Book: Проверка на прочность



Проверка на прочность

Роланд Смит

Проверка на прочность

Посвящается бесстрашной четверке – Уиллу, Джеку, Этану и Младшему.

Р.С.

Roland Smith

SHATTERPROOF


Печатается с разрешения издательства Scholastic Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg

Перевод с английского Дарьи Целовальниковой


© Copyright © 2012 by Scholastic Inc.

All rights reserved. Published by Scholastic Inc. SCHOLASTIC, 39 CLUES, and associated logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

Глава 1

На пути к Берлину, Германия

– Эти беспроводные наушники такие дурацкие! – воскликнул Дэн Кэхилл.

– Зато руки свободны – можно лазить по сети, красть бесценные бриллианты и лопать пирожки, – возразил Аттикус, вгрызаясь в яблочный штрудель.

– Ага, и в носу ковыряться, – поддакнул Дэн.

Аттикус прыснул со смеху и усыпал крошками всю спинку сиденья перед собой.

Там как раз дремала Эми. Она не обращала внимания ни на глупую болтовню, ни на крошки в волосах. Конечно, ей хотелось обернуться и отчитать мальчишек, но она сдержалась: наконец-то Дэн снова шутит и дурачится, как в старые добрые времена. За последние недели он очень переменился, и Эми это совсем не нравилось. Дэн слишком многое пережил за такое короткое время, и порой в нем проглядывало что-то темное и недоброе.

Между тем напряжение росло. Веспер-Один был не просто на шаг впереди – он обогнал их на сотни и тысячи шагов, предвидел любое действие, даже их мысли читал, как открытую книгу. Однако до сих пор ни один заложник не погиб. Эми с Дэном справились со всеми немыслимо сложными заданиями злодея. Все их друзья живы.

Вот только надолго ли это?

Семеро членов семьи Кэхилл похищены Весперами. Если Эми с Дэном не успеют справиться с очередной задачей, кто-нибудь из близких умрет. Веспер-Один дергал за ниточки, словно заправский кукловод, дразнил и командовал, как хотел, а брат с сестрой метались по всему свету, исполняя его безумные капризы. Именно поэтому они и сидели сейчас в автобусе, посреди снежной бури, – задание следовало выполнить во что бы то ни стало невзирая на отмененный рейс самолета.

– Оказывается, погода чудит не только в Берлине, – сказал Аттикус Дэну.

* * *

Едва друзья прилетели из Самарканда, как гейдельбергский аэропорт закрыли из-за необычно раннего снегопада. Авиакомпании пришлось отправить недовольных пассажиров в Берлин на автобусах. Переезд по бездорожью занял шесть долгих часов.

– В Эттлборо жара – почти сорок градусов тепла. В некоторых областях на северо-западном побережье США – под пятьдесят. К тому же идут проливные дожди, начались наводнения. Синоптики никак не могут определить причину этих странных погодных аномалий.

Дэн и ухом не повел.

– Ты весь ноутбук своим штруделем заляпал! – воскликнул он.

Мальчики снова расхохотались, как сумасшедшие. Другие пассажиры заворчали по-немецки и принялись шикать, на что Дэн с Аттикусом не обратили ни малейшего внимания.

Эми изумленно покачала головой и стряхнула с волос крошку штруделя. Кто бы мог подумать, что всего пару дней назад Аттикуса чуть не убили. Мальчишки вели себя так, словно ничего и не произошло. Однако забыть случившееся не выйдет, потери слишком велики…

За окном мела метель, сгущались сумерки. Автобус въехал в Берлин – место следующего задания. Эми решительно отмахнулась от всех сомнений. Веспер-Один прислал очередное сообщение на спутниковый телефон, который сам же и презентовал Кэхиллам. Каждый раз, когда раздавался сигнал, у Эми все внутри сжималось.

Что ж, пора праздновать! Веселый город Берлин – место самое подходящее! К тому же здесь нашел приют некий драгоценный камешек, который охраняют день и ночь. Думаю, вы о нем слышали. Ваше следующее задание – реквизировать камень и отдать мне. Заранее спасибо и радостный привет от дяди Алистера.

Веспер-Один

Проклятый кукловод! Ни названия музея, ни названия камня, ни слова о сроках. Сколько у них времени до того, как он кого-нибудь убьет?

Рядом с Эми крепко спал Джейк Розенблюм, старший брат Аттикуса. Конечно, он самонадеянный болван, зато порой Эми было приятно на него смотреть. Даже сейчас – карие глаза закрыты, из уголка рта свисает капелька слюны. Эми поймала себя на том, что улыбается, и сердито нахмурилась.

«Нечего тут умиляться!» – оборвала она себя.

Мальчики подозрительно примолкли. Эми обернулась, желая узнать, что же они задумали. Дэн сидел у окна и глядел в смартфон, Аттикус скрючился над ноутбуком. Дреды свисали на экран, тонкие пальцы летали по клавиатуре, словно у пианиста-виртуоза.

– Вам случайно не удалось определить, какой музей мы должны… – Эми не решилась сказать «ограбить» – мало ли кто услышит.

Аттикус покачал головой.

– В Берлине сто семьдесят с лишним музеев и картинных галерей. Кто знает, где именно находится…

– То, что мы ищем, – перебила его Эми. Разумеется, Аттикус гений, вот только ему всего одиннадцать. Иногда он забывает, что разговор могут подслушать.

– Именно! – выдавил он, быстро оглядывая соседних пассажиров.

– Мы на месте, – объявил Дэн, протирая запотевшее окно. Он посмотрел на Эми. – Каков план действий?

– Нет никакого плана, э-э, Фредерик!

– Какой Фредерик?!

– Фредерик Уимпл, – напомнила Эми. Так теперь звали Дэна – по поддельным документам, которые изготовили для них Кэхиллы в командном центре Эттлборо. Интересно, откуда Шинейд берет эти нелепые имена?

– Шучу-шучу, – нарочито громко воскликнул Дэн, чтобы загладить оплошность. – Помнишь же, что свое полное имя я терпеть не могу. Зови меня Фред. Иначе будешь Фи вместо Фионы!

– Уж прости, Фред! – Эми закатила глаза.

Автобус остановился, в салоне зажгли свет.

Джейк открыл глаза и вскочил.

– Где мы?

– Международный аэропорт Берлин – Бранденбург, – ответила Эми.

Аттикус просунул голову между спинками сидений.

– Это Берлин, братишка! Снег все еще идет.

– Чудненько! – проворчал Джейк, вытер уголок рта и помассировал затекшую шею.

Эми снова улыбнулась. Джейк поймал ее взгляд и улыбнулся в ответ. Эми нахмурила брови.

Дэн прищурился.

– Что с тобой, Фиона?

– Надоело сидеть в автобусе, – отрезала Эми.

– Ну да, – усмехнулся Дэн.

* * *

В глубине парковки ждал взятый напрокат «Мерседес»-внедорожник.

– Поведу я! – заявил Дэн.

– Мечтать не вредно, Фредерик, – фыркнула Эми. – У тебя прав нет!

– Чур, я впереди! – воскликнул Аттикус, запрыгивая на место рядом с водителем.

– Больно надо, – проворчал Дэн, усаживаясь сзади вместе с Эми.

Джейк сел за руль и завел двигатель. Не успел он отрегулировать зеркала, как сзади замигали синие огни – выезд заблокировала полицейская машина.

У Эми внутри все сжалось. Неужели Интерпол? Однажды их уже арестовывали… Она переглянулась с Джейком.

– Вероятно, проверяют все машины, взятые напрокат, – предположил он.

– Вряд ли! – запаниковала Эми. – Если нас арестуют, кто-то из заложников умрет!

Из патрульной машины вылезли два огромных полицейских.

– Покиньте автомобиль!

– Schnell! Быстро!

– Запомни, ты – Фред Уимпл, – шепнула Эми брату.

Дети вышли из внедорожника и выстроились у машины.

– Паспорта! – рявкнул полицейский.

– Документы в сумке, – ответил Джейк, стараясь говорить как можно спокойнее.

– Давай сюда!

– Пожалуйста. Без проблем. Ни к чему так кричать. – Джейк открыл багажник. Прежде, чем он успел достать сумку, второй полицейский грубо оттолкнул его в сторону.

– Эй, вы! – Джейк возмущенно сжал кулаки.

Эми едва заметно покачала головой. Что-то с этими копами не так. Если они знают, кого поймали, почему не арестовывают? Что за показательное выступление?

Джейк вдохнул поглубже.

Второй коп швырнул сумки на землю и повернулся к Эми.

– Какая из них твоя?

Эми указала на синий рюкзачок.

Полицейский схватил его, перевернул и потряс. Джейк дернулся, Эми поймала его за руку.

– Не стоит, – прошептала она.

Полицейский поднял поддельный паспорт Эми, потом порылся в остальных вещах и достал еще три паспорта.

– Цель приезда в Берлин?

– Т-туризм, – запинающимся голосом ответила Эми. В коленях появилась противная слабость.

– Название гостиницы?

– Мы… Мы как раз собирались поискать, где бы остановиться.

Полицейский посмотрел на Дэна.

– Фредерик Уимпл?

– Верно, – ответил Дэн.

– А вот и нет! – отрезал полицейский. – Паспорт фальшивый. Ты – Дэн Кэхилл! – Коп достал из кобуры пистолет. – Вы все арестованы!

Эми в ужасе вскрикнула. Дэн дернулся в сторону ближайшего выхода. Эми проследила за ним взглядом – слишком далеко бежать, метров тридцать. Им ни за что не успеть.

Второй полицейский снял с пояса четыре пары пластиковых наручников.

– Повернитесь спиной, руки за голову.

Джейк шагнул вперед, загораживая остальных.

– Должно быть, произошла какая-то ошибка, – начал он, стараясь выиграть время.

– Никакой ошибки. Поворачивайтесь и поживей!

Дети лихорадочно размышляли и прикидывали свои шансы так и эдак, однако выбор был невелик.

– Придется подчиниться, – обреченно вздохнула Эми.

Джейк нехотя повернулся вместе с остальными. Эми прислонилась к брату и ждала, что наручники вот-вот защелкнутся на ее запястьях. Не успели приехать в Берлин, как сразу провалили задание…

Кто из заложников погибнет? Кого они сейчас убили?

– Что-то не так, – шепнул Джейк.

– Еще бы! – прошипел Дэн. – Мы на парковке с двумя гориллами при значках и пистолетах, а вокруг ни одного свидетеля! Надо бы…

Сзади хлопнули две двери, раздался скрип резины по цементу. Эми молниеносно обернулась и увидела, как патрульная машина уносится прочь. Четверо ребят изумленно застыли на месте, не веря своим глазам.

– Быстрей! Ноги в руки! – воскликнула Эми.

И тут загудел телефон Веспера.

Ха-ха! Испугались? Проверьте свои вещи, кое-что найдете. В Пергамском музее замените настоящий камень фальшивым. Вы задержались в пути, поэтому осталась всего пара часов. Не успеете – наступит черед дяди Алистера (по просьбе Дэна), а может, я добавлю к нему небольшой бонус в виде младшенького… Кузен Феникс следующий! Кстати, об утратах: я подчистил телефончик Луны Амато, который вы у нее стащили. Теперь вы не сможете со мной связаться! Я подумаю о наказании и сообщу позже. Приятного дня!

Веспер-Один

Дэн ударил кулаком по ладони.

– Он убьет дядю Алистера, чтобы наказать нас!

Эми тихонько положила руку ему на плечо.

– Мы не знаем наверняка.

– Эми права, – вмешался Джейк. – Вэ-Один с нами играет. Нельзя вестись на его провокации, главное сейчас – задание!

Эми очень не понравился взгляд, который Дэн бросил на Джейка.

– Тебе-то что! Ты даже не знаком с дядей Алистером!

– Прекратите! – приказала Эми. – У вас тестостерон зашкаливает, дышите глубже! Пора подумать о деле. – Она подняла розовый телефончик Луны и бросила его Дэну. – Проверь! – Потом она посмотрела на Джейка и Аттикуса. – Помогите запихать вещи обратно в рюкзак.

– Пациент мертв, – объявил Дэн и швырнул мобильник о цементную колонну. Аппарат рассыпался на сотню осколков.

– Без этого никак? – с упреком спросила Эми.

– Вряд ли. Но мне здорово полегчало!

Эми вздохнула. Внезапно она обнаружила кое-что, чего раньше в ее вещах не было – черный бархатный мешочек.

– Что это? – спросил Дэн.

– Проверьте свои вещи, кое-что найдете, – повторил Аттикус.

Эми потянула за шнурочек и вытащила бриллиант размером с орех.



Глава 2

Помпеи, Италия

В-1: Установлен контакт с Кэхиллами. Все так, как вы и предполагали. Веду слежку. Могу убить. Жду инструкций. В-4.

В-4: Западня готова. В-5 на месте. Действуйте. В-1.

Эразм Йилмаз стоял на краю сукновальни в Помпеях и с отвращением думал о том, что в древности рабы стирали вещи своих хозяев в моче. Лучше бы он не знал.

Сукновальня была закрытая, зато из нее хорошо просматривалась площадь. Эразм специально выбрал такое место, чтобы видеть всех, а самому оставаться незамеченным.

«Помпеи – мертвый город, – думал Эразм. – Напрасно мы сюда приехали. Что же делать дальше?».

Внезапно Эразм улыбнулся. Мы. С самого детства он привык быть один. С тех пор, как погибла мать… Улыбка исчезла.

Когда Эразму было всего три года, Весперы убили его отца. Он с матерью пустился в бега. Япония, Россия, Индия, Канада… Больше нескольких месяцев они нигде не задерживались. Эразм не ходил в школу, зато выучил девять языков и прочел тысячи книг.

Мы.

Они почти поверили, что смогли скрыться. И тут Весперы вновь нанесли сокрушительный удар. Эразм был в додзё, когда в их доме вспыхнул пожар. Погибли люди, в их числе его мать. Угроза оказалась вполне реальной.

На площади собралась толпа человек в сто. Над нею возвышалась дымящаяся вершина Везувия, однако на вулкан не смотрел никто. Все внимание было обращено на фургон «Телевидение катастроф» и его известного ведущего-метеоролога Сэнди Банкрофта, по прозвищу Бриз.

Своих компаньонов Эразм заметил в толпе сразу. Гамильтон Холт был на добрый фут выше и шире любого зеваки. Йона Уизард вырядился в черный балахон с капюшоном, несмотря на теплую погоду. Должно быть, он здорово потел в нем и в накладной бороде, которую рэперу пришлось надеть для маскировки.

Эразм совсем не был в восторге, когда Эми поручила ему двух подростков. Однако они прекрасно сработались как команда. Йона и Гамильтон были преданы своему делу и готовы на все – даже путешествовать по миру друг с другом. Эразм усмехнулся. У Йоны рэп в голове, а Гамильтон любит бить по голове.

Эразм велел им слиться с толпой и послушать разговоры, строго-настрого запретив вступать в беседы с посторонними. Он знал, что вряд ли из этого выйдет толк. Смысл задания был в другом: Эразм тренировал их, чтобы в один прекрасный день Йона и Гамильтон смогли занять его место.

Эразм собрался звать ребят, как вдруг пришло сообщение от Йоны.

«Видели Луну Амато».

«Что она делает?» – спросил Эразм, закипая от гнева.

«Смотрит на клоуна-метеоролога».

«Она тебя узнала?»

Ответ пришел быстро.

«Нет. Стою в паре метров от нее».

«Как насчет Гамильтона?»

«Он тоже рядом. Его трудно не заметить. Луна на Гама даже не взглянула».

Следом на экране возникло еще одно сообщение:

«Она уходит!».

Всего пять дней назад в Риме убили адвоката, советника Кэхиллов и близкого друга Эразма. Наверняка это дело рук Луны Амато. Эразм навел бинокль и скрипнул зубами. Шпион Весперов выглядел совершенно безобидно – эдакая пожилая учительница на экскурсии. Именно поэтому Луна так опасна! Она легко подбирается на расстояние удара и бьет без промаха, как это вышло с Уильямом.

Эразм опустил бинокль и прищурился. Недолго ей осталось. На этот раз убийство Весперам с рук не сойдет!

Глава 3

Алистер Оу готов был душу продать за буррито с мясом и глоточек чего-нибудь освежающего. Вместо этого старик держал в руках холодную отварную картофелину и картонный стаканчик с мутной водой. В наказание за побег Весперы заметно урезали порции воды и пищи. Раз в сутки заложники получали литр воды и семь картофелин, которые им швыряли в шахту сломанного подъемника.

– Ирландцы жили на одной картошке сотни лет, – заметил Фиске Кэхилл, мрачно глядя на вареный клубень.

– Именно! – кивнул Алистер. – Я раскопал кучу сведений о всяких продуктах, когда разрабатывал свой знаменитый замороженный буррито с арахисовой пастой и картофелем.

– Он хорошо продавался?

– Ну-у, не очень. Зато я узнал, что рядовой ирландец съедал от двух до трех килограммов картофеля в день и был вполне здоров!

– Нам выдают полкило в день на всех, – напомнила Натали Кабра. Она разломила чахлый клубень и вскрикнула. – Боже мой! У меня руки страшнее обезьяньих лап! Все, что угодно, отдала бы за крем и пилочку для ногтей!

– Руки как руки, – пожал плечами Тед.

– Только без обид, Тед, но ведь ты слепой! – воскликнула Натали.

Алистер поспешил вмешаться, пока дети не поссорились окончательно.

– Хуже другое: нам почти нечего пить. Жажда убьет скорее, чем голод.

– Давайте и в плохом находить хорошее, – заметил Фиске.

– Отличная идея! – вскинулась Натали. – Вот и начни первый.

– Ну… – Фиске смутился.

– Хватит уже! – отрезала Нелли. – Ссориться нам нельзя – не останется сил на борьбу.

– Чтобы бороться, нужно хотя бы приблизиться к противнику, – заявила Рейган, с трудом переводя дух. Она пыталась отжиматься на здоровой руке, но вместо ста раз у нее получилось только шесть.

Нелли и Феникс поманили Алистера к себе.

– Что случилось? – тихо спросил он.

Феникс наклонился к нему и прошептал прямо в ухо:

– По-моему, Рейган недолго жить осталось.

Глава 4

Внедорожник мчался по темным холодным улицам. Аттикус усиленно рылся в сети и пытался выяснить, с какого бриллианта снята копия.

– Нашел! – выпалил он. – Камень называется «Золотой юбилей», принадлежит королю Таиланда и выставлен в Пергамском музее.

– Где-где? – подскочил Дэн.

– Пергамский музей всего в трех кварталах отсюда, – отметил Джейк, указывая на экран навигатора.

Припарковаться решили неподалеку от музея. Прибыв на место, дети так и не придумали, как украсть бриллиант.

– Это самый охраняемый музей в Берлине, – вздохнул Аттикус, справившись в интернете. – Его экспозиция включает в себя Античное собрание, музей Передней Азии и Музей исламского искусства. На прошлой неделе выставку с «Золотым юбилеем» открыла сама Ангела Меркель, канцлер Германии. Ежегодно здесь бывает более миллиона посетителей, и…

– Прекрати, мы не на экскурсии! – перебил его Дэн. – Нужно придумать, как пробраться внутрь и стащить бриллиант.

Аттикус насупился, но Дэну было плевать. Он потянулся к дверной ручке.

– Осталось всего два часа!

– Погоди, – остановила брата Эми.

Дэн обреченно вздохнул.

– Ну, чего еще?

– Нельзя просто ворваться в музей и выбежать оттуда с уникальным бриллиантом! – воскликнула Эми в панике. – Надо придумать какой-нибудь план.

– Еще бы! Только давай быстрей. – Дэн демонстративно посмотрел на часы.

– Зайдем по одному, с интервалом в десять минут. Вероятно, Интерпол разослал наши фотографии по всем музеям Европы. Поэтому держаться вместе нельзя.

Эми достала из сумки рыжий парик.

– Ни за что не надену! – вскинулся Дэн.

По пути в Самарканд Дэну пришлось вырядиться рыжеволосой девчонкой по имени Ширли Клипхорн – так придумали Кэхиллы в Эттлборо.

– Это для меня, – сказала Эми и бросила на брата укоризненный взгляд.

– Тогда я надену бейсболку.

– Дэн, иди первым и разыщи бриллиант. Следом Аттикус, твоя задача разузнать все про сигнализацию и систему наблюдения. Я войду третьей и пронесу фальшивый камень. Будем все время на связи и соберемся вместе, когда разведаем обстановку.

– А что делать мне? – спросил Джейк.

Эми смущенно вспыхнула, Дэн скривился.

– Останешься машине. Двигатель не гаси, если все получится – подхватишь нас на выходе.

– Значит, я водитель, – сказал Джейк без всякого выражения.

Дэн посмотрел на часы.

– Время пошло! Увидимся внутри.

Он открыл дверцу и вылез. Несмотря на холод Дэн был рад – куда лучше хоть что-то делать, чем говорить об этом часами. Снег падал большими белыми хлопьями, тротуары занесло почти по колено. Неудивительно, если выяснится, что музей уже закрыт. Эми потеряла столько времени зря! Алистера или Феникса могут убить в любой момент…

Как достать бриллиант, если там закрыто?

Дэн добрался до площади перед музеем и немного успокоился: через главные двери все еще шли посетители. У обочины притормозил автобус, из которого высыпали школьники. Кепок ни на ком не было, поэтому Дэн снял свою и пристроился в хвост группы. Кто-то обратился к Дэну по-немецки. Он ничего не понял, изобразил улыбку и кивнул в ответ. Вряд ли его спросили, не он ли знаменитый похититель предметов искусства Дэн Кэхилл, он же Ширли Клипхорн. Ребята просто проявили дружелюбие – они тоже улыбнулись и выстроились за своими учителями.

Дэн смешался с группой и вошел в музей. Возле каждого контрольно-пропускного пункта толпились посетители. Они стряхивали снег с пальто, шапок и зонтиков и проходили внутрь. Дэн постучал по микрофону.

– Народу уйма! – прошептал он.

– Что с охраной? – спросила Эми.

– Плохо дело. – Дэн положил рюкзак на ленту конвейера. – Рентгеновские аппараты и металлодетекторы. Есть и хорошая новость: охранники никого особо не разглядывают. На меня едва посмотрели. Аттикус идет?

– Уже вылез из машины.

– Тогда до встречи!

– Дэн? – позвала Эми, но тот уже прервал связь.

Джейк обернулся и посмотрел на нее.

– Что там?

– Дэн внутри, – ответила Эми, не вдаваясь в подробности.

– Садись-ка вперед!

– Зачем?

– Со стороны покажется подозрительным: я впереди, ты сзади, – нетерпеливо проговорил Джейк.

Эми открыла дверцу. Не то чтобы она подчинялась его приказам, просто Джейк прав. Снова прав. Она не знала, что и думать. В семидесяти пяти процентах случаев он ведет себя как редкостный зануда. Остальное время он спит…

Эми села впереди. Она почувствовала тепло тела Джейка, острый, чуть пряный запах пота мешался с запахом кожаных сидений. Было в этом что-то дразнящее и притягательное.

– В чем дело? Что тебя тревожит?

– Кроме Интерпола, что висит у нас на хвосте, семерых заложников, которых надо спасти и кражи бесценного бриллианта?

Джейк улыбнулся.

– Да, что кроме этого?

Эми пристально посмотрела на него и решила ответить честно.

– Дело в брате. Я очень за него боюсь. Неправильно это, когда тринадцатилетний мальчишка столько знает о кражах.

– Согласен, для того чтобы примкнуть к международной банде похитителей предметов искусства, нужно дорасти хотя бы до шестнадцати. Как ты. – Он помолчал. – Тем не менее, я тебя понимаю. Аттикус уже знает больше, чем я узнаю за всю свою жизнь. И это страшно. С одной стороны он маленький мальчик, с другой – ходячий суперкомпьютер. А тут еще эти Хранители…

Перед смертью Астрид, мать Аттикуса и мачеха Джейка, призналась сыну, что она – Хранитель и передала ему свои полномочия. Однако подробностей не знал никто.

– Тебе что-нибудь известно о Хранителях?

– Совсем немного, – ответила Эми, отводя взгляд.

Она не сильно покривила душой, хотя не рассказала Джейку о своих подозрениях: скорее всего, Хранители защищали семейную реликвию Кэхиллов – золотое кольцо, аккуратно встроенное в корпус швейцарских часов Эми. О кольце знали единицы, и Весперы так жаждали им завладеть, что едва не убили Эми.

Надо сменить тему. Эми посмотрела на часы.

– Аттикус наверняка уже зашел в здание.

– Я с тобой!

– Нет.

– Аттикус – мой брат. Я за него отвечаю!

– Лучшее, что ты можешь сделать для брата – остаться в машине и держать двигатель включенным!

Джейк собрался было возразить, однако Эми поспешно выскочила и хлопнула дверцей.

Вот как с ним надо, подумала она и усмехнулась. Она снова улыбается… Что с ней такое?

Глава 5

Аттикус думал вовсе не о собственной безопасности. Он стоял в очереди и размышлял о том, каково это – быть международным похитителем бриллиантов.

С Дэном так весело!

Чтобы совершить ограбление, понадобится отыскать главный рубильник. Он есть в любом здании. Ну, почти в любом – всякие там глинобитные хижины не в счет. Если отключить электричество, то погаснет свет, выйдут из строя камеры слежения, датчики давления и сигнализация. Аттикус надеялся, что у Дэна с Эми есть фонарики. На худой конец можно воспользоваться смартфонами.

Аттикус вынул все из карманов и положил рюкзак на ленту конвейера. Он прошел через металлодетектор и спросил у охранника, где ему найти ответственного за безопасность музея.

– Вам нужен герр Роммель, – ответил охранник по-немецки и указал на круглую конторку системы безопасности в центре богато украшенного вестибюля. – Мужчина в черной форме.

Аттикус кивнул. На сайте Пергамского музея он уже видел фотографию Роммеля. Мальчик собрал свои вещи (и все свое мужество) и направился к конторке. Роммель выглядел безукоризненно: аккуратно подстриженные седые волосы, ухоженные ногти, наглаженные стрелки брюк, начищенные черные ботинки. Он просматривал стопку документов.

– Добрый вечер, герр Роммель, – поприветствовал его Аттикус на почти безупречном немецком.

Начальник службы безопасности поднял взгляд от бумаг и пристально уставился на мальчика.

– Вечер добрый. Чем могу помочь?

– Меня зовут Аттикус Розенблюм. Я хотел бы ознакомиться с тем, как тут у вас все устроено.

Роммель рассмеялся.

– Я не экскурсовод! Я глава службы безопасности.

Аттикус улыбнулся.

– Разумеется, я знаю. Именно поэтому и обратился к вам. Я пишу доклад о музейных системах безопасности. Честно говоря, мне нет никакого дела ни до живописи, ни до прочих экспонатов. Я хочу знать, как именно их охраняют.

– И где ты учишься?

– В Гарварде, – солгал Аттикус. Вообще-то он посетил там всего несколько дополнительных занятий, но Роммелю об этом знать незачем.

Роммель отложил бумаги и прищурился.

– Неужели?

– Да. – Аттикус достал студенческий билет.

Роммель воззрился на пропуск.

– Сколько же тебе лет?

– Одиннадцать. Мой отец – профессор Розенблюм, знаменитый археолог. В собрании вашего музея наверняка есть найденные им артефакты. – Аттикус не знал точно, хотя и не очень удивился бы. Находки отца выставлялись в музеях по всему миру.

– Я ничего не знаю ни о твоем отце, ни о его находках. Я не музейный куратор. Меня интересует только безопасность. – Роммель внимательно оглядел Аттикуса. – Ты что, вундеркинд?

– Наверно. – Аттикусу не нравилось это слово. Будто он цирковой уродец. Аттикус посмотрел на часы. Время истекает. Эми на подходе, а он так ничего и не узнал о системе безопасности музея. – Как насчет обзорной экскурсии?

Роммель покачал головой.

– Вряд ли я смогу тебя сопровождать. Экскурсий я не даю, к тому же скоро мы закрываемся.

– Очень жаль, – погрустнел Аттикус. – Фрау канцлер мне рассказывала, какой вы потрясающий гид!

Роммель изумленно уставился на мальчика.

– Ты имеешь в виду Ангелу Меркель?!

– Ну да. Она давний друг семьи. У нее я, собственно, и остановился… Завтра улетаю обратно в Штаты. Так вот, я рассказал ей про свой доклад, и фрау канцлер упомянула, что побывала здесь на прошлой неделе, и вы были столь любезны…

– Я сказал с ней всего пару слов, – перебил Роммель, радостно улыбаясь. – Удивительно, что она меня запомнила.

Аттикус не узнал бы канцлера Меркель, даже если бы она вошла и поцеловала его. Двадцать минут назад он прочел заметку о ней в интернете.

– Вы произвели хорошее впечатление, – кивнул Аттикус и сделал вид, что собрался уходить. – Непременно передам ей привет.

– Погоди-ка, парень! – Роммель выскочил из-за конторки.

«Попался!» – подумал Аттикус и едва не заорал от радости. Мальчик сделал лицо посерьезней, повернулся и чуть не упал в обморок, увидев документ на самом верху стопки бумаг перед Роммелем. Объявление в розыск особо опасных международных преступников. На нем – фотография Эми и Дэна.


Проверка на прочность

Роммель улыбнулся.

– Не огорчайся, будет тебе обзорная экскурсия! Друг Ангелы Меркель – мой друг.

– Вот спасибо, – пробормотал Аттикус. Во рту пересохло, словно он попал в пустыню.

– Сейчас только занесу объявление на пост охраны, и начнем.

Едва Роммель отправился к входу, Аттикус дрожащим пальцем коснулся клавиши быстрого набора, чтобы связаться с Эми. Она ответила после первого же гудка.

– Ты где?

– Уже внутри, стою возле входа. С кем ты сейчас разговаривал?

– Господин Роммель, начальник службы безопасности. Видела бумаги, которые он передал на пост?

– Да.

– Сверху лежит объявление в розыск тебя и Дэна!

* * *

Дэн зашел в Пергамский музей и почти сразу уткнулся в громадную арку десятиметровой высоты – Ворота Иштар. И хотя он не особо любил музеи, да и ворота не имели ни малейшего отношения к бриллианту, Дэн остановился как вкопанный. Он быстро прочел справочную табличку.



«Ворота Иштар – восьмые ворота Вавилона. Построены около 600 года до нашей эры по приказу царя Навуходоносора, посвящены богине Иштар. Обнаружены немецким археологом Робертом Колдевеем в 1899 году, потом перенесены в Берлин и реконструированы в Пергамском музее. Ворота сооружены из кирпичей, покрытых яркой глазурью, и украшены перемежающимися рядами изображений золотых туров (то есть вымерших диких быков) и драконов». Впрочем, Дэна заинтересовало совсем другое: под одним из туров он увидел изображение компаса! Дэн перегнулся через ограждение, чтобы как следует рассмотреть символ.


Проверка на прочность

У Дэна перехватило дыхание. Вряд ли это совпадение!

Такой же символ он видел на карте де Вирга.

Глава 6

Аттикус стоял посреди помещения охраны, оборудованного по последнему слову техники, и нервно поглядывал на мониторы системы наблюдения.

– В зале, где выставлен бриллиант «Золотой юбилей», только одна дверь, – объяснил Роммель. – Мы ведем учет всех входящих и выходящих посетителей.

Начальник службы безопасности указал на другой монитор, в котором большой бриллиант был виден с трех сторон. Рядом с витриной стояли два свирепых вооруженных охранника.

– Корпус сделан из пуленепробиваемого стекла. Его невозможно взорвать или поджечь. В комнате – специальная защита от воспламенения. На этих условиях настаивал сам король Таиланда, владелец бриллианта. В Пергамском музее слепых зон нет!

На мониторах системы безопасности все выглядело безупречно, однако Аттикус знал, что Роммель кое о чем умолчал. Видеокамер нет в туалетах, так как это незаконно.

– У нас такое же оборудование, как в казино Лас-Вегаса, – с гордостью заметил Роммель. – Даже программа идентификации преступников по лицам есть!

Ничего себе!

– Как она работает? – с невинным видом поинтересовался Аттикус.

– Подойди ближе, и я покажу.

Роммель усадил Аттикуса за компьютерный терминал, потом склонился к клавиатуре и набрал несколько цифр. Аттикус внимательно следил за его пальцами, пытаясь запомнить код доступа.

– Поехали! – Роммель дважды щелкнул по иконке.

На экране появились снимки из зала с «Золотым юбилеем». Аттикус едва не вскрикнул: в очереди посетителей стоял Дэн.

Роммель направил стрелку курсора на голову Дэна.

– Можно я? – воскликнул Аттикус и выхватил мышку из рук Роммеля.

– Разумеется. Выбери кого-нибудь из очереди и нажми клавишу.

Аттикус увел курсор как можно дальше от Дэна. Наконец он выбрал женщину с двумя детьми, которые неимоверно скучали.

– Вряд ли она есть в нашей базе, – заметил Роммель. – Сильно сомневаюсь, что там найдется хоть один из сегодняшних посетителей. Мы используем эту программу лишь в том случае, когда кто-нибудь ведет себя подозрительно. Как правило, таких мы отсеиваем еще на входе.

– А как же маскировка? – спросил Аттикус.

Роммель натянуто улыбнулся.

– Видишь ли, мальчик, преступник может сбросить или набрать вес, изменить длину и цвет волос или глаз. Однако скелет не изменишь никак. Маскировкой программу не обманешь.

Аттикус хотел было написать обо всем Эми и предупредить ее, но передумал. Если бы ему самому велели не вести себя подозрительно, он привлек бы гораздо больше внимания.

– Значит, лица тех, кого разыскивает полиция, есть в базе этой программы? – спросил Аттикус.

– Здесь не только преступники. – Роммель взялся за мышь сам. Аттикус задержал дыхание, потом облегченно вздохнул – начальник службы безопасности переключился к камерам наблюдения у Ворот Иштар и увеличил изображение какого-то мужчины. – Видишь, в отличие от остальных посетителей он не обращает на стену ни малейшего внимания.

Аттикус кивнул. Мужчину занимало что угодно, только не музейные экспонаты.

– Точно так же он вел себя, когда проходил через пропускной пункт. Очень подозрительно! Давай-ка его проверим.

Аттикус щелкнул по изображению. В верхнем правом углу экрана открылось окошко, в нем появилось имя и должность человека.


Проверка на прочность

Аттикус едва не грохнулся в обморок.

– Как видишь, наша программа идентификации лиц вычисляет не только преступников, но и тех, кто их преследует, – пояснил Роммель. – Интерпол – это Международная организация уголовной полиции. Мы понятия не имеем, кого разыскивает агент Ванек, да и разыскивает ли вообще. Мы просто знаем, что он в здании. Мы не спрашиваем, почему он здесь, только наблюдаем. Если ему потребуется помощь, мы с радостью ее окажем.

Аттикус знал, что Милош Ванек преследовал Эми с Дэном еще с тех пор, когда по приказу Веспера-Один они совершили свое первое преступление. Откуда же агент Интерпола узнал, что ребята здесь? Аттикус хотел их предупредить, вот только Роммель был слишком близко.

– Давайте поменяемся местами, – предложил Аттикус и вынул смартфон. – Мне нужно сделать пару заметок для доклада. Пожалуйста, продолжайте, я буду за вами записывать.

– Отлично. – Они поменялись местами. – Я покажу, как мы отслеживаем…

Аттикус, судорожно набирая сообщение Эми, совсем перестал слушать Роммеля.

* * *

Дэн с удивлением обнаружил, что в выставочном зале с «Золотым юбилеем» всего одна дверь. Люди входили справа, выходили слева. Посредине прохода стоял бдительный голубоглазый охранник и регулировал поток посетителей, внимательно наблюдая за ними суровым взглядом. Дэн улыбнулся, однако губы охранника даже не дрогнули.

Подступы к сияющему бриллианту преграждали красные бархатные канаты. Посетители разглядывали «Золотой юбилей» и проходили мимо, чтобы посмотреть другие, менее ценные предметы экспозиции. Внутри огороженного круга стояли четыре вооруженных охранника, каждый глядел в свою сторону. Наверху висело не меньше десятка камер системы наблюдения, которые непрерывно поворачивались то вправо, то влево, то вверх, то вниз.

Дэн обругал Веспера-Один последними словами. Украсть бриллиант не представлялось ни малейшей возможности!

Теперь Алистер Оу точно умрет…

Глава 7

Эми положила рюкзак на ленту конвейера и вынула из карманов все, кроме фальшивого бриллианта. Нервы у нее были на пределе.

Только что прекратили работу два из трех пунктов контроля, по громкой связи объявили о закрытии музея через полчаса. Началась давка, единственная очередь двигалась удручающе медленно.

Телефон Эми завибрировал. Она вытащила его из кармана, прочла сообщение Аттикуса и застыла как вкопанная.

«Милош Ванек в здании».

Стоявший за Эми посетитель уткнулся ей в спину, и девочка вскрикнула.

– Извините, – пробормотала она с пылающим лицом. Эми шагнула вперед и оглядела вестибюль в поисках детектива Ванека. Интересно, другие посетители слышат, как громко стучит ее сердце? Она принялась набирать сообщение Дэну, но ее прервал охранник.

– Телефон на ленту, фрейлейн. – Он протянул Эми лоток.

– Д-да, к-конечно! – От волнения Эми начала заикаться. – П-простите.

Возьми себя в руки! Дыши глубже!

Эми подчинилась и криво улыбнулась. Она вспомнила про часы, сняла их и положила в отдельный лоток.

– В карманах есть металлические предметы?

Эми покачала головой.

Охранник кивнул, Эми шагнула через арочный металлодетектор. Зазвенела сирена, вспыхнули красные огни. Эми с ужасом обнаружила, что все смотрят только на нее.

* * *

– Попалась! – воскликнула женщина у монитора.

Роммель и Аттикус отвернулись от своего компьютера, и Аттикус едва сдержал крик: на большом экране была Эми в окружении трех охранников.

– Девочка вела себя немного подозрительно еще в очереди, – заметила женщина. – Я не придала этому особого значения, пока не зазвенел металлодетектор.

Роммель поднялся со стула.

– Вероятно, тревога ложная. Впрочем, давайте попробуем запустить программу идентификации по лицам специально для нашего гостя.

– Что вы, что вы, вовсе незачем так утруждаться! – воскликнул Аттикус. – Мне гораздо интереснее, можно ли отследить человека, который…

– Это не займет много времени, – перебил его Роммель. – Она подросток, так что вряд ли есть в базе. Наводимся, увеличиваем изображение, запускаем программу.

Роммель вытаращил глаза, губы скривились в довольной усмешке.

– Как говорят у вас в Америке, бинго!

Аттикус удрученно смотрел на экран. Эми стояла, разведя руки в стороны. В верхнем правом углу монитора замигал сигнал тревоги.

– Определить местонахождение детектива Ванека! – приказал Роммель.

На мониторе поменьше появилось изображение Милоша Ванека. Он находился в зале с бриллиантом, однако смотрел вовсе не на «Золотой юбилей».

– Что он там увидел? – спросил Роммель.

Охранник принялся переключать изображения с разных камер.

Аттикус уже понял, кого выслеживает детектив. Мальчик тихонько попятился и направился к компьютерному терминалу. Он набрал пароль Роммеля и открыл нужное меню.

Пора щелкнуть рубильником.

Свет погас, потом вспыхнул снова. Сработал запасной генератор.

Значит, придется выключить и его тоже.

Аттикус вырубил генератор нажатием нескольких клавиш, однако свет опять зажегся. Аккумуляторы.

Роммель обернулся и грозно посмотрел на мальчика.

– Ты что творишь? – крикнул он и бросился к Аттикусу.

Тот продолжал стучать по клавиатуре. Прежде чем задействовать главный выключатель, нужно сменить пароль, иначе сработает резервная система.

– Отойди от клавиатуры! – Роммель попытался его схватить.

Аттикус увернулся от разъяренного начальника службы безопасности и заблокировал главный выключатель. Помещение охраны и весь музей погрузились в кромешную темноту. Роммель принялся выкрикивать приказы.

– Тревога! Заприте помещения! Зажгите свет! Найдите мальчишку!

Аттикус отполз подальше от криков. Он стоял лицом к двери, прежде чем погас свет, однако в полной темноте определить направление сложно, и Аттикус не был уверен, куда идти. Зажегся карманный фонарик, потом еще один. Лучи принялись обшаривать помещение.

– Не получается перезапустить систему! – закричал встревоженный голос. – Пароль неверный!

– Мальчишка его сменил! – понял Роммель. – Срочно найдите паршивца!

Аттикус судорожно вздохнул. Воздуха не хватало, сердце учащенно забилось в груди. Его вот-вот поймают!

Фонарик осветил дальнюю стену.

Дверь!

Аттикус опустился на четвереньки и изо всех сил рванул к выходу.

Глава 8

Дэн тоже стоял на четвереньках.

Едва свет погас, в зале началась паника. Люди с криками ломились к выходу. Дэна сбили с ног. Не успел он подняться, как его снова опрокинули. Кто-то наступил ему на лицо, потом на спину. Дэн испугался до потери пульса, но дело было вовсе не в темноте и не в давке. Перед тем, как погасло электричество, мальчик увидел торжествующее лицо Милоша Ванека.

Дэн отполз к стене и свернулся клубком, чтобы его меньше задевали. Он вздрагивал от каждого толчка и пинка: детектив Ванек мог настигнуть в любой момент.

Охранники пытались успокоить посетителей и убедить их оставаться на своих местах. Однако массовая истерия набирала обороты, приказов никто не слышал.

Дэн вздохнул поглубже и попытался взять себя в руки. «Думай! Еще не все потеряно. Я в паре метров от бриллианта, в зале кромешная тьма». Охранники светили во все стороны, пытаясь определить свое местоположение и хоть как-то согласовать действия. Плохо дело! Все фонарики сошлись на витрине с «Золотым юбилеем». В руках охранников появились пистолеты.

Сердце Дэна упало. Даже если пробраться мимо охраны, витрину взломать не получится.

В наушнике раздался голос сестры.

– Дэн? – Она явно запыхалась.

– Чего?

– Милош Ванек в музее!

– Знаю. Мы с ним в одном зале, – ответил Дэн, не сводя глаз с охранников. – Ты где?

– С Аттикусом. Он добрался до главного рубильника и удрал из помещения охраны. Роммель и его команда нас ищут. Прибыло подкрепление – снаружи полно полиции. Аттикус говорит, свет может включиться в любую минуту.

– Уходите, – велел Дэн.

– А бриллиант? А ты?

– Я кое-что придумал. Увидимся в машине. – Дэн положил телефон в карман, оглядел силуэты охранников и пополз к витрине.

Да что с ним может случиться плохого?

Из темноты возникла невидимая рука и схватила Дэна будто клещами. Мальчик дернулся и вскочил на ноги. Охранники услышали подозрительный шум и сразу направили туда лучи фонариков. В их свете Дэн разглядел своего противника. Это был Ванек.

Детектив держал крепко. Дэн попытался вывернуться и разбил одну из стеклянных витрин. Ванек пошатнулся и упал.

– Я из Интерпола! – заорал он. – Арестуйте его!

Дэн решил, что охранники его пристрелят или повалят на пол и скрутят, однако они даже не пошевелились. Их задачей была охрана «Золотого юбилея». Дэн проскользнул под лучами фонариков и бросился на ощупь отыскивать выход.

Если арестуют, игре конец. Бриллиант подождет.

Дэн оглянулся на охранников. Перед ними виднелась тень, которая что-то вопила по-немецки. Дэн ничего не понял, скорее догадался: Ванек требует помощи. Охранники не тронулись с места. По залу заметался луч света – Ванек раздобыл фонарь.

Дэн поднялся с пола и припустил в сторону предполагаемого выхода.

– Стоять!

Он ввинтился в охваченную паникой толпу, которая ломилась к дверям.

– Я из Интерпола! Остановите его!

Крики Ванека раздавались все ближе и ближе. Дэн ломился сквозь строй визжащих посетителей, детектив следовал за ним по пятам.

* * *

– Дэна подождем? – спросил Аттикус, тяжело дыша.

– Уходим только вместе, – заявила Эми.

Она судорожно оглядывала мечущихся в темноте посетителей, которые пытались освещать себе путь сотовыми телефонами. Раненых заботливо вели к выходу.

– Народу все меньше, – заметила Эми. – Спрятаться можно только в толпе.

– Набери его снова, – предложил Аттикус.

Эми нажала клавишу быстрого набора. Трубку никто не брал, потом включился автоответчик…

– Это Дэн. Я не могу взять трубку, потому что ем какую-нибудь вкуснятину. Оставьте сообщение, и я…

Вдруг кто-то обхватил Эми сзади. Она вскрикнула и рванулась к Аттикусу. Второй человек уже поймал мальчика. Роммель! Эми попыталась наступить охраннику на ногу, но тот отскочил и бросил девушку на пол. Руки Эми крепко скрутили за спиной, на запястьях лязгнули холодные наручники.

* * *

– Простите… Извините… Прошу прощения… Уф!.. Простите…

Возле ворот Иштар Дэн остановился и перевел дух. Вот уже пару минут, как он не видел света фонарика, и все же детектив вполне мог быть где-то рядом. Дэн размышлял, стоит ли ему вернуться к бриллианту или спрятаться в темноте и попробовать позже, когда из музея все уйдут. Он посмотрел на часы и обмер: время истекло.

Теперь заложник точно умрет.

Эта мысль безостановочно вертелась у него в голове, и он не мог думать ни о чем другом. Она была так нестерпима, что Дэн закричал от ужаса. Плевать, что его услышит весь Берлин. Вдруг кто-то резко потянул Дэна за ноги. Мальчик упал и крепко приложился о мраморный пол. Пока он хватал ртом воздух, зажегся фонарик и осветил оскаленное лицо детектива Милоша Ванека. Дэн дернулся и обнаружил, что прикован к его запястью наручниками.

– Куда ты, туда и я, – ухмыльнулся Ванек. – Будем ждать, когда включат свет. Как насчет приятной беседы? Заодно полюбуемся, как люди толкутся в темноте.

Он проскользнул под бархатным канатом и прислонился спиной к воротам Иштар. Дэну пришлось последовать за ним.

– Почему ты заорал?

Дэн промолчал. Он злился на себя ничуть не меньше, чем на Веспера-Один. Как он мог позволить Ванеку застать себя врасплох?

– Язык проглотил? Ладно. Сменим тему. Полагаю, твоя сестра тоже здесь.

– Если вы меня не отпустите, человек умрет! – От бессилия по щекам мальчика покатились горючие слезы.

– Не плачь. Я тебе помогу. Ведь я полицейский!

– Я не плачу! – Дэн отвернулся. – Обойдусь без вашей помощи. Отпустите меня.

– Не раньше, чем расскажешь про кражу «Медузы» Караваджо и рукописи Марко Поло, а также о своем побеге из тюрьмы. Я доставлю тебя с сестрой в Главное управление и за недельку мы наверняка во всем разберемся.

У Дэна не было ни недели, ни дня, ни минуты. Он утер с лица слезы – на них времени тоже не было. Веспер-Один способен разом убить всех заложников.

– Картина Караваджо из галереи Уффици оказалась подделкой. Мы нашли настоящую и вернули копию в музей. Про рукопись Марко Поло никто даже не слышал, поэтому в краже нас обвинить нельзя. Что касается побега, то мы не бежали. Нас выпустила ваша коллега Луна Амато.

– Луна Амато мне не коллега! – Ванек буквально выплюнул эти слова, будто отведал коровьей лепешки. – Предательница! Как только я до нее доберусь… – Он поднял руки и сжал горло воображаемого противника. – Эй, ты что творишь?

Дэн встал и потер запястье.

– Извините, Милош, мне пора. – Он забрал у детектива фонарик и свой рюкзак.

Ловкий Ларри мог бы им гордиться. Пока Ванек разглагольствовал, Дэн стащил у него ключи и бумажник, потом снял наручник со своего запястья и пристегнул к столбику ограждения.

– Сейчас же расстегни! – завопил Ванек.

Дэн умчался прочь, радуясь, что избавился от детектива. Он бежал по вестибюлю и пытался сдержать слезы. Оставался крохотный шанс, что Эми удалось выкрасть бриллиант. Посетители поспешно покидали музей через центральный вход. Снаружи стояли полиция и телевизионщики, возившиеся с оборудованием. Дэн полез в карман за мобильником, чтобы позвонить Эми, как вдруг кто-то схватил его за руку. На этот раз его не застанут врасплох! Дэн замахнулся увесистым фонариком.

– Это же я! – крикнул знакомый голос, и Джейк выхватил фонарик у Дэна из рук.

– Думал, ты ждешь в машине, – смутился Дэн.

– Надоело ждать! И хорошо, что я здесь. Едва вошел, как увидел двух охранников, ведущих Аттикуса и Эми вон туда. – Он указал фонариком на дверь.

– Служебное помещение. Посторонним вход воспрещен, – перевел Джейк.

– Надо спасать Аттикуса и Эми.

Джейк кивнул.

– А где был ты?

– В зале с бриллиантом и Милошем Ванеком.

– Он еще там?

Дэн объяснил, как все произошло.

– Бумажник детектива у тебя? – обрадовался Джейк.

– И ключи от машины тоже.

– Ключи не понадобятся, я придумал кое-что получше. – Джейк приподнял бровь. – Ты правда умеешь водить?

Несмотря на слезы и тяжелое предчувствие Дэн выслушал Джейка с улыбкой. План пришелся ему по душе.

Глава 9

Эми и Аттикуса приковали наручниками друг к другу и усадили на пару жестких стульев у стены. Допрашивал сам Роммель, светя детям в лицо фонариком. Пока они упорно молчали, что немало бесило начальника службы безопасности. Неподалеку стоял охранник и переминался с ноги на ногу: ему было неловко за своего босса. Эми размышляла, как бы этим воспользоваться, и вдруг раздался стук в дверь.

– Никого не впускать! – рявкнул Роммель.

Охранник открыл дверь, с кем-то переговорил, подошел к Роммелю и шепнул ему на ухо пару слов.

– Неужели? Конечно, пусть войдет! Может, Интерполу удастся их разговорить.

Аттикус склонился к Эми и прошептал:

– Милош Ванек?

– Наверное.

– Что же нам…

– Прекратить разговорчики! – заорал Роммель и обернулся к вошедшему. – Здравствуйте, детектив Ванек. Вы как нельзя кстати.

– Я не детектив Ванек. Меня зовут Гэйл Монист. – Он показал значок Интерпола. – Мы с Ванеком напарники. Я как раз его ищу.

Эми с Аттикусом постарались не выдать удивления. Голос был им хорошо знаком. Фонарик осветил мужчину в шляпе и плаще. Вроде бы он носил усы, хотя в темноте сложно было сказать наверняка.

– Детектив Ванек находился в музее перед тем, как отключилось электричество, – доложил Роммель. – Где он сейчас, нам неизвестно. Вы пробовали связаться с ним по сотовому?

– Разумеется, – нетерпеливо отрезал детектив Монист. – Телефон не отвечает, поэтому я заглянул к вам. А вас зовут?..

– Альберих Роммель, начальник службы безопасности.

Агент Монист повернулся к Эми и Аттикусу.

– Кто тут у вас? Господи ты, боже мой! Эми Кэхилл! Мы с Ванеком пришли сюда именно из-за нее. А это что за мальчишка?

– Полагаю, ее сообщник. Оба молчат, как воды в рот набрали.

– Что ж, в Интерполе умеют развязывать языки, – заявил детектив Мониста.

– Сначала пусть ответят на мои вопросы! – выпалил Роммель. – Сейчас они находятся под нашей юрисдикцией.

– Под вашей – чем? – прищурился детектив Мониста. – Я и не знал, что Пергамский музей обзавелся собственной полицией.

– Разумеется, нет, – ответил Роммель. – Однако задержал их я. Пока преступники здесь, я должен определить, какой ущерб они нанесли музею.

– Ясно. Почему погас свет?

– Из-за мальчишки.

Агент Мониста внимательно посмотрел на Аттикуса. Тот отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

– Полагаю, управление энергосистемой осуществляется в этом помещении.

– Ну да.

– Как же мальчик проник внутрь?

Роммель замялся.

– Я устроил ему экскурсию.

– Значит, впустили его вы?

Вдруг у детектива Мониста зазвонил телефон. Он достал аппарат из кармана плаща и ответил:

– Да. Вы где? Я пока в музее. Они поймали Эми Кэхилл и какого-то мальчишку… Нет, господин Роммель желает поговорить с ними сам… Понятно. Ждите меня там, уже иду. – Он убрал телефон и посмотрел на Роммеля. – Звонил Милош Ванек. Он ждет меня в машине. Сказал, что прибыли репортеры. Скорее всего, им захочется узнать, как все произошло: как вы впустили злоумышленника в помещение охраны, как ребенок взломал систему, и все такое. Я мог бы… Впрочем, неважно.

Он направился к выходу.

– Постойте! – воскликнул Роммель. – Что вы имели в виду?

Детектив Монист обернулся.

– Я мог бы забрать их отсюда по-тихому, а вы бы сказали, что понятия не имеете, почему погас свет, и что инцидент расследует Интерпол. Если позвонят репортеры, мы вас прикроем и ничего не расскажем о… О вашей злосчастной экскурсии. – Он посмотрел на часы. – Мне пора. У нас с детективом Ванеком важная встреча в Главном управлении.

– Забирайте! – махнул рукой Роммель. – Пожалуйста, попытайтесь узнать у мальчишки пароль, иначе мы не сможем разблокировать систему.

– Мы выбьем из него пароль, – уверил детектив Монист. – И все остальное тоже. Вы двое, шагайте за мной.

Эми с Аттикусом поспешно вскочили.

Начальник службы безопасности лично проводил их к выходу и, завидев репортеров, быстренько ушел.

Детектив Монист, он же Джейк Розенблюм, прикрыл наручники плащом, чтобы не увидели случайные прохожие, и повел ребят через площадь.

– Где Дэн? – спросила Эми.

– Детектив Ванек в машине, ждет нас у обочины.

Эми с Аттикусом забрались на заднее сиденье внедорожника. Джейк подошел к дверце водителя, открыл ее и сказал:

– Подвинься.

– Я поведу! – ответил Дэн, сжимая руль.

– Дэн, даже не вздумай! – вмешалась Эми.

– Сюда же я доехал.

– Тут всего квартал! – возразила Эми. – Двигайся давай, полиция повсюду – надо убираться подальше.

– Бриллиант мы не взяли, – вздохнул Дэн. Лицо мальчика было мертвенно-бледным.

– Обсудим все позже.

Дэн пересел на соседнее сиденье. Джейк влился в уличный поток, и неприступный Пергамский музей остался далеко позади.

Глава 10

Джейк проехал еще несколько кварталов на север, потом свернул на парковку.

– Что ты делаешь? – спросила Эми.

С тех пор, как дети покинули музей, никто не произнес ни слова. Все напряженно ждали, когда на телефон Веспера придет страшное сообщение о смерти кого-нибудь из их друзей.

– Дурацкие усы меня страшно бесят, – пожаловался Джейк. – Хочу поскорее их отклеить.

Дэн вылез из машины и снял наручники с Эми и Аттикуса, открыв их ключом детектива Ванека.

– Я сяду сзади с Аттикусом.

Эми пересела вперед рядом с Джейком.

– Откуда Ванек узнал, что вы собираетесь в Пергамский музей? – спросил Джейк, выезжая на улицу.

– Как-то к слову не пришлось спросить его самого, – вяло откликнулся Дэн.

– Может, он тоже Веспер, – предположил Аттикус.

– Маловероятно, – ответил Дэн. – Вы бы слышали, как он взбеленился при одном упоминании Луны. Уж она-то точно Веспер. Попадись Амато ему в руки, он бы непременно ее придушил!

– Хороший вопрос, – задумалась Эми. – Как он узнал? Детектив уже ждал нас в музее…

– Точно могу сказать одно: на наш след он выйдет не скоро! – утешил сестру Дэн. – Я забрал у него паспорт, деньги, кредитку и ключи. Спасибо Ловкому Ларри!

– Кому-кому? – спросил Аттикус.

– Я как-нибудь потом расскажу тебе про Ларри. Что действительно непонятно, так это почему сработал металлодетектор.

Эми покачала головой.

– Сама не знаю. В кармане был только бриллиант. Я сняла даже ремень и мои…

Она охнула и принялась судорожно рыться в своем рюкзачке.

– Что еще стряслось? – спросил Джейк.

– Ищешь чего-нибудь? – встревожился Дэн.

– Мои часы!

Дэну стало дурно.

– Ты уверена?

Эми вытащила из рюкзачка все вещи, перевернула его и потрясла.

– Часы пропали! Нужно срочно вернуться в музей.

– С ума сошла? – воскликнул Аттикус. – Там полно полицейских, нас ищут.

– Купим другие часы, – пожал плечами Джейк.

– Таких нигде не купишь, – пробормотал Дэн. Они с Эми обменялись испуганными взглядами. – Ты уверена, что оставила их именно там?

– Как только погас свет, я схватила рюкзак и лоток с мобильником и совершенно забыла про часы. Как можно быть такой дурой?

– Не вини себя, – утешил ее Джейк. – Завтра, когда все успокоятся, я схожу в бюро находок музея и заберу твои часы. Наверняка сегодня многие потеряли уйму вещей.

– Ничего не выйдет! – выкрикнула Эми. – Я идиотка!

Она в сердцах забарабанила кулаками по приборной доске. По лицу струились слезы.

Все замерли. В глазах Аттикуса стоял ужас: Эми никогда так себя не вела. Наконец Джейк схватил ее за руки и прижал их к бокам, чтобы она не разбила кулаки в кровь.

– Эми! Меня-то они не видели, – проговорил Джейк. – В темноте Роммель вряд ли меня разглядел. Скажу, часы потеряла моя сестра. Или придумаю еще что-нибудь.

Эми будто его и не слышала. Впрочем, план Джейка все равно не сработал бы. На обратной стороне часов было выгравировано имя, номер мобильника и адрес электронной почты.

Дэн склонился к сестре и положил руку ей на плечо.

– Мы стащили картину Караваджо, помнишь? Неужели не сможем выкрасть то, что принадлежит нам по праву?

Эми посмотрела на Дэна и недоуменно моргнула, словно забыла, где находится.

– Часы. Бриллиант, – сказала она охрипшим голосом и посмотрела на часы на приборной доске.

Все уставились на циферблат.

– Может, Веспер-Один даст нам отсрочку, – предположил Джейк.

Никто ему не ответил.

– Не надо было мне вырубать свет, – вздохнул Аттикус.

– Если бы не ты, охранники нашли бы фальшивый камень, – отрешенно заметила Эми.

– Покажи-ка, – попросил Дэн, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о заложниках. Кто умрет следующим? Дядя Алистер? Нелли?

Что-то не давало ему покоя. Что-то было не так.

Эми достала из кармана бархатный мешочек и бросила через плечо.

– Мы вернем твои часы, – заверил ее Джейк. – Я понимаю, как они тебе дороги.

– Я знаю, почему сработал металлодетектор! – воскликнул Дэн. – Дело не в камне, это мешочек зазвенел: внутри у него металлическая сетка.

– Зачем же Весперам…

Смартфон загудел, и все умолкли. Эми долго не могла найти его в ворохе вещей. Дрогнувшим голосом она прочла сообщение вслух:

«Спасибо за помощь в Пергамском музее. Без вас мы бы не справились! Теперь предлагаю вам apologia pro meus valde delictum, что вам и требуется отыскать. Ваши друзья все живы. Пока живы. Отправляйтесь в Тимбукту. Предупреждаю: ищите в пределах допустимого. Если не найдете «злодеяние» в течение сорока восьми часов, я брошу монетку. Орел – Феникс, решка – Оу.

Веспер-Один»

Все потрясенно молчали. Никто не мог и слова сказать.

– Заложники живы, – повторила Эми. По щекам полились слезы облегчения.

Дэн шумно выдохнул. Ему до сих пор не верилось. Он чувствовал себя так, будто завис на вершине «американских горок».

– Что значит «Спасибо за помощь в Пергамском музее»?

– Он так шутит, да? – спросил Аттикус.

– Возможно, – ответил Дэн. – А что он там предлагал? Я не понял.

– Он говорит про apologia pro meus valde delictum. Это латынь. Переводится как «извинение за мое злодеяние».

– Извинение не принято, – отрезал Дэн.

И впервые за долгое время все рассмеялись от души.

Глава 11

Джейк позвонил турагенту отца, который специализировался на путешествиях в отдаленные уголки мира. Хорошей новостью стало возобновление работы берлинского аэропорта, плохой – невозможность добраться до Тимбукту прямым рейсом.

– Оказывается, это один из самых труднодосягаемых городов мира! – воскликнул Джейк, вешая трубку. – Придется лететь с пересадкой: завтра есть утренний рейс до Бамако, прибудем только вечером.

– Бамако? – переспросил Дэн. – Я думал, нам надо в Тимбукту.

– Города Тимбукту и Бамако находятся в Мали – это страна такая на юге Сахары. Прямого рейса до Тимбукту нет, только через Бамако. Проблема в том, что самолет летает всего трижды в неделю, и нам придется ждать целых два дня.

– Возьмем автомобиль в прокат, – предложила Эми. – Или наймем водителя с машиной.

– Представляете, что такое девять часов по пустыне? – Джейк содрогнулся. – А если машина сломается? Кстати, поломки там довольно часты. Еще дня за три можно добраться паромом. Вот только ходят они нерегулярно.

– Жаль, что нет Йоны с его частным самолетом, – вздохнул Дэн.

– Ты гений! – воскликнула Эми. – Почему бы не воспользоваться самолетом Йоны, пока ребята в Помпеях? Его можно перегнать сюда всего за пару часов.

– И не надо будет думать о том, как обойти службу безопасности в аэропорту, – кивнул Аттикус.

– Сейчас отправлю сообщение Эразму, – сказала Эми, вынимая телефон.

– А как же твои часы? – спросил Дэн.

Эми вдохнула поглубже.

– Часы надо вернуть. Перед отъездом мы уже не успеваем, прилетим из Тимбукту – заберем. Выбора у нас нет. Пока ждем самолет, устроимся в какой-нибудь гостинице и хоть немного поспим.

– Еду в номер закажем! – радостно завопили Дэн и Аттикус в унисон.

* * *

Они поселились в отеле «Бранденбургер Хоф», неподалеку от Пергамского музея. В обоих смежных номерах было по две спальни с огромными кроватями под балдахином, две ванные комнаты с сауной, повсюду телевизоры с плоскими экранами. Даже в туалете!

– Превосходный дизайн! – заметил Дэн, осматривая комнаты.

– По-моему, немного чересчур, – пробормотала Эми.

Аттикус открыл мини-бар, забитый напитками и всякими лакомствами, и принялся доставать оттуда чипсы, лимонад, орешки и конфеты. Джейк взял пульт и стал листать каналы, чтобы найти новости о происшествии в Пергамском музее.

– Я поговорю с Эваном, потом в душ, – сообщила Эми и отдала Дэну Весперов смартфон и свой мобильник. – Эразм вот-вот перезвонит. Введи его в курс дела. И заряди оба телефона, ведь в Тимбукту времени будет в обрез.

– Как насчет ноутбука?

– Заряжу в соседней комнате.

Дэн ухмыльнулся.

– Передай Эвану от меня виртуальный поцелуйчик!

Эми посмотрела на Джейка и густо покраснела. Он продолжал переключать каналы и вроде бы ничего не слышал. Да и вообще, какое ей дело до Джейка? Эми вышла и закрыла за собой дверь.

Джейк тут же повернулся к Дэну.

– У Эми с Эваном все серьезно?

Дэн принялся напевать марш Мендельсона, потом сунул два пальца в рот и сделал вид, что его тошнит.

Наконец Дэн дозвонился в обслуживание номеров.

– Мне надо… Ох, вы говорите по-английски? Погодите! – Он помахал Аттикусу. – Ты можешь заказать все, что есть в меню?

– Все-все?

– Ага, все, кроме овощей.

Аттикус взял трубку и начал заказывать с самого верха списка.

* * *

Эми увидела Эвана на экране и широко улыбнулась.

– Я боялась тебя не застать.

– Ну, трудно уйти домой, когда твоя девушка грабит музей. Как дела?

Эми устало вздохнула.

– Нормально, вот только бриллиант взять не смогли. – Эми рассказала Эвану обо всем, что случилось в Пергамском музее, умолчав о своей истерике в машине.

Эван тем временем заносил информацию в базу данных командного центра. Когда Эми закончила, он перечитал написанное и задал уточняющие вопросы.

– Прости за дотошность, но тщательно собирать малейшие факты – единственный способ, который позволит нам опознать Веспера-Один и найти заложников. Эразм потом все перепроверит. Однажды Веспер-Один обязательно ошибется. Сбор и анализ данных срабатывает всегда!

– Надеюсь.

– Перешли-ка мне фото бархатного мешочка, в котором был фальшивый камень. Вдруг удастся найти производителя? Благодаря металлической сетке это будет несложно. Зачем она вообще там нужна?

– Понятия не имею. Лучше бы я вынула камень и просто положила в карман.

– Судя по тому, что ты рассказала о мерах безопасности, плюс появление Ванека, украсть бриллиант было невозможно. Счастье, что вам удалось ноги унести.

Эми содрогнулась.

– Если бы не Джейк, мы бы не выбрались.

Эван задумчиво наморщил лоб.

– В чем дело?

– Ничего страшного, устал немного. Я пытался выяснить, не сливает ли кое-кто информацию Весперу-Один.

У Эми все сжалось внутри.

– Все еще подозреваешь Иана? – тихо спросила она, надеясь, что это недоразумение. Эми не верила, что Иан может их предать. Особенно ее.

Эван сжал губы, потом медленно проговорил:

– Пока Иан – наш главный подозреваемый, однако, кроме его странного поведения, других улик нет. На данном этапе бросать обвинения в лицо не только некрасиво, это попросту опасно. Он нам здорово помог. Иан нам нужен!

– Думаешь, нашу систему взломали?

– Трудно сказать наверняка. Я слежу за ней двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, и пока не заметил никаких попыток взлома. Тем не менее, это еще ни о чем не говорит.

– Держи меня в курсе. Звони в любое время дня и ночи! – Эми отвела взгляд от экрана, потом застенчиво посмотрела на Эвана. – Можешь звонить просто так, без всякого повода… Я так скучаю по тебе, Эван!

– Я тоже, Эймс! – Эван глубоко вздохнул. – Ты уверена, что справляешься?

– Наверно. То есть…

– Похоже, вы с Джейком сдружились.

Эми снова залилась краской, на этот раз от негодования.

– Ты о чем?

– Да так, просто…

– Уже поздно, – бросила Эми, по привычке взглянув на запястье. Часов там не было, и девушка расстроилась. – Мне пора!

Эми закончила звонок и закрыла ноутбук. Будто ей не о чем беспокоиться, кроме нелепых подозрений Эвана! Почему все так непросто?

* * *

Эван сидел с открытым ртом, глядя в монитор. Почему Эми так бурно отреагировала на простой вопрос? Он спросил только потому, что в прошлом разговоре Эми назвала Джейка занудой. Он уже хотел ей перезвонить, как вдруг раздался душераздирающий вопль.

Эван подскочил и оглянулся в поисках какого-нибудь оружия. Не найдя ничего, кроме ракетки для пинг-понга, он помчался вниз по лестнице.

Посреди гостиной стоял Иан Кабра с окровавленным лицом.

– Извини, что отвлек от игры, – усмехнулся он, глядя на ракетку.

Эван заскрипел зубами.

– Я вовсе не играл в пинг-понг, – поморщился он и спрятал ракетку за спину. – Что стряслось?

– Саладин. Шелудивый кот бабушки Грейс! Я вошел, а он набросился на меня, как пума, едва мне ухо не оторвал!

Саладин уютно расположился в кресле и с довольным видом слизывал с лапы кабровскую кровь.

– Не стой столбом! – взорвался Иан. – Принеси аптечку, она должна быть на кухне.

– Где тебя носило? – спросил Эван.

– Где надо, там и носило. Как насчет первой помощи?

– Сам сходи.

– Я ранен! – обиделся Иан.

– И не только ранен. – Эван указал на дорогой ботинок ручной работы. На мыске лежал комок серой слизи размером с яйцо.

– Что это?! – ужаснулся Иан.

– Похоже на комок шерсти. – Эван пошел наверх, размышляя, что Саладин так ведет себя неспроста. Вероятно, он пытается поймать крысу. А Иан и есть самая настоящая крыса…

Иан отшвырнул скользкий комок. Тот ударился о стену над диваном и с чавкающим звуком плюхнулся на пол.

Нервы у этого Эвана железные, подумал Иан, глядя ему вслед. Его познания в компьютерах впечатляют, однако Эван – не Кэхилл. Следует же иметь хоть какое-то уважение к самой могущественной в мире семье!

Эми могла найти себе кого-нибудь получше. Иан медленно пятился к кухне, не сводя глаз с чертова кота. Он прошмыгнул внутрь и запер за собой дверь.

И чего этот зверь на него взъелся? Животные всегда льнули к Иану, начиная от пуделей в поместье Кабра и кончая лошадками, Себастианом и Квиглом, на которых он с сестрой играл в поло. Видимо, американские коты совсем не разбираются в людях.

По пути в Эттлборо Иан мечтал только об одном – упасть на диван и поспать. Теперь нужно остановить кровь и придумать, как выманить зверюгу из гостиной. Иан нашел аптечку, кое-как обработал ухо, потом взял полотенце и протер мысок ботинка. А ведь раньше у него были слуги!..

Теперь разберемся с врагом. Иан открыл шкафчик, забитый консервами из рифового окуня. Как только он включил электрический консервный нож, кот был тут как тут. Иан осторожно отворил дверь. Египетский мау просочился в щель и с самодовольным видом отправился к миске. Вылитый Тутанхамон, входящий в пиршественную залу!

– Мрр, – сказал Саладин и принялся за рыбу.

– Помни, это я тебя покормил! – сказал Иан.

Он запер дверь, вернулся в гостиную, взбил подушку и лег на здоровое ухо, надеясь, что Саладин не сможет открыть задвижку.

* * *

Когда зазвонил телефон Эми, Дэн тоже ел рыбу.

– Ждрашьте! – Он попытался проглотить жареную рыбу с картофелем фри, которыми набил рот незадолго до звонка, и закашлялся. – Годите! – Дэн схватил стакан воды со льдом и сделал большой глоток. – Извиняюсь! Кто звонит?

– Эразм.

– Привет! Как там Помпеи? Как поживают Иона и Гамильтон? Говорят, Везувий скоро рванет.

– Я не в курсе, – ответил Эразм. – Мы уже в Мумбаи.

– Который в Индии? Вы же были в Италии.

– Сегодня утром мы столкнулись с Луной Амато. Потом последовали за ней. Где Эми?

– Принимает душ.

– Передай сестре, что самолет Йоны вылетел. Пилот позвонит, когда приземлится в Берлине.

– Я все передам, но…

– Мне пора. – Эразм повесил трубку.

– Приятно было поговорить, – закончил Дэн и потянулся за жареной картошкой, поскольку рыбу Аттикус уже доел.

– Нашел! – воскликнул Джейк, продолжавший тем временем листать каналы в поисках новостей из музея.

Дэн и Аттикус подсели к телевизору. У входа в Пергамский музей Роммель давал интервью репортерам.

– Репортер спрашивает, украли что-нибудь из музея или нет, – перевел Аттикус. – Роммель утверждает, что все цело, кроме древней рукописи под названием «Книга знаний об остроумных механических устройствах». Он предполагает, что ее переложил кто-нибудь из работников музея. Роммель еще не успел опросить весь персонал.

– Ее стащили! – заявил Дэн. – Смотрите!

Мимо Роммеля прошли Шайенн и Каспер Вайоминг. Они улыбнулись прямо в камеру. Под мышкой Каспера был зажат сверток размером с большую книгу.

– Веспер нас использовал! Бриллиант был отвлекающим маневром! – закричал Дэн. Он достал из кармана бархатный мешочек. – Он знал, что на входе мешочек зазвенит. И Милошу Ванеку тоже сообщил он! Потом Вайоминги беспрепятственно схватили рукопись: ее почти не охраняли, ведь она не такая ценная, как другие экспонаты! – Он взял Весперов смартфон и зачитал сообщение вслух: – «Спасибо за помощь в Пергамском музее. Без вас мы бы не справились!».

Джейк поднялся.

– Хватит с меня этих Весперов на сегодня! Иду спать. – Он вошел в спальню и закрыл дверь.

Аттикус зевнул.

– Я тоже пойду. – Он схватил с подноса третье пирожное и направился в другую спальню.

Дэн выключил телевизор и плюхнулся на стул. Спать он не мог. У него была тайна, о которой он помнил день и ночь, и она сводила мальчика с ума.

Дэн достал телефон и уставился на последнее сообщение от А.Дж. Т. – человека, выдающего себя за Артура Трента… Или это действительно был отец Эми и Дэна?

«Если ты и правда мой отец, то скажи, как именно ты называл меня, чтобы рассмешить?»

Ответ пришел молниеносно.

«Губастик-щекастик».

Кроме Эми, это прозвище знал только один человек. Их отец.

Дэн давно удалил все предыдущие сообщения от А.Дж. Т. и поклялся, что никогда не напишет ему снова, однако не смог удержаться. Он посмотрел на дверь комнаты Эми, потом быстро набрал пару строк.

«Почему ты подставил нас в Пергамском музее? Зачем тебе нужна «Книга знаний об остроумных механических устройствах?»

Дэн не отрываясь смотрел на экран. Прошел час, второй. Наконец Дэн заснул. Он так и не дождался ответа от мертвеца.

Глава 12

Заложники тоже ждали, сидя рядом с мертвецом. Все произошло на глазах у охранников, наблюдавших трагедию через мониторы видеонаблюдения. Рейган Холт отжималась от пола на одной руке и умерла на девятом упражнении, успев сделать три подхода. Похоже, с ней случился инфаркт.

Сперва все подумали, что девушка просто отдыхает. Феникс подбежал к ней и потряс за плечо.

– Рейган? – Мальчик с неприкрытым отчаянием обернулся к остальным. – Она не шевелится!

– Что за чушь! – воскликнул Алистер Оу. Он подошел к Рейган и осторожно ее перевернул. Лицо девушки было мертвенно-бледным. – О господи!

Заложники по очереди пытались делать искусственное дыхание, звали на помощь и требовали доктора, пока не охрипли. Потом они плакали. Наконец умершую накрыли простыней и перенесли поближе к двери.

Охранники не спешили: им хотелось доиграть партию в покер. Прежде чем отпереть дверь, они надели маски и приказали заложникам отойти подальше.

Те тупо смотрели на Весперов скорбными глазами. Один из охранников навел на узников видеокамеру, другие – пистолеты.

– Прицелились, так стреляйте! – воскликнул Фиске. – Давайте с этим покончим!

Охранник с камерой рассмеялся.

– Сначала покончим со съемками. Улыбочку!

– Свиньи! – крикнула Нелли.

– Идиоты! – прошипела Натали.

Охранник сунул пистолет за пояс и грубо схватил Рейган за руки. Не успел он протащить труп и двух шагов, как безжизненные ноги Рейган резко вскинулись и плотно сомкнулись на его толстой шее. Громила взмыл к потолку и упал на бетонный пол, больно ударившись спиной. Живехонькая девушка и остальные заложники набросились на охранников, как стая летучих обезьян. Правда, второй охранник успел как следует пнуть старика в колено, только это не помогло. Нападавшие одержали верх.

Рейган подняла пистолеты и видеокамеру, сунула ее охраннику в лицо и воскликнула:

– Теперь я тебя поснимаю! Улыбочку!

Девушка швырнула камеру охраннику на грудь, он попытался было ответить, но даже вздохнуть не смог – удар вышиб из него весь воздух. Другой стражник лежал на полу без сознания. Заложники помогли старику подняться на ноги, вышли через железную дверь и захлопнули ее с громким лязгом.

Глава 13

Шайенн Вайоминг расчесывала белокурые волосы, сидя в частном самолете на высоте десять тысяч метров. Ее брат-близнец, Каспер, расположился напротив с зеркальцем и пинцетом, ловко выщипывая из носа светлые волоски.

– Я же говорил: как только стащим книжку из Пергамского музея, Веспер-Один нас снова примет, – талдычил Каспер. – Ой!

Он поднес пинцет к глазам и внимательно рассмотрел свою добычу.

– Нас еще не приняли обратно, – возразила Шайенн. – Просто не убили. Пока.

Она взяла смартфон и прочла вслух сообщение от Веспера-Один:

«Я отозвал своих псов. Пока. Не вздумайте снова меня рассердить. Немедленно вылетайте в Бамако, оттуда по Нигеру доберетесь до Тимбукту. Приглядывайте за Кэхиллами, только не смейте им мешать. Иначе мои наемные убийцы разорвут вас в клочья.

Веспер-Один»

– Шеф убедительно излагает, – заметил Каспер. – Зато он допустил серьезную ошибку.

– Это какую же?

– Надо было взять в заложники малыша Дэнни. Его сестра бы не рыпалась, лишь бы защитить ненаглядного братика.

– Вэ-Один и из этого извлек пользу, – возразила Шайенн. – Мальчишка смышлен.

– Ничего подобного! Просто ему везет. – Каспер выдернул последний волосок. – Ой!

Глава 14

Дэну снилось, что звонит Веспер-Один…

– Где мой телефон?

Мальчик мигом распахнул глаза. Перед ним стояла Эми в гостиничном халате, руки в боки.

Дэн заметил, что все еще сжимает в руках свой мобильник. Звонок ему не приснился, только звонил другой телефон.

– Неважно, уже нашла, – сказала Эми. – Наверно, это Эван. Алло! Кто говорит?

Дэн посмотрел на огорошенное лицо сестры и произнес:

– Вряд ли это твой бойфренд.

Эми покачала головой и включила громкую связь.

– Откуда у вас мой номер?

– Интерпол – крупнейшая в мире международная полицейская организация. Однако он здесь ни при чем. Твой братишка Дэн рядом? У него мой бумажник и бесценная рукопись, которая принадлежит Пергамскому музею.

– С первым вы угадали, – ответил Дэн. – Со вторым попали пальцем в небо. Это не мы вынесли «Книгу знаний об остроумных механических устройствах».

– Тогда откуда вы знаете о пропаже?

– По телику видели. Погодите минутку, Ванек. – Дэн выключил звук и посмотрел на сестру. – Из-за свидания по скайпу ты кое-что пропустила.

– Какое там свидание!

Дэн быстро ввел сестру в курс дела, потом снова включил звук.

– Простите за паузу, Ванек. Мы сейчас в самолете, телефоны велели отключить. Поговорим позже…

– Парень, хватит шутить! – перебил его Ванек. – Вы в номерах триста тринадцать и триста четырнадцать в отеле «Бранденбург Хоф». Я стою за дверью, все выходы перекрыты, как говорят у вас в Америке. Давайте не будем тревожить других постояльцев и решим все по-тихому.

Эми с Дэном подскочили, как ужаленные, и изумленно уставились на дверь.

– Нам надо подумать. – Дэн снова отключил звук и подкрался к двери. В глазок он увидел детектива Ванека с прижатым к уху телефоном.

Эми подошла и решительно распахнула дверь.

* * *

Милош Ванек смотрел на усталых детей, взъерошенных и растерянных. Растрепанная девочка в гостиничном халате, казалось, только что встала с кровати. Мальчик стоял в помятой одежде, в которой, видимо, и спал.

– Можно? – Вообще-то детектив и так вошел бы, однако всегда лучше соблюдать приличия. Хотя гостиница окружена полицейскими в штатском, Ванек надеялся вывести Кэхиллов без лишнего шума.

Эми кивнула и посторонилась. Ванек проскользнул в изысканно обставленный номер.

– Шикарно! Должно быть, приятно иметь денег больше, чем можешь потратить.

– Прошлой ночью мы спали на кладбище, – заметил Дэн.

Ванек усмехнулся. У мальчика слишком буйная фантазия. Он перевел взгляд на Эми.

– Одевайтесь. И не вздумайте удрать через смежный номер, у дверей дежурит полицейский.

Дэн поморщился.

– Вы даже не представляете, что происходит!

– Почему же, очень даже представляю. Похищение бесценного шедевра, побег из-под стражи, нападение на полицейского, кража у него личных вещей и документов. – Ванек протянул руку. – Будьте добры, верните мой бумажник, паспорт и ключи.

– Откуда вы узнали мой номер мобильника? – спросила девочка.

– Из Пергамского музея, где ты так любезно его оставила, – ответил Ванек. Он сунул руку в карман и извлек ее часы. – Возможно, это произошло случайно.

Дети с ужасом уставились на часы. Эми робко протянула руку. Ванек покачал головой и спрятал часы за спину.

– Сначала бумажник.

– А что потом? – спросил мальчик.

– Потом я вас арестую и отвезу в тюрьму.

– Мы ничего не брали из Пергамского музея!

– Проверим. К тому же остается бесценная картина Караваджо, которую вы украли в Италии.

– «Медуза» оказалась подделкой, – напомнил Дэн. – Вообще-то нам полагается награда – ведь мы нашли настоящую!

– Бумажник, – повторил Ванек.

Мальчик скрестил руки на груди и покачал головой.

– Нет.

– Дэн, – ласково сказала девочка, выразительно глядя на брата. – Ты же знаешь, как мне дороги эти часы.

– Конечно, – ответил он, выразительно посмотрев сестре в глаза. – Зато бумажник Ванека ему тоже дорог. Если нас отпустят, я все отдам.

Мальчик не ошибся: бумажник был детективу жизненно необходим. Поэтому он вошел в гостиничный номер один, хотя запросто мог приказать сопровождающей его группе прикрытия вынести дверь. Охранники музея знали, что мальчишка приковал Ванека к тумбе наручниками. С этим уже ничего не поделаешь. Но никто не знал, что Дэн обчистил карманы детектива. И все же Ванек отрицательно покачал головой.

– Не пойдет.

– Ладно, – пожал плечами мальчик. – Забудьте про часы и бумажник! Зовите своих копов и ведите нас в тюрьму. Вы никогда не получите свои вещи обратно.

– Я надеялся, мы обойдемся без этого, – притворно вздохнул Ванек и достал из кармана рацию.

– Подождите! – Мальчик побледнел, как полотно.

Ванек задумался. На усталых детских лицах отражались тревога и отчаяние. Обычные преступники так себя не ведут – они либо умоляют о пощаде, либо изображают напускную храбрость.

– Давайте договоримся. Я возвращаю бумажник, вы – часы, – нерешительно предложил Дэн. – А если вы нас отпустите, я отдам вам Луну Амато.

Ванек побагровел, услышав проклятое имя. Воры, убийцы, фальшивомонетчики – подлые негодяи, однако продажные полицейские хуже их всех, вместе взятых. Когда Ванек доложил о происшествии с Луной своему руководству, на него посмотрели очень странно и дело замяли. Похоже, Амато имела те еще связи. Детектив решил заняться предательницей лично, вот только в Турции окончательно потерял ее след. Он искал Луну повсюду и вдруг получил анонимную наводку: Кэхиллы собираются посетить Пергамский музей.

– Ты знаешь, где она?

Дэн посмотрел детективу в глаза.

– Знаю. Если вы нас арестуете, ни за что не скажу.

Ванек уставился на дерзкого мальчишку, взвешивая свои шансы.

– Откуда мне знать, что ты не обманешь?

– Откуда мне знать, что вы не спустите на нас своих копов, как только я все расскажу?

– Даю слово, – пообещал Ванек.

– И я тоже!

Ванек пристально смотрел ему в глаза. Мальчишка даже не мигнул. Кэхиллов детектив найдет в любое время, однако до Луны Амато ему не добраться никак.

– Ведь я не просто коп, с которым ты в гляделки играешь. Я реально могу помочь, если только позволите.

Девочка покачала головой.

– Увы, мы не вправе рисковать.

Ванек видел, каких усилий ей стоило сдержать дрожь в голосе. Что-то с этими детьми не так. Хотя детектив знал, что все преступления совершили именно они, картинка не складывалась.

Он помолчал, потом достал из-за спины часы. Измученное лицо девочки на миг неузнаваемо исказилось, настолько огромным было облегчение. Мальчишка кивнул и извлек бумажник из заднего кармана штанов.

Ванек усмехнулся.

– Прятать лучше на виду, верно? Так где же Луна Амато?

– В Мумбаи.

– Я много лет жил и работал в Мумбаи. Это огромный город – население двадцать миллионов человек. Как мне отыскать среди них Амато?

– Найдите Йону Уизарда – найдете Луну Амато.

Ванек удивленно поднял бровь.

– Йона Уизард, музыкант и кинозвезда? Каким образом он связан с этой лживой предательницей?

– Он за ней присматривает.

– Зачем?!

Эми решила вмешаться.

– Расспросы не входят в условия сделки. Полиция охраняет все выходы?

Ванек кивнул.

– Насчет Луны Амато все в силе? – уточнил он.

Дэн снова взглянул ему в глаза.

– Как говорит Йона Уизард, в точку!

Глава 15

– В точку! – Йона Уизард сунул телефон в карман и посмотрел на Гамильтона Холта. – Звонила Эми. Ребята берут самолет, чтобы проветриться до Тимбукту. Кража бриллианта обломалась, зато у заложников пока все пучком. Из Германии к нам скачет какой-то интерполовский крендель, у него сафари на Луну Амато.

Гамильтон недоуменно уставился на мега-звезду рэпа и своего партнера. Последнее время Холт общался с Йоной круглосуточно, однако ему было куда проще понять ломаный английский мумбайского уличного торговца, чем жаргон, на котором болтал его знаменитый кузен.

– Ты имеешь в виду, что ребята летят на твоем самолете в Тимбукту, «Золотой юбилей» украсть не удалось, но Рейган и остальные заложники целы?

– Тебе что, сурдоперевод нужен, братишка?

– Да уж. – Гамильтон взял из рук торговца пав бхаджи на банановом листе и открыл банку содовой. На противоположной стороне улицы заклинатель змей выманивал кобру звуками флейты.

– Все змеи – глухие! – сказал Йона.

– Скажешь тоже, чувак, – засомневался Гамильтон.

– Они правда глухие, – повторил Йона. – Кобра не слышит ни единого звука флейты. Смотри, как извивается и покачивается заклинатель! Змея просто копирует его движения, музыка тут совершенно ни при чем.

Йона перешел улицу, бросил несколько купюр заклинателю, потом начал покачиваться и извиваться с ним вместе.

* * *

Эразм настоял, чтобы в Индию они ехали инкогнито: никаких папарацци, никаких лимузинов. По огромному городу решили передвигаться на мотоциклах. Точнее, мотоцикл был только у Эразма. Для мальчиков он достал моторикшу: один везет, другой едет. Из-за этого Йона и Гамильтон постоянно препирались.

Пятизвездочные отели также попали под запрет. Пришлось остановиться на конспиративной квартире Мадригалов, которая на деле оказалась простой лачугой.

И никаких пятизвездочных ресторанов… Гамильтон снова откусил пав бхаджи и посмотрел на кузена.

И никакого Йоны Уизарда.

– Никто не должен узнать, что Йона Уизард прибыл в страну, – объяснил им Эразм. – Как следить за Луной Амато, если за нами по пятам будет гоняться армия фанатов?

Вслед за Луной они добрались до аэропорта в предместье Рима, где она заказала билет первого класса до Мумбаи. Эразм выбрал места в самом хвосте самолета. Йона впервые летел туристическим классом, и ему совсем не понравилось.

Едва самолет приземлился, Гамильтон с Йоной схватили свои немногочисленные пожитки и приготовились бежать, потому что боялись потерять Луну в толпе.

– Сядьте, – приказал Эразм. – Ей нужно забрать багаж, пройти паспортный контроль и таможню. На все про все – один час и двенадцать минут. Нам хватит шестнадцати минут, поскольку багаж забирать не надо, а на паспортном контроле у меня есть прихват.

Через шестнадцать минут они покинули здание мумбайского аэропорта. Еще полчаса потратили на то, чтобы раздобыть мотоцикл и моторикшу. Ровно двадцать пять минут спустя Луна Амато вышла на улицу и уселась в лимузин.

За гостиницей Луны решили наблюдать по очереди, по шесть часов каждый. Эразм настоял, чтобы Йона и Гамильтон дежурили вдвоем и в случае необходимости будили друг друга. Когда Йона поинтересовался, кто же разбудит самого Эразма, тот ответил, что не спит на посту. Возразить было нечего.

* * *

Гамильтон запил последний кусок пав бхаджи глотком содовой. Йона тем временем закончил свой змеиный танец и вернулся.

– Пора сменять Эразма. – Гамильтон посмотрел на часы.

– Еще надо рассказать ему про интерполовского кренделя.

– Какого кренделя?! – воскликнул Гамильтон, следуя за Йоной к моторикше.

– Ты что, совсем не слушаешь? К нам летит Милош Ванек. Нужно провентилировать, что на уме у этого лунного поклонника. Моя очередь рулить!

Эразм стоял все там же, где они оставили его шесть часов назад. Его ничуть не беспокоило, что в гостинице есть несколько выходов, через которые Луна может ускользнуть. Все его родственники занимались гостиничным бизнесом и туриндустрией. Один звонок – и за Луной кинутся наблюдать десятки человек, которые заметят ее малейшее движение. Стоит ей сделать только шаг, как Эразму мигом доложат.

– Эй! – окликнул Йона.

– Привет, Эразм, – сказал Гамильтон.

Эразм кивнул и уселся на мотоцикл.

– Увидимся через пару часов.

Йона и Гамильтон долго смотрели ему вслед.

* * *

Эразм не поехал на конспиративную квартиру, а отправился в интернет-кафе. В Мумбаи их сотни, поэтому он никогда не появлялся в одном и том же дважды.

Он заплатил за вход и сел за компьютер в самом темном углу. Затем вошел в систему и открыл зашифрованный почтовый ящик. Во входящих было более пятисот писем. Кэхиллы со всего мира слали информацию в Эттлборо. В свою очередь Эван пересылал Эразму каждый, даже самый малозначительный, фактик. Где-то среди этой лавины данных Веспер-Один оставил свой след, виртуальный отпечаток, по которому они непременно на него выйдут. Обычно Весперы избегали открытых действий, однако захват заложников и убийство Макинтайра их выдали. Самое время вывести негодяев на чистую воду.

Эразм просмотрел все письма. Особого внимания заслуживали только два. Кража в Национальной лаборатории импульсных магнитных полей в Тулузе, Франция. Злоумышленники вывезли из нее все магниты, все выходные трудились, не покладая рук. Зачем им столько, если они не ученые-физики?

Вторая кража произошла в Американском компьютерном музее в Бозмане, штат Монтана. Похищена копия Антикитерского механизма. Сам прибор в 1900 году обнаружил ловец губок на месте древнего кораблекрушения где-то в Средиземном море. Предположительно датируется вторым или первым веком до нашей эры. Сначала ученые приняли находку за часы, однако позже поняли, что это самый ранний прототип аналогового компьютера. Никто точно не знал, для чего и как его использовали в древности, но механизм мог отображать Метонов цикл, вычислять даты солнечных и лунных затмений и определять время проведения Олимпийских игр.

Копия была очень красива, но Эразма заинтересовала фотография самого Антикитерского механизма. Обломок ему что-то напоминал, вот только Эразм никак не мог припомнить, где его видел.


Проверка на прочность

Эразм тщательно запомнил мельчайшие детали фотографии, потом сохранил ее на флешке, где содержалась вся информация по Весперам. Еще один фрагмент из тысячи. Когда-нибудь все они сложатся вместе, и тюрьма для Весперов будет готова.

Осталось еще одно дело: погуглить Йону Уизарда. В последние несколько дней Йона изо всех сил старался не быть самим собой, однако Эразм понимал, что тот не сможет сохранять инкогнито долго. Фанаты рэпера не знали покоя: якобы Йону видели в Эллис-Спрингс, Австралия, где он читал рэп аборигенам, потом в Черчилле, Канада, где Йона зажигал с полярными медведями. Кто-то даже додумался отправить его в Бразилию на поиски Эльдорадо. И вдруг всплыло – Мумбаи, Индия. Эразм прошел по ссылке и открыл видеоролик на «Ютубе» – Йона Уизард танцует с королевской коброй.

Ох уж этот Йона!

Досмотрев ролик до конца, Эразм вставил другую флэшку, удалил с жесткого диска все данные и взглянул на часы. Времени вполне хватит, чтобы перекусить и сходить в кино. Можно даже на двойной сеанс. Эразм обожал фильмы на хинди, а что может быть лучше, чем смотреть их на родине индийского кинематографа – в самом Боллевуде?!

* * *

Веспер-Три услышал сигнал тревоги и проснулся. Эразм снова в сети, данные с его компьютера поступают непрерывным потоком. Веспер-Три играючи взломал его флэшку и теперь она не просто удаляет информацию, но и передает каждый бит и каждое нажатие клавиши Весперам.

Не сложнее, чем отнять конфетку у ребенка. Эти Кэхиллы даже не подозревают, с кем связались!

Веспер-Три с удовольствием представил выражение лица Эми, когда она узнает, что ее предали свои. Весперы успели подобраться гораздо ближе, чем она думала. Они вовсю использовали в своих интересах ее маленький командный клуб. Так называемый лидер Кэхиллов считала, что ее особняк вполне надежен. Вот только у Весперов были свои глаза (и, разумеется, агенты) повсюду.

Веспер-Три улыбнулся. Самое время подключать Луну Амато. Мышки в сборе, нюхают приманку. Веспер отправил по электронной почте сигнал к началу операции. Пора захлопнуть мышеловку!

Глава 16

– Сюда!

– Нет, сюда!

– Вы оба неправы. Нам сюда!

– Замолчите вы все! – крикнул Тед.

Все замерли на месте. Тед Старлинг редко говорил и никогда не кричал. Заложники пробежали по длинному темному тоннелю и остановились у развилки трех коридоров, которые расходились в разные стороны.

– Слишком шумите, – поморщился Тед. – Двое охранников в бункере далеко не единственные! Я слышал пять разных голосов. Плюс наши два охранника – всего семь, а может, и больше.

Нелли держала Теда за руку и вела по тоннелю.

– Тед прав, – сказала она. – Мы вырвались из бункера, и все же пока мы не на свободе.

– Давайте разделимся, – предложила Рейган.

– Не стоит, – покачал головой Фиске. – Численность – наше единственное преимущество.

– Неправда, – возразила Рейган и достала из-за пояса пистолет.

– Надеюсь, он нам не понадобится, – вздохнул Фиске.

Тед ощупал стены.

– Опишите, где мы.

– Это каменный тоннель, – ответила Нелли. – Возможно, старая шахта. Каждые десять метров – лампочка. Некоторые перегорели. Мы прошли несколько железных дверей, но все они заперты и покрыты ржавчиной. Впереди три одинаковых тоннеля: направо, налево и прямо.

– На стенах есть какие-нибудь отметки, по которым можно определить наше местонахождение? – спросил Тед.

– Нет.

– Подведите меня к развилке и помолчите пару минут, мне нужна полная тишина.

Нелли помогла Теду, мальчик напряженно прислушался.

– По правому тоннелю идут люди. Довольно далеко, в нескольких минутах ходьбы. Значит, помещение огромное. Они не бегут, и, наверное, даже не подозревают о нашем побеге. В среднем тоннеле все тихо, из левого тоннеля веет свежим воздухом.

– Идем налево, – решил Алистер.

– Давайте поскорее выбираться! – воскликнула Рейган и помчалась впереди всех.

Следом пошли Натали и Фиске, Нелли с Тедом, Феникс и бедняга Алистер. Охранник сильно повредил ему колено, поэтому старику пришлось опереться на плечо Феникса.

Беглецы спешили, даже Алистер хромал как можно быстрее. Казалось, тоннелю конца не будет. От каждого шума или удара о неровный пол беглецы испуганно оглядывались по сторонам. Последний километр дался особенно тяжело. Рейган далеко обогнала всех и вдруг остановилась. Лицо у нее было растерянное.

– Впереди тупик!..

– Не шути так, – попросила Нелли.

– Увы. – Рейган отвернулась и ударила в стену кулаком. – Сплошная скала.

– Ш-ш! – Тед прижался ухом к стене. – Они близко!

– Спрячься у меня за спиной, – велел Алистер Фениксу.

– Я чувствую свежий воздух! – Тед поднял бледное лицо к потолку. – Откуда же он идет?

Беглецы так увлеченно искали трещины в скале, что никто и не подумал посмотреть наверх. Там была узкая шахта, через которую сочился слабый свет.

– Если подпрыгнуть, я достану до лестницы. – Рейган разбежалась, подскочила и ухватилась здоровой рукой за нижнюю перекладину. Она подтянулась, как гимнаст-олимпиец, и спустилась вниз. – Там решетка, до нее метров восемь. Все наверх!

Сначала подсадили Феникса, потом Алистера, Теда, Натали и Фиске.

Рейган сцепила руки в замок, чтобы помочь Нелли.

– А как же ты? – спросила Нелли.

– Подпрыгну как-нибудь. Только сначала надо задержать наших друзей.

Нелли покачала головой.

– Это опасно! Выбирайся поскорее, я справлюсь сама. Ведь я недурно стреляю!

– Не стоит, – покачала головой Рейган. – Я выстрелю несколько раз наугад, они испугаются и затаятся. К тому же ты все равно не допрыгнешь до перекладины.

Нелли неохотно подчинилась и забралась наверх. Рана на плече открылась и болела так, будто на нее плеснули бензином и подожгли. Нелли сжала зубы и попыталась не обращать внимания ни на боль, ни на льющуюся кровь.

Внизу раздались семь оглушительных выстрелов, потом ответный огонь. Нелли перепугалась и едва не свалилась с лестницы.

– Рейган, ты цела?

– Все в норме, лезь наверх.

Нелли попыталась подняться еще немного, однако места уже не было.

– Давайте скорей! – крикнула она.

– Решетка заперта на висячий замок! – ответил Феникс.

Рейган ловко вскочила на лестницу позади Нелли и протянула ей пистолет.

– Осталась одна обойма. Передай наверх и скажи Фениксу, чтобы считал патроны. Пусть поспешит, Весперы появятся с минуты на минуту.

Феникс радостно схватил оружие, и Алистер спросил с опаской:

– Тебе когда-нибудь приходилось стрелять, малыш?

Феникс чуть улыбнулся.

– Как сказать. Я побывал с Йоной на съемках «Гангстерских хроник», мне дали пистолет, заряженный холостыми патронами.

– Скорей! – завопила Рейган. – Они совсем рядом!

Феникс прицелился в замок, зажмурился и нажал на курок. Щелк.

– Предохранитель! – крикнула Рейган. – Слева, рядом с твоим большим пальцем. Подними его!

Феникс снял пистолет с предохранителя и снова нажал на спусковой крючок. Бум!

Железный осколок отскочил и впился Фениксу в правую руку. Мальчик инстинктивно отшатнулся, потерял равновесие и едва не упал. Алистер подтолкнул его в спину и помог удержаться на лестнице.

– Теперь открой решетку!

Решетка оказалась слишком тяжелой, Феникс с ней не справился. Внизу раздался топот охранников. Натали лихорадочно посмотрела вниз, потом перелезла через Теда, чтобы помочь Фениксу и Алистеру. Спустя несколько томительно долгих секунд массивная решетка распахнулась. Беглецы мигом выскочили наружу. Едва Рейган выбралась из шахты, как раздался свист пуль. Девушка упала на землю и откатилась в сторону.

– Чудом успела, – пробормотала она, разглядывая дымящуюся дыру в комбинезоне. К счастью, пуля девушку не задела.

Они вышли на полянку, окруженную громадными елями. Стояла удушающая жара, но беглецам было все равно: впервые за много недель они дышали свежим воздухом!

– Куда теперь? – спросила Нелли.

– Туда, – указала Рейган. – Спускайтесь с горы, внизу наверняка есть дорога или река.

– Что значит «спускайтесь»?! – Нелли подозрительно покосилась на Рейган. – А ты?

– Не хочу никого обидеть, ребята, только вы еще те скороходы. Кому-то придется остаться и проследить, чтобы крысы не выбрались из норы. Не бойтесь, я вас догоню.

– Пули кончились, – напомнил Алистер.

Рейган подняла увесистый камень.

– Чем не оружие? – Она швырнула камень в шахту, откуда тут же раздался крик боли.

– Я остаюсь с тобой, – заявила Нелли. – Уходите скорее!

Фиске взял Теда за руку.

– Встретимся внизу, – кивнул он.

Беглецы поспешили к деревьям, Алистер похромал сзади.

Глава 17

Собаки напали в тот момент, когда Рейган и Нелли катили к шахте два больших валуна. Первой питбулей заметила Рейган.

– Не двигайся! – крикнула она Нелли.

Слишком поздно: Нелли уже швырнула палку в ближайшую собаку. К сожалению, отвлечь пса не удалось. Питбуль подлетел к Нелли и яростно впился в ногу.

Из леса выбежали несколько вооруженных охранников в масках. Один из них отозвал собаку и кинулся к Рейган.

– Стоять! – Девушка подняла пистолет.

Охранники рассмеялись в голос.

– Я не шучу! – грозно сказала Рейган.

– А я умею считать, – ответил охранник и поднял винтовку. – У тебя патроны кончились.

Рейган отбросила бесполезный пистолет и подбежала к Нелли.

– Что там? – спросила Нелли, дрожа мелкой дрожью.

Собака искусала ей не только ногу, но и лицо.

– Ей нужен доктор! – крикнула Рейган.

– Обойдется, – отрезал охранник. – Где остальные?

– Спрятались в шахте, – солгала Рейган.

Он покачал головой и обернулся к коллегам.

– Спускайте собак, они мигом найдут беглецов.

* * *

Остальные заложники прошли чуть больше двух километров, в основном под гору, когда Алистер устал.

– Слышу шум воды, – сказал Тед.

– Далеко? – спросил Фиске.

– Нет, где-то рядом.

– Вон там! – воскликнула Натали.

Она стояла на краю крутого обрыва. Метрах в семидесяти внизу ревела бурная река.

– Вроде бы вниз ведет тропинка, только она очень узкая и скользкая, – заметила Натали. – Давайте дождемся Рейган и Нелли, тогда и спустимся.

Фиске поразмыслил и решил иначе:

– Медлить опасно, лучше пойдем сейчас.

Он начал спускаться с обрыва.

* * *

Рейган и Нелли сковали пластиковыми наручниками и запихнули в грузовой фургон без окон. Нелли нервно сглотнула.

– Насколько все паршиво? – Черно-белые волосы девушки вымокли от пота и крови и прилипли к голове.

Рейган осмотрела раны при тусклом свете.

– Лицо слегка распухло, но это пройдет. Гораздо больше меня беспокоит нога. Нужно промыть рану, чтобы не попала инфекция.

– Не стоило бросать палку, – вздохнула Нелли.

– Любой растеряется, если на него несется злобная псина. Меня многому научили в школе выживания. Хищники знают, что добыча побежит или начнет защищаться. Когда не происходит ни того, ни другого, они теряются. По крайней мере, в большинстве случаев.

– Послушай! – перебила ее Нелли.

Снаружи один из охранников говорил с кем-то по рации. Наверно, он воспользовался гарнитурой, поскольку его собеседника слышно не было.

– Да, сэр! Нет… Поймали только двух, Нелли и Холт. Как скажете… Сейчас посмотрю по карте. Да, я знаю это место, доберемся за несколько минут.

Грузовик с грохотом тронулся. Девушек куда-то повезли.

* * *

Феникс понятия не имел, каким образом очутился впереди всех, однако меняться местами было поздно. По скользкой узенькой тропке мог пройти только один человек. Метрах в семи за мальчиком шел Алистер и цеплялся за торчащие из земли корни, чтобы не упасть. За ним спускался Фиске, потом Тед и Натали. Почему-то именно Тед справлялся с коварным склоном лучше всех. Вероятно, дело было в его неторопливости и осторожности. Феникс решил подождать Алистера.

– Вы как?

– Прекрасно, – ответил Алистер, стиснув зубы. Обычно он отличался изрядной аккуратностью, даже в заключении. Однако сейчас комбинезон вымок от пота и был весь в брызгах грязи. – Медленно, но верно… Главное – вниз не смотреть, мне немного не по себе от такой высоты…

Феникс с опаской взглянул на реку, бурлящую метрах в тридцати внизу. Его тут же замутило. Мальчик схватился за древесные корни. Неужели у него тоже акрофобия? Или дело в том, что он не умеет плавать? Впрочем, в этих бурных водах вряд ли кто-нибудь выживет.

– Как твоя рука? – спросил Алистер, стараясь не обращать внимания на боль в ноге.

– Нормально, – бодро соврал Феникс. Рука опухла и почти не слушалась. Он цеплялся за корни одной левой, останавливался и с гулко бьющимся сердцем делал следующий шаг.

– Рейган и Нелли не видно? – спросил Алистер у тех, кто шел сзади.

– Нет, – ответила Натали сквозь зубы.

Феникс хотел было вернуться и поискать их, как вдруг земля под ним начала осыпаться. Мокрая грязь, на которой он стоял, задрожала и сползла, словно кожура со спелого фрукта. Феникс потянулся к уступу, ноги соскользнули. Слишком поздно! Время будто остановилось. С ужасающей медленностью он начал полет в горную реку.

– Нееет! – Алистер прыгнул вперед, ушиб больное колено и схватил Феникса за раненую руку.

Феникс слышал крики остальных беглецов, но не видел их. Он висел над рекой и смотрел в посеревшее от испуга лицо Алистера Оу. Мальчик изо всех сил пытался найти хоть какую-то опору… Тщетно. Вокруг был только воздух. Рука дико болела и стала скользкой от крови. Он чувствовал, как хватка Алистера слабеет.

– Погоди! – кричал Алистер. – Я держу тебя!

Вес Феникса тянул вниз их обоих. Мальчик осознал ужасную истину: если он не отпустит руку, погибнут оба. По лицу заструились слезы. Должно быть, Алистер все понял.

– Не надо! – умолял он.

Феникс покачал головой, зажмурился покрепче, представил мамино лицо, когда она целовала его на ночь в детстве…

И разжал пальцы.

Глава 18

– Кто упал?

Из-за рыданий Натали едва расслышала вопрос. Не веря своим ушам, она повернула голову и увидела какого-то туриста.

– Кто упал? – настойчиво повторил он.

Натали не знала, что и сказать. Туристу было слегка за двадцать, на плече висел рюкзак.

– Наш друг… – Девочка умолкла. – Он…

– Стой, где стоишь, – велел юноша. – Я протиснусь мимо тебя.

Не успела Натали возразить, как он с легкостью проскользнул мимо нее и Теда, который замер на месте от ужаса. Фиске изумленно уставился на туриста.

– Кто вы? Как вам удалось…

– Сейчас это неважно, – перебил он Фиске. – Здесь опасно оставаться!

Вместе они подняли на ноги безутешного Алистера.

– Я не смог… Я не смог его удержать…

– Лететь здесь долго, – сказал турист, заглянув за край. – Однако он вполне мог выжить. Мальчик умеет плавать?

– Не знаю, – ответил Фиске и с надеждой посмотрел на Теда и Натали. Она покачала головой, потому что тоже не знала.

– Пороги тут опасные, однако через пару километров река не такая бурная.

– Кто вы? – спросил Фиске.

– Меня зовут Мартин Холдс. Я был на самом верху, когда услышал крик.

– Быстро же вы пришли, – заметил Фиске.

– Старался, – кивнул Мартин. – Мне уже приходилось спускаться по этой тропе, вдобавок я скалолаз.

– Где мы находимся?

– Вы что, не знаете? – удивился Мартин.

Фиске отрицательно помотал головой.

– Баден-Вюртемберг.

– Неужели Германия? – спросил Фиске.

– Да, Черный лес. – Он оглядел их странную одежду и призадумался.

– Как отсюда спуститься?

– Забудьте про эту тропу. Придется подняться наверх. В лагере остался мой мобильник, вызовем подмогу. – Он сочувственно посмотрел на Алистера. – Если ваш друг не разбился, мы обязательно его найдем.

Фиске покачал головой, отказываясь верить в гибель мальчика.

Натали добралась до верха тропинки первой. Едва она шагнула на ровную площадку, как ее схватили, заткнули рот и бросили на землю. Потом скрутили Теда. Фиске пытался сопротивляться, но получил удар прикладом. С больным коленом Алистер тоже ничего не добился. Следующим был Мартин Холдс. Прежде, чем его повалили, он успел разбить одному охраннику нос и врезать другому под дых.

– Вот молодцы, поднялись сами, – прищурился охранник, оглядывая пленников, скованных одноразовыми наручниками. – Не пришлось за вами спускаться.

Фиске слишком устал и расстроился, чтобы ответить. Зато Мартин Холдс молчать не собирался.

– Что вы себе позволяете? – возмутился он.

Охранник сделал вид, что не услышал.

– Где мальчишка?

– Сорвался вниз, – ответил Фиске.

– Проверим. – Он послал на поиски двух охранников. – Всем встать!

Пленники остались сидеть, и охранники грубо поставили их на ноги.

– Руки прочь! – крикнул Мартин.

– Он здесь ни при чем! – заговорил Фиске, пытаясь вклиниться между охранником и Мартином. – Он ничего не знает, просто хотел помочь.

– Тем хуже для него, – отрезал охранник, вынул из кобуры пистолет и вставил новую обойму.

– Вы в своем уме? – в ужасе воскликнул Мартин.

– Отведите их к грузовикам, – велел главный охранник, кивнув в сторону заложников.

– Что же вы творите! – заорал Фиске, когда его поволокли в лес. – Он ведь ничего не сделал!

Позади грянул выстрел.

Натали, Фиске, Тед и Алистер замерли, не в силах поверить в случившееся.

* * *

Феникс Уизард настолько испугался, что даже не закричал. Да он попросту и не успел – тридцатиметровое падение длилось считаные секунды. Он врезался в ледяную реку со скоростью маминого автомобиля, с шумом плюхнулся в воду и тут же оцарапался об острые камни на дне. От удара дыхание перехватило, он раскрыл рот и нахлебался воды. Течение подхватило мальчика и закружило по водоворотам. Казалось, легкие вот-вот лопнут. Внезапно река выбросила Феникса на поверхность, и он судорожно вдохнул.

Мальчик знал – долго ему не продержаться. Мускулы ослабели, сил едва хватало, чтобы прикрывать голову руками и не биться о выступающие повсюду камни. Истерзанное тело и слабеющий мозг почти совсем сдались, когда Феникс увидел длинную ветку. Это был его единственный шанс!

Если зацепится, то выживет. Иначе – смерть.

Феникс поймал ветку, но соскользнул. Мальчик скрипнул зубами, испустил отчаянный крик и повторил попытку. На этот раз все получилось, и он медленно выполз на берег. Израненная рука горела огнем, дышать было тяжело.

Он немного передохнул, с усилием сел и принялся размышлять. Река пронесла его не меньше полутора километров. Остальные беглецы вряд ли спустились бы по обрушившемуся склону – тропинки больше нет. Даже если они не поверили в его гибель, им пришлось бы вернуться наверх и найти другую дорогу. Ему хотелось броситься вверх по реке на поиски друзей, однако разумнее было идти вниз, за помощью.

Феникс с трудом поднялся и огляделся вокруг. Во все стороны расстилался дремучий лес, кое-где виднелись обрывистые скалы и покрытые снегом вершины гор.

Далеко ли до ближайшего города? А вдруг вниз по реке нет никаких дорог?

Феникс содрогнулся. Он оказался совершенно один в суровой заповедной глуши.

Глава 19

Во время перелета из Берлина в Тимбукту Дэн и Аттикус побили все рекорды по посещению туалета: вчерашний пир в отеле не прошел даром. Между спешными пробежками дети играли в видеоигры на огромном шестидесятидюймовом мониторе Йоны.

Эми и Джейк отсели от мальчишек подальше. Сказали, что хотят вздремнуть, однако когда бы Дэн или Аттикус не пробегали мимо них, эти двое сидели и что-то напряженно обсуждали, не замечая ничего вокруг.

Аттикус вернулся из туалета, подсел к Дэну и подмигнул.

– Похоже, мой Джейк… Страшно сказать! Похоже, он влюбился в твою Эми!

– Да ладно! – Дэн не отрывался от монитора. Он почти прошел на следующий уровень. – Кстати, пока ты бегал в туалет, тебя убили. Я пытался тебя спасти, но не управился с двумя пультами.

– Так что ты думаешь про Джейка и Эми? – спросил Аттикус и вывернул шею, чтобы еще раз взглянуть на брата.

Дэн скривился, будто перед ним поставили тарелку с фасолью.

– Если Джейк в нее влюбился, его ждет большой облом. Кроме Эвана, мою сестру никто не интересует. Когда они вместе, то воркуют, как голубки. Увидишь – стошнит! Кстати, я уже почти проголодался. А ты не хочешь перекусить?

Аттикус не стал долго раздумывать и мигом нажал кнопку вызова стюарда.

* * *

– Добро пожаловать в Сахару! – сказала Эми, вступив на расплавленный солнцем гудрон взлетной полосы.

– Сахару больше не надо, – простонал Дэн и похлопал себя по животу. – И вообще никаких сладостей целую неделю!

Аттикус закатил глаза.

– Она не про сласти, так пустыня возле Тимбукту называется.

Здание аэропорта и прилегающие постройки едва виднелись за барханами. Воздух дрожал от зноя. Вдоль потрескавшейся взлетной полосы в беспорядке стояли обшарпанные самолеты. Вид у них был такой, будто они приземлились несколько десятков лет назад и уже никогда не взлетят.

– Вот он, край света, – пробормотала Эми.

– Да уж, здесь и правда пустынно, – кивнул Дэн. – Куда подевались все люди?

Двигался только песок, заметавший взлетную полосу. Зато внутри аэропорта ребята встретили старика сторожа, который тщетно пытался отчистить ковер от песка допотопным пылесосом.

Аттикус робко прижался к брату.

– У меня от этого Тимбукту мурашки! – признался он.

– Ага, – кивнул Дэн. – Похоже на ту игру про конец света, в которую мы резались в самолете.

– Здесь нет зомби, – порадовался Аттикус и подозрительно огляделся.

– Как хорошо, что вы провели время с пользой! – фыркнула Эми.

– Еще бы. А вот чем занимались вы с Джейком? – не стерпел Дэн.

Эми задрала подбородок.

– Мы узнали, что когда-то Тимбукту был надежным пристанищем для ученых и интеллектуальным центром исламского мира.

– Про Весперово «Apologia pro meus valde delictum» в сети ничего нет, – добавил Джейк. – Зато в Тимбукту находится несколько библиотек с тысячами древних рукописей, большинство из которых даже не внесены в каталоги. Наверняка нужная Весперу-Один рукопись хранится в одной из здешних библиотек.

– Сколько-сколько рукописей? – заинтересовался Аттикус.

– Внимание все! Мой брат хоть чего-то не знает! – усмехнулся Джейк.

– Семьсот тысяч, – тихо сказала Эми.

Услышав огромную цифру, дети примолкли.

– На каждого придется всего по сто семьдесят пять тысяч, – с сомнением в голосе сказал Аттикус.

Все промолчали. Дэн посмотрел на часы.

– Пора за дело, осталось всего двадцать часов.

Эми открыла дверь, на которой по-французски было написано «Перевозка пассажиров».

Перед аэропортом стояло одно-единственное такси. Водитель спал, лежа на капоте, однако стоило детям подойти, как он мигом вскочил и сладко потянулся. Он не спеша почесал каштановую бороду, в которой блестела седина, глотнул воды, прополоскал рот и сплюнул на засыпанный песком асфальт.

– Меня зовут Барт. К вашим услугам!

– Неужели и правда Барт? – удивился Аттикус.

Мужчина приподнял бровь.

– Либо можете звать меня Башарат Антара Раваха Таджамуль.

– Имя Барт вполне меня устраивает! – воскликнул Дэн.

– Вы прекрасно говорите по-английски, – заметил Джейк. – Как Элайджа и обещал.

Эми удивленно посмотрела на Джейка.

– Кто обещал?

– Элайджа Смит, папин турагент. Я написал ему и попросил порекомендовать кого-нибудь, кто мог бы показать нам Тимбукту. Он утверждает, что мы смело можем доверить свои жизни мистеру Таджамулю.

Эми скрипнула зубами.

– Почему мне не сказал?

Джейк улыбнулся и пожал плечами, чем рассердил Эми еще больше.

Барт посмотрел на нее.

– По-французски я говорю еще лучше, чем по-английски. Отец отправил меня учиться в частную школу в Париже, потом в Калифорнийский университет в Беркли. Хотел, чтобы я стал образованным человеком. Однако, как сами видите… – Он обвел рукой свою истрепанную одежду и старую помятую машину.

– Вряд ли ваша помощь нам вообще нужна, – отрезала Эми.

– Давайте хотя бы доедем до города, – нахмурился Джейк.

– Сколько возьмете? – спросила Эми.

– Семьдесят пять тысяч африканских франков.

– В долларах это сколько?

– Сто пятьдесят.

– Немыслимо! – возмутилась Эми, яростно глядя на Джейка. Он тоже был удивлен ценой, и Эми немного утешилась.

– За две сотни долларов я буду в вашем распоряжении целые сутки. Или вы уже бывали в Тимбукту?

Эми потянула Дэна в сторонку. Она всегда доверяла интуиции брата.

– Что скажешь? – шепотом спросила она.

– Вроде нормальный чувак, – ответил Дэн. – Будь он Веспером, ни за что не задрал бы такую цену – боялся бы потерять клиента. К тому же мы спешим.

Эми кивнула и обратилась к Барту.

– Ладно. Половина сейчас, половина перед нашим отлетом.

Барт слегка поклонился.

– Договорились.

Эми отсчитала деньги.

* * *

Милош Ванек находился от них в шести с лишним тысячах километров. В отличие от пустынного Тимбукту, в Мумбайском международном аэропорту сновали тысячи людей в яркой одежде, нагруженные огромными баулами и чемоданами. Детектив пробивался через толчею, беседуя с коллегой из местной штаб-квартиры Интерпола.

Похоже, Дэн Кэхилл сказал правду. Йону Уизарда видели в Мумбаи этим утром. Видео знаменитого шоумена, танцующего с коброй, вызвало фурор, и теперь вся молодежь города охотилась за ним с видеокамерами.

Ванеку тоже придется его поискать.

Глава 20

Нелли безутешно рыдала уже второй час, горюя по Фениксу. Она забыла о своих ранах и мучительно размышляла, что же сделала не так. Зря она осталась с Рейган, надо было держаться вместе. Другие заложники пытались объяснить Нелли, что спасти Феникса было невозможно, но она их не слушала. Феникс – совсем малыш, он ей доверился…

Девушка утерла слезы тыльной стороной ладони и глубоко вздохнула. Среди заложников есть и другие дети, которым она нужна не меньше, чем ему. Гомес, соберись! Подумай о тех, кто еще жив.

– Поверить не могу, что Мартина Холдса застрелили, – пробормотал Фиске.

Пленники только что рассказали Нелли и Рейган про туриста и его внезапную гибель. Если Весперы способны убить ни в чем не повинного случайного свидетеля, что же они сделают с заложниками?!

Уже много часов они безвылазно сидели в фургоне без воды и еды. Стучать, кричать и умолять бесполезно, охранники будто оглохли. Рейган предложила раскачивать грузовик, пока он не перевернется.

– Зачем? – вскинулась Нелли. – Чтобы нас вытащили из одного фургона и запихнули в другой?

– Просто, чтобы их позлить, – предложила Рейган.

Нелли улыбнулась сквозь слезы.

– Нас хотят наказать, – заметил Фиске. – Как только упадем духом, нас отведут обратно в бункер.

Фиске ошибся. Грузовик тронулся с места и несколько часов то набирал, то сбрасывал скорость. Заложников швыряло из стороны в сторону, словно камешки в жестяной банке. Наконец машина резко остановилась, дверь распахнулась.

– Выходите! – пророкотал огромный охранник с густой черной бородой.

Нелли выбралась наружу, прикрыв глаза от тусклого вечернего света. Судя по всему, они еще находились в Черном лесу. Лишь бы не пришлось идти пешком – Алистер едва стоял на ногах.

– Нам нужен врач! – заявила Нелли.

– Если не заткнешься, тебе понадобится гробовщик! – пригрозил охранник. – А ну, двигайте туда! – Он указал стволом винтовки на крутую тропу, ведущую в лес.

Охранников было раза в два больше, чем на предыдущем пункте. Некоторые на квадроциклах, некоторые пешком. И все вооружены до зубов… Нелли взяла Теда за руку.

– Они не в масках, – встревоженно шепнула Рейган.

Нелли это тоже не давало покоя. Плохой знак. Видимо, Весперы больше не боялись, что пленники их опознают. Отпускать заложников никто не собирался…

Нелли огляделась по сторонам. Если кому-то удастся бежать, то можно привести помощь.

– Чуть позже, – тихо сказала Рейган, будто прочла мысли Нелли. – Сейчас лучше изобразить покорность. Пусть думают, что им удалось нас сломить.

– Еще как удалось, – вздохнула Нелли. Укусы на ноге и лице пульсировали от боли.

– Ты ранена, но не сломлена! – поправил ее Тед.

– Может, и так, – согласилась Нелли. – Только насчет Алистера я не уверена.

Старик едва шел, за целый час он не проронил ни слова. Когда он пытался поймать Феникса, то упал на острые камни и еще больше повредил больное колено. Однако падение мальчика травмировало его куда сильнее, чем ушиб.

Заложники прошли еще около километра, пока Нелли не взбунтовалась.

– С меня хватит! – воскликнула она и уселась посреди тропы.

– Встать! – приказал бородатый охранник.

Нелли помотала головой.

– Ни за что!

Охранник направил на нее винтовку, девушка пристально посмотрела ему в глаза.

– Думаешь, не выстрелю?

– Мне плевать. – Она скрестила руки на груди и продолжала демонстративно сидеть.

– Послушай, – сдался охранник, – осталось совсем немного.

– Один из нас едва идет, еще один слепой. Посадите их на квадроциклы или я с места не сдвинусь!

– Много хочешь!

– Что ж. – Нелли ткнула себя пальцем в лоб. – Жми на курок.

Охранник медленно поднял винтовку, но Нелли продолжала смотреть ему в глаза. Даже не моргнула.

Охранник выругался, опустил оружие и пошел обратно. Через несколько минут он вернулся на квадроцикле, следом ехал еще один. Стражник указал на Теда и Алистера.

– Вы двое, садитесь сзади. Вздумаете дурить – я ее пристрелю. – Он посмотрел на Нелли. – Что-нибудь еще?

– Воды, – потребовала Нелли.

– Не наглей!

– Лучше умереть от пули, чем от жажды.

Бородач вперил в нее суровый взор, достал из бокового багажника упаковку с шестью бутылками воды и по одной швырнул пленникам. Мерзко ухмыльнувшись, он бросил последнюю бутылку Теду. Тот поймал ее одной рукой.

– Я думал, ты слепой! – удивился охранник.

– Ну не глухой же. Я слышал, как она летит.

– Во дела, – пробормотал охранник.

* * *

Час спустя они добрались до конца тропы. Через весь лес тянулась электроизгородь. По верху четырехметрового забора шла колючая проволока.

– Где мы? – спросил Фиске.

Охранники не ответили и махнули в сторону железных ворот. Забор окружал большую территорию, в середине которой возвышался геодезический купол.

– Опишите то, что видите, – попросил Тед.

– Мы стоим на вершине горы, – сказал Фиске.

– Участок размером приблизительно в четыре футбольных поля, – уточнила Рейган.

– В середине – белый купол, – добавила Натали. – Смахивает на эдакое современное иглу.

– Вряд ли все это можно затащить на вершину по бездорожью, – заметил Алистер.

Пленники изумленно повернулись к старику. Это была первая фраза, которую он произнес за последние несколько часов.

Над лесом возник дирижабль с грузовой сеткой, полной деревянных ящиков.

Нелли указала в небо.

– Смотрите, дирижабль!

– Поживей! – крикнул охранник.

Пленников подвели к входу в купол и втолкнули внутрь. Там деловито сновали десятки людей: они спешно перевозили оборудование на вилочных погрузчиках, то и дело поглядывая в планшеты или уточняя инструкции по беспроводной связи. Алистер заметно разволновался.

– Они что-то строят… Вот только что?

Однако охранники не дали им ничего рассмотреть. Заложников поспешно впихнули в лифт.

– А теперь фотосессия, – заявил один из охранников.

Он включил видеокамеру и сделал запись. Потом охранник кивнул, двери закрылись, лифт поднялся на несколько этажей.

Наверху пленники увидели небольшое помещение метров семь на семь. Напротив лифта была зеркальная стена от пола до потолка.

– Похоже, зеркало двухстороннее, – заметил Фиске.

Вдоль правой и левой стены крепилось восемь коек, прикрученных по четыре с каждой стороны. В правом углу была раковина из нержавеющей стали и унитаз.

Нелли шагнула к зеркалу. Половина лица распухла, кожа натянулась, как на барабане. От линии волос вниз по щеке шли красные следы собачьих зубов.

– Есть еда, – сказал Алистер, доставая из-под кровати ящики. – И вода в бутылках.

Остальные бросились ему помогать.

– Сухпаек, – прочитала Рейган. – Что это?

– Паек из готовых к употреблению продуктов, изготовлен для армии США.

– Мартин Холдс утверждал, что мы в Черном лесу, – напомнил Фиске.

Пленники недоуменно переглянулись.

Рейган первая открыла пакет. Затем и остальные разорвали упаковку. Только Тед не двинулся с места.

– Вот, возьми, – сказала Натали. – Я тебе открыла.

– Спасибо, – ответил Тед, – я бы и сам смог. Вам не кажется… Ну, не знаю. Не устроить ли нам минуту молчания в честь Феникса?

Все тут же перестали жевать.

– Отличная мысль, – кивнул Фиске.

Пленники закрыли глаза и склонили головы.

* * *

У Феникса была своя готовая к употреблению еда. Он не знал наверняка, но предположил, что это ручьевая форель. Битый час он ловил рыбу в мелкой заводи и наконец выбросил ее на берег. Феникс устал и промок до нитки. Он видел двух медведей и слышал рев какого-то зверя, здорово похожего на пуму. Неужели в Германии водятся пумы? Медведи прошли мимо, а вот острые камни, шипы и ветки его не миновали. От макушки до пят Феникс был весь в порезах и царапинах.

«Зато я жив!»

Сначала Феникс медленно брел вниз по течению и надеялся, что остальные сейчас его догонят. Однако этого не произошло, и он ускорил шаг, чтобы быстрее выйти на дорогу или к человеческому жилью. Пока он не видел ничего, кроме дремучего леса. И все же он не отчаивался: реки всегда куда-нибудь впадают. В крайнем случае, он дойдет до берега моря или океана, а там и до ближайшего города доберется.

«Чтобы попасть туда, я должен выжить».

Феникс ударил рыбу по голове камнем и подождал, пока она перестанет трепыхаться. Откусил кусочек и представил, будто это суши.

Глава 21

Такси Барта со скрипом остановилось перед Институтом Ахмед Баба аль-Массуфи. В воздух поднялись клубы красной пыли и сизых выхлопных газов, однако прохожие не обратили на это никакого внимания. Здание библиотеки было двухэтажным и сравнительно новым. Между двумя старинными домами оно выглядело странно – будто с неба упало на пустую песчаную площадку.

– Внутри хранится примерно восемнадцать тысяч древних манускриптов, – сказал Барт.

– Ахмед Баба – самый известный ученый Тимбукту. Некоторые считают, что он был муджаддидом, то есть реформатором веры и духовным учителем, – заметил Джейк.

Дэн посмотрел на свой мобильник.

– Не совсем в тему, но у вас есть сигнал?

Все проверили свои телефоны и покачали головами.

– Связь в Тимбукту своеобразная, – признался Барт. – Однако сотовые есть у всех: порой ветер приносит сигнал вместе с песком. Следите за индикаторами на экране телефона. Как только сигнал возникает, отовсюду сбегаются толпы народу. Потом сигнал резко смещается, будто ветром сдуло, и люди спешат следом.

Дети решили разделиться на две команды, чтобы посетить как можно больше библиотек и музеев. Эми и Джейк начнут с одного конца города, Дэн с Аттикусом – с другого и пойдут друг другу навстречу.

– Как будем держать связь? – спросил Джейк. – Может, не стоит разделяться?

– Ничего, что арабский знаете только вы с Аттикусом? – воскликнул Дэн. – Лично я даже надпись на этом здании прочесть не могу. Мне она кажется клубком змей.

– Дэн прав, – вздохнула Эми. – Времени слишком мало, придется действовать так.

– У меня идея, – сказал Барт. – Я присмотрю за мальчиками, если накинете сотню баксов.

Они и забыли о водителе на переднем сиденье.

– Пятьдесят, – отрезала Эми.

– Семьдесят пять.

– Шестьдесят.

– Договорились.

– Эй! – возмутился Дэн. – Мне нянька не нужна!

Аттикус энергично закивал. Эми проигнорировала обоих.

– Как мы с вами свяжемся?

– Наймем какого-нибудь мальчишку, – ответил Барт. – Посыльного. Я как раз знаю подходящего. Мы зовем его Ла-Сури, Мышонок. Тимбукту – город маленький. От одного конца до другого можно дойти за пару часов.

«Тогда зачем мы вас наняли?» – подумал Дэн, сверля взглядом затылок Барта.

Водитель вылез из такси и сделал знак прохожему, тот помахал кому-то еще и так далее. Две минуты спустя по улице промчался мальчуган лет пяти, в драных шортах и застиранной футболке с Йоной Уизардом и надписью «Как дела, чувак?». На ногах мальчишки была пара дорогих кроссовок на пару размеров больше, чем надо. Спор об оплате его услуг длился в два раза дольше, чем Мышонок добирался до института. Наконец сошлись на двадцати пяти долларах плюс сувенирный набор ручек и карандашей, который Дэн прихватил с самолета Йоны.

Эми с Джейком вылезли из такси и смотрели, как он уносится прочь.

– Не нравится мне это, – признался Джейк.

– Ты сам его нанял!

– Надо было с тобой посоветоваться, извини…

Эми украдкой взглянула на него. Уму непостижимо: как ей удается злиться на Джейка и тут же прощать ему все?!

– Извинения приняты, – ответила она.

– Тревожно мне как-то, – вздохнул Джейк.

– Добро пожаловать в семейство Кэхилл! – пробормотала Эми, шагая к институту. – Скоро привыкнешь.

* * *

На узких улочках, засыпанных песком, машин было сравнительно немного, зато верблюды, козы, ослы и люди изрядно замедляли движение такси.

– Будто мы попали в библейские времена! – восхитился Аттикус, не отрываясь от окна.

Дэн его восторгов не разделял. Тимбукту оказался обнищалым и убогим городишком. По узким улочкам ветер носил мусор, на каждом углу сидели нищие. Не верилось, что город некогда был интеллектуальной столицей арабского мира. Непонятно, как живут люди в этой гнетущей атмосфере. Может быть, у них нет другого выбора.

– Как же вы тут живете? – поинтересовался Дэн у Барта.

– Кое-как справляемся.

– Почему не уезжаете? – спросил Аттикус.

– Здесь мой дом. – Барт указал на двухэтажное здание. – Это Гранд-Марше, крупнейший рынок в Тимбукту. Будет время – прогуляйтесь вдоль рядов и лавочек, купите сувениров.

– Вряд ли мы успеем, – ответил Дэн.

– Тогда хотя бы поднимитесь на крышу. Оттуда открывается великолепный вид на Сахару. Я могу подъехать поближе, а вы сбегаете посмотреть.

– Времени мало, – отрезал Дэн.

Барт бросил на него любопытный взгляд.

– И что же вы разыскиваете в такой спешке?

Дэн с Аттикусом переглянулись.

– Нас очень интересуют рукописи, – ответил Дэн. – Вот только родители дали нам всего сутки на осмотр, потом нужно возвращаться в школу.

– Строгие у вас родители, – усмехнулся Барт. – Дали вам частный самолет всего на один день.

– Типа того.

Барт оказался слишком любознательной нянькой.

Таксист подъехал к зданию и остановился.

– Это библиотека Мамма Хайдара. – Он обернулся и поглядел на мальчиков. – Хайдара – древний местный род. Их коллекции рукописей не одна сотня лет. И они наверняка отнесутся с большим недоверием к двум американским школьникам, которые интересуются старинными манускриптами.

Библиотека вовсе не выглядела такой же гостеприимной, как Институт Ахмеда Баба. Ее окружала двухметровая стена из желтого кирпича, вход закрывали глухие железные ворота, выкрашенные черной краской.

– Вы знакомы с мамой? – спросил Дэн.

Барт рассмеялся.

– Слово «Мамма» – имя, а не чья-то мать. А семью Хайдара я хорошо знаю.

Аттикус оживился.

– Тогда пойдемте вместе, и вы нас представите.

– Боюсь, из этого ничего не выйдет. Когда-то я был женат на девушке из рода Хайдара. Брак не удался, и наши семьи не ладят до сих пор. Знаете, лучше не говорите, кто вас привез. Я припаркуюсь за углом.

Аттикус и Дэн вылезли из машины и посмотрели Барту вслед.

– Прекрасно! – воскликнул Дэн.

– Ты о чем? – не понял Аттикус. – Было бы гораздо лучше, если Барт был бы другом семьи Хайдара.

– Я не об этом. Он припаркуется за углом, и мы скинем нашу няньку с хвоста!

– Зачем?

– Слишком много вопросов. Как только закончим в этой библиотеке, в следующую отправимся пешком. Без Барта!

* * *

Рукописей в Институте Ахмеда Баба было столько, что Джейк и Эми не знали, как к ним и подступиться. Не помог и господин Баззи, хранитель библиотеки, несмотря на все свои дружелюбие и желание помочь. Он с гордостью провел ребят по всем залам и показал огромную коллекцию. Вид бесчисленных книжных шкафов от пола до потолка привел Джейка и Эми в уныние. Первая библиотека в списке… Им никогда не найти «Апологию» в этом море древних текстов!

– Многие рукописи внесены в каталог и пересняты на цифровые носители, – пояснил Баззи.

– Они есть в электронном виде? – Эми приободрилась.

– Не все, но есть.

– Значит, по ним можно провести машинный поиск? – спросил Джейк.

– Разумеется. Однако прежде, чем я проведу вас к компьютеру, позвольте показать одну важную находку.

Эми рвалась к компьютеру, но им с Джейком ничего не оставалось, кроме как вежливо улыбнуться и последовать за куратором. Не стоит обижать хорошего человека, тем более, если он может пригодиться.

Баззи провел их к стеклянной витрине, в которой лежала раскрытая рукопись.

– Что видите?

Джейк наклонился вперед и принялся изучать страницы.

– Схему планет, вращающихся вокруг солнца.

– Именно! Система та же, что и в сочинении Коперника «О вращении небесных сфер», опубликованном в тысяча пятьсот сорок третьем году.

– Надо же, как интересно, – вежливо сказала Эми, оглядываясь в поисках компьютера. Ей не терпелось закончить экскурсию и приняться за дело.

Баззи победно улыбнулся.

– Кажется, вы не понимаете! Рукопись была написана местным ученым за двести лет до рождения Коперника!

– Ух ты! – воскликнул Джейк. – Потрясающе! – Он снова склонился над книгой. – А что это за заметки на полях? Не могу разобрать, буквы слишком мелкие.

Эми нетерпеливо посмотрела на часы, однако ни Баззи, ни Джейк не обратили на нее внимания.

– Хм, – задумался Баззи. – Думаю, к рукописи эти каракули не имеют никакого отношения. В древности бумага ценилась на вес золота, поэтому ученые старались использовать любой листок, даже если это был труд другого ученого.

– И что там написано?

– Дневниковые записи, научные теории, список дел на день, карты, стихи…

– Это очень интересно, – с нажимом произнесла Эми. – К сожалению, мы спешим – сроки поджимают.

– Разумеется. – Баззи с пониманием кивнул. – Извините, я увлекся. Редко с кем удается поговорить о древних манускриптах, местные жители сюда почти не заглядывают.

Джейк слегка толкнул Эми локтем в бок.

– У меня к вам еще пара вопросов, – сказал он.

Эми готова была его убить.

– Вам не попадались рукописи на латыни? – спросила девочка, вспоминая сообщение Веспера-Один. Возможно, получится сузить круг поисков.

– Нет. Впрочем, как вы наверняка знаете, арабский называют африканской латынью. А Тимбукту – культурный центр Африки. Во времена расцвета в городе было двадцать пять тысяч ученых и студентов, которые обменивались информацией примерно так же, как сейчас ею обмениваются через интернет. Тогдашние ученые создали миллионы рукописей…

– И что было дальше? – спросила Эми.

– Завоевание и упадок. Рукописи прятали в стенах домов, в сухих колодцах, закапывали в песках Сахары, чтобы захватчики их не уничтожили. В сухом климате пергамент хранится сотни лет. Лишь совсем недавно люди поняли, что им ничего не угрожает, и начали доставать древние книги из тайников. На прошлой неделе нам принесли пятьсот рукописей. А за неделю до этого – в два раза больше. Наша коллекция – одна из величайших в мире, хотя из-за удаленности Тимбукту о ней мало кто знает.

– Кто приносит рукописи? – спросил Джейк.

– Потомки местных древних родов, военные, кочевники. За возвращение нашего наследия мы им платим, сколько можем, но средств не хватает.

Эми оглядела толстые стены, в которых хранились тысячи древних манускриптов. В институте будто сливались целые реки мудрости веков.

– Мы обязательно сделаем пожертвование, – пообещала Эми.

– Будем вам очень благодарны. Впрочем, вы можете помочь нам и другим способом.

– О чем речь! – воскликнула Эми.

– Знаменитые европейские соборы или торговые пути в страны Востока известны всем. Однако мало кто слышал о древнем пути, по которому распространялись знания. Он назывался Чернильный путь, и сейчас вы находитесь в его сердце. – Баззи указал на книгу за стеклом. – Кто знает? Возможно, древние рукописи хранят еще много тайн. Расскажите людям о наших сокровищах. Единственный способ их сохранить – поведать о них другим.

– Обязательно расскажем! – пообещала Эми и решила, что выпишет Институту чек, который обеспечит его финансирование лет эдак на пятьдесят. Все-таки иногда хорошо быть Кэхиллом.

– Спасибо, – поблагодарил Баззи. – Теперь пойдемте, наш лучший компьютер находится в зале каталогов.

Хранитель провел ребят через лабиринт стеклянных шкафов к противоположной стене, открыл маленькую дверь, и в лицо им пахнуло спертым воздухом.

– Консерванты против плесени, – пояснил Баззи. – Воздух немного затхлый, но скоро привыкнете.

Он включил свет и вернулся к своему столу.

Это была не комната, а настоящий склад. Рукописи хранились в огромных стеллажах метров семь в высоту. Эми побледнела.

– Похоже на древний пункт приема утильсырья. Нам никогда не отыскать здесь «Апологию»…

– Все не так безнадежно, как тебе кажется, – уверил ее Джейк. – Вспомни про пределы допустимого.

– Ты вообще о чем?

– Сообщение Веспера, – пояснил Джейк. – «Отправляйтесь в Тимбукту. Предупреждаю: ищите в пределах допустимого».

Эми все еще не понимала. Джейк взял с полки рукопись и указал на каракули сбоку страницы.

– По-моему, «Апология» написана на полях книги другого автора, причем на латыни.

– Именно! – воскликнула Эми и порывисто его обняла.

Джейк тоже прижал девушку к себе, и вдруг оба поняли, что происходит. Они поспешно отпрянули, однако глаза их снова встретились. Лицо Эми пылало, и даже Джейк немного раскраснелся. Их тянуло словно магнитом, они склонялись друг к другу все ближе и ближе. Наконец их губы соприкоснулись.

Эми шарахнулась в сторону, как ошпаренная, Джейк Розенблюм был смущен ничуть не меньше.

– Я… – Уже несколько недель Эми не приходилось подбирать слова с таким трудом. Она сделала глубокий вдох, но воздух застрял в горле, и голос сорвался на писк. – Пойду позову Дэна Мышонком. – Она снова вспыхнула. – Скажу Мышонку позвать Дэна.

Девочка повернулась и решительно зашагала к дверям.

– Э-э, да, сходи, конечно. – У Джейка тоже внезапно возникли трудности с речью. – Удачная мысль. А я… Я поищу записи на полях.

Никто его не услышал. Эми Кэхилл выбежала вон.

Глава 22

Как Барт и предполагал, в библиотеке Мамма Хайдара к появлению Дэна и Аттикуса отнеслись без особого восторга. Господин Сурур, библиотекарь, едва не вышвырнул их вон. Это был седоволосый старик в очках с толстыми стеклами, запачканных штанах цвета хаки, белой рубашке и поношенной спортивной куртке. Аттикус показал ему студенческий билет из Гарварда, однако старик посмотрел на него так презрительно, будто мальчик пытался подсунуть ему подделку. Аттикус не сдавался, и решил воспользоваться громким именем.

– Вероятно, вы слышали про моего отца. Его зовут профессор Марк Розенблюм.

– Археолог?

Аттикус кивнул.

– Мы знакомы, – ворчливо признал Сурур. – Уже несколько лет.

– Точно! – воскликнул Аттикус. – Я и забыл. Он приезжал сюда на раскопки древнего города возле реки Нигер.

Дэн вмешался.

– Профессор Розенблюм послал нас найти рукопись под названием «Апология злодеяния».

– Вот оно что.

– Вы знаете такую рукопись? – выпалил Дэн.

– Нет, – покачал головой Сурур. – В библиотеках и музеях нашего города сотни тысяч рукописей. Я подсчитал, что ста ученым понадобится двадцать лет, чтобы их прочесть. Да и то при условии, что каждый будет просматривать одну рукопись в сутки.

– У нас нет столько времени! – воскликнул Дэн.

– Все, чем я могу помочь, – ввести название в компьютер и узнать, есть ли оно в нашей базе данных. Подождите меня здесь, если угодно. – Библиотекарь прошел в служебное помещение.

– Нас не сто человек, – заметил Дэн, – и двадцати лет у нас тоже нет, чтобы просмотреть миллионы ветхих рукописей. Времени – меньше суток, если не успеем, то кто-нибудь погибнет!

Мальчики поспешно разделились и начали просматривать выставленные книги.

Несколько минут спустя Сурур вернулся и покачал головой.

– Я пробовал задавать разные условия поиска. Слово «апология» не фигурирует нигде, притом что наше собрание полностью перенесено на электронные носители. Советую поискать в других библиотеках. На стене моего кабинета есть карта города, где они все отмечены.

Мальчики прошли за библиотекарем. Карта города занимала большую часть стены за столом. То здесь, то там в карте торчали синие и красные булавки.

– Синим цветом обозначены библиотеки открытого доступа, красным – частные коллекции, которые находятся в жилых домах. Мы изо всех сил пытаемся убедить людей передать рукописи специалистам, однако с семейными реликвиями расстаются неохотно.

Красных булавок было заметно больше. Аттикус даже не подозревал, как много в Тимбукту мест, где хранятся рукописи. Дэн не отрываясь смотрел на карту, словно загипнотизированный.

– Похоже, нам пора. Спасибо, что нашли для нас время.

– Жаль, что не смог помочь, – ответил Сурур.

Мальчики вышли на улицу, и Аттикус поинтересовался, каков план действий.

– Какой там план! – вздохнул Дэн. – Если верить карте Сурура, древние рукописи есть почти в каждом доме. Чтобы найти их все, придется проводить тотальный обыск. Думаю, лучше начать с синих булавок. Когда закончим с ними, примемся за красные.

Голова у Дэна шла кругом. Задания Веспера-Один всегда были сложными, но это напоминало поиски иголки в стоге сена. Точнее, иголки в тысяче стогов. Сердце болезненно сжалось. Дэн буквально чувствовал, как с каждым ударом оно отсчитывает время.

– Как насчет Барта? – спросил Аттикус.

– Обойдемся без такси. – Дэн указал на здание за полквартала от них. – Следующая синяя булавка там, вдобавок между ними две красных.

Тут к ним подбежал Мышонок и принялся лопотать на смеси арабского и французского. Когда мальчик на миг остановился, чтобы перевести дыхание, Аттикус повернулся к Дэну и пояснил:

– Он говорит, что Джейк с Эми считают: апология написана на полях другой рукописи.

– Конечно же! «В пределах» значит на полях страницы! Расскажи ему про синие и красные булавки. Даже если будем искать текст на полях, все рукописи просмотреть невозможно. Разве только кому-то из нас сильно повезет.

Мышонок выслушал, кивнул и помчался обратно по занесенной песком улице мимо верблюдов, коз и…

– Кстати, как называют жителей Тимбукту? – спросил Дэн.

Аттикус пожал плечами.

– Тимбуктцы? – предположил он.

– Надо пообщаться с этими самыми тимбуктцами.

Глава 23

Эми выслушала сообщение Мышонка и вернулась в библиотеку. Джейк листал рукописи на латыни. Эми хотелось поговорить с ним о… Об этом. О том, что между ними вроде как произошло. О том, чего больше никогда не будет. Однако синие и красные булавки были гораздо важнее.

– Ух ты! – воскликнул Джейк, старательно отводя взгляд. – Неужели их так много?

– У Дэна превосходная память.

Джейк посмотрел на полки с рукописями, до которых они пока не добрались.

– Тогда у нас проблема.

Эми кивнула.

– Думаю, нам стоит разделиться.

Джейк озабоченно взглянул на нее.

– Я не имела в виду… – Эми запнулась. Она сама не знала, что хотела сказать. – Я пойду в другую библиотеку, а ты закончи здесь.

– Останься! – выпалил Джейк. – В смысле, вдвоем мы закончим в два раза быстрее. По времени будет то же самое.

Эми покачала головой, волосы упали на пылающие щеки.

– Надо ускорить процесс. Я пойду в другую библиотеку и займусь поиском по базе данных, а ты закончишь здесь.

– Не стоит тебе бегать по городу одной, это опасно.

Теперь настал черед Эми улыбаться. Их с Дэном не похитили только потому, что они оказали яростное сопротивление. Она избила трех наемников и помогла их арестовать. Дэн тоже не спасовал – брызнул в нападавших из газового баллончика и пригрозил поджечь. Впрочем, она и сама бы справилась.

– Я ценю твою заботу, – искренне сказала Эми. – Возьму с собой Мышонка. Если возникнут проблемы, он за тобой сбегает.

– Ладно, – неохотно согласился Джейк. – Я приду за тобой, как только здесь закончу.

* * *

Первые три места, в которые зашли Дэн с Аттикусом, оказались пустышками. Никто там и не слышал про «Апологию злодеяния», все рукописи были перенесены на цифровые носители. Мальчики направились к четвертому хранилищу книг, как вдруг почувствовали неприятный запах и увидели тучу мух.

– Мясная лавка, – догадался Аттикус.

– Смотри – верблюжьи головы! – воскликнул Дэн.

Снаружи лавки стояла пирамида из шести верблюжьих голов.

– Там написано, что головы продаются по восемь долларов за штуку, – перевел Аттикус.

– Надо же, даром отдают! – Дэн достал телефон со встроенной камерой и решил сфотографировать неприглядное зрелище. – Напомни мне не заказывать мяса в местных кафешках.

Он сфотографировал головы, и тут телефон звякнул.

– У меня есть сигнал!

Сигнал появился не только у Дэна. Из магазинов и домов выбегали люди и доставали из карманов мобильники. Дэна с Аттикусом совсем затолкали местные жители, которые пытались встать поудобнее и наконец поговорить по телефону. И тут раздался всеобщий вздох разочарования – неуловимый сигнал снова пропал.

Толпа рассеялась. Некоторые вернулись в дома и магазины, другие подняли телефоны вверх и побежали по улице в надежде снова поймать сигнал.

Раздался гневный крик. Дэн с Аттикусом обернулись и увидели, что в дверях лавки стоит мясник в окровавленном переднике и указывает на пирамиду из голов. Верхняя исчезла. Глядя на верблюжьи головы, Дэн кое-что вспомнил. Голова или хвост, орел или решка – Феникс или Оу?..

Теперь головы вовсе не казались ему такими смешными, как минуту назад.

Дэн посмотрел на экран телефона.

«Благодаря мне ты преуспел в Пергамском музее. При встрече я расскажу тебе все о «Книге знаний об остроумных механических устройствах». Ты даже не представляешь, с каким нетерпением я ее жду.

А.Дж. Т.»

– Преуспел к твоей выгоде, – пробормотал Дэн.

– Чего-чего? – спросил Аттикус.

– Не твое дело.

Дэн зашагал прочь. Может, Аттикус и гений, но есть вещи, которых даже ему не понять. Например, каково быть Кэхиллом. Каково знать, что все совсем не то, чем кажется. И как больно, когда прошлое преследует тебя. Тимбукту – не единственная жертва наступающей пустыни. Дэну казалось, будто его душа превращается в пыль и песок.

Глава 24

Эразм сидел в кинотеатре «Звездный город» и смотрел «Живем только раз». Он уже видел эту комедию дважды, третий раз его тоже не разочаровал.

Эразм достал из ведерка на коленях пригоршню попкорна и задумался, сколько же фильмов он посмотрел в своей жизни. Сотни. Может быть тысячи. Надо бы составить список.

Когда они с матерью были в бегах, то ходили в кино каждый день, независимо от города или страны, в которой скрывались. В кинотеатрах темно и безопасно, фильмы отвлекали от страшной реальности: беглецов постоянно пытались убить. Глядя на большой экран, Эразм совершенствовал свои языковые навыки. Он мечтал стать режиссером, когда вырастет. А потом мать погибла.

На глазах выступили слезы. Эразм частенько мог расчувствоваться, когда смотрел фильм, который обязательно понравился бы его матери.

Мобильник завибрировал. Эразм утер глаза грязной салфеткой и вынул телефон из кармана кожаной куртки.

«Женщина собралась уходить. Она заказала такси».

Сообщение прислал официант ресторана при отеле «Орхидея».

Эразм поднялся, быстро покинул кинотеатр и пробрался по шумной улице к мотоциклу. Внезапно пришло еще одно сообщение – от Гамильтона.

«Кажется, у нас проблема».

Эразму обычно нравилась немногословность Гамильтона, хотя сейчас парень мог бы написать и поподробнее. Что там у них стряслось? Эразм вскочил на мотоцикл и рванул с места. До отеля он добрался меньше, чем за пять минут.

Гамильтон дежурил там же, где Эразм оставил его несколько часов назад, но Йоны видно не было. На противоположной стороне улицы стояли две полицейские машины. Толпа молодежи размахивала телефонами со встроенными камерами.

– Где Йона? – спросил Эразм, не слезая с мотоцикла.

– Ох, чувак! – прошептал голос у него за спиной. – Я тут ни при чем!

Эразм повернул голову. Йона осторожно выглядывал из-за переполненного мусорного бака, который изрядно вонял. Звезда рэпа нацепил очки с простыми стеклами, цветастую гавайскую рубашку, мешковатые бермуды, черные носки и сандалии. Эразм усмехнулся.

– Ну ты и вырядился! Тебе не хватает в руках плаката «Я совсем не Йона Уизард».

– Похоже, я допустил какой-то промах, – с несчастным видом признался Йона.

– Станцевал с коброй, – сказал Эразм.

– «Ютуб»?

Эразм кивнул.

– Прости, чувак.

– Ты продержался чуть дольше, чем я предполагал.

Полиция теснила толпу, чтобы дать дорогу подъехавшему такси.

– Луна собралась в путь, – заметил Эразм. – Такси ее. Когда она сядет, мы поедем следом. Держитесь в двух корпусах позади меня. Мотоциклов в Мумбаи больше, чем машин, так что она вряд ли нас заметит. Если только это не какая-нибудь уловка: Луна может покататься на такси и посмотреть, нет ли за ней хвоста. – Двери отеля распахнулись. – Вот и она.

Толпа не обратила ни малейшего внимания на крохотную старушку, которая забралась на заднее сиденье такси. Эразм влился в поток транспорта вслед за ним.

* * *

Гамильтон запрыгнул на моторикшу и повернул ключ зажигания. Йона согнулся в три погибели и засеменил следом, пытаясь не привлекать внимания поклонников.

– Давай скорее! – крикнул Гамильтон.

– Эй, чувак, моя очередь рулить!

– Прыгай назад или останешься здесь.

Их спор привлек внимание людей на другой стороне улицы. Молоденькая девушка задохнулась от восторга, покраснела и запрыгала на месте, тыча пальцем.

– Это же Йона Уизард! – завизжала она.

Моторикше было трудно поспеть за мотоциклом Эразма. Гамильтон и Йона никогда бы его не догнали, если бы не уличные заторы и не отчаянная езда Холта. Йона метался по заднему сиденью, пытаясь одновременно приглядывать за неумолимо настигающими фанатами и за машинами впереди. Он сорвал с себя нелепую маскировку и кое-как переоделся в спортивный костюм Гамильтона-Великана, что было совсем не просто на заднем сиденье.

От фанатов они вроде бы скрылись, но Йона прекрасно знал, что за какую-то долю секунды ситуация может в корне измениться. У фанатов есть мобильники, они постоянно созваниваются с друзьями и списываются в «Твиттере». Йона Уизард едет на запад по Неру-роуд на моторикше! За рулем парень, похожий на морпеха, одет в бледно-голубой спортивный костюм.

Очень скоро их заметит какой-нибудь водитель или пассажир. Одно сообщение в «Твиттере» – и фанаты сбегутся со всех сторон, как саранча.

* * *

Гамильтон не обращал на Йону ни малейшего внимания. Он сосредоточился только на Эразме, который хаотично двигался в потоке транспорта. Гамильтон понятия не имел, за кем следует Эразм – на дороге было не меньше пятидесяти такси. Через полчаса затор рассосался, и Холт увидел, за какой именно машиной они следят. Такси Луны съехало с автострады, проехалось по узким улочкам и затормозило перед трехэтажным складским помещением. Эразм заехал в переулок за полквартала от склада, Гамильтон последовал за ним.

– Не светитесь, – велел Эразм. Он прокрался до угла и осторожно выглянул. – Луна вошла внутрь, такси уехало. Подождем, пока стемнеет, и подойдем ближе. – Он обернулся к юношам. – По-моему, Луна привела нас на явочную квартиру Весперов. Такая удача у меня впервые!

Эразм расположился в конце переулка и принялся наблюдать за складом. Йона с Гамильтоном сидели в моторикше и следили за Эразмом. Через час он неслышно прокрался к складу, двигаясь с поразительной ловкостью.

– Чувак стелется, как пума, – восхитился Йона. Вместе с Холтом он пошел вслед за Эразмом.

– Не орите там! – цыкнул Эразм.

У склада лежала стопка поддонов для транспортировки, за которыми друзья и укрылись. Отсюда было удобно наблюдать и оставаться незамеченными. На третьем этаже горел свет, однако сквозь грязные окна было сложно что-нибудь разглядеть.

– Я думал, Весперы богаты, – сказал Гамильтон. – Могли бы найти местечко получше.

– Выбор здания и района вполне ожидаем, – пояснил Эразм. – На вид ничего особенного, никто и не заподозрит. Скорее всего, на первом этаже находится какая-нибудь посторонняя контора, Весперам принадлежат два последних этажа. Здание старое. Возможно, они обосновались тут много лет назад. Вы видели на въезде форт Махим?

– Я смотрел только на тебя, чтобы не отстать, – ответил Гамильтон.

– Я штаны надевал, – сказал Йона.

– Он находится километрах в четырех отсюда. Форт построили в шестнадцатом веке. Так вот, склад сделан из того же камня.

– Знаете, что с этой улицей не так? – спросил Гамильтон.

Эразм покачал головой.

– Людей нет.

– Чувак прав! – воскликнул Йона.

Эразм промолчал. На третьем этаже погас свет.

– Смотрите, там луч фонарика, – указал Эразм на одно из окон.

– Думаешь, в здании несколько выходов? – спросил Гамильтон.

– Если это действительно логово Весперов, то здесь десяток входов.

Луч фонарика прошелся по второму этажу, потом мелькнул на первом. Из главного входа вышла Луна Амато, огляделась по сторонам и быстро зашагала в северном направлении.

– Идите за ней, – велел Эразм. – Посмотрите, куда она направляется.

– А как же ты? – спросил Гамильтон.

Эразм усмехнулся.

– А я тем временем займусь проникновением со взломом.

Глава 25

На пути в следующую библиотеку телефон Эми звякнул: пришло сообщение от Эразма. Звук услышали десятки людей, они тут же выхватили из карманов сотовые и принялись названивать друзьям и знакомым.

«Луна привела нас к логову Весперов. Войти внутрь и разведать, что и как?»

У Эми была всего секунда, чтобы принять верное решение – сигнал слабел.

«Да».

Едва она отправила сообщение, как сигнал исчез. Люди на улице разочарованно вздыхали и ругались.

Эми вошла в библиотеку. Не успела она поздороваться, как сидевший за столом мужчина произнес:

– Так, дайте угадаю. Вы ищете «Апологию злодеяния»?

– Вы о ней слышали?

– Впервые – час назад, когда сюда заходили ваши друзья.

– Друзья? – удивилась Эми. Дэн с Аттикусом были на другом конце города.

– Возможно, я поспешил с выводами. Если так, простите. В Тимбукту редко встретишь молодых американцев. Я подумал, вы вместе. – Глаза мужчины сверкнули. – Они были не очень-то дружелюбны.

– Не похоже на моих друзей, – покачала головой Эми. – Как они выглядели?

– Голубоглазые и светловолосые близнецы – мужчина и женщина.

У Эми сердце в пятки ушло.

– Вайоминги!

Мужчина пожал плечами.

– Они не сказали, откуда приехали.

Эми судорожно перебрала возможные варианты развития событий. Вайоминги прибыли раньше или позже них? Сколько библиотек они успели посетить? Но больше всего ее беспокоил главный вопрос: что будет с заложниками, если близнецы найдут «Апологию» первыми?

– Они знают, что «Апология» написана на латыни? – спросила Эми.

– Да. Наше собрание книг не такое большое, как в Институте Ахмеда Баба, зато на электронные носители перенесено девяносто пять процентов рукописей. Я не читал каждую, только пролистал, но никаких латинских текстов на полях не обнаружил.

– Вроде бы я не упоминала, что была в Институте Ахмеда Баба, – с подозрением сказала Эми. – И про тексты на полях тоже.

– Мне вы ничего не говорили, однако весь Тимбукту знает, что именно вы ищете. Неужели вы полагаете, здесь никто не заметит прилет частного самолета? Господин Баззи позвонил мне и всем остальным, я сделал так же. Если рукопись в Тимбукту, она найдется. – Библиотекарь рассмеялся. – Господин Баззи выжидает, пока ваш бойфренд уйдет, а потом сам займется поисками в хранилище.

– Он мне не бойфренд, – машинально ответила Эми.

Интересно, Баззи видел их поцелуй? Эми поежилась. У нее уже есть бойфренд, который ночей не спит, пытаясь помочь ее семье. Что бы он сказал, если бы узнал?.. Эми стало очень стыдно.

– Господин Баззи волен заниматься любыми поисками независимо от присутствия Джейка, – сказала она. – Как и вы, господин…

– Меня зовут Танус, – с легким поклоном представился библиотекарь.

– Господин Танус. Если рукопись найдется, мы сможем ее выкупить?

– За сходную плату – да. Я с удовольствием выступлю вашим посредником.

Он взял телефон и долго разговаривал на незнакомом Эми языке. Скорее всего, это был местный диалект – койра чини. Наконец библиотекарь повесил трубку и улыбнулся.

– Я обо все договорился.

– Как нам вас отблагодарить?

– Если удастся разыскать рукопись, подарите мне с женой поездку в Марокко – у нас там родня живет.

– Хорошо, – согласилась Эми. – Мой брат с приятелем сейчас на другом конце города, они ищут…

– Знаю-знаю, – перебил господин Танус и снова рассмеялся. – Двое мальчиков, младший заявляет, что он студент Гарварда.

– Ну, он недалек от истины, – заметила Эми.

– Невероятно!

– Я пошлю за ними Мышонка.

Следовало рассказать ребятам о Вайомингах и привести их обратно. Пока близнецы в городе, нельзя выпускать Дэна с Аттикусом из виду.

Эми выбежала на улицу, чтобы позвать Мышонка и предупредить Джейка.

* * *

– Ну, и где мы теперь? – спросил Аттикус.

– Мне нужно кое-что найти, – ответил Дэн, пробираясь мимо людей и коз на шумном городском рынке Гранд-Марше.

– А именно?

– Увижу – узнаю.

Аттикус остановился, как вкопанный, и Дэну пришлось обернуться. Глаза под очками с толстыми линзами смотрели прямо на него.

– С тех пор, как пропала верблюжья голова, ты сам не свой. Что стряслось?

– Когда ты прекратишь лезть не в свое дело? – вскипел Дэн.

Аттикус вздрогнул, словно его ударили.

Дэну было все равно. Аттикус понятия не имел, что происходит. И как давно все тянется. Много веков. Единственный способ покончить с этим – собрать ингредиенты и принять сыворотку.

Встревоженный Аттикус шел за Дэном от лотка к лотку. Тот останавливался, придирчиво оглядывал товары и спешил дальше.

– Если скажешь, что тебе нужно, дело пойдет быстрее.

– Трудно объяснить, – ответил Дэн. – Когда увижу – узнаю. А это что? – Он указал на белые плитки всевозможных форм и размеров.

– Наверное, соль, – ответил Аттикус.

Дэн удивленно поднял брови.

– Так она выглядит до того, как попадет в солонку?

Аттикус кивнул.

– Тимбукту известен своими соляными копями. В древности сюда съезжались купцы из самых разных стран. Если бы не соль, местные вряд ли бы выжили. Когда-то на месте Сахары расстилался океан, поэтому здесь так много…

Аттикус понял, что разговаривает сам с собой. Дэн ушел вперед. Он успел пройти целых три лотка и теперь стоял возле бочонков с яркими сушеными травами.

– Специи, – коротко пояснил Аттикус. Он боялся, что Дэн снова от него ускользнет.

– Не могу читать этот змеиный шрифт, – пожаловался Дэн. – Здесь есть розмарин и мята?

– Хочешь приготовить на ужин спагетти? Давай вернемся за солью.

– Смешно. У торговца есть эти травы?

Аттикус прочел ярлычки, наклеенные на бочонки, и кивнул.

– Сколько тебе нужно?

– Граммов по пятьдесят хватит.

* * *

Пока Аттикус разговаривал с продавцом, Дэн лениво рассматривал толпу и заметил мужчину, которого вроде бы уже видел возле лавки мясника. На незнакомце был белый балахон и красный тюрбан, лицо закрыто отрезом ткани. Дэн не знал наверняка, он это или нет, – такие балахоны и тюрбаны носили многие мужчины на рынке.

Аттикус вручил другу специи. Дэн положил их в рюкзак и оглянулся, но подозрительный тип уже исчез.

– Ну что, продолжим поиски? – спросил Аттикус.

– Давай лучше поднимемся на крышу и полюбуемся видом, о котором рассказывал Барт.

– Ведь Вес…

– Слушай, я обо всем помню, – прервал его Дэн. – Мы быстро, одна нога здесь, другая там.

Он бросился вверх по лестнице. На втором этаже рынка торговали одеждой, бижутерией, поделками народных мастеров, картинами и антиквариатом. Продавцы буквально вились вокруг покупателей.

– Купи по дешевке!

– Нигде такого не найдешь!

– Порадуй свою маму!

Дэн быстро прошел сквозь толчею, не обращая внимания на предложения торговцев, и остановился у лотка, где висели удивительно красивые изображения пустыни. Перед мольбертом стоял старик. В отличие от остальных продавцов, он мельком взглянул на мальчиков и отвернулся.

– Решил коллекционировать живопись? – спросил Аттикус.

– Размечтался! Просто понравилось. – Дэн стоял перед большим полотном, на котором были изображены ворота Иштар – точная копия ворот в Пергамском музее, вплоть до розы ветров под одним из быков. – Видишь фигурки туров справа?

– Вижу, – ответил Аттикус. – Не думал, что ты знаешь это слово.

Дэн заметил сарказм, но пропустил его мимо ушей.

– Все знают, что тур – это вымершая разновидность быка.

– Вообще-то не быка, а гигантской коровы, – уточнил Аттикус. – Они были под два метра ростом.

Дэн уже не слушал.

– Ладно, взгляни на гигантское жвачное в правом углу!

Аттикус склонился ближе.

– Ух ты! Это же компасная роза де Вирга!

Мальчики обернулись к старику-художнику. Он оторвался от холста и уставился на них немигающим взглядом.

– Вы говорите по-английски? – спросил Аттикус.

– Да, и еще по-французски, по-немецки, по-испански и на всех местных диалектах, – с достоинством ответил художник. Он вышел из-за мольберта и вытер руки о перепачканную красками блузу. – А вы – мальчики с частного самолета, которые разыскивают старинную рукопись.

– Откуда вы…

Художник махнул рукой.

– Весь Тимбукту знает, зачем вы здесь. Насколько я понимаю, рукопись вы не нашли.

– Пока нет, – ответил Дэн. – Ваши картины?

– Да, это мои работы.

– Должно быть, нелегко приходится мастерам кисти в Тимбукту, – предположил Аттикус.

– Единственные, кому здесь живется легко, это мастера кинжала. Я рисую, потому что люблю рисовать. Иногда продам картину-другую, вот только большие полотна не уходят.

– И давно вы здесь? – спросил Дэн.

– Я приехал в Тимбукту девятилетним мальчиком. Отец был персидским дипломатом, начальство его недолюбливало и выслало сюда. Когда мне исполнилось десять, он умер. Мать вышла замуж за местного богача, и мы остались в городе. Кажется, вы знакомы с моим сыном – Башаратом.

– Барт? – в унисон воскликнули Дэн с Аттикусом.

– Это его уличное прозвище. И еще вы знаете моего внука. Его зовут Мышонок.

– Я – Дэн Кэхилл, это Аттикус Розенблюм.

– Меня зовут господин Таджамуль. – Он слегка поклонился. – Знаете, мой сын вас ищет.

– Ну да, мы… – Дэн не хотел признаваться, что они сбежали от Барта. Он указал на изображение ворот Иштар. – Вам приходилось бывать в Берлине?

Господин Таджамуль покачал головой.

– Я не покидал Тимбукту с тех пор, как мне исполнилось десять. Картина написана по фотографиям.

– Хорошие вам попались фото. Я видел стену только вчера, и скажу вам – эта картина ее точная копия, включая компасную розу. Уверяю вас, многие из посетителей музея ее бы и не заметили.

– Вы имеете в виду отметку Колдевея?

– Знаменитого археолога? – спросил Аттикус.

– Когда я был ребенком, он приезжал сюда на раскопки и останавливался у нас. Колдевей помечал этим знаком все свои открытия. На фотографии метку трудно различить, и все же я сразу ее узнал. Мне приходилось видеть ее раньше.

– Где? – спросил Дэн.

– На раскопках! – выпалил Аттикус. – Роберт Колдевей был экспертом по глинобитным сооружениям, как и мой папа!

– Сейчас увидите. – Господин Таджамуль подошел к стопке картин, прислоненных к стене. – Вот она.

Художник достал полотно и показал мальчикам. На холсте был изображен занесенный песком город.

– Видите, это город-крепость. Среди ученых раскопки вызвали массу споров. Колдевей был убежден, что город построили римляне. До этого считалось, что они не проникали так далеко в глубь Африки. Археолог полагал, что поселение при соляной шахте принадлежало Римской империи.

– Римляне – латиняне? – спросил Дэн.

– Видимо, да, – ответил господин Таджамуль. – Ведь римляне говорили на латыни.

Художник провел вымазанным краской пальцем по стене и остановился на компасной розе де Вирга, или отметке Колдевея.

– Там нашли какие-нибудь рукописи? – спросил Дэн. Он едва не подпрыгивал от восторга и нетерпения.

– Мне об этом ничего не известно. Город построили задолго до основания Тимбукту.

– Неужели отметка все еще там?

– Уверен, что да. Колдевей всегда ставил нестираемые отметки. Он знал, насколько разрушительно действие времени. Такая же есть и на колодце в центре города. Колдевей умер до того, как окончил раскопки. Думаю, он понимал, что дальше колодца ему не продвинуться. Он всегда помечал края или границы раскопок. Называл их die Fehlerspielräume.

– Как это переводится? – спросил Дэн.

Аттикус изумленно произнес:

– Это значит «пределы допустимого».

Глава 26

Эми с Джейком просмотрели оставшиеся пять процентов рукописей, которые господин Танус еще не успел перенести на электронные носители. И тут в библиотеку вошел Барт. Один.

– Где мальчики? – спросила Эми.

– Я надеялся, что они с вами, – ответил Барт.

Джейк вскочил с места.

– Вы же должны были за ними присматривать!

Барт пожал плечами.

– Непросто присматривать за теми, кто этого не хочет. Мышонок их отыщет.

Эми взяла рюкзачок и встала.

– Нет, мы сами их найдем. Прямо сейчас.

* * *

– Пожалуй, нам пора, – сказал Дэн. – Спасибо, господин Таджамуль.

Художник поклонился и снова вернулся к мольберту.

Далеко мальчики не ушли. Рядом стоял мужчина в белом балахоне и красном тюрбане, которого Дэн видел у лавки мясника. Вот только это был никакой не местный житель. В одной руке Каспер Вайоминг держал Мышонка, в другой – сверкающий ятаган.

– Каспер! – завопил Аттикус.

– Отпусти ребенка! – велел Дэн. Во рту мигом пересохло.

– Здесь чудесный оружейник, – поделился Каспер и надавил на шею Мышонка сильнее. Тот испуганно вскрикнул. – Его клинки остры, как бритвы. Великолепно! Шайенн они тоже понравились. Она ждет внизу, и в руках у нее брат-близнец моего ножичка.

– Мышонок тут ни при чем! – бросил Дэн.

В ответ Каспер надавил сильнее, клинок впился в кожу.

– Давай пищи, мышка, – велел Каспер.

В глазах ребенка застыл ужас.

– Чего ты хочешь? – спросил Дэн.

В висках мальчика бешено стучала кровь, полуденное солнце играло на лезвии ножа, отбрасывая слепящие блики.

– Я кое-что услышал из вашей беседы со стариком. Расскажи, о чем узнал, или я раскрошу этого грызуна на мелкие кусочки!

Дэн безнадежно оглянулся в поисках помощи, но торговцы не обращали на них ни малейшего внимания.

– Чего вы к нам пристали? – спросил Дэн. – Если мы найдем то, что надо Весперу-Один, мы все равно передадим это вам.

– Мы с сестрой сами все найдем! Пора вывести вас из игры, – ухмыльнулся Каспер и посмотрел на испуганного мальчугана. – И всех остальных, кто встанет у нас на пути. Веспер-Один вам не доверяет. Он думает, вы что-то от него скрываете.

Делать было нечего. Дэн решил рассказать Касперу про отметку Колдевея, как вдруг у него появилась идея. Он потянулся к карману.

– Не вздумай! – прорычал Каспер.

– Там телефон, – пояснил Дэн. – Тебе нужна информация или как?

– При чем здесь телефон?

– Я записал нашу беседу, чтобы послать сестре, – сказал Дэн и облизнул пересохшие губы. – И не смог, потому что не было сигнала. Готов?

Каспер кивнул.

Дэн надеялся, что уловка сработает. Если нет, он будет виноват еще в одной смерти – в смерти ребенка! Дэн увеличил громкость до максимума и нажал на иконку. Мелодия рингтона понеслась по второму этажу, потом ее услышали на первом этаже и на улице. Гранд-Марш точно обезумел. Все продавцы выскочили из-за прилавков, достали мобильники и принялись ловить фальшивый сигнал. Вверх по лестнице бросилась толпа народу и смела Каспера. Мышонок вырвался из его цепких рук и кинулся прочь, мимо орущих людей.

– Сюда! – крикнул мальчик и указал на лестницу, которая вела на крышу.

Дэн сунул голову в лавку художника. Господин Таджамуль все еще стоял у мольберта, не обращая на безумство толпы ни малейшего внимания.

– Сигнал появился? – невозмутимо спросил старик.

– Нет! – крикнул Дэн. – Там психопат, который собирается вытрясти из вас информацию, едва поднимется на ноги.

Господин Таджамуль не стал дожидаться особого приглашения, отшвырнул кисти и выбежал вон. Дэн несся за ним по пятам.

Каспер встал на четвереньки, из разбитого носа текла кровь. Он был похож на разъяренного льва, который готовится к прыжку.

Дэн пробился к лестнице сквозь толпу. На краю крыши стоял Аттикус. Один.

– Где Мышонок?

Аттикус указал на соседнюю крышу. Мышонок отчаянно махал руками, приглашая ребят присоединиться. Между зданиями было метра три, падать пришлось бы со второго этажа.

– Я так далеко не прыгну! – пробормотал Аттикус, с ужасом глядя на Дэна.

Дэн тоже не был уверен в своих силах. Он обернулся и обнаружил, что Каспер поднялся на ноги и ковыляет к ним. А вот Шайенн, тоже одетая в балахон и тюрбан, не хромала. Она неслась сломя голову, ятаган яростно сверкал в лучах заходящего солнца.

Дэн схватил Аттикуса, отвел его на пять метров от края и крикнул:

– Беги!

Аттикус оглянулся, увидел Шайенн и помчался со всех ног. Он с легкостью преодолел расстояние между зданиями. У Дэна была ровно секунда, чтобы восхититься силой страха. Настал его черед прыгать. Он едва успел – в последний момент ятаган Шайенн располосовал ему рубашку сзади, от ворота до самого низу.

Дэн с трудом поднялся, ноги дрожали, сердце едва не выпрыгивало из груди.

– Она собирается прыгать! – завопил Аттикус.

Шайенн отошла подальше и побежала. Едва она достигла края, ноги запутались в балахоне, и злодейка рухнула вниз, как десантник, у которого не раскрылся парашют.

Дэн, Аттикус и Мышонок бросились к краю смотреть. Разочарование было недолгим: Шайенн осталась жива, зато упала в огромную кучу верблюжьего навоза. Она потирала руку и морщилась от боли.

– Пока-пока! – хихикнул Дэн.

Не успел он это сказать, как мимо уха просвистел ятаган и с громким звоном вонзился в деревянную балку.

Каспер посмотрел на Дэна и усмехнулся.

– Бегите, малышня. Недолго вам осталось.

Глава 27

– Похоже, Луна слежки не опасается, – пробормотал Йона.

Луна Амато шла по темным улицам неспешно, словно прогуливалась по хорошо освещенному торговому центру.

– И не скажи! – ответил Гамильтон. – Она даже ни разу не оглянулась!

– Наверно, у нее пушка. – Йона покосился на своего огромного кузена. – В смысле, пистолет.

– Я знаю, что такое пушка! – возмутился Гамильтон. – Можно подумать, ты хоть что-нибудь смыслишь в оружии.

– Чувак! Неужели ты не видел меня в моем супер-пупер-мегаблокбастере – в «Гангстерских хрониках»?!

– Нет, – соврал Гамильтон.

– Ну, тогда ты единственный чувак на планете, кто его не видел! Фильм что надо, тут не поспоришь. Если бы все плохие парни, которых я пустил в расход, были настоящими, на нашей старушке Земле не наступил бы кризис перенаселения!

– Да ну тебя!

Луна пробралась мимо толстых каменных стен форта Махим, повернула влево к заливу и вошла в какое-то селение, судя по виду и запаху – рыбацкий поселок. Вскоре она затерялась между полуразвалившихся лачуг. В отличие от пустынных улиц промышленного района здесь было полно местных жителей, среди которых Гамильтон с Йоной резко выделялись.

– Куда она делась? – воскликнул Йона.

– Это же Йона Уизард!!! – завизжала какая-то девчонка позади них.

Йона взял низкий старт, даже не удосужившись оглянуться. Они с Гамильтоном промчались сквозь лабиринт хижин и остановились на илистом берегу залива. У костра стояли рыбаки и громко смеялись. Когда они увидели запыхавшихся мальчишек, внезапно возникших из темноты, смех затих, и повисла напряженная тишина. Один из рыбаков был одет как Луна Амато.

– Нас обвели вокруг пальца! – воскликнул Гамильтон.

Рыбаки молча двинулись на ребят. Со стороны деревни показались фанаты, замелькали вспышки фотоаппаратов, раздались крики: «Йона! Йона! Йона!»

Йона лихорадочно огляделся в поисках путей к отступлению и нашел единственный выход.

– Лодка! – Рэперу не раз приходилось уходить от несущейся на него толпы фанатов.

Они помчались к воде и прыгнули в первую попавшуюся лодку.

– Я подниму якорь, – крикнул Йона, – а ты заводи мотор.

– Здесь нет мотора! – взвыл Гамильтон.

– Тогда поднимай парус!

Парус поймал ветер, и вовремя: фальшивая Луна Амато вцепилась в борт, чтобы перелезть в лодку. Гамильтон схватил весло и скинул рыбака в воду.

Йона взялся за руль и развернул нос, Гамильтон сбросил в воду еще двоих преследователей. Лодка направилась к выходу из залива Махим. На берегу остались разочарованные фанаты и обозленные рыбаки, которые что-то кричали им вслед.

Гамильтон достал и включил телефон.

– Это была ловушка! Нужно предупредить Эразма. – Он послушал и покачал головой. – Автоответчик.

– Придется вернуться на склад! – Йона резко повернул к югу. – Ты его отсюда узнаешь?

Гамильтон покачал головой.

– В темноте – вряд ли. Эразм сказал, что форт Махим находится километрах в четырех от склада. Прикинем расстояние и найдем нужное место. – Гамильтон прищурился. – Где это ты научился ходить под парусом?

– Видеоигры, чувак. Прямо в точку!

Гамильтон закатил глаза.

– Дай сюда руль!

Они поменялись местами.

– И еще вопрос.

– Валяй!

– Что значит «в точку»?

– Тебе нужен буквальный перевод?

– Ну да.

– Оно означает «ладно, я согласен, ну».

– Все три сразу?

– В точку!

* * *

Отчаянно хромая, Каспер Вайоминг вошел в переулок. Его сестра здоровой рукой стряхивала навоз с перепачканного балахона.

– Кажется, руку сломала, – пожаловалась она. – Что с тобой стряслось?

– Ногу подвернул.

– Я не об этом, и ты прекрасно понял! Веспер-Один велел оставить Кэхиллов в покое.

– Он велел за ними приглядывать и никоим образом не мешать. Я схватил местного спиногрыза, а не кэхилловское отродье. Это ты влезла, размахивая своим новым ятаганом.

– Я просто хотела их припугнуть!

Они уставились друг на друга. Каспер не выдержал и хихикнул.

– Молись, чтобы Веспер-Один ничего не узнал, – прищурилась Шайенн.

– Откуда? – Каспер огляделся по сторонам и усмехнулся. – Знаешь, чем мне нравится этот городишко среди песков? Люди тут исчезают бесследно.

Глава 28

– Вон они!

Эми указала на бегущих по улице мальчишек.

Аттикус с Дэном прыгнули на заднее сиденье, Мышонок втиснулся рядом с Эми на переднее. Барт потянулся и взъерошил волосы сынишки.

– И куда же вы влипли?

Мышонок усмехнулся.

– Где вы были? – набросилась на них Эми. – Мы чуть с ума не сошли!

– Сражались со злобными близнецами, – ответил Дэн.

– Вайоминги! – Эми побледнела. – Вы целы?

– Мы-то да, а вот тупой и еще тупее совсем плохи. Шайенн спикировала прямо в кучу верблюжьих говешек!

– Как нам вообще пришло в голову отпустить их одних?! – Джейк сердито уставился на Эми.

Эми возмутилась.

– Если бы не ты…

– Если бы мы не отправились одни, – перебил ее Дэн, – то никогда бы не нашли «Апологию»!

– Вы знаете, где она находится? – Эми своим ушам не поверила.

– Компасная роза с карты де Вирга нас еще не подводила. – Дэн рассказал сестре про римские развалины. – Ты с Джейком продолжай листать рукописи, а я с Аттикусом смотаюсь на раскопки и выясню, что к чему.

– Даже не мечтай! – отрезал Джейк. – Ваши прогулки без присмотра оканчиваются плачевно!

– Я согласен с Дэном! – заспорил Аттикус. – Если Колдевей прав и поселение действительно основали римляне, то это единственное место во всей Сахаре, где можно найти надписи на латыни.

– У вашей теории есть серьезный недостаток. Древний город, о котором вы говорите, наполовину занесен песками Сахары, – напомнил Джейк.

– Нашу рукопись ищет весь Тимбукту, – заметила Эми и рассказала о сделке с господином Танусом. – Мы должны проверить все версии. Времени в обрез!

– Отлично! Тогда отправляемся на развалины! – воскликнул Дэн и похлопал Барта по плечу. – В багажнике найдется лопата?

– На такси нам туда не добраться, – покачал головой Барт. – Единственный способ передвижения – корабли пустыни.

– Какие такие корабли? – не поняла Эми.

– Верблюды! – восторженно завопил Дэн.

Глава 29

«Да».

Впрочем, ответ был неважен. Эразм собрался проникнуть в логово Весперов невзирая ни на что, однако из уважения к памяти Грейс Кэхилл все же посоветовался с Эми. Грейс не зря решила, что ее внучка станет главой семейства Кэхиллов. Девочка и в самом деле неплохо справлялась.

Эразм знал: из здания склада вышла вовсе не Луна Амато. Он послал за лже-Луной Йону и Гамильтона, надеясь убедить ее, что ловушка сработала. Теперь он надел очки ночного видения и осмотрел все окна. За темными панелями никто не ходил, свет не горел, и все же кое-что Эразм обнаружил. На втором этаже, справа от входа, виднелось незапертое окно. Неважно, в здании Луна или нет. Эразм решил проникнуть внутрь и все обыскать. И лучше, если она об этом не узнает.

Эразм проверил карманы и убедился, что все вещи на своих местах. В юности он много лет прожил в Японии и учился искусству ниндзя. Прикид из черной кожи вовсе не был данью мотоциклетной моде. В нем Эразм чувствовал себя в относительной безопасности, к тому же в темноте наряд делал владельца практически невидимым.

Эразм незаметно перешел на другую сторону улицы и полез по водосточной трубе – тихо и быстро, словно древесная змея. Перед тем, как открыть окно, он сбрызнул петли специальным составом из машинного масла и графита. Створка распахнулась без скрипа, и Эразм проскользнул внутрь. Первым делом он обратил внимание на систему вентиляции: в помещении не только прохладно, там нет ни единой пылинки. Иначе он бы их обязательно увидел в очках ночного видения.

Восемнадцать градусов. Воздух фильтрованный. Система герметична.

Весь второй этаж состоял из огромного зала семьдесят на сто метров, по периметру располагались закрытые офисные кабинки с невысокими стенами. В центре помещения находился большой грузовой лифт, рядом стоял вилочный погрузчик. Недалеко от лифта был выход на лестничную клетку.

Снаружи здание выглядело древним, лет на пятьсот, зато внутри – вполне современным. Ремонт здесь сделали года три назад, а то и меньше.

Эразм прошелся по офисным кабинкам. В первой он обнаружил ювелирный верстак и оборудование для огранки драгоценных камней. Над верстаком висели фотографии и эскизы бриллианта «Золотой юбилей».

В следующей кабинке пахло масляной краской и чернилами. На мольберте стояло незаконченное полотно в духе Винсента Ван Гога. Этой картины Эразм никогда не видел. Он сразу представил заголовки газет: «Неизвестный Ван Гог продан с аукциона за сотни миллионов долларов».

Напротив мольберта стоял верстак со стопками гравированных пластин – клише валюты различных стран: евро, доллары, йены. В третьей кабинке Эразм обнаружил ультрасовременный печатный станок и ящики с пачками банкнот.

«Весперы делают деньги, изготавливая свои собственные деньги», – сообразил Эразм.

В четвертой кабинке он увидел нечто, похожее на копию Антикитерского механизма, которую украли из Американского компьютерного музея. Сказать наверняка было сложно, потому что механизм разобрали на части и разложили на длинном столе из нержавеющей стали. На стене висела фотография оригинала. Эразму она что-то смутно напомнила, но он не мог понять, что именно. Он подошел к стопке схем и чертежей. Сверху лежал рисунок огромного магнита, гораздо больше того, который украли во Франции. Неужели Весперы собираются пустить французский магнит на запчасти? И при чем здесь Антикитерский механизм?

За десять минут Эразм узнал о Весперах больше, чем за последние десять лет. В голове крутилась новая информация и возможные планы действий. Он решил ничего не трогать. Лучше остаться в Мумбаи и понаблюдать, кто здесь работает, проследить за отправкой и прибытием грузов. Несомненно, у Веспера-Один таких складов несколько, да еще в разных странах, однако чтобы найти их все, потребуются годы.

И тут Эразм вдруг сообразил…

Почему Луна прибегла к отвлекающему маневру? Должно быть, знала, что за ней следят.

На первом этаже скрипнула дверь. Очень тихо, и все же Эразм услышал. Чьи это шаги? Луна или кто-то еще?

Эразм выскользнул из кабинки и спрятался за погрузчиком так, чтобы видеть лестницу. Если Луна включит свет, Эразм будет как на ладони. До окна слишком далеко. Вдруг помещение прорезал луч фонарика. Свет заплясал на стене и выхватил из темноты мужской профиль.

Милош Ванек!

В одной руке детектив Интерпола держал фонарик, в другой пистолет.

* * *

– Чувак, две мили мы точно прошли, – настаивал Йона.

Гамильтон в этом сильно сомневался, и все же повернул руль и направил лодку к берегу. Только бы не разбиться об острые прибрежные скалы!

– Плавать умеешь? – спросил Холт.

– Как рыба!

Лодка резко остановилась, и Йона слетел за борт.

– Ты как? – завопил Гамильтон.

– В точку!

Гамильтон нырнул в воду и поплыл. Как ни странно, Йона ничуть не отставал, и на берег они вышли вместе.

* * *

Детектив Ванек замер на лестнице, бегло осветил второй этаж фонариком и вошел.

«Должно быть, он за нами следил», – понял Эразм.

Он воздал инспектору должное. Когда Эразм с мальчиками шел за Луной, то несколько раз оглядывался, однако слежки не заметил. Интересно, купился ли Ванек на уловку с переодеванием или просто стоял и смотрел, как Эразм лезет по водосточной трубе?

Впрочем, неважно. В этот раз детективу его не застать врасплох.

На третьем этаже раздался грохот и глухой стук. Эразм моментально насторожился. Судя по всему, там что-то или кого-то тащили по полу. Лишь бы не Ванека!

Вмешиваться нельзя! Эразм на задании. Ему не должно быть дела до детектива Ванека.

Зажегся свет. Раздался женский голос. Эразм невольно прислушался и подполз к лестнице.

– Ванек, ты слишком стар, медлителен и не очень-то умен. Извини за ссадину на голове, хотя скоро тебе будет все равно. Неужели ты думаешь, что я не заметила тебя и твоих друзей? На мотоцикле, в такси и на моторикше. Совсем сноровку потерял!

Раздался звук удара и стон.

Вмешиваться нельзя!

– Интерпол уже в пути, – заявил Ванек.

– Да неужели? Покажи-ка мне мобильник. Похоже, твой смартфон куда умнее тебя. Он не лжет! Ты звонил в Интерпол больше двух часов назад. И с тех пор ни входящих звонков, ни эсэмэсок. В Интерполе понятия не имеют, где ты! Вероятно, у тебя были свои планы на мой счет, и ты не захотел ставить начальство в известность?

Повисла пауза. Эразм так и видел самодовольную ухмылку Луны.

– Тебя найдут плавающим кверху брюхом в заливе Махим, а может, чуть подальше – в Арабском море, к примеру. И к тому времени акулы тебя изрядно обглодают. Я твой судья и палач! Желает ли осужденный сказать последнее слово?

Вмешиваться нельзя!

– Ты – предатель, Луна Амато.

– И это все, на что ты способен?! Как был ничтожеством всю жизнь, так ничтожеством и помрешь! Прощай, Милош Ва…

Эразм метнулся по лестнице, словно кошка. Прежде, чем Луна успела произнести фамилию Ванека, по пистолету ударил стальной сюрикен. Неуловимым движением Эразм сбил злодейку с ног и сбросил оружие с лестницы. Потом поднял пистолет Ванека и прицелился в Луну.

Она попыталась прикрыться окровавленной рукой.

– Ты так ничего и не понял, Эразм! Весперы взяли в заложники не только Кэхиллов…

Эразм посмотрел на Ванека. На скуле у детектива наливался синяк, из носа шла кровь. Луна приковала его к стулу наручниками.

– Живой?

– Д-да, – ответил потрясенный Ванек.

Луна медленно поднялась на ноги. Эразму никогда не приходилось бить женщин, тем более пожилых, однако сейчас он не испытывал ни малейших сожалений. Луна Амато была опасна, как гадюка.

– Весперы захватили моего сына, – всхлипнула она. – И обещали убить, если я им не помогу.

– Не верь ей! – крикнул Ванек. – У нее и детей-то нет!

– Ванек лжец! Он бросил Эми с Дэном в турецкую тюрьму, я же их освободила! Это он работает на Весперов, а не я!

– Я даже не знаю, кто такие Весперы, – заявил Ванек.

Эразм посмотрел на детектива. Он отвлекся на какую-то долю секунды, но этого было достаточно.

Гадюка ужалила. Эразм увидел бросок, однако слишком поздно. Сюрикен просвистел со скоростью пули, прошел сквозь кожаную куртку, будто сквозь мягкий сыр, и вонзился в сердце. Эразм обеими руками схватился за грудь. Колени подогнулись, и он рухнул на пол. Эразм поверить не мог, что в мир иной его будет провожать злорадная старуха.

Луна подняла пистолет здоровой рукой и наставила на Эразма.

– Через три минуты здесь камня на камне не останется. Впрочем, взрыва ты уже не услышишь. Я сама тебя убью!

– Не смей!

Йона Уизард влетел в комнату с пистолетом Ванека в руках и трижды нажал на спусковой крючок. Бах! Бах! Бах! Три выстрела в упор сбили Луну с ног. В отличие от «Гангстерских хроник» или других постановочных фильмов пистолет не был заряжен холостыми патронами. Пули впечатали Луну в стену, на морщинистом лице застыла гримаса удивления и страха.

Йона в ужасе уставился на дело рук своих. Он больше не был звездой рэпа, чьи пластинки продавались миллионными тиражами. Он больше не был всемирно известным актером. Он стал убийцей.

* * *

Гамильтон подбежал к Эразму и попытался остановить кровотечение.

– Я позвоню в «скорую»!

Эразм покачал головой.

– Слишком поздно. В кармане флешка… Быстрей!

Гамильтон возился с мокрой от крови «молнией».

– Передай ее Эми. Только ей! – прошептал Эразм.

– Ладно, – пробормотал Гамильтон.

– Забери все сотовые. Перекинь данные в Эттлборо. Выбирайтесь отсюда немедленно! На моем смартфоне адрес явочной квартиры в Лондоне. Спрячьтесь… Весперы…

Эразму не хватило дыхания, чтобы закончить предложение. По телу прошла судорога, и он испустил дух.

Йона не мог поверить своим глазам.

– Неужели он…

– Умер, – выдохнул Гамильтон, утирая слезы.

– Бегите! – велел Ванек. – Здание вот-вот взорвется! Это ловушка.

Гамильтон мрачно кивнул и собрал мобильники.

– Где ключи от наручников?

– Времени мало, – покачал головой Ванек. – Уходите сами!

Гамильтон отдал телефоны примолкшему Йоне, поднял стул вместе с Ванеком и поспешил вниз по лестнице.

* * *

Едва Гамильтон опустил стул с прикованным к нему Ванеком, в переулке прогремел взрыв.

– Вызовите полицию! Я все им объясню, – пообещал Ванек. – Надолго вас не задержат.

– Никто нас не задержит, – сказал Гамильтон. – Мы уходим.

– Нет! Вы не поняли, я – на вашей стороне. Только позвоните, и я…

Гамильтон покачал головой.

– Это вы нас не поняли. Мы уходим, вы остаетесь.

Ванек уставился на Гамильтона.

– Что с вами происходит, ребята? Кто все это устроил?

Гамильтон сделал вид, что не слышит.

– Как только выберемся отсюда, позвоним в полицию. – Он посмотрел на Йону. – Ты поведешь?

Йона покачал головой и молча забрался на заднее сиденье.

– Ты в порядке, чувак? – спросил Гамильтон.

Он ожидал, что Йона как всегда воскликнет: «В точку!», но тот был слишком погружен в себя и ничего не ответил.

Глава 30

Путешествовать на верблюде было так же неудобно, как это выглядело в кино. Барт отправился на верблюжий рынок и взял в прокат трех вздорных бестий. Первыми ехали Барт с сыном, которого на самом деле звали Аза (что значит «отрада»), следом Дэн с Аттикусом. Эми с Джейком на третьем верблюде замыкали шествие.

– И кому пришло в голову назвать их кораблями пустыни?! – недоумевал Дэн. – Ничуть не похоже на плавание. Скорее на сплав по порогам шестого уровня сложности, только в замедленной съемке. У меня такое чувство, что почки сейчас оторвутся и выкатятся из штанин.

Аттикус рассмеялся. Эми улыбнулась. Третий верблюд шел такими же рывками, как и остальные, однако ее это не беспокоило. Для равновесия девочка обняла Джейка за талию.

– Похоже, я ошибся насчет полей рукописи, – признал он.

– Еще ничего не известно.

– Надеюсь, Дэн прав.

Джейк откинулся назад и посмотрел на яркие звезды в черном небе. Маленький отряд окружала огромная тихая пустыня. И все же Кэхиллы ни на миг не забывали о том, что до конца срока всего ничего, а на кону стоят семь жизней.

* * *

Когда они прибыли к разрушенному городу, до назначенного Веспером-Один времени оставалось полтора часа.

– Даже если сразу найдем «Апологию», добраться до Тимбукту все равно не успеем, – сказала Эми.

– Веспер-Один не сказал, куда нужно ее доставить. Просто велел найти, и все.

– Вот городская стена, – подал голос Барт. – Аза частенько приходит сюда с друзьями и хорошо знает это место.

– Тогда пусть будет нашим официальным экскурсоводом, – решил Дэн.

Они достали фонарики и пошли вслед за Бартом и Азой к полуразрушенной стене.

– Вот она! – крикнул Барт.

Дети подбежали к нему.

На глинобитной стене красовалась компасная роза – именно такая, как на картине господина Таджамуля.

– Дэн прав, – воскликнула Эми. – Такой же символ есть и на карте де Вирга! Что же он означает?

Десять драгоценных минут они осматривали стену. Увы, там не было ничего, кроме песка и парочки скорпионов, от которых все старались держаться подальше.

Аттикус недоверчиво покосился на второго скорпиона.

– А вы знаете, что от их укусов погибает больше людей, чем от змеиного яда? Я слышал, это очень болезненная смерть.

Обычно подобные факты выискивал Дэн, однако сейчас он думал лишь о том, как бы успеть к сроку.

– Живее! – поторопил он, будто не слыша Аттикуса. – Нужно проверить вторую отметку Колдевея.

До колодца пришлось идти целых двадцать минут.

– Вот метка! – обрадовался Аттикус. – Точь-в-точь такая же, как первая.


Проверка на прочность

Дэн посветил фонариком в колодец.

– Там всего метра полтора глубины. Наверно, забит песком. – Он разочарованно вздохнул.

– Думайте! – прикрикнула Эми. – У нас всего сорок минут!

Джейк медленно обошел колодец и осветил каждый квадратный сантиметр вокруг. Потом он заглянул внутрь и внимательно осмотрел стенки.

– Тридцать пять минут, – напомнила Эми.

Джейк поднял голову и произнес:

– Никакой это не колодец!

– Тогда что? – спросил Дэн.

– Это вентиляционная шахта.

– Откуда ты знаешь?

– Мой отец – археолог, я видел десятки раскопок. Стена вокруг отверстия слишком высокая для колодца, а шахта – слишком узкая.

– Для чего же здесь нужна вентиляция? – заинтересовалась Эми.

– Это древние копи, – пояснил Джейк. – Рядом с самым дном в стене есть отверстие для стока воды, чтобы не затопило.

– Пойду проверю, – решил Дэн и перекинул ногу через край.

– Я первый! – заявил Джейк и оттолкнул его в сторону. – Я выше тебя. Никто не знает, какова глубина шахты. Если все в порядке, я вас позову.

Джейк полез внутрь. Эми положила руку ему на плечо.

– Будь осторожен!

Он усмехнулся в ответ и исчез.

Через несколько томительно долгих минут послышался голос Джейка, эхом отразившийся от стенок вентиляционной шахты.

– Здесь безопасно!

Дэн шмыгнул внутрь, словно кролик. Потом спустились Эми и Аттикус. Барт и Аза остались наверху.

Тоннель достигал всего полутора метров в высоту, поэтому всем, кроме Аттикуса, пришлось нагибаться. Мальчик осветил стены.

– Граффити на латыни!

– Что пишут? – поинтересовался Дэн.

– Так, заурядный юмор ниже пояса.

– Сразу после вентиляционного отверстия тоннель обрушился, – сказал Джейк. – Попробуем пойти в другую сторону.

Следуя за братом, Аттикус искал на стенах слова «апология» или «злодеяние». Остальные пытались ему помочь, но тщетно.

Эми посмотрела на часы.

– Осталось всего двадцать пять минут!

– Впереди какое-то помещение, – сообщил Джейк.

Дети поспешили туда. Сбоку тоннеля приютилась небольшая комнатка. Внутри стояли два помоста разной высоты, вдоль стен – соляные плиты, вроде тех, которые Дэн с Аттикусом видели на рынке Гранд-Марш.

– Это склад? – спросила Эми.

– Вряд ли. – Джейк осветил невысокий помост. – Похоже на кровать. А другая – рабочий стол. Да, пожалуй. Видите факелы? Вероятно, здесь кто-то прятался. Причем человек весьма непростой. Такую каморку построить сложно. Вряд ли комната предназначалась для раба. – Он подошел к дверному проему и прошелся фонариком по краю. – Вот следы петель. Раньше здесь была дверь и замок. Зачем запирать соляные плиты? Соли место на рынке, в пустыне она ни к чему.

– Кажется, нашел! – обрадовался Дэн.

Он рассматривал одну из плит.

– Это же просто соль, – сказала Эми.

– Сам знаю, – ответил Дэн. – Я осмотрел все плиты, и одна из них – не просто соль! На ней что-то вырезано.

Джейк аккуратно сдул с плиты песок.

– Дэн прав! Там выбиты слова, причем на латыни. – Он повернулся к брату. – Ты знаешь латинский язык лучше меня.

Аттикус посветил фонариком, выбирая правильный угол обзора.

– При таком свете читать трудно, к тому же там много чего написано. Представляю, сколько пришлось вырезать эту надпись.

– У нас всего пятнадцать минут! – вскричала Эми.

– Это написал центурион Гай Марий. В первой строчке говорится про «apologia pro meus valde delictum». Это же «Апология»!

Дети вздохнули с огромным облегчением.

– Надо же! – воскликнул Дэн.

Эми посмотрела на часы.

– Еще целых тринадцать минут! – Она бросилась к Дэну и Аттикусу и крепко стиснула обоих, к их немалому неудовольствию.

– Зачем кому-то было писать на соляной плите? – недоумевал Джейк.

Эми вспомнила, о чем рассказывал Баззи.

– В древности бумага стоила дороже золота. Поэтому ученые писали на полях чужих рукописей и на всем, что подвернется под руку.

Аттикус сосредоточенно изучал плиту.

– Центурион говорит, что добровольно вызвался отправиться сюда в изгнание, чтобы наказать себя за убийство великого человека, чье изобретение или механизм он украл. Судя по всему, он управлял соляными копями. Под надписью есть рисунок. При таком свете его не рассмотреть.

– Эй, вы там! – По тоннелю разнесся до ужаса знакомый голос. – Кто не спрятался, я не виноват!

Аттикуса передернуло.

– Это Шайенн, – вздохнула Эми. – Как она нас нашла?

– Ваши друзья у нас! – крикнула Шайенн. – Давайте меняться.

– Отпусти их! – вспылила Эми. – Они ничего не знают. К тому же у нас осталось десять минут!

– Каспер говорит: не десять, а пять. И еще он терпеть не может мышей, так что мальчонка будет первым.

– Аттикус, справишься с переводом за пять минут? – спросила Эми.

– С ума сошла? – охнул мальчик. – При хорошем свете это займет пять часов, не меньше. К тому же текст выгравирован, а не написан.

– Сфотографируй!

Дэн попытался, однако изображение вышло слишком расплывчатым.

– Тик-так, тик-так, – проворковала Шайенн.

– Погоди! – крикнула ей Эми. – Надпись сделана на стене. Вряд ли Веспер-Один обрадуется, если мы ее разрушим.

– Похоже, придется отдать им текст не читая, – вздохнул Дэн.

– Не придется! – уверил его Джейк и взглянул на брата. – Бумага у тебя с собой?

– Разумеется, но с переводом ничего не…

– Мы скопируем текст притиранием!

Эми с отчаянием посмотрела на Джейка.

– Угля-то нет.

Джейк вытащил один из факелов над столом.

– Еще как есть!

– За сколько успеешь? – спросила Эми.

– Понадобится три-четыре минуты.

– Действуй, я попробую задержать Вайомингов.

– Я с тобой! – воскликнул Дэн.

* * *

Каспер держал в руке ятаган. Барт и Аза стояли на коленях, запястья связаны за спиной. Аза жался к отцу, Барт изо всех сил старался закрыть собой сына.

– Они спустились по лестнице с неба, – нарушил паузу Барт. – Я не успел ничего предпринять.

– Вы не виноваты, – сказал Эми, стараясь сдержать слезы. – Простите нас.

– Замолкни! – велел Каспер. – Нашли «Апологию»?

– Джейк сейчас принесет. Она очень тяжелая.

– Это еще почему? – спросила Шайенн.

– Она написана на соляной плите.

Дэн выглянул из шахты. При виде Барта и Азы глаза его сверкнули.

– Не волнуйтесь. То, что вам нужно, уже несут.

– Хорошо, если так. Иначе ваши друзья умрут, – заявила Шайенн и посмотрела на Барта.

Аттикус высунулся из шахты, Дэн помог ему выбраться наверх.

– Где твой брат? – спросил Каспер.

– Идет за мной.

Следом появился Джейк с плитой в руках. Он поставил «Апологию» на край вентиляционной шахты и вылез сам.

Шайенн подбежала и посветила на плиту фонариком.

– Написано на латыни.

– Эта штука тяжелая, – заметил Джейк. – Одной рукой не поднимешь.

– Справлюсь! – Шайенн потянулась к плите.

Джейк качнул тяжелый прямоугольник в сторону шахты.

– Осторожней!

– Ты что, совсем спятил? – завопила Шайенн.

Джейк сделал вид, что не слышит, и обратился к Касперу.

– Отпусти их.

– Не тебе выставлять условия, мальчишка! – рявкнул Каспер. – Забыл про заложников? Один звонок – и кто-то из твоих друзей умрет.

– Знаешь что? – с каменным лицом проговорил Джейк. – Мне они не друзья. Я их даже не видел никогда! Зато я знаю этого мужчину и мальчика. Отпусти их, или я уроню плиту прямо в шахту.

– Джейк! – вскрикнула Эми, но от сурового взгляда слова застыли у нее на губах.

– Не посмеешь, – сказала Шайенн.

– Да неужели? – Джейк качнул плиту.

– Прекрати! – заорал Каспер и мигом перерезал веревки на запястьях Барта и Азы.

– Готовьте верблюдов, – велел им Джейк.

Барт с Азой отвязали верблюдов и заставили их лечь на землю.

– Теперь по седлам! – приказал Джейк. – Сделаем так: я сяду последним. Когда сниму руку с плиты, быстро подхватывайте или она упадет. Эта штука скользкая, весит больше тридцати килограммов, одной рукой не подымешь. – Он оглянулся на верблюдов. Его друзья уже успели сесть. – Ну, порядок.

Он убрал руку. Шайенн едва успела удержать плиту. Каспер бросился сестре на помощь.

– Пока-пока! – Джейк быстро взобрался на верблюда и сел перед Эми.

Барт скомандовал подъем. Верблюды встали на ноги, и друзья поспешно отъехали. Дэн посмотрел назад и увидел, как Каспер поднял тяжелую плиту и скрылся в темноте.

– Наверно, у них есть квадроцикл, – заметила Эми.

Все прислушались, но шума заводимого двигателя не было.

– Да, и еще… – крикнула Шайенн. Голос раздался прямо у них над головами.

Дэн не поверил своим ушам.

– Они спустились с неба, по лестнице, – напомнил Барт.

Все подняли головы и увидели на фоне звезд аэростат.

– Помните считалку? – добавила Шайенн. – И их осталось шестеро!

Вайоминги расхохотались.

– И их осталось шестеро! – Аэростат поднимался все выше, голос было едва слышно. – И их осталось шестеро!

Глава 31

Эван Толливер весь вечер безуспешно пытался дозвониться до Эми, пока не заснул на клавиатуре. Утром он с трудом открыл глаза и пошел в ванную, умываться. Ему очень хотелось поскорее услышать и увидеть Эми в скайпе, но не раньше, чем с лица исчезнут отпечатки клавиш. Эван прямиком направился к кофеварке эспрессо, хотя на сегодня с кофеином был явный перебор.

«Только на кофе и держусь. – Эван потер опухшие веки. – Впрочем, держусь – это громко сказано».

Он добавил искусственных сливок и побольше сахара, потом отнес спасительный эликсир к компьютерному терминалу. Не успел Эван присесть, как зазвонил телефон. От неожиданности юноша подскочил и облился кофе с головы до ног. Эван схватил со стола гарнитуру, замахал обожженной рукой и попытался отлепить промокшую ткань джинсов от тела.

– Алло! – простонал он.

– Это Гамильтон.

Эван обрадовался, что звонит не Эми – с ней нужно быть поласковее после недавнего разговора.

– Как там Мумбаи?

– Мы собираемся обратно.

– Что с Луной?

– Убита.

– Чего?!

– У-би-та.

– Слышу, что убита, – выпалил Эван, тут же забыв про ожоги. Сначала Макентайер, теперь Луна… До встречи с Эми ему не приходилось никого терять. Даже его дальние родственники были живы и здоровы. – Как это случилось?

– Ее застрелил Йона.

Эван рухнул на стул.

– Эй, ты меня слушаешь? – спросил Гамильтон.

– Да. – Эвану никогда не приходилось стрелять.

– Не это самое худшее. – Гамильтон помолчал. – Луна убила… Луна убила Эразма.

У Эвана голова пошла кругом. Он не знал, что и сказать. Он ни разу не встречался с Эразмом лично, зато каждый день получал от него десятки писем. С ним было легко и приятно работать. Все, кто знал Эразма, считали его отличным парнем.

– Какой ужас, – выдавил Эван. Ему хотелось сказать гораздо больше и лучше, но он не нашел нужных слов.

– Это какой-то кошмар! – Голос Гамильтона дрогнул. – Однако сейчас не время горевать. Перед смертью Эразм велел мне отослать в Эттлборо кое-какие данные.

– Какие именно?

– Нужно слить инфу с трех сотовых: Эразма, Луны Амато и Милоша Ванека.

– Там был детектив Ванек?

– Ну да. Мы оставили его в переулке связанным… Это длинная история, как-нибудь потом расскажу. Наш самолет вот-вот взлетит.

– Ладно. – Эван попытался сосредоточиться на главном. – Подсоедини телефоны к компьютеру и слей информацию. Это несложно. Я помогу.

– Нет у меня компьютера.

Эван поморщился.

– В самолете Йоны наверняка найдется.

– Мы летим коммерческим рейсом, вторым классом.

– Вторым классом?! – Эван своим ушам не поверил. – Должно быть, пассажиры сходят с ума от радости, видя Йону Уизарда в эконом-классе!

– Никто не знает, что он здесь. Я его приодел так, что мама родная не узнает! С тех пор, как Йона застрелил Луну, он и слова не сказал. Кажется, у парня с головой нелады, – поделился своими опасениями Гамильтон. – Черт, уже закрыли люк, просят отключить мобильники.

– Погоди! Куда вы летите?

– Лучше не говорить об этом по телефону! Перезвоню, как прилетим.

Гамильтон повесил трубку.

Эван помчался вниз, чтобы рассказать обо всем Шинейд. На диване сидел Иан, в здоровом ухе гарнитура, на коленях ноутбук.

– Что за спешка? – спросил он.

Эван сверкнул на Иана глазами. Нельзя ему ничего рассказывать.

– Пустяки.

Иан указал на мокрые джинсы Эвана.

– Научись делать перерывы в работе, чтобы сходить в туалет.

– Я кофе пролил!

– Ну да, конечно.

– Чем занимаешься?

– Как видишь, работаю. Кто-то должен во всем разобраться. И у меня неплохо получается, кстати.

«Кто-то должен доказать, что ты подлая крыса!»

Эван пробежал через кухню. Это был кратчайший путь к флигелю для гостей. Саладин тут же проскользнул в открытую дверь. Эван не обратил на него внимания, пока из гостиной не раздался вопль Иана. Обычно потасовки с котом смешили Эвана, но сегодня он даже не улыбнулся.

Эразм погиб…

Эван до сих пор не мог в это поверить. Он пробежал через задний двор и вломился во флигель, даже не постучав.

Шинейд сидела за столом и работала на компьютере. Она тут же захлопнула крышку ноутбука и обернулась.

– Что стряслось?

– Эразм погиб! Эми в Тимбукту! Гамильтон с Йоной в бегах!

– Лучше присядь и отдышись, – велела Шинейд. – Теперь начни сначала.

Глава 32

К пяти часам утра Эми, Дэн, Аттикус и Джейк, усталые, но довольные, добрались до аэропорта Тимбукту. Несмотря на то, что среди рукописей «Апологию» не нашли, Эми решила отплатить за доброту господину Танусу и его жене и предложила вместе лететь до Марокко.

– Куда направляемся? – спросил пилот.

– В Марокко, – ответила Эми. – Когда сядем, я сообщу вам следующий пункт назначения. Тут есть вай-фай?

– Появится, когда наберем высоту.

Едва самолет поднялся в воздух, Аттикус с Дэном отстегнули ремни и принялись раскладывать на полу копии «Апологии». Дэн поминутно смотрел на свой мобильник, ожидая нового сообщения. На высоте шесть тысяч метров он его получил. Только не от А.Дж. Т., а от Шинейд.

«Эразм погиб. Луна Амато убита. У меня есть доказательства того, что Иан предатель. Пусть Эми позвонит или свяжется со мной по скайпу как можно скорее».

Дэн тупо уставился в телефон, буквы долго не складывались в слова. Ему просто не верилось, что весь этот ужас действительно случился. Эразм погиб… Такого не может быть!

Дэн подошел к сестре. Она включила ноутбук и решила повозиться со своими записями, как делала всегда. В кои-то веки она выглядела спокойной и расслабленной, словно не подозревала, что такое – ожидать неприятностей каждую минуту и даже секунду своей жизни. И этот хрупкий покой Дэн собирался разрушить…

– Эми… – Он робко коснулся плеча сестры и сообщил ей тяжелую весть.

* * *

Эми пришлось прочесть сообщение несколько раз. Брат сидел напротив и смотрел во тьму за окном.

– Не может быть. Этого просто не может быть!

По лицу девочки побежали слезы. Ведь это она отправила Эразма в логово Весперов! Она виновата в его гибели…

Вдруг кто-то позвонил по скайпу, и Эми машинально ответила. На экране появилось лицо Иана Кабра.

– Привет, Эми! – радостно сказал Иан. – Ты сейчас где?

– Ты прекрасно знаешь, где я! – ответила Эми. У нее перехватило дыхание от внезапно накатившей ярости.

– Вообще-то понятия не имею, – пожал плечами Иан. – Звоню сообщить, что мне удалось кое-что разузнать. Моя мать…

– Как ты мог?! – закричала Эми. – Как ты мог поступить так со своей сестрой?


Проверка на прочность

– Ты о чем? Как и ты, я пытаюсь разыскать Натали…

– Эразм погиб!

– Эразм – что?

– Ненавижу тебя, Иан Кабра! – Эми захлопнула ноутбук с такой силой, что экран треснул.

Звякнул телефон Веспера. Эми выхватила его из сумочки и тоже едва не разбила. Она глубоко вздохнула и нажала кнопку. Открылась фотография заложников. Выглядели они ужасно. Комбинезон Нелли порван, лицо и рука распухли. Алистер Оу стоит в лохмотьях, колено в крови. Все остальные тоже изранены, кроме Теда и…

– Где Феникс? – вскрикнула Эми и протянула телефон брату. Сама она ничего не могла разобрать, слезы застилали глаза. – Скажи, что видишь Феникса!

– Ты о чем? – не понял Дэн.

– Феникса на фото нет…

Дэн вскочил, взял телефон и посмотрел на фотографию. Он резко побледнел, на щеках проступили красные пятна.

– Это еще ничего не значит! – пробормотал он, словно и сам не поверил увиденному. – Вероятно, его куда-нибудь перевезли.

– И их осталось шесть! – горестно повторила Эми, чувствуя, как у нее темнеет в глазах.

Телефон снова звякнул. Пришло текстовое сообщение. Брат с сестрой прочли его вместе.

«Феникс Уизард сидел на стене. Феникс Уизард разбился во сне. Вся Весперова конница, вся Весперова рать не могут Феникса, не могут Уизарда, Феникса Уизарда, Уизарда Феникса собрать! Неужели вы думали, что получите награду за позорно проваленную миссию в Пергамском музее? Как видите, кое-кому она дорого обошлась. Возвращайтесь в Штаты в ближайшие двадцать четыре часа, не то еще один Кэхилл разобьется.

Веспер-Один».

home | my bookshelf | | Проверка на прочность |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу