Book: Операция 'Петух-53'



Операция "Петух-53"


(перевод с иврита, дополнения и примечания - Ontario14)



Операция 'Петух-53'
 



"День,  когда  я  был  гостем  израильской танковой дивизии, полностью вооруженной советской техникой, отмечен красным в календаре счастливых  дней моей жизни. Сотни советских танков, бронетранспортеров,  танковые тральщики, мосты,  тягачи,  сотни советских  автомобилей  - трофеи, взятые  у  арабов. Командиру дивизии,  бригадному  генералу Узи  самой судьбой  было  начертано иметь дело с советским вооружением. В свое время, будучи командиром коммандос, он похитил в Египте сверхсекретный советский локатор".


 (Ион Деген. Голограммы. Стереотип)


Это была одна из самых смелых и сложных операций ЦАХАЛ за все время "Войны на истощение". Генерал-лейтенант Хаим Бар-Лев, бывший в то время начальником генштаба, сказал о ней, что "всё прошло как в кино". В декабре 1969 года израильтянам удалось захватить в Египте советский локатор Р-12.

Начиная с марта 1969 года, когда Гамаль Абдель Насер объявил Израилю войну "на истощение", ЦАХАЛ оставил тактику "глухой обороны" на Синае, которой придерживался с июня 1967 года, и перешел к "активной обороне", предусматривавшей вылазки на африканский берег Канала. Цель новой тактики была лишить египтян надежды сломить боевой дух израильских частей.

После шестидневной войны египетская армия стала получать новейшие танки, радары и другие системы вооружений производства СССР. Египетские силы ПВО получили советскую систему, включающую, между прочим, ракеты SA-2 "земля-воздух". В батареи этих ракет входили локаторы Р-12 для дальнего обнаружения самолетов противника. Эти локаторы являлись одним из новейших достижений советской военной техники.

Батареи ПВО египтян в районе Канала неоднократно подвергались бомбардировкам израильских ВВС.

Бывали периоды, когда на Канале не оставалось вообще целых ракетных комплексов ПВО, но это длилось недолго - египтяне быстро восстанавливали разрушенные позиции и ставили на них новые советские ракеты.

Основной груз "войны на истощение" лег на плечи израильских ВВС. Наземные операции почти не проводились. Можно лишь отметить "Операцию Равив" в сентябре 1969 года, когда на западный берег Суэцкого залива вторглась бронеколонна при поддержке с воздуха и с моря.

В шестидневную войну ЦАХАЛ захватил несколько советский локаторов, они были тщательно изучены и с их помощью разработаны средства электронной защиты самолетов.  Во время "Операции Ярив" израильская авиация столкнулась с относительно слабыми возможностями ПВО египтян - самолеты без труда уничтожили их батареи, оставшись незамеченными. Но постепенно картина стала меняться. Электронные средства защиты и тактика летчиков становились неэффективными и самолеты "засвечивались" уже на ранних стадиях полета, даже на малых высотах. В штабе ВВС пришли к заключению, что египтяне поменяли радары на более эффективные. Разведка выяснила, что, по всей вероятности, речь идет об одном единственном радаре, тщательно спрятанном где-то к западу от Канала. Египтяне, кстати, даже могли контролировать воздушное пространство западной части Синайского полуострова. Какое-то время израильтянам не удавалось выяснить местонахождение РЛС.

Операция 'Петух-53'
 


Различные модификации локатора Р-12


24 октября 1969 года ВВС разбомбили египетский укреплённый пункт Рас-Аарб, где по данным разведки располагался локатор P-12, мешавший самолетам атаковать цели в этом районе. Сразу же выяснилось, что локатор продолжает свою работу, т.е. бомбардировка, вероятно, была произведена по заранее подготовленной египтянами ложной цели.

22 декабря самолеты "Vautour"[1] обнаружили подозрительный объект в 10-ти км к западу от Рас-Аарб, на западном берегу Суэцкого залива. На первый взгляд казалось, что на снимке два бедуинских шатра в пустыне, но после дополнительной проверки оказалось, что это искомый локатор.

Установку  спрятали очень профессионально: вокруг неё не было никакой наземной или противовоздушной обороны, не было видно никакого движения людей или автотранспорта, дороги к "шатрам" были похожи на козьи тропы. При сильном увеличении обнаружились антенна локатора и генератор. В тот же день сержант Рами Шалев и ст. лейтенант Ехиэль Хальор из отдела расшифровки аэрофотоснимков предложили смелую идею: зачем бомбить локатор, когда можно его вывезти в Израиль и, таким образом, узнать его секреты. Предложение было с энтузиазмом поддержано  руководством израильских ВВС.

 Утром 24 декабря командующий ВВС Израиля генерал Моти Ход сообщил Хаиму Бар-Леву о готовности ВВС обеспечить доставку десанта к цели, и локатора - в Израиль.

Место, где был обнаружен локатор, было не очень хорошо известно израильской фронтовой разведке: холм и пересохшие русла ручьёв вокруг, тянувшиеся с юга на северо-восток. Грунтовая дорога соединяла цель с шоссе, от которого отходила ещё одна дорога  к ложному локатору - примерно в 5-ти км от настоящего. В этом районе были и другие грунтовые дороги, осложнявшие ориентировку на местности.

 
Операция 'Петух-53'



Локатор состоял из двух вагончиков на "ЗИЛах". "Оперативный" вагончик был главным и самым тяжелым - в него входили офис, дисплеи и аппаратура слежения. Во втором вагоне находился двигатель, вращающий находящуюся на крыше антенну. Её длина была 12 метров, и она напоминала множество соединенных домашних ТВ антенн. Ни средств ПВО, ни заборов, ни окопов вокруг объекта на снимках видно не было. Кроме двух вагончиков, обнаружены были два генератора, бункер, палатка и бочонки с бензином. На месте находилось предположительно 20 человек - 8 из них обслуживали сам локатор, 12 - подсобные рабочие. Разведка сообщала о возможности нахождения вооруженной охраны в нескольких километрах от цели - египетский пехотный батальон занимал позиции неподалеку(6-7 км) и в его распоряжении были замечены двенадцать 120 мм минометов и множество автотранспорта. Около "ложного" локатора была батарея ПВО - 6 орудий 37 мм, 6 орудий 23 мм, 25 пулеметов ПВО. И, наконец, разведка сообщила о повышении боеготовности египетских частей в этом районе - после обнаружения ими активности израильской разведывательной авиации.


Планирование операции.


В начале израильские ВВС готовились к простому уничтожению локатора с воздуха. Самолеты уже стояли наготове. Генштаб остановил вылет за несколько минут до назначенного срока - шло обсуждение плана захвата РЛС. Интересно, что идея не была супер-оригинальной. В феврале 1942 года около ста английских коммандос захватили и доставили на острова немецкий локатор, располагавшийся на французском берегу Ла-Манша и мешавший полетам английских самолетов[2]. Операция была придумана лично Уинстоном Черчиллем. Во всяком случае - так говорят.

Предварительный план операции был разработан начальником оперативного отдела штаба ВВС генерал-майором Давидом Иври. Операция получила кодовое название "Тарнеголь-53"("тарнеголь" - "петух"). Точно неизвестно происхождение этого названия. Существует версия, что оно связано с десантными вертолетами "Ясъур"(CH-53)[3].  К плану летчиков в генштабе отнеслись с осторожностью, - надо было убедиться, что задача технически осуществима. Важные детали, такие, как точный вес вагончиков (предположительно 7 тонн оба) - не были известны до самого начала операции, а  для "Тарнеголь-53" успех логистики имел решающее значение.  Все зависело от способности вертолетов быстро и безопасно перевезти локатор через Суэцкий залив на Синай.

Общее руководство операцией было поручено генерал-майору Рафаэлю Эйтану, курировавшему в то время в генштабе вопросы, связанные с пехотными и десантными частями. Рафуль выбрал для исполнения 50-й десантный батальон НАХАЛ[4], входящий в 35-ю десантную дивизию  полковника Хаима Наделя, и спецназ парашютных войск ("саерет-цанханим"). Вечером 25 декабря Бар-Лев собрал командиров операции и выслушал детальный план в их изложении. Всем казалось, что план слишком фантастичен для претворения его в жизнь буквально завтра, но Бар-Лев и Рафуль план утвердили к немедленному осуществлению.

Общий план операции, объединивший предложения ВВС и штаба наземных сил, предусматривал переброску десантников с базы ВВС Тель-Ноф в Абу-Родес на Синае. Оттуда, в ночь на 26 декабря, вылетят 3 вертолёта "СУПЕР-ФРЕЛОН", которые доставят десант в район западнее египетского укрепленного пункта "Рас-Аарб", в 6 км северо-западнее локатора. После захвата РЛС, парашютисты сообщат об этом в штаб операции, который вышлет к месту два вертолета CH-53 "Ясъур", ожидающие приказа на восточном берегу Суэцкого залива. "Ясъуры" должны доставить десантников с добычей в Абу-Родес.

Вертолеты CH-53 "Ясъур" (в количестве аж трёх штук) лишь несколькими неделями ранее были приняты на вооружение израильской армии - только они могли поднять локатор в воздух.

Дополнительной целью операции "Тарнеголь-53" было взятие в плен некоторого количества египетских солдат, обслуживавших РЛС. Это требовалось для вызволения из плена офицера запаса Дана Авидана, взятого в плен на "линии Бар-Лева" несколькими неделями ранее[5]. Планом предусматривалось, что в случае активного сопротивления египтян, или если на месте обнаружится гораздо больше охраны, чем предполагалось, - израильтяне должны были атаковать локатор, взять пленных и отойти обратно на место высадки, чтобы самолеты смогли уничтожить РЛС.

После десантирования, отряд должен двигаться в направлении цели. По дороге будет поставлен заслон из 15 человек (командир - капитан Моти) на ближайшем к цели перекрестке дорог. Остальная часть отряда, под командованием подполковника Цимеля (командир 50-го батальона), по прибытии на место должен быть поставлен еще один заслон из 4-х человек, после чего отряд разделится на 3 группы:

1)   Группа "Исраэль" (12 человек) возьмёт палатку и территорию вокруг неё;

2)   Группа "Моти" (10 человек) захватит бункер;

3)  Группа "Нехемия" (15 человек) захватит вагончики и подготовит их к отправке;

В  третью группу входил электронщик из штаба ВВС, специалист по локаторам и советским ракетным установкам SА-2. Его задачей было первичное исследование РЛС  и наблюдение за разборкой конструкции и её погрузкой. В случае каких-либо непредвиденных обстоятельств он должен был забрать в Израиль наиболее важные части локатора.

Группа "Нехемия" тоже, в свою очередь, разделится на 3 звена - одно из них займется генераторами, два других - двумя вагончиками. Подъём вагончиков планировалось осуществить с помощью двух вертолетов "Ясъур", которые прибудут на место, получив сигнал десантников. После отправки вагончиков, отряд взорвёт оставшиеся объекты, и, вместе с пленными египтянами отойдет на 2 км западнее локатора, где, после проверки личного состава, будет эвакуирован на вертолетах на базу Абу-Родес. Существовал и экстренный план эвакуации: если основной план эвакуации будет невозможно осуществить, отряд уйдет на запад в горную местность и свяжется с вертолетами оттуда. Две системы радиосвязи будут задействованы непрерывно до рассвета, а потом по 20 минут каждый час. Единственное, что вызывало неуверенность руководителей операции, был неясный вес вагончиков - это ставило под сомнение всю затею. Предполагалось, что их вес составляет примерно 3.5 тонны - "Ясъур" CH-53 в принципе, мог поднять такой вагончик. Поэтому было условлено, что вертолеты поднимут вагончики целиком, но будут готовы в любой момент сбросить груз.


Подготовка




В тот же день, 25 декабря 1969 года, началась лихорадочная практическая подготовка к операции "Тарнеголь-53", которая должна была начаться назавтра. Поспешность была связана с желанием генштаба ни в коем случае не упустить редкий случай захватить РЛС, причем, именно в ходе тайной операции спецназа, не привлекая ВМФ и бронетехнику.

Основным моментом учений десанта была атака на модель локатора P-10 и отсоединение вагончиков от грузовика "ЗиЛ". Грузовики были трофейными - с 67-го года, устаревшая РЛС была найдена на складе  в Црифине.

Операция 'Петух-53'
 


Этот и следующий снимок сделаны накануне операции - во время учений десанта.


Среди десантников были, в основном, офицеры и наиболее подготовленные солдаты, а также специалисты-сварщики. Учения длились целый день - до тех пор, пока всё не было сделано в установленный планом отрезок времени.

Учения летчиков состояли из подъёма "Ясъурами" вагончиков и полетов с ними вокруг базы. Оказалось, что новые вертолеты способны поднять вес в 4 тонны, тогда как в технической документации к CH-53 говорилось о 3 тоннах как о максимальном весе.

Естественно, всё происходило в обстановке строжайшей секретности. Например, вагончик от старого советского локатора был похищен со склада в Црифине - так максимально сокращалось количество знающих о предстоящем захвате локатора.

Операция 'Петух-53'
 



26 декабря, в пятницу, парашютисты завершили подготовку, и Бар-Лев утвердил общий план с учетом результатов учений. Около полудня был отдан приказ о начале операции "Тарнеголь-53" в 22:00 того же дня. Отряд был переброшен в Абу-Родес через Сде-Офир. Вечером в ШЕКЕМе базы состоялся финальный инструктаж отряда батальонным и дивизионным начальством.

Операция 'Петух-53'
 


Руководители операции "Тарнеголь-53" перед вылетом в египетский тыл


Рейд


Отряд вылетел из Абу-Родеса вовремя. В одном из вертолетов были обнаружены технические неполадки, и он приземлился с 15-ти минутным опозданием - в 22:00.

Локатор увидели еще во время полета. Сразу по приземлении отряд начал движение в его сторону. Ночь стояла ясная, и видимость была идеальной.

В качестве ориентира использовали нефтяную вышку, расположенную к северу от локатора. Отряд шел двумя колоннами, впереди был авангард - "отделение Моти". Через 300 метров достигли вади, пройдя по дну которого достигли точки, где была выставлена прикрывающая группа. От этого места до локатора оставалось 1300 метров, но антенна была уже видна, и она оказалась точно не муляжом. К востоку от радара были замечены двое охранников. Прикрывающая группа заняла выход из вади - к северу от радара. Остальной отряд продолжил движение. Отличная видимость плюс господствующее положение радара на местности вынудило израильтян немного изменить маршрут - чтобы как можно ближе подойти незамеченными к месту. Еще 4 бойца для прикрытия были оставлены в 250 метрах от радара - под командованием лейтенанта Шауля. В их распоряжении были MAG и гранатомет. "Группа Нехемии", которая должна была взять вагончики и генератор, подползла к цели. В это время, группа прикрытия, оставленная у входа в вади, заминировала  русло на всем его протяжении. Оставив двух солдат для наблюдения за вади, группа прикрытия вернулась к вертолетам и вылетела на базу.

Вторая группа прикрытия (лейтенанта Шауля) заняла позицию в 50 метрах от бункера и выжидала до момента, пока не началась перестрелка. Услышав выстрелы, группа Шауля увидела 12 египтян, бегущих в поисках убежища. Сразу поступила команда открыть огонь и группа Шауля обстреляла палатку, где и пытались скрыться египтяне. Затем около палатки появились  десантники, и прикрытие остановило обстрел.

Как уже было сказано, основной атакующий отряд разделялся на три группы: "группа Моти", "группа Исраэля" и "группа Нехемии". Каждая имела свою конкретную задачу при штурме. "Моти" - бункер, "Исраэль" - палатка, "Нехемия" - генератор и вагончики.


"Моти"

Сразу после того, как главные силы ("Нехемия") открыли огонь, "группа Моти" получила приказ двигаться к бункеру. Мл. лейтенант Арье получил легкое ранение, видимо, шальной пулей, еще во время подхода к цели. Группа по дороге уничтожила охрану бункера и вышла к цели. Этот маневр был произведен не по запланированному маршруту, и группа прикрытия Шауля потеряла на какое-то время "группу Моти" из виду. У самого бункера "Шауль" открыли огонь по "Моти", но сразу же прекратил, увидев мигающий зеленый огонек - условный сигнал "Я свой!".  Группа Моти взорвала дверь в бункер и кинула туда гранаты со слезоточивым газом. Трое египетских солдат, бывших внутри, сдались в плен.


"Исраэль"

Параллельно с "группой Моти" действовала "группа Исраэль" против своей цели - палатки. На всем протяжении маршрута группы не было встречено никакого сопротивления. Задержки были связаны только с "шальными обстрелами" других отрядов и с проверкой окопов, оказавшихся, впоследствии, пустыми. Непосредственно палатку забросали гранатами командир группы - Исраэль и боец, которого звали Гур-Арье. После уничтожения палатки, группа Исраэля заняла оборону, ожидая приказа об эвакуации.


"Нехемия"

Группу возглавлял Нехемия Тамари[6] - его имя стало одним из немногих, разрешенных сейчас к публикации имен участников операции, хотя прошло почти сорок лет.

"Нехемия" успешно достигли своей цели - вагончиков и генератора. "Отделение Шамира" было ответственно за генератор. Нехемия приказал Шамиру спрятаться около генератора и наблюдать, как остальной отряд будет штурмовать вагончики. Как только начнется штурм - генератор должен быть отключен. Штурм вагончиков начался после того, как десантники вплотную к ним приблизились и египетский часовой, услышав шум, спросил "Кто там?". Не получив ответа, он выстрелил. Началась перестрелка, заслышав которую, отделение Шамира отключило генератор, "группа Исраэля" уничтожила палатку, а "группа Моти" - бункер.

Операция 'Петух-53'
 


Четвёртый справа - Нехемия Тамари (ז"ל)


Подавив сопротивление египтян, часть группы Нехемии приступила к отсоединению вагончиков от "ЗиЛ"-ов. Это заняло больше времени, чем планировалось - основную трудность представляла собой высокая антенна, не разобрав которую невозможно было принять вертолёты.

Демонтаж РЛС по плану должен был закончиться в 01:45, однако закончился он в 02:43 - только тогда вертолётам было послано сообщение о готовности локатора к погрузке. Между тем, отделение Шамира заминировало генератор и успешно его взорвало.

"Группа Моти" в это время захватила упоминавшихся трёх пленных в бункере. Ими оказались - "начальник смены", "дежурный по дисплею" и "охранник". Этот "охранник", после более детального допроса, оказался дежурным техническим специалистом. После настойчивой и аргументированной просьбы, он согласился передать израильтянам всю имевшуюся в его распоряжении техническую документацию.


Эвакуация

В  02:55 первый "Ясъур" связался с  десантом и приземлился в установленном месте. Вагончик был прикреплен и первый вертолет вылетел на Синай. Выяснилось, что вес вагончика на 400 кг больше, чем предполагалось. Кроме того, из-за технических неполадок первый вертолет не смог подняться на заданную высоту(2500 м) и был вынужден, изменив маршрут, приземлить груз в ближайшей точке Синая - около Рас-Шартуб на западном берегу Суэцкого залива. Оттуда вагончик был доставлен в Абу-Родес другим вертолетом.

Операция 'Петух-53'
  


CH-53 Sea Stallion


Следующий  "Ясъур" доставил второй вагончик без всяких проблем - в 03:50. После уничтожения генератора и укреплений десант в полном составе двинулся на запад - к месту, откуда их должны были эвакуировать. В 04:00 вертолеты с десантниками вылетели на Синай и приземлились там в 04:35.


Итог

"Тарнеголь-53" стала моральной, военной и технологической победой ЦАХАЛ. Престижу Египта был нанесен непоправимый урон. Десантники не понесли потерь убитыми и серьёзно раненными в ходе рейда, невзирая на всю сложность задачи.

Советская РЛС P-12 без каких-либо повреждений была доставлена в Израиль и подверглась тщательному изучению в лабораториях ВВС, что позволило яснее понять советскую техническую концепцию ПВО и создать необходимые средства электронной защиты самолетов. Позже локатор был предоставлен американцам, как впрочем, и доставшиеся Израилю после 6-ти дневной войны МиГи и ракеты ПВО советского производства.

Несколько недель результаты операции не оглашались в СМИ. Израильские газеты сообщали лишь о факте рейда, но ничего о похищении советского локатора.  Общественное мнение в те дни было приковано к другой успешной секретной операции израильтян - во французском порту Шербур, где Моссаду удалось увести купленные у Франции военные корабли. Западная пресса первая сообщила о захвате локатора, назвав действия десантников "like in the movies". Карикатуры в европейских газетах показывали вертолеты, поднимающие египетский президентский дворец и пирамиды.

Бар-Лев сказал участникам рейда:

"Отличная работа, одна из наиболее успешных спецопераций ЦАХАЛ, потребовавшая терпения, сообразительности и целеустремлённости..."

В Египте пытались скрыть последствия рейда. Ответственные были приговорены к казни. Отношения с СССР дали трещину - в Москве стали ещё более скептически относиться к египетской армии, советские "специалисты" не скрывали своей иронии в общении с "египетскими товарищами", что вызвало естественное раздражение среди египетских офицеров, ставшее одним из факторов, повлиявших на решение Садата в 1973 году отказаться от советской помощи.


От переводчика:

Данная статья является, во многом, переводом соответствующих материалов сайта израильских военно-воздушных сил ( http://www.iaf.org.il ) и сайта ветеранов парашютно-десантных войск ( http://www.zanhanim.org.il )

Рассказ об этих событиях с "другой" стороны можно прочитать ниже: КАК ИЗРАИЛЬТЯНЕ У ЕГИПТЯН РАДАР УКРАЛИ


В статье использованы фотографии с сайтов:

http://www.iaf.org.il

http://www.fresh.co.il

http://www.zanhanim.org.il


КАК ИЗРАИЛЬТЯНЕ У ЕГИПТЯН РАДАР УКРАЛИ (Игорь КУЛИКОВ)


СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: «МИСТЕР ИГОРЬ, У НАС УКРАЛИ РАДАР»


Для меня, слушателя Военного института иностранных языков, командированного в Объединенную Арабскую Республику на стажировку в качестве военного переводчика, эта очередная арабо-израильская война, названная Войной на истощение, началась 30 ноября 1969 года. В тот день ранним утром вместе с майором Тарасом Панченко, батальонным военным советником из 3-й механизированной дивизии, дислоцированной в пригороде Каира, мы выехали на фронт. Путь наш лежал на Красное море, в далекий и, казалось, романтический красноморский военный округ. Как и Суэцкий канал, он также считался зоной боевых действий.

Дислоцированная здесь 19-я отдельная пехотная бригада своими оборонительными позициями перекрывала важную в оперативно-тактическом отношении Заафаранскую долину. Обрамленная с двух сторон горными массивами, эта обширная песчано-каменистая долина протянулась широким языком от побережья Суэцкого залива почти до самого Нила. Израильтяне, стремившиеся расширить зону боевых действий, 9 сентября высадили здесь морской десант и на трофейных египетских танках Т-54 совершили пятидесятикилометровый рейд по западному побережью залива, уничтожив при этом радиолокационную роту и ее РЛС П-35. Египетское командование оперативно прикрыло опасное направление, расположив в Заафаране одну из двух своих отдельных пехотных бригад. Почти весь сентябрь бригаду жестоко бомбили. Во время одного из налетов погиб наш советник. Сейчас же здесь было относительно спокойно. О событиях тех дней напоминали лишь огромные воронки от тысячефунтовых израильских бомб.



Для работы нам в качестве персональной автомашины выделили грузовик ГАЗ-63. В его кузов поставили две простые солдатские кровати с матрасами и подушками. Таким образом, у нас имелось и транспортное средство, и даже крыша над головой.


504-й БАТАЛЬОН


Часам к трем после полудня мы добрались до места назначения. Батальон расположился в нескольких километрах юго-восточнее Рас-Гариба. Покрытая местами галькой, а местами песком и лишенная к тому же всякой растительности, эта холмистая местность производила унылое впечатление.

Командир батальона подполковник Мустафа Зибиб и другие египетские офицеры штаба встретили нас очень радушно. На второй день начали детально знакомиться с обстановкой, силами и средствами, имевшимися в нашем распоряжении. Нужно было детально изучить и сектор, в котором предстояло действовать нашему батальону. В нашу задачу входило: не допустить высадку морского десанта в районе Рас-Гариба, обеспечить безопасность «жизненно важных объектов» (нефтяных полей), а также радиолокационной станции от возможных действий вертолетных десантов израильтян. Батальону были приданы значительные средства усиления, однако от возможных действий авиации противника мы должны были защищаться лишь своими тремя пулеметами ДШК.

Настоящей головной болью для нас стала радиотехническая рота. Точнее, не сама рота, а ее радиолокационная станция П-12 советского производства. Размещенная на невысоких холмах в пяти-шести километрах от нашего батальона, она вела разведку в центральном секторе Суэцкого залива. Охраняли РЛС всего десять солдат. Сам же командир роты находился на позиции так называемого ложного радара, ближе к побережью залива, в полутора-двух километрах от настоящей станции.

Ложный радар представлял собой насыпной бугор с воткнутой в него какой-то железкой, изображавшей, видимо, радиолокационную антенну. Прикрывали объект пять зенитных батарей спаренных зенитных установок советского и американского производства. Считалось, что подобным образом противник будет введен в заблуждение.

Столь «мудрый» замысел был утвержден командиром батальона и командующим египетскими РТВ. Естественно, о своем категорическом несогласии с таким решением мы сразу же сообщили бригадному советнику, который обещал разобраться с этим вопросом.

Тем не менее ситуацию с РЛС надо было как-то решать. Мы не могли допустить ее уничтожения. Дело в том, что территория красноморского военного округа была зоной активных действий не только израильской истребительно-бомбардировочной авиации, но и вертолетов. Именно последних мы особенно опасались. Высадка вертолетного десанта противника в районе расположения РЛС с целью ее уничтожения считалась нами вполне вероятной.


НАЛЕТ

Вечером 26 декабря, после ужина, мы, как всегда, пришли в землянку комбата, чтобы обсудить план работы на следующий день. Около двадцати двух часов поступила телефонограмма о пролете двух вертолетов в километрах пятидесяти севернее расположения батальона. Подобное часто бывало и раньше, так что особого значения этому сообщению мы тогда, к сожалению, не придали. Через полчаса с Синая в наш сектор вошел еше один вертолет, но тогда о нем не было никаких сообщений. Об этом, третьем, вертолете мы узнали гораздо позже.

В ходе разговора Панченко неожиданно предложил комбату поднять вторую роту по тревоге и провести с ней ночную тренировку по выдвижению к предполагаемому месту высадки условного десанта противника у радара.

Честно говоря, даже сегодня, сорок лет спустя, мне трудно с уверенностью сказать, что было бы лучшим для нас: проводить или не проводить эту тренировку. Если бы такое учение действительно состоялось, то последующие события этой ночи могли бы развиваться совсем по другому сценарию и в весьма благоприятном для нас отношении. Другой вопрос, какие последствия ожидали бы нас в таком случае. Нет сомнения в том, что на следующий день израильтяне ударами своей авиации смешали бы батальон с песком, и мне, вероятнее всего, не пришлось бы писать эти строки. В таком предположении нет никакого преувеличения. Знакомый батальонный советник, участник Великой Отечественной войны, реально познавший на практике всю мощь израильских бомбардировок на Суэцком канале, как-то образно сравнил удары египетских и израильских войск: «Если араб из рогатки выбивает еврею стекло в окне, то еврей берет дубину и вышибает в доме араба всю оконную раму».

Так или иначе, но подполковник Зибиб категорически отказался от предложения Панченко. Одним из доводов, в частности, было то, что именно в эту ночь наш пехотный взвод должен был устроить засаду в непосредственной близости от РЛС. Организация подобных засад была тогда обычной практикой по защите ночью «жизненно важных объектов». Дискуссия завершилась тем, что нам показали официальную инструкцию, запрещавшую проведение каких-либо занятий и тренировок в случае объявления второй степени боевой готовности. Новых сообщений о вертолетах больше не поступало, и Зибиб предложил нам идти спать, что мы и сделали. Договорились, что в случае необходимости он нас вызовет.



Устав от переводов за день и намотавшись по позициям, я сразу же заснул. Тарас же, как выяснилось, не спал. После полуночи он неожиданно разбудил меня из-за гула самолетов и попросил выйти наружу. Полусонный, я нехотя поднялся с кровати и в одних трусах и майке вышел из землянки. Было зябко, как и всегда ночью в пустыне. Ярко светила полная луна. Действительно был слышен сильный гул реактивных двигателей нескольких самолетов.

– Это, наверное, разведчик! – прокричал я, даже не подумав: «Какая такая воздушная разведка может быть ночью?».

Гул становился все сильнее. Один из самолетов был где-то совсем близко, хотя его и не было видно. Через какие-то секунды, когда я уже собирался спускаться по ступенькам вниз, метрах в двухстах или меньше раздался сильный взрыв, а через секунду второй. Справа я увидел яркие вспышки. Это разорвались первые бомбы. Начался воздушный налет. Мои часы показывали двадцать пять минут первого.

– Тревога, бомбят! – заорал я и кубарем скатился вниз в землянку.



Наскоро одевшись, мы выскочили наружу и побежали в сторону землянки комбата, до которой было метров двести. Воздух уже разрывался от рева реактивных двигателей, а в разных местах, и справа, и слева были видны вспышки разрывов бом и ракет, сопровождавшиеся страшным грохотом. Неожиданно очень близко от нас разорвались сразу несколько ракет. В тот момент мы как-то не подумали о том, что можем быть поражены осколками, поэтому даже ни разу не залегли. Единственным стремлением было лишь одно – как можно быстрее добежать до места.

В землянке комбата были начальник штаба, офицер разведки и офицер связи, мы первым делом попросили сообщить об обстановке.

– Какая может быть обстановка, – нервно ответил Зибиб. – Нас бомбят.

– Что сообщают с радара? – спросил Тарас.

– С радара сообщают, что их тоже бомбят, – ответил комбат.

О том, что радиотехническую роту действительно бомбят, мы знали и сами, поскольку до этого видели красные цепочки трассеров зенитных снарядов – батареи ложного радара вели огонь.

Для уточнения обстановки стали связываться по телефону с ротами, командирами батальона народной обороны и радиотехнической роты. Дали радиограмму о налете в штаб бригады. Пытались по радио установить связь и с нашим «засадным» взводом, который в двадцать два часа должен был занять назначенную ему позицию вблизи РЛС.

Как выяснилось позже, взвод в нарушение приказа находился не в засаде, а на позиции ложного радара, где взводный распивал чай с командиром роты. К настоящей РЛС взвод начал выдвигаться лишь с началом воздушного налета. Единственным сообщением от лейтенанта было: «Двигаться не могу. Меня бомбят». В дальнейшем на наши вызовы взводный не отвечал. Через пару дней во время тщательного обследования района на маршруте выдвижения взвода мы не обнаружили ни одной воронки, ни от бомб, ни от ракет.

Где-то в половине второго ночи или несколько позднее нам позвонил командир радиотехнической роты. Он сообщил, что видит пожар на позиции РЛС, а «сама станция, видимо, уничтожена попаданием бомбы, и связи с ней нет». Это было последнее сообщение, которое мы получили с ложного радара в эту ночь. Связь была прервана. Вскоре прервалась связь и со всеми ротами батальона. Мы остались без связи и в полном неведении о складывающейся обстановке. Восстанавливать связь комбат отказался из-за опасения, что «связисты могут погибнуть».

Интенсивность бомбежки тем временем продолжала нарастать. В какие-то моменты казалось, что до утра мы просто не дотянем. Одна из бомб упала между землянками комбата и пункта связи. Наша «мальга» содрогнулась от взрыва. С потолка посыпался песок, а воздух наполнился пылью и едким дымом.

В начале пятого утра солдат, выставленный комбатом для наблюдения, со ступенек землянки сообщил о странном звуке. Выбежав наверх, мы действительно услышали очень мощный и характерный рокот. Это летели вертолеты. Сразу же пришла мысль, что противник под прикрытием авиации будет высаживать десант. Быстро поднявшись на вершину ближайшего холма, мы смогли на какие-то секунды увидеть за позициями третьей роты темные силуэты, удалявшиеся в сторону пустыни. Тогда мы так и не узнали, почему рота не открыла огонь по этим вертолетам.

Вскоре все затихло. Вертолеты улетели. Слышен был только одиночный гул приближавшегося самолета. По быстро нараставшему в нашем направлении звуку мы сразу поняли, что нас собираются атаковать. В те мгновения, когда мы сломя голову неслись к землянке, над нами пролетели сразу несколько ракет. Они разорвались метрах в пятидесяти позади землянки.

Включив форсаж, самолет ушел в сторону Синайского полуострова. Вновь наступила тишина. Налет закончился. Было около половины пятого утра.

Совершенно разбитые, с трудом передвигая ноги от усталости, мы молча поплелись в свою землянку. Не раздеваясь, прилегли на кровати. Минут через тридцать-сорок раздался телефонный звонок.

– Мистер Игорь, – обратился ко мне комбат. – У нас украли радар.

Через несколько минут мы были в землянке Зибиба. Из его сбивчивых объяснений узнали, что «на позиции РЛС больше нет». Она просто исчезла. Других подробностей подполковник не знал. Выяснилось, что о происшествии ему только что сообщил по радио командир взвода, который лишь к утру добрался до места своей засады.

Решили, что с рассветом съездим на позицию и все посмотрим сами. Узнали, что в результате налета в батальоне погибли два солдата и более десятка получили ранения. Погибших утром похоронили тут же в пустыне.

Договорившись о том, что комбат сообщит нам о времени отъезда, мы вернулись к себе в землянку. Однако часов в девять утра нас разбудил майор, приехавший из штаба бригады на разбор происшествия. Он стал расспрашивать нас о событиях прошедшей ночи.


РАССЛЕДОВАНИЕ

Все остававшиеся до Нового года дни мы занимались расследованием произошедшего. Стали выясняться некоторые отдельные подробности проведенной израильтянами операции, хотя полной и абсолютно точной ее картины мы, конечно, тогда не получили.

Нам было ясно, что все появления вертолетов и самолетов-разведчиков в нашем секторе были неслучайны. Противник к чему-то готовился. Вспомнили и сообщение о пролетах вечером 26 декабря двух вертолетов, о которых нам сообщал пост воздушного наблюдения. Следы колес шасси одного из них мы обнаружили в месте посадки в глубокой лощине. По специфическим следам на песке я определил, что это был тяжелый вертолет французского производства «Супер Фрелон» (самый грузоподъемный вертолет европейского производства). Место посадки второго вертолета нам тогда найти не удалось. Честно говоря, особой необходимости в этом уже и не было. Общая картина была ясна. Вертолеты доставили к станции группу захвата. Ну а о третьем «Супер Фрелоне», участвовавшем в высадке десанта, мы узнали гораздо позже.

После захвата позиции РЛС туда, по нашим предположениям, прибыли по меньшей мере еще два вертолета. Разрезав при помощи автогена крепежные скобы, израильтяне демонтировали обе кабины РЛС – аппаратную и антенно-мачтовое устройство — и на внешней подвеске перебросили их на Синайский полуостров. На позиции сиротливо остались лишь шасси двух автомобилей ЗИЛ-157, сама антенна станции, также тела двух убитых египетских солдат. Расчет РЛС был взят в плен. Оставшиеся в живых бойцы убежали в пустыню.

Дизель-генератор станции десантники взорвали. Вот этот горевший дизель-генератор и увидел командир радиолокационной роты с ложного радара, приняв его за пожар на РЛС.

Прежде чем улететь на Синай, израильтяне тщательно заминировали позицию, установив в кабинах ЗИЛов даже «мины-сюрпризы». К счастью, от этих израильских подарков к Новому году никто не пострадал, хотя, честно говоря, страх не покидал меня ни на минуту, когда я расхаживал тогда с Тарасом по позиции бывшей РЛС.

Вся эта мрачная эпопея с «кражей радара» наделала тогда много шума и в Каире, и в Генштабе в Москве. Среди наших военных советников и специалистов только и разговоров было о том, «как на Красном море евреи украли радар». Каких только домыслов об этом мы не слышали в последующие недели.

Но реальную и достаточно подробную картину о событиях той ночи удалось получить лишь спустя много лет уже в Москве, когда мне случайно удалось ознакомиться с несколькими израильскими источниками времен Войны на истощение.

Израильтяне до сих пор считают проведенную в Рас-Гарибе операцию зимой 1969 года одной из самых смелых и сложных за все время этой войны, а, на мой взгляд, и очень рискованных. Решение о ее проведении было принято израильским командованием достаточно неожиданно. Дело в том, что израильские ВВС уже давно разыскивали египетские РЛС П-12, которые начали поступать на вооружение египетских РТВ. Прежние радиолокационные станции П-10 и П-35 были хорошо известны израильтянам и отдельные их образцы даже захвачены во время «шестидневной войны» 1967 года. Большая часть из 47 египетских РЛС были уничтожены или повреждены. Что же касается П-12, то ее тактико-технические характеристики противнику не были известны. Не было у израильских ВВС и эффективных средств противодействия этим радарам.

Только во второй половине декабря израильским воздушным разведчикам «Вотур» удалось обнаружить такую станцию в районе Рас-Гариба на западном побережье Суэцкого залива. Командование ВВС Израиля уже было готово отдать приказ об уничтожении станции, когда молодые дешифровщики аэрофотоснимков предложили просто вывезти станцию и, таким образом, узнать все ее технические характеристики. Главным их доводом было то, что РЛС практически не охраняется и не прикрывается средствами ПВО. Предварительный план операции был разработан начальником оперативного отдела штаба ВВС генерал-майором Д. Иври, а общее руководство операцией было поручено генерал-майору Р. Эйтану. Для участия в операции он набрал преимущественно молодых офицеров из 50-го десантного батальона и разведроты 35-й парашютно-десантной бригады. Всего в группу захвата вошли 37 человек.

Для обеспечения проведения операции было выделено 27 самолетов, из которых 12 должны были атаковать наш 504-й батальон, а также три вертолета «Супер Фрелон» и два новейших американских вертолета СН-53. Вечером 25 декабря после проведения успешной тренировки на трофейной РЛС П-10 план операции «Тарнеголь-53» («Петух-53») был утвержден начальником генерального штаба Хаимом Бар-Левом, а 26 декабря около полудня был отдан приказ о начале операции.

В то же день в 21.00 15 боевых самолетов вылетели на отвлекающую бомбардировку подразделений бригады в Заафаране и блокирование всего района операции от возможной активности египетской авиации. Вся эта воздушная вакханалия продолжалась почти до самого утра. Группа же захвата ожидала своего часа на аэродроме в Абу-Рудайсе на восточном побережье Синая. К полуночи десантники, разделившиеся на три отделения, были уже на месте и под грохот авиационной бомбардировки начали захват объекта, а позже и демонтаж станции, который планировали закончить в 1.45. Однако закончить работу пришлось на час позднее из-за трудностей с демонтажом высокой антенны. Для этого пришлось использовать даже один из вертолетов. Между тем другая группа десантников заминировала дизель-генератор и взорвала его. Около трех часов ночи на позиции приземлился первый вертолет СН-53, который с большим трудом доставил на Синай самый тяжелый блок – аппаратную часть РЛС. Примерно через час была вывезена и вторая часть РЛС. Доставленная в Израиль станция была сразу же передана специалистам из лабораторий ВВС для тщательного изучения.



КОМУ НУЖНА СТАНЦИЯ?

Проведенную операцию сами израильтяне предпочли не афишировать. Во всяком случае, «Голос Израиля» из Иерусалима на русском языке, любивший ежедневно информировать советских «хабиров» об успехах израильской армии, по этому поводу упорно молчал. Лишь через месяц или чуть позже радио Би-би-си сообщило о том, что «в Израиле находится группа американских специалистов, которая занимается изучением советской радиолокационной станции, похищенной израильскими десантниками на побережье Красного моря».

Дело в том, что противнику удалось захватить хотя и не новейшую, но вполне современную радиолокационную станцию П-12, стоявшую в то время на вооружении не только египетских и вьетнамских ПВО, но и нашей противоздушной обороны. Станция работала в метровом диапазоне и имела дальность обнаружения 200 км и до 25 км по высоте. В наших войсках она использовалась не только для обнаружения воздушных целей и выдачи целеуказаний различным средствам ПВО, но для сопряжения с РЛС сантиметрового диапазона и с комплексами автоматизированного управления ЗРК войск ПВО страны «Воздух».


ЭПИЛОГ

Тем временем над нашими головами продолжали сгущаться тучи. И мы, и египтяне с тревогой ожидали выводов высоких комиссий. И выводы действительно последовали. Все главные участники событий – командир нашего 504-го батальона, командир радиотехнической роты, командир взвода засады, командир радиотехнического батальона, в состав которого входила рота, и восемь солдат-беглецов из охраны РЛС были отданы под суд. Эта же участь постигла и командующего РТВ.

Заседание военного трибунала состоялось уже в январе. Оно проходило в одном из помещений штаба округа в Эль-Гардаке, которую наши турфирмы ныне почему-то называют Хургадой. Мы с Тарасом также были там. Комбат надеялся на нашу помощь в качестве свидетелей. Однако на суд нас так и не пригласили. Была лишь беседа с одним из штабных чинов. Сначала мы думали, что приговоры будут не слишком суровыми. Однако все оказалось гораздо хуже. До сих пор помню, как этот уже немолодой подполковник в последнюю встречу с нами еще до окончания суда и объявления приговора заплакал навзрыд, повторяя лишь одно слово – «иадам» (смертная казнь). Действительно на следующий день трибунал приговорил подполковника Зибиба и двух других рас-гарибских офицеров к высшей мере. Командующий РТВ и командир радиотехнического батальона получили по двадцать пять лет тюрьмы. Столь суровое решение суда вызвало тогда большой резонанс среди египетских офицеров, которые в целом с сочувствием относились к осужденным.

Собирались строго наказать и майора Панченко. Реально Тарасу грозило досрочное возвращение в Союз и увольнение из армии. Однако после жесточайшего разноса главным военным советником Тараса Васильевича сослали на Суэцкий канал, где он и прослужил весь оставшийся срок до отъезда на родину. Я же остался «загорать и ломать кораллы» на Красном море, но уже с новым советником и новым комбатом.

Вскоре в Рас-Гариб привезли и новую П-12. Теперь ее окружили и колючей проволокой, и зенитными батареями, и даже подготовили к взрыву, хотя вторично красть такую же станцию израильтяне вряд ли собирались. Подобную же станцию установили и в Заафаране.

Вскоре 19-я пехотная бригада ушла в Александрию, а на смену ей пришла уже другая бригада, в которой я прослужил до самого перемирия. Спустя полтора года во время уже второй командировки в Египет случайно встретил в Каире бывшего командира пулеметной роты, от которого узнал, что новый египетский президент А. Садат помиловал осужденных. К тому времени в Союзе станцию модернизировали несколько раз, и она еще с десяток лет простояла на вооружении нашей ПВО.


Игорь КУЛИКОВ



Примечания

1

В Израиле эти самолеты использовали для разведки.

2

“Bruneval Raid” 27-28.02.1942

3

Ещё одна версия - у ВВС в те времена все подобные операции назывались "Тарнеголь". Например, попытка сбить самолет с высокопоставленными египетскими военными  над Синаем накануне операции "Кадеш" 1956 года - называлась "операция Тарнеголь", без порядкового номера в конце. Потом, видимо, пошла нумерация - "Тарнеголь-2"  и т.д.

4

Бывший 88-й батальон Моты Гура, сражавшийся на Митле в 1956 году.

5

Освобожден из плена лишь после "Войны Судного Дня" 1973 года

6

Нехемия Тамари (1946 - 1994) - после "Тарнеголь-53" долгое время служил в "спецназе Генштаба» ("саерет-МАТКАЛь"), возглавлял это  подразделение в 1978-80 гг. Участник операции "Энтеббе". В 1993-94 гг. командовал Центральным округом. Погиб 12 января 1994 года в катастрофе вертолета около иерусалимского квартала Неве-Яаков. 


home | my bookshelf | | Операция "Петух-53" |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу