Book: Черное и Белое



Рина Кумихо

Черное и Белое

Часть I

Белое

1

Света боязливо окинула взглядом непроглядную темноту огромного поля, что соприкасалось с кромкой леса. Было страшно. Холод проникал под ткань блузки и заставлял вставать дыбом волоски на коже. Мурашки покрыли девушку от пяток до макушки. Но как бы ей не было сейчас страшно, надо было выполнять условия пари, которое она проиграла. Света сглотнула и протянула руку вперед: пальцы ощущали влажность и ветер, что не переставал шуршать листвой леса и травинками поля.

И зачем только Света согласилась на это дурацкое пари: сыграть в настольный футбол со своим братом и его компанией, чтобы доказать, что девчонки ничуть не хуже парней, а даже лучше?!

И что было теперь?

А теперь она стояла в поле в два часа ночи на окраине их города и готовилась выполнить условия пари как проигравшая сторона.

Условия брата и его друзей, что стояли за спиной у девушки, гогоча и не прекращая ни на минуту называть ее «маленькой трусихой», были просты и сложны одновременно: надо было зайти в лес и набрать для них свежей земляники. Но сделать это надо было ночью… в такое время, которого до дрожи боялась сестра Матвея Ракитина – Света Ракитина.

– Чего ждешь? Что за тобой выйдет леший и проводит под фанфары в чащу?! – парни заржали еще громче. – Мы будем ждать тебя у обочины дороги. Идешь или струсила? – подначивал младшую сводную сестру парень. Света была ему родной лишь по отцу, что привел маленькую девочку в их семью, когда Матвею исполнилось всего семь лет. Свете тогда едва исполнилось четыре.

Парень видел как страдала его мать и возненавидел маленькую светловолосую девочку, что так была похожа на маленького белокурого ангела. Но для Матвея Света всегда оставалась дьяволом, который разрушил счастье его семьи. И вот выпал отличный повод расквитаться с сестрой.

– Если испугалась, то так и скажи. Ведь мы не будем долго глумиться над тобой. Я и… Рома тоже. – брат знал о тайной любви сестры к своему другу – Роману Кравскому.

– Я не боюсь. Я сказала, что сделаю это, значит сделаю! – посмотрела искоса на Рому Света. Тот же просто скучал в стороне, ожидая развязки этой истории.

– Тогда, в добрый путь!

– Я буду у машины уже через полчаса с полной корзинкой земляники!

– Как скажешь, – потирал руки довольный Матвей.

Света шагнула в сторону леса. Трава поля зашуршала и заколола ей ноги. Зря она одела этот короткий сарафан, стараясь произвести впечатление на парня своей мечты. Теперь, она мерзла и была искусана мошкарой.

Уже войдя в лес, девушка обернулась, ожидая, что брат и его друзья рассмеются и позовут ее назад, прощая ей пари. Но они этого не сделали. Просто стояли и махали руками, улыбаясь.

– Что ж, я докажу всем: им и себе, что я – не трусиха! Смелее, Ракитина. Все будет хорошо! – сжала руки в кулак и резко взмахнула ими вверх, опустив быстро вниз Света. – Удачи!!!

Девушка пошла в гущу леса, который дремал в темноте ночи.

Страшно было… жуть.

Света шла вперед, стараясь не потерять дорожку назад. Она была уже здесь с родителями и братом: они собирали эту чертову ягоду и знали, где были ее укромные места. Света знала их, надо было лишь отыскать эти земляничные места в темноте. Много времени это не должно было занять.

Кто-то ухнул на вершине ели. Где-то шелохнулась ветка и кто-то прошелестел в высокой траве по направлению к кустарнику. Света вздрогнула и вскрикнула:

– Ой!

Неудачно повернувшись и запутавшись в коряге старого дерева, девушка упала на землю. Резкая боль и перед глазами пронеслись искры.

«Как все неудачно!» – была мысль Светы перед тем, как она отключилась.

* * *

Капли брызнули на лицо Светы. Она открыла глаза и резко поднялась; голова тут же отозвалась снопом искр в глазах и фейерверком боли.

Схватившись за голову, девушка застонала и услышала около себя холодный, спокойный и размеренный мужской голос:

– Очнулась? Не самое удачное место для отдыха, знаешь ли… хотя, кто тебя знает.

Голос был леденящий и пугающий.

Света попыталась сфокусироваться на незнакомце, пытаясь понять: маньяк это или спаситель?

Незнакомец оказался молодым парнем, которому максимум можно было дать двадцать пять или двадцать шесть лет.

Его лицо было худым… очень худым. Скулы обтягивала бледная кожа, которая, казалось, светилась бледновато-желтым светом. Нос был прямым с резкой горбинкой у переносицы. Брови прямые и ярко-черные, словно выведенные грифелем на выбеленном полотне. Темно-каштановые волосы неровными прядями спадали к плечам, обволакивая шею их обладателя.

Он был одет в черный пиджак на голую грудь, рукава были закатаны по локоть. Черные облегающие джинсы были заправлены в огромные армейские берцы, затянутые тугой шнуровкой.

Его худые руки были опутаны всевозможными браслетами с шипами и заклепками, а на пальцах красовалась парочка увесистых перстней с непонятными иероглифами. Символы выглядели устрашающими.

Худосочное тело: ноги, больше смахивающие лишь на подпорки; руки, что казались гибкими плетьми, тонкая шея, которая, казалось, должна была сломаться – все это создавало некую болезненность в парне, но его одеяние навевало мысли о готике и мистике. А если вспомнить, где и в какое время он находился, то все становилось на свои места.

– Кто ты? – огляделась Света, пытаясь подняться. Но боль не дала ей этого сделать. Парень не спешил к ней с помощью, а лишь нахмурился и уселся поудобнее на пне, о корни которого и запнулась девушка.

– Я? А тебе не все равно? Что ты тут забыла в такое время? – в своих руках он вертел странную трость с заостренным концом.

– Гуляла. А что, нельзя?

– И не страшно? – спокойно спросил ее парень, даже не поднимая взгляда на Свету; ее же больше занимала трость в его руках.

– Нет, – соврала ему Света.

– Нет… ты врешь. Ты очень боишься, твое сердце учащенно бьется и ты хочешь оказаться где угодно, но лишь бы подальше от меня. Так? – улыбнулся без улыбки незнакомец. Света ничего на это ему не ответила. Она лишь молча смотрела на него. – Но знаешь, со мной не так опасно как может быть в иных местах. В местах, где страх становится сродни жизни.

– Ты пытаешься напугать меня? – сипло произнесла Света, отползая от странного парня назад. Ноги не слушались, а в голове нещадно шумело.

– Нет. Я не хочу пугать, лишь предупредить. Такой светлой девушке как ты не следует быть в лесу в такое темное неспокойное время.

– Не хочешь пугать, но пугаешь. Кто ты? Как тебя зовут?

– Дан.

– И все? Просто, Дан?

– Да.

– Я… меня зовут…

– Не нужно. Я знаю.

– В смысле? Ты знаешь мое имя?

– Угу, – кивнул Дан. Он царским жестом руки откинул прядь волос с лица лишь двумя пальцами, что сверкнули в лунном свете перстнями. – Знаю. Ты Светлая… Светлана. Верно? – хмыкнул он, словно уточнял.

Но Дан не уточнял. Он говорил уверенно и даже и не думал о возможности провала. Он знал, а не угадывал.

Мороз прошел по коже Светы. Она вздрогнула. Ее руки подогнулись, а язык прилип к небу, мешая ей говорить.

– Кто… кто ты?! Откуда ты меня знаешь?

– Я тебя не знаю. Вижу в первый раз. И знаешь, увидев тебя тут, валяющейся на пожухлой траве вперемешку с прошлогодней листвой, я думал пройти мимо, но кое-что остановило меня…

– И что же?

– Неважно. Скажем так… желание помочь ближнему своему.

– Хорошо. Но тогда, откуда ты так уверенно сказал мое имя?! Ты знаешь меня!!! Кто ты, черт возьми?!

– Не поминай черта так легко. Если его зовут, то он приходит.

Света испугалась не на шутку. Кажется, ее новый знакомый был из тех, кто всерьез увлекался мистикой и верил в переселение душ и загробный мир.

– Не хочешь ли ты сказать, что ты и есть он?!

– Ты так сильно ударилась головой? С чего бы мне так говорить? Нет, я не он. Но я видел его.

– Что?! – к Свете стала подкатывать тошнота. Она сопровождала ее истерику. – Ты же шутишь так, да?

– Желаешь так думать – думай, а вот одна в лес ночью больше не ходи и не ведись на развод со стороны своего обрата. Темные у него мысли есть на твой счет.

– О чем ты? Знаешь Матвея?

– Нет, но вижу его, через тебя. Ты относишься к нему как к брату, а он видит в тебе опасность. Ты для него змея, которую надо извести.

– Замолчи! – закричала Света. Пара дремавших ворон каркнула и взметнулась в небо. Лес стал еще более пугающим.

– Я тебя всего лишь предупредил. Решать тебе.

– А что ты здесь делаешь в такое время?

– Если я скажу, то ты все равно откажешься мне верить. Думаю, что стоит промолчать.

Дан встал и отряхнулся. Помогать Свете он не спешил.

Уже изрядно отойдя от нее, он обернулся и заговорил:

– Уходи из леса. Сейчас же! И постарайся забыть меня.

Света удивленно провожала своего странного нового знакомого. Ей бы помолчать, но она не смогла удержаться и спросила:

– А если я не смогу этого сделать?

– Тогда, – задумался на секунду Дан. – у нас с тобой огромные неприятности. Удачи! – махнул он рукой, звеня своими многочисленными браслетами и напульсниками.

Света поспешила убраться из леса.

Она шла с той скоростью, с которой позволяла ей рана на голове и боль, которая отдавалась при каждом шаге. Света спешила в противоположную сторону от той стороны, куда скрылся Дан. Он ушел в самую чащу, а Света же, наоборот, жаждала выбраться из леса. Ей уже были неважны ни пари, ни Роман, ни брат… Ее мыслями завладел загадочный высокий и худосочный парень со странным именем Дан.

Через десять минут Света вышла в поле, откуда виднелась дорога. На обочине стояла машина брата. Фары были включены. Девушка поспешила им навстречу.

Она едва не упала, когда добралась до «нивы» брата. Парни с ужасом глядели на разодранные коленки, грязный сарафан и растрепанные волосы девушки. Первым опомнился Матвей. В его планы входило напугать сестренку, но не убивать ее. Он был не готов сидеть за ее убийство. Подбежав к Свете, парень подхватил ее и отнес на заднее сидение машины. Все расступились.

– Что с тобой? Что случилось? Почему ты вся грязная?! – пытался получить хотя бы один ответ от сестры Матвей.

– Ты кого-то встретила? Случилось что-то плохое? – спросил Семен – приятель Матвея и Ромы. Сам же Рома вызвался достать аптечку, чтобы обработать раны.

– Все нормально. Я просто упала и все, – отбрыкивалась от них Света. Про нового знакомого из леса она говорить не спешила. Света приподнялась на локтях, желая и вовсе встать на ноги. К тошноте она уже мало-мальски стала привыкать.

– А это еще что такое?! – послышался дикий вопль брата.

Света обернулась назад, туда, куда указывал ее брат. Все ахнули.

На заднем сидении авто отпечатался кровавый след от раны на голове девушки…

Это была пентаграмма!

Ровная, с заостренными концами.

Идеальная симметрия.

Кровавый след был четким, словно кровь сама подтягивалась, пытаясь уместиться в ровные линии.

«Мы должны встретиться еще раз, Дан… Чтобы за этим не произошло. Ты что-то знаешь!» – смотрела с отвращением на свой кровавый знак Света. Матвей уже звонил в «скорую». Шутка обернулась для всех новым поворотом в их жизнях.

2

– Как она, доктор? – волновался отец за Свету. Они с женой стояли у палаты интенсивной терапии.

Когда Матвей вызвал «скорую», то Света еще была в сознании, но потом начала оседать, бледнеть и закрывать глаза. Мальчишки еще сильнее перепугались и к приезду врачей сами были в полуобморочном состоянии.

Света впала в кому в машине «скорой» и до сих пор не приходила в сознание. Врачи не знали, что с ней делать: состояние ее было удовлетворительным и рана была не смертельной, но девочка все никак не приходила в себя.

Марина Алексеевна Ракитина, мать Матвея и мачеха Светы, стояла рядом с мужем и поддерживала его. Ей хотелось помочь чем-то мужу, но он не обращал на нее внимания.

Узнав, что все это проделки его сына, Андрей Владимирович Ракитин и слышать не хотел о нем. Он злился на старшего сына за то, что тот подверг опасности сестру из-за детской обиды. Мужчина подозревал, что Матвей недолюбливает Свету, но открыто парень никогда этого не демонстрировал отцу и тому приходилось смотреть на подколки и мелкие издевки со стороны Матвея в сторону Светы спустя рукава.

И теперь все это вылилось в трагедию. Андрей Владимирович винил во всем себя. Он не уберег дочь, у которой, кроме него и никого, по сути, не осталось.

– Андрей, может ты поедешь домой и отдохнешь? – робко поинтересовалась у него Марина.

– Что? Ты это серьезно сейчас?! Предлагаешь мне отдыхать, когда моя дочь находится на грани жизни и смерти! Ты что несешь, Марина?! – сорвался на нее муж.

– Не кричи на мать! – поднялся со скамьи Матвей. Он сидел на больничной скамье в коридоре и думал о том, что делать.

– А ты, вообще, молчи! Я с тобой сейчас ни разговаривать, ни видеть не могу.

– Не кричи на сына, – завизжала Марина. – Мы приняли ее в наш дом, а она… она портит наши отношения!

– Что?! – Андрей не мог поверить в услышанное.

– То! Идем, сынок, отсюда, – потянула Марина сына за руку. Но Матвей не спешил. Он стоял намертво и не двигался. – Что с тобой?

– Я остаюсь. А вы можете идти, – подошел он к двери реанимации. На его плечах был белый халат, а на ногах синие бахилы.

– Ты хочешь остаться? – не могла поверить в это Марина.

– Да. А вы идите, – отмахнулся от них парень.

– И зачем тебе это, сын? – спросил его отец.

– Я должен быть здесь… с ней. Я виноват и я отвечу за это. Пока она не очнется, я буду рядом, – искренне ответил ему парень. Матвей чувствовал вину, заботу… и что-то еще, чего он не мог понять. Но вот только, когда Света стала оседать и падать ему на руки, то страх сковал тело парня. Он хотел лишь одного, чтобы все это оказалось сном, а Света была здоровой.

Родители все же ушли. Марина уговорила мужа поехать отдохнуть домой на пару часов.

Матвей остался в больнице.

Он не отходил от палаты сестры как бы медсестры не выгоняли его. Он, с помощью отца, выбил себе разрешение остаться на ночь рядом с палатой и спать на скамейке.

И теперь, его глаза смыкались, а рот неустанно зевал.

– Ты должна очнуться, Света. Иначе и не может быть! – засыпал Матвей.

* * *

Света брела по узкой тропе.

Земля была высушенной и потрескавшейся. Солнце нещадно палило и не оставляло шанса для жизни.

Кожа плавилась под обжигающими лучами и покрывалась красными пятнами, что стремились перерасти в огромные волдыри.

Тропа была вырыта и по краям была насыпь из удушающего сухого песка. Сквозь него пытались пробиться растения, но их тут же нещадно испепеляло солнце. Они сгорали, едва появляясь на свет.

Небо было окрашено в багровые тона, смешиваясь с охристыми вкраплениями. Ни единого облачка.

Было пусто, но девушка упорно шла вперед. Света стремилась найти отсюда выход. Как и зачем она сюда попала, девушка не знала. Но ей было страшно.

– Ты здесь… – прошелестел голос в воздухе.

Света остановилась и осмотрелась. Никого не было. Страх становился все ощутимее.

– Ты боишься и это правильно…

– Кто ты?! Где ты?! – закричала девушка. Ответа не последовало.

Света ускорила свой шаг.

– Куда ты пытаешься убежать, Светлана? – насмешливый голос продолжал преследовать ее. – Ты в моих владениях, в моей власти… И никуда не сможешь деться! – Света перешла на бег, стараясь избавиться от этого голоса, что везде настигал ее. Тропа никак не оканчивалась. – Чем быстрее ты спешишь к выходу, тем быстрее ты окажешься в моих объятиях! – смех оглушил девушку. Она остановилась и зажала руками уши. По ее рукам, между пальцами, потекла кровь. Ее кровь.

По щекам Светы текли слезы. Она села на корточки, стараясь защититься от всего, что на нее навалилось.

– Боишься?

– Кто ты?

– Я тот, кто ждет тебя, Светлана.

– Зачем?

– Ты – чистая душа и светишь ярко-ярко…

– Я хочу уйти отсюда! – зажмурилась Света от ужаса. Перед ее глазами стали возникать картины, что не каждый мужчина выдержит.

Из-под земли стали возникать бестелесные существа. В их глазницах отсутствовали глазные яблоки, а руки удлинялись за счет острых когтей-лезвий, которыми они яростно размахивали.

Земля начала сужаться, делая расстояние между монстрами и Светой минимальным. Пауки, змеи, скорпионы, мокрицы и иные твари сопровождали их к жертве. Света отступала назад, пока не услышала за своей спиной шипение: там бурлила жижа грязно-коричневого цвета и из нее постепенно появлялось нечто… непохожее ни на одно существо на свете.

Света завизжала.

– Мне страшно! Прекрати все это!

– Хорошо. Это все может исчезнуть, только не останавливайся и иди вперед! – посоветовал ей голос.

– Правда?

– Да. Иди вперед, не останавливаясь!

– Я хочу выбраться отсюда!

– Выберешься, я обещаю. Только иди!

Света побежала вперед, стараясь не думать о том, что по бокам ее стоят, протягивают свои руки и шипят чудовища – обитатели этого места. И все они, страсть как, мечтали о новой знакомой, желая ее разорвать на куски.

Света бежала, что есть силы. Она не останавливалась.

– Стой! – дернуло ее резко назад.

Света обернулась: ее руку крепко держал Дан. Он был сосредоточен и смотрел сквозь девушку. Его пальцы переплелись с пальцами Светы, кровь девушки окрасила его бледную кожу.



Зрачки его расширились, губы были вытянуты в тонкую струну.

– Темный, ты здесь! – раздался вновь голос.

– Не трогай ее! Она – случайная жертва.

– Ничто в этом мире неслучайно и ты это знаешь как никто другой. Отпусти Светлану и дай ей закончить путь. Ты ведь хочешь выбраться отсюда, верно? – обратился он уже к Свете.

– Да. Пусти меня!

– Нет, не могу. Ты не понимаешь, – посмотрел на нее Дан. – Ты должна бороться с ним. Оставаться здесь как бы страшно это не было. Нельзя идти дальше, там лишь смерть и… ад, – нехотя пояснил ей Дан. Он был таким красивым: его стройное гибкое тело, что было облачено в черные брюки, майку и длинный плащ с развевающими полами, казалось божественным. Он больше не казался Свете болезненно худосочным. Дан был таким, каким должен был быть. Его бледное лицо было искажено маской гнева и обращено оно было к голосу. Света знала, что парень ничего ей не сделает.

– Ты шутишь?!

– Нет, к сожалению. Это не шутка. Не стремись уйти отсюда.

– Что это за место? Почему ты здесь? Почему я тут?! – не могла поверить в это Света.

– Это – переход. Ты должна бороться, чтобы не перейти рубеж. Иначе, ты не сможешь вернуться уже обратно. Не иди на голос, не поддавайся на его уговоры!

– Я не могу. Мне плохо здесь, – взмолилась Света, падая на раскаленную землю. Коленки обожгло и девушка вскрикнула, прикусив язык. Вкус собственной крови заставил ужаснуться Свету.

А вот голос радовался:

– Видишь, темный, она уже практически со мной. Идем, Светлана. Ты ведь хочешь уйти из этого места?

– Да-а-а… – простонала Света. Она устала, ей было жарко, кожа горела под лучами, оставляя вонючий запах. – Отпустите меня, не мучайте!

– Света, не поддавайся. Держи мою руку, не отпускай!

– Почему я должна верить тебе?! – девушка умоляюще взглянула на непоколебимого Дана.

– Я здесь ради тебя. Только ради тебя, – погладил ее по щеке парень. – Выдержи, я прошу тебя! Продержись!

Света кивнула, как бы ей не хотелось отказать ему. Всегда хочется пойти по упрощенному пути, но девушка сжала зубы и заставила себя кивнуть Дану:

– Я продержусь. Я остаюсь здесь! С тобой! – закричала она, что было силы. – Слышишь, – задрала она голову прямо к небу, к палящему солнечному диску. – Я остаюсь здесь! И не пойду никуда! Слышишь меня?!

Ультразвук огласил все вокруг. Дан и Света полетели на землю.

Парень обхватил ее руками, закрывая от падения и ушибов, принимая силу удара на себя. Он прижимал к себе Свету, боясь отпустить и потерять. Он гладил ее по спутавшимся мокрым от жары волосам и шептал лишь одну вещь:

– Не вздумай отказаться и уйти с ним!

Света закрыла глаза, стараясь прогнать весь этот ужас как ночной кошмар, что становится еще страшнее перед рассветом.

* * *

Дан сжимал руку Светы, сидя рядом с ее койкой. Парень казался весьма странным в своем одеянии гота и белым халатом поверх. Рядом, за его спиной, маячил взволнованный Матвей.

Он уже жалел, что пустил этого странного долговязого парня во всем черном к своей сестре.

Дан прибежал рано утром, требуя пропустить его к той, что привезли вчера ночью с раной на голове. Парня проводили к Матвею, решив, что он друг Светы.

Парень сначала не хотел пропускать Дана, но тот сказал, что лишь он сможет помочь сестре. Матвей решился.

– Я пущу тебя к ней, но лишь под моим присмотром.

– Как скажешь, но ты все равно ничего не поймешь. Хотя, я вижу как твоя вина тебя съедает. Зачем ты отправил ее туда? – спросил Дан, подходя к Свете, что лежала на койке, вытянувшись в струну. Девушку опутывали множество тонких проводков, трубочек, что крепились к ее худому телу.

Света казалась мертвенно-бледной; от ее щек отлила краска, словно кровь испарилась из нее.

– Ты ее знаешь?

– Нет. Но знаю, что с ней творится.

– Кто ты? – Матвей боялся, что Дан может причинить еще большую боль Свете, чем уже было. – Как тебя зовут?

– Дан.

Парень не обращал внимания на Матвея у себя позади и что-то шептал губами, наклонившись ко лбу Светы. Она шевельнулась. Это заметил Матвей.

– Она… она…

– Знаю. Но это не то, что ты думаешь. Твоя сестра все еще очень далеко. Отойди и не мешай! – Дан обхватил руку Светы, зажав ее своими, не давая той упасть обратно на простынь.

– Где она? Что ты городишь?! Зря я тебя пустил. Вали отсюда, пока я охрану не позвал! – потребовал от него испуганный Матвей. – Сейчас же!

– Если я уйду, она умрет, – не отрываясь от лица Светы, прошелестел тихим спокойным голосом Дан. Он был сосредоточен и ничего его не могло потревожить. – Уверен, что хочешь увидеть ее смерть? Я могу дать тебе этот шанс…

– Ты больной! – покрутил пальцем у виска Матвей.

– Мне многие так говорили, пока я не стал скрывать свой дар.

– Дар?! Шутишь что ли?!

– Я похож на шутника? – поинтересовался у него Дан. Матвей замолчал.

Света открыла широко глаза. Она не моргала. Не двигалась.

– Она очнулась! – кинулся было к ней Матвей.

– Стой, где стоишь! – крикнул ему Дан. Рука Светы все еще была в его руках. – Не подходи к ней!

Дан наклонился к руке Светы и коснулся ее тыльной стороны лбом, шепча странные слова:

– Пусти меня! Пусти меня! Пусти меня!

Матвей наблюдал за всем этим и постепенно уверялся в том, что, либо он сходит с ума, либо это все происходит в реальности. И первый вариант ему казался более приемлемым и желанным.

3

Света закричала и поднялась с кровати, обрывая все трубки капельницы и проводки мониторов. Боль пронзила руку: игла порезала кожу. Кровь закапала на кафельный холодный пол.

– Света! – кинулся вперед Матвей. Он взял сестру за плечи и стал всматриваться в ее глаза, не веря в происходящее. Дан до сих пор сидел, припав лбом к руке девушки.

– Брат… – не верила в том, что все закончилась, Света. Девушка тяжело дышала и пыталась осознать, что происходит. Она смогла выбраться из того ужасного места и остаться живой. А где же Дан?

Ее рука чувствовала тепло. Ее крепко держали.

Это был он. Дан был рядом с ней. Здесь, с ней.

– Ты?! – не могла поверить в то, что видит Света.

– Ты поранила руку. Не можешь даже очнуться нормально, чтобы не причинить себе боль? – прикоснулся к ее ранке на руке от иглы Дан. – Тебя и вовсе нельзя из дому выпускать. Как ты? – отстранено спросил ее Дан, поднимаясь со стула.

– Я все помню. Ведь, это же не было сном, да?! – кинулась к нему Света, хватаясь за руку Дана.

– Тебе лучше и ты очнулась. Мне больше нечего здесь делать.

Дан спешно направился к двери.

– Стой! Подожди! – пыталась его остановить Света. Ее удерживал лишь Матвей, не давая той спрыгнуть босыми ногами на пол.

– Ты еще слаба, Света. Пусть он уходит. Оставь его! Света, пожалуйста, успокойся!

– Нет. Я должна с ним поговорить…!!!

Но Дана уже не было в палате. Он ушел.

Света смотрела на дверь. Она уже дала себе обещание, что отыщет этого странного молодого человека, который вот уже второй раз оказывался в нужное время и в нужном месте, спасая ее.

«Моя личный ангел-хранитель…» – думала Света о нем, пока Матвей звал в ее палату врачей, чтобы те проверили состояние его сестры. Она очнулась и для парня было сейчас это намного важнее, чем странный молчаливый парень, проводивший непонятные обряды рядом с сестрой.

Свету отправили на всевозможные обследования: УЗИ, кровь, пункции и рентген… Они делали все, чтобы понять состояние Светы и ее внезапное пробуждение. Никто так и не смог найти ответ на это вопрос.

Врачи разводили руками; на вопросы родителей они лишь покачивали головами и пожимали плечами, говоря о том, что это чудо и надо молиться богу за здоровье их дочери.

Марина была счастлива, что ее муж ожил, благодаря Свете. Матвей не покидал на долгое время палату сестры, заваливая ту вкусностями. Он даже попросил прощения у Светы за все, что делал ей с самого детства.

– Прости меня.

– За что? – не поняла тогда его Света. – Ведь, это было пари. Никто меня не заставлял, я сама пошла в этот злосчастный лес.

– Не за это! – понял о чем она Матвей и замотал головой. Глаза Светы округлились. – Ну и за это тоже, конечно. Я про другое…

– Про что же?

Света отставила поднос с больничной едой и прижала к себе одеяло. Она приготовилась слушать брата.

– Я про то, что всегда причинял тебе много неудобств. Прости меня за это. Я не любил тебя и всегда ревновал к тебе нашего отца.

– Я знала это.

– Знала?

– Да, – кивнула Света.

– И что же ты тогда общалась со мной?

– Может, я просто хотела быть рядом с братом, – улыбнулась Света. Ей так хотелось, чтобы Матвей относился к ней также как она к нему. И как бы он не издевался над ней, Света всегда верила, что однажды он поймет ее. Кажется, этот день наступил.

– Свет, я просто не знал…

– Матвей, я поняла тебя. Давай забудем об этом, а? – предложила ему сестра.

– Давай! – с радостью согласился он и обнял Свету. – Теперь, я тебя никуда не отпущу. Ты так напугала всех нас, когда потеряла сознание. Я чуть не лишился жизни, когда врач сообщил нам, что ты впала в кому.

Света замерла.

Слова брата о жизни, ее лишении и смерти, напомнили ей тот кошмар, из которого она едва смогла выбраться. Почему-то, как бы не хотелось думать о том, что это было всего лишь выдумкой, Света понимала, что все было в реальности и помог ей вернуться… Дан.

– Мне нужно его найти…

– Что? Ты о чем? – не расслышал ее Матвей.

– Братик, ты можешь оказать мне одну услугу?

– Говори. Если смогу, то помогу, – напрягся Матвей. Ему было до сих пор страшно за сестру и ее состояние.

– Найди того парня, который приходил ко мне.

– Кого?! Его?!

– Да! Найди Дана. Прошу тебя, Матвей! – Света цепко ухватилась руками за рубашку брата, не собираясь его так просто отпускать.

– Но… подумай, зачем он тебе… я думаю, что…

– Помоги мне его отыскать, прошу!

Матвей не смог отказать. Он согласился, зная лишь имя парня и то, как он выглядит. Искать его ему совсем не хотелось, но обещание, данное сестре, он должен был выполнить.

– Хорошо. Как скажешь. Я найду его тебе.

– Спасибо.

Света откинулась обратно на подушку. Завтра ее должны были выписывать.

День переходил в ночь и Матвей, поцеловав сестру в щеку, покинул палату. Света осталась одна.

Перевернувшись на бок, девушка натянула одеяло до подбородка и закрыла глаза, стараясь расслабиться. Ей это удавалось с каждой новой ночью все сложнее и сложнее.

* * *

Дан остервенело листал страницы старого потрепанного фолианта. Он уже два дня безвылазно сидел в своей небольшой комнате, не желая ни говорить, ни видеть никого вокруг.

Воспитывающая его бабка лишь охала и вздыхала, когда слышала из-за двери очередной отказ от еды.

– Надо же есть, внучек, – ругалась бабушка Лена.

– Надо найти ответы, вот это сейчас важно, ба! – слышала она в ответ.

– Да что там у тебя стряслось?! – не выдержала пожилая женщина.

Дверь отворилась. Парень был на две головы выше старушки и вдвое уже ее в талии. Вместе они смотрелись весьма комично, но нельзя было не отметить их схожесть во взгляде и жестах – они были родственниками.

– Ба, одной девушке грозит опасность. Но я до сих пор не понял, почему именно она. И не могу понять, как бы не искал ответ! – запустил пальцы в волосы, взъерошив их, Дан.

Сделав беспорядок на своей голове, парень прошел обратно в комнату и уселся перед раскрытой книгой. Бабушка спешила следом за внуком.

Увидев то, что так старательно изучал ее внук, бабка ужаснулась. Она так надеялась, что наследие их семьи обойдет парня стороной и он никогда не окунется в этот водоворот опасностей.

– Где ты это взял? – холодея, взяла она в руки книгу.

– Ты знаешь, что тут? Она знакома тебе? – удивился не меньше ее Дан. Он никогда не думал, что его бабуля может быть знакома с темной силой.

– Знаю я, про что тут рассказ ведется. А ты откуда взял сей предмет? – потребовала от него бабушка.

Дан замолчал.

Он отыскал эту книгу еще пару лет назад в доме своей умершей тетки, младшей дочери бабки и сестры своей матери. Она лежала между старых книг, что должны были отдать в библиотеки.

Он тайно принес фолиант домой и еще больше погрузился в тайны своей семьи.

Мальчик с детства рос среди мистических рассказов о потустороннем мире, о выборе между светлой и темной стороной, чистых душах и охотников за ними – демонов – посланников ада.

Его мать была прямым потомком линии темных магов, что делают свой выбор, принимая дар и соглашаясь на цену за него. Мать не вынесла того, что могла видеть души умерших, адские муки и страшные картины мира, которые ведомы лишь избранным. Среди них был и ее сын – Даниил, что впоследствии сменил имя на более короткое – Дан.

Мать маленького Дана повесилась, оставив сына слепым котенком в мире тьмы.

Если бы не тетка Василиса, дорога бы парню была уготована одна – в психушку. Но женщина спасла маленького испуганного мальчика, который чурался всех подряд, видя за их спинами умерших родственников-хранителей.

Поначалу, маленький Даниил говорил всем подряд их будущее, прошлое, пытаясь предотвратить трагедии. Но когда на него постоянно косились и крутили пальцем у виска, то мальчик постепенно замыкался в себе.

Дан отрастил длинные волосы, покрасил их в черных цвет, сменил гардероб на мрачные тона и завязал дружбу с теми, кто веровал в то, что видел парень.

Он знал, что те, с кем он общается, мало что понимают в этом деле, но, по крайней мере, Дан чувствовал себя среди них своим, а не чужаком.

Они часто уходили в лес, который был на окраине их города и затевали там сборища, что были похожи на шабаши. А Дан же тем временем просто питался энергией тьмы, которая царила, правила этими местами и выходила из своего укрытия лишь с наступлением сумерек.

Тетка Вася видела все метаморфозы с мальчиком и направила его по нужному пути, поведав историю о вечном противостоянии добра и зла, тьмы и света.

– Есть люди на земле, у которых чистая душа. Души ищут защиты у людей, они прячутся в них от демонов, которые хотят питаться от их нескончаемого сияния. – рассказывала как сказку тетя своему племяннику, когда тот оставался у нее ночевать.

– А что, разве не у всех людей есть души?

– Не у всех… но у многих. Но и у тех, у кого есть душа, может и не быть чистым. Есть высшие души, которые не имеют пятен грехов, даже малейших прегрешений. Вот за такими и охотится тьма, посылая своих приспешников – демонов.

– А у тебя какая душа?

– Самая обычная – человеческая, – кивала в тот момент тетка и гладила волосы Дана, укладывая его себе на коленки. Он до конца ее жизни любил засыпать так, поджав под себя ноги и свернувшись калачиком.

– А у меня?

– Мы другие.

– Мы плохие? – спросил ее тогда Дан, боясь услышать положительный ответ.

– Нельзя сказать определенно. Но ты можешь выбирать, кто ты: добрый или плохой.

– Но ты же сама говорила, что наша сила от тьмы и поэтому мы можем видеть исчадие ада, смерть и неприкаянные души.

– Неважно, от кого тебе дана сила. Важно лишь, готов ли ты платить за нее цену, используя ее во благо, или же выбрать простой путь – приносить тьме жертвы и не отдавать ничего своего взамен. И что же ты выбираешь, мой дорогой племянник? – потрепала тогда его тетя Вася за щеку.

– Добро, конечно же!

– Я рада за тебя, мой дорогой. Очень рада, – была довольна тетка.

Но потом ее не стало. В один миг. Раз и нет больше той, кто была опорой и поддержкой для Даниила. Вот тогда Дан и сменил свое имя, навсегда распрощавшись с прошлым. Он не хотел оставлять себе никаких нитей, за которые бы можно было ухватиться.

«Такие, как я, в этом мире одиночки. И мы не можем… не имеем права подвергать жизнь близких нам людей опасности!» – поставил для себя стену отчуждения от всех людей Дан.

С бабкой, с которой он жил после смерти матери, он мало общался и теперь, смотрел на нее удивленными глазами. Бабушка, оказывается, была тоже в курсе.

– Ты знаешь, что там описано? – переспросил внук, усаживаясь обратно на стул.

– Знаю, – со вздохом призналась бабушка. – знаю, Дан. К сожалению, я знаю. Что случилось? Расскажи мне все и ничего не утаивай от меня.

– Ба, помнишь, я уходил в ночь в лес?

– С друзьями в поход с ночевкой? – не поняла его бабушка.

– Ну да… в поход… но не с друзьями. Я был там один… в лесу.

– Зачем?

– Хотел понять, что за сны мне снились последние три месяца. Я просто не выдержал и пошел туда, где всегда находил ответы.

– И? – похолодела от ужаса старуха. Она уже начинала подозревать о сути проблемы. Пусть она и отказалась от своей силы, когда ее дочь свела счеты с жизнью, но знания от этого не забылись. Такое никогда не забывается.

– Я пришел туда и услышал шум.

– Шум?

– Верно. Шум, что создают демоны, окружающие свою жертву. Я видел их… они спускались со всех сторон к одному лишь месту. И там я обнаружил девушку, что лежала, распластавшись, на земле. К ней уже подбирались приспешники ада. Кровь жертвы манила их.

– И? – едва смогла произнести старушка.

– А что? Я отогнал их, заставив вернуться туда, откуда они появились. Но не знал, что за нее взялись основательно и оставили метку, чтобы сам Хозяин отыскал ее и привел к переходу.

– Она перешла его?!

– Нет, я помешал ей. Едва успел. Я слышал зов ее души, она разбудила меня ночью и заставила прийти на помощь. Я не мог отказаться.



Бабушка накапала себе пару капель успокоительного и залпом выпила.

А Дан все говорил и говорил, не замечая этого:

– На ней метка. Они знают о чистоте ее души. Они вновь придут за ней и я не уверен, что смогу им помешать забрать ее.

Парень замолчал. Он выдохся, рассказывая, и теперь жадно глотал воздух, втягивая его шумно носом. Бабушка пролистала фолиант и указала на мелкую подпись на последней странице:

– Прочитай! – велела она внуку.

Дан наклонился над страницей и прочитал вслух:

– Если душу невозможно уберечь, то необходимо дать ей выбор: тьма или свет. Нужно, чтобы душа сама выбрала свой путь… – гласила надпись.

Дан удивленно посмотрел на свою бабушку.

– Что ты этим хочешь сказать?

– А только то, что если хочешь спасти эту девушку, то будь с ней рядом. Открой ей то, что нужно знать для ее защиты, и то, что знаешь ты. Помоги ей справиться с тем, что ее ожидает. Это все, чем ты можешь ей помочь.

– Получается, что я должен быть с ней всегда рядом?

– Не всегда. Пока она не сделает свой выбор.

– И каков он будет? – не знал, что ему делать Дан.

– Этого не знаю ни я, ни ты.

Дан застонал и закрылся книгой. Бабушке было жаль внука, но больше ничем помочь она ему не могла. Он вступил в битву, которой не было окончания. Ему предстояло выдержать это испытание и защитить чистую душу.

4

Света сидела уже второй день дома. Ее выписали из больницы, но прописали постельный режим еще в течении недели. Отец, брат и даже Марина выполняли его безукоризненно, заставляя девушку оставаться в постели и не делать лишних движений.

О Дане Матвей молчал или просто отговаривался, переводя разговор на другие темы.

Голову все еще саднило. Ссадина была огромной и вокруг нее образовалась гематома.

Встав с кровати, Света подошла к зеркалу. Изловчившись, девушка смогла с помощью двух зеркал рассмотреть то, что у нее красовалась сзади.

Идеальная пентаграмма была чуть ниже темечка и въелась, словно татуировка под кожей.

– Что же это? Что со мной происходит?

«Ты знаешь… чувствуешь, а отвергаешь истину своей сущности…».

Этот голос, знакомый и такой пугающий. Света зажала ладонями уши и присела на корточки.

– Нет! Нет, это лишь мои фантазии! Всего лишь бред!!! – пыталась уверить она себя.

«И это тоже?».

Руки Светы были в крови. Она стекала тягучими красными каплями с пальцев, падая на пол.

Девушка завизжала. От страха она упала и спина почувствовала холодную стену.

В комнату ворвались отец с братом.

– Света, что с тобой?!

– Дочка! – увидел дочь на полу в полуобморочном состоянии.

– Папа! Брат! Уберите это от меня, уберите!!! – не могла успокоиться Света, видя то, чего не видят другие. По ее ногам уже ползли жуткие гады.

– Сестренка! Опомнись, что ты говоришь! Светлана! – тормошил ее Матвей, пытаясь привести в чувство.

Отец осел, сползая по стенке. Он схватился за голову: он боялся, что его любимая девочка помутилась рассудком.

Света зажмурилась и вновь открыла глаза.

Ничего не было: ни крови, ни гадов – ничего.

– Матвей! – кинулась она в объятия родного и любимого человека. Парень с силой прижал ее к себе, убаюкивая. – Матвей, я видела такое… такое на своих руках… мои руки, они были…

– Все, успокойся. Все, все прошло. Хватит, – убаюкивал ее брат.

Отец не мог поверить в увиденное.

Постепенно Света успокоилась. Отец поспешил за валерьянкой, а Матвей пытался понять то, что видел.

– Свет, скажи мне, что ты видела на своих руках?

– Кровь. Кровь… ее было очень много. Я словно купала руки в ней, – призналась ему сестра. – Ты же мне поможешь?! Я боюсь сойти с ума!

– Что случилось? – брат хотел защитить сестру. Он словно помешался на этом, виня себя за случай в лесу.

– Мне снятся кошмары, я слышу голоса… и теперь, это! Я боюсь! Я очень боюсь… себя!

– Чем я могу тебе помочь? Скажи мне!

– Найди Дана, умоляю тебя! – простерла к нему руки сестра. Матвей передернулся.

Он уже давно разузнал об этом малоразговорчивом и нелюдимом парне.

Дан или Даниил Мелехов – двадцатитрехлетний парень, недавно закончивший театральный ВУЗ города. Нигде не работал, общался со странными подростками, которые возомнили себя знающими о потустороннем мире. Одевался как гот и не раз попадал в поле зрения правоохранительных органов за прогулки в ночное время на кладбищах.

Малоприятный тип.

Матвей ни каким образом не желал, чтобы этот тип еще раз возник в жизни его сестры. Он мог причинить ей лишь боль.

Но Света знала лишь одно: то, что с ней происходило – было страшной реальностью, а единственный ее знакомый, кто знал что-то об этом и мог помочь был Дан.

– Матвей, я тебя умоляю, найди его! Обещай!

– Хорошо, я приведу его к тебе. Ты только не расстраивайся, все будет хорошо, – не выпускал из своих рук Свету, Матвей, укачивая ее. Они так и сидели еще какое-то время на полу. Девушка уснула. Ее просто вырубило как перегоревшую лампочку.

Матвей осторожно поднял сестру на руки и уложил на кровать, укрыв пледом.

Выйдя в коридор, он наткнулся на отца. Тот ждал сына.

– Как она?

– Нормально. Спит. А ты чего?

– Что с ней? Я боюсь за Свету, она очень сильно изменилась после… – мужчина замолчал. Ему не хотелось упоминать то, в чем был замешан Матвей.

– Договаривай, раз начал. После того, как я отправил ее в лес и она получила травму. Я знаю, что это моя вина. И поверь, я сделаю все, чтобы помочь сестре.

Матвей уже натягивал куртку и шнуровал свои кроссовки.

– Куда ты?

– За тем, кто сможет помочь сестре!

– И кто это?

– Поверь, тебе лучше не знать его! – исчез за массивной железной дверью парень. Ему нужно было поторопиться. Парень очень хотел успеть вернуться до того как проснется Света.

* * *

Дан задумчиво шел со стороны проспекта, приближаясь к своему дому. Он уже успел преодолеть половину своего двора как почувствовал чей-то настороженный взгляд. Во дворе было пусто, лишь выделялась детская площадка с огромным игровым домиком. Вот оттуда и исходила враждебность.

«Кто же меня так ненавидит?».

Дан молча посмотрел в ту сторону, постоял с минуту и вновь повернулся к своему подъезду. В его пакетах были продукты вперемешку с лекарствами для бабули.

– Эй, ты! Стой! – окликнул его кто-то.

«Вот ты и проявился. Не удержался.» – промелькнуло в голове у Дана, когда он оборачивался.

Перед ним стоял тот парень, что так неустанно дежурил у больничной койки Светланы.

«Кажется, брат…» – пытался вспомнить Дан, глядя на лощенного красавчика. Парень был высок. Но Дан все-таки обгонял его на пол головы. А вот в плечах брат Светы явно преуспел: накаченные руки, широкая грудь – все это выдавало в нем частого посетителя спортивного зала. Короткая стрижка, пшеничного цвета волосы и дорогая одежда с яркими аксессуарами – любитель девушек и их любимец.

– Ты, Дан?

– Ты сам знаешь, что да. Зачем спрашиваешь? – прищурился парень и посмотрел искоса на Матвея. Тому это явно не нравилось; Матвей поежился и принял защитную стойку, выставив грудь колесом, а на ней скрестив руки.

– Ты мне нужен.

– Я? Тебе? Парень, извини, но я не по этим делам.

– Не смешно! – схватил Дана за грудки Матвей. – Я с тобой не шучу. На кону стоит жизнь моей сестры!

– Твоя сестра?! А что же ты забыл об этом, когда отправил ее одну в лес ночью? Тоже заботился о ее жизни?! – зашипел Дан. Ему очень хотелось показать то, что испытала Света. Все это случилось из-за него. И Дан хотел отомстить ему. Очень хотел.

Матвей замер. Руки так и застыли на рубашке Дана.

– Пусти! – стряхнул их с себя парень. – Чего замолчал?

Матвей сел на лавку, сколоченную из досок и поставленную у подъезда. Он опустил взгляд и смотрел перед собой, ничего не говоря.

– Я должен ей помочь. Ей очень плохо! Помоги ей, она зовет тебя. Я должен привести тебя, чтобы помочь Свете… должен.

– А если я откажусь, насильно потащишь? – сел рядом с ним Дан. Он знал, что согласится, но не хотел облегчать раскаяние парню.

– Да! Я виноват! – сорвался Матвей. Его нервы были на пределе. – Верно! Все правильно говоришь: я виновен в том, что творится со Светкой! Но что мне теперь делать? Я не могу отмотать назад время и изменить ход событий! Если бы я мог, то… А-а-а…!!! – махнул рукой Матвей и опустил голову, закрыв ее руками.

Дан молчал. Он чувствовал как мечется парень, как сильна его боль и вина, что требует раскаяния и расплаты. Его цвет ауры менялся со скоростью света: от сожаления до ненависти к себе.

– Помоги, – простонал Матвей. – пожалуйста… ради нее.

– Не ради тебя?

– Что ты хочешь, чтобы я сделал?! Я сделаю! Только, согласись помочь ей. Ты же знаешь то, что происходит с сестрой! Верно?! Верно же?! – повернувшись, потребовал ответа от Дана Матвей.

Тот молчал.

– Ты еще больший подонок, чем я, – встал и пошел от дома парень. – Я может и натворил глупостей, но знаю это и признаю вину. А ты… ты тот, кто не пакостит в открытую, но и без этого людям делается больно.

Дан закрыл глаза; Матвей словно прочитал его душу.

– Постой! – окликнул он парня. Тот остановился, но идти назад не спешил. – Идем ко мне, все расскажешь обстоятельно.

– Света сейчас спит, я пообещал себе, что вернусь до ее пробуждения… с тобой.

– Но ты же пообещал себе, а не ей. А это обещание нарушить проще простого. Идем, – вошел уже в подъезд Дан.

У Матвея просто не оставалось выбора. Он последовал за парнем.

* * *

Дан сидел за столом и вертел свою полупустую кружку с чаем. В нем плавали редкие чаинки и образовывали неровный полукруг.

Напротив него сидел Матвей. Его взгляд постоянно бегал из стороны в сторону, парень поглядывал на часы.

– И часто с ней такое происходит? – спросил его наконец-то Дан. Матвей уже все рассказал о том, что творилось со Светой. От каждого слова, от воспоминания об этом, Матвея передергивало и подбрасывало на месте.

– Не часто. Но если такое случается, то она долго не может придти в себя. Она кричит о том, что ее руки в крови, что она отбивается от мерзких гадов, что ползут к ней и голос…

– Голос? – напрягся сам Дан. Он догадывался о чем говорит Матвей, какой голос тревожит Светлану.

– Да, голос. Она говорит, что слышит его. Постоянно пытается доказать это, даже, когда я рядом с ней. Но я ничего не слышу! – в отчаянии заламывал себе руки он.

– Я понял. Скажи, а почему ты вдруг резко изменил отношение к сестре?

Матвей подошел к окну, что выходило во двор. День подходил к концу, мамочки вышли на прогулку со своими малышами, а седовласые бабушки уселись на лавочки у подъезда и принялись обсуждать последние сплетни, содержание серий сериала и жаловаться на маленькие пенсии.

Жизнь не останавливалась лишь потому, что где-то, в одной семье происходило несчастье.

Жизнь никого не щадит и уж тем более не ждет, она спешит вперед.

И если кто-то не успевает за ней, то она безжалостно прощается с ним.

– У меня одна сестра. Кроме родителей, у меня никого нет. И когда, я едва ее не потерял… то понял, что… что не смогу сделать ей больно… даже в шутку или из-за детской обиды… Я засуну все обиды далеко-далеко, лишь бы искупить перед ней свою вину. Ты не знаешь, но я с детства обижал ее.

– Догадываюсь. Но твоя сестра сохранила свет… свет, который хотят забрать. Ты веришь в ад и рай? – напрямую спросил его Дан. Ему нужно было знать, станет ли этот парень помощником ему в нелегком деле оберега Светланы от тьмы.

– Что? Ты шутишь? Я знал, что ты ненормальный, но не настолько же…

– Я не шучу.

Матвей вгляделся в лицо Дану, надеясь увидеть там подтверждение своим словам. Но не находил их. Он говорил вполне серьезно.

– Ты не шутишь!

– К сожалению, нет. Есть два мира: наш и тот, что существует за переходом. Он делится на рай и ад, на теплоту и адскую жару, на день и ночь. Можно долго говорить о нем, но вкратце, суть выглядит так, что в некоторых из нас как в сосудах прячутся чистые невинные души от цепких лап демонов. Они могут увидеть их лишь в ночное время, когда тело носителя находится на их территории и… по запаху крови. Вот тогда они ставят метку и…

– Метка! Точно! Неужели, та пятиконечная идеально ровная звезда – это…

– Да. Ты догадлив, несмотря на твою тупость, – отхлебнул из своей чашки Дан.

– Ты! – подлетел к нему тут же Матвей.

– Дослушаешь или вмажешь мне по лицу?

– Говори, – разрешил ему он и сел обратно на табуретку.

– Спасибо. Так вот, ты умудрился отправить свою сестру прямо в логово тьмы, где находится очаг их неисчерпаемой энергии – лес. Она запнулась и разбила голову, пустив свою сладкую для демонов кровь. И они едва не забрали ее, если бы я не оказался той ночью там. Я успел и…

– Погоди, а что ты делал там ночью, если ты говоришь, что то место – это скопление темной энергии? А?! Не хочешь рассказать? Кто ты? Маг? Колдун? Или просто псих?! – эта информация не хотела помещаться в голове у Матвея.

– Для всех по-разному. Но ты верно догадался, я черпаю силу из тьмы. Я не хороший. Далеко не хороший. Я обычный.

– Кто бы ты не был, ты точно не обычный!

– Как знаешь. Ладно, об этом мы можем поспорить в другой раз. А сейчас скажи: ты поможешь мне?

– В чем? Что я должен буду делать?

– Пока не знаю, но понадобиться может разная помощь… твоя сестра может стать… если мы не справимся, то она станет…

– Кем? – потерял от волнения голос Матвей и просипел так как мог.

– Тем, кто сможет убивать.

Матвей лишь безмолвно открыл и закрыл свой рот. Сказать ему было нечего.

А вот Дан кое-что добавил:

– Просто, ты попытайся понять меня, Матвей, что есть души у таких как мы, которые дают нам выбор. И мы выбираем, несем за этот выбор ответственность. А есть чистые души, которые как малые дети прячутся за своими «сосудами» – людьми, что сохраняют невинность, доброту, несмотря на зло и несправедливость, что царит в нашем мире. Их мало, но они есть. И за ними ведется охота. Силы тьмы переманивают их на свою сторону. Если им это удается, то изначальная чистота обращается тьмой. И все, наступает армагедон!

– Весело, – почесал затылок Матвей. Он был ошарашен и не знал, что сказать.

– Не совсем.

– И как же тьме удастся переманить Свету на сторону зла? Она самый добрый, наивный и отзывчивый человечек, которого я когда-либо знал в своей жизни… и… Ё-моё! – понял он, что за описание дал своей сестре.

– Дошло? Это именно то, о чем я говорил. А переманить они ее могут лишь двумя способами: когда она будет в бессознательном состоянии как это случилось при травме – ее нужно оберегать от этого. И второй вариант, когда девушка причинит вред здоровью другому человеку по собственному желанию.

– Как это?

– Захочет. Месть ли это будет или желание восстановить справедливость… что угодно. Тогда нам придется очень сложно.

– И чем я могу помочь?

– Быть рядом с сестрой, помогать мне, – предложил Дан Матвею.

– Я согласен. Я сделаю все, чтобы помочь сестре.

– Отлично, идем, – поднялся со стула Дан и направился в прихожую за своей кожаной курткой. Ее цвет Матвея нисколько не удивил – черная, как и все, что было на Дане.

– Постой, – Дан замер. – скажи, а как это долго будет продолжаться? Сколько Свете будет угрожать опасность?

– Столько, сколько потребуется времени. Пока Света не осознает свою мощь и не решит какой же путь она выберет.

– И что, она может выбрать противоположную сторону?

– Смотря, что ты для себя считаешь противоположной.

– Ха-ха-ха…

Парни вышли из квартиры. Решения были приняты и оставалось лишь выдержать предстоящую битву.

5

Света вновь видела ужасные картинки своего сна. Новый кошмар мало чем отличался от предыдущих. Только теперь девушка стояла посреди пустого железобетонного короба и вокруг нее тут и там стояли дети, молодые девушки, старики, которые медленно умирали на ее глазах – их истязали ужасающие твари. Свету мутило, ее тело содрогалась от страха. В ее руках был огромный нож и этот голос, что не отпускал ее ни на минуту: «Защити их – убей тварей!».

– Я не могу… не смогу причинить им боль!

– Они же могут причинить вред другим… смотри как они страдают, пока ты решаешь… они умирают по твоей вине… – шептал дьявольский голос.

– Не надо… – простонала, выбитая из сил, Светлана.

– Я лишь хочу тебе помочь, Светлана…

– Нет… я… не…

– Свет! Света!!! Проснись же! – кто-то тормошил ее за плечи, пытаясь разбудить. Это был Матвей.

Девушка металась у себя в постели, все мокрая от холодного пота, что покрывал ее тело с головы до ног.

Постель сбилась в один большой комок и теперь покоилась бугром под спиной у Светы. Подушка отлетела на пол. Ей снился кошмар, она хваталась руками за матрац, впиваясь ногтями в ткань.

– Проснись! – едва ли не поднял ее на ноги брат. Но Света словно не слышала его. Ее глаза быстро ходили под закрытыми веками.

– Отойди, – оттеснил его Дан, что зашел в комнату.

– Что с ней? Скажи, что происходит?!

– Она сейчас не в себе. Отойди подальше и не пытайся звать на помощь! – приказал строго Дан.

Сам же парень резко опустил девушку на кровать, прижимая ее голову к матрацу. Руки Дана обхватили голову, прижимая уши.

– Света, слушай меня, а не его! Услышь меня, а не его! – пытался дозваться до нее он. Его руки тряслись, а под кожей отчетливо проступили вены.

– Помоги ей! – шептал разбитый морально Матвей. Он прислонился к стенке и лишь пытался не дергаться в сторону.

– Не мешай! – рыкнул на него Дан. – Светлана, услышь меня. Не слушай его, он врет тебе! Не верь ему, не верь! – молил парень. Света замерла. Она затихла и часто задышала.

«Ты поплатишься за свою беспечность, темный… Одумайся и поступи как истинный черный маг! Не мешай мне…!!!» – услышал у себя в голове шипящий голос, который был похож на бурлившее варево на костре.

«Не трогай ее! Я не дам тебе ее заполучить!» – ответил ему мысленно Дан.

«Ты объявляешь мне войну, темный?!».

«А ты сам подумай! Я знаю тебя, ты для меня не страх и не ужас, а лишь тварь, что питается болью и страданиями! Я смогу противостоять тебе!».

«А она?!» – было последнее, что услышал Дан. Голос был насмешлив, уверен и высокомерен.

После этого наступило молчание. Света обмякла в руках парня; с трудом, она открыла глаза и уставилась на Дана. Тот улыбнулся и подмигнул ей:

– Как спалось?

– Ты?! – не могла поверить в то, что все это правда, Света.

– Я. Ведь ты звала меня, вот я и здесь. Рада?

– Скажи мне, что со мной происходит! – резко поднялась девушка и едва не столкнулась нос к носу с Даном. Между ними оставался лишь сантиметр расстояния. Дан от такой резкой смены дислокации немного растерялся. Он не привык к тому, что девушки были рядом с ним тогда, когда он был к этому не готов. Да еще и такой напор!

– Может ты успокоишься и переоденешься в сухое, – отвел глаза он от мокрой ночной рубашки Светы. Матвей тут же поспешил к шкафу, доставая сухую одежду.

– Верно, Свет. Вот, возьми и переоденься. Еще тебе бы не помешало принять душ и выпить горячего ромашкового чаю.

– Со мной все в порядке… пока… пока, этот голос отступил. Ты его прогоняешь, – повернулась она к Дану, не стесняясь своего тела, что обрисовывала мокрая ткань, прилипшая к нему. Дан поперхнулся, когда руки Светы обхватили его и заставили посмотреть на нее.

– Что ты от меня хочешь услышать?

– Что со мной происходит. Вот, что я хочу слышать от тебя!

Дан в упор смотрел на эту маленькую, совсем еще несмышленую и юную девочку, которая попалась в лапы силам тьмы и теперь за нее ведется борьба. Что ей сказать? Правду сказать или соврать, чтобы успокоить?!

Матвей, который все это время наблюдал за ними, тихо подошел и проговорил:

– Скажи ей.

– А ты уверен? – посмотрел на него парень.

– Да.

– О чем вы? Скажите мне, я имею право знать, что со мной происходит и что это за голос, который преследует меня уже больше двух недель! Не молчите! – заплакала Света, упав обратно на постель.

Встав с кровати Светы, Дан смотрел перед собой. Он все еще боролся с сомнением: говорить ли ей? Но если она будет в неведении, то тьме будет легче склонить ее на свою сторону.

Парень решился.

– За тобой охотятся силы тьмы, а голос – это дьявол, что пытается переманить твою душу к себе на службу. Что теперь скажешь?

Света раскрыла рот в удивлении и замолчала. Она так хотела, чтобы ее догадки обо все этом оставались лишь догадками. Но этого не произошло.

– Я так и знала, что все это неспроста.

– О чем ты? – спросил ее брат.

– Об этом! – повернулась Света, убрав волосы в сторону, показывая метку. – Такие раны появляются неспроста. Я боялась себе в этом признаться… просто, боялась и не хотела замечать очевидного. Я надеялась, что когда ты появишься, – взяла она за руку Дана. Его тонкие пальцы переплелись с ее и сжали их. – то скажешь, что все это я придумала и есть другое, нормальное объяснение.

– Но его, к сожалению, нет. Прости, что не оправдал твоих надежд, – честно признался ей Дан. Как бы ему тоже хотелось сказать, что все это выдумки и сказки, но он не мог.

Света молча встала, взяла чистую сменную одежду у брата и прошла к двери.

– Я в душ. Если я правильно понимаю, то сейчас мне мало что грозит. Брат, напои его чаем, – попросила она Матвея. Тот улыбнулся и кивнул.

– Не беспокойся, иди. А ты, – хлопнул он по плечу Дана. – идем на кухню.

– С радостью, – согласился с ним парень.

* * *

Света сидела напротив двух молчаливых парней и упорно пыталась переиграть их в игру «гляделки». Кажется, они выигрывали.

– И долго вы будете смотреть и молчать?

– А что ты от нас хочешь? – ответил вопросом на вопрос Дан, откусив от бутерброда.

– Может, какого-то плана…

– А он у тебя есть? – шваркнул чаем парень. Матвей не спешил встревать в разговор. Он лишь пока молча наблюдал за происходящем и раздумывал о том, как он в это все ввязался и почему его еще не увезли в «дурку».

– А у тебя? Нет?!

– Нет. – Дан был спокоен. И это беспокоило, но только не его. Кого угодно, но не Дана.

– Как это?

– Так.

– Но он должен у тебя быть!

– С чего бы? Я и так вам уже помог больше, чем все другие. Что ты еще от меня хочешь?

Света не верила своим ушам. Она надеялась, что этот странный парень-гот сможет вернуть ей спокойствие в ее жизнь, а он безжалостно разбивал ее надежды, даже не беспокоясь об этом.

Поставив кружки в раковину, Света решила действовать самостоятельно. Раз ей не хотят помочь, то она сама себе поможет. Нужно что-то делать. И делать сейчас.

– Ты куда? – спохватился брат, увидев как Света бегом понеслась в комнату, чтобы переодеться.

– Я скоро. Я должна найти выход из этой ситуации!

– Я с тобой.

– Сиди на месте, – остановил его Дан.

– Чего? Смеешься?! Я не оставлю ее одну, я пойду с ней!

– И что ты сделаешь? Чем поможешь?

– О чем ты? – парень понял, что Дан не так просто довел Свету до этого решения: убежать из квартиры. Он что-то задумал.

Дан молчаливо ждал, пока Света собирается на улицу, натягивая кеды и собирая свои светлые локоны в высокий хвост. Через плечо девушка перекинула широкую лямку сумки из плотной ткани.

– Останови ее!

– Нет.

– Тогда, я остановлю ее.

– Нет! – схватил Дан Матвея за руку. Тот даже не стал сопротивляться – удивление было огромным.

– Ты же обещал, что поможешь ей?! И что теперь? Просто так стоишь и смотришь!

– Да. Стою и смотрю.

– И что ты предлагаешь мне делать?

– Дать ей выбор. Иначе, голос не отстанет от нее. Она теперь помечена силами тьмы. Представь, что она – единственный луч во тьме для демонов. Они найдут ее везде и всюду. Они будут приходить к ней, издеваться и мучить. Готов, что с ней будет происходить такое, как произошло сегодня, постоянно?!

– Я не могу во все это поверить! – сжал кулаки Матвей; костяшки пальцев побелели.

– Придется. Ее душа на виду и теперь ее можно спасти, лишь дав ей выбор.

Матвей завыл как раненый зверь.

– Не вой! Не время пока за ней следовать, – толкнул Дан его в бок. Света уже успела уйти из квартиры. Парни быстро последовали за ней, стараясь не упускать ее из виду.

И Дан, и Матвей шли по следам Светланы. Она спешила.

Через полчаса стала понятно, куда держит путь Света.

Она подошла к широким воротам храма.

Перекрестившись и поклонившись, Света поднялась по ступеням и вошла внутрь. На голове у нее был шелковый платок с цветным принтом – подарок на восьмое марта от отца. Его она достала из сумки и покрыла им голову.

Парни переглянулись.

– Ну что, идем?

– Я не пойду.

– Ты не веришь в Него или конфликтуешь с Ним? – не удержался от сарказма Матвей. Дан заскрипел зубами.

– Нет. Не из-за этого. Просто, местные бабули считают таких как я едва ли не воплощением дьявола на земле. Могут и плевать, и в драку лезть.

Матвей заржал.

– Спасибо за понимание, – состроил гримасу Дан, скрещивая руки перед собой.

Только через минуту Матвей смог успокоиться. Он все еще не мог до конца избавиться от картинки в своем воображении: Дан – парень-гот с черными волосами, кожаной черной одеждой и шипастыми браслетами на запястьях входит в храм, крестясь и отвешивая поклон до земли.

– Ладно, жди тут, я разузнаю все и вернусь.

– Иди уже, придурок! – отмахнулся Дан. Он отвернулся и теперь смотрел на дорогу, наблюдая за остановкой трамвая.

– Эй, следи за своими словами! – Матвей поспешил внутрь.

6

Матвей, озираясь, вошел в святилище храма. Всюду горели свечи, рисуя замысловатые тени на образах святых.

Парень озирался в поисках своей сестры; куда она могла деться среди всех этих поворотов и небольших закутков с иконами.

– Кого-то ищешь, сынок? – справа от него стояла старушка, укутанная в платок. Она была обмотана как тряпичная кукла, а ее юбка опускалась в пол.

– Что? Ах, да. Вы не видели здесь одну девушку? У нее светлые длинные волосы и…

– Я поняла тебя. Она вон там, – указала она Матвею в дальний угол. – у отца Алексея.

– И что же она делает там? – удивился Матвей.

– А что, сынок, делают в храме? Просят совета, когда не знают как решить проблему или ищут защиту, когда помочь больше некому… Бог, он ведь всем помогает, – перекрестилась бабушка и тихо пошлепала к выходу, оставляя парня наедине со своими мыслями.

Но раздумывать ему было некогда. Он поспешил к Светлане, стараясь не привлекать к себе внимание. Встав чуть поодаль от нее и батюшки, парень прислушался. Строение позволяло подобраться Матвею незамеченным, но слышать разговор он смог.

«Надеюсь, Бог меня простит и не станет выдавать!».

– И ты думаешь, что такой радикальный метод сможет решить твою проблему, дитя?

– Я так больше не смогу! – разрыдалась Света.

– Но самоубийство – грех, дитя. Ты знаешь, что за это путь в рай закрыт для твоей души?

– По-моему, он для меня уже на тяжелом амбарном замке. – тяжелый вздох сестры отозвался в сердце брата. Матвей закусил губы до крови – это все его вина. Он так хотел бы помочь Свете, но не мог.

– Не надо, Светлана. Даже мысли о таком – грех, помни это.

Матвей сжал кулаки. Он теперь был твердо уверен в том, что Ад и Рай – не выдумка, а реальность.

– Долго слушаешь? – положил руку ему на плечо Дан. Он оглядывался по сторонам и ловил дикие взгляды верующих. – И как? Продвинулся? Что-нибудь ценного услышал?

– Ты?! Ты же говорил, что тебя не…

– Но это не значит, что меня должно убить молнией, если я коснусь ручки двери храма божьего, – вздернул брови Дан. – Так и знал, что у тебя мало что выйдет и придется помогать. Надо было говорить, а не слушать разговоры!

– Что…?!

Но Дан уже тянул его к батюшке и Свете, что стояли неподалеку от них.

– Отец Алексей, ее душа чистая и за нее ведут охоту! Вы должны помочь нам, – без обиняков и приветствий произнес Дан, подойдя к ним. Света изумленно смотрела на брата и странного парня, что оказывался ее спасителем вот уже несколько раз.

– Даниил?! – узнал его священнослужитель.

– Меня так уже давно не зовут. Зовите меня, как и все, Даном.

– Но имя Даниил дал тебе сам Господь, – возвел глаза к потолку Алексей.

– И сам же отнял у меня дорогих мне людей. Давайте сейчас не обо мне поговорим, а о ней. Она – носитель чистой души, что еще не определилась. Покажи ему след на своем затылке! – обернулся Дан к Свете.

Света подчинилась: она показала пентаграмму, что никак не хотела заживать на ее голове, повернувшись и отведя волосы в стороны.

– Боже милостивый! Идемте, мне надо вам многое рассказать, – повел их наверх по ступеням отец Алексей.

– А тебе надо бы многое рассказать нам, верно?! – дернул за рукав Дана, Матвей.

– О чем ты?

– Например, откуда вы друг друга знаете!

Дан ничего на это не ответил, лишь пожал плечами и поспешил за остальными.

Отец Алексей привел их в свой кабинет, где был обычный рабочий стол, рабочее кресло и рабочий компьютер. Работа, есть работа, хоть и божественная… И еще, здесь был стеллаж с книгами во всю стену, что начинался от пола и заканчивался у потолка. Казалось, он заменяет одну стену.

Отец Алексей прошел к нему, чтобы взять одну крайнюю, но очень важную книгу.

– Вот, здесь, – отдал он ее ребятам. – В ней вы найдете все ответы на свои вопросы.

– Может вы расскажите нам сами… но краткую версию, отец? – захлопнул ее тут же Дан. Матвей едва успел отдернуть пальцы, чтобы не прищемить.

– Что ж… хорошо, присаживайтесь, – согласился с ним Алексей, рассадив всех.

Когда все сидели и были готовы слушать его, он начал рассказ…

* * *

– Знак пентаграммы – это знак тьмы, ее пяти грехов, за которые душа переходит грань. Она становится приспешником тьмы с неограниченной силой, – рассказывал отец Алексей то, что ему давным-давно поведала старинная книга. Она ему перешла от предыдущих настоятелей храма.

– А что за пять грехов? – подал голос Матвей. Он едва не поднялся со своего стула, чтобы получше расслышать.

– Зависть, обида, похоть, богатство и… на десерт – ненависть! – Дан знал о чем говорил. Он ненавидел ту свою часть, которая могла видеть эту сторону мира.

– Да?! – задумался брат Светы. Света молча же сидела, опустив голову. Ее потряхивало, словно бил озноб.

– Да.

– Вы готовы дослушать? – спросил их настоятель. Те кивнули. – Отлично. Так вот, Дан совершенно верно назвал все те пять грехов, за что чистая душа может стать темной. И если, человек совершит хотя бы один грех, пока его душа не определилась к какой она стороне относится, то душа автоматически будет подвластна иной стороне. – при этих словах, Алексей скривился и поглядел на Свету. Он смотрел на нее как на опасность, как на бомбу замедленного действия.

Матвей видел это. Дан тоже.

– И как же сделать так, чтобы душа сама определилась в той или иной стороне? – Матвей как мог, хотел огородить сестру от опасности.

– Нужно, чтобы душа освободилась, – спокойно ответил ему на вопрос отец Алексей.

Парню нужно было в этот момент посмотреть на Дана: его лицо изменилось, руки сжались, впиваясь ногтями в кожу, а брови сошлись у переносицы – он был зол. Но Матвей был увлечен разговором и задал следующий вопрос:

– И как это сделать?

– Убить его носителя или оберегать его всю его жизнь, – подвел печальный итог для всех собравшихся настоятель.

– Что?! – подскочил парень. – Как это?! Он же шутит, да?! – подскочил он к Дану, хватая того за отворот куртки. Тот молчал. – Говори! – Света молчала. – Говори же!

– Нет. Это правда. Быть на стороне добра сложно и не все могут справиться… Слышал о всадниках апокалипсиса?!

– Что?! – ахнул Матвей.

– То! – встал Дан, стряхнув руки брата Светы с себя. – Чистые души во плоти… ранее ими были. Если хоть что-то слышал или читал о них, то знаешь на что способна чистая душа во власти тьмы.

Света закрыла глаза. Она не могла больше этого выносить. Ее мутило от всего услышанного. Значит, ее не оставят в покое и будут мучить до конца, преследуя и измываясь.

Матвей подошел к столу, оперевшись руками, наклонился к настоятелю:

– Значит, вы говорите, что теперь моей сестре не будет жизни? И так будет до ее смерти?! Так что ли?! – закричал он в кабинете во весь голос.

– Не совсем так, сын мой, – попытался успокоить его Алексей. Дан же наблюдал за Светой. Он беспокоился за нее и сильно беспокоился.

– И как же тогда?!

– Ее будут испытывать и пытаться ускорить переход души.

– О чем он, а? – повернулся Матвей.

– О том, что силам тьмы некогда ждать, пока твоя сестра соберется затаить на кого-нибудь обиду или будет сильно завидовать из-за чего-нибудь. Они сами попытаются натолкнуть ее к этому. И если она пройдет эти испытания от тьмы и не поддастся искушению, то пентаграмма-метка будет исчезать. Но если…

– Что если?

– Если Света поддастся хоть одному из пяти грехов, то метка восстановится и все будет зря. Все! – подошел Дан к Свете и положил руку на плечо. Девушка дернулась, будто от тока.

– Почему я? – прошептала она, заламывая себе пальцы.

– Прости, это я виноват, – упал перед ней на колени брат, обхватив ее коленки руками. Света всласть разрыдалась, отдаваясь эмоциям.

* * *

Троица вышла на улицу и огляделась: у каждого были свои планы, но они еще не успели поделиться ими со всеми остальными. Поэтому, заговорили они все одновременно:

– Нам надо домой! – решил за Свету, Матвей, дергая ее за руку.

– Нам надо найти обереги для нее! – задумчиво произнес Дан.

– Вы как хотите, а я иду на день рождения к Юльке. – был ответ Светы.

– Что?!

– Что?! – сошлись хоть в этом вопросе парни.

– А что? Если мне уж и суждено переметнуться на сторону зла или вовсе умереть, то насладиться последними деньками жизни можно. Я не хочу прятаться оставшиеся мне дни в углу своей комнаты и думать, что медленно схожу с ума! Я так не хочу, – замотала она головой.

– Ты не пойдешь! – встал в позу Матвей.

– Пойду!

– Нет!

– Да! – переругивались брат с сестрой. Дан молча наблюдал за их перепалкой.

Света была полна решимости сделать так как она хотела, а Матвей до ужаса боялся ее туда отпустить. Прохожие, что проходили мимо, оглядывались и недоуменно округляли глаза. Но никто ничего не говорил.

– Может я могу решить ваш конфликт? – решился помирить ссорившихся Дан.

– Ты, что, судья мировой, что ли?! – фыркнул брат Светы.

– А что ты предлагаешь? – заинтересовалась Света.

– Если ты хочешь пойти на день рождения, а твой брат боится тебя оставлять одну, что правильно, то есть один выход…

– И какой же, гений?! – Матвей все больше и больше недолюбливал этого парня.

– Идти всем вместе!

– Что?!

– Что?! – теперь едины в этом вопросе были Света и Матвей: они оба глазели на Дана.

– То. Идем все вместе. Поздравим… как так ее, Юлию и уйдем.

– Тебя там явно не ждут, все же это не спиритический сеанс, а днюха у простой девушки, – покрутил пальцем у виска Матвей.

– Тебя, брат, кстати, тоже.

Света смотрела на брата, пытаясь того гипнотизировать, но Матвея не так просто было остановить.

– Ладно, – проскрипел Матвей. – идем все вместе. Я согласен с Даном.

Троица отправилась в сторону новых многоэтажек.

7

Света нервничала и постоянно ерзала, словно находясь на острой игле. Парни зыркали на друг друга и жевали салаты. День рождения был в самом разгаре.

Юлия – подруга Светы и знакомая Матвея – праздновала свой очередной день рождения. Ее родители накрыли стол и ушли к друзьям, предоставив полную свободу молодежи.

– Спасибо, что пришла, подружка! – обняла ее довольная Юля. – Я уж думала, что ты продинамишь меня!

– Как же я могла, – улыбнулась Света.

Страх все еще блуждал в Свете.

– Скажи, а кто это с вами пришел? Такой весь мрачный и такой весь притягательный! – облизнулась Юля.

– Кто? Дан?! – не поверила в то, что слышала Света.

– Да-а-а-н-н-н… – растянула имя парня девушка, замечтавшись. Света улыбнулась. А вот Дан повернулся в их сторону и прищурил взгляд. Неужели, услышал?

– Так… мой знакомый. Он мне помог тогда… в лесу, когда я ударилась.

– Ах… он еще и такой мужественный, – заломила себе руки именинница.

Света рассмеялась.

– Хочешь, познакомлю?

– Ага! – обрадованно кинулась ей на шею Юля. Света едва смогла оторвать ее от себя.

В дверь позвонили.

– Погоди, я только дверь открою и потом мы пойдем знакомиться официально с милашкой Даном! – пообещала Юлия и поспешила в коридор. Все гости притихли, ожидая, что же будет дальше. Всем было интересно, кто же там пришел.

То были родители Юли. У них в руках был огромный плюшевый медведь и торт:

– С днем рождения, доченька! – кинулась ее обнимать мама.

– Поздравляю тебя, наша любимая малышка! – подарил ей медведя отец.

Они обнимали ее, целовали и говорили слова о том как они любят ее и как она им дорога. Эти слова были наполнены такой теплотой и заботой, от них так и сквозило нежностью.

Света улыбалась, глядя на все это, но внутри у нее все сжималось от зависти.

Девушка завидовала белой завистью подруге. Юльке невероятно повезло: у нее были и папа, и мама, что любили ее и отдавали свою свою любовь без остатка. А у нее? Что было у Светы?

Как бы Света хотела, чтобы мать Матвея хоть раз обняла ее и прижала к себе. Она понимала, что требует через чур многого… Но все же! Так хотелось почувствовать тепло маминых рук.

«Это так не справедливо!» – пропел ей сладким голосом тот, от которого мурашки бежали по коже. Она вцепилась руками в край стола, стягивая к себе скатерть. Бокал звякнул о салатницу.

Дан напрягся, наблюдая за переменой в поведении девушки. Свету трясло мелкой дрожью.

– Смотри, – толкнул парень в бок Матвея.

– Что с ней?!

Матвей увидел то, что творилось с сестрой.

– Не знаю, что с ней. Но это явно не в кайф твоей сестренке. Надо ее увести отсюда!

Матвей кивнул и стал обходить стол, чтобы забрать Свету.

«Ты достойна, чтобы тебя любили… Ее любят! А за что? Разве она не подкалывала тебя или не просила дать списать на контрольных? Она забирает твою возможность родительской любви… как и Матвей забрал у тебя родительскую любовь… она вся достается ему, а он привел тебя в лес и оставил одну. Разве это справедливо?» – нашептывал ей голос. Света держалась из последних сил.

Но ей так хотелось любви родителей… любви матери…

«Ты завидуешь ей!».

И он был прав. Голос был прав, а Света была с ним согласна. Она завидовала Юльке, видя ту с родителями, что обнимали и целовали свою любимицу-дочь.

И если раньше она радовалась, завидуя белой завистью подруге, то сейчас она чувствовала, что ее зависть чернеет и становится непроглядной как тьма. Она заволакивает и утягивает девушку вглубь.

«Признайся сама себе в этом!» – нашептывает ей голос.

Света задышала часто и глубоко, втягивая воздух ртом.

– Да… я зави…

– Тс-с-с! – успел Дан, обняв и прижав Свету к себе. Он закрыл ее от зрелища любящей семьи, которой никогда не было у нее самой. Матвей стоял рядом и не понимал, что происходит. – Уходим отсюда и быстро! – скомандовал ему Дан.

– Ладно. Но ты мне все потом объяснишь!

Дан кивнул и Мавтей пошел за их вещами.

– Куда вы? – обиженно окликнула их виновница торжества, когда Дан загораживал Свету от нее, чтобы обуться.

– Нам надо уйти. Еще раз, с днем рождения тебя… эм-м-м…?

– Юля! – помогла Дану девушка.

– Точно! Пока, – увел Дан Свету из этой квартиры. Матвей спешил за ними.

Через пару минут троица была уже на улице, где на город опустился вечер.

– Дыши! Глубоко! Не закрывай глаза и смотри лишь на меня! – встряхнул Дан за плечи Свету.

Та широко открыла глаза и посмотрела на того, чье тепло тела дало ей шанс не уйти за тьмой, что уже было начала разгораться в ее сердце.

Зависть.

– Со мной все в порядке. Спасибо, Дан. – посмотрела на него Света. Она была ему благодарна за то, что он оказался в этот момент рядом с ней. Теперь она боялась отпустить его даже на минуту. Света уверилась в том, что Дан – это ее единственный шанс спастись.

– Я рад за тебя.

– Как ты? – коснулся ее руки брат.

– Все уже в порядке.

– Что с тобой там было?

Света замотала головой. Она не хотела об этом говорить.

За нее заговорил Дан:

– А это, Матвей, друг мой, было первое испытание… и не самое сложное. Все сложности только начинаются!

– Ты это всерьез?! – не хотел ему верить Матвей. Он все еще надеялся на то, что все, что сказал служитель церкви, было ерундой.

– К сожалению, это так. Вспомни пентаграмму! Пять углов – пять грехов. Твоя сестра, сейчас, едва не призналась себе в первом из них… Зависть!

– Черт! Это плохо, чувак!

Матвей закусил от отчаяния губы. Он понял, чему в этот момент могла завидовать его сестра – она завидовала Юле за то, что у той была любящая ее семья. У Светы такого не было. И он, Матвей, приложил немало усилий для этого.

Парень отошел от Дана и Светы и выругался. Ему хотелось набить самому себе лицо за все те поступки, что он совершал в отношении сестры. Но как их исправить? Матвей не знал.

Дан незаметно подошел к нему:

– Ты винишь себя в этом?

– С чего ты решил?! – нервно рассмеялся Матвей, повернувшись к Дану.

– Вижу. Но тебе мой совет, не думай так.

– Спасибо. Слабая попытка поддержки, но все же…

Света молча смотрела на двух парней, что стали ей самыми нужными всего лишь за пару дней. Вся ее жизнь перевернулась и встала с ног на голову.

* * *

– Иди домой, я сейчас тоже подойду, – попросил Матвей Свету. Она не хотела идти домой без него.

– Нет. Я останусь с вами.

– Послушай, мне надо кое-что сказать Дану и я иду следом за тобой. Честно!

Дан смотрел лишь на Свету.

– Мне тоже нужно кое-что ему сказать. Всего лишь одно слово, – пообещала брату Светлана.

– Ладно, пропускаю вперед. Говори, – махнув рукой, разрешил он. Света приблизилась к Дану, который смотрел на нее сверху вниз.

Взяв парня за руку и ощутив прохладность его кожи (прохлада вечера ощущалась), Света подняла глаза и прошептала лишь одно:

– Спасибо.

Робко поцеловав парня в щеку, она забежала в подъезд.

Матвей немного прибалдел от такого поворота и теперь не знал, что и сказать.

– Что? – увидел его гримасу Дан.

– Ничего.

– Вот и не думай!

– Ты – ненормальный!

– Ты хотел что-то спросить?

– Верно, но теперь думаю, что это подождет.

Матвей уже хотел повернуться и пойти к подъезду, как Дан остановил его словами:

– Не теряй ее из виду, наблюдай. Вот мой номер телефона, если что, то сразу позвони мне.

– И ты придешь ей на помощь?! – издевательским тоном, не скрывая своей ревности к сестре и ненависти к поцелую, произнес Матвей.

– Если надо будет, то и прилечу. Уж поверь, это того стоит.

– Знаю. – отмахнулся от него парень.

– Нет, не знаешь. Если душа станет темной, то хана не только тебе, но и всем вокруг. Будет очень много смертей.

Матвей дернулся, но промолчал. Кивнув, парень скрылся в подъезде своего дома.

* * *

Света наблюдала из окна своей комнаты за меняющимся пейзажем города.

Выходя на оживленную дорожную магистраль, окно показывало Свете быстроту меняющегося мира.

«Он такой живой, такой красивый… Я не хочу стать тем, кто уничтожит его! Не-Хо-Чу!!!» – то и дело раздавалось в ее голове.

Голос появился неожиданно. Он вновь завладел ее сознанием, погружая на пару секунд в хаос.

«Как бы ты не хотела этого, но ты станешь убийцей своего мира!».

Света замерла. Она прислушалась, старательно повторяя про себя одно и тоже: «Я справлюсь!».

– Если ты слышишь меня сейчас, то запомни одну вещь!

«И что же это?!».

– То, что я – сильная и я не одна!

«Смешно!» – фыркнул голос и растворился.

Света глубоко вдохнула воздух и почувствовала облегчение. Ее теперь не так просто будет достать. Она смирилась… ну может быть и не до конца, но все же… смирилась с тем, кем она была. И она не желала отдавать победу, даже не поборовшись за нее.

– Со мной будет Дан, – сжала она кулаки. Слезая с подоконника, девушка вывела одно имя на стекле:

ДАН

Это ночь будет спокойной. Отчего Свете так казалось, она не знала, но уверенность в этом была.

8

Утро порадовало ярким солнцем, что заглянуло своими лучами в окно комнаты Светы.

Потянувшись и сбросив с себя покрывало, девушка замурлыкала детскую песенку. Ей сегодня не снились кошмары, она спала как младенец, видя только цветные добрые сны.

Не прекращая петь, девушка скинула с себя фланелевую пижаму и переоделась в домашний костюм. Этот день она хотела провести дома со своей семьей.

Часы показывали ровно девять утра.

– Пора завтракать, – подмигнула сама себе Света, смотрясь в зеркало и забирая волосы в высокий хвост.

На кухне был лишь Матвей, он пил кофе. Тарелка с бутербродами, которые были сделаны для него заботливой мамой Мариной, оставались нетронутыми.

– Доброе утро, – поздоровалась Света. Матвей не поднял на нее глаза, не заговорил. Вообще, ничего. Он был словно заморожен. Машинально мешал ложкой в стакане, машинально делал свои глотки и машинально смотрел перед собой. – Брат, что-то не так? – помахала рукой перед лицом у него Света.

– Что? Ах, прости. Я просто задумался. Ты уже проснулась?

– Да.

– С добрым утром, – запоздало произнес Матвей. Его что-то сильно гложет и Света это отчетливо видела.

– И тебе с добрым утром.

– Кофе? – Матвей поднялся и достал кружку для сестры.

– Спасибо, я не отказалась бы. Что тебя беспокоит? – положила она свою руку на руку брата, когда тот сел обратно за стол. Матвей дернулся, словно обжегшись.

– Все нормально.

– Врешь, я вижу.

– Все хорошо, – резко встал Матвей.

Его лицо стало жестким, рельефным. Он был как провод, что проводит ток. И сейчас было опасно его касаться.

Ничего больше не говоря, Матвей поспешил удалиться. Он молча заперся у себя в комнате, не забыв запереть ее на ключ. Громкая музыка ударила по стенам; брат ушел в себя.

Света ощутила себя покинутой. Настроение, которое было отличным еще час назад, стало незамедлительно скатываться до отметки «ужасно».

«Что с ним?».

Поставив стакан в раковину, девушка пошлепала к комнате брата.

С каждым шагом Света кривилась и сильнее старалась зажать свои уши. Барабанные перепонки едва могли выдержать такой сильный рок. А брат был в эпицентре всего этого. Как он может так делать?

– Эй! – постучала Света. – Там, за стеной, откройте!

– Уходи! – услышала она Матвея.

– Не уйду.

Брат не ответил. Он замолчал. Свете стало страшно. Слезы вырвались на свободу и потекли по щекам.

Сползая по стене, Света запустила пальцы в волосы и опустила глаза в пол. Теперь она уже рыдала в полную силу. Она не боялась того, что Матвей ее услышит: музыка глушила любой звук в их квартире. Хорошо, что еще родители были на работе.

Очертания стали расплываться, Света заморгала, пытаясь прогнать это, но у нее ничего не выходило. Она затягивалась в пучину своих страхов, страданий. Вновь.

Метка на затылке завибрировала и заныла, словно ее специально растревожили.

«Видишь, ты ему не нужна… Ты одна… Ты никогда не станешь для него родной… Не станешь для него семьей, какой он стал для тебя…» – и вновь голос был настороже. Света встрепенулась, но не подняла головы.

– Я знаю, – тихо прошептала она, подтвердив слова голоса.

«Тогда, что тебе мешает признаться в этом?!».

Сильные руки обняли ее и подняли с пола. Брат был рядом. Он дышал и дыхание согревало щеку Светы, прижавшуюся к нему.

– Не плачь, не нужно. Только не из-за меня. Я хочу, чтобы ты больше никогда не испытывала боли из-за меня, но я… я не могу гарантировать тебе это. Лучше будет, если ты будешь от меня подальше. Так будет лучше для тебя, так я не смогу причинить тебе боль.

– Что? – не поняла его девушка.

– Я сам себя боюсь, Света. Я боюсь, что вновь могу причинить тебе боль. Тебе лучше уйти и не говорить со мной… по крайней мере, до того как…

– До чего? – злилась на него Света. – До того как я стану либо самой добротой, либо исчадием ада?!

– Не смешно, – серьезно ответил ей брат.

– И не пыталась шутить.

Света вытерла слезы и отстранилась от Матвея. Тот ее с легкостью отпустил. Он как будто отталкивал ее от себя.

– Ты – моя семья. Ты – единственный родной для меня человек. Не бросай меня, пожалуйста, – умоляюще посмотрела на него Света. – Только не ты! Не предавай меня тогда, когда мне нужна твоя помощь, поддержка! Прошу тебя, – шмыгнула носом девушка и развернулась, чтобы уйти.

Ее остановили.

Матвей обнял сестру сзади и прижал к себе. Спина Света ощутила сталь мышц брата. Он шептал ей слова, которые шли от самого сердца:

– Я могу причинить тебе боль.

– Не можешь.

– Ты не понимаешь…

– Понимаю, – кивнула Света.

Матвей молча сжал ее в своих объятиях. Света скрыла от него то, что голос в ее голове тихо посмеивался в этот самый момент, не веря в то, что происходило.

* * *

Дан листал свой фолиант, ища способ выдернуть эту хрупкую девчонку из лап ада. Но ничего не находилось.

– Зараза! – откинул он от себя книгу на кровать. Матрац прогнулся и книга подскочила.

– Что-то происходит. Что с тобой, внук? – бабка стояла в проходе, серьезно сверля взглядом внука.

– Ба, скажи мне, а разве нельзя сделать так, чтобы про душу забыли, а? Словно ее и не было на их радаре. Можно же так?

В голосе было много надежды. Только бабка поспешила обрубить ее, чтобы не давать шанса на бесполезные иллюзии внуку.

– Нет.

– И даже шанса нет?

– Нет. Прости, внучек, – села она рядом с Даном. – Мне жаль.

– Не меня надо жалеть, а ее…

Парень запустил себе в волосы пальцы, встряхивая их. Мозги закипали.

Бабка опустилась рядом и погладила внука по спине, успокаивая. Не помогало.

– Все прочел в книге?

– Нет, не успел. Так, пару листков пролистал. Но хоть бы какая зацепка… Но! Ничего! – Дан был на грани. У него все вываливалось из рук.

– На последней смотрел? – выдернула книгу из рук Дана бабуля.

– Нет. А что там?

– Посмотри, – открыла последнюю страницу она Дану. Он стал внимательно вчитываться в текст:


… и затеряна душа была в чертогах рая и ада, чтобы попасть на путь истинный… Дабы направить ее на путь, ей судьбой предназначенный, послал Господь своего помощника на землю… Он помог душе не затеряться средь земных грехов человеческих и привел свет к ней, проводив к чертогам райским…


Дан закрыл книгу и смотрел прямо перед собой. Ничего не говорил, лишь шептал губами какое-то слово.

– Ты понял суть послания?

– Немного, но не совсем. Кого послал Господь на землю за душой? Кто такой посланник? И где мне его искать?!

– Он среди людей. Кто он и где – я не знаю. Но мне кажется, что ты сможешь его отыскать.

– И он сможет помочь?

– Надежда всегда умирает последней. Надейся и верь, тогда все у тебя получится.

Дан быстро натянул куртку и зашнуровал ботинки.

– Ты куда? – поспешила за ним бабка.

– Искать твоего таинственного помощника!

– Так сразу?

– А разве у нее есть время?

– У кого?

– У Светы.

Парень вышел из квартиры и захлопнул с силой дверь.

* * *

Матвей открыл дверь. В дверях стоял Дан. Он был взволнован, его глаза лихорадочно бегали из стороны в сторону.

– Ты? Проходи, – пропустил его парень. Дан прошел внутрь квартиры. – Чего тебе?

– Надо поговорить.

– Пошли ко мне в комнату, родители со Светой дома.

Парни на цыпочках прошли по коридору и удостоверились в том, что Света мирно спит у себя, а родители смотрят телевизор.

Молчание нагнетало.

Дан прошел к окну и заговорил:

– Я кое-что нашел. Есть один… кхм, помощник, который может помочь твоей сестре.

– Да?! – подлетел сразу же к нему Матвей, ухватив за грудки. Дан не реагировал на выпады. Он был сосредоточен. – Кто он? Как его можно найти? Я заплачу любые деньги! Пусть он ей поможет! – молил о своем самом дорогом желании Матвей.

– Я не знаю, где он и кто он. Просто знаю, что он есть.

И парень повторил все слово в слово то, что прочитал в семейном фолианте. Матвей задумчиво опустился на край стола и попытался собрать все свои мысли в кучу. Но они были в полнейшем рассинхроне.

– И что мы теперь должны делать?

– А что мы должны делать кроме того, чтобы не подпустить Свету к грехам и найти за это время помощника самого Господа.

– Я в это не могу поверить!

– Придется.

Парни кивнули, признавая правоту слов. Свет в комнате моргнул пару раз и выключился. В комнате стало темно и пробежал легкий холодок, который молниеносно сменился леденящим ужасом.

Ветки деревьев забили в окна.

– Что-то не так… – осмотрелся вокруг себя Дан.

– Верно. Не так. До нашего этажа ветки никак не могут достать!

– Черт! – кинулся Дан к комнате Светы. Матвей спешил за ним.

– Что?!

– Это стучали не ветки.

– И кто же?

– Слуги тьмы. Пришло их время!

Часы пробили ровно десять вечера. Сумерки встретились на линии с непроглядной тьмой.

9

Света очнулась в своей кровати. Она была не в своей комнате. Ее кровать стояла посреди огромного серого шоссе, которое заволакивало туманом.

Свесив ноги и поставив их на мокрый асфальт, девушка огляделась.

«Где я?» – пронеслось в голове у нее. – «Что за место?!».

Она уже ждала ответа от голоса, который ужасал ее каждый раз, когда отвечал бедной испуганной девушке. Но его не было. Тишина оглушала сильнее, чем любой грохот.

Сделав шаг вперед, девушка тут же отпрянула назад – ворона с громким карканьем пролетела прямо перед ее лицом, задев крыльями. Легкий порез на щеке оставил след от этой неожиданной встречи.

– Ай! – коснулась пальцами щеки Света. Кончики окрасились несколькими каплями крови.

Вздохнув, девушка решила идти вперед, а не ждать на одном месте.

Двигаясь и каждый раз оглядываясь, Света вступила в тяжелую густую пелену тумана.

Картина стремительно поменялась.

Теперь Света была в ночном клубе. Всюду двигались молодые парни и девушки в такт музыке. Пахло алкоголем и дымом от тяжелых сигарет.

Зажав пальцами нос, Света принялась отпихивать полупьяных парней и девушек. Она двигалась вперед. Где-то там, на мягком клубном диване сидел ее брат Матвей в обнимку с какой-то девицей. Он ласкал ее, обнимал и касался губами ее губ. Они хихикали и мило болтали.

– Матвей? Ты здесь? Где мы?

– Ты?! Что ты здесь забыла, сестрица? – Света отпрянула, словно от звонкой пощечины. Перед ней вновь был тот самый Матвей, которого она боялась и порой ненавидела.

Голос Матвея сочился ядовитой язвительностью. Его глаза искрились злостью. Он был не рад ее видеть. Страх Светы окрасился реальностью. А она только-только поверила в его искренность, в то, что он изменился и стал ей настоящим братом. Тем, кого ей так не хватало.

– Ты за что-то на меня в обиде?

– А считаешь, что нет? – вернул ей ответ вопросом Матвей. Он не выпускал из объятий свою красотку-спутницу. Та откровенно лезла к нему в штаны, требуя немедленного продолжения рандеву. Но Матвей предпочел поиздеваться над беззащитной сестрой. – Я должен благодарить тебя за то, что ты есть в моей жизни?! Вся такая правильная и хорошая! Ты мне противна! Тьфу! – сплюнул он к ногам Светы.

Проглотив комок, застрявший в горле, Света утерла слезы. Они ее душили, пламя обиды сжигало ее изнутри.

– Но ты же говорил мне совсем другое… Ты был… был другим.

– Каким? Добрым? Хорошим? Любящим? – облизывая губы и стирая с них помаду своей девушки, спросил ее Матвей. Свете нечего было ответить. – Так каким же, сестренка?!

– Ты был мне братом.

– Только в твоих снах!

– Нет. Это – сон, а то – реальность!

– Сама себе врешь. Это все и есть правда. Я тебя ненавижу!!!

Света опустила взгляд в пол.

«Ты видишь это… ты знаешь, что это – правда!.. Разве, все это – ложь? Нет! И ты это знаешь! Прими это! Тебе больно? Тебе обидно? Не бойся обидиться на него. Так легче, когда ты винишь кого-то, а не себя. Обида закрывает тебя от любой другой боли. Верно?».

Голос вновь был рядом. Он говорил завораживающе, чарующе и убаюкивающе.

Так захотелось поддаться.

Света едва заметно кивнула головой.

Голос возликовал. Его радость чувствовалась в его словах:

«Тогда скажи это! Произнеси вслух! Ты обижена на брата?! Просто скажи это вслух!».

– Я… я… я… – Света колебалась, а Матвей с девицей на своих коленях смеялись и откровенно издевались над ней.

«Скажи же это!!!».

Света был согласна произнести нужные слова.

* * *

Дан провел ладонью вниз над лицом Светы. Она была спокойна, спала, мирно дыша.

Отдернув руку, парень встряхнул ею и стремительно приложил ее ко лбу девушки. Он был холоден с крупными каплями холодного пота. Но Света так и не проснулась. Ее словно все это не волновало.

А вот Матвей нервно ходил за спиной у Дана и кусал ногти. Детская привычка, от которой он избавился еще в средней школе, вновь напомнила ему о себе в напряженный момент.

– Что там? Скажи уже! Что с ней?! Она не открывает глаза! – не уставал повторять он.

– Тихо! Дай мне сосредоточиться, чтобы достучаться до твоей сестры. Она далеко. Очень далеко! – шикнул на него Дан. – Видел? – указал он на вены девушки.

Матвей кивнул и тут же отвел глаза от этого жуткого зрелища.

Вены были темно-вишневого оттенка и зловеще проступали под кожей. Они вздыбились и угрожающе пульсировали кровью, которая уже затягивалась грехом – обидой.

Ни лампа, ни люстра, ни телевизор… Все молчало в доме. Свет угас, отдавая преимущество тьме. Родители предпочли лечь спать, решив, что что-то произошло на подстанции. А вот Матвей и Дан были у кровати Светы.

– Что с ней?

– Она затягивается грехом. Я не могу до нее достучаться. Не могу докричаться до нее! Она не слышит меня.

– И что за грех на этот раз? – со страхом в голосе спросил его Матвей. Он не был готов, но ради сестры вынесет все, что придется.

– Не знаю. Но точно могу сказать, что ее пленили духи снов. Ее разум смущен реальностью и снами, которые смешаны с ее внутренними страхами. Это все, что я могу сказать.

– И что ты предлагаешь? – едва не вмазал ему Матвей. – Ты же у нас всезнающий, а не я! Помоги же ей, наконец!

– Не могу! – надрывно ответил ему Дан. Он, действительно, не мог ничем помочь Свете. Он не знал ее так хорошо. Не знал ее страхов как… Как Матвей! – Ты! – указал он на него.

– Чего?

– Ты можешь помочь ей!

– Я? Как?! Скажи тогда как! – потребовал от него парень. Он был готов на все. Вина перед сестрой съедала его.

– Скажи мне чего она больше всего боится!

Матвей сник. Понурый вид. Опущенные плечи. Парень присел на край кровати и взял руку Светы в свою:

– Чего больше всего боится Света?

– Да.

– Меня.

* * *

Света видела как тянутся к ней страшные твари, извергая нечеловеческие звуки из огромных пастей. Они были с острыми шипами, ярко-желтыми глазами, которые прожигали насквозь и лапами, что могли разодрать грудную клетку за секунду.

Света уже их видела. Тогда, на переходе. Он вновь были перед ее глазами.

Пасть ада раскрылась для нее.

«Произнеси лишь одно слово и ты освободишься, тебе станет в сотни раз легче! Разве ты этого не хочешь?».

– Хочу, – как заколдованная произнесла девушка. – Очень хочу.

«Тогда, скажи: ДА!».

Света уже раскрыла рот, чтобы произнести то, что требовал от нее голос как услышала слабый, больше похожий на тихий шелест, голос брата:

– Света, родная, прости меня. Вернись к нам! Я знаю, что не смогу искупить всего того, что сделал тебе, но я могу защитить тебя. Мы справимся! Верь мне!

Девушка взглянула на брата, который смеялся, кривляясь как в зеркале. Он ничего не говорил. Голос был не его. Но такой родной и теплый. Голос брата.

И он был где-то в стороне. Где-то там, куда так хотелось уйти и окунуться в тепло.

«Не слушай его!».

– Света, я так сильно тебя люблю. Я так нуждаюсь в тебе, сестренка! Вернись ко мне, – вновь она услышала Матвея.

Все внутри сжалось и затянулось туго в узел. Гордеев узел, который не так-то просто было разрубить.

– Матвей… я… хочу верить тебе…

– Верь. Ты – моя сестра и всегда будешь самой родной и любимой.

– Я тоже тебя люблю, братик.

– Тогда вернись.

Тени завизжали, разбрызгивая ядовитую слюну. Их плющило и растаскивало по стенам клуба.

Тьма отступала.

Света развернулась, чтобы уйти.

Голос взвыл от негодования.

«Я тебя не отдам! Ты – моя!!!».

* * *

Матвей закусил губу от боли. Соленая кровь с железным привкусом не понравилась парню. Он терпел боль, что причиняли ему ногти сестры, впиваясь ему в руку. Ногти прорезали кожу и теперь проникали все дальше и дальше.

– Не отпускай ее! Только не отпускай! – поддерживал его Дан. – Говори с ней!

– Верь. Ты – моя сестра и всегда будешь самой родной и любимой, – гладил второй рукой по спутанным колтунам волос Светы. Та подрагивала и постанывала в ответ.

– Я тоже… тоже тебя люблю, братик, – просипела она сдавленным голосом.

Дан улыбнулся. Они были на верном пути. Света услышала его. Она была поглощена обидой, смешанной с ее детским страхом.

И все это было связано с Матвеем. Матвей был ключом к ее вызволению.

– Тогда вернись! – поцеловал ее в лоб Матвей. Света сжала зубы. Скрежет был сильным.

– У нее сила как у боксера-тяжеловеса, – прохрипел Матвей, глядя на свои синеющие пальцы. Дан кивнул:

– Она не понимает этого. Просто она пытается ухватиться за тебя. Нам нужно ее вернуть в реальность и тогда мы сможем ее расспросить о том, что ее заставило погрузиться в обиду.

– Думаешь, мы не опоздали?

– Уверен. Посмотри, – мотнул головой в строну лежащей Светы.

– Куда?

– Ей на затылок. Пентаграмма.

Матвей осторожно приподнял Свету и посмотрел на метку.

Еще один острый угол стал мутным и расплывчатым. Он растворялся.

– Значит, мы победили в этом бою?

– Да. Но не в войне, к сожалению. Надо искать помощника. Срочно!

Света открыла глаза. Белки были красными от налившейся крови. Адреналин зашкаливал, а пульс бешено бился под кожей девушки.

– Матвей! – кинулась она сразу в объятия брата. Тот с готовностью обнял ее и прижал к себе.

– Я здесь, с тобой. Не бойся.

– Ты ведь искренен со мной? Не обманываешь меня?! – билась в истерике Света.

– Не обманываю. Я очень сильно тебя люблю.

Дан отвернулся. Ему стало не по себе. Он давно уже отказался от шанса полюбить и быть любимым. Таким как он сложно найти ту, которая примет его.

– В чем была твоя обида? – кашлянул и спросил Свету Дан.

– Дан… Прости, я тебя не заметила. Ты тоже здесь. Спасибо.

– Не за что. Тебя спас в этот раз не я, а он, – Матвей все еще обнимал Свету и боялся выпустить ту из рук. – Так ты объяснишь нам причину обиды. Ведь я угадал – твой грех был обидой?

Света отстранилась от брата и кивнула.

– Он – причина? Твой брат?

– Да.

– Я? – в шоке от услышанного был Матвей.

– Да. Ты не понимаешь… просто, я…

Света объясняла всю ситуацию, а парни слушали. Свет включился незаметно для них.

10

– И где нам его искать? – спросила в сотый раз Света, зная, что не получит нужного ей ответа.

Матвей был все это время рядом и сверлил взглядом стену. Он был где-то далеко, в своих мыслях, но рука сестры была постоянно в его ладони.

Дан что-то лихорадочно писал в своем блокноте, мало кого замечая. Свету это уже начало раздражать. Ей никто не хотел ничего объяснять.

– Что ты там пишешь? – заглянула она через плечо Дану.

– Пытаюсь понять как тебя спасти и кто это может сделать.

– И как дела?

– Не все гладко, но есть продвижения. У меня есть одна теория, но она слегка прозрачна…

– Насколько? – испугалась своего вопроса Света. Вряд ли она хочет услышать ответ. Дан думал так же, но все же ответил:

– Настолько, что может быть смертельна для тебя и твоей души. Старый как весь мир способ – охота на приманку.

– И я, кажется, знаю, кто ею станет. Я?

Дан кивнул. Матвей в ту же минуту очнулся от своего забвения.

– Нет! – уверенно отверг он этот вариант.

– Не тебе решать. – перед Светой и братом вновь предстал пофигистичный ко всему Дан. – Но если я правильно рассчитал, то помощник не появится, если только душа не окажется на грани.

– Но что-то раньше он не спешил к нам на помощь, когда ее едва не забрали! – сделал верный вывод Матвей. Света была с ним согласна.

– Верно. А знаешь, почему?

– И почему же?

– Потому, что были рядом либо я, либо ты… как в этот раз. А она должна быть со смертью лицом к лицу. Одна. И второе.

– Даже не знаю, что сделать: вмазать тебе или выслушать!

– Ну… вмазать ты мне всегда успеешь.

– Верно. Говори, – отступился от своих планов Матвей. Дан продолжил:

– Если проанализировать два случая, когда ты, Света, – та вздрогнула. – попадалась на глаза тьме, то можно увидеть одну связующую нить.

– Какую же?

– Тьма присутствует в толпе, где она сильнее всего. Тьма в нас. В людях. Тогда на дне рождении и сейчас, в твоих кошмарах… ты была всюду в окружении людей. В них, в каждом, есть грехи, мысли и страхи – то, чем питается тьма. И лишь с нами, с людьми, она крепчает. – Матвей отошел в угол комнаты и сжал себя крепко руками, обнимая. Дан же оставался невозмутимым и спокойным. – Тебе нужно выманить ее самой, без нашей помощи. Когда тебе будет это нужно… Не ей, а тебе. Понимаешь меня?

– Не совсем, – пискнула от страха девушка. Руки стали потными от нервозности, а в виски били набатом. Все пульсировало и казалось, что комната начинает сужаться до размера игольного ушка.

– Надо выбрать место, где будет много людей и где будем мы с твоим братом. Мы оставим тебя, но будем рядом, следя за всеми. Мы найдем помощника, когда он покажет себя. Обещаю.

– А ты можешь пообещать, что она останется жива?! – рыкнул на него Матвей, повернувшись.

– Нет, – честно ответил ему Дан.

– Зараза! – стукнул кулаком в стену от тупиковости ситуации Матвей.

– Что ты делаешь?! Прекрати!

Света кинулась к брату. Она взяла его руку, заботливо подула на нее и провела рукой. Дану вновь пришлось отвести глаза, чтобы не видеть этого.

– Я не могу допустить того, о чем ты говоришь! – закрыл собой сестру Матвей.

– Хочешь спасти – допустишь.

Света поняла, что другого пути нет.

* * *

– Я не люблю клубы! – кричала сквозь музыку Дану Света. – Именно, поэтому, я не хожу в них как… кхм, Матвей.

– Тут весело! – пожал плечами Матвей, осматриваясь вокруг. Слишком много было незнакомых людей и слишком мало шансов, чтобы выжить. Что еще может удумать тьма – никто не мог сказать и предугадать.

– Мы здесь не для веселья.

Дан повел друзей к центру танцпола. Даже здесь на них косились не меньше, чем когда они шли по улице. И было отчего коситься. Троица была очень разношерстной.

Дан… Мрачный высокий сухопарый парень, который косился на тебя и хотелось сжаться и забиться в угол. Он редко улыбался, а Света так и вовсе не видела его улыбки. Ей хотелось как-нибудь развеселить парня. Пусть даже просто пощекотать. Но девушка из-за своей стеснительности не решалась на это.

Матвей… Красивый, приятный спортивный парень, от взгляда которого, девушки сами начинали расстегивать свои верхние пуговицы на рубашках.

И Света… Испуганная, с заплаканными глазами. Ее светлые волосы были зачесаны в высокий хвост, а руки цеплялись за брата как за спасательный круг. Он был готов им быть для нее.

– Встань здесь и просто двигайся в такт музыке. Мы будем неподалеку, – положил ей руки на плечи Дан. Свету забила дрожь.

– Если хочешь, то ты все еще можешь отказаться, – предоставил ей право выбора Матвей.

Дан закипел. Он со всей злости вмазал по лицу Матвея. Тот только этого и ждал. Парень налетел на него как хищная птица. Те вцепились в друг дружку и покатились по полу, который им охотно освобождали улюлюкающие и подвыпившие посетители клуба.

Охрана уже спешила к ним, дабы разнять и вывести вон из клуба.

– Нет! – рвался из цепких рук охраны Матвей. – Я должен забрать ее! Она не должна остаться тут одна! Нет!!! – Дан же спокойно дал себя поднять с пола.

Он поднял руки вверх и произнес:

– Все в порядке. Он приставал к моей девушке и я заступился за нее. Разве я не прав?! Проверьте его, кажется, он что-то нюхал. Я видел его за углом клуба.

Глаза Матвея просто-таки метали искры.

Охранники смерили обоих парней тяжелыми взглядами и кивнули:

– Смотри, больше не делай глупостей. А с тобой мы разберемся. Пойдем, пообщаемся! – подтолкнули они Матвея к выходу.

Дан обернулся, со словами:

– Свет, я не мог позволить им увести нас обоих. А твой братец, он уж слишком… Света? – девушки рядом не было. – Света?! Света!

Она пропала…

11

Желание…

Такое чуждое, но непреодолимое…

Светлана буквально упала на стойку бара, распростирая руки. Холод искусственного камня немного остужал ее.

Девушка не ощущала практически ничего, кроме сжигающего ее изнутри пламени. И погасить его было невозможным.

– Что вам предложить? – игрался с бокалами молодой паренек-бармен.

– Виски со льдом! Много льда! Много!!! – простонала Света.

Она опрокинула разом в себя две порции горячительного и вытерла губы тыльной стороной руки.

– Еще?

– Нет. Я хочу кое-что другое… – облизнулась девушка и зарычала как дикая кошка. Бармен привык видеть неадекватных в клубе, но не такое. Он не знал как реагировать.

– Простите?

– Я хочу…

– Простите, – резко развернул ее Дан и прижал к себе. – моя девушка немного не в себе.

Он отвел ее от барной стойки и затерялся со Светой в темноте одного из углов клуба.

– Что с тобой? – провел он пальцем по кромки ее лица, касаясь скул и переходя на подбородок. Она была вся горячая и потная.

– Ничего. Я просто отдалась свободе. Я устала бояться и ждать подвоха из-за угла. Пока есть время, хочу отдохнуть.

– Серьезно? – вскинул брови Дан. – И ты всегда так отдыхаешь?

– Никогда не поздно попробовать.

– Света, что с тобой? – легко встряхнул ее парень, дабы она пришла в себя.

Девушка застыла и посмотрела прямо ему в глаза.

– Я стала самой собой. Больше я не скрываю своих желаний.

– Да? И что же ты…?!

Света заставила его замолчать, впиваясь поцелуем в губы Дана. Тот оторопел и не знал, что ему делать.

Но девушка была настойчива. Она мягко прикасалась губами к его губам, пробуя их на вкус, облизывая кончиком языка. Руки парня легли ей на талию, медленно поднимаясь вверх по спине, задевая футболку и проникая под ткань. Пальцы касались разгоряченной кожи девушки.

Дан ответил на поцелуй Светы. Он принял то, что скрывал не только ото всех, но и от себя. Его тянула эта девушка и ее защита была продиктована не совсем альтруистическими намерениями. Она нравилась ему. Он хотел ее.

Света яростно углубляла свой поцелуй, шаря лихорадочно пальцами по голове парня, хватая волосы и вытягивая их вверх.

Руки Дана сползли по бедру Светы и он спустился губами вниз к шее. Спина Светы почувствовала опору в виде стенки клуба. Он прижал ее к ней.

– Ах-х-х… – выдохнула Света, кусая губы от желания, страсти и… похоти! – Я хочу тебя! И я знаю, что ты хочешь меня! Возьми меня! Плюнь на все, забудь ты о этих грехах! – прошептала возбуждающим голосом на ухо она парню.

Дан замер.

Его словно ледяной водой окатили с ног до головы.

– Нет! – отстранился он от Светы.

– Что?

– Ты разве не понимаешь, что…

– Ты не хочешь меня?! Плевать! Я найду того, кто захочет!

Света уже хотела уйти, когда ее остановил Дан.

– Очнись!

– Пошел ты!

Девушка, что стояла перед ним, не была той прежней Светой, которую он знал и с которой был знаком. В ней не было и частички ее самой.

Там была лишь похоть! Страсть и порок!

«Третье испытание. Похоть – третий грех!» – провел он рукой по лицу, снимая остатки наваждения. И он, Дан, едва не поддался этому греху, увлекая за собой Свету. – «Нужно, чтобы этот помощник появился как можно скорее!!! Скорее!».

«Страшно?» – насмешливо произнес голос. – «Боишься, что она не справится? А может ты боишься, что настоящая она – та, кто стоит сейчас перед тобой?».

– Нет!!! – закричал в ответ Дан. – Я ее не отдам!

«Ха!»

Свету трясло.

– Если нам никто не поможет, то ты просто сойдешь с ума, – прижимал ее к себе Дан, оглядываясь по сторонам. Никого, даже мало-мальски, похожего на божественного помощника. – Идем! – поволок ее Дан к двери женского туалета.

Внутри было лишь двое девушек, которые красились и поправляли прически.

– Эй!

– Тут женский туалет!

– Пошли обе к черту! – схамил им Дан и поволок сопротивляющуюся Свету к крану с холодной водой.

– Что? Твоей девчонки совсем плохо? – скривилась одна из них.

– Не твоего ума дело! Валите!

Он открутил кран и подставил голову девушки под мощную струю холодной воды. Волосы Светы опали мокрыми сосульками вниз, закрывая той лицо. Девушка стихла и уже не пыталась вырваться.

– Ты все равно не сможешь спасти ее, помощник! – зашипела одна из посетительниц клуба.

«Демоницы!» – узнал их Дан.

Девушки, которые только что были простыми пышногрудыми блондинками, превратились в фурий с кошачьими зрачками. Они были черны как уголь, а адское пламя полыхало вокруг них. Руки стали когтями, а кожа покрылась ядовитыми язвами. Прикоснись к такой и умирать будешь мучительно долго.

– Что вы сказали, твари? – не понял их Дан.

– Глупый… глупый помощник! Но как бы ты не старался, ты не сможешь быть рядом с ней. И как же ты слаб, чувствуя к ней что-то… Ты жалок! – сплюнули они. – Ты проиграл тогда, когда начал влюбляться в нее! – ткнула кривым ногтем в сторону обмякшей Светы одна их них. Она не подавала признаком жизни.

– И почему же? – прищурился Дан. Он уже не отрицал того, что чувства к Свете – это что-то большее, чем просто желание спасти светлую душу. Оно проникало с каждым днем, с каждым часом и с каждой минутой все глубже в его сердце, под его кожу, становясь единым целым с парнем.

– Почему? – подала голос другая. Он оказался не менее противным, чем у ее подруги. – А ты не сможешь убить ее, помощник, когда она встанет рядом с нами и повергнет человечество в хаос! Твоя вера в нее уничтожит все и вся!

Они испарились, оставляя лишь вонючие клубы дыма от адского пламени.

Дан едва справлялся со свалившейся на его голову информацией.

С трудом набрав на телефоне номер отца Алексея, он произнес:

– Света с трудом прошла третье испытание. И я, оказывается, – помощник Господа. Что за фигня, батюшка? – съехидничал он.

– Приезжайте. – был короткий ответ от отца Алексея.

12

Света мирно спала.

Она лежала на мягкой кушетке в кабинете у отца Алексея.

Дан с самим отцом Алексеем разговаривали тихо за дверью.

– Она… с ней же все хорошо будет? – взволнованно косился он на дверь.

– Уверяю тебя, с ней будет все хорошо. Она сейчас закрыта от темных сил, находясь в чертогах святого дома. И я…

– Что?

– Немного подстраховался.

– Не понял? – Дан напрягся.

– Я надел на нее святой крест.

Дан опустился на корточки. Ему не хватало сил стоять.

– Что значит, что я – и есть тот самый помощник Господа, который может защитить душу? Я не тот… Явно, не тот, кто ей нужен. Во мне тьма от рождения.

Отец Алексей вздохнул и причмокнул губами.

– Идем, мне нужно кое-что тебе показать. Надеюсь, ты поймешь.

Он шел быстро и парень едва поспевал за ним. Они поднимались на самый верх. Туда, где были колокола.

– Что мы тут делаем? – запахнул посильнее пиджак Дан. На открытом воздухе было прохладно и ветрено. – Я могу и простудиться.

– Ничего, выпьешь аспирин.

– Спасибо. Серьезно, что здесь?

– Самые скрытные тайны, которые нам удалось узнать о борьбе с тьмой. Она бы очень хотела забрать их у нас. Но…!

– Что «но»? – терял терпение парень. Света осталась там внизу одна.

– Звон церковных колоколов считается лечебным. Но так считают лишь праведные люди. Тьма ненавидит этот звон, он действует на нее подобно яду, что разъедает ее проклятую плоть. Когда звонят колокола, святая земля накрывается куполом защиты от сил зла. Церковь без колокола – это бронежилет из рыболовной сети.

– Смешно, если б не было так грустно.

Дан наблюдал за действиями отца Алексея.

Наклонившись, он вытащил один кирпич из всей кладки и достал ссохшийся пергамент, который уже был весьма потрепанным и старым.

– Читай! – приказал отец Алексей, Дану.

Парень взял свиток и развернул его:

– «И прибыл помощник – посланник Господа – на землю, дабы помочь душе обрести покой и благословение божие… И знал он, что такое грех, ад и тьма… Он касался и видел их воочию… Он сам часть тьмы, с которой предстояло ему вести борьбу… И был он выбран для чистой души… И была спасена душа им, вопреки всем правилам… И был призван он к отцу своему, создателю!»

Парень замолчал. Отец Алексей тоже не спешил начинать разговор.

– Думаешь, что такой как я, смогу быть ей защитником?

– Думаю, что кандидатура – лучше не придумаешь.

Алексей оставил его одного, наедине со своими мыслями.

Парню предстояло принять решение.

* * *

Света отрыла глаза. В голове немного шумело, глаза щипало.

– Эй, ты как?

Дан сидел рядом и гладил по руке. Он был спокойным, заботливым.

С трудом приподнявшись на локтях, Света посмотрела на него и слабо улыбнулась в ответ:

– Вроде бы… Голова трещит как будто на ней играли всю ночь, перепутав с бубном. А так, порядок. Где мы? – только сейчас Света поняла, что место ей знакомо, но смутно.

– В кабинете у отца Алексея. Он скоро придет. Держи, – подал ей Дан смоченное в холодной воде полотенце. – оботрись.

– Спасибо.

Придя в себя, Света поднялась с кушетки и направилась к выходу.

– Ты ничего не помнишь? – с опаской спросил ее Дан. – О прошедшей ночи?

– Помню, – прошелестело ему в ответ.

– Все?

– Да. И мне очень стыдно. Прости, что налетела на тебя. Я не знаю, что на меня нашло. Во мне будто пламя разгорелось и я… Не знаю, вообщем, что там было.

– Третий грех. Похоть.

– Я не поняла как со мной все это произошло. Музыка, голоса, алкоголь и дым от сигарет… Я на секунду потерялась и потом внутри все начало разгораться. Я хотела… хотела лишь…

– Можешь не продолжать, – успокоил ее Дан. Он видел как неловко девушке говорить обо все этом. Ее красное лицо явно свидетельствовало об этом.

– Спасибо. Идем? – открыла дверь Света.

– Я тебе еще не все рассказал.

– Мне и этого достаточно, поверь, Дан. Идем, а? – практически, умоляла его Света.

– Хорошо, уйдем.

Они вместе вышли из церкви, держась рука об руку.

13

Жизнь, если это можно было назвать жизнью, вошла в свое обычное русло.

Заканчивалась вторая неделя и… тишина. Везде была тишина. Все было хорошо и даже голос не беспокоил Свету.

Она проводила много времени с Матвеем. Но еще больше она проводила времени с Даном.

Они с самого раннего утра встречались во дворе дома девушки и шли по улицам города. Когда-то к ним присоединялся и Матвей. Но парень всегда чувствовал себя лишним с ними.

Он находил себя в компании своих друзей. Звонили они, звонил он…

Матвей уходил вечером и возвращался лишь утром.

Старательно, даже через чур, отдалялся от сестры. Свету это сильно задевало.

И в один из таких вечеров, парень вновь засобирался на очередную сходку со своими друзьями.

Света вышла из комнаты, подперев своим плечом дверной косяк.

– Ты куда?

– Неважно. Я вернусь поздно, ложись спать.

– Дан сказал, что тебе лучше не выходить сегодня из дома. Останься! Сейчас уже десять вечера. Поздно, брат.

– Свет, все хорошо. С тобой все в порядке. У всех жизнь вошла в свое русло. И моя тоже…

– Матвей, я…

– Свет, ложись спать и не жди меня.

Родители работали и тоже должны были вернуться поздно.

Света поежилась и замерла на месте. Ее не отпускали сомнения и за себя, и за брата. Пусть все успокоилось, но это не значит, что все закончилось.

– Я не останусь. Возьми меня с собой.

– Света, я иду в клуб. Тебе же они никогда не нравились. Зачем тебе это сейчас? – зашнуровывал свои ботинки парень. Но от нетерпения, они ему не поддавались.

Плюнув, он переобулся в свои зимние сапоги.

– Я с тобой! – повисла у него на руке Света.

– Ладно, собирайся. Быстро!

Света кивнула и понеслась в комнату собираться.

Они встретились с компанией брата у входа в клуб.

Три девушки и два парня ждали Матвея у дверей заведения.

«Для каждого по девице!» – недовольно приметила Света и отвернулась в сторону.

Чуть поодаль стояла компания. Там были и парни, и девушки. Их было больше.

Один из парней, будто почувствовал ее взгляд и, обернувшись, улыбнулся. Света смущенно улыбнулась и еле заметно кивнула. Ей это было в новинку.

Ее дернул за руку Матвей:

– Идем? Ты чего там увидела? – стал вглядываться в ту сторону парень, куда смотрела сестра.

– Да, идем.

– Странная ты…

Они вошли внутрь.

Смех, танцы. Движения и запах алкоголя. Свет ламп и звуки музыки.

Света едва успевала следить за всеми изменениями внутри.

Матвей же, наоборот, отстранился и вовсю занялся своей спутницей на сегодняшний вечер. Кажется, ее звали Алина… а может быть и Марина.

Скучая и цедя свой коктейль, Света смотрела на танцпол и думала о том, почему она упросила брата взять ее с собой.

Дан уже два дня никак не проявлял себя.

Последний раз, когда она его видела, он сказал, что не чувствует рядом с ней тьму и может заняться своими делами.

– Уверен?

– Да.

– И надолго ты меня оставляешь?

– Свет, пойми правильно, ты должна будешь жить без меня… Я не твой отец, не твой парень и не твой брат. Рядом с тобой есть те, кто ближе меня.

– Но защищаешь меня ты.

– Этому есть объяснение.

– И ты не говоришь мне его! – разозлилась тогда девушка.

Дан молча кивнул. Он решил не говорить девушке о том, что он – спутник, ее помощник. Ей и так досталось, а тут еще и он начнет пугать. Пусть лучше думает, что он с ней по чистой случайности. И все.

Света сидела на диванчике и игралась в телефоне.

Внезапное сообщение заставило содрогнуться ее. Оно было от Дана.

«Ты где?».

«В клубе. С братом.».

«Давно?»

«Нет.».

«Название клуба!».

Удивившись такому напору, Света все же написала название и отключила телефон. К ней продвигался тот парень с которым она перекидывалась взглядами у входа.

– Привет. Не хочешь потанцевать? – нагнулся он к ней, улыбаясь и протягивая руку.

Парень был красивым, лощеным. Как дорогой новогодний подарок, упакованный в блестящую упаковку.

Гладко зачесанные волосы белесого оттенка, проколотая мочка уха с дорогой серьгой в виде ровного бриллианта. Сильная шея, переходящая в прямые широкие плечи, узкая талия и сильные руки. Все это было в дорогой рубашке с закатанными рукавами, потертыми джинсами известной марки. Ремень, часы и кольца на пальцах были тоже весьма не дешевыми. Они были неброскими, но кто знал эту изнанку, понимали, что парень из очень влиятельных кругов.

– Идешь?

– Да, – подала руку ему Света. Он тянул ее и манил к себе. Света не стала сопротивляться этой тяге.

– Антон.

– Света.

– Красивое имя. Идем, потанцуем.

Он вывел ее в центр и закружил в танце. Блеск, свет, музыка и люди смешались воедино.

Света кружилась и отпускала все свои страхи, находясь рядом с Антоном. Он лишь дарил ей улыбки, а девушке казалось, что солнце изменило правила и вновь взошло на небосвод.

– Ты красивая, когда улыбаешься.

– Спасибо, – залилась румянцем девушка.

– За правду не благодарят. Свет, скажи, а кто тот парень, что сверлит нас взглядом?

– Брат.

– Но смотрит он на тебя никак брат, а как тот, кто ревнует и не хочет отдавать свое другому.

– Не смеши, он – мой брат и просто волнуется за меня.

Парень хмыкнул и о чем-то задумался. От девушки не укрылось это, но расспрашивать она не стала.

– Слушай, – наклонился Антон к Свете. Та втянула шею и опустила взгляд. Все это было для нее в новинку.

– Что?

– К твоему брату присоединился еще один «брат». У них что, что-то типа «братства»? Они тебя охраняют или что? – повернул он Свету так, чтобы она видела.

Рядом с Матвеем стоял уже и Дан.

Вздохнув, Света махнула рукой и вернулась к красавчику, который завораживал ее все больше и больше.

– Не обращай внимания на них.

– Как скажешь, – обнял ее за талию молодой человек, притянув к себе еще сильнее.

Парни едва не стирали себе зубы, скрежеща ими друг об друга. Света выделывала такие фортеля, которые от нее никто не ожидал в принципе.

– Она такое раньше делала? – спросил Дан у Матвея. Тот же начисто забыл о своей девушке и лишь наблюдал за сестрой.

– Нет. Раньше она в это время видела десятый сон.

Дана покорежило. Он знал, что Света практически перестала спать из-за кошмаров, которые ей снились и не давали отдохнуть.

– Может она просто решила найти себе молодого человека, – подумал вслух Матвей. Эта идея ему не нравилась. Очень не нравилась.

– Парня?

Нога парня отсчитывала такт музыке. Его это никак не успокаивало.

– Тебя так это задевает? – увидел реакцию Дана Матвей. – Ревнуешь ее? – поддел он парня.

– Еще чего!

– Ну и хорошо. А вот этот франт меня очень напрягает. Может пойдем и заберем мою сестру от него?!

– Кажется, ты ревнуешь, а не я.

– Я – брат. Я волнуюсь, а не ревную. Это разное, понял?

– Конечно, – закивал Дан, отмахиваясь от находчивых разгоряченных девиц, что захотели заполучить себе загадочного парня-гота. Он нравился тут многим.

Свету утянули к столику, где расположились друзья Антона.

– Ребята, знакомьтесь, ее зовут Света – она самая красивая девушка в этом клубе.

Все заулюлюкали и весело помахали смущенной вконец Свете.

Усадив ее рядом с собой, Антон предложил выпить за знакомство, пододвигая бокал с коньяком ближе к девушке.

– Я не пью… и…

– Немного алкоголя никому не повредит, а даже наоборот, раскрепостит… Ты же хочешь оттянуться? – сверкнул он белоснежной улыбкой. Парень был из той породы людей, которые редко смотрят вниз. Туда, где обретались такие как Света.

И это обстоятельство очень польстило девушке.

Кивнув и опрокинув залпом в себя порцию горячительного напитка, Света окончательно повеселела и почувствовал себя свободно.

– Ты идеальна, – проникновенно прошептал ей Антон, придвинувшись вплотную к мочке ее уха. Света слышала его и музыка не была помехой.

– Антон, я…

– Тс-с-с! – приложил ей палец к губам парень.

Света закрыла глаза, блаженствуя.

Она расслабилась.

Парню было дозволено многое. Его руки блуждали по ее животу, задрав край футболки. Шею покрывали поцелуи, не давая опомниться. Девушка едва не пропадала от аромата парфюма парня, вдыхая его и облизывая губы.

– Так нельзя.

– Так можно. Так нужно. И так надо. У тебя может быть все, Света. Ты рядом со мной. Ты – королева. Ты достойна всего самого лучшего и я тот, кто смогу тебе все это дать. Просто, согласись.

Горячий поцелуй вновь обжог ее губы. Пальцы Светы поползли вверх по лицу парня, зарываясь в его волосы.

Антон скрыл ее от всех тех любопытных глаз, которые могли бы ее увидеть.

– Эй! Эй, друг! – потыкали в плечо Антона. Тот нехотя остановился и отстранился от Светы.

Над ним стояли Матвей и Дан.

– Чего вам? Валите!

– Ты не понял, видимо. Давай, я тебе объясню. Ты! – указал Матвей на парня. – Встаешь и отваливаешь в темноту и мы больше тебя никогда не встречаем. А ты, – повернулся он к своей сестре. Ее глаза заволокло поволокой, как будто ее накачали психотропами. – встаешь и идешь вместе со мной и Даном домой. Все, хватит! Нагулялась!

Матвей уже было протянул руки к сестре, когда услышал от нее:

– Нет!

– Что, прости?

– Что слышал. Я не пойду с тобой. И с ним тоже! – кивнула она на Дана. Тот пока молчал.

– Ты хочешь остаться с этим мажором?

– Да, хочу. Ты хочешь быть со своими, а я хочу быть с ним. Все, я так решила. Уходите, – отмахнулась она от парней.

– Слышали? – оскалился Антон. – Валите!

– Я не уйду без сестры! – выпятил грудь вперед Матвей. Кулаки были уже наготове. Дан тоже приготовился к неизбежному.

– А ты упертый, – встал Антон, а за ним еще четверо парней, разминая свои руки и шеи, для драки. – Раз так, то может быть обсудим все это на свежем воздухе?

– Не слушай их, Антон. Просто уйдем и все! – приобняла его Света. – Где твоя тачка? – облизнулась она, глядя на него снизу вверх влюбленными и голодными глазами. Парень зарычал и смачно поцеловал ее на глазах у брата. И как только тот не кинулся?

Дан повел носом, втягивая запах.

Что-то было не так…

Ее глаза…

Они были чужими и такими холодными. Ледяные и безжизненные.

– Я тебя не пущу, Свет! – попытался остановить сестру, Матвей. Но его самого остановили.

Это был Дан.

– Пусти ее. Пусть идет с ним.

– Вот! – удовлетворенно произнесла Света, меняющаяся на глазах парней. Она превращалась из ангела в маленького дьяволенка.

– Что? Ты думаешь, что несешь, придурок?!

Матвей уже занес руку, для того, чтобы ударить вначале Дана, а потом и этого хлыща Антона. Но Дан остановил его:

– Грех.

– Что? – не понял его Матвей.

– Ее грех. Отпусти ее, я все тебе объясню.

Матвей кивнул и нехотя проводил взглядом сестру, которая уходила в обнимку с лощенным парнем. Он даже один раз обернулся и подмигнул им, показывая, кто тут победитель.

– А теперь, или ты мне все сейчас объяснишь или я вначале врежу тебе, а потом и их нагоню! – оттащил в сторону Дана Матвей.

Дан знал, что происходило со Светой. Зло подкралось к ней незаметно. И даже для них: Дана и Матвея. Оно обуяло и завлекло ее своей красотой и молодостью, нежностью и сексуальностью. Всем тем, чего девушка не видела до этого.

Свету поманили любовью. Тем, чего она никогда не испытывала.

Он спешно рассказывал об этом брату Светы и пытался придумать план, чтобы вытащить ее оттуда.

– Но какой грех? – не понимал его Матвей. – Любовь? Но ведь это не грех!

– Ты же его видел, парень. Подумай, что завлекло к нему твою сестру?

– И что же?

– То, чего нет у меня, например. – Дан посмотрел на Матвея скептически. Тот дернулся и выпрямился по стойки смирно.

– Что?!

– Да и у тебя тоже этого нет.

– Не зли меня!

– Это деньги. Богатство! Грех – богатство, жажда денег и больших возможностей, благодаря им.

Парень запустил руку в карман и достал оттуда небольшой амулет, что был отделан золотой тесьмой, пронизывающей его по всей окружности. В центре был ровный кровавый агат.

– Что это? – взял его в руки Матвей. – А говорил, что бедный.

– Это не мое. Это моей тети, оставила мне в наследство, когда… вообщем, неважно. Это амулет «Арум эт Сангуис».

– И что это?

– Кровь и золото.

– Я вижу.

– Это перевод с латинского. Если верить россказням моей тетки и других таких же фанатиков, то этот амулет стал причиной гибели Атлантиды.

– Расскажешь? – Матвея пугал и также сильно завораживал этот парень-гот.

– Считают, что этот амулет был сделан из крови первого правителя Атлантиды и слез его жены, когда ее супруг отдал свою жизнь за счастье своего народа. И в последующем, этот амулет хранился у каждого из потомков правителя. Но потом трон заняли те, кому он не принадлежал по праву. Они хотели захватить те несметные богатства, что были собраны царской семьей на благо своего народа. Но эти люди… они хотели их для себя. Единолично.

– И что тогда?

– Тогда кровь царя заставила всех жителей иссохнуть от злобы и зависти. Кровь испарилась в их телах, оставив лишь пустые оболочки. А слезы царицы, что оплакивала жертву своего любимого супруга, затопили славный некогда город, скрыв его в водах всемирного океана.

Матвей задумался и спросил:

– А как же тогда этот амулет оказался у тебя?

– Его забрали себе царь и царица. Забрали свой дар обратно, понимаешь? – Матвей кивнул, хоть и не особо понимал. – И он то появляется, то исчезает в твоих руках. Он нужен, чтобы оттянуть Свету от блеска богатства того парня к нам. Обратно. – Дан едва смог сдержаться, чтобы не выдать своего волнения.

– Тогда идем?

– Идем.

– Но как мы их найдем? – удивленно окинул Матвей взглядом парковку клуба, где они стояли.

– Вот, – вытащил из второго кармана маленькую куколку, Дан. – Неужели, я – темный маг и не воспользуюсь этим. Этот кукла приведет нас куда надо как Ариадна привела Тесея – по ниточке!

– Ну ты даешь! – улыбнулся Матвей и поспешил за парнем, который как ищейка следовал по пути парочки, что отъехала от клуба пару минут назад.

У парней было не так уж много времени.

14

Ниточка привела их к одному из домов, что находились в элитном районе города. Парень был явно из нуворишей и ни в чем себе не отказывал в этой жизни. Света стала одной из таких прихотей и он не поленился ее исполнить для себя любимого.

Дан смотрел на окна дома и не мог понять на какой этаж его тянет. Он чувствовал слабую энергетику девушки. Ее собственную, не омраченную грехом. Но она слабела с каждой минутой. Надо было спешить, иначе они рисковали ее потерять.

Спутник не мог найти ту, что должен был всегда сопровождать.

«Хреновый из меня помощник!» – сплюнул на асфальт Дан и вновь уставился на кулон, который горел кроваво-красным цветом. Жажда власти и денег манила его, влекла к себе, призывая забрать все это.

– Ну и что ты стоишь?! – в нетерпении был и Матвей, что стоял рядом с парнем. Он видел, что творится с кулоном и видел, что творится с Даном. Сложить вместе все это у него никак не получалось. Оставалось лишь спрашивать и надеяться на ответы.

Ответы Дан не спешил давать.

– Он же показывает нам на второй подъезд! Чего мы ждем? Почему не идем за ним?!

– Я тебе кое-что не рассказал про этот кулон.

– Да? И что же?

– Кулон, действительно, чувствует богатство и находит его. Без труда, ему это раз плюнуть. Но влечет его совершенно другой факт.

– Что? – Матвей чувствовал страх из-за того, что сейчас должен был услышать.

– Он живет и процветает благодаря не золоту и иным драгоценным металлам, а жажде наживы и власти с помощью них. Он высасывает эту жажду как воду из человека… досуха. До конца. Как однажды уже высосал из жителей Атлантиды.

– Но ты же говорил, что все это может быть просто сказкой!

– А если нет? Хочешь проверить это на своей сестре?! Она как раз сейчас в объятиях страсти к деньгам. Вперед! – сунул Дан ему кулон. Матвей смотрел на него как на заразу, что оказалась случайно в его руках. Он держал кулон на вытянутых вперед руках как горячую картошку из котелка. – Дай ему лишь шанс и он тут же отыщет квартиру, присосавшись к твоей сестре. Или есть вариант, что мы сами ее отыщем.

– Но как мы ее вернем обратно, если не с его помощью?

– А мы его усмирим.

– Как? – Матвей не сдержался и хохотнул. Уж слишком все ему казалось нелепым. Однако, Дан был весьма серьезным.

– Вот так, – достал он нож из своего заднего кармана.

– Откуда у тебя это?

– Для грибов. Удобно ли знаешь ночью, бродя по лесу, грибы с ножек снимать.

Парень со всего маху полоснул лезвием по своей ладони. Кровь окрасила его кожу, намереваясь вылиться через край.

– Подставь кулон и держи его в руках.

Матвей был не слабаком и не трусом, но не мог справиться с дрожью в руках. Его раскрытые ладони вспотели и не хотели держать кулон. Он трясся и норовил соскользнуть вниз на асфальт.

– Он нагревается! – предупредил Дана Матвей.

– Я знаю. Это порождение живое, как и вся тьма на земле.

– Откуда ты все это знаешь?!

– Я не на диване валялся все те дни, что меня не было.

– Ты знал, что ничего не закончилось? Знал и не предупредил нас?! – закипел Матвей.

– И чтобы вам это дало? Знание этого всего? Уехали бы? Или может быть опустились на подводной лодке на дно морское?! Что?! От тьмы не спрячешься. Либо ты вступишь с ней в борьбу и попытаешься выиграть, либо она сожрет тебя, быстрее перейдя к другой цели. Так всегда, иного варианта нет.

Матвей опустил взгляд. Он устал. Он был на грани. Еще немного и его можно смело сдавать на поруки в психушку. Но он попробует держаться ради сестры, ради Светы.

– Как думаешь, это когда-нибудь закончится? – спросил он у Дана, наблюдая за тем как кулон жадно поглощает кровь темного мага. Он питался ею как голодный странник, впитывая в себя все до последней капли.

– Когда-нибудь… обязательно, закончится.

– Но будет это не сегодня, да?

– Ты и сам знаешь ответ. Все, хватит, – повязал рану платком Дан. Пару капель крови капнули на асфальт.

– И что теперь?

– А теперь положи его на землю. На какое-то время, я – его хозяин и подчиняется он мне.

Матвей опустил потухший кулон на землю. Сейчас он напоминал ему старую никому ненужную вещь, которую выбросили из окна. Он потерял весь свой лоск и сияние. Погас как свеча.

– Найди ее, – закрыл глаза Дан, рисуя образ Светы.

Кулон дернулся. Сила, привязывающая его к Дану, заставила его подчиниться. Он всплыл в воздух и вновь засветился, указывая на дверь подъезда.

– Идем… – Дан схватился за сердце.

– Что с тобой?! – подскочил к нему перепуганный Матвей. – Тебе плохо?!

– Нормально. Но надо поспешить. Связь, которую я установил с магией кулона, чтобы им управлять, – двусторонняя – если я использую его, то и он тянет соки из меня. Вещица – зверь. Кажется, теперь я понимаю, почему тетка говорила о том, что никто из королей Атлантиды не доживал до тридцати лет. Эта тварь высасывала их за право обладать ею.

– Все веселее и веселее. Идем, – подхватил его Матвей и парни поспешили за кулоном, который просто рвался на самый последний этаж.

Там и была Света.

* * *

Дверь была запертой, но за ней слышалась музыка и голоса. Там явно кто-то был.

Матвей ринулся вперед, чтобы постучать и потребовать Свету. Но Дан остановил его один качание головы.

– Нет. Не так. Тише, – поднес он палец к губам и Матвей понятливо кивнул.

Прошептав что-то, парень прислонился лбом к двери и Матвей услышал одно единственное слово:

– Подчинись!

Дверь без скрипа открылась.

Парни поспешили внутрь. Кулон был в руке у Дана. Он подрагивал время от времени и рвался вперед, чувствуя большой пир для себя.

– А ты квартиры, случаем, не грабишь? А?

– Нет, не граблю. Но спасибо за совет, приму к сведению.

– А что такое? Ты и так на стороне темной магии, ты – не добрый волшебник. Разве, я не прав?

Дан задумался. Он, и вправду, не тот, кто должен оберегать чистую душу от искушений. Но кажется, больше просто некому. Он единственный кто оказался рядом с ней, когда темные силы отметили ее, отыскав. Но все это, казалось, больше походило на злую шутку, нежели на его собственный путь.

«Я не тот, кто должен быть спутником для души. В этом парень прав.».

– Эй, вон они! – одернул его от мыслей Матвей, указывая на комнату, что была в квартире совмещена с кухней. Это была квартира-студия.

Света с Антоном уютно устроились на диване цвета перезрелого апельсина и обнимались, не замечая ничего вокруг.

Кулон едва не сжигал кожу на руке у Дана, желая забрать жажду власти и наживы у Светы.

– Не помешали? – спросил у них со всей вежливостью Дан. Матвей же просто скрипел зубами.

– Вы?! – соскочил с дивана удивленный Антон. – Как вы попали в квартиру?

– Ну будем считать, что ты забыл ее запереть, – отмахнулся от его назойливых расспросов Дан.

– Отпусти ее! – потребовал Матвей, разминая кулаки.

– И не подумаю. Она теперь со мной, вы сами слышали, что она пошла со мной добровольно. Правда же, Светлана? – прошептал шипящим голосом Антон, повернувшись к Свете.

– Светлана?! – повторила за ним девушка. Она помнила этот шипяще-манящий голос, который называл ее не иначе, как Светланой. Но это не мог быть он. – Ты же не…

– Я могу быть кем угодно, где угодно! И как я раньше не догадался, что ты падешь при виде того, что тебе недоступно! – рассмеялся ей в лицо Антон. Лицо его теперь исказилось, словно кто-то провел по нему ластиком, размазывая линии и стирая границы. Оно стало страшным.

Света отпрянула.

– Нет! – закричала она, закрывая лицо руками.

– Отпусти ее! – кинулся к ней брат.

– Зачем? Она и так уже моя, можешь сам убедиться. Взгляни на ее метку. Она укрепилась сразу же как только она согласилась уйти со мной. А вы… Вы – жалкие смертные, что мнят себя защитниками земли человеческой. Но скоро, – раскинул он руки в стороны. В квартире стало душно, словно воздух раскалился до запредельной температуры. – все изменится. Земля станет домом для нас и тюрьмой для вас! – ткнул он пальцем в ребят. Матвей кинулся на него:

– Ах, ты сволочь!

– Стой! – едва удержал его Дан. – Ты с ним не справишься.

– Твой друг верно говорит. Идем со мной, – повернулся он к Свете. Парни чувствовали как по телу бегут ручьи пота. Жара сбивала дыхание, заставляя кашлять и вновь пытаться глотать сухой бесполезный воздух. Легкие сжимались, не пропуская его.

Света вжалась в спинку дивана и задрожала.

– Идем! – терял терпение Антон, рыча от нетерпения.

Света обмякла. Ее глаза закрывались. Еще минута и душа перейдет на свою темную сторону.

Дан не мог этого допустить.

Он выпустил кулон из рук. Алое зарево озарило комнату. Антон, казалось, был удивлен. Но вскоре его удивление сменилось яростью. Он завопил:

– Нет!!!

– Да! – кивал удовлетворенно Дан. – Именно, да!

Кулон рванул к Свете, остановившись над ее головой. Он всасывал в себя ее жажду богатства, жажду власти и наживы. Такого обилия пищи сей артефакт не видел очень давно и он наслаждался своей трапезой.

– Нет! – кинулся было к нему Антон, но кулон с легкостью пригвоздил его к стене.

– Ты не можешь ему помешать высосать грех из Светы. Он сильнее тебя в том, что касается жажды власти и денег. Кулон высосет всю ее жажду, тем самым избавив и от малейшего следа греха в ее теле и душе. Она не согрешила, польстившись на богатство.

Антон был в бешенстве.

– Мы еще увидим, кто кого, путник! – пообещал он Дану и сиганул в распахнутое окно вниз.

Матвей же просто стоял, разинув рот.

– Я так думаю, что он выживет, да? – спросил он у Дана.

– К сожалению, – констатировал тот и поспешил к Свете, над которой все еще орудовал кулон. Он пил ее до конца, не желая останавливаться. – Нужно убрать его от нее! – не знал как подступиться к девушке Дан.

– Так убери его!

Свету дергало как от разрядов тока. Она закатывала глаза и порой даже теряла сознание.

– Если бы это было так легко и просто. Мой контроль над кулоном ослаб и он стал сильнее от ее греха, выпив его из нее. Так просто он от нее не отстанет.

– И что? Теперь нам просто смотреть на то как эта штука ее прикончит?! Ты должен ее спасти, слышишь?! – затряс его Матвей. Дан лихорадочно соображал, что же ему делать.

Вдруг кулон погас, упав на пол. Света обмякла и перестала дергаться.

Матвей кинулся к сестре.

Испуг на его лице и ужас, сменивший его, все сказали Дану.

– Она не дышит! – произнес лишь одними губами побледневший Матвей.

Сердце Светы остановилось.

Дан был в панике. Кулон же бесследно испарился с пола.

Все пошло прахом!

15

Матвей метался по комнате, пытался понять, что делать. Но ничего в голову не приходило. Света лежала фарфоровой куколкой на диване. Дан был рядом на коленях. Он лишь смотрел ей в глаза, которые девушка закрыла. И теперь, кажется, уже навсегда.

– Ты так и будешь сидеть, сложа руки?! Помоги ей уже!!! – упал рядом с ним обессиленный Матвей.

– Я – лишь спутник души. Я – не Бог! – душа Дана разрывалась на части. Парень терял ту, которую… полюбил?!

Парень взглянул на Свету. Он никогда не думал, не позволял себе так думать. Но сейчас… когда она умерла, то все оборвалось внутри у того, кто и думать себе запрещал о счастье и любви.

Ее прямой нос, выписные губы, острые плечи и хрупкие запястья…

Он вспомнил ее голосок, который так просил его помочь ему. А он не смог. Вновь не смог защитить ту, которая ему была дорога.

– Ты должен ее был спасти! – пенял ему Матвей. И он был прав. – Она так верила в тебя. Верила тебе!

Дан посмотрел на брата Светы.

– Я не могу ее вернуть. Я могу ее лишь найти, если она не перешла переход.

– И что? Что дальше?! – в нетерпении подпрыгивал Матвей. Время уходило. И он чувствовал, что еще немного и будет поздно.

– Она умерла, а значит, ее силы жизни покинули ее тело.

– О чем ты, говори яснее! – потребовал от него брат.

– Я могу найти Свету, но вернуть ее в мир живых получится, только если кто-то отдаст ей свои жизненные силы. Я готов и сам отдать их ей, только никто не сможет ее найти кроме меня – ее спутника души.

– Еще яснее. Для тупых… для меня, вообщем! – заорал Матвей.

– Тот, кто отдаст свои жизненные силы, тому придется остаться без них, а значит… значит, тот человек займет место Светы.

– Умрет, верно?

– Верно.

– Значит, скажешь вместо меня, что я ее люблю и она дороже всех мне на этом свете! – спокойно кивнул головой парень и удобнее уселся на полу. Дан смотрел на него как на душевнобольного. – Что? Или надо лечь? Как это у вас там делается?

– Ты… ты готов… сделать это?

– А ты бы не сделал?

Матвей задумчиво закусил губу и отвернулся, глядя в стену. Его так и не оставляла совесть с той ночи, когда на Свете оказалась метка.

Его вина. Лишь его.

Его злоба к сестре стала началом для ее персонального ада. И он должен был положить этому конец. Он с самого начала всеми силами пытался помочь облегчить страдания сестры, но всегда наступал тот момент, когда Матвей оказывался не у дел.

– Но я думаю, что Света не одобрит этого…

– А ты не думай! Делай как надо и пусть она откроет глаза. Я могу помочь ей в этом. И я помогу!

– Но…

– Сколько у нас есть времени?

– Час после смерти. Учитывая время, которое прошло, то минут семь или шесть.

– Тогда не думай, а делай.

– Меня убьет твоя сестра, когда очнется, – качал головой Дан, погружаясь в транс. Матвей с улыбкой на лице, закрыл глаза. Он знал, что его сестра будет жить.

Света стояла посреди огромного поля с огромными синими васильками. Солнце жарко грело и освещало все вокруг. Горизонта не было видно. Марево виднелось впереди от жары.

«Где же я теперь?».

«Не догадываешься?!» – насмешливо произнес голос, который Света узнала бы среди тысяч голосов.

Ей уже стало безразлично. Столько боли, столько слез и страданий. Ей хотелось теперь лишь одного – чтобы все это закончилось.

Тихим голосом, как шелест осенней травы, она произнесла, поворачиваясь:

– Нет, не догадываюсь. А ты собираешься мне подсказать?

«Ты перестала меня бояться? Мило… и даже приятно. Что ж, ты права. Я могу тебе помочь с определением твоего местоположения.».

– Тогда скажи.

«И что же я за это получу?».

– А разве ты еще не получил то, что хотел?!

«Ты про твою душу? Нет! К сожалению, тот мерзкий кулон вытянул из тебя такой замечательный грех как жадность! Ух как я обиделся на него! Даже пришлось избавиться от него!».

– И кто же я такая?

«Ты?» – кажется, голос тоже задумался. – «Даже не знаю. Но ты мне нужна живая, а значит… я должен помочь твоему гостю добраться до нас.».

– Ты о ком?

«Ах, так… ну тогда тебе все это будет сюрпризом!».

Марево усилилось. Жара стала невыносимой, а легкие горели огнем.

Света оглядывалась, но никого не было видно. И даже голос исчез, как всегда, оставив ее без ответов на вопросы.

Матвей видел сестру, которая стояла посреди поля и нервно вглядывалась вдаль. Он не хотел видеть в ее глазах слезы. Она не должна была знать до поры до времени. Матвей сжал кулаки. Ему надо просто пройти мимо нее и дойти до конца перехода.

– Прости меня, сестричка, если можешь. Надеюсь, я попаду все же в рай, а не в ад. И я буду тебя там ждать так долго, сколько потребуется. Мы еще, обязательно, встретимся. Просто не торопись и живи за нас двоих! Прощай, сестренка!

Матвей скользнул тенью к вратам, которые открылись перед ним. Жар адского пламени дыхнул ему в лицо. Света становилась лишь миражом.

Она возвращалась…

И для Матвея это было сейчас самым главным.

Он шагнул вперед, желая поскорее исчезнуть из этого места.

* * *

Света открыла глаза и жадно вдохнула в себя воздух. Глаза резал свет.

– Ты как? – вглядывался в нее встревоженный Дан.

Но девушка искала брата. Что-то недоброе произошло, что было невозможно бы отменить.

Матвей лежал на полу. На его бесцветных губах расцвела улыбка, словно он нашел то, что так долго и упорно искал. Бледность кожи был неестественной, а грудная клетка не была в движении.

Он не дышал!

Света сползла вниз с мягких подушек дивана и прикоснулась к холодной щеке брата.

– Что с ним? Почему он не дышит, а, Дан?!

Дан поднялся с пола. Ему нечего было ей сказать.

Сказать, что ее брат отдал свою жизнь ей и сам пожелал уйти в мир теней?! Или просто сказать, что ты ожила, а он умер?!

– Дан, он не дышит! Ему плохо! Помоги ему, Дан! – била по щекам брата Света. Она не могла поверить в случившееся.

– Не могу, – тихо произнес подавленный Дан. – Он сам выбрал этот путь.

– Что?

– А то! – развернулся и рыкнул на нее парень. – Он подарил тебе жизнь. Ты живешь за него и себя. Он не сможет вернуться! Он отдал тебе свои жизненные силы.

– Не может быть!

– Может. Все может.

– Как ты мог позволить ему это сделать?! – плакала от бессилия девушка, обнимая тело мертвого брата.

– А как я мог остановить его, если он хотел спасти свою сестру из лап смерти?!

– Я виновата… виновата во всем…

– Нет! – Дан заставил ее посмотреть на себя, обхватив руками лицо. Оно было заплаканным. Руки дрожали, голос срывался, а глаза налились кровью. Света была на грани.

– Да! – вытерла рукавом слезы со щеки Света. Он села на край дивана и невидящим взглядом посмотрела впереди себя. – Если бы не мои проблемы, то Матвей был бы жив. Он был бы счастлив.

– Твой брат не смог бы быть счастливым, если бы тебя не было рядом.

– А как тогда быть мне? Как быть мне без него?!

Дан присел рядом, приобняв за плечи. Девушка покорно склонила голову к нему и просто смотрела вперед, не плача. Слезы высохли, а боль прочно укоренилась в сердце. Глубоко-глубоко, где никто ее не видит. Но она осталась и теперь сплелась с жизнью Светы.

Матвея не было.

Ее брат ушел, оставив ее одну.

Ушел и даже не попрощался с ней.

Стало так невыносимо больно и тяжело.

Света впервые пожалела, что она здесь на земле.

– Оказывается, душа такая тяжелая…

Дан выдохнул. Он боялся услышать что-то подобное от Светы. Во многих старых книгах рассказывалось, что те носители, чьи души были светлыми, просто не выдерживали ее ноши, ее тяжести, искренности и совести.

Парень сильнее прижал ее к себе, надеясь хоть немного облегчить ее боль. Света разрыдалась.

16

Дождь словно плакал вместе со Светой.

Она едва передвигала ногами, выходя из ворот городского кладбища.

Родители все еще были там. Она же просто не смогла остаться около могилы брата.

Света чувствовала, что мать осуждает ее, отец не верит в смерть своего сына. Их взгляды были тем, чего не могла выдержать девушка.

Медики просто констатировали остановку его сердца. Просто. Так просто.

Мать едва не лишилась рассудка, узнав о смерти Матвея. Отец едва не слег в больницу с инфарктом. В доме воцарилась тьма и скорбь. Радость ушла из него.

И вот теперь, дождливым летним днем девушка простилась с тем, кто был ей так дорог.

Рядом с ней шел Дан. Молчаливый, весь в черном, он держался рядом и просто шел, стараясь попасть в такт ее замедленным шажкам.

– Ты как? – уже в сотый раз спрашивал ее Дан. И в сотый раз получил лишь молчание в ответ и пожимание плечами.

Света смотрела впереди себя и ничего не видела. Она выплакала все глаза и слезы больше не желали литься из них. Кожа посерела, а жизнь ушла из девушки. Она чувствовала себя живым трупом, который лишь по случайности остался здесь и мог ходить по земле.

Она не могла вспомнить что она делала последние три дня, не могла вспомнить как она надела на себя это черное платье, которое закрывало ее как в коконе и как смогла приехать на прощание.

Она что-то отвечала на выражения соболезнований от друзей и родственников, но все это проходило мимо нее. Как гул. Как то, от чего нужно было избавиться.

Света чувствовала на себе косые взгляды друзей брата, слышала их предположения о том, что она виновата в смерти их друга. И они были правы.

– Матвей отдалился от нас после того, когда его сестрица треснулась головой в лесу.

– Да, точно. Он и от меня отдалился.

– Верно. Гляньте, с ней этот непонятный парень, который терся и около Матвея. Мне говорили, что их видели…

– Она виновата…

Дальше Дан не позволил ей слушать, он просто увел ее оттуда. Света не возражала, просто покорно плелась за ним как сомнамбула.

И сейчас они шли вдоль дороги по тротуару.

Света не замечала мимо проносящихся машин. Дан лишь просто приглядывал за ней. Парень видел как она почернела и как осунулась за несколько дней. Он не удивился бы, если Света решила бы кинуться под колеса машин.

– Свет, поговори со мной, – протянул он, смотря ей в спину. – Не молчи, пожалуйста.

Девушка вздрогнула. Остановилась, замерев на месте. А затем просто вновь пошла вперед. Дан едва не застонал от своей беспомощности в этой ситуации.

Они так и шли. Молча. Вперед, не особо разбирая дороги.

Они шли уже второй час и впереди замаячили дома. Дождь прекратился. Но Свете было все равно. Все ее платье вымокло до нитки, а волосы неопрятные паклями свисали ей на глаза. Солнце осветило небо и вышло из-за серых хмурых туч.

«Может, это хороший знак?» – посмотрел на него Дан и вновь взглянул на Свету. Она, не останавливаясь ни на миг, шла вперед. Будто желала стереть свои ноги в кровь и отомстить себе за то, что Матвея больше нет.

Люди, которые начали встречаться им по пути, удивленно вскидывали головы и даже оборачивались, видя такую странную парочку. Кто-то перешептывался, а кто-то лишь смотрел. Дан бы хотел оградить ее от всего этого, обнять и защитить от невзгод. Но Света закрылась. Она не пускала к себе. Сейчас девушка была в раковине и ее было трудно пробить.

Впереди был перекресток и красный свет уступил место желтому. Люди, что толпились у тротуара, уже переминались с ноги на ногу и ждали момента, когда можно будет перейти на другую сторону.

И вот зеленый загорелся. Все ринулись вперед.

Света шла вместе со всеми, Дан едва не терял ее светлой головы в общем потоке.

Они уже перешли на другую сторону, когда сзади раздался визг шин, крики и глухой стук, будто кто-то сбросил сверху мешок муки.

Дан молниеносно развернулся и не поверил своим глазам.

На дороге в метрах пяти от перехода лежал мальчик. На вид ему было не больше пяти. Он лежал, раскинув неестественно руки и глядя остекленевшим взглядом. Под ним медленно, но верно растекалась лужа темноватой крови.

Визг оглушил улицу. Женщина кинулась к мальчику. Он был ее сыном.

Машина, что стала причиной всей этой трагедии, стояла тут же.

Водитель жив. Он даже не пострадал.

Мужчина, придерживая свою руку, вышел из салона и не мог поверить в то, что видит.

– Мои тормоза… они… я просто не мог… я не хотел… – мотал он головой, смотря перед собой безумным взглядом. Мать ребенка кинулась на него, желая разорвать.

– Ты! Ты убил моего сына! Убийца!

Толпа сгустилась вокруг. Карета скорой помощи едва смогла протиснуться сквозь нее.

Дан искал Свету среди всей этой толпы, но не находил.

Она же смотрела на все происходящее и не могла поверить в то, что видит.

«Ты видишь как твоя справедливость справедливо меряет для людей?» – услышала она в своей голове голос. Света дернулась, но взгляда от мальчика не отвела. Водитель же выглядел живым и лишь царапина на его локте была свидетельством всего произошедшего.

«Он жив, но виноват! А тот мальчик мертв и… разве он виновен в том, что просто задержался на секунду на дороге, когда горел зеленый свет для него?!» – не уставая, давил на нее голос.

Света злобно прищурилась и посмотрела на виновника трагедии.

«Он останется жить. Он получит минимальный срок и забудет об этом. И это справедливо? Справедливо, что те, кто должен был жить – уходят, а те, кто должен умереть – остаются?!»

– Нет! – пелена ненависти накрыла девушку.

«Ты можешь решить все сама. У тебя есть такие силы, только нужно захотеть.».

Света дернулась вперед.

«Только, нужно мужество! Ты сможешь встать на защиту невиновных?!».

– Ради брата! Он не умер зря. Я отмщу! Виновный будет наказан!

Дан услышал ее. Он понял, что Света вновь говорит с тем, кого даже слушать было страшно. Но в этот раз девушка не боялась и смело отвечала ему. Она изменилась. Руки ее сжимались, а желваки ходили по лицу. Он была зла.

– Света! – подоспел к ней парень. – Света, слушай меня! Ты не можешь судить всех! Он – виновен и получит свое наказание, но не от тебя.

– А от кого? – усмехнулась она, поднимая свой взгляд.

– Света, не слушай его. Не поддавайся ему! Прошу тебя!

– Я много слушала тебя, и ничего. Я устала. Кто еще должен умереть, пока я буду слушать тебя?! А?!

Дан отпрянул от нее, словно ощутив на своем лице звонкую пощечину. Света смотрела на него ненавистным взглядом и прожигала его насквозь.

Света усмехнулась и повернулась к водителю, который осел около машины и запустил в волосы пальцы. Он был в шоке.

Девушка вскинула руку вперед и замерла.

Мужчина замер. Его глаза округлились, а рот раскрылся. Он задыхался. Кровь заполнила его горло. Света душила его со всей яростью.

– Нет! – кинулся к ней Дан. Но девушка легко откинула его лишь одним взглядом на него. Парень врезался в стенку ларька с газетами. – Света, не надо!

– Отвали. Я устала лишь смотреть на то как виновные ходят по земле безнаказанными.

Дан пытался встать, но невидимая сила прижимала его к земле.

Света вновь усилила свою хватку. Глаза закатились под лоб и мужчина пытался хватать ртом воздух. Врачи, что были здесь, пытались ему помочь, но тщетно.

Мужчина упал на асфальт и больше не дергался. Он был мертв.

«Наконец-то!» – шипением пронеслось в голове у Дана. – «Она – моя!».

На голове у Светы ярким золотистым светом светилась пентаграмма. Она была отчетливой и яркой. Все прежние старания пошли прахом.

«Ненависть – самое лучшее, что может быть!» – ржал довольный голос. Дан не мог подняться, он мог лишь беспомощно наблюдать за всем этим.

– Я не позволю тебе забрать ее!

«Я уже забрал ее! Неужели, не видишь?! Посмотри на ту, которую ты так стремился защитить!».

Дан взглянул на Свету.

На ней не было капель, платье сменилось узкими черными брюками с пиджаком, а волосы окрасились в черную смоль и были убраны в высокий конский хвост, заплетенный в косу. Глаза были налиты кровью, а руки с длинными острыми когтями.

– Света…

Она услышала его… посмотрела лишь на мгновение, но это была уже не она.

Кривая усмешка и она с легкостью развернулась, чтобы уйти.

Последний шаг и они оступились.

– Я не справился. Не смог. Не защитил ее!

Голоса уже не было. Как не было и Светы.

Она поддалась пороку. Ненависть завладела ее сердцем и сделала его черным.

Дан впервые заплакал.

Она ушла и все было напрасным…

Света встала на сторону зла.


Конец I Части

Часть II

Черное

1

– Все будет хорошо, дружище!

– Держись!

– Она тебя любила, она бы хотела, чтобы ты был счастлив! – такими были слова его сослуживцев.

Все они по очереди, не сговариваясь, подходили к сгорбившемуся молодому человеку, который сидел на лавке в коридоре следственного отдела. Он мало походил на самого себя.

Еще вчера он рьяно с сжигающим взглядом и трясущимися от нетерпения руками носился по городу в поисках своей пропавшей невесты. Он искал ее. Остервенело стремился найти ее. Ведь еще была надежда на то, что его любимая Оленька жива. Она пропала всего лишь два дня назад. Максу ничего не оставалось как верить в это.

Он давно работал в полиции и многого навидался, будучи оперативником, выезжая на места преступлений. Но то, что когда-нибудь ему придется увидеть безжизненное тело своей невесты Ольги…

Макс впервые не выдержал и зарыдал. Его пришлось оттаскивать от места, где нашли ее. Темная подворотня – безлюдное место.

Парень рвался к ней, но его не пускали.

Его друзья усадили парня в машину и пристегнули наручниками, чтобы тот не наделал глупостей. Максим лишь мог по звукам сирены «скорой» понять, что его маленькую хрупкую светлую девочку увозят от него. Увозят навсегда.

Парня привезли в отдел и посадили в кабинете, но там было душно. Все вокруг мешало и от этого становилось тесно. Парень просто не мог справиться с собой. Он вылетел в коридор и сполз на скамью, зарываясь пальцами в волосы.

– Максим, – присел рядом с ним его начальник – подполковник Корольков. Парень даже не шелохнулся. – я знаю, что тебе сейчас нелегко и…

– Что от меня нужно? – бесцветным голосом спросил его парень. Во взгляде сквозило холодом, лед застыл в нем.

– Парень, я бы не просил тебя, но ты же понимаешь… – похлопал он по плечу своего сотрудника. Суровый, много повидавший мужчина не знал как успокоить и вывести из ступора своего лучшего оперативника.

– Говорите, Юрий Николаевич. Что от меня нужно?

– Нужно взять у тебя показания, провести опознание. Помоги нам найти того ублюдка, который убил уже пять девушек. Ты же знаешь, что все они похожи. Все они со светлыми волосами и ясными голубыми глазами.

– Я понял. Скоро буду, – смотрел в стену Макс.

Подполковник тихо поднялся на ноги и кивнул сам себе. Он хотел что-то сказать, но потом передумал, глядя на Максима. Тот парень, которого он сейчас видел перед собой, разительно отличался от того Максима, что знал мужчина. Макс всегда был любимцем женщин, душой компании и самым нужным человеком в своем отделе.

Корольков просто надеялся, что Максим сможет пережить смерть невесты и решится жить дальше. Но надежды особой не питал. Ольга была для Максима всем. У парня никого не было, кроме этой девушки. Родителей Максим не знал, его нашли у входа в детский дом в старом застиранном стеганном одеяльце. Фамилию ему дали, как и многим другим в нашей стране найденышам – Найденов. Имя дали серьезное – Максим.

И вот, через двадцать шесть лет из маленького пищащего свертка вырос статный красавец под два метра ростом.

У Максима были жесткие каштановые волосы в короткой стрижке и раскосые глаза с темной как ночь радужкой. Он предпочитал брюкам удобные джинсы, а рубашкам футболки с толстовкой, обвязанной вокруг пояса. На ногах у парня со спортивной фигурой была и обувь соответствующая – спортивная. Кроссовки с высоким языком, который неизменно покоился поверх штанин. На руках были часы – подарок любимой на день рождения – и кожаный напульсник, что иногда отрезвлял его от мрачных мыслей о своих родителях и причинах, что побудили их отказаться от него.

Подполковник еще раз кинул взгляд на парня и поспешил к себе в кабинет. Дела никогда не ждали, пока за них возьмутся. Они плодились и множились быстрее, чем самые живучие микробы.

* * *

– Все жертвы были девушками до двадцати пяти лет со светлыми длинными волосами…

– Они погибали в темное время суток, между одиннадцатью вечера и тремя часами ночи…

– Их находили мертвыми, но видимых повреждений не было…

– Они все просто переставали дышать…

Макс брел по дороге и шаркал ногами. Слова его коллег не выходили из его головы. Они били тяжелым набатом прямо в темечко и не давали вдохнуть. Сердце стучало как сумасшедшее.

Парень из раза в раз прокручивал все те факты, которые были им известны. Он уже месяц жил лишь мыслью о мести за смерть своей Оленьки.

«Прошел уже месяц…» – с болью пронеслась мысль в голове Максима. – «Ее нет уже так долго, а я все еще хожу по земле. Но это лишь только для тебя, родная. Я найду ту мразь, что забрала тебя у меня!» – давал он такое обещание себе каждый новый день.

За пару месяцев пропали уже семеро девушек и семеро мертвых тел было обнаружено днем позднее. Никто не мог найти и маленькую зацепку, которая бы привела к поимке преступника. Он был словно неуловим для оперативников. Они не могли даже составить фоторобот; не находилось ни одного свидетеля тех страшных событий.

Родственники и близкие девушек говорили лишь одно, что их тянуло из дома, офиса или клуба, где бы они не находились в тот момент, на улицу. И там их словно засасывало в омут, откуда не было возврата.

Парень присел на одну из дворовых скамеек. Он и не заметил, что пришел к месту, где нашли его Оленьку. Сердце сжалось.

Сейчас здесь мало что напоминало о том, что произошло месяц назад. Не было видно больше тонкой струйки крови на пыльном асфальте, что вытекала тогда изо рта девушки. Были сняты и ограничительные ленты, на асфальте уже стоял какой-то синий запорожец.

Дети играли в песочнице. Они веселились, заливаясь смехом. Рядом с ними были их верные «сторожа-охранники» – бабушки. Они сидели неподалеку и увлеченно щебетали о своем, о «девичьем».

Макс хотел уже встать и отправиться обратно на службу, чтобы вновь и вновь просматривать уже имеющиеся у них материалы, чтобы поймать этого гада. Новая девушка пропала лишь вчера. Парень почему-то не сомневался в том, что они уже не успеют ее спасти. Но надежду не терял.

– Слышала, что милиция не чешется, а девки пропадают! – услышал парень, уже проходя мимо бабулек к арке, что выходила на проспект. Максим сразу же притормозил. В том, что одна из них говорила сейчас о их деле – сомнений не было.

– Они сейчас «полицией» стали, Нинка, а ты все «милицией» их кличешь.

– А по мне, хоть арбуз, хоть тыква, все равно одна история. Девки молодые гибнут, а им хоть бы хны! У меня, вон, невестка – блондинка. Она уже месяц из дома боится выйти, сын за двоих на работе горбатится. А если, этот маньячина на деток перекинется?! – округлила в ужасе глаза бабка.

– Да что ты такое говоришь?! – перекрестилась вторая. Первая тут же повторила ее жест. Тоже была суеверная.

– Ох, не нравится мне все это… Не нравится!

– Ты о чем? – зашептала ее подруга.

Макс, как и она, превратился в слух и замер посреди двора.

– А о том! – бабка даже подняла указательный палец вверх, чтобы придать дух таинственности. – Поговаривают, что это все проделки темных сил.

– Да ты что!

– Вот так вот. Мне моя подруга сказала, что никто из смертных не найдет этого убийцу. А все потому, что убила этих девушек тьма!

– О-о-о…!!! – страх у бабки был настоящим.

«И она верит в эти россказни?!» – ухмыльнулся Макс. Он думал, что услышит что-то стоящее, а получил пустышку. Парень сделал шаг и замер. Почему-то он остановился и не мог двинуться. А бабки тем временем продолжали «шептаться» на весь двор. Даже дети бросили свои совочки, так их бабушки разошлись.

– А как твоя подруга узнала это?

– А она – экстрасенс!

– Кто?

– То! Экстрасенс. Она видела, что тьма окутывала всех этих девушек и забирала у них жизнь.

– А зачем?

– Она не знает. Но сказала, что видела того, кто может помочь во всем этом.

– И кто же это?

– Она мне не сказала. Лишь повторяла, что нужному человеку все расскажет и он сможет помочь всем.

– А если этот человек не появится? – была на грани обморока одна из дворовых сплетниц.

– Тогда быть беде. Страшной беде. Начнется еще более страшное… – нагоняла жути подруга экстрасенса. И у нее это хорошо получалось. – Сейчас тьма лишь разогревается. Уж ты мне поверь!

– Слушай, а может твоя подруга посмотреть меня? – посмотрела умоляющим взглядом бабка. – У меня же семья. Пусть она скажет, стоит ли мне ждать беды в семье или нет. Где она, твоя подруга? – уже требовала она от первой.

– Ладно. Как скажешь. Вот, слушай адрес…

Макс тоже слушал. Слушал и запоминал.

Почему он решил сходить к этому экстрасенсу? Парень быстрым шагом шел к цели и задавался лишь одним этим вопросом. Но он не находил ответа, а ноги несли его все быстрее и быстрее. Макс забыл про работу, про то, что его там ждали. Про все. В его голове билась лишь одна мысль – узнать имя того, кто может помочь найти убийцу.

Парень, конечно, не верил в то, что это дело рук сверхъестественного. Он просто хотел найти того, кто был повинен в том, что он потерял любимую.

Нужный салон он отыскал не сразу. Проплутав между домами и внутренними дворами с их переходами, Максим пару раз не заметил нужный поворот и прошел мимо него. Но потом, наконец, понял в чем его ошибка и завернул в сторону.

Небольшая неброская вывеска не привлекала внимание глаз.

«Интересно, а клиенты, вообще, сюда доходят?» – улыбнувшись, подумал парень, поднимаясь по крутой кованой лестнице на второй этаж, где и расположился салон. – «И как сюда будет залезать бабка, если я едва не вывихнул ноги, пытаясь вскарабкаться?!».

Дверь встретила его скрипом и «музыкой ветра», что ударила ему по голове. Она была рассчитана явно не на рост парня.

Внутри было мрачно. Пыльно. Мало света и много благовоний.

– Кто-нибудь здесь есть? Ау! – Максим едва не запутался в тюлевой занавесе, что делила комнату надвое. Там было лишь два кресла. В одном из них сидела пожилая женщина в строгом брючном костюме.

На ее руках были массивные перстни, а в уши продеты серьги с огромными красными камнями. Руки были с идеальным маникюром, а ноги обуты в элегантные туфли-лодочки черного классического цвета. Прическа была под стать – пучок на затылке. И вообще, она казалась бизнес-леди, а не гадалкой.

– Присядете? – предложила она опешившему молодому человеку.

– Да, спасибо.

Макс опустился на предложенное место и внимательно вглядывался в лицо женщины.

– Что? Что не так? Непохожа на тот образ, который вы себе представляли?

– Нет, – против воли вырвалось у Максима.

– Я так и подумала. Но это все антураж. Пыльное облако, что закрывает небо. А тебе это не нужно.

– Вы знаете, что мне нужно?

– Знаю, – с уверенностью произнесла женщина. – Ты хочешь разобраться в деле, где есть твой личный интерес. Я вижу, что в тебе бьется боль, которая рвет тебя на части по ночам. Ты просыпаешься от того, что не можешь ее уберечь.

Макс вздрогнул. Женщина была права.

Парень ни с кем не делился тем, что вот уже месяц он не может спать спокойно. Каждую ночь он просыпался с единственным осознанием того, что не смог успеть. Макс винил себя в том, что его не было рядом.

Парень чувствовал, что его пальцы на ногах сжались, а руки едва не вырывали подлокотники кресла.

– Если вы так все хорошо видите, то помогите мне.

– Дан.

– Что? – не понял ее парень.

– Парень, что живет вдали от мира. Парень, что отказался от своих сил, но не может отказаться от своего наследия. Парень, что может помочь тебе остановить эту тьму. Дан!

Макс был на грани истерики. У парня волосы вставали на голове дыбом. Неужели, он сейчас верит в то, что говорит эта женщина. Но он всегда себя считал тем, кто не верит во все эти магические штучки.

– И вы думаете, что я вам поверю?

– Но ты же пришел ко мне.

В этом она была права. Макс и сам не понимал, что привело его сюда.

– Пришел, – подтвердил ей он.

– Вот и я про тоже. Но единственный совет, который я могу тебе дать – это найти Дана.

– Кто он? Опишите его! Рост, цвет глаз, цвет волос… хоть что-то.

– Я его не знаю.

– Но вы же так уверенно про него говорили!

– Я вижу лишь то, что мне показывают. Ни больше, ни меньше. Прости, – развела руками женщина. Максим не знал, что и сказать на такой ответ.

– Интересно, а как много Данов у нас в городе? Или мне лазить и по болотам с топями?!

– Он живет где-то за городом в лесу.

– Где? – насторожился Макс. Может она скажет ему точный адрес? Но все вышло не так.

– Езжай в пригородный лес и там, если тебе повезет, ты его найдешь.

– И что мне ему сказать?

– То, что ты знаешь. Мне думается, что у него там даже радио нет. Он вряд ли знает о том, что творится в отдельно взятом городе.

– Я с ума сойду! – взялся за голову парень. Она шла кругом и не спешила даже притормаживать.

– Извини, если не оправдала твоих ожиданий. Но я должна принять следующего клиента. И так потратила на тебя много времени вне очереди. Так как? – кивнула женщина взглядом на выход.

Макс понял намек. Поднялся, поблагодарил и вышел за дверь. Лестница была теперь прямой и сложенной из кирпича.

«Что здесь творится?!».

– А я ведь даже не узнал ее имени. Ладно, надо идти. И либо я верю ей и еду искать загадочного Дана, либо забываю об этом и еду на работу. И что же мне делать? – посмотрел он на небо, которое затягивалось серыми дождевыми тучами. Август подходил к концу и уступал свое место сентябрю.

2

Максим стоял на лестничной клетке и упорно звонил в звонок. Дверь не хотели открывать. Но парню нужно было узнать у родителей первой жертвы, что же случилось накануне. Нужна была хоть какая-то зацепка. Все остальные родители и близкие жертв немногим смогли помочь, но они сами искали встреч. А родители первой пропавшей девушки…

– Я из полиции. Оперуполномоченный Найденов. Откройте!

Парень раскрыл свое удостоверение перед дверным глазком. Он чувствовал, что там кто-то есть. Было движение. Были слышны шорохи.

– Пожалуйста, откройте. Мне необходима ваша помощь!

Железная дверь лязгнула тяжелым замком и в дверном проеме появился пожилой мужчина, который явно выглядел старше своих лет. Он был с огромными мешками под глазами, впалыми щеками и серым цветом лица. Эмоции отсутствовали вовсе. Словно их стерли. Одежда на нем болталась и выглядела несвежей. Кажется, он забыл про свой внешний вид. Его это теперь не волновало.

– Что вам еще от нас нужно? Уходите, оставьте меня и мою жену в покое. Уже приходили и допрашивали. Моя жена на грани самоубийства.

– Простите, я понимаю вас и ваше состояние, но…

– Нет! Вы не сможете понять нас. Мы потеряли своих двух любимых детей и никто нам их не вернет!

– Двух? – переспросил его Максим. Что-то зацепило его в этом слове. Парень чувствовал, что вот она, та самая ниточка, которая приведет его к убийце.

– Да. А вы не знаете?! – рассмеялся каким-то сухим и нечеловеческим смехом мужчина. – Мне казалось, что ваши знают все.

– Я сюда пришел скорее не как представитель власти, а как парень, который тоже потерял своего близкого человека.

– Вы о чем? – тихий, как шелест осенней листвы, голос за спиной мужа. Низенькая женщина, закутавшись в плед, стояла и внимательно смотрела на парня. У нее были красивые карие глаза и медного оттенка волосы, собранные в косу.

– Зачем ты встала с кровати?! – испугался за нее муж. – Тебе нужно лежать, доктор прописал тебе покой.

– Неважно! – отмахнулась от него она. Она отстранила мужа и пригласила Максима внутрь. – Проходи. Проходи в гостиную.

Макс кивнул и, скинув обувь в прихожей, прошел в комнату. Женщина с мужчиной проследовали за ним тенью.

– Ты тоже потерял кого-то из любимых? – задала вопрос Максиму женщина. Муж молча присел рядом с ней и наблюдал за всем.

– Да. Невесту. Я хочу найти того, кто это сделал и наказать его.

– Правда?

– Да. И вы мне поможете, если расскажите все, что знаете. Прошу!

– Мой сын погиб из-за Дана и дочь моего мужа пропала из-за него. Не появись он в нашей жизни, из моей жизни бы не ушел самый близкий мой родной человек. Мой единственный сын!

«Дан?!» – вспомнил имя Макс, что прозвучало из уст этой странной женщины.

Несколько дней парень пытался забыть тот странный визит к гадалке и их разговор. Все это казалось ему бредом. А теперь этот бред вновь обретал прочную форму.

– А… кто он… этот Дан?

– Мразь! Сволочь! – не выдержала женщина и расплакалась. – Он – тот, кто… кто… кто…!!! – она не могла договорить. У нее начиналась истерика.

– Уйдите! – попытался успокоить жену мужчина.

Макс извинился и вылетел в коридор. Натянув обувку, он оказался на площадке.

«Мне придется ехать в лес и искать непонятно кого?!».

– Простите, – Максим тут же обернулся. – не обижайтесь на нас. Жена никак не придет в себя от горя. Но в ее словах есть толика правды. Все это началось, когда появился Дан в жизни моих детей. Я знаю, что сына не вернешь, но Света, она…

Максим понял его: отец не хотел признаваться даже самому себе в том, что его дочь тоже мертва. Он надеялся до последнего. И «последнее» для него – это Максим.

– Я вас понял. Я постараюсь найти вашу дочь. И я верну ее домой, если она…

– Спасибо. Вот, – протянул он фотографию Максиму. На ней были изображены парень и девушка не старше двадцати. Они были светловолосыми, но с разным цветом глаз. Парень был кареглазым, тогда как глаза девушки отличались небесно-голубым цветом. – может это вам поможет. Последняя фотография моих детей. Матвей и Света. Найдите ее, помогите нам.

– Да, я понял.

Спрятав фото в карман куртки, Максим спустился по лестнице и вышел на улицу.

План был предельно прост. Нужно было быстрее найти таинственного Дана.

Максим понесся ловить машину, которая бы смогла его довезти до нужного места.

* * *

– Лес! – стоял на обочине дороги невеселый Макс. Его высадили и укатили дальше, а он теперь должен был узнать, где обретается таинственный Дан. – И что мне теперь делать? Может позвонить нашим и пусть прочешут лес? И что я им скажу? Что бабка-гадалка сказала его найти, а измученная горем женщина обвинила его во всех смертных грехах? И будет у меня новая дырочка, но не лычках, а в голове, когда подполковник прознает об этом.

Парень сделал первый шаг и шум леса с его птичьим пением и стрекотанием кузнечиков поглотил его. Макс не мог ни закрыть глаза и вдохнуть поглубже воздух. Он был иным, чем в городе.

– Ладно, надеюсь, я не заблужусь тут!

Он долго шел и собирал силы, чтобы не развернуться назад. Ему до сих пор все это казалось бредовым, но иного варианта у него не было.

Ветки пытались лезть ему в глаза, намереваясь выколоть их. Ноги опутывались сухим тростником. За руки цеплялся репейник.

– И кому бы взбрело в голову жить в такой глуши?!

Через пару минут Макс получил ответ на свой вопрос.

Среди деревьев виднелась небольшая хибарка. Она уходила в лес и частично выглядела землянкой. Единственное окошко вряд ли пропускало хоть толику света.

«Больше похоже на жилище крота, чем человека.»

Макс подобрался поближе и принялся рассматривать ее. Подходить сразу он не решался. Может тут живет тот самый маньяк, который повинен в стольких смертях?

– Ты мимо или ко мне?

Макс едва не подпрыгнул на месте, когда понял, что тот, кого он ищет и кого высматривает здесь, уже пару минут наблюдает за ним самим. Тот стоял за спиной парня и внимательно следил за всеми движениями.

– Ты – Дан?

– Ты называешь меня тем именем от которого я отказался. Если хочешь спросить – спроси и уходи. У меня нет желания касаться мира людей.

Парень разглядывал Дана. Он даже не представлял, что тот окажется представителем гот-культуры.

Черные волосы спадали низкой челкой на лицо парня, закрывая добрую его половину. Рубашка и штаны были аналогичного цвета, отличаясь лишь расцветкой и насыщенностью.

– Все?

– Что? – не понял его Макс.

– Все разглядел, что нужно, или нет? – Макс растерялся и почесал затылок. Ему было неловко. – Ясно. Зачем ты здесь?

– В городе пропали несколько девушек. Их тела нашли спустя какое-то время… кроме одной. Той, что пропала первой. Вот, – достал он фотокарточку Светы с братом и протянул ее Дану.

Желваки загуляли по лицу молодого человека. Он изменился и стал непохож на того, кто секунду назад стоял перед Максимом.

Пальцы рук сжимались и бессильно разжимались, а глаза сузились и свели брови к переносице. Парень был зол, ярость колотилась в нем, пытаясь вырваться наружу.

– Что с тобой?

– Ты! Зачем ты пришел сюда?

– Найти того, кто это сделал. Он – сволочь, что убивает людей.

– А ты уверен, что это – ОН?!

Макс выпал в осадок. Такого поворота событий он явно не ожидал.

Справившись с потрясением и закрыв свой рот от такого поворота, парень задал вопрос:

– Ты шутишь?

– Я похож на того, кто любит шутить? – мерным тоном спросил его Дан. – Хочешь узнать, что происходит в нашем городе?

– Хотелось бы.

– Идем, выпьем чаю и поговорим, – повел он его к своему жилищу.

Макс был согласен.

– … что?! Ты говоришь о том, что это все дело рук той самой первой девушки? Ее?! – вновь и вновь вглядывался в милое овальное личико с ясными глазками Максим. Она так была похожа на его невесту. В этом определенно угадывался почерк возможного маньяка. Но чтобы им была вот эта самая девушка?!

Парень залпом опрокинул в себя горячий чай и поморщился – кипяток обжег его горло.

– Еще подлить? – Дан сидел напротив и никак не мешал его мыслительным процессам. Он знал, что все это кажется невозможным. Но он рассказал лишь малую часть того, что придется узнать парню, если он хочет помочь ему остановить Свету.

– Нет. Не надо, спасибо. Лучше объясни, как ты пришел к такому выводу?

– Ты веришь в сверхъестественное?

– Я?

– Да, ты. Ну так как, веришь?

– Что-то я стал часто слышать это слово в своей жизни. Мне это не нравится.

– Так вот, если ты полезешь в это дело еще больше, то все, что связано с этим словом, прочно войдет в твою жизнь. Справишься?

– Почему я еще не ушел отсюда, я не знаю, – мотал головой Макс, глядя на старый деревянный стол. – но точно знаю одну вещь.

– Какую же?

– Я на все пойду, чтобы найти убийцу Ольги. И поверю во все, что будет нужно. Говори. – приготовился Максим.

– Что ж…

* * *

– И если я правильно понял, ты говоришь, что ты обладаешь силой, а она – это чистая душа, которая стала темной, не справившись с одним из грехов. Все верно, да? Пока я ничего не путаю? – сходил медленно, но зато очень верно, с ума Максим.

Он честно пытался понять и, главное, принять, то, что ему рассказывал Дан, но… выходило как-то не ахти. Парень не сомневался, что нужно вызывать психушку. А вот для двоих или одного – это еще надо было определиться. Но парень чувствовал, что скоро он определится.

Дан же выглядел спокойным и даже каким-то отрешенным.

– Верно. Если вкратце, то так оно и есть. – прошелся он по комнате и остановился у дальнего угла. – Света стала тьмой. Она стала кем-то вроде генерала всадников апокалипсиса. Грядет страшное. – Макс не смог удержаться и рассмеялся.

– Страшное? Не того боишься. Нужно бояться людей, которые перестали ими быть, а уподобились зверям.

– То, что ты мне сейчас не поверишь, не изменит того, что случится.

– И что же ты тогда здесь сидишь и ничего не делаешь?!

– Я не смог справиться со своим предназначением. Спутник потерял душу, что должен был сопровождать. Я не должен быть там.

– Так ты испугался?! – стукнул кулаком по столу Максим. Но Дана сложно было испугать. Он видел страшное и это не было таковым.

– Нет. Я не испугался. Я был там и видел такое, что навсегда отбивает такое чувство как страх… Просто от меня мало толку. А вот ты… Хоть я и отказался от той силы, что дана была мне тьмой, но все же чувствую в тебе…

– Что?

– Ты сможешь сделать то, на что никогда не решусь я.

– И что же ты не сможешь никогда сделать? – насторожился Максим.

Ответ должен был стать самым тяжелым для Дана. Он даже мысленно боялся произнести его, но должен был это сделать.

– Ты уничтожишь Свету.

– Что? – Максу на секунду показалось все это издевкой над его сознанием. Все, во что он верил, рушилось на его глазах. – Ты решил, что я убью девушку, лишь потому, что ты так сказал?

– Она мстит за то, что она стала такой. И это лишь разминка для нее… разогрев, проба своих новых возможностей. Все жертвы очень похожи на нее, так?

– Так.

– Они ее возраста. Так?

– Так! – подтверждал с ужасом Макс.

– Она мстит людям за то, что именно она стала такой, а они остались самими собой.

– И моя Ольга… она…

– Она была блондинкой?

– Да.

– С тихим характером?

– Верно! – парня подняло со стула.

– Прости, но она просто попалась под горячую руку темной душе, которая лишь недавно обрела свою силу.

– Если я тебе поверю, то как я должен буду уничтожить ее? – парень был в прострации. Он слабо понимал, что сейчас делает.

Дан подошел к шкафу и достал старый фолиант. Он уже успел покрыться приличным слоем пыли и Максим чихнул, когда книженция бухнулась на стол.

– Извини. Вот, прочти, – открыл на нужной странице Дан, повернув фолиант к Максиму. Парень углубился в чтение.


… Души слабы. Они нуждаются в нашей защите, оболочке. Они живут среди нас, прячась от слуг тьмы.


Душа подвластна грехам и лишь ее носитель может ее уберечь. Но носитель так же подвластен искушениям. Именно поэтому с носителем должен быть постоянно проводник. Он помогает носителю пройти испытания, что должны определить назначение души.


Тьма постоянно будет пытаться склонить душу на свою сторону.


Если такое произойдет и душа поддастся искушению, то спутник должен будет уничтожить ее, дабы не произошло катастрофы…


– Интересно. А где способ?

– Ты о чем? – закрыл и поставил обратно на полку книгу Дан.

– Тут сказано, что нужно уничтожить, а как – нет. Смешно не так ли?!

Макс был прав. Дан понимал это, но ничего не мог поделать.

– Ты поможешь мне?

– Помогу! – решился Максим.

– Я хочу попытаться ее спасти, но если нет, то…

– Ты любишь ее? – понял внезапно парень. Дан кивнул. – Ясно. Тогда без меня ты точно не справишься.

«Я не собираюсь ее спасать! Она – та, кто заслужил все это. Она ответит за Ольгу!» – думал Макс, пожимая руку Дану. Он был при своих мыслях и отказываться от мести не собирался.

3

– Это твое решение? – разглядывал белый листок с рапортом на увольнение из органов подполковник. Перед ним стоял Максим. Он был вполне уверен в своем решении и отступать не собирался. – Может подумаешь?

– Товарищ подполковник, я все решил. Подпишите рапорт, – нетерпеливо ответил ему Макс. Ему еще надо было сегодня успеть к Дану.

– Найденов, у тебя все нормально? Максим, может тебе нужен отдых?

– Я все решил.

– Решил, значит… что ж…

Мужчина взял ручку и поставил свой росчерк на бумаге.

– Спасибо, товарищ подполковник.

Вздохнув, мужчина махнул на него рукой:

– Иди уже, Найденов. Иди!

– Есть! – развернулся парень и вылетел пулей из кабинета.

Он спешил обратно в хибарку Дана. Тот должен был ждать его там.

Дан же готовил то, что давно и упорно обходил стороной – зелье. Ему вновь понадобились силы. Но что делать, если их нет? Тьма всегда забирает то, отчего отказываются неблагодарные ее последователи.

И сейчас Дану требовалась помощь. Помощь леса.

– Шалфей, мята и немного цветков багульника… кажется, все, – еще раз проверил список ингредиентов Дан. Ему важно было не ошибиться. Нельзя было ошибаться.

Варево булькало в небольшом котелке и издавало непонятный тягучий запах. Помешивая, Дан потянул носом и кивнул самому себе. Пора!

Взяв котелок с подставки, парень поспешил вон из избушки на воздух. На землю напускались плотные сумерки, смешанные с туманом. Он был густым, неестественно плотным как молоко.

– Душа леса, приди ко мне! Я зову тебя, мне нужна твоя помощь! Приди! – вылил он на землю кипящее варево. Затем, резко достав небольшой кинжал, сверкающий своим острием, Дан полоснул по раскрытой ладони. Кровь закапала, смешиваясь с травой и черными комьями земли.

Земля жадно впитывала в себя подношение и дары темного мага, который отказался от сил и ушел в добровольное изгнание. Листья деревьев зашумели и заунывно завыли песню леса. Ветер поднялся из недр и образовал вихрь. Вокруг него клубился туман.

– Ты же уже здесь, я чувствую… Может уже покажешься или так и будем играть в детские игры? Я не люблю прятки! – произнес в воздух Дан, зажимая рукой порезанную ладонь.

– Твоя кровь острая, с примесью тьмы и разочарования. Любовь и ненависть к той, что отказалась от тебя! М-м-м… вкусно! Жалеешь кровушки для бедного духа леса?!

Из тумана вышла молодая девушка, осторожно ступая босоногими ногами по травинкам, едва касаясь их. Она была одета в домотканую рубаху, подпоясанную расшитым кушаком. На нем темно-винным цветом были вышиты странные символы и картинки. Они были понятны лишь ей – духу природы и леса.

Ее волосы были цвета сочной зелени и развивались в стороны, ласкаемые ветром. Венок из мягких еловых веток венчал ее голову. Глаза ее были как у дикой кошки, сверкая мягким золотом. На шее покоился янтарь – камень, что защищает леса – камень солнца, которое оберегает землю.

– Душа леса, ты пришла на мой зов… благодарю тебя за это.

– А крови все-таки пожалел, красавец, – провела пальчиком по своим губам и облизнулась дева. Она озорно улыбалась и оглядывалась по сторонам. – Чего хочешь, темный?

– Я перестал им быть! – резко вскинулся Дан.

– Хорошо, как скажешь. Но проводником ты так и остался. Это то, что не выжечь и раскаленным железом, не вырвать с сердцем. Но ты и от этого отказался. Странный… странный проводник… – закусывала локон волос и качала головой дева.

– Может перестанешь издеваться?!

– Могу. Перестану и выслушаю тебя, если дашь еще крови! – хищно уставилась она на зажатую руку парня.

Дан замер. Он знал ее аппетиты и поэтому сотню раз подумал прежде, чем воззвать к ней о помощи. Но больше ему никто бы не смог помочь.

– Я не могу разрешить тебе взять еще крови. Еще чуть-чуть и я паду у твоих ног обескровленным. Ты это знаешь и я это знаю.

– Отказ?! – нахмурилась и уставилась на него лицом обиженного ребенка лесная дева.

– Я могу дать тебе свою кровь! – крикнул Максим, который наблюдал за всем этим вот уже пару минут. – Но только ты дашь вначале то, что просит у тебя он! – шагнул он в их сторону.

– Ты? – подплыла к нему дева. Она оскалилась и хищно облизнулась в предвкушении. – Боль, смешанная с любовью и отчаянием. Кровь с примесью мести! М-м-м… как вкусно! Дай хоть капельку, чтобы распробовать! – ластилась к парню дева.

– Даже не думай ей потакать! – предупредил Макса Дан.

– Ай-яй-яй, проводник! Какой же ты злой! – вернулась к нему дева. – Что же, я согласна на условие твоего озлобленного друга. Какая твоя просьба?

– Дай мне свои силы!

Смех лесной девы оглушил Максима. Он показался ему визгом разозленной банши, которая разрывала своими звуками барабанные перепонки.

– Прекрати! Ты знаешь, что моя просьба выполнима! – закричал Дан. Дева замерла.

– Знаю. А ты знаешь, чем все это может закончиться?

– Знаю.

Минуту длилось тягостное молчание.

Дева хлопнула в ладоши и звонко рассмеялась.

– Тогда, договорились! Я даю тебе власть над силами природы. А теперь, ты! – вновь оказалась она перед ошеломленным Максом. – Где моя плата?! – нетерпеливо интересовалась у него дева.

– Хорошо, бери сколько… – дева уже протягивала загребущие руки к парню.

– Сколько он даст! – прервал его Дан. – Ты, что дурак, предлагать ей столько сколько ей надо?! Ей надо всегда и все! Вот, – полоснул парень легонько по раскрытой ладони Макса своим ножом. – Он ритуальный и не даст больше крови, чем ты захочешь ей отдать.

– Как некультурно перебивать других, проводник! Он же так хотел сказать то, о чем мы с тобой подумали! Верно же, парень? – заискивающе смотрела на Максим лесная дева.

– Нет, он верно сказал.

– Молодец! – похлопал его по плечу Дан. Капли крови уже упали на землю и с шипением растворились в ней.

Дева расправила плечи и развела руками, жмурясь и довольно потягиваясь.

– Отлично! Вкусно! Но… мало, – подвела она итог. – Зовите, если понадоблюсь! Вы – интересные экземпляры, – послала она им воздушный поцелуй и была такова.

Туман рассеялся. Небо засияло звездами, а ветер стих. Свежесть, словно только после грозы, окутала парней.

– Блин, я, кажется, умом тронулся! – почесал руку, где затягивалась рана, Макс.

– Добро пожаловать в мой мир, – не смешно пошутил Дан. – Нам надо спешить.

– Ты о чем?

– Идем. Ты будешь здесь и будешь искать решение проблемы.

Они вошли в избушку. Там горели свечи, что освещали ее изнутри. На деревянном столе высилась куча старых и потрепанных книг. Некоторые из них были в пыли.

– Ты должен просмотреть все! – «обрадовал» Макса парень. Дан же спешно засовывал себе за пазуху два длинных и острых кинжала со странными иероглифами.

– А ты?

– А я наведаюсь к кое-кому. Возможно, у меня получится… – не стал договаривать Дан.

– О чем ты?

Но Дан уже вышел из избушки. Дверь со скрипом скрыла его фигуру, предоставив Максу полную свободу действий.

– И с чего мне начать? – провел пальцем по пыльной обложке с золотым тиснением парень. – И все же… – выбежал он на улицу. Но Дана уже не было.

Он пропал. Словно его и не было здесь.

Макс был один в этом странном и глухом лесу.

Вернувшись, парень решительно погрузился в чтение. Если он и хотел уничтожить Свету, то нужно было подготовиться. Он теперь верил в то, что видели его глаза. И он знал, что без знаний ему не выиграть этот бой.

* * *

Дан стоял в центре огромного поля и, закрыв глаза, пытался ощутить волны тьмы, что накатывали на этот город, который должен был стать первым в списке на уничтожение. И, кажется, Света уже развлекалась на всю катушку.

Сосредоточение уносило сознание парня к элитному дорогому району, где земля выкупалась за многие миллионы и строились многоэтажные виллы для обеспеченных людей.

– Ты там! – открыл глаза парень. Его лоб покрывали крупные бисерины пота, а руки дрожали. – Шикуешь, Светлана!

Он знал, где искать ту, что сбежала от него несколько месяцев назад. Ее сила росла и она училась ею пользоваться.

– Что же ты творишь, девочка! Что же ты творишь! – ощущал Дан волны злобы и ненависти, что исходили с той стороны и как купол плотно накрывали жителей остальной части города.

Он исчез в вихре, перемещаясь ближе к источнику злобы. Ближе к Свете.

Дан не был уверен в том, кого он увидит. Это уже была не его Светлана, которая боялась пасть на колени перед злом и стать им во плоти. Это была ставленница дьявола на земле, через которую он мог править здесь.

Парень оказался перед огромным двухэтажным домом с высоким забором и большой открытой террасой на втором этаже. Всюду была охрана и камеры. По всему периметру.

– И кого ты так боишься, Света? – оглядывал всю эту «красоту» Дан.

Проведя рукой по воздуху, он понял, что защиты от проникновения магии здесь нет. Дану были рады?

Хмыкнув, парень материализовался на террасе.

Тишина. Она даже оглушала Дана.

– Ты в гости или мимо проходил? – услышал он за своей спиной.

– Привет, Света, – медленно повернулся Дан. Его руки были подняты перед собой. Он был осторожен. – Как ты?

Все остальные слова застряли в его горле.

Он не узнавал ее. Она изменилась. Она стала другой.

На ней был надет строгий деловой костюм, что плотно прилегал к ее телу и обрисовывал каждую ее черточку. Брючины касались босоножек с множеством тонких ремешков и тонкой шпилькой. Волосы были зачесаны наверх и собраны в прямой конский хвост.

Все было черного цвета.

Цвет был ядовитым, опасным и смертоносным, как и та, на которой он смотрелся сейчас как ее вторая личина.

Глаза были подведены черными острыми стрелками, а ярко-алые губы напоминали свежую кровь. Острые когти на пальцах завершали полноту образа.

– И зачем ты здесь, святоша?! – осматривала его с ног до головы Света.

– Чтобы спасти тебя!

– Я не нуждаюсь в спасении! И ты это знаешь, и я. Сейчас я чувствую себя свободной как никогда ранее. Уходи, пока я даю тебе шанс! – улыбалась обманчивой улыбкой Света.

– Света, я…

– Мое имя не Света. Света была забитой тихоней, которая боялась даже собственной тени. А я – Лана! Та, что знает вкус жизни!

– Ты лишила тех девушек жизни! – не выдержал Дан. – Я могу помочь тебе, Света. Только дай мне шанс, прошу тебя!

– Серьезно?! – рассмеялась девушка, качнув головой и склонив ее на бок. Она оценивала его. – Ты серьезно хочешь сказать, что я нуждаюсь в помощи?!

– Да.

– Ты – дурак, если так думаешь! В моих руках сила, что неподвластна никому из тех, кто ходит по земле! Я могу все! – развела руки в стороны Света. На небе хмурились черные тучи. Молнии сверкали то тут, то там. Гром оглушал. – Последний шанс тебе, святоша! Уходи и больше никогда не возвращайся! Ты же сбежал тогда. Позорно и низко бросил этих людишек! Как бросил меня, когда был нужен. Не пошел за мной, а просто сбежал, – надула губы Света. – И теперь, ты приходишь ко мне домой и выставляешь счет за смерти чужих девок?! Издеваешься?! – потеряла свой мыльный образ милой девочки Света. В ней колыхалась ярость.

– Они были ни в чем не виноваты перед тобой.

– Да? Не виноваты?! А я?! – подошла к нему неспешной походкой Света. Дан пошатнулся: его пытались опустить на колени силой. Но сила лесной девы пока еще могла противостоять ей. – Ты… не может быть! Вновь обрел силы?!

– Да.

– И для чего же?

– Чтобы спасти тебя.

– Или убить?! – прошептала ему на ухо Света. Ее злость сочилась из каждого звука, что произносили ее крашеные губы.

– Если понадобится тебя убить, чтобы спасти, то я сделаю это.

– Я так и знала! – отпрянула от него Света. – Ты не сможешь больше провести меня и запудрить мозги своими россказнями о добре и зле! Есть только сила и слабость. И я больше не буду слабой!

– Я готов ряди тебя на все, – опустил глаза в пол Дан. Он решился. И парень должен был действовать быстро, если хотел, чтобы все получилось. – Я люблю тебя, Света.

– Я не Света! – прорычала от ярости девушка.

Но Дана это уже не волновало.

Призвав все силы, парень направил их на Свету. В злобе исказилось лицо девушки, когда она поняла, что происходит.

– Ты не посмеешь! Я убью тебя! – уже направила в него сотни молний Света.

– На другое я и не надеялся, – окутал он Свету силами трав и дурмана, которые связывали ее и проникали под кожу.

– НЕТ!!! – булькающим звуком закричала Света. Ее пленяли и подчиняли, одурманивая травами и спорами ядовитых грибов. Ее глаза потухали, закрывались, а руки безвольно опадали. Она поддавалась силам леса, силам Дана, которые он отдал, чтобы все получилось.

Он отдал себя всего без остатка.

Света мерцала… она исчезала с террасы. Ее забирал лес, отправляя туда, где ее не найдут, пока ее разум будет в плену у дурмана. На это и рассчитывал парень, заключая сделку с девой леса.

Проведя рукой по животу, Дан упал обессиленно на колени, заваливаясь на бок. Рука была в крови.

Молнии попали в цель. Света успела поразить его прежде, чем он ее пленил.

Дан отдал жизнь за шанс на ее спасение.

– Надеюсь, что ты справишься без меня, любимая… – смог произнести Дан. – Я буду ждать, что ты осветишь мой путь!

Его легкие заполняла кровь, не давая дышать. Изо рта текла струйка крови.

Дана не стало.

4

… Проводник или спутник души часто соприкасается с защитником земли, который побывал внизу и вернулся на верх, дабы вернуть людям надежду…


Защитник является тем, кто раньше обретал крылья и кто лишился их… Кто обрел душу, чтобы затем продать ее… Кто стал человеком, забыв про Рай и Ад…


Но лишь он знает как пройти к вратам Эдема и Пекла… и лишь он может отыскать путь, чтобы вернуть чистоту души…


Найти защитника земли, чтобы уверовать в то, что есть прощение всепоглощающее…


Максим еще раз перечитал этот абзац. Все, что он знал про свет и тьму, плохо переваривались в его голове, но это…

– И кто такой этот «защитник»?! – ломал голову молодой человек, склонившись над последней книгой. – И где он только все это достал? – сдул он между страниц очередную землицу, что там затерялась. – Будто из-под земли выкапывал!

Подперев рукой щеку и вздохнув, Макс вновь принялся вчитываться в странные тексты старинного манускрипта.

– И где его носит то?! – уже в сотый раз обернулся на дверь парень. Но она все так же была закрыта и Дан не спешил открывать ее с той стороны.

Перелистнув страницу, парень вновь погрузился в чтение, пытаясь вникнуть в суть. Он силился понять: кто же этот странный и загадочный защитник земли, что успел побывать и в адском пламени, и в райских кущах.

«Что же он испытал там, что решил остановиться на нашей скромной земле?!» – ломал голову над загадкой Макс.

За окном была непроглядная ночь. Время уже перевалило за полночь и луна прочно обосновалась на небосводе, освещая лес.

Шуршание и скрип несмазанных старых петель оторвали парня от занятного чтива, заставив посмотреть назад.

В дверном проеме парила дева, что сверкала улыбкой почище самой яркой звезды на небе. Глаза ее сверкали белым светом, волосы отдавали цветом тины, что покоится на самом дне самого мутного болота.

– Ты?

– А ты меня не ждал? Я же могу и обидеться, – хихикнула дева и скрылась. Макс последовал за ней.

Выйдя наружу, парень едва не вскрикнул. Перед ним лежала, закрыв глаза и сложив руки по швам, яркая брюнетка. Она словно находилась в трансе и не реагировала на звуки. Ее окружили мелкие цветы и пыльца, что кружила в воздухе и окутывала собою спящую.

– Кто это?! – ткнул в нее Максим, спрашивая у девы.

– Та, кто виноват в гибели твоей невесты, бедный-бедный герой без любви! – притворно ахнула лесная дева. – Светлана! Прошу любить и жаловать!

– Она?! – стиснул до боли кулаки парень. – Я ее убью!

Максим кинулся к ней, но покрывало из пыльцы и цветков не дало даже приблизиться к ней.

Дева лишь хихикала и прикрывала кокетливо рукой свой аккуратненький ротик.

– Ты всерьез? Думаешь, что магия лесного дурмана позволит тебе ее тронуть? И как тебя только занесло в наш мир с таким отношением ко всему магическому? Ты же не уважаешь наши силы! Пф-ф-ф! – скрестила руки на груди и отвернулась от Максима дева.

– И что все это значит? – старался взять себя в руки Максим. – Где Дан?

– Рассказать? – уже без злобы спросила его дева.

– Да.

– А ты мне что за это?

– Тебе нужна моя кровь?

– Нужна, но не в этот раз. Слишком дорогая информация, чтобы я так дешевила ею.

– И что же ты хочешь? – устал от ее лишнего трепа Макс.

– Тебя!

– Что?! – взорвался парень. – Ты думаешь, что я… с тобой…?!

– Фу! Фу-фу!!! – замахала руками та. – Сам ты так думаешь. Я не про то, что ты себе там напридумывал. Ты станешь служителем моей силы. Согласен?

– И что все это значит? Ведь, ты хочешь получить что-то выгодное для себя.

– Догадливый. Я и получу… потом… Ты согласен?

– Да! – вдарил по рукам парень. – Рассказывай!

Довольно облизнувшись, дева начала рассказ:

– Дан погиб. Его больше нет, но он погиб не зря. Успел пленить тьму в дурмане лесных трав. Она, – посмотрела она на спящую Свету. – под давлением дурмана и не сможет воспользоваться своей силой. Но когда она еще была… вообщем, Дана поразила сила Ланы.

– Кого? – прервал ее Максим.

– Она так себя сейчас называет. Не Света и не Светлана, а именно Лана – служительница тьмы, а не света.

– Это она? Та, что изображена на этой фотке? – всматривался в миловидное личико блондинки и с ужасом узнавал ее черты лица в брюнетке. Это точно была она.

– Она, – согласно подтвердила дева. – И это не та Света, что до ужаса боялась голоса у себя в голове.

– Я ничего не понимаю! – запустил в волосы пальцы Макс. Все шло кругом. – Ты хочешь сказать, что она – это не она, а другой человек?!

– Можно и так сказать. Но то, что Лана убила всех тех невинных девочек в отместку за свою исковерканную судьбу… Это факт!

– И что же мне теперь делать?

– Найти того, кто сможет обуздать ее, – кивнула в сторону Светы дева. – и попытаться вернуть ее к Свету. Сможешь?

– Я хочу ее лишь убить! Уничтожить!

– Плохо! Не то, – замотала головой собеседница. – Ты лишь умрешь в бесполезной попытке уничтожить то, что уничтожить невозможно. Попытайся понять, что она – это сила, душа, которая лишь может служить тьме или свету. Хочешь ее убить? Валяй, но потом не жалуйся! – подернула плечиком дева. Ее стала раздражать наивность парня, к которому обратил свой взор проводник. Дева не верила в то, что именно он должен продолжить дело Дана.

– И что же мне с ней тогда делать? – поднял Максим свой взгляд с обездвиженной Светы на деву.

Но там было пусто. Никого.

Дева ушла.

– Обидчивая, – вздохнул Макс.

Света замерцала и исчезла, появившись на топчане в избе, что служил в ней кроватью.

* * *

Макс ходил вокруг избы и не мог заставить себя зайти в нее.

Злость в нем делала его одновременно и сильным, и безоружным перед той, что сейчас там находилась.

«Лана или Света… кто бы ты ни была, ты – убийца! Я ненавижу тебя!» – ударил со всей силы в ствол березы, что росла рядом. На серо-белой коре остались кровавые следы сбитых костяшек. Но парню было все равно.

Телефон зазвонил так неожиданно, что даже заставил вздрогнуть. Он просто-напросто забыл про то, что он у него есть. Максим забыл и про свою жизнь до встречи с Даном.

– Привет, друг! Как ты? Куда пропал? – звонивший был его друг и сослуживец – Денис. – Я вышел с отпуска, а мне сказали, что ты уволился. Как так?

– Привет, Ден. Как ты?

– Я то нормально. А вот ты кажется не очень. Что с тобой? Где ты сейчас находишься, я подъеду и мы сможем поговорить. Скажи адрес!

Адреса как такового не было. Лес, седьмая ель по пятой березе – вот адрес, что нужно было назвать? Нет, конечно. Именно поэтому, Максим откашлялся и предложил свой вариант:

– Я сейчас за городом. Давай, через час в нашем любимом баре?

– А ты успеешь? – засомневался Ден.

– Успею.

Максиму нужно было развеяться.

Собрав вещи в рюкзак, парень кинул взгляд на тот фолиант, который говорил про странного «защитника». Плюнув на все, он схватил и его до кучи.

Если и кто-то мог помочь ему в этом деле, то только та женщина-экстрасенс. Больше никто из его знакомых не верил в то, что параллельно есть силы и ведется война.

В баре было, все, как всегда: множество тех, кто хотел спрятаться от проблем за его стенами с кружечкой хорошего пива или бокалом коньяка.

Денис ждал его в дальнем углу, не особо привлекая внимание к себе. Друг был похож на Макса. Может поэтому они так долго смогли общаться? Макс не знал.

Пройдя и усевшись за столик, парень заказал себе холодного пива и улыбнулся Дену:

– Привет.

– Привет, пропащий! Как ты умудрился пропасть с радаров всех наших общих знакомых?! – погрозил ему кулаком Денис. – Думаешь, за тебя некому переживать?

– Думаю, что заслужил все твои упреки. Извини, были дела, что требовали полного погружения в них.

– И что же это за дела, ради которых ты бросил службу и забыл про расследование? Ольга, маньяк… они тебя, что больше не интересуют?!

«Знал бы ты то, что знаю я, не говорил бы такие вещи!».

Но Макс старательно делал вид, что все в порядке.

– Я отпустил прошлое. Смирился, стал жить дальше. Ты что против?

– Нет, – выдохнул облегченно Ден. – конечно, нет. Я рад за тебя, дружище. Если тебе стало легче, то это лишь хорошо.

– Вот и я так подумал, поэтому и ушел из органов.

– Понятно. А что думаешь делать дальше? Планы? – допил свой бокал парень. Максим же даже не притрагивался к своему.

– Заняться поисками… – дал ему расплывчатый ответ он.

– Решил открыть частную контору что ли? – рассмеялся Денис.

– Вроде того…

– И что? Есть уже дело?

– Есть. И очень важное дело! – стиснул зубы Макс. «Найти способ убить ту, что убить невозможно!».

– Тогда, я спокоен за тебя, дружище. Еще по одной?

– Извини, но у меня еще одна важная встреча в городе. Не могу.

– Договорились, – кивнул довольный Ден. – Ты только не теряйся.

– Хорошо. Пока! – уже поднялся со стула Макс. Он спешил к той гадалке, ведьме или как она там еще себя величала. Парень ужасно боялся ее не застать. Ему нужны были ответы.

* * *

Максим залетел в салон ведуньи и тут же замер, едва не налетев на ведьму.

– Я ждала вас, проходите. У меня было видение того, что вы вновь объявитесь.

– Отлично. Тогда вы мне поможете?

– У вас есть ко мне вопросы. Я постараюсь на них ответить, – пообещала ему женщина, проводив в глубь комнаты.

У Макса от благовоний закружилась голова. Тошнота подступила к горлу.

Схватившись за угол стола, парень попытался позвать женщину, что шла перед ним, но не услышал и не звука.

Сознание покинуло Максима.

Как подкошенный он рухнул на пол, стащив скатерть и разбив вазу с искусственными цветами калами.


– Ты был ангелом, чьи крылья закрывали людей от гнева божьего. И кем ты стал сейчас, брат мой?

– Я не буду оправдываться перед тобой, Михаил. Я пал и не спешу раскрывать свои планы.

– Но Ад не примет тебя, ты слишком независим для него.

– И небеса закрыты мне…

– Что ты говоришь?! Отец прощает своих чад, даже если они провинились перед ним. Повинись, брат, и небеса примут тебя…

– Но я не хочу вновь становится воином света. Я принял свое решение.

– И какое же?

– Я отправлюсь на землю, чтобы быть среди тех, кого я люблю. Людей.

– Но они не оценят твоей жертвы ради них!

– Михаил, ты несправедлив!

– А ты беспечен, брат мой.

– Прими мой выбор и смирись.

– Ты потеряешь больше, чем обретешь.

– Но та толика, что придет ко мне… я буду благодарен ей. Прощай!

– Но если ты захочешь вернуться, ты не сможешь этого сделать.

– Верно. Я забуду все, что связывало меня с небесами. Я сотру свою память.

– И ты готов на это?

– Верно.

– Твой выбор, брат. Но если что-то случится, то позови меня. Помолившись, ты сможешь увидеть меня… а я услышу тебя.

– Прощай, брат!


В лицо Максима брызгнуло что-то холодное.

Закашлявшись, молодой человек подскочил и стал ошарашенно озираться по сторонам.

Он вновь был в темном салоне ясновидящей и всюду была пыль, темнота и дым благовоний – антураж салона. Ничего не изменилось.

– Что со мной произошло?

– Ты упал в обморок, – «обрадовала» его женщина. Она стояла над ним, склонившись и упершись руками на коленки.

– И все?

– А что, тебе этого мало?

Поняв, что парень пришел в себя, женщина поставила стакан с водой на столик и уселась в свое любимое мягкое кресло.

Держась за голову, Макс поднялся и кое-как умастился напротив гадалки.

– Что тогда со мной было? Сон или бред сумасшедшего?

– То, что ты видел?

– Да.

– Видение. Тебе показали то, что тебе требовалось. Разве ты не получил ответ на свой вопрос?

– Ответ?! – устал от загадок Максим. – Какой к черту ответ?! Я ничего не понял. Может вы мне объясните?

– Иногда, лучше обратить свои взоры к Богу.

– Что?! – не верил своим ушам Макс. – И вы туда же?! Вам что всем нравится играть со мной в загадки?!

– Извини, но больше я ничем не могу тебе помочь, парень. Уходи и больше никогда сюда не приходи! – безапелляционно заявила женщина. Она указывала на дверь. Макс едва мог дышать от злости.

– Чтоб вас всех…!!!

Макс уже сотню раз пожалел о том, что вернулся сюда.

Вылетев, молодой человек не мог понять что же ему теперь делать. Дана нет и помощи с разъяснениями ждать неоткуда.

Колокольный звон храма, что находился через дорогу, заставил застыть парня посреди тротуара.

… если что-то случится, то позови меня. Помолившись, ты сможешь увидеть меня… а я услышу тебя…

– Да вы шутите?! – не поверил своим собственным мыслям Макс.

Но ноги сами уже несли парня к пешеходному переходу. Зеленый свет же словно приглашал его ускорить шаг.

5

– Странно себя чувствую здесь… – сам себе бормотал под нос Макс, едва он перешагнул порог храма.

Всюду были прихожане, которые молились и просили о благословении свыше. Парень втянул запах восковых свечей, которые горели у ликов святых.

– И что дальше?

Никто не спешил ему на помощь. Будто он был незаметен для остальных. Максим, закусив губу, прошел вперед.

– Ладно…

«Кто бы ты не был, прошу тебя помочь мне! Знаю, что все это похоже на бред… но мне… правда, нужна помощь… Душа… чистая душа обратилась к тьме… Дан… э-э-э… то есть, ее проводник… он… погиб… и мне бы нужно…».

– Какой бред! – ударил себя по лбу Макс. – Приди в себе уже, Найденов! Надо же быть таким идиотом, чтобы поверить той старухе и бреду своего мозга!

Он уже собирался развернуться и уйти, когда на его плечо легла тяжелая мужская рука.

– Брат, ты попросил меня о помощи… Я рад видеть тебя, Элекиль!

– Что? – обернулся Максим.

Никого рядом с парнем не было.

Неужели, ему все это кажется? Галлюцинации?!

– Кажется, у меня аллергия на благовония и елей, – решил Максим. – Нужно это сразу было понять.

– Элекиль, брат мой, поверь и сможешь узреть меня!

Голос был реальным.

Максиму оставалось либо поверить, либо сдать себя в психушку.

В психушку не хотелось, а значит надо было быстро превращаться в верующего. Хотелось бы увидеть того, кто с ним сейчас общался.

«Я в тебя верю! Я в тебя верю! Верую! Верю и хочу видеть!» – как мантру повторял парень про себя.

– Ты всерьез это? – усмехнулся голос совсем близко. – Решил по-быстрому переквалифицироваться из атеиста в верующего прихожанина.

Макс и не заметил, что закрыл глаза, когда повторял про себя слова.

Открыв их, парень увидел перед собой высокого рыжеволосого мужчину, которому было не больше сорока. Легкая щетина морковного цвета покрывала его щеки и подбородок, а сильные рельефные руки удачно маскировались под пиджаком костюма.

Мужчина был похож на директора или его зама, но никак не на…

Макс встряхнул головой, прогоняя ненужные мысли.

– Ну ты знаешь ли тоже не очень тянешь на того брата, которого я запомнил три тысячи лет назад, – обиделся рыжеволосый.

– Вы слышите все, о чем я думаю?

– Можешь на «ты», все-таки не чужие. Да, слышу. Не обнимемся, брат? – распростер руки для объятий тот.

– Вы… эм-м-м… Михаил?

– Верно. Я же говорил, что приду на помощь своему брату, когда она ему понадобится. И вот! Я здесь!

– И вы говорите, что я… это… ваш… э-э-э… м-м-м…

– Ты изменился за это время. Раньше ты был более словоохотлив.

– Уж извини, как умеем. Не каждый день крыша капитально съезжает без права на возвращение, – огрызнулся Макс.

– Вот сейчас я узнаю характер своего брата, – хлопнул ладонью по спине Максима Михаил. – Идем?

– Куда?

– Куда скажешь. Не будем же мы здесь общаться, – округлил глаза Михаил.

– А что не так с этим местом? Разве, вам… или нам оно не нравится?

– Я чихаю от елея, а дым от свечей и вовсе добивает меня. Предпочитаю свежий воздух. Пошли! – потянул Михаил Максима на улицу.

Вот тебе и архангелы с их святостью.

– Все! – остановился в небольшом сквере Макс. – Объясняй мне все, что знаешь.

– Ты уже готов выслушать меня или еще не смирился с осознанием того, что ты мой брат – Элекиль – падший ангел, который выбрал землю для своего пристанища, отказавшись от сил и крыльев?

– Не все сразу. В процессе. Нам нужно возвращаться, там…

– Душа. Светлана. В курсе. Благодаря этой девчонке там, наверху, уже армия наготове.

– Отлично! – не смог сдержаться Макс. – Вы ее убьете?!

– Ты так и не понял, что чистые души невозможно уничтожить? Они могут быть лишь обращены либо к свету, либо…

– Понял! Знаю. Ничего, я как-нибудь сам. У меня есть кое-что, – достал парень из своего рюкзака книгу. – Знаешь ее? – протянул он фолиант Михаилу.

– «Истина судеб». Откуда она у тебя?

– Спроси чего полегче. Там, кажется, написано про… меня.

– Ты про «защитника»?

– Да.

– Верно. Это, мой брат, про тебя.

– И я должен отыскать вход в Рай и Ад?

– Ты должен знать его расположение на земле.

– Что?!

– Ты там бывал, – улыбчивый Михаил даже и не думал облегчать ему задачу.

Максим очень хотел опустить руки, но делать этого было нельзя. Перед глазами сразу же возникал образ той, которой он так дорожил и которую не уберег. Ольга.

Собравшись с духом, он спросил у архангела:

– Как это может быть, чтобы вход и в Рай, и в Ад были на земле?

– Все просто. Земля – срединный меридиан вечности. Ступень, что разделяет небеса и пекло. Иначе бы, война так и не прекращалась. Земля вроде перевалочного пункта на пути к противнику. И ангелам, и демонам здесь тяжко. Они дышат через раз – не приучены к воздуху земли – а уж, чтобы воевать… Никогда!

– И?

– И тогда начинается самое интересное… Тот, кто получит власть над землей, тот беспрепятственно сможет передислоцировать свои войска сюда… и…

– Что же?

– Все. Война будет проиграна в сухую для того, кто окажется в меньшинстве. И если землю захватят воины апокалипсиса, то небеса падут. Ад воцарится на всех трех уровнях.

– А я здесь при чем?

– Ты сам выбрал свой путь, брат. Еще пару тысяч лет назад. Сейчас наступил тот момент, когда нужно готовиться к войне.

– Видимо, выбора у меня нет?

– Верно, мой друг! – обхватил Макса за плечи Михаил. – Войти в Ад и Рай может тот, кто был там.

– Войти?

– Именно. И самое главное, выйти оттуда. Нужен тот, кто выдержит и Рай, и Ад. Тот, в ком есть и темная, и светлая половина.

– И в ком же они есть?

– В людях. Человек – самое противоречивое существо, – закруглил беседу архангел.

Парень не успел пикнуть.

Лавка в сквере опустела.

* * *

– И ты считаешь, что мне нужно объединиться с ней? – не мог поверить в то, что слышит, Максим.

Михаил лишь молча кивнул. Он знал, что его брат не помнит кто он есть на самом деле и не может воспринять должным образом его слова, но так же он знал и всю правду о истории, что привела его брата на землю, сделав изгнанником в Аду и в Раю.

Двое рослых сильных мужчин сейчас стояли над кроватью, где мирно спала Лана. Она была неподвижна и казалась принцессой, что спит лишь из-за древнего колдовства.

– Я в это не верю! – ударил по стене кулаком Макс. – Не могу поверить в то, что это единственный вариант – работать нам с ней вместе. Не могу!

– Придется, – разглядывал старые фолианты, сваленные в кучу на столе, Михаил. Он с интересом листал книгу Судеб, которую Макс уже успел замусолить до дыр. Ничего нового и интересного там не было. А уж тем более, не было там такого, чтобы свет и тьма работали сообща, дабы найти вход в Ад и Рай на земле.

– Почему мне не сказал этого Дан? Он знал об этом больше, чем кто-либо!

– Он – человек. Пусть и очень хороший, но человек. Я тебе уже говорил, что ты, мой брат, пал, когда завел себе в друзьях демона. Став друзьями, вы пошатнули баланс сил и нарушили равновесие. Это было невозможным. Кажется, демона звали… А… Аз… Азракис.

– Звали?

– Да. Его уничтожили свои же, прознав, что он общается со светлым. Наш Создатель же лишил тебя крыльев. Но и в Аду тебе было плохо, когда ты вспоминал многовековую дружбу с ним. – Михаилу было больно смотреть на брата и на то, кем он сейчас являлся в этом мире. Но архангел решился продолжить рассказ, стараясь не забыть детали:

– Ты ушел к людям, сохранив секрет нахождения врат. Вы знали его. Лишь только двое, когда пытались скрыть свою дружбу, прячась от Небес и Ада на земле.

– У меня голова идет кругом, – опустился на пол Макс. Все шло не так. Все становилось с ног на голову. И помешать этому он не был в силах.

– Прости, – опустился рядом с ним Михаил. – что я стал тем, кто сообщил тебе все эти вести. Но прошу тебя, поверь мне. Ты говорил мне тогда, что лишь Свет и Тьма, идущая рука об руку, может найти и открыть врата на земле.

– И больше я вам… тебе ничего не сказал? Карту там… не оставил или записку с адресом? – в надежде на простой исход спросил его Максим. Михаил понурил голову.

– Нет. Прости, брат. Ты сказал, что баланс сил должен оставаться неприкосновенным. Именно поэтому, врата хитро спрятаны. Ведь даже в самом кошмарном сне не приснится то, что ангел и демон будут заодно.

– Все верно. Я желаю ей лишь смерти! – с презрением в глазах посмотрел Макс на лежащую рядом Лану. Он знал ее лишь такую и не мог себе даже представить какой она может быть Светой. Той, что была преданной сестрой, дочерью и другом.

– Ты стал человеком, брат мой, – усмехнулся Михаил, взъерошив волосы парня. Максим отшатнулся.

– Приму за комплимент.

– Это не было комплиментом. Но не об этом речь. Если ты хочешь помочь себе и остальным людям, то разбуди ее и встань рядом с ней, когда отправитесь на поиски врат.

– Откуда мне знать, что она их тоже ищет?! – фыркнул Макс. Вздрогнув, парень посмотрел на окошко. За ним начинала разыгрываться настоящая буря. Серо-черные тучи наползали на небо, а ветви деревьев метались в разные стороны, поднимая сухие травинки с земли и заставляя их прилипать к стеклу.

– Она их ищет, – с уверенностью сказал ему в это время Михаил. – В интернете ты найдешь статьи о том, что огромная нефтедобывающая компания была выкуплена за баснословные деньги в кратчайшие сроки. А так же завод по добычи угля и руды.

– Она?

– Она, – улыбнулся архангел. Максиму стало не по себе.

– И зачем?

– Бурильные установки. Карьеры, машины и бульдозеры, что могут копать.

– Она ищет проход! – понял Макс. В его голове сошлись последние кусочки пазла.

– Верно. Лана хочет открыть его и пустить сюда армию демонов. Но не только армию…

– А кого же еще?

– Она – правая рука самого дьявола. Подумай об этом на досуге… – поднял вверх указательный палец Михаил. Максу жутко хотелось подбить ему правый глаз на ухмыльной роже. – Предупреждаю, я смогу тебе ответить и это будет больно!

– Не шарься у меня в голове! – предупредил его Максим.

– Не думай гадости, не буду шариться как ты изволил выразиться. Ах, вот оно, – закончил листать наконец он фолиант и бухнул его на колени Максиму.

– Но этого здесь не было! – возмущенно закричал Макс, прочитав отрывок.

Архангела уже не было.

– Сволочь! Бросил, гад!

«Я все слышу, брат мой!» – был гадкий и ухмыляющийся голос в голове у Максима.


… Чтобы скрыть проход между верхним и нижним мирами, были созданы Врата…


Они спрятаны на земле… место, где живут люди и не живут ангелы и демоны…


Найти их может лишь тот, кто дружен со злом, хоть сам и обращен к свету, когда будет он стоять рядом с тем, кто дружен со светом, но обращен ко злу…


И воцарится хаос на земле, когда Врата будут открыты… Смятение и гнев навлекет дружба демона и ангела на Небесах и в Аду. И станут они врагами друзей своих и братьев…


И будет лишь один шанс выжить у них…


Быть вместе и защищать друг друга!..


– И как мне тебя будить? – захлопнул с силой книгу Макс. Она тут же обдала его облаком пыли.

Закашлявшись, парень поднялся с пола и посмотрел на спящую перед ним Лану.

Дан не только ее усыпил, но и накрыл защитным полем.

Он ее очень сильно любил…

Внезапно, едва уловимая рука будто стягивает покрывало цветов и пыльцы с лица Светы. Максим тут же встал в стойку. Он видит, что это Дан. Он пробудил ее.

Веки Светы распахнулись, полыхнув недобрым багряным огнем.

Она проснулась.

– Помоги ей… не оставляй! Прошу! Молю тебя! – были едва слышны слова Дана. Его тень исчезла.

6

– Кто ты?

– Максим, – сквозь стиснутые зубы произнес парень. Ему хотелось не разговаривать с ней, а придушить и желательно голыми руками.

– И почему, МАК-СИМ, – «прожевала» его имя по слогам Лана. Макса передернуло. Парень едва сдерживал себя. Его останавливало лишь то, что ему надо было добраться до Врат и засунуть в Ад эту мерзкую тварь, что сейчас стояла напротив него и откровенно рассматривала. – я не должна тебя уничтожить прямо сейчас? А?! – наклонила она игриво голову в сторону.

– Я знаю, что тебе нужно.

– О чем ты, мальчик?

Лана чувствовала, что дурман еще владеет ею. Ее силы еще не полностью были восстановлены. Магия леса – это древняя и сильная магия природы, которая не принадлежит ни свету, ни тьме. Она на своей стороне. Ею невозможно управлять, можно лишь избегать и стараться не злить ее носителей. И именно это обстоятельство останавливало Лану от шага, чтобы сейчас развеять этого жалкого человечишку.

Девушка с сожалением вдохнула совершенно чистый лесной воздух. Вот бы его приправить запахом лесного пожара или… прахом одного человечика, который думает, что она боится его взгляда. Он, что всерьез хочет убить одним лишь своим взором?!

– К сожалению, только ты мне можешь помочь, как и я тебе. Я знаю зачем ты скупаешь все эти предприятия.

Лана засмеялась.

От ее смеха Макс сделал шаг назад. Она действительно выглядела жутко: ее глаза темнели, радужка сливалась с чернотой зрачка. Волосы, которые секунду назад покоились на спине и рассыпались по плечам, теперь развивались, будто наэлектризованные. «Кажется, кто-то тут у нас окончательно оклемался!» – пришлось признать Максиму.

– Ты явно не понимаешь с кем ты связался, придурок!

– Сама дура! – терять Максу было уже нечего.

Лана не ожидала такого и слегка опешила от такого.

– Что?!

– Ты же ищешь Врата, верно? – перешел сразу к сути разговора Максим.

– И? – не спешила с выводами Лана. Этот парень заинтересовал ее своею наглостью.

Он может встать на нашу сторону, моя дорогая! – услышала она голос.

– Лишь вместе со мной ты найдешь их… А я, к сожалению, не найду их без тебя. Вот, читай, – в руке у Ланы оказался фолиант. В ее руках он заискрился. Книга явно недолюбливала темных.

Лана прочла то, что говорилось о Вратах. Девушка замерла. Ее рот перекосило, а пальцы впились со всей силы в обложку. Лану бесило то, что парень, кажется, был прав. И именно поэтому все предыдущие попытки поиска не увенчались успехом, пусть девушка и заставила всех своих подчиненных едва ли не перерыть везде, где это только возможно.

– Ты хочешь сказать, что являешься падшим, который был дружен с демоном?

– Так говорит… Михаил, – ответил ей Макс. Он все еще чувствовал себя неуютно от всего этого.

Ничего не поделать. Лане придется брать этого недочеловека-недоангела в свои напарники. Фолиант не может врать. И Максим не врал про то, что видел пернатого засранца, который вечно портит все планы ее наставнику. Лана все это видела и чувствовала. И еще… она верила книге. Та не могла ошибаться: сей отрывок – ангельское писание и виден лишь им. Книга весьма неохотно показала его и ей, признавая ее силу и мощь.

– Ясно, – опустилась она на старую скрипящую табуретку, закинув ногу на ногу. Она не сводила взгляда с Макса. Тот отвечал ей тем же. Оба не видели в друг друге напарника, а вот врага…

– Так что, хочешь или нет, но убить ты меня не можешь.

– Это пока, а потом?

– И потом тоже!

– С чего бы вдруг? – поскребла ногтями по столу Лана. Ее следы выжигались на старом, покрытом лаком, столе. Они въедались в него и не давали шанса на обратный путь. Макс сразу же представил свою шею на месте этой столешницы. Сглотнув, он ответил:

– Мы заключим с тобой договор.

– Вот как! Ты не похож на дипломата. Скорее на костолома или влюбленного дурака, которого бросила его девушка, – притворно вздохнула и смахнула несуществующую слезу с глаз Лана. Она забавлялась, видя как сильно ее слова причиняют Максиму боль.

– Тварь! – кинулся на нее Макс. Он не вытерпел. Ольга вновь стояла перед его глазами, а по ее подбородку текла тонкая струйка крови, что вытекала из ее маленького рта. Ее кожа была мертвенно-бледного цвета.

Лана молнией отстранилась и материализовалась в другом конце избы. Она видела тот образ девушки, который вызвали ее слова в мозгу парня. Он казался ей знакомым.

– Кто она? – хищно прищурила свой взгляд брюнетка.

– Не смей даже думать о ней! Ты меня поняла?! Поняла?! – стискивал кулаки до хруста в пальцах Максим. Руки едва не сводило судорогой. – Или можешь искать вход до скончания веков… одна!

– А если я тебя убью?

– Только сделаешь мне одолжение, – без раздумий отозвался Макс. Он тогда сможет быть с Ольгой. Навсегда.

– А если я убью ее? – «невинно» поинтересовалась Лана, намекая на образ Ольги. Она знала, что та девушка дорога парню.

– Не сможешь, – после минутной тишины произнес Максим. Его усмешка смешалась со стоном отчаяния.

– Почему ты так уверен в этом?

– Нельзя умереть дважды! Как нельзя и убить повторно!

Он кричал. Кричал на ту, что запросто может сравнять его с землей в мгновении ока. Но Макс не мог не кричать на Лану. Как можно было находится с нею рядом, в паре метров от ее груди, где билось сердце, и не попытаться пронзить его? Максим не мог ответить себе на этот вопрос.

– Она… Я ее вспомнила! – растянула свой идеально накрашенный рот в улыбке Лана. – И кто же она была тебе?

– Невестой! Любимой! Той, за которую я отомщу! Обязательно, вот увидишь!

– Но мстить тогда придется мне.

– Верно.

– Жаль…

– О чем ты?

– Мог бы пожить на пару десятилетий побольше.

– Да? Уверена?! – пылил и не без основания Макс. Все же без Дана было сложно вести с этой стервой диалог. Ее хотелось лишь приложить головой об пол… желательно, чтобы он был бетонным.

– Уверена. Но не об этом. Я так поняла, что пока мы становимся ближе, чем попугайчики-неразлучники. Идем, – махнула она рукой, убирая выбившуюся прядь со своего лба. Лана была уже в порядке. Ее сила была восстановлена; дурман был полностью рассеян.

– Куда?

– Подписывать договор, зайчик! – резвилась Лана. – Идешь?

– Иду… только надо бы поймать машину, чтобы добраться до города… – схватил Макс свой рюкзак.

– Ты мил в своей наивности, – вздохнула Лана. Она глядела на парня как на первоклассника, который впервые попал в школу. Такой наивный и такой милый.

Через секунду ничего не напоминало в избе и в лесу о том, что здесь была тьма.

Буря успокоилась. Лана была права: древняя магия леса не любила непрошенных гостей. И лишь, когда Лана исчезла из многовековой дубравы, природа смогла успокоиться.

* * *

Максим оглядывался вокруг себя, желая рассмотреть все получше.

Он был в каком-то огромном просторном светлом кабинете с окнами во всю высоту стены. Одна сторона была заставлена стеллажами с папками, в которых хранились документы, а напротив стоял журнальный столик перед нежно-кремовым диваном. На нем и сидел парень. «Венчал» всю эту красоту офисный стол за которым восседала Лана.

– Где это мы?

– В кабинете генерального директора нефте… Вообщем, этот кабинет теперь мой. Располагайся, чувствуй себя как дома.

– Не получится чувствовать себя как дома, когда ты находишь рядом с дьяволом!

– Твои проблемы, – подняла трубку телефона, что стоял на столе, Лана. – Договор готов?

– Да, госпожа Лана.

– Отлично. Несите, – уже не обращала внимания она на Макса.

В кабинете появилась худенькая девушка с парой листков кипельно-белой бумаги.

– Договор, госпожа Лана, – протянула она их брюнетке, что сейчас раскачивалась в своем кожаном кресле под заказ. – как вы просили.

– Быстрее надо!

Девушку затрясло. Мелкая дрожь била ее, мешая спрятать трясущиеся руки.

– Чего застыла?! – прикрикнула на нее Лана. – Иди!

– Иди, – уже ласково решил ее подбодрить Макс. – не бойся.

Девушка кивнула и засеменила к выходу.

– Люди должны меня бояться.

– Все?

– Все. Страх – это первое, что парализует человека, когда он видит меня и чувствует тьму во мне.

– Но я тебя не боюсь, – рассмеялся Максим. И ему, и Лане нравилась их «игра»: задирать друг друга.

– Жалкое исключение из правил. Не страшно, – встала из-за стола Лана. – Говори свои условия! – велела она Максиму.

– Ты не убьешь меня и вернешь Ольгу.

– Вернуть твою мертвую девушку? Смеешься?!

– Нет. Уверен, что это тебе под силу… или твоим «покровителям» в Аду.

– Самоуверен до безобразия. А ты уверен, что в тебе не демоническая сущность, а? На ангела ты не шибко смахиваешь, а уж твои повадки так и вовсе заставляют задуматься о том, бывал ли ты когда-нибудь в местах не столь отдаленных.

– Бывал! И что с того? – огорошил своим признанием Лану Макс.

– Правда? Серьезно?! – улыбнувшись, спросила она его. Парень довольно кивнул. Он видел как вытянулось лицо девушки. Ему это доставляло особый смак.

– Правда.

– И за что же тебя туда?

– Я работал в полиции. Был оперуполномоченным.

Максим победил. Он видел, что Лана была полностью обескуражена.

– Неплохо. Хорошо, если я выполню твои условия, то какой прок мне от нашего соглашения?

– Я помогу тебе найти Врата. Ты сможешь делать с ними все что угодно.

– И? – Лана знала, что должно быть продолжение.

– И я не стану тебе мешать…

– Человек мне не может помешать!

– Как ангел!

– Оу-у-у… а вот это уже интересно, – облизала губы Лана. – Тогда по рукам? – протянула она свою руку Дену.

– По рукам, – пожал ее он.

– Отлично! – оскалилась Лана.

Ногтем она провела по коже парня, оставив тонкую ранку. Та сразу же окрасилась кровью.

– Что ты делаешь? – удивленно смотрел на это Макс.

– Ставлю подписи, – азартно провела пальцем по ране Лана и поставила отпечаток на бумаге, которую принесла секретарша. На чистом листе прямо на глазах у Максима и Ланы пропечатывались золотым тиснением условия договора.

Следующая рана была на руке у Ланы.

Обмакнув своей кровью все тот же палец, что был замазан кровью Макса. Лана придавила им поверх следа крови Небес.

Кровь нижнего и верхнего мира вновь соприкоснулась.

Здание затрясло. Лана с Максимом едва могли стоять на месте. Стены «украшались» узорами кривых и неровных трещин. Свет мерцал и гас. Папки с документами вываливались на пол. Здание готовилось рухнуть.

За дверью послышались крики и тревожная беготня. Люди пытались спастись из двадцатиэтажного здания.

Максим кинулся наружу. Лана же оставалась на месте, не двигаясь даже и на сантиметр.

– Ты не поможешь им?!

– С чего вдруг? – Макс застыл на месте.

– Они же погибнут. И вина в этом лишь наша. Я не такой идиот, чтобы не понять, что вызывало такую тряску. Договор! Ведь так?

Он смотрел на Лану и пытался отыскать хоть частичку того светлого, во что так верил Дан. Максим вспоминал фотографию, где Света была запечатлена еще блондинкой с милыми невинными глазами, но не мог заставить себя поверить в то, что та девочка – это она.

– Так сильно нравлюсь, что предпочитаешь разглядывать меня, пока все кругом рушится?

– Спаси их! – попытался поверить Дану и его вере в Свету Максим. Он умолял ее о помощи. – Ты же можешь им помочь. Так помоги, прошу!

– Ты меня с кем-то путаешь, – отвернулась Лана.

– Дан верил в тебя. Несмотря ни на что, он верил в тебя до самого конца.

Больше Максим ничего не собирался говорить. Он поспешил на помощь людям, которые в ней нуждались.

Лана смотрела туда, где только что-то стоял Макс. В ней шла борьба. Что-то теплое билось глубоко внутри ее сердца. Оно стучало сильнее.

Нет!

Девушка мотнула головой и кончики волос ударили ее по щекам, приводя в чувства.

– Ненавижу, когда лезут в мою душу!!! – закричала она со всей силы.

Стены кабинета вогнуло по обе стороны от Ланы. Их корежило, словно кто-то ударил по ним огромным кулаком. Стекла осыпались дождем осколков. Тьма заполняла пространство. Лана была зла.

В следующее мгновение в кабинете никого не было и лишь ветер хозяйничал на самом верхнем этаже.

* * *

Максим выводил девушку из осыпающегося здания под крики и штукатурку, которая сыпалась всем на голову. Многие еще были внутри. Множество людей оставались на пожарных лестницах, не имея возможности спуститься на лифтах: их просто-напросто заклинило.

Парень уже развернулся, чтобы вернуться и помочь остальным, когда огромная трещина поползла по основанию здания. Еще немного и оно рухнет, рассыпаясь как карточный домик. Люди отчаянно завизжали.

«Им не успеть! Не успеть выйти и убежать на нужное расстояние!» – осознал с горечью Макс. Но вдруг все остановилось.

Люди продолжали выбегать из рушащегося здания, но Максим видел, что трещины и осколки замерли в пространстве. Некоторые обрывки здания зависли в воздухе.

– Что это, черт возьми?! – искал глазами Максим хоть что-то, что могло бы это объяснить. – Лана?! – не мог он поверить в то, что видит.

Лана стояла, замерев, на противоположной стороне улицы. Ее глаза, не мигая, смотрели на здание. Максим понимал, он чувствовал интуитивно, что она делает…

Она спасала их! Спасала невинных людей!

«Может, Дан был прав?» – неожиданно для себя подумал Макс. – «В ней все еще есть свет, когда тьма уже окутала ее?».

– Все люди выбрались из здания! – услышал он крик одного из пожарных. Тот махал своему напарнику, чтобы те отводили технику и людей. – Быстрее! Здание вот-вот рухнет!

– Смешно, – фыркнула Лана.

К ней спешил Максим.

– Ты их спасла! Все-таки, ты их спасла! – он сам не верил в то, что говорит сейчас.

Лана отвела свой взгляд. Здание сложилось как по мановению волшебной палочки. Рухнуло, накрыв всех огромным пыльным «покрывалом». Люди кашляли, чихали и отплевывались, звоня родным и близким.

– Не советовала бы тебе так радоваться. Считай, что я оставила эти души на «завтрак» своим демонам. Когда они появятся здесь, им будут нужны силы. А сила демонов и тьмы – страх и ужас людей. И только тогда наступает хаос, – «обрадовала» она Максима.

– Ну ты и стерва!

– Спасибо за такой приятный комплимент. Век бы слушала, – завела глаза по лоб Лана. Максим так и хотел настучать по ее глупой голове. – Увидимся… напарник! Чао! – рассеялась она как утренний туман.

– Стерва!!!

Макс был в отчаянии.

7

Максим стоял перед гранитной плитой, где была фотография его Оленьки. Он был здесь во второй раз за все то время, что прошло с момента ее гибели. Макс просто не мог заставить себя сюда прийти и признать, что она, действительно, мертва. Что ее больше нет и она никогда не вернется к нему.

Но сейчас он стоял здесь из-за того, что он был на грани. Посоветоваться было не с кем, а в голове роилась куча мыслей, которая требовала решений.

– Я так давно к тебе не приходил, родная. Прости. – погладил он холодный камень, положив на него две белые лилии на длинных толстеньких ножках. Лилии были ее любимыми цветами. – Надеюсь, тебе понравится их запах. Выбирал лично.

Ветер шумел средь ветвей берез, которые окружали кладбище и хранили его спокойствие. Солнце было в самом зените. Максим не замечал ничего вокруг себя. Ему казалось, что Оля может его слышать, просто не может ответить. Но разве он когда-нибудь требовал от нее ответов. Ему нужно было просто, чтобы она была рядом с ним.

– Я пришел сюда сегодня лишь по одной причине… Прости меня! – упал он на колени перед улыбающейся на портрете ему молодой девушкой. – Прости, что не смог отомстить за тебя. Я нашел твою убийцу, но не смог ей отомстить. Она ходит, она живет… и она – правая рука самого дьявола!

Макс склонил голову, опустив руки. Он ждал своего наказания. Но его не было. Лишь шелест листьев прерывал тишину.

– И этот сопляк тот, кто является защитником земли, спустившийся с небес? – удивлялся демон Крайку – искуситель и самый беспринципный мерзавец из Преисподней.

– У него книга Судеб, он знает Михаила и он – заноза в заднице! Да, думаю, что он – именно тот, кто нам нужен.

Лана приставила Крайку к Максиму, чтобы тот сообщал о каждом вздохе и шаге ее новоиспеченного компаньона. И когда Крайку сообщил ей о том, что Макс направился на местное кладбище, Лана решила проверить все сама. Что ему понадобилось там?

– И что вы думаете, зачем он там суетится?

– Он к кому-то пришел. И этот кто-то ему очень дорог, – задумчиво произнесла Лана.

– Что мне делать, госпожа?

– Убирайся! Я решу все сама, – отдала она приказ своему демону.

Крайку хотел бы возразить этой выскочке, но не мог. Он был лишь демон низшего уровня, а она была темной душой, что обладала силой. Да и за ней стоял сам Повелитель, на которого Крайку и посмотреть не смел.

Кивнув, он с легким, едва заметным хлопком, исчез. Лана же осталась стоять и наблюдать за Максимом.

– Я прошу у тебя прощения, зная, что не могу быть прощенным. Но мне придется с ней быть рядом, если хочу вернуть тебя. Прости!

Ладонью он прикоснулся к сухой нагретой земле. Макс замер. Он закрыл глаза. Ему казалось, что он слышит дыхание Ольги.

Он так и пробыл еще с получаса около ее надгробия, даже не пытаясь подняться с колен. Лана не решалась приблизиться к нему. Она прекрасно знала о «симпатии» к ней молодого человека.

Но Максим ушел. Он так и не узнал о том, что за ним наблюдали. Но знал кое-кто другой.

– Сама Тьма здесь! – услышала Лана знакомый голос.

– Михаил, ты ли это, мой друг?

– Я тебе не друг, Тьма! – вышел из тени архангел. – Зачем ты здесь? Что тебя сюда привело?

– Может я просто гуляла и дышала свежим воздухом, – предположила Лана. – а ты мне помешал?

– Я слежу за тобой, Тьма. Знай, что я не дам тебе так просто гулять среди людей по земле!

Лана зашипела. Ее бесили такие вот выскочки.

– Серьезно?! – оказалась она прямо перед лицом Михаила.

«Она сильна и опасна!» – пришлось признать ему.

– Серьезно.

– Но правда в том, что как раз такие как я и ходят свободно среди людей. А ты, мой пернатый белокрылый друг, задыхаешься среди них! Ты не можешь находиться здесь дольше, чем пару часов. – ходила вокруг него кругами Лана. Она завораживала и окутывала Михаила своими чарами. – В людях больше тьмы, чем света. Порок владеет их сердцами, заставляя забывать о вере в вас и в добро.

Встряхнувшись, Михаил сбросил с себя оцепенение и морок тьмы. Лана обиженно сморщила носик и подернула плечом. Нет, так нет. Никто не заставляет.

– Ты – хитрая лисица, что сводит умы с правильного пути!

– А ты, – прошептала ему на ухо Лана, наклонившись. – тот, кто ни за что не найдет обратно этот правильный путь!

– Я уже нашел.

Михаил был спокоен. Он знал, что ему нужно делать.

– О чем ты?

– Думаю, тебе стоит узнать к кому приходил Максим.

– Зачем мне это?

– Просто потому, что ты – женщина, у которой любопытство течет в жилах, соперничая с кровью… в твоем же случае, соперничая с ядом!

– Ха! – хмыкнула Лана.

Михаил больше не стал спорить с ней. Ему еще надо было увидеть Максима. Он оставил ее. Но он не забрал надежду на то, что душу все еще можно вернуть к свету.

Лана уже десятый раз делала шаг вперед и отступала назад. Она никак не могла себя заставить дойти до той могилы, где так долго стоял Макс. Но и уйти Лане что-то мешало. Ее как будто кто-то не отпускал отсюда.

Ее горло схватывал спазм, а руки с ногами сводило судорогами. Такое просто не может быть! Ей мешали!

Лана заставила себя шагнуть вперед. Судорога сразу же отпустила.

– Очень смешно, – в воздух проговорила злившаяся на саму себя девушка. – развею всех к чертовой матери!

Но идти она продолжила. Лане самой хотелось увидеть то, что скрывает надгробие.

Маленькое круглое личико, которое обрамляли легкие кудряшки светлого цвета. Ее глаза были нежного голубого оттенка. Тонкая шея, ключицы, что были видны, делали ее какой-то небесной феей. Сказочной и неземной. Она была красива. И маленькая родинка на правой щеке делала ее совсем кукольной и нереальной.

– Я тебя помню… помню твое лицо и твой ужас…

Лана рассматривала фото девушки и слезы катились по ее щекам.

Но она не скорбела о той, чью жизнь забрала. Она скорбела о себе, которой она уже не будет. Ее смоляные черные пряди казались Лане черными ядовитыми змеями, а острые ногти ярко-алого цвета были словно омыты кровью.

Ворона, махнув крылом, села на соседнее надгробие.

Лана перевела свой взгляд. Он вновь был острым как сталь. Ворона же не переставала каркать, махая крыльями и поднимая пыль.

На надгробии была надпись:

Матвей.

Навсегда в наших сердцах.

Сын и любимый брат.

Над ней высилась фото молодого красивого человека с правильными чертами лица.

Молодой парень, который совсем недавно покинул этот мир. Дата его смерти указывала на это.

Лана подошла ближе. Знакомые черты, знакомая улыбка и смеющиеся глаза не давали Лане уйти.

– Это еще кто такой?

Моя дорогая сестренка, ты пришла!

Лана дернулась. Голос был таким явным. Он был ей знаком.

– Я советую тебе показаться передо мной!

Матвей был словно туманная дымка, преобразованная в форму. Но это был он. Лана узнал его. Это ее брат! Тот, кто пожертвовал собой ради нее.

Рад, что ты жива и здорова!

– Матвей! Я узнала тебя. Я узнала тебя, брат.

А я вот с трудом узнал в тебе свою сестру. Она не была такой жестокой. Она была светлым и добрым человечком.

– Значит ты ошибся, Матвей. Я не твоя сестра.

Моя вина в том, что ты стала такой. Если бы не тот случай в лесу и то дурацкое пари…

– У судьбы множество путей. Это ничего бы не изменило, – с горечью ответила ему Лана, усевшись на скамейку, которую ставил их с Матвеем отец.

Ты же не хотела быть такой… и ты не можешь быть темной… Света, ты же лишь добро видела в людях и платила всем лишь добром, даже на черную злобу. Остановись, Света! Прошу тебя, услышь меня!

– Попусту тратишь время, брат.

У меня его вагон и маленькая тележка, – ухмыльнулся дух брата. – Света, очнись от этого кошмара. Вспомни то время, когда ты была со мной и Даном! Ты – лучшее, что могло быть в наших жизнях.

Дан!

Лана вспомнила его.

Высокий, худощавый и черноволосый мальчик-гот, который, кажется, был самым светлым. Пусть его силы и были от тьмы, но использовал он их лишь в добрых целях.

Он всегда улыбался ей, поддерживал ее в трудные минуты и столько раз вытаскивал с перехода. А она…?! Она подвела его…

Лана упала на землю, впиваясь пальцами в землю, загоняя под ногти комья могильной земли. Перед ее глазами плыли те воспоминания, что так удачно удавалось забывать в течении многих месяцев.

– Что со мной происходит?! – задрожала Лана.

Ты не так долго сосуществуешь с тьмой. В тебе еще есть свет, сестренка!

– Я потеряла его, когда перешла Рубикон! Потеряла навсегда!

Ошибаешься, Света. Ты – чистота и сияние, которое даже если опустить в грязь, останется чистотым.

– Брат!!! – завопила Лана. Ее виски пульсировали, а тело сотрясалось в крупной дрожи. – Остановись! Замолчи! Мне больно! – ее кожа покрылась мелкими точками черное слизи. Из ее пор выходила черная кровь. Тьма не хотела отпускать свою добычу. Она цеплялась за Свету.

Борись с тьмой, что сидит в тебе, сестра. Дан бы этого хотел! Он… он… он любил тебя! – признался ей Матвей.

– Я не хочу возвращаться! Я – та, кто убила всех тех, кого любила! Тебя, Дана… всех, кто были мне дороги! Из-за меня вы погибли!

Так лишь заставляет тебя думать тьма. Ты ни в чем не виновата.

– Зачем возвращаться туда, где нет любви?!

Матвей улыбнулся. Он поможет своей сестре.

В твоей жизни все еще может быть любовь…

– Серьезно? И кто же это?

Брат растворился, «забыв» ответить на вопрос Ланы.

Я не отдам тебя обратно, моя сладкая! – пропел приторно-сладким голосом, от которого разило болотной мерзостью, Повелитель. – Пора тебе отдохнуть и забыть о той гадости, что нашептал тебе призрак твоего братика!

Новая судорога заставила Лану заорать от боли. Тело дало сбой и Лана словно отключилась.

– Ты еще можешь бухаться в обмороки как нормальный человек? – увидела Лана перед собой лицо хмурого Максима. Он брызгал ей в лицо холодной водой и не мог поверить в то, что держит ее в своих руках и не для того, чтобы убить, а для того, чтобы привести ее в чувство.

Услышав ее ужасающий крик, парень кинулся обратно. И то, что он увидел было немного шокирующим.

«Разве демоны могут падать в обмороки?» – подумал тогда Макс прежде, чем решить, что ему делать: прикопать ее тут или привести обратно в чувство.

– Если бы не наш договор и обещание, что ты вернешь Ольгу, то я бы воспользовался моментом.

И вот сейчас она вновь смотрела на него своими черными…

Внезапно Максим увидел, что цвет радужки Ланы сменился с угольно-черного на темно-серый с черными вкраплениями. Что-то в ней явно изменилось.

Подняв Лану с земли, Макс предпочел отойти на два шага.

– Я и есть человек.

– Сильно сомневаюсь. Зачем ты тут?

– Пришла за тобой… или меня привели… – размышляла Лана, все еще глядя на имя брата. Рядом с плитой не было его духа, но то, что все это не было сном, Лана понимала отчетливо и ясно. – Вообщем, тебе стоит пойти со мной.

– И зачем же?

– Кажется, мои… эм-м-м… – Лана не знала как назвать слуг Ада на земле. – … помощники нашли место, где могут быть Врата.

– Как нам повезло.

– Ага.

– Только я буду не один.

– Возьмешь своего пернатого дружка?

– А что? Испугалась?

– Еще чего, – пришла окончательно в себя Лана. – Идем.

Макс вложил свою руку в раскрытую ладонь Ланы.

Через секунду их уже не было на кладбище.

8

Яркие всполохи освещали огромный карьер, который был обнесен высоким забором. Люди, которые были наняты и работали на компанию, что разрабатывала его, нервно жались около бульдозеров, подсобок и грузовиков, боясь взрывов.

Всем было сказано, что это природный газ вырвался на свободу. Всех попросили покинуть карьер. И люди спешно выполнили это условие.

Сейчас по всему периметру стройной шеренгой выстроились демоны, облачившиеся в человеческую оболочку. Им было приказано не двигаться и не пропускать ни одного любопытного взгляда со стороны рабочих.

Макс пошатнулся и едва не свалился на землю, оказавшись глубоко внизу. Перенос демоном не проходил бесследно. И верить в то, что Лана была светом для всех: для Дана, для Матвея и… него?! Нет, парень не мог при всем желании.

– Устал? – отряхнулась и привела себя в порядок Лана. Ей не нравились песок с пылью, которые не давали ей свободно продохнуть и норовили залететь в горло и нос.

– А что? Хочешь понести меня?

– Язва! Значит, порядок.

– Не могу поверить: тебя беспокоит мое состояние! Вау! – осмотрелся вокруг себя Максим.

– Нам предстоит путешествие. И даже я не знаю, что нас там ждет.

– Михаил! – позвал Максим того единственного союзника, кто мог бы ему сейчас помочь противостоять в этой борьбе с силами зла. – Брат!

Легкий шорох и ветерок поднял новую волну пыли.

Закашлявшись, Лана замахала рукой, отгоняя от себя это грязное облако:

– Фу! Неужели, нельзя было поаккуратнее?!

– И тебе, привет, тьма! – отозвался архангел.

– Тоже мне «светлячок» нашелся!

– Я здесь лишь ради своего брата, – не стал спорить с ней Михаил. Он был рад тому, что Макс признал его как своего брата. Остальное его сейчас мало волновало. – Как ты, брат?

– Нормально. Ты нужен мне сейчас.

– Я всегда поддержу тебя, – похлопал уверенно его по плечу Михаил.

– Если с соплями покончено, то начнем? – Лане не терпелось открыть Врата.

– Помни о своем обещании! – не торопился сделать шаг Максим.

– Я помню.

– Отлично. Идемте!

Четверо совершенно обычных людей двинулись внутрь пещеры, которая освещалась изнутри всполохами огненного света. Жар накалялся и сменялся волнами холодка. Невозможное оказывалось возможным.

– Тут холодно и жарко одновременно, – ступал осторожно по каменистой земле Макс. Рядом с ним шел Михаил, готовый всегда расправить крылья и унести своего брата.

– Врата делят Небеса и Преисподней надвое. Земля – это черта, – отозвалась Лана, спеша все дальше в глубь. Рядом с ней же был ее помощник, приставленный Повелителем. Крайку. Он был недоволен этим, но приказа Повелителя он ослушаться не смел.

– Она права, – признал правоту девушки Михаил. – Земля – это тот меридиан, который разделяет добро и зло, свет и тьму.

– И вы хотите уничтожить этот меридиан?

Лана остановилась. Максим не спешил обойти ее и посмотреть ей в лицо. Крайку нервно топтался в стороне.

– Почему ты молчишь, Лана?

– А что мне сказать? Кажется, ты так и не понял причину. Зачем объяснять ребенку основы квантовой физики, если он все равно ее не поймет?

– Попробуй!

– Люди – это тот же меридиан для ангелов и демонов. И как ты думаешь, почему?

– Почему же?

– Лишь в этих существах уживается и тьма, и свет. И сейчас лишь от них зависит выбор: добро или зло.

– Существуют еще полутона, – напомнил ей Макс.

– Нет, Максим, существует лишь черное и белое! И выбор придется делать.

Лана вновь спешила внутрь. И только тихий вопрос Макса заставил ее обернуться:

– А разве ты свой выбор сделала?

– Что?! – резко повернула она голову, глядя в глаза Максиму. Он ждал ее ответа. – О чем ты сейчас говоришь?!

– Ты сделала свой выбор или его сделали за тебя? – смотрел Максим ей в глаза. Они становились светло-серыми.

Вздрогнув, Лана моргнула и попыталась привести свои чувства в порядок.

«Не поддавайся им! Ты сильная! Ты – сила! Помни об этом, моя дорогая! Следуй нашему пути!» – услышала она голос повелителя.

Руки беспомощно хватали воздух, ища опору. Крайку заметно нервничал.

– Лана… – кинулся он к ней.

– А ну стоять! – возник перед ним Михаил и придавил его своим телом к стене пещеры. – Макс, помоги ей! – крикнул он тем временем парню. – Не отпускай ее в руки к Нему!

Лана покачивалась. Ей было дурно. В ней словно боролось два начала, которые не могли прийти к одному решению. Ее замутило как от морской качки.

Максима кинулся к ней, подставив руки, когда Лану как подкошенную повалило в сторону. Она рухнула прямо ему на руки. Ее пальцы судорожно впивались ему в кожу, проникая под нее и чувствуя теплую кровь.

– Эй… как ты… Лана? – вздрогнул Максим.

Ее глаза были плотно закрыты. Зрачки беспрестанно бегали из стороны в сторону.

– Я так устала… устала… не могу… – услышал он тихий шепот от нее. Пот крупными бисеринами украсил ее ровный лоб. – Устала… помоги мне… Дан… я устала…

«Может, Дан был прав?!» – против своей воли подумал Максим. У него на руках сейчас была хрупкая нежная девушка с истерзанной душой и покалеченным телом, которым владела тьма. Она тянулась к нему, хотела защиты. Ей нужна была его помощь.

Осторожно, боясь причинить еще большую боль, Макс провел рукой по щеке Ланы, убирая налипшие волосы и гладя ее горящую от лихорадки кожу.

– Уводи ее! – услышал он от Михаила. Максим вздрогнул.

– А ты?

– Быстрее! Я задержу этого, – кивнул он на вырывающегося из его рук Крайку. Тот шипел и возвращал себе прежний облик. Его лицо вытягивалось, глаза сужались и становились черными без зрачков. Кожа покрылась рубцами и струпьями из которых сочился яд.

– Ты справишься? – не верил в это Макс, видя изменения демона.

– Справлюсь, брат. Иди! Сейчас же!

Максим поднял на руки Лану. Она так и не могла прийти в себя, избавившись от лихорадки, что колотило ее тело. Она металась в бреду, борясь со своими внутренними демонами.

– Хорошо, – решился Максим.

– Брат! – крикнул он ему вслед.

– Что?

– Ты должен открыть Врата, брат! Но помни… Открыть их Небесам! И не дать открыть их Преисподней! Помни!

Макс лишь кивнул и быстро скрылся за поворотом, унося с собой бесчувственную Лану.

«Кажется, Дан был прав. В тебе еще есть Свет! И если я могу помочь тебе его обрести, то я сделаю это! В память об Ольге! Иначе, я стану таким же как и ты, когда ее убила!» – бежал, не разбирая дороги и неся Лану, Максим.

Кажется, надежда осветила хмурое пасмурное небо.

* * *

Лана была в том месте, где все ей было знакомо. Сухие истрепанные и одинокие листья трепались на оголенных ветках деревьях. Жаркий обжигающий ветер резал как раскаленное лезвие. Небо было как одно жаркое солнце, что огибало эту мертвую пустыню. Живому здесь нельзя было выжить.

«И вновь ты здесь, моя дорогая! Как долго тебя не было!».

– Повелитель, – поклонилась Лана невидимому голосу.

«Ты решилась на предательство? Вспомнила то, что вспоминать не следовало?!».

– Что вы, повелитель! Нет! Я бы никогда не посмела ослушаться вас, – потупила свой взгляд девушка.

«Не верю!» – рявкнул голос и плечо девушки резануло. Алая кровь окрасило плечо.

Лана вскрикнула и зажала рукой порез. Он был ровный и длинный. Кровь не спешила останавливаться.

– Я не предавала тебя, Повелитель! – попыталась оправдаться перед ним Лана.

«И ты думаешь, я поверю тебе?!».

Еще одна длинная царапина появилась на спине у девушки. Ноги подвели Лану. Колени упали на острые камни, припорошенные горячим песком. Разбитые коленки обожгло пламенем.

– Повелитель!

«У тебя больше нет защитников! Я всех их забрал у тебя!».

Перед глазами девушки всплыли лица Матвея и Дана. Они улыбались ей и были такими близкими и родными.

Слезы были тяжелы для Ланы. Она едва могла смахнуть их рукой. Изнутри ее всю ломало и крутило.

– У меня никого нет…Дан… Матвей…

«Лана, услышь меня!» – был голос Максима. Человека, который желал ей лишь одного – смерти! Но сейчас его голос не был жестоким, он был беспокойным и тревожным. – «Ты должна открыть глаза! Открой же их, черт бы тебя побрал!».

Он боялся… за нее?!

Лана повернулась на голос.

Ее глаза глядели в пустоту. И они сверкали первозданной голубизной и чистотой. В них не было и следа черноты. Ее волосы уже развевались медовым оттенком.

– Максим…

Она вновь услышала голос. Услышала его. Но это был не Дан.

«НЕ-Е-Е-ЕТ!!!» – был вопль Повелителя.

Лана закрыла глаза.

Максим смотрел на девушку, которая менялась на его глазах. Ее ногти уменьшались, становясь нормальной длины, волосы светлели, становясь медового оттенка, словно на них пролили солнечный свет.

– Ты слышишь меня, Лана? Света?! – осторожно потряс ее за плечо Макс.

Он опустил ее на землю, когда Лана затряслась и ее плечо окрасилось кровью. Запах железа ударил в ноздри молодого человека. Лана стонала и извивалась в руках у Максима. Пришлось опустить ее на землю, прислонив к камню.

Но спустя мгновение на спине у девушки изобразился еще один глубокий порез и девушку выгнуло дугой. Она была далеко от Макса своим сознанием, но страх, который окутывал ее, передавался и ему.

Максим понял, что боится за эту хрупкость, спрятанную под маской безразличия и гнева. Она была такой же жертвой, как и Ольга. И сейчас, в отличии от прошлого, Максим мог попытаться спасти ее.

– Ну же! Открой свои глаза! Давай! – кричал на нее Макс. – Мы в шаге от тех Врат, которые ты так хотела заполучить. И я здесь! Я тут, чтобы помочь тебе открыть их! Тебе надо встать и идти со мной! – тряс он ее как безвольную куклу.

– М-м-м… – замычала, приходя в сознание, Лана.

– Лана!

– Света… Лана… Светлана, – откашлявшись, поправила его Света. Ее глаза смотрели прямо на него.

– Они такие красивые, – не смог удержаться от возгласа Максим, увидев голубизну глаз девушки.

– Нам надо спешить. Нужно открыть Врата, пока тьма все еще владеет мной.

– Я помогу тебе, – пообещал ей Максим.

– Ты не сможешь мне помочь. Мне нужно сделать так как велит Повелитель. Идем, – скривившись, поднялась Света. Ее порезы больше не кровоточили, но саднили ужасно.

– Как скажешь, – подставил ее свое плечо Макс. Он тоже помнил о словах Михаила. Он должен был открыть эти Врата, чтобы Небеса смогли быть на земле.

9

Они нашли его.

Вход!

Предание было верным: как только добро и зло объединилось вместе, то метонахождение Врат стало известным.

Максим и Света стояли перед обрывом, где внизу бушевали и издавали страшный рокот Врата.

– И где пламя и лед соприкасались друг с другом, обнимая и лаская языками холода и жара. И пройти сквозь него, чтобы разошлось то пламя и лед, могли лишь двое… те, что добро и зло познали сполна, чтобы выбрать лишь одну сторону… – произнес Максим. Его память услужливо показала ему знания, казавшиеся забытыми. Михаил был прав: Макс вспомнил свою прошлую жизнь и ипостась, когда он был ангелом.

– Ты…?!

– Я тоже с непростой судьбой, – посмотрел на ошеломленную Свету Макс.

– И что же нам теперь делать?

– Выбор… он такой противоречивый… Всегда есть варианты.

– А если нет выбора.

– Он есть. Всегда. И ты можешь выбрать, – развернул ее к себе Максим.

– Разве? Я могу?! – из ее глаз лились слезы.

– Можешь. А я буду готов поддержать тебя в этом решении.

– Ты? Тот, кому я причинила столько боли? – голос был надломлен, как и сама Света.

– Ты тоже изранена…

– Это пустяки, – Лана думала на те порезы, которые красовались у нее на плече и спине.

– Я не про них.

– Не надо!

– Надо. Вспомни причину того, почему ты стала прислужницей тьмы…

Света помнила. Ту дорогу и того водителя, который сбил ни в чем неповинного ребенка… Они все помнила. И никогда не забывала, даже если бы того захотела.

Брат… тот, кто всегда был рядом и поддерживал ее. Пусть он и дальше бы кричал на нее и говорил, что ненавидит, но… Но не уходил так далеко и так надолго!


Дан.


Тот, кто всегда помогал ей. Даже, когда она этого не заслуживала. Он был рядом, ничего не требуя взамен.

– Я помню.

– Так вот, отпусти. Только чувство вины держит тебя в лапах тьмы. Ты коришь себя и это не дает тебе быть той, кем ты являешься. Чувство вины – сильные путы, что связывают тебя.

– Я виновата.

– Да, – зная, что она права, ответил ей Максим. – Но именно это и отличает человечность от беспринципности. Умение признавать свои ошибки.

Света решилась довериться ему. Его сильные руки, которые сейчас поддерживали ее, внушали спокойствие и умиротворение.

– Я хочу быть человеком. Просто человеком, – призналась она ему.

– Это и мое желание. Если мы откроем эти Врата, то неважно…

– … кто ворвется через них сюда: Демоны или Ангелы. Все равно…

– … армия Света и Тьмы уничтожат землю, разнеся ее в пух и прах, ради своих интересов! Мы должны…

– … не позволить открыть их! – закончила за Макса, Света. Ее волосы становились все светлее и светлее. Прежняя Света возвращалась из забытья. Ее сон кончился. Душа смогла очиститься от тьмы, найдя путь, который осветил ей Максим. Парень, что смог забыть о ненависти и мести, ради жизни другой невинной девушки.

– Не зря Врата закрыты. Их не стоит открывать!

– Да, я согласна.

Он прикоснулся ко лбу Светы в легком поцелуе. Глаза девушки блаженно закрылись, наслаждаясь моментом.

– Он не оставит меня так легко. Я сорвалась с Его повадка, а Он не прощает такого самовольства!

– Я буду рядом с тобой и поддержу тебя, – услышала Света. Ее руки искали опору… и они нашли ее. Максим обнял и крепко прижал Свету к себе.

– Как мы выберемся отсюда?

– Пользуясь тем, что в нас вложила природа, – ответил ей Макс. За его спиной уже спешили расправиться и почувствовать свободу крылья ангела.

– Ты принял себя?!

– Верно. И ты приняла себя такой какой ты есть.

– Дан говорил, что неважно от кого дана нам наша сила, важно лишь то, как мы ею воспользуемся.

– И? – в глазах Максима пробежала искринка. Улыбка впервые за многие дни окрасила лицо парня.

– Да! Я приняла себя. И теперь я точно знаю, что я – не чистая душа! Но! Я и не падшая! – за спиной Светы высились точно такие же крылья, за исключением того, что они были кожистыми с мелкими прожилками. Перья горят в адском пламени, стягивая с ангелов их ангельскую сущность.

– Идем?

– Идем! – с готовностью вложила свой руку в руку парня.

Небеса и Преисподней содрогнулись.

Ангел и Демон восстали против своих же, выбрав третью сторону.

Они выбрали людей.

Ангел и Демон, которые стали врагами в глазах своих же.

И теперь, они были вне всякого прощения…

Они пошли против всех!

10

– Где мы? – не могла понять Света, осматриваясь вокруг.

– Эта квартира моего друга, он наказал мне за ней приглядывать, когда уехал за границу. У него там свой бизнес, но и «тыл» на родине пригодится.

– Красивая, – прошлась Света по чуть скрипучему паркету, разглядывая на стенах картины.

– Его бабушка была художником, – увидел это Максим. – Лучшего места я пока не придумал. Отсидимся тут и подумаем, что делать дальше. Идет?

– Идет, – согласно кивнула Света. – Пока мы будем жить как люди, не используя силы, нас не смогут выследить.

– Но суть останется прежней, да? – уселся со всего маху на диван Макс. Он устал и был рад расслабиться.

– Верно. Мы оказались одни и против всех. Скажи, а фолиант Судеб… где он?

Парень напряг мозги. В последние дни они были немного разболтаны.

– Вспомнил. Я оставил рюкзак рядом с надгробием твоего брата, сунув его в разлом одной из берез. Там и была книга. А зачем тебе она?

– Нужно узнать, что нам делать дальше. Не сражаться же против всех! Это глупо!

– Зато как по-геройски! – отсалютовал Макс.

Света звонко рассмеялась. Ее смех был подобен колокольчикам из «музыки ветра». Парень видел и слышал словно впервые ее. Неужели, он смог ее простить?

«Я простил… но забыть?!.. это будет сложно!» – думал Максим, наблюдая за Светой. Она будто очнулась после долго сна и засыпать вновь ей совершенно не хотелось.

В холодильнике было пусто. Света уже второй час порывалась выйти и пройтись до магазина, но Макс ее постоянно останавливал.

– Ты никуда не пойдешь! А если тебя отследят и что-нибудь произойдет, когда меня не будет рядом?

– Хочешь быть в центре любых событий? – попытка пошутить провалилась: Макс лишь сдвинул брови и хмуро посмотрел на Свету. Она не знала, что парень может быть таким серьезным. – Ну в самом деле! Максим, я просто дойду до ближайшего магазина и сразу же вернусь. Обещаю!

– Ты же видела все то, что могут сделать силы Тьмы и Света! Мы оба видели! – стоял на своем, а заодно и в дверном проеме Макс. Его скрещенные руки перед собой как раз упирались локтями в дверные косяки. У Светы просто не было шансов, кроме как упросить парня.

– Видели, – согласно кивнула она и опустилась на пуфик в прихожей.

Девушка была обижена и Макс почувствовал себя последней скотиной, которая отнимает у ребенка конфету. Но он действовал так ради ее же безопасности и этим Максим себя весьма успешно успокаивал.

– Эй! – присел он перед понурившейся Светой. – Эй, взгляни на меня. Хоть разок! Прошу тебя, Свет!

– Нет. Не хочу, – дернулась из его захвата девушка, отвернув голову. – Пусти! Я голодна, могу и тебя покусать.

– Не злись, ты же знаешь, что я это делаю не из вредности. Мы видели их мощь и…

– Вот именно! Мы видели, а они? Они видели то, на что способны мы?!

– Ты о чем? – Максим не понимал сути разговора. К чему сейчас клонила Света.

– О том, что даже мы сами не знаем своей силы. Ведь не зря же Небеса и Ад так были против дружбы своих подопечных. Кто знает, что происходит после?! – озорно улыбнулась девушка, подмигнув Максу.

– Ты это о чем?

Но Света уже не обращала на него внимания. Она упорхнула в дальнюю комнату, быстро заперев ее на ключ.

Девушка хотела, чтобы Максим подумал над ее словами. И основательно подумал. Она все уже решила для самой себя, теперь необходимо было услышать решение Макса.

* * *

– Ты настойчива. Ты знала об этом? – смотрел Макс на Свету, которая уже в десятый раз обходила памятник брата и березу, что стояла рядом.

– Нет, но ты мне об этом услужливо проинформировал. Помочь не хочешь?

– В чем? Ты же видишь, что фолианта здесь нет и сколько бы ты не водила хоровод вокруг березы, ничего не поменяется.

– Зараза! – взвыла девушка, останавливаясь на дороге. На ее лбу выступили капельки пота, а глаза то и дело бегали из стороны в сторону. Она решала для себя, что ей делать дальше.

– Не расстраивайся, – решил приободрить ее Макс. Он мягко положил ладонь на плечо Светы и прижал ее к себе, чтобы она могла почувствовать его и его спокойствие передалось бы ей. Но ей было сейчас не до того. – Может, дворник просто-напросто решил его забрать к себе, чтобы потом отдать тому, кто потерял?

– Ты в это веришь?

– Во что? – не понял Максим.

– В то, что дворник на кладбище заглядывает и в разломы деревьев, проверяя их на наличие мусора?! – со скептицизмом в голосе отозвалась Света. Она была расстроена и нервы были накалены до предела.

Их ловили. На них была объявлена охота. Они являлись самой желаемой добычей и для Небес, и для Преисподней. И то, что было их последней надеждой, сейчас бесследно исчезло. Словно его и не было.

«Где же фолиант?!» – едва ли не визжала мысленно Света.

Мерцание воздуха, слабый ветерок и молчание птиц заставило Свету отвлечься от своих мрачных мыслей.

Ветер заметно шевелил волосы девушки, трепал ее свободную футболку и заставлял ежиться. Он был леденящим. Но не касался ничего, кроме Макса и Светы.

– Что происходит? – Максим выглядел взволнованным. Он шагнул к Свете, чтобы закрыть ее собой. Но девушка уже не была той испуганной девчонкой, какой была еще год назад. Она чувствовала присутствие того, кто хотел быть здесь и сейчас.

Он был ради нее.

– Дан? – прошептала она в воздух. Ветер обдал ее щеку ледяным порывом.

– Привет, красавица. Рад, что этот парень смог сделать то, чего не удалось мне…

Света смотрела на того, кто стоял перед ней как живой и улыбался такой нечастой, но такой настоящей и теплой улыбкой. Дан был здесь. Он был рядом и она могла протянуть к нему руку, даже зная, что не ощутит его прикосновения.

– Я скучала по тебе, – смогла лишь произнести она, смахивая слезы, которые не давали ясно разглядеть лицо родного ей человека.

– Я всегда был рядом с тобой, Света. Всегда… Как и он, – повернул он голову в сторону. Рядом с Даном уже стоял и Матвей. Он был таким живым и настоящим.

– Братик…

– Сестренка, – раскинул руки для объятий он.

Нерешительно, шаг за шагом, Света двинулась вперед. Она боялась каждого движения. Света боялась того, что все это может оказаться лишь простым видением и растворится лишь от одного ее взмаха руки.

Но она ошибалась.

Рука брата дотронулась до ее руки, переплетая их пальцы меж собою.

Он был реальным.

– Ты… ты… здесь… сейчас… – не могла поверить в это Света. Ее отрезвил Дан.

– Ему дали эту возможность, но ненадолго.

– Кто? Кто в курсе того, что мы с Максом здесь? – отрезвило это признание друга Свету.

– Успокойся, – улыбнулся ей Дан. – Это был я. Я отдал Матвею шанс почувствовать твое объятие. Не собираешься его использовать? – хмыкнул он, хмуря брови.

Свете не нужно было повторного приглашения. Она кинулась на шею брата.

Рыдание смешивались со смехом и нервными всхлипываниями. Света целовала щеки Матвея и оставляла мокрые следы от слез.

– Прости меня, если сможешь, братик, – молила она лишь об одном.

– Ты передо мной не виновата.

– Виновата. Ты из-за меня ведь…

– Что ж, – отстранился от нее Матвей, чтобы взглянуть в глаза. Он долго ждал этого шанса. – тогда твоя вина ничтожна мала, по сравнению с моей.

– О чем ты?

– О том, что если бы не я, то ничего бы этого не произошло.

– Все равно, – присела погрустневшая Света на сколоченную деревянную скамейку. – я принесла много горя людям… Они страдали из-за меня и моей беспечности. И ты, и Дан, и… – посмотрела она на примолкшего Максима, что стоял в стороне, наблюдая счастливые минуты девушки.

Увидев взгляд девушки, парень понял о чем она.

Ольга. Оленька. Оля…

Лицо парня напряглось, а кулаки сжались.

Света опустила взгляд вниз.

Присев перед ней на корточки, Матвей положил руки ей на коленки и произнес:

– Твоя вина будет только твоей, но она не является полностью на твоей совести.

– Именно, – поддержал его Дан. Он уже начинал мерцать и исчезать. Его время подходило к концу, как и время брата Светы. Нужно было спешить. – Матвей говорит верно. И для этого мы здесь. Тебе дается шанс все исправить и освободить свою душу от оков совести и вины.

– О чем ты? – спросил его Макс. Его это задевало не меньше, чем саму Свету.

– О том, чтобы Света могла стать тем, кем изначально была – воином Света и защитником людей. Чистой и сияющей душой. Но…

– Всегда есть «НО»! – усмехнулась Света, заправляя волосы за уши.

– К сожалению, – тронул ее кончик носа Матвей. Он всегда это делал в детстве, когда хотел рассмешить сестру. – Не куксись, сестренка. Все будет хорошо. Все просто обязано быть хорошо.

– И что же это за «но»?

– Спаси младенца, кто станет тьмы наследником и силою небес! – успел лишь произнести Дан.

Шум ветра заглушил его и смел как старую опавшую листву с асфальта.

– Дан! Матвей! – кричала напрасно Света во все горло. Голос хрипел – он был сорван, но девушка не собиралась останавливаться.

Максим прижал к себе девушку, заставляя ее успокоиться. Она теперь просто тихо плакала.

– Они ушли… Они вновь ушли, оставив меня. Я вновь одна.

– Я с тобой. И они тоже, – увидел Макс фолиант, что лежал у их ног. – Они дали нам шанс выйти из войны. Смотри, – указал он на него Свете. – они всегда будут рядом с тобой. Надо лишь верить.

– Как верить?

– Сердцем.

– И что теперь? Искать младенца, который станет… кем он станет?

Парень вздохнул и улыбнулся.

Пусть Светлана и была чистой душой с крыльями демона у себя за спиной, но она оставалась обычной девчонкой со своими желаниями и сомнениями.

– Пойдем и узнаем?

– А у нас есть выбор? – шмыгнула своим покрасневшим носом Света.

11

– Не спала? – увидел Максим Свету за компом.

Девушка сидела за столом и устало потирала красные глаза. Целая ночь показалась ей как одна минута, но усталость висела тяжелым камнем.

– Пыталась найти тех, кто мог бы подойти под наше описание из книги, – открыла новую веб-страницу Света. Сотни сайтов о младенцах, форумы молодых мам с фотографиями их деток и сайты домов малюток, которые выставляли фото новорожденных для усыновителей.

Все было зря.

Множество маленьких умильных лиц и все были одинаково милы и наивны. Никакой зацепки.

– И как? Удача улыбнулась? – глянул за плечо Светы, Максим.

– Нет. Она мне только фигу показывала с разных ракурсов.

Сев на диван, парень положил себе на колени фолиант и вновь вчитался в описание младенца, что должен был стать будущим либо миссией человечества, либо его концом света.

– Тут даже не говорится: мальчик это или девочка! – убитым голосом произнесла Света, закрывая крышку ноутбука. – И как они хотят, чтобы мы нашли этого младенца?!

– Может, мы что-то упускаем из виду? – вновь и вновь вчитывался в страницы старинной книги Максим. Света лишь пожала плечами и устало подперла щеку рукой.

– А что мы можем упустить?

– Наследник тьмы и сила небес… кто это мог быть?

– А может быть, он еще и не родился? – с надеждой в голосе спросила его девушка. Максим нахмурился. В такую удачу было сложно поверить.

– Тогда бы Дан не стал говорить нам об этом. Он уже родился.

– Я сейчас просто взвою! – запустила пальцы себе в волосы Света. Она была на пределе.

– Спокойствие, только спокойствие! – улыбнулся Макс. Девушка не смогла противостоять этой улыбке и улыбнулась в ответ.

– Нет, не могу! Я просто больше не могу! – взвыла Света.

Она вновь взяла в руки один из древних фолиантов и стала быстро-быстро перелистывать хрустящие желтоватые страницы. Множество букв, записей и картинок так и мелькали перед ее глазами.

– Я чувствую, что если не пойму это сказание и не найду эту малявку, то моя тьма возьмет вверх!

– Не злись, Светлан. Мы что-нибудь придумаем! – опустился рядом с девушкой парень.

– Ой! – взвизгнула Света, всматриваясь в свой парез на пальце. Алая капелька крови налилась и капнула на страницу фолианта.

– Порезалась?

– Да, страницей.

Света измученно посмотрела на Макса и на тут же затянувшуюся ранку. Все же быть не просто человеком – это неплохо.

– Уже прошло?

– Да.

– Ай! – уже был Макс. Его палец тоже кровоточил и окрашивал кровью лист. – Смотри!

Света и Максим не могли поверить своим глазам. Книга словно оживала. Золотым светом озарился контур пергамента и яркие буквы проступили на нем.


Для тех, кто ненависть сумел окрасить в дружбу…


– Это про нас что ли? – посмотрела на Максима Светлана. Тот пожал плечами.

– Кажется, смысл этой фразы двоякий.

– О чем ты?

– Для тех, кто ненависть сумел окрасить в дружбу! – повторил парень. Света все еще не понимала его. – Враги, что объединились и окрасили кровью лист. Кровь, в которой раньше текла лишь ненависть, а теперь она сменилась дружбой. Наши капли крови на бумаге! Понятно?

– Кажется…

Взяв в руки книгу, Света подошла к окну и вгляделась внимательно в новый текст, что появлялся неспешно, словно его писало невидимое перо.


Его взгляд спасителен и ясен, словно утренний луч…


Волосы окрашивает сама ночь…


Клеймо изгнанника и посланника жжет его плечо…


Таков спаситель для тьмы и света!


– И что это? – вглядывался через плечо Светы парень и пытался понять суть послания.

– Кажется, мы получили словесный портрет нашего «малыша»! – хищно оскалилась Светлана. – Смотри, – ткнула она пальцем в первую строчку: «Его взгляд спасителен и ясен, словно утренний луч!» – это глаза. Цвет глаз.

– И какие же они?

– Думаю, что отливают золотом.

– Хорошо. А дальше?

– Волосы, что окрасит сама ночь…

– Черные! – щелкнул пальцами Макс.

– Сто процентов. И Клеймо изгнанника и посланника на плече. – Макс молчал. Он не знал, что это может быть. Как и Света. – Может, поищем в интернете?

– Отличная мысль.

Соратники кинулись к ноутбуку, что тихо освещал своим голубоватым светом комнату.

Набрав в поисковике необходимую комбинацию и открыв пару первых ссылок, друзья не смогли не порадоваться такой информации.

Все, что было им нужно, было там. И даже в ярких картинках. Кое-кто из наивных людей даже набил себе тату с такими образами.

– Треугольник с тремя острыми углами – знак посланника света, – читала внимательно статью на сайте Света. – Угол-острие – это ошибки людей: зависть, злоба и предательство. Три «кита», что постоянно подстрекают людей на плохие поступки. И каждый раз острие углов впивается в людей, заставляя их страдать, чтобы искупить грехи. Круг – знак посланника тьмы. Гладкость его развращает и заставляет хотеть большего, запретного и неведанного. Обещает все, ничего не прося взамен, превращая все это в замкнутый круг, откуда нет выхода.

– Интересно, – вздохнул Макс, отпив чай из кружки.

– А мне сделал? – увидела это Света.

– Нет. Там был лишь один заварочный пакетик.

– Что?

– Ничего. Как думаешь, это все правда? – смотрел он на знак, что соединял два символа воедино.

– Думаю, да. Все равно, другого варианта у нас нет.

Перед ними была открыта и увеличена картинка, которая должна была помочь им найти нужного человека.

– Глаза, волоса и клеймо. Запомнила? – хлопнул в ладоши Макс. Света вздрогнула.

– Да.

– Тогда, собирайся.

Парень уже натягивал куртку и набирал номер такси, собираясь обследовать все роддома города, когда Света тихо прошептала:

– Кажется, не нужно никуда ехать.

– Ты о чем? – заглянул парень в зал из коридора.

– Смотри! – указала она в экран телевизора.

Там велся репортаж о странном пареньке, что вырос из младенца в шестнадцатилетнего юношу за месяц. Его мать уже была в психушке, а паренек вот уже пару дней был подопытной крысой для столичных ученых. Портрет бедняги не показывали, но что-то подсказывало Свете, что они нашли того, кого искали.

– Офигеть! – только и смог сказать Макс.

12

Здание, где находилась лаборатория и весь научный совет, который был экстренно сформирован для такого уникального случая, находилось вдалеке от города с его торговыми центрами и высотными жилыми комплексами. Добротное пятиэтажное помещение затерялось среди огромного парка, переделанного из старого общежития закрытой еще в советское время ткацкой фабрики. Максу и Свете пришлось три раза пересаживаться с трамвая на троллейбус и обратно, чтобы добраться до нужной точки. Использовать свои крылья друзья не хотели. Они бы быстро привлекли к себе внимание тех, кто рыскал в поисках предателей и среди небес, и среди адового пекла, и среди земли.

– Он здесь? Ты уверена? – смотрел наверх Максим.

– Да.

– И как же мы туда попадем? Наверняка, здание охраняется и есть пропускной режим. Нас так просто не пропустят к такому феномену как этот пацан.

– Но мы должны до него добраться, пока другие не добрались!

– И что ты намерена делать? – ждал решения Светланы парень. Ему было все равно: брать это здание штурмом или культурно постучать в дверь. Перед ним маячила лишь цель – паренек с гиперростом.

– Как скоро мы появимся у них на радарах, если сменим облик? – решилась после секундного колебания Света.

– Думаю, что пару минут у нас будет.

– А потом?

– А потом бежать! И бежать так быстро и далеко, чтобы даже мы не знали, где мы находимся. – Максим помнил часть своей прошлой жизни, но и она давала ему понять, что и ангелы, и демоны настроены серьезно. – Если ты не хочешь вступать с ними в борьбу, то должна будешь настроиться на долгие скитания.

– А парень? Он сможет?

– Мы даже не уверены в том: человек ли он! А ты беспокоишься о его возможном состоянии.

Света не знала, что ответить на это. Она понимала, что слова Максима не лишены смысла и осознавала неминуемость тех событий, которых она так яростно хотела избежать.

– Но ведь у нас нет другого выбора. Так ведь?

Ее пальцы осторожно переплелись с пальцами Максима, позволяя ощутить свой страх и сомнение.

Поддержи меня в моем решении! Это так важно для меня! – было несказанно вслух, но так резало ушные перепонки парню.

– Поддержка важна для каждого.

– Значит, ты будешь рядом, когда я совершу эту ошибку? – улыбнулась так по-детски чисто и наивно Светлана. Максиму, видя эту улыбку, захотелось прижать ее к себе и не отпускать ни на минуту, защищая ото всех опасностей мира.

– Как никто другой, – взял он крепко ее за руку и вновь посмотрел на затемненные окна, что скрывали от них происходящее. – партнер!

Легкий хруст и шелест крыльев ангела смешался с шуршанием кожистых крыльев демона. Ветер заволновал верхние ветви деревьев, а пыль поднялась с разбитого колесами машин асфальта.

Через мгновение они уже взмыли вверх, собираясь навести легкий шок на здешних обитателей.

Кажется, ученые, что здесь работают, после нашего визита, присоединятся к матери паренька в психушке! – мысленно ржал над происходящем Максим.

Ты можешь еще и смеяться в такой патовой ситуации? – был ему ответ от Светы.

Прости, это нервное. Он на самом верху, в дальней комнате!

Звон стекла на пятом этаже оповестил охрану и систему безопасности о проникновении.

Влетев внутрь тесного и темного коридора, Светлана сложила за спиной крылья и поспешила к самой дальней неприметной двери. Важность ее угадывалась лишь по наличию на ней кодового замка.

– И как дальше? – подоспел за ней и Макс. Топот охраны уже наполнял коридор. Они все сорвались со своих постов.

– У меня нет времени придумывать комбинации! – на секунду взревела и стала демонической силой Света.

Рванув резко рукой вперед, она с легкостью выдрала замок, не обращая внимания на искры в проводках и лязганье о ее когти железа.

– Ух ты! – восхитился Макс. – Напомни мне тебя не злить!

– Даже не думай! – оскалилась та, что сейчас меньше всего походила на беззащитную когда-то девочку-подростка.

Ее волосы остались с тем же оттенком, но тугими жгутами сплелись в две косы, обрамляющие рожки, которые уже стремились вырасти в серьезные рога. Вены проступали так открыто через кожу, что казалось они прожигают ее, оставляя раны. Глаза горели адским пламенем.

– Кажется, чем чаще ты превращаешься в ту, которой ты являешься по сути, то тем больше это захватывает тебя, – смотрел на ее изменения Максим.

– Потом поболтаем, пернатый! – уже была на пороге палаты Света.

– И хамишь ты тоже откровеннее, – добавил Макс уже просто для себя как констатацию факта.

Надо было торопиться. Минуты испарялись как вода под знойным палящим солнцем. И друзья знали, что их после этого ждет.

– В-в-вы-ы-ы… к-к-кто?! – услышала Света из одного угла, что прикрывала собой больничная койка. Писк многочисленных приборов, нарастающая пульсация в висках – все это мешали ей сосредоточиться и она злилась.

Резко дернув кровать за железный поручень, девушка освободила себе место и обзор.

Парень вжался в угол и старательно прижимал к себе колени, обхватывая их мокрыми от пота руками. Испуг был у него на лице.

– Ты! – указала на него пальцем Света. – Идешь с нами!

– Зачем? Что я вам сделал?! – тряс головой от шока пацан.

Света видела, что она оказалась права.

Его янтарного цвета глаза светили словно утреннее солнце на границе с ночью. А волосы мягкими волнами спадали до плеч, закрывая половину лица.

Клеймо! – вспомнила тут девушка.

– Покажи плечо! – ринулась она к нему.

– Может быть, я? – остановил ее Максим, видя панику в глазах парня.

Света словно очнулась от забытья. Она встряхнула головой и пару раз моргнула, сбрасывая с себя пелену гнева.

– Извини. Да, лучше будет, если это сделаешь ты, – пропустила она его вперед. Охрана уже была рядом. И Светлана готовилась отразить их попытки атаки.

Максим вздохнул и приблизился к мальчику.

– Покажи нам, пожалуйста, свое предплечье, – тихо попросил он у него, боясь истерики.

– У вас крылья! – Света вздохнула. Терпение было явно не ее сильной стороной. А особенно, когда она стала демоном, то и вовсе снесло предохранитель. – И они растут прямо из вас! – был шокирован тем временем парень. Он то и дело пытался заглянуть Максиму за спину.

– Да, мы малость необычные…

– Как и ты! Расти как на дрожжах в буквальном смысле – это тебе не эталон обыденности! – отрезала Света. – Что?! – увидела она осуждающий взгляд напарника. – Я права и ты это знаешь не хуже меня. А разводить сентименты у нас нет времени.

– Мы тебе все объясним. Но после того как уйдем отсюда.

– Вы пришли, чтобы убить меня?


Все!


Света не могла больше выносить этот бесполезный треп.

Подлетев к парню и ухватив за ворот его больничной рубашки, она шипящим голосом произнесла:

– Тебе так нравится здесь находиться? – отрицательное мотание головы паренька. – Отлично. Хочешь убраться отсюда? – кивок. – Прекрасно! Тогда, что тебе сейчас еще от нас нужно?

– Ничего, но…

– Давай сюда свою чертову руку! – рванула она ткань рубашки так, что та с легкостью разошлась, оголяя руки парня.

Клеймо!

Оно было у него!

Небольшая отметина размером с пятак темно-бордового цвета как родимое пятно располагалось прямо напротив сердца, чуть ниже предплечья паренька. Словно клеймили сердце, не оставляя шанса.

Есть! – улыбнулась Светлана. Максим тоже вздохнул с облегчением.

– А теперь нам надо убираться отсюда! – уже расправляла свои крылья Света.

– Вау! – не смог сдержать стон восхищения парень.

– Полетишь с ним, – отмахнулась быстро она от «поклонника». Макс лишь прыснул от смеха, подхватывая мальчишку под руки и помогая ему удобнее ухватить себя за шею.

Через секунду палата лишь продувалась порывами ветра из разбитого окна. Охрана могла лишь изумленно озираться по сторонам, а персонал в срочном порядке вызывать наряд полиции.

* * *

– И как тебя звать? – стояла напротив испуганного парня Света и внимательно вглядывалась в черты будущего спасителя и разрушителя жизни. Он не казался ей силою небес и надеждой ада.

– Не бойся ее, – подоспел к ним с кружкой ароматного цветочного чая Максим. – она добрая, просто хорошо маскируется.

– А мой чай?

– Одна заварка, – пожал плечами и в это раз он. Света закатила глаза, но спорить не стала.

– Так как твое имя?

– Виталий, – беря кружку, ответил паренек. – А теперь могу я задать вам вопросы?

– Давай. Пока есть время и нас не нашли, – вслушивалась в пустоту Светлана. – постараемся ответить.

– Кто вы?

– Ангел и демон, – решил взять блиц-опрос на себя Максим. Света была занята вопросом их укрытия после того, как эту квартиру обнаружат. А то, что ее найдут было лишь делом времени. И времени самого ближайшего.

– И что вам нужно от меня?

– Ты – спаситель небес и ада.

– А ваша роль в этом? И как демон может общаться с ангелом?

– Загадка природы. Наша роль… – ответа на этот вопрос у мужчины не было. Зато он был у Светы:

– Вот и мы гадаем о нашей роли в этой «заварушке». Или мы должны тебя прятать ото всех, или обучить чему-то, или просто-напросто уничтожить как опасность!

Глаза Виталика расширились и он медленно отодвинулся подальше от девушки. Максим это заметил и засмеялся:

– Она шутит! Не беспокойся, парень.

– Не шучу!

– У нее с юмором напряг. Следующий вопрос.

– То, что вы искали у меня на плече. Что это?

– Знак тьмы и света.

– Значит, я выбираю?

– Всегда выбирает сам человек. И только от него самого зависит его выбор и дальнейшая судьба. Небеса и Ад лишь слегка подталкивают тебя и если ты слаб, то сложно противиться искушению, – с горечью тихо прошептала Светлана. Перед ее глазами вновь вставали те ужасы, что случились по ее вине.

– Ты винишь себя? – услышала она голос паренька за своей спиной. Он видел ее насквозь. Он стоял рядом с ней, совершенно не боясь ее.

– Кто ты такой? – не могла понять для себя Света.

– Кажется, он – миссия для всех нас, – подошел к ней Максим.

– Если это так, – закусывала десну до крови Света, чтобы позорно не разрыдаться. – то уж не облажайся!

Девушка пулей вылетела из квартиры, желая привести свои мысли и эмоции в порядок.

– Я ее обидел? – спросил Виталя у оставшегося с ним Макса. Парни сели на диван и включили телевизор.

– Нет. Просто задел и без того кровоточащую рану. Ты не похож на того, кто прожил на этом свете лишь месяц, – решил сменить тему мужчина.

– И я ощущаю в себе те года, что пролетели незаметно. Я помню все, что я освоил за эти шестнадцать лет, но этого не было. Так ведь не бывает!

– Ага! Так не бывает, говоришь?! Вспомни наш к тебе визит и попробуй повторить это снова. – прищурился и посмотрел на него Максим.

– Извини, – засмеялся Виталя. – А как вас зовут?

– Макс и Света.

– Странно…

– Что? – щелкал бесцельно по каналам парень.

– Девушка – тьма, парень – свет. В фильмах скорее всего было бы наоборот.

– Все может быть. Только прикол в том, что это – жизнь и она не укладывается в сценарий.

– А как вы познакомились?

Максим сжал в руках пластик с резиновыми кнопками и замолчал.

Он вновь видел прошлое. То прошлое, что приносило ему лишь боль, загораживая теплые и добрые воспоминания.

– Я искал ее, чтобы убить, – решил сказать наконец он правду парню.

– Ого! Вы – странные ребята, но это все-таки лучше, чем быть крысой в лаборатории и постоянно ждать очередных тестов и анализов.

– Уверен?

– На все сто! Мне нечего терять. Мать родила меня без отца. Сама она выросла в детском доме. Меня ничего не держит рядом с той, что отказалась от меня и пыталась зарезать меня ножом, думая, что я – дьявол.

– Ты не знаешь дьявола, но он знает тебя! – хмуро произнесла Света, запирая за собой дверь. – И его приспешники скоро будут здесь. – Макс уже стоял рядом с ней, готовый к сражению. Атмосфера накалялась. – Если ты говоришь правду о том, что помнишь те знания, которые ты мог выучить за шестнадцать лет, то это пригодится нам.

– Что ты задумала? – спросил ее Максим.

– У меня есть идея. Но нам надо уходить отсюда! Немедленно! Сейчас же!!!

– А можно полететь с тобой? – протянул ей руку Виталий.

– Ох, не ту дорожку ты выбираешь, парень! Ой, ну совсем не ту! – подхватила его с легкостью Светлана, расправляя крылья у себя за спиной. – Дружишь с демоном? Это может быть опасно!

– Готов рискнуть! – кивнул он ей в ответ.

– Тогда вперед!

Максим прикрывал их спины.

13

Каждый раз, когда Света оказывалась в этом темном неприветливом для нее лесу, что-то происходило с ней. И никогда это не было чем-то обычным.

В первый раз, она унесла отсюда метку темных сил. Та метка, что так быстро и до основания разрушила ее жизнь и жизнь ее близких людей. Во второй раз, ее сюда перенесла магия Дана, ради чего тот отдал свою жизнь.

И вот сейчас был третий раз…

Листья клонились книзу, шелестя и поднимая пыль, травинки и мелкую гальку вверх. Колючие кустарники тянулись к девушке своими плетьми, дабы уколоть острыми шипами и причинить неимоверную боль. Свете приходилось отмахиваться от всего этого, закрываясь руками и крыльями. Но острый осколок камня все же достиг цели – мелкий порез на щеке Светланы налился кровью. Пальцы коснулись его, Света рассматривала кровавый отпечаток на своих пальцах.

– Что здесь творится? И зачем мы здесь? – укрывался как мог от ветра Виталя, поглядывая то на Максима, то на молчаливую Свету.

– Я и сам бы хотел знать ответ, – вздохнул Максим.

– Кажется, нас здесь не рады видеть.

– Здесь не рады видеть меня, – наконец отозвалась Светлана. – Не вас, а меня. Природа не любит тьму, что поражает ее, словно зараза от которой нет вакцины. Листья засыхают, земля покрывается трещинами, а водоемы становятся вонючими болотами. Кифаны не любят тех, в ком горит огонь.

– Кто? – спросил у нее, затаившись и боясь дышать, Виталик.

– Кифаны – духи природы. Все в своем многообразии.

– Мне становится холодно, – поежился и потер свои руки он.

Улыбнувшись, Света кивнула и подняла глаза к небу. Там сгущались все плотнее и плотнее темно-фиолетовые тучи с примесью серого и насыщенно-вишневого.

– Хватит! – крикнула она в никуда. Максим, кажется, начинал догадываться о причине, почему они были здесь. – Я пришла сюда не одна и не для того, чтобы бороться с тобой! Покажись, пока я не вышла из себя! Мерефа, покажись! – звала она ту, что знала и помнила ее сущность.

Макс замер, увидев знакомую ему лесную деву. Дан ее так звал, не обнажая истинного имени.

Она плыла к ним, лаская руками травинки, что так и тянулись к ней. Замедлялся ветер, гром едва был слышен. Ее лицо было спокойным.

Но то был обман!

Макс чувствовал, что Мерефа готова к схватке в любой момент. Его чувства обострились, зная о том, что весь лес сейчас был в ополчении против них троих. И Света знала это. Кажется, и Виталя начинал догадываться.

– Какие люди и без охраны! – откинула прядку волос, упавшую ей на грудь, Мерефа. – Разве не знаешь ты, демон, что звать меня нужно вежливо и учтиво. И только лишь тогда я буду думать над тем: прийти или нет.

– Но ты уже здесь, Мерефа, – вышла вперед, скрестив руки перед собой, Света. Максим остался стоять на месте, прикрывая собой новоявленного мессию. Виталя же лишь с детской непосредственностью всматривался в то, что видел и в то, во что не мог пока до конца поверить.

– Не люблю, когда звучат угрозы в мой адрес. Но давай к делу! Что тебе нужно от меня?

– Защита и знания.

– Смеешься, демон?! Ты думаешь, что я буду тебе помогать?!

– Не мне! Ему, – резко развернулась и указала на удивленного Виталия.

– И кто он у нас? – облизала палец и вдохнула запах Мерефа.

Секунда! И она стояла перед ним, вглядываясь в глаза. Проникая, вплетаясь в душу, заставляя покрываться кожу мурашками.

– Ты… ты тот… тот, кто ввергнет в хаос землю.

– Мне говорили немного иное, – буркнул, обозлившись, Виталий. Но Мерефа не слышала его. Она лишь продолжала говорить:

– Как же ты молод… как же ты страшен… И ты хочешь, чтобы я впустила его в свои владения?! – вдруг обернулась она к Светлане.

– А ты хочешь, чтобы я впустила и показала ему свой мир?

– Нет. Это будет ужасно! А ты похорошел, милый, – заметила Мерефа и Максима. – Обзавелся перьевой «подушкой безопасности»? – хихикнула она, тронув кончик крыла. Максим тут же убрал его от ее загребущих рук. – Жмот!

– И все-таки, о нашем деле, – вернула ее в реальность Света. Времени было мало.

– Ты же хочешь спрятать его здесь. Под покровом леса. Природа, что никогда не принимает стороны в борьбе зла и добра. Она лишь хочет жить и цвести, а не быть разрушенной. Но какой бы не был исход вашей битвы, страдать будем мы – Кифаны! Все будет уничтожено! – размахивала руками в стороны Мерефа. – Деревья будут вырваны с корнем, трава сожжена огнем. Земля разбита, а лесные жители убиты, орошая все вокруг своей кровью. Я не хочу принимать в этом участие!

– Достала! – сжала руку Света, чувствуя как ее внутренности опаляет огнем, превращаясь в адское пламя. – У нас нет времени, чтобы заключать договор.

– Света, спокойнее, – пытался прийти к компромиссу Максим.

– Женщины и компромисс – вещи несовместимые! – остудил его пыл тут же Виталя.

– Угрожаешь? – тем временем уже встала в защиту Мерефа.

– Показываю реальность. Этот паренек, – даже не посмотрев на него, махнула Света в сторону Витали рукой. – останется здесь и будет под твоей защитой. Мы с Максимом попробуем разобраться с преследователями и заставить их оставить парня в покое.

– В твоем голосе нет уверенности в том, что эта компания станет успешной.

– Поверь, кифана, если ты не сделаешь так как я прошу, то я так или иначе выберусь из той схватки живой, чтобы разметать тебя по кусочкам по всему твоему лесу! И попробуй уловить хоть долю юмора сейчас в моих словах! – зашипела Света. Мерефа понимала всю серьезность ее слов.

– Он останется здесь до окончания битвы, каков бы итог ее не был. Ни больше, ни меньше.

– Принимается, – пожала руку Мерефе, заключая сделку, Светлана.

– Ну а меня кто-нибудь спросит?

– Ты со мной! – смела его уже с ног Мерефа, унося вдаль и заметая свой путь.

Максим не знал, что сказать. А девушке не хотелось слышать никаких слов.

– Ты решила сразиться с ними?

– Они не оставят нас в покое. И ему так же не будет жизни.

– Мы можем не…

– Ты можешь не идти со мной. Вспоминая, что я сделала тебе, я не могу просить тебя об этом.

– Светлан, не нужно вспоминать о прошлом. Оно прошло.

Парень врал. Его прошлое, словно густой туман, окутывал его и сдавливал, не давая вдохнуть полной грудью. Его сны были наполнены ужасом и криком той, что ушла от него навсегда. Но сейчас они мешались и с улыбкой Светы, которая так сильно пыталась искупить свою вину перед ним, заставляя его сердце вновь биться быстрее. Он был на распутье и не видел правильного выбора.

– Ты врешь самому себе. И мне. А я устала слышать ложь. – ее крылья уже взметнулись вверх, отрывая ее от земли.

– Я не брошу тебя!

– Решай сам. Но спасибо, если вдруг твой выбор будет «да»! – нервно проглатывала слезы и пыталась успокоиться Света. Она отдала ему то, что так долго лишь ей одной и было известно.

В руках парня был клочок того самого фолианта.

Расправив смятую и пожелтевшую от времени бумагу, он увидел текст.

Ты не сказала мне про это. Боясь, что я откажусь от твоей затеи? – направлялся парень за своей напарницей. Той, что даже стала немного больше, чем просто напарницей.

Она больше не ждала Максима. Не могла. Не хотела.

Ее сила и проклятье захлестнули с головой. Крылья натянулись и полностью расправились, подставляя даже мелкие прожилки под лучи вновь появившегося солнца. Оно окрашивало их в кровавый цвет, собираясь закатиться за горизонт. Острые наросты и шипы навострились, собираясь разить врагов насмерть.

Волосы вновь свились в жгуты и спиралью обвились около шероховатых рогов, которые прикрывали свою обладательницу сверху. Вены пульсировали по всему ее телу, отдавая темнотой. Глаза ее превратились в угольки. Жар шел от нее волнами, заставляя преклоняться всех перед этой первобытной силой.

Она летела вперед, слыша боевой клич тех, кто жаждал ее уничтожить.

Я иду!

В руке материализовалось обоюдоострое копье.

Девушка была готова к любому исходу…

* * *

Та, что была такой светлой и та, что стала такой темной! – встретились они на равнине. Поле, что цвело буйством василькового цвета.

Их было около двух сотен.

Архангелы в полной амуниции и с обнаженными мечами, что не раз выручали их в боях. Ангелы, которые могли лишь быть заслоном для них. И те, кто воевал с ними на протяжении нескончаемого времени…

Демоны!

Кажется, Света и Максим смогли объединить двух непримиримых врагов, став для них новым – третьей стороной.

Максим как раз подоспел вовремя. В его руках зиял меч, который не уступал по силе мечам архангелов.

– Я буду с тобой до конца. Хочу увидеть конец этого фильма, – перекидывал он из руки в руку свое оружие.

– Спасибо.

– Ты уже говорила мне это.

Вы должны были открыть Врата! – перебили их слова злых архангелов.

– У меня нет никаких долговых расписок. Так, что ты неправ!

Милая, а ты выросла!

Света знала этот голос. Манящий шепот, что был так обманчиво ласков и надежен.

Демоны, что были перед ней стройным строем, мигом очистили ему путь.

– Ты! – видела она тьму в своем обличье.

– Это ты виноват в том, что Ольги не стало в этом мире! – видел Максим наконец своего врага. Он знал это. Он понимал это. И это оказалось для него правдой.

Ангел, что так стремится к моим силам. Ты, я чувствую, тяготишься тем светом, что в тебе и стремишься к тьме. Ко мне! – заволакивал он Макса.

– Даже не думай вслушиваться в его чушь! – предупредила парня Светлана.

– Пока ты со мною рядом, я не сдамся, – сжал он ее руку, отдавая силу и храбрость, забирая страх. Света улыбалась.

А вы мне нравитесь. Оба! Вместе! – ухмылялось зло.

– Отдайте нам парня! – пророкотал один из светлых, делая шаг вперед. Казалось, что само время замедлило свой ход. – И тогда мы подумаем о том, чтобы ваша смерть была быстрой.

– Сами прошляпили, а теперь просите его отдать? Как же вы все, вместе с вашим добром и злом, меня достали! – закричала Светлана.

Волна силы пригнула васильки вниз.

– Твой выбор, демон?

– Кажется, вы его и не давали мне!

Небеса и Ад разверзлись, выпуская своих чудовищ.

Предсказание сбылось: земля стало полем битвы для двух огромных сил!

14

Молния ударила в середину поляны, разделив их. Гром прокатился рокотом по небу и проник в каждую клетку тела. Воздух был наэлектризован. Тяжелый капли омывали ту тяжесть, что нависала над всеми и давила на плечи.

– В бой! – скомандовал архангел.

– До последних криков наших врагов! – впервые открыто произнес само зло.

Свирепый крик и разящий свист услышали Света и Максим.

Битва началась.

И проигравшие здесь не должны были остаться в живых.

Удар стали обрушивается на нее. Уклоняясь, она проскальзывает между ними, поражая их отравленные сердца. Капли вязкой субстанции обжигают ее копье и демоны с шипящими, булькающими звуками падают наземь.

Максим принимает на себя выпад ангела, не забывая следить за теми двумя, что подкрадываются к нему сзади. Удар рукоятью в бок и энергия пронзает их насквозь, заставляя закрыть глаза навсегда.

– Ты точно хочешь видеть гибель своих братьев, Михаил?! – кричит сквозь шум схватки Максим, вытирая лицо от крови своих бывших собратьев.

– Они приняли свою судьбу! И они почтут за честь сразиться за добро!

– Вы смешны, когда говорите и верите в это! – отбив новый натиск ангела, ответила ему Света. Ее пряди слегка выбились и теперь липли к ее лицу. Оно было грязным, потным, с примесью крови.

– Не тебе судить об этом, демон!

– Разве?

– Да.

– А мне видится, что сейчас ангелы заключили сделку с демонами, чтобы их амбиции не пострадали. Они готовы разнести в щепки мир людей, лишь бы доказать свое превосходство! И они готовы гибнуть, чтобы в этот мир выпустилось еще большее зло, чем они все есть на самом деле!

– Что ты несешь, порождение зла?! – едва держал себя в руках Михаил. Он взлетел над всей битвой, приглашая девушку принять его вызов.

Света приняла его.

– Я – порождение зла?! А когда моя душа молила о спасении и помощи, то никто из вас не поспешил мне на выручку! Вы отдали меня безропотно, оставаясь лишь тенью этого действа! И я должна быть благодарна вам за это?!

– Через страдание познается истина, – перекрестился архангел.

– Ах, так! Ну тогда держись!

Света думала лишь о тех, кто верил в нее, кто любил и берег.

Все они были перед ее глазами, когда ветер бил ей в лицо, приближая к цели. Копье демона и меч архангела скрестились, лязгнув и выбив огромные искры. Падая, они зародили пламя, что не знало пощады перед собой. Демоны и ангелы поглощались им, доставая языками пламени даже тех, кто пытался улететь от него.

– Мама… отец… братик… Дан… Ради вас! – лишь прошептала девушка. Ее удары были подобны граду, что ранил и не оставлял шанса.

– Они не спасут тебя!

– Я не жду спасения. Больше не жду! Ты разве этого не понял?! Но я не дам тебе и всем остальным разрушить землю из-за ваших распрей.

– И что же ты сделаешь? – парировал ей в бою легко и непринужденно архангел. Их силы были равны и победы так и оставалась недоступной для них обоих.

– Кажется, я знаю, – отбросил очередного демона от себя, вонзая меч ему точно посредине грудной клетки, Максим.

На поляне все было выжжено. Огонь испепелял остатки небесной и демонической армии, разнося предсмертную агонию далеко за горизонт.

– Мы – ключ к превосходству! – спешил он к Светлане.

– Мы – погибель для всего! – видя его, улыбнулась она.

Ни Михаил, ни Люцифер не понимали их. Но то, что они что-то задумали – это было ясно им двоим.

– И лишь оборвав ниточку, что ведет к нам, мы сможем уберечь людей от разгромления.

– А Миссия сможет помочь им обрести правильный путь!

– Без тьмы! – перекрутила копье в руке Света, направив острие вперед.

– Без света! – поймал на лезвие первый чистый отблеск звезды ночного неба, а не всполохи пламени, Максим.

– Мир, где человек сможет не бояться проверок Небес и Ада!

– Мир, где никто не сможет заставить тебя терять близких забавы ради!

– Врата не должны открыться! – оставался лишь метр. Один.

– Небеса и Ад никогда не пройдут сквозь них сюда со своей многомиллионной армией!

Нет!!! – понял Светлану архангел.

Нет!!! – услышала она уже привычный для себя голос.

Но было поздно.

Копье пронзило живот Максима, выбив из него воздух и заставив задыхаться. Кровь стекала с острия, что прошло насквозь в Свету.

Меч так легко вошел в нее, что Света не успела дать испугу завладеть ей окончательно.

Внутренности просто скручивало и выворачивало наизнанку. Пальцы ног кривились и застывали от боли, не выпрямляясь. Лишь руки, которые были свободны, пытались дотянуться до лица своего друга, соратника и того… кто стал, пожалуй, самый близким и был рядом в это сложное время.

– Прости, – еле слышно произнесла Света.

– Кажется, я тоже должен сказать: «Прости!»? Но нет! Вместо этого, я скажу, что понял то, что хотела сказать нам книга!

– Я рада.

Врата рушились, не выдерживая собственной тяжести. Трещины заставляли кривиться божественный камень, падать и превращаться в мелкую крошку.

Они исчезали.

Земля была надежна скрыта от тех, кто так и не смог отказаться от жажды войны и крови. Жертв и ненужных смертей.


И лишь самопожертвование, ради блага других сможет очистить их от грехов и освободить путь тому, кто сможет донести слово добра и справедливости…


Людям не нужны ни ангелы, ни демоны.


Им нужно лишь спокойствие…


Такими были слова на том клочке, что теперь летел вниз, выпав из обессиленной руки парня.

Максим ощущал, что его ненависть и жажда мщения уходит вместе с ним. Видел как тухнут угольки в глазах Светы, делая ее обычной девчонкой. Она была умиротворена.

Не могли поверить в происходящее лишь двое. Они теряли своих лучших бойцов и шанс на победу. Твердь земли содрогнулась, извещая их об окончательном уничтожении Врат.

Их больше не было!

Как не было и тех, кто пытался остановить их бойню, пусть и ценой своих жизней.

Время прибывания на земле подходило к концу. И ангелу, и демону пора было возвращаться туда, откуда они пришли.

Они провели нас!

Как они посмели! – ревел голос.

Кажется, мы проиграли этот отрезок жизни. Жизни людей. И мы не властны полностью над их судьбами и выбором. Можем лишь просто наблюдать за ними. И все! – невесело ухмыльнулся Михаил.

Он исчез.

Лишь демон смотрел на тела лежащих на мокрой от дождя и выжженной огнем земле.

Максим и Света были умиротворены. Их улыбки застыли на бледных лицах, обманув и Небеса и Ад.

Дружба между добром и злом существует. Стоит лишь поверить и захотеть отдаться ей полностью, не оглядываясь.

Света и Максим доказали это, преодолев свои обиды.

НЕТ!!! – не мог поверить в это тот, кто считал всегда себя лучшим стратегом. – Ты так просто от меня не сбежишь, Светлана!

Эпилог

– Как думаешь, куда мы отправимся?

– Неважно. Но кажется, мы одержали победу.

– А он справится со всем без нас?

– Он взрослый мальчик. Разберется, Максим. Не волнуйся.

Света чувствовала теплоту. Словно лучи солнца проникали и согревали ее нежным и не обжигающим теплом изнутри. Ее выбеленные волосы вновь были распущенны и мягким водопадом спадали вниз по плечам. На ней был надет сарафан, оголяя ее молочного цвета кожу.

Рядом с ней, держа ее за руку, был Максим. Парень весь сиял. Его улыбка обезоруживала. А кремовый костюм делал его элегантным и таким красивым.

– Кажется, нас уже ждут, – кивнул он за спину Светы.

– Кто?

– Смотри! – улыбаясь, показал ей ответ парень.

– Матвей! Дан! – видела она своих близких и родных.

– Твоя душа чиста, – слышала она вновь родной голос брата и парня, который сражался за нее до последнего. – ты выдержала, Светлана.

– Милые мои! – кинулась она к ним со всех ног, мечтая поскорее обнять.

– Любимый… – услышал вновь те нотки в голосе, что и не надеялся услышать Максим.

– Оля… – она шла к нему, улыбаясь. Такая чистая и невинная. Его. Та, чей образ хранило его сердце.

Неужели, все закончилось? – в последний раз посмотрела Света на Максима.

Кажется, да… напарник! – отсалютовал он ей в ответ.

* * *

– Если испугалась, то так и скажи. Ведь, мы не будем долго глумиться над тобой. Я и… Рома тоже!

Света смотрела на брата и не могла понять, что произошло.

Вновь ночь.

Вновь опушка знакомого ей до боли леса.

Вновь та же самая издевка в голосе Матвея.

Матвей?!

– Чего молчишь, сестренка? – устал от ее молчания парень. Он хотел побыстрее увидеть шоу.

– Братик! – кинулась к нему на шею Света.

Парень едва смог справиться с шоком на своем лице.

– С тобой чего? Если боишься, то так и скажи. Мы все поймем с друзьями…

– Как же я скучала по тебе!

Пусть это все и походило на абсурд, но Света была ему рада.

Кажется, кто-то вернул ее обратно. Туда, откуда начался ее страшный и долгий путь.

Ей что давали выбор?!

И сейчас она смотрела в глушь леса. Она знала, что там и кто там.

– Я хочу пойти домой.

– Свет, ты умом тронулась? – уже приложил ладонь к лбу сестры Матвей.

– Нет. Я просто люблю тебя и нашу семью. Все теперь будет хорошо. Мы пойдем другим путем. И все будут живы.

– Чего?! – выпучил глаза парень. – Ты пила что ли?! Идем отсюда, я же просто хотел пошутить. Кто тебя отпустит в эту тьму непроглядную. Поехали! – приобнял он Свету за плечи и повел к машине, что стояла на обочине.

Света быстро перебирала ногами, стараясь не оглядываться.

Пусть у тебя все будет хорошо, Дан. Я верю, что ты будешь счастлив. Максим, будьте счастливы с Олей! Ты и она заслуживаете этого! – улыбалась про себя девушка, пристегиваясь ремнем безопасности и смотря в окно авто.

В этот момент оперуполномоченный Найденов и гот Дан дернулись, словно через них пропустили разряд тока.

Им обоим показалось, что они слышали голос.

Показалось! – махнул один и повернулся на другой бок, обнимая рукой свою любимую и прижимая ее к себе.

Показалось! – подумал второй, выходя из леса и направляясь к себе домой отсыпаться.


Посмотрим… следующий раунд буду разыгрывать уже я! – улыбался Люцифер. – Я не дам вам так легко испортить то, что так долго строилось! Пусть мне пришлось отказаться от твоей чистой души, но я отыщу новую и ты мне будешь не помехой, Светлана! Миссия придет на эту землю…


Борьба Черного и Белого в самом разгаре…



home | my bookshelf | | Черное и Белое |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу