Book: Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ



Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ
Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

 
[ФОРУМ!

2014

УДК 658.512 ББК 32.81 К88

Рецензенты:

В.Ю. Бубенцов — кандидат технических наук, исполнительный директор Центра креативных технологий «Идеальные решения», специалист по ТРИЗ 4 уровня Ю.В. Кузнецов — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой управления и планирования социально-экономических процессов Санкт-Петербургского государственного университета, Заслуженный работник высшей школы РФ, Действительный член Международной Академии науки и практики организации производства, Президент Национального фонда содействия бизнесу и туризму

Кукалев С.В.


К88 Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ : учебное пособие / С.В. Кукалев. — М. : ФОРУМ : ИНФРА-М, 2014. — 416 с. : ил. — (Высшее образование).

ISBN 978-5-91134-757-4 (ФОРУМ)

ISBN 978-5-16-006820-6 (инфра-m)

Теория решения изобретательских задач (ТРИЗ) давно служит методической базой для решения множества непростых задач. Автор отразил в книге все лучшие стороны ТРИЗ и других подходов к творчеству, ни в чем не идя против традиции и наследия. С другой стороны, книга несет в себе много новых идей по дальнейшему развитию ТРИЗ.

Автор впервые не побоялся решительно высказать мысль, которая давно бродит в умах многих ТРИЗовцев. Он убежден, что ТРИЗ — это не точная техническая наука, а новый и очень интересный раздел когнитивной психологии — психология технического творчества.

Сведения по ТРИЗ в книге представлены в таком объеме и в таком качестве, которых достаточно для полноценного знакомства с этой технологией. При этом оригинальная организация материала в книге позволяет легче, чем даже по первоисточникам, воспринять все положения ТРИЗ.

Написанная простым языком книга может быть использована при изучении курса «Психология технического творчества» в высших учебных заведениях и при самостоятельном освоении ТРИЗ.

УДК 658.512 ББК 32.81

ISBN 978-5-91134-757-4 (ФОРУМ) ISBN 978-5-16-006820-6 (ИНФРА-М)

© Кукалев С.В., 2014 © Издательство «ФОРУМ», 2014

Принятые сокращения

А             —     адекватное (событие, уровень выполнения функции)

АП          —     административное противоречие

В1            —     вспомогательная функция первого ранга

Н2            —     вспомогательная функция второго ранга

ВЗ            —     вспомогательная функция третьего ранга...

ВПР       —     вешсственно-полсвые ресурсы

Вр.Сб     —     вредное событие (или просто Вр)

Вр.Ф       —     вредная функция (или просто Вр)

Гл.Сб     —     главное событие

Гл.Ф      —    главная функция

Дв         —    двигатель ИС

ДСб        —    дополнительное событие

ДФ         —    дополнительная функция

И            —    избыточное (событие, уровень выполнения функции)

ИКР      —    идеальный конечный результат

ИС         —    искусственная система

ИЭ         —    источник энергии ИС

КН         —    ключевой недостаток

КП         —    конфликтующая пара

ЛПК      —    логико-психологические координаты

МЗ         —    модель задачи

МП        —    материал потока

МПиО   —     метод проб и ошибок

Н            —     недостаточное (событие, уровень выполнения функции)

НеИС     —    неполная ИС

НС иадсистсма

НФ инструмент (носитель функции)

нэ      - недостаток (элемента)

0 основная функция

ов оперативное время

03 оперативная зона

ОС окружающая среда

ОФ изделие (объект функции)

пв поток взаимодействий

пмп   - погребность материала потока

ПС подсистема

ПрС проблемная (изобретательская) ситуация

Поб.Сб - побочное событие

Поб.Ф   — побочная функция

РО рабочий орган ИС

Сб событие

тп      - техническое противоречие

Тр трансмиссия И С

ТС техническая система (устаревшее)

УУ устройство управления ИС

ф функция (при перечислении — Ф n.m.)

ФП физическое противоречие

ПВ цепь взаимодействий

UH целевой недостаток

э       - элемент


Моим Учителямвсем, с кем сводила меня судьба, лично или через книги, с благодарностью и почтением

От автора


Дорогой читатель, я позволю себе начать эту книгу с описания реального случая. Как-то, с год назад, я был участником двухдневной конференции, посвященной теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). Эта теория существует уже больше полувека, распространена по всему миру, общепризнана как чуть ли не единственная технология решения творческих задач, опирающаяся на прочную теоретическую базу и дающая реальные практические результаты, имеет множество сторонников, в общем, невероятно полезная, особенно в наше время штука. Но...

Я не выступал с докладом — просто сидел в зале и слушал. Но чем дольше я присутствовал на этой конференции, тем сильнее росло во мне удивление. Все было очень мило: на сцене пели и плясали (конференция ведь про творчество), рассказывали о том, как лучше всего учить иностранные языки, как обучать музыке, показывали фильмы о двухдневных тренингах для Сбербанка — все чин по чину, с кострами, песнями, развлечениями и даже отчетами о полученных несмотря на все это придумках... Но я так и не смог увидеть в этих выступлениях ту самую ТРИЗ, которую больше 50 лет назад создал Генрих Саулович Альтшуллер. ТРИЗ, которую еще в славные застойные времена успешно развивали в нашей стране под его руководством множество заинтересованных инженеров. Ту ТРИЗ, которая позволила многим из этих инженеров решить затем сотни действительно непростых задач для множества ведущих мировых корпораций, ТРИЗ, которую сегодня активно осваивают уже страны Юго-Восточной Азии... Увы, этой ТРИЗ на конференции фактически не было. Больше того, к концу отдельные присутствующие стали требовать, чтобы от них перестали скрывать ценные материалы по ТРИЗ (видимо, они тоже не увидели в выступлениях того, что хотели). Другие начали активно предлагать зарабатывать на ТРИЗ, создавая мелкие кооператив-чики, — все же говорят, что это так круто! Так чего же это вы вот тут лаптем щи... При этом, правда, было ясно видно, что сами они в этой ТРИЗ пока мало что смыслят.

Неужели, — огорчался я все больше по ходу работы конференции, — ТРИЗ пропала, стерлась, перестала не то что развиваться, но даже использоваться у нас, на ее родине. Неужели ее сдуло, смело ветром перемен, так мощно дующим в последнее время с Запада? Не может же быть, чтобы вся она утекла, частично на Запад, частично на Восток, и ничего не осталось там, где она возникла.

Конечно, я знаю, что это не так. Разработаны и лицензированы учебно-методические комплексы для детей разных возрастов. Школьники небольшого городка под Петербургом благодаря ТРИЗ получили не один патент на изобретение. Специалисты по ТРИЗ активно используют ее в практике бизнес-консалтинга, при разработке рекламы и даже при организации выборов. Наши (когда-то, а теперь уже давно западные и восточные) профессионалы ТРИЗовцы решают сложнейшие задачи для иностранных компаний. Но им не уступают и отечественные специалисты, как в Москве, так и в Петербурге, Петрозаводске, Красноярске, Норильске, Великом Новгороде и многих, многих других городах нашей большой страны. Я не называю здесь конкретные фамилии только потому, что боюсь обидеть кого-нибудь, случайно упустив его в том длинном списке, который было бы уместно привести здесь (а так все на равных — никто лично не назван, но те, кто давно занимается ТРИЗ, сразу поймут, о ком конкретно идет речь). Многие из этих фамилий читатель найдет ниже в ссылках на работы ТРИ-Зовцев (они будут оформлены в виде сносок — так удобнее, причем, конечно, мы будем ссылаться не только на работы по ТРИЗ).

Все это правда. Но тягостное впечатление от той самой конференции долго не оставляло меня. И я подумал: а не настала ли пора подвести некоторые итоги, попробовать рассказать о том, что же представляет собой ТРИЗ сегодня. С учетом того, что все это время ТРИЗ не стояла на месте, она развивалась, уточнялись ее понятия, формировались, складывались подходы к проблемам именно с точки зрения ТРИЗ, проверялись временем алгоритмы. Не пришло ли уже время свести все это вместе, строго и последовательно, чтобы любой желающий, приложив, конечно, некоторые усилия, смог понять, что же представляют сегодня эта теория и вытекающая из нее технология решения сложных творческих задач. Что если попробовать...

Безусловно, время не могло не поменять и меня самого. И понятно, что я не смогу, или говоря строго — не захочу, писать про ТРИЗ, не отражая при этом своего личного отношения к ней, не приводя описания своих собственных методов и моделей, в эффективности (полезности) которых убежден. Это и сам подход к описанию не от техники, а от человека и моделей, которые он строит, и юношеское (еще со времен моего обучения на матмехе ЛГУ) стремление к строгости определений. Это и описание сдерживающих наш творческий потенциал ограничений, без знания и учета действия которых ТРИЗ — я убежден в этом — мало что дает, и особенности потоковых подходов, идеально согласующие классику ТРИЗ и современный менеджмент, и упрощенные алгоритмы, которые почти всегда остаются за границами книг по ТРИЗ. Но эти отличия (от ТРИЗ 40-летней давности) скорее в форме, чем в существе дела, в мелочах, но не в главном. И мне не составит труда оставаться в рамках существующей традиции везде, где только представится такая возможность.

В йоге (которой посвящены все остальные мои книги) принята замечательная традиция: передавать знания от учителя (гуру) к ученику (челя) из уст в уста, от сердца — к сердцу. Только так и возможна передача знаний, полагают йоги. Отсюда в культуру йоги вошло обязательное указание автора на своих Учителей. Хорошие традиции разумно поддерживать, перенимать. Моими учителями в ТРИЗ были преподаватели Международного (а тогда еще только Ленинградского) народного университета научно-технического творчества: В.В. Митрофанов, С.С. Литвин, В.М. Герасимов, Б.Л. Злотин и В.Б. Крячко (правда, двое последних очень недолго) и др. АРИЗ я изучал также и под руководством В.М. Петрова. Мы много работали вместе с А.В. Кисловым, и это не могло не иметь последствий — в книге нашел отражение целый ряд его идей1. Всем им мои глубочайшие благодарности и искреннее уважение.

В традиции йоги считается также, что по книге ничему научиться нельзя (поэтому и книги там пишутся не для передачи знаний). Это тоже хорошая традиция, читатели редко извлекают из книги больше 15—20 % информации. Множество важнейших вещей, даже специально выделенных автором, просто не воспринимается в силу ограниченности каналов восприятия, вынужденной краткости изложения и отсутствия обратной связи, контроля того, что понято, а что нет и так ли понято (о передаче тональности, стиля, отношения мы уже и не говорим). Но эту традицию мы все же попробуем нарушить — уж очень хочется рассказать о ТРИС что-нибудь интересное. Нам остается лишь попросить читать эту книгу внимательно, она совсем не так проста, как может показаться, и перей-ти-таки, к делу.

ОСНОВАНИЯ — прежде чем читать дальше


Если у тебя спрошено будет: что полезнее, солнце или месяц? — ответствуй: месяц.

Ибо солнце светит днем, когда и без того светло; а месяц — ночью.

К. Прутков.

Плоды раздумья — мысли и афоризмы

Дорогой читатель, то, что ты держишь сейчас перед собой, — это не просто попытка систематизировать известный материал по ФСА (функционально-стоимостному анализу) и ТРИЗ (теории решения изобретательских задач), этому объединению (ведь по факту одно уже давно не живет без другого), не имеющему пока официального общепризнанного названия. Мы1 сразу предлагаем назвать его теорией развития искусственных систем (ТРИС), постараемся сделать хотя бы внешне похожим на «серьезную» науку и написать если не учебник, то хотя бы учебное пособие2 3, чтобы сделать по возможности доступной большинству. При этом нам хочется не просто познакомить читателя с основами ТРИС, а предложить ему материал, позволяющий сразу достаточно (для практического использования) глубоко вникнуть в историю (традицию) и современное состояние этого направления человеческой мысли, с учетом, естественно, наших личных поисков и экспериментов. Поэтому мы намерены изложить основной материал не поверхностно, давая общее представление о том, что же это такое, а углубленно, вникая в те мелкие детали, тонкости, которые порой имеют решающее значение при попытках использовать изложенное в книге на практике.

Для начала заметим, что само это название и его аббревиатуру ТРИ С мы вводим, возможно, впервые, в силу того, что старые названия типа ФСА, ТРИЗ, ТРИЗ++, «Теория развития технических систем (ТРТС)» или просто «Теория развития систем (ТРС)», инновационная технология проектирования (ИТП) и тому подобные, с нашей точки зрения, не то чтобы устарели, но не отражают адекватно сути явления. С нашей точки зрения название «Теория развития искусственных систем» отражает суть явления не только не хуже, а намного точнее, чем остальные, только что приведенные. Читатель же всегда может считать, что ТРИС — это просто немного расширенный вариант ТРИЗ. И звучит похоже, и по содержанию практически то же, только взгляд обращен не от техники к человеку, а от человека к технике, что с нашей точки зрения не может не импонировать ему. В конце концов, надо же кому-то рисковать и вводить новое. Мы будем рисковать и дальше, теперь нам уже все равно.

Далее, мы должны признаться, что когда стали приводить в порядок все то, что наработано в ТРИЗ за годы ее развития, выяснилась необходимость, мы бы даже сказали — неизбежность не просто уточнения традиционной терминологии, но и введения новой, в некотором роде альтернативной. Обнаружилась возможность расширения ряда традиционных подходов, и, конечно же, мы не смогли (точнее, не сочли нужным) скрывать от читателя наши собственные находки и мысли — в противном случае мы бы просто не смогли написать все нижеизложенное. Это привело к необходимости использования кое-где двойной, параллельной терминологии (предложенной нами и традиционной), введения пояснений, показывающих, что и почему именно так мы изменили по отношению к традиции, где и как мы опирались на собственные находки. Увы, выстроить по возможности строго (с нашей точки зрения) логику ТРИС (с рассмотрением необходимых деталей) и написать хороший, без всех этих необходимых отступлений, учебник одновременно оказалось невозможно. Противоположные требования к тексту надо было разделять или в пространстве, или во времени (и мы даже попробовали первый из этих путей, сопроводив основной текст огромным количеством сносок, но это, как выяснилось, не разрешило противоречия). На то же, чтобы писать две книги, у нас просто не хватило запала.

Тем не менее мы считаем, что учебник, точнее, учебное пособие все же получилось, только в данном случае его не следует путать с самоучителем — мы никогда и не ставили перед собой цель написать последний. Иными словами, мы предполагаем наличие при изучении по этой книге ТРИС преподавателя (не на все приведенные в конце разделов задачи можно поместить здесь ответы в силу их допустимого разнообразия), хотя отнюдь и не ограничиваем читателей, желающих пуститься в плавание по этим страницам самостоятельно. Ведь на самом деле все основные алгоритмы приведены и сопровождены примерами, задачи для их освоения даны, и там, где это возможно, в конце книги помещены контрольные ответы к ним. Везде, где можно, даны ссылки на литературу и страницы Интернета (мы сочли это более разумным, чем сопровождать книгу огромным количеством приложений, перенося туда этот, написанный не нами, хотя порой и важный для изучающего ТРИС материал). И если читатель захочет использовать то, о чем он прочитал, и благодаря сделанным при решении контрольных заданий ошибкам понял, и применить все это к тем задачам, которые ставит перед ним жизнь... Кто же сможет ему в этом помешать?

При этом мы изначально ориентировались на образованного, думающего читателя, на то, чтобы эту книгу можно было использовать в качестве неофициального учебного пособия по изучению ТРИС в технических вузах, скажем, в курсе с условным названием «Психология технического творчества» (почему именно психология, мы объясним чуть позже). А значит, мы позволили себе не упрощать материал без необходимости, постарались вводить все новые понятия и идеи достаточно (для понимания студентом вуза) строго.

ТРИС в настоящее время оставляет впечатление вполне сложившейся системы. При этом традиционно считается, что объектом изучения ТРИС, тем, на что направлено ее действие, являются так называемые «технические», созданные человеком системы, точнее, объекты или их совокупности. Мы, авторы этой книги, не убеждены в этом. Хотя эти технические объекты и развиваются, подчиняясь объективным, т. е. не зависящим от субъектов закономерностям (простите за тавтологию, но тут по-другому и не скажешь), они делают это не самостоятельно, а «используя» этих самых субъектов, наши руки (ведь других рук у бога нет). Иными словами, именно человек, живя в созданном для себя самого искусственном мире, и развивает этот мир. С нашей точки зрения есть серьезные основания считать, что именно он, человек, как раз и является объектом ТРИС. ТРИС направлена на совершенствование тех алгоритмов4, по которым и действует человек, создавая и развивая тот искусственный мир, в котором живет. Иными словами, с нашей точки зрения ТРИС — это скорее раздел психологии, чем техники.



Проницательный читатель, давно знакомый с ТРИЗ и взявшийся читать эту книгу, дойдя до данного места, наверняка возмутится, начнет возражать. Это его право. И мы не будем с ним спорить (хотя чуть ниже и уточним свою позицию). Мы даже готовы согласиться с ним. Просто мы пытаемся смотреть на вещи более пристально: ТРИС развивает человека, а уже этот человек потом совершенствует окружающие его повсеместно объекты, — простая и четкая функциональная цепочка. Конечная цель этой цепочки, естественно, технические (и подобные им) объекты, но непосредственное действие ТРИС на эти объекты в такой цепочке отсутствует.

Непонимание этого может привести к ряду отрицательных следствий. Например, знакомство с разными видами психической инерции и методами ее преодоления, изучение методов развития творческого воображения часто вообще не считают частью ТРИС — так, как бы введение, ведь реальные-то задачи при этом не решаются. В указанной нами цепочке все это встает на свое законное место. Другой пример: мы часто наблюдали, как изучение ТРИЗ начинают с освоения АРИЗ-85В или других подобных алгоритмов, не изучив достаточно глубоко методы выявления конфликтующей пары, формулировки и разрешения противоречий, приемы выделения ключевой задачи. Но пока не изучено только что перечисленное, трудно рассчитывать на качественное освоение АРИЗ-85В и подобных ему алгоритмов, что мы неоднократно и наблюдали на практике.

Зато мы пойдем дальше и заметим: если смотреть еще пристальнее, то станет очевидно (по крайнем мере для нас), что фактически никто из нас никогда не решал, не решает и не сможет решать задачи даже по тем алгоритмам, которые содержит ТРИС, как, впрочем, и любая другая область знаний. Все эти алгоритмы — только инструмент, средство формирования внутренних программ поведения, которыми мы и пользуемся затем при решении вставших перед нами задач.

Никто не может сделать то, что не умеет. Прежде надо этому научиться. Вместе с тем, культура мышления любого человека уникальна. Осваивая некоторую теорию, технологию, методику, прием, каждый из нас производит (опираясь на разное для разных людей количество примеров и контрпримеров) свертывание полученной информации (преимущественно операторных компонент изучаемых алгоритмов, технологий, последовательностей действий), связывает ее с уже имеющимися у него моделями мира — превращает эту информацию в знания, умения, навыки. После чего пользуется при решении всех своих задач исключительно этими, возникшими при обучении и постоянно совершенствуемыми в процессе жизни внутренними алгоритмами.

К таким внутренним, сугубо индивидуальным алгоритмам, как нам кажется, вполне уместно применять введенный С.И. Шапиро термин «логико-психические координаты (ЛПК)»1. Замена термина в данном случае позволяет уйти от суженного понимания алгоритма как предписаний, приводящих к нужному результату без проявления изобретательности. Однако мы будем использовать в дальнейшем тексте также термин «алгоритм», просто отдавая дань традиции.

Эти ЛПК построены, возможно, на недихотомической и, видимо, вероятностной логике и работают в том числе в «многомерном пространстве» нашего подл

сознания , без обращения уже к тем внешним правилам, алгоритмам, действиям, с которых начинался процесс обучения. 5 6

Другое дело, что такие логико-психические координаты, чтобы быть эффективными, не должны быть оторваны от тех объективных законов, по которым развивается окружающий нас искусственный мир. И не изучив эти законы, не опираясь на них, нельзя создать эффективные алгоритмы (точнее, ЛПК) мышления человека при решении им указанных выше задач.

Впрочем, тут необходимо сделать несколько уточнений. Существует огромное количество литературы, проводится немалая работа по психологии творчества. И чтобы со стороны психологов не было никаких инсинуаций по отношению к нам (несмотря на то что в последнее время в преподавании ТРИС все большее место занимают психологические подходы), мы будем говорить не просто о психологии творчества, а о психологии технического творчества (заметим, что поиск в Yandex на эти три слова дает очень уж ограниченное число ссылок). Этим мы как бы дистанцируемся от психологии творчества в общепринятом смысле1. Впрочем, несмотря на обилие ученых и литературы, современная психология творчества все еще не может дать четких ответов на рассматриваемый нами вопрос: как специалисту в какой-либо области деятельности ставить и решать сложные творческие задачи? Вот и приходится писать книгу по психологии технического творчества.

Дело, видимо, в том, что подавляющее большинство работ по психологии творчества (вообще) посвящено исследованию процесса творческой деятельности. Однако исследуемый процесс при этом происходит неуправляемо, так называемым методом проб и ошибок (МПиО). То есть рассматривается случай, когда при поиске ответа на какой-либо вопрос мы совершаем часто безответственные движения от одной случайной точки к другой, не слишком удаляясь от исходных условий задачи . Мы же хотим предложить нечто лучшее, опирающееся на объективные законы, по которым живет и развивается (нашими усилиями) окружающий мир, но и не становясь при этом врагами хорошего.

Ведь если человек решил определенную задачу, значит, существовала некая последовательность мыслительных действий (алгоритм), которая привела его к этому решению. Из этого, впрочем, не следует, что можно предложить такую последовательность действий, которая приводила бы к решению любых задач любым человеком. Но не следует и то, что нельзя предложить некие алгоритмы, изучая (осваивая) которые человек не сформировал бы в себе некие внутренние, сугубо индивидуальные правила действий (ЛПК), повышающие эффективность поиска решения определенного класса задач, в частности задач из некоторой предметной области. 7 8

Но цель ТРИС — в отличие от цели человека, изучившего ТРИС, — как раз изменение алгоритмов мышления, определенная трансформация личности. Трансформация, позволяющая затем этой личности более эффективно совершенствовать те объекты, с которыми он взаимодействует в своей жизни (и тем самым повышать комфортность этой жизни).

И мы, конечно же, не отрицаем: начиналось создание того, что мы здесь называем ТРИС, именно с изучения техники, характера и законов ее развития, ее жизни. Но изучение технических объектов в рамках ТРИС не цель, а всего лишь средство, позволяющее улучшить процессы мышления и уже как следствие — нашу жизнь, окружающую нас технику.

Это, конечно, мешает с полным правом включать описанную в данной книге науку в классическую психологию, исследующую нечто мистическое — нашу душу (psyche). Но поскольку, как мы уже говорили, ТРИС меняет человека (а уже человек затем меняет окружающий его мир), то более близкую к ТРИС науку, чем психология, назвать трудно1.

ТРИС изначально была ориентирована ее автором именно на изменение мышления (и только как следствие — изменение объектов). Приведем цитату из книги создателя ТРИЗ Г.С. Альтшуллера: «В процессе эволюции наш мозг научился находить приближенные решения простых задач. Но эволюция не выработала механизмов для медленного и точного решения сложных задач. ... Эвристические механизмы высших порядков не могут быть открыты — их нет. Но они

■у

могут и должны быть созданы» . Именно этим и должна заниматься психология технического творчества.

Во введении к книге «Творчество как точная наука. Теория решения изобретательских задач», в разделе «От автора» Г.С. Альтшуллер пишет, что все предлагаемые им ниже задачи — это «задачи на управление мышлением»9 10 11. И высказывает далее надежду, что «принципы управления мышлением при решении изобретательских задач (именно принципы, а не конкретные формулы и правила), по-видимому, могут быть перенесены на организацию творческого мышления в любой области человеческой деятельности». Кстати, уже следующий раздел книги так и называется «На пути к теории творчества». Между прочим, и самая первая публикация по ТРИЗ была помещена в журнале «Вопросы психологии» и тоже называлась «О психологии изобретательского творчества»12.

Далее Г.С. Альтшуллер высказывает надежду, что «среди тех, кто ее (эту книгу) прочитает, окажутся люди, которые захотят пойти дальше и займутся поиском новых форм управления творческим мышлением в технике, науке, искусстве...». Да и сам переход Генриха Сауловича к разработке теории развития творческой личности (ТРТЛ) говорит о понимании им невозможности удаления из построенной нами выше функциональной цепочки (ТРИС — человек — техника) промежуточного звена — человека, с его телом и психикой. Вот и мы всего лишь продолжаем начатое Г.С. Альтшуллером дело.

Правда, при этом ТРИС из науки о скачкообразных изменениях любых объектов (тем более, что это место уже занято синергетикой) или науки о развитии окружающего нас мира техники мы опускаем всего лишь до уровня одного из направлений одного из разделов такой даже не науки, как психология, но тут уж ничего не поделаешь.

Мы могли бы привести здесь еще пару страниц аргументов в пользу нашего подхода, но ограничены объемом книги. Те же, кто считает такой подход (отнесение ТРИС к области прикладной психологии) категорически неприемлемым, могут в дальнейшем просто заменять слово «психология» словом «философия» (перейти в надсистему) и говорить не о психологии технического творчества, а о философии техники. Но тогда уже мы спросим — а почему только техники. Да и, как мы уже обмолвились, преподавание любви к мудрости (философии) в техническом вузе сложнее организовать, чем изучение психологии технического творчества. Вместе с тем, как мы покажем ниже, философия, строго говоря, не может быть оторвана от логики, а значит, и психологии нашего мышления.

По нашим наблюдениям, психология в последнее время все больше уходит от исследования некой мифической души к изучению личного и коллективного опыта человека и процессов (а также, конечно, результатов) переработки им информации. И не только исследованию, но и изменению. Независимо от используемых для этого методов. И ТРИС оказывается как раз в русле этой тенденции.

Если мы правы, то становится даже понятно и то, к какой области психологии отнести ТРИС: ТРИС — это одна из теорий когнитивной психологии, направленная не на изучение структуры внутренних ЛПК, или, как сказал бы профессионал — конструктов, а на их формирование (тем более, что когнитивная психология также позволяет себе менять структуру этих конструктов после ее изучения, больше того, направлена именно на это). Заметим, что такое решение все еще не позволяет считать ТРИС наукой (а только теорией). Уж если даже отец-основатель НЛП Джон Гриндер вообще не считает наукой психологию1 и

9

называет НЛП всего лишь моделированием мастерства , то и читатель, конечно, может занять похожую позицию. Нам же нужно получить от ТРИС именно это — моделирование мастерства (решения задач). Если уж ему, читателю, так не хочется заниматься философией или психологией — мы оставляем это на его совести. И мы с самого начала заявили о готовности уделить внимание не только изложению основ, но и множеству деталей, необходимых мастеру.

Здесь нелишне сделать еще одно замечание. Вы можете удивиться, но все самые важные открытия в области психологии сделаны русскими учеными. Вклад и авторитет наших ученых (И.М. Сеченов, И.П. Павлов, А.А. Ухтомский, 13 14

Л.С. Выготский, П.К. Анохин и др.) в этой области настолько велик, что главный психотерапевт России традиционно одновременно является и президентом Европейской психотерапевтической ассоциации. И создатель ТРИС — этого нового направления, которое можно было бы назвать «проблемно-ориентированной» или «объективной» психологией технического творчества, Генрих Саулович Альтшуллер15 тоже русский (что и не удивительно). Правда, не ученый, а инженер, но это не умаляет его заслуг перед мировой наукой. Причем с нашей точки зрения основной подвиг Генриха Сауловича состоял не только, и даже не столько в разработке ТРИЗ как таковой, сколько в создании в Советском Союзе массового общественного движения творческого отношения к жизни. Именно это движение после начала перестройки выплеснулось за пределы нашей страны. И хотя перевод ТРИС на другие языки весьма непростая, хотя и выполнимая задача, они (теория и порожденная ей технология) фактически вышли на второй этап развития, т. е. на стадию коммерциализации, находят широкое применение во всем мире.

А теперь еще один важный, с нашей точки зрения, вопрос, ответом на который необходимо предварить основной текст книги. Чем мы думаем? Большинство, не сомневаясь, ответят — головой. И будут неправы. Такой ответ опирается на примитивность журналистов, привыкших писать в своих газетах любую чушь (как, например, тот анекдот про таблицу Д.И. Менделеева, якобы увиденную им во сне, или якобы изобретенную им водку), лишь бы как-то развлечь и завлечь читателя. Дело в том, что человек — это «система» (строго говоря, его можно и нужно рассматривать как систему). И все важные для нас результаты деятельности этой «системы» обеспечиваются множеством ее элементов, взаимодействующих друг с другом. Можно утверждать, что любая наша деятельность осуществляется всем телом под управлением психики. Мы всем своим телом ходим, говорим, едим, спим, пилим дрова. И думаем мы тоже всем своим телом (не без участия, естественно, психики). Попробуйте приподнять рояль и, держа его на весу, начать решать простые арифметические задачи. Вспомните себя во время болезни, когда не то чтобы думать, ходить-то было трудно. Для эффективного мышления, на самом деле, нужны не только эффективные алгоритмы, но и запас сил, высокий энергопотенциал. Мысль — это остановленное (силами второй сигнальной системы, блокирующей физиологию) движение, действие.

Итак, мы будем учиться творческой деятельности, учиться думать.

При этом (обратите внимание) мы не утверждаем, что ТРИС сделает нас умнее. Ум, как системное свойство организма человека, состоящее в способности рационально действовать в нетривиальной обстановке, не может быть сформирован в отдельности от формирования тела. Это уже потом ум соединяется с образованием, рождая интеллект. ТРИС же просто тренирует этот интеллект, делает его более ориентированным на работу с искусственными системами, когда мы думаем, как сделать эти системы лучше.

А что значит «думать»? Да, думание — это процесс, осуществляемый нашим телом под руководством нервной системы во главе с мозгом. И чтобы опять-таки правильно понимать последующее, нам придется опять вернуться к вопросу цели, но уже на более локальном уровне даже не отдельной личности (об этом разговор ниже), а на уровне нервной системы. Какова глобальная цель этой системы? Да, ориентация в окружающем мире необходима, чтобы обеспечить себе желаемое будущее, однако ее недостаточно. Необходим еще один вид действий — прогноз, предсказание. Вспомните, с какой радостью любой из нас говорит: «Видишь, я же предупреждал, что так и будет», — наш прогноз, наше предвидение оказались верны. И нет для нас большей награды, чем сознавать это, — ну разве что еще ощущение, что ты все же решил эту задачу, все же смог, добился, достиг цели.

Это утверждение с непривычки тоже может показаться странным, но если вдуматься: главная цель нервной системы — предсказание будущего16. Какое решение из множества полученных вами надо внедрять? Что такое хорошее изобретение? Ответ для специалиста по ТРИС очевиден — то, которое согласовано с законами развития техники. Иными словами, хорошее решение — это всегда грамотное прогнозирование будущего состояния техники, и даже больше того — общества. А инструментом для этого всегда была и еще долго будет творческая деятельность. И поскольку основной, хотя и непростой задачей нашего мозга (позволим себе нестрогое, общепринятое выражение) является именно прогнозирование, а его невозможно осуществить без творчества...

Надеемся, что изучение всего изложенного ниже позволит читателю со временем уверенно идти в свое будущее, не просто перестать бояться сложных ситуаций (задач), но и обрести «радость неудачи». Ведь любое событие в нашей жизни нейтрально, наша оценка его как плохого или хорошего всегда временна и необъективна. Но любое событие меняет расстановку сил вокруг нас, открывает доступ к ресурсам, которые раньше были не видны или недоступны, и, значит, может быть использовано на пользу себе и другим. Именно умение извлекать пользу из любых происходящих событий и отличает творческого человека от дурака.

Иными словами, ТРИС формирует в человеке один из важнейших для любой сферы деятельности навык — навык преодоления. Конечно, в формировании этого внутреннего стержня личности всегда участвовали и всегда будут участвовать и традиционные школьные предметы: математика, физика, русский язык и литература. Даже физкультура имеет к этому некоторое отношение. Просто ТРИС, постепенно переходя из теории в технологию, формирует этот навык не только на уровне характера, а инструментально, на уровне умения всегда искать и находить необходимые для преодоления препятствия ресурсы, причем преимущественно самые доступные и дешевые, — тренируется находчивость.



Больше того, несовершенство нашего обычного языка, с которым мы еще не раз столкнемся в этой книге, часто заводит нас в тупик. Нельзя думать как все. Можно или соглашаться с большинством, или думать. В последнем случае вы, во-первых, начнете жить интересной жизнью, совершенно непохожей на жизнь окружающих, — на свете нет ничего более приятного для человека, чем творчество. А во-вторых, вами уже невозможно будет манипулировать, что для вас лично и не всегда будет создавать положительные эмоции, но всегда будет оказывать положительный эффект на жизнь общества. Что, согласитесь, тоже немаловажно.

Закончить это предисловие нам хотелось бы еще одним немаловажным вопросом. Мы поняли, чем человек думает (всем телом), поняли, что значит думать (предвидеть будущее). Но мы еще не поняли, как же это происходит, что представляет собой сам процесс думания. Это уже тот конкретный и очень важный вопрос, который, наверно, разумнее было бы перенести в основную часть книги, но сказав «А»...

Что мы получаем после того, как над чем-то подумали? Надеюсь, большинство согласится с нами — мы получаем понимание. А что значит понять?

Нет, не ищите ответ на этот вопрос в Интернете, энциклопедиях и справочниках, литературе по психологии — его там нет. Даже в такой в свое время модной науке, как искусственный интеллект, нет ответа на этот внешне простой вопрос. Только кибернетика17, точнее, кибернетические модели сознания в свое время приблизили нас к этому — столь же простому, как и сам вопрос, — ответу. Причем мы многократно проверяли, ведя тренинги по ТРИС, что у слушателей никогда не возникает возражений, такой вариант ответа принимается всеми.

Но прежде чем ответить на вопрос о том, что значит понять, давайте задумаемся над немного другим вопросом — а что значит наблюдать? Что происходит с нами, когда мы за чем-то наблюдаем, что в нас меняется? Сам собой напрашивается ответ: происходит изменение наших внутренних образов. Наблюдая что-либо, мы меняем, а то и создаем внутренние образы тех объектов или процессов, которые наблюдаем, строим их модели.

Вот и выходит, что понять — значит построить модель. Но в отличие от простого наблюдения, понимание — это построение хороших моделей, таких, которые учитывают реальные связи и объективные законы наблюдаемого нами мира. Чем точнее наша внутренняя модель (на совершенствование которой и направлен такой раздел психологии, как ТРИС) исследуемого явления или объекта будет отражать его (важные для нас) свойства, тем правильнее будет наше понимание. Чем больше таких (согласованных друг с другом) моделей одного объекта (явления) мы построим, тем наше понимание будет полнее и разнообразнее. Так устроено наше тело, орган нашего мышления, что мы все и всегда воспринимаем окружающий мир через систему его моделей (по-разному называемых в разных науках: алгоритмы, метафоры, конструкты, энграммы и т. п.). При этом любой профессионал строит свои модели окружающего мира: физик строит физические модели, химик — химические, математик — математические и т. д. Именно так, путем построения и перестроения своих моделей и происходит в нас процесс мышления. Думать — значит стараться понять, т. е. строить и перестраивать рад моделей.

Итак, займемся изучением ТРИС, приступим к освоению творческого вида деятельности. А начнем мы с освоения некоторых простых моделей, описанных в первой главе, самой большой и, возможно, самой сложной (несмотря на то, что мы всего лишь уточняем значение некоторых распространенных слов для целей ТРИС). Эти модели, термины, которыми оперирует любой специалист по ТРИС, сразу позволят читателю свободно, а главное, точно понимать все остальное, что он будет читать на эту тему (в том числе в любой другой литературе по ТРИС). Ведь специалист отличается от неспециалиста прежде всего языком, на котором говорит. Вот мы и начинаем с освоения языка.

Но если вы освоили язык, то сразу попали в другой мир — ведь на каком языке мы говорим, в таком мире и живем. И логика изложения автоматически заставляет нас уточнить границы и особенности этого, скорее всего, нового для читателя мира. Читателю придется глубже познакомиться с теми подходами (подход — это общее основание деятельности), о большей части которых он наверняка слышал. Но одно дело слышать — совсем другое понимать. А еще труднее — научиться по-другому думать, поменять свою психику, расширить восприятие окружающей действительности и посмотреть на мир «другими глазами». Этому посвящена вторая глава книги, которая естественным образом переходит в третью, показывающую, на какие допущения опирается все здание ТРИС.

Немного освоившись в этом новом мире, изменив свои подходы к окружающим вас явлениям и объектам, к тем реальным задачам, которые встают на нашем жизненном пути, вы, казалось бы, будете готовы эти задачи решать... Если сможете их увидеть. Наш опыт преподавания ТРИС показывает, что люди не видят перед собой задач. Целый ряд ограничений психического плана мешает большинству творчески относиться к жизни. Н пока мы, по крайней мере, не укажем читателю на эти ограничения, не опишем, как они работают, и не дадим советов по их устранению, с нашей точки зрения, нечего даже надеяться на реальную пользу от изучения аналитических и решительных инструментов ТРИС. Описанию этих ограничений и методов борьбы с ними, в том числе методов развития творческого воображения, посвящены четвертая и пятая главы книги. В них почти не будет использоваться введенная в первой главе терминология, но это ни в коей мере не позволяет, с нашей точки зрения, считать изложенный в них материал посторонним. Он в большой степени является той психологической базой, той почвой, на которой только и могут вырасти все остальные инструменты психологии технического творчества — ТРИС. Мы не могли говорить о подходах во второй главе, не введя необходимые термины и не объяснив их смысл и важные для дальнейшего разговора особенности в первой. Точно так же мы не могли говорить об ограничениях в четвертой и борьбе с ними в пятой главах, не показав во второй стили мышления, необходимые для эффективного решения встающих перед читателем задач, увидеть которые эти ограничения мешают. И, конечно, мы не могли приступить к изложению собственно алгоритмов, не указав на эти ограничения.

И только после всего этого мы сможем приступить непосредственно к методам грамотной постановки и решения задач, выработанным и проверенным временем в ТРИС. Тому, как правильно поставить задачу, выделить ключевое ограничение в системе, будет посвящена шестая глава, методам решения поставленной задачи — седьмая.

На протяжении всей последующей работы мы будем придерживаться, пожалуй, только двух принципов: объективности (отражение в наших моделях реально наблюдаемых эффектов, связей, закономерностей) и последовательности (постараемся не валить сразу все в одну кучу, разложить весь материал «по полочкам», чтобы каждый элемент ТРИС был на своем месте).

А теперь в путь — к фантастически интересным сложностям освоения нового.

Глава 1

БАЗОВЫЕ МОДЕЛИ


Впереди трудные времена...

Скоро нам всем придется выбирать между тем, что правильно, и тем, что легко.

Дж. К. Роулинг.

«Гарри Поттер и кубок огня»

Надеюсь, мы с тобой, уважаемый читатель, договорились во введении к этой книге, что понимание — это построение моделей. Мы хотим быть понятыми — какие же авторы не хотят этого, именно для этого и пишутся книги (помните: «счастье — это когда тебя понимают»18). Тогда вполне логично начать изложение основного материала с четкого определения тех базовых моделей, на которых строится все остальное здание ТРИС.

Тем более что ТРИС — молодая наука (начало ее формирования можно отнести к 1959 г. — к первому опубликованному варианту АРИЗ). В силу специфики развития (долгое время силами энтузиастов) и ее междисциплинарного характера в ней обычно не придавалось большого значения строгости определения исходных понятий (что и заставляло многих сомневаться в научности ТРИС). Это, с одной стороны, позволяет нам корректировать устоявшуюся терминологию. С другой стороны, стремительное развитие ТРИС, особенно после объединения ТРИЗ как таковой с ФСА, требует того же. Нам хочется попробовать ввести единую терминологическую базу этой науки и выразить надежду, что она приживется.

Мы отнесли к числу базовых моделей следующие:

• систбма;

• функция;

• событие;

• ресурс;

• идеальный конечный результат (ИКР);

• противоречие;

• веполь.

Дело в том, что на каком языке мы говорим, в таком мире мы и живем, воспринимая все, что нас окружает и с нами происходит, через призму наших моделей. И нам надо для начала разложить с помощью этой призмы белый свет происходящего на отдельные цвета радуги, отдельные понятия (их как раз семь), которые и зададут нам новый взгляд на проблемы, предлагаемые судьбой. Взгляд со стороны теории развития искусственных систем.

И мы должны будем ввести указанные понятия предельно строго. Не сделай мы этого, не построй мы строгие модели, и теория, а тем более построенная на ее базе технология, будет то работать (для одних ее пользователей), то не работать (для других).

Такова специфика любой области знания — осваивая эту область и привыкая говорить на языке принятых в ней терминов, человек начинает смотреть на мир глазами профессионала в этой области знания. И мы не видим ничего плохого в том, что наш читатель, возможно, начнет смотреть на мир глазами человека творческого, освоившего этот, все более актуальный вид деятельности.

Прежде чем приступить к построению (изложению) базовых моделей ТРИС, уточним смысл самого понятия «модель».

Модель — это созданная в процессе анализа или решения задачи искусственная структура, в которой сохранены существенные для дальнейших исследований свойства моделируемого объекта.

Наша цель при попытке понять что-либо — прежде всего найти в изучаемом объекте некие неочевидные свойства и предсказать (в некоторых рамках) поведение этого объекта (явления, процесса), заглянуть в его будущее через построение и исследование модели.

В качестве некоторого дополнительного подтверждения допустимости нашей позиции обратимся к авторитетам. Вот как определяет модель академик Н.Н. Моисеев: «Под моделью мы будем понимать упрощенное, если угодно, упакованное знание, несущее вполне определенную, ограниченную информацию о предмете (явлении), отражающее те или иные его свойства. Модель можно рассматривать как специальную форму кодирования информации. В отличие от обычного кодирования, когда известна вся исходная информация и мы лишь переводим ее на другой язык, модель, какой бы язык она ни использовала, кодирует и ту информацию, которую люди еще не знали. Можно сказать, что модель содержит в себе потенциальное знание, которое человек, исследуя ее, может приобрести, сделать наглядным и использовать в своих практических жизненных нуждах».

А вот как по этому же поводу высказываются известные американские математики Т. Тоффоли и Н. Марголус: «В науке мало пользы от моделей, которые рабски подчиняются нашим желаниям. Мы хотим иметь модели, которые дерзят нам; модели, которые имеют свой собственный ум. Мы хотим получать от моделей больше, чем в них вложили».

И мы будем учиться строить как раз такие модели. Именно поэтому ряд вводимых нами ниже терминов будет отличаться от бытовых, общепринятых.

При этом мы полностью разделяем отношение Джорджа А. Келли (George Alexander Kelly) к любому человеку как, прежде всего, ученому, постоянно исследующему тот мир, в котором живет, и постоянно занятому тем, чтобы как можно лучше предсказать (а в идеале и осуществить, добавим мы) изменения в этом мире. Ведь по мудрой мысли фактического создателя современной когнитивной психологии «мир существует тем, что он происходит»'. В том числе это касается и нашего внутреннего мира.

Теперь мы можем ввести еще один термин. Но давайте сделаем это не-много

более строго, чем в предыдущем случае, уточнив свойства вводимого в оборот

2 ~ термина и рассматривая его как переход к определению основных моделей

ТРИС.

ЭЛЕМЕНТ

Элемент — это модель некоторого объекта или процесса, рассматриваемого в дальнейшей работе (анализе или синтезе) как неделимый (не подлежащий дальнейшему анализу).

Свойства элемента:

неделимость (что вытекает из самого определения);

счетность: элементы можно считать и описывать отдельно друг от друга;

измеримость: элементы обладают свойствами, которые могут быть оценены, измерены или описаны.

Элемент — это очень простая (очень хочется написать тавтологию — элементарная) модель. Поэтому мы не стали включать ее в число базовых. Она из ряда тех самых родовых, осознаваемых на интуитивном уровне, непосредственно из опыта, понятий. Зато она позволяет ввести еще несколько достаточно очевидных терминов, которые все же лучше как-то определить, чем полагаться на интуицию читателя.

Добавим также, что иногда мы будем позволять себе ради разнообразия называть элементы компонентами (если, конечно, они работают в одной компании

о

с другими) .

Свойство — отличительная особенность элемента или их совокупности, определяющая характер их взаимодействия с другими элементами (как отражениями других объектов или процессов).

Действие — изменение свойства одного элемента другим элементом.

Параметр — характеристика свойства или действия, доступная оценке или измерению (может быть качественным, количественным, латентным).

Эффект — реакция элемента или совокупности элементов на воздействие, проявляющаяся в изменении свойств4.

А теперь перейдем к описанию самих базовых моделей ТРИС. 19 20 21 22

1.1. СИСТЕМА — в жизни и в науке

Система (от др.-греч. «спхттгцтос» — «sysntema» в латинском написании — целое, составленное из частей; соединение) — это модель совокупности элементов, порождающей (новое) свойство (отсутствующее у любого из этих элементов)23.

Сразу же уточним, что в качестве элементов системы могут рассматриваться модели как материальных объектов, так и нематериальных процессов, информации и т. п.

Для улучшения взаимопонимания в дальнейшем мы, опираясь на установившуюся в литературе традицию, часто будем называть это новое свойство эмерд-жентным (от английского слова emerge — возникать, появляться) — у системы может быть много свойств и словосочетание «системное свойство» не всегда сможет точно отразить нужный нам смысл.

Мы привыкли смотреть на окружающий нас мир системно, активно использовать именно системные свойства разных совокупностей элементов. Именно это выводит нас за рамки ограниченных ресурсов тех элементов, из которых эти системы строятся, позволяет воспользоваться возможностями, которые при этом открываются. В рамках ТРИС нас не интересуют все возможные системы (например, нелинейные), нас интересует, во-первых, только определенный вид систем. Во-вторых, чтобы мы могли успешно применять к нашим моделям предлагаемые ТРИС алгоритмы, этот вид систем должен обладать определенными свойствами. Поэтому мы позволим себе сразу же ввести здесь еще одну модель и опираться в дальнейшем изложении исключительно на нее. Ведь только она будет представлять для нас интерес в дальнейшей работе:

ТЕХНИЧЕСКАЯ (устаревшее), ИСКУССТВЕННАЯ СИСТЕМА — это модель приспособленного для своих нужд естественного или созданного людьми искусственного объекта или процесса в виде совокупности элементов, порождающей (новую) функцию.

Слово «функция» понимается здесь (пока не введено более широкое понимание) в общепринятом сейчас смысле, как назначение, цель. На самом деле, сказав слово «функция», мы можем убрать из определения слова «приспособленного для своих нужд естественного или созданного людьми искусственного объекта», так как, строго говоря, функцией обладают только такие объекты. Мы оставляем все это длинное перечисление объектов исключительно для того, чтобы акцентировать на этом внимание читателей.

В качестве элементов искусственной системы здесь также могут выступать модели как материальных объектов, так и нематериальных процессов, информации и др.

Можно переформулировать это определение через уже введенное нами родовое понятие системы:

ТЕХНИЧЕСКАЯ, ИСКУССТВЕННАЯ СИСТЕМА — это система с заданной функцией

Теперь мы должны уточнить ряд деталей. Во-первых, заметим, что эти искусственные системы могут строиться нами как из искусственных, так и из естественных объектов, точнее, образов этих объектов, собираемых нами в модель «искусственная система» и воспринимаемых как единство, целостность. На самом деле никакой системы до того, как мы собрали все это вместе в своем сознании, нет — мы ее искусственно построили (отсюда и предлагаемое нами название). И мы на протяжении всей книги будем говорить как раз об искусстве создания и улучшения таких искусственных систем. Этим искусством обладает каждый из нас, но порой в недостаточной для решения вставших перед ним задач мере.

Так, если ребенок, играя в прятки, спрятался за столбом электропередач, то это значит, что он сконструировал из этого столба (искусственного объекта) укрытие, придал ему новую функцию. Причем сделал это сначала в своем сознании, а потом и на практике. Если же этот ребенок спрятался за деревом, то это значит, что он создал в своем сознании искусственную систему из дерева, придал новую функцию элементам естественного объекта.

Вводя это определение, мы ни в коей мере не претендуем на какую-либо классификацию, разделение систем, скажем, на искусственные — модели объектов, имеющих некоторое назначение в нашем мире людей, — и естественные, т. е. модели объектов, не используемых нами для своих нужд. Не претендуем именно в силу приводимого уточнения: искусственные системы не потому так названы, что чаше всего строятся из моделей объектов, созданных людьми, а потому, что нами созданы сами эти модели. Ну и в некоторой степени потому, что созданы они нами для того, чтобы нам проще было жить в том искусственном мире, без которого мы перестаем быть людьми. Потому что описывают (моделируют) именно этот мир, который, конечно, не может существовать в отрыве от естественного. На объекты же, послужившие основой для их, этих систем, построения, мы не вводим никаких ограничений.

Наверно, можно было бы говорить и о «естественных системах» — моделях объектов, для которых мы не придумали назначения. Но такие «системы» находятся вне наших интересов, по крайне мере в рамках данной работы. Нам надо улучшить свои навыки создания, а главное, совершенствования именно искусственных систем, все другие, как бы кто-то их ни называл, нас здесь не интересуют.

Любые другие известные нам варианты замены предлагаемого нами термина (за исключением исходного, введенного Г.С. Альтшуллером и сохраняемого нами исключительно как дань уважения к автору и для согласования с традицией) кажутся нам менее удачными. Термин «функциональная система» уже занят (введен П.К. Анохиным), «функционирующая система» создает инерцию движе- 24 ния (будет мешать работать с пассивными функциями). Сохранение в качестве базового термина приведенного выше краткого определения, с нашей точки зрения, усложняет текст («...дана система с заданной функцией...» или «...функция системы с заданной функцией...»), возвращая нас на подсознательном уровне от моделей объектов к самим объектам. Нам нужно было изначально разорвать в тексте термины «система» и «функция», сделать их — при всей их неотделимости друг от друга — двумя самостоятельными понятиями. В общем, нам пока не удалось найти лучшей замены устаревшей «технической системе»24.

Приведенные только что определения отражают главный, ключевой признак технической (искусственной) системы. Но они не отражают всех ее особенностей. На деле система вообще и искусственная система в частности — это значительно более сложное понятие. Мы будем раскрывать всю сложность этого понятия — кажущегося по первому впечатлению таким простым — последовательно, как в этом подразделе, так и в следующих главах. -

Термин «техническая система» традиционно принято сокращать до аббревиатуры ТС, «искусственную систему» мы будем сокращать до ИС и использовать оба эти сокращения, как и оба термина на равных. При этом, хотя везде в дальнейшем речь будет идти именно о ИС (ТС), мы для удобства порой будем называть их просто «система»25 26.

1.1.1. Назначение модели

Назначение этой модели, во-первых, выделить (локализовать) то, с чем мы будем дальше работать, сформировать объект анализа (или синтеза), чтобы не потонуть в «кошмаре размерности» окружающего нас мира. Таким объектом и является построенная нами модель совокупности элементов как единого целого. Процитируем глубоко уважаемого нами С.П. Расторгуева: «... эффективность управляющего опирается на его неспособность видеть большую часть мира»1. Однако, мы стараемся выделить этот объект не только так, чтобы мы могли эффективно с этой моделью работать, но так, чтобы в нем (в нашей модели) нашли отражение основные особенности объективного мира.

Во-вторых, построение такой модели позволяет нам выделить эмерджентное свойство системы и тем самым дает надежду на получение модели, которая будет «стремиться всеми силами» это свое назначение осуществить и поэтому будет дерзить нам. У этой модели может появиться свой собственный ум.

1.1.2. Субъективность искусственных систем

Для многих наших читателей такое предложенное нами определение ИС может показаться странным. Они привыкли считать, что системы (в том числе технические, искусственные, как они это понимают) существуют сами по себе, объективно, независимо от нашего восприятия. Ни в коей мере не ограничивая их права на такую трактовку, мы считаем более рациональным предлагаемый здесь подход. Попробуем показать, почему мы так думаем.

Как ни высокопарно это звучит, но мы просто пытаемся говорить правду: стремимся отразить в наших построениях сам процесс отражения. Еще 1П. Па-танджали почти 2000 лет назад в «Йога-сутре» утверждал: «Вещи действуют на ум, как магнит на железо: они как бы притягивают его и влияют на него посредством индрий. В результате ум подвергается видоизменениям, и вещь становится познанной, т. е. отраженной в уме». Намного позже в такой странной науке, как кибернетика, было показано, что «...для любой задачи управления можно построить такую задачу наблюдения, что решение последней будет являться и решением задачи управления, и наоборот» .

При этом мы полностью согласны с С.П. Расторгуевым, утверждающим, что «в рамках системы наблюдения изменяется в первую очередь именно Наблюдатель, поэтому Наблюдатель по отношению к Наблюдаемому становится управляющимся

(им управляют)... То, что мы наблюдаем (вынужденно или по желанию), становит-

- з

ся источником наших мыслей, а значит и нашим хозяином» .

Конечно, мы можем — каждый по-своему, в меру развития у нас этого навыка — управлять своим вниманием, выбирать себе «хозяев». Но для каждого выбранного нами «хозяина»... — продолжим цитировать Расторгуева: «Смотрит че- 27 28 29 ловек на сыплющиеся листья и думает о бренности бытия. И вместо того, чтобы бежать по своим делам, он садится на скамейку и впитывает в себя команды, исходящие от листьев, от обнаженности леса, от торопящихся туч. Правда, одну и ту же команду разные люди выполняют по-разному. Кто-то покоряет мир, кто-то рождает поэму, а кто-то просто принимает микстуру перед сном. Исполнители стараются исполнять полученные команды, но в меру своего понимания и возможностей».

Нам же хотелось перестать подчиняться, полностью, самому стать хозяином ситуации, и мы вынуждены были оторвать образ, модель от объекта наблюдения. Иными словами, если мы хотим построить действительно полезную теорию, мы вынуждены отразить в ней реальные процессы: чтобы понять интересующее нас явление, событие, объект, то, с чем мы имеем дело, мы должны построить модель этого явления или объекта и работать дальше с этой моделью, высвобождая свой ум из-под власти того, что мы наблюдаем. И только изменив модель (или желая уточнить ее) мы возвращаемся к наблюдению, а значит, уже на новом уровне, и к управлению тем, что до этого наблюдали.

Именно так мы и ввели понятие ИС — как модель, совокупность уже оторванных от объекта «воображаемых» элементов, обладающих определенными свойствами. Любую модель, элементы которой обладают описанными свойствами, можно рассматривать как ИС.

Можно согласиться, что предлагаемый нами подход ограничивает наше восприятие, не дает нам охватить описываемое явление, объект во всей его полноте. Но именно это нам и нужно, именно ради этого мы и строим модель. Как раз в этом-то и состоит ее, этой модели, сила — в относительной простоте. Мы вряд ли когда-нибудь до конца познаем реальное строение Вселенной. Однако именно упрощенные модели, напоминающие математические (в этом и состоит сила царицы наук — математики) и отражающие главное, именно то, что нас интересует, приближают нас к такому познанию и объясняют, каким строение конкретного объекта или процесса должно и может быть.

Модельный подход позволяет включать в ИС только то, что действительно необходимо. Такой подход не только правдив и позволяет нам четко задать назначение системы, но и отделить объекты, необходимые для выполнения некоторой функции, от объектов, в выполнении этой функции не участвующих, убрать из нашей модели лишнее, упростить ее до минимально необходимого уровня. Ведь любой вводимый нами в модель ИС элемент — условность, отражающая лишь удобный для нас способ рассмотрения объекта.

Именно построенная модель позволяет нам затем, не ограничивая себя ни в чем, работать с ней. В большинстве реальных объектов или их совокупностей — например, в реальном холодильнике или на реальном предприятии — далеко не всегда можно четко выделить функциональные подсистемы (элементы), такие как трансмиссия, устройство управления, рабочий орган (см. 1.1.4 — свойство функциональной полноты). Они без труда появляются в модели, и именно модельный подход, необходимость построения ИС, отвечающей всем изложенным ниже свойствам ТС, часто будет определяющим для принятия решения о том, что в эту модель включать, а что нет. Далее мы покажем преимущество нашего подхода на более наглядных примерах.

Конечно, построив модель некоторого объекта или совокупности объектов, мы будем затем иногда позволять себе говорить о ней как о самом этом объекте (фрагменте реальности), но только говорить и исключительно для сокращения речи, упрощения текста. То есть говоря: «искусственная система “холодильник”», мы всегда далее будем иметь в виду не сам конкретный (конечно же, искусственный) холодильник, а только построенную нами искусственную модель этого объекта. Это позволит нам не только сократить текст (в надежде, что нас все же поймут правильно), но и рассматривать в рамках одной модели сразу множество холодильников, обладающих общими (отраженными в нашей модели) назначением, составом, свойствами.

Нас в свое время покорила идея невероятно мощного и строго выстроенного алгоритмического языка АЛГОЛ-6830 (не путать с АЛГОЛ-60, тоже достаточно академичным, но гораздо более примитивным), точнее, прием, позволяющий сохранить строгость и добиться простоты (а это как раз именно то, что нам нужно). Разработчики добавили к сложному в использовании («строгому») языку правила сокращения его конструкций. Язык вместе с этими правилами стали называть «расширенным». Казалось бы, они еще больше усложнили его, но пользоваться им стало значительно легче.

Мы все очень часто (если не сказать — всегда) говорим на расширенном языке (это будет хорошо видно дальше, когда мы введем модель функции), причем многие даже не подозревают об этом. Однако — если, конечно, мы хотим быть правильно понятыми и желаем правильно понимать происходящее — мы должны всегда помнить об этом и всегда понимать, как это будет выглядеть на строгом языке. Вместо «он не может» мы говорили бы тогда «он не хочет», вместо «я должен» — «я хочу».

Вот и мы предлагаем читателю возможность разговаривать на расширенном языке, сами будем порой этой возможностью пользоваться, заменяя словосочетания типа «обобщенная модель стиральных машин, обладающих отраженным в данной ИС назначением, составом и свойствами» простым и коротким «ИС “стиральная машина”». Однако нам бы очень хотелось, чтобы читатель всегда помнил (и мы порой будем невзначай напоминать ему об этом), что речь идет не о конкретной стиральной машине, а о ее (как правило, обобщенной) модели. В противном случае мы всегда будем оговаривать, что речь идет о конкретном объекте, группе объектов или реально наблюдаемом процессе.

Мы даже будем позволять себе говорить о том, что искусственные системы утюг, холодильник или синхрофазотрон развиваются, что в них появляются недостатки, имея в виду всего лишь отражение в наших моделях процессов изменения реальных объектов и недостатков в них. Сделав некие преобразования нашей модели, мы можем потом поменять сам этот объект, приведя его в соответствие с новой, полученной нами в результате некоторых перестроений моделью. Но это уже совсем другая история.

1.1.3. Диапазон применимости искусственных систем

Вводя термин «искусственная система», по сравнению с традиционным для ТРИЗ термином «техническая система» мы не сужаем (как это обычно происходит при задании понятия), а расширяем область применения термина, позволяя применять методы ТРИС к естественным системам, которые мы используем для своих нужд. Опыт применения методов ТРИС к такого рода системам говорит, что мы имеем на это право, что ИС из разных областей нашей жизни обладают общими свойствами.

Термин «техническая система» является с этой точки зрения устаревшим (что будет хорошо видно и из дальнейших примеров) — данью традиции, ведь начиналась ТРИС с исследования и совершенствования именно технических систем, а точнее, технических объектов, в самом прямом, бытовом понимании этого словосочетания.

Но чтобы «не нарушать отчетности», мы в дальнейшем все еще будет параллельно с термином «искусственная система» использовать и термин «техническая система», но в том смысле, который мы задали выше31. Это позволит читателю, уже знакомому с элементами ТРИС (точнее, ТРИЗ), лучше понимать сказанное, легче перейти на предлагаемую нами (как мы считаем, более правильную) терминологию, а читателям, незнакомым еще с ТРИС, увереннее чувствовать себя при чтении другой литературы по ТРИС.

1.1.4. Свойства искусственных систем

С нашей точки зрения, нельзя эффективно работать (использовать) какой-либо объект, модель (построение), не зная его (ее) свойств. Вот, представьте, перед вами на столе лежит таблетка. Причем ее назначение вы знаете — она от боли в животе. Но вы не знаете ее свойств, того, как она (после приема) будет действовать в сочетании, скажем, с алкоголем или другой таблеткой от головной боли, лежащей тут же рядом, велика ли сила ее действия (вам надо принимать одну или сразу четыре). Решитесь ли вы сразу принимать ее, или предпочтете все же сначала познакомиться с этими ее свойствами?

Вот и мы, прежде чем принимать... простите, приниматься задело, хотим посмотреть на то, какими же свойствами обладает вводимая нами модель ИС. Мы убеждены, что это может оказаться весьма полезным, когда мы начнем с этой моделью работать, поможет понять, что с ней можно делать, а чего нет. Заданием свойств мы завершаем оПРЕДЕЛение понятия «искусственная система», задаем пределы, границы его применимости.

Итак, с нашей точки зрения, те искусственные системы, о которых мы говорим, обладают следующими свойствами:

сложность: любая ИС состоит более чем из одного элемента',

• дискретность: мы всегда можем выделить элементы, из которых состоит ТС;

иерархичность: каждый элемент, оставаясь неделимым в рамках данной ИС, в свою очередь может рассматриваться отдельно как самостоятельная ИС, состоящая из своих элементов;

целостность: мы всегда можем рассматривать ТС как один элемент, в том числе как элемент некоторой другой ТС;

открытость: ИС формирует и проявляет свои свойства в процессе взаимодействия со средой;

системная подчиненность: ТС с очевидностью будет подчиняться законам тех систем, для которых она является элементом',

• полнота элементная: прибавление нового элемента (однородного с уже существующими элементами ИС) может изменить назначение и работу ИС или разрушить ее;

полнота функциональная: любая работоспособная ТС должна включать в себя минимальный набор функциональных элементов, а именно (названия условные): источник энергии, двигатель, трансмиссию, рабочий орган и устройство управления',

• связность: элементы ИС взаимодействуют между собой, т. е. связаны функционально (элементы, не связанные функционально с другими, не являются частями И С), энергетически (через элементы ИС должен быть обеспечен сквозной проход энергии) и информационно (а также и сквозной проход информации);

изменчивость во времени: все ТС меняются со временем, причем эти изменения обобщенно описываются открытыми в ТРИС объективными законами развития технических (или точнее — искусственных) систем (ЗРТС);

структурность: мы всегда имеем возможность описать И С через установление ее структуры, т. е. сети связей и отношений внутри ИС и самой ИС с внешним миром;

множественность описания: адекватное познание ТС требует построения множества различных моделей, каждая из которых описывает лишь определенные аспекты системы;

• вариабельность — изменчивость параметров ИС во времени, в том числе ее различных экземпляров между собой.

Не все эти свойства очевидны. И мы могли бы долго описывать все их литературным языком, упражняясь в легкости стиля, но тогда мы потеряли бы наглядность. Иными словами, вводя этот термин именно так, мы предпочли не просто рассуждать о многих важных вещах, имеющих прямое отношение к системам как моделям реальности. Вот, мол, в объективном мире мы можем наблюдать то-то и то-то, и вот это должно присутствовать в наших моделях этой реальности. Если, конечно, мы хотим, чтобы модели нас не обманывали. Мы просто задали все это в виде обязательных свойств модели. Есть у модели эти свойства — это наша модель. Нет... Может быть, и наша, а может быть, и нет.

И только теперь, зная свойства ИС, мы можем уверенно что-то с ней делать. Больше того, мы получили полезный сверхэффект, ниже мы сможем достаточно (чтобы не вызывать возражений проницательного читателя) строго ввести необходимые нам аналитические и синтетические процедуры с построенными таким образом моделями, обосновать их допустимость.

Так, например, если бы у ИС не было свойства дискретности, мы не смогли бы построить ее элементную модель. Именно связность позволяет нам говорить о функциональной модели и строить причинно-следственные диаграммы. А множественность описания не позволяет ограничиться одной из этих моделей. Сложность не позволяет нам рассматривать один-единственный элемент как ИС, даже если он взаимодействует со средой, даже при условии выделения из этой среды конкретных элементов, с которыми осуществляется взаимодействие. А это заставляет нас все время помнить о том, что инструмент в АРИЗ гораздо сложнее рабочего органа ИС.

Мыс самого начала указываем на такое часто забываемое свойство любых ИС, как вариабельность. Изначально четко задавая свойства ИС, мы толкаем читателя на необходимость всегда помнить про ее элементную и функциональную полноту. Мы получаем обоснованную возможность прослеживать развитие ИС во времени и строить ее системную вертикаль, вытекающую из ее свойств, а не просто из принципа «почему бы и нет».

Нам кажется, что такой подход может не только, и даже не столько придать теории развития искусственных систем внешнюю строгость (и даже некоторую наукообразность) и облегчить решение возникающих по ходу построения теории, быть может, непростых вопросов, но и упростит ее понимание пользователями ТРИС. Поэтому мы сохраним этот подход и при введении остальных базовых понятий.

1.1.5. Порождаемые термины

Прежде чем приступить к введению ряда терминов, прямо вытекающих из только что заданного понятия ИС и уточняющих отдельные аспекты и особенности ТС, мы должны дать читателю несколько облегчающих восприятие материала рекомендаций.

Во-первых, не надо пугаться количества этих порожденных основным определением ТС терминов — все они интуитивно понятны и ими легко пользоваться. Мы вводим ниже их строгие (по возможности) определения исключительно

для тех случаев, когда при использовании ТРИС на практике возникают неоднозначность, сомнения, трудности. Обратившись к этим определениям, читатель в любой момент может проверить правильность своего понимания используемых им понятий, уточнить, что же любое из них значит «на самом деле». Ведь он уже знает, где их искать, с каким базовым термином они связаны. Это удобно и полезно, правда, при таком подходе несколько усложняется восприятие материала.

Во-вторых, не надо стараться запомнить все это разнообразие. Для начала достаточно просто познакомиться с ним — такие понятия в принципе существуют. И все. Их реальное освоение может происходить постепенно, по мере чтения книги и применения методов ТРИС на деле. Тем более, что возможно далеко не все из приведенных ниже терминов понадобятся вам в реальной работе.

А теперь сами порождаемые понятием ИС термины.

Подсистема (ПС) — часть ТС, сама являющаяся ТС.

Надсистема (НС) — ИС, по отношению к которой рассматриваемая ИС является подсистемой, т. е. она обеспечивает появление у НС ее эмерджентного свойства.

Окружающая среда (ОС) — объекты (в том числе природные), взаимодействующие с рассматриваемой ТС или способные с ней взаимодействовать при некоторых условиях.

Материал потока (МП) — особый вид элемента ИС, являющийся как элементом ТС, так и элементом НС или ОС и участвующий как в процессах, происходящих в ИС, так и в процессах, происходящих в его НС или ОС. МП связывает ИС с НС или ОС, обеспечивая выполнение ТС своих функций.

Альтернативная система — другая ИС с той же функцией (назначением), в которой эта функция выполняется тем же, или по отношению к тому же МП, но другим способом.

Примечание. При этом альтернативные по отношению друг к другу ИС должны иметь (имеют) хотя бы одну пару противоположных достоинств и недостатков.

Рабочий орган ИС (РО)элемент ИС, выполняющий ее назначение (взаимодействующий непосредственно с тем элементом НС, по отношению к которому она выполняет свою функцию).

Трансмиссия ИС (Тр)элемент ИС, подающий энергию, информацию или материалы к ПС этой ИС.

Двигатель ИС (Дв) — элемент ИС, запускающий (обеспечивающий) действие РО, непосредственно или через Тр.

Источник энергии ИС (ИЭ)элемент ИС, обеспечивающий ПС этой ИС энергией, информацией или материалами.

Устройство управления ИС (УУ)элемент ИС, согласовывающий функционирование отдельных ПС этой системы и ее взаимодействие с НС.

Примечание. Вводя понятия РО, Тр, ИЭ, УУ, мы старались соблюсти изначально заданный автором ТРИЗ их смысл, исходя из того контекста, в котором они им использовались. К сожалению, сам Г.С. Альтшуллер в своих ранних работах не давал определений этих понятиям. Они появляются при описании ЗРТС.

Вот, например, в одной из официально изданных (и достаточно поздних) работ «Творчество как точная наука. Теория решения изобретательских задач»1, в которой приводится описание ЗРТС, РО и Тр вообще никак не определяются, да и упоминаются в этой книге только два раза. Правда, относительно Тр есть более четкое, хотя и единственное указание: «Любая техническая система является преобразователем энергии. Отсюда очевидная необходимость передачи энергии от двигателя через трансмиссию к рабочему органу» (мы в предложенном выше определении позволили себе несколько расширить понимание Тр). Один раз встречается словосочетание «орган управления», тоже никак не определенное (мы использовали более устоявшийся сейчас термин УУ). Понятие Дв также нигде не определено, а ИЭ в этой книге, в частности при описании закона полноты частей системы, вообще не упомянут. То же относится и почти ко всем остальным из введенных здесь понятий.

Недостаток (нежелательный эффектустар.)модель нежелательного свойства элементов ИС, всей ИС или их действий, отрицательно влияющих на потребительские качества ИС.

Примечание. Термин «недостаток» шире, чем «нежелательный эффект». Так, высокая стоимость какого-то элемента ТС — это скорее недостаток, чем нежелательный эффект.

И все же мы предлагаем для этого термина аббревиатуру НЭ (ее можно читать как «недостаток элемента» — его, этот недостаток, конечно, можно найти и у всей ИС, но все же много чаще мы будем искать недостатки именно элементов некой ИС). При таком сокращении мы:

• резервируем сокращение Н для других нужд;

• отдаем дань традиционному подходу, т. е. согласуем дальнейший текст с важными и все еще актуальными результатами ФСА, полученными в 80-х — 90-х годах прошлого века;

• обеспечиваем согласование собственно ТРИЗовских материалов этой книги с методами теории ограничений (идейно очень близкими ТРИС, но ориентированными на решение проблем в социотехнических системах)32 33.

Антисистема — система с противоположной (по отношению к исходной) функцией.

Неполная ИС (НеИС, допустимо обозначение НеТС) — ИС, для которой допустимо отсутствие некоторых свойств ИС, в частности свойства функциональной полноты.

Поясним последний из предложенных терминов. Определение НеИС является номинальным и вводится как сокращение исключительно для удобства дальнейшей работы. НеИС, строго говоря, не являются ТС, в отличие от самой ИС и ее элементов, которые согласно свойству иерархичности могут сами рассматриваться как ИС. Иными словами, если у нас нет полного набора функциональных элементов (РО, ИИ, Дв, Тр, УУ), то значит, у нас — согласно приведенным определениям — нет и ТС.

Однако нам и не всегда надо рассматривать в процессе анализа всю ТС в целом. Мы можем рассматривать полную модель (ИС), но можем построить и. модель ее части (а что нам мешает?). Такая модель позволяет анализировать взаимодействия внутри ТС. Ниже мы увидим, что согласно традиции ТРИС улучшать ИС надо разрешая конфликты внутри самой ТС или между ее РО и другой ИС. В частности, это могут быть конфликты между функциональными подсистемами ТС, например, между РО и УУ или РО и Дв, или между совокупностью неких элементов ТС и отдельной ее частью. Но выделенную для такого анализа совокупность элементов ТС (в том числе и функциональных) надо как-то назвать, обозначить, чтобы она не была просто россыпью независимых и не связанных между собой элементов, которые необходимо каждый раз перечислять. Вот мы и предлагаем термин НеИС. Тогда мы можем позволить себе проводить анализ конфликта между НеТС и неким элементом ИС или другой НеТС, по отношению к которым она все же выполняет определенные функции. Этот термин может быть использован также применительно к совокупности неких элементов, не в полной мере обладающей всеми введенными нами свойствами ИС.

1.1.6. Пояснения о различении систем и несистем

Вы прочитали определение ИС — вроде бы все просто и понятно. Однако если вы откроете Философский энциклопедический словарь (заметьте, всего лишь словарь), скажем, 1983 г. издания (это фолиант в 840 страниц), то статья «Система» (специфические для ТРИС термины ТС и ИС в этом словаре отсутствуют) будет занимать почти две страницы мелкого текста — 1498 слов. Надеемся, это убедит вас в том, что об этой модели стоит поговорить подробнее. Тем более, что начиная с середины прошлого века системный подход и системные исследования становятся все более разнообразными, полезными и повсеместными. Мы не будем включаться в это всепланетное движение, для чего и ввели модель ТС (ИС), желая, с одной стороны, задать свой, четко определенный взгляд на это явление, а с другой — не потерять полноту подхода.

Начнем с того, что, как мы уже говорили, ограничения на характер компонентов системы, элементов (моделей реальных объектов), из которых она состоит, нигде не накладываются. Мы лишь определили, что система — это полный, целостный набор элементов, взаимодействующих между собой так, чтобы могла реализовываться функция ТС, ее назначение.

Главное — это принципиальная несводимость свойств системы к сумме свойств составляющих ее элементов и невыводимость из последних свойств целого. И любая искусственная система (отражая некоторый фрагмент реальности) возникает, живет и умирает целиком, а не по частям (напомним — в переводе слово «система» как раз и означает — целое). Повышение эффективности работы отдельных элементов ИС может привести не к повышению, а наоборот, к ухудшению свойств всей ТС34. При этом как отдельный элемент поддерживает систему, так и система поддерживает отдельный элемент. То есть если элемент не работает на обеспечение ТС своей функции, то и система не поддерживает жизнеспособность этого элемента (ограничивает его в ресурсах). Так, если вы рассматриваете свою семью как систему, то понимаете, что поведение элементов в этой системе определяется не только, и даже не столько потребностями самих этих элементов, сколько желаниями других членов семьи. В просторечии это называется любовью, и большинство из нас на себе ощутило силу этих системных связей, когда потребности других становятся сильнее своих собственных, определяют ваше поведение не только в системе, но и вне ее.

Возможно, именно в этом и состоит корневая причина того, почему так трудны трудные задачи: если элемент системы (как модель некоторого объекта или его части) начинает плохо выполнять свои функции по отношению к системе (всей совокупности объектов, имеющей определенное назначение) — в силу, вероятно, исчерпаемости используемых им для этого ресурсов, о чем ниже, или других причин, — то и система закономерно ограничивает для него доступ к другим внутренним ресурсам (занятым системой, точнее, другими ее элементами для выполнения других внутрисистемных функций), в силу чего они и не видны нам без специальных инструментов поиска, скрыты в системе. Использование же внешних ресурсов столь же закономерно ограничено системой в силу ее целостности. Этот конфликт (иногда развивающийся постепенно, исподволь, а иногда имеющий вид блокинг-процесса) между необходимостью для системы выполнять свою функцию и недоступностью (или ненаблюдаемостью) ресурсов для развития ее элементов и ТС в целом и пытается выявить и разрешить ТРИС.

Для начала обсуждения этой модели сравним характеристики группы элементов (их свалки, нагромождения) и системы (табл. 1.1).

Так, если вы сложили в мешок или в маленькую женскую сумочку нужные вам вещи, то это еще не основание рассматривать получившийся комплект как систему только потому, что у них появилось новое свойство — быть вместе. Сумочка (мешок), конечно, удерживает все эти элементы рядом друг с другом, т. е. сама сумочка, безусловно, может быть отнесена к ИС (мы можем построить ее модель, полностью отвечающую введенному нами выше термину). Но удерживаемые ею вещи к этой ТС не относятся, в таком наборе нарушено свойство связности (забегая вперед, уточним, что все эти вещи являются для сумочки или мешка только объектами ее функции). Между всем тем, что в этой сумочке (мешке) лежит, как правило, нет функциональных (а также информационных) связей. Точнее, это случайные связи, никак не работающие на обеспечение эмерджент-ного свойства самой сумочки или мешка. Все эти вещи — та самая свалка, нагромождение. Как и ваш мобильный телефон, просто лежащий на столе, также не образует с этим столом систему (мы не можем рассматривать их как систему).

Если же вы купили в магазине набор инструментов, то даже когда, начав работать, вы вынули эти инструменты из объединявшего их футляра и они лежат порознь... все их вместе можно считать ИС, так как у них есть элементная полнота — удаление одного инструмента из этого набора может свести на нет большую часть его возможностей. При условии, конечно, что мы не забыли

Таблица 1.1. Сравнение группы элементов и системы
Группа (свалка, нагромождение) элементов (т. е. их моделей, не объединенных наличием эмерджентного свойства) Искусственная система (как отражение фрагмента реальности)
Удаление отдельных элементов не сказывается существенно на возможностях группы Удаление отдельных элементов может привести к полной потере ТС возможности выполнять свою функцию
Добавление отдельных элементов не сказывается существенно на возможностях группы как пел ого Добавление отдельных элементов может существенно изменить функцию системы
Отдельные элементы группы успешно выполняют ту же функцию, что и в группе Отдельные элементы ИС не могут выполнять ту же функцию, что и в составе ТС
Разделение группы па части мало меняет его возможности. Разделив группу надвое, получите два нагромождения поменьше При разделении ИС на части она перестает хорошо выполнять заданную функцию. Разделив ТС надвое, получите не две меньшие ТС, а поврежденную и, вероятнее всего, нефункционирующую систему
Смена расположения элементов в группе относительно друг друга мало что меняет Взаимное расположение и характер взаимодействия элементов имеет решающее значение для выполнения ТС своей функции (назначения)
Поведение каждого элемента определяется его собственными законами Элементы ТС подчиняются общим законам системы (даже элементы абсолютно разной природы)
Свойства группы — это совокупность свойств его элементов Знание свойств элементов не позволяет предвидеть свойства ТС
Совокупность разрозненных частей Взаимосвязанные части функционируют как единое целое
Связи между элементами отсутствуют Связи между элементами могут быть очень сильны, а главное — неочевидны
Реакция на воздействие проявляется в отдельных элементах На воздействие, как правило, реагирует вся система, причем эта реакция может быть отложенной (не мгновенной)

о функциональной полноте этих инструментов, но об этом ниже. В ТС должны присутствовать все ее указанные выше свойства.

Связи между элементами системы, как указано в таблице, могут быть настолько сильны и при этом совсем не очевидны, что порой вызывают удивление у неподготовленного человека, особенно когда дело касается таких сложных ИС, как социальные или социотехнические (которые являются моделями социальных явлений и процессов). Даже совсем незначительное изменение одного, казалось бы, совсем-совсем не главного элемента системы может привести к очень большим изменениям в других элементах. Вспомните известный случай посадки немецкого хулигана Матиаса Руста у Красной площади. Следствие — отставка почти всего руководства Минобороны и войск ПВО.

Представьте себе, что все предметы в комнате, где вы живете, связаны между собой невидимыми нитями. Больше того, все эти связи различны и характер каждой из них вам неизвестен. И вот вы сидите за столом, читаете, придвигаете поближе к себе настольную лампу и... с удивлением обнаруживаете, что на другом конце комнаты с каминной полки падает свеча (она, оказывается, была связана с вашей лампой прямой связью, о чем вы не догадывались, пока не сдвинули лампу), а на окне как-то подозрительно нехорошо заколыхалась штора. Для того мы и вводим модель ИС, чтобы иметь — хотя бы потенциальную — возможность учесть эти связи.

Хуже того, реакция на ваше воздействие вообще может быть отложенной. Вспомните: вы открываете кран с горячей водой (или выводите графитовые стержни из Чернобыльского реактора), но вода холодная. Вы сильнее открываете кран (выводите стержни), а она все равно холодная. И вдруг35... Все это и должно учитываться в И С.

Но может быть и наоборот — элемент системы меняется, придуривается, чудит, а ее управляемость и направленность на достижение свой цели остается.

Имея дело с системой, далеко не всегда можно осуществлять локальные изменения ее частей. Меняться будет сразу вся система, хотя вы не всегда это сможете заметить. Поэтому, воздействуя на ТС, будьте готовы к побочным эффектам, появления которых (не только в модели, но и в том, на основании чего вы ее строили) вы никак не ожидали. В частности, если система (точнее, фрагмент реальности, который удается отобразить в модели как систему) достаточно долго находится под значительным давлением извне, она (точнее, он) может развалиться совершенно внезапно (вспомните абсолютно неожиданный для всех развал СССР). Система также может совершенно неожиданно перемениться, если, конечно, вы сможете найти подходящее сочетание точек и характера воздействия на них. Это особенно заметно в социотехнических системах, таких как организация (предприятие), причем точкой такого воздействия далеко не всегда оказывается руководитель этого предприятия.

Надеемся, нам удалось создать в читателе уважительной отношение к ИС. А теперь рассмотрим подробнее некоторые из указанных выше 13 свойств ТС (хотя из 13 указанных выше свойств ИС, с нашей точки зрения, неочевидны и требуют дополнительного разъяснения только три: полнота функциональная, связность и в некоторой степени изменчивость во времени).

1.1.7. Пояснения об иерархии систем и их полноте

Учитывая свойства иерархичности и целостности, мы можем условно расположить подсистемы ИС в виде своего рода елочки и дополнить условным изображением НС данной ТС, построить так называемую системную вертикаль (рис. 1.1). Тогда будет не только хорошо видна иерархия подсистем, входящих в рассматриваемую ТС, но и функциональная направленность их связей. Действие любой подсистемы обязательно направлено на другие подсистемы этого же уровня (хотя у нее могут быть и другие направления действия), за счет чего и обеспечивается существование ее надсистемы, — обратите внимание, что стрелки на рисунке направлены вверх, показывая тем самым, что хотя подсистемы и не воздействуют непосредственно на систему, но входят в нее, обеспечивая в совокупности возможность выполнения системой своего назначения, появление у нее эмерджентных свойств.

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

Очевидно, что наша елочка может расти, точнее, мы можем развивать ее как вверх, так и вниз, исследуя все более глубокие слои (подсистемы) нашей ИС или поднимаясь все выше по лестнице ее надсистем. Мы даже можем ввести второй слой, отобразив на нем антисистему или систему с немного измененной функцией (назначением). Больше того, мы можем построить несколько таких системных вертикалей для каждой ИС, ведь теоретически ТС может входить в несколько разных надсистем, в рамках которых она будет выполнять разные функции, обеспечивающие выполнение этими надсистемами своих системных функций.

Возьмем для примера что-нибудь самое простое, например ложку. Надеемся, что никто не сомневается: ложка создана для удовлетворения каких-то наших потребностей (удерживать пищу и отделять горячую пищу от руки), а значит, есть надежда построить не просто ее модель, а именно ТС. Эта ИС будет, вероятно, состоять из нескольких элементов: держала и хлебала (названия, как нам кажется, сами говорят за себя и не требуют уточнения), иначе ее нельзя рассматривать как систему (в ней не будет свойства сложности). Эта ложка входит (уже в наших моделях) в комплект столовой посуды, но не выполняет по отношению к этой посуде никаких функций (хотя и выполняет некоторые функции вместе с ней). Однако такой комплект теоретически можно считать ТС, ведь объединение вместе множества предметов такого рода меняет если не сами их функции, то, по крайней мере, количественную, а часто и качественную возможность их выполнения. Этим примером мы хотим подчеркнуть, что надсисте-му ТС часто можно определить, отвечая на вопрос: «Во что входит?» — но ответ на этот вопрос не всегда дает правильный результат, как, например, в данном случае. Всегда полезно посмотреть заданные выше определения и лишний раз проверить, хорошо ли мы подумали, не поленились ли, достаточно ли внимательны мы были.

Зато ложка входит в надсистему — модель сервировки накрытого стола, выполняя в этой более сложной ТС (состоящей в том числе еще и из еды, с которой ложка непосредственно взаимодействует) свои определенные функции. Не очень значительные по сравнению с самой едой, но все же...

Заметим, что при этом ложка оказывается открытой системой (т. е. обладает указанным выше свойством открытости) и будет проявлять свои свойства только в процессе взаимодействия с окружающей средой — точнее (в данном случае), объектом, на который направлено действие накрытого стола, — обедающим человеком. Она при этом будет также «подчиняться» законам, принятым в том обществе, которое принимает за этим столом пищу, что и отражено в свойстве системная подчиненность.

На практике, стремясь понять, проанализировать некие используемые нами объекты сложнее, чем ложка, мы получим и более сложные их модели (более сложные ИС). Характер их взаимодействия с ОС может быть не столь очевидным, как и их внутренняя структура, и поэтому реальная работа по построению системной вертикали может потребовать заметно более глубоких исследований, но может и вывести на значительно более интересные открытия, совсем не очевидные без построения таких «елочек».

Более сложное свойство любой ИС — элементная полнота. Если мы добавим к ложке какой-то еще посторонний элемент, ну, например, хорошенько смажем ее жиром, то это будет уже совсем другая ложка, которой гости, возможно, просто не захотят воспользоваться.

Зато если мы включим в состав нашей ложки, как ИС, еще и еду (сдвинем границу системы, расширив ее), то мы сразу получим другую ТС, изменив при этом не только элементный состав, но и назначение. Теперь ложка будет нужна нам уже не для того, чтобы удерживать пищу, она будет насыщать нас, что, конечно, важнее. Сдвиг границы любой системы в ту или другую сторону всегда меняет саму систему, что как раз и указано неявно в свойстве полнота элементная.

Самое удивительное, что наша ИС должна (иначе это не ИС) обладать свойством функциональной полноты, т. е. в нашей (пока еще сухой) ложке, как ТС, непременно должны быть нс только рабочий орган (хлебало), но и такие элементы, как источник энергии (ИЭ), двигатель (Дв), трансмиссия (Тр) а устройство управления (УУ) — иначе ложка будет не способна донести пищу до нашего рта и так и останется лежащим на столе элементом сервировки. Таких функциональных элементов в ТС может быть и больше (например, программа работы в ПК). Но если мы считаем ложку И С, то мы просто вынуждены добавить к держалу и хлебалу на время выполнения этой ТС своей функции, своего назначения, трансмиссию (держало и, как ни странно это прозвучит, нашу руку), двигатель (наши мышцы), источник энергии (мышечный гликоген, точнее, аденозинтрифосфат-ную кислоту — АТФ, позволяющую нашим мышцам работать) и даже наши глаза и часть нашей нервной системы, управляющую всем этим процессом. Все это, строго говоря, мы должны включить в элементный состав нашей ТС «ложка». Впрочем, если нам это удобнее, мы можем рассматривать и некоторую часть этой ИС — ее НеТС. Но никогда не забывать про то, что же входит в ИС в целом.

Увы, таковы странные законы системного мышления. Как только все эти элементы ТС «работающая ложка» исчезнут из системы, ложка перестанет выполнять свое назначение, окажется просто элементом комплекса — столовой посуды. Такой подход заметно расширяет наше представление о мире, делает его динамичным. Да, более сложным, но зато адекватно отражающим (в наших моделях) объективную реальность.

Больше того, если энергия от АТФ и информация от наших глаз не будут проходить по всем элементам системы (скажем, нам — не дай бог — перережут нервные окончания на руке или просто приклеят ложку к скатерти, заблокировав возможность ее перемещения, передачи энергии от руки к ложке)... В общем, если ложка не будет обладать связностью, то мы так и останемся голодными (в наших моделях), несмотря на наличие всех необходимых элементов этой ТС.

1.1.8. Пояснения об изменчивости систем

Теперь мы можем позволить себе вспомнить, что ложка ведь не всегда была такой, с какой мы имеем сейчас дело. Все ТС, как мы их определили, обладают свойством изменчивости во времени. А раз так, возникает желание для каждой ложки (начиная с той, когда ложки еще не было, и кончая, например, той, какой она будет через 1000 лет) построить свою ИС, со своей системной вертикалью. А если расположить эти «елочки» горизонтально по временной оси, то мы получим еще и системную горизонталь, своего рода лес, позволяющий, гуляя по нему, проследить, как менялась наша ИС вместе с ее подсистемами и надсисте-мами в которые она входила, на протяжении веков. Мы получим модель развития системы.

Любой творческий человек, меняющий, развивающий, улучшающий мир, в котором живет, просто обязан видеть процесс этих изменений в ТС широко и глубоко. Понимать, откуда рассматриваемые им ИС (модели) «есть пошли», как они жили и в какую сторону (согласно объективным законам развития ТС) эти системы меняются (т. е. какие изменения фрагментов реальности отражают). Это формирует в нем чувство системы, т. е. привычку постоянно выделять в множестве объектов реальности эмерджентные свойства за счет построения соответствующих моделей. Это позволяет ему видеть, что происходит (в реальности) при изменении ИС с ее подсистемами, точнее, с соответствующими им объектами (и как сами изменения ТС зависят от изменений своих подсистем), надсистемами, объектами (точнее, их моделями), на которые направлено их действие (в ОС), и теми функциями, которые эти ТС выполняют. Именно это и называется творческим подходом. Главное — видеть весь этот лес одновременно. А это непросто.

Будем вести себя прилично и возьмем в руки (для разнообразия) другой предмет сервировки стола — вилку. У автора этой книги дома, в стакане с письменными принадлежностями стоит вилка, которую он выковал своими руками на экскурсии по Белозерскому кремлю. Она была сделана из гвоздя, имеет загнутую в кольцо верхнюю часть, скрученную в спираль середину и острый конец. Похожую вилку древний русский воин всегда имел при себе (скажем, за голенищем сапога): ею можно было взять из костра обжигающий руки кусок мяса36, а в случае чего и использовать как оружие, проткнув ей кольчугу врага.

В рамках системной горизонтали мы можем углубиться в такую древность, когда в качестве вилки использовалась простая ветка от ближайшего куста. Двигаясь по этой горизонтали из прошлого в будущее, мы дойдем до нашей, выкованной из гвоздя вилки, увидим (в наших моделях, наших ТС), как она менялась со временем.

Мы также можем попробовать проследить (используя наши модели ИС), как может выглядеть вилка в будущем, например, как будет выглядеть облегченная вилка, органолептическая вилка (у нее, например, может быть трехгранная ручка — ведь держим мы ее тремя пальцами), абсолютно безопасная вилка (которой нел ьзя уколоться) и т. п. Мы можем подняться вверх и поменять назначение вилки, рассмотреть специальные вилки для спагетти (модели таких вилок уже превратились в реальность, такие вилки уже не только придуманы, но и сделаны), или для вытаскивания огурцов из банки. Словом, мы можем совершить весьма увлекательное путешествие в жизнь вилки.

Чтобы облегчить себе жизнь, мы можем свернуть наши построения до простой условной модели развития системы, отражающей (горизонтально) процесс развития системной вертикали. Для этого можно оставить в ней как напоминание только девять элементов-прямоугольников (их часто называют «экранами»), которые будут просто подсказывать нам, что надо видеть ИС, какой она была, сразу в настоящем, прошлом и будущем, причем с учетом изменения ее подсистем и пониманием того, в какие надсистемы она входит (рис. 1.2).

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

 
Рис. 1.2. Схема сильного мышления

Такая условная схема в ТРИС традиционно называется «схемой сильного мышления», или, точнее, «многоэкранной схемой талантливого мышления»^. А если она используется для расширения восприятия ТС, то «системным оператором37 38». Важно, чтобы эта схема не ограничивала наши возможности ухода в процессе анализа в прошлое, будущее (по горизонтали), в подсистемы, подсистемы (по вертикали) и даже в «глубину» (по функциональному разнообразию) на необходимое (дающее интересные, нетривиальные результаты) число шагов. Чтобы мы могли увеличивать число «экранов» настолько, насколько хотим.

Чтобы сделать эту схему полезной, превратить ее действительно в оператор, мы должны описать порядок работы с ней. Однако ограниченные требованиями издателя к объему книги, мы лишены такой возможности и полагаемся на сообразительность читателя (мы ведь предупреждали о ее необходимости).

Системный оператор позволяет не просто написать неплохую сказку, рассказ или провести глубокое исследование конкретной ТС. Он может служить достаточно универсальным способом быстрой обработки информационного потока по рассматриваемой ИС. В частности на его основе можно построить так называемые «деревья эволюции» конкретной ТС, показывающие возможные сценарии совершенствования системы, а значит, и интересующего нас объекта. Дело в том, что ранние этапы эволюции этого объекта (отраженные в ИС) могут хранить информацию о неудачных (и, как правило, забытых) вариантах, которые могут оказаться вполне успешными в настоящее время или в будущем. При таком подходе эта информация становится доступной и обеспечивает получение исчерпывающего набора возможных решений при выборе направления работ по развитию системы. Однако подробное описание этого инструмента далеко выходит за рамки введения модели ИС (мы и без того позволили себе существенно удалиться от этой задачи, считая, что знакомство с системным оператором может дать читателю более полное представление о характере и свойствах нашей модели)39.

Такой подход не является новостью, это — как считали некоторые — даже не признак особого таланта. Вспомните, у Шекспира:

«— На какую низменную потребу можем мы пойти, Горацио! Почему бы воображению не проследить благородный прах Александра, пока оно не найдет его затыкающим бочечную дыру?

Рассматривать так — значило бы рассматривать слишком пристально.

— Нет, право же, ничуть; это значило бы следовать за ним с должной скромностью и притом руководясь вероятностью; например, так: Александр умер, Александра похоронили, Александр превращается в прах; прах есть земля; из земли делают глину, и почему этой глиной, в которую он обратился, не могут заткнуть пивную бочку ?»

Мы можем пойти дальше и вообще убрать дискретность, заменить четыре линии (делящие лист на девять клеточек-экранов) двумя: осями абсцисс и ординат. То есть не рисовать прямоугольников (экранов) и даже не подразумевать их, снять «экранные» ограничения — в этом случае мы получаем еще один рабочий инструмент: поле параметров (название условное)40 (рис. 1.3).

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

При этом мы оказываемся не ограничены дискретностью отдельных «экранов» и можем свободно перемещаться в пространстве состояний нашей системы как по горизонтальной оси времени, так и по вертикальной оси системности.

Такое открытое поле, в частности, позволит исследовать ход развития ТС, отражая результаты анализа в удобном нам месте в соответствии с их временной и системной иерархией. При этом все записи в процессе анализа делаются в произвольной манере на свободном месте поля параметров или на отдельных листах по ходу анализа. Но эту схему мы можем использовать также и как решательный инструмент. То есть имея эту схему, мы можем позволить себе сразу приступить к анализу той проблемной ситуации, с которой столкнулись (ее, с нашей точки зрения, удобнее использовать для этой цели, чем классическую многоэкранную схему талантливого мышления). Мы рассмотрим порядок такой работы в главе 7 при обсуждении того, как лучше выбрать задачу и построить ее модель.

Заметим, что поле параметров не входит в число традиционных инструментов ТРИС. Как не будет входить многое другое из представленного ниже. Но это не делает его менее полезным в работе.

Хотим обратить внимание читателей на то, что многоэкранная схема талантливого мышления является прекрасным инструментом для организации учебной деятельности. Ведь практически все объекты, подлежащие изучению, можно рассматривать как ИС (кроме, разве что, биологических и географических). Да и сами уроки (при поурочной организации занятий) — их тоже можно считать ТС — совокупностями элементов, порождающих нужные нам функции. А значит, и то, и другое можно развернуть во времени и по уровням подсистемы — системы — надсистемы1, что позволяет связать все отдельные компоненты процесса в единое целое.

Еще одно свойство ИС, которое мы не рассмотрели, — множественность описания. Оно достаточно очевидно, и мы вплотную столкнемся с ним в главе 6, при рассмотрении рабочих (аналитических) моделей ТС.

1.1.9. Пояснения о закономерностях развития систем

Заметим теперь, что задав свойство ИС изменчивость во времени, мы просто постулировали, что эти изменения происходят не случайно, а соответствуют объективным законам развития технических (искусственных) систем (ЗРТС)41 42. Уточним это положение.

Начнем с того, что на деле это введенное нами при задании модели свойство не является строгим. Развитие искусственных (и приспособленных нами для своих нужд естественных) объектов, отраженных в ТС, в целом подчиняется ЗРТС. Однако сами ЗРТС являются статистическими, т. е. проявляются только на совокупности всех искусственных объектов (а значит, и ИС), созданных человечеством. Они именно так и обнаружены — методом индукции на базе анализа множества частных примеров, в том числе патентов. В любом конкретном случае мы никак не можем гарантировать неотвратимости их действия. Иными словами, ЗРТС не в полной мере отвечают основному требованию научности — они не обеспечивают однозначного предсказания хода развития ТС. Они могут лишь объяснить это развитие post factum и используются преимущественно для диагностики существующего состояния системы, поиска потенциальных нежелательных эффектов в ней, выбора концептуального направления решения поставленной задачи. ЗРТС — это только подсказка, говорящая, что систему, скорее всего, надо улучшать (раз уж мы за это взялись) в определенном, соответствующем тенденциям развития аналогичных систем направлении.

С этой точки зрения правильнее использовать более мягкое выражение и называть их не законами, а «закономерностями». Или даже «принципами», «тенденциями»43. С нашей точки зрения в этом проявляется свойственная всем наукам ограниченность познания, и то, что ТРИС не является исключением, радует. Все ЗРТС — это фактически гипотезы44. Природа же не укладывается в рамки ограниченного числа гипотез, особенно по отношению к объектам, создаваемым и развиваемым таким неугомонным видом живых существ, как человек. Чем больше законов мы открываем (это относится к любой науке), тем больше исключений из них обнаруживаем. И только практика ограничивает произвольность нашего выбора гипотез, которые мы, стремясь удовлетворить свое самолюбие, порой называем законами. Однако мы не будем нарушать традиции (это всегда чревато разными неприятностями) — ЗРТС так ЗРТС, сохраним устоявшийся термин, чтобы не усложнять без острой необходимости текст, не путать читателей, впадая в грех зловредного определительства. Однако подчеркнем еще раз — ЗРТС описывает объективно наблюдаемые изменения искусственных объектов, а не ИС, т. е. их моделей. ИС могут лишь отражать эти изменения от одной модели к другой. Мы можем лишь провести анализ ТС, изменить саму ИС (построить другую модель) и проверить, насколько предполагаемые изменения в реальном объекте, созданном на основе этой модели, будут соответствовать известным законам развития. Ну и воплотить эту модель в реальность, если это соответствие обнаружено. Ввпрочем, создать на основе модели реальный объект можно попробовать всегда, независимо от наличия или отсутствия соответствия ее ЗРТС, просто объект, отвечающий ЗРТС, с большой вероятностью будет легче создать, и он будет дольше служить нам.

Особое внимание надо обратить на познаваемость ЗРТС. Некоторые из ЗРТС были обнаружены задолго до создания ТРИЗ и использованы при ее создании. Большинство ЗРТС выявлено и описано создателем ТРИЗ Г.С. Альтшулле-ром, но исследования этой темы активно продолжались все время существования ТРИС и продолжаются до сих пор45. При этом для каждого из законов выделяют свои механизмы его проявления — выявленные на некотором массиве данных тренды. Эти тренды направляют, точнее, описывают и позволяют с определенной долей вероятности прогнозировать развитие искусственных (равно как и используемых нами для своих нужд естественных) объектов. Строя модели этих объектов и меняя их согласно известным и предполагаемым трендам, мы тем самым проверяем и применяем эти законы на практике. Поэтому дальше речь будет идти о развитии и соответствии ЗРТС самих ИС (отражающих развитие объективного мира) — только так, через модели (как помнит читатель) мы и можем наблюдать, познавать и прогнозировать изменения окружающего нас мира. При этом и сами законы могут рассматриваться как механизмы действия других законов, как уже известных, так и пока неописанных.

Мы позволим себе не рассматривать в этой книге ЗРТС в силу того, что их описание легко найти и в Сети, и в литературе, это не наш материал. Его заимствование и помещение здесь даже в виде приложения сильно увеличило бы объем книги.

Дадим лишь краткий перечень основных ЗРТС (все они в общем-то довольно очевидны):

• закон повышения идеальности (о котором мы еще немного поговорим ниже);

• закон развертывания — свертывания (иногда формулируется как закон повышения свернутости);

• закон неравномерности развития частей системы;

• закон опережающего развития рабочего органа;

• закон повышения согласованности;

• закон повышения управляемости;

• закон повышения эффективности использования потоков вещества, энергии и информации;

• закон повышения динамичности ТС (одним из механизмов его действия иногда считают тренд моно — би — поли);

• закон перехода на микроуровень;

• закон перехода в надсистему;

• закон вытеснения человека из ТС...

Иногда в число ЗРТС включают также:

• закон полноты ТС и

• закон энергетической и информационной проводимости в ТС, но мы постулировали действие этих законов при задании понятия ИС.

Для дальнейшего нам пока важно лишь понять, что все реальные классы объектов, отраженные в их моделях — ИС, развиваются. И это развитие ТС не случайно, оно подчиняется ЗРТС, но, во-первых, статистически, многое зависит от имеющихся в распоряжении ИС ресурсов (их характера, количества и распределения), а во-вторых, оно (развитие) подчиняется также и многим другим законам.

Все дело в движущей силе развития: потребностях людей, постоянно улучшающих тот искусственный мир, в котором они живут. ИС изменяются (людьми) в сторону улучшения своих функций и снижения затрат на их выполнение. Именно поэтому к одному из основных в ЗРТС (если не считать закона повышения идеальности) можно отнести принцип приоритета функции над ресурсами, утверждающий, что только с появлением потребности в выполнении некоторой функции появляются и ресурсы для ее реализации46.

Чтобы как-то если не оценить, то по крайней мере обозначить этот процесс, в ТРИС предложена наглядная формула, отражающая принцип идеальности. Читатель может рассматривать ее как еще одну модель, еще один порожденный базовой моделью ИС термин:

где Fk — полезные функции (назначения) ТС;

С, — затраты на реализацию полезных функций ИС;

/ — идеальность данной ИС.

к, i — порядковые номера функций и видов затрат соответственно.

Именно эту идеальность мы и повышаем, соблюдая (сознательно или бессознательно) закон повышения идеальности ИС.

Заметим, что в приведенной формуле в числитель входит сумма только полезных функций, которых может быть больше, чем при выделении ее назначения. Так, канделябр должен не только удерживать свечи. В идеале он должен удерживать и воск, который с них капает (чтобы не портить стол, на котором стоит, — согласитесь, это тоже полезная функция), он просто обязан производить приятное впечатление, что порой даже важнее основного назначения. А еще он должен прочно стоять на той поверхности, куда его поставили. А возможно, даже еще и защищать пламя от сильных потоков воздуха (ветра). Все эти функции можно сформулировать, некоторые их них можно оценить, но в целом сумма этих функций — величина латентная.

Понятно, что любая ТС в процессе своего функционирования может осуществлять и вредные для пользователя действия, которые в данной формуле не рассматриваются, о них в и. 1.2.

В отличие от функций, затраты на их реализацию, указанные в знаменателе формулы (1.1), обычно можно подсчитать. Правда, при этом многое зависит от методики подсчетов: с полным поглощением издержек, с учетом покрытия или по методике ЛИН47 (с учетом идей теории ограничений).

Чтобы повысить идеальность любой ТС, с очевидностью необходимо увеличивать количество полезных функций, которое не может расти бесконечно, или уменьшать затраты на их реализацию. Последние практически могут быть сведены к нулю. Читатель, надеемся, уже понял, что формула (1.1) имеет очень отдаленное отношение к математике. Хотя, как любая формула в математике, это просто сокращенная запись того, что при описании обычным языком потребовало бы такого большого количества слов, что возникал риск быть непонятым. Формула не только короче, но и много нагляднее текстового описания того же самого.

При этом в ТРИС говорят о так называемых внутренних причинах развития ИС.

Дело в том, что любая ИС состоит из частей (свойство сложности), а каждая такая часть тоже является ТС (свойство иерархичности), ведь она используется нами для получения системного свойства всей И С, а значит, она тоже стремится к идеальности. А поскольку каждую из этих частей мы можем выделить (свойство дискретности), то все мы понемногу что-то меняем в них по мере использования ТС (естественно, учитывая при этом не только ЗРТС, но объективные законы физики, химии, биологии и т. и.). Меняются наши требования к отдельным частям ИС, кому-то приходит в голову светлая мысль, что вот это можно сделать лучше, появляются новые материалы, приходят новые люди, которые думают по-новому, — решается множество инженерных задач, делающих систему лучше, повышающих ее идеальность. Это естественное эволюционное развитие системы. Хотя термин «внутренние» применительно к этим причинам такого развития не совсем подходит, ведь меняем эти системы мы, люди, но здесь трудно подобрать какой-то другой, он отражает аналогию в развитии ТС и всех остальных.

Но все эти отдельные части нашей ИС развиваются в сторону увеличения идеальности с разной скоростью. Эта естественная, причем изначальная неравномерность развития частей любой ТС (в самом деле, сил, заставлявших бы их развиваться равномерно, ни в природе, ни тем более в людях, увы, пока нет) понемногу естественным образом повышает идеальность всей ТС. Но она же (неравномерность) порождает по мере развития, точнее, изменчивости ТС во времени внутренние конфликты и несогласованности взаимодействий между элементами И С (сдерживает прохождение веществ, энергии, информации через систему, ограничивает возможности использования как внутренних, так и внешних ресурсов частями системы или системой в целом). И пока эти конфликты сглаживаются, решаются компромиссом, так, чтобы и одним не очень плохо, хотя и не очень хорошо, и другим так же — ни то ни се, система продолжает жить, сохраняя свой принцип действия. Если, конечно, она не достигла физического максимума своих возможностей и/или ее не уничтожила над-система.

Человек ко всему приспосабливается и может долго обходиться тем, что есть, мириться с наличием таких внутренних нестыковок в тех объектах или процессах, которыми он пользуется (и которые моделирует ИС). Но количество неразрешенных полностью конфликтов в системе растет, ведь они возникают сами собой при естественном развитии ИС и, как правило, отражаются в усложнении системы. А человек, потакая своим нетерпеливым желаниям (система работает не так хорошо, как нам бы хотелось, но работает ведь), в какой-то момент решает резко ускорить совершенствование ТС, и система переходит от естественного эволюционного развития к развитию революционному. Для этого нам, как правило, необходимо вскрыть те сглаженные компромиссами конфликты и устранить их. Но и просто предъявляя новые, повышенные требования к системе, мы тем самым можем создать острый конфликт между существующими параметрами элементов системы и теми, которые необходимы для выполнения ей наших новых требований. Такой конфликт, конечно, может и не возникнуть, если у системы достаточно ресурсов для удовлетворения наших новых, повышенных требований. Разрешение же этих конфликтов, как правило, порождает скачок в развитии, часто возникновение нового принципа действия, т. е. по сути появление нового искусственного объекта (отражаемого в новой ТС). В этом случае можно говорить о действии внешних причин развития, несмотря на то, что это, казалось бы, те же самые причины, но действующие по отношению ко всей ТС и действующие активно, революционно.

Именно для обеспечения этого скачкообразного развития и придумана ТРИС. Она направлена на выявление и устранение конфликтов между отдельными частями ИС или между ТС и элементами надсистемы, на которые направлено ее действие. Устраняя эти разногласия, развивая и совершенствуя ТС, мы невольно движемся в будущее (опираясь на возможности своей психики), выполняя те самые ЗРТС, часть из которых мы только что назвали.

В конце раздела позволим себе заметить, что естественные (не технические) системы, как мы уже отметили, тоже стремятся к идеальности, но, видимо, в силу других, природных законов, которые мы в этой книге не рассматриваем. Эта область уже занята математикой (в частности, синергетикой), физикой (прежде всего, нелинейных процессов), биологией (в большей степени клеточной, не говоря уже об эволюционных идеях) и другими естественными науками. Мы всего лишь учимся управлять своим мышлением в процессе создания и улучшения ИС. При этом мы не отрицаем, что предлагаемые нами методы мышления могут оказаться полезными и в других областях знания. И, конечно же, никто не лишает читателя права делать аналогии и создавать модели, более полно отражающие наблюдаемые нами явления.

Ну вот, самое трудное мы прошли. Дальше будет проще: ИС — это, наверно, самая простая (вроде бы интуитивно понятная), но и самая сложная (в деталях) из вводимых нами моделей.

1.1.10. Примеры

Примеров системного восприятия нами окружающего мира не счесть. Соединив вместе все краски спектра, мы увидим не бурую грязь, а белый свет. А когда капли дождя в воздухе освещены под определенным углом солнечным светом, мы видим радугу. При этом большинство из нас видит ее двумя глазами, что позволяет нам определять глубину, видеть мир в перспективе48. Большинство из нас с удовольствием слушает музыку (разную, для разных людей), а не отдельные звуки. Похоже, что наш мозг наслаждается творением эмерджентных свойств.

Однако нас в рамках данной работы интересуют только искусственные системы (ИС). И для обеспечения плавного перехода от приведенных выше примеров систем вообще49 к ИС рассмотрим одиноко стоящее в поле дерево.

Дерево — это объект, элемент реальности. Но когда мы отражаем этот объект в своем сознании (воспринимая его через свои органы чувств), то, скорее всего, увидим перед собой систему: в нашей модели будут выделены некие свойства дерева, присутствующие у его составляющих — листьев, коры, корней и т. п. Причем разные люди будут выделять разные эмерджентные свойства: кто-то будет любоваться формой кроны, а для кого-то будет важнее способность дерева выделять кислород.

А теперь давайте используем это дерево для своих нужд, дадим ему назначение, цель — что и позволит нам увидеть это дерево как ИС. Окажется, что ИС для защиты от дождя, наблюдения местности и отражения брошенного в вас снежка (построенные вами из одного и того же объекта — дерева) будет сильно отличаться. В первом случае рабочим органом построенной вами ИС (помните — модели объекта в виде совокупности элементов, порождающей...) будут листья (и чем их больше, тем для вас лучше). Во втором — ветки (по ним вы сможете залезть повыше), а в третьем — ствол (и чем он толще, тем лучше этот РО будет выполнять нужную вам функцию). Разными будут и многие из остальных минимально необходимых функциональных элементов этих трех ТС (ИЭ, Дв, Тр, УУ). Что и неудивительно — ведь эти три разные ИС предназначены для разных целей. Мы позволим себе не углубляться сейчас в биологию, но и без этого очевидно, что источником энергии во всех трех случаях будет Солнце, точнее, солнечный свет. И мы, хочешь не хочешь, а вынуждены будем включить его во все наши ИС, ведь без него они не только не могли бы достаточно долго выполнять те функции, но и вообще возникнуть. А вот трансмиссии будут разные: волокна и сосуды в листьях, трахеиды в стволе и ветвях. Разными будут и устройства управления: камбиальный слой в стволе, устьица у листа. Ну и так далее...

Рассмотрим еще один пример. Постараемся взять что-то близкое и понятное читателю. Скажем, книга — она, вероятно, в этот самый момент (момент чтения данного текста) достаточно близка к нему. И надеемся, понятна. Только мы возьмем для примера не эту конкретную книгу, а книгу в обобщенном смысле. Итак...

Книга. То, что книга (отраженная в нашем сознании) — это ИС, достаточно очевидно: подавляющее большинство берет в руки книгу, чтобы читать. Мы изначально выделяем в ней эмерджентное свойство. Читать пустую тетрадь, блокнот, пачку бумажек (даже размером с книгу) нельзя.

Наличие в книге всех свойств ИС можно, конечно, проверить, хотя это вряд ли необходимо. Но уж раз заикнулись: сложность, дискретность, иерархичность, целостность, открытость, системная подчиненность, изменчивость во времени, структурность и множественность описания достаточно очевидны. Сложнее с элементной и функционально полнотой, ну и разве что со связностью. Проверим их наличие.

Полнота элементная: прибавление нового элемента может изменить И С... Проверяем: погрузим нашу книгу в воду, простую обыкновенную воду,... нет, лучше клей, скажем Н-88... Впрочем, так ведь можно и любой комплект испортить. А вот если мысленно вложить в книгу любовное послание или доказательство теоремы Ферма (нечто однородное с элементами самой книги), то это может полностью поменять значимость всей ИС, сделать несущественными все остальные ее элементы, а это равносильно возникновению новой ТС.

Связность: элементы ИС взаимодействуют между собой, т. е. связаны функционально. У нас в этом нет сомнения, надеемся, у читателей тоже.

Наконец, полнота функциональная... Прежде чем ее проверять, давайте перечислим те элементы, из которых книга состоит. Основные подсистемы книги:

• переплетная крышка;

• корешок;

• каптал (это такая тесьма, с каждой из сторон корешка, чтобы скрыть следы клея и ниток, скрепляющих страницы);

• форзац;

• обложка;

• тетрадь (или, если строго, полоса, состоящая из страниц);

• текст... (здесь указаны далеко не все возможные элементы книги, но зато все необходимые).

И, конечно, мы просто обязаны включить в число элементов книги ее рабочий орган — свет.

Добавим, что книга взаимодействует с воздухом и человеком (полку или стол, на которых она лежит, в расчет не берем — когда она там лежит, она не выполняет своего назначения).

Что для книги является НС? Очевидно, это не человек. Человек — это объект, на который направлено действие книги (и без активного участия которого это действие не может быть осуществлено), но не ее надсистема. Нам надо найти такую совокупность элементов, среди которых наша книга была бы одним из многих и вместе с которыми она бы выполняла некоторые функции (быть может, по отношению к тому же человеку), отсутствующие у любого из этих элементов.

Мы вряд ли сможем ответить на этот вопрос без привлечения введенного еще в 1991 г. М.К. Петровым понятия социокод. Вот как определяет его Михаил Константинович:

Для всей этой совокупности массива знания и непосредственно связанных с ним институтов и механизмов различного назначения мы ниже будем употреблять термин социокод, подразумевая под ним основную знаковую реалию культуры, удерживающую в целостности и различении фрагментированный массив знания, расчлененный на интерьеры мир деятельности и обеспечивающие институты общения''.

Теперь мы можем построить системную вертикаль (рис. 1.4), отражающую, что книга входит в надсистему — социокод (хотя действует только на один из носителей социокода — человека).

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

 
Рис. 1.4. Книга. Системная вертикаль

Заметьте, что в этой модели нет объекта функции книги — человека, ведь он не является для книги ее НС (скрыт в ее наднадсистеме). Да и свет вроде как никуда не входит, он действует извне, хотя и выполняет при этом главную функцию книги. Книга с помощью света меняет человека (создает в нем информацию), но никаким образом не является даже его (человека) подсистемой. И для того, чтобы показать (и увидеть) непосредственно объект, который меняется под действием книги, учесть действие света, придется строить другие модели (структурные, потоковые, функциональные и т.п.). Свойство ИС «множественность описания» оказывается нам крайне необходимо.

А вот теперь можно вернуться к функциональной полноте. Понятно, что функция книги — информировать человека. Эту функцию выполняет свет (позже мы будем выделять такого рода элементы, называя их материалами потока), в частности свет, отраженный от текста. Значит, свет — это РО книги.

Поскольку книга — объект статичный, то в этом случае нет особого смысла искать источник энергии (тем более что он очевиден — то, что свет излучает). Ра- 50 зумнее рассматривать книгу, прежде всего, как информационный объект. Поэтому давайте искать источник информации и рассматривать прохождение через нашу ИС именно информации. К источнику информации мы будем просто вынуждены отнести автора книги (про которого мы чуть было не забыли, а ведь он незримо стоит за каждым прочитанным нами словом). Тогда вместо двигателя (создателя движения, изменения), в данном случае правильнее было бы говорить о носителе информации. И к носителю информации (а не движения) придется отнести текст.

Сложнее найти место трансмиссии. Она должна подавать энергию, информацию или материалы к остальным элементам ТС. И при этом ничто не запрещает ей взаимодействовать с надсистемой и средой. Вспомним, что текст удерживает страница (полоса, тетрадь), как бы передавая материалы (краску) и информацию (скрытую в этом тексте) во времени и пространстве к свету — тому, который и будет менять нас с вами, создавая в нас новое.

А как же все остальные элементы книги, их-то куда отнести? — может спросить проницательный читатель. А нам это надо? — отвечаем мы вопросом на вопрос. Считайте их балластом, элементами конструктива, необходимыми для обеспечения работы остальных элементов системы (и создающих множество дополнительных и побочных функций — но об этом ниже).

Вот, теперь все на своих местах и можно идти дальше. Добавим только, что в реальном анализе нам придется (если мы будем его когда-нибудь делать) не отрывать друг от друга текст или даже страницу, а то и всю книгу от света — они друг без друга не работают, и такой разрыв будет очень усложнять процесс анализа.

И под конец, чтобы улучшить навыки выделения в ТС ее функциональных ПС, рассмотрим автомобиль. Потому что там все не так просто, как кажется. В том, что его можно воспринимать как ИС, надеемся, ни у кого сомнений не будет. И назначение ее вполне понятно — перемещать грузы (будем временно считать человека грузом, даже если он не слишком грузный). Не вызовет возражений и выделение в качестве ИЭ горючего. Да и по поводу Дв вряд ли кто будет спорить. А вот с УУ все немного сложнее, ведь нам придется включить в него тот самый груз — человека, точнее, отдельные его подсистемы. Автомобиль без человека или какого-то другого УУ — «страшная сила невероятных размеров». Тр окажется распределена по всей нашей ТС: в нее придется записать не только карданную передачу и задний мост (в заднеприводных автомобилях), но и бензопровод, все электрические провода и многое другое. Сложнее всего будет с РО. С нашей точки зрения РО автомобиля является кузов (включающий сиденья, багажник и все, в чем размещается груз).

«Как, — может возмутиться проницательный читатель, — РО в автомобиле — это, конечно же, ходовая часть, прежде всего колеса. Ведь именно они выполняют основную работу по перемещению автомобиля. Какие могут быть сомнения?»

Сомнения, однако, могут быть всегда. И чем их больше, тем выше ваша критичность, являющаяся неотъемлемой чертой человека творческого. Давайте обратимся к данным выше определениям (слава богу, мы не поленились дать их в

своем месте — зато теперь мы можем на них опереться и показать важность точного задания терминов): РО — это «элемент ИС, выполняющий ее назначение». Он взаимодействует непосредственно с тем элементом НС, для воздействия на который и предназначалась рассматриваемая ТС (иначе он не мог бы выполнять свое назначение, такое же, как и назначение всей ИС). А что в нашем автомобиле взаимодействует с «грузом»? Правильно — это кузов. Колеса взаимодействуют с «грузом» разве что во время ремонта автомобиля, да и то не выполняют при этом по отношению к нему никакой полезной функции. У читателя еще остались сомнения? Тогда пишите авторам, возмущайтесь, ругайтесь, жалуйтесь. Или меняйте определения.

Куда же тогда отнести колеса, может, немного успокоившись, поинтересоваться наш проницательный читатель. Вернемся к определениям. Читаем: Дв — «элемент ИС, запускающий (обеспечивающий) действие РО, непосредственно или через Тр». Вроде подходит, но как-то не совсем. Ведь тогда возникает вопрос — куда же отнести ту ПС автомобиля, которую мы привыкли так называть. Тем более что двигатель непосредственно с кузовом если и взаимодействует, то пассивно и с явным вредом для него: он нагружает кузов, портит его.

Ищем дальше: Тр — по определению это «элемент ИС, подающий энергию, информацию или материалы к ПС этой ИС». Колеса, точнее, вся ходовая часть, подают энергию (движения) к корпусу? Подают, иначе автомобиль не мог бы ехать. У нас где-то выше было сказано, что трансмиссия, выполняя свои функции по отношению к другим подсистемам ТС, не может взаимодействовать с надсисте-мой? Вроде бы нет, ей ничто в этом не мешает. Есть еще вопросы? Прости нас, проницательный читатель, — как любят говорить на Западе: ничего личного, только интересы ТРИС.

На вопрос же читателя, уже порядком уставшего от всех этих РО, Тр, Дв, ит. д.: «А почему мы вообще уделяем столько внимания выделению функциональных блоков в системах?» — ответим: не только для того, чтобы убедиться, что построенная нами модель отвечает всем признакам ИС. Дело в том, что при этом мы еще и привыкаем видеть в этих наших моделях крупные функциональные блоки, смотреть на них с точки зрения их иерархической организации, а не относиться к ним как к простой свалке, набору отдельных элементов.

Большинство реальных сложных объектов можно рассматривать с точки зрения их иерархической организации. Выделенные в них функциональные подсистемы представляют собой верхний, если не считать самого объекта, уровень его структуры. Каждый из них, как правило, можно в свою очередь описать как состоящий из своих крупных блоков или сразу представить в виде цепочек взаимодействующих между собой (прямо или косвенно) элементов и так далее до самого последнего элемента, включаемого нами в систему.

Мы утверждаем, что появление любого реального объекта возможно только таким путем, и наши модели должны отражать это. Такой подход упрощает анализ ТС, позволяет видеть в ней не хаос, а структуру, строгую согласованность и подчиненность одних уровней другим, понимать не просто систему внутренних связей, но и правильно их ранжировать, удаляя из системы незначительные, не

влияющие существенно на ее работу элементы. И даже если в дальнейшем мы будем работать с НеТС и нам не нужно будет иметь точные функциональные названия подсистемам ИС, мы всегда будем помнить, что все сложнее, чем кажется, видеть и выделять различные уровни организации в любой системе.

1.1.11. Задачи на освоение

1. Можно ли рассматривать как ИС клин журавлей?

2. Если сейчас зима (кто же изучает ТРИС летом — летом у всех каникулы), выйдите на улицу и слепите снежок. Как вы думаете, можно ли сказать про него, что это И С?

3. Предположим, что вы изучаете ТРИС в классе. Является ли класс ИС? Оцените значимость отдельных элементов класса для всей системы (если, конечно, класс — это ТС).

4. На небольшом предприятии (с численностью сотрудников около 50 человек) появилась идея выхода на рынок с принципиально новым видом продукции, обещающим в перспективе «золотые горы». Имеющееся оборудование позволяет при посильных затратах наладить его серийное производство. Однако рынок этой продукции не определен ни по сегменту, ни по объему, и это вызывает сильное сопротивление у значительной части сотрудников (зачем тратить силы и рисковать, когда и без этого все идет совсем неплохо). Коллектив предприятия постепенно разделился на два лагеря: сторонников и противников этой идеи.

Опишите, опираясь на приведенное описание, какие системы вы могли бы увидеть на этом предприятии, как они связаны между собой (в том числе иерархически, что из них НС, что ПС, что ОС).

5. Развейте дальше пример с автомобилем и подумайте, куда отнести, скажем, вал двигателя (это еще Дв или уже Тр.), сцепление (это Тр или УУ), радиатор (это Дв или Тр), АКБ (это тоже ИЭ или УУ), стартер, ну и так далее.

6. Постройте системный оператор для книги, проследив, как менялась книга, ее ПС, НС, куда она входила (в какие надсистемы, с учетом ее назначения) на протяжении времени, от стен пещеры и глиняных табличек до электронных чернил. Желательно до этого ознакомиться с ЗРТС и проследить в процессе построения, какие ЗРТС проявлялись в истории развития книги и как конкретно это происходило.

7. Расскажите другу обо всем, что узнали про ИС. Но так, чтобы ему было интересно, с примерами и спорами: что же вот в этой конкретной ТС (пусть это будут лыжи, на которых вы катаетесь, или скульптура в парке) выполняет функции РО. Или Тр, Дв, ИЭ.

8. Простая ТС — костыль. Проверьте, выполняются ли в ней все свойства ИС.

Контрольные ответы даны в приложении А.

1.2. ФУНКЦИЯ — все сложнее, чем кажется

Функция (Фп.т.) — модель действия И С или ее элементов, приводящего к изменению или сохранению состояния другой ИС или элемента той же ИС, включающая описание того элемента или той ИС, на которые направлено действие, и самого действия.

Уточним, что хотя из определения косвенно следует, что эта модель состоит из двух составляющих (элемент, на который направлено действие, и само действие), мы не должны терять из виду и тот элемент или ИС, которая это действие оказывает51. Ведь без него не будет никакого действия. То есть строго говоря, модель функция включает в себя три составляющие.

Везде дальше по тексту под функцией будет понимать именно это. Больше того, все данные до этого определения не просто работают с таким пониманием функции, но и будут использоваться в дальнейшем именно в этом смысле.

Индексы «п» и «т» в сокращенном обозначении функции используются по необходимости и обозначают порядковый номер ИС или элемента, о функции которого идет речь, и порядковый номер функции этого элемента соответственно (ведь один элемент может выполнять много разных функций). Например, все тот же канделябр: если он имеет в перечне системы «сервированный стол» порядковый номер 7, то его функции будут иметь вид:

Ф7.1 — удерживать свечи;

Ф7.2 — удерживать воск (расплавленный);

Ф7.3 — радовать человека (внешним видом) и т. д.

1.2.1. Назначение модели

Модель функция предназначена для того, чтобы учесть и строго описать не только глобальный, но и локальный характер взаимодействия элементов ИС между собой, с ОС и/или НС, а также всей ТС как целостности с внешним (по отношению к ТС) миром.

1.2.2. Порождаемые термины

Инструмент (носитель функцииНФ) — ИС или элемент ТС, осуществляющий рассматриваемое действие.

Изделие (объект функцииОФ)элемент, в котором проявляется результат действия НФ.

Цель — гипотетическая (прогнозная) модель результата действия или последовательности действий.

Активная (действительная) функция — функция, изменяющая свойства ОФ.

Пассивная (мнимая) функция — функция, сохраняющая свойства ОФ (т. е. функция, отсутствие которой приводит к изменению свойств ОФ).

Полезная функцияфункция, действие которой обуславливает потребительские свойства ТС.

Вредная функция (Вр.Ф)функция, действие которой отрицательно влияет на потребительские свойства ИС.

Примечание. В составе терминов ТРИС обычно выделяют еще и так называемую Нейтральную функцию, т. е. функцию, действие которой не влияет на потребительские свойства ТС. Однако с нашей точки зрения, отсутствие влияния на потребительские свойства ТС равносильно отсутствию самой функции.

Главная функция (Гл.Ф) — функция, определяющая полезное действие рассматриваемой ТС и отражающая ее назначение.

Дополнительная функция (ДФ) — полезная функция конкретного элемента или группы элементов ТС, обеспечивающая совместно с главной функцией совокупность потребительских свойств ИС.

Примечание. Из приведенного определения вытекает, что ДФ имеет такую же значимость, что и Гл.Ф, — только в отличие от Гл.Ф ее действие обеспечивается не обязательно тем элементом ИС, который мы условно считаем РО. Приоритет (важность) между той и другой функциями задается порядком их использования и/или предпочтениями потребителя.

Побочная функция (Поб.Ф) — функция ИС, выполнение которой первоначально не предусматривалось создателями и/или пользователями этой системы (не отражает ее назначение), но реально осуществляется в процессе эксплуатации всей И С или совокупностью ее отдельных подсистем в различных условиях и на разных этапах жизненного цикла системы.

Примечание. Из приведенного определения вытекает, что Поб.Ф направлена на внешние по отношению к ИС предметы. Но в отличие от Гл.Ф и ДФ может быть как полезной, так и вредной. Так, если отвертка используется вместо бородка, тупой стамески, фомки (что часто и происходит), то эти функции можно учесть как полезные. В то время как ее же побочная функция «ограничивать полку (место хранения)», безусловно, является вредной.

Основная функция (О) — функция, направленная на носитель главной функции.

Вспомогательная функция (В1) — функция, направленная на носитель основной функции.

Вспомогательная функция второго ранга (В2)функция, направленная на носитель вспомогательной функции.

Вспомогательная функция третьего ранга (ВЗ)функция, направленная на носитель вспомогательной функции второго ранга.

Примечание: возможности дальнейшего уменьшения ранга вспомогательных функций очевидны.

Уровень выполнения функции — оценка возможности выполнения ОФ действий по отношению к другим элементам ИС, появившейся у него вследствие существования данной функции.

Примечание. Характеризуется параметрами ОФ, которые он приобрел в результате действия НФ. Может быть достаточным (адекватным — А), избыточным (И) или недостаточным (Н).

Ранг функции — значимость функции, определяющая ее место в иерархии функций, обеспечивающих выполнение главной функции.

1.2.3. Свойства функции

О важности понимания свойств вводимых нами моделей мы уже говорили, когда предлагали вашему вниманию термин «искусственная система». К свойствам функции мы относим:

унарность: функция всегда направлена на один ОФ, входящий в формулировку как существительное в винительном падеже и находящийся вовне по отношению к НФ;

конкретность: любая функция формулируется для конкретных элементов в конкретных условиях;

дискретность: каждая функция описывается независимо от другой, даже если это функции одного и того же элемента по отношению к другому;

измеримость: формулировка функции должна обеспечивать возможность выделить и оценить изменяющиеся в результате ее действия параметры, при этом каждому из этих параметров может быть поставлена в соответствие определенная функция',

• перечислимость: функции можно считать и описывать отдельно друг от друга;

воспроизводимость: при отсутствии изменений во взаимодействующих элементах ИС и условиях их функционирования не меняется и сама функция-,

• переносимость: одна и та же функция может выполняться другой парой элементов в других условиях их функционирования.

1.2.4. Особенности определения

В рамках ТРИС мы вынуждены ввести термин «функция», несколько отличающийся от его общепринятого сейчас бытового понимания (как назначения, цели). Вводя такое определение функции, мы не сужаем, а расширяем область применения термина. Без этого расширения мы не сможем провести глубокий анализ ИС.

Заметим, что предлагаемое нами определение функции близко к тому пониманию этого термина, каким оно было в середине прошлого века. Например, согласно Толковому словарю русского языка под ред. проф. Б.И. Волина и проф.

Д.Н. Ушакова, 1940 г.изд.: «ФУНКЦИЯ, функции, ж. (латин. functioвыполнение работы). 1. Явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере изменения этого другого явления (книжн.)».

При этом в уже упоминавшемся нами Философском энциклопедическом словаре52 можно найти более полное и практически совпадающее с нашим определение (приведем его почти целиком, это может быть небесполезно): «ФУНКЦИЯ (от лат. functioсовершение, исполнение) (филос.), отношение двух (группы) объектов, в к-ром изменению одного из них сопутствует изменение другого. Ф. может рассматриваться с т. зр. последствий (благоприятных, неблагоприятныхдисфункциональных или нейтральныхафункциональных), вызываемых изменением одного параметра в др. параметрах объекта (функциональность), или с т. зр. взаимосвязи отд. частей в рамках нек-рого целого (функционирование). Понятие Ф. введено в науч. оборот Лейбницем. В дальнейшем в философии интерес к Ф. как одной из фундаментальных категорий возрастал по мере распространения в различных областях науки функциональных методов исследования. В наиболее развернутой форме функциональный подход к теории познания был реализован Кассирером, к-рый считал, что движение познания направлено не на изучение субстанции изолированных объектов, а на изучение взаимоотношений между объектами, т. е. на установление зависимостей (функций), позволяющих осуществлять закономерный переход в ряду объектов от одного к другому».

Предложенное нами определение включает в себя общепринятое в настоящее время понимание этого термина, уточняя при этом как объект, на который направлено действие, — носитель (в классической трактовке — субъект) функции, так и характер самого действия.

Позволяют же себе математики определять «функцию» как правило, по которому элементам одного множества сопоставляются элементы другого множества. При этом и то, и другое множество должны быть четко указаны. Конечно, что позволено королю (точнее, царице наук — математике), то... Но с учетом сделанных нами выше замечаний еще неизвестно, во что в будущем превратится та Золушка (ТРИС), косточки которой мы так тщательно отмываем в этой книге.

В дальнейшем мы, так же как и раньше с ТС — ИС, будем вкладывать одинаковый смысл в понятия НФ — «инструмент» и ОФ — «изделие», позволяя себе двойную терминологию и объединяя, таким образом, приверженцев классики ТРИЗ и функционалистов.

1.2.5. Диапазон применимости

Предложенное определение функции позволяет построить в той же нотации модели всех действий НФ (инструмента) на изделие (ОФ), в том числе и тех, для которых этот инструмент (НФ) отнюдь не был предназначен (побочных, вредных), но которые на самом деле имеют место быть.

Функция необходима нам, чтобы мы могли понять, как живет, как работает ИС. Система без функции безжизненна, больше того, непознаваема (ведь без функций в системе еще нет действий, причем их нет не только в ней самой, но и ее взаимодействия с нами, познающими и меняющими мир, тоже еще отсутствуют). И мы не сможем управлять миром просто потому, что будем не в состоянии его наблюдать.

Функция соединяет материальное (элементы, грубо говоря, то, что можно пощупать) и идеальное (само действие, которое пощупать нельзя). Ведь то и другое (материальное и идеальное) не живут друг без друга, и понятие функции как раз обеспечивает связь между ними. Иначе говоря, функция — это минимальная, но, в отличие от модели система, полная модель кусочка происходящего вокруг нас мира, значение которой трудно переоценить. Только с введением функции нам удается сохранить (зафиксировать, описать) в наших моделях наблюдаемую реальность. Именно функции соединяют элементы в систему.

Понятно, что все (или почти все) функции в ИС должны быть связаны и взаимно подчинены друг другу. Причем назначение ИС, ее цель как бы притягивает все остальные действия, а за ними и те элементы, которые их выполняют. Можно сказать, что система — это тень цели на среде1. Именно назначение, главная функция ИС вытеняют (обратное для «высвечивают») из среды необходимые элементы, собирая их вместе. И если, например, вам хочется понять, что же это за штуковину вы случайно нашли (скажем, на другой планете), то самое главное, с чего только и может начаться это понимание (построение модели этой штуковины), — узнать, для чего она, каково ее назначение. Только отсюда может начаться процесс познания, та иерархия надсистемы, самой ТС и ее подсистем, которые и определяют все остальное.

При этом, по сравнению с так называемым «функциональным моделирова-2 „ нием» , мы практически не ограничиваем ни используемый при построении моделей язык, ни возможности применения самой модели. Напротив, снимая ограничения, мы расширяем область применимости функционального анализа почти до бесконечности.

1.2.6. Пояснения

Уточним еще раз: модель «функция» включает в себя три элемента: НФ, ОФ и действие (рис. 1.5).

Согласно определению функция элемента А (НФ) — это модель, описывающая его воздействие на элемент Б (ОФ), т. е. изменения, которые это действие вызывает в элементе Б. Напомним еще раз, что в классической ТРИЗ такие объ- 53 54 екты называются соответственно «инструмент» (НФ), т. е. то, что воздействует, обрабатывает, и «изделие» (ОФ) — то, на что оказывается воздействие, что обрабатывается. НФ меняет (управляет) ОФ. На самом деле ОФ также меняет (управляет) НФ, но это уже другая функция, которая описывается и анализируется отдельно.

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

 
Рис. 1.5. Модель функция

При этом именно функциональные потребности являются источником развития любой искусственной системы. Это наше стремление улучшить функционирование системы как раз и задает ту самую тенденцию (закономерность) стремления ИС к идеальности, о которой говорилось выше. Впрочем, это относится не только к искусственным системам — есть основания полагать, что это стремление присутствует и у многих естественных объектов55, что как раз и роднит их, позволяет применять многое в ТРИС к любым (а не только искусственным) системам вообще.

Однако, невозможно улучшить ТС, не определив, что же мы хотим улучшить, т. е. не сформулировав достаточно строго функцию всей ИС и, как правило, ее элементов (того, что мы выделили как неделимые). Не зная функции всей ИС, мы теряем критерий, позволяющий понять, достигли мы нужного нам результата или нет. Не зная функций элементов, мы не сможем понять, как система работает. Скажем то же самое более строго: невозможно построить улучшенную модель некоторой ИС или ее элемента, не построив исходную модель этой ТС (не описав эту ТС) или ее части и модели взаимодействий этой ТС и/или ее элементов внутри ИС и с внешним (помните, любая ИС — открытая) миром. Ведь именно эти взаимодействия и определяют характер функционирования нашей системы.

Причем, как правило — это будет видно из дальнейшего, — в такой модели всегда находятся функции, описывающие нежелательные, вредные для всей системы или надсистемы действия. И если мы серьезно намерены улучшить ТС, мы должны не просто понять, как она работает (описать ее функции), но прежде всего найти и учесть именно эти особенности нашей ИС.

Рассмотрим внимательнее свойства функции.

Надеемся, читатель уже понял: формулировка функции, согласно присвоенным ей свойствам унарности и конкретности, всегда должна состоять из:

• глагола в неопределенной форме, указывающего, какое действие осуществляется НФ (элементом ИС или всей ТС, т. е. моделью фрагментов реальности);

• и существительного в винительном падеже, описывающего то, по отношению к чему это действие выполняется, в чем (каком ОФ) происходят изменения.

А поскольку инструмент может в разных условиях использоваться совершенно по-разному, оказывая разное воздействие на изделие, то функция всегда формулируется для конкретных условий взаимодействия НФ и ОФ. Эти условия и необходимые детали можно уточнить с помощью дополнений, записываемых в скобках в любом нужном вам месте формулировки. Это и все другие свойства функции будут хорошо видны из приведенных ниже примеров.

Унарность также не позволяет давать формулировки типа «соединять» что-то с чем-то. Ведь тогда непонятно, изменения в каком конкретно объекте мы описываем. Правда, за счет свойства дискретности мы про каждый из пары этих элементов можем сказать, что он «удерживает» другой.

Не менее важно и то, что элемент, на который (в нашей модели) направлено действие (ОФ), всегда находится вне НФ. Только барон Мюнхгаузен якобы мог сам себя вытащить за волосы из болота, да еще, говорят, жила одна кошка (та самая, киплинговская), которая могла гулять сама по себе. Все остальные кошки гуляют по объектам, явно этими кошками не являющимися.

Свойства воспроизводимости и переносимости сослужат нам немалую пользу немного ниже. А пока обратим еще раз особое внимание на очень важное свойство (даже лучше сказать — требование) конкретности описания действия — именно этим функция в нашем понимании больше всего будет отличаться от обычного, бытового, разговорного описания взаимодействий в системе.

Именно конкретность описания действия часто позволяет выделить параметр, а значит, дать точную оценку уровня выполнения функции, правильно выбрать необходимые ресурсы для ее улучшения, добавим мы, немного забегая вперед. Иными словами, формулировка функции не должна превращаться в лозунг типа «обеспечить», «осуществить», «выполнить», ведь в этом случае невозможно выделить параметр такого, якобы, действия, т. е. будет нарушено свойство измеримости, а значит, наше описание уже не будет функцией в том смысле, который мы вкладываем в этот термин. Совершенно очевидно также, что в формулировке функции должно быть описание некоторого действия, а не его отрицание, т. е. в нем недопустима частица «не».

Заметим, что, как мы уже говорили, в большинстве наук четкого разделения системы как модели реальности и самой реальности не производится, и системами обычно называют совокупности реальных объектов, которые вместе обеспечивают появление эмерджентного свойства у какого-то (или некоторых) из них. И мы бы с удовольствием сохранили такой подход в ТРИС, если бы у нас не было необходимости ввести свойства конкретности и унарности функций, без которых мы не сможем выполнить строгий функциональный анализ ИС. Именно эти свойства заставили нас еще при введении термина И С перейти на модельный подход, о чем и говорилось в 1.1.2, оторвать, отделить модель некоторого объекта от самого этого объекта и ограничить, таким образом, широту его рассмотрения. Зато получить полное и точное описание всех его функций, как полезных, так и вредных в узких рамках конкретных условий его работы. И хотя мы будем позволять себе (и быть может, по недосмотру, уже позволяли) переходить на расширенный язык, называя системой сам объект, всегда полезно правильно понимать, о чем на самом деле идет речь.

Чтобы всегда получать именно такое описание, ниже предложены правила формулирования функций. Исторически эти правила восходят к работам Ч. Бай-туэема (корпорация Сперри Рэнд), предложившего методику системного анализа функций — FAST (Function Analysis System Technique). Их разработка в нашей стране (и последующее широкое использование) началось благодаря усилиям В.М. Герасимова и С.С. Литвина в 80-х годах прошлого века.

1.2.7. Алгоритм формулирования функции56

1) Выделить два взаимодействующих элемента («инструмент — изделие»), выбрать НФ и ОФ (при этом для ОФ рекомендуется выбирать как можно более общее название);

2) убедиться в наличии (возможности) изменений в изделии в результате действия на него инструмента или появлении этих изменений при прекращении этого действия;

3) описать эти изменения или характер сохранения состояния ОФ под действием НФ в рекомендуемой здесь форме: действиеэлемент (глагол + существительное).

В принципе этого достаточно — простой алгоритм из трех шагов. Для особо интересующихся мы можем предложить еще три вспомогательных приема:

4) уточнить полученную формулировку, проверив правильность выбора ОФ с помощью вопросов «зачем?», если НФ может выполнять выбранное действие, и «каким образом?», если не может;

5) проверить точность записи действия с помощью вопроса «что значит?»;

6) дополнить формулировку необходимыми комментариями (записываемыми в скобках в любом месте полученной формулировки функции).

Поясним работу довольно сильных наших помощников при формулировании функций — вопросов «зачем?», «каким образом?» и «что значит?»

Получив предварительную формулировку функции, всегда полезно проверить, правильно ли вы определили НФ. Точнее, функцию того ли объекта вы сформулировали. Дело в том, что НФ, как правило, — элемент ТС, а значит, действие ее элементов легко перепутать с действием всей ИС и наоборот. Поэтому рекомендуется:

а) проверить, может ли выбранный вами НФ сам осуществлять те изменения, которые вы описали как его действия.

Если не может, то скорее всего вы замахнулись на всю ТС (в то время как собирались определить функцию только одного элемента этой ИС) или даже на ее НС. Например, если вы определили действие рюкзака как «переносить вещи», то, посмотрев внимательно, легко понять, что сам рюкзак, без человека, этого делать не может. В этом случае рекомендуется поставить вопрос «каким образом (он это делает)?» И сразу станет понятно, что сам по себе рюкзак может только удерживать вещи. Он может переносить вещи лишь в составе более общей ТС — человек с рюкзаком, превратившись в элемент этой ТС (если по отношению к вещам, то в ее РО).

Если же элемент, функцию которого вы хотите сформулировать, может сам ее выполнять, то, наоборот, всегда полезно проверить, не описали ли вы случайно действие отдельных подсистем той ТС, функцию которой собирались определить. Например, если вы решили, что функция дрели «удерживать сверло», то при проверке легко выяснится, что, конечно, дрель может это делать. И тогда полезно спросить себя — «зачем?» Ответ на это вопрос выведет вас на уровень всей ИС или ее НС и поможет правильно определить, что вся дрель нужна нам вовсе не для того, чтобы удерживать сверло, она нужна (вместе со сверлом), чтобы «разрушать стенку». С этим вопросом мы еще столкнемся в приведенных ниже примерах.

Кстати, это вообще очень полезный вопрос для формирования своего правильного этичного поведения в обществе, по отношению к которому мы всего лишь подсистема. Например, как много книг, фильмов, других художественных образов посвящено мести. А если, прежде чем заниматься этим неблагородным делом, задать себе вопрос: «Зачем?» А еще и рассмотреть эту задачу в поле параметров... Кому, в самом деле, нужна эта борьба за прошлое? Неужели у вас мало других забот?

В этой игре «может — не может» (зачем — каким образом) мы как бы подсознательно уточняем границы нашей ИС. Пусть вы решили, что человек удерживает корпус фонарика — корпус удерживает батарейки — батарейки питают лампочку — лампочка излучает свет — свет освещает объекты. В этой цепи взаимодействий вы можете провести границу ТС в любом месте, но в зависимости от вашего решения определится и функция ИС (все они уже практически названы в приведенном перечислении). Для чего вам нужен фонарик: чтобы просто излучать свет, скажем, просить о спасении своей души (три точки — три тире — три точки), или чтобы освещать некие предметы? Ответив на этот вопрос, вы поймете, что должно входить в ИС, выполняющую эту функцию, а что нет.

На самом деле все, конечно, сложнее. В целом ряде случаев однозначно ответить на этот вопрос вы сможете только введя в состав ТС особый вид элемента — материал потока, элемент, который одновременно является как частью ИС, так и частью ОС. В нашем случае это свет. Иначе возникнут споры: включать его в фонарик (он же там есть) или не включать — он ведь в основном за его пределами, он результат совместного действия всех остальных элементов фонарика. Как правило, именно МП и выполняет главную функцию ТС. Это, впрочем, не отменяет правил определения функции, но может упростить, сделать более наглядной работу по построению рабочих (аналитических) моделей ИС.

Что же касается вопроса «что значит?», то с ним мы не раз еще столкнемся в приведенных ниже примерах, увидим его работу на деле.

Хотим предупредить также, что при использовании пункта 4 предложенного нами алгоритма (уточняющих вопросов «зачем?» и «каким образом?») надо соблюдать осторожность — он должен быть подчинен пунктам 1—3. Одним из широко используемых примеров в ФСА является якобы неправильная формулировка «функция ледокола — колоть лед». Обычно спрашивается: «А вам нужен колотый лед?» и предлагается поставить уточняющий вопрос: «Зачем?» (ведь ледокол колоть лед может). Это хороший вопрос. Мы же позволим себе обратить внимание проницательного читателя на то, что уточненная формулировка «перевозить грузы» будет правильной только в том случае, если эти грузы перевозит сам ледокол. Если (как это чаще всего и бывает) ледокол нужен, чтобы проводить суда с грузами, то оказывается, что перевозить грузы ледокол сам не может (в таком случае он используется не для этого). И при этом он никак ни с судами, ни с грузами не взаимодействует. Его объектом функции тогда является именно лед, который он должен расколоть (дополнительная функция) и раздвинуть (переместить). Последнее и является его главной функцией. То есть название «ледокол» все же неточно — его правильнее называть «ледосдвиг», просто последнее как-то не ложится на наш язык.

Другое дело — правильная постановка задачи по проводу судов, которая может вывести на свертывание ледокола. Но это уже тема следующих глав.

Аналогично: мышеловка предназначена для того, чтобы удерживать мышь. Как бы ни утверждал проницательный читатель, что мышь нам не нужна (мы ее все равно потом выбросим), а нам нужно сохранить муку. Но мышеловка с мукой не взаимодействует, а даже если бы взаимодействовала, то ничего бы с ней не делала бы. Иными словами, не всегда надо быть таким проницательным, порой достаточно просто действовать по алгоритму.

1.2.8. Примеры

Начнем со свечи — пусть ее мерцающий свет не даст нам заблудиться при формулировке функций. Для чего существует свеча? Конечно, для того, чтобы освещать помещение, правда? Но если эта свеча установлена на новогодней елке или воткнута в торт вместе с другими, числом прожитых героем лет, то наверно совсем не для того, чтобы освещать. А если ее зажигают перед иконой в церкви? Мы уж не говорим о том, что свеча не только светит, но и греет, что она может служить прекрасным инструментом для психотехнических упражнений на тренировку внимания, а также дыхательных, на выработку длинного выдоха... Да мало ли для чего — ниже, надеемся, нам удастся убедить читателя, что она (как и любой другой предмет) может быть использована для всего. Пока мы не определим конкретные условия, в которых находится НФ, мы не сможем ничего сказать о том, на что и как он воздействует.

Или вот простая вещь — молоток. Для чего его только не используют, но в целом он для того, чтобы что-то забивать. Разве не так? Нет, не так. Но давайте по порядку, по приведенному выше алгоритму:

1) инструмент — молоток, изделие — гвоздь, а лучше скажем так — «держалка» (мы для того и забиваем то, что мы забиваем, чтобы оно держалось само и держало что-то другое);

2) изменения в параметрах держалки при ударе молотком явно происходят;

3) оставим пока «забивать», раз нет еще ничего лучшего;

4) предварительная формулировка: забивать держалку;

5) подразумевая, что молоток — РО системы, включающей нашу руку и т. д. — может; вопрос «зачем» выводит нас в НС, туда нам пока не надо;

6) так что же значит «забивать»?

На бытовом языке здесь все верно, обычно так и говорят. Однако забивать можно и козла, как в прямом — если очень захочется свежего шашлыка, — так и в переносном (при игре в домино) смысле. Что значит «забивать», каким параметром можно оценить качество забивания? Подумаем, а что происходит при этом с держалкой? Она перемещается (в стену). Поэтому меняем, уточняем формулировку: функция молотка — перемещать держалку (в стену, можем добавить мы, если в этом есть необходимость).

Итак, молоток перемещает гвоздь, гвоздь разрушает стену, стена потом, уже в рамках другой цепочки взаимодействий, удерживает гвоздь — а гвоздь удерживает картину (или, если мы рассматриваем картину с веревкой, на которой она висит, то гвоздь удерживает веревку, а веревка — картину).

Продолжим наши экзерсисы. Возьмем что-то еще, столь же простое. Ну, скажем, лопату. Пройдите все шаги до шестого сами — это так просто. Окажется, что функция лопаты — копать землю или как-то так (напоминаем, функции «не копать» быть не может). А что значит «копать»? Что происходит при этом с землей? Правильно: функции лопаты — отделять (часть) земли и перемещать землю.

Ну ладно, переместили мы некоторое количество земли с одного места на другое. С удовлетворением (столько накопали) заканчиваем труды праведные. Но не убирать же инструмент на место грязным. Решили помыть лопату — порядок должен быть во всем. Взяли шланг или даже просто подошли к водоему и начали ее мыть. А что значит «мыть»? Задумаемся, не перемещает ли вода грязь, прилипшую к лопате? Опять получаем, что функция этого, теперь уже процесса или даже операции (но не элемента) — перемещать землю. Снова «перемещать»? А в чем же разница между всеми этими перемещениями?

Действие одно, но оно происходит в разных условиях (вспомним свечу, не дающую нам заблудиться в сложностях формулирования функций), направлено на разные элементы разных ТС и имеет разные параметры. Но видя единство в этих совершенно разных функциях, мы — как это ни странно — не ограничиваем свой кругозор, а наоборот, расширяем его. Ведь теперь мы понимаем, что перемещать — это достаточно распространенная функция. И ее можно осуществлять не только механически, но и с помощью потоков воздуха (например, ветра), воды, химических реакций (не будь этого типа перемещений, мы все вообще не могли бы двигаться) и т. п. Поэтому решая задачу, в которой что-то плохо перемещается, мы теперь можем выбирать совершенно разные способы перемещения, что явно расширяет наши возможности поиска подходящих ресурсов.

Добавим другие примеры. Мы только что передохнули, набрались сил (надеемся, читатель тоже, дальше будет труднее) и по горячим следам вспомнили, что на кухне пользовались прихваткой. Так почему бы не определить ее функцию, уж куда проще — фитюлька, тряпка, простите за выражение (мы любим простые примеры, не заставляющие читателя долго и мучительно разбираться в специфике работы тех ТС, которые мы предлагаем для демонстрации методов ТРИС). Ну, здесь все очевидно — удерживать тепло (сковороды). Или, если совсем точно: удерживать сковороду, ведь тепло — это только параметр, а мы должны указать ОФ. Другое дело, что мы можем выделить параметры этого действия, среди которых будет и теплопередача, характеризующая обратное действие сковороды на прихватку. Но речь сейчас не об этом. Мы учимся уточнять НФ.

Прихватка может удерживать (горячую) сковороду? Да. Ставим вопрос «зачем?» Ну, если по-простому, то чтобы не обжечь руку: сковорода нагревает прихватку (рабочий орган), а прихватка нагревает руку, но делает это свое черное дело так плохо, что мы готовы активно ей пользоваться. И вот тут снова появляется наш дорогой проницательный читатель. Он начинает ругаться, размахивать руками, можно сказать, вести себя не очень прилично. Это при людях-то, при читателях. «Как, — снова возмущается он, — прихватка может быть рабочим органом?» Но простите, отвечаем мы, ничто другое в нашей ТС просто не может им быть, ведь ничто другое не взаимодействует со сковородой.

Дорогой читатель, пойми нас: мы как та придворная корова из баллады А. Милна — «ничего дурного сказать вам не хотели». Мы только ввели естественные и достаточно простые определения — построили модель, с надеждой, что она послужит нам для чего-то еще, кроме введения аббревиатуры, что она когда-нибудь еще начнет нам дерзить. И мы всего лишь придерживаемся теперь этих определений. Что получается, то и получается, мы никуда уже не можем от этого деться. Мы скорее должны радоваться — модель начала-таки свои дерзкие выходки. Тем более, что классификация прихватки как РО никак не мешает дальнейшей нормальной работе, мы проверяли. И мы все же надеемся, что подумав, ты согласишься: во всем этом есть своя логика. А теперь пойдем дальше.

Вопрос «зачем?» легко выводит нас в надсистему: что толку от удержания тепла, т. е., простите, сковороды. Мы что, так и будем вечно стоять на месте со сковородой в руке? Нам ведь на самом деле порой надо эту сковороду переместить, если, конечно, мы выполняем активную функцию, приводящую к заметному изменению параметров (пространственных) сковороды. А не только удерживать, не давать ей переместиться во время помешивания того, что на ней жарится, когда это пассивная функция (не меняющая параметры ОФ, а только сохраняющая их). То есть прихватка таки, когда нам это нужно, еще и перемещает сковороду.

«Как, опять! — может удивленно воскликнуть читатель, — снова “перемещает”? Да когда же это кончится?» И немного придя в себя, робко спросить: «А какие-то другие действия, кроме перемещения, при формулировке функций вообще-то бывают?» Конечно, бывают. Хотя набор глаголов, необходимых для строгого описания функций, все же ограничен. Что же касается прихватки, то теперь очевидно (надеемся, даже для проницательного читателя), что она выполняет и еще одну, названную выше функцию.

Однако, чувствуем мы, проницательный читатель все еще сомневается, все еще не согласен: «Как же прихватка может перемещать сковороду? Удерживать может, но только удерживать, и больше ничего». Но ведь если сковородка переместилась, значит, была какая-то сила, которая это сделала. А больше, как мы уже отметили, ничто со сковородкой не взаимодействовало. Это могла сделать только прихватка, больше нечему. Конечно, в рассматриваемой нами ТС рука была трансмиссией, мышцы — Дв, АТФ — источником энергии, наши глаза и нервы — УУ. Но в цепочке взаимодействий АТФ — мышцы — рука — прихватка именно она, и только она могла переместить эту несчастную (сколько уже времени мы таскаем ее туда-сюда) сковороду, наш ОФ. Оставь мы за прихваткой только одну функцию «удерживать», и мы никогда не смогли бы снять горячую посуду с плиты (по крайней мере, не обжигая при этом рук).

Это аналогично тому самому, уже рассмотренному нами кузову в автомобиле, или, конкретнее сиденью в нем. Обычно его функцию тоже определяют как «удерживать человека». И только — мы проверяли. С бытовой точки зрения функции сиденья в автомобиле этим и ограничиваются, оно не может никого никуда перемешать, ведь у него же нет колесиков. Но тот, кто усвоил описанные выше понятия системы и функции (а они не живут друг без друга), своими ЛПК понимает, так же как и водитель свой спиной ощущает, как это сиденье перемещает людей в пространстве. Это делает именно оно, а не некая мистическая сила, явно с человеком не взаимодействующая (что-то же его таки перемещает). Являясь частью системы, ее рабочим органом (единственным, непосредственно взаимодействующим с человеком элементом ТС, если не считать руля и педалей, явно принадлежащих УУ), оно завершает действие, обеспеченное другими элементами системы. Колесики у него есть, только они отделены, отдалены от сиденья рядом промежуточных элементов системы, но связаны с ним через цепочку взаимодействий: двигатель вращает трансмиссию, трансмиссия вращает колеса, колеса перемещают кузов, кузов перемещает сиденье, сиденье перемещает (и конечно, да, мы согласны, удерживает тоже) человека. И это позволяет сиденью выполнять указанную функцию, являясь последним элементом в описанной цепочке взаимодействий, непосредственно связанным с объектом функции (изделием) всей системы «автомобиль».

Другое дело, что колеса (как в автомобиле, так и в электричке) — которые, как мы уже поняли, разумнее всего отнести к трансмиссии, точнее, преобразователю вращательного движения, идущего от двигателя, в поступательное движение кузова — стоят к конце потока вращательного движения, а значит, выполняют в этом потоке главную функцию потока. Нам это важно не забыть, когда мы будем ранжировать функции элементов автомобиля, случайно не приписать колесам функцию низкого ранга. Тем более, что согласно приведенным выше определениям, эти колеса выполняют действительно важную функцию — дополнительную, ранг которой тот же, что и у главной. Без нее не будет выполняться главная, они вместе с сиденьем обеспечивают весь комплекс потребительских свойств автомобиля. В самом деле, если бы нам не надо было перемещать человека, то и колеса были бы не нужны. Вся история автомобиля, если смотреть на нее широко, подтверждает нашу правоту: от носилок (мускульная сила носильщиков) и рикш к автомобилям, с введением новых материалов потока на замену старым.

Это можно сравнить хотя бы с утюгом. Его главная функция, как ни крути, ровнять ткань — она последняя в потоках создания ценности. Но она плохо выполняется без дополнительной — нагревать ткань, стоящей раньше в ходе этого потока.

Добавим, что в реальном анализе мы всегда можем для упрощения работы рассматривать автомобиль как НеТС, т. е. не включать в него не только человека, но и дорогу. Считать эти функциональные элементы находящимися за пределами анализируемой нами НеТС (в ее надсистеме): устройством управления (для человека) и элементом преобразователя, половинкой движущей пары (для дороги, ведь без нее машина не поедет).

Возвращаясь к прихватке, отметим, что в реальной работе мы можем, конечно, использовать НеИС и рассматривать прихватку просто как инструмент, обрабатывающий изделие (сковороду), т. е. изолированно от остальных элементов полной ТС. Функция «перемещать» в рамках конкретного анализа нас может не интересовать: нам могут быть не важны такие параметры прихватки, как прочность удержания ей сковороды, удобство удержания ее рукой, размеры (слишком большие будут мешать перемещению) и т. п. Но умение видеть работу всей ИС что-то да значит.

Ну ладно, надеемся, мы привели достаточное количество примеров, теперь, как там у А.С. Пушкина: «нам нужно после долгой речи и погулять, и отдохнуть, закончим после как-нибудь».

И мы уж совсем собрались так поступить, но наш взгляд упал на ботинки, и у нас возникло опасение: не решит ли читатель, что их функция также «перемещать человека».

Поэтому мы решили все же ненадолго задержаться и еще раз напомнить, как бы вернуться к началу: функция формулируется для конкретных элементов в конкретных условиях их функционирования (свойство конкретности). И везде, где мы говорим про объекты (всякие там молотки, лопаты, прихватки), мы на самом деле имеем в виду элементы или ИС, т. е. «модели объектов, рассматриваемых... как неделимые», мы просто сокращаем длину фразы, в надежде на то самое понимание.

Ботинок, когда он стоит на земле, всего лишь удерживает человека (а заодно и удерживает тепло его ног, и отражает грязь, и, наверно, много еще чего делает, но не перемещает). Когда же человек отрывает ногу (в ботинке) от земли, то ситуация меняется на обратную.

В этот момент уже человек, точнее, такой его элемент, как нога, удерживает ботинок и одновременно перемещает его (в новую позицию). После чего все повторяется. Поэтому ботинок никогда не перемещает человека, зато человек в определенные промежутки времени, которые можно оговорить в дополнениях к формулировке функции, перемещает ботинок. Однако если рассматривать обутого человека как систему, то в ней в процессе ходьбы оказываются два РО: ботинки и ноги, чего и следовало ожидать.

А теперь на волю, на свободу — гулять, гулять, гулять... И решать при этом приведенные ниже задачи.

1.2.9. Задачи на освоение

1. Опыт показывает, что понятие системы, во всей его полноте, не так просто усвоить, как кажется. Но еще сложнее освоить понятие функции в том виде, который задан нами выше. Но именно этот вид дает заметные преимущества при его использовании.

Представьте себе, что вам надо сделать доклад на конференции. Материала для доклада у вас достаточно, но хочется не просто рассказать этот материал слушателям, а сделать это классно, чтобы все вас услышали, произвести впечатление. И вы решили подготовить по этому материалу презентацию в программе Microsoft Office PowerPoint 2003, т. е. сделать файл с расширением «.ppt». Но чтобы эта презентация получилась отличной, надо понимать, зачем она нужна, какие функции должны выполнять демонстрируемые на экране слайды.

Перечислите все функции слайда в PowerPoint 2003, расположите их в порядке уменьшения значимости и обоснуйте свое мнение.

2. Сформулируйте по приведенным выше правилам главные функции следующих предметов, имя в виду их обычное назначение:

• мочка уха;

• очки;

• домино;

• авторучка;

• стол;

• стул;

• бумага;

• кипятильник;

• одежда (цивильная);

• мундир;

• стена;

• выключатель (электрический);

• окно;

• футбольный мяч;

• дверь;

• книга;

• телевизор;

• человек.

В начале выполнения этого задания вам, может быть, будет удобнее просто заполнять табличку следующего вида (табл. 1.2), записывая в графу (1) НФ, затем в графу (4) — ОФ, уточняя, если надо, условия в графе (2), и наконец, описывая действие в графе (3).

Таблица 1.2. Таблица для формулировки функций
Инструмент (носитель функции) Условия Действие Изделие (ОФ — МП или элемент НС) Дополнения, примечания и пр.
Например: 1) Фонарик 3) При поиске чего-то в темноте 4) Освещать 2) Предметы  
         
         

3. Продолжайте в том же духе по отношению к еще не менее 50 предметам (по 5—10 штук в день). Можете превратить это занятие в игру, занимаясь ей в любое свободное время вместе с приятелем, из чего может родиться наиприятнейшая и наиполезнейшая беседа. Не пренебрегайте этим заданием — если вы не освоите в полной мере каждые из вводимых нами понятий, вам будет потом очень трудно изучать методы и алгоритмы ТРИС, описанные в 6-й и 7-й главах. Ведь тогда ваше внимание должно будет раздваиваться между значением и применением термина и логикой самого алгоритма.

4. Как вы считаете, боги существуют, они объективны или это плод нашего воображения?

5. Какие действия по отношению к человеку должны осуществить представители секты деструктивного культа, чтобы сделать его своим сторонником? Опишите их столько, сколько сможете, но на функциональном языке.

Контрольные ответы даны в приложении А.

1.3. СОБЫТИЕ — оно и в России событие

Событие (Сб) — это модель (результата) изменения свойства ИС, ее элементов или действия, к этому приводящего, пригодная к описанию и оценке.

1.3.1. Назначение модели

Назначение этой модели — учесть изменения, происходящие в ИС, и причинно-следственные связи между этими изменениями.

1.3.2. Диапазон применимости

Диапазон применимости термина «событие», строго говоря, так же широк, как и двух предыдущих (ИС и функция). Особенно если обратить внимание на уточненную формулировку функции, приведенную ниже.

Функция — модель действия ИС или ее элементов, приводящего к появлению или сохранению выделенного события в другой ИС или элементе той же И С, включающая описание элемента или ИС, на которые направлено действие, и самого действия.

Ведь нам всегда важно именно получение некоторого события, для достижения которого и выполняется функция.

Однако, несмотря на весьма широкое определение, позволяющее использовать этот термин практически в любых областях деятельности, мы не настаиваем на его повсеместном использовании и подозреваем, что на практике это понятие будет применяться в основном при анализе социальных (социотехнических) и информационных ТС. Это связано со сложностью числовых (параметрических) оценок свойств таких систем или их элементов (поэтому в технических приложениях может использоваться понятие эффекта).

Тем не менее, везде, где можно будет использовать более широкие термины, порождаемые понятием событие и представленные ниже, мы будем стараться применять их в надежде несколько расширить границы применимости ТРИС.

1.3.3. Свойства события

• Описательность: событие может быть описано грамотным полным предложением;

дискретность: любое событие может быть описано отдельно от любого другого;

конкретность: любое событие всегда происходит в конкретных ИС и условиях их существования;

перечислимость: события можно считать и описывать отдельно друг от друга.

1.3.4. Особенности определения

На практике оценка функций осуществляется через изменяющиеся (или сохраняющиеся) параметры ОФ (изделия), без введения какого-либо отдельного понятия, которое при таком подходе оказывается как бы свернутым. В традиции таким свернутым понятием, строго говоря, является эффект, который изначально и должен был оцениваться как результат действия функции, показывать, хорошая это функция или плохая. Однако использование понятия эффекта часто вызывает затруднения при его применении к нетехническим системам. И на практике многие специалисты по ТРИЗ давно отказались от использования таких понятий, как «нежелательный эффект» и даже просто «эффект». Но если эти термины изначально были введены не случайно (а это, скорее всего, именно так), то не говорит ли такой отказ о все же существующей потребности их сохранения, но в несколько измененном виде. Вот мы и предлагаем замену — термин событие.

Проницательного читателя наверняка заинтересует, что конкретно заставляет нас предложить именно такую замену. Попробуем объяснить это.

Дело в том, что эффект описывает изменение свойств одного элемента — ОФ (изделия). Однако элементы, войдя в Ф, косвенно как бы теряют свою самостоятельность — они становятся частью новой, более сложной модели. Значит, нам становится нужна некая независимая величина, позволяющая оценить именно функцию, а не входящие в их состав элементы, от которых мы ушли, объединив их в функцию. Причем такая, которая позволила бы нам, во-первых, надежно опереться на логику нашего языка, а во-вторых, не ограничивала бы наши возможности анализа любых ИС, от сугубо технических до организационных (социотехнических) и информационных. Разница между эффектом и событием, в нашем понимании, в том и состоит, что эффект характеризует изменения в элементе, а событие — в (иногда минимальной) системе, на другом системном уровне. При этом инструментальные методы определения того и другого (тот самый изменившийся или сохраняемый параметр ОФ) могут совпадать.

Но введение нами понятия «событие» вызвано не только желанием расширить сферу действия моделей ТРИС. Мы, прежде всего, хотим упростить задание базовых понятий в данном курсе. Не введи мы сейчас термина событие, и у нас возникли бы значительные затруднения при строгом описании правил построения ряда последующих моделей (прежде всего, причинно-следственной), нам пришлось бы вводить два понятия: «причина» и «следствие». Но совершенно очевидно, что оба эти понятия принадлежат к одному виду (большая часть «причин» в ИС одновременно являются и «следствиями»). При этом останется непонятным, к какому классу объектов они оба относятся. Вводя термин «событие», мы как раз и задаем класс этих понятий. После чего только мы и можем позволить себе рассматривать «событие» и как «причину», и как «следствие. Приведенное же нами в начале этой главы определение эффекта1 заметно затрудняет использование его как родового для причины и следствия. При этом событие можно оценить экспертным путем, хотя, конечно, лучше сделать это строго, через параметры ОФ, а функцию — через оценку происходящего в системе события (а не через элементы, уже в эту функцию включенные).

Иными словами, вводя термин событие, мы убиваем как минимум сразу трех (а если считать строго, то не меньше семи) зайцев: увеличиваем строгость изло- 57 жения (все же это учебное пособие не для школьников), уменьшаем количество базовых терминов (точнее — упрощаем их введение) и расширяем потенциальные возможности (область применения) методов ТРИС. При этом (в качестве дополнительного сверхэффекта) мы избавляемся от возможной путаницы, разграничиваем:

• эффекты как «реакции элементов или совокупностей элементов на воздействие, проявляющиеся в изменении свойств» (используемые в традиции при функциональном анализе ИС);

• и эффекты (физические, химические, геометрические, биологические и т. п.) как совокупности научно выявленных и строго описанных реакций определенного вещества или объекта на четко заданное воздействие в ограниченных условиях его осуществления, используемые при решении задач.

Мы прекрасно понимаем, что введение нового термина и даже замену им старого ни в коей мере нельзя рассматривать как развитие теории. Разве что скромную попытку уточнить детали. И все же, и все же... Сравните: «дорогу засыпАло снегом» и «дорогу засЫпало снегом» — если уж смена ударения может так поменять смысл, то что говорить о смене термина. Эффект порой поражает («надо же, какой эффект!»), но всегда находится где-то там, далеко. СО-БЫТИЕ, оно как бы включает нас в процесс анализа (мы начинаем как бы со-участвовать в происходящем, быть вместе с ним), мы всегда рядом с той функцией, которая это событие порождает, которую хотим улучшить. А работая над книгой по психологии, мы должны учитывать подсознательные процессы, влияние на них каждого вводимого нами термина. Событие не просто расширяет наше восприятие и описательные возможности моделей, которые мы строим, оно (в отличие от эффекта) психологически облегчает наше поведение во времени, отнесение события к прошлому или будущему.

При этом мы получаем удобную возможность задать свойства события. В частности ввести такое свойство, как описателъностъ. Это позволяет нам, без ограничения общности, упростить построение рабочих аналитических моделей при анализе социальных процессов, улучшении информационных, социотехнических систем, поскольку в этих случаях привычнее говорить о событиях, а не об эффектах. Издание очередного постановления Правительства РФ является скорее событием, чем эффектом, поскольку определить, какие воздействия на Правительство привели к этому, порой очень непросто, проще связать между собой ряд событий. Аналогично, если парламент в результате долгих дебатов отклонил принятие нового закона, то это тоже, безусловно, событие, хотя в ИС «государство» по сути ничего не изменилось (да и никакого воздействия-то не было). Вытекающее из этого свойства события требование к внешнему виду модели — в виде полного грамматически правильного предложения — увеличивает строгость всего построения.

Событие может вообще не иметь параметра, как выход того самого постановление Правительства РФ, имеющего, конечно, номер и дату, которые можно считать параметрами, но, увы, никак не характеризующими это постановление с нужной нам точки зрения. Но такое событие может быть описано полным грамотным предложением. Это не дает возможности измерить событие, но дает возможность его оценить, различать события между собой и устанавливать связи между ними. А это для нас очень важно, если мы предполагаем, что в ИС нет случайных элементов. То есть если все элементы любой ТС выполняют по отношению к другим элементам этой ТС некоторые полезные (пусть даже наряду с вредными) для данной ИС функции. И такое предположение очень ободряет, ибо дает надежду на неслучайность макромира и сходимость причин.

Именно стремление сохранить системный подход и строгость изложения и вынудили нас ввести это, отсутствующее в традиции понятие событие. При этом мы расширяем область определения события, позволяя себе в дальнейшем работать также с действиями1 (а не только с параметрами элементов), что тоже не случайно. Ведь эффекты не всех действий мы можем описать, но зато мы всегда можем воспользоваться более общим термином событие. Например, простая вода — о которой часто пишут как о «самом загадочном веществе на Земле» — может иметь разную кластерную структуру после оттаивания льда и после ее кипячения, не говоря уже о воде из разных источников, а значит, оказывать разные эффекты на пьющего ее человека. Определить, какие свойства человека изменились после того, как он ее попил, т. е. описать все эти эффекты на уровне параметров, практически невозможно. Событие же «жажда удовлетворена» (в большей или меньшей степени) не требует какой-либо детализации.

Мы даже можем научиться любое событие рассматривать как ресурс (точнее, источник новых ресурсов), формируя постепенно навык преодоления, этот сублимированный опыт, называемый в народе интуицией. Научиться рассматривать так любой эффект заметно труднее. И понимание того, что большинство происходящих с нами событий — не случайность, а закономерное следствие каких-то предыдущих событий (совершенных как нами самими, так и другими людьми) в искусственном мире человечества, который правильнее рассматривать как ИС, этому помогает.

Вместе с тем, даря читателю моральное право избавиться от использования при анализе И С эффектов (хотя ни в коей мере и не ограничивая его в этом), мы сохраняем возможность считать недостатком ИС как отрицательно сказывающийся на ее работе эффект (нежелательное свойство элемента ИС), так и нежелательное для системы событие, оцениваемые через некий параметр, в зависимости от того, чем нам удобнее пользоваться при построении аналитических моделей этой ИС. Для завершения этого обсуждения нам осталось только привести уточненное (по сравнению с приведенным в 1.1.5 и с учетом предыдущего раздела) определение.

Недостаток (нежелательный эффект — устар.) НЭ — нежелательное событие в ИС, отрицательно влияющее на выполнение этой системой своих главной, дополнительных и побочных функций. 58

1.3.5. Порождаемые термины

Введением понятия «событие» мы в некоторой степени завершаем ту часть терминов, которые помогают нам описать ИС (построить исходную модель фрагмента реальности). Поэтому «событие» порождает (как бы завершая эту часть базовых понятий) много вторичных терминов — только теперь мы можем определить то, что не могли раньше в силу отсутствия еще тех базовых понятий, из которых эти вторичные выводятся. Их большое количество связано также (и быть может, прежде всего) с нашим желанием сохранить традиционно используемую в ТРИС терминологию наряду с новой, возникающей при строгом введении этого нового понятия. Возникает дублирование, почти вдвое увеличивающее количество представленных ниже определений.

Читатель может ограничить количество используемых им на практике терминов в зависимости от выбора традиции или новизны, не забивая свою память знанием всех богатств, которые выработались (не без нашего участия) в ТРИС, т. е. ограничиться простым знакомством: это понятие введено строго в таком-то разделе и означает примерно то-то и то-то.

Взаимодействие — интуитивно понятный термин, не требующий определения.

Динамическое событие — событие, вызванное активной функцией и состоящее в изменении параметров ОФ или явлений в ТС, ее НС или среде.

Статическое событие — событие, вызванное пассивной функцией и состоящее в сохранении параметров ОФ или явлений в ТС, ее НС или среде.

Уровень события — оценка возможности нормального выполнения (сохранения) других событий в ИС в результате появления (сохранения без изменений) данного события.

Примечания. 1) Может быть адекватным (А), избыточным (И) или недостаточным (Н);

2) вводя это определение, мы ни в коей мере не ограничиваем читателя, сохраняя за ним возможность говорить как на традиционном языке и оценивать уровень выполнения функций, так и на предлагаемом нами, оценивая уровень событии , понимая при этом, что любое изменение параметра ОФ — это событие для системы;

3) если мы можем (благодаря точной формулировке функции) четко выделить изменяющийся параметр ОФ и определить то значение этого параметра, которое необходимо для выполнения этим изделием своей функции (уже как инструментом) по отношению к другим элементам ИС, то мы можем оценить и уровень выполнения функции (т. е. достаточность ресурсов у НФ для адекватного выполнения действия, непременно добавили бы мы, если бы понятие «ресурс» уже было нами введено). Но эта возможность никак не мешает нам говорить и на языке событий.

Однако если мы этого сделать не можем, то мы вынуждены переходить на язык событий и говорить об адекватном или неадекватном (оказывающем недостаточное или избыточное воздействие на систему) событии;

4) введение уровня события позволяет переопределить уровень выполнения функции как оценку достаточности события, порожденного конкретной функцией для осуществления других событий в ИС (эта оценка может осуществляться как на параметрическом, так и на экспертном уровне). 59

Главное событие (Гл.Сб) — событие, ради появления которого создавалась (использовалась) ИС.

Полезное событиесобытие, способствующее появлению Гл.Сб.

Вредное событие (Вр.Сб)событие, препятствующее появлению Гл.Сб.

Дополнительное событие (ДСб) полезное событие, создаваемое конкретным элементом ТС, которое обеспечивает совместно с главным событием проявление потребительских свойств ИС.

Побочное событие (Поб.Сб)событие, порожденное действием ИС, появление которого первоначально не предусматривалось создателями и/или пользователями этой системы (не отражает ее назначение), но реально возникает в процессе эксплуатации всей ИС или совокупности ее отдельных подсистем в различных условиях и на разных этапах жизненного цикла системы.

Операция законченное действие или ряд связанных между собой действий, выполняемых в определенном порядке по отношению к другим, объединенные общей целью и обеспечивающие появление требуемого события.

Примечание. Мы не могли ввести этот термин (а значит и все последующие, с ним связанные) раньше, не введя понятие события — в операции нам важен именно результат. Как, впрочем, и любая функция нужна для того, чтобы получить нужный результат — определенное изменение в ОФ, нужное нам событие. Здесь хорошо видно фактическое отсутствие различий в функциональным подходе к объектам и операциям. Впрочем, мы могли бы говорить не о событии, а об изменении параметра (хотя бы одного) последнего элемента в цепи последовательно выполняемых функций, что заметно усложнило бы определение.

Создающая операция — операция, создающая необратимое событие.

Примечание. Для ИС, отражающих объекты, создающая операция приводит к необратимому изменению параметров ОФ. Для информационных систем создающая операция может не приводить к необратимому изменению носителя информации.

Обеспечивающая операция — операция, создающая событие, допускающее восстановление исходного состояния ИС, ее элементов или действия.

Примечание. Для ИС, отражающих объекты, создающая операция приводит к обратимому изменению параметров ОФ. Для информационных систем обеспечивающая операция может необратимо поменять носитель информации.

Контрольная операция — интуитивно понятный термин, не требующий определения.

Исправительная операция интуитивно понятный термин, не требующий определения.

Создающая функцияосновная функция создающей операции, приводит к необратимому изменению параметров ОФ.

Примечание. Для информационных систем создающая функция может не приводить к необратимому изменению параметров носителя информации, а только самой информации.

Обеспечивающая функция — основная функция обеспечивающей операции, приводит к обратимому изменению параметров ОФ.

Примечание. Для информационных систем обеспечивающая функция может необратимо поменять параметры носителя информации, а значит и привести к невозможности восстановления самой информации.

Контрольная функцияосновная функция контрольной операции.

Исправительная функцияосновная функция исправительной операции.

Процесс — совокупность взаимосвязанных или взаимодействующих операций, приводящих к изменению свойств участвующих в них элементов.

Примечание. Для целей анализа информационных систем часто уточняется, что процесс переводит вход в выход. Это уточнение не меняет характера приведенного определения (тем более, что строго говоря, возникает необходимость введения еще двух терминов: входа и выхода), т. е. по сути является лишним, всего лишь напоминающим пользователю, что свойства элементов на входе процесса и на его выходе могут отличаться.

Энергия — мера интенсивности взаимодействия.

Информация — мера результативности взаимодействия (количества изменений в объекте, на который оказывалось воздействие)60.

Цепь взаимодействий (ЦВ) — последовательность постоянно взаимодействующих между собой элементов ИС, обеспечивающая появление некоторого события в последнем элементе этой последовательности.

Примечание. Разница между процессом и ЦВ в том, что процесс состоит из операций (действий), а ЦВ — из взаимодействующих между собой элементов.

Тем не менее, это не мешает нам при необходимости рассматривать ЦВ как процесс, введя условный МП (энергию или информацию, характеризующие любые взаимодействия). Что позволит нам увидеть ЦВ как последовательность элементов, над которыми выполняются операции (под действием этого условного МП) или которые выполняют операции над этим МП.

Тогда анализ ЦВ может вестись как анализ материальных объектов (элементов, образующих данную ЦВ) и как анализ процесса.

Участок ЦВ — часть ЦВ, включающая два взаимодействующих между собой элемента.

Поток взаимодействий (ИВ) — ЦВ, каждый элемент которой взаимодействует с общим для них МП (т. е. выполняет некоторые функции по отношению к МП или МП выполняет некоторые функции по отношению к этому элементу).

Примечания. 1) Приведенное определение касается именно ПВ в ИС, а не потока проходящих через ТС веществ, энергии или информации, которые, впрочем, могут рассматриваться как МП.

2) Разница между ЦВ и потоком взаимодействий и ЦВ состоит в том, что элементы ЦВ могут не оказывать существенного (требующего учета в модели) действия на МП, не менять его. То есть в ЦВ нам важно лишь действие элементов данной ЦВ друг на друга.

Участок ПВ — часть ПВ, включающая два взаимодействующих между собой элемента потока или элемент потока и МП.

Потребность материала потока (ПМП) — выраженное в форме пожелания действие над МП или действие самого МП, необходимость (в рамках заданного процесса) или возможность (в рамках желательного процесса) выполнения которого задается конкретным свойством данного МП, вызывающим у него эту потребность61 .

Причинасобытие, порождающее рассматриваемое.

Следствиесобытие, порожденное рассматриваемым.

Целевой недостаток (ЦН) — недостаток ИС или ее элемента, служащий поводом к их сознательному изменению (улучшению).

Примечание. Целевой недостаток, как правило, является следствием (т. е. событием) целого ряда других событий в ИС. Введение этого термина позволяет нам выделить именно это событие (эффект) в качестве того, которое требует устранения.

Ключевой недостаток (КН) — недостаток, устранение которого наиболее эффективно ведет к устранению ЦН.

Примечание. Для одного ЦН может быть выявлено несколько КН, что является основанием для выбора различных направлений изменения ИС.

Однородный признак выделенное понятие, имеющее с группой других понятий общую НС.

Концепция — системное изложение точки зрения на некоторый объект исследования, основанное на результатах его анализа.

Примечание. Как правило, представляется в виде обоснованного технического предложения по изменению (улучшению) данного объекта.

Концептуальное направление (КН) — один из путей достижения цели проекта, отличающийся от других путей выделенным признаком.

Классификация концептуальных направлений —- разделение КН на группы по однородным признакам.

Конфликтующая пара (КП) — два элемента, взаимодействующих между собой так, что улучшение определенного события (эффекта) для одного приводит к появлению нежелательного события (эффекта) для другого, и наоборот.

Примечание. КП обычно скрыты за компромиссами, согласующими на приемлемом уровне параметры функционирования обоих элементов. Выявляется КП путем анализа характера взаимодействий в ТС на системном уровне.

Оперативная зона (03) — пространство, в пределах которого осуществляется взаимодействие КП.

Оперативное время (ОВ) — промежуток времени незадолго до и во время взаимодействия КП.

Примечание. Обычно делится на две части: до и во время взаимодействия.

1.3.6. Пояснения

Рассмотрим подробнее свойства события. Начнем с того, что события происходят в ИС (ТС), а это значит, что одно событие, произошедшее с элементом ИС, может привести (и как правило, приводит) к появлению других событий в этой ИС, ведь все элементы ТС связаны между собой. Событие, произошедшее с ИС как целостностью, как правило, порождает, с учетом таких свойств ТС, как целостность и открытость, события в ее НС.

К сожалению, не все свойства ИС и ее элементов, как и не все действия между ними можно оценить, выделив характеризующий их параметр (что явилось одной из причин, заставивших нас ввести модель события в дополнение к уже введенным понятиям параметра и эффекта). Но поскольку события, согласно одному из указанных нами свойств, могут быть описаны вербально грамотным полным предложением, то всегда можно построить модель, связывающую все или по крайней мере некоторые из происходящих в ИС событий между собой.

Важно, что событие имеет прямую связь с введенными выше моделями ИС и функции. При этом рассмотрение последовательности событий с отдельными элементами системы можно заменить рассмотрением последовательности элементов, с которыми происходят эти события, и наоборот. Важно, чтобы последним в рассматриваемой ЦВ было нужное нам событие, то, которое мы хотим получить или которым мы недовольны.

Все эти особенности события могут использоваться для поиска причин и выявления следствий, происходящих в элементах ТС изменений.

Из порожденных событием терминов особое внимание надо обратить на конфликтующую пару. Забегая несколько вперед (подпункт «примеры» будет ниже), покажем это на образе токарного станка. В нем можно найти большое число потенциальных (согласованных в работающей системе за счет компромиссов) конфликтующих пар:

• резец и обрабатываемая деталь (резец удаляет часть детали, а деталь стачивает резец);

• резец и скорость вращения шпинделя (чем выше скорость обработки, тем тяжелее условия работы резца);

• резец и охлаждающая жидкость (чем ее больше, тем лучше для резца — да и детали тоже, — но тем больше ее тратится);

• резец и глаза работника (стружка может попасть в глаза);

• глаза рабочего и освещение рабочей зоны и т. п.

Умение видеть конфликты, причем именно как пары взаимодействующих элементов, важное свойство творческого человека. В ТРИС разработано достаточное для выявления всех реальных и потенциальных конфликтов число инструментов — аналитических процедур. Конечно, не все конфликты надо разрешать. Но те, которые надо, лучше разрешать с использованием изложенных здесь методов и приемов, показавших свою эффективность на протяжении многих лет практического их применения разными людьми.

1.3.7. Формулировка и оценка событий

Из приведенного выше определения события явно следует, что этот термин неразрывно связан с понятием функция. Если в системе произошли некоторые изменения, то мы можем описать их через функции (модели этих изменений) и оценить через события. Больше того, если в ИС никаких изменений еще не произошло, то что-то все же заставляет ее сохранять свою структуру и выполнять свою функцию. Действие этих, стабилизирующих факторов мы тоже можем описать (смоделировать) через функции и оценить с помощью событий, с учетом таких свойств событий, как описательность и конкретность.

В связи с этим описание события (модель результата действия, выполненной функции) должно включать в себя:

• элемент или ИС, совершавшие это действие (НФ, инструмент), — существительное (в именительном падеже);

• элемент или систему в которых произошло изменение (или которые в результате этого действия остались неизменными) — как правило, это объект функции (изделие);

• и сам результат действия — глагол (как правило, указанный в формулировке функции) в прошедшем времени;

• с добавлением в произвольных местах необходимых комментариев, помещенных в скобки.

Например, гвоздь перемещен в стену (после удара молотком), ток проведен через соединение, человек получил информацию (из книги) и т. п.

Однако такая полная формулировка может оказаться неудобной при построении больших причинно-следственных моделей. Поэтому мы допускаем использование краткой формы события в виде:

• существительного в именительном падеже (обозначавшего ОФ в формулировке Ф);

• и глагола в прошедшем времени, например, свет отражен, закон принят.

Оценку события, в идеале, следует производить, выделив параметры ОФ (изделия), которые меняются или сохраняются в результате наличия функции, и из сравнения с требуемыми параметрами для нормального выполнения им своих функций по отношению к другим элементам ИС (или элементам надсистемы) делать вывод об уровне события — полезности этих изменений для всей системы.

Именно строгое выделение изменяемых параметров ОФ позволяет уйти от субъективности оценок события. Однако это можно сделать достаточно строго не для всех типов ИС. Тогда остается лишь ограничиваться экспертными оценками и опираться на здравый смысл (впрочем, опираться на него полезно всегда).

1.3.8. Примеры

Вот небольшая старая английская баллада в переводе С.Я. Маршака:

Не было гвоздя —

Подкова пропала.

Не было подковы —

Лошадь захромала.

Лошадь захромала —

Командир убит.

Конница разбита,

Армия бежит.

Враг вступает в город,

Пленных не щадя,

Оттого что в кузнице Не было гвоздя!

Обратите внимание, что в ней перечислен ряд событий. Причем некоторые из них, возможно, связаны между собой.

1.3.9. Задачи на освоение

]. Вы поставили на газовую плиту чайник. Он стоит уже два часа и с ним ничего не происходит. Это событие или эффект?

2. А теперь прежде чем поставить чайник на плиту, вы решили все же зажечь газ, и через 15 минут поставленный на горящую горелку чайник закипел. Не удивляйтесь произошедшему, а лучше опишите процесс его закипания (для этого можно его еще раз вскипятить и внимательнее понаблюдать за этим процессом) и конечный результат как события, так и эффекта.

3. Попробуйте выделить и кратко описать события, которые происходили с вами вчера в течение дня.

4. Ниже приведен пример, взятый нами из книги У. Детмера «Теория ограничений в действии»62.

«Ситуация: Город N. В местной системе школьного образования возникла проблема: участились случаи проявления жестокости среди старшеклассников. По согласованию с администрацией города школы ужесточили правила поведения в школе.

Теперь ученик, пронесший в школу или в школьный автобус наркотики, алкоголь или холодное оружие, подлежит немедленному исключению. Такое же наказание предусмотрено за драки или нападение на учителей или учеников. За угрозы и неуважительные высказывания в адрес учителей и администрации полагается недельное, а при повторном случаетрехмесячное отстранение от учебного процесса.

Через полгода после введения описанных мер наблюдается следующая ситуация: большинство родителей поддерживают ужесточение дисциплины, число происшествий в школах снизилось, но не до нуля. Кроме того, назревает другая проблема: некоторые родители и представители общественности выступают против новых правил и заявляют о факте дискриминации по национальному признаку, поскольку большинство исключенных учеников представляют различные нацменьшинства.

В администрации опровергают обвинения в дискриминации, объясняя факты исключения учеников их участием в нападениях, а не принадлежностью к той или иной национальности. Заявляется, что главная задачаобеспечить безопасность пребывания в школах для всех учеников, и нельзя допустить, чтобы одни учащиеся ставили под угрозу спокойствие других.

Противники же наказаний указывают на то, что подростки, отстраненные от учебного процесса, как никто другой, нуждаются в заботе учителей, так как они уже находятся в зоне риска и могут ступить на дурную дорогу и стать настоящей угрозой обществу. Школа должна спасать, а не отбрасывать таких детей, перекладывая проблему на плечи органов власти.

Атмосфера накалена до предела. Противники новых мер организовали марш протеста, собрав 300 старшеклассников из ряда школ района и около 150родителей, которые прошли несколько километров по городу до здания администрации и организовали там пикет на несколько часов. Кроме того, что разразился скандал, были и финансовые потери, так как на основании посещаемости в городе рассчитываются государственные дотации для школ, а за непосещаемость налагаются штрафы. Поэтому школы уже теряют бюджет, а противники новых мер обещают усилить давление на администрацию города».

Сформулируйте описанные в этом отрывке события.

5. Найдите как минимум четыре конфликтующие пары при игре в домино.

Контрольные ответы даны в приложении А.

1.4. РЕСУРС — не совсем то, что вы подумали

Ресурс (возможно, от фр. resources — вспомогательное средство) — свойство или действие, которые используются или могут быть использованы для выполнения требуемой функции.

Примечание. На практике, как правило, ресурсом называют объект, несущий нужное свойство или позволяющий выполнить нужное действие.

В связи с тем, что указанные свойства не существуют без их носителей, а в качестве носителей этих свойств или действий {ресурсов) могут выступать как вещества, так и поля, в ТРИС более распространен термин ВЕЩЕСТВЕННО-ПОЛЕВЫЕ РЕСУРЫ (ВПР)63, под которыми подразумеваются носители ресурсов.

И сразу же обратим внимание читателей на то, что и пространство в ТС, и информация в ней не существуют без своих носителей, т. е. их тоже разумно рассматривать как свойства этих носителей. Хотя в целях удобства описания при анализе информационных систем (о чем еще пойдет речь) мы считаем возможным рассматривать информацию (меру изменения) как специфический вид элемента ИС. Ведь рассматриваем же мы по привычке как материальный объект энергию — меру взаимодействия. Исключение составляет разве что время — параметр операции. Но ведь мы же ввели понятие операции выше, плотно связали его с понятием функции, а значит и носителем этой функции, т. е. неким элементом ИС.

1.4.1. Свойства вещественно-полевых ресурсов

• Перечислимость: ресурсы можно считать и описывать отдельно друг от друга;

исчерпаемость: любой ресурс по мере его использования истощается и заканчивается;

Примечание. Исчерпаемым, как правило, оказывается не сам ресурс, а его носитель, который на практике обычно отождествляется с самим ресурсом. Из этого свойства ресурса можно сделать вывод о важности системных свойств объектов, обеспечивающих появление новых эмерджентных свойств «из ничего» и о движущих силах развития мира.

измеримость: количество, доступность и другие характеристики ресурса могут быть оценены или измерены.

1.4.2. Назначение модели

ВПР обеспечивают выполнение функций, а значит и осуществление ИС своего назаначения. Т.о. ВПР запускают поиск возможностей для изменения построенных моделей в нужном нам направлении.

1.4.3. Порождаемые термины

Задача — модель, отражающая отсутствие достаточного количества или необходимого качества ресурса у ТС или ее элементов для выполнения требуемой функции.

Примечания. 1. На практике избыток любого (а не только неподходящего качества) ресурса тоже рассматривается как недостаток, однако в этом случае обычно не возникает острой потребности от него избавиться. При улучшении ИС в целом его тоже учитывают и стремятся устранить среди всех прочих, выделенных в процессе анализа. При этом наличие вредной функции, требующей устранения, можно рассматривать как избыток неподходящего ресурса (ресурса, обладающего не теми качествами, которые нужны нам) или как отсутствие полезной функции (а значит и ресурса для ее выполнения), устраняющей действие вредных факторов среды или надсистемы.

2. ТРИС направлена на решение таких задач, в которых улучшение выполнения требуемой функции приводит к образованию КП.

Проблемная (изобретательская) ситуация (ИС) — ситуация, порождающая задачу (то, что озадачивает).

Примечание. Иногда называется также исходная ситуация. В проблемной ситуации еще не выделено (формально не описано) то, что нас не устраивает (цель, которую надо достичь), препятствия, мешающие этому, состав рассматриваемых элементов и обстоятельства возникновения этой ситуации.

Доступность ресурса оценка возможных затрат по использованию данного ресурса для выполнения функции (имеются в виду не только, и даже не столько денежные затраты, сколько затраты энергетические, информационные и т. п.).

Энергонасыщенность ресурса — оценка возможной силы взаимодействия носителя ресурса с элементами ИС.

Примечание. При этом могут рассматриваться любые виды взаимодействий, а не только традиционные (сильное, слабое, электромагнитное и гравитационное), например, химическое, звуковое, механическое и т. п. Если это удобно при описании ИС, могут учитываться, например, такие виды полей, как поле смачивания, адгезии, гидродинамическое, ультразвуковое (отличное от просто звукового), запаховое и др.

1.4.4. Пояснения

Понятие ресурса достаточно очевидно — предложенное нами определение, по сути, совпадает с тем смыслом, который вкладывается в него на бытовом уровне, с той разницей, что в быту говорят (на расширенном языке) о носителях ресурса, фактически не отделяя сам ресурс от его носителя. Это может создать небольшую путаницу, отсутствие однозначного понимания того, что же мы на самом деле ищем при решении задачи — вещество или его свойство. Здесь мы сознательно акцентируем внимание читателей на этом.

Дадим также небольшие пояснения относительно приведенного выше определения задачи — оно, возможно, несколько сужает общепринятое представление об этом термине.

Вспомним: функции, то, ради чего люди создают ТС, всегда ограничены (конечны). В то время как ресурсы — при условии исчерпаемости каждого их вида — всегда не ограничены, за счет неограниченности свойств окружающего мира и системных свойств, способности элементов, соединяясь в систему, порождать новые свойства, которые люди могут использовать как ресурсы для решения своих задач. Это создает у многих специалистов по ТРИС ощущение, что любая грамотно поставленная задача может быть решена.

Именно нашей способностью видеть и привлекать ресурсы, а при необходимости и создавать их, определяется успех в решении поставленной изначально или сформулированной в результате анализа задачи.

Наша находчивость в поиске необходимых ресурсов, а значит и способность решать задачи по улучшению ТС, созданию их будущего, ограничивается двумя противоположно направленными факторами. Во-первых, у нас нет привычки выделять ресурсы в окружающем мире. Сталкиваясь с задачей, видя новую, неожиданную, непривычную для нас ситуацию, мы оказываемся растерянными.

Во-вторых, нам мешает проблема выбора. Когда мы все же начинаем искать нужные ресурсы, то обнаруживаем, что нам очень трудно определить, какие же из них необходимы для решения проблемы — глаза разбегаются. Поэтому в ТРИС разработаны методы сужения пространства поиска ресурсов, которые мы рассмотрим в главе 7, хотя самые необходимые для этого термины введем уже очень скоро.

Нов любом случае, наша способность находить необходимые ресурсы (как и любая наша способность) формируется по мере тренировки, а начать лучше с понимания, какие ресурсы бывают, с того, как их можно классифицировать.

1.4.5. Классификации ресурсов

1) По расположению:

а) внутрисистемные (формально можно разделить на ресурсы инструмента и ресурсы изделия)',

б) внешнесистемные (ресурсы ОС: материальные — то, что есть поблизости, под рукой, и полевые — фоновые поля, например, гравитационное, магнитное и т. п.);

в) надсистемные (ресурсы НС, целый ряд задач решается «выходом в надсис-тему»);

2) по виду:

• вещественные;

• полевые;

• энергетические;

• информационные;

• пространственные;

• временные;

• функциональные;

• динамические;

• системные и т. д.1;

3) по степени готовности к применению ресурсы делятся на уже готовые и производные, получаемые из исходных в результате некоторых преобразований (сюда же можно отнести системные свойства) или их накопления;

4) по степени полезности их, очевидно, можно разделить на полезные, нейтральные и вредные;

5) по стоимости, с той же очевидностью, на ценные, дешевые и вообще даровые;

6) по доступности ресурсы также можно разделить на доступные, малодоступные и недоступные (в практике работы с ресурсами трехбалльных оценок обычно достаточно);

7) по энергонасыщенности также на насыщенные, малонасыщенные и ненасыщенные;

8) по количеству;

9) по виду поля и т. д.

Критерии выбора ресурсов для решения задачи достаточно очевидны:

1) по виду — приоритет имеет вредный ресурс (надо как можно быстрее обратить вред в пользу), затем нейтральный и, наконец, полезный;

2) по времени присутствия —- постоянно присутствующий в оперативной зоне и в оперативное время ресурс, очевидно, имеет приоритет перед остальными;

3) по энергонасыщенности — приоритет, понятно, имеет наиболее энергонасыщенный ресурс',

4) по доступности — мы также делаем ставку сначала на самый доступный из ресурсов',

5) по количеству вещества или интенсивности поля приоритет имеет избыточный, затем достаточный и последним незначительный по количеству ресурс',

6) по виду поля (в том числе того, которое возникает под действием веществ) — приоритет имеет поле нежелательного элемента, затем остальные поля.

Относительно последнего пункта сразу же опишем известную в ТРИЗ аббревиатуру МАТХЭМ64 65. Формально не входя в число ЗРТС, она описывает наиболее частый порядок использования ресурсов. Здесь за каждой буквой стоит определенное поле:

• М — механическое;

• А — акустическое;

• Т — тепловое;

• X — химическое;

• Э — электрическое;

• М — электромагнитное.

При поиске ресурсов важно помнить, что ничто не ограничивает нас в сочетаниях разных ресурсов. Важно, чтобы они были максимально доступными, дешевыми и энергонасыщенными — обеспечивали решение нашей задачи.

Больше того, есть очень интересные, порой совершенно неожиданные и полезные сочетания свойств элементов, которые в силу свой неожиданности и полезности описаны как эффекты : физические , химические , технологические, геометрические4, биологические5 и даже географические6... Использование таких эффектов в качестве источника нужных ресурсов дает очень сильные решения задач.

1.4.6. Поиск и анализ вещественно-полевых ресурсов

Ресурсы, т. е. свойства, неотделимы от их носителей, поэтому поиск ресурсов — это поиск свойств их носителей. Достаточно осмотреться вокруг и потом просто перечислить полезные (для решения нашей задачи) свойства того, что видим вблизи. Для большинства носителей ресурсами, т. е. полезными свойствами, могут быть:

• размер;

• форма;

• положение в пространстве;

• направление движения;

• масса;

• состав (материал), с учетом его различных состояний;

• и даже желания, страхи, образы и тому подобные нематериальные носители.

После чего можно перейти на уровень отдельных элементов этого носителя и повторить все сначала... 66 67 68 69 70 71

Чтобы облегчить поиск ВПР, полезно для наглядности использовать таблицу, типа той, что приведена ниже (табл. 1.3)1.

Таблица 1.3. Таблица для выбора ВПР
Носительресурса(вещество,поле) Ресурс (свойства вещества, вид поля у вещества) Характер ресурса (полезный, нейтральный, вредный) Количестворесурса Время присутствия ресурса Энергонасыщенностьресурса Доступностьресурса
Ресурсы ИС (оперативной зоны)
Ресурсы инструмента (НФ)
1              
2              
               
Ресурсы изделия (ОФ)
1              
2              
               
Ресурсы действия72 73
1              
2              
               
Совместные ресурсы НФ, ОФ или действия
1              
               
Ресурсы среды (прилегающие к оперативной зоне)
1              
2              
               
Окончание табл. 1.3
Носительресурса(вещество,поле) Ресурс (свойства вещества, вид поля у вещества) Характер ресурса (полезный, нейтральный, вредный) Количестворесурса Время присутствия ресурса Энергона-сышенностьресурса Доступностьресурса
Ресурсы ближайших ТС в надсистеме
1              
2              
               

Наличие такой, тщательно заполненной таблицы может рассматриваться как инструмент непосредственного повышения идеальности ИС. Больше того, эта таблица позволяет построить «исчерпанное множество решений1» для данной ТС в данное время и работать над прогнозами ее развития.

Классификация ресурсов может оказаться полезной при решении задач так

у

называемого диверсионного анализа , направленного на поиск и объяснение причин появления брака, аварий, неудач и т. п. неприятных событий.

1.4.7. Примеры

При обсуждении понятия функции мы не сошлись во мнениях с нашим любимым проницательным читателем относительно функций прихватки. Что же, идя ему навстречу, мы говорим: не любишь крестиков, сиречь прихваток, возьми да и убери их. При этом, правда, перед нами встает задача: как перемещать сковороду без прихватки, точнее, как сделать так, чтобы горячая сковорода нас не обжигала. Попробуем поискать ресурсы для этого (хотя бы некоторые) (табл. 1.4).

Понимая, что проблема выбора — это одна из самых трудных проблем, нам все же не хочется лишать читателя удовольствия подумать самому, и превратить эту таблицу не только в демонстрационный пример по теме ВПР, но еще и в небольшую тренировочную задачу. Мы предлагаем вам самим, с учетом приведенных выше критериев выбора, посмотреть, на какой из перечисленных ресурсов или их сочетаний можно было бы сделать ставку, если вам срочно надо переместить сковороду, а прихватки под рукой нет. А на какие, если прихваток нет вообще, если некие местные традиции, нормы поведения принципиально запрещают использовать для перемещения горячих сковородок любые промежуточные вещества («рабочие органы»). 74 75

Таблица 1.4. ВПР для перемещения горячей сковороды
Носитель ресурса (вещество, поле) Ресурс (свойства вещества, вид поля у вещества) Характер ресурса (полезный, нейтральный, вредный) Количество ресурса Время присутствия ресурса Энергонасыщенностьресурса Доступность ресурса
Ресурсы ИС (оперативной зоны)
Ресурсы инструмента (НФ)
1 Кожа на руках Теплоизоляция Полезн. Мало Всегда Мала Всегда
2 Одежда Теплоизоляция Полезн. Достат. Почтивсегда    
Ресурсы изделия (ОФ)
1 Материалсковороды Форма Нейтр. Достат. Всегда Большая Всегда
    Толщина Нейтр., от 1 до 3 мм   Всегда (можно менять при замене НФ) Мала Всегда
2   Теплопроводность Вр., до 300 °С Избыт. Всегда (можно менять при замене материала) Большая Всегда
    Вид материала — чугун Вр Избыт Всегда Большая Всегда
Ресурсы действия
1 Скорость   Полезн. Мало Всегда (в процессе функционирования)   Всегда
Совместные ресурсы НФ и ОФ
1 Полеконтакта Теплопередача Вреди. Мало Всегда (в процессе функционирования) Мала Всегда
Ресурсы среды (прилегающие к оперативной зоне)
1 Ножи,ложки Жесткость Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
2 Вилки Жесткость Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
Окончание табл. 1.4
Носитель ресурса (вещество, поле) Ресурс (свойства вещества, вид поля у вещества) Характер ресурса (полезный, нейтральный, вредный) Количество ресурса Время присутствия ресурса Энергонасыщенностьресурса Доступность ресурса
    Форма Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
3 Полотенце Толщина Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
    Гибкость Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
4 Посуда на плите Жесткость Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
    Форма Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
Ресурсы ближайших ТС в надсистеме
1 Мебель Жесткость Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
    Форма Нейтр. Избыт. Всегда Большая Всегда
2 Вода (холодная, горячая) Теплопередача Полезн. Избыт. Всегда Большая Всегда
  Воздух Теплопередача Полезн. Мало Всегда Маленькая Всегда

1.4.8. Задачи на освоение

1. Не поленитесь и постарайтесь все же ответить на только что заданные вопросы в конце раздела 1.4.7.

2. Лучшим способом тренировки навыка видеть ресурсы является, пожалуй, один из методов РТВ — метод Робинзона Крузо. Можно рекомендовать читателям сразу же обратиться к описанию этого метода в главе 4. Можно и потерпеть — дойти до главы 4, познакомившись со всем встреченным на этом пути материалом, после чего потренировать свою умение видеть ресурсы, используя метод Робинзона Крузо.

Контрольные ответы даны в приложении А.

1.5. ИДЕАЛЬНЫЙ КОНЕЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ — компас в мире выдумок

Идеальный конечный результат (ИКР) — это предварительная модель будущего решения задачи, в которой пространство поиска ресурса, обеспечивающего выполнение проблемной функции, сужено до границ этой функции.

1.5.1. Свойства Идеального конечного результата

• Объектность: ИКР может быть сформулировано по отношению к каждому из элементов конфликтующей пары и другим элементам ИС;

алгоритмичность: можно задать алгоритм (правило) формулирования ИКР;

Примечание. Здесь, пожалуй, впервые (если не считать «функцию») мы переходим к алгоритмическим методам построения моделей. И будем всеми силами стараться придерживаться такого подхода дальше.

многозначность: ИКР не дает однозначного указания на искомый ресурс.

1.5.2. Назначение Идеального конечного результата

Назначение ИКР — сузить область поиска нужного ресурса и активизировать наше подсознание на его поиск (мы же занимаемся психологией технического творчества).

1.5.3. Особенности определения

ИКР — это одна из самых ранних1 и, быть может, одна из наиболее сильных моделей ТРИС, если не считать модели противоречия76 77 78. В самом деле, если нужное событие (требуемое выполнение проблемной функции) происходит само (без привлечения других функций), то никакие посторонние ресурсы больше не нужны. Остается лишь придумать, как этого достичь за счет того, что у нас уже есть: инструмента, изделия и действия одного на другое.

В АРИЗ-71 ИКР введен уже сразу на уровне операционного определения, т. е. с помощью указания тех операций, выполнение которых дает возможность получить эту модель. Мы задали выше этот термин немного шире, чем он был применен в ТРИЗ ее основателем изначально. Теперь же приведем эту важную для нас цитату из АРИЗ-71 целиком, без купюр :

3.1. Первый шаг. Составить формулировку ИКР (идеального конечного результата) по следующей форме:

а) Объект (взять элемент79, выбранный в 25).

б) Что делает.

в) Как делает (на этот вопрос всегда следует ответить словами «сам», «сама», «само»),

г) Когда делает.

д) При каких обязательных условиях (ограничениях, требованиях и т. п.).

Пример. Трубопровод... меняет свое сечение... сам... когда надо регулировать поток... не истираясь»'.

Однако впоследствии понятие ИКР было усовершенствовано. Уже в АРИЗ-82Б введен вариант замены изделия, если оно четко не указано по условиям задачи, т. е. когда НФ оказывает воздействие на внешнюю среду1 неким «икс-элементом» (п. 2.2). Больше того, в этой же редакции АРИЗа икс-элементом можно заменить и НФ, если он плохо поддается управлению (п. 3.1). При этом меняется и операционное определение ИКР, относимое теперь к икс-элементу:

«Икс-элемент, не усложняя систему, устраняет (указать вредное действие), сохраняя способность совершать (указать полезное действие/».

Наконец в АРИЗ-85В (фактически последней опубликованной авторской версии алгоритма) икс-элемент (на шаге 1.6) становится неотъемлемой частью модели задачи, а ИКР разбивается на две части, два уровня — системный (ИКР-1) и подсистемный (ИКР-2). При этом область поиска решения сужается до оперативной зоны и оперативного времени:

«ШАГ 3.1. Записать формулировку ИКР-1:

икс-элемент, абсолютно не усложняя систему и не вызывая вредных явлений, устраняет (указать вредное действие) в течение оперативного времени (ОБ) в пределах оперативной зоны (03), сохраняя способность инструмента совершать (указать полезное действие)»80 81 82 83.

И далее:

«ШАГ 3.5. Записать формулировку идеального конечного результата ИКР-2:

оперативная зона (указать) в течение оперативного времени (указать) должна сама обеспечивать (указать противоположные физические макро- или микросостояния)».

1.5.4. Пояснения

ИКР формулируют по простой схеме: один из элементов конфликтующей пары (или в нашем определении — носитель, или объект, функции) сам устраняет вредное (ненужное, лишнее, мешающее ТС развиваться) действие, сохраняя способность осуществлять основное действие. Иными словами, задачу по улучшению существующей, плохо выполняемой функции, нейтрализации вредной или реализации какой-либо новой функции возлагают на элемент ИС, уже выполняющий в ней какую-то полезную функцию. Смысл формулировки ИКР заключается в том, чтобы при разрешении конфликта между элементами КП получить ориентир для перехода к сильным решениям1.

Что значит «сильным», в чем их сила? Их сила в полноте удовлетворения всем требованиям задачи при одновременном минимуме используемых для ее решения ресурсов. В сильном решении нужное событие, эффект достигается практически «даром». Сильное решение всегда отличается красотой, видимо связанной с его неожиданностью, ведь для его получения обычными переборными методами (не входящими с число используемых в ТРИС) может потребоваться проверить очень много менее эффективных вариантов.

Как пишет Г,С. Альтшуллер: «Переход к ИКР отсекает все решения низших уровней, отсекает без перебора, сразу. Остаются ИКР и те варианты, которые близки к ИКР и потому могут оказаться сильными. Дальнейший отсев вариантов происходит при формулировании физического противоречия» .

Говоря на языке психологии, при использовании модели ИКР происходит своего рода смещение точки сборки84 85 86. И здесь спрятан некоторый конфликт. Формулировка ИКР концентрирует наше внимание87 на объекте (или иск-элементе), по отношению к которому она была сделана. И это может помешать нам рассматривать все множество ресурсов, обеспечивающих достижение ИКР, но не принадлежащих самому этому объекту (икс-элементу). Особенно если мы научились спокойно, без напряжения удерживать внимание в заданной точке (что, например, является конечной психологической целью йоги — ведь прежде всего для этого и придуманы все упражнения).

То есть искать ресурсы надо все же немного выходя за пределы свойств самого этого объекта (икс-элемента), осматриваться по сторонам. Иными словами, формулировка ИКР сужает крут поисков (для этого она и предложена), а значит и возможность решения задачи, но зато этот круг смещается в зону сильных решений, лежащих порой далеко от тех ресурсов, которые изначально могут показаться очевидными.

Формулируя ИКР, мы сразу ориентируем себя на поиск идеальной системы, в которой бы не было конфликта. Это смело, это может напугать. И именно

этот испуг порождает основные трудности дальнейшего движения по технологии развития искусственных систем. Страх убивает все живое. В том числе и ТС, которые тоже живут, только меняются они медленно и исключительно нашими руками.

Подводя итоги всем этим подробностям, укажем, что в настоящее время в практике решения задач:

1) ИКР может формулироваться по отношению к каждому из элементов КП (свойство объектности) или икс-элементу, подменяющему еще неизвестный ресурс или один из элементов КП;

2) тем не менее, в каждой формулировке ИКР всегда должно быть только одно действие;

3) на практике модель ИКР часто используют менее строго, чем она определена ее создателем, и рассматривают как образ, сужающий поле поиска ресурса для решения задачи; в этом случае ИКР может формулироваться в более произвольной форме по отношению к основным элементам наших моделей — не только НФ и ОФ, но и самому действию;

4) формулировка, как правило, содержит слово «сам(а,о)».

ИКР оказывает существенную помощь в поиске нужного ресурса, создавая его образ, как бы фоторобот искомого преступника, т. е., конечно, ресурса. Однако этот вариант, конечно, подходит далеко не для всех случаев, и тогда приходится применять более сильные инструменты — противоречия.

1.5.5. Виды ИКР

Виды ИКР фактически описаны выше. Добавим, что в разработке Г.И. Иванова1 предложено, с нашей точки зрения, удобное объединение и развитие указанных вариантов:

«Элемент ... (указать выбранный ранее приоритетный носитель ресурса), используя ... (указать имеющиеся у него поле, свойство, т. е. собственно сам ресурс), САМ88 89 выполняет или содействует выполнению (указать проблемную функцию) взаимодействуя с (другой выбранный ресурс и его свойство, если мы решили использовать несколько ресурсов) не допускает ... (указать недостаток, который должен быть устранен)».

Или в варианте с икс-элементом:

«Система для ... (указать функцию ТС) сама, используя х-элемент, не допускает или устраняет ... (указать недостаток, который должен быть устранен)».

1.5.6. Примеры

Поскольку в предыдущем пункте мы, не желая ссорится с проницательным читателем (дружбой с которым дорожим), избавились от этой уже порядком надоевшей всем прихватки и даже поискали ресурсы для того, чтобы перемещать горячую сковороду без нее... Конфликтующая пара здесь совершенно очевидна, это сковорода и рука. Причем конфликт состоит в том, что сковорода обжигает руку. То есть можно считать, что в нашей КП инструментом оказывается именно сковорода (несмотря на то, что в исходной постановке задачи она лишь изделие, именно ее перемещает рука), выполняя по отношению к руке вредную функцию. Все зависит от того, какую задачу вы решаете: вам надо просто избежать ожога или все же передвинуть сковороду.

Столь же очевидны и ИКР для этой ситуации. Опираясь на приведенное нами определение (ограничивающее поиск ресурса границами самой проблемной функции — а функция, как мы помним, состоит из НФ, действия и ОФ), мы можем написать:

горячая сковорода, используя (здесь мы подставляем некий выбранный нами в пункте 1.4.7ресурс) САМА не обжигает руку. Здесь нет необходимости быть занудами и писать «не допуская ожогов на руке» — это усложняет путь к решению, а нам надо его упростить.

Или так:

рука, используя (здесьмы подставляем некий выбранный нами в пункте 1.4.7ресурс) сама не обжигается при перемещении сковороды.

Или даже так:

действие по перемещению сковороды, используя (здесь мы подставляем рассмотренные при анализе ВПР особенности этого действия), само обеспечивает отсутствие ожогов на руке от сковороды.

Или, например, так:

Х-элемент (здесь мы подставляем некий выбранный нами в пункте 1.4.7 носитель ресурса), используя (указываем сам ресурс — нужное нам свойство носителя), сам перемещает сковороду, взаимодействуя (указать другой выбранный ресурс и его свойство, если мы решили использовать несколько ресурсов) не допуская ожогов на руке.

Все эти примеры являются частными случаями формулировки ИКР. В нашу задачу не входило пока давать ответы решения задачи защиты руки или даже перемещения горячей сковороды. Тем не менее сформулированные ИКР явно выводят на идеи изменения структуры самой сковороды (создания на ней непрогреваемых или быстро отводящих тепло областей). В юношеские годы, в период увлечения радиоэлектроникой, у меня был приятель, который спокойно держал в пальцах нагретую часть паяльника — он делал это так часто, что просто привык (на пальцах образовался толстый слой кожи, по аналогии с «набивкой» у восточных единоборцев). Можно перемещать сковороду быстрыми короткими «перебежками», за время которых она все же сдвинется с места, но не успеет обжечь руку. Ну и конечно, на кухне может присутствовать немалое количество вещей, просто заменяющих нашу прихватку, других РО, перемещающих сковороду.

1.5.7. Задачи на освоение

Попробуйте в свободное время... нет, не так. Формулируем точнее: освободите время для того, чтобы стать «идеалистом» — смотреть на все предметы или действия, с которыми вы сталкиваетесь, с точки зрения ИКР, т. е. формулируя ИКР по отношению к выбранным предметам и совершаемым вами действиям. При этом вам надо:

1) найти в указанном предмете (действии) что-то плохое;

2) сформулировать ИКР для устранения этого (для самого предмета, х-элемента, того, что ухудшается под действием этого предмета или в результате совершенного вами действия) и, главное, подумать, как этого достичь, на что выводит вас ИКР.

Для начала сформулируйте ИРК для предметов, перечисленных во втором задании к разделу 1.2.9, а именно:

• очки; • мундир;

• домино; • стена;

• авторучка; • выключатель (электрический);

• стол; • окно;

• стул; • футбольный мяч;

• бумага; • дверь;

• кипятильник; • книга.

• одежда (цивильная);

Контрольные ответы даны в приложении А.

1.6. ПРОТИВОРЕЧИЯ — все их виды и пути разрешения, изложенные последовательно

Противоречие — это модель конфликта при взаимодействии: сопоставление противоположных требований или свойств к носителю ресурса для выполнения разных функций.

1.6.1. Назначение противоречия

Противоречие позволяет еще больше (по сравнению с ИКР) сузить зону поиска ресурса (направить этот поиск преимущественно на ресурсы системы, и даже еще уже, ресурсы, прилегающие к зоне конфликта). С его помощью мы можем перевести процесс решения задачи с языка привычной нам формальной (классической) логики нашей речи (нарушаемой в самом характере формулировки противоРЕЧИЯ) в многомерное пространство нашего подсознания, работающего на логике нежесткой, вероятностной.

1.6.2. Свойства противоречия

• Алгоритмичность: можно задать четкий алгоритм (правило) формулирования противоречия;

бинарность: противоречие всегда формулируется по отношению к двум конфликтующим элементам;

причинность: противоречие отражает результаты процессов в ИС, изменяющихся по мере развития этой ТС;

Примечание. В полной формулировке противоречия указывается причина появления требований или свойств для каждого из элементов, входящих в формулировку;

системность: для любой ИС может быть построена система противоречий;

нелогичность: противоречие не может быть строго разрешено с помощью классической логики, не использующей модальности.

1.6.3. Виды противоречий

Административное противоречие (АП) модель ИС, в которой ясно, что надо сделать, но не известно, каким образом.

С него может быть начата постановка задачи. Если, конечно, искать сильные решения, а не ограничиваться «инженерными», а то и просто административными решениями.

Техническое противоречие (ТП) — модель конфликта, состоящая из описания двух состояний инструмента (НФ) с выявлением положительных и отрицательных последствий каждого из этих состояний

В редких случаях, например, в задачах на обнаружение, когда еще нет инструмента для выполнения требуемой функции, в качестве НФ допускается условно выбирать несуществующие, гипотетические противоположные состояния имеющегося изделия.

Операционное определение — алгоритм формулирования ТП 1:

1) записать условие задачи без специальных терминов по форме90 91:

• указать первый недостаток НЭ-1;

• сформулировать средство устранения НЭ-1;

• записать второй недостаток НЭ-2, возникающий, если использовать средство устранения НЭ -1;

2) сформулировать первое техническое противоречие ТП-1, по форме:

если А (описать средство устранения), то хорошо В (устранение НЭ-1), но плохо С (возникновение НЭ-2);

3) сформулировать второе техническое противоречие ТП-2, по форме:

если не А (без средства устранения), то нет С (нет НЭ-2), но плохо В (есть НЭ-1).

Другая, близкая форма ТП-2:

если не А (без средства устранения), то хорошо D, но плохо В (есть НЭ-1).

Физическое противоречие (ФП) — предъявление требований к наличию противоположных (взаимоисключающих) свойств одного элемента для выполнения им разных функций.

Операционное определение — алгоритм формулирования ФП:

03 (частицы вещества в 03) в течение ОБ должна обладать свойством С, чтобы выполнять (одна из конфликтующих функций или требований ), и должна обладать свойством —С (не С), чтобы выполнять (другая конфликтующая функция или требование).

Или в упрощенном виде:

объект (наших улучшений) должен обладать свойством А, чтобы ...(обоснование), НО объект должен обладать свойством неА чтобы ...(обоснование).

1.6.4. Порождаемые термины

Модель задачи (М3) — результат переформулирования исходной (проблемной, изобретательской) ситуации или АП, содержащий только ту информацию, которая непосредственно относится к решаемой задаче.

Примечание. Это обещанное нами в п. 1.4.4 более строгое определение модели задачи (мы еще раз приносим свои извинения за «масло масляное» и возникшую двусмысленность, точнее, фактическую одинаковость двух терминов: задача и модель задачи — дань традиции).

1.6.5. Пояснения

Читатель, надеемся, помнит о том, что при сознательном, «революционном» развитии ТС мы вмешиваемся в естественный процесс изменений в ней, резко ускоряем движение ИС в сторону идеальности. Для этого и предложена была модель ИКР.

Но чтобы ТС развивалась ускоренно — о чем мы уже писали, — надо устранить сдерживающие это развитие потенциальные конфликты (если и когда они возникают). Такие конфликты часто скрыты за компромиссами, когда «интересы» отдельных элементов системы не удовлетворены в полной мере, а лишь настолько, что они все же как-то работают, в целом обеспечивают всей ИС возможность выполнять свою функцию. Но работают недостаточно (для эффективной работы всей ТС) хорошо, не «в полную силу». И надо прежде всего эти конфликты осознать, т. е. построить их модели (понять, в чем они). Вот эти модели, построенные на нашем разговорном языке, мы и называем противоречиями.

Противоречия — это переход к причинно-следственному мышлению, в рамках формальной логики. Однако до тех пор, пока мы остаемся в рамках этой логики, продолжаем мыслить в традиции классической диалектики (если считать ее таковой), мы не задействуем все свои внутренние ресурсы. Поэтому результатом этого перехода должно стать нарушение логики, этот (логический) характер мышления должен сам себя изжить, заставить нас перейти к другим, более современным типам логического мышления.

Но при этом мы и увеличиваем свои возможности поиска нужных нам ресурсов за счет использования нашего подсознания, работающего на других типах логики. Это позволяет нам «вспомнить все», получить доступ к «зоне негативного выбора»1, которая хоть и формировалась изначально на подсознательном уровне, но под воздействием создаваемого механизмом сознания напряжения.

Формулируя противоречие, мы сознательно сужаем область, в которой ведется поиск, направляя его преимущественно на активизацию внутренних ресурсов (наиболее доступных для элементов любой И С, часто вообще не имеющих выхода на ресурсы внешние), проходя по цепочке причинно-следственных связей.

Теперь конкретно о видах противоречий.

Административное противоречие — это, конечно, даже не «мини», это скорее квазипротиворечие. Этот термин введен создателем ТРИЗ Г.С. Альтшул-лером, видимо, для красоты всего построения и фактически противоречием не является в силу отсутствия второй половинки — противоположных требований к элементам ИС или заданным в условии задачи действиям.

Иными словами, противоречия как такового здесь еще нет. Есть только одна

его половинка — надо что-то сделать . И пока мы не выберем какой-то путь решения этой задачи, вторая половинка не появится, принцесса (настоящее проти-

о

воречие) не проснется. 92 93 94

Техническое противоречие — это противоречие между функциями95, точнее, между требованиями к ИС со стороны двух разных функций, инструмент перехода от функциональной модели, которую мы рассмотрим в 6.5, к конфликту, мешающему системе (заметьте — системе в целом) выполнять обе эти функции именно так, как нам бы хотелось. Это уже полноценная (но пока еще поверхностная) модель конфликта в этой ИС.

Это противоречие состоит их двух частей, двух половинок: ТП-1 и ТП-2. В ТП четко указано, какое изменение одного элемента КП приводит к недопустимому изменению другого элемента КП (ТП-1), и наоборот (ТП-2).

В отличие от АП здесь уже становится понятно не только то, что надо сделать, но и что этому мешает, видно, какое конкретно улучшение выполнения одной функции приводит к какому конкретному недопустимому (нежелательному) ухудшению выполнения другой. Фактически это и есть окончательная постановка изобретательской задачи. При этом резко сужается поле поиска необходимого ресурса, мы окончательно уходим от простого перебора вариантов, увеличиваем наши шансы на решение. ТП позволяет применить один или несколько стандартных технических приемов, выявленных при анализе патентного фонда. Либо (в случае сложных задач) указывает на одно или несколько физических противоречий.

Дело в том, что, как мы уже говорили, ТС развиваются по своим объективным законам, являющимся частным случаем законов развития любых систем. И значит, все конфликты в них не могут разрешаться как попало, они неизбежно в массе своей (на статистическом уровне) должны направлять ТС в их развитии так, чтобы оно (развитие) отвечало ЗРТС. Таким образом, конфликты являются формой отражения этих законов, по-разному проявляющихся при развитии ИС разного вида. И на большом массиве сделанных изобретений (в котором зафиксированы конкретные методы, позволившие разрешить какое-то из противоречий) можно выделить наиболее часто используемые методы снятия конфликта — приемы разрешения ТП как формы проявления ЗРТС. Г.С. Альтшуллер с коллегами, проанализировав около 60 000 патентов, выявил эти приемы — с этого, собственно, и началось развитие ТРИС. На основании этих приемов была составлена таблица устранения (разрешения) ТП.

Приемы разрешения ТП и таблица разрешения технических противоречий, соотносящая каждому виду конфликта определенные приемы, — это сублимированный опыт изобретателей всего мира, своего рода экспертная система изобретательской деятельности1. Однако ТП относится ко всей той части ИС, которая вошла в модель задачи, в нем еще недостаточно четко выделены зона и время конфликта.

Людям с левополушарным (логическим) типом мышления (а таких сейчас много) рекомендуем сопровождать словесную формулировку ТП графической схемой конфликта. В простейшем случае такая схема похожа на условное изображение качелей (рис. 1.6) или «глазок» (рис. 1.7)96 97.

+ нет С (нет НЭ-2)

+ хорошо В (устранение НЭ-1)

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

- плохо С(возникновение НЭ-2)  

Состояние инструмента 1 (А)

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

Рис. 1.6. Графическая схема технического противоречия в виде качелей

+ хорошо В (устранение НЭ-1)

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

Состояние инструмента 1 (А)   Изделие 1 Изделие 2
Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

- плохо В (есть НЭ-1)
  Состояние инструмента 2 (не А)

+ нет С (нет НЭ-2)

- плохо С

(возникновение НЭ-2)

Рис. 1.7. Графическая схема технического противоречия в виде «глазок»

Схемы конфликта могут быть и более сложными, в зависимости от задачи, ведь как отрицательные, так и положительные последствия изменений исходной ИС могут проявляться в разных объектах, сами вызывать разные следствия. В этих случаях полезно переходить на язык веполей, о чем мы поговорим ниже.

Физическое противоречие98 — это противоречие свойств (событий). Для его формулировки надо уйти вглубь системы, в подсистему, к параметрам (свойствам) элементов этой ИС, точнее, элемента ИС и объекта его функции, конфликт

между которыми мы хотим устранить, резко ограничить рассматриваемую зону и время. После его формулировки мы упираемся в физические ограничения, действующие в рассматриваемой нами ИС и обусловленные законами природы. Нам надо так изменить ТС, чтобы эти ограничения перестали действовать. Переход от ТП к ФП осуществляется через выбор изменяемого элемента и уточнение его противоположных физических состояний. Для его разрешения необходимо четко определить ОВ и 03.

Тем не менее, помнить о том, с чего все началось, все же полезно. Хотя на уровне ФП мы как бы ушли от функций вглубь, про них не следует забывать. Если развернуть запись ФП (возьмем упрощенный вариант ФП), то это будет выглядеть так.

Объект (наших улучшений), т. е. выбранный в результате формулировки ТП и их анализа, изменяемый элемент ИС99 должен обладать свойством А, чтобы хорошо выполнять функцию (формулировка), НО этот же объект должен обладать свойством неА, чтобы хорошо выполнять другую функцию (формулировка), ту, уровень выполнения которой нас не устраивает (что и было скрыто в компромиссе, пока мы не начали что-то изменять). Эти свойства должны обеспечивать выполнение инструментом того, для чего он предназначен, и устранять недостаток, появляющийся при попытке улучшить эту функцию. Это хорошо видно на графических схемах ТП, изображенных на рис. 1.6 и 1.7 — они (на рис. 1.6) находятся наверху «качелей», рядом друг с другом, или сверху, в районе «ресниц» на рис. 1.7.

Надо найти ресурсы (т. е., если строго говорить, недостающие свойства, хотя искать мы, конечно же, будем носители этих ресурсов), чтобы обеспечить качественно выполнение другой функции, не ухудшая выполнение первой. ИКР поможет нам оставаться в системе, максимально используя все, что в ней есть, для решения этой задачи.

При этом ФП не вытекает однозначно из ПТ, так же как ТП не вытекает из АП (АП никак не ограничивает направление поиска). Для любого АП можно сформулировать несколько ТП, своего рода систему противоречий. Аналогично для любого сформулированного ТП теоретически можно построить несколько ФП. Переходя от одного противоречия к другому, мы как бы уходим в глубину ТС, к точке некоторого конфликта, но в силу неравномерности развития любой ИС (не говоря уже о несовершенстве наших собственных способностей поиска зоны конфликта), возможности выполнения одних и тех же функций разными способами и наличия в ТС многих потенциальных точек конфликта этот путь не определен однозначно.

1.6.6. Методы разрешения противоречий

Порядок работы по устранению ТП1

4) Выбрать из двух схем конфликта ту, которая обеспечивает осуществление главного производственного процесса, указанного в задаче;

5) усилить техническое противоречие по форме: если (описать предельное действие), то хорошо В или С, но очень плохо С или В (или недопустимо плохо);

6) записать параметр, который необходимо улучшить, по форме: необходимо улучшить (название параметра системы), не ухудшая (указать параметр системы)',

у

7) выбрать по таблице разрешения технических противоречий параметр, который необходимо улучшить (изменить), и найти номер соответствующей строки;

8) определить, как обычно этот параметр улучшают (изменяют);

9) выбрать по таблице разрешения технических противоречий параметр, который при этом недопустимо ухудшается (изменяется), и найти номер соответствующего столбца;

10) на пересечении выбранных строки и столбца найти номера приемов;

11) последовательно рассмотреть найденные приемы и постараться, отталкиваясь от них, найти решение — необходимые ресурсы.

Примечание. Решение не вытекает однозначно из формулировок приемов. Необходимо или опираться на опыт (задачи-аналоги, специальные формы информационного поиска, перечни физических, химических, геометрических и т. п. эффектов), или просто использовать свое воображение, преодолевать барьер генерации новой формы (что обычно происходит на уровне подсознания при переборе оставшихся в нашем распоряжении ресурсов). При невозможности получения решения на этом уровне или желании получить более сильное решение формулируется физическое противоречие.

Методы устранения ФП

Для перехода от ТП к ФП достаточно собрать вместе положительные части каждой из половинок ТП (нам ведь надо согласовать именно их, избавиться от отрицательных эффектов нашего вмешательства в жизнь ИС) и найти в этих частях (в ТП-1 или ТП-2) определенную зону, к физическому состоянию которой во время конфликта (оперативное время) предъявляются противоречивые требования. А затем придумать методы достижения этого, используя принципы разре- 100 101 102 шения ФП (приведены чуть ниже). Здесь нам может оказать заметную помощь то самое ИКР.

Здесь необходим также анализ причин, мешающих нам в достижении нужного результата.

Снятие ФП осуществляется в оперативной зоне и оперативном времени в зависимости от ситуации. Сейчас известны следующие методы разрешения ФП (их по сути всего четыре или пять, если не считать подварианты):

• разделение противоречивых свойств в пространстве ТС (если противоречивые действия происходят одновременно, в одном ОВ);

• разделение противоречивых свойств во времени действия элементов ИС (если противоречивые действия происходят в одной и той же 03);

• разделение противоречивых свойств в структуре ИС (если противоречивые действия происходят в одно и то же ОВ и одной и той же 03). При этом могут быть выделены следующие способы:

— объединение однородных или неоднородных систем в надсистему;

— от системы к антисистеме или сочетанию системы с антисистемой;

— вся система наделяется свойством С, а ее части — свойством анти-С;

— переход к системе, работающей на микроуровне;

• замена фазового состояния части системы или внешней среды.

— «двойственное» фазовое состояние одной части системы (переход этой части из одного состояния в другое в зависимости от условий работы);

— использование явлений, сопутствующих фазовому переходу;

— замена однофазового вещества двухфазовым;

— физико-химический переход: возникновение — исчезновение вещества за счет разложения — соединения, ионизации — рекомбинации;

• разделение противоречивых свойств в направлении действия элементов ТС103.

К разрешению ФП полностью относится все то, что говорилось про необходимость обращения к опыту или подсознанию при разрешении ТП.

1.6.7. Примеры

Многим кажется, что физическое противоречие формулировать проще, чем ТП. Это если рассматривать все поверхностно. Возьмем зонтик. Он должны быть большим (когда идет дождь), чтобы отводить воду, и он же должен быть маленьким (когда его носят с собой в сухую погоду), чтобы помещаться в сумочке. А вот утюг должен быть горячим (на его подошве), чтобы хорошо ровнять ткань, и он же должен быть холодным (там, где его держат), чтобы не обжигать руку. Это примитивные примеры, показывающие очевидные принципы разрешения ФП — во времени и в пространстве.

Однако давайте посмотрим на тот же утюг внимательнее, как на систему, т. е. совокупность элементов, обеспечивающих выполнение нужных нам функций, и будем рассуждать строго логично. Мы предполагаем, что современного утюга еще нет, его еще не придумали, этот конфликт еще не устранили: перед нами просто кусок металла и мы хотим погладить им белье, нагреваем (пытаемся улучшить выполнение одной функции), берем в руки, обжигаемся...

При этом нам ведь, на самом-то деле, вовсе не нужно, чтобы утюг был горячим или холодным. Нам нужно, чтобы он хорошо гладил и удобно помещался в руке — вот и все. Нам нужны функции, а горячо или холодно — это уже вторично, это уже параметры элементов ИС (а мы всегда можем считать элементом любую часть целой детали: поверхность, отверстие, галтель, углубление и т. п.), обеспечивающую хорошее выполнение нужных нам функций. Если холодный как ледышка утюг будет гладить лучше горячего (обеспечивая хорошее скольжение по ткани) или горячий как домна будет приятно холодить руку, то никаких проблем (задач) у нас не будет. Но пока это не так, полезно перейти от конфликта функций (за некие ресурсы) к модели этого конфликта между нужными требованиями (свойствам) к системе со стороны этих функций — грамотно сформулировать ТП:

1) если сделать утюг (систему) горячим, то он будет хорошо гладить (выполнять одну из нужных нам функций), но при этом он будет обжигать руку;

2) если сделать утюг (как систему) холодным, то он не будет обжигать руку, но и не будет хорошо гладить.

И вот только теперь, когда мы перешли от функций к свойствам: горячий — холодный, — мы можем сформулировать физическое противоречие (противоречие свойств), выявить зону и время конфликта и найти (через ИКР) те ресурсы, которые обеспечат устранение конфликта. Или, если совсем строго: после нахождения ресурсов построить модель другого утюга, в которой нет рассмотренных нами противоречий, и затем (через ряд промежуточных моделей) создать, наконец, сам утюг, в котором нет мешающих нам конфликтов между функциями.

ИС ведь не живая, она не может сама находить для себя нужные ресурсы, если люди не позаботятся о ней, не обеспечат все ее подсистемы теми ресурсами, которые ей нужны для наилучшей работы, не решат стоящих перед ней (точнее, перед ними самими) задач.

Добавим, что на практике в любой ИС можно найти недостатки.

Проблемная ситуация, как правило, возникает тогда, когда мы пытаемся что-то изменить в работающей ИС, улучшить и... натыкаемся на компромисс, неразрешенный конфликт, зачастую рискуя потерей ИС своих эмерджентных свойств. Иными словами, задачи всегда вырастают из некоторого прототипа, некоторой исходной ИС, в процессе ее изменения — нашими руками — в сторону увеличения идеальности, улучшения выполнения ей своей функции или увеличения количества выполняемых ей функций, при сохранении, незначительном увеличении, а лучше всего — снижении затрат. И мы далеко не всегда сразу видим, как совместить проявившиеся в процессе вводимых нами изменений противоположные требования к элементам ИС. Вот тогда нам и приходится формулировать противоречия — строить наглядные языковые модели обостренного нами потенциального конфликта.

1.6.8. Задачи на освоение

Исходя их заданного нами при определении ТС свойства изменчивость во времени и всего сказанного про характер этих изменений (согласно ЗРТС и зачастую через возникновение конфликтов и их последующее разрешение — согласование противоположностей) мы можем утверждать, что по отношению к любой ИС можно сформулировать противоречие, причем, как правило, не одно. Выявите конфликтующие (достоинство/недостаток) свойства элементов перечисленных ниже ТС и сформулируйте для них противоречия.

При этом мы рекомендуем следующий порядок работы:

• выбрать объект улучшений из приведенного ниже списка;

• определить недостаток, что вам не нравится в этом объекте, что вы хотели бы улучшить, чтобы повысить идеальность этой ТС;

• проверить, что при этом ухудшается;

• если это недопустимое ухудшение найдено, построить ТП.

А теперь сами ИС:

• нож;

• домино;

• очки;

• ключ;

• квартира;

• авторучка;

• степлер;

• лампа;

• блокнот;

• еще не менее 30 ИС на ваш выбор.

Контрольные ответы даны в приложении А.

1.7. ВЕПОЛЬ — рисунок на полях

Веполь — это упрощенная графическая модель взаимодействий в ИС или части ТС, построенная из условных знаков, символизирующих элементы двух типов — ВЕщество и ПОЛе — и различные типы связей между ними.

В приведенном определении веполя слово «взаимодействий» указывает на то, что веполь можно было бы считать упрощенной графической моделью ИС или ее части, если бы была задана функция (назначение) этой И С, которая всегда остается за рамками веполя, и, согласно свойству функциональной полноты, были видны другие функциональные элементы ТС. На деле веполь можно рассматривать только как условную модель НеТС, отражающую характер взаимодействий между ее элементами без четкого выделения (формулирования) их функций. Иными словами, веполь — это развернутое изображение функциональных связей между основными элементами ИС, как правило (хотя и не обязательно), ограниченное проблемной зоной.

В практике вепольного анализа и основанных на ней стандартах на решение изобретательских задач используются также термины, обозначающие частные случаи веполя:

• феполь — веполь, использующий ферромагнитные частицы и электромагнитные поля;

• эполь — веполь, использующий электрические поля;

• теполь — веполь, использующие тепловое поле.

1.7.1. Назначение веполя

Введение модели веполь позволяет получить графическую модель конфликта (кто же из нас не любит рассматривать картинки) и построить систему процедур анализа и получения решения задачи — вепольный анализ, на основе которого была разработана система стандартов на решение изобретательских задач104.

1.7.2. Диапазон применимости

Приведем короткую цитату из методических указаний Г. С. Альтшуллера по изучению вепольного анализа: «...иными словами, любой технический объект, данный в задаче, можно рассматривать как систему вепольную или могущую стать веполъной. Отсюда универсальность вепольного подхода: развитие технических систем идет либо путем перехода невепольных систем в вепольные, либо развитием от простых вепольных систем к более сложным». У нас есть основания считать, что эти слова можно отнести не только к любому техническому объекту, но и к любой ИС.

1.7.3. Обозначения

Все обозначения в вепольном анализе интуитивно понятны. К ним относятся: BL — вещества, входящие в веполь (обозначают прописными латинскими буквами), где L — порядковый номер вещества. Вещества в веполе записываются

на одном горизонтальном уровне одно за другим. Комментарии, сопоставляющие обозначения с веществами, записываются отдельно.

Пк — поля, оказывающие действие на вещества. Поля записываются ниже или выше линии, на которой находятся обозначения веществ.

—* Стрелка, указывающая на наличие действия одного вещества или поля на другое.

<-> Стрелка, указывающая на наличие взаимного действия одного вещества или поля на другое.

=» Двойная стрелка, указывающая на изменение веполя при решении задачи, переход от одного веполя к другому.

—> Пунктирная стрелка показывает наличие неэффективной (недостаточной) связи между веществами или полями.

-*-► Перечеркнутая стрелка показывает разрыв (разрушение) имевшегося взаимодействия.

Волнистая линия или стрелка показывают вредные (нежелательные)

связи.

1.7.4. Используемые термины

Вещество — модель (обозначение в веполе) материальных объектов.

Примечание. В отличие от физики, химии, философии и других наук под веществами в ве-польном анализе понимаются модели любых материальные объектов, независимо от их размера, происхождения и характера взаимодействия с другими объектами.

Поле — модель (обозначение в веполе) вида воздействия одного вещества на другое, осуществляемое благодаря имеющимся у этих веществ свойствам.

Примечания.

1. Поля в веполе генерируются входящими в него веществами в зависимости от свойств этих веществ и отражают практический (вплоть до бытового) смысл воздействия. Ограничения на виды полей в веполе отсутствуют105.

2. С нашей точки зрения признание в физике физического поля видом материи — это (допустимое) упрощение, в то время как на деле такое поле — это скорее обобщенный параметр (ср. тепловое поле), характеризующий суммарное действие совокупности частиц с определенными свойствами.

Вепольный анализ — метод модельного исследования ПС с использованием веполей.

Примечание. Термин вроде бы и без того интуитивно понятен. Мы вводим его исключительно для полноты описания, относя не только к техническим системам в традиционном понимании, а к ИС. Причем вепольная схема ИС может быть сколь угодно сложной.

Система стандартов на решение изобретательских задач — комплекс рекомендаций по преобразованию вепольных систем для получения решения задачи1.

1.7.5. Свойства веполя

Приведем классические свойства веполеи, введенные их автором .

Свойство 1: можно измерять любые характеристики любого объекта, если сделать этот объект компонентом веполя.

Комментарий: т. е. если есть одно вещество и мы не можем напрямую определить, как меняются его параметры, то для получения изменений (которые можно обнаружить, а лучше измерить) необходимо и достаточно подобрать такое вещество, которое хорошо взаимодействовало с первым веществом.

Свойство 2: можно изменять любые характеристики любого объекта, если сделать этот объект компонентом веполя.

Свойство 3: дифференцированное воздействие на один из компонентов веполя вызывает дифференцированное преобразование других компонентов.

Комментарий: элементы полного веполя (это следует из определения) активно взаимодействуют между собой, поэтому выбрав наиболее управляемый компонент веполя и применяя к нему несколько разных действий, мы получим в другом компоненте соответственно несколько разных результатов.

Свойство 4: если один компонент веполя имеет определенную пространственную структуру, то эта структура может вызвать подобную структуру у другого элемента веполя.

Комментарий: являясь по сути вариантом предыдущего свойства, данное указывает, что для создания определенной структуры ИС выгоднее не действовать непосредственно на эту ТС, а включать его в веполь и действовать на ее отдельные компоненты.

А теперь еще немного комментариев.

Поскольку мы изначально отказались от работы с реальными объектами и, стремясь к однозначности понимания, стараемся везде, где можно, соблюдать точность используемых терминов, то в приведенных выше формулировках свойств веполей необходимо заменить слово «объект» на «элемент ИС (или ТС в целом)». 106 107

1.7.6. Виды веполей

Широкое применение вепольного анализа породило множество конкретных видов веполей, отражающих множество видов ИС и взаимодействий в них. Можно назвать:

• полный веполь (содержит два вещества и поле); при этом веполь может быть эффективным или неэффективным (полезное действие осуществляется недостаточно хорошо);

• неполный веполь (отсутствует один или два элемента);

• простой веполь;

• вредный веполь;

• двойной веполь (с двойным действием полей — сверху и снизу);

• цепной веполь (когда одно из веществ простого веполя входит в другой веполь);

смешанный веполь (сочетание двойного и цепного веполя);

• измерительный веполь;

комплексный веполь (с дополнительным веществом В);

форсированный веполь;

• комплексно-форсированный веполь;

1.7.7. Правила преобразования веполей

Правила преобразования веполей фактически вытекают из принципов разрешения противоречий и указанных выше свойств веполя, являясь своего рода комплексами, даже, лучше сказать, часто применяемыми системами, состоящими из нескольких отдельных приемов, дающими существенных эффект. На эти правила опирается система стандартов на решение изобретательских задач.

К основным правилам преобразования веполей относятся:

1. Правило достройки веполя. Если по условиям задачи дана невепольная система (один элемент) или неполная вепольная система (два элемента), то для решения задачи необходимо достроить систему до полного веполя.

Примечание. Это правило показывает эффективный обходный путь при решении задач по управлению неким элементом (веществом) и позволяет сразу сказать, каким будет тип ответа на задачу (добавить вещество, добавить поле и т. д.). 108 109

4. Правило перехода к цепному веполю. Вепольные системы имеют тенденцию к развитию одного из веществ в самостоятельный веполь.

5. Правило выявления физэффектов. Если в задаче дан веполь с полем П1, а на выходе требуется получить поле П2, то название нужного физического эффекта можно узнать, соединив названия полей П1 и П2.

1.7.8. Пояснения

В результате анализа задачи и выявления зоны конфликта можно построить вепольную модель НеТС. Такая модель позволяет наглядно показать только существенные, важные для решения элементы ТС (точнее, НеТС), увидеть причины возникновения задачи и определить, как нужно изменить систему, чтобы задача была решена. Это делается путем достройки или разрушения веполя.

Таким образом, веполи можно рассматривать как своеобразный графический язык единообразного описания ИС (НеИС).

1.7.9. Примеры

Возьмем для примера рассмотренный в предыдущем пункте утюг. Вещества тут более чем очевидны, как и характер взаимодействия между ними.

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

П1 (тепловое поле) П1 (тепловое поле)
 
ВЗ (рука) B1 (подошва утюга) -► В2 (ткань)

Очевидна необходимость введения или промежуточного вещества, устраняющего отрицательное действие В1 на ВЗ, или замены поля (например, на инфракрасное излучение), снимающей это отрицательное действие. Вопросы использования стандартов мы рассмотрим ниже.

1.7.10. Задачи на освоение

Постройте вепольные модели тех противоречий, которые вы сформулировали для ТС в предыдущем разделе.

1.8. Резюме

Итак, мы имеем семь базовых терминов (система, функция, событие, ресурс, идеальный конечный результат, противоречие и веполь), знаем их свойства и характер работы с ними. Мы имеем значительное количество понятий, вытекающих их этих терминов, уточняющих их значение в определенных условиях. Со всем этим можно сделать много полезного, ведь все они моделируют действительность, в том числе в тех ситуациях, когда в ней возникает конфликт. Опираясь на них, можно строить полезные аналитические модели этой действительности, в надежде что эти модели будут обладать нужной нам «самостоятельностью», способностью показывать скрытые, неочевидные свойства тех объектов, которые мы хотим улучшить. Все дальнейшее в этой книге можно рассматривать как пояснение к введенным выше терминам. Или как рекомендации по их использованию при решении любых задач. Ну и конечно, как советы, а порой и подробные инструкции по тому, как эффективно думать, когда есть желание эти задачи решить.

Однако прежде чем перейти к построению таких моделей, посмотрим на те дальние последствия, изменения, которые могут произойти в нашей психике после освоения и использования этих терминов. Ведь цель этой книги, всей ТРИС, которой она посвящена, — изменить нашу психику, научить нас управлять своим мышлением, сделать нас более талантливыми.

Глава 2

ПОДХОДЫ ТРИС


Посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу.

Русская пословиа

Предположим, что усвоив изложенные выше модели ИС, функции, события, ресурса, ИКР, противоречия, веполя, читатель начнет ими пользоваться (а что ему помешает?). Больше того, мы подозреваем, что все намного серьезнее, что усвоив эти модели, он не сможет ими не пользоваться. Особенно если встретит на своем пути сложную проблему, для решения которой потребуется перебрать много вариантов, больше, чем позволяет ему отпущенное судьбой время. Ведь эти модели — как показывает опыт изучения и применения ТРИС — существенно помогают в решении. К тому же люди, по природе своей, существа любознательные, и упустить шанс освоить что-то новенькое (пусть даже только кажущееся полезным) сможет не каждый.

Со временем применение этих моделей может перейти в опасную привычку. Опасность этой, как, впрочем, и любой другой привычки, в том, что человек постепенно меняется (ведь он воспринимает мир через свои модели этого мира). Можно сказать и по-другому — он начинает жить в другом мире, другой, увы, не параллельной, но не менее реальной вселенной. Он начинает по-другому подходить (использовать другой подход) к решению всех встающих перед ним задач (а не только специфических из своей профессиональной сферы), и значит, повышению результативности своей жизни (напомним: подход — это общее основание деятельности). Если, конечно, эффективность использования этих моделей выше, чем просто перебор вариантов, а мы в этом убеждены.

С целью единообразия терминологии дадим этим подходам названия. Мы будем говорить о:

• системном подходе;

• диалектическом подходе;

• функциональном подходе;

• семантическом подходе

• и психологическом подходе.

Описанные ниже подходы — это, по нашему опыту, база, фундамент для эффективного освоения всего остального материала книги, который можно рассматривать как инструментальное развитие описанных в этой главе подходов. Не изменив свое мышление и, как мы уже говорили, не устранив ограничений в нем, изложенных в главах 4 и 5, довольно трудно будет применять потом на практике те методы, которые описаны в шестой и седьмой главах.

А теперь рассмотрим каждый из указанных только что подходов подробнее (о причинно-следственном, функционально-ресурсном и некоторых других подходах мы поговорим позже).

2.1. Системный подход

Все рассмотренные нами выше термины, по сути, являются развитием одного первого — ТС. Они все вытекают из него или обслуживают это понятие. Можно считать, что все, о чем мы говорили в первой главе, а значит и вся ТРИС — одно из направлений системного анализа и синтеза, что и понятно, ведь она направлена на формирование в нас эффективной психологии (правил мышления) улучшения ИС.

Усвоение понятия ИС и связанных с ним терминов постепенно формирует привычку рассматривать объекты не изолированно друг от друга, а видеть их в связке с ИЭ, Дв, элементами Тр и т. п. Видеть окружающие объекты и явления через их системные модели с учетом их развития во времени и во всем множестве других ТС, с которыми они взаимодействуют. Формируется так называемое системное мышление.

Так, окажись вы на месте горе-философа Ксанфа, спьяну пообещавшего выпить море, вам, скорее всего, будет уже не нужна подсказка мудрого раба Эзопа. Вы теперь, протрезвев, и сами потребуете сначала отделить соленую морскую воду от пресной воды впадающих в море рек110. Словом, мы искренне надеемся, что прочитав первую главу, вы стали видеть все, что вы используете для своих (или чужих) нужд как ИС, но в то же время и четко различать системы и не системы, отделять одно от другого. Однако это наше предположение все же полезно лишний раз проверить.

Дело в том, что до сих пор системное мышление — это как настоящая любовь: все о нем говорят, но очень мало кто им обладает. Это как привидение, которое то появляется на время, то исчезает на долгие дни, месяцы, годы. Это как ребенок, который растет медленно, капризничая и набивая шишки, требуя огромных усилий со стороны родителей и общества, но далеко не всегда вырастает во взрослую сознательную личность, на которую можно положиться. Системное мышление — это то чудо, которое рождает веру в свои силы и другое понимание окружающего тебя мира.

В этом вам помогут две простые задачи. Они взяты нами из публикации Андрея Кудряшова (консультанта консалтингового центра «СтройКонсалтинг Санкт-Петербург») «Формула статистического мышления»111. Он утверждает, что эти задачи в свое время приходилось решать разным людям, в том числе с образованием не более четырех классов (мы проверяли — для решения этих задач большего образования не надо). Формул они не знали, а вот системным мышлением, похоже, обладали. И спокойно решали все эти задачи за 10 минут (мы взяли только две из предложенных Кудряшовым четырех задач, но оставляем вам столько же времени — 10 минут). Это не технические задачи — видеть системы в жизни сложнее, чем в технике. Вот они.

Задача № 1 (из школьного учебника для младших классов). Два поезда едут навстречу друг другу. Их скорость 45 и 55 км/ч, расстояние между ними 200 км. На лобовом стекле электровоза одного поезда сидит муха. Она взлетает и летит навстречу другому поезду со скоростью 75 км/ч. Долетев до второго, она поворачивает к первому и т. д. Вопрос: сколько километров пролетит муха до столкновения поездов? Задача простая, моделируя варианты решения, главноене просто дать правильный ответ, а выбрать оптимальный вариант решения.

На самом деле задача решается в три простейших арифметических действия, если, конечно, у вас есть системное мышление.

Задача № 2 (старинная задача). Перед вами точные весы и десять мешков с монетами одного номинала, не отличающихся по внешнему виду. В девяти мешках монеты по 10 грамм и в одном по 11 грамм (будем считать, что монеты в этом мешкефальшивые). Как за одно взвешивание на весах определить, в каком мешке фальшивые монеты ? За правильное решение, как обычно, царевна и полцарства, если нет, то «звиняйте хлопцы — секир башка!» Так что, перед тем как проверить свое решение на весах, придется подумать. Только не надо хитрить, одно взвешиваниеэто одно взвешивание!

Уточним: если вы положили что-то на весы и один раз посмотрели на табло, то взвешивание уже сделано, больше то, что вы на весы положили, трогать уже нельзя, как и докладывать что-то еще.

Если вы за 10 минут решили не все эти задачи, то не расстраивайтесь. Думайте столько, сколько надо, но когда вы их решите — а вы их, конечно же, в конце концов решите — то это системное мышление у вас появится. Они научат вас этому. И — так уж и быть — дадим небольшую подсказку: во всех этих случаях надо просто уметь видеть мир системно и не путать систему и то, что системой не является. Этого достаточно.

Привычка видеть и выделять в окружающем мире системы (совокупности, обладающие полезными или вредными для нас эмерджентными свойствами), знание особенностей жизни этих систем многое меняет в нашем восприятии мира. Мы, как уже говорилось, начинаем жить в более простом (за счет группировки, иерархичности построения) и заметно более управляемом мире. Открыв на кухне тот самый кран и обнаружив, что вода почему-то не течет, вы не станете сразу же открывать его еще больше, если знаете, что имеете дело с системой, главная функция которой может выполняться с задержкой. А если у вас перестал работать телевизор, вы не потащите его сразу же в ремонт, не проверив выполнение закона полноты частей системы: наличие источника энергии (напряжения в розетке) и информации (сигнала в антенном кабеле). И сложную техническую проблему вы предпочтете решать в коллективе, а не в одиночку — ведь при этом над решением будет работать система с большим числом степеней свободы. Это очень простые примеры, но в сложных случаях...

Возьмем предприятие, на котором вы, быть может, работаете или которым руководите. Представьте себе, что это... ну, скажем, некая обслуживающая компания (услуги в силу очевидных, упомянутых еще во введении причин, упорно вытесняют в последнее время производство, поэтому возьмем пример именно из этой сферы). Положим, вы обслуживаете клиентов, отвечая на их обращения в вашу фирму (не так важно, телефонные это звонки, письма или заявки).

Можно ли рассматривать это ваше предприятие (в данном случае, наверно, лучше сказать организацию) как систему? «Конечно», — ответите вы. И мы легко согласимся с вами. Хотите ли вы, чтобы эта организация работала лучше? А кто же этого не хочет!

Для достижения этого менеджеры, обычно, ставят простую и понятную цель — увеличить количество обслуженных клиентов. Что вполне естественно, ведь они хотят заработать, и совершенно справедливо полагают, что такая цель не просто наилучшим образом характеризует работу системы, но и может увеличить их заработки. Поэтому они (или вы как руководитель) назначают время, в которое сотрудники должны уложиться при обслуживании каждого клиента, или устанавливают количество обслуженных клиентов в день и потом ставят подчиненным цели по улучшению этих показателей. В самом деле, а как еще улучшать работу системы, как понять, что эти улучшения наступили? И конечно, менеджеры (и вы как руководитель) будете всеми силами стремиться к тому, чтобы вся система, каждый сотрудник этой организации, каждое ее подразделение работали как можно лучше, не так ли? То есть будете ставить эти цели перед всеми. И вы опять, скорее всего, скажете: «Конечно».

А теперь давайте посмотрим на эту фирму (организацию) с точки зрения системного подхода более внимательно. Что отличает искусственную систему от простой совокупности элементов? Правильно, наличие у нее эмерджентного свойства. Именно улучшение выполнения ИС ее функции (или снижение затрат на это) и означает улучшение, совершенствование системы. А какова главная функция вашей организации? И здесь вы, скорее всего, ответите верно — обслуживание клиентов. Чем лучше ваша организация обслуживает клиентов, чем выше их, клиентов, удовлетворенность от обращения к вам, тем лучше система достигает своих целей.

Только не надо песен про то, что главная цель любого предприятия — зарабатывать деньги. Не будет клиентов — не будет и денег. Клиенты стоят в начале денежного потока. Зарабатывание денег может быть целью только отдельных подсистем, отдельных сотрудников. Предприятию, как системе, деньги не нужны.

Предприятию могут быть нужны материалы (сырье), информация, сотрудники как главная (и единственная) активная составляющая системы и т. п. Деньги могут быть средством получения всего этого, но никак не целью. Они могут стать целью только при сужении границ системы до ее подсистем и отдельных сотрудников. Они же могут (и должны) рассматриваться как один из материалов потока, но этот МП не направлен на объект функции системы — потребителей товаров или услуг. А этот объект функции (изделие) всегда (при правильной формулировке функции) должен находиться вовне, за пределами инструмента, самой системы. Исключением из сказанного могут быть разве что банки — организации, торгующие деньгами своих клиентов.

Заметим, что с нашей точки зрения подмена правильной цели (счастье потребителя) на зарабатывание денег как раз и привела к тому, что у нас перестали писать хорошие книги, снимать хорошие фильмы и даже выпускать хорошие законы. Мало, очень мало кому удается бежать сразу за двумя зайцами, несмотря на то, что с точки зрения ТРИС именно эта стратегия является наиболее правильной.

Но продолжим, и для начала заметим, что, во-первых, «качественно» отнюдь не означает «быстро» (это даже в народе говорят: «быстро хорошо не бывает»). Как только вы поставили перед своими подчиненными указанные выше цели (или кто-то поставит аналогичные цели перед вами), они (или вы) начнут всячески стремиться к их достижению. В том числе идя на плохое обслуживание, откладывание и передачу сложных случаев коллегам и даже подтасовку результатов. Это автоматически приведет к тому, что количество обращений в вашу организацию увеличится, но большая часть этих обращений будут повторными просто из-за того, что клиенты не удовлетворены результатами первого обращения (а вовсе не потому, что они довольны работой вашей компании). Появится много жалоб, которые также будут обрабатываться как обращения клиентов. Но — как правило, так и происходит — никто в этой ситуации уже не будет разбираться в том, сколько и какие обращения являются повторными, в третий или четвертый раз, сколько и на что люди жалуются. Все будут просто очень много работать без увеличения реальной пользы, действительного улучшения функционирования системы.

Во-вторых, как только вы поставите перед всеми сотрудниками и отделами цели по улучшению выбранных выше показателей, все они будут стремиться к достижению этих целей, уже не обращая внимание на то, как это отразится на работе системы в целом. Ваш экономический отдел будет запрашивать у других подразделений все больше все более подробной информации. Ваш отдел снабжения будет искать по тендеру самых выгодных поставщиков, не обращая уже внимания на сроки поставок и качество. Ваш планово-производственный отдел будет планировать всю работу так, чтобы по максимуму загрузить оборудование, и создаст при этом огромные запасы незавершенного производства, омертвляя капитал фирмы.

Если же предприятие действительно воспринимается вами как система, то и организовывать ее работу вы будете по-другому. В частности, вы должны будете подчинить свои интересы интересам клиентов, а интересы отдельных подразделений и сотрудников интересам всей системы. Они вовсе не должны все работать как можно лучше — в классических уже работах по «менеджменту-2» (т, е. системному менеджменту) такой подход называется субоптимизацией, т. е. кажущейся оптимизацией1. Не исключено, что при таком подходе система только проиграет. Вы должны будете заняться процессом, сделать так, чтобы поток вашего продукта или услуги тек без препятствий и был стабилизирован (об этом чуть ниже). Но сделать это вы (если вы руководитель) сами не сможете, это могут сделать только люди, находящиеся в самом этом потоке. Вам придется доверить им управление этим потоком (уважение к человеку и доверие являются фундаментальными положениями так называемого альтернативного менеджмента). Именно доверие рождает в людях желание работать лучше. Но это желание быстро угаснет, если вы не дадите им свободу. Отсюда и полное исключение наказания как метода управления людьми.

Больше того, доверив им это важнейшее дело, вы — если, конечно, вам важен результат — вынуждены будете помочь им. Ведь каждый работник видит только часть всего процесса, и только руководитель может видеть весь процесс, всю систему в целом. Вам придется перейти от управления людьми (мы уже не говорим о необходимости уйти от традиции плохого управления людьми, управления, опирающегося на самый неэффективный инструмент — наказание) к управлению процессами. Вместо того, чтобы ограничивать людей, вы начнете искать ограничения в потоке, улучшать поток продукта (услуги)112 113.

Что же касается людей, то если, конечно, вы воспринимаете предприятие (организацию) как систему, то выделяете в ней два важнейших потока: поток продукции (услуг) и поток сотрудников, создающих поток продукции (или услуг). И эти люди тогда также воспринимаются вами как элементы системы. А заменить или исключить из системы какой-то из ее элементов всегда не только не просто, но и очень рискованно. Это, в частности, кардинальным образом поменяет ваше отношение к увольнению: готовы ли вы будете идти на риск и ухудшать (без очень серьезного анализа) работу системы путем сокращения или замены ее элементов, в том числе таких важнейших для любой социотехнической системы, как люди? Или вы все же постараетесь сделать так, чтобы люди САМИ (как советует ИКР) отдавали все свои силы на дело совершенствования системы, чтобы им это было до жути как интересно, чтобы они чувствовали свою ответственность за это и видели результаты своих усилий.

Мы прекрасно понимаем, что для проницательного читателя сказанного выше о системности таких сложных объектов, как организации, очень мало. Чтобы «проницать» более глубоко, ему придется потратить немало сил и времени. «Доколе — может поэтому спросить он, — вы будете занимать мое драгоценное время и морочить мне голову всеми этими намеками и тонкостями?» Но мы и не настаиваем на необходимости быть коммунистом (т. е. обогащать свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество114). Мы просто пытаемся не упустить из вида важное, тем более, что все сказанное может относиться и к более простым системам, а не только к предприятиям. Это только пример.

Управляя людьми при традиционном стиле менеджмента, вы пытаетесь исправить следствия, не меняя причин. А это не просто означает отсутствие системного подхода, игнорирование внутренних связей в системе — это, вообще говоря, опасное (для системы, конечно) занятие. Ведь оно в свою очередь может привести (хотя, конечно, может и не привести) не к улучшению, а к реальному ухудшению ситуации, усилению напряжения в системе. Если в результате вашего вмешательства измеряемые параметры системы улучшились, но порождающая их причина не была устранена, у вас нет никаких оснований надеяться, что система в целом действительно стала работать лучше. Возможно, что действие причин, вызывающих волнующие вас отрицательные следствия, усилилось, что на самом деле ситуация ухудшилась (система в целом стала работать хуже), но вы просто этого не увидели, не смогли увидеть в силу временного подавления интересующих нас следствий. Только найдя причины и устранив их, вы сможете действительно улучшить работу всей системы, улучшить надолго, затратив на это значительно меньше сил — ведь причин обычно много меньше, чем следствий. Мы подробнее поговорим об этом ниже. А пока один свежий (для нас) пример, казалось бы, из совсем другой области. Но системы, они и в любой другой области — системы.

Борцы с наркоманией и СПИДом иногда раздают желающим бесплатные одноразовые шприцы и презервативы с целью уменьшения отрицательных последствий того, с чем они борются. Увы, у них, как правило, вообще нет никакой теории, направляющей их работу, все делается на интуитивном уровне, хотя сама по себе проблема очень серьезная. И конечно, у них недостаточно развито системное мышление. Ведь при этом они никак не воздействуют на причины возникновения того, с чем хотят бороться. Своими действиями они скорее активизируют наркозависимых (шприц уже есть, хороший, чистый, где бы теперь достать ПАВ) на прием очередной дозы, увеличивают вероятность половых контактов (я теперь могу безопасно... а потом уже все равно, второй раз можно уже и без...). Они не видят систему и действуют, опираясь на интуитивный, не системный подход, пытаясь уменьшить отрицательные последствия, а на деле, возможно, только усиливают вызывающие их причины.

Важность, актуальность (особенно сейчас, в стремительно усложняющемся мире информационных технологий) изучения ТРИС как раз в том и состоит, что в результате у людей постепенно формируется системное мышление, они начинают видеть мир в развитии, понимать глубинные функциональные связи между явлениями и предметами, учатся четко отвечать на вопрос, чего же им в самом деле нужно, чего они хотят и почему, а это значит, что ими становится все труднее манипулировать. Впрочем, мы немного забежали вперед.

Теперь, отталкиваясь от этого отдельного отрицательного примера, мы вынуждены подробнее поговорить о процессах и процессном подходе, находящем все большее применение в последнее время. Часто используемое в этом варианте системного подхода слово «поток», как правило, не определяется, оно понятно и так, на интуитивном уровне, из дискурса, из самого процесса реального производства. Мы же позволим себе подойти к этому вопросу немного более строго.

Для начала напомним определения (мы ведь договаривались при первом чтении не обращать на порожденные основными понятиями термины особого внимания, пока они нам не понадобятся в работе; вот и пришла пора про них вспомнить). Мы говорили, что поток взаимодействий (ПВ) — это цепочка взаимодействий, каждый элемент которой взаимодействует с общим для них материалом потока (т. е. выполняет некоторые функции по отношению к МП или МП выполняет некоторые функции по отношению к этому элементу). И уточняли, что это определение касается именно потока взаимодействий (или, просто, того самого потока, как его называют в менеджменте) в искусственной системе, а не потока проходящих через эту ИС веществ, энергии или информации. Последние, конечно, тоже могут рассматриваться как МП — мы просто расширили границы подхода, позволив рассматривать в качестве материала потока также разные другие преобразования, не всегда четко связываемые с конкретными видами энергии или вещества.

Давайте вспомним также определение материала потока — это особый вид элемента системы, являющийся как частью этой системы, так и частью ее подсистемы (ведь и энергия, и информация, и вещество откуда-то поступают в систему, становясь на время частью этой системы, и куда-то потом из нее выходят).

Если рассматривать процесс производства чего-то материального, то очевидно, что он, этот процесс, тоже система. Очевидно также, что эта система состоит из элементов, которые (согласно свойствам сложности, дискретности и иерархичности всей системы) также можно рассматривать как системы, выполняющие некоторые функции по отношению к тому, что производится в этом процессе, т. е. к материалу потока. Просто в процессе производства какой-то детали именно эта деталь или их совокупность (другая система) оказывается основным объектом функции, изделием для ряда подсистем нашей ТС.

Заметим, что в обычной системе, которую мы традиционно не рассматриваем как процесс, изделие для разных элементов всей ТС может меняться. Здесь один элемент (инструмент) действует на другой (являющийся по отношению к нему изделием), этот другой (ставший в свою очередь инструментом в следующем взаимодействии в данной цепочке) — на третий и т. д. Пока последний элемент в некоторой (основной) цепочке взаимодействий не выполнит назначение всей системы, не осуществит действие этой системы как целостности на внешнюю ТС, в нашу систему не входящую.

Но так ли важно, обрабатывается в некоторой цепочке взаимодействий один элемент (материал потока) или изменения передаются по цепочке, как эстафета, от одного элемента ИС к другому. Поэтому, расширяя и углубляя наш системный подход, в последнем случае мы можем говорить не просто о цепочке взаимодействий, но и о потоке взаимодействий, считая материалом потока некий вид изменений, которые не всегда можно описать традиционным языком физики. Это может быть, скажем, вращательное движение (от двигателя автомобиля до его колес), или линейное перемещение (ведь физика не разделяет четко энергию линейного перемещения и вращения), или даже простое удержание... впрочем, в последнем случае все же неправомерно говорить о потоке, а только о цепочке взаимодействий. Об информации мы поговорим подробнее чуть-чуть ниже, там все немного сложнее.

Именно это — о чем мы уже писали — и позволяет нам вести анализ материальных объектов (элементов, образующих данную ЦВ) и как анализ процесса, и, наоборот, рассматривать процесс как некую искусственную систему для получения нужного свойства в изделии (материале потока). Разница только в том, что когда речь идет не о процессе, последний элемент ЦВ оказывает действие на изделие — ИС (ее элемент), не включаемое нами в рассматриваемую систему. В то время как, говоря о технологическом процессе, мы традиционно рассматриваем материал потока как само изделие, сужая, таким образом, границу нашей системы (хотя и понимаем, что этот МП потом также на что-то действует). При этом именно материал основного потока часто и выполняет Гл. Ф. всей системы, последовательно собирая на себя все создающие функции элементов ИС.

Потоковый подход позволяет войти внутрь системы более глубоко, более системно, проследить внутренние связи элементов системы между собой, увидеть изнутри процесс ее функционирования и те ограничения, которые сдерживают свободное течение потока. Именно в том и состоит сложность и преимущество потокового, процессного подхода, что он требует и позволяет учитывать как изменения в материале потока, так и изменения в элементах системы по ходу их возникновения.

На практике, поверьте (мы ведь еще ни разу вас не обманывали), все гораздо проще. Все эти рассуждения — для проницательных. Когда дело дойдет до реальных аналитических моделей, у вас не возникнет проблем с пониманием (хотя могут возникнуть трудности с применением — все-таки стиль мышления, это серьезно).

Давайте обратимся теперь к самому сложному — к информационным процессам. Является ли информационный процесс искусственной системой в том смысле, как мы определили ее в первой главе? Да, безусловно: это совокупность элементов, приводящих к такому изменению некой входной информации, которая не может быть осуществлена никакими отдельными частями этой системы. Но при этом возникает закономерный вопрос: включать ли источник информации и саму эту информацию в нашу систему?

Может ли быть информация материалом потока? Ведь, строго говоря, информация — это только свойство ее носителей. Да, может, утверждаем мы, если для целей анализа условно оторвать само это свойство, т. е. собственно информацию, от ее носителей. Причем не просто может, а должна — у нас, на самом деле, просто нет другого выхода, раз информация по сути всего лишь проявление свойств элементов той системы, через которую она проходит. Иными словами, мы просто вынуждены включать информацию в состав (def) информационной искусственной системы (ИСС), рассматривать ее как материал потока.

Здесь мы сталкиваемся с тем же, уже знакомым нам явлением: с одной стороны, мы должны оставить информацию за пределами нашей системы, так же как мы оставляли бы за пределами технологического процесса изготавливаемое в нем изделие. Но с другой стороны, она же есть в системе, а в отдельных случаях и определяет ее работу (как, например, программа ПК)115, т. е. не просто протекает через нее, а порой и активно меняет саму систему (как, впрочем, и изделие в технологическом процессе тоже меняет обрабатывающие его элементы этого процесса, как минимум, изнашивая их).

Сложность ИСС в том, что она, информация, не живет без своих носителей (так же как наша душа не живет без нашего тела). Ведь как мы только что сказали, информация — это только свойство ее носителей. И меняя носитель (элемент нашей ИСС), мы можем абсолютно не менять нашу информацию (те свойства этого носителя, которые мы выделяем как информацию, наш МП). И наоборот, меняя информацию (нужные нам свойства элементов ИСС в потоке), мы можем абсолютно не менять те свойства этих элементов, которые не рассматриваются в нашем анализе как информационные. Ведь мы работаем с моделями и включаем в эти модели то, что нужно, не рассматривая лишние, захламляющие их детали. Но при этом мы всегда должны — оставаясь в рамках системного подхода — видеть конечный результат любых изменений элементов системы, понимать, как меняется поведение целого при изменении параметров его элементов.

Но продолжим углубленное рассмотрение системного подхода и рассмотрим еще одно очень важное свойство всех ИС — вариабельность (изменчивость).

Мы не говорили о нем раньше только потому, что хотели как-то дозировать материал и тем самым упростить его восприятие. Считайте, что вы успешно окончили начальную школу и теперь можете уверенно переходить в среднюю, где и затронуть вопрос статистической природы ТС.

Дело в том, что любые ИС и любые их элементы (в силу присущего ТС свойства иерархичности они тоже ТС) не просто развиваются (свойство изменчивости во времени), о чем мы уже поговорили. Чтобы понять о них еще нечто важное и полезное, надо выйти в надсистему, но не в том смысле, который имелся в виду в предыдущей главе. Нам надо посмотреть на ТС в их массе, множестве вроде бы одинаковых, однотипных. Если рассматривать одну-единственную ТС, то мы это не всегда увидим. Поэты порой оказываются мудрее самых умных ученых: Сергей Есенин, почти за десятилетие до появления основополагающих работ от-ца-основателя статистических методов контроля качества У.Э. Шухарта1, писал:

Лицом клицу

Лица не увидать.

Большое видится на расстоянье116 117.

Только собрав вместе некоторое количество ложек или вилок, молотков или прихваток, ботинок или книг одного содержания, мы увидим нечто крайне важное: они все отличаются друг от друга. Не бывает двух совершенной одинаковых ложек, молотков, телевизоров, компьютеров — они все немного разные, они все обладают свойством вариабельности (изменчивости).

Конечно, многое зависит от точности измерения, она должны быть достаточной, чтобы это обнаружить. Но примеряя в обувном магазине новые ботинки, вы выбираете не только модель, а порой еще и сравниваете несколько пар одной и той же модели — все они сидят на ноге немного по-разному. Хотя делали их на одном предприятии из одного и того же материала и, возможно, те же самые люди.

Почему это происходит? Потому, что предприятие, на котором делают телевизоры, — тоже система. А любая функционирующая система обладает вариабельностью (изменчивостью). И это очень важно помнить, особенно сегодня118. Вариабельность — это проявление неизбежного природного свойства искусственных систем, которое мы для полноты указали при введении термина (не могли не указать), но не обсуждали по приведенным выше причинам.

Любой измеряемый нами параметр совокупности объектов, отраженных в нашем сознании как ТС, является случайной величиной, т. е. всегда имеет какое-то отклонение от заданного «номинала». Это отклонение всегда, какой бы ни был характер распределения данной случайной величины, находится в диапазоне так называемых 6о (читается «шесть сигм»; а — сигма, буква греческого алфавита, означающая в математической статистике дисперсию, т. е. величину, которой традиционно принято оценивать рассеяние случайной величины)119. И понимание этого позволяет выбрать такое оборудование и так настроить процесс изготовления наших ИС, чтобы в результате параметры 99,73 % изготавливаемых нами ТС находилось в диапазоне этих 6а. То есть если допуски на ИС установлены на границах этих 6а, то только 2700 изделий из миллиона (так называемая ppm) будут не соответствовать требованиям. Можно задать и более жесткие требования.

При этом, правда (чтобы сохранить настройку процесса), необходимо постоянно избирательно контролировать важные для нас параметры. Для этого У. Шухард и предложил свои контрольные карты — простой, надежный и эффективный инструмент контроля качества120. Повторим, все (точнее, почти все) полученные в результате хорошо настроенного процесса изделия будут качественными. Контрольные карты нужны для того, чтобы отследить момент появления так называемых особых причин выхода процесса из-под контроля, т. е. причин, находящихся за рамками этого процесса. А поймать момент появления этих причин очень важно в силу основного закона борьбы за качество (который, увы, мало кто знает из современных руководителей наших предприятий): причину дефекта можно обнаружить только в течение того времени, пока она еще продолжает действовать. За временными рамками процесса (скажем, забрав на следующий день дефектную продукцию из изолятора брака) вы эту причину уже не найдете. Во всяком случае, сделать это будет много труднее.

Умение видеть мир не просто системно, а постоянно ощущать вариабельность всех систем также многое меняет в нашем восприятии, отношении к встающим на нашем пути проблемам.

Если этот процесс настроен хорошо, то зона системной вариабельности процесса уже, чем допустимые отклонения от заданного (требуемого) значения параметров продукции. В этом случае почти все изделия будут иметь параметры, лежащие в его зоне вариабельности. То есть они все будут качественными. Причем совершенно независимо от усилий рабочих. Хотя какое-то их количество (быть может, те самые 2700 штук) все же будут выходить за пределы заданных параметров, но случайно, независимо от желания и возможностей работников. Если же к изделию предъявляются более жесткие требования, чем возможности системы (процесс настроен плохо), то качество (сверх указанных 2700 штук) будет время от времени то достигаться, то нет. И происходить это будет также случайным образом в силу вариабельности нашей ТС (процесса), причем также независимо от характера труда рабочих. А поскольку происходить это будет случайным образом, то мы — если, конечно, у нас нет системного мышления — начнем по произволу то награждать подчиненных, то наказывать их, хотя результат зависит не от них, а от системы. При условии, конечно, что в нас нет системного подхода, что мы его еще не освоили.

Эта тема заслуживает гораздо более серьезного рассмотрения, но она выходит за рамки традиционной ТРИС. Не будем выходить далеко за эти рамки и мы.

Видеть ИС, распознавать их порой оказывается так же непросто, как найти примеры не систем. Но только системный взгляд на мир позволяет адекватно управлять им.

2.2. Диалектический подход

Диалектический подход прямо примыкает к только что описанному системному. Это видно уже из свойств ТС (изменчивость во времени) и предложенных нами выше методов исследования ИС, таких как системный оператор или поле параметров. Но давайте по порядку.

Для начала обратимся еще раз к словарю1.

«Диалектика [греч. аюЛектисг] (техут1) — искусство вести беседу, спор], учение о наиболее общих закономерных связях и становлении, развитии бытия и познания и основанный на этом учении метод творчески познающего мышления (выделено нами. — КС). Д. есть филос. теория, метод и методология науч. познания и творчества вообще (выделено нами. — КС)... Осн. принципы Д., составляющие ее стержень,— всеобщая связь, становление и развитие, к-рые осмысливаются с помощью всей исторически сложившейся системы категорий и законов. Диалектич. мышление как реальный познавательно-творч. процесс (выделено нами. — КС) возникло вместе с человеком и обществом».

Поскольку мы в этой книге (в согласии с идеями когнитивной психологии) относимся ко всем людям как к ученым, творцам, то считаем, что они должны быть по крайней мере знакомы с диалектикой, а если они еще и собираются решать задачи — тогда диалектика им просто необходима. Поэтому нам предстоит хотя и небольшой, но довольно сложный разговор.

Традиция диалектического мышления официально идет от Гераклита Эфесского (помните: «в одну и ту же реку нельзя войти дважды»). Диалектику Платона трудно назвать диалектикой в современном смысле этого слова. Как философский инструмент диалектика впервые начинает работать только у САМОГО (как называли его философы-схоласты в Средние века) Аристотеля. Именно диалектический метод исследования позволил Аристотелю обобщить накопленные предшественниками знания, всесторонне их развить и рассмотреть под углом зрения понятия — их понятийного значения.

После Аристотеля по-настоящему существенный вклад в развитие диалектики принадлежал Г.В.Ф. Гегелю. Опираясь на работы И. Канта, он был первым, кто «... представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития»121 122. Его труды и ста-

ли признанной сейчас моделью диалектики, которая послужила основой диалектики материалистической. И в свое время, в середине прошлого века в СССР эта материалистическая диалектика была у всех на слуху — о ней, как методологической основе идеологии советского общества, говорилось всегда и везде. И то, что ТРИС появилась именно в это время и именно в СССР — не удивительно. Она просто не могла появиться в другое время и в другом месте, ведь она как раз опирается на идеи диалектики. Впрочем, если раньше диалектике, пусть плохо, но учили, то теперь диалектику вообще фактически перестали преподавать в школе, колледже, вузе. И значит, читателю придется дочитать этот раздел до конца, при всем нашем уважении и симпатии...

Впрочем, если смотреть внимательно, то окажется, что вся эта диалектика относилась скорее к области эпистемологии и гносеологии. Гегель, принципиально ограничивая сущее Мировым духом, считал, что задача философии — изучать мышление (очень хочется добавить, что он тоже на деле занимался психологией, но мы этого не говорили). Ведь если мышление направлено на изучение этого духа, то значит, изучение мышления и есть изучение этого духа. И когда принципы его диалектики пытались применять к конкретным научным и техническим проблемам, это обычно мало помогало их решению. Ведь «законы» диалектики носят настолько общий характер, что почти исчезают, когда их пытаются приложить к объяснению конкретных явлений. Однако все гораздо хуже.

Во-первых, строго говоря, мы не имеем права использовать термин «законы диалектики», относя его к трудам Гегеля. В философии Гегеля нет «законов» отрицания отрицания, перехода количества в качество, единства и борьбы противоположностей. В работах по материалистической диалектике ссылок на труды Гегеля не найти. Эти законы фактически были сформулированы Ф. Энгельсом (в «Диалектике природы», «Анти-Дюринге» и др. работах). Одним словом, «Мы диалектику учили не по Гегелю,//Бряцанием боев она врывалась в стих1».

Полезно обратить внимание читателей на то, что в вышедшей в весьма диалектические времена Большой советской энциклопедии в 30 т.123 124 отсутствуют статьи под названиями «законы философии», «законы диалектики», «закон отрицания отрицания», «отрицания отрицания закон», «закон единства и борьбы противоположностей», «единства и борьбы противоположностей закон», «закон перехода количества в качество» и «перехода количества в качество закон», более того, нет даже понятия «единство и борьба противоположностей».

Во-вторых, существует аргументированное мнение, что диалектический материализм ближе к средневековой схоластике, чем к диалектике, является в некотором роде ее (схоластики) рудиментом. Ведь вместо, того чтобы в соответствии с постньютонианской традицией описывать, как движется материя, диалектический материализм, следуя аристотелевской традиции, объясняет, почему она движется.

В философии же Гегеля главным методологическим принципом действительно является диалектика. Смысл диалектики по Гегелю состоит в следующем:

• все есть Мировой дух;

• «конечный дух» — предметы и явления окружающего мира (точнее, их модели в нашем сознании) содержат в себе противоположные начала (например, день и ночь, тепло и холод, молодость и старость, богатство и бедность, черное и белое, война и мир и т. д.)125;

• эти начала (стороны единого бытия и мирового духа) находятся в противоречии по отношению друг к другу, но, одновременно, едины по своей сути и взаимодействуют.

Развитие имеет следующий механизм:

• существует определенный тезис (утверждение, форма бытия) — Гегель ведь изучает мышление, а не объективный мир;

• данному тезису всегда находится антитезис — его противоположность (такова двойственная природа нашего сознания, работы нашего тела, находящегося под управлением двух мозгов: левого и правого);

• в результате взаимодействия двух противоположных тезисов получается синтез — новое утверждение, которое, в свою очередь, становится тезисом на более высоком уровне развития;

• данный процесс происходит снова и снова, и каждый раз в результате синтеза противоположных тезисов образуется тезис все более и более высокого уровня.

Так, в качестве самого первого тезиса, с которого начинается всеобщее развитие, Гегель выделяет тезис «бытие» (т. е. то, что существует). Его антитезис — «небытие («абсолютное ничто»). Бытие и ничто дают синтез — «становление», который является новым тезисом, и т. д. То есть дальнейшее развитие абсолютной идеи является движением понятия бытия к своим все более конкретным и богатым формам.

Уже в первых трех понятиях гегелевской логики («бытие» — «ничто» — «становление») в неявном виде заключено все богатство его диалектики, представлены ее основные принципы:

• принцип противоречивости всего сущего;

• принцип всеобщности развития — Абсолютная идея, а значит, и сущее, находится в постоянном изменении или становлении;

• принцип всеобщей связи — Гегель показывает, что Абсолютная идея и мир, как продукт ее деятельности, осуществляются (становятся) и познаются в системе, т. е. через связь с другим, или «свои иным», как говорит философ.

Главное же в том, что Гегель, рассматривая «бытие» (точнее, реальное мышление) как динамическую, изменяющуюся сущность и опираясь на идею развития «тезис — антитезис — синтез», исключал в синтезе как тезис, так и антитезис, соединяя их вместе на другом, качественно новом уровне. Различие между ними было абсолютным, выражая классы взаимоисключающих и взаимоограничивающих понятий или, по крайней мере, понятий из разных областей существования. При этом Гегелевское отрицание не означает уничтожения предмета рассуждений, а служит условием его возрождения в новой форме. Такой синтез, строго говоря, исключает противоречие (по крайней мере, техническое) в нашем понимании этого термина1, предполагая в конечном счете победу гармонии и окончательное разрешение всех конфликтов (тот самый идеализм).

Но еще важнее то, что с середины (и даже начала) прошлого века развитие науки привело к ряду неклассических направлений исследования и построению таких специфических научных концепций, как квантовая физика, теория самоорганизации и синергетика, теория уровней организации живых систем, глобальный эволюционизм и т. п. А это в свою очередь породило иной, отличный от классического стиль мышления в науке, который не только классическая (аристотелева), но и гегелевская диалектика уже не могла обслуживать.

Фактически основным рабочим инструментом диалектики всегда была логика. Именно она, опираясь на некие исходные посылки, заданные термины, обеспечивала возможность и связь всех философских построений126 127. Практическое применение диалектики, по сути, связано с практическим использованием соответствующей логики.

Классическая же, аристотелева логика, так глубоко засевшая в нашем теле, основана на четырех «horos» — соотношениях:

• все А являются В;

• никакие А не являются В;

• некоторые А являются В;

• некоторые А не являются В1.

При этом она опирается на закон исключенного третьего (лат. tertium поп datur, т. е. «третьего не дано»), состоящий в том, что из двух высказываний — «А» или «не А» — одно обязательно не является истинным. То есть два суждения, одно из ко горых является отрицанием другого, не могут быть одновременно истинными (либо ложными), одно из них необходимо истинно, а другое ложно. И именно этот закон вошел в противоречие если не с реальными фактами, открытыми наукой в прошлом веке (так же как он не обеспечивает работу с нашими моделями противоречия), то по крайней мере, с теми их моделями, научными

■у

концепциями, которые способны были эти факты объяснить . И Гегель, создавая свою диалектическую логику, безусловно сделал шаг вперед, вывел классическую логику из тупика статичности, но этого его научного подвига оказалось недостаточно для научных результатов XX в.

Это породило активные философские поиски. Появились концепции «негативной» диалектики, «трагической» диалектики, «диалектики эпистемологической рефлексии», «герменевтической» диалектики и т. п.

Мы, конечно, можем не обращать на все эти философские поиски особого внимания. В контексте ТРИС нам, строго говоря, важен только определенный срез диалектики, та ее часть, которая обеспечила бы нам адекватное построение моделей изменения ИС, включение новых смыслов: части и целого (ТС и ее элементов, подсистем), причинности, случайности, процесса, события и др. А для этого нам, по сути, нужна только другая логика. Логика, которая позволяла бы «перевести» объективный конфликт в модель — формальное противоречие так, чтобы оно стало бы вполне законным в этой логической системе. То есть нам нужны такие логические системы, которые — отражая в ИС реально происходящие процессы — содержали бы в себе формулу А & А (читается «не А», иногда записывается как -А) и которые бы при определенных условиях являлись выводимыми (такие логические системы иногда называют паранепротиворечивыми или параконсистентными логиками). Ведь реальные ТС спокойно существуют именно в таких условиях (А и —А не исключают друг друга), далеко не всегда вы- 128 129 ходят после разрешения противоречия на новый уровень, а движущей силой их развития является наше желание, чтобы они лучше выполняли свою функцию, а не мистическая сила конфликта.

С этой точки зрения нам наиболее интересны вероятностные логики, т, е. логики, где любое событие признается истинным или ложным с некоторой вероятностью. Но прежде всего логики трехзначные1. Основоположником таких логик по праву считают русского ученого Н.А. Васильева, который, по аналогии с «воображаемой геометрией» Н. Лобачевского, создал «воображаемую логику» , где вполне правомерным признавалось противоречие. В этом же направлении работал Я. Лукасевич (его модальные логики). Системами многозначных логик занимался также Э.Л. Пост. Идеи модальной логики позже развивал в своей семантике возможных миров С. Крипке.

Впрочем, ТРИС до сих пор не использует достаточно широко язык логических исчислений130 131 132, и, увы, если смотреть строго, не опирается на классическую (аристотелеву) и даже гегелевскую диалектику. И хотя работы по созданию истинно диалектической философии ведутся133, мы под диалектичностью мышления ниже будем понимать скорее интуитивную (еще гераклитовскую) убежденность в постоянных изменениях всего, что нас окружает, привычку всегда четко отграничивать прошлое, настоящее и (возможное) будущее. А также понимать, что в процессе этих изменений любое явление можно оценивать с разных точек зрения.

Ведь «хорошо» и «плохо» — это только наши временные субъективные эмоциональные оценки. Быть может, уже через час эти оценки изменятся, а уж о том, что они могут не совпадать с оценками этого же события другим человеком, и говорить не приходится. Эмоции же — вероятностные оценки силы потребности и возможности ее удовлетворения134 — вещь ненадежная, ими надо управлять. А кроме разума сделать это больше некому.

Нам важно, чтобы наше мышление не скакало от одной случайной точки к другой, а действовало по алгоритмам, предлагаемым ТРИС (точнее ЛПК, сформированным в результате изучения алгоритмов, предложенных ТРИС) и ведущим нас из этого прошлого в нужное нам будущее. Заметим, что именно противоречие и ИКР обеспечивают этот переход. Именно ИКР (вернемся ненадолго к уточнению смысла этого понятия) задает нам взгляд на противоречие из будущего. А это важно, ведь именно будущее определяет наше поведение сегодня.

Впрочем, вопрос соотношения прошлого и будущего совсем не так прост. Дело в том, что в нас нет органов, измеряющих время, определяющих, сколько его мы создали своими поступками. Ведь когда мы спим без сновидений (бездействуем), время и мы сами перестаем существовать в нашем сознании. Однако каждое утро мы как бы рождаемся вновь, и вместе с нами рождается время. Время для нас появляется только вместе с появлением механизма сознания, так же как умение забывать и острая необходимость цели. Именно сознание превращает нас в телеологическую (целеполагающую) систему. И мы можем осознавать свои цели, определяемые будущим (в том числе посмотреть на конфликт из будущего, формулируя ИКР), которые достигаются путем реализации ряда подцелей, задаваемых прошлым.

Все мы хорошо помним свое прошлое, в которое постоянно превращается настоящее, и порой с большим удивлением встречаем будущее. Это и создает для нас иллюзию «прямого» движения времени. Но посмотрим на этот процесс внимательнее. Каждое наше следующее состояние не в полной мере определяется нашей целью и во многом зависит от предыдущего состояния, являясь его развитием. Иными словами, мы почти всегда можем сказать, какие имевшиеся ресурсы (включая внутреннее состояние) и какой характер их распределения определили каждый наш поступок (забыв не некоторое время о том, что он направлен к цели, расположенной в будущем). Но можем ли мы точно предсказать свое будущее, зная характер распределения ресурсов?

А теперь используем пример А. Мазура и почти дословно процитируем здесь его сравнение нашей жизни с известной игрой «Жизнь» по Дж. Конвею135:

На клеточном поле задаются правила развития «колонии» фишек. Если фишка соседствует с двумя или тремя фишками, она живет и дальше. Если с одной или нулем, умирает «от одиночества». Если более чем с тремяумирает «от перенаселенности». Новые фишки появляются в тех пустых клетках, которые граничат ровно с тремя фишками.

Законы этого мира более чем простые, развитие колоний бывает очень интересным, следующее (будущее) состояние однозначно определяется предыдущим. Но «вычислить» предыдущее (прошлое) состояние по имеющемуся совсем не просто. Тем более что, скорее всего, их окажется много.

Не напоминает ли это вам нашу жизнь, в которой мы не можем предсказать будущее, так же как в описанной выше игре нам не удается точно определить прошлое. И прекрасно знаем прошлое, словно играя в игру «Жизнь», точно определяем будущее. Наш мир становится однозначно определенным только в обратном ходе времени: из будущего в прошлое. В самом деле, как мы помнили бы наше прошлое (которое на самом деле, возможно, есть будущее), если было бы много его вариантов? Мы помним наше прошлое потому, что оно однозначно определено настоящим. И мы достаточно хорошо ориентируемся в настоящем, ибо оно однозначно определено будущим — нашей целью, отраженной в ИКР.

Нет, мы отнюдь не утверждаем, что именно так течет время. Однако если мы ходим узнать, что будет делать наш собеседник, мы обычно спрашиваем, какие у него планы — какие цели он перед собой на сегодня ставит. Собираясь завтра на работу, мы сегодня ставим на нужное время будильник, купленный в прошлом. А прежде чем заснуть (в будущем), устраиваемся поудобнее (в настоящем) на постели, застеленной заранее (в прошлом). Именно расположенная в будущем цель, определяя наши действия, притягивает нас, как магнит железо.

Впрочем, мы еще поговорим о важности цели чуть ниже — это только начало большого разговора, зацепка, исподволь настраивающая читателя на него. А пока вернемся к диалектике и выскажем надежду, что в том самом будущем кто-либо из наших читателей совершит научный подвиг и создаст (вероятно, опираясь на ЗРТС) еще одну диалектику — диалектику ИС136.

Хорошим способом тренировки диалектического мышления является игра «хорошо—плохо» (любая игра — это, по сути, тренировка какого-то или каких-то видов деятельности при сниженной ответственности за результат). Проводится она в коллективе. Мы покажем ее ход на примере. Ведущий говорит первому игроку (понятно, что эта первая фраза может быть практически любой): «То, что вы сейчас находитесь здесь, — это хорошо, потому что...». Игрок продолжает фразу, обосновывая данный тезис, скажем, так: «...мне интересно проводить время в такой компании». После чего ведущий (или сам первый игрок) обращается к следующему с перевернутой постановкой вопроса: «То, что вам интересно проводить время в такой компании — это плохо, потому что...». Второй игрок обосновывает этот тезис, и затем его обоснование снова переворачивается, ищется, что же в этом хорошего. Игра может продолжаться достаточно долго, важно только, чтобы она не зацикливалась, чтобы обоснования не повторялись.

2.3. Функциональный подход

Читатель уже догадался, что функциональный подход так же неотделим от системного, как и диалектический (что с очевидностью вытекает из определения функции). Все эти три подхода — системный, диалектический и функциональный — не живут друг без друга, так же как не живут друг без друга наши тело, интеллект и душа (проверять последнее утверждение мы не советуем, просто поверьте нам на слово). При этом функциональный подход так же важен для эффективного мышления (решения задач), как и все остальные.

Рассмотрим пример — одну из задач Т.А. Эдисона. Эдисон делал большинство своих изобретений методом проб и ошибок. Например, при выборе материала нити лампы накаливания было сделано около 6000 опытов, а изобретая щелочной аккумулятор, он получил положительный результат только проделав почти 50 000 экспериментов. Конечно, он не мог проделать всю эту работы один, поэтому, наверно, первым в истории создал то, что мы теперь называем научно-исследовательским институтом (НИИ). Эта форма коллективного творчества оказалась очень полезной для прогресса науки и техники, во всяком случае, до определенного времени (все имеет свой срок). Она все еще полезна и сейчас, но скорость прогресса так возросла, что начиная с конца прошлого века появилась острая потребность в улучшении не только формы организации творчества, но и самих методов решения задач. И в полном соответствии с принципом приоритета функции над ресурсами эта общественная потребность оказалась удовлетворена путем появления ТРИС. Но вернемся к Т.А. Эдисону.

Как вы поняли, он был прекрасным предпринимателем, работая под девизом: «Никогда не изобретай то, на что нет спроса». Поэтому, принимая на работу в свое «НИИ» сотрудников, он в процессе собеседования часто проверял их на сообразительность (находчивость), задавая задачи, которые надо было решить за одну минуту. Вот одна из таких простых задач: «В чем хранить жидкость, растворяющую любое твердое вещество

Мы уверены, что любой наш читатель, если не за одну, то по крайней мере за две-три минуты предложит какой-то вариант ответа. А теперь давайте посмотрим на эту задачу глазами человека, освоившего понятие функции (рис. 2.1).

Правила творческого мышления, или Тайные пружины ТРИЗ

 
Рис. 2.1. Графическая функциональная модель задачи Эдисона

Знакомый рисунок, не так ли? И, согласитесь, теперь сразу стали видны все возможные решения. Ведь понятно, что для того, чтобы этой плохо выполняемой функции (растворять) не было, достаточно, чтобы:

• или не было жидкости (нечем растворять — хранить жидкость в виде отдельных компонентов, в виде льда);

• или не было вещества (нечего растворять — держать в невесомости в вакууме, в магнитном поле);

• или не было взаимодействия (если жидкость будет несмачивающей).

Такова сила функционального подхода.

А вот еще одна небольшая задачка из исследовательской практики. У многих из видов пауков самец весит в десятки раз меньше, чем самка. Биологи давно ломают голову над причиной этого феномена. Попробуйте-ка вы (не читая приведенного ниже варианта ответа) объяснить это явление.

Попробовали? А теперь ответ. Конечно, паука, пока он не взаимодействует с нами, ни в коей мере нельзя считать искусственной системой. Но если уж вы изменили немного, скорректировали свое мышление, освоили функциональный подход, то невольно начинаете применять его широко, если не повсеместно.

Возможное объяснение этого странного полового различия предлагают ученые из Испанского национального исследовательского совета во главе с Хорди Мойя-Лараньо, которые пристально изучили поведение 204 пауков, принадлежавших к 13 видам. Оно полностью опирается на понятие функции.

Согласно их идее, чем мельче паучок, тем дальше он улетит на своей паутинке и тем с большей вероятностью отыщет готовую к размножению самку. Самка же, которая с места никуда не трогается, должна быть большой, чтобы вырастить потомство. Вот так, положившись на ветер в деле размножения, паучки и помельчали. Так они лучше выполняют свою главную функцию.

«Есть мнение, что предпочтения самки приводят к различию в размерах между полами. Однако эта идея не объясняет, почему у одних видов самцы большие, а у других маленькие. Наше предложение снимает это противоречие применительно к паукам», — говорит участница работы Гвадалупа Коркобадо. И действительно, самцы мелкие именно у тех видов, которые летают на паутине.

Функциональный подход, быть может, даже в большей степени, чем предыдущие, меняет наше отношение к жизни. Это изменение отражено в табл. 2.1.

Таблица 2.1. Сравнение предметного и функционального подходов
Предметный (объектно-ориентированный подход) Функциональный подход
Оценивается, плох (или хорош) данный объект или процесс. Например, ваш начальник или подчиненный, супруг (супруга) или товарищ Проверяется, какие функции объекта или процесса (т. е., конечно, их модели — ИС) полезны, а какие нет
Стремясь улучшить объект (операцию), стараются его удешевить (введение новых функций равносильно созданию другой ТС) Улучшение осуществляется путем исключения ненужных и вредных функций, переноса полезных функций на другие части ТС с удалением из системы малополезных элементов, ее упрощением
Создание новых объектов (ИС) осуществляется через выбор узлов (операций), которые вроде бы должны входить в состав устройства (технологии) Создание новых ИС идет через выбор функций, требующихся для реализации главной функции ТС (на этой основе затем создаются реализующие их элементы устройства, технолотии)

Приведем некоторые, предельно простые «задачи», позволяющие нам глубже понять, как меняется восприятие мира после освоения этого подхода (табл. 2.2). Только уж уважьте, пожалуйста, автора, прежде чем читать дальше, возьмите листок бумаги и прикройте им правую часть этой таблицы. Скорее всего, вы все верно поймете, но все же, прочитайте то, что написано в левой части, ответьте на все вопросы и только потом уберите этот листок и сравните наши ответы с вашими.

Таблица 2.2. Сравнение подходов
Предметный подход Функциональный подход
Рассказывать ли супругу о случайной измене? Конечно, нет. Но почему (вы ведь можете выполнить это действие сами — значит, уточняя формулировку функции, ставите вопрос «почему?»). Чтобы не разрушить семью. Функциональное мышление для всех нас естественно по отношению к себе, мы всегда прекрасно ощущаем свои потребности (управление другими сложно именно тем, что мы не знаем точно их потребности), хотя не всегда можем это сформулировать. Функциональный подход позволяет сформулировать свои потребности, понять, чего же мы хотим
Вы исписали лист бумаги, черновик. И перед тем, как его выбросить, обычно рвете эту бумажку? Зачем? С точки зрения функционального подхода — это потеря времени, а часто информации и материала — но привычка...
Кем быть: рационалистом или романтиком? Выбор зависит от функции того и другого. Функция романтизма — постановка целей, функция рационализма — их достижение. Теперь вы и сами разберетесь, когда быть одним, а когда другим
Виноват ли сотрудник, допустивший дефект? Вы уже знаете, что виновата почти всегда система. Функциональный подход уводит вас от традиционных русских «Кто виноват?» и «Что делать?» к принятым в современном менеджменте «второго» поколения «Что виновато?» и «Кто делает?»
Как победить стресс? Давайте сначала посмотрим, что такое стресс, какова его функция. А поняв, что это неспецифическая тонизирующая реакция организма на неожиданность, мы можем перестать бороться с ним и начать учиться его использовать (это ведь тонизирующая реакция)
Зачем наказывать подчиненных? Исходя из функционального подхода — только для того, чтобы подтвердить свою власть (месть — это борьба за прошлое). Наказание мало эффективно, имеет очень низкий ресурс использования и всегда ухудшает моральное состояние работника, что может иметь очень неприятные отдаленные последствия
Зачем вообще люди ссорятся? Если идти от функции, то чтобы утвердить власть и/или повысить энергию (обеспечить выброс адреналина)
Чем человек думает? Попробуйте ответить на этот вопрос сами, найдя Гл. функцию человека и выделив в нем его функциональные подсистемы (Дв, РО, ИЭ...)

Функциональный подход, привычка видеть и точно формулировать функции, отделять главное (действие) от второстепенного приводит к неожиданным выводам не менее часто, чем системный и диалектический подходы. Пожалуй, даже чаще. И теперь мы можем поговорить о главном — о нашей жизни, жизни каждого из нас. Кого же это не волнует. Но постараемся посмотреть на это с точки зрения функционального подхода.

Не так давно автор увидел на улице рекламу чая, на которой почему-то была приведена цитата из А.И. Введенского: «Смысл жизни в самой жизни». Если вы освоили функциональный подход, то уже никак не сможете с этим согласиться. Вот и мы не смогли пройти мимо. Конечно, это только так говорится, что не смогли, — мы без труда сделали это, но в отличие от большинства, не владеющего функциональным подходом, мы также сделали и некоторые выводы, а затем продолжили размышления на эту тему. И вот что получилось.

Вы уже знаете, что объект функции (изделие) всегда находится вовне по отношению к НФ (инструменту). А значит, смысл жизни человека (а Введенский, вероятнее всего, говорил именно об этом) можно понять, только поняв его главную функцию, т. е. его назначение (лучше даже сказать — предназначение), цель (мы, как и обещали, возвращаемся к этой непростой теме).

Мы уже говорили о том, что человек (из-за наличия в нем механизма сознания) — система телеологическая. Но освоив функциональный подход, мы начинаем относиться к нашим целям сознательно, привыкаем четко их формулировать, начинаем понимать, чего же мы хотим в жизни. А это существенно меняет ее всю. Ведь именно цель держит нас в жизни. Мы можем держаться только за хороших, надежных друзей (таких, обычно, немного, если они вообще есть) и за свои цели. В ситуации, связанной с риском, мы можем пустить дело на самотек: «... а будь что будет». А можем сказать себе: «Нет! Нельзя! Не расслабляться! Не сейчас — мне надо сделать еще это, это, это...». То самое волшебной слово «надо!», но произнесенное не кем-то посторонним, а самим собой — усиленное, доведенное до уровня требования (к самому себе) «хочу!» «Хочу» как проявление внутреннего стержня, навыка преодоления, развивающегося как системный результат всех названных нами подходов.

Да и без всякого риска, в суете будней, вы можете расслабиться и начать тихо умирать, а можете собраться и двигаться к цели. Цель собирает нас, делает целостностью, личностью. Обратите внимание, что практически все случаи самоубийства связаны с потерей человеком цели жизни, ее смысла. Больше того, цель собирает для нас в окружающем пространстве нужные в данный момент ресурсы. Важно лишь, чтобы собранность на цели не превращалась в напряженность в теле (том самом органе, которым все мы думаем), блокируя наш творческий потенциал и вызывая скрытые до времени внутренние (телесные) блоки (зажимы) и болезни.

Поступок всегда направлен на достижение какой-то цели', совершая поступок, мы тем самым косвенно выбираем себе цель. Но только выбрав цель, мы можем совершить сознательный поступок. При этом любой поступок осуществляется в единой Вселенной, где все связано со всем. Кажущиеся случайности, следующие одна за другой, образуют закономерность. Ряд поступков, направленных на одну цель, образует путь. Поэтому каждый из нас возникает не неожиданно и случайно. Каждый из нас — Избранный.

Все мы проявляемся в конкретной точке пространства и времени для выполнения конкретной миссии, достижения конкретной цели. Что значит быть Избранным? Как хорошо сказано в знаменитом фильме137: «Быть избраннымвсе равно, что влюбиться. Кто знает, что ты влюблен?Лишь ты один. Чувствуешь это всей кожей». Однако это знание кардинальным образом меняет нашу жизнь. Нам важно знать о существовании своей цели, тогда мы сможем понять направление к ней, а это немаловажно. Как сказал кто-то из Бэконов (то ли Френсис, то ли Роджер): «Даже безногий, движущийся верной дорогой, обгонит скакуна, летящего не туда». Не зная своей цели, точнее, направления к ней, нельзя стать свободным (для ее достижения). Свобода всегда существует ДЛЯ чего-то. От чего-то может быть только независимость. Знание же этой цели, направления к ней приводит к тому, что мы перестаем суетиться и начинаем ЖИТЬ — не просто изменяться во времени, а делать это сознательно, целенаправленно.

Мы позволим себе привести здесь замечательную цитату из С.П. Расторгуева: «Каждый раз, когда рождается человек, его рождение направлено на минимизацию внешнего напряжения, а значит, этот конкретный человек для данного момента времени обладает максимальной жизненной силой, которая и заставляет его проявиться. И в этой ситуации нет и не может быть никакой статистической игры сперматозоидов».

Стремясь на протяжении всей это книги к точности выражений, мы обязаны обратить внимание читателя на то, что на деле цель (помните определение — модель результата) может быть сформирована в любое время. Но сам результат любого действия всегда находится за пределами этого действия, достигается только после его завершения.

« Человек взял в руку стакан воды и сделал глоток. Может быть, он хотел пить. Может быть, он хотел запить лекарство. А может быть, хотел попробовать воду на вкус. А может, заснуть и не проснуться, но ошибся. Мы не можем судить об этом, если не знаем, что было до этого глотка и что после. Чтобы понять смысл деятельности, нужно выйти за ее пределы. Внутри мы можем понять только смысл ее отдельных частей. Смысл всякой деятельности лежит вне ее пределов»138.

Это значит, что мы, конечно, можем строить некие предположения о цели нашей жизни, но мы не можем определить эту цель, пока мы живы. Однако оценить всю нашу жизнь (как и любое действие) можно лишь по ее результату, т. е. только после ее завершения, по сумме наших достижений. Отсюда следует (согласно любой логике), что человека вообще нельзя оценить, сказать, кто чего стоит. Так, оплату труда часто связывают с его характером. Однако она обеспечивает лишь возможность продолжения труда, но никак не сам его результат. Попытка оценить человека при его жизни сравнима с пробой недоваренного блюда: скорее всего, будет невкусно. Поэтому никто и никогда не зарабатывал и не будет зарабатывать столько, «сколько он стоит». Ведь никто не знает и не может знать, сколько же человек «стоит», пока он жив. Но никто и не сможет ничего ему заплатить после того, как он умрет, и его цену, наконец, можно будет определить. И сколько бы он ни зарабатывал при жизни, это уже не будет иметь никакого значения.

При этом будущие события формируют наше сегодняшнее поведение не в меньшей степени, чем прошлые. Да, в нашей жизни остается место случайностям, но не они являются ведущими. Частности не определяют общего, как общее не исключает частности. Нельзя выбрать счастливый билетик или угадать счастливую комбинацию цифр: когда вы зачеркиваете эти цифры, счастливой комбинации еще нет. Это не мы выбираем, это нас потом выбирают. Впрочем, существует исследование, опирающееся на результаты многолетнего розыгрыша тысяч наших сограждан в том самом «Спортлото», показывающее, что нас не так-то легко разыграть. Число людей, угадавших (еще не существующую на тот момент) счастливую комбинацию цифр, всегда оказывалось заметно больше вероятности случайного угадывания139. И это доказывает непростые отношения всех нас с будущим, убеждает, что даже механизм сознания неспособен полностью скрыть его от нас.

Конечно, далеко не все в будущем определяет наше настоящее. Нашу жизнь определяет то будущее, которое мы носим в себе, которое согласовано со всем ходом нашего развития. И важно лишь, используя ресурсы прошлого, максимально добросовестно и творчески решать те задачи, которые будущее перед нами ставит. Ради этого мы и живем на Земле в данном месте и в данное время. Мы как ракета самонаведения, летящая к цели и постоянно корректирующая свое движение по уровню рассогласования своей траектории с оптимальной для достижения этой цели. В начале нашей жизни это рассогласование может быть довольно значительным. Но по мере приближения к цели наши возможности выбора пути уменьшаются, а скорость приближения к цели растет. Любой взрослый читатель может проверить это, вспомнив какую-то ситуацию, где, как ему тогда казалось, у него был выбор. Увы, он легко убедится, что ощущение возможности выбора было связано исключительно с его неполнотой знания обстоятельств. Одни понимают это и вошли в контакт с миром, другие еще не поняли и живут бессознательно, они менее значимы для будущего, а значит, менее защищены надсистемой.

Безусловно, предопределенность наступает не сразу. Нам нужно некоторое время, чтобы понять и, наконец, занять соответствующее место в системе — определиться окончательно со своей целью и своим местом в жизни. Но когда такое место определено и нами уже «выстрелили», тогда мы приобретаем сверхнадежную защиту, ибо никаких систем ПВО здесь не существует, а автоматический обход всех препятствий уже внесен в «маршрутный лист» нашей жизни. Нам уже не нужно использовать такие примитивные методы управления ситуацией, как насилие. Все может и должно получиться легко и изящно, САМО, как в ИКР. Нам остается лишь активно ждать, постоянно проверяя, не созрели ли обстоятельства, и максимально творчески (ненасильственно) решать задачи, ведущие нас к нашей, заданной извне цели. Ощущение того, что в действительно критических ситуациях какая-то сила (сила нашей НС) «несла нас на руках», может вспомнить каждый, мы проверяли.

Есть мнение, что любую систему ведет по жизни ее стремление к выживанию.

Но выживание — это процесс, а никакая система не может стремиться к процессу, ей важно состояние. Более того, средством выживания является борьба. Именно на этом настаивает диалектика. Находясь же в состоянии борьбы, почти невозможно выжить, ибо цель борьбы — смерть. Борьба за выживание слишком часто рождает смерть, поэтому, чтобы продолжать жить, надо прекратить бороться за настоящее и начать думать о будущем, о своей цели, т. е. поставить интересы подсистемы выше своих, освободив себя для творчества.

Выживающий не живет, живущий не озабочен выживанием. Любая система существует не потому, что несет сама в себе некий принцип выживания, и даже не потому, что порождает внутри себя противоречия, которые и обеспечивают ее внутреннее самостоятельное развитие. Любая система живет и существует постольку, поскольку она выполняет некоторые функции по отношению к другой системе, в рамках организующей их взаимодействие подсистемы. Это всего лишь доведенный до логического конца системный подход, и только, и ничего больше. Тут нет никакой мистики, только логика. Логика, ведущая к тем самым неожиданным результатам, о появлении которых мы предупреждали.

С нашей точки зрения любая система стремится не к тому, чтобы выживать, а к тому, чтобы выполнить свою функцию — ведь именно для этого она и возникла. Системного подхода вполне достаточно, чтобы объяснить большинство аспектов в жизни ИС, без необходимости введения лишних сущностей. Именно в этом — выполнении своей функции — и состоит цель любой системы.

Заметьте, что покушение на свое свободное время человек обычно принимает легко, порой даже с благодарностью. Но любое покушение на свои планы воспринимается им в штыки и расценивается, по меньшей мере, как покушение на его свободу, а то и на его жизнь.

Вообще о целях, с легкой руки нейролингвистического программирования (НЛП), сейчас говорят много, а вот об их достойности мало. Мы ничего не имеем против SMART-целей, т. е. целей, отличающихся четкостью (Specific), измеримостью (Measurable), достижимостью (Achievable), ориентированностью на результат (Result-oriented) и определенностью во времени (Time-bounded) — они тоже полезны. У нас не вызывают возражений и RAW-цели, т. е. цели «реальные» (realistic), «достижимые» (achievable) и «результативные» (worthwhile). И многие даже считают такие подходы к целям творческими. Но нам гораздо интереснее, на что человек нацеливает свою жизнь. А чтобы понять, в какую сторону жить, надо разобраться с критериями действительно достойных целей.

Мы также ничего не хотим возражать против требований к целям, сформулированным в так и не нашедшей толпы последователей теории развития творческой личности Альтшуллера140. Но с нашей точки зрения, критериев действительно достойной цели, цели, которая безвозвратно переводит нас на путь творчества, предельно активизируя в нас механизм таланта, всего четыре — два основных и два дополнительных.

Основные критерии:

1. Направленность вовне. Смысл любого действия лежит за его пределами, и этот тонкий момент необходимо еще раз уточнить.

Объект любой функции тот, на который это действие направлено, не может совпадать или быть частью носителя этой функции, того, что (кто) данное действие оказывает. И всякие там «самосовершенствования», «самореализации», «самопостижения» никак к достойным целям относиться не могут, ведь они направлены внутрь. Вспомним про веселые «сказки» барона Мюнхгаузена — возможно, они не так глупы, если наглядно показывают слушателям то, чего действительно не может быть никогда.

2. Соответствие цели средствам. Достойная цель требует достойных средств. Иначе средства могут компрометировать саму цель, увести ее из области достойных. Иными словами, наш путь дает нам удачу для достижения цели. Мы же даем ему силу. И здесь крайне важно научиться не путать цель и средство.

«А есть ли критерии, по которым можно определить соответствие цели средствам?» — может спросить читатель. Конечно. Вспомним еще раз Иммануила Канта и приведем здесь его, пожалуй, наиболее часто цитируемую мысль полностью: «Две вещи наполняют нашу душу всегда новым удивлением и благоговением, — писал Кант, — и они подымаются тем выше, чем чаще и настойчивее занимается ими наше размышление. Это звездное небо над нами и моральный закон в нас. На человека должно смотреть как на цель потому, что каждый человек, будучи носителем свободной воли и нравственного закона, столь же велик и неисчерпаем, как космос». Именно моральный закон внутри нас и является тем самым критерием. Чтобы успокоить читателя — раз уж мы снова обращаемся к философии — приведем еще одну цитату «Но ведь цель, для которой требуются неправые средства, не есть правая цель141».

Дополнительные критерии:

1. Цель жизни должна находиться за ее пределами.

Раз результат всегда расположен за временными пределами самого действия, и значит, в принципе не может быть понят, четко сформулирован в рамках этого действия, то цель может быть задана лишь примерно. Можно приближенно определить общее направление действий, понять, куда вас ведет НС, и по мере приближения к цели это направление, как и сама цель, может все более и более уточняться. Конечно, все зависит от размера цели: чем менее отдалена от нас по времени наша цель (скажем, если это простая SMART-цель), тем проще нам заглянуть в будущее и достаточно точно сформулировать ее. Но отсюда прямо вытекает, мы позволим себе повторить эту мысль, что цель жизни может быть достигнута и осознана только за ее (жизни) пределами. Эту цель можно только предощущать, ведь карта не есть территория. Поэтому бессмысленно судорожно придумывать себе цель, метаться в ее поисках. Это приходит со временем само, причем без четкого осознания цели, а просто как понимание, что она есть, как ощущение наличия пути, несущего тебя на руках. И хотя этот критерий является только развитием первого, он заметно сложнее для понимания и усвоения.

Почему этот критерий мы отнесли к дополнительным? Потому, что он говорит не столько о достойности цели, сколько об ее значительности. И В. Тарасов, и Г. Альтшуллер, вероятно, просто ошиблись: уж очень сильно они хотели добра всем нам. Четко понять, осознать смысл жизни нельзя, его можно только предощутить, определить общее направление того пути, который ведет к ее достижению. Здесь требуется время и довольно высокий энергопотенциал, достаточный для того, чтобы в лесу окружающих нас факторов залезть на самое высокое дерево судьбы и увидеть, наконец, в какой же стороне над деревьями поднимается дымок костра нашей цели.

Цель не обязательно должна быть глобальной, рассчитанной на изменение цивилизации или даже всей Вселенной. Эта цель может быть достаточно локальной, но она должна быть организующим началом нашей жизни. И такое начало нельзя придумать. Его можно лишь со временем осознать — вот оно, наконец, пришло. Точнее, даже почувствовать: да, оно вот там, направление должно быть вот таким. А для этого надо лишь с благодарностью принимать предложения судьбы, не увиливать от решения вставших перед вами задан. Ибо все в этом мире не случайно.

В любом случае срок достижения цели (большой или маленький) не может быть классификационным критерием. Во-первых, он не дает четкой границы, а во-вторых, достойная цель может потребовать десятилетий (например, создание нужной людям теории) и не менее достойная цель может отнять несколько минут (как подвиг А. Матросова). Критерием может быть только переход: конечное — бесконечное, расположенный в пределах и за пределами жизни. Скажем, вырастить яблоню, которая долго будет давать плоды незнакомым вам людям, это цель достойная и в некоторой степени выходящая за пределы жизни. Но она не требует от вас многого, она не организует вашу жизнь. А вот вырастить уникальный плодовый сад... да еще такой, чтобы он плодоносил и развивался сам, не требуя ухода, — это уже фантастика, другой уровень цели. И чтобы этот сад сам проводил селекцию новых сортов и не погибал в любые морозы... Вот мы и приблизились к уровню целей Вселенной, правда, в локальном масштабе одного сада. Иными словами, наша задача даже не в том, чтобы сделать что-то конкретно полезное. Но после нашей смерти эти изменения непременно должны произойти и пойти на пользу тем, кто будет в это время достигать своих целей.

2. Достижение цели может потребовать выхода за рамки существующих ритуалов. Этот критерий надо рассматривать как уточняющий — он, как, впрочем, и предыдущий, не является безусловным признаком достойной цели, но помогает уточнить ее величину. Любая цель либо достигается в рамках существующих ритуалов, либо требует выхода за рамки имеющихся традиций, культуры, общественных институтов. Очевидно, что путь к достойной, т. е. направленной вовне и соответствующей средствам цели, требующей изменения существующих ритуалов, никогда не оплачивался и никогда не будет оплачиваться обществом. На нем ничего нельзя заработать, несмотря на то, что наиболее значительные для общества и наиболее труднодостижимые цели обычно лежат именно на этом пути.

По мере движения к цели, по мере ее опознавания наше тело, мы сами постепенно меняемся, превращаемся из людей ритуала (людей прошлого) в людей цели (людей будущего), живущих ради этого будущего, ради расположенных в нем достойных целей, всегда помнящих об этом будущем. Наша цель постепенно меняет нас, организует нас по-другому, переориентирует во времени. Конечно, «человек прошлого — человек будущего» — это всего лишь удобная линейная шкала. Она подобна шкале «экстраверт — интроверт» или «депрессивно-маниакальное состояние — шизоидность». Такая шкала ни в коей мере не делит людей на плохих и хороших, ведь она никак не указывает и не может указать, с чьей точки зрения и в какое время производится оценка. К тому же невозможно не только найти человека, в полной мере являющегося человеком цели, как невозможно найти и полного экстраверта, трудно даже однозначно определить место каждого человека на этой шкале, ибо оно нестабильно. Скорее следует говорить о некоторой зоне шкалы, характеризующей данную личность на данном этапе ее развития, большую часть ее проявлений. Однако такая шкала очень удобна, ибо позволяет по ряду простых формальных признаков с достаточно большой долей вероятности предсказать, чего можно ожидать от человека и в какой степени на него можно положиться.

Именно появление, точнее, осознание человеком наличия цели и пути к ней постепенно меняет его. Он становится чем-то похож на мудрого путешественника во времени, порой удивленно оглядывающего мир, в который попал, на человека будущего, присланного к нам специально затем, чтобы это светлое будущее состоялось. Он уже понимает, что без его непосредственного участия по взаимному согласованию, стыковке обстоятельств нашей жизни не будет ни того далекого прекрасного, из которого он прибыл, ни его самого. Именно люди, живущие ради будущего своего общества, далеко не всегда четко осознаваемого, воспринимаемого скорее как общее направление движения, постепенно меняют сознание своих ближних, а значит, и мир, в котором они все вместе живут. У этих «новых людей», по Н. Г. Чернышевскому142, очень много общего, независимо от того, где и когда они родились. Формирование же таких людей — это отдаленный результат принятия функционального подхода.

К сожалению, как, впрочем, и к счастью тоже, в потоке жизни нам часто вообще не важны цели, мы сосредотачиваемся на процессе (о чем мы уже вскользь упомянули), и это мудро. Цели только подводят нас к тому, что на самом деле мы воспринимаем как суть, в чем часто и видим смысл нашего существования — к процессу. И потом нам нужны только критерии, по которым мы можем судить об успешности или неуспешности нашей деятельности, проверять уровень своего роста над собой прежним, оценивать качество осуществления нами выбранного процесса. Важно, чтобы эти процессы направляли нас к достойным целям и чтобы такие критерии были правильно выбраны: широки и просты в применении, что мы и попытались сделать выше. Нам остается только сожалеть, что, как правило, во всяком случае, в нашей трудовой деятельности, все еще господствует традиционная система менеджмента, ставящая нам не связанные с этими процессами цели и не способная дать такие критерии.

Человек так устроен, что он получает удовольствие именно от процесса, точнее, от сосредоточенности на нем. Другое дело, что одним проще сосредотачиваться на одних процессах, другим — на других, но это не меняет сути явления. Поэтому одни живут радостно — они приняли как свои цели, способные вывести их на процессы, на которых им легко сосредоточиться (или научились активно встраивать такие процессы в ткань своей жизни, а может, просто способны сосредоточиться на чем угодно), другие еще находятся в поиске целей, способных вывести их на такие процессы (или уже потеряли надежду их найти в той ситуации, изменить которую у них не хватает сил и решимости).

Мы убеждены, что не в одиночку мы движемся у цели, а вместе с любимыми, что понимать научившись любимых, мы научимся все понимать. Что наши дети будут смеяться над черной легендой о человеке, который был одинок1. Не стыдно 2

управлять человеком , стыдно делать это плохо, во вред тому, кем управляешь. Тем более, что с нашей точки зрения цель жизни, та, которую нельзя осознать (а уж тем более выбрать) в рамках этой жизни, может достигаться через последовательность локальных достойных целей. Ведь какого бы размера ни была цель (строго говоря, цель всегда одна), для ее достижения надо реализовать процесс решения ряда задач. Однако решение этих задач тоже можно рассматривать как совокупность локальных целей, да и само слово «задача» мы уже использовали в другом смысле. Вместе с тем, невысокая значимость, обычно сопровождающая локальные (SMART или RAW) цели, не мешает им отвечать нашим критериям. Главное, чтобы все они были достойными в предложенном нами выше смысле.

2.4. Семантический подход

Если системный подход известен, скажем так, официально, с начала прошлого века (как считается — с легкой руки Л. Фон Берталаффи), если о диалектике говорят уже больше 2000 лет (но даже если считать, что только после Дарвина — все равно давно), если функциональный подход известен, по крайней мере, с середины прошлого века, то о семантическом и психологическом подходах мы 143 144 стали говорить только после совместной работы с А. В. Кисловым и Е.Л. Пчелкиной — именно они ввели эти понятия.

Наблюдая реальность, мы строим ее модели — именно в этом и состоит суть наблюдения. Строя эти модели в соответствии с описанными уже подходами, мы управляем реальностью.

ТРИС предлагает не только свой взгляд на ИС и ее связи, свою логику, но и свою семантику, используемую в процессе поиска решения задачи. Эта семантика зашита в моделях ИКР и противоречия. Это заставляет нас расширить количество подходов, введя рассматриваемый сейчас семантический. Конечно, это упрощение, введенное нами для удобства читателя. Строго говоря, речь идет об одном модельно-системно-функционально-диалектически-семантическом подходе, учитывающем психику человека, меняющем стиль, характер поведения (увы, пока еще не большинства) живущих. Все эти пять подходов (системный, диалектический, функциональный, семантический и психологический) в ТРИС не просто дополняют друг друга, они неотделимы друг от друга, как пять граней пирамиды1.

Под семантическим подходом мы понимаем не только, точнее, не столько умение выполнять формальные (алгоритмически заданные) действия по построению языковых (знаковых) моделей, таких как событие, функция, ИКР, противоречие, веполь, но и — это главное — их осмысление. Ведь мы думаем на нашем языке, думать в определенной степени и означает не просто строить модели (на внутреннем, скрытом от восприятия языке, вероятно, одинаковом у всех людей ), но прежде всего искать подходящие формулировки для этих моделей и понимать их смысл. Мы вполне могли бы назвать этот подход «алгоритмическим», если бы речь не шла о развитой семантике, поиске смысла, углубленного понимания того, что получается, точнее, может быть получено из грамматических и лексических значений противоречий, ИКР, веполей и других аналогичных языковых конструкций. Понимание смысла знаков, терминов и других более сложных моделей необходимо при любой работе, об этом можно было бы и не говорить как об отдельном подходе, но в ТРИС этому придается особое значение. При этом мы вынуждены устанавливать непростые связи между отдельными событиями, свойствами, процессами и явлениями, отдельными моделями, в том числе путем постоянных переформулировок их языковых отображений.

Наверно, именно здесь уместно будет ненадолго заглянуть в прошлое, вспомнить историю вопроса, применить уже знакомый нам системный оператор. Быть может, это прозвучит немного наивно (мы не вели в этом направлении серьезных исследований), но нам кажется, что мы в этом вопросе будем близки к истине, а главное, это может быть полезно читателю, может расширить его взгляд на ТРИС. 145 146

Начнем издалека. Представьте себе времена Аристотеля (напоминаем, 384 г. до н. э. — 322 г. до н. э.) — Древняя Греция, тепло, все растет, цветет, зреет... Нет, лучше даже представить себе Индию 4—6 тысяч лет назад. Еще теплее и плодороднее. Объем, количество всех искусственных систем невелик — много ли нужно человеку в такой обстановке. Все проблемы в основном социальные, т. е. непростые. Но можно позволить себе не спешить, есть время по-настоящему глубоко вникнуть в эти проблемы, предельно тщательно понять их, сосредоточившись на любой, направив на нее всю познающую силу своего ума. Сосредоточение, концентрация — вот основной познающий и решательный инструмент того времени. Ведь если вы по-настоящему глубоко, полно представили себе задачу, сжились с ней, то вам становятся понятны все ее поначалу скрытые особенности, ресурсы, и задача просто исчезает. По-разному формализованная в разных восточных психотехниках, эта культура размышления, вероятно, долгое время была ведущей в мире. И давала поразительные результаты (на Западе в новые времена эту технику решения проблем стали называть медитацией)1. Хотя без опоры на практику она и заводила порой в тупик, но оцените красоту и чистоту подхода147 148! Логика Аристотеля оказалась нужна лишь для формального описания того, что было получено просто за счет концентрации ума. И вся семантика — лишь средство убедить других в своей правоте, она еще не является в те времена методом поиска решения. Да и человек в то время все еще скорее проводник воли богов, чем самостоятельно думающая личность. Что уж говорить об алгоритмах. В Греции, а уж тем более в Индии или Китае и так есть все149.

Только к концу Средних веков, точнее, с приходом Возрождения общий объем изготавливаемых и используемых ИС стал заметно расти. А вместе с этим стала расти и потребность заменить сложные в освоении медитативные методы получения решений на более эффективные, если не по результатам, то по крайней мере, по времени. Появляются сначала примитивные, индивидуально-ориентированные рекомендации по ускорению творческого процесса: Леонардо да Винчи, Ф. Бэкон, Р. Декарт, И. Ньютон и т. д. Наконец приходит промышленная революция XIX в., поставившая создание искусственного мира на поток. То есть люди, конечно, всегда жили в этом мире, но его относительные размеры стали теперь резко меняться, он стал стремительно расти. О необходимости резкого увеличения скорости технического прогресса в последнее время (после Эдисона, Теслы и т. п. гигантов) мы уже говорили, теперь без эффективных методов решения все новых и новых задач уже просто не обойтись. Возврат к природе давно невозможен — историю нельзя повернуть вспять. К середине XX в. уже многое испробовано, уже может быть набрана статистика интуитивно найденных путей получения решений, уже можно предложить алгоритмы, как наиболее эффективный путь освоения новых приемов и методов решения нетривиальных задач. Именно это, опираясь на массив описанных изобретений, и сделал Г.С. Альт-шуллер. Нам остается только улучшать предложенные алгоритмы (как основу формирования своих ЛПК) и прислушиваться к тому, что же они нам говорят, искать скрытый до поры смысл в этих, внешне формальных построениях, соединяя таким образом наше подсознание и логику, сокращая процесс медитации знанием опыта других неглупых людей и разумно построенными алгоритмами его использования.

Вот теперь мы можем вернуться к нашему алгоритмическому, точнее семантическому подходу. Очевидно, что это осмысление невозможно без психологического подхода. Больше того, мы только что говорили про осмысление не только наших моделей ИС, но и про осмысление (семантику) всей нашей жизни, как неизбежное следствие функционального, системного и диалектического подходов. Работая в рамках этих подходов, мы словно строим семантическую (смысловую) сеть, в которую мы должны поймать искомый ресурс, обеспечивающий решение нашей конкретной задачи (или даже достижение цели всей нашей жизни).

Быть может, одна из целей существования человека, как части природы, как раз и состоит в осмыслении этой природы, введении в нее некой саморефлексии. Впрочем, мы все, кажется, еще не доросли до понимания этой нашей роли. Но это уже тема совсем другой книги.

И теперь мы, наконец, можем вплотную заняться тем, чему посвящена эта книга, — психологией технического (а на самом деле и не только технического) творчества. Но сначала...

Глава 3

ПРИНЦИПЫ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ ИСКУССТВЕННЫХ СИСТЕМ


Все люди живут по одним принципам, но по-разному их нарушают.

Стас Янковский

«С чего это вдруг здесь появились принципы? — может сильно удивиться проницательный читатель, ставший за это время еще более проницательным, — С принципов обычно начинают, они ведь базовые, на них все и строится». И он прав. Просто возникают они, формулируются, проступают в сознании на деле гораздо позже. Это уже потом, когда теория в целом сформировалась, их выносят в начало, придавая всему зданию стройность и строгость, изображая академическую научность. Любая серьезная, естественная наука начинается с экспериментальных данных — в случае с ТРИС экспериментальными данными был массив оформленных всеми изобретателями мира патентов. Постулаты, базовые допущения, на которые опирается наука, в начале ее возникновения еще не могут быть достаточно строго выстроены, полны и непротиворечивы. Вот и мы не хотим делать вид, что все началось именно с них.

Есть и еще одна причина помещения постулатов именно здесь: мы ведь пишем учебное пособие (пусть даже и напоминающее чем-то монографию). И если читатель не дойдет до базовых принципов (чего только не случается с читателями учебных пособий), в том не будет большой беды. Будет хуже (для этого самого читателя), если он не дойдет до базовых понятий и подходов. Вот мы с них и начали (начать с аналитических инструментов, не определившись с терминами, мы уж никак не могли).

Зато теперь, когда вы познакомились с терминологией и получили возможность посмотреть на мир по-новому (подходя к нему с указанных выше позиций, подходов), мы можем попробовать все же собрать вместе и более четко назвать все те неявные допущения, на которые мы опирались, и основные операции, которые предполагаем использовать. Все это время мы пытались косвенно убедить вас в разумности этих допущений, все аргументы «за» фактически уже прозвучали на предыдущих страницах этой книги. Надеемся, что теперь основные постулаты ТРИС уже будут понятны и не вызовут больших возражений. Ими мы как бы подводим итог всему сказанному выше, собираем все уже изложенное вместе.

3.1. Базовые допущения (постулаты) ТРИС

Первое базовое допущение ТРИС: человечество живет за счет изменения, приспособления для своих нужд естественных объектов и создания новых, искусственных объектов.

Второе базовое допущение ТРИС: любой человек воспринимает мир, в котором живет, через внутренние модели этого мира. Нельзя что-либо изменить, не поняв этого, нельзя понять, не построив модель, нельзя построить полезную модель, если она не отражает объективные закономерности того искусственного мира, который мы постоянно воссоздаем и меняем. Какие модели мы строим, какими словами их описываем, в таком мире мы и живем.

Третье базовое допущение ТРИС: любые созданные людьми искусственные (и приспособленные для своих нужд естественные) объекты имеют резервы совершенствования;

Четвертое базовое допущение ТРИС: люди постоянно стремятся улучшать те искусственные объекты, которые их окружают, в смысле повышения пользы от них и уменьшения относительных затрат на их создание и эксплуатацию; качество же улучшений определяется полнотой и точностью моделей этих искусственных (и приспособленных для своих нужд естественных) объектов.

Пятое базовое допущение ТРИС: развитие всей совокупности искусственных объектов происходит по не зависящим от желания любого конкретного человека объективным законам.

Шестое базовое допущение ТРИС: в процессе совершенствования людьми созданных ими (или приспособленных для своих нужд) объектов они сталкиваются с противоречивыми требованиями (для наилучшего выполнения разных функций) к их элементам, но в силу ограниченности и исчерпаемости ресурсов не всегда находят наилучшие решения этих противоречий, а потому часто приходят к компромиссам (когда никто не получает того, что хотел, но соглашается на то, что есть).

Седьмое базовое допущение ТРИС: устранение компромиссов (часто уже незаметных, привычных, трудновыявляемых) и выполнение противоречивых требований к элементам отдельных видов искусственных систем обеспечивает резкое улучшение характера удовлетворения этими объектами наших потребностей и/или снижение затрат на их создание и эксплуатацию.

Цель ТРИС: разработка и улучшение методов построения, анализа и развития моделей, ускоряющих процесс совершенствования приспособленных для своих нужд естественных и созданных людьми искусственных объектов.

Теперь нам осталось дождаться нашего неугомонного проницательного читателя. И вот он, тут как тут: «Позвольте полюбопытствовать — вкрадчиво начинает он, — а эти ваши компромиссы — они случайно не результат оптимизации?» «Результат, хотя и далеко не всегда — честно отвечаем мы и, уподобляясь психоаналитикам, спрашиваем: — А вы хотели бы поговорить об этом?»

Его ответ утвердительный. Поэтому мы должны внести ясность в этот неочевидный даже для проницательного читателя вопрос. Все зависит от того, с кем (или с чем) вы идете на компромисс. Если, скажем, вы составляете систему уравнений, в которой основные параметры определяются законами природы, то у вас просто нет другого пути, как пойти на компромисс с ней. Вы же не можете попросить природу, например, уменьшить величину постоянной тяготения специально для вас, т. е., простите, там, где будет работать созданный вами искусственный объект (с моделью которого вы работаете). Или попробовать договориться с ней (природой) об увеличении коэффициента электропроводности для некоторого материала при определенной температуре в заданном месте (хотя в последнем случае иногда можно попросить вашего знакомого создать материал с нужным вам коэффициентом). Она, природа, и так все что могла для вас сделала150. И в этом случае вы просто вынуждены составлять те самые системы уравнений, согласовывая свои интересы с интересами физики, химии, оптики, электротехники и других наук, узнавших что-то очень для вас полезное об устройстве мира. Но ведь огромное число случаев в вашей практике — конструкторской, технологической, исследовательской, управленческой, преподавательской, связанной со сферой услуг и любой другой, не зависит так жестко от законов природы. А вы все равно занимаетесь оптимизацией, а чаще просто ищете компромиссы. По привычке, по лености. Ухудшая жизнь себе и людям. А порой не ищете даже их — мы точно знаем, что почти все наши беды идут именно от нежелания думать.

Мы ведь не утверждали в седьмом базовом допущении, что устранение компромиссов возможно всегда. Мы не утверждали также, что оно всегда нужно (в личных отношениях между людьми без них порой просто не выжить). Но если вы начали думать и не пошли на компромисс там, где можно поставить и решить творческую задачу, сформулировать и разрешить противоречие, то все заинтересованные стороны получают максимум того, на что только могут (не нарушая законов природы) рассчитывать. Такой вариант выгоден всем. И это более близкое к идеальному, не оптимизационное, не компромиссное решение будет легко и с радостью принято.

Помешать могут только непонимание (всегда временное) привлекательности цели изменений, страх перед трудностями на пути к ней, ее (цели) кажущаяся недостижимость и страх потери привычного. Обо всем этом разговор впереди.

3.2. Основные операции ТРИС

• Построение модели «искусственная система».

• Построение модели взаимодействия элементов ИС между собой и с элементами ее окружения (функциональной модели).

• Построение причинно-следственной модели недостатков ИС.

• Построение модели компромисса в ИС (при взаимодействии ИС с окружением) — модели задачи.

• Построение модели ресурсного окружения области компромисса.

• Переформулировка модели задачи и построение модели противоречия.

• Построение модели ИС без компромисса (решение задачи).

Базовые допущения и основные операции не будут работать, если мы забудем про еще один важнейший элемент ТРИС. Это наличие в ТРИС (как развитой и работоспособной теории, дающей практически полезные результаты при использовании основанной на ней технологии) информационного фонда, облегчающего переход от одной модели ТРИС к другой, фонда, упрощающего применение к ним указанных основных и еще не указанных дополнительных операций.

3.3. Операции с базовыми моделями

Операции с базовыми моделями помогают получить рабочие (аналитические) модели, набор которых как раз и обеспечивает эффективное решение человеком творческих задач. К таким операциям относятся следующие.

3.3.1. Перечисление

Очевидно, что эта операция может быть применена только к тем базовым моделям, которые имеют свойства перечислимости, или дискретности. Такими моделями являются: элемент, система, событие, функция и ресурс.

Суть операции предельно проста: перечислить и обозначить (для удобства дальнейшей работы) имеющиеся модели, обладающие указанными свойствами. При этом нельзя забывать о единстве этих моделей, их взаимной увязке в рамках ТРИС и введенном еще в предисловии требовании эксплицитности (наглядности) к ним.

К полезным аналитическим моделям, получаемым с помощью операции перечисления, можно отнести:

• компонентную модель;

• функциональную модель;

• функционально-идеальную модель;

• ресурсную модель (модель вещественно-полевых ресурсов).

Заметим, что в процессе построения ряда моделей, например, таких как причинно-следственная модель, операция перечисления может использоваться в неявном виде, когда она осуществляется постепенно, в процессе построения причинно-следственной диаграммы, в силу изначальной неочевидности элементов этой модели — событий.

3.3.2. Оценка

Операция оценки применима к базовым моделям, обладающим свойствами измеримости (элемент, событие, функция, ресурс). С использованием этой операции могут быть построены такие полезные модели, как:

• диагностическая модель;

• расширенная ресурсная модель (с оценкой ресурсов по различным критериям).

3.3.3. Связывание

Элементы, выделенные в процессе операции перечисления, могут быть связаны между собой в рамках более сложных моделей, при этом в процессе построения таких моделей часто используется операция оценки. К таким, полезным для дальнейшей работы моделям можно отнести:

системный оператор (поле параметров), уже нам знакомый;

• структурную модель системы и матрицу взаимодействий ее элементов;

• потоковую модель системы (потоковую модель взаимодействий, модель потоков энергии или информации и т. п.);

• причинно-следственную модель событий в системе;

• параметрическую модель.

Заметим, что отдельные модели могут объединяться в единые, синтетические, использующие одновременно разные свойства базовых моделей и разные операции на них (например, функциональная модель может сочетаться с параметрической).

3.3.4. Перестройка

Модели, полученные с помощью операций перечисления, оценки и связывания, могут перестраиваться — собственно ради этого все и делается. При этом надо учитывать свойства элементарных моделей, из которых они построены. Но за счет этого мы можем перейти от исходной модели проблемной (рождающей задачу) ситуации к модели ситуации, в которой проще найти сильное решение, от исходной модели системы к модели системы, лишенной ряда недостатков исходной.

Вот теперь мы можем с чистой совестью начать описание всех указанных (а также целого ряда неуказанных) выше моделей, позволяющих нам с их помощью, т. е. размышляя на их языке, совершенствовать те искусственные (и приспособленные для своих нужд естественные) объекты, в окружении которых мы проводим практически всю свою жизнь, без которых мы жить уже, видимо, не можем.

Но сначала еще одно.

3.4. Соглашение о простоте

Уважаемый читатель (в том числе проницательный), мы не можем не любить тебя (все, что мы делаем сейчас, — делается именно для тебя) и потому не хотим печалить тебя ничем. Поэтому мы постараемся не только систематизировать (создавать систему), но и упрощать дальнейший материал, стремясь все же не потерять при этом главного. Мы не будем загружать текст подробным описанием, тем более копированием тщательно выверенных материалов, в которых дотошно прописаны все аспекты методов и алгоритмов, о которых пойдет речь, — мы просто будем давать на них ссылки. Мы хотим, чтобы ты понял главное: суть подхода, основы теории на том уровне, который позволит тебе использовать ее в жизни. Все более сложное, все детали ты сможешь освоить потом сам, ощущая при этом рост над собой прежним.

Мы постараемся приводить примеры, причем предельно (насколько сможем) простые, чтобы ты не тратил свое драгоценное время на понимание характера работы тех объектов, модели которых в этих примерах содержатся, чтобы ты мог сконцентрироваться на сути описываемых нами методов размышления. Чтобы ты смог понять, больше того, сделать в предлагаемых нами упражнениях все правильно сразу, с первого раза. А если делать ошибки (чтобы чему-то на них научиться), то в пустяках, в деталях (важность которых, порой, трудно переоценить).

Это делается в надежде, что и ты со своей стороны будешь не просто внимательно читать представленный ниже текст (на самом деле совсем не такой простой, как может показаться), но и выполнять все домашние задания (они же простые), записывать все, что мы рекомендуем, записывать и думать над всем, над чем мы советуем подумать. Быть может, тебе даже следует вернуться назад, к главе 1, и постараться решить все те задачи на освоение, которые там приведены, если, конечно, ты еще не сделал этого.

Знания — это не просто информация, а информация активная, ассоциативно связанная с уже имеющимися в тебе знаниями, поменявшая тебя как целостность. И без некоторых усилий с твоей стороны, без насыщения нашей информации твоей энергией все, о чем мы пишем, не сможет стать активным, связаться с имеющимися в тебе знаниями и поменять тебя в смысле овладения тобой основами ТРИС. Надеюсь, мы договорились.

Глава 4

ПСИХОЛОГИЯ ОГРАНИЧЕНИЙ


Не позволяйте вашим ограничениям препятствовать тому, что вы способны совершить.

Джон Вуден

Если вы идете сквозь ад, просто продолжайте идти.

Уинстон Черчилль

Любой человек — это совокупность решенных им задач. Решая задачи, которые ставит перед ним жизнь, каждый из нас растет, набирается опыта, становится личностью, приобретает уважение коллег и соседей, а то и всего человечества. Научиться ходить или говорить — совсем не так просто, как кажется. Однако мы все с успехом решили эти задачи, и по сравнению с ними улучшение ТС — просто детский лепет. Что же мешает нам в более зрелом возрасте на этом пути вперед, что сдерживает нас в нашем стремлении к цели? Это ряд ограничений, в основном психического плана. Мы относим к ним, прежде всего:

1) страх перед сложностью (в том числе страх перед новым, неизвестным);

2) привычка обвинять других;

3) неверие в возможность устранения любых конфликтов;

4) уверенность в своих знаниях и опыте;

5) некритическое восприятие действительности (поведение по привычке, психическая инерция).

Обращаем внимание читателя, что все это в традиции не включается в ТРИЗ как таковой, вернее в то, значительно более широкое понятие, которое в последние годы по умолчанию называют ТРИЗом. Это как бы еще до ТРИЗовский уровень. В самом общем виде (со всевозможными дополнениями и пояснениями физиологического и иного характера) небольшую (преимущественно последнюю, пятую) часть того, о чем говорится в этой главе, вместе с содержанием следующей пятой главы, иногда громко называют теорией развития творческого мышления (ТРТМ). Но мышление не может быть оторвано от его объекта — тех самых искусственных систем, развитию которых посвящены шестая и все последующие главы.

Сегодня в школах преподавание именно этой ТРТМ, как правило, называют уроками по ТРИЗ. С нашей точки зрения только снобизм профессионалов мешает им признать эти занятия уроками по ТРИЗ. Мы же полностью согласны с учителями школ, хотя понимаем, признаем, что здесь еще нет законов развития техники. Зато уже есть (хоть и в неявном виде) и системный взгляд на мир, и навык выделения назначения системы, и стремление к идеальности, и диалектич-ность мышления, его противоречивость и даже (а наверно — в первую очередь) основная черта любого изобретателя — находчивость.

Ведь для нас ТРИС — это психология (технического творчества). И то, о чем пойдет речь в этой главе, — это на самом деле не только, и быть может, даже не столько психология, сколько развитие всех описанных во второй главе подходов ТРИС, их уточнение и детализация. Это не какие-то посторонние, имеющие лишь косвенное отношение к делу аспекты — это уже существо самого дела. Мы неоднократно убеждались в том, что именно эти ограничения в первую голову мешают правильной постановке, а значит, и решению задачи. Они зачастую мешают вообще увидеть задачу. И о какой же теории развития искусственных систем может идти речь, если мы изначально отказываемся эти системы развивать. Пока мы не снимем этих ограничений, возникших, кстати говоря, в нас по ходу жизни всех этих ИС, нечего даже заговаривать об их развитии. Поэтому давайте отложим на время в сторону терминологию (пусть она осядет в нашем подсознании — мы к ней вернемся чуть позже). Но зная уже подходы, базовые постулаты и основные операции с моделями ТРИС, постараемся разобраться с теми ограничениями, которые катастрофически мешают нам увидеть стоящие перед нами в полный рост задачи и взяться за их решение. Без этого нет смысла идти дальше.

Мы рассмотрим каждое из этих препятствий подробнее и постараемся если не уменьшить их действие (это может сделать лишь сам читатель), то по крайней мере показать те пути, на которых ограничивающее наш талант действие этих факторов может быть ослаблено, а то и сведено на нет.

4.1. Страх (перед сложностью)

Начнем этот раздел главы об ограничениях с воспоминаний, впрочем, достаточно абстрактных. Вот вы пользуетесь чем-то, воспринимаемым вами как ИС, и это вдруг... перестает работать, выполнять свое назначение. Вспомните, ваша первая реакция — некоторая оторопь: как же это так, такого не может быть, ведь вот только что работал.

Такая реакция естественна, ведь до этого момента мы смотрели на этот объект как на целостность, элемент, участвующий в каком-то процессе. Мы не вникали в его внутреннее устройство, не задумывались о нем. И если наш инструмент перестает работать, возникает разочарование, а точнее сказать (слово «раз-очарование» тут не очень подходит), еще не осознанный глубинный внутренний страх: и как же мне теперь быть? А если эта ТС остро необходима для работы, то порой и злость, гнев — особенно если в детстве в нас не сформировали навык преодоления, некий внутренний стержень, на котором вырастают затем ветви интереса к созиданию, к тому, чтобы чинить, лечить, упорядочивать, воссоздавать, решать трудные задачи и расти над собой прежним. Ведь мы неожиданно столкнулись с проблемой. И этот страх сразу же останавливает любые наши действия. Ведь расстроиться, испугаться — это значит лишить себя части жизненных сил на завершение начатого. Только немного придя в себя, мы начинаем что-то делать.

Уточним, на всякий случай, что страх и стресс порой легко перепутать. Стресс (от англ, stress — давление, нагрузка, напряжение)— общее адаптационное напряжение, неспецифическая реакция организма на воздействие (физическое или психическое), нарушающая его гомеостаз и направленная на повышение готовности к преодолению препятствия (эустресс), а при отсутствии действия переходящая в свою отрицательную форму (дистресс). Мы здесь говорим именно о страхе, отрицательной, блокирующей наши действия эмоции, о том, что нас останавливает, порой ненадолго, а иногда и навсегда. Если пылесос перестал работать — это не всегда повод для стресса, но этого, как правило, достаточно, чтобы возникла некоторая оторопь (недоумение, испуг, замешательство — по словарю С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведова), реакция отказа от каких-либо действий.

Ситуация усложняется, если мы имеем дело с объектом, о внутреннем устройстве которого мало что знаем (а то и совсем ничего). Тогда страх неизвестности усиливается страхом перед кажущейся трудностью вставшей перед нами задачи, сложностью ИС (модели этого объекта в нашем сознании), с которой нам теперь надо разбираться, вместо того, чтобы заниматься запланированными делами. В этом — появлении страха — и состоит первое, и очень существенное наше психическое ограничение.

Страх перед неизвестностью кажется таким естественным. Вы подошли к реке, обычной речке и, как правило, не решаетесь сразу войти в воду, даже когда пришли специально для того, чтобы искупаться. А тут перед вами своего рода пропасть, неизвестность. Но откуда он берется, этот страх?

Дело в том, что мы так устроены. Все наши действия начинаются с эмоции. А многие, увы, так ей и заканчиваются. Любая внешняя информация попадает сначала в наше правое (эмоциональное) полушарие. И только потом, и то далеко не всегда, левое, рациональное полушарие проверяет — верно ли правое полушарие оценило силу нашей потребности и вероятности ее достижения. Но это происходит далеко не всегда и не у всех. Часто, увы, слишком часто, мы включаем левое полушарие лишь для того, чтобы оправдать уже совершенные по прямому указанию правого полушария поступки.

Эмоции же, сущности которых мы уже немного касались, бывают (по официальным представлениям психологов) двух видов: положительные (любовь) и отрицательные (страх и гнев). Именно эмоции через трехуровневую систему нейрогуморального регулирования1 запускают наши действия. Любовь — эмоция тонизирующая, направляющая нас к каким-то целям: дорога открыта, тебя зовут вперед, так иди же. Пока на нашем пути не встречается препятствие, неизвестность. Вот тут и появляется эмоция страха. Страх — эмоция тормозящая, охраняющая. Причем не просто тормозящая, а пожалуй наиболее сильная из всех наших эмоций, во всяком случае определяющая жизнь большинства из нас. Она блокирует любые наши планы (во всяком случае на некоторое время, пока ситуация не прояснится). И значит, охраняя нас, мешает решению вставшей перед нами задачи. Причем в случае со сложными задачами страх управляет нами долго, пока мы не поймем всех деталей внутреннего устройства той ИС, того инструмента, работа (или отсутствие оной) которого перестала нас устраивать. А что если постараться все же включить наше левое полушарие? Давайте попробуем.

Для начала обратим внимание на то, что есть огромная разница между опасностью и ее иллюзией, опасностью кажущейся. Приведем здесь описание одного случая, взятое нами из рассылки Алексея Фалеева151 152 (мы не знаем, где он нашел описание этого случая, в рассылке нет ссылок на первоисточник, но знаем, что А. Фалеев — человек достаточно добросовестный, и маловероятно, чтобы он все это просто придумал).

В июле 1942 г. в Баренцевом море немцами было затоплено английское судно, экипаж которого высадился на два спасательных плота и одну шлюпку. Все они были разбросаны ветром в разные стороны.

К первому плоту подошла немецкая подводная лодка для того, чтобы узнать название потопленного судна и какой груз на нем находился.

Получив нужную информацию, немцы сообщили англичанам, что до берега всего 3 мили и в течение суток попутным ветром и прибоем их прибьет к берегу. Морякам же, находившимся на втором плоту и в шлюпке, немцы ничего сообщить не удосужились и отплыли восвояси. А на этих плав, средствах моряки вскоре начали умирать один за одним.

Когда через сутки плоты и шлюпку прибило к берегу, выяснилось, что из 20 моряков в шлюпке в живых осталось только пятеро, на втором плоту из 14— четверо.

А на первом плоту не умер никто.

73 % моряков, не знавших о положении берега, умерло за сутки ОТ СТРАХА, смысла в котором не было. Они умерли от ИЛЛЮЗИИ. От иллюзии опасности.

И мы целиком согласны с Фалеевым: иллюзия опасности — самая распространенная из наших иллюзий. Рождаясь вместе с нами, она рождает страхи, внутренние зажимы, напряжения, комплексы. Именно она блокирует наш творческий потенциал при решении встающих перед нами задач. Вспомните замечательную фразу из книги Алена Бомбара (Alain Bombard) «За бортом по своей воле»: «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха»153.

Итак, перед вами проблемная ситуация. Прислушайтесь к себе, будьте честны — в вас всегда, в большей или меньше степени возникает (а часто и сопровождает на протяжении всего времени решения задачи) именно страх, к сожалению, все еще основная, базовая наша эмоция. Мы боимся не справиться с этой задачей. И именно в этом может лежать основная причина нашего возможного поражения — как сказал Наполеон: «Если ты сомневаешься в победезначит, ты уже проиграл».

Но на самом деле мы давно уже можем перестать бояться. Насовсем, навсегда. Страх нам уже не нужен, его охранительный смысл уже не актуален. Наши страхи — это атавизм, сохранившийся со времен, когда далекие предки человека жили в полном опасностей мире, а не в том искусственном, который мы за это время для себя создали. Тогда страх тормозил, останавливал на время вредные для нас действия, ограждал от потенциальных опасностей. Но теперь, в столь сложном, стремительно меняющемся социальном мире нашего существования мы уже не в состоянии разглядеть в будущем действительно реальные угрозы, как бы ни старались. И никакие астрологи, футурологи и экономисты не помогут нам в этом. Порождающие наши страхи иллюзии уже не нужны. Причем именно это незнание своего будущего делает нас свободными для достижения своих целей. Само понимание того, что мир изменился и люди могут, нет — люди должны измениться вместе с ним, должно помочь нам в борьбе с этим самым сильным нашим ограничением — страхом. И тем не менее, победа над страхом все еще может оказаться непростой задачей. Поэтому мы перечислим ниже другие известные нам приемы, которые можно использовать в этой внешне незаметной, но вечной и благородной битве.

4.1,1, Пути преодоления

1. Расслабление тела

Мы уже говорили в предисловии о том, что мы думаем всем телом, что тот самый талант — это системное свойство организма. Кстати, раз уж мы о нем заговорили, давайте дадим определение (чтобы было понятно, о чем идет речь, чтобы все понимали под этим одно и то же).

Талант — это системное свойство человека, способность преодоления им непривычных для него трудностей (такое определение, как нам кажется, наиболее близко интуитивному пониманию таланта большинством).

Понятно, что раз это свойство человека как системы, то любой талантливый человек талантлив во всем. Это, впрочем, не мешает ему направлять свои усилия

на одну какую-то область деятельности или по крайне мере ограничивать круг своих интересов. Однако нам сейчас важно другое: если человек хочет добиться в некоторой области (или областях) деятельности результатов, то ему необходим хороший энергопотенциал. Это наше утверждение автоматически вытекает из определения, которое мы сейчас приведем.

Энергопотенциал (ЭП) — это мера готовности (потенциальной способности) организма к осуществлению (любых) взаимодействий1 его элементов между собой и всего организма, как системы, с внешним миром.

Здесь мы не просто уточняем высказанные во введении мысли о связи ЭП с нашими потребностями (эмоциями, о которых мы говорили только что), способными вытащить нас на сильное решение просто за счет включения всего нашего ЭП на максимум. А также о связи его (ЭП) с теми ЛПК (алгоритмами), по которым мы эти задачи решаем. Ведь очевидно, что чем ближе к окрестности инсайта подведут нас эти алгоритмы, тем меньше энергии понадобится для преодоления пропасти между известным и неизвестным. Впрочем, владея большим количеством примеров, задач-аналогов (набрав опыт в какой-то деятельности), а особенно при высокой активности правого полушария вы можете найти интересные решения и при не очень высоком ЭП. Но в общем случае для проявления механизма таланта ЭП, без сомнения, необходим. Описание свойств ЭП, а значит, и методов его повышения слишком далеко выходит за рамки выбранной нами темы книги. Мы дадим лишь подсказку: через очищающую нас тренировку154 155. И объясним, зачем мы вообще стали о нем, этом ЭП, говорить. Дело в том, что если вы, столкнувшись со сложной задачей, сможете расслабить свое тело, то за счет этого вам удастся не просто победить (или по крайней мере значительно ослабить) сдерживающий творческий потенциал страх, но и получить запас ЭП для работы тех ЛПК, по которым вы будете идти к решению.

2. Прогноз наихудшего

Ну здесь все ясно без дополнительных комментариев: если мы представим себе самое худшее, что может произойти при отсутствии решения нашей задачи... то мы легко поймем — на самом деле нечего так уж бояться. Ну не решите вы задачу — гак ли это страшно?

Что касается самого страшного страха — страха смерти, то с возрастом, по мере ослабления в нас инстинкта жизни, этот страх ослабевает сам собой. Особенно если мы уже успели что-то сделать для достижения своей цели. Инстинкт смерти, убивающий страх перед ней, появляется, если верить И.И. Мечникову (см. его «Этюда о природе человека»)156 много позже, оставляя нам порядочное количество времени для решения множества задач, превращения нашей жизни в фантастически интересное путешествие во времени.

3. Любовь (к человеку, делу, стране)

Это та самая положительная, тонизирующая эмоция, которая, если она достаточно сильна, сметает все на своем пути. Та самая эмоция (точнее, чувство — эмоция, длящаяся во времени), которая убивает любой страх, даже страх смерти. Та самая эмоция, на которую делает ставку менеджмент XXI в. (если можно так сказать — менеджмент-2, или, как его стали называть в нашей стране, — альтернативный менеджмент, полностью исключающий наказания, как инструмент управления персоналом157).

В вопросе победы над страхом, достижения его противоположности — любви, радости, счастья, полезно применить уже освоенный нами системно-диалектический подход (его полезно применять всегда). И как мы уже говорили, очень важно не перепутать причину и следствие. Мы позволим себе привести два высказывания, одно хорошо известное: «Человек рожден для счастья, как птица для полета» , другое совсем неизвестное: «Человек рожден работать, как птица летать»158 159 160. Итак, счастье или труд? И то и другое убивает страх, но что первично? Что здесь причина, а что следствие? Счастливый человек будет хорошо работать (именно счастье — причина, а работа — следствие)161 или хорошо работающий человек будет счастлив (мы уже говорили о важности сосредоточенности на процессе для получения состояния счастья)? От вашего выбора зависит многое.

4. Привычка (тренинг)

Вы в принципе можете просто постараться привыкнуть. Как опытный летчик-испытатель, который долго сидит в кабине перед первым полетом машины (которая, быть может, вообще не способна летать), просто привыкая к ней и представляя себе разные возможные ситуации. Как воин, который отрабатывает в одиночку свои ката, чтобы в решительный момент можно было выключить сознание, а вместе с ним и страх, позволить телу самому, свободно, быстро и точно выполнять необходимые в этот ответственный момент правильные действия.

Если долго смотреть на речку, море, лес, сидя на одном месте, или на задачу, перечитывая ее условия, то спустя какое-то время наступает некое осознание, проникновение в суть. Минут через 20—30 вы начинаете видеть уже другую речку, другое море, лес. Дней через семь вы сможете работать уже с совсем другой, совершенно не страшной для вас задачей.

5. Вытеснение

Например, более сильным страхом (когда страх оставаться на месте еще страшнее или опаснее, чем страх двигаться вперед). Или ритуалом, когда вы включены в некие действия и выполняете их «с разгона», особенно если они выполняются в коллективе, все вместе. Но даже тогда, когда рядом нет тех, на кого (как часто только кажется) можно было бы положиться в «трудную минуту», всегда можно сказать себе: «Чтобы я стал бояться, да никогда!» И смело ринуться на решение вставшей перед вами задачи (вытеснение образом самого себя как смелого, решительного человека).

Можно и наоборот: вытеснить страх большим количеством мелких, незначительных действий, некой возней с мелочами, когда процесс, точнее, сосредоточенность на нем полностью начинает закрывать цель.

6. Наглость

Как своего рода способ уничтожить страх перед самим страхом, убить его в зародыше, вариант проскока самого момента возникновения страха на большой скорости (по аналогии с нахальством, первоначально, быть может, возникающим как средство борьбы со стеснительностью, но затем закрепляющимся сначала как привычка, а затем и как черта характера).

7. Работа в группе

Работая в небольшом коллективе из 2—4 человек над решением определенной проблемы, мы как бы разделяем ответственность за ее решение между всеми. Мы не только начинаем ощущать групповую защищенность, но — если, конечно, все члены группы понимают и поддерживают друг друга — в нашем теле при наличии этой психобиологической синхронии начинают вырабатываться эндор-фины, повышающие не только уровень того самого энергопотенциала, но и (что вполне естественно) величину нашего таланта, помогающие нам найти нетривиальное решение задачи.

Этот метод борьбы со страхом и повышения своего ЭП, как, впрочем, своего опыта и знаний, увы, доступен не всем. Требуется не просто определенный уровень порядочности (а далеко не у всех она находится на этом уровне), но и некоторые (впрочем, вполне тренируемые) навыки. Использованию этого метода преодоления страха будут мешать и некоторые другие факторы, о которых мы поговорим ниже (например, уверенность в своих знаниях и опыте).

8. Шутка

О, это очень сильный инструмент, убивающий любой страх. Он позволяет сразу отделить подлинное от мнимого, твердое от пустого. Он убивает любую ложь. Он убивает даже солидность, эту уловку тела, предназначенную для того, чтобы скрыть недостаток ума'. 157

Мы позволим себе одну аналогию: традиционная религия во многом держится на страхе (как и большая часть всей нашей жизни). Вспомните детективный роман У. Эко «Имя розы», в котором книгу Самого (Аристотеля) о смехе пропитали ядом, чтобы никто из монахов не смог ее прочитать (а прочитавший не смог долго жить).

9. Вера

Она может быть разной. Вы можете считать, что защищены высшими силами, например, Богом, и это вера заметно поменяет все ваше поведение (правда при этом вам придется соблюдать заданные в определенной церкви ритуалы). Вы можете верить в своего ангела-хранителя и/или твердо знать, что сила и согласованность той системы, частью которой являетесь, оказывается для вас сверхнадежной защитой, и сил преодолеть эту защиту не существует. И это тоже поменяет все ваше поведение, сделает вас более решительным, активным. При этом вы становитесь в большой степени фаталистом, уверенным, что будущее однозначно определено и изменить его невозможно. Однако определенность, даже неотвратимость будущего отнюдь не делает нашу жизнь менее интересной — ведь мы-то сами этого своего неизбежного будущего не знаем. Зато такая вера дает нам возможность идти по жизни без этого всепроникающего чувства страха — а чего бояться-то, если все предопределено. Или вы можете, как японский самурай, считать, что вы уже мертвы, и поэтому вам вообще ничего не страшно и осталось лишь с честью выполнить свой долг. Всегда есть возможность выбора (хотя на самом деле, встав не некоторый путь, вы быстро эту возможность теряете, но это тема уже совсем другой книги).

Поэтому давайте спокойно и твердо скажем себе: «Я делаю то, что должен, и будь что будет». После чего успокоимся и начнем очень внимательно осматриваться — что же рекомендуют нам алгоритмы ТРИС и что предлагают нам обстоятельства возникновения нашей задачи.

Истинно творческий человек может позволить себе не просто быть смелым, но вообще никогда и ничего не бояться. Ведь максимум, чем он рискует, — это появление новой задачи, которую он, скорее всего, успешно решит. Но даже если нет — она сделает его жизнь интереснее и полнее, научит чему-то, чего он еще не знал, направит куда-то, где он еше не был. Жить надо страстями. Но не порывами! Надеюсь, читатель, ты простишь нам эти нравоучения — рассматривай их как еще один повод потренировать свое системное мышление. Ведь нельзя же развить в человеке только его творческий потенциал, если, конечно, мы рассматриваем этого человека как систему. Меняться может только вся система целиком, все ее проявления.

«Но какое отношение все это имеет к ТРИС?» — может спросить проницательный читатель, уже порядком уставший от всех этих, кажущихся ему такими посторонними рассуждений. Такое же, ответим мы, какое имеет к ней разработанная Г.С. Альтшуллером жизненная стратегия творческой личности (ЖСТЛ)157, 162 т. е. самое прямое. Тем более, если мы допустили, что объектом ТРИС является человек. И хотим не просто поговорить здесь о том, как меняются и чем живут технические системы, а научить наших читателей эффективно вмешиваться в эту их жизнь, без чего они, на самом деле, и не смогут развиваться (причем ни те, ни другие).

10. Глупость,

которую мы упоминаем исключительно с целью придания академичности сему труду... вот ведь стоит ее только назвать, всего лишь упомянуть о ней, как она тут же, откуда ни возьмись, появляется в нашей речи и поступках. А ведь борьбе именно с этим, самым страшным (тем более, если глупость многократно усилена страхом) врагом рода людского посвящено все здесь написанное.

Именно она (а вовсе не лень, как считал А.В. Суворов) — мать всех наших бед и пороков. Именно отсутствие прогноза отдаленных последствий наших поступков, т. е. глупость (возможно, и порожденная низким ЭП, той самой ленью, хотя и далеко не всегда, часто она просто следствие подавляющего действия над-системы) не дает появиться страху (хотя и не мешает бояться чего-то другого), но порождает часто неисправимые ошибки. Это еще хорошо, если просто ошибки...

4.1.2. Задачи на освоение

Выше приведены, условно говоря, 10 методов борьбы со страхом. Проверьте их работоспособность и выберите наиболее подходящие именно для вас. Увы, мы часто чего-то боимся: с чем-то не справиться, куда-то не успеть, быть не так понятым и многое другое в этом роде. Берите по одному из названных методов борьбы с этими эмоциями и проверяйте их пригодность для вас лично в разных случаях, когда вы заметите, что чего-то боитесь163.

4.2. Привычка обвинять других

Начнем, как обычно, издалека...

В стародавние славные времена застоя в Ленинграде выходила газета для детей, точнее, для пионеров. Впрочем, в те времена почти все дети были пионерами (исключений практически не было). Газета эта называлась «Ленинские искры». И с нашей (быть может, тогдашней) точки зрения — это была самая интересная из всех выходивших газет. Прошло много времени, так много, что мы, конечно, не можем дать точную ссылку, но опубликованное в одном из номеров этой газеты «Золотое правило успеха» запомнилось навсегда. Звучит оно так: «Во всех неудачах вини себя, а не окружение, за все свои успехи благодари окружение, а не себя».

Многие склонны винить во всех смертных грехах начальство, террористов, банкиров, цены на нефть, коррупционеров, тупость, жадность и злость окружающих, наконец, судьбу, которая на самом деле только тем и занимается, что дает нам подсказки на пути к цели, а в отдельных случаях просто «несет нас на руках». Лишь бы не думать самому. Лишь бы не отвечать за результат.

Один из создателей (вместе с уже упомянутым нами Дж. Келли) так любимой нами когнитивной психологии Альберт Эллис (он, кстати, был в 1993 г. признан самым влиятельным психотерапевтом в мире) был убежден, что все психологические проблемы и иррациональное поведение возникают как раз из-за того, что мы привыкли все время что-то требовать как от окружающего мира, от других, так и от себя (он говорил об этом как о наличии «иррациональных убеждений»)

Об этой привычке можно говорить и как об отдельном виде страха: мы боимся ответственности, а по большому счету — самой жизни. Мы стремимся сделать свою жизнь легкой и лишенной проблем. Не понимая, что тем самым делаем ее скучной и серой. Мы привыкаем все время требовать что-то от других (которые, на самом деле, никогда ничего у нас не занимали и ничего нам не должны, как, впрочем, чаще всего и мы им). Возникающее в результате однообразие жизни порой толкает нас на то, чтобы совершать абсолютно глупые поступки, лишь бы как-то скрасить, расцветить тот серый фон, на котором что-то еще происходит. Мы начинаем придавать огромное значение мелочам, переживать и расстраиваться из-за пустяков. А все просто потому, что склонность обвинять других лишила нас если не целей, то уж, во всяком случае, задач, сформировала стойкую привычку говорить «нет». Здесь мы вынуждены сделать важное уточнение: фон жизни в принципе может посереть и просто потому, что у нас пропали силы, снизился уровень энергопотенциала. То есть готовность говорить «да» еще осталась, но вот сил превратить это «да» в действие уже мало. В этом случае мы обычно ищем себе другие, более легкие и, как правило, более материальные игрушки.

С этой точки зрения среди людей можно выделить две большие группы: одни во всех случаях сначала говорят «нет», а потом (иногда) думают; вторые наоборот — сначала говорят «да», а потом либо делают, либо все же добавляют «но, видите ли...». Первые всю жизнь живут рабами, все делают как бы из-под палки — ведь в них постоянно звучит тихое, но такое привычное для них «нет». Это лишает их энергии, без которой нет и не может быть творчества. Это сдерживает их возможности роста. Вторые все время делают свое собственное, очень интересное и важное для них дело (независимо от формы собственности и полученных дивидендов), а то и вообще превращают любую ситуацию в придуманную ими же для собственного развлечения игру.

Нахождение оправдания — злейший враг обучения. Можно переложить свою вину на другого — это так просто. С глаз долой — из сердца вон. Но не лучше ли извлечь из случившегося ценную информацию о совершенных ошибках — ведь мы способны учиться только на них, на своих ошибках — и начать действовать более эффективно. Переложив вину на другую сторону, мы затрудняем изучение собственных недостатков, ограничиваем возможности своего совершенствован ия.

Наши моральные (все же это книга по психологии) рассуждения прерывает проницательный читатель, критически относящийся ко всему здесь сказанному (за что мы в очередной раз говорим ему — спасибо): «Но в конце то концов — уточняет он, — может, мы это делаем и не зря. Может, они, эти другие, в самом деле виноваты?»

Может быть. Но даже если это так, нет никакого смысла обвинять их и уж тем более наказывать. Гораздо полезнее и интереснее найти вместе с ними сначала причины проступка, а потом и пути улучшения ситуации. А заодно приобрести друга. Ведь самый лучший способ избавиться от врагов — сделать их своими друзьями.

Обвиняя других, мы, во-первых, как правило, перестаем смотреть на проблему системно, закрывая тем самым для себя доступ ко многим ресурсам. А во-вторых, скрываем тем самым от себя проблемы, выбирая направление, в котором нет правильного, сильного решения. При этом мы подсознательно передаем другим ответственность, лишая себя возможности управлять ситуацией. Но главная наша проблема при таком поведении в том, что обвиняющая сторона (в данном случае мы сами) сразу начинает искать подтверждение вины обвиняемого и при этом остается слепой к фактам действительности, которые, как правило, говорят об обратном (ведь на самом деле проблему надо искать на системном уровне, виновата всегда система). Если вас незаслуженно оскорбили, обидели, то велика вероятность того, что обидчик потом еще долго будет вас ненавидеть. Он подсознательно будет искать в вас недостатки, чтобы убедить свою совесть, что был тогда прав. И легко найдет их, не сомневайтесь. Если, конечно, он еще не избавился от привычки обвинять других, еще не научился, и потому ленится думать. И если еще не понимает, что так легко дойти до ненависти ко всему миру, полностью закрыв себе дорогу к истинному созидательному творчеству. А ненависть — это дорога в никуда, в тупик.

Когда же мы ставим себя на место второй стороны, то начинаем понимать ее потребности, видеть ее защитные механизмы, стереотипы, имеющиеся ресурсы (которыми мы сами потенциально можем воспользоваться). Любой человек всегда удовлетворяет свои и только свои потребности. Управление другим человеком (как и самим собой) — это умение управлять его (или своими) потребностями. И наиболее эффективно такое управление осуществляется через положительное подкрепление (ролевого или спонтанного поведения, а в наиболее развитой форме — пусковых образов)164. И если мы действительно настроены на разрешение конфликта (у нас есть такая потребность), то мы вынуждены понимать важнейшие потребности другой стороны, по-настоящему вникнуть в них. При этом мы сможем отчетливее, чем она, понять, как эти потребности можно удовлетворить. Только золотое правило успеха, привычка, по крайней мере, не обвинять других, а лучше совместными усилиями пытаться решить вставшие перед вами проблемы может дать положительные результаты. Выбирать, конечно, вам, но...

Нужно всегда помнить, что в любых ситуациях и отношениях возможны изменения, в результате которых каждая из сторон (элементов ИС) сможет удовлетворить свои потребности. И не имеет никакого значения, есть ли на данный момент такая возможность. Важно при любой напряженности в отношениях, в ситуации любого конфликта быть уверенным, что такая возможность существует. Искать ее, а не вину другой стороны.

4.2.1. Методы борьбы

Бороться с этим видом ограничения не просто, но можно, особенно если понимаешь его глубинные причины. А ими, с нашей точки зрения, являются в основном неверие в свои силы и недоверие людям. Про неверие в свои силы, страх перед сложностью задачи мы уже говорили. Научиться брать на себя всю полноту ответственности за происходящее, конечно, не просто — это требует немалых внутренних сил и соответствующей среды, культуры. Труднее говорить про такой заметно более опасный вид страха, как недоверие другим людям165. Ведь — это подсказывает весь наш жизненный опыт — человек, который не верит другим, всегда внутренне готов к предательству, он носит его в своем сердце, оно всегда присутствует в его модели мира, и избавиться от него совсем непросто. Здесь может помочь только упорная работа интеллекта. Этот путь, как, впрочем, и любое эффективное управление собой (а заодно и другими тоже), опираются на ненасилие. Инструментальное описание этого пути можно найти в работах уже упомянутого замечательного нашего психолога Ю.М. Орлова. Он разработал также систему заочного обучения созданному им саногенному мышлению (СГМ). Но только тогда, когда у человека есть желание эту работу выполнять. А если человек, увы, склонен не доверять другим, то это желание обычно не возникает, страх (перед другими, иллюзия возможного обмана с их стороны) заставляет человека всю жизнь быть скованным своим недоверием, ограничивает доступные ему ресурсы. А ведь если в вашем сердце нет недоверия, то в нем нет и страха.

Мы еще раз приносим читателю свои извинения за это морализаторство, но как мы уже говорили — ничего личного, только доведенные до логического конца системный и функциональный подходы. Поясним: любая функция, как помнит читатель, формулируется по отношению к конкретному предмету в конкретных условиях его функционирования. То есть функцию другого человека «обмануть вас» нельзя сформулировать в отрыве от свойств этого человека (быть может, никогда еще вас не обманывавшего) и той ситуации, в которой происходит взаимодействие с ним. А значит, у нас нет возможности заранее определить наличие этой функции у другого, тем более незнакомого человека. С этой точки зрения доверять ему априори всегда выгоднее, ибо это позволяет выстраивать с ним более эффективное взаимодействие.

Ну и конечно, нами руководил все тот же принцип художественности: мы не можем отрывать ТРИС от объекта его функции — человека, иначе мы не в состоянии будем определить, насколько хорошо она (ТРИС) эти функции (по изменению человека) выполняет. Невозможно хорошо описать систему, не показав как то, из чего она состоит, так и то, с какими элементами надсистемы и как она взаимодействует, не задав масштаб рассмотрения. А кто сможет утверждать, что страхи и недоверие не являются частью нас всех как системы.

4.2.2. Задачи на освоение

Для начала мы все же советуем ознакомится с техникой саногенного мышления. После чего берите на себя ответственность по дому, в решении мелких задач на работе, не проходите мимо тех, кому можно помочь на улице. Начните с пустяков: помыть посуду, если вы обычно этого не делаете, передать информацию, полученную по телефону, подать руку пожилой женщине или даже просто уступить ей место в транспорте. Это все не о том, что надо быть вежливым, это все об ответственности, которую вы на себе берете, вырастая из детского состояния во взрослое. Это все о том, что благородство и сила — суть вещи неразлучные. Также как сила и вера в людей.

4.3. Неверие в возможность устранения любых конфликтов

Вернемся к вопросу о страхе и спросим себя еще раз: чего же мы боимся, когда перед нами всего лишь ничем не угрожающий нам, плохо работающий искусственный объект? Мы боимся сложности возникшей перед нами задачи. А происходит это потому, что мы подсознательно не верим в возможность устранения любых конфликтов. Отсутствие этой веры (точнее, наличие этого неверия) лишает нас цели.

Как можно идти в цели, если ее нет? Если ты не уверен, что задача имеет решение, то исчезает и желание его искать, а вдруг этого решения вообще не существует. Поэтому, столкнувшись с любой задачей, надо исходить из уверенности, что существует ее сильное, красивое решение. Самое интересное, что это, как правило, так. Больше того, чем ситуация представляется сложнее, тем проще должно быть ее разрешение.

Мы утверждаем, что «реальность проста и стремится к гармонии с собой» — так считал еще И. Ньютон166. Сложные решения сегодня не работают в силу своей малой эффективности и трудности внедрения. Понять это и направить себя на поиск простых, но сильных решений нам мешают только описанные в этой главе ограничения, прежде всего неверие в разрешаемость всех конфликтов. Ну и немного — недостаточное совершенство тех Л ПК, по которым мы работаем с задачей. Мы так привыкли к сложности окружающего нас мира, что погружаемся в детали, зачастую совершенно несущественные, а это в свою очередь заставляет нас прибегать к замысловатым моделям, приводящим к усложненным решениям.

Давно замечено, что у всех хороших, сильных решений есть по крайней мере одно общее свойство — они очевидны, но лишь задним числом. Но если это решение, в самом деле, так очевидно, то почему же никто, до того, как вы решили задачу, его не видел, не воспользовался им? Это значит, что была какая-то ложная установка, которую все воспринимали как должное. Вам же удалось эту установку обнаружить и устранить.

Вспомним еще раз системный подход, определение системы. Все объекты меняются во времени. Быть может, мы не видим казалось бы очевидного потому, что решая сложные, запутанные задачи, обычно сталкиваемся с последствиями нерешенных когда-то на предыдущих этапах развития системы проблем. Когда-то давно было принято компромиссное решение. Решение, которое в полной мере никого не устраивало, но с которым все временно согласились. Но если люди один раз уже отказались от сильного решения какой-то проблемы, то затем будут лишь отодвигать это решение, делая проблему хронической. Они будут заниматься мелкими вопросами, все дальше отодвигая корневой конфликт. Все усилия будут направлены на следствия. Мы уже говорили о вреде борьбы с последствиями вместо устранения причин. Компромисс — это вообще не решение проблемы, но его принятие порождает следствия, с которыми потом и начинают бороться, забыв о причинах, И все будет казаться, что ТС очень сложна — в ней столько мелких проблем. Если же мы обнаружим корневой конфликт...

Тогда нам достаточно будет решить всего одну простую задачу (ведь тогда, давно, система была намного проще), исправить всего одно неверное решение. И это автоматически приведет к устранению всех многочисленных последствий в кажущейся сегодня такой сложной системе. Потому что если мы имеем дело с системой, то в ней нет случайных элементов, все они связаны между собой. И надо лишь найти ту ниточку, потянув за которую мы распутаем весь клубок, то ключевое ограничение, которое сдерживает развитие всей системы. После чего уже можно будет спокойно подчищать мелочи, наводить порядок, бороться с потерями.

Позволим себе также напомнить читателю про 40 приемов устранения технических противоречий, 11 приемов разрешения физических противоречий, направляющую силу ИКР, возможности вепольных систем... При таком обилии инструментов сомневаться в возможности решения практически любых задач просто уже неприлично. Важно лишь не робеть перед трудностями: служение делу развития ТС не терпит суеты. Надо просто спокойно рассуждать, работая по алгоритмам, и ничего не бояться.

Итак, исходя из всего сказанного (прежде всего про свойства ИС), самое разумное — согласиться с тем, что в подавляющем большинстве случаев мир не случаен и причины нашей проблемы при ретроспективном просмотре истории развития ИС будут сходиться к одной (или по крайне мере немногим) корневым, решение которых не будет сложным. Технологию этого движения мы рассмотрим в главе 6. А пока займемся другими ограничениями.

В этом разделе мы не даем никаких задач на освоение. Та вера, о которой здесь идет речь, будет появляться и крепнуть по мере изучения вами последующих глав и применения изложенных там методов на практике.

4.4. Уверенность в своих знаниях и опыте

Помните:

И все-таки я, рискуя прослыть Шутом, дураком, паяцем,

И ночью и днем твержу об одном:

Не надо, люди, бояться!

Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы,

Не бойтесь мора и глада,

А бойтесь единственно только того,

Кто скажет: «Я знаю, как надо!»'

Именно уверенность, что «мы знаем», очень часто не дает нам увидеть новое. Именно это часто создает рассмотренную ниже психическую инерцию. Уверенные в своих знаниях, мы перестаем критически оценивать ситуацию, становимся не способны включить мышление и интуицию. Большинство ведущих конструкторов, с которыми нам лично приходилось иметь дело, были просто не способны даже внимательно выслушать изложение процесса ФСА своих изделий (тех, которые они вели), а значит, и те неожиданные результаты, к которым он приводил, — они слишком много знали. У подавляющего большинства директоров, управляющих своими подчиненными по принципам традицион- 167 ного (репрессивного) менеджмента, с которыми мы общались, как по поводу ФСА, так и по вопросам lean Production, а в особенности альтернативного менеджмента, не возникало даже тени сомнения, что они все делают правильно. Ведь все, все и всегда делали именно так. Хотя это были всего лишь действия по привычке, далеко не самые эффективные. Именно уверенность в своем опыте, своем знании дела мешала им вникать в разумные и более чем актуальные предложения. Впрочем, в последнем случае им часто мешало еще и самолюбие, они не могли допустить, что кто-то, так, одно слово — консультант, знает какие-то вопросы не хуже них. Здесь мы на своем опыте не раз убеждались, что если человек не знает некоторой теории, не готов с ней хотя бы ознакомиться (не говоря уже — принять), то его не убедят никакие примеры ее успешного применения на практике. Знание же теории позволяет легко находить пути ее практического применения.

Давайте вспомним запавшие в память большинства жителей нашей страны старшего поколения катастрофы: Чернобыль, пожар в Останкинской телебашне. Я точно знаю фамилии специалистов по ТРИС, которые, увидев происходящее по телевизору, пытались дозвониться до спасателей, докричаться: не губите людей, не тяните время. Они сразу увидели кучу ресурсов для ликвидации последствий этих событий. Но эти ресурсы в упор не видели руководители ликвидаторов — их ограничивала уверенность в своих знаниях и опыте. Быть может, эта уверенность и хороша в типовой ситуации, но в необычной, нетиповой...

Ну в этих примерах мы имеем дело со взрослыми. А вот совсем свежий пример, касающийся детей. Нас отвлек от написания предыдущего абзаца репортаж в новостях центрального телевидения, посвященный проблеме питания в детских садах. Мы можем ошибиться в деталях (не сразу включились и не очень внимательно смотрели), но по сути, скорее всего, все услышали и увидели верно. Речь шла о принципиально новой, введенной, кажется, с начала 2012 г., программе питания в детских садах Москвы. Руководители, отвечающие за питание детей, вряд ли хотели причинить им вред. Даже если бы они были агентами враждебных нам государств, они не стали бы поступать так. Они просто где-то услышали, прочитали, что, например, соевое масло полезнее подсолнечного, что питание должно быть разнообразным, что витамины — это хорошо, ну и так далее в этом роде. Но главное — они были уверены в себе, они «знали как надо». И решили без всяких проволочек и проверок на контрольных группах ввести это новое и очень — они не сомневались в этом — полезное детское питание сразу по всей Москве. И сразу заключили договора на поставку, выбрав, конечно же, самых дешевых поставщиков (по тендеру, по тендеру). Они хотели как лучше. Результат — огромное количество детей с аллергической реакцией. Они просто не знали, что пищу переваривают не дети, что ее переваривают микроорганизмы в этих детях (образующие с этими детьми систему — без них, этих микроорганизмов, ни дети, ни взрослые нежизнеспособны), их энтеральная среда167. Им просто 168 не приходило в голову, что эта среда индивидуальна и настроена на традиционное (для данного народа, местности) питание. И все было бы ничего, если бы не эта их уверенность в своих знаниях и опыте. Нельзя успешно решить задачу улучшения детского питания... никакую задачу нельзя решить успешно, если на ее пути стоят слишком уверенные в своих знаниях люди.

Методы борьбы с этим ограничением известны. Если это ограничение снаружи (не в вас, а в тех ЛПР — лицах, принимающих решение, — с которыми вы взаимодействуете), то это те самые ненасильственные методы управления (слово «манипулирование» все же не точно отражает суть процесса, ведь вы не меняете состояние сознания объекта ваших воздействий, не применяете НЛП и т. п.): положительное подкрепление спонтанного поведения или нужного вам (быть может, даже созданного вами) пускового образа.

Возможно, мы ошибаемся, но нам кажется, что люди стали доминирующим видом на планете не потому, что научились думать — вторая сигнальная система, как известно, оказывает общеторможное действие на «думалку» — наше тело, о чем мы уже говорили, вводя понятие противоречия и рассуждая о диалектике. Все изложенные ниже методы творчества — это как раз разные способы преодоления, обхода этого нашего природного ограничения. С нашей точки зрения, мы стали доминирующими среди млекопитающих по тем же причинам, по которым стали доминирующими среди насекомых муравьи, просто у нас биологический тип кодирования общественных отношений заменен на социальный. Дело в общественной организации, в том, что мы почти все делаем не в одиночку, а в группе, обществе, коллективе. Именно это не просто порождает психобилогическую синхронию, обеспечивая в нас выработку эндорфинов, не просто снимает страх индивидуальной ответственности, но и помимо сказанного, заметно активизирует наш творческих потенциал. И это же — коллективное стремление к цели — является лучшим методом предотвращения рассматриваемого ограничения. Другое дело, что по мере развития любого коллектива цели его членов могут заметно поменяться, вплоть до того, что исходные цели сохранятся всего лишь за одним членом этого коллектива, который только и будет знать «как надо». Но это как раз и будет означать отказ от коллективного принципа работы.

Подводя итог сказанному в этом разделе, мы призываем читателей вернуться в то время, когда мы только осваивали этот мир, удивленно, восторженно и безмятежно озираясь по сторонам, когда нам все было внове, когда мы только и делали, что учились. Учились бесстрашно решать любые вставшие на нашем пути задачи.

Мы также не даем здесь никаких задач: сомнение — это внутреннее дело каждого. И эта привычка сомневаться в своих знаниях, как мы надеемся, будет расти в вас вместе с ростом уверенности в своих силах, приобретением опыта решения задач, познанием теоретических основ различных дисциплин и расширением кругозора. Результат этой медленной, кропотливой работы над собой не может проявиться мгновенно, как следствие решения нескольких простых задач.

4.5. Психическая инерция

Это вездесущее, это таинственное свойство инерции! Мы до сих пор не понимаем окончательно на физическом уровне, откуда она берется в макрообъектах1. Однако в рамках настоящей работы мы не будем погружаться в вопросы физики микро- и макромира. Нас, как мы, надеюсь, договорились, интересуют люди, точнее, их внутренний мир, их психика, их сознание.

А наше сознание одноканально169 170 171. Мы способны удерживать внимание только

на нескольких объектах или, при условии быстрого переключения внимания, на

каждом из них по очереди. Доступ ко всему объему нашей памяти закрыт меха-з

низмом сознания .

Однако мы должны по жизни выполнять много разных дел. Поэтому большая часть наших действий совершается бессознательно. Это очень помогает нам в жизни, позволяя сбрасывать в подсознание все не требующее оценки: как мы уже говорили, при формировании наших логико-психических координат (или личных конструктов — нам все равно, как вы это назовете) операторные компоненты алгоритмов наших действий свертываются. Именно благодаря этому — освобождению сознания от всего в данный момент лишнего мы можем критически оценивать важные для нас события, принимать взвешенные решения. Думая о том, что бы сегодня надеть на важную для нас встречу (все согласятся, что это, в самом деле, имеет значение), мы выключаем утюг автоматически, не задумываясь, по привычке. Не будь в нашем подсознании этой привычки, мы могли бы в результате пожара лишиться дома. Или не смогли бы так хорошо выбрать нужную одежду.

Эти свернутые в подсознание оперативные блоки172 — норма нашей жизни, без них и жить было бы нельзя... кроме случаев, когда вы сталкиваетесь с нетривиальной, непривычной ситуацией, задачей. Теперь они начинают нам очень сильно мешать. Ведь эти наши бессознательные дела совершаются нами некритично. Подсознание не стремится, да наверно и не может, критически оценивать правильность таких действий, оно работает по инерции173. Здесь речь идет о психической инерции (ПИ), т. е. действиях, совершаемых автоматически, по усвоенной когда-то схеме, в тех случаях, которые оцениваются им как уже знакомые, привычные. Ведь никакие другие цели перед ним (сознанием) в большинстве привычных ситуаций не стоят. И хотя это не самое трудное, не ключевое наше ограничение при решении творческих задач из всех перечисленных в данной главе, мы, отдавая дань традиции, уделим ему здесь весьма много места.

Эти привычки, ставшие нашей натурой, это свойство нашей психики, как правило, мешают нам в решении нетривиальных задач. Из-за них мы неадекватно оцениваем события и системы, в этих событиях задействованные, не способны видеть весь спектр доступных для решения ресурсов.

Попробуйте сдвинуть с места тяжелый шкаф, и вы сразу почувствуете, как велика сила инерции. Еще труднее сдвинуть с места устоявшийся характер работы предприятия, используемый стиль менеджмента — все упрется в психическую инерцию его руководства. Хотя оно (руководство) обычно и соглашается с оценкой Э. Деминга, что успешность работы фирмы на 93 % зависит от характера менеджмента и только на 7 % от всего остального, но поменять что-то практически не в состоянии. Особенно это касается гигантских международных корпораций, крупных предприятий — их сохраняет и она же мешает их развитию все та же инерция размера (наличие уникального оборудования, специалистов, контактов, финансовых кредитов и т. п.) — никто не будет ничего серьезно менять, несмотря на все возрастающие трудности, пока все не начнет окончательно разваливаться и менять что-то будет уже поздно. Слава богу, с отдельными людьми все намного проще.

Поэтому при решении задач всегда разумно исходить из предположения, что практически любая искусственная система или процесс, как правило, рождают в нас какой-то вид ПИ, а часто и одновременно несколько их видов. Поэтому важно научиться распознавать, какую психическую инерцию может создать в нас та или иная ТС и когда. А для этого надо, по крайней мере, знать, какие виды ПИ существуют.

На сегодня нам известно 20 видов психической инерции. Это далеко выходит за рамки уже упоминавшегося нами правила Мюллера (5±2). Если мы просто перечислим их все и даже покажем на примерах, как они мешают нам творить, выдумывать, пробовать, — это мало поможет читателю в борьбе с данными видами ограничений.

Поэтому мы вынуждены как-то сгруппировать все эти виды инерции. Быть может, такая группировка окажется полезной и для чего-то еще, кроме запоминания. Мы считаем разумным выделить следующие шесть групп видов психической инерции:

• психическую инерцию формы и размеров системы (элемента);

• психическую инерцию функции системы (элемента) или операции;

• психическую инерцию содержания (состава) системы, события, операции;

• психическую инерцию свойств ИС, события, операции (с ними мы сталкиваемся чаще всего);

• психическую инерцию информации (способа описания) ИС, события, операции;

• психическую инерцию условий поиска решения (вариантов действий), мешающую нам видеть неожиданные результаты, на которые выводят алгоритмы, описанные на последующих страницах этой книги.

Теперь мы можем уточнить состав каждой из шести выделенных групп, объединяя в них традиционно рассматриваемые в ТРИС виды ПИ и выделенные нами1, в уверенности, что названия вида ПИ обычно достаточно, чтобы понять, о чем идет речь.

4.5.1. Психическая инерция формы и размеров

4.5.1.1. Инерция привычной формы, размеров внешнего вида системы

Мы порой объединяем в подсознании функции системы, ее принцип действия и ее внешний вид. Вот, например, в углу стоит мусорная корзина для бумаг. Не каждому придет в голову, что на самом деле это небольшой сейф. Или — перед вами стоит задача проложить трубу над ущельем, и вы боитесь, что она может начать прогибаться под собственным весом. Можно, конечно, построить трубопровод, или даже мост, и проложить трубу по нему. А можно и отказаться от привычной формы трубы — круглой.

4.5.1.2. Инерция привычной неизменности ТС (псевдостатичности).

Ко многим ТС мы так привыкли, что порой нам в голову не приходит «изобретать велосипед». Вместе с тем новые виды велосипедов изобретаются с завидной регулярностью. С лопатой человек знаком давно, она не менялась уже тысячи лет. Но вот недавно были изобретены ее многочисленные заменители, напри-

л

мер плоскорез Фокина и краб-рыхлитель .

4.5.2. Психическая инерция функции и времени действия

4.5.2.1. Инерция привычной функции

Как вы думаете, какова функция пробки? Обычной пластмассовой пробки от пластмассовой же бутылки с каким-нибудь газированным напитком. Правильно (вы ведь уже умеете формулировать функции) — удерживать напиток (ну и газ, конечно, тоже). А когда вы все выпили? Никакой, скажете? Только заполнять мусорный бак? А вот ваш покорный слуга — был случай — с успехом использовал такую пробку вместо гайки. Она отлично служила, было даже жалко менять потом ее на настоящую металлическую гайку. 174 175

4.5.2.2. Инерция привычного принципа действия, области знания

Если кому-то придется много и долго работать ножницами, то ему не сразу придет в голову заменить обычные (гильотинные) ножницы, например, на роликовые. А уж о замене, скажем, принципа резания ножа с обычного передавлива-ния узкой полоской металла на, скажем, резание диском, песком, водой, светом (лазером) и говорить не приходится.

4.5.2.3. Инерция привычного образа действия

Вы решили, что эта бумажка больше не нужна, и прежде чем выбросить ее в мусорную корзину, порвали — привычное действие, совершаемое автоматически, не задумываясь. А если задуматься? Ведь бывает же, и не так уже редко — ой, там же нужный мне телефон или адрес. Выбросили бы не разрывая — можно было бы легко снова достать и восстановить информацию. Но сработала привычка, инерция действия.

Вы привыкли ложиться спасть после 24 ч и даже если понимаете, что сон до полуночи сохраняет женскую красоту и равен двойному времени сна после полуночи, сменить установившийся распорядок дня очень трудно. А бросить курить? Ведь основное препятствие вовсе не в наркотическом действии никотина, а в ритуале, от которого трудно отказаться.

4.5.2.4. Инерция традиционных условий применения ИС, использования операции

Вот реальный пример: строгальный участок одного завода при увеличении выпуска изделий перестал справляться с заложенной в техдокументации операцией уменьшения толщины металлического бруса с 20 до 18 мм. Слава богу, что до того, как закупить новые станки, кто-то из руководства разговорился с заказчиками изделий, на производство которых шел брус, и случайно выяснил, что 18 мм — это минимально допустимый размер. Брус можно было вообще не строгать.

4.5.3. Психическая инерция состава (содержания) объекта, события, операции (процесса)

4.5.3.1. Инерция привычного состава, компонентов

Приведем на этот раз серьезный технический пример. При создании луноходов возникла проблема: колба лампы, установленной на борту лунохода для освещения поверхности Луны, могла легко разбиться от удара при посадке. Команда высококвалифицированных специалистов думала почти месяц, пока инженер Г.Н. Бабакин не догадался, что колба вообще не нужна, ведь на Луне нет атмосферы.

4.5.3.2. Инерция монообъекта

Мы привыкли воспринимать окружающие нас объекты по одному. Построить модель нескольких одинаковых объектов, соединенных вместе, и увидеть появление при этом нового эмерджентного свойства порой труднее, чем построить систему из разных объектов.

Перевозить одно стекло очень опасно — слишком хрупкое, а если собрать их в пакет, то опасность повреждения стекол почти исчезает (стекла можно просто смочить мыльным раствором, тогда, прилипнув друг к другу, они образуют почти монолитный блок).

4.5.3.3. Инерция привычной технологии изготовления

В свое время нам приходилось заниматься совершенствованием школьной точилки для карандашей, в частности проводить анализ технологии изготовления ножей для этих точилок. Такой нож после получения заготовки, ее галтовки, закалки и покрытия шлифовался снизу — это была простая операция, так как применялась она сразу к множеству ножей, уложенных на специальную платформу, — а потом еще и проходил шлифовку скоса, чтобы сделать его острым. Последняя операция выполнялась с каждым ножом по отдельности вручную и была самой затратной и неприятной во всем техпроцессе. До нас никому не приходило в голову, что эту операцию можно было вообще исключить, создав нужный острый угол еще на стадии заготовки176.

4.5.4. Психическая инерция свойств объекта, события, операции, в том числе их ценности

4.5.4.1. Инерция привычных свойств, состояний, параметров

В отличие от ПИ (по 4.5.1.1) формы, размеров, внешнего вида (которые — кто же спорит — также являются свойствами) этот вид ПИ относится в большей степени к тем свойствам, которые мы не видим, считаем, что этих свойств у ИС как бы нет. Они ускользают от нашего внимания (как мы помним — одноканального) именно в силу все той же привычки, редкого обращения на практике к этим свойствам системы. Это связано с особенностями нашего восприятия действительности. Один из законов восприятия говорит: то, что не изменяется, — не осознается. Мы не осознаем общий контекст, фон. Все, что человек сознательно воспринимает, он воспринимает как фигуру на фоне. Но даже сознательно выделив фон, мы, условно говоря, видим лес вообще, пока не начнем вглядываться в отдельные деревья. Это также ограничивает нам доступ к ряду полезных свойств системы, скрытых от восприятия нашей психикой.

Этот вид ПИ (хотя, конечно, и не только он один, это относится почти ко всем видам ПИ) позволяет, как мы уже говорили, легко манипулировать нашим сознанием. Вот, например, задачка из самого обычного школьного учебника по арифметике, изданного во Вьетнаме в 1970-х177:

«Из одного гранатомета можно уничтожить 5 американских империалистов. Сколько нужно гранатометов, чтобы уничтожить 20 империалистов?». Десяток таких задачек легко позволяет сформировать у детей ненависть к американцам. Ведь фон, контекст — не осознается, воспринимается некритически.

С разгону приведем еще один, более свежий пример, прочитанный нами в Интернете (уже не помним, где точно). Он очень наглядно показывает, как нами пытаются манипулировать:

«Задача про двух революционеров.

В Москве жили два революционераУдальцов и Навальный.

Удальцов патологически врал по понедельникам, вторникам и средам, а в остальные дни был исключительно правдив. А Навальный лгал по вторникам, четвергам и субботам, но в другие дни был честен.

На одном из митингов, когда ОМОН волок эту неразлучную пару в автозак, любознательный омоновец спросил одного из революционеров:

Гражданин, как ваша фамилия?

Революционер ответил:

Удальцов.

— А какой сегодня день недели ? — продолжал расспросы омоновец.

Вчера было воскресенье,ответил революционер.

— А завтра будет пятница,добавил его сподвижник.

Это как ? — удивился омоновец, обращаясь к сподвижнику.А ты правду говоришь ?

— Я всегда честен по субботам, — ответил тот уклончиво.

Революционеры отправились в кутузку, а омоновец, поразмыслив, определил,

кто из них Удальцов, а кто Навальный. Определите это и вы, а заодно назовите день, когда проходил митинг».

Решить эту задачу не сложно, и сама она быстро забывается. А вот ее политический фон — остается.

Возвращаясь же к более техническим примерам, вспомним: выше мы посвятили некоторое внимание рассмотрению ложки — простой и всем понятной ТС (точнее НеТС, если рассматривать одну только ложку как таковую), имеющейся у каждого дома, причем не в единственном экземпляре. И тем не менее, из всего множества имеющихся в наличии ложек мы обычно выбираем одну. И сидеть люди обычно предпочитают в одном кресле из всех имеющихся. Мы делаем этот выбор бессознательно, но учитывая как раз те самые неочевидные, скрытые свойства этих систем.

В нашей жизни очень часто важно не столько то, что конкретно сказано или сделано, сколько то, как это сказано или сделано. Решающими порой оказываются именно эти, казалось бы незначительные, малозаметные детали.

4.5.4.2. Инерция привычной ценности, значимости ИС, ее элемента, события или операции

Обычно мы не согласовываем свои представления о ценности каких-то элементов ТС с относительным количеством, размером, весом этих элементов. А зря, ведь даже дешевые части системы, если их много, могут в сумме стоить много больше, чем дорогие, но представленные в минимальных количествах. Классический пример — трубчатый электронагреватель (ТЭН). При разработке технологии его изготовления часто обращалось внимание на экономию дорогого нихрома, из которого сделана сама нагревательная спираль. В то время как латунная трубка, внутри которой эта спираль размещена, весит значительно больше спирали и в целом стоит больше нее.

4.5.4.3. Инерция привычного измерения

Мы часто воспринимаем задачу, как она дана: плоскую модель стараемся рассматривать в двух измерениях, трехмерную — в трех. Количество степеней свободы ИС психологически трудно увеличивать. Попробуйте провести через четыре точки, нарисованные на листе бумаги в углах воображаемого квадрата, линию. Но только одну (после приведенной выше подсказки вам нетрудно будет сделать это).

4.5.5. Психическая инерция информации (способа описания)

4.5.5.1. Инерция лишней информации

Она, эта не имеющая отношения к задаче информация, не всегда дается специально, чтобы нас запутать, — в реальной жизни ее просто всегда много, а особенно когда вы только начинаете работать с проблемой. Выделить именно то, что имеет непосредственное отношение к проблеме, можно только опираясь на опыт решения такого типа задач.

Один из типичных примеров: парикмахер маленького американского городка заявляет, что он предпочитает подстричь двух нездешних клиентов, чем одного местного. Почему? (лишняя, отвлекающая информация выделана полужирным начертанием).

4.5.5.2. Инерция ложной (додуманной) информации

Этот вид инерции возникает достаточно часто в процессе разговора, хотя и не только когда мы додумываем то, что на самом деле сказано не было, создавая ложную информацию, которой не было в реальной ситуации, задаче и которая может очень сильно ограничить нас в поисках выхода. Классический пример — большая часть задач из знаменитого теста Калифорнийского университета.

Или вот совсем свежий пример из жизни: автор этой книги во время выступления на международной конференции рассказывает об отличиях классической йоги от той, что сейчас повсеместно распространена (таких отличий как минимум 19, как ни странно, почти столько же, как и описанных здесь видов ПИ). В конце доклада, возвращаясь к теме выступления, приводит примеры реальной борьбы с наркозависимостью с помощью йоги. А после выступления ко мне подходит человек и начинает расспрашивать о том, какие у меня были трудности при обучении этой классической йоге наркозависимых. Но я ведь не говорил, что у меня лично есть такой опыт. Слушатель это просто додумал. Очень часто мы многое просто додумываем, достраиваем услышанное или увиденное до привычных нам моделей. Формирование культуры понимать только то, что сказано, ни больше и ни меньше, а тем более говорить только то, что думаешь, требует значительных усилий (она хорошо формируется при серьезном изучении математики).

Все сказанное относится не только к словам, но и к реальным объектам, точнее их отражениям в нашем сознании — ИС. Порой мы приписываем системе свойства, которыми она не обладает, — сказываются мода, старые привычки, влияние знакомых, просто настроение. И эти свойства мы сохраняем за системой, удерживая их в своей памяти. Вспомните хотя бы знаменитый «эффект первого прочтения».

4.5.5.3. Инерция достоверности информации

Мы привыкли воспринимать информацию некритически — работа сознания, критическая оценка всего воспринятого требует сил и времени, которых у нас порой нет. На это попадаются даже солидные, уважаемые исследователи. Например, при всем нашем уважении к фирме ВВС, прилагающей немало усилий для популяризации науки и делающей это на очень хорошем уровне, мы были разочарованы, когда в кинофильме о сне и сновидениях они не просто не упомянули о работах В.Н. Касаткина — это мелочь. Но они в очередной раз сослались как на истину на придуманную когда-то давно журналистами сказку, будто Д.И. Менделеев увидел свою таблицу химических элементов во сне1.

Это не значит, что мы должны все и всегда подвергать сомнению. Так, в личных отношениях вы, конечно, не имеете морального права не верить человеку, если он вас ни разу еще не обманывал. Но люди сами порой ошибаются, причем совершенно искренне, уверенные в своей правоте. И в ключевых, важных для выбора задачи и ее решения вопросах всегда полезно проверять точность используемых вами данных (это всегда можно сделать разными путями) и выводов.

4.5.5.4. Инерция привычных терминов

Это только так говорится: «назови хоть горшком, только в печку не ставь» — горшок так и хочется поставить в печку. На самом деле «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Привычные термины формируют привычное (инерционное) отношение к элементам ИС, формируют стереотип их применения (их функции), а значит, накладывают подсознательные ограничения на возможные решения задачи.

Г.С. Альтшуллер рекомендовал в самом начале работы над любой задачей заменять все указанные выше термины и профессионализмы либо на функциональные названия ТС и их элементов (держалка, резатель, емкость, маркер), либо на максимально универсальные (элемент, операция, штуковина). А лучше даже на совсем бытовые (кастрюля, палка, веревка), а то и просто детские (понятные ребенку пяти лет). Несмотря на то что это может вызвать протест у специалистов, вместе с которыми вы решаете задачи и несколько затруднить ваше общение.

4.5.5.5. Инерция двузначной логики

Человек сложное существо: у него не только два взаимодействующих между собой (причем не всегда удачно) мозга, но и две сигнальные системы. При этом вторая сигнальная система178 179 оказывает общетормозное действие на первую (которая в свою очередь оказывает общетормозное действие на периферическую нервную систему и наше тело). Рассматривая диалектический подход, мы уже говорили о том, что существующая сейчас культура построена на двухзначной (аристотелевой) логике. Это обычно (а на самом деле почти всегда) мешает нам работать с такими моделями ТРИС, как противоречие (техническое и физическое). И хотя есть серьезные основания считать, что подсознание использует, по крайней мере, трехзначную (а возможно и вероятностную) логику, тормозное действие второй сигнальной системы ограничивает наши способности согласования противоположных (противоречивых) требований и свойств.

4.5.6. Психическая инерция условий поиска решения (вариантов действий)

4.5.6.1. Инерция несуществующего запрета

Мы сталкиваемся с любой проблемой в неких конкретных условиях ее возникновения, и часто среди этих условий имеются негласные (подразумеваемые) запреты и предположения, на деле (при внимательном рассмотрении) таковыми не являющимися. Эти запреты могут быть как внешними («У нас так не делают»), так и внутренними («Я точно знаю, что так делать нельзя»), причем труднее всего преодолевать последние.

Простая методика выявления этих запретов при решении организационных проблем (дерево разрешения конфликта) предложена Э. Голдраттом.

4.5.6.2. Инерция известного псевдоаналогичного решения

Бывают ситуации, когда ставшая перед нами (предложенная нам, сформулированная нами) задача кажется нам знакомой, легко решаемой, но на самом деле требующей совершенно другого подхода. Это, наверно, самый неограничивающий вид ПИ: попробовали известный нам путь — не получилось — перешли к поиску другого решения. Но не стоит все же предлагать сразу готовое решение, не проверив его возможные последствия.

Попробуйте-ка соединить те же четыре точки, расположенные в углах воображаемого квадрата, о которых мы писали в п. 4.3, тремя прямыми линиями, не отрывая карандаша от бумаги и вернуться в ту же точку, из которой начали их рисовать. Сразу предупредим, в этом примере вам с большой вероятностью начнет мешать еще и инерция ложной (додуманной) информации.

4.5.6.3. Инерция единственности решения

Вы любите анекдоты? Конечно, кто же их не любит. А за что? Конечно, за неожиданность концовки. Хороший анекдот выстраивает короткую логическую цепочку, ведущую к очевидному, единственно верному ответу, а потом вдруг предлагает другой, неожиданный вывод (выход). Аналогичные ситуации бывают и при решении реальных жизненных задач: вот она, обычная, правильная логика рассуждений, зачем искать дальше. А если все же поискать, не полениться? Может, мы найдем при этом ТАКОЕ!...

4.5.7. Методы борьбы с психической инерцией

«Ну и что теперь со всем этим делать?» — может спросить уставший от перечисления видов ПИ и уже совсем готовый заснуть читатель. «Бороться и искать, найти и обезвредить!» — ответим мы. А главное, у нас есть превосходный, не раз спасавший жизнь как отдельным людям, так и всему человечеству инстинкт — мы все и всегда получаем удовольствие... нет, всплеск энергии, радости, даже, можно сказать, испытываем экстаз от решения действительно сложной (для нас) задачи. Так устроена наша психе — душа, жаждущая действия.

И чем сложнее задача, чем выше удовольствие от ее решения. А поскольку любое живое существо всегда стремится к получению удовольствия... То есть если перед вами стоит действительно важная задача, то и относиться к ней надо внимательно, не лениться записывать ход своих рассуждений, не спешить с выводами: хотите быть счастливыми — будьте ими! В частности, используйте системный, диалектический, функциональный подходы — они очень полезны в деле борьбы с ПИ. Вообще, в жизни всегда полезно:

• смотреть в оба, не кидаться сразу искать, а тем более давать ответ на какой-то вопрос;

• внимательно анализировать любую ситуацию, событие, систему, с которой свела вас судьба, уточнять все важные детали: объект действия, время и место действия (функции системы), характер действия системы и возможные отдаленные последствия события, состав (содержание), свойства (параметры) ТС (ее элементов, деталей события), имеющуюся информацию по условиям поиска решения; постараться понять, почему все именно так, можно ли сделать по-другому.

Ну а если дело касается решения конкретной задачи, то надо:

1) перед постановкой и решением задач провести анализ системы и ее характеристик (формы, состава, функций, параметров, последовательности действий);

2) раскачивать привычный образ объекта, мысленно изменяя его по каждому из видов ПИ:

• как при этом меняется задача?

• какие появляются новые ресурсы?

• а если изменить размеры? форму? цвет?

• а если это будет не на стадии использования, а на стадии хранения?,..

Для этого полезно использовать изложенные ниже методы развития творческого воображения. Они все помогают в преодолении ПИ. Очень помогают в борьбе с ПИ аналитические инструменты, рассмотренные в следующей главе книги.

Ниже приведена небольшая таблица, где представлены более конкретные (хотя и довольно субъективно оцененные) методы развития творческого воображения для борьбы с каждым из видов ПИ (табл. 4.1).

Таблица 4.1. Методы борьбы с психической инерцией
Вид психической инерции Методы РТВ для борьбы с ним
1. Психическая инерция формы и размеров системы (элемента)
LI. Инерция привычной формы, внешнего вида системы Простые методы фантазирования, метод ост-ранения, метод числовой оси, оператор РВС
1.2. Инерция привычной неизменности ТС (псевдостатичности) Любой метод РТВ, в том числе простые методы фантазирования
2. Психическая инерция функции системы (элемента) или операции и времени действия
2.7. Инерция привычной функции Функциональный подход, метод остранения
2.2. Инерция привычного принципа действия, области знания Метод числового пространства, системный оператор, метод остранения
2.3. Инерция привычного образа действия Метод числового пространства, системный оператор, метод остранения
2.4. Инерция традиционных условий применения ИС, использования операции Фантастическое сложение, вычитание, метод Робинзона Крузо
3. Психическая инерция состава (содержания) объекта, события, операции (процесса)
3.1. Инерция привычного состава, компонентов Системный оператор, метод фокальных объектов
3.2. Инерция монообъекта Метод маленьких человечков, фантастическое сложение (предмета с самим собой), метод линейного изменения
3.3. Инерция привычной технологии изготовления Функциональный подход, метод линейного изменения
4. Психическая инерция свойств объекта, события, операции, в том числе их ценности
4.1. Инерция привычных свойств, состояний, параметров Метод фокальных объектов, Метод Робинзона Крузо
4.2. Инерция привычной ценности, значимости ИС, ее элемента, события или операции Оператор РВС, системный оператор, метод линейного изменения, ступенчатый эвроритм
4.3. Инерция привычного измерения Метод фокальных объектов, Метод Робинзона Крузо
5. Психическая инерция информации (способа описания)
5.7. Инерция лишней информации Внимательно, вдумчиво прочесть задачу не меньше трех раз подряд
5.2. Инерция ложной информации Изучение математики, программирования, дерево разрешения конфликта
Окончание табл. 4.1
Вид психической инерции Методы РТВ для борьбы с ним
5.3. Инерция достоверности информации Метод Гамлета, аналитические процедуры из главы 6
5.4. Инерция привычных терминов Сразу заменять привычные термины на функциональные
5.5. Инерция двузначной логики Опыт решения задач с противоречиями
6. Психическая инерция условий поиска решения (вариантов действий)
6.1. Инерция несуществующего запрета Все методы РТВ
6.2. Инерция известного псевдоаналогичного решения Все методы РТВ
6.3. Инерция единственности решения Все методы РТВ

Теперь мы можем, нет — мы должны описать указанные и не указанные в таблице методы, познакомить с ними читателя более подробно, чем мы и займемся. Начнем с методов развития творческого воображения (РТВ) — это поможет нам легче осваивать затем аналитические и решительные инструменты ТРИС.

4.5.8. Задачи на освоение

1. Выберите 10 любых объектов и найдите те виды ПИ, которые мешают вам видеть их полнее и точнее.

2. Предложить вид продукции или услуги, которые бы использовали ПИ для достижения желаемых потребительских свойств или желаемого результата. При этом можно использовать следующую последовательность действий:

• цель, желаемая полезная функция;

• что мешает достижению цели, реализации желаемой функции;

• вид ПИ, выбранный для решения проблемы;

• описание предложения — товара или услуги.

Контрольные ответы даны в приложении А.

Глава 5

ПСИХОЛОГИЯ ДОСТИЖЕНИЙ.


РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ


Воображение делает человека чувствительного художником, а мужественного — героем.

А. Франс

Чего в мой дремлющий тогда не входит ум.

Г.Р. Державин

Теперь нам надо сделать шаг, точнее, начать путь от ограничений — к достижениям. Давайте вернемся в наше замечательное детство и начнем воображать... нет, не из себя, а себе. Даже лучше сказать — в себе. Только делать это хорошо, лучше, чем в детстве. Ведь мы же выросли, а значит, должны все делать лучше, чем в те времена, когда под стол пешком ходили. Для этого в ТРИС разработано большое число методов развития творческого воображения (РТВ).

Работа по большинству из этих, изложенных ниже методов, опирается на описанные выше подходы, но не все из них дают решение задачи, т. е. они изначально рассчитаны именно на тренировку воображения. Иногда они могут, конечно, вывести на идею решения, но предназначены они для того, чтобы снять часть тех ограничений, о которых шла речь выше, чтобы необычность, неожиданность приближающегося решения при работе по алгоритмам поиска таких решений не отпугнули вас. Все эти методы можно сочетать самым произвольным образом, дополнять как вам угодно, повторять, усиливая их действие, любое число раз и т. п. Но здесь нам опять придется ввести классификацию, ведь методов РТВ тоже очень много (она, эта классификация, как и случае с видами ПИ, может оказаться достаточно субъективной, но это не так важно — главное, чтобы она была). Ну, скажем, такую:

• простые методы фантазирования;

• игровые (ролевые);

• унарные (связанные с изменением одного элемента, свойства, параметра);

• бинарные (построенные на сочетании двух каких-то элементов);

• системные (более глубоко использующие описанные выше подходы, т. е. выходящие уже на трех- и более мерный уровень);

• комплексные (использующие несколько методов РТВ сразу);

• и закончим мы (делая, таким образом, некий логический переход к собственно аналитическим инструментам ТРИС) описанием некоторых переборных методов решения задач. Но сначала несколько слов о фантазировании вообще.

Фантазия (греч, (pavmcaa — воображение) — умение мысленно представлять то, чего нет, что в момент возникновения этого образа не воспринимается нашими органами чувств.

Правда, отдавая дань системному подходу, необходимо добавить, что этот образ, если он конкретный, сразу же вызывает эмоцию (порой слабую, неявную, скрытую от нашего сознания), а эмоция — это инструмент, запускающий поступок. Этот поступок может быть внешне незаметным, он может быть всего лишь мыслью — таким действием, которое тут же блокируется, тормозится той самой второй сигнальной системой, оказывающей — как мы уже говорили — общетормозное действие на первую. Но именно ради этого поступка, этой мысли мы обычно и фантазируем.

Вообразить можно что-то, что мы уже видели, слышали, чувствовали, нюхали, пробовали на вкус. Не все используют этот вид воображения сознательно, но он есть у всех нормальных людей, иначе они не могли бы жить. Можно скомбинировать, создать этот образ (представление) из отдельных деталей, построить его из того, что есть в памяти: отдельных объектов, событий, действий или их частей. Это как сон наяву: небывалая комбинация былых впечатлений, не соответствующая реальности. Такая способность также есть у всех и довольно легко поддается тренировке. Чем богаче жизненный опыт фантазера, чем выше темпоритм его психики, чем более раскрыта его память, тем быстрее и интереснее будут возникающие в его теле образы. Подчеркнем — случайные образы. Гораздо труднее представить объект (событие, явление), которые вы, как в целиком, так и в деталях никогда раньше не видели, про который еще ничего не знаете.

Если сейчас проницательный читатель в очередной раз влезет в наш монолог и заявит, что это невозможно, то мы только скажем ему спасибо. Это действительно невозможно — для создания такого образа у нас не будет строительного материала. Но мы можем направиться на поиски этого материала гораздо дальше, чем это обычно делают, использовать в качестве ресурсов для построения такого образа все то, о чем мы писали выше, — в этом и состоит курс РТВ, предлагающий отдельные варианты, пути таких поисков. Строго говоря, все методы РТВ — это методы фантазирования (воображения), только не случайного, а сознательного, творческого. Ведь во всех этих случаях мы будем не просто представлять себе что-то (вызывать в теле образ, воображать его), а строить этот образ из чего-то другого, стараясь, чтобы это другое само по себе было неочевидным. Это и позволит нам получить необычный образ.

Теперь мы должны (надеемся, читатель легко согласится с нами в этом), опираясь на указанную классификацию, описать порядок действий (алгоритмы), позволяющих нам развить наше воображение, сделать его поистине творческим, изложить сами методы РТВ, а также привести некоторые поясняющие их примеры.

5.1. Простые методы фантазирования

В более узком смысле, говоря в этом подразделе о методах фантазирования (а не о творческом воображении вообще), мы имеем в виду случайное, неуправляемое фантазирование, тот самый метод проб и ошибок (и конечно, не предполагаем приема психоактивных веществ, т. е. говорим о сознательном изменении состояния сознания).

Однако действовать «методом тыка» (проб и ошибок), с нашей точки зрения, не только неэффективно, но и очень трудно — не знаешь куда сунуться, с чего начать. Поэтому мы для начала предложим читателю несколько простых приемов фантазирования, как то:

• увеличение — уменьшение;

• внесение — вынесение (из выбранного вами объекта, из его привычного окружения);

• ускорение — замедление;

• дробление — объединение;

• динамизация — статика;

• квантование — непрерывность;

• смещение во времени;

• изменение внешних связей;

• предварительное исполнение;

• универсальность (для всего) — ограничение;

• сделать наоборот;

• оживление.

Порядок работы — создания фантастического образа достаточно очевиден:

1) берем любой подвернувшийся (пришедший в голову) предмет, процесс, событие, свойство, идею, правило (закон);

2) делаем то, что велит прием, до тех пор, пока не получим некое новое качество, свойство, пока это измененное явление (объект, событие) не станет похоже на что-то совсем другое (или будет ни на что уже не похоже);

3) ищем новый смысл этого образа.

Считая, что имеем дело со взрослыми людьми, мы не будем приводить примеры на все эти приемы. Вы все хорошо помните эти приемы еще по детским сказкам, а уж если вы любитель хорошей научной фантастики... Со многими этими же приемами вы еще столкнетесь ниже, когда речь пойдет об унарных и даже бинарных методах РТВ. Как вы увидите дальше, все эти приемы достаточно универсальны — простой перебор того, что в принципе можно сделать с возникшим в голове образом. Впрочем...пару примеров все же привести полезно. Возьмем что-нибудь посложнее, ну, скажем, некое правило. Например, у людей не принято прыгать с большой высоты. Применим прием... пусть это будет прием «наоборот». Надо как можно чаще прыгать с большой высоты, например, с крыши зданий. Ищем новый смысл: это (прыгать с крыши) просто необходимо, когда:

• это делает каскадер (работа такая);

• крыша очень низкая (до двери далеко, до края крыши близко);

• когда крыша высоко, но вы прыгаете с дельтапланом;

• когда вы прыгаете на другую крышу (вспомните фильм «Окно в Париж») и т. п.

А теперь возьмем некоторое событие, желательно, не слишком часто повторяющееся (это создаст большую неожиданность конечного результата при работе по предложенному нами алгоритму). Например, мы знаем про такое неприятное и загадочное явление, как пропажа людей, слышали объявления по телевизору, по радио. Применим прием внесения — вынесения, т. е. сначала вынесем это событие из своего привычного окружения, из общества, а затем внесем его в другую надсис-тему, например в наш компьютер. Поиск смысла не дает пока ничего интересного — да, информация в наших компьютерах иногда пропадает. Но если мы усилим результат уже знакомым нам приемом наоборот, то получим совершенно фантастическую ситуацию: информация в наших компьютерах сама собой появляется.

Многие из этих приемов позволяют снять психическую инерцию. С некоторыми из них, как уже было сказано, мы еще встретимся ниже, как с близкими вариантами, отличающимися лишь своей большей алгоритмичностью. Например, первый из названных простых приемов фантазирования мы найдем и в методе числовой оси, и в операторе РВС.

А теперь обратим ваше внимание на то, что если вы посмотрите таблицу разрешения технических противоречий, о которой мы говорили в 1.6.6, то увидите там многие из этих простых приемов фантазирования (хотя, конечно, не только их). Получается, что изобретатели неоднократно находили решения своих задач, просто фантазируя, воображая... Вот и мы отнесли некоторые простые (впрочем, только на словах) приемы фантазирования (аналогию, эмпатию и т. п.) не сюда, а в последнюю по выбранной выше классификации группу. Все они, с нашей точки зрения, относятся скорее к методам решения задач (с помощью простого фантазирования), чем к методам тренировки своего воображения. Еще немного, и мы до них доберемся.

5.2. Игровые (ролевые) методы РТВ

5.2.1. Метод остранения (от слово «странный»)

Суть этого метода состоит в том, чтобы перестать узнавать объекты (события), смотреть на них так, как будто мы видим их в первый раз и пытаемся каким-то образом описать ту странную, непонятную вещь (явление), с которой (якобы) неожиданно столкнулись. Это позволяет снять психическую инерцию, увидеть в объекте много нового.

Сам термин «остранение» впервые введен В. Б. Шкловским (первоначально для обозначения принципа изображения вещей у Л.Н. Толстого). Шкловский определяет его как «прием не приближения значения к нашему пониманию, а создание особого восприятия предмета, создание “видения” его, а не “узнавания”. При остранении вещь не называется своим именем, а описывается как в первый раз виденная». На этой основе специалистами по ТРИС предложен ряд алгоритмов построения детских загадок (собственно почти все загадки строятся на этом методе — «сто одежек и все без застежек», «без окон, без дверей — полна горница людей» и т. п.).

5.2.2. Метод ролевой установки

Он также позволяет посмотреть на явления и объекты с другой, неожиданной точки зрения за счет того, что вы входите в роль другого существа, а значит и начинаете видеть все его глазами, или, точнее, через его органы восприятия. Например, если вы представите себя тараканом или даже собакой, то восприятие окружающего вас мира резко изменится (у собак нет цветного зрения, запахи для них, возможно, важнее образов, они по-другому воспринимают температуру и т. д.). Вы можете вообразить себя также:

• врединой (тем, кто везде ищет вред);

• чародеем (типа Гарри Поттера);

• чудаком (который везде ищет чудо);

• идеалистом (который везде лезет со своим ИКР);

• великаном или карликом;

• инопланетянином или человеком будущего;

• ребенком или даже мальчиком-с-пальчик;

• непоседой или даже вечно живущим непоседой;

• пессимистом;

• соглашателем (который всегда и со всем соглашается — интересно же, к чему это может привести);

• догматиком (с выбором конкретных догм, которых вы придерживаетесь);

• скандалистом (вот уж тут вы не согласитесь ни на один компромисс);

• оптимистом (тем, кто точно знает, что дальше будет еще хуже)

и т. п.

Такой подход легко превратить в игру — сравнение, шутливый спор двух или большего числа игроков с разными ролями по поводу разных окружающих их предметов и событий может оказаться очень интересным.

5.2.3. Метод Емелюшки

Помните: «... по щучьему велению, по моему хотению, ступайте, сани, САМИ...». Как это напоминает ИКР. Привычка везде искать ИКР (тот самый только что упомянутый нами «идеализм») позволяет не просто начать смотреть на вещи по-другому (развивать ТВ — творческое воображение), но и постепенно (если не ограничиваться только формулировками ИКР, а и пытаться искать варианты решений) формировать ту самую находчивость, умение видеть и использовать окружающие ресурсы.

5.2.4. Метод маленьких человечков (ММЧ)

Его разумнее всего отнести именно сюда. Хотя формально он используется в АРИЗ-85В, на шаге 4.1предназначен он именно для активизации нашего воображения и очень напоминает ролевую игру. Он отличается лишь тем, что вы воображаете в роли маленького человечка не себя самого (хотя никто не мешает вам набрать актеров из публики при обучении ТРИС), а просто заполняете воображаемыми человечками изменяемые части модели задачи (это может быть инструмент или введенный вами в процессе решения аналог нужного ресурса — икс-элемент). Важно закрепить этот образ аккуратно выполненным рисунком (или несколькими последовательными рисунками, отражающими процесс) и отразить в этих рисунках, как маленькие человечки должны взаимодействовать, чтобы наглядно показать тот конфликт, те противоположные требования, которые до этого не были согласованы в компромиссе. Это часто помогает увидеть, как должно измениться положение или состояние всех (или части) этих человечков, чтобы конфликта не стало. Смотрите (фантазируете), как они должны себя для этого вести, придаете им те свойства, которые вам нужны в зоне конфликта, Это может заметно помочь при выборе — через свойства — необходимого ресурса, вещества или поля, обеспечивающего выполнение нужной вам функции.

5.3. Унарные методы РТВ

Методы РТВ этой группы направлены на изменение одного объекта, точнее, одного параметра одного элемента. Достаточно лишь выбрать некое свойство этого элемента, характеризующий его параметр, а потом начать менять его, внимательно смотря, что интересного может из этого получиться.

5.3.1. Метод числовой оси (МЧО)

Порядок работы

Алгоритм:

1) выбрать объект изменения;

2) выбрать у него некую количественную характеристику (параметр);

3) поставить «мысленный эксперимент»: изменить выбранный параметр (сдвигая его значение по числовой оси в большую или меньшую сторону до появления у выбранного объекта нового качества);

4) проверить, как изменятся свойства объекта, на что он будет похож, как им при этом можно будет пользоваться (мы ведь имеем дело с ИС, т. е. нам важны, прежде всего, ее функции); 180

5) повторить такие эксперименты несколько раз в границах от 0 до <».

Приведем пример. Выберем в качестве объекта изменения все ту же несчастную прихватку. Пусть ее исходные размеры: длина 15 см, ширина 10 см, высота (толщина) 0,5 см. Что возьмем для начала? Пусть это будет длина. Увеличиваем ее на порядок — 150 см. Ничего интересного, просто большая прихватка. Нам надо получить новые свойства. Вот если мы увеличим эту длину, ну, скажем, до 15 м, то спокойно можем укрепить ее на потолке и пользоваться свисающим свободным концом по мере необходимости. А когда он придет в негодность, просто отрезать его и выбросить — нам такой прихватки хватит надолго.

А если она будет иметь длину 50 километров? Это позволит вам пользоваться одной и той же прихваткой дома и на даче. Правда, если такие прихватки начнут использовать дома и на даче все, да еще зимой, в снег (ведь ни материала, ни других размеров мы не меняли)... Тогда перед городскими властями встанет непростая проблема устроения специальных навесов для прихваток, тянущихся через весь город и пригороды. Или транспортных путей для людей и машин, если прихватки будут проложены по тротуарам, а люди и машины будут перемещаться над ними. Правда, тогда их будет иметь смысл использовать для чего-то еще, кроме прихватывания. Ну, скажем, для передачи каких-то сигналов, вместо проводов. Но все равно это сложно, поэтому их, скорее всего, будут хранить в бухтах, передавая из поколения в поколение, как семейную реликвию (при этом у каждой семьи прихватка, вероятно, будет иметь свою расцветку). Конечно, придется тратить немало сил на поддержание их в хорошем состоянии (постоянно перематывать, очищать, штопать...).

Но самым трудным станет приобретение новой прихватки при создании новой семьи. Особенно если эта семья захочет иметь самую модную прихватку. А если увеличить длину прихватки до 50 млрд км? Вряд ли в этом случае на земном шарике поместится много прихваток. Максимум по одной на страну. Зато при этом страны не будут разваливаться, ведь создание новой национальной прихватки — это проблема.

Если же мы уменьшим, скажем, до 0,0000001 мм ее толщину, то такой наноприхваткой легко будет обернуть ручку любой сковороды, что будет очень удобно (ведь ее свойства удерживать тепло мы не меняли). Это только два изменения, а сколько их может быть в принципе!

5.3.2. Операторы РВС (размервремястоимость) и РВО

Это просто вариант МЧО с заданными параметрами изменения180. Надеемся, нам нет нужды повторять все сказанное выше. Поясним лишь, что можно изме- 181 нять время создания, эксплуатации, утилизации, хранения, взаимодействия с объектом функции, участия в некоторых событиях и мн. др. Рассматривать размеры и стоимость отдельных частей или тех же этапов жизненного цикла... Мы ведь давно уже думаем системно.

Сюда же условно можно отнести

Оператор РВО — разворота временной оси182

Мы неоднократно предостерегали читателя от того, чтобы менять местами причины и следствия. В сложных, особенно социотехнических системах, связи причина — следствие часто не очевидны, стоит нам перепутать то и другое, и мы не сможем правильно найти те скрытые компромиссы, устранение которых и дает резкое повышение идеальности искусственных систем. Люди плохо работают потому, что им это все неинтересно или им это неинтересно потому, что они плохо работают, что не созданы условия для формирования и поддержания их интереса? Пока мы не увидим скрытых связей в системе и не расставим события в правильном порядке, мы не сможем эту систему улучшить. Но сейчас мы этим и не занимаемся — мы тренируем свою фантазию. И для этого можно сознательно поменять причину и следствие местами — оператор РВС, как и метод числовой оси, не дают нам такой возможности, там мы работаем по шкале от 0 до т. е. сохраняя естественный порядок связей причина—следствие.

Оператор РВО предлагает нам развернуть шкалу времени на 180°, а значит, поменять следствие и причину местами. Однако, чтобы получить нетривиальные результаты, мы должны сначала достаточно далеко разнести их во времени, иначе сознание не даст нам возможности придумать что-то в самом деле интересное. Вспомним уже приведенный нами случай:

«Александр умер, Александра похоронили, Александр превращается в прах; прах есть земля; из земли делают глину, и почему этой глиной, в которую он обратился, не могут заткнуть пивную бочку».

Меняем местами причину и следствие и пропускаем промежуточные элементы: из глины, которой затыкают некоторые виды бочек (или бочек с некоторым содержимым) рождаются императоры. Иначе говоря, императоров специально выращивают в бочках, точнее, в затычках. И вот одна такая затычка...

Возьмем другую, более близкую нам последовательность событий: вы приехали в деревню, купили там домик, но без бани, попросили местного мужика, неплохо владеющего топором, срубить вам баньку, он заготовил лес, окорил его, срубил баню, вы устроили крышу, окно, дверь, поставили печку и целое лето мылись — банька стоит, радует глаз, тело и душу. А на следующий год, только вы приехали к родному уже месту, все бревна... они просто ушли в лес, весна наступила, расти пора, дык... (случай, когда они ушли совсем не в лес, причем ушли не совсем сами, нам в рамках этого курса не интересен).

5.3.3. Оператор добавленияудаления1

Мы можем не изменять выбранные параметры по оси, а просто удалять или добавлять их целиком, получая целый букет разных методов РТВ. Например, допустим, что не только приготавливаемая на той самой сковородке, которую мы никак не могли переместить, пища, но и вся еда потеряла такое свойство, как вкус. Как бы мы тогда ранжировали еду? Что стало бы считаться деликатесом и стоить очень дорого? Как бы мы отличали испортившиеся продукты от хороших?

Или: у женщин есть такое свойство — они могут рожать детей. Прочитайте О. Хаксли «Дивный новый мир» и посмотрите, что может получиться, если они решат, что это неприлично, и детей начнут производить на специальной фабрике.

Мы можем даже предложить читателям интересную игру в «черный ящик». Представьте себе, что вы собираетесь исследовать планету, плотно закрытую слоем облаков. Рисковать не надо, мы будем пользоваться только автоматическими зондами, отправляя их на эту планету. Ведь мы знаем, что на ней немного другие законы физики — там не действует только один физический параметр из тех, к которым мы привыкли, или просто отсутствует один из привычных нам физических законов. Попробуйте узнать, какой, задавая приятелю (заранее выбравшему, что на планете нет, скажем, тяжести или очень мала скорость света) вопросы в рамках мысленных экспериментов.

5.3.4. Метод линейного (однокоординатного) изменения183 184

В качестве оси выбора, параметра объекта изменений можно брать не только размеры и не только материальные объекты, но и любые другие свойства объекта, явления, события, идеи, даже закона. Это позволяет осуществлять самые разные семантические смещения исходного образа. По сути это тот же МЧО, но лишенный числовой основы (отсюда и его другое название).

При этом мы можем (пока не получим новое качество) увеличить или уменьшить вплоть до полного исчезновения (как в операторе добавления — удаления):

5.3.4.1. Свойства объектов, событий, процессов и явлений

Например, мы можем (чтобы не повторяться с уже описанными МЧО и оператором РВС) мысленно увеличивать второстепенные, а лучше вообще скрытые свойства случайно выбранных нами объектов настолько, что они становятся главными, уменьшая при необходимости их главные свойства. Этот метод в традиции РТВ называют сметой Колумба (искал Индию, а нашел Америку). Это не самый сильный метод РТВ.

Так, в 60-х годах XIX в. посетители ресторана «Эрмитаж», которым владел Люсьен Оливье (фр. Lucien Olivier), легко превратили «майонез из дичи» в известный теперь по всему миру «salade a la Russe», просто смешав элементы украшения с главным, с филе из рябчиков и куропатки (сегодня вместо них используется более пролетарская дичь — курица), т. е. фактически сделали главным второстепенное. А любая женщина легко превращает неглавное свойство метлы — ее вес, в главное, используя эту метлу как оружие нападения. При этом метла, как правило, сразу становится «поганой», что и понятно — ведь в это время она полностью теряет способность выполнять свою главную функцию. Больше того, менее века назад некоторые женщины могли необычайно усиливать такое неочевидное свойство метлы, имеющееся, впрочем, у любого материального предмета, как способность летать. Вплоть до того, что метла, при всем, надо полагать, фантастическом неудобстве такого способа передвижения, могла переносить их на довольно значительные расстояния185. Или так называемая «тренировочная» трость

Л

всемирно известного бабника и дуэлянта Александра Сергеевича Пушкина, весившая девять фунтов (около четырех килограммов), в которой основным стало совсем не главное свойство (служить опорой) любой трости. Именно это свойство позволяло поэту тренироваться во время прогулок, размахивая ею, подбрасывая ее в воздух: «Чтобы на дуэли, коль случится, рука не дрогнула».

Проницательный читатель, конечно, заметил, что мы смешали в приведенных примерах фантастические образы и реальное применение данного приема РТВ в жизни. Мы сделали это не совсем случайно, ведь нашему сознанию совершенно все равно, имеется то, что мы придумали, в реальности, или этого нет. Мозг не умеет отличать собственные выдуманные образы от образов, отражающих объективную реальность, ему все равно. Сделать (или уж не делать) этот выдуманный нами образ реальностью — отдельная задача. Мы можем взяться за ее решение, можем не браться — личный выбор каждого.

5.3.4.2. Критерии оценки этих свойств, событий, явлений

Ведь очевидно, как мы уже говорили, наши оценки событий и объектов (хорошее — плохое) всегда временны и субъективны. Что важнее всего в керамическом или стеклянном сосуде — твердость его стенок или пустота внутри него? На самом деле одно не бывает без другого, но мы выделяем, в зависимости от наших потребностей и нашего настроения, что-то одно, если, конечно, у нас недостаточно развита диалектичность мышления. Для чего мы можем использовать 186 187 транзистор? В зависимости от того, на каком участке своей характеристики он работает — или усиливать, или только выпрямлять ток. Очередь — это хорошо или плохо? Замечу, что лично мы очень благодарны очередям, стоя в которых прочитали немало отличных книг. Читать это занудство дома мы бы наверно не стали, но в очереди — надо же себя чем-то занять.

5.3.4.3. События, факты, явления

Возьмите любое событие в вашей жизни и просто отмените его — порой вам может показаться, что вся она, ваша личная жизнь, тогда пошла бы по-другому. А если взять явление космического масштаба, на уровне нашей планеты? Если бы, например, наша Земля перестала вращаться? Все слышали про работы А.Т. Фоменко: стоит поменять местами даты и имена — и мы получаем совсем другую историю цивилизации. Мы уже не говорим про фантастические вымыслы Э.Р. Мулдашева.

5.3.4.4. А значит и характер объяснений происходящих событий, явлений

Этот метод РТВ в традиции называют методом паука (легенда названия: почему паук, у которого оторваны ноги, не убегает, когда стучишь по столу, на котором он сидит? Очевидно потому, что он не слышит — если бы услышал, то убежал бы. Значит, он слышит ногами'). Ведь одно и то же явление может быть вызвано самыми разными причинами. При отсутствии контроля проверочных следствий, о чем мы поговорим ниже, истинную причину установить не так просто. И нам надо сознательно исказить ситуацию, уйти от, казалось бы, очевидной причины (ведь мы тренируем наше воображение). Почему на перекрестке образовался затор? Ну это же очевидно — все пошли пить пиво. Или нет, просто посередине перекрестка сидит и самозабвенно умывается кошка, и все боятся ее задавить.

5.3.4.5. Назначение (функцию),

т. е. фактически использовать предмет, процесс по-другому. С этим методом РТВ знаком каждый, использующий DVD-привод как подставку под чашку с кофе, формочки из-под яиц как растопку для печки, бутылку как указатель того, с кем надо целоваться, и т. п. Мы еще вернемся к этому методу на более высоком уровне, когда будем рассматривать метод Робинзона Крузо. 185

5.3.4.6. Роль, значение предмета в нашей жизни, т. е., по сути, систему ценностей,

вместе с которой решительно меняется все, начиная с уже упомянутых критериев оценки (хорошее — плохое) до глубинных основ нашего поведения. Мы начали эту книгу с разговора о роли и значении образования. Если в славные времена застоя оно было направлено на воспитание полноценной, всесторонне развитой личности, то вместе с изменением системы ценностей в стране эта цель ушла в небытие. И на что сейчас направлена система нашего образования? На сдачу ЕГЭ? Или на формирование армии физкультурников? Но оставим политику, если прихватка на всех одна... то меняются и критерии оценки ее значимости. Даже на личном уровне: возьмите любое незначительное событие в вашей жизни и резко усильте его роль — вы случайно столкнулись на улице, в давке с незнакомым человеком — а если это любовь! Кстати, именно ожидание любви порой и создает ощущение импринта, которое уже включает затем описанный еще Мари-Анри Бейлем (Стендалем) двухуровневый механизм кристаллизации. Все! Даже лекарство, предложенное в свое время еще Овидием, не спасает.

5.3.4.7. Надсистему, среду

Свести к нулю надсистему объекта, процесса, события (факта), явления — это значит (чтобы не потерять сам этот объект — без своей надсистемы, а значит, и функции он перестает быть ИС) фактически перенести его в другую обстановку (помните: внесение — вынесение). Возьмем для примера последние думские и президентские выборы начала 2012 г., со всеми их приписками, переместим их в обычную московскую или питерскую семью и будем с удивлением наблюдать, как за обеденным столом неожиданно для всех членов семьи начитают появляться дети. Ладно бы еще новорожденные, так ведь нет, достаточно взрослые — их и кормить и одевать надо. Ладно бы еще только дети...

5.3.4.8. Причинно-следственные связи

И хотя в мире все связано со всем (есть все основания считать нашу Вселенную системой), но стоит усилить, например, связи между источниками света, которые, если их включить, начинают притягиваться друг к другу, как магниты...

5.3.4.9. Правила и ограничения

Попробуйте отменить, скажем, ограничения на размер нашего желудка, т. е. представить себе мир, в котором люди, сколько бы ни ели, не насыщались бы, и вы получите много интересных следствий. Или отмените правила вежливости...

5.3.4.10. Идеи

Подумайте как-нибудь на досуге (которого у нас все меньше), сколько бед принесла человечеству идея неограниченного удовлетворения потребностей. Стоит заменить ее на идею максимальной отдачи себя людям (используя то самое подавляющее действие второй сигнальной системы, о котором мы уже упоминали), и мы окажемся совсем в другом обществе. Если, конечно, довести эту идею до логического конца, сделать национальной идеей, этикой подавляющего большинства. А идея давать деньги в долг под проценты? Уберите ее, и вы получите совсем другую историю Ближнего Востока и Европы. Или: мы только что сказали про время, которого у многих из нас все меньше. Спросим себя: почему так вырос темп нашей жизни? Не происходит ли во Вселенной каких-то неизученных еще нами изменений со временем, ведь его ускорение физически ощущают многие, — чем не идея, достойная рассмотрения. Усилением любую идею можно довести до абсурда — это лучший способ ее дискредитации. На этом простом приеме пишутся все антиутопии.

5.3.4.11. Законы природы, их однозначность

Было бы очень интересно (о трудностях мы не говорим, что они для по-настоящему творческого человека!) жить в мире, где все физические законы неоднозначны. Если, например, сила грения будет зависеть не только от вида трущихся поверхностей и их веса, но и от вашего желания, упругие соударения будут определяться не только энергией соударяющихся тел, но и их формой188, а закон Ома выглядеть так:

U=k-f- R,

где к — коэффициент обстоятельств.

Заметим, кстати, что на самом деле мы все и живем именно в таком мире, именно так устроены все моральные нормы и правила. Например, считается, что врать нехорошо, неприлично. Тем не менее, мы не знаем ни одного человека, который бы никогда не врал. Но это же не значит, что все люди плохие. Было бы, наверно, разумно ввести некие «принципы допустимости», которые могли бы задавать более четкие границы применимости этических норм (хотя они и несколько усложнили бы нашу жизнь). Ну, скажем, принцип допустимости лжи мог бы звучать так: «Ложь допустима до тех пор, пока выгода, приносимая ложью (а ложь всегда приносит кому-то какую-то выгоду), не влияет существенно на твою дальнейшую жизнь или жизнь других людей (т. е. когда случайности жизни сводят на нет последствия лжи)». Степень такого влияния можно примерно просчитать, предсказать, опираясь на ту нечеткую, вероятностную логику, на которой работает наше подсознание.

5.4. Бинарные методы РТВ

К этой группе методов РТВ относятся все, связанное с сочетанием двух элементов, порождающее бином фантазии1. Как пишет Дж. Родари в своей романтической «Грамматике фантазии»189 190: «Воображение отнюдь не составляет некую обособленную часть ума, оно — сам ум, одно с ним целое и реализуется путем одних и тех же приемов в самых различных областях. Ум же рождается в борьбе, а не в покое. Анри Валлон в своей работе “Истоки мышления у детей191 пишет, что мысль возникает из парных понятий. Понятиемягкийпоявляется не до и не после появления понятия “жесткий”, а одновременно с ним, в процессе их столкновения, который и есть созидание192. Основа мыслиэто ее двойственная структура, а не составляющие ее отдельные элементы. Пара, двойка возникла раньше, чем единичный элемент193».

Здесь можно выделить следующие методы.

5.4.1. Арифметика слов

Имеется в виду самая простая арифметика — сложение и вычитание.

Мы начнем изложение бинарных методов РТВ не с объектов, а с игры словами. Слова тоже ведь сложно устроены, и мы можем выделить в них как приставки (префиксы), так и корень, суффиксы, окончания. Их части порой напоминают нам какие-то другие слова. Играть словами вообще любимое занятие многих талантливых людей, вот давайте и мы с ними (конечно, словами, а не людьми) поиграем. Попробуем заменять префиксы в разных словах, подставлять одни вместо других, например, так:

• полу (полуэтилен — что это такое? А полусос или полуобраз?);

• квази (кто-то решится использовать квазиюбку вместо мини?)-,

мини (мини-проводник в вагоне вряд ли сможет помешать вам спокойно спать ночью, а мини-миллиардер будет зарабатывать квазиденьги, живя ъ мини-небоскребе, легко помещающимся в мини-ящике)1,

• макси (министерство мы всегда называли про себя максистерством, просто из уважения, митральную воду — максиральной, ведь этих самых микроэлементов в ней больше, чем в обычной, но не дай вам бог вместо микроба встретить на свой пути максироба);

• недо (переделка часто превращается в недоделку, но какое счастье найти в лесу недогриб);

пере (если хорошо потренироваться, то недотепа вполне может стать пере-тепой, а недотрогаперетрогой);

очень (будьте уверены, в любом затруднении вам поможет очень исполнительный директор).

5.4,2. Фантастическое сложение предметов, процессов, событий, свойств, идей и правил

Любое сочетание объектов, процессов, событий, свойств, идей или правил (законов), особенно если они достаточно разнородны, порождает, точнее, может породить, что-то новое. Это расстояние между элементами важно (при условии, конечно, что вас не сдерживают страх, неверие в себя и какие-то виды психической инерции), ибо тогда, как утверждает Дж. Родари: «воображение будет вынуждено активизироваться, стремясь установить между указанными словами родство, создать единое, в данном случае фантастическое целое, в котором оба чужеродных элемента могли бы сосуществовать» (обратите внимание, как хорошо эта цитата раскрывает связь между РТВ и решением задач через формулировку противоречия). Эти элементы, для начала, можно сочетать с помощью предлогов или тех же префиксов. Вот пример из самого Дж. Родари (с нашими сокращениями и добавлениями) — пес и шкаф порождают:

• пес со шкафом (так и бегает, только шкаф на его спине придется сделать немного поменьше, зато очень удобно хранить в нем все самое ценное, лучше любого сейфа);

• шкаф пса (к которому он никого не подпускает, или просто шкаф, в котором хранится все, необходимое именно этому псу, от поводка до теплых домашних тапочек и навигатора, сообщающего псу, где находится ближайший мясной магазин);

• пес на шкафу (это смотря какой шкаф и где он находится; может, это его прогулочная площадка или место его телепортации к своему хозяину, где бы он ни находился);

• пес в шкафу (причем появляющийся там неожиданно, после чего сидящий там постоянно — тут можно книгу написать) и т. д.

Понятно, что можно создать сколь угодно много таких парных сочетаний и увлеченно искать в них новые смыслы. Чем разнообразнее сочетаемые элементы (не просто предмет + предмет, а предмет + процесс, предмет + свойство другого предмета, событие + правило и т. п.), тем более интересные образы можно получить. Как изменится мир, если мы добавим к привычному предмету (процессу, событию, правилу) новое (свойство, правило, идею, закон)? Например:

• карась + баобаб (карась на баобабе или в баобабе, баобаб карася, карась баобаба, карась с баобабом за столом переговоров и т. п.);

• кружка + память (это сочетание, как и любое другое, можно усилить, добавляя новые слова и приемы — кружка может не только узнавать своего хозяина и начинать радостно светиться или распевать веселую песенку при его приближении, а то и напоминать о необходимости приема лекарства);

• полынь + фортепиано (фортепиано мягкое, как полынь, особый вид полыни, исполняющий музыку, фортепиано, издающее не только звуки, но и запахи, и т. д.);

• прихватка + вечная жизнь (ср. портрет Дориана Грея, или наоборот, вечная жизнь прихватки, которая поддерживается обслуживающими ее людьми, прихватка, высасывающая силы из людей);

• цивилизация + свечение (заметим, что наша цивилизация уже «засветилась»: с момента изобретения в начале прошлого века радио, а особенно с 1950-х годов, со времени начала активной радиолокации и выявления опасных астероидов, работ по проблеме SETI, переросшей сейчас в проблему МЕТ1 (Messaging for Extraterrestrial Intelligence — послания внеземному разуму), мы уже не можем оставаться во Вселенной незамеченными);

• бабочка + катализатор (если этот катализатор активизирует эволюцию бабочек настолько, что они успеют развиться за одно лето в новую цивилизацию, то очень скоро мы встанем перед проблемой поиска одного языка с этой стремительно возникшей на нашей планете цивилизацией сознательных бабочек).

5.4.3. Фантастическое вычитание

Построено на противоположном подходе: из окружающего нас мира194 удаляется какой-то элемент (например, колесо), событие (люди перестали узнавать друг друга), явление (все, что мы привыкли есть, оказалось несъедобным) и т. п. Это скорее материал для антиутопий, но и с ним можно неплохо развлечься.

5.4.4. Метод тенденций (усиления явлений)

Этот метод РТВ построен по простой схеме:

1) выявить две тенденции (например, рост специализации + снижение рождаемости);

2) довести их до крайности (т. е. это уже не антиутопия, а РТВ — новые люди не рождаются, и все — предельно узкие специалисты);

3) выявить противоречия, разрешить их и посмотреть, как будет выглядеть жизнь в этом случае.

5.5. Системные методы РТВ

5.5.1. Метод числового пространства

Это все тот же метод числовой оси (оператор РВС), но усиленный применением сразу к нескольким (больше одного) объектам. Покажем его работу на примере.

Вообразите (пока еще не очень творчески), что вы общаетесь со своим другом и замечаете, что на него сел комар. Вы берете кусок газеты, которую до этого рассматривали вырезая впрок интересующие вас материалы, складываете ее, прицеливаетесь, и... ударяете ей по другу. В комара попасть, как выяснилось, не так просто. Ну и ладно, ведь ваша задача — прогнать комара, он должен — как любой нормальный комар — испугаться и улететь. Но комар не улетает. Почему? Не спешите читать дальше, вспомните мудрый афоризм Мао Цзэдуна: «Кто много читает — тот глупеет». Возьмите листок бумаги и запишите все причины этого странного явления, какие только сможете придумать. Сколько получилось? Штук 10? Хороший результат. А что нужно, чтобы придумать сто таких причин? Правильно, нужна система.

Для начала применим функциональный подход (ведь зачем-то мы его изучали) и спросим себя: что в этой тройке является основным носителем функции (инструментом), а что изделием? Может быть, вы любите комаров так сильно, что готовы слушаться всех их приказаний — это комар управляет вами. А друг тут вообще ни при чем (как в том старом анекдоте про крокодила и собаку). Или это друг управляет комаром, это его личный комар, с которым он никогда не расстается. Или же газета (мы ведь начали уже воображать по-настоящему творчески),., впрочем, вы уже поняли, что таких сочетаний может быть не меньше двенадцати.

Заметьте, мы нигде ничего не говорили, о каких конкретно системах идет речь, об их параметрах. Сработала та самая психическая инерция. Быть может, вы любитель деревьев и ваш самый большой друг — это дерево, например липа, растущая у развилки дорог. Именно с ней вы и общаетесь (она ведь живая). Кстати, липа может успешно защищаться от нашествия насекомых, выделяя клейкое вещество, к которому они просто прилипают. Свет через него легко проходит, и сама липа получает свою еду (солнечный свет) беспрепятственно, а вот насекомые больше не могут по ней передвигаться и гибнут от голода. Липа САМА...

А теперь построим четырехмерное пространство по осям: вы сами, газета, ваш друг и комар (можно для начала упростить ситуацию, не рассматривая в ней вас). И применим метод числовой оси к каждому из этих объектов с учетом всех возможных вариантов сочетания изделия и инструмента (при 4 элементах их будет 12, при трех — если исключить вас — всего 6). Сколько вариантов ответа тогда можно получить? Пусть обрывок газеты является инструментов и обрабатывает изделие — комара. Но в развернутом состоянии он имеет размеры 1 на 1 мм, или даже 1 на 1 микрон. А комар наоборот... Заметьте, мы меняли всего лишь размеры, а если поменять что-то более существенное.

5.5.2. Системный оператор

Попробуем применить описанную в 1.1.6 (см. рис. 1.2) схему сильного мышления (многоэкранную схему талантливого мышления, системный оператор) или поле параметров (см. рис. 1.3) не для анализа, а для синтеза новых фантастических идей. Порядок работы также очень прост:

1) можно сразу добавить к имеющимся двум осям системности (системная вертикаль, отражающая структуру взятой за основу искусственной системы) и времени (системная горизонталь, отражающая развитие этой ИС во времени) ось функциональности. Это расширит наши творческие возможности: выполнение функции, выполнение противоположной функции — антиФ, невыполнение функции — неФ, выполнение другой функции и т. д. Таким ообразом, мы перейдем в трехмерное пространство. Можете также добавить и еще какие-то другие оси, если захотите;

2) выбрать систему, которую будем менять;

3) выбрать подсистему или надсистему, желательно подальше от исходной ТС, находящейся в центре нашего построения;

4) произвести изменения в этой под- или надсистеме (соответствующем ей «экране») — это могут быть любые изменения параметров, состава, формы, размеров и др.;

5) определить, как при этом изменится исходная ИС;

6) продолжить работу с другими «экранами».

Покажем, как это работает, на примерах. Для начала возьмем что-нибудь очень простое и мало меняющееся во времени. Скажем, топор. Выберем его подсистему — топорище. Вернемся в далекое прошлое, где был только каменный топор. Применим прием внесения — вынесения и поместим топорище в мир, где вообще нет деревьев, только травы. Ну и, конечно, животные, которые едят травы, а также животные, которые едят животных, которые едят травы, — трофические цепи никто не отменяет. Получаем одноразовые топорища (плотно скрученные и высушенные стебли трав). Теперь возвращаемся с этими травяными топорищами в наше время, считая, что в силу психической инерции мы все еще пользуемся именно ими. Хотя, скорее всего, топор вообще не появится, да он и не очень нужен, раз нет деревьев. Заметьте, как интересно — нет трансмиссии (топорища), нет и ИС (сравните со значением трансмиссии — колеса — в автомобиле).

Выберем что-то посложнее, например, ваши кроссовки. Начнем уходить вниз в подсистемы: кроссовки — берцы (а может, подблочник или союзка — в общем то, что оказывается сверху, на подъеме ноги, когда вы надели кроссовки на ногу) — лейбла, или как ее там (нашивка с торговой маркой) — надпись на ней (типа «Рита» или «Adidas») — краска, которой она сделана. Расширим функции краски — сдвинемся по функциональной оси. Пусть она не только отражает свет, но и создает тонкий нежный аромат. Это особенно важно именно для спортивной обуви, в которой люди потеют. Или она может менять свой цвет по мере износа кроссовок — становиться оранжевой, когда кожа растянулась и кроссовки уже не могут так же плотно удерживать стопу, как раньше, их пора менять.

Можно и еще больше расширить эти функции — пусть краска берет на себя функции подблочника, союзки, задинки, носка, переда, заднего наружного ремня и т. д. То есть будет достаточно плотной, способной заменить всю кожу (быть кожезаменителем). Тогда для того чтобы обуться, мы будем просто прикрашивать ногу к подошве (которую тогда также придется немного изменить) — такие кроссовки будут сидеть на ноге как влитые, всегда блестеть (их не надо будет чистить), иметь любые цвета... — куча преимуществ. Хотя, конечно, понадобятся специальные растворы для снятия этой краски (нам же надо будет иногда разуваться), но это уже (как и изменение подошвы) вторичная задача.

Теперь давайте попробуем использовать переход в надсистему. Выберем что-нибудь большое (так интереснее), скажем, шкаф. Его надсистема — наш гардероб (а вовсе не мебель или комната) — он выполняет свои функции именно по отношению к одежде, создавая вместе с ней новую систему. Не будем сейчас уточнять формулировку пассивной функции шкафа по отношению к этой одежде («сохранять»), а просто поменяем надсистему, сдвинувшись по оси времени в будущее. Обращение в далекое прошлое мало интересно: шкуры, скорее всего, служили долго и гардероб шкур не был очень разнообразным. Раз мы обратились в будущее, то должны применить ЗРТС. Предположим, что в будущем одежда исчезла, ее функции взяла на себя надсистема, некое устройство, надеваемое поутру, как часы (помните: «поутру, надев часы, не забудьте про трусы...»). Это устройство, видимо, должно не просто измерять все наши параметры и погружать нас в море информации (тоже, между прочим, фантастический образ), обеспечивать постоянную связь нас со всеми живущими сейчас на земле людьми, но и сохранять наше тело путем создания вокруг него некоторого защитного поля. Предположим, что это поле может быть по-разному окрашено в разных местах... Словом, весь наш шкаф теперь уместился в нашей одежде.

Давайте попробуем использовать впрямую функциональную ось. Возьмем что-нибудь совсем современное... Интернет. Одна из его подсистем — компьютер. Одна из его подсистем — прикладные программы (ПК — это машина с хранимой программой), позволяющие получать из Сети и размещать в ней информацию. Заменим функцию одной из программа ПК на противоположную и предложим ФСБ и прочим службам безопасности компьютер (точнее, программу), которая уничтожает информацию. Причем всю и навсегда, где бы такая информация ни была. Этакий разрушитель информации, восстановитель сделанных изменений, такая своеобразная машина времени, перемещающая не людей, а всю Вселенную... ну ладно, пусть хотя бы всю Сеть в предыдущее, заранее выбранное состояние.

5.5.3. Метод Гамлета (быть или не быть)

Этот метод опирается на возможность получения фантастических идей не просто через согласование несогласуемого (точнее, еще не согласованного), как предлагает Дж. Родари, а через построение и разрешение некоторого противоречия. Речь о противоречиях и методах их разрешения хотя уже и была, но основной разговор об этом впереди. Поэтому мы приводим здесь этот метод скорее для полноты описания, чем для реального использования в курсе РТВ. Ведь локализовать в системе компромисс, поставить задачу по его снятию, сформулировать противоречие и разрешить его — все это надо уметь делать, и всему этому мы еще будем учиться. Впрочем, его можно попробовать использовать для снятия психической инерции. Порядок работы здесь такой:

1) выбрать прототип;

2) сформулировать для него любое физическое противоречие, реальное или фантастическое (искусственно, предъявляя к ТС некое фантастическое требование) в краткой, острой форме (предмет должен быть и его не должно быть);

3) устранить противоречие типовыми приемами ТРИЗ. Обычно в ТРИЗ мы заботимся о том, чтобы оно было реализуемо; здесь — не обязательно;

4) описать последствия такого устранения противоречия для прототипа и его над системы.

5.5.4. Метод невменяемого

Про этот метод мы всего лишь вскользь упомянем, также лишь для полноты описания. Он является в чем-то обратным методу Гамлета и состоит в том, что в качестве прототипа берется не объект (процесс) или событие, а разрешенное противоречие в некотором объекте или процессе. Состоит он в поиске другой фантастической идеи разрешения этого противоречия.

5.5.5. Метод фокального объекта

Метод фокального объекта (МФО) состоит в переносе свойств (часто второстепенных) одного объекта на другой (фокальный, находящийся в фокусе нашего внимания). Был предложен еще в 1926 г. Фридрихом Кунце195 (по некоторым данным, усовершенствован в 50-е годы Ч. Вайтингом) и иногда называется также методом случайных объектов и методом каталога. Метод предназначен в основном для снятия психической инерции до начала серьезной работы с объектом. Случайный выбор как объектов, так и их свойств для переноса на фокальный объект позволяет получить неожиданные ассоциации, которые трудно найти логическим путем. Можно рекомендовать коллективную работу по МФО (своеобразный вариант мозгового штурма), например, в рамках исследовательской рабочей группы, созданной для решения конкретной задачи.

Алгоритм работы по МФО:

1) выбрать 4—5 случайных объектов (наугад, из книги, словаря);

2) составить списки характерных свойств, функций, особенностей каждого из этих объектов; при этом стараться избегать таких банальных определений, как цвет, форма, вес, время работы, — они подходят почти к любому объекту и при ассоциировании с фокальным объектом скорее всего не дадут интересных, неожиданных идей;

3) выбрать фокальный объект (в случае простой тренировки своего воображения фокальный объект лучше выбирать на этом этапе, чтобы этот выбор подсознательно не влиял на составление списков свойств случайных объектов; если МФО применяется для снятия ПИ известного объекта, то этот пункт невольно оказывается первым);

4) поочередно перенести на фокальный объект признаки случайных объектов;

5) найти смысл полученных сочетаний.

Приведем пример работы по МФО с целью снятия ПИ (взят из опыта реальной работы).

Фокальный объект — простая «школьная» точилка.

Случайные объекты: часы, стол, опыт.

Свойства случайных объектов:

Часы: настольные, напольные, переносные, наручные, светящиеся, с кукушкой.

Стол: круглый, компьютерный, обеденный, журнальный, стеклянный

Опыт: личный, общественный, супружеский, поколений.

Интересные сочетания — точилка может быть:

• наручная (позволяющая носить точилку на запястье);

• с кукушкой (предупреждающая о поломке карандаша);

• обеденная (повышающая аппетит или, наоборот, для похудания);

• общественная (должностная);

• поколений (переходящая, за хороший труд).

Добавим, что в число интересных сочетаний первоначально не вошло «круглая», но оно прозвучало при работе по МФО, и получившаяся точилка оказалась именно круглой, это оказалось принципиально важно для обеспечения необходимых свойств.

5.5.6. Метод Робинзона Крузо

Вообразите себе (это ведь курс РТВ), что вы попали на сильно необитаемый остров. Вы один, но у вас есть творческая жилка, и даже, возможно, не одна. Живи да радуйся полной свободе и возможности творить. Тем более, что в вашем распоряжении разбитый корабль, под завязку набитый... — это уж вы сами придумайте чем: сапогами, шляпами, упаковками сливочного масла, деньгами, конфетами, парфюмерией, посудой, чем захотите.

Задача: придумать, как использовать это несметное множество одинаковых объектов, чтобы с удовольствием (привычка извлекать как минимум пользу, а в идеале удовольствие, из любой ситуации — неотъемлемая черта творческого человека) пожить в этом райском (или ставшим благодаря вашим усилиям райским) уголке (надеемся, никто из читателей не сомневается, что оказавшись наедине с собой, вы попадаете с хорошую компанию).

Итак, для тренировки своего творческого воображения этим методом надо:

1) описать ситуацию, в которой оказался Р. Крузо, т. е., простите, вы сами (в своем воображении);

2) составить список его (точнее, теперь уже ваших) потребностей;

3) выбрать любой объект, желательно простой, с минимальными, на первый взгляд, ресурсами;

4) предположить, что у вас есть любое количество таких объектов;

5) выявляя очевидные и неочевидные свойства этих объектов и их компонентов, найти способы удовлетворения всех перечисленных в 2) потребностей. Ведь любой человек, освоивший ТРИС, неистребимо верит, что любой объект можно использовать для ВСЕГО.

Этот метод РТВ прекрасно развивает ту самую находчивость, умение видеть ресурсы, скрытые свойства объектов и применять их в сочетаниях (именно из-за сочетаний мы и поместили этот метод РТВ в раздел системных методов). И он очень прост в применении. Так прост, что фактически даже не нужны никакие примеры его работы — ищи себе скрытые ресурсы, преодолевай свою психическую инерцию.

Тем более что на протяжении всего текста мы рассчитывали и рассчитываем до сих пор на думающего читателя, о чем и предупреждали в самом начале книги. Зато мы дадим подсказку: вам вряд ли понадобятся эти вещи по их прямому назначению. Вам придется использовать в основном неявные свойства выбранного объекта, усиливая их другими такими же свойствами и получая, таким образом, нужные вам функции. В частности, в дело могут пойти:

• физические свойства материала, из которого сделаны ваши вещи (твердость, прозрачность, электропроводность и т. п.);

« химические свойства материала;

• геометрические свойства материала;

• размеры, форма;

• системные переходы;

• фазовые переходы и др.

Те же сапоги (мы взяли первый из случайно названных нами чуть выше объектов) можно использовать не только целиком, что что-то из них построить, что-то в них набрать, в кого-то кинуть и т. п. Они состоят из кожи (а это и плоский материал, и веревки, и многое другое), подошвы, застежек и др. Те же подошвы тоже можно использовать не целиком — их можно размельчить, быть может, из них можно что-то потом отлить и т. д. Достаточно просто хорошо подумать, и все получится.

Отметим, что как ни странно, но затруднения здесь вызывает не только знаменитый пятый пункт (в данном случае — предложенного выше алгоритма), но и второй тоже. Люди (особенно не владеющие системно-функциональным мышлением), увы, обычно не отдают себе отчет, чего же они хотят от жизни, не в состоянии составить достаточно полный список своих потребностей. А ведь без такого списка трудно понять, в чем мы себя будем ограничивать, стремясь стать по истине цивилизованным человеком. Как считал Ганди: «Цивилизация в подлинном смысле слова состоит не в умножении потребностей, а в свободном и хорошо продуманном ограничении своих желаний». Немного проще грамотно про-ранжировать эти потребности: какие из этих потребностей первичны, какие на втором месте и т. п.

Только не поддавайтесь на ложные построения широко известной в кругах тех, кто не умеет думать, знаменитой пирамиды потребностей, предложенной американским психологом А. Маслоу в 1954 г. (впрочем, сама пирамида появилась уже после его смерти в работах американских маркетологов). Принцип приоритета функции над ресурсами применим к любой системе. Мы же устроены еще и так (об этом уже шла речь в книге), что вторая сигнальная система (небиологические потребности) оказывает общетормозное действие на первую. Маслоу этого, наверно, не знал — западная психология во второй половине XX в., увы, сильно отставала от нашей, российской; работы, скажем, П.К. Анохина, могли быть не известны там, на Западе, из-за построенного ими же, не без нашего, конечно, участия, занавеса. Пряча что-то от кого-то (особенно это касается такой скопортящейся вещи, как информация), мы ограничиваем не только, а часто и не столько других, сколько себя. Маслоу жил по сути в «рабовладельческом» обществе, т. е. примитивно считал, что человека надо толкать куда-то, заставлять что-то делать. В то время как на деле все мы живые существа: жизнь, движение куда-то, наличие устремлений — наше нормальное состояние. Все мы устроены так, что нас по жизни ведет цель, образ будущего. А этим образом не всегда и не у всех может быть гамбургер или чемодан долларов. Случаев, когда люди жертвовали и тем и другим ради любимого (человека, ребенка), победы (достижения своей цели) не счесть.

В нашем случае критерий для ранжирования очевиден: сколько времени можно прожить (с тем самым удовольствием) на выдуманном нами острове без удовлетворения этой потребности. Чем меньше это время, тем раньше надо удовлетворять данную потребность. У нас обычно получается примерно такой перечень:

• безопасность;

• питье;

• добывание и потребление пищи;

• климатическая защита (от дождя, ветра — будем считать, что там тепло и снега не бывает);

• средства перемещения (местность может оказаться очень сильно кем-то пересеченной);

• инструмент (а быть может, и добыча полезных ископаемых);

• комфорт (посуда, мебель и т. п.);

• борьба с одичанием, развлечения;

• эвакуация (не жить же там вечно, хорошего — понемногу)...

5.5.7. Метод снежного кома

Мы уже не раз частично использовали этот метод, когда развивали идеи, полученные благодаря сделанным нами в объектах (событиях, процессах, законах) изменениям. Теперь введем этот метод «официально». Он позволяет дотягивать даже слабые идеи до весьма сильных, строить новый мир за счет добавления слоев реальности. Опирается он на простой принцип: «что было бы, если бы».

Этим методом, как правило, и пользуются писатели-фантасты, чтобы написать хорошее произведение. Знаменитый американский писатель-фантаст А. Азимов на вопрос, как он придумывает фантастические сюжеты, честно ответил: «Надо сделать одно, только одно фантастическое допущение, а затем (не добавляя ничего больше. — КС) строить действия в строгом соответствии с логикой-». Заметим, это первичное допущение может даже быть не очень сильным, неожиданным. Но развивая его, мы получим множество других — фантастичность начнет возрастать САМА, Достаточно описать, как эта наша первичная идея изменит:

• наши потребности (в том числе одежду, обувь, сон, что будет особенно цениться, а что наоборот);

• питание (что люди будут есть, что считать деликатесом);

• жилье (дома, квартиры, мебель, ванну, туалет, коммунальные услуги);

• отношения между людьми (нормы этики и правила этикета, поведение людей в быту, отношения между друзьями, то, как люди знакомятся, прощаются и т. д.);

• науку, методы исследования, отношение к новому;

• промышленность;

• работу (профессии, обстановку, трудовые отношения и операции);

• бизнес, процессы принятия решений;

• услуги (какие новые типы услуг появятся, какие исчезнут, как изменится процесс их оказания, отношение к ним);

• сельское хозяйство (что, где, как и кем будет выращиваться);

• общественную жизнь (правительство, парламент, партии, выборы, митинги, забастовки);

• транспорт и связь;

• торговлю;

• природу;

• оружие;

• любовь, семью;

• воспитание и образование;

• спорт, развлечения, игры;

• моду;

• искусство;

• вероисповедание;

• пословицы и поговорки, приметы;

• какие нетрадиционные модели мира могут появиться (другая эзотерика) и т. п.

Алгоритм работы по методу:

1) выбрать ситуацию или объект;

2) получить исходную фантастическую идею (ИФИ), пусть даже самую примитивную;

3) предположить, что ИФИ реальна, воплощена в жизнь, проверить, как при этом изменится некоторый аспект реальности (Р1), получив новый фантастический образ (Ф01): ИФИ + Р1 = Ф01;

4) допустить, что этот образ реален, рассмотреть, как этот фантастический образ (Ф01) отразится на другом аспекте реальности (Р2), и получить еще один фантастический результат (Ф02);

5) продолжать последовательно рассматривать изменения реальности, получая все новые и новые фантастические образы: Ф02 + РЗ = ФОЗ или даже порой Ф02 + РЗ = ФОЗ + Ф04.

За примерами далеко ходить не надо — достаточно взять с полки любую книгу хорошей фантастики. Читайте фантастику, господа! Развивайте свое воображение!

Мы же пойдем дальше, нам еще много чего надо освоить, и рассмотрим метод, по сути противоположный только что описанному.

5.5.8. Метод золотой рыбки

Этот метод направлен на снятие слоев реальности и выделение корневой фантастической идеи, той, которая легла в основу того фантастического процесса, явления, описание (образ) которого мы имеем.

Название восходит к хорошо всем известной сказке А.С. Пушкина: любой старик мог свободно пойти к морю, которое могло в это время взволноваться, да и рыбка золотая могла приплыть к берегу, и голос: «Чего тебе надобно, старче?» он легко мог услышать в порывах ветра (а может, это бабка за ним пошла и сзади крикнула) — все это абсолютно реально. Нереальна только замена без всяких усилий разбитого корыта на новое. Увы.

Здесь уравнения построены не на сложении, дающем разрастание фантастической идеи, а на вычитании, сводящем ее на нет.

Алгоритм работы:

1) выбрать процесс, явление (его описание), воспринимающиеся как невозможные, фантастические, недостижимые;

2) выделить в этом процессе (его описании) то, что кажется наиболее невозможным (фантастическим), причина которого неясна, — первое фантастическое событие (ФС1);

3) найти в ФС1 то, что на деле вполне реально (осуществимо, объяснимо с учетом существующих законов, привычек, правил), — первую реальную часть Р1;

4) рассмотреть ФС1 за вычетом Р1 и сформулировать новое фантастическое событие: ФС1 - Р1 = ФС2;

5) последовательно убирать из процесса (его описания), явления все, что не требует фантастических (сложных, неразрешимых) допущений (ФС2 - Р2 = ФСЗ, ФСЗ - РЗ = ФС4 и т. д.), до получения реалистичного объяснения всего процесса (текста) или получения полностью необъяснимого остатка;

6) при наличии необъясненного остатка воспользоваться алгоритмами ТРИС для его решения как задачи (этого не может быть, но это есть).

Конечно, это не столько метод РТВ, сколько метод антиРТВ — мы включаем его в описание методов РТВ просто потому, что так удобнее. Он хорош тем, что позволяет выделить в некоторой сложной проблемной ситуации, описывающем ее тексте ту ключевую идею, которая могла послужить основой, затравкой для возникновения всей этой ситуации, всего текста.

Приведем один реальный пример. Надо было снять эпизод фильма про Робин Гуда, и режиссер настаивал, чтобы в кадре было видно, как стрела прославленного бандита летит и точно попадает в убегающего предателя. Понятно, что реально она должна была попадать в доску, прикрепленную под одеждой на спине убегающего артиста. Но как реально в нее попасть? А теперь приведем описание работы этого приема так, как это сделал автор примера196: «Исходная ситуация: в одном кадре производится выстрел, стрела летит и с первого выстрела попадает точно в цель. Мы не знаем, как этого добиться, поэтому она фантастическая. Начинаем из нее вычитать слои реальности. Можно куда-нибудь выстрелить? Ничего фантастического в этом нет (ИФС1 — Р1 = ФС2). Если выстрелить, то стрела куда-нибудь полетит (ФС2 — Р2 = ФСЗ). Что же остается фантастического? То, что она не просто летит, а попадает.... А она, вообще-то, попасть может (случайно) ? Может. В чем же фантастичность ? В том, чтобы заведомо с одного выстрела попасть. Теперь задача сводится к тому, чтобы гарантировать попадание стрелы от лука до нужной дощечки. Каким образом это сделать?Аналогия: автобус едет, куда хочет, а трамвай — только по рельсам. Можно попасть туда, куда надо, если стрелу привязать, грубо говоря. Связать лук и дощечку, тогда прилетит стрела только в дощечку. В чем теперь задача? Сделать так, чтобы веревочка видна не была — это же кино снимают. Это совершенно другая задача, и она гораздо проще, чем исходная. Соединили лук и дощечку леской, сделали полую стрелу и пустили ее по леске. А дальше — куда ни стреляй, стрела прилетит в цель. Конечно, пришлось сделать несколько дублей...».

5.6. Комплексные методы РТВ

Эта группа включает методы развития творческого воображения, в которых, так или иначе, используются все вышеизложенные подходы.

5.6.1. Ступенчатый эвроритм

Сначала Г.С. Альтшуллер назвал этот метод «этажным конструированием фантастических идей». Позже он сменил название на более экзотичное — «ступенчатый эвроритм». Большие возможности этого метода РТВ определяются тем, что в нем необычным образом сочетаются различные системные характеристики выбранного первоначально объекта изменений.

Алгоритм работы по методу:

1) выбрать прототип, тот исходный объект, который мы будем менять;

2) сформулировать главную функцию этого объекта (точнее, системы — мы ведь всегда работаем с образами, отражениями реальности в нашем сознании);

3) мысленно воспроизвести ситуацию, рекомендуемую на первом этапе преобразований (первом этаже эвроритма) и предложить идею реализации того, что предлагается сделать с выбранной системой;

4) развить все полученные идеи, используя метод снежного кома;

3) последовательно произвести все 11 описанных ниже преобразований (подняться на 11-й этаж этого небоскреба РТВ).

Нам осталось описать, какие изменения необходимо осуществлять на каждом этаже, и подкрепить это примерами. Но сначала, согласно приведенному алгоритму, мы должны выбрать объект и задать его функцию. Это может быть что угодно: носовой платок (функция — удерживать сопли), стол (удерживать посуду), что-то из еды, например, сосиска (насыщать человека), вода (удовлетворять жажду) и т. п. Ну вот, а теперь начнем восхождение.

Этаж № 1. Объект один (всего один, принципиально одни), функция та же.

Один носовой платок на весь мир. Других платков нет. Может, когда-то и были, но сейчас нет, он принципиально один. Но он должен выполнять свою функцию, удерживать сопли всех читателей этой книги, а также всех, кто ее в глаза не видел, — всех людей на Земле. Это может быть, скажем, переходящий платок. Или платок-инициатор, используемый один раз в жизни в ритуале инициации, перехода во взрослую жизнь с присвоением нового, взрослого имени. Но, быть может, этот платок — высшая награда, торжественно присуждаемая ежедневно, нет, лучше ежечасно, самому умному человеку планеты, чтобы он мог промокнуть выступившие от счастья слезы, ну и заодно высморкаться. После чего он его стирает, сушит, гладит и доставляет в следующую точку передачи — и все за один час (на то он и самый умный, чтобы смог это сделать).

Этаж № 2. Объектов много (очень много, слишком), функция та же.

Это в чем-то противоположно описанному выше методу Робинзона Крузо, разница в том, что функция объекта не меняется. Тех же платков очень много, ну просто завал — они попадаются всюду, они летают по улицам, гонимые ветром, они скользят под ногами в дождь и снег, на дорогах надписи: «Осторожно, плат-копад». Как тогда изменится жизнь?

Проницательного читателя, конечно, может возмутить наше слишком несерьезное отношение к платкам. А уж тем более к ступенчатому эвроритму. Увы, солидности нам в самом деле часто не хватает. Что же, мы можем посоветовать ему выбрать какой-то другой объект для упражнений и читать только описание того, что надо делать на каждом этаже эвроритма, без наших неприличных примеров. Пусть он тогда сам себе эти примеры и придумывает.

Чтобы упростить работу на этом шаге эвроритма, допускается замена мест или времени использования нашего объекта или процесса с неким другим, тоже произвольно выбранным. Скажем, если мы выбрали процесс зрения: мы ведь все время на что-то смотрим, но вот едим, т. е. пробуем на вкус, достаточно редко. А теперь мы все время пробуем что-то на вкус, но иногда, два-три раза в день можем подсматривать, что же это такое, — просто мы так стали устроены (что-то произошло с нашими глазами), что они могут смотреть только в течение 3 минут, а потом просто перестают видеть. А вот пробовать на вкус нам ничто не мешает — общество изобилия. О чем будут вестись эти вечнообеденные беседы? Как увидеть самый вкусный, самый прекрасный продукт чаще других?

Этаж № 3. Надсистема объектов, функция та же.

То есть функция платка выполняется уже не самим платком, а его наденете-мой. Любой населенный пункт оборудован специальной соплесосной системой. И все бы ничего, но в одном очень сибирском городе люди вдруг стали такими больными, что соплесосная система перестала справляться с обилием соплей. Кстати, как использовать все то, что она насосала? И наоборот, стали такими здоровыми, что вообще перестали сморкаться (в отличие от всех нормальных людей, знающих, что сморкаться реже двух раз в полчаса неприлично), и соплесосная система заржавела от безделья. Что делать? Ведь специалистов по такого рода ремонту просто нет. И вот... Впрочем, не будем лишать читателя удовольствия самому...

Этаж № 4. Альтернативная система, функция та же.

Альтернативная система (вспомним определение) — это другая система с той же функцией (назначением). Говорить о длинных рукавах (вот, оказывается, зачем они были нужны на древней Руси боярам) неинтересно. Зато если бы мы выбрали в качестве объекта, например, воду... Тогда жажду должна будет удовлетворять какая-то другая система. Если воды на планете не стало или она стала непригодна для удовлетворения жажды. Мы даже можем упростить ситуацию: люди ее пьют (без воды нет жизни), но через силу, по необходимости. При этом всем страшно хочется пить, сделать хотя бы один освежающей глоток, хотя бы раз в жизни. Надо придумать нечто, собирающее влагу из воздуха... Но мы не хотим снова мешать нашим читателям.

Этаж № 5. Антисистема, функция та же.

Придется еще раз посмотреть главу 1: антисистема — это система с противоположной (по отношению к исходной) функцией. Но именно она должна выполнять функцию выбранной нами системы. Что может вызвать сопливость — сквозняки197. Значит, они должны быть такими, чтобы просто сдувать сопли, вечно текущие из наших носов, — сквозняки же!

Этаж № 6. Система та же, но функция альтернативная (т. г. какая-то другая).

Вот тут мы четко попадаем на метод Робинзона Круза. Для чего только люди не используют платок, но чтобы в него сморкаться — это просто никому не приходит в голову. Это же просто неприлично. И вот один землянин... Все, все, все — ухожу, Марья Ивановна, ухожу (на следующий этаж).

Этаж № 7. Подсистема исходной системы. Функция та же.

Чтобы было интересно (помните, как при работе по 5.5.2 с системном оператором), надо взять какую-то подсистему подглубже: например, нитку, которой прострочен край платка, или краску, которой покрашена его ткань. И сморкаться, выдергивая нитки — зато сам платок всегда чистый. Или специальная такая краска, которая как лекарство останавливает любой насморк, и носовые платки продаются в аптеках, от разных фирм, с разными названиями...

Этаж № 8. Система та же, но выполняет функцию надсистемы.

Тут надо подумать, что выбрать в качестве надсистемы. Ведь любой реальный объект может входить в несколько надсистем. Если в качестве надсистемы выбрать одежду (платок не просто входит в комплект одежды, но и выполняет по отношению к ней некоторые функции, по крайне мере выполнял, выглядывая из нагрудного кармана пиджака), то это неинтересно. Ну шьют всю одежду исключительно из носовых платков. Или неприлично: вся одежда — это один носовой платок (впрочем, ничто не ограничивает его размеров). А вот если надсистема — больной человек (а зачем, в самом деле, платок здоровому), и платок выполняет за больного человека все его функции. Это уже интереснее, это уже можно развивать.

Этаж № 9. Система та же, но ее функция не нужна.

Причем совсем, никогда — все стали абсолютно здоровыми (хорошо бы). И носовые платки можно найти лишь в экспозициях музеев, рассказывающих о нашем печальном прошлом. Больше того, прошло так много времени, что их уже вообще не найти ни в одном музее. И вот у одного землянина неожиданно случился насморк, и только в запасниках одного-единственного музея на всей Земле... Все, конечно, кинулись на поиски... Но пока его искали... Нет, лучше так: никто уже не знает, зачем применялся этот небольшой кусочек ткани, и вот ученые мужи...

Этаж № 10. Система та же, но функция меняется на антифункцию.

Теперь платок должен, просто обязан вызывать сопли. Как бы заменять собой нюхательный табак. Его, конечно, можно просто чем-то пропитать, но если пойти дальше и предположить, что один его вид...

Этаж № 11. Система та же, но функция выполняется не полностью, а частично (под-функция).

Видимо, это когда платок сопли-то собирает, но не удерживает — они протекают сквозь него. Нет, дальше не буду ковыряться во всей этой грязи, ну ее.

Этаж № 12. Почему бы вам не придумать его самим (мы обещали только 11 и свое обещание выполнили).

Вы также можете попробовать взять другой предмет, хотя бы из тех, что мы перечислили в начале. Уверяем — не пожалеете.

5.6.2. Метод фантограммы

Фантограмма предложена Г.С. Альтшуллером в 1970 г. Это универсальная таблица (матрица), пригодная для усовершенствования любого объекта (но не процесса или явления, ситуации, правила) и также предназначенная, прежде всего, для развития творческого воображения. Она обеспечивает систематический поиск точек (областей, направлений) изменения исходного объекта, лежащих традиционно далеко за привычными для нетренированных людей границами таких изменений. Фантограмма — это фактически таблица. Она позволяет систематизировать применение простых приемов фантазирования к непривычным областям рассмотрения выбранного объекта. Мы позволим себе чуть-чуть изменить исходный вид этой таблицы198 для упрощения работы по ней читателей. Сама таблица представлена на рис. 5.1.

Алгоритм работы по методу фантограммы:

1) поставить задачу исследования;

2) выбрать исходный объект для изменения (достаточно для начала область его существования — животные, автомобили, станки, лейки, скамейки, дома, грядки и т. п.);

3) записать конкретные показатели этого объекта в соответствующий столбец;

4) выбрать (последовательно или в произвольном порядке) строку, соответствующую какому-либо одному конкретному показателю, и произвести изменение этого показателя по какому-то одному методу, указанному в столбцах А — И и Л — П. Предложить новый образ исходного объекта. Записать результат, обозначив клетку, где он был получен, в заданных обозначениях строк и столбцов таблицы (например, К-1 — А).

5) изменить полученный образ, проверив по отношению к нему действие других конкретных показателей (как этот образ будет питаться, передвигаться, развиваться и т. п.). При необходимости применить к любому их этих показателей методы его изменения, указанные в столбцах А — И и Л — П (использовать простые приемы фантазирования), пройдя по соответствующей строке влево

Таблица 5.1. Метод фантограммы
    сретные показатели (варианты универсаль-гоказателей для конкретного рассматриваемого объекта) Методы изменения конкретных показателей
У Универсальные показатели любого объекта (К) Уменьшить — увеличить Объединить — разъединить Сделать наоборот (заменить антисвойством) Ускорить — замедлить Сдвиг во времени (вперед — назад) Изменить зависимость «свойство — время» или «структура — время» Отделить функцию от объекта 1-Изменить связи объекта со средой Изменить количественный показатель (константу) Динамизация — статика Дробление — объединение Универсализация — ограничение Оживление
    й и © £ ^ х А Б с д Е ж 3 и Л М Н О п
1 Объект (система)                            
2 Вещество объекта (физическое состояние)                            
3 Вещество объекта (химический состав)                            
4 Подсистемы (элементы) объекта, его микроструктура                            
5 Надсистема объекта                            
6 Среда обитания                            
7 Энергетика (откуда получает, как тратит, питание)                            
8 Направлениеразвития                            
9 Способ передвижения                            
10 Способ воспроизводства                            
11 Степень организации                            
12 Управление                            
13 Цель, назначение, смысл существования                            

(за вычетом того метода, который уже был применен на предыдущем шаге алгоритма). Записать все изменения исходного образа нарастающим итогом.

6) продолжать работу п. 5 до получения нужного (устраивающего вас) результата.

Добавим, что за счет удачного выбора универсальных показателей выход осмысленных сочетаний в фантограмме довольно высок (по некоторым оценкам, до 60-70 %).

Приведем пример начала работы по этому методу (не отнимая у читателя возможности пофантазировать — только начало).

Предположим, надо придумать фантастическое животное.

Первый шаг: записать конкретные показатели для данного множества (животные).

1к — организм

2к — биологический объект

Зк — белки, коллоидный раствор;

4к — клетка;

5к — колонии, стаи, сообщества и т. д.;

6к — поверхность суши, вода, тропосфера;

7к — окисление пищи;

8к — от клетки к организму;

9к — плавание, ползание, летание, ходьба, бег;

10к — самовоспроизведение;

11 к — от клетки до почти разумного уровня;

12к — внутреннее и внешнее (от сообщества, стаи);

1 Зк — участие в биологическом круговороте в пределах одной планеты.

Теперь читатель легко может получить удовольствие, создавая новое, поистине фантастическое животное, точнее, его образ.

5.7. Переборные методы решения задач

Обратимся, наконец, к некоторым переборным методам решения задач, которые также можно рассматривать и как методы РТВ. Ведь, как уже говорилось, получить идею решения — значит создать ее в своем воображении. Мы расположили их после методов РТВ не только потому, что они могут служить хорошим логическим переходом к собственно методам постановки и решения задач, отличающим ТРИС, но и потому, что после тренировки своей фантазии методами РТВ от них может быть заметно больше толку.

Все эти методы традиционно не включаются в ТРИС. К тому же они широко известны — найти материалы про аналогию, инверсию, методы контрольных вопросов, мозговой штурм, эмпатию и тому подобные якобы творческие методики не представляет никакого труда. Мы сделаем исключение только для одного из переборных методов — морфологического, в силу его невероятной мощности и исключительности. При всех своих переборных недостатках он может оказаться полезным в практической работе по поиску нового. Он стоит того, чтобы уделить ему пару страниц.

5.7Л. Морфологический синтез

Эту самую серьезную переборную методику получения новых решений почему-то называют морфологическим анализом, хотя по сути это, конечно, синтез. То есть начинается он, конечно, с анализа, но его конечная цель — именно синтез. Сразу предупредим, что это только один из множества морфологических методов (их можно даже объединить в системно-морфологический подход1), среди которых не менее интересен метод отрицания и конструирования Ф. Цвикке199 200.

Морфологический анализ предложен американским астрофизиком (швейцарского происхождения) Ф. Цвикки201 202, который применил этот подход в 1942 г. к решению астрофизических проблем и предсказал благодаря этому существова-

- 4

ние нейтронных звезд .

Метод назван «морфологическим» по аналогии с наукой морфологией — разделом биологии, изучающим формы и строение живых организмов без рассмотрения их функционирования. Изучение формы и строения объектов (товаров), заимствованное из морфологии, успешно применяется сегодня для решения широкого круга задач, связанных с проектированием новой техники, а также маркетинговых. При этом метод достиг заметных вершин203. И хотя морфологический анализ не имеет ограничений на области применения, в каждой области, где он используется, имеется своя специфика работы по нему. Основная трудность — это уход от проклятья размерности, выделение ограниченного (лучше двух) главных характеристик, сочетание которых дает все базовые варианты системы.

Сила и слабость морфологического синтеза (мы все же позволим себе называть его так, отражая сущность происходящих при работе по этому методу процессов) состоит в возможности охватить все (или хотя бы главнейшие) возможные варианты (виды, способы существования) совершенствуемого объекта. Это обеспечивается почти полным систематичес