Book: Кельтский крест



Предисловие


Кельтский крест - широко известный артефакт кельтской культуры. Сохранилось несколько примеров таких крестов, находящихся в Британии и Ирландии.

Так же «Кельтский крест» - один из основных раскладов в Таро. По мнению практикующих гадание, этот расклад позволяет узнать основную информацию о прошлом, настоящем и будущем конкретного человека.

Из колоды вынимаются 10 карт. Значение позиций карт в раскладе:


1 карта "Исходная ситуация" - речь идет об этом;


2 карта "Влияния" - в игру вступает импульс, который подталкивает ситуацию к развитию, либо препятствует ее дальнейшему развитию;


3 карта "Цель" - область осознаваемого. Нечто, хорошо известное гадающему относительно темы гадания, то, что он/она видит, то, к чему осознанно стремится;


4 карта "Обстоятельства" - область неосознанного. Обстоятельства, крепко прикованные к этой области, имеющие прочные корни. Имеющие связь с подсознанием, они могут быть устранены лишь с очень большим трудом;


5 карта "Недавнее прошлое" - события, произошедшие не так давно, часто дают указание на первопричины теперешней ситуации;


6 карта "Ближайшее будущее" - краткий обзор того, что может случиться в самом скором времени;


7 карта "Вы" - эта карта демонстрирует гадающему его собственное представление о теме;


8 карта "Окружение" - влияния, оказываемые другими людьми;


9 карта "Надежды" - не является прогностической. Тем не менее, страхи и опасения, надежды и ожидания гадающего отражаются в этой карте, как в зеркале;


10 карта "Результат" - долгосрочный обзор будущего. При известных обстоятельствах может показать кульминацию, к которой приведет развитие интересующей темы.


Сюжет задают карты Старших Арканов. Обстоятельства или акты пьесы разыгрываются в младших Арканах. Актерами пьесы являются придворные карты.

Главное - понять идею…1


Верификация.

Джокер

Шут, карта с двойной нумерацией, есть та гардеробная, та библиотека сценариев, откуда участники спектакля жизни - Придворные карты - черпают свои роли и костюмы, проживая и переживая развитие и крушение идей в череде повседневных событий.


Ночью мне опять снились кошмары.

Мрачные, сырые коридоры, освещаемые лишь неровным светом факелов. Ноги предательски скользят по каменному полу, гул шагов эхом разносится под мрачными сводами. Один за другим я проскальзываю в поворотах, в боку предательски колет, дыхания уже не хватает, я знаю, что опоздаю, но все еще бегу, надеясь на чудо. Надо успеть. Успеть.

А вот и она, комната… Огромная, безграничная, чьи стены завешаны старыми, уже давно потрескавшимися картами миров. Всмотревшись хотя бы в одну карту, случайный путник мог бы заметить, что океаны весело плещут волнами, а материки плавно двигаются, пытаясь выскочить за границы своего существования, но случайные путники никогда не попадают в эту комнату. Туман струится по полу, плавными узорами, в которых явно проглядывают личины загадочных существ, появляющихся и исчезающих в завихрениях. Молочно-белый, тягучий, он то вытягивается между мозаичных плит пола тонкой дымкой, то собирается в белые косматые клубы, точно облака на небе. Ноги вязнут в этой белой гуще, будто в болоте, мне приходится заставить себя идти, выверяя каждый шаг в этой белесой массе.

Комната всегда полна народу. Тягучая, словно патока, музыка льется из-под потолка. То тут, то там среди посетителей вспыхивают споры, умело сглаживаемые вездесущими слугами в темных одеждах. Свет от одутловатых свечей яркими сполохами пляшет по стенам, выхватывая из полутьмы трещины в пергаменте, так напоминающих скелеты. Древние греки беседуют с эльфами, грифоны яростно топорщат перья при виде вальяжно переваливающего с лапы на лапу золотистого дракона. Паж в ярком малиновом берете нараспев читает свои вирши, льющиеся нескончаемым потоком, и вдруг стих - резкий и мятый… Паж произносит его, словно выплевывая из себя слова:

Осужден на бессмертье -

Готов приговор,

Это пьяные черти вели разговор,

Это дьявол и Бог заключили пари,

Это наш договор,

Ты его сохрани.

Он пристально смотрит на меня. Строчки клеймом врезаются в память. Я вздрагиваю и спешу дальше, через анфиладу арок и карт, к огромному резному столу, накрытому выцветшим зеленым сукном, на котором стоит заплывший воском, причудливо изогнутый подсвечник. За столом сидят двое. Ангелы смерти. Безразличные ко всему, происходящему в их доме, они привычным взглядом ярко-синих глаз скользят по комнате, не задерживаясь ни на чем. Тонкие пальцы одного из них небрежно тасуют колоду потрепанных карт.

-Где он? – я кидаюсь к ним, задыхаясь от быстрого бега, а еще сильнее от отчаяния, что не успею, опять не успею. – Где?

Двое переглядываются, и начинают расклад. Карты летят на стол, с какой-то мрачной яростью сменяя друг друга. Я вдруг замечаю, что картинки на них живые. Короли и Дамы протягивают друг другу руки, Влюбленные стремятся к Солнцу, Колесо Фортуны, медленно кружась, падает на пол. Наконец последние… Два Джокера. Два шута.

Деревянные фавны скалят зубы в непристойных ухмылках. Я лечу, проваливаюсь сквозь время…

Камни все так же скорбно стоят на берегу озера, только теперь они полны древней силой. Они гудят, требуя кровавую жертву. Хлопья первого снега, плавно кружась ложатся на зеленую траву, залитую темно-красной кровью. Пепельные кудри упрямо падают на мертвенно-бледный лоб. Темно-серые глаза становятся черными.

-Дес!!! – я вновь просыпаюсь и понимаю, что опоздала… опять опоздала…


Карта 1 ДАМА МЕЧЕЙ -

Исходная ситуация


речь идет об этом


Сила и хладнокровие, причем сила не выпячиваемая… - вот ключевые слова Придворной карты Дамы.

Дама стремиться удержать то, что у нее есть.

В любом раскладе Дама показатель высокой степени надежности, исполнительности и мастерства.


Я стояла и смотрела на светофор. За окном снова шел дождь, капли струились по стеклу тоненькими змейками, огни города подрагивали, отражаясь в них миллиардами искр. Тротуар у перехода пестрел от зонтиков. Миг – и красный свет, мигнув на прощание, уступил место зеленому. Зонтики плавно заструились через мостовую, торопливо исчезая у входа в метро. По идее, мне следовало бы находиться там, внизу, спеша домой, но… Я тоскливо посмотрела на экран монитора. Тот тут же погас, словно снимая с себя всю вину за то, что я еще находилась в офисе. Я села за стол, щелкнула клавишей. Экран недовольно загорелся.

-Ирина Николаевна, я пойду – Любочка, наш секретарь заглянула уже одетая, сжимая в руках зонтик, - Меня в театр пригласили…

Я оглядела ее: брендовый плащик, туфли на высоченном каблуке, белокурые волосы правильно уложенной волной рассыпались по плечам, голубые глаза, обрамленные явно наращёнными ресницами смотрели вопросительно. Отдел кадров тщательно отбирал наших секретарей. Хотя я всегда шутила, что блондин лично мне подошел бы больше, на что Алла, наш кадровик, улыбаясь, виновато разводила руками.

-Да, конечно, - я привычно помахала рукой, дверь тут же закрылась, оставив меня наедине со своими мыслями.

Звуки шагов и хлопанье дверей на этаже скоро стихли, говоря мне, что я осталась совсем одна. Я вновь встала и подошла к окну, наблюдая за переходом. Было что-то чарующее вот так наблюдать, как люди спешат под дождем, досадуя на светофор и поток машин, преграждающий им путь к метро.

Из этого состояния меня вывел телефонный звонок. Поморщившись, я взглянула на мобильник: так и есть, звонит муж. Отвечать не хотелось, но если не ответить, он так и будет названивать.

-Да? – я нажала громкую связь. Недовольный голос тут же наполнил кабинет: он дома один, в компьютерные игры он наигрался, есть нечего, меня нет…

-Я работаю.

-Это твоя вечная отговорка.

-Извини, другой нет.

-И чего ты добиваешься, развода?

-Поговорим потом, - я нажала отбой. Почему я очередной раз струсила? Может быть действительно надо было сказать «да», и покончить с этим, но я медлила. Не так просто было признаться самой себе в том, что я ошиблась.

Поток пешеходов уже исчез, и машины вновь деловито засновали туда-сюда. Телефон опять зазвонил.

-Я же сказала, что работаю! – я ответила, даже не глядя, на номер.

-О, я даже знаю, кому это было адресовано, сейчас спущусь, – абонент тут же отключился. Я виновато посмотрела на экран: ну конечно, Герка, мой начальник, а по совместительству институтский товарищ и верный друг. Ровно через три минуты он зашел ко мне, на ходу одергивая топорщившийся пиджак. Вообще Герка был единственным мужчиной, на котором категорически не сидели костюмы. В них он выглядел долговязым и нескладным, светло-русые вечно взлохмаченные волосы и веснушки на носу явно не соответствовали ни высокой должности, ни званию финансового гения нашей компании.

-Ну что, кофе нальешь? – он развалился в моем кресле.

-Любочка уже ушла.

-Ты же готовишь гораздо лучше.

-Кофемашина готовит одинаково.

-Ты зерна насыпаешь с любовью и заботой.

-Уже поздно.

-Мы же не ужинаем, а кофе пьем, даже без печенья? – он вопросительно посмотрел на меня, я покачала головой: ну уймется ведь, и вышла в секретарскую, включить кофемашину. Та послушно загудела, измельчая зерна.

- Чего вдруг ты зашел?

- Хотел спросить: у тебя виза английская действует?

-Да, - я протянула ему чашку с кофе, машинально добавив кусочек сахару. – Я же в прошлом месяце ее заново делала. Хочешь – проверю, - я полезла в сумку, так как забрав паспорт из консульства, так и не удосужилась выложить его дома.

-О, супер! У тебя и паспорт с собой! Полетели со мной на Оркнеи!

-Куда?

-На Оркнейские острова. Это Северная Шотландия. Вылетаем сегодня ночью.

-Завтра рабочий день.

-Напишешь заявление на мое имя задним числом.

-Гера, если вместе поедем, кто останется? Июнь месяц!

-Вася, пару дней справится, мы ж на связи будем.

-Острова на севере Шотландии, - я сверилась с картой в интернете, - +15 и ветра. Что я там забыла?

-Мы с ребятами хотели бухту там исследовать: во время второй мировой там затопили кучу кораблей! – Помимо финансового анализа, в коем неимоверно преуспел, Герка был рьяным фанатом дайвинга, и готов был ради этого лететь на любой конец света, - у Сереги форс-мажор, жена не пустила, а у нас там уже все забронировано и проплачено, вот одно место и пропадает.

-Гера, я ж не ныряю…

-Не ныряю, а погружаюсь. Да полетели, Сереге все равно – деньги пропадут, а ты хоть отдохнешь… - он выразительно посмотрел на мой телефон, переведенный в беззвучный режим и нервно подрагивающий на столе. На экране гневно светилось фото мужа. Я перевела взгляд с фото на Герку. Он старательно размешивал сахар в чашке, давая мне самой принять решение. Я минуту позволила себе помечтать, что действительно поеду с ними, забыв обо всем, и тяжело вздохнула:

-Извини, я домой.

Гера пожал плечами и вышел, даже не допив кофе. Я медленно оделась и спустилась вниз. Моя машина стояла почти у входа. Вообще-то это было привилегией Герки, но он по-джентельменски ее мне уступил, так как все равно пользовался исключительно разьездной, с водителем. Мерседесовкий дизельный мотор довольно заурчал, разогреваясь, дворники услужливо замахали, смывая дорожки дождевых капель с лобового стекла. Дорога домой у меня занимала не более двадцати минут, но сейчас я ехала очень медленно, тормозя у каждого светофора, за что получила пару нервных гудков из других машин, в отличие от меня люди торопились попасть домой. Припарковавшись у дома, я минут пять сидела, собираясь с мыслями. Затем зашла в подьезд. Там как всегда воняло кошками, которых подкармливали сердобольные бабки, с нецензурной бранью обрушивавшиеся на каждого, кто осмеливался потревожить бедных тварей.

Лифт опять не работал. Пришлось подниматься пешком. К концу седьмого пролета, ноги на каблуках окончательно онемели, наконец-то обретя гармонию с отупевшим за день и от того бесчувственным мозгом. Дверь я открыла своим ключом. Муж лежал в нашей бежевой гостиной на кремовом диване в ярко-желтых шортах и черных носках с дыркой на подошве, и играл в очередную игру, которую скачал вчера вечером. Очевидно, его звонки были в тех перерывах, когда герою игры надо было «зарядится энергией», чтобы дальше крушить монстров. Увидев, что я пришла, он демонстративно отвернулся, изображая обиду. Я прошла на кухню: так и есть! В мойке стояла гора грязной посуды, оставшейся после вчерашнего ужина. Посуда была и на столе, вперемешку с тремя пустыми пивными бутылками и коробкой из-под пиццы, которую я заказала позавчера, потому что не успела ничего приготовить: к концу первого полугодия совещания по формированию финансовых активов и резервов становились практически ежедневными.

-У нас есть чего поесть? – муж возник в дверях, – Я тут с обеда голодный.

Я бросила на него неприязненный взгляд:

-В холодильник не заглядывал?

-Там греть надо, - он прошел на кухню и сел за стол, - Давай, убери здесь быстренько и покорми меня!

-А ничего, что я весь день на работе? – язвительно осведомилась я.

-Ну, ты же женщина, жена! – он посмотрел на меня веселым взглядом серых глаз, словно предлагая вместе посмеяться. Именно этот веселый взгляд и его милая улыбка рубаки-парня когда-то меня и «зацепили». Родители одобрили кандидатуру жениха: не пьет, не курит, сплошные достоинства с приставкой «не». «Ну и что, что он сейчас зарабатывает меньше, - уговаривали меня родители, - Он же в начале карьеры, потом освоится». Я махнула рукой и уступила совместному натиску. И правда, двадцать шесть лет, куда уж тянуть. Свадьба была стандартной: с белым платьем, букетом, толпой друзей и родственников. А потом началась взрослая жизнь. Из-за работы и мужа мне пришлось бросить конный спорт, мечту и реальность моего детства. Потом из-за работы я перестала успевать все по дому. Все эти долгие пять лет муж так и проработал в одном месте на одну и ту же зарплату, которая уже была раз в семь меньше моей, периодически критикуя мое поведение. Тяжело вздохнув, я собрала бутылки и открыла ящик, где стояло мусорное ведро, и обомлела. Руки задрожали. Бутылки со звоном полетели на пол. В помойном ведре лежали осколки хрустальной подковы – моего приза, который я получила, выиграв одни из первых своих серьезных соревнований много лет назад. Я медленно подняла осколки из ведра и повернулась к мужу:

-Что…Что случилось?

-Да, случайно задел! – он махнул рукой, - Они же вечно путаются под руками!.

-Он стоял в шкафу, на верхней полке.

-Слушай, ну чего ты переживаешь, ты же все равно этим больше не занимаешься, выброси их всех! А то мне диски класть некуда.

Я почувствовала, как кровь бросилась мне в голову. Мне безумно захотелось ударить, уничтожить этого человека. Схватить его за шею и с наслаждением бить головой об стены… Наверное, это явно отразилось на моем лице. Потому что муж непроизвольно резко подался от меня назад и свалился с дичайшим грохотом. Я выдохнула и вышла из кухни. В спальне я достала из шкафа свою дорожную сумку, хаотично побросала туда вещи, добавила все документы, лежавшие в тумбочке, свои немногочисленные украшения, сняла обручальное кольцо, молча положила на клавиатуру компьютера, и вышла из дому, оставив ошарашенного мужа самого разбираться с грязной посудой.

Аэропорт встретил вечной суетой. Я припарковала машину, оплатила стоянку, и решительно направилась к входу. Регистрацию на лондонский рейс еще не объявили. Герки с его друзьями тоже нигде не было видно. Я зашла в ближайшее кафе и заказала кофе. Подобострастный мальчик-брюнет глянул на меня глазами замученного оленя и томно умчался к стойке, пока заказ оставался в его памяти. Я откинулась на спинку стула, бесцельно наблюдая за людьми. Аэропорт очень интересное место для наблюдений. Все люди здесь делятся на три категории: те, кто спешат, те, кто нервно ждут, поглядывая на часы и переминаясь с ноги на ногу, и самая малочисленная часть – те, кто здесь работают. Последние, как правило, очень целенаправленно идут по залу, машинально прикрывая бейдж-пропуск. Стакан с латте появился передо мной с тихим стуком, рядом сразу же легла темная папка с чеком. Неспешно попивая кофе, я чувствовала, как мне покидают напряжение тяжелого рабочего дня и решимость. Допив кофе и оплатив счет, я встала, и уже собралась было идти на парковку, когда прямо в зале столкнулась с Герой. Он стоял с кучей баулов, в которых находилось дайверское снаряжение, и оглядывался по сторонам, ища своих спутников. Увидев меня, он ошеломленно заморгал, потом тень понимания скользнула по его лицу:

-Ты все-таки выбралась? Хорошо, что пораньше! – он призывно помахал рукой белобрысому парню в конце зала, - Ромыч! Дуй сюда.

-Посторожи, ребята сейчас подойдут, - кивнув на баулы, Герка подхватил меня под руку, окончательно перекрывая пути к бегству.

-А это?... – Роман удивленно переводил взгляд с Герки на меня и обратно.

-Вместо Сереги, мы билет переоформим и придем, - он увлек меня к окошкам представительств авиакомпаний.

Когда мы вернулись, Роман с друзьями уже стояли в очереди на регистрацию с кучей сумок баулов, в которых находилось оборудование для дайвинга. Вместе с Герой дайверов было четверо. Голубоглазый блондин Рома, здоровяк Сережка, который беспрестанно писал жене смс-ки, и любвеобильный Женя, начавший сразу заигрывать со мной. Настороженность, с которой они меня встретили, сменилась плохо скрытой радостью от того, что на меня можно было бесплатно зарегистрировать 20 кг снаряжения. А заявление Герки, что у меня первый разряд по конному спорту (я отмахнулась: школу олимпийского резерва я закончила очень давно и с тех пор на лошадь садилась лишь от случая к случаю) почему-то окончательно примирило их с моей скромной персоной.



Как выяснилось, лететь придется с двумя пересадками, что, конечно слегка утомляло. Удобно расположившись в зале ожидания, я с телефона быстро читала информацию про Оркнейские острова: красивое бирюзовое море, белоснежный песок пустынных пляжей, где никто не купается из-за холодного моря, постоянные холодные ветра, памятники неолита, охраняемые ЮНЕСКО. И на кой черт меня туда понесло? Но отступать уже было поздно и я, собрав волю в кулак, пошла на посадку. Всю дорогу пока ребята обсуждали дайвинг, перемежая планы байками из прошлого и двусмысленными анекдотами, я сидела у окна, осознавая глубину содеянного. Больше всего меня пугала необходимость объяснений с родителями и общими друзьями. Как мы будем встречаться на вечеринках у друзей? А если он найдет себе девушку, с каким сочувствующим взглядом все будут смотреть на меня… Еще и имущество. Я даже тихо застонала…Квартира, слава богу, моя еще до замужества, машина тоже, а вот сервизы придется перебить, тьфу, поделить.

Герка краем глаза заметил мое сосредоточенное лицо и сочувственно сжал руку, я тут же повернулась к нему:

-Гера, что я натворила?

-А что ты натворила?

-Я убежала на край света, даже не позвонив руководству… - я осеклась, глядя в ухмыляющееся лицо моего непосредственного начальника, - А как же планерки, совещания?

-День потерпят без нас, Вася справится. Это все, что тебя тревожит?

Я покачала головой, всмотрелась в лицо давнего друга, и решилась:

-Я ушла от мужа.

Гера с уважением посмотрел на меня:

-Давно пора, я все гадал, когда у тебя лопнет терпение.

-Но это же неправильно.

-Почему? Семья и все такое? Так у вас уже давно не было семьи! Ты – сама по себе, он – сам по себе.

-Но Гера, может, надо было поговорить, попробовать еще раз!

-Ира, ты уже все это проходила, не так ли ?

Я кивнула и отвернулась к окну, наблюдая за посадкой нашего самолета в Хитроу.

Оживленный и шумный даже ночью, аэропорт отвлек меня от грустных мыслей. А симпатичный пограничник, явно недоумевавший, что я делаю в компании дайверов, даже повеселил, особенно когда я предположила, что моей святой обязанностью будет сидеть в лодке и фотографировать этих дайверов выскакивающих из воды. Удивленно глядя на меня, он автоматически шлепнул печать в мой паспорт. Пройдя все формальности, в очередной раз сдав багаж и зарегистрировавшись, мы шумно расположились в зоне ожидания. Сережа с видом фокусника достал бутылку виски, Женя презрительно хмыкнул, извлекая из пакета с надписью DUTY FREE бутылку текиллы. Герка вздохнул и отправился в ближайший ларек за орешками. Настроение стремительно поднималось. К моменту посадки в самолет я уже была полна сил и весьма оптимистично смотрела на будущее. Честно говоря, Глазго я помню смутно: жутко хотелось спать, спина и ноги затекли, я все время спотыкалась, и Герка взял меня под руку. Миг – и в моей руке оказался бумажный стакан с очень вкусным крепким кофе, после которого я вернулась в реальность и смогла дойти до автобуса, поджидавшего нас, чтобы отвезти к самолету.

Мельком бросив взгляд на маленький самолетик с винтовыми двигателями, который собирался доставить нас на Оркнеи, я вообще усомнилась, что мы туда все поместимся, но внутри оказалось весьма удобно. Кроме нашей компании в Киркуол летело еще двое мужчин. Я и не обратила бы на них внимание, если бы они с какой-то странной настойчивостью не оказывались постоянно около меня. В какой-то момент я встретилась взглядом с одним из них и вздрогнула: из глубины огромных синих глаз на меня смотрели холод и бездна. Я моргнула и еще раз посмотрела на него. Нет, показалось, типичный пожилой англичанин, с почти бесцветными глазами не то серыми, не то голубыми, он негромко что-то говорил своему спутнику. Наверное, я просто еще не проснулась.

Я заснула еще до взлета. Мне снился замок. Он стоял на серо-розовых скалах в окружении бирюзовых волн и вечных ветров. Его дозорные башни устремлялись в небо, к белоснежным облакам и ярко-голубому небу. Толстые стены в три ряда ниспадали к морю, словно врастая в маленький островок. Я парила над замком, будто птица, вместе с ветром. Волны бушевали, море будто злилось, отступая вдаль и обнажая мокрые илистые камни, связывавшие замок с большой землей. Огромные дубовые ворота распахнулись, и оттуда выехал отряд воинов, возглавляемых хозяином замка. Я видела, как его пепельные коротко стриженые кудри теребит ветер. Чуть позади него слева ехал огромный мужчина, в чьих светлых волосах, падающих на плечи, серебрилась седина. Вот хозяин замка поднял голову вверх…

-Ирк, Ирк, мы прилетели, - Герка бесцеремонно потряс меня за плечи. Я открыла глаза. Тело затекло, перед глазами все еще стоял замок. Я поморщилась, шея затекла и болела, ноги покалывало. После ночного перелета меня пошатывало.

Аэропорт Киркуола встретил нас тишиной и серо-голубым небом, по которому разливался золотисто-розовый рассвет. В самом здании нас уже ждали: энергичная рыжеволосая женщина с табличкой, на которой была написана Геркина фамилия. Я с завистью посмотрела на ее теплую одежду: джинсы и плотный свитер из хлопка. Сама я до сих пор оставалась в костюме и на каблуках, а легкий летний плащ не мог защитить меня от пронизывающих ветров Северного моря. Женщина с легким неодобрением посмотрела на меня и профессионально улыбнулась всем нам:

-Добро пожаловать на Оркнеи, я – Джилл!

-Очень приятно, Айрин, - пробормотала я, мечтая поскорее добраться до отеля. Из всей нашей группы лишь Герка был бодр и весел, он даже принялся насвистывать какую-то мелодию, искаженную до неузнаваемости. Погрузившись в микроавтобус, мы выехали со стоянки и направились в сам город. Как выяснилось, Герка забронировал номера в одном из самых дорогих отелей, расположенных прямо на набережной, недалеко от порта. Когда мы доехали, солнце уже вышло из-за холмов, радостно отражаясь в стеклах старинных зданий на набережной, в одном из которых и находился наш отель. Холл отеля был оформлен в духе классической Англии: светлые уютные диваны, стойка администратора из полированного коричневого дерева. Пока Гера регистрировал нас, я подошла к окну, любуясь видом гавани, у причалов которой стояли небольшие суда и яхты.

-Ир, пойдем, - позвал Гера, и я поплелась за ним. Высокая стоимость номера не отразилась ни на работе лифта (нужно было обязательно закрывать обе дверцы вручную, иначе лифт не ехал), ни на размерах комнаты, ни на ее обогреве. В довершение ко всему, в ванной комнате в раковине по чисто английской традиции было два крана: отдельно холодная и горячая вода, поэтому умываться надо было, либо набрав воду в раковину, либо попеременно ошпариваясь и замерзая.

Я с блаженным стоном скинула туфли и растянулась на кровати, из состояния полудремы меня вывел стук в дверь. Мой неугомонный друг, бодрый, как никогда, стоял на пороге вопросительным знаком:

-Пошли завтракать! – он уже успел принять душ и переодеться в джинсы и футболку.

-Герка, я только задремала…

-Вот и проснешься! Говорят, здесь кофе вкусный, – он приобнял меня за плечи и начал подталкивать к лестнице.

-Дай хоть привести себя в порядок! - возмутилась я. Он внимательно посмотрел на мой мятый костюм и взъерошенные волосы:

-Давай, только недолго! Ребята уже все внизу.

-И что?

-Ничего, на экскурсию поедем.

-На какую эксурсию? – я даже проснулась.

-Обзорную. Специально для тебя заказал. Ребята пока будут со снаряжением разбираться. Давай, машина через час! – последние слова он произносил уже на лестнице, сбегая от моего гнева. Я захлопнула дверь, прошла в ванную и включила воду. Горячий душ и мягкие полотенца сняли усталость от перелета, и, одевшись в джинсы, мягкую водолазку и кроссовки, вниз я спустилась уже подобревшая и даже слегка проголодавшаяся. Ребята сидели за столом, шумно предвкушая погружения в бухту затопленных кораблей. Груда грязных тарелок перед ними говорила, что завтрак был по-шотландски обильным. Положив себе на тарелку омлет и розоватую ветчину, и налив кофе, я присоединилась к своим попутчикам. Герку нигде не было видно. Ветчина была вкусной, омлет воздушным, а кофе – в меру крепким. Данный факт привел меня в благостное расположение духа. Позавтракав, я вышла в холл. На одном из диванов устроилась Джилл, я сразу узнала ее огненно-рыжие кудри. Попивая кофе, она с вежливой улыбкой слушала Герку, примостившегося напротив. Мой друг отчаянно жестикулировал, как обычно бывало, когда он был увлечен. Зная, что обычно последует за этим, я поспешила к ним, но не успела: широким жестом Гера опрокинул на себя чашку чая. Звонкое «Дзинь!» смешалось приглушенной руганью: Герка помимо того, что облился ощутимо горячей водой, так еще и умудрился порезать ладонь осколками. Понадобилось не менее двадцати минут, чтобы объясниться с администратором отеля, обработать рану («Ерунда, порез» - Герка махнул рукой, чуть не сбив вазу с цветами, которую я заблаговременно придержала), дать Герке переодеться в чистые и главное сухие джинсы. Пока он переодевался, я осталась у стойки, выслушивая беспокойство администратора отеля, и успокаивая не на шутку взволнованную Джилл. Пока я успокаивала администратора, что порез – привычное состояние моего друга, и что он не подаст на отель в суд из-за острых осколков, экскурсовод то и дело поглядывала в сторону лифта. Я заметила, как радостно вспыхнули ее глаза при виде Герки, и хмыкнула: вот почему мой друг так заботился о моем досуге.

-Вы готовы? – Джил с одобрением посмотрела на ветровку, которую я захватила из номера.

-Конечно! Герочка, - я потрепала его по плечу, - ты не собираешься брать куртку?

-Зачем? – отмахнулся он, -Лето же!

-Оркнейское лето, - поправила нас Джилл.

Герка хмыкнул и демонстративно одел солнцезащитные очки. Я вопросительно посмотрела на Джилл, та пожала плечами и улыбнулась.

-Если что – у меня в машине всегда есть запасной плед, - заговорщицки прошептала она, когда мы выходили.

-Думаете, его на Герку хватит? – усомнилась я.

-Я специально взяла самый большой, - призналась она, и мы обе рассмеялись. Герка удивленно оглянулся, в ответ я лишь развела руками, он фыркнул и зашагал к машине.

Но для начала Джилл предложила прогуляться по городу. Киркуол приятно удивил меня. Пронизывающий ветер теперь, когда я была в собранных дома на скорую руку джинсах и пуловере, казался не таким уж и сильным, вчерашние серость и туман уступили место бежевой плитке мостовых и вкусным запахам ванили. Здесь не было разряженных манекенов или ослепляющих никелем и хромом бытовых приборов. Кривые средневековые улочки, двухэтажные каменные серо-розовые домики с окнами, увитые розами, добродушно улыбающиеся прохожие, кидающие на нас любопытные взгляды. Витрины магазинов напоминали лавку древностей: сплошная керамика, кожа и серебро. С рекламных щитов на меня весело смотрели девушки в национальной шотландской одежде, украшенные всевозможными браслетами и ожерельями из серебра. И где-то вдалеке на фоне ослепительно синего неба зеленели невысокие горы, усыпанные вереском. Мы остановились у одного из магазинчиков, на витрине которого были разложены украшения из серебра. Джилл сказала, что хозяйка магазина ее подруга и предложила зайти, я пыталась отнекиваться, но Герка тот час же поддержал Джилл.

Лавка пахла древностью. Этот запах не был запахом старьевщика. Это был запах историй и событий, который всегда сопровождает истинную старину. Пока Герка и Джилл любовались каким-то секретером 18 века, я с интересом разглядывала витрину с серебряными украшениями, выполненными в стиле древних викингов.

- Оркнейские острова не всегда принадлежали Шотландии, - продавец, невысокая женщина средних лет, подошла ко мне почти незаметно, - В давние времена здесь жили пикты, которые впоследствии уступили владычество норвежским викингам, лишь в 15 веке острова были переданы Шотландии в качестве приданного дочери норвежского короля.

-Вот как? – вежливо протянула я.

-Да, именно поэтому в городе часто встречаются сочетания шотландского и норвежского флагов. Даже на нашем соборе. Вы его уже видели?

-Нет, как раз туда и идем, - откликнулась Джил, - привет, Роуз!

-Джил!!! – женщины радостно обнялись, по традиции поцеловали воздух у щеки друг друга и радостно начали обсуждать последние новости. Герка с рассеянным видом бродил по магазинчику, стараясь ничего не задеть. Я пожала плечами и подошла к самой дальней витрине. Мое внимание привлек браслет: тонкая, потемневшая от времени, серебряная цепочка, на которой перемежались необработанные аметисты и серебрянные треугольники. Браслет почему-то лежал в самом темном углу.

-Простите, - окликнула я Роуз, - Не могли бы вы показать вот это?

-Да, конечно, - она открыла витрину и взяла браслет, - Это копия с изделия, найденного при раскопках, по-моему, на острове Бирсей.

-Бирсей? – переспросила я.

-Это небольшой островок, совсем рядом с Мейлендом. Во время отлива появляется дорога, связывающая его с нами. – Роуз застегнула браслет на моем запястье, -Там был дом норвежского ярла, сейчас остались развалины.

Я тряхнула рукой, подвески мелодично зазвенели:

-А сколько он стоит?

-Минутку, - Роуз сняла браслет и нахмурилась, - Как странно…

-Что? – удивилась Джилл.

-Ценника нет, - Роуз поднесла браслет к окну, - и я его совершенно не помню. Хотя вещь очень интересная: скорее всего это серебро, а треугольники – руны.

-Может твой муж…

-Нет, Магнус бы сказал. Сейчас посмотрю в каталоге.. – она зашла за прилавок и просмотрела списки в ноутбуке, - нет, его нет.

-Обидно, - вздохнула я.

-Может, мы зайдем завтра, а вы пока посмотрите? – предложил Герка, до сих пор стоявший в стороне.

-Да, конечно! – обрадовалась Роуз. Колокольчик, прикрепленный к двери звякнул, и в лавку вошли два туриста – наши попутчики в самолете. Роуз с профессиональной доброжелательностью взглянула на них, они кивнули в ответ. Мне показалось, что в какой-то момент синяя молния взгляда пронеслась от них к продавщице.

-Впрочем, - Роуз вдруг протянула мне браслет, - Берите, это подарок!

-Нет, что вы! – я попыталась отказаться, но браслет змейкой скользнул мне на руку.

-Берите, берите, - Роуз буквально вытолкнула нас из лавки и вернулась к старичкам, закрыв магазин изнутри на ключ.

Мы переглянулись, но так и не найдя объяснения происходящему.

-Ну и повезло тебе, - присвистнул Герка. Я лишь кивнула: скупость шотландцев была известной притчей во языцах. Браслет приятной тяжестью лежал на руке, потверждая внезапное исключение из правил. Я поднесла его к глазам, разглядывая серебряные треугольники.

-Джилл, скажите, что это за руны? – спросила я у экскурсовода. Та поднесла мою руку к глазам.

-Странно, - протянула она.

-Что странно? – встревожились мы с Геркой. Джил подняла на нас свои янтарные глаза:

-Здесь не руны, а карты… - она вновь пригляделась, - да, четыре масти и пятая – пустая.

-И что это значит?

-Неизвестность.

Слова прозвучали как-то зловеще, вдобавок ко всему именно в этот момент солнце скрылось за тучей, а ветер злобно взыв, швырнул в нас уличную пыль. Мы растерянно переглянулись.

-Пойдемте? – неуверенно предложила Джилл, мы лишь кивнули в ответ. В полном молчании мы дошли до кафедрального собора и окружавшего его кладбища. Собор являл собой огромное величественное здание, построенное в романском стиле, из красного и белого песчаника, с кружевом витражей готических окон. Оно было построено на месте не то убийства, не то захоронения одно из древних правителей Оркнейских островов, слишком миролюбивого, чтобы бороться за власть, о чем свидетельствовала табличка на одной из стен. Внутри собора был полумрак. Утренняя служба уже закончилась, дневная еще не началась, поэтому в соборе было пусто. Мы побродили между огромными колоннами, поддерживающими потолочные своды, вслушиваясь в эхо шагов, и вышли на солнечный свет. Джилл вежливо предложила мне взобраться на высокую колокольню, чтобы оценить панораму города. Я столь же вежливо отказалась. Развалины замка графов Оркнейских, находящихся рядом, так же не произвели на меня особого впечатления, разве что сам камень: серовато-розовый, как скалы у моря.

Побродив по городу, и зайдя еще в пару сувенирных лавочек, где у Джилл были друзья (по-моему, все в городе знали друг друга) мы сели в машину и направились к основным достопримечательностям оркнейских островов: Кольцу Бродгара и неолитичесому поселению Скара-Бей. Джилл вела машину сама, Герка сел впереди и вовлек ее в разговор. Я же откинулась на спинку сиденья, любуясь в окно проплывавшими мимо холмами, на которых паслись пушистые овцы, бирюзово-синим морем, по которому бежали барашки волн. Белый песок пляжей сделал бы честь любому острову карибского архипелага, если бы не ветер. Джилл называла Оркнеи царством ветра, воды и камня. Они были повсюду, три элемента, три стихии, но если и ветер и вода стремились куда-то, словно соревнуясь друг с другом, то молчаливый камень просто существовал. Он был везде: в оградах зеленых пастбищ, где плоские камни, безо всякого раствора, один на другой, выстроили целые стены до метра высотой, сверху для прочности они были придавлены тяжелыми валунами. Из этого же серовато-розового камня были и деревенские дома, редко стоявшие между холмов, и даже крыши этих домов тоже были из плоского камня, проросшего мхом.



Скара-брей меня лично не впечатлила: деревушка эпохи неолита, найденная благодаря урагану. Несколько круглых домов, сложенных из камня, внутри – очаг и каменные же кровати. Рисунок в виде спирали выбитый на одной из стен тоже не впечатлил. Наверное, очень интересно для тех, кто любит исторические достопримечательности. Куда больше меня заинтересовала легенда об останках двух тел: мужского и женского, которые были найдены в одном из домов. Легенда гласила, что эти двое любили друг друга так, что даже ангелы смерти, явившиеся за одним из возлюбленных, вынуждены были взять обоих. Держась за руки, они ушли вслед за ангелами в лучший из миров. Я грустно усмехнулась: такая смерть мне явно не грозила, мое тело скорее найдут в кабинете, погребенное под финансовыми документами с Геркиной резолюцией.

Брох оф Бирсей понравился мне гораздо больше. Это был небольшой остров, отделенный от Мейнленда морем. Со стороны моря скалы были более высокими, отчего казалось, что зеленый остров кренится в сторону Мейнленда. На самой высокой точке стоял белый маяк.

-На остров можно попасть во время отлива, - пояснила Джилл, - Скоро начнется.

Но ждать нам не захотелось. Наскоро перекусив в ближайшей закусочной, мы направились дальше. Всю дорогу Джилл с равным энтузиазмом рассказывала и об истории острова, и о современной экономике, главное для нее было говорить о любимых Островах. Герои исландских саг перемешивались с современными дельцами и мировыми знаменитостями, побывавшими на Оркнейских островах, нефтяная промышленность, сменялась производством самого лучшего в мире виски, которое мы обязательно должны били попробовать после экскурсии. Да, конечно, Джилл проведет нас на завод, и да, попробует, но чуть-чуть…

Наконец машина остановилась, и я явственно услышала свист ветра. Мы вышли, и ветер тут же накинулся на нас. Я с ужасом подумала, как придется потом распутывать волосы, неделю назад я как раз постриглась и теперь мое тщательно уложенное с утра каре было похоже на воронье гнездо. Рядом с кругом весьма прозаически паслись коровы, отчего к запаху воды и вереска примешивался запах навоза.

Камни кольца возвышались невдалеке от дороги, к ним вела деревянная дорога, как ни странно, людей почти не было, за исключением двух мужчин, внимательно осматривающих узорчатый разноцветный мох на одном из камней. Кольцо из огромных камней, похожих на цифру 1, создавало огромный круг, середина которого заросла вереском. Часть камней упала, от других остались лишь воспоминания, но двадцать семь из них были еще вполне крепки. Около них мы вновь встретили тех самых туристов из Англии. Увидев нас, они с преувеличенным интересом стали рассматривать один из камней, от которого откололся целый пласт. Браслет на моей руке тревожно зазвенел под порывом ветра.

Мы спустились в ров к камням, где Джилл, прислонившись спиной к одному из них начала рассказывать легенду о Мерлине, который и перенес эти камни с континента.

-А разве это было не в Стоунхедже? – не сдержалась я.

-Мы считаем, что наш круг древнее, - уклончиво ответила экскурсовод, - Да и вообще, у каждого оркнейца своя легенда: кто-то считает, что этот круг создал Мерлин по приказу Артура, кто-то, что это огромный великан разбросал камни; еще одна легенда: его построила фея Моргана и наложила заклятие, что круг исполняет любое желание по-настоящему влюбленного человека, если он оросит камни свой кровью.

-Мне нравится про великана, как представлю, что идет этакая туша и размахивает руками, - Герка неуклюже взмахнув руками, не удержался и рухнул в траву у подножия камня, - Черт!

Мы с Джилл подбежали к нему, он уже поднялся, рассматривая ладонь, с которой капала кровь. Наверное при падении, он задел утренний порез, и теперь рана вновь открылась.

-Руку вверх подними, - посоветовала я, скептически смотря как капли стекают по запястью к подножию камня. Герка послушно задрал руку вверх, кровь заструилась по руке.

-Как сильно течет! – забеспокоилась Джилл, - Наверное, нужно поехать в больницу?

-Все в порядке, - Герка с какой-то явной неприязнью посмотрел на струйку крови, стекавшую на рукав.

-Зажми пальцем порез, - посоветовала я, - Джилл абсолютно права, вам лучше сьездить в больницу, а потом вернетесь за мной, я пока здесь поброжу…

-Но… - Джилл растерялась.

-Айринс, ты уверена?

-Конечно, - я перешла на русский, - Давай, а то я не поняла, почему ты так настаивал на этой экскурсии. В машине не забывай стиснув зубы уверять, что все в порядке.

Герка изумленно-счастливо посмотрел на меня и покачал головой:

-Ну спасибо!

-Ну пожалуйста, - я помахала им рукой, - Только про меня не забудьте!

-Ты что!

-Пора ехать, кровь все не останавливается, - я перешла на английский.

-Да, да, - Джилл заспешила к машине.

-Не скучай без нас! – Герка подмигнул, и помахал в ответ. - Найди себе настоящего английского аристократа, например герцога!

Капли крови, сорвавшись с руки упали на камни, солнечные лучи отразились от них, окрашиваясь в кроваво-красный цвет… двое туристов, которые вот уже минуты полторы прислушивались к нашему разговору переглянулись. Их лица начали меняться, словно были сделаны из мягкой глины. Морщины разгладились, глаза стали огромными, словно на иконах в древней церкви. Их взгляд излучал арктический холод. Я лишь успела поразится необыкновенной красоте их лиц, когда один из них пожал плечами и кивнул… Тьма окутала меня. Я куда-то летела, постоянно ударяясь о камни, кружилась в потоках ветра и падала вниз. Затем наступила тишина… и ветер…

Полную версию книги можно купить на http://noa-lit.ru/keltskij-krest.html#fancy/0/

Заметки

[

←1

]

Все толкования карт и эпиграфы взяты из произведения «Вечерний чай при свечах и картах Таро» авторы

Авторы

– Ирина и Сергей Савченко


home | my bookshelf | | Кельтский крест |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу