась?

— Что-то не стыкуется, — я судорожно сглотнула. Еще как не стыкуется. — Вряд ли это магические отходы. Мы можем тебя просканировать в лаборатории.

— Да, — фальшиво хихикнула я. — Это было бы забавно.

Босс так сумрачно на меня посмотрел, что смеяться совершенно расхотелось.

— Ладно, — он гибким движением поднялся, стараясь держаться от меня на расстоянии. Я невольно скосила глаза вниз. Черт, мне лестно. — Сиди на своем рабочем месте. Закрой приемную и отвечай только на звонки. Никуда не уходи, — он пригвоздил меня взглядом. — Я по возможности быстро организую проверку. Ты сегодня опасна.

Меня отпустило настолько, что я смогла в меру кокетливо улыбнуться.

— Я всегда опасна, — наглая ложь, между прочим!

Алекс хмыкнул.

— Сегодня особенно, — и ретировался в свой кабинет, плотно прикрыв дверь.

* * *

Это однозначно не мой день. Да что там день — неделя. И вроде день рождения не скоро — обычно такая невезуха происходит непосредственно перед этим «святым праздником». Не зря говорят, что в этот период человек наиболее ослаблен и уязвим. Может я всю жизнь не правильно праздновала?

Я помассировала виски. Нет, так продолжаться не может, надо что-то делать. Например… у меня же есть заначка с прошлого корпоратива! Жутко дорогие и жутко вкусные шоколадные конфеты — как раз для такого случая!

Сказано сделано. Довольно жмурясь я уже допивала чай с третьей, ну ладно-ладно — пятой конфетой, как в дверь настойчиво постучали, заставив вспомнить о том, я забыла ее закрыть. Рука дрогнула, но не успела я нажать на блокировку, как в кабинет, словно к себе домой ввалился Смерт. Только этого для полного счастья мне не хватало!


— Привет, — он подозрительно меня оглядел, но попытки накинуться не предпринял. Уф-ф-ф, пронесло. Может не полудемонов привороты не действуют?

— Здравствуйте, — благодаря событиям последних двенадцати часов, я уже и забыла, что он велел мне следить за боссом.

Мужчина медленно ухмыльнулся.

— Золотце, к чему же так официально.

Или действует?

Я настороженно следила за Смертом.

— Леонид Петрович, вы что-то хотели?

Правильно только такого официального тона он и заслуживает. Нашел «золотце».

Атмосфера в помещении неуловимо изменилась.

— Да, — он завалился в кресло (бедная мебель — ее совсем не щадят) и задумчиво прищурил глаза, принюхиваясь. Ой, мама! Я же могу позвать Алекса на помощь? Правда? — Я получил бумаги, которые ты мне переслала. Списки явно не полные.

— Да, — я не видела смысла отрицать. Выдохнула с облегчением — он по работе пришел. — Не полные.

— Почему?

— Гриф секретности, — я скорбно поджала губы усиленно имитируя сожаление. И поспешила пояснить, чтобы он не мог обвинить меня в отказе сотрудничать. — К сожалению, большая часть информации относиться к засекреченной, поэтому без специального запроса одобрено всеми членами совета акционеров, я не могу ее предоставить. Даже Вам.

Так тебе, съешь! Леня раздраженно передернул плечами и стремительным броском наклонился ко мне через стол.

— Ты собираешься играть со мной в эти игры?

Какая жалость, что я поставила стол так близко к стене, откатиться подальше уже не представлялось возможным. Ну же, босс, где же ты, когда ты так нужен? Попроси бумаги на подпись, или кофе сварить?

— Я не играю ни в какие игры, — умирать, так с музыкой. — Вы, Леонид Петрович, поставили передо мной абсолютно аморальную по своей сути задачу. И теперь возмущаетесь, что мне удалось Вас объегорить, и это задание не выполнять? По-моему Вы не в ладах с логикой, — я надменно выгнула бровь.

Мужчина придвинулся еще ближе (хотя, по-моему, ближе уже некуда) и проникновенно заявил. — Золотце, не могу гарантировать, что спущу тебе с рук подобную дерзость, но будь уверенна, если еще раз назовешь меня Леонидом Петровичем или на Вы — очень пожалеешь.

Мне стало трудновато дышать, а Смерт продолжал удерживать мой взгляд.

— И, кстати, с логикой у меня все в порядке.

О Боги! Он меня поцеловал. Скользнув жесткой рукой на затылок, исключая любую попытку отстраниться, мужчина стремительно накрыл мои рот своим. Твердым, властным, не дающими ни малейшего шанса на снисхождение. Жадно раздвигая мои губы языком он гипнотически поглощал меня темным взглядом, а я тонула в его глазах, и не могла этого больше выдержать. Веки непроизвольно отяжелели и стали закрываться, приглушенно всхлипнув я проваливалась в поцелуй.

— Леонид, — ворвался в комнату голос Алекса. — Какой сюрприз.

Я ошеломленно хлопнула глазами, непроизвольно трогая рукой припухшие губы.

Мы со Смертом сидели каждый на своем месте и нас разделял мой рабочий стол. Никакого поцелуя?

Никакого поцелуя и не было — это все демонические штучки этого урода. Его пронзительный, ехидно-довольный взгляд полностью подтверждал мою теорию.

Прежде чем ответить Алексу, демон еще раз многозначительно скользнул взглядом по моим губам и слегка облизнулся, заставив меня мучительно покраснеть.

— Алекс, привет, — демон подал боссу руку в приветствии. Тот, естественно, жест не проигнорировал — мы же вежливые. — Вот зашел к Мии, задать пару вопросов про Василия.

Это фраза окатила меня, как холодный душ, вернув некоторую способность рационально мыслить.

— Сегодня не лучший день для вопросов, — решительно заявил Алекс.

— Это почему-это?

— У Мии проблемы, — категорично-то как.

— Да, — я удостоилась заинтересованного взгляда, демон явно наслаждался сыгранной шуткой. — А по-моему с ней все в порядке.

— Допросишь ее завтра, — да, Алекс из тех, кому опасно противоречить. Увы, Смерт тоже относится к этой категории. Впредь только так и буду его называть.

Легкую усмешку сдуло с его лица.

— Не стоит мне указывать, как выполнять свою работу, — спокойно произнес он, неторопливо поднимаясь.

Что сейчас будет! Интересно, будет ли уместно сразу залезть под стол?

— Ни в коем случае не собирался, — подчеркнуто спокойно парировал Алекс. — Но Миа — моя секретарша, и, как ее начальник, я заявляю, — он сделал внушительную паузу. — Сегодня она не будет отвечать на твои вопросы.

— Ты чинишь мне препятствия?

— С чего ты взял? — босс насмешливо усмехнулся.

— Создается впечатление, — ледяным тоном заметил Смерт, полностью скидывая маску «своего парня». — Что тут происходит?

Алекс оценивающе посмотрел на «главу безопасности», взвешивая факты.

— На Мии приворотное заклятие.

— Да, — Смерт смерил меня пронзительным взглядом, но следующие его слова просто повергли в шок. — Я в курсе. И что это меняет? Я ее не съем. И другим не дам. Более того, в такой ситуации могу с уверенностью утверждать, что со мной она в большей безопасности, чем без меня.

— Да что ты говоришь! — я правда не смогла промолчать. — Как-то я сильно в этом сомневаюсь, — и не давая вставить мужчинам не слова, жестикулируя продолжила. — Я пожалуй схожу в магазин, пока вы тут выясняете кто круче и у кого на меня прав больше. В обеденный перерыв мне прогулки явно не светит.

— Ну наконец-то, — довольно заметил Смерт. — Наконец-то мы с тобой перешли на ты.

Я подавила детское желание показать ему язык. Ублюдок.

— Ты не можешь выходить на улицу, на тебе приворот, — возмутился Алекс.

— Спасибо, «мистер очевидность». Именно поэтому я пойду сейчас, пока на улице нет народу.

Алекс тяжело вздохнул.

— Я пойду с тобой.

— Не надо, — огрызнулась я. — Я попрошу Иру. Она же, черт побери, сирена-просто укроет меня своей магией.

Алекс оценил идею.

— А что, это мысль. Ладно иди.

— Спасибо, — возможно я переборщила с сарказмом в голосе, но, честное слово, сколько может выдержать бедная девушка? — Вернусь через пол часа.

— Ага, — меня смерили последним предупреждающим взглядом. — Леонид, не мог бы ты задержаться на пару минут, у меня к тебе разговор?

Выходя, я наткнулась на обжигающий взгляд демона, с легким удивлением наблюдающего за нами.

— Интересно, — протянул он.

Я фыркнула и, старательно его игнорируя, быстренько собрала сумку и двинула на выход.

— Осторожней на улице, золотце, — догнал меня протяжный мягкий баритон. — Если что, звони.

Всенепременно. Я развернулась и с яростью уставилась на этого гада.

— Когда ад заледенеет.

Тот только рассмеялся.

— Уверен, что до этого на дойдет.

Выходя из лифта на Ирином этаже, я все еще кипела от злости.

Глава 4

Незаконно аморальная

Самое лучшее в Ирише, это то, что она не задает лишних вопросов и уважает чужую личную жизнь. Вот и сейчас, она не стала приставать с вопросами, а просто послушно потопала со мной на незапланированный обед, укрывая меня магическим покровом[6]. Сложности для сирен подобные манипуляции не представляют, они же по сути магические существа, и даже без специального обучения способны инстинктивно применять простейшие общемагические заклинания. А уж магию своего вида творят, так же легко, как дышат.

— Итак, подруга дорогая, где ты ухитрилась подцепить приворот? — может я ее переоценила?

— Мне кажется, из вещей Василия, — я не видела смысла скрывать от нее информацию.

— Погоди, — сирена удивленно моргнула. — Тот Василий, который охранник? В смысле был.

— Да.

— Который погиб? — все еще не верила мне и своим ушам подруга.

— Да.

— А что, позволь узнать, ты забыла в его вещах? — и умеет же она говорить таким мерзким голосом. Ира, резко дернула меня за плечо, заставляя замереть прямо посередине тротуара.

— Миа, какое отношение ты имеешь ко всему этому?

У меня страшно зачесалось правое ухо. Признаться или нет? Скорее всего — да.

— Происходит что-то странное, — я тяжело вздохнула. — Глобально странное.

Сирена требовательно смотрела на меня в ожидании объяснений, не позволяя сдвинуться с места. Пришлось все выложить. Умолчала я лишь о произошедшем с начальством. После краткой, но выразительной исповеди, мне наконец-то позволили двинуться дальше.

— Значит, ты думаешь неактивированное приворотное заклятие было на какой-то вещи охранника, тело которого ты нашла на лестничной клетке, после того, как Леня заставил тебя шпионить за Алексом? Стой, а куда мы собственно идем? — спохватилась девушка.

Мы, кстати, уже сворачивали к «Матрешке».

— Хочу зайти в наше любимое кафе.

— Зачем? — сирена подозрительно уставилась на меня.

— Меня терзают смутные сомнения, — туманно ответила я, решительно стуча в дверь и дергая за ручку. Облом, однако. Я попробовала заглянуть внутрь, но витрина и дверное стекло были покрыты отражательной пылью, поэтому — второй облом.

— Ира, — протянула я просительно. — А правда ты можешь отрыть дверь?

Сирена надменно повела плечами.

— А с чего бы мне захотелось делать что-то столь противозаконное и аморальное?

Пришлось сдаться. — У меня такое чувство, что «Матрешка» каким-то образом связана со смертью Васи.

Ира раздумывала целую минуту, после чего решительно кивнула и зацокала каблучками по тротуару.

— Эй, подожди, — не смотря на каблуки подруги, а может благодаря моим остроносым шпилькам, догнать сирену удалось не сразу — она уже заворачивала за угол. — А как же дружеская помощь?

Девушка надменно сверкнула глазами.

— Если уж вламываться в помещение, может лучше это сделать с черного входа?

— Ты просто чудо!

— Да, да, боюсь мне это еще не раз аукнется, — пробурчала прирожденная соблазнительница и, по совместительству взломщица, плечиком налегая на неприметную дверь в стене и ласково водя по ней ладошкой. Замок послушно щелкнул. Я уже говорила, что никто и ничто не может перед ней устоять?

— Прошу, — сирена махнула рукой, гостеприимно уступая мне честь войти первой. Не знаю, что я рассчитывала здесь найти, но со вчерашнего дня совершенно ничего не изменилось. Тот же совершенно пустой зал, приторный запах и светлая пыль просто-таки висящая в воздухе. Непонятно, что это такое?

— Ир, ты не знаешь, что это в воздухе витает?

Сирена недоуменно покрутила головой, принюхиваясь.

— Не до конца уверена, но, похоже, на смесь муки и волшебной пыльцы? Судя по всему здесь что-то не так давно готовили.

— Волшебной пыльцы?

— Ну да, — девушка посмотрела на мое потрясенно лицо. — Ой да ладно тебе. Ты что не знала, что они добавляют в свои булки? А почему они по-твоему таяли во рту?

— Ты серьезно? Они пичкали людей волшебной пыльцой?

— Дорогая, так все делают. Неужели ты думаешь, что консерванты состоят не из магических элементов?

— Что во всех продуктах?

— Нет, только в достаточно дорогих и магически обработанных.

— Да ладно?! — в моем голосе смешались изумление и негодование.

— А мне еще говорят, что я мечтательница, — пробормотала сирена в сторону. — Детка, а ты вообще на упаковки в магазинах смотришь? Ну хоть иногда?

— Э-э-э, — признаюсь, она меня поймала. Там все таким мелким шрифтом написано, да еще описание на всеобщем почти всегда какой-то дрянью сверху заклеено — не прочитать. — А почему этой дымки тут раньше не было? И почему магическая пыль пахнет сиренью?

— Обычно всегда кондиционеры включают, а сейчас он выключен. И что ты привязалась к этому запаху? Он совершенно нормальный.

— Как скажешь, — я уже устала с ней по этому поводу спорить. Если ей этот сиропных запах нравиться — ради Богов. А я как-нибудь перетерплю.

— Ладно, увидела все что хотела?

— Нет, подожди еще немного, — я завернула за прилавок и нащупала рукой на стене незаметный рычаг. Невидимый замок щелкнул и дверца обрела формы. Так, надеюсь племянничек Юрия не успел сильно намутить со шифром. Ира, как завороженная пялилась на присевшую на уровень замка меня.

— Ни фига себе, подруга, да я оказывается многого о тебе не знаю?

— Дай сосредоточиться, — я прикоснулась пальцами к скважине и постаралась настроиться на механизм. Я уже говорила, что у меня в роду ведьмы были? Это по женской линии обычно передается. Правда не в моем случае — полноценной ведьмой я никогда не стану — аура слабенькая, но маленькие трюки с различными магическими замками мне с детства удавались (к сожалению к дверям это не относилось), к тому же и в зрелом возрасте я старалась не терять навыки. Опять же, я один раз видела эту дверцу открытой и немного знала владельца, а это сильно упрощало задачу. Гном Юрий, готовил божественно, характер имел скверный, и интеллект не очень глубокий, но имел одну страшную слабость-сказки. Мы с ним частенько обсуждали и дискутировали о последних новинках в этом сегменте рынка. В прошлом году он, достигнув почетного пенсионного возраста, с женушкой (милейшая женщина, надо заметить) отправился в кругосветное путешествие и оставил управлять кафешкой своего племянника. Дико непутевого. Спросите почему — ну хотя бы по тому, что кафешку он угробил и закрыл. Надеюсь замок он не менял.

Настроилась, характерное движение пальцами. Вуаля — замок открыт. Ну какой идиот этот племянник!

— Что там? — Ира нетерпеливо заглянула мне через плечо. — И не надейся, что тебе удастся избежать объяснений.

— Не бурчи, — я потянула дверцу на себя, с нетерпением заглядывая внутрь сейфа.

А может не совсем идиот?

Ничем особенным тайник не порадовал. Пустой и пыльный — небольшая стопка бумаг и листочек блокнотного формата прилипший к правой стенке. Я быстро просмотрела жиденькую пачку документов. Какие-то бланки и формы, в основном пустые. Что-то мне это напоминает. Ладно. Я вытащила последнего бойца — блокнотный листик. Что у нас тут? Ба! Знакомые лица. С печатной продукции на меня смотрела та самая развратная штучка из Васиного блокнотика, снизу красовался номер телефона, адрес и название «Оман» — очевидно это клуб в котором она выступает.

— Что это? — Ира выхватила листок у меня из рук. — Фу, опять эта шлюха.

— Ира, — возмутилась я.

— Что? Ни слова неправды, между прочим. Не понимаю, что в ней мужики находят?

— Ты ее знаешь? — заинтересовала.

— Да, — сирена возмущенно фыркнула. — Она выступает в «Омане» по вторникам и пятницам. Обычная дешевка.

— Она танцует? Или стриптиз показывает?

— Танцует… Держи карман шире. Конечно-стриптиз. Правда сама она это называет эротическим шоу, но от правды, знаешь ли, не уйдешь.

— Ты может ее и лично знаешь?

Сирена оскорбленно посмотрела на меня, но я намек проигнорировала.

— Так знаешь?

— Приходилось пересекаться, — Ира поджала губы. — Пару раз.

Тут я наконец-то сообразила, что это не самое удобное место для обсуждения личности женщины с картинки, и решительно потянула Иру к выходу.

— Линяем отсюда. На улице можем поговорить.

Но увы, сделать нам этого не дали. Скрипнувшая дверь заставила обеих резво метнуться за прилавок.

— Черт, — прошипела Ира, словно читая мои мысли.

Вот уж действительно — Черт!

* * *

Итак, ситуация, прямо скажем, пренеприятнейшее и в, какой-то степени, тупиковая. Вошедшие ходили по помещению, осматривая его и перехмыкиваясь. Определить кто вошел не представлялось возможным — нас укрывала только барная стойка, стоит пошевелиться и заметят. Мы с Ирой переглянулись.

— Что будем делать? — губами просуфлировала она мне.

Я пожала плечами, что тут сделаешь, остается молиться чтобы они нас не заметили и свалили поскорее.

— Что-нибудь нашел? — до боли знакомый голос, заставил меня оцепенеть. Неужели, неужели мне придется сталкиваться с ним постоянно? Ира ошалело заморгала глазами и беззвучно прошептала.

— Леня?

Смерт, чтоб тебя…

— Нет, — второй голос я не узнала. — Ничего подозрительного.

— Да они все подчистили. И когда только успели? — мне даже не надо было видеть демона, чтобы представить, как он скривился.

— А что мы тут ищем? — поинтересовался собеседник Смерта. Да, а что вы тут ищете? Мне тоже очень интересно.

— Когда найдем, узнаем, — Смерт, как всегда отличался лаконичностью. — Посмотри за прилавком.

Мы с сиреной с ужасом переглянулись. Второй мужчина двинулся в нашу сторону, послушно выполняя указания. Пол слегка заскрипел под его весом. Шаг, еще один. Без лишнего пафоса — это конец!

— Эй, шо это вы тут делаэте? — раздался шамкающий голос от дверей. Уф-ф-ф. Спасибо, спасибо тебе самый любимый тролль на свете. — Вам здеся быть не положено.

Я осторожно выглянула из-за стойки. Смерт с подельником, который, судя по нашивкам на спине оказался одним из спецов отдела безопасности, отвлеклись на тролля, который наступал на них, широко размахивая руками и требуя объясниться и убраться. Смерт, пытался его урезонить, но не родился еще тот демон, что сможет остановить тролля, у которого есть цель в жизни.

— Пошли, — зашипела Ира, дернув меня за руку. — Пока они отвлеклись.

Мне два раза повторять было не нужно. Бросив прощальный взгляд на разыгрывающую сцену, и аккуратно сбросив туфли на каблуке, я на корточках поползла за подругой. Благо дверь в подсобку мы не закрыли. Выпрямившись уже за ней, мы с сиреной, как зайцы на бегах, припустили к выходу. Ужас возможного разоблачения подгонял не хуже стаи бешеных собак. Стараясь огибать углы, мы на ощупь неслись по коридору. Свобода!

Выскочив на улицу, я как была босиком, крепко сжимая любимые лодочки в руке, понеслась в сторону противоположную офису, таща за собой на буксире, почти несопротивляющуюся подругу.

— Постой, постой, — сирена тяжело дышала, у меня же, похоже открылись скрытые резервы.

— Да стой, кому говорю, — меня резко дернули за сумку.

— Ай, что? Сумку порвешь, знаешь сколько она стоила, — но все-таки я остановилась. Ладно мы достаточно далеко убежали от кафе. Есть надежда, что этого расстояния хватит, чтобы Смерт не смог нас обнаружить.

— Что это, черт побери было?

— А я откуда знаю, — огрызнулась я. — Мне кажется, я вообще полностью потеряла контроль над своей жизнью.

— Что там Леня забыл? Может он за нами следил.

— Глупости, тогда бы он нас искал, — я глубоко вздохнула и с силой выдохнула, стараясь унять трясущиеся коленки. — Чуть заикой не сделал.

— Моей хрупкой нервной системе противопоказаны подобные потрясения, — Ира театральна прижала руку к груди. — Знаешь, я с тобой больше никуда не ходок.

Ну, по-честному, сильно перенервничавшей она не выглядела, поэтому попытка вызвать у меня непереносимые угрызения совести позорно провалилась. Я неторопливо отряхнула ступни, обула лодочки и, двинув в сторону работы, послушно согласилась. — Ладно, тогда можно последнюю просьбу?

Девушка с подозрением посмотрела на меня, но ничего криминального видимо не увидела, и поэтому подставилась по полной.

— Зависит от просьбы.

— Сходить сегодня вечером потусоваться.

— Сегодня вторник? — удивилась Ира.

— Как-будто это кому-нибудь когда-нибудь мешало, — признаю, фырканье получилось не очень эстетичным.

— Ну, наверное можно. А куда ты хочешь сходить? — заподозрила подвох сирена.

И я ее не разочаровала.

— В «Оман».

Ира споткнулась, но среагировала моментально.

— Ни за что.

— Почему?

Девушка пронзила меня взглядом, который мог бы посрамить василиска.

— Мы только что влезли на частную собственность и нас чуть не поймали. У меня до сих пор сердечное давление зашкаливает. Нет уж, я в твоих авантюрах больше не участвую.

Как бы не так.

— Не стоит так экспрессивно реагировать, — я проигнорировала спорные утверждения о здоровье, неторопливо вышагивая по тротуару. Размеренная ходьба всегда способствует успокоению. Сирена фыркнула, как кошка — может у нее в роду оборотни были? Я же решила временно сменить тактику.

— Ты мне должна.

— Я?

— Ты!

— С чего бы это?

— А как же наше многолетнее плодотворное сотрудничество? — я деланно возмутилась.

— А разве мы сотрудничаем?

— Ну ладно, дружеская взаимопомощь, — я могу быть доброй и уступчивой.

— А разве мы не квиты? Я же взломала для тебя замок, только что.

— А я помогла тебе спастись от «Рыбоньки» (по крайней мере, сирена так думает).

— А я тебе избавиться от того парня на вечеринке у Лизы? И, кстати, в данный момент прикрываю твое приворотное безумие. Именно благодаря мне на тебя не кидаются в мужики.

— А кто выбрал за тебя платье на свадьбу кузины?

— Я сама выбирала, — возмутилась Ира. — Ну ладно ты чуть-чуть помогла.

— А кто достал тебе зелье, чтобы отвадить Мариса? А помог оформить заявку в бухгалтерию? Кто договорился с домовиками, чтобы у Селии (миловидная, стервозная гарпия из отдела кадров — вечная соперница Иры за звание самой красивой девушки нашей корпорации) три дня не убирали мусорную корзину?

— Ладно, ладно, — замахала руками девушка. — Убедила. Сходим не тусовку.

Я ослепительно улыбнулась.

— Ты лучшая подруга из всех лучших подруг на свете!

* * *

Рабочий день тянулся бесконечно. Каждый раз, когда поскрипывала дверь — я дергалась. Вы бы тоже дергались, если бы были под приворотом. Это мне еще повезло, что я Алекса не сильно привлекаю, да и иммунитет у него — дайте Боги. А остальные мужчины далеко не так сдержанны.

После волнующей вылазки на обед, я старалась сидеть тише воды-ниже травы и молилась, чтобы меня снова не навестил Смерт. С враньем у меня всегда было слабо. Я либо сильно волнуюсь и сбиваюсь, либо начинаю хихикать. Да, лучше бы избежать сегодня его внимания.

Алекс тоже затаился в своем кабинете, и я не рисковала его навещать. Короче, за сегодня я успела переделать уйму нужной и ненужной, рутинной работы — все равно в ожидании вечера больше заняться нечем. Хотя…

— Пошли, — дверь распахнулась и мой босс во всем своем великолепии предстал пред моими очами.

— Куда?

Алекс недовольно нахмурился.

— Куда-куда, на кудыкину гору. Пошли в лабораторию. У них как раз окно.

— А?..

— Я тебя прикрою, — заметив, что должного впечатление это не произвело, он молниеносно вытащил меня из-за стола и подтолкнул к двери. — Дорогая, со мной ты в полной безопасности. Даю слово — ни один мужчина на тебя не набросится.

Я недовольно поморщилась — вот наглец.

— Ну, ничего нового в этом не будет.

— Не стоит себя недооценивать, — Алекс довольно мне подмигнул. Мне показалось или его рука действительно скользнула по моим ягодицам?

Пока мы спускались на лифте в лабораторный комплекс (я уже упоминала, что на лестницу ни ногой) и шли бесконечными коридорами, я прикидывала есть ли смысл затевать разговор по душам. Наверное стоит попробовать, идти-то еще прилично — здание у нас не маленькое, а если учесть, что лаборатории расширяются под землю — образуя своего рода улей (да-да, я тоже смотрела этот ужасный, старый фильм про корпорацию «Зонтик»[7]), что на самом деле очень удобно при подземно-магическом строительстве, то вполне можно затеять невинную беседу.

— Алекс.

— Угу, — откликнулся босс ни на миг не замедляя шага и зыркая по сторонам.

— Я же хорошая секретарша?

— Угу.

— Я же тебе всегда помогаю и почти никогда с тобой не спорю?

— Угу.

— И моя помощь облегчает тебе работу и жизнь?

— Так, — Алекс затормозил и резко развернулся. — К чему ты ведешь?

Я чуть на него не налетела — предупреждать же надо!

— Мы можем быть откровенны друг с другом? — серьезно спросила я. За что наконец-то удостоилась серьезного взгляда в ответ. — Только да или нет, — продолжила я не давая раскрыть ему рот. — И, пожалуйста, не надо твоих игр и шуток. Если не захочешь ответить — просто скажи об этом.

Мужчина размышлял где-то с минуту, слегка наклонив голову, и, скользя по мне цепким взглядом. Все это время я не отводила глаз и старалась пореже дышать.

— Договорились.

Я с облегчением выдохнула — если Алекс дал слово — он его сдержит (какое-то время).

— Итак, твои вопросы, — поторопил босс.

— Почему Смерт приказал мне за тобой следить? — вопросы надо было задавать очень точно, тщательно подбирая слова, потому что Алекс как оракул — его откровенности хватает на ограниченное количество ответов, и, на неправильно заданный вопрос можно получить очень неудовлетворительный ответ.

Мужчина довольно ухмыльнулся и слегка прикрыл глаза.

— Молодец, — скупо похвалил он, очевидно имея ввиду формулировку. — Потому что мы с ним играем в одну игру. И оба используем любые методы. Ему нет необходимости изучать мои графики — он проверял твое, — Алекс помялся подбирая слово. — Отношение к ситуации.

Очень интересно — и совершенно непонятно. Спрашивать и какой игре не имело смысла, но меня интересовало еще кое-что.

— Ваша игра связана со смертью охранника? — я затаила дыхание.

— Нет. Это личное — не связанно не с убийством охранника, ни с компанией.

Все страньше и страньше, как говорила Алиса[8]. Значит все эти события совершенно не связанны между собой? Ладно потом об этом подумаю, а пока…

— Что ты знаешь о смерти охранника?

И вот тут он, не смотря на данное слово, не моргнув глазом соврал.

— Ничего, — такой честный-честный, но я же тебя немного знаю, Алекс. И уж если ты наглейшим образом врешь глядя мне в глаза, значит дело нечисто. — Расследованием занимается Леонид.

— Понятно, — я слегка покивала.

— Ну пошли, — начальник двинул дальше по коридору. Похоже, приступ откровенности закончился. Делать нечего — послушно потрусила за ним.

Коридоры, коридоры, уровни, опять коридоры…

— Василена, — Алекс широко распахнул дверь лаборатории. — Где ты, солнце мое?

* * *

И вот я снова на своем, горячо любимом, рабочем месте. Анализы и исследования, которым меня подвергли в лаборатории ровным счетом ничего не показали. Специалисту видно, что на мне приворот, но как я в него вляпалась и каким образом его можно снять — никто сказать не может. А результаты магического сканирования ауры будут известно только завтра.

Ладно, из нерабочего списка у меня на сегодня осталось одно дело.

Сначала залезла в магнет, посмотрела на сайт «Омана». Впечатляет — готическая атмосфера, VIP залы, ого, — приватные танцы? Интересно, что наши охранники зарабатывают такие рекордные суммы? Может мне переквалифицироваться? Ладно, идем дальше, а вот и наша звезда — Катерина Лисецкая. Как ни странно, картинка была слегка размытая, как будто кто-то снимал на мобильный — и это при таком качестве сайта?

Информации не много — работает по вторникам, пятницам, субботам. Связаться можно через контакты на сайте. Не густо, но я-то совсем не промах (а что, сам себя не похвалишь — стоишь, как оплеванный).

Следующим делом я открыла ГМБД (глобальную магическую базу данных по зарегистрированным магическим и не магическим индивидуумам). Вот оно, еще одно преимущество работы на такую серьезную структуру и ее главного руководителя — у меня есть много паролей, открывающий очень интересные двери. Так, вводим имя. Прелестно.

А вот и наша девушка. Странно никаких дополнительных контактов нет, адрес не указан, профессия — танцовщица. И это глобальная шпионская сеть? — я разочарована.

Делать нечего, пришлось набирать ее номер в клубе. После трех гудков мне нехотя ответил вялый женский голос.

— Добрый день!

— Слушаю, — не очень-то они вежливы.

— Я бы хотела организовать встречу с госпожой Лисецкой.

— Госпожа Лисецкая, — противно заявил мне голос на другом конце трубки. — Очень занята и запись не ведет. Приходите в клуб и попробуйте встретить ее там.

Надо ли говорить, что подобный подход меня совершенно не устраивало.

— Хорошо, дайте мне ее личный номер — я сама договорюсь о встрече.

— Я вам, что секретарша?

— Под вашим номером так написано, — съязвила я.

— Ничего не знаю, — гнусаво отрубил голос на том конце провода, очевидно собираясь бросить трубку.

— Я звоню по поручению Алекса Вонга, — в моем же голосе, напротив, зазвенел металл.

— Ой, — походу баба наконец-то проснулась. — Того самого Вонга?!

— Именно. Поэтому будьте добры дать мне телефон г-жи Лисецкой.

— Вы знаете, — залепетали мне. Наконец-то. — К сожалению, у меня нет ее номера — она его никому не дает. Но я могу зарезервировать вам время.

— Хорошо, — это меня вполне устраивало. Хотя все это крайне странно. — Сегодня вечером.

— Ой, — затрепетал голос. — Сегодня, к сожалению, не получится — у нее выступления.

— А между выступлениями, в клубе? — прервала я ее.

— Ой, можно попробовать, — голос зашуршал бумагами. — Как насчет полуночи — у нее как раз перерыв между номерами, он мог бы подойти в гримерные?

Естественно я не стала уточнять, что «он» подойти не сможет, и закончила прохладным тоном.

— Хорошо, я передам ему. Какой номер гримерной?

— Третий, — покаялся голос. — Конечно. Мы будем ждать! С нетерпением! Я прямо сейчас передам информацию г-же Лисецкой.

— Спасибо, до свидания, — я аккуратно положила трубку, не дожидаясь ответа.

Итак — встреча назначена. Осталось придумать, что я от этот женщины хочу узнать.

Глава 5

Ночной клуб, или держите меня двое

Если вы спросите: «на какой фиг мне все это сдалось?» — боюсь, внятно ответить не смогу. Слава Богам, остаток рабочего дня прошел без осложнений. Мужчины на меня не кидались (в какой-то степени даже жаль), трупы на лестницах не попадались (я правда на лестницу и не выходила) и с подозрительными заданиями никто не подкатывал. А Алекс даже, любезно скалясь, подвез и проводил до самого дома — во избежании конфуза.

И Василена из лаборатории сообщила по телефону, что приворот рассчитан на сутки, так что после того как я высплюсь — все пройдет само-собой. Результатов сканирования еще нет, но они взяли образец для дальнейших исследований и передали его в отдел зельеваренья — уж больно интересный экземпляр (и походу пока не запатентованный). В общем все счастливы — я счастлива!

Только одна проблема — мне еще сегодня в клуб идти. Правда дома доедая ужин, я уже очень сомневалась в разумности этого действия. Да, со мной будет Ира, да, она накроет меня магическим покровом и скроет приворот, но по сути — зачем я туда тащусь? Пытаюсь раскрыть убийство охранника? Выяснить что происходит между Смертом и боссом? А оно мне надо?

Да. Как ни странно, надо. Когда мне в голову попадает мысль, от нее очень сложно избавиться, а если это нереализованный замысел — пиши пропало. К тому же, я женщина, и потомственная ведьма (не важно, что дара нет — от генов-то никуда не денешься), и любопытство это основополагающая черта обеих моих «ипостасей». Короче, долой нытье — пошла собираться.

Стоя перед шкафом, я могла, положа руку на сердце, заявить, что хотя я и не писанная красавица, но шмотки у меня классные, и нарисовать из себя девушку, которую могут пропустить в фешенебельный ночной клуб, я могу. Так что подготовка к выходу прошла вполне себе успешно.

Облегающая темно-синяя блузка с приятным декольте, черные штанишки по ногам, подчеркивающие рельеф попы, мерцающие ботильоны на высоком каблуке, косой пробор, хвост, алая помада и стрелки на глазах — вот я и готова. Конфетка. Видела бы меня в таком виде бывшая Алекса, когда он принимал меня на работу — я бы тут точно не находилась.

* * *

В клуб мы приехали как раз вовремя — парковка уже была наполовину забита, так что, те, кто здесь не нужен еще не приехали, а веселье уже началось.

Поднимаясь по фигурной лестнице, я не стеснялась крутить головой. Потрясающе, не знаю, кто оформлял это заведение, но он попал в точку — атмосфера разврата и роскоши, созданная автором, покоряла и подчиняла с первого взгляда.

— Что же, вперед, на баррикады, — Ира кинула на меня ироничный взгляд. — Или ты передумала?

— Мне показалось, или в твоем голосе прозвучала отчаянная надежда? — парировала я.

Сирена фыркнула, спесиво тряхнув благоухающей копной волос. — С чего бы, вдруг! — после чего, грациозно покачивая бедрами, двинула в сторону охраны, с непроницаемым видом стоящей на входе в зал, и незаметно просеивающим толпу. Увы и ах, в подобные элитные заведения просто так войти было невозможно. Именно поэтому мне и понадобилась подруга — завсегдатая злачных кабаков.

— Олежек, — промурлыкала Ира, ласково касаясь одного из охранников. Бугай приветливо растянул губы в оскале. — Ири-и-и-ш-а! Какими судьбами?

Парочка манерно расцеловалась — в меру скромно надо признать — в щечки.

— Да вот, решила подругу выгулять, — сирена воздушно мазнула в мою сторону, снимая с меня защиту. Я удостоилась заинтересованного взгляда, почти мгновенно превратившегося в крайне плотоядный.

— Опаньки, какие девушки у тебя в подругах ходят, — мужчина чуть ли не облизнулся. Спасибо тебе приворот.

— Да, не жалуюсь, — Ира глуповато захихикала и кокетливо взмахнула ресницами. — Пропустишь нас повеселиться?

Еще один тяжело-откровенный взгляд прошелся по моей фигуре и лицу — чего только не вытерпишь ради дела — и мужчина, масляно ухмыльнувшись, протянул. — Отчего же не пустить, пропущу. Красивым девушкам здесь всегда рады.

— Спасибо солнце, — сирена благодарно чмокнула громилу и, цепко схватив меня за руку, потянула в зал. — Тогда мы не будем терять драгоценного времени.

— Повеселитесь, — бросил мужчина вслед нашим удаляющимся спинам.

— Всенепременно, — весело отозвалась подруга, на крейсерских скоростях удаляясь от пропускного пункта.

* * *

Я продолжала усиленно осматриваться, а что поделать, не могу скрыть своего любопытства — никогда раньше в таких заведениях не бывала. Не буду лукавить — не потому что не хотела, а потому, что, не смотря на мою уверенность в своих чарах, меня бы в подобный клуб не пустили.

Так интересно — здесь зал находился не выше основного уровня, а ниже, то есть вход был на уровни земли, а сам клуб глубоко под ней. Поэтому при входе ты оказывался на самой высшей платформе танцевальных залов, а под твоими ногами простирались танцевальные площадки и VIP зоны. В центре находилась главная сцена, в данный момент украшенная, развевающимися на шестах, полуголыми девушками. Ого, вот это формы — и где они таких находят?

— Пошли, займем столик, — Ира потянула меня куда-то в угол, наконец-то заставив вспомнить зачем я собственно сюда пришла.

— Ириша, — протянула я.

Сирена с нескрываем подозрением уставилась на меня.

— Что?

— Мне надо в гримерки.

Девушка посмотрела на меня, как на умалишенную.

— Ты спятила?

— У меня назначена встреча с Катериной, — я решила раскрыть свои карты.

— Прости, с кем? — подруга в этот момент очень напоминала не вовремя разбуженного василиска. Ну, там — шипение, глаза на выкате.

— С Катериной. И да, тебе не послышалось. Мне жизненно необходимо с ней поговорить. Поэтому давай опустим ту часть, в которой ты рассказываешь мне, что я больная на голову, и что меня в детстве слишком часто роняли из люльки. И сразу перейдем к той части, в которой ты мне говоришь, что это плевое дело — попасть за кулисы к полуночи.

Сирена растерянно помаргивала, переваривая мою тираду.

— Э-э-э. Ладно, Попасть к гримеркам проще простого.

— Да? — честно сказать, я удивилась. — Правда?

— Правда-правда, — Ира для убедительности закивала. — Гримерки вон там, — она махнула в сторону сцены, от которой нас отделяли как минимум три уровня. — Надо просто пройти через три VIP зоны и миновать вон того демона-охранника и ты на месте. И, главное, ты не смотри, что он такой страшный на лицо, его просто в детстве драконы покусали.

Я наконец поняла, что она надо мной издевается.

— Очень смешно.

— Нет, подруга, смешно, это когда надо подготовить бизнес-план к завтрашнему утру, а это просто гротескно и самую малость безумно. Как ты себе представляешь попасть на встречу к этой шмаре? И главное зачем тебе это?

Я слегка растерянно пялилась на подругу, пытаясь решить с какого бока начать признание, как вдруг краем глаза заметила знакомое лицо. Охренеть. Я сошла с ума?

— Подожди, — я дернула Иру за колонну, проигнорировав возмущенный мявк.

— Что ты творишь? — попыталась отбиться сирена, но я на нее зашипела.

— Посмотри на бар, ты тоже его видишь?

— Кого? — Ира все же осторожно выглянула из нашего укрытия. — Кого, интересно узнать я должна там увидеть? Черт побери!

Она метнулась обратно и прижалась к колонне.

— У меня глюки?

Я чуть отклонилась, чтобы открылся лучший угол обзора на бар и высокие табуреты возле него.

— В таком случае они у нас обеих, — второй осмотр показал тоже что и первый. Возле бара на одном из табуретов вольготно развалился Вася. Да-да, именно Вася — наш любимый, печально знаменитый, и исключительно мертвый охранник, из-за которого я, вместо того, чтобы уютно устроиться возле телевизора и лопать попкорн, с вредом для здоровья посещаю злачные и опасные места, вроде клуба «Оман».

— Может у него был есть брат близнец?

Я скептически скривилась.

— Что-то не припоминаю такого.

— Может он не умер? А может умер, и это зомбик?

Хорошие вопросы — знать бы еще ответы.

— Подойдем поздороваемся? — неуверенно предложила Ира. План хороший, но для начала неплохо бы узнать с кем мы будем здороваться.

— Постой, — мне пришла в голову одна идея. — Я сейчас, кое-что выясню и поздороваемся.

Сирена с нескрываемым ужасом сглотнула.

— Я вообще-то не имела ввиду то, что сказала.

— Не спускай с него глаз, я сейчас, — и не дав девушке возразить, я метнулась к выходу.

— Стой, — завопила Ира. — Ты куда?

Я оглянулась через плечо.

— Сделаю один звонок и вернусь. Никуда не уходи!

Пока я, по возможности быстро, проталкивалась к выходу, меня посетила еще одна здравая мысль — второй раз без Иры меня никто в клуб не пустит, так что на улицу выйти не получится. Ладно, здесь уже потише — я приткнулась в темный угол и начала интенсивно жать на кнопки магфона. Так, меню/контакты/Хмырь (да-да, у меня презабавнейшая записная книжка). Набираю.

— Але, — приглушенно раздалось из трубки. Пришлось зажать второе ухо ладонью. Нифига не слышно.

— Але… Это Миа. У меня к тебе огромный вопрос, — начала я без предисловий.

— Миа, какая Миа, — задумчиво и скрипуче протянули из трубки. Вот только не надо врать, что не узнал. — А-а, Миа. Привет. Что за вопрос? — ехидненько так спросил леший Иваныч, в народе просто Хмырь.

— У нашего охранника Василия есть брат близнец? — зажатой в углу и нервной мне, было не до политесов.

— У мертвого?

— Да!

— Хм, хороший вопрос. Тут требуется подумать.

У-у-у вымогатель старый.

— Чего ты хочешь за хороший ответ? — признаюсь иногда меня забавляют словесные игры с Иванычем, но чаще, конечно, бесят. Мне увы не присущ талант давать взятки, и всегда плохо получается заключать сделки с вымогателями. К тому же жалко времени, которое на это тратиться, особенно, когда его и так нет.

— Ну-у-у. Так сразу и не скажешь, — начал торговаться гном.

— Короче, — оборвала я. — Информация мне нужна срочно, поэтому ее ценность стремительно уменьшается пропорционально времени.

— Ой да ладно, — пробурчал Иваныч, но тянуть резину перестал. Хвала Богам и за это! — Хочу марочный коньяк из коллекции Вонга. Три бутылки.

— Одну, — торговаться под орущие благим матом басы, в искусственном туманчике нагоняемом эльфийскими поделками современного шоу-бизнеса, в атмосфере полного разврата — и как я раньше не заметила, что через пару метров от меня совокуплялась какая-то парочка (о времена — о нравы!) — видимо была слишком взбудоражена, было не то что не особенно уютно, а как-то странно и сюрреалистично, но работа на Алекса меня основательно закалила.

— Жмотка. Две!

— Одну, или я бросаю трубку и звоню Селии в отдел кадров — у нее как раз день рождения на следующей неделе, — отрезала я, перекрикивая орущие динамики.

— Ладно-ладно, — забеспокоился гном. — Одну.

— Выкладывай.

— Нет у него близнецов. Родился в семье людей, одна младшая сестра, старенькие родители. При проверке все было нормально.

— На ауре тоже никаких аномалий не было? — я уже практически орала.

— Нет, здоров как бык. Был, — поправился Иванович. — Пока не помер.

— Ладно, спасибо. Бутылку принесу завтра, — сделка есть сделка, даже если полученная информация не имеет стратегической ценности.

— Буду после одиннадцати.

— Пока, — буркнула я, отключилась и тут же завизжала — меня за талию властно обхватили крепкие руки и волчком развернули от стены. Я ошеломленно уставилась в до боли знакомое лицо.

— Привет, милая, — проникновенно протянул любимый (в данном случае в кавычках) босс, наклоняясь к моему лицу.

— А-алекс, — я слегка заикалась — в мгновения особенного волнения со мной такое иногда происходит. — Что ты здесь делаешь?

Мужчина обворожительно ухмыльнулся и резким движением вжал меня в угол, закрыв собой от остального зала. Теперь между нашими телами и лист бумаги не протянешь.

— Я? Нет, милая, это ты что здесь делаешь? Ты же вроде должна сидеть дома в безопасности и ждать пока действие приворота пройдет?

Ой, спасибо что напомнил, теперь у меня появился еще один повод для волнения.

— Спасибо, что напомнил, — буркнула я и уперлась руками в плечи, пытаясь выбраться из угла, в который меня загнали. Алекс не поддался.

Я удивленно посмотрела на него.

— Алекс, в чем дело? Выпусти меня! У меня тут дела.

— Правда? — мужчина вместо того чтобы отступить, прижался ко мне еще ближе. Эй! Мы так не договаривались. В животе екнуло, когда он медленно втиснул свою ногу между моих бедер, отвоевывая себе пространство. — И что же у тебя здесь за дела? В этом гнезда разврата и порока?

— Я с Ирой пришла, она меня прикрывает. И вообще, чем я занимаюсь в свободное от работы время — это не твое дело! Алекс, что ты, черт побери, делаешь?! — запаниковала я, чувствуя, что мои ноги отрываются от пола, и я уже почти сижу на его бедрах.

— Разве это не очевидно? — горячее дыхание мужчины овевало мое лицо, заставляя коленки подгибаться (я же все-таки не железная). Кто же устоит перед таким великолепным образчиком мужественности, как мой босс? Только больная на голову.

— Скажи мне, милая, — он как будто перекатывал на языке это слово. — На что ты рассчитывала, приходя в подобное место в таком опасном состоянии?

— В опасном состоянии? Никакой опасности не вижу, — фыркнула я, пытаясь придти в себя и не терять голову. Ради Бога, это же просто Алекс. Ну, прижимает к стенке — так это он меня запугивает. Я перестала пытаться вырваться, все равно бесполезно. — Что ты здесь делаешь?

Алекс гипнотически уставился мне в глаза и провокационно улыбнулся.

— Не видишь опасности? Сейчас я тебе ее покажу.

— Что? Алекс…

Мои писк оборвался его горячими настойчивыми губами. Широкие плечи полностью закрыли обзор, а руки властно скользнули по спине и шее, запрокидывая мою голову и прижимая к нему еще ближе. Исключая любую возможность бегства. А я бы никуда и не побежала. Я, конечно дура, но не настолько же.

Алекс сильнее нажал и мои губы послушно раскрылись, а мысли метнулись испуганными птичками прочь из головы. Остались только ощущения. О БОГИ! Жар, трепет, протяжное скольжение и ни чем не прикрытая страсть, в эту минуту остался только он — его твердые голодные губы, мощное тело, прижимающееся ко мне, хотя казалось ближе уже некуда, его дыхание, опаляющее меня и напор, разбивающий любую оборону в щепки.

Внезапно все прекратилось — я заморгала, непроизвольно облизывая губы. Теплое тело, все так же давило на меня, а Алекс поедал глазами, тоже пытаясь отдышаться.

— …с первого раза не получилось и я откашлялась, собирая оставшиеся мысли в кучку. — Что?

Мужчина стиснул зубы и стремительно развернулся, задвигая меня себе за спину.

Сквозь грохочущие басы я услышала.

— Леня!

Когда выбегаешь из парилки и ныряешь в ледяной ручей, берущий начало из Северного океана, ощущения примерно такие же. Меня как-будто хлестнули холодной мокрой тряпкой по лицу — и я пришла в себя. Какого… я делаю? Мысли, покинувшие меня на время, вновь заметались в голове, как бешеные кролики. Что здесь делает Алекс? И что здесь делает Смерт? Какого черта происходит?

Тем временем мужчины не теряли время, обмениваясь любезностями. Алекс все еще прикрывал меня своей спиной — спасибо за малые радости, и Смерт не имел счастья лицезреть мой растрепанный и взъерошенный вид.


— Не думал тебя здесь встретить… — вопросительную интонацию в голосе Смерта не заметил бы разве что глухой. — Интересное совпадение.

Алекс усмехнулся (вот вам крест — это даже по спине было видно).

— Никакой интриги, пришел развлечься в новый клуб, отдохнуть, так сказать, душой, от суровых рабочих будней.

Смерт многозначительно промолчал и не стал указывать на то, что сегодня всего вторник, и рабочие будни вряд ли могли успеть кого-нибудь утомить.

Я же в это время, на ощупь судорожно попыталась стереть помаду с лица и слегка пригладить волосы. Пауза затягивалась — мужчины мерились взглядами и никто не собирался уступать. Замечательно, а мне прикажете заночевать в этом углу? У меня вообще-то дела! Тем более еще не известно, что хуже: что меня обнаружит Смерт или, что я останусь наедине с Алексом, зажатая в угол (не то чтобы это было неприятно — на самом деле даже очень, но краткосрочный постельный роман с боссом, с последующим, почти наверняка, разбитым сердцем (образно выражаясь) — моим, естественно, и моим же увольнением в планы на ближайшую пятилетку, ну, никак не вписывается). Поэтому, я не стала дожидаться исхода поединка личностей (к слову мужики могут мериться чем угодно и когда угодно, любое количество времени) и решительно толкнула Алекса в спину. Он, видимо, не ожидал такого подвоха с моей стороны, поэтому автоматически отодвинулся.

…И я, пожалуй, впервые за наше знакомство, имела счастье лицезреть ошеломленное выражение лица Смерта. Которое постепенно перетекало в очень хищное, по мере того, как он сканировал взглядом мою растрепанную внешность. Что-то мне реально не по себе.

— Ба, — присвинул этот мерзавец наконец-то справившись с лицом. — Какие люди! Сегодняшний вечер просто кишит неожиданностями.

— Не могу не согласиться, Леонид Петрович, — ехидно поддакнула я.

— Ну, раз все обменялись приветствиями, то мы, пожалуй, пойдем, — Алекс властно обвил рукой мою талию, подавая вполне однозначный сигнал. Попытался обвить.

Зря я что ли хожу на йогу[9] (древнее учение владению тела и контролю состояние разума)? Я юрко выскользнула из-под его руки и, бросив через плечо речитативом: «Мне пора к подруге, оставляю вас наедине. Увидимся», ретиво метнулась в сторону главного зала, успев краем глаза отметить, как мужчины, ошеломленно и растерянно (наконец-то) смотрят мне вслед.

Уфф. Спасена. Временно.

* * *

Иру я заметила почти сразу, сирена, нетерпеливо притоптывая ножкой, цедила «Маргариту» у барной стойки.

— Выяснила! — я запыхавшись подлетела к ней.

— Где ты была? Почему так долго? — возмутилась девушка, тем не менее пододвигаясь и освобождая мне место.

Проигнорировав все вопросы, я глотнула из ее стакана.

— Бармен, можно воды? Где лже-Вася?

Сирена фыркнула и демонстративно подставила руку под подбородок.

Я закатила глаз — нашла время в игры играть.

— Я все сейчас расскажу, просто скажи где наш объект?

Меня смерили оценивающим взглядом.

— Он спустился в первую VIP зону. Так он таки лже-Вася?

— Да, — я с благодарностью посмотрела на официанта, поставившего передо мной бокал с водой со льдом. — Спасибо.

Тот понимающе улыбнулся.

— У Васи не было близнецов и он был сто процентным человеком.

— Интересно, а с виду и не скажешь, — Ира задумчиво облизнула трубочку, успокаиваясь. Чего нельзя было сказать о троих мужиках, сидевших чуть поодаль, и как завороженных наблюдающих за действиями соблазнительницы. Кстати, о соблазнении.

— Ты не могла бы меня снова прикрыть, а то на меня уже мужики бросаются.

— Правда, — сирена довольно и оценивающе прищурилась. — А что за мужики?

— Да так, — рассказывать ей про Алекса я точно не собиралась. Самой бы разобраться. — Прикрой, а?

— Ну вообще-то, — Ира интригующе помедлила, заставив меня напрячься. — Ты все еще прикрыта.

У меня отпала челюсть.

— У меня радиус действия большой, и я защиту с тебя не снимала, — продолжала добивать меня любимая подруга. Не снимала? Тогда ЧТО ЭТО было?

— А теперь откровенность-за откровенность. Что за мужики на тебя бросаются? — она пытливо уставилась на меня.

— Э-э-э. Да так, какой-то не совсем трезвый посетитель, — попыталась выкрутиться я. — Ты знаешь кого я встретила по дороге сюда? Алекса.

— Вонг здесь, — изумилась и не на шутку испугалась Ира. — Тогда нам пора закругляться и валить отсюда.

— Почему? — изумилась я.

— Потому что, — зашипела подруга. — Он меня по головке не погладит, за то что я тебя сюда притащила.

— Что за детский сад. Ты-то тут при чем? И вообще не говори глупостей, у меня тут дело, а во второй раз я сюда точно никогда уже не сунусь. Так что пошли — нам надо за сцену, — о Смерте я решила умолчать, если Ира так бурно реагирует — зачем ее еще больше нервировать? — Раньше сядем-раньше выйдем!

— И то верно, пошли, я видела знакомого, он сегодня на посту в гримерках и сможет нас пропустить за кулисы, — вдруг согласилась сирена и залпом допила коктейль.

— Здорово, — интересно, с чего это она так резко передумала?

Просачиваясь за Ирой сквозь толпу, я усиленно напрягала мозг, пытаясь понять, что же меня царапнуло в ее высказывании. Бинго!

— Ир, а почему ты сказала, что с виду не скажешь?

Подруга недоуменно оглянулась.

— Что? — переспросила она, перекрикивая музыку.

Похоже, разговор придется вести на пределе возможностей легких.

— Почему ты сказала про лже-Васю, что с виду не скажешь, что он человек?

— Потому что он не совсем человек.

— ЧТО??? — теперь уже я орала. — Как не совсем человек??? А кто?

— Не знаю, — сирена передернула плечами. — Но, судя по ауре, он не человек, а что-то магическое.

Я подвисла. И что это значит — не человек, а, простите, что-то магическое? Куда я попала.

— Пошли быстрее, предложения не действует весь вечер, — Ира требовательно тянула меня в, известном ей одной, направлении. А что делать — иду за ней, о Васе подумаю чуть позже, сейчас надо разобраться с этой Катериной. Б-р-р-р. — Что за предложение?

— Ты же хотела в гримерки? Мой знакомый может предоставить нам такую возможность, но у него пересменка в пол двенадцатого.

Я кинула взгляд на часы — одиннадцать двадцать.

— У нас еще есть десять минут.

— Шевели ластами, а то и за это время не успеем.

Глава 6

Поиск

К тому моменту, как мы добрались до искомой цели, я пришла к неутешительному выводу, что вокруг начинает происходить что-то уж совсем странное и неправильное. Что за реверансы в мою сторону делают Алекс и Смерт? И почему они постоянно оказываются в тех же местах, что и я? Что на мне за таинственный приворот? Что происходит с умершим Василием и его «магической» копией? Почему все внезапно закрутилось вокруг меня — обычной секретарши? Или я страдаю манией величия?

Нет, мне все-таки не хочется верить в то, что у меня мания величия. Я же никогда раньше не сомневалась в своей разумности и способности трезво оценивать ситуацию, с чего бы мне начинать сейчас? Значит, делаем соответствующие выводы.

Вот дверь в подсобные помещения, затянутые зеленым канатиком и прикрытые кинконго-подобной тушей. Ира что-то прошептала охраннику, с каменной мордой загораживающему вожделенный проход и тот, подозрительно кивнув, пропустил нас. И вот мы в святая-святых любого клуба — безрезультатные размышления можно оставить на потом. К слову, в «святая-святых», было не то чтобы очень — обычные подсобки. У нас в офисе на складах таких предостаточно. Очевидно оформитель решил не тратить свой талант на объекты недоступные посетителям — серые стены, черный пол, сплошные углы и невыразительные фанерные двери с табличками. Благо что чисто. Ира заметила мой скептицизм и невольно хмыкнула.

— Ты что представляла себе гримерки в стиле мюзиклов «Чикаго» и «Мулен Руж»?

Я несколько расстроенно кивнула.

— Ну да.

Сирена уже откровенно посмеивалась.

— В некоторых вещах, ты такая наивная.

— Мы на месте, — Ира резко затормозила перед неприметной дверцей. — Что дальше?

Что-что? Решительно постучала — никакой реакции. Еще раз постучала и дернула за ручку. Великолепно — заперто.

— Ты уверена, что это ее гримерка?

— Так тут написано, — сирена обличающие ткнула пальчиком в табличку.

— Хорошо, а ты уверена, что это ее единственная гримерка?

— Ага.

— Отлично, может она еще на выступлении. Кстати, а почему мы ее ни на одной сцене не видели?

— Потому что ее величество, — ехидством в голосе сирены можно было топить котят. — Исполняет в основном приватные номера. Для ограниченного круга зрителей.

— Под номерами ты имеешь в виду танцы, или… — подозрительно уставилась я на подругу.

— И то и другое, — до боли знакомый глубокий баритон, прозвучавший у меня из-за спины, заставил вздрогнуть так, что у меня хрустнули шейные позвонки. Может меня прокляли? Подождите, точно прокляли!

Ира пытаясь слиться со стенкой и пропищала.

— Алекс?!

Я обреченно обернулась, вернее попыталась, потому что мужчина молниеносно и исключительно крепко прижал меня к себе, не давая дернуться.

— Ай, Алекс, какого черта?!

— Не вздумай от меня еще раз убежать, — его дыхание шевелило волосы у меня ни виске. — Потому что в следующий раз когда я тебя поймаю, тебе не поздоровится.

Я уже открыла рот для возмущения, не обращая на квадратные глаза сирены, которая уставилась на мужчину, как кролик на удава, закусывающего его собратом, но босс меня перебил. — А в следующий раз, когда полезешь туда, куда тебя не просят и подвергнешь себя опасности, я тебя выпорю и запру в своем кабинете. Поняла?

— Я не лезу, куда не надо, — наконец удалось высказаться мне. — Вокруг меня черт знает что твориться, а главные действующий лица, которые меня в это «черт знает что» втягивают, слишком заняты и спесивы, чтобы лишний раз открыть рот и объяснить — что происходит.

— Высказалась? — достаточно спокойно спросил Алекс, когда я остановилась перевести дух.

Я резко дернулась и змейкой вывернулась из его объятий, надо признать вряд ли здесь сыграл роль эффект неожиданности, скорее всего Алекс просто разрешил мне вырваться.

— Нет, — наконец-то я оказалась к нему лицом. — Алекс, твои непонятные заигрывания и не менее непонятные намеки меня достали. Впрочем не только твои, — добавила я, заприметив маячащую за боссом фигуру. По-моему Ира слегка позеленела.

— Леня? — просипела она.

Смерт выдвинулся вперед перекрыв коридорчик, в котором мы столпились.

— Девушки, — он тонко улыбнулся. — Развлекаетесь?

— Короче, — я решительно взмахнула рукой, привлекая всеобщее внимание. — Что вы оба здесь делаете?

Мужчины переглянулись, и видимо решили, что в данной ситуации они готовы приподнять занавес тайны.

— Я получил подтверждение о встрече с Катериной сегодня вечером, — Алекс не отрывал от меня пристального взгляда. — И некоторым образом предположил, что ты об организованной встрече меня информировать не собиралась.

Оказывается «противный голос» обладал еще рядом противных качеств. Одним из которых было неумение держать язык за зубами, а вторым — синдром кумира — захотелось лично пообщаться с самим Вонгом.

— Поэтому, — непринужденно продолжал босс, нагло усмехаясь. — Я решил взять свое расписание в свои руки, и встретиться с прекрасной дамой, к которой ты воспылала непонятным интересом. Я ответил на твой вопрос?

Я перевела красноречивый взгляд на Смерта. Тот поморщился.

— Будь добра, перестань меня так называть.

Честно до меня дошло не сразу, а когда дошло. МАМА! Он может читать мои мысли??? Наверное я побелела, как простыня.

— Как называть? — непонимающе пробормотала Ира, тревожно переводя взгляд с одного на другого и ничего не понимая. Алекс тоже подозрительно посмотрел на Смерта.

— Дыши глубже, — фыркнул мужчина, не обращая никакого взгляда на всеобщие переглядывания. Я же стремительно пыталась вспомнить о чем я думала в его присутствие в последнее время. — Только сегодня.

— Только сегодня, — непонимающе переспросила я. — Ты читаешь мои мысли только сегодня?

Алекс вскинулся.

— Леонид, я не понял?

Смерт поморщился.

— Что тут непонятного. Она подцепила отнюдь не приворот, как мы считали в начале. Пришли результаты из лаборатории — приворот, если это можно так назвать, — следствие, а не причина. Кстати, очень хотелось бы узнать, как ты его получила? — он сделал паузу, очевидно в расчете на откровения, которыми я не собиралась делиться. И продолжил. — А причина, неизвестное нашим магхимикам вещество, растворяющее естественные щиты. Благодаря чему, в данном случае, мужчины к тебе инстинктивно тянутся, а я еще и мысли читаю.

— А-а-а, — выдала Ира. — А что это за вещество?

Смерт полоснул ее взглядом.

— Понятия не имею. Пока что можно считать его неизвестным МОВ (магически образованное вещество). Но настоящая проблема в том, что подобного мы еще никогда не встречали, и у этой хрени очень необычная магическая формула, не поддающаяся окончательной расшифровке. Ранее не встречающаяся, — он сделал ударение. — Формула.

— Вы использовали результаты анализов Мии? — перебил его Алекс. К сожалению, возмущения в его голосе не наблюдалось.

— Да, — без тени вины признался Смерт.

У-у-у, Смерт, проклятый. Я удостоилась недовольного взгляда. Ничего пусть слушает. Вообще-то это неэтично использовать чьи-то данные без разрешения для несанкционированных научных исследований.


Здесь наверное требуется разъяснение по поводу того, что же такое естественные щиты. Не углубляясь в научную терминологию, можно сказать, что это такая невидимая защитная оболочка вокруг тела, присущая каждому живому существу на нашей планете. Верхний слой ауры, создающий естественный барьер противостоящий магическому воздействию.

Ученые открыли их, относительно недавно — пару столетий назад. У нелюдей и волшебных сознаний эти щиты намного сильнее, чем у нас — обычных людей. Поэтому нам для их укрепления требуются вспомогательные инструменты (типа амулетов, медитаций и магических вакцинаций). Щиты защищают ауру от магических вмешательств из вне. Чем прочнее щит — тем лучше. В случае растворения оных, человек становиться практически беззащитным перед любым видом магической атаки (будь то чтение мыслей, наведение порчи или другое воздействие на организм). Короче — все хреново.


— Вещество разрушает щиты? — в Алексе проснулся ученый.

— Нет, временно блокирует.

Я с облегчением выдохнула. Могло быть хуже.

— И его длительность около сорока восьми часов, — припечатал меня Смерт. — А теперь, когда мы прояснили этот вопрос, вернемся к основному…

— Да, давайте вернемся, — перебила я его. — Что ты здесь делаешь? Ты следишь за Алексом или за мной?

Мужчина прошелся по мне тяжелым взглядом, заставив судорожно сглотнуть.

— Я слежу за Катериной, которая, очевидно причастна к нелепой смерти нашего охранника. Слежу, потому что, это моя работа. А вот что вы, девушки, тут делаете?

Настала наша с Ирой очередь переглядываться. Алекс со Смертом внимательно на нас смотрели. Ну что ж, откровенность за откровенность.

— Я хотела поговорить с этой самой Катериной.

— Зачем? — Алекс лениво прислонился к углу.

— Потому-что у меня ощущения, что вокруг меня происходят какие-то непонятные события, а мне это не нравится. Меня просят следить со боссом, я нахожу труп, подхватываю где-то приворот и потом вы оба очень странно себя ведете.

— А рассказать мне? — Алекс выгнул бровь, проигнорировав фразу о странном поведении.

— А то ты бы слушал?

Он отлепился от стены и довольно угрожающе на меня надвинулся.

— Я бы слушал.

— И к тому же ты мой босс, а не нянька…

— Миа, — угрожающе начал мужчина. — Еще раз назовешь меня боссом…

Смерт хмыкнул.

— До боли знакомо. Тебе она тоже любит доставать?

Алекс нетерпеливо дернул плечом не отрывая от меня угрожающего взгляда.

— Охолонись, — Смерт невежливо дернул его за рукав, отодвигая от меня. — Рассказывай все, что знаешь, — это уже мне.

Как бы не так! Что я могу рассказать? Признаться в незаконном вскрытие Васиной коробки, посещении кафе и последующем подслушивании. Мне еще жить хочется! Очень. Поэтому я решила отвлечь внимания «врагов» на что-нибудь менее криминальное.

— В данный момент охранник Василий находится в этом клубе у бара на верхнем ярусе.

— Что? — Смерт дернулся.

— Повторить? — сирена невинно затрепетала ресницами, наконец-то вступив в разговор.

— Что это значит Миа? — грозно посмотрел на меня Алекс, как будто я лично была ответственна за Васин труп.

— То и значит, Василий или кто-то похожий на него как две капли воды в данный момент находится в этом клубе.

— Кто-то похожий, — Алекс потеребил губу и перевел взгляд на Смерта. — Брат?

Тот отрицательно тряхнул головой.

— Единственный ребенок.

— Надо бы на него глянуть, а то и поговорить, — проявил настойчивость босс.

— А то без тебя не знаю, — Смерт уже лез за магфоном.

И тут в коридоре послышался хлопок двери и торопливый топот, стремительно приближающийся к нам. Спустя мгновение из-за поворота показалась девушка.

И практически бросилась к Алексу, заставив того непроизвольно шарахнуться в мою сторону. Смерт опустил трубку.

— Мистер[10] Вонг, я так рада, так рада, — захлебывалась словами эта странная особа, которую я тут же опознала как «противный голос». Нет ну правда странная — седые всклоченные волосы, тощая фигура, скособоченная одежда и слегка безумный взгляд. Я бы на месте босса тоже испугалась.

— Катерина так Вас ждет… мы так вас ждем.

Алекс кинул на меня слегка растерянный взгляд, но мужественно шагнул навстречу этому безумию.

— Добрый вечер…

— О это такая честь, такая честь, вы здесь, — продолжала тараторить ассистентка. — Я ассистентка Катерины, мы вас так ждали…

— Где? — мне начало надоедать это представления и я решила вмешаться.

Женщина или девушка (седые волосы очень сбивали столку) споткнулась на полуслове и бросила на меня острый недовольный взгляд, который впрочем тут же скрыла вернувшимся на лицо восторженным выражением. Правда недостаточно быстро. Интересно, так ты не только лепетать умеешь?

— Что где?

— Где вы ждали? И где Катерина?

Девушка (если приглядеться, все же девушка — лет двадцати шести-семи) затрясла головой и указала на дверь, которую мы подпирали.

— Госпожа Катерина в гримерке, она вас ожидает, мы вас ожидаем…

— Так, мы поняли, — лениво перебил девушку Смерт. — Вы нас очень ждали. Там закрыто.

— Как закрыто? — неподдельно изумилась девушка. — Не может быть, она вас ожидает ассистентка решительно стукнула кулаком в дверь и дернула за ручку. Естественно дверь как была, так и осталась закрытой. Девушка подергала еще раз — с тем же успехом. После чего забарабанила в дверь и заголосила.

— Госпожа Катерина, госпожа Катерина, к вам пришел Алекс Вонг. Откройте, пожалуйста, помните у нас встреча назначена.

Дверь злорадно безмолвствовала.

— Не понимаю, где она может быть, — «противный голос» затравленно оглянулся на нас. — Она никогда не пропускает встречи, а ее номер закончился уже пол часа назад. Я сбегаю поищу ее, может она в баре? Я через минуточку буду, вы же меня подождете? Я сейчас сбегаю…

— А ну стоять, — негромко, но властно перебил лепечущую девушку Смерт и зацепил ее за локоть. — Запасной ключ есть?

— Что? Запасной ключ? От чего? — непонимающе переспросила ассистентка, перестав наконец мельтешить. — Запасной ключ от гримерки? — глаза расширились от ужаса. — Ну что вы, что вы…

— Конечно есть, — теперь ее перебил Алекс. — Давай не будем терять время, — он протянул руку. — Ключ.

— Но я-а-а, не могу. Это против правил, — заблеяла девушка пытаясь пятится — кто бы ей дал — из рук Смерта так просто не вырвешься. Алекс не опустил руку. Демон слегка тряхнул ассистентку и у той отчетливо стукнули зубы.

Она затравленно оглянулась на нас с Ирой, но не обнаружила поддержки и обреченно вытащила из-за ворота бесформенного платья связку ключей на шнурке. Дико модно!

Алекс поспешно, пока не передумала и опять не заголосила, выхватил их из рук.

— Это не правильно, — девушка дернулась в руках у Смерта. — Так нельзя.

Босс, с первой попытки выбрав правильный ключ, вставил его. Замок щелкнул и он толкнул ее во внутрь. Дверь легонько скрипнула и открылась — мы послушно уставились в темноту, толпясь на пороге.

И долго так стоять будем? Я решительно сбросила руку Алекса с плеча (и как она там оказалась?) и бесстрашно подавшись вперед, пошарила рукой на стене и щелкнула выключателем, после чего галантно отступила в сторону (неужели вы действительно думали, что я ринусь на баррикады?).

Смерт еле слышно фыркнул и, подвинув меня плечом, вошел в комнату. Комната, как комната, на мой неопытный быстрый взгляд — никаких следов ничего незаконного. Видимо наш начальник безопасности пришел к таким же выводам, потому что закончив осмотр, он снова сосредоточил свое внимание на «противном голосе», которая любопытно и слегка опасливо тянула носом в сторону открытой двери. Что она рассчитывала увидеть? Может хладный труп работодательницы? — я бы уже ничему не удивилась — мой лимит удивления за последние два дня исчерпал себя.

— Итак, здесь пусто, — серьезным голосом констатировал Смерт.

Да ладно! Открыл Америку.

Я еще раз заглянула в проход и потянула носом. Опять это запах — гадкий и до ужаса знакомый. Как в «Матрешке». Та же приторная вонь. Это уже становиться интересным.

— Где твоя начальница?

Я, в отличие от девушки, только подпрыгнула от громкого, прозвучавшего, как выстрел вопроса. Она же затряслась и попятилась, прижимая руки к худосочной груди. Ира услужливо отодвинулась с траектории движения. Ассистентка допятилась до стены, круглыми глазами таращась на нас.

— Я-я-я не знаю… она должна была ждать…

— Мы уже поняли, — резко перебил Алекс, которому, видимо надоело эта клоунада. — Она меня ждала, как, впрочем и Вы. В таком случае, где она меня ждала?

— Мистер Вонг, она наверняка где-нибудь здесь…

— Как с ней можно связаться, — перебила я «противный голос», пока она опять не затянула мантру ожидания. Все-таки секретарские навыки неистребимы. Нет недостижимых людей, просто надо знать как их найти. Девушка удивленно захлопала глазами, переваривая мой вопрос.

— Але, — я не отказала себе в удовольствии пощелкать пальцами у нее перед носом. Да это не очень вежливо — но вежливость и ей, вроде как, не свойственна. Мужчины удивленно уставились на меня, а Ира понятливо усмехнулась. — База прием. У твоей начальницы есть магфон? Пейджер? Рация? Встроенный в мозг чип, по которому можно определить ее месторасположение? Какое-нибудь средство связи?

— Нет, — заблеяла ассистентка. — Она же танцует. Голая в облегающем костюме, — быстро поправилась девушка. — Она на номера ничего лишнего с собой не берет.

— Шикарно, — фыркнула сирена. — То есть мы должны сидеть под дверью и ждать, пока она придет?

Ассистентка испуганно замотала головой, ослабленная двойным напором.

— Или может мистер Вонг должен придти в другой раз, — продолжала я наступать на нее. — Перекроить все свое расписание, отменить личные встречи, — после каждого слова девушка становилась все грустнее. — И придти посидеть у гримерки в другой день?

— Нет, — пролепетала окончательно запуганная девушка. Не подумайте, что я такая стерва, мне даже стало ее немножко жалко, просто меня раздражает человеческая некомпетентность. А сегодня я раздраженная в квадрате.

— Тогда… — протянула я. Намек в моем голосе не заметил бы только глухой и очень тупой.

— Тогда, — как под гипнозом повторила «противный голос». Да, этот случай, похоже безнадежный. Проще удавиться.

— Тогда, ты сейчас пулей бежишь по залам и ищешь свою начальницу. А мы ждем пять минут и, если она не появляется у бара на первом этаже, уходим, а она может записываться на встречу к мистеру Вонгу в следующем тысячелетии. — Я максимально грозно посмотрела, на бешено кивающую девушку. — И ты уже бежишь ее искать.

— Ой, да, — девушка дергано кивнула в последний раз и понеслась от нас по коридору.

Я тяжело вздохнула. Не видать нам сегодня Катерины.

— Это было интересно, — насмешливо протянул Смерт.

— Пошли в бар. — Алекс требовательно сцапал меня за руку и двинулся по коридору.

— Ай, а поосторожней нельзя, — что с ним сегодня происходит — ума не приложу?

* * *

В баре мужчины галантно устроили нас на высоких табуретах. Ира, правда, порывалась удалиться в дамскую комнату, но ее позорную попытку Смерт пресек на корню. И, пообещав немыслимые кары на работе в случае, если не найдут нас по приходе, мужчины удалились за напитками.

— Попали, — судорожно кашлянула сирена.

Я обреченно посмотрела на подругу. Попали не то слово. Теперь, когда не оставалось ничего кроме покорного ожидания, у меня появилось время на отвлеченные вопросы.

— Ир, ты правда не снимала с меня покров?

Подруга испытывающе посмотрела на меня.

— Нет.

— Черт!

На самом деле, происходящее уже утомило меня настолько, что задавать вопросы дальше не было сил. Не хотелось ни встречаться с мистической Катериной, ни объясняться с Алексом, ни конфликтовать с Леней. Хотелось домой — спать. Тяжелое одеяло усталости опустилось на плечи, и начало придавливать к земле. На краю сознания мелькали мысли о том, что что-то не так, но разум отказывался цепляться за них. Странное… какое-то очень странно ощущение. Я бы даже сказала, не просто странное, а магически странное.

— Ириша, — что это такое? У меня заплетается язык?

Сирена потерянно взглянула на меня, поражая бессмысленным выражение лица. Я сглотнула и попыталась снова, тщательно контролируя голос и отгоняя непонятно откуда взявшуюся слабость.

— Ты ничего странного не чувствуешь?

Ира продолжала молча на меня смотреть, ее взгляд стал слегка расфокусированным.

Что происходит?

— Ира, — я резко тряхнула ее. — Бригада подъем! Ты здесь!

После каждой фразы, я встряхивала, ставшую безвольной куклой, девушку. Бесполезно. Она все также продолжала бессмысленно смотреть на меня — и с каждой секундой взгляд все больше стекленел. Все, вот теперь мне точно не до хандры и апатии.

— Иринель, — заорала я, наотмашь хлестнув подругу по щеке.

— Ай, — завопила та в ответ, выходя из непонятного транса. — Ты что, озверела? Я же твоя подруга!

— Ты в себе?

— А ты в себе? — продолжала возмущаться Ира, потирая покрасневшую щеку. Хорошо, хоть автоматически сдачи не дала — рука у нее тяжелая. — Чего ты меня по лицу лупишь?

— А чего ты уходишь в нирвану и слюни пускаешь? — сказать, что я была рада возвращению подруги, значит не сказать ничего. Последние следы растерянности испарялись со скоростью света.

— Что? — возмутилась она.

— Ничего? — я не хотела дразниться — так получилось. — Последние пять минут ты сидишь, тупо глядя внутрь себя и не отвечая на мои вопросы.

— Я?

— Ты. А теперь, когда ты снова с нами, может напряжешь свой сиренскую сущность и определишь, что это за магическая хрень, которая на нас так подействовала?

Девушка растерянно потерла лоб.

— Я правда была не в себе?

— На мой взгляд ты была слишком уж в себе.

— Черт, — после продолжительного молчания, пробормотала она. — Не могу определить. Похоже на демоническое воздействие. Да, здесь точно пошалил какой-то не слабый демон.

Демоническое? Я запоздала оглянулась по сторонам. Мы тут одни такие? Или все неадекватными стали. Судя по неутешительному осмотру — мы одни выпадали из реальности. Народ вокруг нас продолжал пить, веселиться и развратничать. Прям канал для взрослых. Демонов вокруг не наблюдалось.

Кстати о взрослых, в толпе мелькнула знакомая рожа. Лже-Василий. Как я могла о нем забыть!? Ладно, оставим очередную непонятную хрень на потом, сначала трупы.

— Пошли, — я стремительно соскочила с табуретки, стараясь не терять объект из виду.

— Куда, — поразилась сирена. — Нам же велели сидеть и ждать.

От удивления я чуть не споткнулась.

— И это мне говоришь ты? Ты хоть когда-нибудь кого-нибудь слушаешься? Тем более начальство.

— Знаешь, иногда я и правда прислушиваюсь к голосу разума, — язвительно заметила уже совершенно оклемавшаяся девушка. — Например, когда моя жизнь в опасности.

— Да ничего они нам не делают, мы же сейчас не на работе. Подчиняться не обязаны. Пошли!

Я торопила ее не отрывая глаз от удаляющейся спины. Мужчина не мог так просто пробраться через скопление народа, но если мы проспорим еще пару минут, то мне его в такой толпе уже не найти. Сирена еще чуть-чуть побурчала для виду, но все-таки слезла с табуретки.

— Куда теперь, моя сумасшедшая подруга?

— Хочу все-таки пообщаться с Лже-Васей, — я уже заработала локтями, пробираясь к выходу за клоном.

— И что ты ему скажешь? — Ира цепко ухватилась за талию и на буксире плыла за мной. — Кстати подруга, после сегодняшнего дня и вечера, ты мне по гроб жизни обязана, — и с неприкрытым мстительным удовольствием в голосе добавила. — Какие бы ты мне услуги не оказывала.

— Ха, — возмутилась я. — Размечталась!

— Нет правда, — продолжала размышлять уже полностью пришедшая в себя сирена, не отвлекаясь ни на шум, ни на толпу, сквозь которую мы бурились. — Я вскрывала тебе двери, протащила в клуб, караулила гримерку, прикрывала от приворота, рисковала жизнью общаясь с начальством…

— Ты мне еще счет пришли, со всеми позициями, а то что-нибудь пропустишь, — перебила я замечтавшуюся девушку. — Может мне стоит напомнить про свадьбу твоего кузена? После которой ты клялась поступить ко мне в пожизненное рабство?

— Кто старое помянет, тому глаз долой, — не растерялась предприимчивая сирена.

— Тогда считай сегодняшний день историей! И глаза целее будут.

* * *

Лже-Васю мы нагнали только у выхода в клуб. Он поспешно протискивался через охрану к открытой двери.

— Почти догнали!

— Счастье-то какое, — пробухтела уже порядком запыхавшаяся сирена. — Ай! — она не успела затормозить и налетела на мою застывшую спину.

— Что опять? — Ира потирая нос выглянула посмотреть в чем причина пробки. — Ух ты! А что здесь делает… Рыбонька? И почему он беседует с нашим клоном?

Вот и мне хотелось бы знать, почему и о чем, в данным момент, Ирин неудавшийся поклонник так душевно беседует с лже-Васей. Мысли бешено заскакали в голове. Недавно Ира благодарила меня за то, что я попросила Смерта поговорить с Арашем Сиристидовичем. Но я этого не делала и в тот момент просто не обратила внимание на то, что Леонид Петрович ни с того ни с сего проявил похвальную инициативу в отпугивании незадачливого женатого поклонника. А сейчас незадачливый поклонник мило беседует с неудавшимся мертвецом. Все страньше и страньше.

Внезапно обзор закрыла широкая грудь в дорогой рубашке. Я чуть слышно выругалась. Вечер однозначно не задался.

— Я кажется просил тебя сидеть на стуле и дожидаться меня? — Алекс прожег меня непонятным взглядом. Ключевое слово на этой неделе — непонятный. Не дождавшись никакого раскаяния или, на худой конец, объяснения с моей стороны (а что я — я тупо на него пялилась, пытаясь придумать что ответить), он перевел тяжелый взгляд на Иришку. Та судорожно сглотнула.

— Алекс, нам надо было в туалет.

Я уже говорила, что обожаю свою подругу?

— А потом Миа решила поболтать с одним знакомым, — как ни в чем не бывало продолжила девушка.

Но иногда за ее импровизации мне хочется ее удавить.

Обжигающий взгляд скользнул на меня. Босс сердито поджал губы уже, по-моему еле сдерживаясь.

— Так, с меня хватит. Пошли.

Он стиснул руку на моем запястье и потащил сквозь толпу в противоположную выходу сторону.

— Подожди, — я предприняла бесплотную попытку освободить конечность из мертвой хватки. — Куда?!

— Ирина тебе нужно отдельное приглашение? — бросил в пространство, не обративший на меня ни малейшего внимания, босс. Я оглянулась — сирена послушно семенила за нами. Я еще сильнее вытянула шею — лже-Вася закончил беседовать с Арашем и, пожав тому руку, стремительно вышел из клуба. Черт, побери! Ну как тут не ругаться? Вопрос риторический.

— Алекс, отпусти меня немедленно, — очередная попытка вырваться не привела к успеху. Ах так. Ну все, с меня довольно!!! Мы как раз миновали места размышления (туалеты), и, вместо того чтобы опять тянуть на себя, я внезапно, со всей силы, толкнула Алекса в спину и, по инерции развернув, втолкнула в предбанник перед мужским туалетом. Босс, не ожидавший от меня такого финта ушами, поддался и оказался прижатым мною к ближайшей стенке. Вот она сила духа! А все говорят: «масса-масса». Ира, воспользовавшись моментом, решила слинять. Краем глаза я успела заметить, как ее платье ярким лоскутом мелькнуло в толпе.

— И что теперь? — насмешливо поинтересовался мужчина, не делая попытки вырваться. Хотя по правде говоря, это не составило бы ему не малейшего труда. Не мужчина — босс. И именно об этом мне не стоит забывать.

— Алекс, — я серьезно посмотрела на него. — Давай прекратим этот цирк. Чего ты пытаешься добиться? Что происходит?

Он чуть напряг грудь и я поспешно опустила руки, которыми по забывчивости (честное слово) продолжала прижимать его к стене. И подняла глаза, потому что с момента моего акробатического трюка избегала этого.

Алекс похоже совсем успокоился. Вот бы мне так. И теперь, расслабленно прижавшись к стене, не отрывал от меня пронизывающего взгляда. Ну не выдерживаю я такого зрительного контакта, особенно, когда бываю расстроена.

— Давай ты просто расскажешь что происходит? — уже не так агрессивно попросила я, надеясь на конструктивный диалог. Ну просто сил моих больше нет.

— Нет.

— Нет! — вспылила я. — Отлично. Тогда валил бы ты босс, куда подальше и оставил меня в покое.

Резко развернулась, хлестнув его хвостом по лицу (так и надо этому засранцу) и двинулась на выход.

— Миа, — пошел за мной Алекс. Спасибо хоть хватать не стал, наверное зачатки интуиции у него все-таки есть.

— Оставь меня в покое…

— Миа…

— Алекс, — я резко развернулась к мужчине и ткнула его пальцем в грудь. — Мы с Ирой едем домой. Не надо за мной ходить и доставать нравоучениями.

Босс сердито и серьезно на меня посмотрел.

— Отлично, пообщаемся завтра, — сказал он абсолютно официальным тоном, указывающим на то, кто он, а кто я. — Надеюсь сегодняшняя гулянка не скажется на твоей завтрашней работоспособности?

Ах так. Отлично, будем воевать. Вернее — вернемся к деловому стилю общения, если ты так хочешь босс.

— Естественно, — процедила я и предупредительно фыркнув, пошла искать убежавшую вперед Иру.

Глава 7

Маленькая пятница

Проснувшись следующим утром, я решила забыть о крутящихся вокруг меня проблемах и направить мысли в конструктивное русло. И правда, сколько можно ломать голову над этим бредом? Правильно? Правильно. Алекс мой босс и точка. Никаких других отношений между нами нет и быть не может. Случившиеся недоразумения можно списать на этот проклятый приворот. Который, к слову, должен был уже пройти (я искренне на это надеюсь). И я все это забуду, как страшный (это я, конечно, лукавлю) сон. Сегодня среда, надо напечатать договора, и к тому же приезжает на переговоры дивный народ[11]. Так что у меня нет времени на все эти непонятные и неадекватные трупы и загадки. Они вообще не имеют ко мне никакого отношения. Вот так!

Позанимавшись аутотренингом, плотно и вкусно позавтракав, и надев супер-стильный деловой костюм в ретро стиле, я, не дрогнувшей рукой, открыла входную дверь, чтобы тут же, с оглушительным хлопком, захлопнуть ее обратно. Автоматически получилось. Честное слово.

Пришлось глубоко вдохнуть и выдохнуть (как же давно я не была на тренировке по йоге), и открыть дверь снова. Смерт стоял прислонившись к косяку в той же позе, что и в первый раз и невозмутимо смотрел на меня.

— Доброе утро?! — неужели это мое блеяние. Все они меня довели. — Леонид Петро… — я осеклась под полоснувшим меня взглядом. И поспешно закончила мысль. — Леонид.

— Доброе утро, Миа, — протянул этот… Смерт.

В этот раз я не унижать себя вопросами, что он здесь делает. Мне все-равно. Надменно вскинула бровь и, решительно повернувшись, — могу ошибаться, но, по-моему, мои волосы хлестнули ему, нет увы не по морде, максимум по плечу — он же высокий как шкаф. Я торопливо мучила замки, пытаясь не ежится от мурашек, табунами бегающих у меня по спине. Смерт чуть-чуть отступил — ну просто сама галантность. Эх, правильно я раньше с ним не связывалась. Я бы и сейчас этого не делала — жизнь заставила.

— Всего доброго, — я закончила возиться с замками и, не глядя на начальника безопасности, потопала к выходу из подъезда.

— Миа, — раздалось спокойное за спиной. Я так и застыла с занесенной над ступенькой ногой.

— Ты не хочешь узнать, зачем я приходил? — обманчиво мягким тоном спросил демон. На самом дел полудемон, но что-то я в последнее время разницы не замечаю.

— Нет, — отрезала я. И повернулась припечатала «урода» взглядом. — Мне не интересно.

Я понимала, что не имею никакого права обижаться ни на него ни на Алекса. Кто они, и кто я? Но обида — это именно то, что я чувствовала. Обида и усталость от их непонятных игр. Когда-то размеренная жизнь вдруг перестала быть такой, по их вине. И меня это более чем напрягало.

Ни слова не говоря, я развернулась и, провожаемая сверлящим под лопатками взглядом ушла на автобус. Задерживать меня не стали. Аллилуйя!

В офисе, как всегда по утрам было тихо и спокойно — как на химзаводе перед взрывом.

Я даже успела заняться своими непосредственными рабочими обязанностями — прочитать все новости и просмотреть магпочту. Ага, это ценно — меню на сегодняшний фуршет. Его, как ни странно готовим не мы — встречающая сторона, а сама делегация. У эльфов своеобразные традиции. Когда мы к ним ездили, мы тоже заказывали банкет после переговоров. Корпоративная этика — занятное дело.

Настроение потихоньку улучшалось.

Увы оно не успело достигнуть отметки «жизнерадостность», до того, как в офис нагрянул босс. Стоп, а чего это он так рано? Неужто готовится к переговорам?

— Доброе утро, — бодро заявил Алекс о своем присутствии.

Я поднял глаза. Мужчина стоял над моим столом и испытывающие рассматривал меня, слегка улыбаясь. Ну и как мне с ним себя вести после вчерашнего? А, как обычно. Почти, потому что, если честно я была на него зла. Если еще от Смерта я ожидала любой пакости, то Алексу, как-то привыкла доверять. Как показал вчерашний вечер-зря. Поэтому вместо обычного шутливого приветствия, я просто приторно-вежливо улыбнулась.

— Доброе утро.

Босс дернулся и перестал улыбаться.

— Э-э-э. Что-то случилось?

Ну наконец-то кроме меня произнес эту сакраментальную фразу.

— Ничего необычного, — я отстраненно похлопала ресницами и перевела взгляд на экран. — Прислали меню к фуршету и макет рекламы. Кофе на столе.

Еще одна сладкая, ни к чему не обязывающая улыбка, и я углубилась в свои записи.

Алекс продолжал столбом стоять возле моего стола.

— Еще что-нибудь? — я подняла на него недоуменный взгляд, и чуть не добавила — босс. Но таких поблажек он не заслужил.

Мужчина хмуро смотрел на меня, очевидно пытаясь придумать к чему в моем ненормально-формально-услужливом поведении можно придраться, и не находил. Он насупил брови и уже открыл рот, но я продолжала безразлично вежливо пялиться на него, и рот закрылся.


Побурив меня взглядом еще пару минут, с видимым недовольством, призванным напомнить мне кто из нас двоих тут главный, Алекс отошел от моего стола.

— Принеси мне вчерашние договора и распечатанное меню, — отрывисто бросил мужчина, скрываясь за дверью своего кабинета.

Ну и пожалуйста. Сейчас принесу. Он думает, что поставил меня на место? Ну так ему этого не удалось. Потому что в про свое место и не забываю, мне просто все надоело. У каждого человека (да и не только) существует предел, после которого включаются предохранители и система начинает работать на автопилоте, стабилизируясь. Похоже вчера ночью я этой точки достигла и сегодня была спокойна и апатична, как слон.

На магфоне замигала лампочка вызова и тихонько запела трель звонка. Внешний звонок.

— Вонг&Партнерс, офис генерального директора, слушаю Вас! — меня ночью разбуди, скороговоркой произнесу этот текст. Я уже и на личные вызовы по собственному магфону так отвечаю.

— Добрый день, соедините меня с мистером Вонгом, — прострелил мне прямо в ухо визгливый женский голос.

Я с недоумением посмотрела на трубку. А ты не офигела, милочка? На этот номер с внешних магфонов вообще редко кто звонит, а уж если звонят, то такой бесцеремонности себе не позволяют. С другой стороны, я тут все-таки работаю, поэтому решила уточнить.

— Кто его спрашивает? — ну кто ж виноват, что у меня такой ледяной тон? Я просто хамство в любой форме не люблю.

В трубке раздалось какие-то странные звуки, заставившие мои брови удивленно поползти вверх.

— Катерина Лисецкая, — пробулькала трубка.

Оба на! И это голос прожженной соблазнительницы? Номер вызывающего не высветился. Я расчетливо покосилась на кабинет Алекса, признаков жизни из-за дверей не раздавалось. Рискнем?

— Добрый день, госпожа Лисецкая, — я добавила патоки в голос. — Мистер Вонг, к сожалению, в данный момент занят. Могу я Вам чем-нибудь помочь?

— А кто ты такая?

А кому ты звонишь, овца, так и хотелось спросить мне.

— Я его секретарь-ассистент.

Роковая соблазнительница на другом конце связи взяла тайм-аут на раздумья, похрипывая в трубку и позволяя мне просчитать варианты действий.

— У нас была назначена встреча на вчера, — наконец пробурчала женщина.

— Да, конечно, на полночь. Мистер Вонг сказал, что ее пришлось перенести. Вы звоните чтобы подтвердить новое время?

— Нет, — отрезала собеседница. — Я звоню сказать, что встретиться с ним не смогу. В ближайшее время. У меня, — она задышала тяжелее. — Непредвиденные обстоятельства и я временно уезжаю из города. Придется перенести встречу на другой раз. Потом.

Куда же ты так торопишься? И почему в голосе у тебя нотки страха проскальзывают?

— Какая жалость, — моему искреннему сожалению не было предела. — Может я могу что-то передать мистеру Вонгу?

Женщина помялась.

— Скажите, что я очень сожалею.

— Безусловно. Может я могу связаться с вашей ассистенткой в следующем месяце, чтобы уточнить ваши планы и договориться о новой встрече?

— Да, — она на секунду замялась. — Да, с ассистенткой. Конечно. Созвонитесь с ней и согласуйте время. В следующем месяце.

Тут звезда бурлеска видимо решила, что пора закругляться.

— Все. Спасибо, — выдавила она из себя.

— До свидания, — а это я говорила уже гудкам в магфоне.

Я что-то говорила про спокойствие и апатию. Что ж, меня только что очень эффектно вернули к жизни.

* * *

Из глубоких раздумий меня вырвал следующий звонок. Вот поперло. Внешняя линия.

— Офис генерального директора, слушаю Вас.

— Миа Дмитриевна, это Антон, из охранного пункта.

Я напряглась — ну что еще…

— Тут внизу подъезжают эльфы.

УЖЕ! Я метнула взгляд на настенные часы — всего десять утра. Они же должны были прибыть в обед? Вот лоси непунктуальные. Я и так и этак, костерила дивный народ, пока наш охранник Антон (да-да именно охранник, причем напарник, недавно почившего вечным сном, Василия) продолжал нагонять панику.

— Их тут много, что, что мне с ними делать? — в голосе парня прорезались истеричные нотки, так не вяжущиеся с обликом бравого стража. Подумаешь, ну эльфы, ну приехали.

— Так, — прервала я сбивчивый монолог. — Спокойно. Ну эльфы, ну приехали. Дыши глубже. Сколько там человек?

Антон подвис и засопел в трубку — видимо считает. Я торопливо поправила бумаги на столе, сунула ноги в шпильки и подправила прическу перед зеркалом.

— Ау, база, ты что там, уснул?

— Нет, — запыхтел охранник. Так я не поняла, они там что, в составе всего светлого двора на переговоры прибыли? — Антон?

— Да, да, — торопливо ответил мне мужчина. — Их, примерно десять человек.

— Примерно? — недоуменно переспросила я. Походу это уже диагноз. — Ты столько времени пересчитывал десять человек и все еще не можешь сказать точно?

— Ну я… — начал оправдываться охранник. — Они быстро двигаются и вообще…

— Так ладно, — перебила я. — Встреть их у входа и проводи в бар в фойе. Свяжись… — нет лучше я сама. Просто встреть и проводи, сообщив им, что, — я представила, что он может наговорить эльфам при том, что даже сосчитать их не может и резко передумала. — Нет лучше ничего не говори, просто проводи в бар.

— Хорошо, — обреченно — облегченно выдохнул Антон.

Я сбросила вызов и тут же начала набирать Милену — нашего администратора в фойе. Трубку незамедлительно подняли.

— Милена.

— Доброе утро, Миа, — пропела девушка. — Чем порадуешь?

— Дивные приехали раньше, чем планировалось, — на том конце трубки ойкнули. — Они уже в баре, в фойе. Встреть их, пожалуйста.

— Программа та же? — по-деловому уточнила Милена.

— Да, как договаривались. Сначала кофе, потом проведи обзорную экскурсию по офисной части и длинным ходом к конференц-залу. Я там все подготовлю к одиннадцати.

— Договорились, — пропела девушка. — Я пошла развлекаться.

— Удачи, — усмехнулась я. На кого можно положиться, так это на Милену. Эльфам от нее не уйти.

Итак у меня в запасе час. Хорошо, что в преддверии подобной ситуации, все почти готово. Я осторожно постучалась в кабинет начальника.

— Входи.

Я вошла. Алекс развалившись на своем кресле что-то быстро листал в магбуке, прихлебывая кофе. Хорош гад. Без галстука, в расстегнутой на шее рубашке, со взъерошенными волосами и еле заметной усмешкой в уголках губ. И совсем я на его губы не смотрю.

— Эльфы только что прибыли.

Босс оторвался от сводки и пронзил меня свирепым взглядом.

— Что? Встреча была запланирована на двенадцать!!!

Я не дрогнула и философски пожала плечами.

— Очевидно они решили осмотреться, и застать нас в расплох.

— Вислоухие засранцы, — фыркнул Алекс, резко поднимаясь. — Скажи мне, что у нас все готово?

А чего же не сказать.

— У нас все готово.

Мужчина подозрительно на меня посмотрел.

— Серьезно?

— Да, — я для наглядности даже кивнула. Ну и что, что в последние дни было не до эльфов — я своими рабочими обязанностями не пренебрегаю. — Все бумаги отпечатаны, договоры подготовлены, презентация на проекторе, вода и мелкие закуски в подсобке — вчера привезли. Конференц-зал я подготовлю за пятнадцать минут, юристы уже на месте, твой брат со вчерашнего дня не уходил с работы, обед привезут к двенадцати, — бодро отрапортовала я.

Алекс вскинул брови в притворном удивлении.

— Оперативно. Когда все успела?

— Подготовка подобных мероприятий входит в мои рабочие обязанности, — вежливая отточенная улыбка.

Мужчина пригвоздил меня тяжелым взглядом, но снова смолчал. Это обещает быть забавным.

* * *

Милена справилась со своим заданием на отлично — довольные и впечатленные эльфы, ровно в одиннадцать были доставлены в конференц-зал, в котором сияя, как новогодняя лампочка встречала их я, с распростертыми объятиями и юристами за спиной. Деловой и прекрасный (что я могу поделать — против фактов не попрешь) Алекс, появился с тактическим опозданием в пятнадцать минут, дав вислоухим промочить горло и начались переговоры.

Закончили мы только под вечер. Жаль, что сверхурочные официально не оплачиваются. Конечно, я могу получить премию, но с моим везением в последнее время это более чем маловероятно.

Не дожидаясь, пока бестолково пасущийся в дверях народ окончательно разойдется, я потихоньку начал прибирать бумаги — ночевка на работе, не является моим любимым занятием. Подгребая к себе очередную папку, я услышала вежливое покашливание за спиной. Мастер Алиалой, вежливо дождался, пока я распрямилась.

На самом деле его полное имя раза в четыре длиннее, но корпоративная этика разрешает пользоваться уменьшенным вариантом.

— Миа, не могли бы вы уделит мне минутку?

— Конечно, О Светлейший[12], — я вежливо улыбнулась. Этот эльф был самый старый и самый приятный из всей делегации. Все-таки многовековая мудрость красит и смягчает этих надменных созданий. Годы прожитые эльфами на внешность не влияют (они так и застываю на пике своей красоты на всю оставшуюся жизнь), только на характер. Причем в лучшую сторону. И только заглянув представителю дивного народа в глаза, можно понять, насколько стар и мудр эльф. Кстати, жизнь у них просто долгая, а не как принято считать — вечная.

Мы отошли к окну.

— Миа, не сочтите за грубость, — я вежливо наклонила голову, слегка настораживаясь. — Но не могли бы вы рассказать, что за магический след на Вашей ауре?

Эльф пытливо уставился на меня — я озабоченно на него.

— А почему Вы спрашиваете?

Алиалой внимательно читал выражение моего лица.

— Потому что он очень необычен и специфичен.

— Я на днях подцепила какой-то неизвестный МОВи[13], — я решила, что в этом в сущности нет ничего сверхсекретного. Стоп, что значит специфичен. — Что значит специфичен?

Эльф загадочно нахмурился.

— А где Вы его подцепили?

Я открыто посмотрела ему в глаза, даже не собираясь отвечать.

— Чем необычен след на моей ауре?

Нелюдь хмыкнул, признавая мое упрямство.

— Подобный след остается от демонической магии.

Опа.

— Так где вы его подхватили? Этот вирус?

— На самом деле, я пока не знаю. Просто пришла вчера на работу, и на меня начали все кидаться. Образно. У вируса побочный эффект — приворотный, — поспешила исправить я положение, заметив, что мужчина насмешливо щурится.

— Интересно, у вас, наверное ведьминские корни? — протянул он.

— Откуда Вы знаете? — изумилась я эльфийской проницательности. Но Мастер только тонко усмехнулся, проигнорировав мой вопрос.

— Насколько я знаю магия, оставляющая на ауре такой сильный и отчетливый след, очень сильная. И все подобные разработки ведутся под руководством правящих домов империи. Как их разработки оказались в Вашем городе — для меня абсолютная загадка.

— Неужели такими разработками занимаются только демоны, — озвучила я свои сомнения. И правда маловероятно, прогресс обычно очень трудно спрятать в четырех стенах. Мне ли, работающей в подобной сфере этого не знать? Очень трудно полноценно утаить какую-либо новую технологию от конкурентов и общественности.

Эльф снисходительно улыбнулся.

— Милочка, это же демоны. Их тайны не выходят за пределы империи.

Ну-ну, и в розовых зайчиков я тоже верю.

— О чем таком интересном Вы тут беседуете, о Светлейший, — Алекс появился, как черт из табакерки, и ненавязчиво, закрыл меня плечом, чуть отодвигая от эльфа. Тот невозмутимо следил за манипуляциями босса.

— Рассуждаем о сущность магии.

— Как интересно, — босс предупреждающе улыбнулся. — Я бы тоже с удовольствием присоединился.

— Боюсь ты опоздал, — с достоинством сказала я. Надоело, что меня игнорируют. — Мы уже закончили. Благодарю Вас за беседу, О Светлейший.

— Мне было очень приятно, — церемонно поклонился Алиалой. — Позвольте откланяться.

Слова с делом у эльфа не расходились, и через пол минуты мы с боссом остались в помещении одни.

Алекс нетерпеливо обернулся ко мне.

— Все в порядке?

Я удивленно моргнула.

— Да, все отлично. Сейчас приберусь тут и двину домой.

— Я тебя отвезу, — мужчина не отрывал от меня взгляд, явно ожидая возражений. Не дождешься босс, что я совсем дура отказываться от бесплатного транспорта?

— Да, спасибо.

Босс чуть помялся, но так ничего и не добавив, пошел провожать последних гостей.

А я, шустро убирая стол, получила возможность заняться любимым делом — размышлениями. Значит демоническая империя очень тщательно прячет свои разработки? И за пределы империи ничего не выходит? А вдруг? Следовало бы изучить вопрос поглубже, раз уж я влипла в эту историю по самые уши. И я даже знаю у кого я смогу качественно проконсультироваться.

— Ты готова? — голос босса вырвал меня из глубоких размышлений, в ходе которых я уже довольно продолжительное время стояла, застывшей статуей, посреди конференц-зала. Я оглянулась на Алекса:

— Ты прямо сейчас уезжаешь?

Босс нахмурился, предчувствуя изменение своих планов (а этого он очень не любит).

— Да, у меня через час деловая встреча в городе.

Очень интересно, деловая встреча, которая не нарисована в графике и оформилась за последние десять минут?

— Знаешь, спасибо за предложение, но я сама доеду до дома.

Правильно босс, у меня еще дела в нашем заведении. Мужчина выглядел явно недовольным и уже открыл рот, чтобы возразить, но я ловко его перебила.

— Мне еще пару дел в офисе надо закончить.

— Закончишь завтра, — отрезал Алекс.

— Эти дела надо закончить сегодня. Я же не могу пренебрегать своими рабочими обязанностями.

Что съел, и как тут возразишь? Мужчина недовольно посопел, но говорить, что иногда этими самыми обязанностями очень даже стоит пренебрегать, не стал. Это он правильно. А то, ведь я потом и напомнить о нечаянно вырвавшемся могу.

— Ладно, вызовешь такси за счет фирмы, — велел Алекс. И бросил уже через плечо, исчезая в двери. — До завтра.

Ну очень похоже, что он испытывает ко мне глубокие чувства.

— Пока, босс.

Из-за двери раздалось рычание.

— В смысле, удачного вечера, Алекс!

Каюсь — не отказала себе в маленьком невинном удовольствии. А что что еще остается бедной, брошенной девушке?

* * *

Я почти не соврала Алексу, у меня действительно было одно незаконченное дело в офисе. Даже два, если быть совсем уж откровенной. Поэтому, быстро сгрузив папки на стул в своем кабинете, я уселась за магбук и открыла магнет.

Так-так, мне нужно было посмотреть две вещи. Во-первых — что у нас есть по Рыбоньке? Поисковик не порадовал, ГМБД тоже. А вот наша база данных послушно выдала договор (хм, интересно) на лабораторные анализы магических компонентов. Заключен совсем недавно — на прошлой неделе. Интересно, что он исследовал?

Магические анализы сертифицированного предприятия (в данном случае нашей корпорации) требовались в любом магическом производстве начиная от бытовых отваров и заканчивая маг-техникой. Всего таких предприятий было около десятка в нашем городе. А он выбрал именно наш. Ладно, может простое совпадение.

Идем дальше. Магические вещества влияющие на щиты. В магнете даже искать не имеет смыла, там только мусор всякий будет — лезем сразу в нашу базу. В этот раз поисковик порадовал больше. Итак, последние разработки, научные обзоры. То что надо — смотрим. Спустя пол часа, я была обладателем следующей информации: некоторая фирма X до последнего времени была лидирующим и самым перспективным разработчиком магических лечебных зелий и сывороток, позволяющих растворять щиты, они даже оформили несколько патентов, но до стадии тестирование на людях не дошли. А потом фирма трагически разорилась. Да, да — ни с того ни с сего.

Дальше. Ею заинтересовалось правительство и выяснилась (какая неожиданность), что там было бесчисленное количество финансовых и технологических нарушений… бла-бла-бла. Короче, правительство фирму закрыло и свернуло все разработки. Так мы и поверили. Скорее всего (с вероятность 99,9 %) разработки продолжаются в какой-нибудь засекреченной правительственной лаборатории, принадлежащей главенствующему клану демонов.

Потому что (надо же, какая неожиданность), все это безобразие происходило именно на их территории, поэтому в общественных СМИ освещено не было.


Очень интересно, значит разработка магических вирусов воздействующих, на естественные щиты идет полным ходом? И каким-то мистическим образом один из образцов занесло из империи к нам? И он совершенно случайно попал в коробку с личными вещами охранника нашей фирмы — одной из главных по разработке магических технологий? Что-то мне мировой заговор мерещится. Может все это глупости? Кстати, сейчас и выясним. Я быстренько позакрывала программы, выключила свет и магбукмакбук, и помчалась к лифтам.

Конечно тот, кто мне нужен так рано с работы не уходит, а еще, судя по тому, что он не присутствовал на сегодняшних переговорах — полным ходом идет какой-нибудь занятный, исключительно важный для науки эксперимент, над которым он точно корпит, но все же. Не стоит рисковать.

Глава 8

Чем дальше в лес…

Хвала Богам, в лифте я ехала в полном одиночестве, и, благополучно доехав до нулевого этажа, ввела код и положила руку на сканер, чтобы получить доступ для дальнейшего спуска. У нас все не просто. Лифт побурчал, но послушно двинулся в недра земли, где находились многочисленные лаборатории. Даже у меня не было доступа ко всем, только к тем, в которых я собирала забытые работниками отчеты, — боссу на подпись. А вот и нужный этаж. Стрелка лифта (у нас лифты с налетом старины — в них такие забавные стрелки — как часы, указывающие на номер этажа, только в отличии от старинных лифтов наша стрелка совершает оборот на 360 градусов) послушно остановилась на отметке — 13. Хорошее число правда? Сирий тот еще затейник!

Жутковато однако в этих коридорах, особенно, когда почти все работники уже разбежались по домам. Прям, как в фильмах ужасов. Б-р-р-р. О вот и свет в конце туннеля, тьфу ты, — коридора.

— Есть кто дома? — я стукнула костяшками пальцев по дверному косяку, одновременно заглядывая в кабинет. Хорошо, что я уже целый год здесь работаю и психика у меня крепкая. А то синевато-лиловый труп, скромно выглядывающий из под розовой простыночки на столе, мог заставить меня заикой. А так, я только заорала, изгоняя стресс из организма. Нервы — они не казенные.

— Что такое? — с противоположного конца в комнату ворвался взлохмаченный, высокий мужчина, растерянно оглядываясь по сторонам в поисках опасности (судя по всему труп он таковой не считал). Наконец он заметил меня.

— А, Миа, привет. Чего орешь?

Знакомьтесь, это Сирий Вонг, брат моего босса и эксцентричный гений. Правда милашка?

К чести сказать, я уже пришла в себя (это все целительная сила освобождающего крика), поэтому нападение получилось более-менее достойным.

— У тебя на столе труп.

— Да, — Сирий бережно поправил на объекте разговора простыночку и, опершись бедром о стол, насмешливо уставился на меня. — И что?

— Почему у тебя на столе труп? — возмутилась я уже уверенней. Они тут совсем распустились.

— А что? — мужчина нарочито вытаращил глаза, изображая недоумение.

— И он лиловый, и прикрыт розовой кружевной простынкой, — я обличающе ткнула в деталь, смутившую меня больше всего.

— И что?

На самом деле, общаться с нашем «великим гением» очень вредно для здоровья, а особенно для психического самочувствия. Было время (на заре моей карьеры в этом учреждении), когда этот тип доводил меня до слез, и хотя я уже давно обросла необходимой броней, общение с ним, все же, старалась сводить к минимуму.

— И кстати, почему в твоей лаборатории не соблюдены санитарные нормы? — я наконец вспомнила, что единственная возможность общаться с этим гением, это открытая конфронтация и шантаж. — Может мне прислать к тебе домовых с очередной проверкой?

Мужчина дрогнул, и с его лица стекло ядовитое насмешливое выражение.

— А может мне попросить Алину, навести у тебя в лаборатории порядок? — вот теперь он даже слегка побледнел. Если от домовиков еще можно было спастись, то от директора отдела по надзору за нарушениями химически-санитарных норм Алины Васильевны Гришко не спасла бы даже смерть. Эту статную, властную женщину до зубовного скрежета боялись все работники лабораторий. Неугодные ей люди, наглым образом попирающие правила и не чтящие нормативы, подвергались таким публичным экзекуциям, что многие предпочитали сразу идти и писать увольнительные.

Конечно увольнения наш гений мог не бояться, но прикинув в уме, что ему дороже — мимолетное удовлетворение от вида униженной меня, или бесконечные нотации и наезды Алисы Васильевны, выбрал правильно.

— Чего ты хочешь? — буркнул он, снова демонстративно поправляя простынку на объекте. Я постаралась отвести взгляд от этого кощунственного действия и переключиться на главное. Я же не рассчитывала, что сегодня с ним будет легко?

— Мне нужна информация о веществе, обнаруженном в моих пробах крови и консультация по еще одному вопросу.

Сирий прищурился. В такие моменты фамильные черты проявляли себя в полной мере. Зоркий яркий взгляд, четкий разлет бровей, семейный нос с легкой горбинкой. При расслабленном выражении лица (что бывает крайне редко, что у одного, что у другого) он очень похож на старшего брата. Да Алекс, самый старший ребенок в семье — и самый классный. Это мое абсолютно предвзятое мнение! Его даже Зевс не переплевывает.

Сирий досадливо поморщился.

— Что конкретно ты хочешь узнать?

— Вы расшифровали формулу?

— Да, — буркнул Сирий.

— Смогли воспроизвести?

Я удостоилась странного взгляда.

— Нет, — Сирий откинулся на спинку рабочего кресла. — А с чего такой интерес?

Я тщательно подбирала слова.

— Алекс просил узнать.

Гений тут же скуксился — ссориться с братом он не собирался, поэтому пришлось дать развернутый ответ, а он этого жуть как не любил. Не знаю врожденный ли это порок, детская травма или последствие общей гениальности, но вытянуть из парня нормальный ответ обычно не представлялось возможным. И поэтому все беседы с ним (как впрочем почти со всеми представителями этой семейки) походили на чаепития у безумного шляпника (достаточно известная в определенных кругах и безвременно почившая на тот свет личность).

— На проверку там всякого в составе намешано… смесь пыльцы фей, демонической пыли и… других важных компонентов. Подробный отчет пришлют в пятницу, пока что еще анализируют остаточный материал.

— И какой же эффект вызывает смесь этих магических веществ? — сделала я ударение на последнем слоге.

— Ты же понимаешь, что это очень — очень секретная информация? — прищурился Сирий.

— Тебе не стоит учить меня моей работе, — побольше льда в голосе. Пару секунд мы играли в гляделки. И в кои-то веки — моя взяла!

— Растворение естественных щитов. Длительность воздействия варьируется, в зависимости от дозы, от двадцати четырех до сорока восьми часов.

— А в каком виде он… ну подцепляется, в смысле, передается?

Парень совсем скис.

— При попадании в организм через кровь или желудок.

У меня вырвалось непроизвольное ругательство.

— Будет объявлена эпидемия?

— С чего бы? Пока нам известен единичный случай и то какой-то мутный и непонятный, — съязвил гений.

— Даже не буду комментировать, — фыркнула я. И правильно, я на дураков не обижаюсь. — А для чего это?

— В смысле? — озадачился Сирий.

— Что происходит, когда растворяются магические щиты?

— Ты становишься открытым влияниям из вне, — снизошел до ответа парень.

— То есть потенциально, это очень опасно?

— Типа того.

— А поподробнее, — поднажала я.

— В случае с существами магического происхождения, это скорее опасно для окружающих. Как было и в твоем — ты притягивала внимание. В случае с не магическими — ситуация становится опасной для них самих.

— Почему, в моем случае это сработало, как приворот? В смысле я же не магическое существо? И почему именно приворот?

— У тебя прабабка ведьма, — скучающе протянул Сирий, протирая рукавом рубашки клавиатуру магбука. Странно, Алиалой тоже об этом упоминал.

— …

Мужчина закатил глаза.

— Это передается по наследству. Ведьмовские чары. А в твоем случае еще не активированные и неразработанные.

— Ясно, — если честно, ни фига не ясно, но расспрашивать дальше — себе дороже. — А почему демон мог читать мои мысли?

— Серьезно, — заинтересовался гений. — Это Ленька, что ли? Так это особенность демонов, в его случае полудемонов, помноженная на действие препарата. Я думаю эта хрень была изобретена не для мирных целей. Чтение мыслей, подпитка энергией, ослабление организма, и манипуляции с сознанием — все это становиться возможным с помощью небольшой дозы. В зависимости от способности отдельного организма к сопротивлению.

— А это не может быть связанно с тем, что подобные сыворотки и эликсиры, по слухам, изобретены именно демонами? — перебила я его вдохновенную речь.

— Может, — охотно подтвердил мужчина. — Только на твоем месте, я бы подобными вещами поменьше интересовался. — И он со значением посмотрел на меня, потом на часы.

Ясно, аудиенция закончена.

— Спасибо, ты очень помог, — я формально улыбнулась и попятилась к выходу. — Обязательно передам информацию Алексу.

— Не трудись, я уже переслал ему предварительный отчет на почту, — скучающе протянул этот гений. Зачем тогда этот политес?

— Благодарю. Удачного вечера, — бросила я разворачиваясь к выходу.

— И тебе того же, ведьма.

Я дернулась, но смолчала, скорчив самую страшную рожу, которую только могла — благо она на спине отражается.

— Красотка, — прокомментировал мне в след Сирий, заставляя обратить внимание, на свое отражение в стеклянной поверхности двери. Вот черт!

* * *

Что ж, все дела сделаны. Теперь можно и домой податься. Завтра четверг. Как бы дожить до пятницы на этой безумной неделе? Ладно, вопрос риторический. А сейчас — домой!

Как бы не так, в лифте меня поджидала очередная порция неприятностей. Может это все-таки было проклятье, а не приворот? Когда я, вся такая счастливая и неотягощенная грустными думами, спускалась в лифте (лестницы — это зло!), на пятнадцатом этаже бодренько звякнула дверь и в кабину вошел — кто бы мог подумать! — Рыбонька. Мы оба удивленно вытаращились друг на друга. Витиеваты судьбы переплетения — во мне снова разгорелся охотничий азарт и разом вспомнился вчерашний день. Мужчина же, почти мгновенно придя в себя, с независимым видом забился в дальний угол лифта, типа не узнал. А может и не узнал — это я про него так много знаю, а он меня только мельком и видел.

— Добрый вечер, — радостно заулыбалась я. Он дернулся и как-то погрустнел (видимо все-таки узнал!), будто мысли мои прочитал.

— Добрый, — неохотно подтвердил он.

— А вы к нам в патентный отдел ходили? — когда хочу, я могу быть более чем непосредственной. — Наверное я там вас вчера видела?

— Да, наверно, — а он не многословен. К Ирочке так клеился, а на меня даже посмотреть боится (нет ну я, конечно, не сирена, но все-равно — не порядок) — стоит как соляной столб и гипнотизирует стрелки взглядом.

— А нет, это было в бухгалтерии, — мстительно продолжила я налаживать контакт. — Вы с моей подругой Ириной беседовали.

Рыбонька повернулся ко мне передом (в смысле — лицом) и стал слегка напоминать загнанного кабанчика.

— Ой, а я же Вас еще вчера видела, — продолжала импровизировать я. — В клубе. Ой! А вы же с Васей дружите! А не могли бы вы дать мне номер его телефончика, а то мне срочно с ним кое-что обсудить надо?

Мужчина бросил на меня мрачный взгляд и подозрительно прищурился.

— Вася? Девушка, вы меня с кем-то путаете.

— Не может быть, — решительно опровергла девушка, то есть я. — Такого мужчину я бы ни с кем не перепутала.

«Такой мужчина» поморщился, но не дал сбить себя с толку.

— Боюсь, в этот раз перепутали. Никакого Васю я не знаю.

— Вася, такой высокий, с шоколадными волосами, накаченный, — продолжала я забрасывать снасти. — Он у нас охранником работает.

Мужчина полностью восстановил самообладание.

— Девушка, знакомых охранников у меня нет.

— А как насчет знакомых демонов? — признаюсь — это был выстрел наугад. Но как ни странно, я попала в яблочко. Кто бы мог подумать?

Собеседник напрягся и в кабине повеяло холодом. Сейчас он уже не походил на Рыбоньку (ну разве что на акулу) и выглядел более чем угрожающе.

— А почему вас так интересуют мои знакомства, — он недвусмысленно надвинулся на меня. Ой-ой, а нам еще — я бросила слегка испуганный взгляд на стрелки — пять этажей вместе ехать.

— А почему Вы избегаете ответа на простой вопрос? — нервы не выдержали и я чуть попятилась.

— Может быть потому, что это на Ваше дело? — мужчина с неослабевающе-угрожающим вниманием продолжал осматривать меня с ног до головы. Черт, ну кто меня тянул за язык? Что за необдуманная, несвойственная мне смелость? Мы с ним одни в пустом здании, в замкнутой кабине лифта. Если он как-то завязан во всем этом, то с него станется увеличить количество трупов в неделю на одну безрассудную, не умеющую держать язык за зубами секретаршу. У меня пересохло горло. Вот попала.

И тут, хвала Богам, дверцы лифта звякнули и открылись на очередном этаже, впуская задержавшегося в здании работника — вот так невиданная удача — Смерта! Никогда раньше не была так рада его видеть.

Полудемон окинул композицию «застывшая девушка и Рыбонька» пристальным взглядом и уверенно шагнул в лифт, непринужденно оттесняя меня от мужчины.

— Араш Сиристидович, не ожидал Вас так поздно встретить, — Рыбонька встряхнулся и отвел от меня взгляд, энергично пожимая протянутую руку.

— Да вот задержался в патентном, — я пронзила козла злобным взглядом, стараясь не особенно высовываться из-за широко плеча начальника безопасности.

— Какие-то проблемы? — вежливо поинтересовался Леонид, не думая отходить в сторону.

Рыбонька кинул на мою макушку (я уже говорила, что Смерт высокий?) тяжелый взгляд. — Да нет, все в порядке.

— Замечательно, — приторно у него получается и, судя по изменившемуся выражению лица Рыбоньки, отразившемуся в блестящей панели кнопок вызова, достаточно угрожающе. Лица Смерта я, к сожалению не видела.

Опять звякнула дверца лифта и открылся вид на фойе. Аллилуйя, а я уже и не чаяла добраться.

— Всего доброго, — мяукнула я через плечо, поспешно выскакивая из лифта. Не тут то было, меня ловко и непреклонно схватили за под локоток. — Подожди, пожалуйста, минутку. Мне надо с тобой кое-что обсудить.

Дежавю. Пришлось остановиться, а как тут не остановишься, когда рука, как тисками зажата?

— До свидания Араш Сиристидович.

Рыбонька еще раз принужденно улыбнулся и поспешно ретировался из лифта, оставляя меня наедине с Леонидом Петровичем. Мама, не хочу.

— Может пообщаемся по дороге на выход? — я с надеждой посмотрела в сторону оного. — А то мне домой пора.

Вместо ответа Смерт, отпустил мою руку, невозмутимо нажал на кнопку пентхауза и опершись о стену кабинки, уставился на меня.

— Что вы обсуждали с Арашем?

Какой любопытный.

— Погоду, природу, его отношения с Ирой.

— С Ирой? — Смерт выгнул бровь, не обращая не малейшего внимания на сарказм. Непробиваемый.

— Ну да, он к ней на неделе приставал, вот я и решила узнать, какие цели преследует.

Я удостоилась еще одного непонятного взгляда и насмешливой усмешки.

— Ты не хочешь узнать, зачем я приходил к тебе сегодня утром?

— Да, было бы неплохо, — я уже сказала, что охотничий азарт вернулся? — Что Вы делали у моего дома сегодня утром?

— Миа, — угрожающе процедил этот Смерт. — Последнее предупреждение. Мне надоело повторять.

— В смысле? — вполне искренне удивилась я. Может он не в своем уме?

— На ты, — раздельно произнес мужчина. — перестань называть меня на Вы, Леонидом Петровичем и Смертом.

— Я вас, — я подавилась междометием. — Тебя никогда Смертом не называю.

Я хотела продолжить и уточнить, как же мне его называть, но вовремя подумала, что ответ мне может очень не понравиться, и поэтому не стоит самой себе рыть могилу.

— Вслух.

— Ну да, — пришлось признать. И вообще, что это за абсурдный разговор. Я домой хочу. — Ладно. Проехали, может ты наконец скажешь, что хотел и я поеду домой?

— В городе объявился демон.

Я недоумевающе нахмурилось (должно быть забавная получилась гримаса).

— Вот так новость. А при чем тут я?

Смерт закатил глаза.

— Этот демон, как три капли воды похож на нашего мертвого охранника. И очень заинтересовался его смертью. Даже своего хорошего знакомого Араша к нам послал, разузнать подробности, не факт, что только за этим, — последнюю фразу он произнес почти не слышно.

Не поняла, кто в лесу сдох? С чего это Смерт делится со мной такими интимными подробностями? Разве что меня скоро отправят вслед за Васей (что безусловно не внушает оптимизма).

— Зачем ты мне это рассказываешь?

Мужчина пронзил меня взглядом и снова превратился в гадкого и насмешливого Смерта которого я знаю и люблю (оборот речи).

— Чтобы ты прониклась серьезностью ситуации, перестала задавать глупые вопросы и совать свой нос, куда не следует.

— Я ничего подобного не делаю! — возмутилась я.

Мой вопль души самым наглым образом проигнорировали и снова пустили лифт вниз (а я и не заметила, что мы уже остановились, вот как он меня с толку сбивает).

— Не суйся в это дело, оно не в твоей компетенции, — отрезал мужчина. — Для полного взаимопонимания. Я расследую смерть Василия, и выясняю обстоятельства появления неизвестного вещества, растворяющего магические щиты, в стенах нашего заведения. И мне помощники н-е т-р-е-б-у-ю-т-с-я.

Понятно.

— Понятно, — пробормотала я. Стало не то что жутковато, а просто очень жутко. Разозленный полудемон, наезжающий на тебя в замкнутом пространстве не самый приятный собеседник. Но неужели я так просто сдамся. — И не надо на меня орать.

— И не думал, — обрубил мужчина.

— Еще как думал, — пробурчала я себе под нос.

— Не бурчи, — Смерт снова вернулся к образу вежливого обаятельного мужчины. Ах, как же легко забыть кто он на самом деле.

— Как можно.

Наконец-то лифт приехал. Я дернулась к выходу, но меня опять цапнули за локоток. Да что такое!

— Ну… — да не очень вежливо, но он меня в очередной раз успел достать.

Смерт, пристально глядя на меня, медленно провел пальцем по щеке. Честно я даже не дернулась, ну почти не дернулась. — Не лезь в это дело Миа.

И дождавшись от меня резкого, но исключительно лживого кивка, наконец-то отпустил.

Не обращая внимания на летящее в спину «спокойной ночи», я резво ломанулась на выход. Лифты в каком-то плане ничуть не лучше лестниц. С ними тоже надо завязывать — и как, скажите, в таких условиях можно жить и работать?

* * *

По дороге домой мысли крутились вокруг последних событий. И, увы, не прекрасные эльфийские гости занимали большую часть моих размышлений, а гадкие противные трупы и приворотные зелья. Итак, обработаем все факты. Выходит что Вася каким-то образом связан с демоном, который в данный момент с помощью Рыбоньки (на минутку — серьезного бизнесмена) интенсивно выясняет обстоятельства его смерти. Причем, нельзя забывать, что Рыбонька был в фирме в тот день, когда Василий покинул этот бренный мир. Может он сам его и того?

Опять же охранник Вася оказался обладателем секретного зелья, прототипы которого разрабатывались только у демонов, и знакомым Катерины, которая мистическим образом внезапно исчезла из города на продолжительно время. Подозрительно? Подозрительно.

Боги, о чем я думаю в свободное о работе время? Нет чтобы размышлять, и строить планы по качественному улучшению моей личной жизни. Кстати о ней, из-за этого приворота у меня непонятно обострились отношения с боссом и начальником службы безопасности. И опять же, за всеми этими событиями, я почти забыла с чего все это началось — меня попросили следить за начальством, а потом выяснилось, что Смерт с боссом ведут какую-то свою непонятную игру. В общем — мрак.

Но, несмотря на все волнующие моменты, то есть поцелуи и обжимания с теми, с кем мне не стоит целоваться и обжиматься, личная жизнь как была не устроена, так и осталась. Черт!

Дома пришлось расслабляться стаканом красного вина и длинной беседой по магфону с мамусей. После чего сразу завалилась спать.

Кстати мамуся у меня просто супер, впрочем, как и папуля. Жалко, что в последнее время мне пришлось резко повзрослеть и, как приличной молодой девушке, съехать из дома на собственную квартиру, дабы, цитирую: «прочувствовать все тяготы взрослой жизни и найти себе приличного мужа» (типа в одиночестве я возьмусь за ум). Квартира правда не своя, а съемная, но, что тут можно поделать? — только удачно замуж выйти. Какой-то замкнутый круг получается! А дома с родителями было так классно жить. Весело, вкусно и интересно. За ужином всегда можно было всласть пообсуждать последние новости и на дискутироваться до посинения за стаканчиком вина. Эх, золотые детские годы.

Сейчас мама с папой балдеют от вседозволенности и наслаждаются вторым (ну прям скажем отнюдь не вторым) медовым месяцем — между прочим уже больше года наслаждаются. А мне остается только изредка звонить и по выходным навещать любимых родичей. И, иногда, мне даже предлагают оставаться у них на ночь. Щедрые, прям слов нет.

За этими приятными размышлениями я и заснула.

Глава 9

Эх, как бы дожить бы…

Четверг начался многообещающе — я проспала. Ненавижу четверги!!!

Естественно, я опоздала. Единственная радость — на работе моего опоздания никто не заметил. Когда я запыхавшаяся и взмокшая, ввалилась на наш этаж, в офисе было темно и тихо, как на кладбище. Непорядок. Мы серьезное предприятие — нужно заботиться о своей репутации. Быстренько повключав свет и другие нужные электроприборы, включая кофейный аппарат (не стоит лишний раз злить Алекса, у нас и так в последнее время отношения напряженные), проверив магпочту и не обнаружив в ней ничего заслуживающего внимания, я настроилась на созидательную деятельность. А именно, давненько я не вела свой магблог. Со всей этой кутерьмой, совсем забыло об искусстве.

Итак, на чем я остановилась в прошлый раз. А вот…

«Опять же — понедельник и утро, как известно добрыми не бывают».

Не в бровь, а в глаз. Черт, ни одной умной мысли в голове, достойной помещения в электронную среду. Ладно блогом займусь в следующий раз, пока просто подумаю.

* * *

Меня не оставляли мысли о бедном Васе. Каким образом он был завязан в таком серьезном деле? Он всегда был таким милым и отзывчивым. Здоровался со мной по утрам, помогал когда просили. В общем — хороший, свойский парень. За что же его могли убить? Да еще так странно. Ведь крови не было. Да, признаюсь, до этого момента мне даже не пришла в голову мысль о том, а как наш охранник все-таки умер (детектив из меня, что надо). То что он умер, это факт (причем непреложный), а вот как это произошло — до сих пор неясно. И Смерт об этом ни слова не сказал.

Может пришла пора задать классические вопросы — кто, как и за что мог убить Васю?

Как? В данный момент узнать не представляется возможным.

Кто? Кто угодно.

За что? Вариантов тоже море. Итак следствие, в моем лице, зашло в тупик. Имеющейся информации явно не хватало. Дай-ка я поспрашиваю того человека (вернее не совсем человека), который знает почти все о каждом из наших сотрудников. Я взялась за трубку.

— Жалуйтесь, — буркнули на другом конце провода.

— Доброе утро, Иваныч.

— Мийка, где мой обещанный коньяк?

— А почему ты за ним не зашел вчера? — парировала я. — Он тебя весь день дожидался. Хочешь я тебе сейчас его занесу?

— Э-э-э, — подвис Иванович. — Чего ты от меня хочешь?

— Фу, неужели ты считаешь меня такой меркантильной? Как тебе не стыдно? Я к нему со всей душой, а он…

— Ладно-ладно, не зуди. Тащи сюда бутылку. Вряд ли чего-нибудь серьезного попросишь.

Я хмыкнула. Ну-ну, посмотрим.

Спустя десять минут, я проворно открывала дверь в кабинет нашего завхоза. Иваныч, хотя и был завхозом, а не начальником персонала и отдела безопасности, обо всем, что происходит в наше офисе осведомлен был лучше их обоих вместе взятых. Этот сын гнома и домовихи обладал не только запоминающейся внешностью, но и массой полезных умений, поровну доставшихся ему от обоих родителей. Ростом метр в прыжке, он был похож на небольшой обтекаемый комод. Мощные накачанные руки, бычья шея и кривоватые ноги, создавали впечатление, что в его родословную каким-то образом затесались еще и тролли с гоблинами. А модно остриженная козлиная бородка (нонсенс для представителей гномьей расы) и колосистые насупленные брови, делали образ поистине незабываемым.

Гномья жадность сочеталась в нем с домовичьей хозяйственностью, и была хорошо приправлена расчетливостью, присущей обоим расам. Впрочем, он был интересным собеседником, преданным товарищем и ценителем прекрасного, поэтому на мелкие недостатки можно было закрыть глаза.

— Мийка, душа моя, — распахнул мне навстречу объятия Иваныч. — Чего так долго? Отдавай бутылку.

Я послушно передала жертву обмена в подрагивающие от радости руки гнома.

— Батюшки, 1283-ого года, оригинальная, — гном любовно оглаживал бутыль, бережно приподнимая и просматривая на свет. — А какой цвет, а аромат…

— Она же закрыта. Даже ты через пробку аромата почувствовать не можешь, — скептически вернула я, ушедшего в нирвану, гнома на землю.

— Нет у тебя чувства прекрасного Мийка. И фантазия скудная, — припечатал, обманутый в лучших ожиданиях, нелюдь. — И вообще, баба, что б ты в хорошем алкоголе понимала?

— Вопрос риторический, — вздохнула я. Надо брать Иваныча, пока тепленький и благодарный. — Ты помнишь нашего охранника Васю?

Увы, оппонент быстро пришел в себя, а благодарность помахала ручкой.

— За которого ты мне эту бутылку принесла? Одну? — с намеком уточнил он.

— Да, хотелось бы узнать о нем чуть-чуть побольше.

— А что мне за это будет? — сделал бровь домиком этот прохвост.

— Ты имеешь ввиду еще будет? А коньяк-то коллекционный, из личных запасов Алекса, — я начала нагнетать обстановку. — А если он спросит, куда бутылка делась?

— Что-нибудь придумаешь, — отмахнулся гном, но было видно, что проникся. — Ладно, чего ты хочешь знать? Еще, — с намеком добавил этот хмырь.

— О меня интересуют вполне прозаичные вещи. Адрес, телефон, имя подружки, семья?

— А чего в базе данных не посмотришь?

— Ну зачем мне это делать, если я могу все это узнать в приятной беседе с тобой?

— Что доступ закрыли? — хмыкнул Иваныч. — А он грозился.

Тут он угадал. Конечно я уже попробовала поискать эти данные в нашей базе, но к моему глубочайшему сожалению, профайл был закрыт для обычных пользователей. И я даже предполагаю, кто его закрыл.

— Леонид Петрович?

— Он самый, — довольно подтвердил гном. — Что-то с вашим покойником не чисто.

— А то, он же помер, причем не своей смертью. Ясное дело, с ним что-то не чисто. Итак, что ты о нем знаешь? Не томи, ну пожалуйста, — теперь я решила я давить на жалость.

Гном зыркнул на меня исподлобья.

— Семьи нет, жил один, где-то на окраине города — он адрес не указал в анкете. Телефон могу продиктовать.

— А он с кем-нибудь встречался?

— Этой информации в анкете нет.

— Не артачься. Ему уже под тридцать было. Наверняка у него кто-то был?

— Как сказать. Вот тебе тоже под тридцать, а все, как… одинокая тополиха, — подколол гном.

— Мне всего двадцать шесть, — моему возмущению не было предела, а мерзкий гном только ехидненько похихикивал.

— У него была девушка. Она его пару раз после работы навещала. Правда она такая странная была, что даже я ее возраст определить не смог.

— А ты пытался? — я скептически хмыкнула.

— А то, парни из охраны поспорили на то есть у него девушка или нет. Вот и караулили их, а потом и меня позвали. Так сказать — оценить.

— Ну и как оценил?

— Да странная она какая-то была. Васька парень видный, а она на курицу забитую похожа и голосище такой противный.

Я насторожилась. У меня недавно появилась знакомая с противным голосищем, но подобное совпадение было бы слишком невероятным.

— А не помнишь, как ее звали?

— А фиг ее знает, он к ней по имени не обращался. Только заинькой кликал.

— Ну а как она выглядела? — высокая, низкая, толстая, худая, волосы какого цвета? — пытала я гнома.

— Вот прицепилась, — неприятно поразился тот. — Невысокая, примерно твоего роста. Волосы темные до лопаток, лицо вроде ничего, только нос крючковатый и бледная, как простыня. И сутулая, как баба Яга[14]. А вообще непонятно, — задумался Иваныч. — Как вспоминать начинаю, она вроде внешне и ничего, но в тот момент показалась совсем никакущей.

Что-то мне это напомнило, недавно в книжке читала.

— А на ней не могло быть незаметных чар.

— Неа, — потеребил бороду гном. — Точно не было, я бы заметил. Разве что, врожденный талант.

— В смысле, как у сирен, только наоборот?

— Нет, как у демонов, — отрезал гном. — Которым защитная магия дается на раз плюнуть, и не поддается определению.

Вот же, черт побери, еще одного демона не хватало. То есть демоницы.

— Иваныч, а ты ее имени точно не помнишь, — заныла я.

— Да не звал он ее по имени, что ты привязалась!

— Черт, мне бы с ней поговорить по душам.

— О чем? — подозрительно спросил гном.

— О жизни, — не хотела огрызаться так получилось. Впрочем я тут же поправилась, пока гном не сменил милость на гнев. — О Васиной смерти. Уж больно она непонятная. Так нелепо умереть… — протянула коварная я.

— Да уже, лучше б подстрелили. А то, траванули, как последнего аристократа.

Бинго!

— И не говори, — поддакнула я, старательно скрывая радостную ухмылку. Благо Иваныч в этот момент отвернулся (наконец-то) поставить драгоценную бутылку в стеклянный, запирающийся шкаф.

А шкафчик тот был знатный. Потому как, Иваныч коллекционировал не только раритетный алкоголь, но и разные необычные сосуды. Граненые гномьи вазы, немыслимо изогнутые расписные демонические бутыли, изящные дриадские флаконы — чего тут только не было. Шкаф занимал всю стену от пола до потолка и свободного места в нем практически не было. И это при том, что гном жутко придирчивый, и отбирает из стекающихся к нему экземпляров только самые лучшие. Коньяк занял почетное место на полке с алкоголем.

— А не знаешь, яд тоже как-то с демонами связан был?

— В смысле тоже? — гном запер шкаф на три замка и уставился на меня.

Я услужливо поспешила объяснить.

— На девушке защита демоническая. Демон им интересуется. Почему бы и яду из той же степи не быть?

И кстати, в клубе Ира тоже засекла демоническую магию. Что-то многовато в нашем городе представителей империи. Или это все одни и те же лица?

— Как-то выводы у тебя за уши притянуты, — прищурился на меня завхоз. — Придумала тоже демоны.

— А то что, демон, который Васю искал его точная копия, тебя совсем не смущает?

— Что, правда так похож? — заинтересовался Иваныч, ничуть не удивленный информацией про демона.

— Как две капли воды. Я его вчера в клубе видела, поэтому тебе и звонила.

— Странно. Среди демонов близнецов не бывает, да и Вася этот, точно человеком был. Разве что, — гном подвис, опять теребя бороду. Я чуть не подпрыгивала на месте от нетерпения. — Разве что он его shanue.

— Чего?

— Тень. В переводе с демонического «двойник».

— Первый раз про такое слышу, — честное слово первый раз.

— Еще бы, — с нотками превосходства попенял мне Иваныч. — О таких вещах в школах не рассказывают. Да и вообще не рассказывают.

— А ты откуда знаешь? И вообще, что за тень? — поторопила я замолкнувшего гнома.

— В некоторых семьях, чтобы защитить молодых демонов, пока они не станут неуязвимыми, для них создаются тени — их полные копии, которые в критических ситуациях можно подставить под удар вместо молодняка.

— Создаются?.. — мой голос слегка дрогнул.

— Не знаю, — ответил на мой незаконченный вопрос Иваныч. — Создаются, или просто другие существа через обряды привязываются. Как ты понимаешь, демоны об этом не распространяются и другим не дают. Но это бы объясняло сложившуюся ситуацию.

— Но, подожди, — что-то я совсем запуталась. — Что-то я запуталась, если предположить, что он тень, и должен охранять молодого демона, то что он делал в нашей корпорации. Почему работал простым охранником?

— Понятия не имею, — буркнул гном недовольный тем, что не знает разгадки.

— А слушай, — вспомнила я. — Так что там за яд был?

— Да обычный, — отмахнулся гном, все еще погруженный в размышления о демонах. — Которым крыс травят. Просто в такой большой дозе, что и тролля бы проняло, не то, что человека.

Ну нифига же себе. Васю отравили крысиным ядом?

— Смотрю у вас тут веселые посиделки, — раздался от двери, ни с кем не перепутываемый голос. — Добрый день, Иваныч.

Я обреченно повернулась. Алекс, собственной персоной. Стоит, подпирая проход и наслаждается произведенным впечатлением.

— Господин Вонг, добрый день, — Иваныч пришел в себя быстрее и подскочив, энергично пожал руку босса. — А что вы в моих краях забыли?

— Да вот, — лениво протянул мужчина, не отрывая от меня пристального взгляда. — Свою секретаршу ищу.

— Ой, — спохватилась я. И когда только время пролетело уже начало одиннадцатого? — Что-то я засиделась, извини босс.

И подскочив к двери, сердечно обняла Иваныча. Исключительно, чтобы прошептать на ушко.

— Спасибо.

— Сочтемся, — хитро пробурчал тот, и уже в полный голос. — Что же, удачного рабочего дня.

— Спасибо за беседу, и тебе, — прощебетала я, протискиваясь мимо Алекса в дверь, и уже с наружи, оглянувшись на него. — Алекс, мы идем?

Меня пронзили очередным непонятным взглядом.

— Пошли.

* * *

И мы пошли. Уже почти прошли весь коридор и остановились перед лифтами. Опять лифт?! Алекс небрежным жестом нажал кнопку вызова и услужливо пропустил меня вперед. Женщины и дети всегда пропускаются первые, особенно в горящие здания. Я сразу забилась в дальний угол, стараясь слиться со стенкой. Босс зашел следом и вызвал наш этаж. Молча. С каждым этажом, на который поднимался лифт, тишина пропорционально придавливала к полу. Первой, конечно же, не выдержала я.

— Зачем ты меня искал?

Алекс насмешливо сощурился.

— Ух ты, мы больше не играем в молчанку?

Я насупилась и промолчала, юморист, блин.

— И что даже на вы меня не называешь? — продолжал издеваться босс.

Ну сейчас ты получишь.

— Хорошо, что напомнили про субординацию, Алекс. Так зачем Вы меня искали?

Ладно, может и не стоило его злить. Одно мгновения и я оказалась прижата к стене, тяжелым, мускулистым мужским телом. Ух ты, а может стоит злить его почаще? Конечно ни на что серьезное рассчитывать не приходиться, но развлечься — то можно?!

— Алекс? — я горжусь собой, такого надменного изгиба брови мне еще ни разу не удалось добиться. — Что ты делаешь?

Босс пристально уставился на меня и даже не подумал смутиться и отстраниться. Лишь приник еще ближе. Да что же это такое? Наши губы теперь разделяла лишь тонкая прослойка воздуха сантиметра два шириной. Слишком близко. И как тут сохранить спокойствие и трезвость мысли? Я судорожно сглотнула. А он только этого и ждал.

Жаркие губы накрыли мой рот и подавили возмущенный (ну кого я обманываю, конечно же — восторженный) мявк. Те, кто утверждают, что могут контролировать сексуальные порывы и сохранять трезвый рассудок в подобных ситуациях либо нагло врут, либо не являются созданием животного происхождения. Мысли мгновенно покинули мою голову, и следующие несколько минут я самозабвенно и упоенно целовалась со своим боссом, забыв про все на свете. Мои руки зарылись в его волосы, губы болели от непрекращающейся настойчивой атаки, которую бы я не прервала ни за что в жизни. Алекс всем весом прижимал меня к стене и очевидно наслаждался процессом. Пискнувший лифт (ненавижу этот звук), оповестивший о достижении нужного этажа вырвал меня из состояния нирваны — в голове зазвенел колокольчик. Я слабо попыталась оттолкнуть мужчину. Ха-ха проще бульдозер сдвинуть с места. Наконец Алекс осознал, что я перестала участвовать в процессе и, с видимой неохотой отклонился, пристально вглядываясь мне в лицо. Я же пыталась отдышаться и смотрела куда угодно, кроме как на него. Какого черта я делаю?!!!

— Алекс, отпусти, — я попыталась отвоевать немного свободного пространства. Наивная. Он прижался крепче (куда уж крепче, я и так все прекрасно чувствую) и рукой приподнял подбородок, преодолевая мое сопротивление.

— Мы снова на ты, милая? — я, как завороженная, уставилась в его глаза. Такого довольного и, пожалуй, нежного выражения мне еще не приходилось у него наблюдать.

— Алекс, ты мой начальник. Что ты делаешь? — получился какой-то невнятный лепет, но он подействовал. Правда не так, как я надеялась. Меня отпустили, но при этом без лишних слов повернули и зажали в угол, забаррикадировав выход собой. И на том спасибо, хоть дыхание восстановить можно.

— Что я делаю? — задумчиво протянул босс. — Да, думаю, нам стоит обсудить некоторые вещи.

— Давно пора, — поддакнула я, и, пользуясь возможностью, попыталась протиснуться к выходу. Меня тут же загнали обратно в угол.

— Куда же ты собралась, Миа?

— Может в кабинете поговорим? Там светло, уютно, кофе есть? — с надеждой поинтересовалась я.

— Мне и тут неплохо, — насмешливо усмехнулся мужчина.

Эта насмешка меня добила.

— Так, — я окончательно пришла в себя и разозлилась. Сейчас полетят чьи-то головы. Решительно оттолкнула Алекса. Тот от неожиданности поддался и, изумленно уставился на, скользнувшую к выходу, меня. Я отчеканила через плечо. — Мы можем поговорить в кабинете, или не будем говорить вообще.


— Итак, — я влетела в кабинет, присела на край своего стола и выжидающе сложила руки на груди. Сейчас или никогда. — Приступай.

— К чему? — Алекс зеркально скопировал мою позу.

— К обсуждению.

Мужчина молча смотрел на меня.

— Алекс, прости за грубость, но чего ты уставился на меня, как баран на новые ворота? Может ты наконец-то прольешь свет на событиях последних дней? Что означают твои домогательства? — А вот это его наконец-то задело.

— Домогательства?

— Я называю приставания в рабочее время к своей секретарше, без приглашения с ее, то есть моей стороны — домогательствами. Я могу понять, что тебе, как человеку темпераментному трудно было себя сдержать, когда на мне был приворот. Хотя вру, мне и это сложно представить. Но приворота больше нет. Так в чем же дело?

— Я тебя хочу, — без тени улыбки произнес Алекс.

У меня от лица отхлынула кровь — натуральный шок.

— Э-э-э, что?

Он не отвел взгляд и, очевидно наслаждаясь моим ошарашенным видом, раздельно повторил.

— Я тебя хочу.

— И что теперь? — с ужасом спросила я. Не смотря на все мои шуточные рассуждения, мысль о том, что между мной и боссом могло бы что-нибудь быть приводила в ужас. Потому что, если я и не могла представить себе сам процесс (не надо пошлых мыслей, я имела ввиду — роман), то его последствия представлялись более чем красочно. Где Алекс, и где я. Представитель одной из самых влиятельных семей города, а то и страны, возглавляющий топ самых завидных женихов столетия? Куда он денет надоевшую ему секретаршу, когда наиграется? Хорошо бы просто уволил.

Да, признаю мне свойственно сгущать краски, и я жуткая паникерша и перестраховщица. Я даже дверной замок дома трижды проверяю, а уж напугать сама себя могу так, как никто другой — до икоты. От этих мыслей я наверное не то что побледнела — позеленела.

— Эй, Миа, ты что? — обеспокоился Алекс, наблюдая за сменой цветов на моем лице.

— Скажи что ты пошутил, — прохрипела я.

— Я пошутил, — послушно повторил мужчина.

— Правда? — я с надеждой на него уставилась.

— Нет, — покачал он головой, заставив меня снова ужаснуться (правда уже не так интенсивно). — Может обсудим почему тебе эта мысль пугает до такой степени?

— А может представим, что тебе просто показалось, и добротные рабочие отношения между нами не будут подвергаться опасности?

Я потихоньку приходила в себя. Алекс, поняв что кризис миновал, расслабленно плюхнулся в кресло для посетителей. Увы, оно стояло в непосредственной и недопустимой близости ко мне, и мужчина почти уперся коленом в мои ноги, заставив поерзать и отодвинуться на самый краешек стола.

— Нет, мне мой вопрос кажется более интересным и насущным. Итак, что повергло тебя в такой ужас? Ты сомневаешься в моих способностях соблазнить девушку? — насмешливо поинтересовался этот фрукт.

— Нисколько, — поспешила заверить я, опасаясь, что он прямо сейчас снова начнет доказывать свою полную состоятельность в этом деле. — Мне просто не понятно, что заставило воспылать столь жаркими чувствами ко мне? Тебя по голове давно били? Может ты выпил? Много? Только не говори, что это наркотики…

Алекс подался ко мне, заставив оборвать торопливый монолог на полуфразе. Мама.

— Миа, чего ты боишься?

— Я ничего не боюсь. Я просто не настроена на роман с тобой.

Я боялась опустить глаза на боса, такого ему наверное еще никто в жизни не говорил и ожидала услышать какую-нибудь колкость, но Алекс, как всегда меня удивил:

— Почему?

Я подумала, что ослышалась. Но тут мужчина резко дернул меня за руку и я приземлилась к нему прямо на колени.

— Так удобней общаться, — проникновенно объяснил мне этот… засранец, поворачивая мое лицо на себя. — Итак, повторяю вопрос — почему?

Во все глаза рассматривая начальство, я решила, что стоит пойти на попятную.

— Может обсудим, что происходит в компании?

— В данный момент, меня меньше всего это интересует. Миа, — настойчиво давил Алекс.

А я прямо чувствовала, как расслабляются мышцы и я поддаюсь его обволакивающему обаянию. Все-таки я просто слабая женщина. — В чем проблема?

— Ты — это ты, а я твой секретарь, — начала путанные объяснения я. Понятно-то все понятно, но в слова облечь это сложно.

— И что?

— Слушай, хватит притворятся дурачком, — ему снова удалось довести ситуацию до абсурда. А я не люблю абсурдные ситуации. — Ты богатый, красивый, влиятельный плейбой. У тебя девушек, как грязи и женским вниманием ты не обделен. И ты на полном серьезе заявляешь мне, что испытываешь ко мне, совершенно обычной девушке, твоей секретарше какие-то чувства?

Алекс внимательно смотрел на меня.

— Да.

— Что да?

— Да, испытываю, — просто подтвердил он. — С первой недели, как ты начала на меня работать. Не буду врать, что влюбился в тебя с первого взгляда, но захотел точно со второго. А благодаря ситуации с приворотом, ситуация окончательно прояснилась.

— Но, почему? Нет не обижайся, — поспешила исправиться я, заметив что Алекс нахмурился. — Мне правда интересно.

Он поудобней перехватил меня.

— Мне рассказать тебе, какая ты замечательная и как меня к тебе тянет?

— Это было бы неплохо.

А что, ему не сложно, а мне приятно. Меня достаточно редко комплиментами балуют. Конечно Алекс тут же передумал.

— Переживешь, и без моих признаний у тебя самооценка зашкаливает.

— Ничего подобного, — возмутилась я.

— Еще как зашкаливает, — мужчина потерся кончиком своего носа об мой. — Лучше я расскажу тебе о том, как мы дальше жить будем.

Я насторожилась — любая бы насторожилась.

— И как же?

— Очень, очень дружно и гармонично. Ты перестаешь брыкаться, когда я к тебе подхожу и совать свой очаровательный носик, куда не следует, а я выясняю до конца обстоятельства этой запутанной истории, которая никак не дает тебе покоя и делюсь с тобой информацией.

— Что значит брыкаться, и вообще, — вспомнилось, что я все еще сижу у него на коленях, практически в объятиях, что в принципе не очень-то профессионально. Я внезапным рывком освободилась из объятий и сиганула за свой рабочий стол. Ау, попутно задев угол стола бедром. Это было больно.

— Жить мы конечно будем дружно, только не на этих условиях, — продолжила я старательно делая вид, что у меня не отваливается нога и сдерживая желание ее потереть.

Алекс делать вид не стал. И плавным движением перетекая на мою сторону баррикады (стола), снова прижал меня к себе, одновременно опуская руку на поврежденное место и ласково поглаживая. Хор-р-рошо то как.

— Очень больно? — проникновенно поинтересовался он, чем вывел меня из легкого транса, вызванного мягкой лаской.

— Очень, — буркнула я, но руку сбрасывать не стала. — Алекс!

— Слушаю, — промурлыкал он, полностью погрузившись в процесс (в смысле поглаживание).

— Расскажи мне, что происходит, — у меня вышло на редкость угрюмо.

— Хорошо, — босс присел на край стола не выпуская меня из объятий и наконец стал серьезным. — Наш охранник Василий связан с демонами.

— Да он shanue. Знаю.

— Шустра, — оценивающе протянул мужчина. — Итак, он тень, вернее был тенью одного демона, который в данный момент рыщет по нашему городу в поисках его убийцы.

— Чтобы отомстить?

— Сомневаюсь, что его так огорчила жизнь простого человека. Судя по всему он что-то ищет.

— Что?

— А ты как думаешь? — ответил Алекс вопросом на вопрос. Какое у нас там было промежуточное звено… правильно.

— Приворот. В смысле, неизвестное МОВ.

Мужчина утверждающе кивнул.

— Именно. Мы с Леней думаем, что он ищет редкое вещество растворяющее щиты, которое каким-то образом заразило тебе, а после оказалось в наших лабораториях.

— А как он попал к Васе? И откуда демон знает про МОВ?

— Понятия не имею, — Алекс пожал необъятными плечами. — Пока Леня не может выяснить, кто этот демон. Поэтому любые предположения, остаются ничем не обоснованными предположениями.

— А как Леня во всем этом завязан?

— Он начальник безопасности, — удивился моему удивлению босс. — Разбираться с подобными делами — его прямая обязанность.

— В смысле?

— Охранник, работающий на нашем предприятии является обладателем редчайшего зелья. Появляется закономерный вопрос…

Меня осенило и я перебила Алекса.

— Не для того ли он устроился к нам, чтобы иметь доступ к производственным лабораториям?!

Алекс кивнул.

— Именно. Еще до его смерти Леонида заинтересовали кое-какие бреши в нашей системе безопасности, поэтому он начал поголовную проверку всех сотрудников.

— Так поэтому он тебя проверял.

— Типа того, — легкая заминка была почти не заметна. Почти.

— Типа того, или… — протянула я.

Алекс глянул на меня исподлобья.

— Частично из-за этого Леонид требовал от тебя информацию обо мне.

— А…

— Больше по этому вопросу ничего комментировать не буду, — перебил меня мужчина.

— Ладно, — пришлось идти на уступки, поскольку вопросов у меня еще воз и маленькая тележка. — А при чем тут Рыбонька?

— Кто? — опешил босс.

— Ну, в смысле, этот Араш Сиристидович.

— А при чем здесь он? — не понял Алекс.

— Он в клубе был с демоном, и на фирме что-то вынюхивал. Вот вчера например.

Босс задумался. Пауза в разговоре, позволила мне наконец сообразить, что мягкие поглаживания, от которых я таю, все еще не прекратились, хотя нога болеть уже перестала.

Я с намеком покосилась на его движущуюся конечность.

— Нога уже не болит.

Алекс внимательно проследил за моим взглядом.

— И что?

— Ты уже можешь убрать руку.

— Правда? Могу? — протянул этот индивид. — А стоит ли?

Не знаю сколько бы мы еще играли в эти словесные игры, но тут зазвонил телефон. Ура! Я радостно потянулась за трубкой. Наивная, неужели я могла подумать, что меня кто-то отпустит? Вопрос риторический. Пришлось отвечать, находясь практически в объятиях мужчины.

— Вонг&Партнерс, офис генерального директора, слушаю Вас!

— Я звоню по поручению госпожи Лисецкой, — ударил мне в ухо невежливый, но до боли знакомый визгливый голос. И только из врожденной вредности я все-таки задала следующий вопрос, хотя прекрасно знала с кем имею честь беседовать.

— Кто говорит?

Алекс перестал поглаживать мое бедро, но не успела я вздохнуть с облегчением, как его рука скользнула на спину. По телу табунами побежали мурашки. Ну разве же так можно? Я замерла как кролик перед удавом (в смысле, в хватке у оного), поскольку попытки вырваться только усугубляли ситуацию.

— Это ее ассистентка, мы встречались в вчера в клубе.

Интересно, она меня тоже узнала.

— Ах да, слушаю Вас.

— Госпожа Катерина оставила пакет с документами мистеру Вонгу, — с намеком произнесла ассистентка.

— И, — поторопила я ее, тихо млея от ласковых прикосновений своего, на минутку, начальника.

— Приезжайте, заберите их.

Ну ни фига себе. Я даже выпрямилась от возмущения, правильно нечего располагаться на коленях босса. Алекс насмешливо прищурился, но объятий не ослабил.

— Пришлите их нам по почте или с курьером.

В трубку возмущенно фыркнули.

— Это очень важные документы, их нельзя доверить кому попало, — презрительно проскрипела собеседница.

— Тогда везите сами лично, — отрезала я. Эта корова начинает меня раздражать. — При чем здесь я?

— Вы же секретарь мистера Вонга, — возмутилась ассистентка. — Это Ваше прямые обязанности.

«В мои обязанности входят обязанности секретаря, а не курьера. Ваши документы — ваши проблемы. Доставляйте сами!» — именно это я бы ответила обезьяне, если бы мое начальство, в данный момент, не дышало ласково мне в шейку. Черт тебя побери, Алекс! Теперь придется ехать за этими чертовыми документами. Пора переставать ругаться!

— Когда вы сможете их отдать? — процедила я, наконец-то решительным движением выворачиваясь из загребущих мужских рук и, отскакивая так далеко, как позволял телефонный провод. Босс возмущенно фыркнул.

— Приезжайте сегодня в четыре в клуб, охрана вас пропустит, — проскрипела эта мымра и бросила трубку. Это типа она мне делает одолжение?! Коза.

— Итак, — хвала богам, Алекс больше не пытался приблизиться. — Куда ты собралась?

— Ассистентка Катерины сказала, что у нее для тебя документы.

— И, — Алекс выгнул бровь.

— И, мне придется сегодня заехать за ними, потому что это очень важные документы и их нельзя отдать кому попало.

Босс нахмурился.

— Почему она сама их не привезла?

— Ее спроси, — фырканье у меня получилось, что надо.

Я удостоилась грозного взгляда, который успешно проигнорировала.

— Алекс, мне надо работать.

— И? — выгнул бровь этот… босс.

— Давай поговорим попозже, — промямлила я уже ни на что не надеюсь.

Но босс удивил меня своей гибкостью.

— Когда?

— Давай вечером, — воспряла духом я, и, подумав добавила. — Завтра.

— Сегодня, — обрубил мужчина. — Я отвезу тебя домой, и по дороге поговорим.

Неужели все разрешилось так просто?

— Хорошо.

— Хорошо, — смазанное движения и горячие губы прижались к моим в обжигающем поцелую. Ух! Я могу быстро к подобному привыкнуть.

Алекс отступил и насмешливо сверкнул глазами, удаляясь в свой кабинет. Ну почему последнее слово всегда остается за ним? Вопрос риторический.

Глава 10

Темные подворотни и опасные субъекты

Хвала Богам, верный своему слову, босс оставил меня в покое. И до трех, утопая в дымке нереальности и сюрреалистичности, я кое-как успела переделать все рабочие дела. Что ж, пора двигать к этой полоумной. Бросив опасливый взгляд на дверь (наверное лучше не искушать судьбу и не прощаться) я тихонечко подкралась к выходу.

— Миа, — раздавшийся за спиной голос заставил меня вздрогнуть, а мурашки снова забегать.

— Да? — стараясь сохранять спокойствие на лице, обернулась и уставилась на своего «очаровательного» босса.

— А попрощаться? — вкрадчиво протянул Алекс, скрещивая мускулистые руки на груди. Только бы пол слюной не закапать. Что-то я становлюсь похожей на безумных фанаток слащавых любовных романов? Тряпка, возьми себя в руки!

— Прощай, — пропищала я. Да очень убедительно взяла себя в руки, особенно жалкий срывающийся голос впечатляет.

По лицу мужчины стала расплываться ехидно-довольная улыбка мартовского кота.

— Милая, — протянул этот гад, заставляя мои коленные чашечки непроизвольно подрагивать. Ну что я могу сделать? — Разве же это прощание?

И тут я поняла, что, если я хочу выплыть, придется действовать жестко, и колоссальным усилием воли проигнорировав сексуальный подтекст и отключившись от накалившейся ситуации, я изобразила на лице максимально возможное спокойствие.

— Пока Алекс, до вечера.

После чего, рванув дверь на себя позорно сбежала, каждую секунду ожидая услышать за собой шаги.

Пронесло. Забыв о своих натянутых отношениях с лифтами, я пулей влетела в кабинку и втопила в стену кнопку первого этажа. Двери лифта закрылись. Спасена, временно.


По дороге за супер-важным конвертом мне было о чем порассуждать. О расследование? Побойтесь Богов, какое расследование? Все мысли занимал Алекс.

Сегодняшний день, без преувеличения, встряхнул мою вселенную так, как не смог ни один труп, найденный на лестнице. Итак, прибегнем к самоанализу и разложим все по пунктам.

Алекс заявил, что хочет меня. Какой ужас!!! Если он сказал мне об этом прямо, значит, независимо от моего желания отношения между нам неизбежно изменятся. Я не готова к этому!

Все же было так хорошо? Наш замечательный симбиоз: верная секретарша — эксцентричный босс функционировал так… идеально. Что ему взбрело в голову? Может это все-таки как-то связано с приворотом? Может еще все можно исправить?

Казалось бы, чего исправлять? Радоваться надо, что такой потрясающий мужчина мной заинтересовался — опять же, личная жизнь наладиться. Ничего подобного. Меня вполне устраивали дружеские отношения. И хотя я понимаю, что перед ухаживаниями Алекса я, по любому, не устою, и, в глубине души (не очень глубоко), он меня очень привлекает как мужчина, я не хочу становиться его любовницей (нереально предположить, что его интересует что-нибудь еще, хотя…). Я хочу оставаться его другом. И меня, однозначно, ужасает мысль о том, что между нами все измениться.

Да структурировать мысли не получается, какой-то сплошной поток хаотичного сознания. Наверное, просто надо успокоиться и перестать об этом думать. Дыши Миа, вдох-выдох, вдох-выдох. Фу-ух. Чуть-чуть полегчало.

Итак, подумаем лучше о трупах. Это как-то безопаснее. Вася…

* * *

Без пятнадцати четыре я уже была у служебного входа в клуб, разумно предположив, что через главный средь бела дня меня никто не пустит. Охранник у дверей, до боли напоминающий смесь барана и медведя (интеллект и габариты соответственно) крайне неприветливо осмотрел меня с ног до головы.

— Здравствуйте, — не дождалась я вербальной реакции.

— Хм.

Многообещающе. Попробуем еще раз.

— У меня встреча в клубе с ассистенткой госпожи…

— Хм.

— Хм, любезнейший, перестаньте пыхтеть как носорог и пропустите меня вовнутрь.

— Пускать не велено, — наконец буркнул вышибала. Обиделся на носорога, видимо.

— Тогда позовите ассистентку, — я требовательно вытаращила глаза и не сдвинулась с места. У меня достаточно опыта общения с идиотами, ко мне каждую неделю в офис та-а-акие лаборанты захаживают, отчеты сдавать. Тут главное, кто кого переиграет.

Охранник продолжал смотреть на меня бараньим взглядом, но уже начинал подергивать плечами.

— Любезнейший, — я пощелкала пальцами перед его лицом. — Начальство Вас за нерасторопность по головке не погладит. Шевелитесь.

«Баран» моргнул и спасовал перед силой моего интеллекта и наглостью.

— Так я не могу, это… пост оставить.

— Тогда пропустите меня во внутрь, — коварно предложила я.

— Пускать не велено, — заученно пробубнил охранник.

А мне пришлось напомнить себе, что терпение — добродетель. И вообще на дураков не обижаются, а нервы надо беречь. А еще, у идиотов в голове мало места, поэтому информацию надо давать порционно, чтобы успевала обрабатываться. Второй раунд.

— Что у Вас в карманах?

— Э-э-э, — мужчина посмотрел на меня совершенно пустым испуганным взглядом, будто ожидая, что я сейчас кинусь на него и начну сдергивать одежду.

— У Вас телефон есть? — медленно и по слогам. — Может рация?

— Есть, и что, — вскинулся охранник.

— Позвоните в свой командный пункт, пусть меня пропустят.

«Баран» фыркнул.

— А что ты тут умничаешь, я так и собирался сделать?

Ну-ну. Верю.

— Так сделайте.

— И сделаю, — буркнул он, отворачиваясь от меня в пол-оборота.

Что он говорил, мне, естественно, слышно не было — рация-то у него оказалась нашей фирмы, магическая (магическая рация позволяет фильтровать исходящий звук для окружающих на расстоянии 1.5 метров — слышит только тот, кто сидит на приеме информации), но, отключившись, «баран» повернулся ко мне недовольно хмурясь.

— Велено пропустить, — распахнул он дверь, чуть не оторвав ручку.

А что? Мне на его месте тоже бы было неприятно. Поэтому сверкнув яркой и победной улыбкой (знаю-знаю злорадствовать нехорошо, но удержаться выше моих сил), я пропела. — Спасибо, любезнейший, — и махнув ручкой скрылась в проходе.

Так, где у нас тут нужная гримерка? Подсобки, подсобки и плохое освещение. Просто катакомбы какие-то. О, кажется я узнала этот поворот. Бинго! Я подергала ручку печально известно мне гримерки. Опять закрыто? Ну если это коза еще и не будет на месте, я ее…

Именно такие печально-кровожадные мысли теснились у меня в голове, пока я растерянно топталась у чертовой заветной фанерной конструкции. Почему печально? Потому что любое преступление плохо отражается на карме, а я девушка молодая, перспективная (в смысле все у меня еще в перспективе), зачем себе оставшуюся жизнь портить? Увы, погрузившись в размышления, слишком поздно услышала чьи-то шаги.

— Наконец-то… — начала я выговаривать поворачиваясь. Увы закончить мне не удалось. Голова взорвалась болью и я почувствовала, что падаю.

* * *

Ау. Как же голова болит. Я что вчера пила?

Я попробовала поднять руку. Что-то мешает, и это не мое одеяло. Да и вообще холодно и неудобно. Я не поняла, я что не дома? Глаза резко распахнулись. А почему это я ничего не вижу? А нет, вот начинают проступать какие-то очертания. Черт, голова-то как болит. Это не моя спальня. Где я?

Я зашарила глазами по потолку, — какие-то стремные грязные трубы. Ничего не понятно. Так надо взять себя в руки, сосредоточиться и успокоиться. Где я?

Для начала я размеренно и вдумчиво подышала — всегда помогает успокаиваться. Потом постаралась сосредоточиться на последнем, что помню. Я была на работе, потом относила взятку, потом меня (о Боги) меня соблазнял босс. Пришлось на секундочку притормозить на этой мысли. Продышалась. Так, дальше. Точно, я поехала за проклятым конвертом, нашла гримерную…

Вот черт! Я наконец дошла до нужных воспоминаний. Какая-то сволочь ударила меня по голове! Неужели я так разозлила «барана», что он решил меня грохнуть темном коридоре? Или «противный голос» потеряла конверты и, чтобы не признаваться решила спрятать все концы в воду? Вопросы, вопросы.

Я попробовала пошевелить руками-ногами, вроде все двигается. Вставать, наверное, еще не стоит. Помню, прочитала одну статью в магнете, что после удара по голове нельзя совершать резких движений. Отлично, надо полежать и придти в себя. Лежу, прихожу.

Мысли в больной голове лениво крутятся. Меня точно прокляли — и эта неделя тому доказательство. Я теперь, могу с уверенностью сказать, что уже не уверена — доживу ли вообще до ее конца.

— Вот она, — раздался пронзительный вопль в коридоре. Хм. До боли знакомый голос. — Она тут, — продолжала надрываться ассистентка.

Послышался быстрый топот ног, стремительно приближающихся к распростертой на полу мне. Приличнее было бы подняться, но я не уверена, что смогу сесть, затылок раскалывается и с координацией плохо. С моей удачей, я наверняка заработала сотрясение мозга? Какой ужас — теперь ни читать книги, ни смотреть телевизор, ни музыку слушать не смогу. Кошмар!

С другой стороны, мне точно дадут больничный и я сбегу на время из этого дурдома, подальше от босса. Смогу даже на пляже поваляться, лежать-то и купаться мне можно? Пока я раскатала губу и красочно представляла свой мини-отпуск, спасатели подобрались ко мне критически близко.

— Девушка, вы в порядке? — надо мною, заслонив очаровательный вид на грязные трубы, склонился мужчина. К сотрясению мозга прибавился инфаркт. Это был Вася.

Перед глазами все снова завертелось. Нет, мне нельзя падать в обморок. Только не сейчас, в руках врагов. Я невыносимым усилием воли сосредоточилась на трупе, в смысле демоне, в смысле лже-Васе.

— Девушка, — он пощелкал пальцами у меня перед глазами. Прям так и хочется их откусить. От этих щелчков голова болит еще больше. Я попыталась отмахнуться от раздражителей. Ой, по-моему я попала ему по носу.

— Черт, — лже-Василий отпрянул от меня, потирая лицо и проникновенно спросил. — А драться-то зачем?

— Не… — получилось более чем невнятно и я решила попробовать еще раз. — Не щелкайте…

Мужчина усмехнулся и на секундочку я даже почти позабыла, что он тот самый подозрительный субъект, вокруг которого крутится вся эта непонятная история.

— Хорошо, не буду.

— Встать можете?

— А где, — я сглотнула — горло совсем пересохло. — Ассистентка?

И правда «противный голос» куда-то пропала. А поскольку молчать она не могла по определению, очевидно, что ее куда-то отослали.

— Ушла вызывать скорую, — подтвердил мои размышления мужчина. — У вас кровь идет, наверняка она понадобится.

Что? Кровь?

— Где, — я заозиралась, вернее попыталась.

— Спокойнее, — меня придержали. — Все равно одежда испорчена, хуже уже не будет.

Спасибо, успокоил.

— Я хочу встать, — я наконец-то попробовала подняться. Ой, правду в статье писали. Перед глазами все поплыло и я слепо зашарила руками в поисках опоры. Лже-Вася поспешно подхватил и придержав, снова уложил в ту же лужу (да теперь я ее почувствовала лопатками и шеей) крови. Счастье, что раны на голове обычно сильно кровоточат, даже при небольших повреждениях.

— Лежи, не дергайся, у тебя голова разбита. До приезда медиков, лучше ничего не предпринимать, — в его голосе послышались сочувствующие нотки.

Надо этим воспользоваться, раз уж я пришла в себя, а ничего кроме лежать в крови и ждать спасателей, не могу.

— А кто вы?

— Я, — он задумчиво посмотрел, — Ариан Вирсен.

— Очень приятно, Миа, — все равно он легко может узнать мое имя. Я услышала в отдалении любимый противный голос, надо поторопиться. — Ариан, это вы меня по голове треснули?

— Что? — неподдельно изумился мужчина. — Зачем бы мне это было нужно?

— А вот это вы мне расскажите? Можете начать с того, почему вы как две капли воды похожи на умершего на этой неделе охранника Васю? — я упорно не отводила от него взгляд.

Демон, а теперь я видела, что он чистокровный демон — мозги-то реабилитируются, окаменел.

— Что?

— Вы меня слышали?

— Ты знала Васю?

— Да, встречались по работе, — не стала скрывать я. — Араша я, к стати, тоже знаю.

Понятливая полуулыбка промелькнула на четко очерченных губах. А он кстати очень даже ничего. Те черты лица, которые в человеке Васе смотрелись обычно, подчеркнутые демоническим происхождением делали мужчину просто красавцем. Шоколадные волосы падали на четко-очерченное лицо, придавая ему загадочный вид (Вася носил короткий ежик), а более изящная фигура и строение кости позволяла заподозрить в нем наличие аристократических кровей.

— Ты Миа, секретарша Вонга?! — полу утвердительно, полувопросительно сказал он.

— Араш Сиристидович обо мне рассказывал? — блеснула я ехидной улыбкой. Нет, похоже все-таки сотрясение. Чем я думаю, когда его дразню? Этот демон одной левой мне сейчас шею свернуть может. Скажет что так и было — и ничего ему не будет.

— Упоминал о вашей интереснейшей беседе в лифте, — съязвил мужчина, как ни странно не проявляя никакой агрессии. И тут же стал серьезным.

— Лучше не лезь в это дело, девочка. Ваш охранник забрал у меня кое-что очень важное. Кое-что, что мне непременно нужно найти. А я не люблю когда у меня на пути кто-то становиться.

— Да пожалуйста, — возмутилась я. — Ищите, находите и забирайте. Может параллельно проясните, как он умер?

— Я слышал, что его отравили, — задумчиво ответил демон. — Заслуженная смерть.

— Почему? — на мой взгляд в смерти от отравления крысиным ядом есть что-то унизительное.

— Достаточно жалкая для предателя.

Если рассматривать вопрос с этой точки зрения, то безусловно.

— Так это ты меня по голове треснул? — решила я все-таки прояснить ситуацию.

— Нет, — мужчина не обиделся. Видимо решил, что на больных не стоит обижаться. — Меня позвала Алиса, когда тебя нашла.

— Алиса? Это кто?

— Вы с ней должны были встретиться.

Мне потребовались пару секунд, чтобы сообразить.

— А Алиса это «противный голос»?

— Противный голос? — изумился мужчина. — А ну да, в этой ипостаси у нее голосок тот еще.

Наш разговор начал напоминать мне пародию на шоу попугаев.

— В этой ипостаси???

Демон внимательно посмотрел на меня и четко сказал.

— Да, в человеческой ипостаси, голос у нее достаточно противный.

— Алиса демон? — я никак не могла придти в себя от удивления.

— А ты не знала? — выгнул брови демон. — Конечно демон, маскируется правда качественно. Для людей, но демонов такой маскировкой не обмануть.

— Ух ты, — протянула я совершенно не фильтруя, что говорю (очевидно это последствия удара по голове). — Может еще чего интересного расскажешь, Ариан?

— Например, — развеселился мужчина.

— Например про неизвестное МОВ, вызывающее растворение естественных щитов?

Демон замер, перестав улыбаться.

— Что тебе об этом известно?

Лежать на полу стало еще неуютнее и холоднее, но отступать уже было некуда (в прямом и переносном смысле).

— Мне известно, что благодаря этой хрени, я подцепила какой-то приворот и теперь у меня крупные проблемы в личной жизни.

— Интересно, — задумчиво протянул демон, переставая пожирать меня напряженным взглядом. — Значит все зашло так далеко?!

Ему интересно, а мне что делать?

— Похоже мне надо поговорить с твоим боссом.

— Ты вправишь ему мозги? — со смесью надежды и страха уточнила я.

— Милая, — свернул на другую темы демон, наклоняясь ко мне и пристально вглядываясь. — Ты ничего не вдыхала или не пила недавно?

— В смысле, — вот озадачил, так озадачил.

— В прямом.

— Кофе с утра. А что нельзя? — какой-то туповатый демон мне попался.

— А ты в курсе, что каким-то образом приняла порошок правды[15]? — поинтересовался этот хмырь.

Да ладно, что за бред? Хотя это объяснило бы, какого черта я несу в последние десять минут. В горле пересохло.

— То есть меня не только стукнули по голове, но еще и опоили?

— Как ты замешана в этой истории? — вот подлец, решил воспользоваться ситуацией. И где там «противный голос», чей слоновий топот я уже, вроде, слышала в коридоре? Увы, но промолчать не получалось, губы так и чесались (в прямом смысле этого слова) от желания ответить.

— Я нашла Васин труп, а потом подцепила приворот.

— Кто еще в курсе этой истории? — напряженно впился в меня глазами демон.

— Да кто только не в курсе, — как бы прикусить язык? — Мой босс, начальник безопасности, еще пол-лаборатории, в которой исследуют этот загадочный препарат. Так что смерть моя все равно ничего не даст, — поспешно закончила я.

Ариан насмешливо хмыкнул.

— Теперь это очевидно.

— Правда, — проблеяла я.

— А что у тебя с личной жизнью?

Так я не поняла, а это к чему? Увы, непонимание не освобождает от необходимости ответить.

— Я тайно и безнадежно влюблена в своего начальника, в которого, кстати, влюблена половина нашего города. А теперь благодаря этому проклятому привороту он стал намекать на какие-то отношения между нами, что просто ужасно. Потому что ему мозг затуманило — он поиграет и бросит, а мне что потом со своим сердцем делать?

«Остапа понесло». Мне показалось или мой крик одурманенной души, пронял демона? Потому что смотрел он на меня очень сочувствующе.

— А ты знаешь, где сейчас образец, который я ищу? — сочувствующе — как же!

— Понятие не имею, — абсолютно честно отвела лежащая в луже собственной крови и одурманенная я. — А как он выглядит?

— Большой сиреневато-прозрачный кристалл, — по инерции ответил демон и тут же оскалился, осознав, что сказал.

— Нет, такой нигде не видела, — поспешила упокоить я его, пока не разнервничался. Странно, и почему мне это не удалось? И тут меня осенило — очень вовремя.

— А ты в курсе, что, похоже, тоже принял порошок правды?

Квадратные глаза нелюдя стали достаточным ответом. Теперь понятно, почему нас обоих потянуло на откровения. И кстати, что это за легкая дымка в воздухе? Этот вопрос я решила озвучить.

— Черт, — выругался мужчина и напрочь игнорируя мое бедственное состояние и тот факт, что пострадавших с травмой головы перемещать нельзя, подхватил меня на руки и быстро понес по коридору. Мамочка, как же меня мутит.

Демон был высоким и длинноногим, поэтому уже через пару минут, миновав лабиринт коридоров мы оказались в фойе. Странно, а во вторник нам потребовалось полчаса, вот что делает знание. К слову о знании, голова уже не так сильно болит (скорее всего просто ощущения притупились), поэтому надо попользоваться одурманенным демоном — он же не проявил благородства? И пока он не успел сбагрить меня с рук и смыться, я взяла быка за рога.

— А как действует это вещество?

Мужчина растерянно посмотрел на меня, но противится другому «правдивому веществу» не смог.

— Это кристалл синтар. Он является сложным химико-магическим веществом, микрочастицы которого достаточно для изготовления сыворотки, вызывающей растворение щитов. А что…

— А как нас одурманили? — не дала я задать ему вопрос.

— Судя по всему, распылили щепотку порошка через вентиляцию. Белая дымка над тобой…

— А что сделал Василий? — опять перебила я демона, за что удостоилась яростного взгляда и смены положения. Меня аккуратно — вот это выдержка (я бы на его месте не удержалась и бросила, но, видимо, юношу воспитывали как истинного джентльмена) уложили на пол (на ковер!!!) — голова опять начала кружиться. Но хоть не в крови своей лежу — и на том спасибо.

— Василий, — процедил Ариан. — Предал меня, украл ценнейшую разработку из отцовской лаборатории и сбежал из империи.

— Это ты использовал в клубе «Оман» во вторник демоническую магию?

— Да, но как ты…

— Что за заклинание ты использовал?

Мужчина скривился, и постарался отойти от меня на приличное расстояния. Кто бы ему дал — я вцепилась в рукав куртки, как клещ.

— Что за заклинание?

— Заклинание поиска. Оно должно было выявить ауры людей, общавшихся с shanue в течении последних суток.

— А почему нам было от него так плохо.

— Если щиты ослаблены, может появиться эффект легкой дезориентации.

Ничего себе легкой — я чуть в стакане не утопилась, а Ира слюной не захлебнулась.

— А зачем…

— Молчать, — перебил он меня, для надежности закрыв мой рот своей лапой. — Теперь моя очередь спрашивать. — Когда ты обнаружила труп, кристалл не видела?

— Нет…

— А странные тени или отпечатки на полу, — не дал мне развить мысль демон.

— Нет, там был только Вася и пахло странно — приторно сладко, — и тут у меня в голове прозвенел звоночек. — Как в кондитерской.

— Пахло хлебом? — недоверчиво уточнил он.

— Нет, как в кафе «Матрешка», — я удостоилась непонятного взгляда.

— Бред какой-то, — пробормотал Ариан.

А вот и не бред все очень даже закономерно, но эту мысль я уже оставила при себе.

* * *

— Миа, — раздался яростный рык от двери. Я дернулась и уставилась на, мчащегося на меня, босса. За три секунды преодолев расстояние, Алекс опустился на корточки рядом со мной, достаточно бесцеремонно оттолкнув плечом моего визави.

— Какого черта здесь происходит? — ощупывая меня в поисках ранений и, так тревожно заглядывая в глаза, что у меня начало таять сердце, продолжил мужчина. Я уже открыла рот для объяснений, но тут он добрался до головы и задел рану. Последнее что помню — разноцветные круги перед глазами — хорошо, что я уже лежала!

Глава 11

Богатая на информацию

Очнулась я уже в палате. Совершенно одна. Как же болит голова!

Я попробовала пощупать затылок, наткнулась на влажные волосы и повязку. Ну хотя бы всю голову не замотали. Затылок ломит, шея как деревянная, тошнит и кружится голова — просто замечательное состояние. А еще мысли крутятся, как бешеные белки и мешают сосредоточится на действительности.

— Миа, — окликнул меня родной голос от двери, разом прогнав все мысли, и оставив голову больной и совершенно пустой. Алекс без пиджака и галстука, со взъерошенными русыми волосами (рвал на себе что ли?) выглядел еще невозможнее и сексуальнее обычного. Он подошел ко мне и присел на край кровати, заграбастав руку. Мне, по ходу, становиться все лучше и лучше.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил мужчина, скользя по моей ладошке дразнящим ласковым движением. А как тут себя чувствовать можно? Алекс, глупый вопрос.

«Голова болит и тошнит», — конечно я выбрала более реальный и адекватный ответ, только увы озвучила другой.

— Как в раю.

Черт побери!!!! Я что, еще под действие порошка правды???

Алекс не отрывая от меня взгляда и конечно не пропустил ужас промелькнувший на моем лице.

— Очень интересно, значит он еще действует, — протянул этот засранец. Стоп, а откуда он знает? Что еще этот демон ему наговорил?

— Алекс, — я постаралась вложить в голос максимум силы и протеста. — Даже не думай…

— Не думать что? — непривычно мягко усмехнулся мужчина. — Задавать интересующие меня вопросы, на которые ты в обычном состоянии не ответишь?

— Алекс, — предупреждающе мяукнула я, но босс не принадлежал к мужчинам, которые отступают от намеченной цели. Он обхватил мое лицо руками и удержал не давая увернуться.

— Почему ты боишься наших отношений?

— Потому что с твоей стороны это несерьезно, а с моей более чем, — ненавижу порошок правды. Я уже жалобно прохныкала. — Алекс, перестань, пожалуйста.

— Нет, — он не спускал с меня серьезного взгляда. — Потому что на эту тему ты не собираешься во мной общаться, а мне это необходимо. И поэтому, милая, я буду использовать любые средства.

— И не важно, что при этом чувствую я? — я бессильно закрыла глаза. Сил на борьбу уже почти не осталось.

— Очень даже важно. Что ты чувствуешь Миа? Ко мне?

Я в ужасе распахнула глаза и почувствовала бесконечное облегчение, потому что внутреннее принуждение пропало. Действие сыворотки закончилось. Правда внешнее принуждении в виде требовательного, напряженного и пронзающего меня насквозь взгляда Алекса никуда не делось, и глубоко выдохнув, я призналась.

— Действие сыворотки закончилось, — от разочарования у мужчины потемнело лицо.

— Я в тебя влюблена, — прошептала я не отрывая взгляда и не давая себе не малейшего шанса спрятаться.

Его зрачки расширились, после чего мир в очередной раз покачнулся, и я оказалась лежащей в крепких мужской объятиях, отвечая на страстный поглощающий поцелуй. Не знаю, через какое время меня выпустили и аккуратно уложили на подушки — я была в абсолютной прострации.

Алекс провел большим пальцев по моей, в данный момент, сверхчувствительной нижней губе, заставив так и неуспокоевшееся сердце, в очередной раз зайтись в иступленном стуке.

— Ты моя. И не вздумай спорить.

* * *

Я лежала в палате, накачанная болеутоляющими и предоставленная сама себе. После жизнеопределяющего заявления, Алекс оставил меня на попечение врачей и пообещав вечером забрать из больницы, поехал завершать дела на работе. Я не обижалась, мне как всегда много надо было обдумать.

Итак, меня стукнули по голове. Кто? Зачем? Алекс этот вопрос не поднимал, но меня, естественно снедало любопытство. Поиграем — все равно больше делать нечего — в Шерлока Холмса (вымышленный детективный персонаж с гениальными дедуктивными способностями) — порассуждаем. Меня стукнули вполне профессионально, в смысле я никого не застукала на месте преступления, чтобы меня в спешке случайно огрели по чайнику. Нет, ко мне подкрались и преднамеренно шандарахнули чем-то тяжелым и больным по голове. Значит? Значит нападение было спланированным.

Кто знал, что я буду в клубе? Алекс, но его я даже не подозреваю, если бы он хотел уже раз триста дал бы мне и не только по голове. «Противный голос»! Под кодовой кличкой Алиса, которая по счастливой случайности оказалась демоном. И, кстати, меня терзают смутные сомнения, что она и мистическая девушка Василия — это одно и тоже лицо. В таком случае, все встает на свои места. Как простой человек, будь он хоть трижды shanue мог украсть из лаборатории демонов ценнейшую разработку и сбежать из империи? С помощью другого демона. Это бы многое объяснило.

На этом мои размышления прервались, потому что в палату влетела Ириша. Молодец Алекс, подсуетился.

— Солнце, привет! Как ты? — с порога заголосила сирена, а это между прочим опасно.

— Привет, — почти натурально простонала я. — Умираю.

— Что? — ужаснулась и возмутилась Ира. — Алекс сказал, что у тебя легкое сотрясение и ты в порядке.

— Интересно, — уже нормальным голосом парировала я. — Кому ты больше веришь — своей подруге или нашему боссу-прохвосту? К тому же он не врач, диагнозами разбрасываться!

— Придуриваешься, — констатировала девушка, плюхаясь на край постели — интересно, а для кого тут кресло поставили? — Значит в норме. Что с тобой произошло?

— Меня шандарахнули по голове в нашем любимом клубе.

— За каким чертом ты туда поперлась? — фыркнула Ириша.

— За документами.

— И…

— И я предполагаю, что это была наш любимый «противный голос».

— Да ладно!? — не поверила подруга.

— Ты мне гостинцев никаких не принесла? — после всего произошедшего мне дико захотелось есть.

— Неа, — виновато скривилась сирена.

— Вот это называется подруга, пришла навестить больную и даже вшивого апельсина не принесла, — настала моя очередь возмущаться.

— Можно подумать ты уже неделю в больнице лежишь. Тебя два часа назад только привезли.

— Если бы я лежала здесь неделю, меня уже двадцать раз бы покормили, — парировала я. — А после такого насильственного стресса, я между прочим, голодная как волк.

— Не свисти, и вообще, ты не можешь ввести меня в ступор, а потом перевести тему на жратву. Почему ты думаешь, что это «противный голос» тебя стукнула?

— Хочу есть, — я была непримирима.

Сирена закатила глаза.

— Я сейчас схожу к автомату с шоколадками, а потом ты расскажешь мне, что имела ввиду.

Я радостно закивала. Ай, лучше бы я этого не делала — голова тут же закружилась и отдала острой болью аж в поясницу.

— На, — сунула мне Ира шоколадку под нос. Я не поняла, это она так быстро, или я сознание потеряла? — Алекс такой предусмотрительный.

— В шмышле, — не утруждая себя дальнейшими раздумьями, я вгрызлась в шоколад. Кайф.

— Он оставил провизию. Вон в пакете. Очевидно предполагал, что ты озвереешь от голода, — в полголоса закончила Ира.

Быстро расправившись с шоколадкой, я с надеждой уставилась на подругу.

— А попить?

— Наглости тебе не занимать, — фыркнула та, жестом фокусника вытаскивая откуда-то снизу бутылку с водой. Обожаю Алекса. — Итак, теперь, когда ты не умираешь от голода и жажды, может поделишься мыслями?

Отчего ж не поделиться.

— Я думаю, что Васю убила Алиса.

— Кто такая Алиса? — в легком шоке посмотрела на меня подруга и потянулась потрогать лоб. — Похоже у тебя действительно сотрясение мозга.

— Не язви, и не завидуй моему интеллекту, — фырканье вышло почти безболезненно. — Алиса — это «противный голос». Она демон, как я успела выяснить сегодня. И они с Васей украли из демонической лаборатории секретное МОВ, под кодовым названием — синтар, которое потом тестировали в наших лабораториях и испытывали в клубе «Оман» и в кафе «Матрешка».

У Ириши отвисла челюсть. Буквально.

— Э-э-э. Честно я не знаю что сказать, — она сползла в кресло для посетителей и откинулась на спинку. — С чего ты это взяла, Шерлок?

— Наконец-то ты задала правильный вопрос, и я могу поумничать.

Ириша понятливо усмехнулась, устраиваясь поудобнее.

— Выкладывай.

— Помнишь, когда мы последний раз были в «Матрешке», там так странно пахло. И ты этого запаха не почувствовала?

— Помню ты что-то такое говорила.

— Точно так же пахло возле Васиного трупа и в гримерке у Катерины. Такой противный, приторный запах.

Сирена задумалась.

— Я тогда тоже ничего не обычного не заметила.

— Я знаю, но мне не могло показаться, что учуяла этот запах в трех разных местах. Я думаю, что так вполне может пахнуть сыворотка синтара. И может, я ее унюхала, именно потому, что сама была под ее действием?

— Это притянуто за уши.

— Возможно, — не стала спорить я. — Это действительно абсолютно недоказуемо. Но тот факт, что Вася связан с демонами неоспорим. Как и то, что в данный момент демон Ариан с помощником Арашем ищут то, что украл у них наш мертвый охранник.

— С Рыбонькой? — вытаращилась Ира.

— С ним, родимым. Кстати, у нас был очень поучительный разговор в лифте.

— И когда только успела, — покачала головой сирена. — А при чем тут Алиса?

— Иваныч сказал, что к Васе пару раз приходила девушка. Странная и с противным голосом, да к тому же еще и демон. Сколько странных демониц с противным голосом может быть в таком городе как наш? Явно немного.

— Тебе она просто не нравится, вот ты и вешаешь на нее всех собак, — возразила Ира. — И почему ты думаешь, что она ударила тебя по голове?

— Можно подумать, что тебе она нравиться, — фыркнула я. — И вообще не рушь мою теорию. Она сама меня вызвала в клуб. Кроме нее и Алекса никто больше не знал, что я туда еду. При том, что за таинственное и поспешное исчезновения Катерины, которая, несмотря на все договоренности, так и не соизволила встретиться с Алексом? Какие такие важные документы я должна была там забрать? И мне кажется, я слышала ее шаги, до того, как меня обсыпало чертовым порошком истины.

— Ты была под действием порошка правды?

— Ну да, вместе с демоном.

Ира смотрела так, как будто у меня выросла вторая голова.

— А ты в курсе, что эта штука действует очень долго? На человека уж точно поболее пары часов.

— Да ладно, — я отмахнулась. Тоже мне проблема. — Я всю неделю нахожусь под какими-то магическими воздействиями. Неудивительно, что у меня на них появился иммунитет. — И вообще, не отвлекайся.

— Хорошо, — потерла лицо сирена. — Предположим, что твоя теория верна, что Вася заодно с ассистенткой Катерины. Зачем «противному голосу» тебя бить?

— Если предположить, что все сказанное до этого имеет право на существование, то, я думаю, что она охотится за кристаллом. Точно так же, как демон и Рыбонька.

— Не поняла, — удивилась Ира. — Какой еще кристалл?

— Порошок посыпался на нас обоих, — я не сдержала довольной улыбки. — И демон тоже ответил на пару вопросов. Например, рассказал, что из лаборатории был украден большой кристалл синтар. Который, очевидно, и является источником моего приворота.

— Ты хочешь сказать, что приворот синтезирован из этой хрени?

— Нет. Основным эффектом этой, как ты изящно выразилась, хрени является растворение естественных щитов. А мой приворот — это следствие. Это какая-то особенность моего организма. Поскольку у меня есть ген ведьм, то ослабление щитов, пробудило дремавшую во мне привлекательность для мужского пола, — несколько неуверенно закончила я.

— Скорее ген сирен, — хмыкнула Ира.

— Нет, сирен у нас в роду точно не было, — а жаль.

— Так, подожди, Алиса стукнула тебя по голове потому что…

— Потому что думала, что кристалл у меня, а потом обыскав и не обнаружив его, типа пошла за помощью и обсыпала порошком, в надежде, что в разговоре с демоном я расскажу где он.

— И ты рассказала?

— Конечно нет, — я осторожно потрогала затылок, который снова начинал пульсировать болью. — Я понятия не имею где он. Но Ариан задавал мне этот вопрос.

— А с чего она решила, что он у тебя? — поинтересовалась подруга, проникшаяся духом расследования.

— Понятия не имею. Может она просто дура?!

— А с чего ты взяла, что она убила Васю? — не отставала Ира.

— Не знаю, — пришлось признать мне. — Я еще не придумала. Но пока других кандидатов на роль убийцы не вижу. Может они не поделили прибыль? Или он ей просто надоел? Но крысиный яд — какой-то не мужской способ убийства.

— Его отравили, — протянула сирена, поглаживая бровь. — Она вполне могла сделать это дома, но зачем-то приперлась на работу и, рискуя быть пойманной за руку, траванула его ядом? Не сходится.

— Может в этот день что-то случилось? Из-за чего ей пришлось действовать очень быстро?

— Ну ладно, допустим, что твоя теория верна, хотя я очень в этом сомневаюсь. Почему ты не рассказала все это Алексу и Лене — пусть разбираются.

— Ага. Да, давай я расскажу весь это бред моего сознания Смерту — вот он посмеется. То что я воспринимаю себя серьезно, отнюдь не значит, что он поступит также.

— Сколько раз, — раздался голос от двери. — Я просил не называть меня так?

Ну почему, ну почему, мне так не везет?! Мы с Ирой обреченным взглядом уставились на дверной проем, в котором картинно подпирал косяк Леонид Петрович. Чтоб его.

— Привет, Леня, — пролепетала сирена.

— Ира, — кивнул он девушке и переключился на меня. — Предупреждаю тебя последний раз. И да, кстати, очень интересная теория.

Я ахнула.

— Ты что, подслушивал?

На что это негодяй даже не поморщился, а только философски пожал плечами.

— Хотел проведать, как твое здоровье и расспросить о несчастном случае, а тут такой интересный разговор. Ты в детстве мечтала стать детективом?

— Ха-ха, — мрачно передразнилась я. — Ночами не спала, читала детективные романы.

Он же меня сейчас с потрохами сожрет. Но, подождите, я же раненая, меня нельзя добивать. Как ни странно, Смерт и не торопился этого делать, только задумчиво осматривал меня медленным тягучим взглядом.

— Как ты себя чувствуешь? — неожиданно сменил тему он. Что это? Порка отменяется?

— Голова болит, — я решила не задираться и не злить его. — Спасибо за беспокойство.

— О чем вы говорили с Арианом?

— Он спрашивал как погиб Вася, как я причастна ко всей этой истории и кто еще об этом знает. Грозился поговорить с Алексом.

— Давно пора, — буркнул Леонид. — а то шастает по нашей территории и баламутит воду. Я так понимаю он рассказал тебе, что ищет?

— Если ты подслушивал под дверью, то знаешь, что да. А вы ничего у Васи не находили? — Я безнадежно попробовала прощупать почву и была почти уверенна, что ответа на свой вопрос не получу, но Смерт ответил. Неожиданно серьезно и, можно надеяться, честно. — Нет. Кристалла у него не было.

— А как его все-таки убили? — решила вставить слово подруга.

— Его отравили. Вот только в его организме был обнаружен и банальный крысиный яд и сложное химическое соединение, на основе вышеупомянутого демонического вещества, которая позволило яду подействовать.

— Зачем такие сложности? — выразила сирена нашу общую мысль.

— Потому что shanue не так просто убить.

— Shanue? — озадачилась девушка.

Ах вот оно что. Это, кстати, достаточно логично. Если их создают для защиты практически самых неуязвимых существ в мире, то shanue действительно трудно убить. И какая ирония — быть убитым тем, что сам и породил. Навевает на мысли о революциях.

Ладно, к делу — наверняка крысиный яд подействовал не сразу, а это значит, что его отравили заранее. Например днем. То есть это вполне могла быть эта крыса-Алиса. Да, она мне не нравится — можно списать это на женскую интуицию, но уж больно часто она в этой истории фигурирует. И, кстати, а что Вася делал на лестнице?

— А что он делал на лестнице? — упс, на меня уставились две пары глаз. Я что, что-то пропустила?

— Кто? Когда? — медленно и членораздельно, как для душевно больной переспросила сирена.

Я закатила глаза — ой, как больно.

— Вася, когда я его нашла? — и требовательно уставилась на Смерта. Тьфу-ты Леню.

— Плановая проверка, ничего сверхсекретного.

Жалко. Свет на ситуацию не пролился.

— А в личных вещах кристалла тоже не было?

Слова Леонида прозвучали очень мягко и очень опасно.

— Нет.

Правильно, мне тоже не нравятся тупые вопросы. Но при мыслях о Васиных вещах в голове начинала крутиться какая-то ассоциация, которую я никак не могла уловить. Была связь. Но какая? Что такого было в Васиных вещах? Вспоминаем — там были был печенье, фонарик, блокнот с Катериной, зажигалка о которую я порезалась! Точно!!! Порезалась — вот где подцепила эту заразу! Но и это было не то, что меня цепляло. Что же там еще было? Думай Миа, думай. Голова уже нещадно болела, но казалось, что я очень близка к разгадке, поэтому я только зажмурилась и старалась не потерять ход мыслей. Зажигалка, буклет, парфюм… Бинго!!! Парфюм странной формы, сиренево-прозрачного цвета, источающий противный, хоть и не такой интенсивный, но все же вполне узнаваемы запах сирени.

Если бы я могла — исполнила бы танец победителей, но увы и ах, в данный момент мои физические возможности были несколько ограниченны, поэтому я довольствовалась безумной и довольной ухмылкой в пол лица.

— Миа, ты в порядке? — с нескрываемым беспокойством спросила Ириша и ухватила меня за руку. Я распахнула глаза и, игнорирую, беспокойство подруги, уставилась на Смерта.

— А в его личных вещах был флакон с туалетной водой?

— Нет.

— Нет? — возопила я. Сколько разочарований может выдержать бедная маленькая секретарша? Вопрос риторический.

— А должен был? — вкрадчиво поинтересовался мужчина.

Подвисла. Каяться в преступных деяниях я пока не собиралась — пришлось изворачиваться.

— По логике кристалл можно спутать с флаконом, а мужчины обычно держат что-то такое на рабочем месте, потому что много потеют, а после работы частенько забегают в какой-нибудь бар… — к концу тирады слова начали застревать в горле под режущим взглядом Леонида.

Демон мягко подвинул Иришу и присел на край кровати, оказавшись в опасной близости от тела (моего).

— С этого момента поподробнее. Что еще было в личных вещах Василия?

— В смысле? — попыталась прикинуться дурочкой, подсознательно понимая, что меня раскусили. Но как же не хотелось признаваться!!!

— Давай не будем играть в эти игры, — проникновенно попросил Смерт. — Когда ты получила доступ к его личным вещам?

Я помялась.

— На следующее утро после его смерти.

— И там был флакон, — мягко продолжал вести допрос мужчина.

— Да, — со вздохом согласилась я. — Сиреневенький, примерно с мою ладонь. А что? Он пропал?

— А что там еще было? Необычного?

— Зажигалка. Старинная, дорогая с острыми краями, — капитулировала я окончательно.

— Последний вопрос, — Смерт придвинулся ко мне почти вплотную, гипнотизируя взглядом и игнорируя возмущенный возглас Иры, который привел меня в себя. Спасибо, подруга. И не должна я вовсе перед ним оправдываться — он мне не начальник. — Разве я не говорил тебе держаться от всего этого подальше?

— Это было уже после того, как я заглянула в личный вещи нашего охранника, — пропела я. — После твоего предупреждения, я честно-честно никуда не лезла, — невинно хлопая глазками, заверила отпрянувшего и недовольного сорвавшейся атакой мужчину. Леонид осознав, что больше никаких признаний и раскаяния ему из меня выжать не удастся, нахмурил брови и перешел к угрозам.

— Миа, где может быть флакон?

— Не знаю! — искренне возмутилась я. Спасибо, что хоть в краже не обвиняет. — Я отдала коробку домовикам, а они ее сразу же запаковали. Что с ней дальше было, я понятия не имею.

— Черт, — ругнулся демон.

— Вообще-то Миа больна и ей нужен покой, — внезапно вмешалась сирена, про которую все забыли. — Поэтому, Леня, может ты оставишь допрос до лучших времен?

Демон смерил девушку непередаваемым взглядом и с сарказмом произнес.

— Конечно, Ириша. Давай подождем пока она поправится и решит поговорить со мной по душам. Ничего, что демоны шастают по нашему городу и ищут украденную у них сыворотку, претендующую на статус научного открытия века, а нашего охранника грохнули в офисе?

— При чем тут Миа? — обиделась за меня подруга.

— Вот и мне хотелось бы знать — причем? — Смерт (у-у-у Смерт проклятый — больную девушку мучать) издевательски уставился на меня.

— Да ни причем я тут! — возмутилась Миа (то есть я). — Я не виновата, что у наших сотрудников нет совести и они играют с лифтами и плохо следят за коробками, что бешеные демоницы лупят по головам и обсыпают порошками правды, что начальники моей фирмы временно сошли с ума и играют со мной в какие-то непонятные игры. И вообще…

— Так, все ясно, — прервал меня этот мерзавец. — Не впадай в истерику. Теперь, когда я знаю про флакон, мы его найдем. О всем остальном у тебя голова болеть не должна. Оставляю тебя отдыхать и поправляться, — внезапно закончил Смерт, резко поднимаясь и направляясь к выходу. С чего это такие одолжения?

— Э-э-э, я не поняла, что это было? — протянула ему вслед Ира.

— У Мии был трудный день, ей надо отдохнуть, — Леня приторно улыбнулся мне через плечо. — Пока.

Я же впала в глубокую задумчивость. Что я такого сказала, что он подорвался, как угорелый?

* * *

Ур-р-ра!!! Меня отпустили домой! Я с наслаждением упала на любимую кровать. Можно сказать — мне крупно повезло. Через пол часа после ухода Смерта, пришел врач, осмотрел меня и выписал домой, с наказом не бегать, не прыгать, всякой фигней не страдать, а лечь и поспать. Завтра на осмотр, а сегодня вечером я предоставлена сама себе! Кайф. Только голова побаливает. Да чего уж там — болит!

Тут же зазвонил телефон. Кому это неймется?

— Алло.

— Где он? — произнесла трубка загробным, но таким знакомым, голосом.

— Кто он? — я не растерялась и быстро нажала на определитель номера. Осталось потянуть время.

— Кристалл, — разъяренно прошипела Алиса, а это была именно она.

— Понятия не имею, — получилось очень ехидно. — А зачем ты меня по голове лупила?

— Хватит придуриваться, лучше отдай его по-хорошему.

— Ты офонарела! С чего ты взяла, что он у меня, — я вполне искренне возмутилась. Еще не хватало, что меня эта ненормальная преследовать начала.

— Ты его нашла.

— Да не находила я твой кристалл!

— Василия… — если бы трубка могла брызгать слюной, мне бы, наверняка, не повезло.

— У него ничего не было. И вообще, у меня нет привычки трогать трупы руками. Так что советую тебе выпить валерьяночки и сдаться. Тебя уже пол города ищет, — тактика времятянутия принесла плоды и на дисплее магфона высветился номер и адрес звонившей. Попалась, коза драная!

— Дура, — завыла трубка. — Лучше отдай по хорошему… — и разговор прервался. Великолепно, она что озверина наглоталась?

Не отвлекаясь на дискомфорт в районе висков — вопли экзальтированной демоницы только добавили неприятных ощущений, и набрала номер Смерта.

— Миа, что случилось? Я сейчас занят, — скороговоркой отбрил меня полудемон. Как ему надо, так ласковый, а как помочь — так «я занят».

— Что значит занят, Ленечка. А как же наше душевное сближение? — промурлыкала я в трубку исключительно приторным голосом.

— Короче, — мужчина был явно не в настроении для шуток. А надо мной подшутить, скотина, всегда любит. Ладно, я действительно по делу.

— Мне звонила Алиса, — невозмутимо отрапортовала я и, не слушая изумленных восклицаний, продиктовала номер и адрес. — Пока, — с наслаждением повесила трубку. Хорошо то как.

* * *

Утро пятницы встретило меня солнцем, головной болью и радостным предчувствием выходных. Последний рабочий день на этой безумной неделе. Ура! Ура! Ура! И, к тому же, что может быть приятнее, чем тот факт, что мне не надо идти на работу? Радужный настрой немного портит то, что вместо этого мне надо идти на осмотр в больницу. И то, что после всех признаний и намеков, этот негодяй Алекс даже не позвонил, чтобы узнать как я. Иногда босс может быть такой свиньей!

От грустных и не очень мыслей меня отвлек стук на кухне — кто-то открывал и закрывал дверцы. Мысленно застонала. Только этого для полного счастья не хватало — вора! Ах верно, неделя же все-таки еще не закончилась. Секундочку, кто-то кипятит мой чайник?

Такого хамства я не стерпела и тихонько, стараясь не морщиться, поднялась с кровати. Взгляд заметался в поисках средства самозащиты. О, отлично — старинный подсвечник из бабушкиного приданного, на который я вешаю цепочки и ожерелья, из чугуна, как раз подойдет. Таким долбанешь — мало не покажется.

Крепко сжимая оружие в руках и настраиваясь на нужный для членовредительства лад, я покралась к кухне, стараясь обходить скрипучие места на паркете. Гадкий ворюга начал бренчать ложками — надеется найти фамильное серебро? И судя по запаху заваривает себе мой любимый вишневый чай — все моя чаша терпения переполнена!!! Открыв рот для устрашающего боевого крика, я выскочила на кухню, занося подсвечник над головой. И, споткнувшись на пороге, подавилась воздухом, в шоке уставившись на вора. Точнее босса. Точнее Алекса, который в гостевых тапочках и переднике готовил бутерброды. Алекс умеет готовить бутерброды?

— Привет, милая, — мужчина окинул застывшую скульптуру «секретарша с подсвечником» лукавым взглядом. — Как спалось?

— Что ты тут делаешь? — отдышавшись я поставила подсвечник на холодильник — рука начала затекать.

— Готовлю завтрак, — объясняя само собой разумеющееся, заявил этот нахал, который даже не поинтересовался вчера не померла ли я в больнице.

— Как ты попал ко мне домой? — в конце фразы голос слегка сорвался, потому что я рассмотрела во что он одет. Домашние джинсы и футболка. — Ты у меня ночевал? Озвученная, кощунственная мысль повисла между нами.

Алекс смерил меня внимательным взглядом и отложив завтрак в сторону, метнулся в мою сторону. Вот же быстрый какой.

— Как ты себя чувствуешь? — не обращая внимание на мое возмущенное бульканье, мужчина обнял меня и приложил ладонь к лицу.

— Отлично, — фыркнула я, как рассерженная кошка. — А теперь отвечай на мои вопросы.

Мой великолепный до зубовного скрежета и неотразимый до заикания босс мягко подул мне в лицо, от чего тут же закружилась голова (слегка) и стали подкашиваться ноги (тоже слегка). Хорошо, что он меня крепко обнимал.

— Я приехал вчера, проведать как ты. Но ты уже спала. Поэтому я не стал тебя будить и переночевал на диване в гостиной.

— Э-э-э, крайне благородно с твоей стороны, — нет, я конечно теряю голову в его присутствии, но я к этому привыкла, поэтому выработался легкий иммунитет. — Стесняюсь спросить, если бы я не спала — где бы ты ночевал?

По хитрому и крайне довольному выражения лица мужчины, я поняла, что это был ожидаемый вопрос и решила не заострять на нем внимание — я еще не здорова для таких потрясений, и перевела тему.

— Как ты попал в квартиру?

Алекс, осторожно подталкивая, усадил меня на угловой диванчик и, с видимым сожалением (я, наверное, никогда к этому не привыкну), вернулся к приготовлению завтрака.

— У тебя на работе лежит запасная связка. Я просто попросил у Иваныча. Ты же знаешь, — подарил он мне ехидную усмешку. — За красивую бутылку, у него можно выпросить почти все.

— И что? — неподдельно изумилась я. — Он так просто отдал тебе ключ от моего дома?

Даже обидно как-то.

— Конечно, не так просто. Перед этим стрес с меня клятву, что я действую исключительно в интересах тебя и твоего здоровья, — Алекс фыркнул. — Он меня практически пятнадцать минут пытал. Но ты же знаешь, — самодовольная ухмылка. — Я могу быть очень убедительным.

Это точно. Я проглотила, готовый сорваться с языка, язвительный ответ. Хотя бы не просто так сдали, а подстраховавшись. Пока я наблюдала за готовящим Алексом, который предоставил мне время на размышление, что-то не давало мне покоя. Мысли крутились вокруг Иваныча. Который знал все и вся в нашей компании, который заведовал домовыми и который — вот оно!!! — я подпрыгнула на месте — коллекционировал интересные сосуды. Вот куда делся флакон! То бишь пресловутый кристалл. И наверняка Смерт, тоже об этом догадался. Я же ему рассказала про флакон.

— Алекс, — от моего вскрика мужчина чуть не уронил нож на пол. — Смерт. Тьфу ты, Леонид нашел кристалл?

— С чего ты взяла, — Алекс внимательно посмотрел на меня.

— Да брось, — ни за что не поверю, что он не в курсе всего. — Не делай вид, что он тебе всего не рассказал.

— Ты имеешь ввиду про твое неуместное и опасное любопытство? — чересчур ласково поинтересовался босс.

— Типа того, — я закатила глаза. — Не надо нотаций. Он ведь рассказал тебе про зажигалку и флакон?

— Как только ты поправишься… — многообещающе начал Алекс. — Да он рассказал мне о твоих откровениях и озарениях. Но кристалл все еще ищут.

— Да ладно, не мог Леонид так ступить. Он такой рысью понесся в офис, что я подумала он разгадал загадку, — не поверила я.

— После вашего разговора он отправился выпытывать подробности у домовых, которые занимались этой коробкой. Но они оба ушли в отпуск, и до конца месяца найти их не представляется возможным. Ты догадалась, где он может находиться? — Алекс присел на корточки и обхватил мое лицо двумя руками. Как хорошо-о-о.

— Да, — самодовольно, но объективно. Уж если даже Смерт не догадался, то я имею полное право собой гордиться.

— Я должен тебя пытать, чтобы получить развернутый ответ, — мягко поинтересовался Алекс, старательно пряча улыбку. Наверняка пытки придумывает, засранец.

— Я еще не совсем здорова, — не могла я не указать на факты. — А кристалл, скорее всего у Иваныча. Домовики дважды запаковывали коробку и не могли не заметить такую интересную бутылочку. К тому же они прекрасно знаю, чем можно торговаться со своим начальством. А флакон не выглядел очень ценным и его бы точно никто в личных вещах не хватился.

Алекс закрыл глаза и прижался лбом к моему.

— Мы идиоты.

— Спорить не буду, — удалось пропеть мне, не смотря на волнительную близость.

— Позвоню Лене, — не отрываясь от меня, босс вытащил из кармана магфон и набрал начальника службы безопасности.

* * *

Нет ничего ужасней и циничней ситуации, когда ты на работе в то время, когда можешь на ней не быть. У меня была более чем уважительная причина прогулять рабочий день. К тому же, босс тоже высказался на эту тему в довольно категорической форме, доносящей мысль о том, что немногими моими обязанностями на сегодня являются сидение или лежание дома, выздоровление и отдых. Я же, как бессмертный рабочий пони[16], все равно во второй половине дня приперлась в офис. Увы.

Не стоит раньше времени подозревать меня в альтруизме и трудоголизме. Нет, все гораздо прозаичней — меня мучило любопытство. Именно сегодня, когда меня тут быть не должно, в компании происходит самое интересное — развязка этого странного дела. Ну как тут усидишь на диване дома? Вопрос риторический.

Пользуясь тем, что Алекс где-то пропадал с Леонидом (предполагаю, что они перетряхивали город в поисках демоницы), в данный момент я болтала с Иванычем, который жалился мне на то, что в одночасье лишился редкого экземпляра из своей коллекции.

— И ты представляешь, врывается ко мне Леня — ну натуральный демон. Глаза горят, волосы развеваются… А я между прочим не молод уже такие потрясения переживать, — отвлекся от главной темы гном. — И как заорет: «где он?». Меня чуть кондратий на месте не хватил.

Я только насмешливо скривилась. Как же, кондратий. Да рядом бомба взорвется, гном даже глазом не моргнет — разве что бородку почешет.

— Я ему: «кто он?» — завхоз увлекся и стал размахивать руками. — А он мне: «кристалл». Я: «какой нафиг кристалл?» А он: «духи, что тебе домовые приволокли…»

Короче пока мы друг друга поняли (читай — проорались), пока я нашел этот чертов… исключительно редкий экземпляр. Который уплыл из моей коллекции по твоей вине, между прочим.

— Не переживай, он все равно ворованный был, — ухмыльнулась я, откидываясь в кресле.

— Злая ты, Мийка, — надулся гном. — Ты мне теперь моральную компенсацию за стресс должна.

— Вот со Сме… С Леонида и спрашивай. Это он тебе стресс устроил, — не поддалась на провокация хитрая и злая я.

— Да уж, — гном заржал, тоже откинувшись на спинку кресла для посетителей. — Твое «Смерт», это что-то с чем-то. Вся фирма перед ним заискивающе на коленка ползает, а Мийка — Смертом величает.

Я ойкнула.

— Откуда ты знаешь?

— Да кто ж не знает, — довольно зажмурился гном, которому наконец-то удалось меня задеть. — В нашей фирме слухи быстро расходятся. Уж он к тебе и так, и этак, а ты его все-равно хаешь.

— Неправда! Во-первых я никогда его так в слух не называла. Во-вторых, у нас с Леонидом крайне ограниченные контакты. И в общем и целом — ему на меня совершенно наплевать, как и на то, как я его называю.

— Ну-ну, блажен кто верует.

— Что ты имеешь ввиду?

— Да я так, ничего, — заюлил гном и тут же засобирался к себе. — У меня там дел еще невпроворот. Так что бывай Мийка.

Последнюю фразу этот засранец пропел уже от двери.

— Стой, что ты имел ввиду? — не собиралась отступать я.

— Что имел, то и введу, — похабно подмигнул мне гном и смылся из кабинета, оставив после себя массу вопросов. Как всегда.

* * *

Почти сразу же после ухода Иваныча, ко мне заглянули маркетологи и занесли презентационные материалы для выставки на следующей неделе. Потом пришлось принять парочку звонков — сволочи, я же болею! Почту я решила не открывать принципиально. И магбук не включать. Лучше побалую себя, любимую. Когда если не сейчас? У меня где-то оставалось шоколадное печенье, если его, конечно, Алекс не нашел и не схомячил. Бинго!

Как бы не так. Насладиться лакомством мне, естественно, не дали. Только я откусила второй кусок, в комнату возбужденным вихрем ворвалась Ириша (просто проходной двор какой-то, а не главный офис крупной межрасовой корпорации).

— Привет, подруга. Офис гудит, как улей перед медосбором. Все обсуждают убийство Васи и таинственный украденный демонический кристалл, как, кстати, и великолепную делегацию демонов, которая после обеда прибудет в нашу скромную обитель. Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, что поинтересовалась, — каюсь-каюсь, сарказм таки пробился. — Здорова, как больная лошадь.

— Не прибедняйся, вид у тебя достаточно цветущий, — отмахнулась сирена. — Ой, а что это у нас тут? Новые презентационные материалы?

Девушка бесцеремонно уселась на край столешницы и начала рыться в коробке, вываливая продукты прямо на мой священный секретарский стол.

— А вот это что? Ой, а это? Омолаживающие порошки? Пена для ванной? Супер! Да у тебя тут целый косметический набор? Это новая линия?

Да, кстати, и косметику мы тоже производим.

Под не очень связные вскрики Иры, я повертела в руках одну из упаковок, теперь уже валяющихся у меня на столе. Интересно, простая картонная упаковка с нашим логотипом в углу (простая только с виду, и вообще, не из картона, а из сверхтонкой, экологичной магматерии), вызывала какие-то смутные ассоциации. Где-то я ее уже недавно видела.

Заглянула в коробку — на самом деле лежали пустые формы для упаковки товара. Мать моя ведьма! Именно такие формы лежали в сейфе племянника Юрия! Вот и еще одно доказательство того, что кафе тесно связанно со всем этим делом.

Мысли заскакали, как бешеные белки. В Васиных вещах лежала упаковка от сэндвича. Сэндвича приготовленного в тот день, когда нам не удалось поесть в «Матрешке», потому что кафе было закрыто. Сэндвича, приготовленном, судя по всему, специально для него. И, какое совпадение, в тот же вечер он умирает от медленно действующего яда. Но зачем племяннику Юрия было его убивать? Какая ему от этого выгода?

А если вспомнить, что я обвиняла в смерти Васи Алису (абсолютно бездоказательно, надо заметить)? Могла ли она все это подстроить? Но зачем? Только чтобы заполучить кристалл, который она и так могла получить?

Стоп, но если Василий прятал его на работе (куда так просто не проникнуть), то в случае его смерти его личные вещи прямиком отправляются по месту его проживания — родственникам. Или девушке, если она есть.

Теоретически все это выглядит достаточно гладко, но ведь нет никаких доказательств. Кроме странного звонка, указывающего на то, что Алиса тоже ищет кристалл и знает, что он был у охранника, ее ничего с Васей не связывает.

Я быстро набрала Алекса. Гудок, второй…

— Слушаю.

— Алекс, это я.

— Миа, перебил меня мужчина. — Почему у меня высветился рабочий номер?

— Э-э-э, потому что я случайно оказалась на работе, — и прерывая недовольный рык Алекса, я зачастила. — Алекс, а вы уже нашли Алису?

— Да, — мужчина выругался. — О твоем злостном нарушении больничного режима, мы еще поговорим. А демоница под стражей.

— А ее обыскивали?

— А что? — провокационно ответил вопросом на вопрос хитрый босс.

Но я не отвлеклась на подначку.

— У нее не находили старинную, инкрустированную золотом зажигалку?

— Допустим, — уже серьезней ответил мужчина.

Вот она, связь. Как я и думала, такую вещицу ни одна демоница не пропустит. И, если остальное, она наверняка уничтожила, то эта забавную штучку оставила для себя.

— Это просто замечательно. Только не пытайтесь ею воспользоваться. Там на колесике (я имела смутное представление о строении зажигалок, но, по-моему, эта хрень так называется) нарезка. Я об нее поцарапалась и подхватила чертов приворот.

Поскольку все уже знают, что я сунула свой любопытный нос в Васину коробку, скрывать эту информацию смысла не имеет.

— Ты уверена?

— На процентов семьдесят.

— Хорошо, — рада что Алекс воспринял меня всерьез. — Мы ее осмотрим.

— Это бы доказало, что она связана с Васей и его смертью?

— Миа, — предупреждающе произнес Алекс.

— Что, Миа? Кстати, может сказать Леониду, что мне кажется, что Васю отравили в «Матрешке» сэндвичем.

— Я ему передам. Поговорим, когда я приеду, — угрожающе заявил этот засранец и, не слушая, дальше, повесил трубку. Р-р-р, как я зол!

— Вы двое, это что-то, — подала голос Ириша, про которую я совсем забыла. — Просто бесплатный цирк.

— Иногда, — ответственно заявила я своей чашке с чаем, не глядя на сирену. — Он меня просто бесит.

Ира мягко засмеялась и покачалась в кресле, не спуская с меня глаз.

— По-моему вы созданы друг для друга.

— Да ладно? — сказать, что она меня удивила, значит ничего не сказать. Я конечно уже почти поверила в возможность наших отношений, но не думала, что подобное сделают остальные.

— Правда-правда. Вы со стороны выглядите, как семейная пара со стажем. — Ира проницательно посмотрела на меня. — И не слушай никого, если тебе начнут говорить, что вы не пара. Он рядом с тобой, совершенно другой — мягче, чутче, что ли. Пока ты не стала у нас работать, он был достаточно резким, одержимым работой и развлечениями плейбоем.

Вот это номер! Просто полька лежа!

— Ты серьезно? — недоверчиво переспросила я, ожидая, что подруга в любую секунду рассмеется и скажет, что пошутила.

— Более чем, — подмигнула сирена, подхватываясь с места. — И, кстати, когда ты у нас не работала, Алекс бывал в главном офисе от силы пять-шесть часов в неделю. Только не говори ему, что я тебе сказала.

— Э-э-э, ладно. Не буду. Эй, — вышла я из ступора. — А ты куда?

Мне очень хочется продолжить эту душещипательную тему. Но, естественно, именно сейчас Ира решила поторопиться.

— Побежала работать, — наконец-то усмехнулась сирена. — Я, в отличие от некоторых, не на больничном. Увидимся на примирительной гулянке.

— Что? — как-то я потеряла нить разговора. — Какой гулянке?

— Наверняка будем отмечать наш новый страстный союз с демонами, не зря же они сюда целую делегацию засылают. Бусь.

И, послав воздушный поцелуй, эта засранка исчезла за дверью. Когда уже я начну понимать, что вокруг меня происходит? Вопрос риторический.

На столе запиликал магфон. Мой личный. Новое сообщение:

Я тут подумал, раз ты достаточно здорова, чтобы сплетничать в офисе, мы могли бы где-нибудь пообедать.

P.S. И даже не вздумай отказываться, Милая Миа.

Алекс

Не успела я прочитать сообщение, как магфон завибрировал у меня в руках. На дисплее высветился Алекс.

— Да, — ответила я, и улыбнулась в трубку своему любимому боссу.

Эпилог

Записки винтика Пн., 20.07.1372

Мийка

Финиш. Не может быть! Наконец-то эта бешеная неделя подошла к концу. Кто бы мог подумать, что за этот короткий, жалкий отрывок времени моя жизнь измениться столь кардинально? Скажу честно, интенсивность событий доставляла определенные неудобства, но награда оказалась более чем стоящей.

Алису поймали прежде чем она успела скрыться из города и, в присутствии демона Ариана, она очень охотно пролила свет на эту запутанную историю (конечно, помогло то, что при ней обнаружили зажигалку из Васиной коробки — Миа молодец!!!). Призналась, можно сказать во всем.

Рассказала, что они с Василием украли синтар и сбежали из империи, а потом Вася устроился работать в нашу фирму, чтобы получить доступ к лабораториям, где он стал разрабатывать сыворотку. Они тестировали ее в нашей бывшей любимой кафешке «Матрешка», добавляя в некоторые напитки (племянник Юрия, кстати, теперь уже тоже в розыске). А Алиса устроилась работать к Катерине, которая оказалась живее всех живых (несмотря на мои смутные подозрения) и слиняла за границу при первых же признаках опасности (это демоница так утверждала — я же думаю, это она ее туда отправила, чтобы та не проболталась). Ее клиентов они тоже обрабатывали синтаром — правда в виде духов. Ириша сможет позлорадствовать — вся безумная популярность этой «танцовщицы» оказалась магически спровоцированной.

Естественно, Алиса утверждала, что зачинщиком был Вася. А она всего лишь невинная жертва обстоятельств. Правда в убийстве Василия, она все-таки призналась, но списала это на акт отчаяния. Мол она хотела все прекратить, а он ее шантажировал и не отпускал (бла-бла-бла, так ей все и поверили). По скептическому лицам Смерта, Алекса и, что самое главное, Ариана было понятно, что от наказания ей никуда не деться.

После выяснения всех обстоятельств Алису под конвоем отправили в демоническую империю, где ее пройдет суд, Васю наконец похоронили, кристалл отдали его исконным владельцам во избежание межрассового конфликта (он кстати был намного меньшего размера, чем мне помнилось — уверена из него выдолбили не мало), а все левые разработки (по наводке Алисы — поэтому однозначно не все) уничтожили. Ха-ха-ха обе стороны показывая акты об уничтожении опасных веществ, старательно пялили честные глаза и делали вид, что не заныкали себе по образцу.

Демоны конечно понимали, что технология уплыла у них из рук, но после того, как один раз ее уже потеряли не переживали так сильно. К слову, Сирий, получивший новую игрушку уже со вчерашнего утра заперся в лаборатории — вестей с полей пока что нет.

Весь вчерашний день (всю его вторую половину) Алекс с Леней провели в переговорах с Арианом и Арашем Сиристидовичем (прям все А-шки, только Леня выпадает), обсуждая сложившуюся ситуацию и, как предполагаю я на базе подслушанных под дверью разговоров (меня в переговорную даже не пригласили — и это после моего вклада в расследования — негодяи!), потенциальное сотрудничество.


Застуканная боссом на рабочем месте, я получила страшный выговор, сопровождающийся угрозами запирания в квартире, привязывания к кровати и последующего наказания (а что, я может совсем даже не против, особенно про кровать). Но поскольку у меня появился новый рычаг давления на начальство (не надо пошлых мыслей), обещанные кары так и остались обещанными, а босс качественно отвлеченный и задобренный мной (поцелуями), смягчился сводил на обещанный обед и позволил присутствовать на неофициальном сабантуйчике, которым решили отметить новое плодотворное сотрудничество на следующий день (судя по всему, в родне у Иры были не только сирены, но и пифии).

Именно поэтому сегодня, в субботу, вместо того, чтобы лежать дома перед телевизором с какой-нибудь няшкой в зубах, Ваша покорная слуга снова сидит на своей обожаемой работе и строчит магблог — а что, надо же наверстать упущенное за неделю (она была столь насыщенной), тем более, празднование начнется здесь, а потом плавно переместится в ресторан?

Но самое главное, о чем я еще не упомянула, это долгожданные и, в тоже время совершенно неожиданные, изменения в моей личной жизни. И пришли они, откуда не ждали. Мой глубокоуважаемый и сексуальный начальник, наконец-то (ха-ха) признался мне в своих чувствах.

Сначала я ужаснулась, но после удара по голове, пришла в себя. Ну и что, что он мне не пара? Ну и что, что он миллионер (кого и когда это останавливало) и плейбой (не вопрос, я его перевоспитаю)? Ну и что, что поиграет и бросит? Между прочим, еще неизвестно кто кого! Что мне мешает наслаждаться этими потрясающими отношениями, раз уж мне так подфартило? Правильно — н и ч е г о!!!

На последнем восклицательном знаке палец подло дрогнул…

— Миа, где мой кофе? — промурлыкал мне босс на ушко, нагло заглядывая в экран через плечо.

И когда только успел подкрасться?! А кофе я опять забыла поставить.

Ну все, я понеслась.

Бусь

Примечания

1

Город Старомир — является столицей Объединенных империй, основанной после Большого Разрыва, явившегося причиной падение человеческой цивилизации (2763 г. от Р.Х.). Большой Разрыв — разрыв материи миров, спровоцированный ядерным оружием, позволил заселить, прежде недоступную Землю, древним магическим расам (демоны, эльфы, драконы, гномы…). С того момента, как люди перестали быть единственной расой населявшей планету, началось новое время исчисление.

2

Золотая десятка — топ десять самых крупных предприятий по разработке магической продукции.

3

Магнет — всемирная система магически-технических объединенных сетей (аналог — интернет); магбук — магически-техническое устройство по обработке информации (аналог — компьютер). После заключения перемирия началось стремительное рзвитие магических технологий — смеси магии, пришедших расс и технологий людей. Полученные приборы заменили и полностью вытеснили старинную технику.

4

Магфон — магически-техническое устройство передающее звук на расстоянии (аналог — телефон).

5

Борцы Альянса — отряд особого назначения объединенной армии трех империй.

6

Магический покров относятся к подвиду магии сирен. По сути на ауру накидывают защитный магический слой, блокирующий магическое влияние из вне.

7

Корпорация «Зонтик» — вымышленная корпорация «зла» под названием «Umbrella» из фильма времен человеческой цивилизации — «Обитель зла», в котором из-за воздействия мощного вируса люди превратились в зомби. Что абсолютно антинаучно, потому что любой школьник знает — зомби можно создать только из мертвых тел.

8

Алиса — героиня из сказки «Приключения Алисы в Стране чудес», автор Льюис Кэрролл.

9

Йога — совокупность различных древних духовных, психических и физических практик.

10

Мистер — принятое в Объединенной империи уважительно обращение к мужчинам. Мистер и мисс (обращение к женщине) используется наравне с господин/госпожа.

11

Дивный народ — бытующее в народе обозначение эльфов.

12

О светлейший — уважительно обращение к эльфам.

13

МОВи — Магически Образованный Вирус

14

Баба Яга — персонаж из детских сказок — страшная старуха, живущая в избушке на курьих ножках в чаще леса, и питающаяся запеченными младенцами (фольклорный элемент).

15

Порошок правды — магический порошок, вызывающий у человека непреодолимое желание говорить и говорить только правду. Часто используется при допросах.

16

Бессмертный пони — из стихотворения, найденного в магнете:

Я люблю свою работу,

Я приду сюда в субботу

И конечно в воскресенье.

Здесь я встречу день рожденье,

Новый год, 8 марта,

Ночевать здесь буду завтра

Плащ-палатка, вещь-мешок,

У супруги будет шок!

Если я не заболею,

Не сорвусь, не озверею,

Здесь я встречу все рассветы,

Все закаты и приветы.

От работы дохнут кони,

Ну а я… БЕССМЕРТНЫЙ ПОНИ!!!


home | my bookshelf | | Нелегкие будни секретарши |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу