Book: Разгильдяй



Разгильдяй

Карасов Алексей Вадимович

Разгильдяй

Разгильдяй

  

Название: Разгильдяй

Автор: Карасов Алексей

Издательство: Самиздат

Год: 2013

Страниц: 417

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Попаданец, многие считают его вором и негодяем, а на самом деле, честнейшей души человек, почуял начало войны, развязываемой англичанами. Для умного человека война всегда горе, а глупые английские аристократы считают войну необходимой.

  

   Защита слабому дана

   На пулю вся его надежда

  

  

  

  

   -1-

  

  

  

   ..."под крылом самолёта о чём то шуршит зелёное море тайги"...

  вспомнились почему-то слова песни. Под крылом самолёта мне ничего не шуршало. Я лежу на траве под крылом И-7. Это мой самолёт, истребитель седьмой модели. Для желающих сообщяю ТТХ, но они не особенно впечатляют.

   Основные размеры 10,2х9,1х3,6

   взлётный вес 2470 кг

   вооружение: пушка 30 мм; два двухствольных пулемёта 7,92 мм

   двигатель 1600 лс

   максимальная скорость 720 км/ч

   Мне 22 года, рост 172, вес 68. Из за того, что я такой большой и толстый, тяжко приходиться на войне. Девочки весом 30 кг, дети, летают на самолётах легче моего почти на 300 кг. Соответственно мне приходится тяжелее на эти проклятые 300 кг. В иные дни так и кажется, что я не смогу подняться на ноги из за лишних 300 кг.

   Вот и сегодня, после утреннего вылета и последующей мясорубки в воздухе, уцелел только потому, что мой лётный стаж скоро 10 лет. Даже не интересно, кто-нибудь вспомнит об юбилее или нет. Лучше бы не вспомнили. Не придётся жрать что попало, кричать тосты, принимать поздравления и подарки, а на следующий день разбиться из за того, что при маневрировании в воздухе, жратва полезет наружу.

   Пора написать рапорт и перейти в бомбардировщики или транспортники. Там пилишь себе и пилишь. Но и в бомбардировщиках девочки полезнее. Они в два раза меньше меня, поэтому защита в два раза толще. Кислорода она потребляет в два раза меньше. Поэтому кислородное оборудование в 4 раза легче. Питается в воздухе исключительно шоколадными конфетами. Поэтому туалет в 8 раз легче. Выдержать длительный полёт девочке тоже легче. В куклы поиграет, пока самолёт на автопилоте. Она зазубрит маршрут в 5 раз быстрее. Отбомбится в два раза точнее. Так, что мне особенно некуда податься.

   На лёгком транспортнике увезу на 100 кг меньше, из за моей тяжести. Остаётся тяжёлая транспорная авиация. Туда тоже лучше девочек берут. Водку не пьют, в воздухе на диспетчеров и начальство матом не ругаются, на земле по бабам не бегают, везут себе и везут.

   Размышления прервал голос:

   -Товарищ капитан!

   Это техник зараза. Точнее техничка.

   -Товарищ капитан! Товарищ капитан! Вас к себе полковник требует.

   Полковник тоже девочка, отличница. Возраст такой же как у меня или чуть старше. Но, весит она всего 50 кг и пока влазит в самолёт для девочек. У неё в жизни и в полку всё на пять. Чуть не на пять иди чистить сортиры. Капитану не положено чистить сортиры!? А кто это у нас такой старый и тяжёлый? Таких нам не надо. Не дай бог собьют. Испортишь показатели. Так, что сортиры или в резерв.

   Конечно в резерве отдохнёшь и расслабишься. Ну, а кто из резерва возьмёт старого? Ещё потолстею не дай бог. Если из резерва куда возьмут жирного в 72 кг, то сразу собьют. Навыки какие были растерял, вес наоборот набрал. Конечно сразу в драку не бросят. Будут натаскивать. Но, как говориться, старого учить только портить. По бестолковости махнут рукой, а то и спишут.

   А здесь вроде прижился. Ветеран, в полку 5 лет. За эти пять лет всё было. Полковники приходили и уходили, а я уцелел. Полковница со мной служила. Но, я разгильдяй, а она отличница.

   Вот и выходит, что мыслей у меня никаких. Чего о плохом думать? Были бы хорошие мысли обязательно подумал.

   -Товарищ капитан! Вас к полковнику!

   -Ну, чо заладила! Лучше скажи машина как? Какой в жопу полковник? У меня вылет на носу, а я не отдохнул. В жопу полковника.

   Старший лейтенант воентехник обслуживает самолёт и изредка ремонтирует, заделывает лишние дырки.

   -Товарищ капитан! Я вынуждена должить о Ваше грубости старшему начальнику!

   -Хорошо, товарищ старший лейтенант, иду. Вот наделают лишних дырок и во мне тоже. Будете заклёпывать и машину, и меня.

   Опять заложит зараза! Давеча погладил чуть пониже спины, так побежала жаловаться полковнице.

   Та рада стараться. Вызвала, поставила по стойке смирно, дескать служи полкан.

   -Вы, товарищ капитан, грубо нарушаете устав внутренней службы. Мало того, что позволяете своим ручёнкам гладить военнослужащих ниже талии, так сегодня в 10.47.32 (это время), во втором утреннем вылете, вы позволили себе не совсем чисто завершить манёвр и несколько потеряли скорость на выходе. В результате вражеский пилот отбыл в неизвестном направлении целым и невредимым. А Вы, изволили испортить мне показатели!

   Думаю: в каком неизвестном? Как это неизвестном? На свой аэродром отбыл. Если бы он зараза знал, что испортил показатели полковнице, точно бы, удавился самым изощрённым способом. Достала со своими показателями!

   Полковница, по выражению моей рожи видимо, поняла мысли и продолжила:

   -Подобные взаимоотношения возможны только с письменного согласия Ваших подчинённых и вне рабочее время.

   У меня на роже как на широком экране написано: нет, думает она что говорит? Пока визови напишет в подробностях (получится настоящая порнуха) и побежит подписывать у полковницы к тому времени:

   а) меня могут сбить и будут совсем другие желания;

   б) самое главное желание пропадает, когда вижу лицо техника лейтенанта. Погладил исключительно, чтобы поощрить к службе;

   в) желание пропадёт даже на полковницу (она ничего, миниатюрная), если вдруг побежит подписывать заявление к генералу. Он ей подпишет! Генералы как подпишут, так подпишут!

   А, время откуда? Как завертелась эта карусель, так третью неделю без сна и отдыха.

   Полковница шипит и пилит, пилит и шипит, никак не успокоится:

   -Половые взаимоотношения для мужчин пилотов противопоказаны. Теряется скорость реакции, внимане притупляется, организму пилота требуется отдых, пилота клонит в сон.

   А я, разгильдяй я разгильдяй, что-то соображаю туго, после четвёртого за день вылета. Думаю: какая скорость теряется? Причём тут скорость самолёта? Куда она теряется? Ну, вираж не совсем правильно сделал, руки трясутся, скорость потерял. А причём тут скорость самолёта? Значит ли, что это тоже, вроде виража?

   Полковница всё разоряется и разоряется. Ну, а я уже говорил, что все мысли у меня, разгильдяя, на лице отражаются. И полковница в недоумении. Спрашивает:

   -Вам всё понятно?

   -Так точно! С сегодняшней ночи буду гладить ниже талии только кобыл, если найду кобылу и у неё талию.

   Полковница решила на моём примере показать штабным девкам кузькину мать и двери кабинета, в котором доставала, оставила открытыми. Девкам от полковницы тоже приходится не сладко, они и рады похихикать. В результате, пошёл чистить сортиры я, а не кто-то другой.

  

  

  

   -2-

  

  

   Поспешишь людей насмешишь. Поэтому иду не торопясь, с достоинством и думаю: почему так хреново? Если сейчас вылет, то вместо моей четвёрки уйдёт в воздух двойка. Вот и испортим полковнице показатели. Чегойто птичек не слышно? На поэзию меня потянуло. Какие птички? Самолёты ревут, где-то стреляют, а я о птичках. Разгильдяй!

   Раз о птичках подумал, значит не по добру к полковнице вызывают. Ох, не к добру! Ну, вот и полковничий капонир. Всё на пять. Правда не белой краской покрашен. Хотел полковнице подкинуть идею насчёт не белого капонира. Да думаю, примет за чистую монету и сделат капонир белым, на пять. Прилетят голубчики, увидят белый капонир и тот, которого я недорезал, полковницу ухлопает и заявление писать не придётся.

   Захожу. Хорошо как! Прохладно! Перегаром, помоями и блевотиной не несёт. Куревом не воняет. Всё чистенько. Обои голубые с херувимчиками. Почему с хер...увимчиками, намекают на что-то? Зачем тогда посылать сортиры чистить? Что-то меня сегодня клинит. Не к добру. Стою, смотрю на херувимчиков. Намёк? Или не намёк? Если намёк, зачем я сортиры чистил? А если не намёк, зачем тогда херувимчики? Как наша полковница, ещё не будучи полковницей заявила: у мужиков все мысли на один угол заточены. Почему угол? Скорее все мысли на один вопрос заточены. И вопрос этот, не то, что полковница имела ввиду, а то, чтобы не мешало бы под этот вызов подсачкануть, вместе с ребятами конечно.

   Открывается дверь, появляется полковница.

   -Я, товарищ капитан, почему должна ждать? Почему Вы в коридоре прохлаждаетесь? Вам уставы не писаны?

   Стою по форме раз. Фуражка набекрень, форма мятая в соломе, гимнастёрка расхристана, из под ремня вылезла. Наган не по уставу под мышкой повешен. Чой-то я решил, что под мышкой удобнее. Ну, конечно не наган, а пугач. Пугач 10,16 мм, магазин 13 патронов, вес 740 грамм, наградной, позолоченый. Разгильдяй-то я разгильдяй, но разгильдяй заслуженный. Может по этому держат? Говорю:

   -Виноват! Разрешите привести себя в порядок? По требованиям устава. Если наше с Вами, товарищ полковник, общение затянется, то моя четвёрка не сможет вылететь в полном составе.

   Вот сказал, так сказал. Самому понравилось.

   Полковница оценила:

   -Не волнуйтесь, товарищ капитан, я свожу в воздух Вашу четвёрку, посмотрю как строй держат. Да, слетаю на Вашей машине, товарищ капитан.

   -Вот тебе бабушка... это как же понимать? Меня что, от моей четвёрки отставляют? Выходит лишний я в полку? Не понял я. Товарищ полковник, а меня куда же?

   Полковница носик морщит, дескать шляются тут всякие, под ногами шуршат:

   -Я думаю, с Вашими талантами, товарищ капитан, нигде не пропадёте. Собственно это не я, Вас вызывала. За Вами товарищ майор явился.

   И показывает руками на какую-то дверь.

   Говорю:

   -Не знаю, никаких майоров. Может он даже шпион не наш.

   -Опять Ваши дурацкие шутки, товарищ капитан.

   Полковница снова завертела шарманку. Через несколько минут:

   -Некогда болтать. Ваша четвёрка ждёт. Теперь уже, видимо, моя. Если увидимся, поговорим.

   Ушла. Вот значица какие дела. Потяжелела полковница. Перестала влезать в свой самолёт. Не девочка, ох не девочка. Не 30 кг в тебе...

   Ну и ладно. И в плохом можно найти хорошее. Выходит мне сегодня сортиры не чистить. Пойду к себе и отосплюсь.

   А тут как назло, майор выползает из комнаты. Какой-то перекошеный, но руки и ноги целы.

   -Прошу Вас, товарищ капитан, пройдёмте в кабинет. С Вами побеседовать надо.

   -Виноват, товарищ майор! Я с незнакомыми майорами беседовать не собираюсь. Это во-первых. А во-вторых, может быть Вам надо, а мне говорить совершенно не о чем. А в третьих, товарищ майор, как Вам первые два?

   С этими словами выхватываю из кобуры пистолет и наставляю на майора.

   -Виноват, товарищ майор, но кобура моего пистолета так устроена, что когда его вынимаю, курок сам взводится. И патрон в стволе, четырнадцатый имеется. Будем проверять? Курок у пистолета слабый, палец может дрогнуть. Вам не нужна лишняя дырка в животе? Нет. Замечательно! Тогда медленно, медленно руки в гору. Чуть дрогнут руки или не дай бог сердечный приступ у Вас, палец сам нажмёт курок. Молодец товарищ майор. Медленно поворачиваемся вокруг. Мордой в стену. Не надо напрягаться, не надо, а то палец опять задрожал.

   Кричу:

   -Караул!

   Караул влетает в коридор. У них тоже ПП 10,16 с диском на 32 патрона.

   Я караульным:

   -Где начальник караула? Вызвали?

   Так точно, отвечают.

   -Прошу, данного псевдомайора обыскать. Бумаги, деньги и оружие изъять. Вещи, которые могут способствовать самоубийству, отобрать. Постоянно наблюдать за майором, исключив всякую возможность утаивания информации методом самоубийства. Наручники имеются? Оденем на майора наручники. И в отключку майора. Выполняйте.

   Влетает начкар и требует объяснений. Легко. Заходим в кабинет, звоню по телефону и даю трубку начкару. После того как начкар взял под козырёк, выхожу из капонира на свежий воздух. Да что такое? Опять птички не поют. Наверно зря майора повязал.

   Хотя, я точно следовал букве приказа о привлечении к ответственности военнослужащих и гражданских лиц, которые своими действиями или бездействием создают угрозу безопасности полётов. Таким действием считается вызов пилота на собеседование или допрос сотрудниками специальных и прочих служб, военных или гражданских.

   По переговорному устройству, рядом с капониром, обычный базар. Пошла на взлёт третья эскадрилия. Видимо зажали ребят. Подлетает ко мне ещё один майор, начальник полётов.

   -Товарищ капитан, почему не в воздухе?

   -Щас, отвечаю, подпрыгну и полечу. Полковница на моём улетела.

   -Товарищ капитан, а в её самолёт, не влезете?

   Посмотрел на майора и спрашиваю:

   -А Вы, товарищ майор, не пытались влезть к полковнице?

   Сказал, потом подумал: двусмысленность получилась, не уточнил, куда пытался влезть к полковнице. И добавляю:

   -В самолёт.

   Он отвечает:

   -Да понял я, понял. Она, чтобы поместиться в самолёт, кресло катапультное выставила и с парашютом летала, малогабаритным.

   Тут я понял, что дела плохи. Придётся лететь, а у ребят дела ещё хуже.

   Говорю:

   -Где парашют? И где самолёт? И что, там совсем хреново?

   Побежали к самолёту. Он на бегу:

   -Пока нормально, но из переговоров понятно, что через минут двадцать к ним подойдёт ещё одна шестёрка, а у первой кончается горючка. Им выходить надо. А эти их сверху задолбают, а у меня никого.

   -Что же я, один против шестерых?

   А ты, товарищ майор продолжает на бегу, сейчас взлетишь с катапульты, высоту наберёшь тысяч десять, тыщи две, три и минут пять у тебя будет форы. Осмотришься, может чего придумаешь.

   -Ну, ни хрена, какие десять тысяч, а кислород?

   -Есть у неё кислород. Только загубник малогабаритный, крепче держать зубами придётся.

   -А, ты пробовал держать крепче?

   -Нет, не пробовал. Но, всё надо делать когда-нибудь в первый раз.

   Прибежали к самолёту на катапульте. Одеваю комбез. Когда только успели принести? Сверху натягиваю полковничихин парашют. Техник, мужик, рукой машет, дескать всё хокей.

   А это, что? И показываю рукой на брюхо самолёта, как будто кто изнутри выдавил.

   -Так это полковнице объём увеличивали.

   А мне, кричу, кто выдавит?

   Майор орёт, перекрикивая шум:

   -Пробуй, не влезешь, обезьяну посадим.

   Обезьянами называют молодых пилотов, только что прибывших в полк. Они хоть и имеют приличный налёт, но в боях ещё не были.

   Ну, думаю, не захочешь, а влезешь. Если не я, то обезьяна точно убьётся.

   Разместился как-то. Согнулся вдвое. Колени около носа. Как маневрировать буду?

   По переговорному устройству:

   -Майор, сильный разгон не давай, давай в полсилы, а то сломает как куклу.

   Майор отвечает:

   -Что могу, то смогу.

   Ну, что делать? Поехали!

   Загубник во рту, давление воздуха в кабине 0,45 атм. Стараюсь дышать через раз. Катапультного кресла нет, аварийного пайка нет. Как открывать фонарь забыл спросить. Выше 5000 открывать фонарь нельзя. Машина тяжеловата. Это потому, что горючки полно. Израсходуется будет полегче.

   Радио:

   -Тройка, тройка, тройка, ответьте!

   Хорошо, что не шестёрка. А, это нашей полковницы позывной.

   -Я тройка слышу Вас.

   -Впереди 150 и ниже на 3000 цель.

   -Вас понял! Цель какая?

   -Те самые, о которых говорили. Более подробно не наблюдаю.

   Это надо посмотреть, кто из нас будет целью? Вот они мои хорошие!

   -Тройка! Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Цель под Вами.

   -Цель наблюдаю.

   Ну, что, в разворот. Ох, как хреново! Прямо камасутра. Оборотики пониже и вниз. Отстаём тысячи на три, чтобы не увидели. Эти ребята на 6100. Захожу сзади на 6000. Атакую заднего снизу. У него отсюда обзора нет. Ухожу вверх. Пока эти ребята развернуться. А я уже вверху. Вон они, царапаются, торопятся. Но, я легче и быстрее вверх. Куда это они? Двое уходят, трое ко мне.

   -Тройка! Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Шестёрка разделилась. Трое ушли вверх, двое на восток.

   -Тройка! Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Вас не наблюдаю.

   -Понял Вас. Я шестой.

   Шестёрка можно сказать. Не будем ждать этих ребят, судя по всему, новичков. И мне не нравится на высоте. Одна дырка и каюк.

   -Тройка! Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Вас наблюдаю на 7600. Троих на 7200. Двое ушли на восток на 50 высота 6700.

   -Понял Вас.

   Займёмся тремя. Трое не шестеро. Сваливаю в переходной спирали. И мне хреново и спираль хреновая.

   Заметили. Потянулись. Молодцы, разделились. А я пойду вверх.

   -Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Наблюдаю Вас на высоте 7700. Цель. Один на 5400. Двое 7500 западнее 20. Двое 7700 восточнее 25.

   -Понял Вас.

   Пойдём ещё выше. Пока ребята соберутся, а наверно им уже не собраться вместе.

   -Тройка! Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Западнее 200 цель, высота 10000. Цель смотрится компактно. Возможно бомбардировщик.

   -Понял Вас.

   Видимо, эти ребята прикрывают разведчика, а наши опять перепутали. Надо ползти как можно выше.

   Снизу царапаются пятеро. Тяжело им. Мне легче. Попробуем добраться до верхнего. Увидел, ушёл вниз. Шалиш мальчик. А мы уйдём на север и переждём.



   -Тройка!

   -Слушаю Вас.

   -Цель 10500, ниже Вас.

   -Вас понял. Цель наблюдаю.

   Облегчимся маленько! Сверху на кабину. Пилоты меня не видят. Эти пять оболтусов только о себе думают, могли бы предупредить бомбёра, что я рядом болтаюсь. Атакую. Полетели обломки.

   Снова вверх. Вот они ребята, тянутся. Им бы мою полковницу. Она быстро из них дурь выбьет.

   А я, ещё легче стал. Ещё вверх. Вот и бомбёр завалился, горит. Ох как рвануло! Бомбардировщик разнесло огненым шаром. Куда, что полетело. Далеко собирался лететь раз так рвануло.

  

  

  

   -3-

  

  

  

   Что это у нас? Радио затарахтело? Неужели достали? Вроде всё в порядке. Высота. Курс! Курс твою мать! Сориентируемся. Покрутим радио. Ага! Вот разговор. Ба! Да это немецкие ублюдки балакают. Виражик, виражик. Определим направление и за ними.

   Пристроился сзади и как положено ниже. Заднего атакую, есть. Второй не заметил. Что-то по радио говорит. Атакую. Есть.

   Зелёные ребята. Отлетались. Осмотреться. Сверху спереди и сзади. Снизу спереди и сзади. Виражик, ещё виражик. Чтож, сопли подбрать и потихоньку вниз. Сверху спереди и сзади осмотрелся. Перевернулся, виражик. Снизу по сторонам, никого.

   По эфиру пошарим. Пустота. Вакуум. Только бумага шуршит. Чист эфир.

   Как там говорят? Бережёного бог бережёт, а не бережёного конвой стережёт. Будем спускаться и по сторонам поглядывать.

   Высота 1500. Ни черта не разглядишь. Всё зелено. Тайга. Ага и горючки нет. Машину бросать не хочется. Придётся довериться парашюту. Ручка, вот она. Фонарь слетел. Машину перевернуть и выпадываем. Не первый раз. Парашют раскрылся, всё, отлетался, как бы не навсегда.

   Хороший у полковницы парашют. Розовый с голубыми цветочками. А это что? Похоже на рюшечки, хотя, что такое рюшечки, понимаю смутно. Хороший, гламурный, парашют. Но, маловат для меня. Посадка будет жестковата. Хорошо ветра нет. Направим парашют вон туда, между ёлками или кедрами, где полянка небольшая имеется. Как учили ноги вместе, руки врозь. Земля! С перекатом через голову...Парашют отстегнём, а пистолет наоборот достанем.

   Полежим, посмотрим. Спешить особенно некуда. А то, получится как с тем индюком. Всё тихо. Обойдём поляну вокруг. Следов никаких. Ручеёк по краю поляны, в лес уходит. Пара крупных валунов. Сверху их не заметил. Мог бы хорошо приложиться.

   Что-то тревожно. Не хватает чего-то, а чего не пойму. Бабы? Неплохо бы бабу с борщём и ватрушками. Нет, не до такой степени тревожно, чтобы о бабе думать с такими достоинствами. Как после встречи с майором не по себе стало, ага и тогда мне птичек не хватало.

   И теперь птичек не слышно. А комарики? Где, спрашиваю, комарики? Ну, в кедровом лесу, пожалуй, комарики не очень. Обойдёмся без комариков. А без огня, плохо. Соберём сучья. Да не сук, а сухие ветки, упавшие с деревьев. Травы сухой набрал и в кучу всё как учили на уроках по выживанию. Зажигалка в специальном кармане на комбинезоне зашита. Оторвал клапан и вынул зажигалку. Подпалил сухие веточки, огонь разгорелся.

   Воду даже согреть не в чем. Разве сапог снять и в сапоге греть. Дым от огня и хорошо, что дым. Свои заметят и прискачут по быстрому. Чужие тоже могут быть. Но, результаты от встречи с чужими будут зависеть от того, например, кто лучше спрятался, кто лучше ориентируется на месте. Поэтому надо вокруг походить, наследить побольше. Если с собаками придут, то пусть собачки побегают.

   Что у нас в запасе? Шоколадка? Сразу съесть или отдать врагу? Конечно сразу. Водой холодной из ручья запил. Больше есть не кого.

   Хоть и лето, и тёплая одежда, и солнышко светит, а прохладно. Надо обустраиваться. Потом пойду к реке. Видел я сверху реку. Только жилья не наблюдал. Зелень и зелень кругом, не нравится это. Куда-то не туда занесло.

   Ладно займёмся делом. Работа от дурных мыслей отвлекает. Когда делом занят даже на порнуху не тянет. Распорем полковничихин парашют. Ох, достанется от неё, если, конечно, доберётся. Сделаем накидку на спину, одеяло и какой, никакой рюкзак. Нелёгкая эта работа из парашюта тачать бегемота. Иголки с нитками где у нас? Ага. Набор по выживанию предусматривает нитки, иголки в пряжке ремня.

   Солнышко садится, а Германа всё нет. Готовлюсь к ночлегу. Лёг не возле камней. Если придут местные ребята, то там будут искать. Для них приготовил несколько петлей. Зацепит сапогом и грохнется с матом. Даже если без мата грохнется, услышу.

   Надо наверху, на кедрах устраиваться. И обзор хороший и прежде, чем до меня доберутся, разбудят. Самый большой и красивый кедр трогать не буду. Нашёл средний кедр, а веток наломал около валунов. Следов наделал столько, что сразу не разберут где я, особенно ночью. А днём, я посмотрю кто, кого. Забрался на кедр невысоко. Кедры стоят редко. Ветки разлапистые, пушистые, есть где спрятаться.

   Лежбище готово, можно укладываться. В костёр бросил большую лесину, чтобы огня давала. Если, кто к огню подберётся, то увижу. На голодное брюхо спать не с руки, но день был суетный и заснул быстро. Снится всякая дрянь, а какая дрянь, не помню. Помню только, что выбираться отсюда надо поскорее.

   Лежбище разобрал, костер, потухший за ночь, раскидал и притоптал. Голодный не выспавшийся, чёрт его знает, что подняло в четыре утра? Собрал накопившееся за вчерашний день барахло, сложил в рюкзак и направился как мне кажется, к реке.

   Сплошные буреломы, выворотни и колючий кустарник. Здесь не пройдёшь, всю одежду изорву и не пройду. Куда? Обратно к лежбищу. Вышел обратно на поляну, нашёл кострище. На кострище нарисовал стрелку, указывающее новое направление и поплёлся, кажется к самолёту. Может быть, кто-нибудь, кроме медведя, посмотрит стрелку и пойдёт следом.

   Здесь дорога лучше. Кустов колючих нет. Буреломы и выворотни встречаются, но пройти можно, потихоньку, потихоньку. Хорошо, что на руках лайковые перчатки, без них в полёт не выпускают. Практически их никогда не снимаю, только перед сном. А сегодня даже спал в них.

   Присел на подходящую лесину. Подбрал палку получше и пошёл дальше. Хорошо бы сделать копьё и лук, но терять на это время не хочется. Чего-то тянет меня дальше от этих мест.

   Выбрался из колючих кустов и неожиданно оказался на берегу реки. Чёрт! Чуть в реку не упал. Выходит с направлением ошибся. По тайге не пройду. Придётся по реке. Хорошо, что реки в здешней Сибири текут, как положено приличным рекам, с севера на юг, а не как на Земле, наоборот. Буду ваять плот. Жалко, что к самолёту не вышел. Чего-нибудь изобрёл бы, вроде топора.

   А это кто? Абориген в лодке!

   -Эй! Мужик! Подвези до сельпо. Я тебе денежку покажу.

   А, лодка! Лодка какая-то допотопная и мужик странный, в меховых одеждах. О! Оружие имеется. Лук! Копьё! Сбылась мечта пилота!

   Мужик: гыр-гыр-гыр

   -Чё, мужик говоришь? Подвезёшь? Ну, подъезжай на своей кобыле.

   Смотри подплыл. Лодка сделана из прутьев и ошита кожами. Прямо настоящий Чингачгук.

   Мужик опять: гыр-гыр-гыр

   И рукой показывает: вот здесь твоё место, садись.

   Понял, мужик, забираюсь в лодку, рюкзак снять.

   А мужик, ты смотри, одобрительно что-то: гыр-гыр-гыр, прямо лицо грузинской национальности в тролейбусе.

   Палку! Палку забыл. Хорошая палка!

   Мужик недовольно: гыр-гыр-гыр и отчаливает, чего-то опять гыр-гыр-гыр и весло подаёт. Дескать греби недотёпа. Я, говорит, тебе подарю тыщу палок, только греби. Мужик берёт второе весло и пошёл шуровать. Я пытаюсь не отставать. Мужик опять гыр-гыр-гыр.

   А я ему, пыр-пыр-пыр. Мужик поворачивается и показывает на весло. Дескать греби задохлик. Я говорю:

   -Слышь, мужик, пожрать ничего нет?

  Затем палец в рот засунул и пожевал.

   -Гыр-гыр-гыр возмутился он и отвернулся. И снова гыр-гыр-гыр. И опять гыр-гыр-гыр. Дескать тупой, полуживой урод греби скорее.

   -Дык, куда спешим? На похороны любимой тёщи? Так я не женат.

   Мужик ещё раздражённее: гыр-гыр-гыр.

   Пришлось включиться в гонку. Значит спешим куда-то. Или меня, типа, на галеры завербовал?

   Мужик молчит и я молчу. Он всё убыстряет и убыстряет темп, и я вынужден убыстряться. Конечно, из меня гребун не очень. Но, если сбавить темп, то лодка уйдёт в сторону и мужик опять начнёт базарить не по делу.

   Сколько же можно? Пора отдохнуть! Я в комбинезоне и гимнастёрке запарился, а он в мехах, даже не вспотел. Ну, мужик, не думал я, что мужики могут быть хуже полковницы.

   Наконец сбавили темп и подошли к небольшой ёлке на берегу, слегка наклонённой к реке. Мужик ухватился рукой за какую-то палку и встал в лодке, выбрался на берег и жестом показал, что мне надо сделать тоже самое. С приключениями, пару раз чуть не упав в воду, повторил манёвры спутника. Мужик взял с лодки верёвку и жестами показал, чтобы я встал с другого конца лодки. Показывает: дескать, тянем. Тащу за верёвочный хвост, что есть силы и напрасно, лодка оказалась неожиданно лёгкой. Поставили посудину на землю. Достаём из лодки вещи и переворачиваем ввех дном.

   Мужик, поковырявшись в мешке, достаёт что-то похожее на кусок сала и показывает как протирать салом кожанные борта обшивки. Суёт кусок сала мне в руки. Работай.

   Делать нечего. Любишь кататься, люби и салом лодку мазать. Мужик, тем временем, разжёг, видимо, заранее сложенные для костра сухие ветки и подвесил котелок с варевом. От варева дух, аж от голодных спазмов брюхо урчит.

   Мужик зовёт к костру. Ложкой выбирает из котла жратву и подаёт ложку поменьше. Ничего, ничего, буду черпать чаще и съем больше. Варево горячее, вроде каши с мясом и приправы. Мужик отложил ложку в сторону. Делать нечего, тоже отваливаюсь от котелка. Он показывает руками: продолжай занятия, а сам к лодке пошёл. Просить себя два раза по этому вопросу не умею и выскоблил котелок до дна. Затем набрал немного воды из реки, согрел и вымыл котелок. Залил костёр. Собрался прилечь.

   Мужик салом лодку домазал, перевернул, осмотрел каркас из деревянных прутьев, одобрительно что-то проворчал и показывает на лодку. Продолжаем движение. Точно как полковница. Время на часах около трёх. Это значит, я на ногах часов пять, да в лодке около шести отмахал. Куда больше? Но, делать нечего, мужик к тёще торопится.

   Погрузились в лодку и начали махать вёслами. Сколько за день отмахали неизвестно. Сухопутные говорят плывём, моряки, морщась, говорят идём, я говорю пи-пи-пи.

   Если наша скорость вместе с течением 5...6 километров в час, то за четырнадцать часов, до темна, мы пройдём около сотни километров. Река всё время делает петли, так что в реале продвинемся к цели не больше, чем километров на шестьдесят.

   Темнело. Но я так намахался, что чувствовал "светало".

   Добрались до причала сделаного из жердей. Вверх от причала поднимается скала метров на десять. И лестница есть. Рыбку, судя по высоте лестницы, они не ловят. Надорвёшься лазить с рыбкой по горам.

   Выбираемся из лодки в прежнем порядке. Вытаскиваем лодку и вынимаем вещи. Лодку переворачиваем и мажем салом. Не то, что темнеет, уже темно. Всё, сил моих нет. Мужик тянет на верх. Не пойду. Расстилаю одеяло прямо на землю. Ставлю сверху лодку. Иди мужик, отстань, здесь буду спать и заодно покараулю. Мужик бросает меховую рухлядь и уходит.

   Я опять улёгся не жравши. Как бы не вошло в привычку ложиться спать голодным. Укрылся барахлом, оставленым мужиком, а сверху поставил лодку.

  

  

   -4-

  

  

   Сон беспокойный. Снится всякая гадость. На этот раз гадость помню. Еду на автобусе. То есть, мне кажется, что на автобусе. Наверно привык на автобусах ездить. Но, антураж не тот. Нет окон, стоек, крыши и дверей. Есть только платформа, вроде телеги. Скорее всего еду на телеге, но кажется, что на автобусе. Приезжаем на автостанцию. Название города знакомое, а вспомнить не могу и знаю, что раньше в этом городе никогда не был. Захожу в помещение. Кабинет, похоже, полковничихин.

   Сажусь за стол на хозяйское место. Видимо подсознание считает меня достойным достоинств полковницы и её должности. Хотя сознание не возражает против полковничихиной зарплаты, но одновременно очень энергично возражает против полковничьиных забот и достоинств. Сижу в кресле и наслаждаюсь зарплатой.

   Вдруг! Как всегда это дурацкое "вдруг". Нет чтобы на хорошем остановиться и продолжать дальше сниться кабинет, кресло и зарплата. Ну, пусть ещё приснится как полковница зарплату принесла. Но, гладить её не буду. Не хочу сортиры чистить. Так вот опять "вдруг". Достали! Пи-пи-пи.

   Вдруг девки в кабинете забегали. И бегут от входа. Куда бегут? Там же окно. Или они в окно попрыгали? Вопят: Монстр! Монстр! Монстр! А, я чегойто не пугаюсь. Ну, не страшно мне. Не пойму чегойто. И не то, чтобы я монстров не боялся. Просто в этом случае не пугаюсь.

   Входит монстр. Как в плохом спектакле: входит бедная Офелия. Вот также входит монстр.

   Я ему:

   -Пи-пи-пи, чегойто ты, морда наглая, без доклада вломился? Пи-пи-пи. Пошёл, говорю, вон.

   Глянул на монстра. Батюшки мои, а внешний вид у него: фуражка набекрень, козырёк треснул, гимнастёрка мятая в соломе, расстёгнута почти до пупа. Галифе в пятнах как будто владельца галифе, в этих самых галифе посадили на яйца и забыли очистить от яичной скорлупы. Сапоги пыльные, всмятку. Ну и монстр. Не зря девки испугались.

   Этого безобразия нервы не выдержали и как заору:

   -Пошёл вон! Урод! Пи-пи-пи! Стой в коридоре и не пускай никого в кабинет пи-пи-пи, а то уроды всякие, вроде тебя шастают и мешают работать.

   Монстр повернулся и вышел, обиделся наверно. Ну и я не из железа сделан. Ну, думаю, если тебя суки под дверью не окажется! Молись падла! Будет из тебя настоящий урод. Выхожу за дверь и правда сбежал. Найду, пожалеет, что на свет появился! Так отделаю!!! Придётся этого придурка искать.

   Выхожу из здания. Иду по улицам. Всё какое-то не знакомое. Подхожу к фонтану. На стене около фонтана мозаика. Изображены несколько леопардов в лесу. Вдруг! Опять, твою мать, это вдруг. Здесь-то чего?

   От стены тянутся щупальца. Леопарды превратились в леопардоосьминогов, а может девятиногов. Прямо страсти карибских морей. На что расчитывали уроды, засылая столь дурацкий сон, я не понял. Из под мышки достаю, Вы помните что. Вы помните, что курок пистолета взводится при вынимании из кобуры. В стволе четырнадцатый патрон.

   Мне не надо проделывать всякие демократические глупости: взводить курок, передёргивать затвор, кричать руки вверх, стой кто идёт, Вы можете хранить молчание. Попробуй поговори с пулей в брюхе. Направляю пистолет в глаза уродов. Ну, точно уроды. Где ещё таких увидишь? Только во сне. Глаза размером с тарелку наверно для того, чтобы нагнать страху. Вот я с перепугу и всадил в каждый глаз по пуле.

   Зелёные уроды. Не в смысле цвета, а не опытные. Думали, что буду кричать стой кто идёт, ползёт, летит или с криками, как в голивудских сериалах бежать от страха наложив в штаны. Да ещё пару раз упаду с высоких каблуков для нагнетания ужаса. Жалко нету каблуков, не с чего падать. Не важно кто ты: крокодил или урод леопардодевятиног. Важно, чтобы выжить, стрелять первым. Я до сих пор живой только потому, что успевал выстрелить первым.

   В моём позолоченом, наградном патроны не подарочные, но тоже позолоченые. Пуля в патроне многослойная. Внутри пули имеется трёх миллиметровая игла из карбида уранафторида хрен знает какого гибрида. Эта игла чуть легче урановой, но намного твёрже. Покрыта слоем платины толщиной в несколько микрон. Если пуля входит в мишень, то платина сдирается и сердечник УФХГ воспламеняется, и горит особенно охотно в органической среде. А если, эта хрень пробьёт броню, то за бронёй пуля воспламеняется, сжигает кислород и выделяет ядовитые газы соединений фтора. Следующий слой тоже какая-то хрень, покрытая золотом. При выстреле золото оплавляется. Пуля первые пять метров летит как пуля. А дальше как огненый шар с температурой поверхности больше, чем на солнце.

   Патроны эти выдают только пилотам и только по десять штук. Купить на свои такие выстрелы можно, если дашь чёртову дюжину подписок о неразглашении и пару подписок о невыезде. Цена по десять империалов за штуку. Так что где-то стреляют и из них.

   Засадил по пуле в глаз. Вижу, эффект ниже ожидаемого. Засадил ещё по одной в каждый глаз и по одной в клюв. Клюв характерный, на шнобель похоже как у кое кого. На всех не хватило. Быстро перезарядил, а тут и эффект подоспел. Глаз тварей взорвались и всякая дрянь изнутра полетела. Щупальца обратно втягиваются. Глядь, в какой-то момент показалось, что морды леопардов похожи на человеческие лица. Чоли они так путников приманивают? Для того, чтобы больше уважали, пистолет на изготовку держу и говорю:

   -Добить Вас, твари поганые, что ли?

   Смотрю, у фонтана мыльница с мылом лежит. Наверно подсознание намекает, что грязный я и неплохо бы помыться. Говорю леопардам:

   -Я не только грязный, но и добрый сегодня. Поэтому, Вы уроды, мыло караульте. Как-нибудь заскочу на часок, помыться. Мыло провороните, урою уродов.

   Делать здесь более нечего и пошёл далее. Пистолет держу в руке. Вижу около одного дома женщины толкутся. Я к ним. Спрашиваю: -Переночевать у Вас можно?



  Женщины:

   -Заходи ночуй, только крыши нет.

   Захожу в дом и правда крыши нет. И дом странный. Бетонные столбы по кругу и к центру наклоняются, вроде палок в чуме.

  

  

  

  

  

  

   -5-

  

  

  

  

  

  

   Просыпаюсь. Сижу под лодкой, пистолет в руке. Пахнет сгоревшим порохом. В лодке дырок не наблюдаю. Выползаю из под лодки. Светает. Глянул на часы около четырёх. Опять! На этот раз мог кого-нибудь подстрелить. Вот, что значит, не досыпать, да ещё голодным отмахать сотню вёрст. За два дня точно не потолстел. Полковницу бы сюда. Опять в свой самолёт влезет и четвёрку вернёт.

   Мельком пространство обозрел: лишних трупов не видать. С боеприпасами что? Один магазин расстрелян. Второй и третий не начинал. Пистолет надо в порядок привести. Пока спокойно, можно почистить.

   Постелил на землю рюкзак. Прилёг рядом на меховую груду. Разобрал и очистил от пыли и нагара полковницыными рюшечками. Собрал и зарядил. Один патрон в стволе. Очистил и привёл в порядок кобуру. Положил пистолет на место.

   Что под любимым местом мешается? Поднял одеяло и меха. Смутно знакомые камешки, почти одинаковые. Шесть штук. Наверно искуственная поделка. Камешки в карман положу. Выбросить всегда успею.

   Не о том думаю. Если я спросонья палил, то вокруг всё сгореть должно и вонять ужасно. Трава не тронута, только тропинка из камней к лестнице. Наверно в реку стрелял, так шипеть должно. Фтороводород в воде хорошо горит.

   Осмотрелся повнимательней. Чистенько всё, камешков похожих на мои не вижу. Трава не тронута, песок вдоль реки. Песок серый, вулканический. Прошёлся по берегу, внимательно глядя под ноги и в воду.

   Пристань из жердей и лестница. Пристань как пристань, конечно для меня необычна. С другой стороны, если рыбу не ловят, зачем пристань? Узнаю позже.

   Лестница тоже из жердей и тоже не понятно назначение. Поводу, что ли, ходить? За лестницей что-то имеется. Пещера. В пещере несколько лодок, похожих на ту, в которой приплыли.

   Поворачиваюсь к выходу и вижу мужика с бабой. Как так подошли, что я не слышал? Совсем плохой стал. Мужик, похоже, тот самый. И опять гыр-гыр-гыр. Баба повторяет:

   -Шаман с тобой говорить хочет. Говорит, что белый послан нам небом избавить род от змея. Он знал, где ты упадёшь с неба и поехал за тобой. Ты убил змея. Но, бог огня разгневался и сожжёт землю на много дней пути. Многие из рода умрут. Ты уйдёшь к белым людям.

   -Чушь собачья! Я сам не знал, что здесь окажусь. Стоп, да ты баба по русски разговариваешь?

   -Да, это язык белых людей. Ты белый и должен знать этот язык.

   -Приплыли! Это Земля?

   Стоп. Спокойнее. Как спросить, что спросить?

   -Эта планета как называется?

   Шаман гыр-гыр-гыр

   Баба опять переводит:

   -Мы не поймём тебя, ты не поймёшь нас. Придёшь к белым людям и многое станет понятным. Я не могу объяснить. Мы принесли еду. Можешь поесть здесь, а можешь подняться на верх.

   Поставили котелок на землю и ушли.

   Так, спокойнее. Займёмся едой. Всё остальное потом. На верх подниматься не буду. Поем, осмотрюсь, обдумаю, что спросить, а к обеду поднимусь на верх. Чего мужик спешил? Наверно, всё таки тёща умерла.

   Разожёг костерок. Озяб. Варево горячее в горшке с толстыми стенками, из обожёной глины. Опять каша, густо заправленая мясом, с травками. Хорошо да мало. Неплохо водички вскипятить. Чаю здесь нет. Набрал булыжников и бросил в костёр. Кувшин поставил на землю. Камешки в огне раскалились, палками взял и бросил в реку. Зашипели. Что-то своим шипом напоминают? Несколько булыжников в воде рассыпались. Пять штук уцелели. Их снова в огонь.

   Котелок от жира внутри травой протёр, воды набрал и когда камни раскалились бросил в горшок. Вода закипела. Шамановой ложкой попробовал воду. Вода как вода. Жалко сахара нет. Согреемся маленько. Умыться. Разделся до пояса. Рюшечками, смочеными в тёплой воде протёрся. Затем плюнул на всё, разделся до гола и подошёл к воде. Холодная, но терпимо. Ополоснулся и опять рушечками обтёрся. Хорошо бы одежду постирать, но это позже. Оделся полностью, чтобы тепло не терять. На спину одеяло и меховые вещи, из груды брошеной мужиком. На голову шлем.

   Осмотрю всё внимательно ещё раз. Пляж, песок серый. Пристань из жердин. Жердины срублены топором. Связаны чем-то похожим на лозу. С причалом всё в порядке. Трава вдоль обрыва высокая и немятая. Прошёлся по траве, подошёл ближе к обрыву. Нагнулся осмотреть внимательнее, тщательно, почти ползком по траве.

   Слышу выстрелы над обрывом. Не успел разогнуться. Свет. Так сияет не солнце. Так сияют сто солнц. На этой грёбаной планете никто не знает, что это такое. Но, я с Земли, поэтому бегом в пещеру. В пещере забиться в угол, упасть на песок ногами ко входу. Шлем застегнуть, намордник одеть, голову охватить руками и мордой в землю. Автомат под себя, чтобы не оплавился.

   Это не крыша поехала. На земле анекдот такой: что делать при ядерном взрыве? Ответ: лечь на землю ногами к вспышке, автомат положить под себя, чтобы не оплавился. Здесь анекдот не поймут. Дикие они, настоящие папуасы.

   И тут затряслось. Я под обрывом, в пещере и успел приготовиться. Но, трясло изрядно. Пещера каменная, а кидает как в самолёте. Сверху сыпется, падают здоровенные булыганы, но, не попали. Оттряслось. В пещере дышать не чем от пыли.

   Выбраться и глянуть, куда ветер? Если на меня, то ничто не спасёт. Выход из пещеры завалило обломками из дерева и камней. Проковырял выход наружу. Подёргал за жердину у выхода. Ничего не обвалится? Протискиваюсь наружу.

   Мать моя! Всё разительно переменилось. По привычке, вбитой полковницей, отмечаю время. Вспышка была примерно в 7 часов 45 минут, а из пещеры вылез в 8 часов 55 минут. Час тряслось. Нет тряслось меньше. Час из пещеры выковыривался.

   Из за обрыва пылевой столб поднимается. В реке мусор плывёт. Пристань развалило, вокруг усыпано обломками. Лес частью повалило, частью обуглило.

   Нашёл почти на том месте, где оставил, рюкзак. Достал рюшечки и сделал из рюшечек намордник. Смочил в воде и одел на лицо. Наверно не поможет, но и хуже не будет.

   Надо выбираться на верх. В верху увидел, что ожидал. Поваленый лес, огромный столб пепла. Говорят, его высота десятки километров. Такой огромный, что кажется совсем рядом. Между землёй и столбом просвет. Значит рвануло в воздухе. Столб какой-то скособоченный, как бы состоящий из трёх столбов, похожий на сросшийся из трёх ножек гриб поганку.

   Ай да шаман! Судя по всему рвануло там, откуда мы удрали. Не успел с шаманом поговорить. Наверно больше не поговорю.

   Что же стою, хлебало разявил? Забыл? Стреляли здесь! Быстро на землю и достаю пистолет. Вот так и отдают концы. Что значит не профессионал. Профессионал не стал бы глазами лупать на всякие идиотские столбы, сначала бы осмотрел местность на предмет безопасности.

   Огляделся, только лёжа. Здесь стойбище было. Вон там, повидимому, стоял сортир, дерьмо разбросано. В дерьмо не пополезу, профессионал пополз бы через дерьмо. Я же не профи, поэтому и лопухнулся. Там чум стоял. Поломаные палки, рваные и обугленые шкуры. Растерзаный труп, вот ещё и ещё, и ещё. Много. На некоторых огнестрельные раны, остальных ударной волной. Все, судя по одеждам, местные.

   Где же те, кто стрелял? Ага, вот похоже, он. Тоже в мехах, но белый. Ты смотри, по уставу карабин под себя спрятал. Потом карабин смотреть буду. Пистолет наготове, от одних обломков к другим. Ползком, иногда согнувшись и перебежками. Ещё несколько трупов. Переворачиваю. Этот белый. Вот ещё и ещё в мехах как на аборигенах. Осмотреть всех. Всего покойников десятка три. Пятеро белых. Животных нет.

   Белые стреляли в местных. Все умерли от воздействия ударной волны. Белые начали стрелять и тут полыхнуло. Точнее полыхнуло там. Если полыхнуло от того, что убили шамана то, полыхнуло бы здесь, а не там. Тем более шамана среди покойников не видно. Где он? Рано я поднялся на ноги. Надо ещё поползать.

   Шаман может быть жив. Нечего зацикливаться на шамане. Другие могут быть живы, например кто-то из тех, кто стрелял.

   Может это продолжение сна? Может сплю я и снится сон. Во сне, полковница, мне за яйца, за рюшечки? Если даже сон, то действую по уставу и не расслабляюсь. Пылевой столб клонится в левую сторону. Будем жить?

   Откуда взялись белые? От реки. С моей стороны их не было. Выходит снизу по реке пришли. От леса они не могли выйти. Нет, конечно, если сильно захотеть, то можно как я. Но, белые в хорошей, не рваной одежде. Одежда не новая, но и не рваная. Значит не по тайге шли. Руки белые не рабочие. Даже не солдатские и не офицерские. Солдаты и офицеры стреляют, на шашках рубятся, от этого мозоли, от оружия.

   У этих мозолей никаких. Обычные бездельники. Аристократы? Аристократы тоже служат. Охотятся. Делом занимаются. Мало аристократов бездельников. Вряд ли аристократ будет скучать от безделия. Ну, там борьба, бокс, опять же фехтование, оружие.

   Руки у белых покойников ни к чему не приспособлены. И рожи с характерными носами, я бы сказал шнобелями. Усы и бородка, холёные бездельники. У одного только усы. Интеллигенты? Тогда очки должны быть. Если судить по оружию, скорее пенсне. Когда была мода на такое оружие, были в моде пенсне. А, когда была мода на усы и бороду?

   В начале двадцатого века? Не сходится. Сейчас 44-й. Оружие разномастное, значит не военные. Про военных я уже думал. Уголовники? У уголовников морды мерзкие и татуировки. У этих тоже поганые морды, но на уголовников не похожи.

   Впрочем посмотрю бумаги. Залез в меха. Приличная одежда, бельё не плохое, шёлковое. Любит себя стервец. Точнее любил. Ага. Вот бумажник. Что в нём? Деньги. Какие старинные и странные деньги? Это, повидимому, год? Вот и бумага. Написано по русски, но херами и ятями.

   Как бумага называется? Вот заголовок: пачпорт? Паспорт? Наверно, всё таки, паспорт. Кто же владелец столь старинной бумаги? Вот он лежит. И имя у него имеется: Лев Давидович Бронштейн. Год! Год какой-нибудь на бумаге должен быть или нет? Вот: лета 1906. Что это за лета такая? Юлия 18 лета 1906? Чего бы это могло означать?

   Лев Давидович личность известная. Только кончили его в 1940 годе или году? Другой Лёва? Рожи их знакомы. И этого тоже знакома. Не то, что я в портреты вглядывался. Просто много по жвачнику говорили о безвинно пострадавших в 37 году. Правда на другой планете.

   Об этом потом. Всё сходится. Что сходится? Сродни уголовникам революционеры. О себе думают что те, что другие. За пайку хлеба удавят кого угодно. А уж, за свою поганую жизнь положат миллионы.

   Ещё раз: Начало века. Сибирь. Что у нас в Сибири в начале века? Самое большое чукотское достижение Тунгусский метеорит! Когда это было: 1908 году. Всё сходится. Если Тунгусский метеорит, тогда ещё поживём.

   Но, это конечно сказки. Как Шерлок Хомс говорил или ещё не успел сказать: Вы совершенно правы, Ватсон. Но, ошиблись знаком!

   Если держаться версии уголовников и ядерного взрыва? По кому ядерный взрыв? По нашим или по ихним? Ядерный взрыв в принципе невозможен, кроме как на закрытых планетах. Значит либо они ошибались, либо я. Очень много ошибок.

   Что следует из наших размышлизмов? Передвигаться осторожно. Открытых мест избегать. Как бы не хотелось на открытое пространство давим жабу. Оружие наизготовку! Подобрать ствол уголовников. Но, они содержат оружие, никак не содержат. А тем более революционеры. Им некогда следить за оружием, надо следить за подельниками, чтобы подельники не хапнули больше. Если революционеры, тем хреновее. С уголовниками можно попытаться мирно разойтись. Революционеры, если задумают пакость, то обязательно мирового масштаба. Если скажут, что эта хрень, которая стоит столбом, их рук дело, не удивлюсь.

   Обыщем покойника основательнее: бумажник, патроны под меховухой, мешочек. С чем мешочек? Осмотреться вокруг повнимательнее. Прислушать. Всё тихо. В мешочке камушки. Очень похожи на те, что подобрал у реки. Может пришли за камушками? На революцию нужны камушки? А, аборигены расходный материал. Шаман не эту ли змею имел ввиду?

   Обыщем остальных белых. Бумажники, патроны и мешочки. Не доверяли ребята друзьям. Каждый хотел свою долю сразу.

   От реки с моей стороны они прийти не могли. От леса тоже. Значит шли вдоль берега снизу. Далеко? Революционеры пешком ходить не любят, им больше автомобиль подходит. Но, в тайге с автомобилями не очень, поэтому недалеко вдоль берега пройдусь, прикрываясь остатками кустов, деревьев. Стараюсь не издавать шума, замираю и прислушиваюсь. Вдоль берега как пылесосом всё выдуло. Река в этом месте повернула и ударная волна прошлась вдоль реки. Если что было, то всё унесло. Прячемся за кустиками, обломками и угольками.

   Выглянул над обрывом. Чисто. Там подальше, что-то валяется. Похоже двухстволка. Двухстволка тяжёлая и далеко её не унесёт. Точно. Отсюда белые пришли. Мало было шансов у тех, кто лодку караулил. Вон, торчит из воды, что-то похожее на борт большой лодки. Поломанные вёсла, четыре уключины.

   Лицо, усы и борода, всё обожжёное. Не узнаешь кто. Вон другие. Они на вёслах сидели. Революционерам рабы нужны, чтобы на них работать и шкуру прикрывать. Всё в воде. Мёртвые. Под водой дышать даже шаман не может.

   Жаль пленных нет. Некого допрашивать. Сколько их всего не известно. Если кто уцелел, на стойбище пойдёт. Надо, чтобы я первый их увидел.

   Вернулся на стойбище. Присмотрел какая меховуха получше и снял с революционера. Неудобно меховуху снимать. Пуговиц нет. Тело прикрыл обрывками и обломками.

   Не готовились революционеры к бою. Чтобы патроны достать надо задрать меховуху по пояс, неудобно это и долго. Не любили покойники работать. Патронов десятка по два у каждого. Видно не ждали отпора. У которого карабин забрал, тоже прикрою.

  

  

  

   -6-

  

  

  

  

   Уходить надо, чем скорее, тем лучше. Собрать еду, снести к обрыву, вытащить лодку из пещеры и к едрене фене. Но, сначала поле боя подготовить на всякий случай. Где у них запасы хранились? Вот мешки лежат, корзины и лукошки. Здесь засяду до вечера. По реке сейчас уходить нельзя, из карабина снимут. Надо дождаться ночи. Притащить обломков и обрывков шкур. Уложить так, чтобы меня в яме не видели, а кто подходить будет, тот как на ладони. Где они могут залечь? Мусора навалить, чтобы добраться до них незаметно.

   Оценим подготовку местности к бою. Издалека незаметно. Вблизи тоже. Если только ко мне в яму свалятся. Проходы замаскировать. Подходящий чум сделать попривлекательней. Если придут, то должны думать, что выжившие люди в этом чуме собрались. Ну, всё, прячусь в яму. Что в мешках?

   Крупы разные. Крупы у них не растут. Выходит покупали или меняли. Шкуры продавали, соболь там, горностай, чего в тайге водится. Вот мешочек какой интересный. Меньше всех и из хорошего материала сделан. Что в нём? Вот ты какой пушистый зверёк! Песца они поймали и я вместе со всеми. Какие красивые камушки. Правда, когда я поднял у реки, то хотел выбросить. Ну, а теперь понятно, почему всех хотели перестрелять. Стало быть эти камушки называются алмазы.

   Что из этого следует? Придут сюда за алмазами. Рано или поздно. Может оставить их и дать дёру? Найдут. Раз так много оставил, значит унести всё не смог. И революционеры и уголовники, и полиция, и порядочные граждане, и не очень порядочные граждане, всем дозарезу нужны алмазы. Без алмазов они буквально не могут дышать.

   Что делать? Интеллигенция помешалась на этом вопросе и к этому вопросу добавляют ешё один. Мне тоже надо добавить вопрос. И этот вопрос звучит: куда бежать? Следы пребывания алмазов должны быть уничтожены. Нет здесь алмазов и никогда не было! Мог шаман хранить алмазы ещё где-нибудь? Вряд ли. Запасы в одном месте. Раз белые пришли убивать, значит узнали о алмазах. Кто о алмазах проговорился? Кто ещё знает? Будут ли о алмазах звенеть по всему свету? О алмазах знает ограниченый круг лиц. Эти люди постараются меня прикончить, если узнают, что я их взял. Значит надо выстрелить первым.

   Опять зададам вопрос: что делать? Взять алмазы, осторожно пройти туда, где затонула лодка и ждать до вечера следующую партию революционеров-уголовников. Вечером, как стемнеет, рвать когти.

   Вот о чём был сон! Вот кто тянет щупальца. Шесть камешков. Именно революционерам я засадил по пуле в глаз. Шесть глаз. И здесь шестеро. Пятеро рядом, шестой в реке.

   Сколько в мешке алмазов? Похоже, что килограммов шесть. Или их вес измеряют иначе? Меховуха на мне. Капюшон на голову одевать не буду, шлем сниму. На голову шляпу, вон с той шляпы, хоть и брезгую, но слушать надо внимательно. Рюкзак на себя. Мешок с алмазами в рюкзаке. Что взять из съедобного? Ничего больше в рюкзак не входит. Документы остальных посмотрю позже. Проверить карабин. Как и ожидалось, карабином владелец вытирал жопу. Маслёнка на месте. Шомпол тоже. На карабине иероглифы. Наверно японский карабин. Разобрать и почистить карабин. Пистолет наготове. Всё время озираюсь по сторонам и прислушиваюсь. Между мусором и обрывками шкур меня не заметить. Рюшечки опять пригодились для чистки карабина. А кто, пи-пи-пи рюшечки, дескать, рюшечки, а какая полезная вещь оказалась. Если живой выберусь, весь в рюшечках ходить буду.

   Карабин замечательный. Им жопу вытирали, но в остальном прямо снайперская винтовка. Хоть система незнакомая, да все они одинаковые как бабы. Одежду разную оденут, а под одеждой всё одинаково. Наверно и полковница такая же. Карабин в порядок привёл, пора в засаду идти на берег реки.

   Тихо опять. Птичек совсем не слышно. Какие нахрен птички? После такого. Возьмём один камушек из кармана, из тех, что нашёл на берегу. Камень как камень. Ничего особенного.

   Вдруг хруснула ветка. Долго я телился, эти ребята оказались шустрее. Камешек куда? В рот, чтобы не мешался. Ветка хрустнула. Но, туда смотреть не будем. Если кто-то шёл, то ветки должны хрустеть одна, за одной. Если одна ветка захрустела, то это профессионал. Может случайно наступить на ветку профи? Вряд ли, от случайного хруста зависит жизнь, случайно захрустел и покойник. Которые случайно хрустят долго не живут, ещё точнее не выживают. Значит не случайно. А зачем? Чтобы какой-нибудь дурак вылез из под шкур и подставился. Выходит эти ребята обо мне знают. Если бы видели как я передвигался, взяли сразу. Не устраивали никаких хрустелок. Или вычислили следы? Какие следы? Такой бедлам, что никаких следов. Всё такое, будто слоны потоптали, целые стада.

   Как не хочется признавать, но пришли за мной. Кто сказал? Шаман. Взяли шамана и бабу, или у них своя баба есть. Хотя, как показывает опыт и баба может быть переводчиком. Язык нужен языкастый! Взять переводчика, переводчика на русский и их командира. Да, раскатал губу, пожелай ещё полковницу под бок.

   Жду не высовываясь. Кто дольше ждёт, тот больше живёт. Сколько их? Вот и появился покойничек. Тьфу! Смотреть противно. Кривой, опирается на карабин, морда то ли обуглена, то ли замазана сажей. Скорее и то и другое. Выпустили кого не жалко. Шагает через раз, а ветки не хрустят. Профи.

   Мы на такого подсадного немецких бандитов ловили. Узнает разведка, что пополнение к бандитам прибыло, ждём когда их молодёжь с районом боевых действий знакомить будут. Как узнаем, что вылетели бандиты, то вылетаю я. Мне 12 лет. Машина ШБ-22, штурмовк двухмоторный, приспособленый для отражения атаки сзади и сверху. Боекомплект оборонительной счетверённой пулемётной установки больше 10000 выстрелов. Бортстрелок девочка, вес 40 кг. Она в машине шоколадки кушает и в куклы играет. Назад не смотрит. Станция наведения указания даёт. У нас двоих вес отрицательный, меньше одного мужика. Попасть в нас можно, но защиту никакой истребитель с одного раза не пробьёт.

   Лечу ниже этих уродов, унтерменшей. Одно колесо полувыпущено, на крыльях и фюзеляже дырки изображены. Оборонительная башня скособочена. Увидели нас ассы. Сбить подлетает самый заслуженный и храбрый, по беззащитному, сбоку пристраивается. Ручкой показывает как убивать будет. Все остальные сзади и снизу смотрят любуются и учатся. Высота всего ничего, почти по земле скребут. Если он пристроился ближе двадцати метров, то из пистолета через боковую форточку, с первого выстрела в фонарь аса попадаю пулей с урановым сердечником.

   Отлетался герой люфтваффе. Для порядка раза два, три выстрелю, он и завалился. Одновременно бортстрелок разворачивает башню и по уродам. Их больше десятка, всю землю и небо заняли, учатся. Девочка посылает свинцовые уроки. Сбивать не обязательно, главное осыпать свинцовой дробью. Достанется всем. Конечно герои запаниковали и кто куда. Не столкнуться, так штаны замочат.

   Вверху караулит эскадрилия. Как запаниковали обосраные герои, так их сверху валят. Высоты нет и их бьют как мух. Редко кто из них домой добирается. Когда домой рванут, то наши и там встречают.

   Если ас таки добирается до пивбара, рассказывает как меня десятками сбивал. Чем больше нальют, тем больше сбил. А, как беженцев расстреливал, так он забыл в мемуарах рассказать. Наши пидарасы, либерасы и дерьморасы читают, восхищаются и жалеют, что мало обосраный, беженцев убил, надо намного больше убить.

   Где-то они правы. Убил бы этот обосраный родителей дерьмопутов, глядишь меньше вони из думы валило, воздух чище был.

   Профи подходит ближе. Увидел труп, перевернул, пару раз ударил прикладом, а затем штыком. Я даже вздрогнул. Чего он над трупом издевается? Кто же это там лежит? Похоже усатый. Этого я уважал больше, оружие у него чище. Кривоскошенный профи увидел оружие и успокоился. Затем упал на землю прицелился в подобие чума, сооружённое как раз для этой цели и выстрелил, потом ещё и ещё. Если за гранатами потянется, придётся его кончать. То ли у кривоскошенного нет гранат, то ли пожалел.

   Махнул рукой и чего-то крикнул. Застрочило, застреляло. От чума обломки полетели. А, я спокоен. Спокоен как полковница в бане. Ни каких забот, трут спинку, а ты наслаждаешься покоем.

   Про полковницу помню, но смотрю не на пулемётный цирк, а в другую сторону. Ползут три поцарапанные морды. Ползут к чуму, который обстреливают. Надо их кончать. Маршрут их известен, сам старался, мусор выкладывал как надо. Не нравится мне граната в руках у одного. Его первым буду кончать. Мой прикид копия их прикида, может чище. Был выбор.

   Подполз почти рядом. Прутиком сильно бью по ноге. Он поворачивает голову и подставляет шею. Минус один. Осмотреться и прислушаться. Гранаты взять.

   Ползём к обгорелому и пулемёту. Ножиком их не достать, а гранатами даже очень. Я разместился в небольшом углублении, здесь чум стоял. Место хорошее, пулемёт и обгорелый рядом.

   Я приготовил карабин. Пулемёт застучал. Обгорелый приподнял голову и получил пулю. Кто-нибудь увидел? Нет, хорошо командир укрылся. Пулемётчик высунулся из кустов и смотрит. Так. Там их двое. Правильно, первый и второй номера. Высунулся второй номер, чтобы посмотреть чего там. Чуть ждём. Опять застучали. Из карабина, сначала второго номера, а затем первого. Отстукались ребята.

   Трое. Там один и здесь три. Четверо готовых. Ещё два ползут. Приползут. Короткими перебежками бегу к пулемёту. Если и увидят, то подумают, что обугленный бегает.

   Пулемёт незнакомый. Калибр тот же, как и у карабина. Разберёмся. Ага, это они чуть выше земли в районе чума целили. Винты, винтики и рукоятки.

   Ну, что же. По одному. Второй успел привстать на ноги и получил пулю. Растояние сотня метров, не промахнёшься. Ползуны доползли.

   Сколько их? Два плюс три, плюс один, шесть. Посидим покумекаем, но недолго. Спокоен, как девушка с веслом. Много здесь народа валяется и у всех роба одинаковая.

   Они хотели меня взять. Чтобы взять надо не дать уйти. Значит зайти надо со всех сторон. Со стороны леса бесполезно. Далеко не уйду. Через буреломы не перебраться. Если спрячусь, то найдут.

   Чтобы не дать уйти, надо с тыла зайти. А, где у нас тыл? Где лестница была. На лодке подошли, высадили шесть человек и пошли дальше, и высадились около лестницы. Сколько их? Надо смотреть. Пулемёт в тылу оставлять не хочется. Мусору в механизм. Ветку в ствол, чтобы не было заметно.

   Между трупов ползком или чуть приподнявшись, как крокодил. Место подходящее нахожу и замираю. Эти ребята из за обрыва могут появиться, где лестница была. Но, если много нас, то с лестницы не пойдут, а будут под ней караулить. А, пойдут левее и правее. Если поменьше, то лучше и легче левее.

   Внимательно посмотрим левее. Меховая шкура шевелится, один живой. Сколько их? Вот второй и третий. Чего они ждут? Правее крик и звук, будто мешок упал. Ещё один вверх забирался и упал. Лежу за лесинами, меня им не видно, а они как на ладони. Ждать не будем. Один. Второй вскочил и побежал в мою сторону, шалишь, пуля быстрее и с пулей не побегаешь. Третий успел цапнуть руками винтовку и даже нажать на курок, но винтовку надо держать не за спиной, а в руках, тогда бы успел направить в мою сторону. А так только в небо попал. Шустрые ребята, никто не захотел смыться. Надо по контрольному, но демаскироваться не охота. Сколько всего? Шесть плюс три, итого девять.

   Кто внизу остался? Где командир? Среди тех, что снизу или тот с обугленой мордой? Наверно тот, что с обугленой мордой. Сам пошёл, учить молодых как надо уродов брать. Тем более морда обугленая, значит я последний, кого он взять может. Стало быть, у тех, кто внизу, приказ есть. Зайти с тыла и караулить. Может и не меня. Вобще караулить. Что-то пошло не так. Нет беглецов. Выстрелы и всё стихло. И ни каких команд. Пришлось проявлять инициативу.

   Сколько их осталось? Не более двух. С командиром шестеро. В обход пошлёт половину или меньше. Выходит внизу трое. Один упал, осталось двое максимум. Что будут делать эти двое? Будут разбираться, что произошло? Мне что делать? Вперёд. Бросок в шесть шагов, упал и откатился в сторону. Осмотреться: вправо, влево, назад и по привычке вверх. Ещё раз. И ещё раз. Стоп. Шевеление над обрывом. Ещё один поднимается снизу. Увидит трупы, что делать будет? Не дам увидеть. Выстрел и голова пропала. Откатываюсь в сторону и замираю.

   Где голова? Если даже промахнулся, то голове конец. Такой обрыв, что расшибётся. Бегом к обрыву. Всё время карабин на изготовку. Сколько в карабине патронов? Четыре. Опять лопухнулся. Добавим ещё четыре, передёрнем затвор и добавим ещё. Не профессионал, вот что значит не профессионал. К покойникам не приближаюсь. Каждому в голову ещё по пуле.

   Зайду левее и осторожно выгляну над обрывом, стараясь особенно не высовываться. Тихо всё. Сколько их? Шестеро, плюс трое, плюс один и плюс один. Одинадцать. Хорошее, спокойное число. Надо с ними заканчивать, а то скоро стемнеет. Раздел одного покойника, снял меховуху. Засунул в меховуху веток. Конечно не похоже на человека, но может кто соблазнится и выстрелит. Где-то верёвку видел. Ага, вот она. Привязал верёвку к меховухе и спустил вниз.

   Тихо внизу. Верёвку вокруг пня обвязал и сам вниз как можно быстрее. Спустился и залёг. Размышлять некогда. По траве бегом, пригибаясь. Вот один лежит. С пулей в голове не побегаешь.

   Упал и огляделся. Кто вопил? Где он? Бегаю пригнувшись, с карабином на изготовку. Рядом с бревном кто-то лежит, может живой? Карабин на землю аккуратно положил, пистолет в руку. Проверить заряжен ли, патрон в стволе, курок взведён, палец на спусковом крючке. Подбегаю ближе. Наметил маршрут и побежал, а глазами по сторонам и на того, который лежит.

   Пистолет ему в бок. Оружия у него на виду нет. Одна рука и обе ноги в крови и перевязаны. Одежда почти цела. Выходит торопились меня положить, а раненого оставили на потом. Вот потом и пришёл.

   Дышит. По морде ему слегка. Страшиваю:

   -Сколько Вас?

   Что-то лопочет. По сторонам оглядеться. Никого. Сверху никого. Ещё по морде, но сильнее. И опять спрашиваю:

   -Сколько Вас?

   Молчит сволочь. Чтож, кто к нам с мечём, тому по рылу. И ещё по рылу.

  Пистолет ему в рыло.

   -Последний раз урод спрашиваю по хорошему. Сколько вас?

   -Не убивайте! Я Катори Ицуби. Вам за меня много денег дадут. Акцент у него, наверно японский.

   -Если ты, сука не будешь отвечать на вопросы, то никакая Ицуби не поможет. Ну!

   -Я, скажу, скажу. Только не убивайте.

   -Ну!

   -Нас тринадцать.

   Тринадцать я понял, хотя он произнёс слово, как-то по иному.

   -Где они?

   -Двое убиты раньше. Одинадцать здесь.

   -Где шаман?

   -Шаман умер.

   -Ну и ты сдохни.

   Не стал экономить патроны и дожидаться приключений. Просто выстрелил в голову.

   Отбежал в сторону и полежал среди обломков. Пещера? Есть там япы? Перебежками подобрался к пещере. Нет, не было здесь никого. Они в пещеру не заходили.

   Что делать? Смываться! И чем скорее тем лучше. Не хочется из под обрыва выходить, около реки буду как на ладони, но там лодка, на которой япы пришли. Надо обыскать Ицуби.

   Где ползком, где короткими перебежками приблизился к свежему покойнику. Что у него есть? Под меховухой небольшой ранец, кобура с револьвером, мешочек, ну очень знакомый. Бумажник и записная книжка. В одном из внутренних карманов ещё один небольшой мешочек. Сложил найденое в ранец. Некогда рассматривать.

   До сумерек посижу между камней, недолго до темноты осталось. Пока геройствовал и обыскивал время ушло.

   Не солдаты они. И не офицеры. Были бы офицеры, меня в капусту изрубили. Двое у пулемёта вели себя как последние придурки. Обугленый правильно позицию выбрал. Не зря командиром банды был. Ицуби похож на торгаша. Решил на халяву бабла срубить. Набрал людей. Каких людей? Всякую шантрапу? Нет. Шанрапа порвала бы на куски за камешки и это, видимо, он понимал. Бандиты? Не похожи они на бандитов, всякую дурацкую мафию. Может набрал придурков, каратистов и дзюдоистов?

   Очень похоже. Пара офицеров и куча придурков, возомнивших из себя героев, вроде Рэмбо. Насмотрелись голливудского мусора. Если сейчас восьмой год, то какой Голливуд? Ну, тогда книжек для идиотов начитались. Очень похоже. Узнали про камешки и вперёд с песнями.

  

  

  

  

  

   -7-

  

  

  

  

  

   Хватит размышлизмами страдать, к лодке пора. Где ползком, где броском добрался до лодки. Среди обломков и мусора на берегу, лодки почти не видно. Если не знать, что она здесь, то сверху незаметно. Может переночевать в лодке, а по утру уходить? Если сверху поутру заметят, то решето сделают, даже спрашивать не будут, кто и за что.

   Сейчас надо уходить. Немедленно. Где в лодке вёсла? Мешки, похоже с едой. Тогда и думать нечего, за вёсла и ухожу.

   Куда идти? Вверх? Сейчас там такое твориться! Пусть другие в верх идут. Да и радиация под вопросом. Вниз надо убегать. И от этой реки как можно быстрее уходить. Мало ли, что по ней понесёт, заразу всякую.

   Ни одного животного не видел. Ни собак, ни оленей. Наверно только блохи остались. Чувствовали звери и шаман чувствовал, что, что-то не так, но остался. Хороший был человек.

   Ночью далеко не уйти, я мест не знаю как на ладони буду. Вёслами не торопясь, потихоньку, полегоньку, по течению. Во что-то уткнулся? Что там? Ёлка поперёк реки лежит. Обходить надо и за ёлкой устроиться на стоянку. Худо-бедно ёлка укроет от наблюдателей, если такие будут. Несколько веток срезать и укрыть лодку. Маскировка конечно аховская, но иного ничего не сделать.

   Пока устраивался и укрывался ветками рассвело. Даже не прилёг. Если бы прилёг, то мог бы и не подняться. Стоп, а во рту у меня что? Камешек. Ну, урод, про камешек забыл и вроде спокойный был, как скала. Надо камешек к другим положить, чего ему скучать в одиночестве? Камешек-то посветлел, почти прозрачный стал.

   Осмотрел маскировку. Плохая маскировка. Ёлка посередине реки, а я сбоку пристроился. Дальше пойду. Лодка тяжёлая, но своя ноша не тянет. Надо найти укромный уголок и причаливать на отдых, а то сомлею от недосыпа и голода.

   Если будут искать япы, то и за сто лет меня не найти, пока, местных не задействуют.

   С левого бока просвет показался, наверно устье небольшой речки. Надо зайти в устье, пройтись немного против течения, там остановиться и отдохнуть. Вот и место неплохое. Наискосок ёлка лежит, если за ней пристроится, то будет и укрытие, и от течения защита.

   Добрался до места. Лодку как мог вытащил на берег. Сразу за оружие и осмотреться. Пройтись по бережку. Берег не высокий, в половодье заливает. Трава почти по пояс, зелёная, немятая. Вокруг буреломы и коючие кустарники. Почти идеальное место для стоянки. Почему почти? Никто незаметно подойти не сможет, но и на разведку не пройти.

   Что в лодке имеется? Мешки по одному осматриваю. В них крупы разные, специи, соль, сахар, сухари, консервы. Ящики с патронами, ого и гранаты имеются, инструменты измерительные, ну понятно, широту и долготу определяли.

   Бинокли два. Один для Ицубиси и один для командира. Поленились таскать, думали добыча лёгкая. Не думали, что кусаться буду. С биноклем, при хорошей выдержке, меня могли засечь. Тогда исход охоты был другим. Хоть я и опытный волчара, больше десяти лет на войне, то на одной, то на другой, но их одинадцать. Ну и убил бы, и ранил с десяток, а одинадцатый меня точно достал.

   Как в том кино: три магнитофона, три портсигара...Котелки, спиртовка двухместная, похожая на керогаз, фляги со спиртом. Оружие. Два карабина в хорошем состоянии, двухстволка и патроны к ней, пара револьверов. Одежда. Роба, меховухи пара, кальсоны шёлковые, тоже пара. Пара топоров, странные топоры. Чего у них всё по паре? Вот лопаты, ну их, слава богу, три штуки. Ещё мешки, но это потом.

   Приготовим на скорую руку поесть. Набрать воды в котелок. Приготовить спиртовку, дело нехитрое. Котелок с водой на огонь. В мешках, что это? Рис, понятно, для япов первое блюдо. Насыпем немного в котелок и пусть варится, соли чуть.

   Консервы. Вот банка, наверно тушёнка, в котелок, да не банку, а её содержимое. Во второй котелок воды набрать и тоже на огонь, благо спиртовка двухместная.

   Ещё пройтись и осмотреться. В бинокль посмотреть вокруг. Ничего не видно. Ёлки и палки, трава, кустарник и выворотни. Следов человека не вижу. С биноклем поосторожней надо как бы блики от стекол не выдали.

   С кашей что? Готова каша. Можно употреблять. В следующий раз приправы положить, а то получилась размазня. Вода вскипела. Вымыть пустую тару, снова налить воды, но побольше, поставить на огонь. Заварить чаю. Давно чай не пил. Когда давно? Сегодня ещё не пил, вчера только утром поел и всё, позавчера перед утренним вылетом позавтракать успел и больше ничего. Да, ещё шоколадку слопал с расстройства, что машину загубил. Можно было попытаться найти площадку и посадить самолёт, но как показывает опыт, человек ценнее любой машины.

   Покушал спокойно, осмотрелся и полежал. О полковнице вспоминать не буду. Хорошо кушается то, что честно заработано. Время сколько? Около двенадцати. Всю ночь не спал, рассвело часа в четыре, всё утро шёл на лодке. За шесть часов ушёл километров на двадцать от могильника, который раньше назывался стойбищем.

   Один день чай не пил и успел соскучиться. А, началось всё с птичек. Кстати о птичках, их и здесь не слышно. Разлетелись пернатые, чувствовали, что, что-то не так. Зря я майора повязал, не причём он в присшествии со мной.

   С карабином обошёл местность ещё раз, внимательно оглядывая вокруг. Больше под ноги смотрел, чем по сторонам. По сторонам потом в бинокль налюбуюсь. Прошёлся вдоль берега и оглядел реку. Идти тяжело, даже невозможно пройти. Помахать топором и прорубить просеку? Но нахрен нужно. Лучше вернуться, попробовать на лодке пройтись и осмотреться.

   На лодке лучше, да больно она тяжела, особенно после еды. Расслабился я и нечего себя ломать, посижу как сурок в норе, подумаю.

   Есть чем заняться, например, карабины привести в порядок. Конечно, столько оружия не потащу, зачем мне столько? Оставлю родной пистолет, хотя для него с патронами, я думаю, не просто будет, да возьму карабин с сотней патронов. Несколько гранат. Остальное здесь оставлю. Не здесь, так по дороге, выберу место поприметнее, вдруг понадобятся.

   Оставить просто так, без ухода не позволяет совесть и отношение к оружию, выработанное за столько лет. Если оружие в порядке, даже спится спокойнее. Не как у покойников-революционеров. Кстати, осмотримся по сторонам без бинокля и с биноклем. Торопиться не буду. Япы поспешили и насмешили.

   Всё тихо. Ни ветка не шелохнётся, ни движения не заметно. Вода спокойная, нигде неожиданого волнения не видно. Посторонних звуков не слышно, несильный ветер ветки слегка раскачивает. Но, не расслабляться, бдительность не терять.

   Что же произошло на стойбище? Революционеры развели мочилово. Следом пришли япы. Скорее всего япы шли за революционерами. Может не меня ловили? Ловили конкурентов. А шамана взяли и допросили с пристрастием, тот раскололся. А колол Ицыба или как ещё, забыл. Шамана мучить и убивать не боялся, а как за ним пришли, так эта сука зассала. Жалко времени не было допросить по человечески, бежать надо было.

   Эмоции на потом оставим. Знакомы были япы и революционеры, что на стойбище стреляли. Не зря обугленный прикладом и штыком усатого приложил. Одно дело делали, да видимо дорожки разошлись. И правильно, чего с япами делиться?

   А год нынче 1908-й. Похоже это чудо на Тунгусский метеорит? Очень. Чем? Тем, что ещё жив. Радиации не видно. Была бы радиация, в лучшем случае, уже помер.

   Что ещё? Разговаривают по русски. Если бы я не с Земли, то ничего удивительного нет. Бывает, что через отрытое окно залетают в чужой мир. Так случается. И год там другой, и нравы другие, и Земля не такая.

   Но Лев Давидович очень кого-то напоминает с Земли. И остальные морды похожы на портреты. Не скажу, что в портреты вглядывался, но весьма и весьма подозрительные личности. Что это?

   Не бывает двух похожих миров, тем более в разном времени. Природа не может создавать одинаковые образы. А зеркало? Или озеро. Озеро, считай, идеальное зеркало. Если посмотреть в безветренную погоду на поверхность, в дрожь бросает от качества отражения. Получается, что в принципе может. Единственное отличие лево-право. Химия-физика другая будет.

   А если поставить два зеркала одно напротив другого, то будет бесконечное число отражений. Или два озера висят напротив друг друга. Хрен его знает из чего эти озёра. Качество отражения будет зависеть от качества зеркала. Чем зеркало ближе к идеальному, тем мир больше похож. Чем дальше от исходного образа отражение, тем больше дефектов-отличий в последующих отражениях. Преодалеть множество отражений луч света мгновенно не может. Значит время в отражениях будет отставать тем больше, чем дальше отражение от исходного образа.

   Получается, что в одном мире отражается обезьяна, а по мере перемещения луча света или чего там ещё, в в других отражениях выходит нечто похожее на человека. Дарвин был прав? Только он несколько не додумал.

   Что с метеоритом? В одной из версий о Тунгусском метеорите, он разделился на три куска и куски одновременно рванули. Что мы наблюдали в действительности? Столб пепла состоящий как бы из трех столбов. Случайно тройной взрыв произошёл одновременно с нашим появлением в этом мире? Я думаю с нашим, не надо забывать о тех, кого сбил. Столбы, судя по всему, встали там, где фрицы упали.

   Меня шаман увёз. Выходит что сила, которая столбы поставила, без мозгов или не видит меня. Место прокола определила и ударила. Зачем? Прокол закрыть. Откуда взялся прокол? Видимо накапливаются, скажем, напряжения, как в земной коре, сброс и всё трясёт. Может бомбардировщик, который взорвался и послужил спусковым крючком.

   Всё равно бы рвануло, но взрыв спровоцировал прокол, в который я с фрицами провалился.

   Если зеркальных миров много и все они похожи, то кто-то или что-то, должно поддерживать эту похожесть. Как? Как всегда, иметь некий запас, резерв. Что может быть резервом? Дрейф материков, вращение земного ядра, пояс астероидов, который был планетой Фаэтон.

   Нарушилось равновесие и разорвало Фаэтон на куски. Где то сбоит, где-то нарушение и летит метеорит. Трое нас, да ещё с машинами. Это сильное нарушение. Таких метеоритов, как Тунгусский было не много.

   Проваливались в переходные окна такие же как я? Казанцев писал, что прилетел инопланетный корабль и взорвался. Были у него основания так писать? Найдут в тайге остатки самолётов, вот Вам и инопланетный корабль. И в самом деле, инопланетный.

   Почему, сколько мы не шастали по окнам, сколько не качали рессурсов, такого не происходит? У нас не происходит, а где-то в отражениях падают метеориты и разрывает планеты для выравнивания.

   Все планеты заселены или нет? Если на Землю падают метеориты, значит где-то нарушения. Могут быть эти нарушения вызваны деятельностью человека?

   Выходит этот мир отражение Земли. Нет не так. Этот мир и Земля отражение одного мира, причём не очень далеко отстоящие. Всего сто лет временных или световых, или тех и других, или ещё каких.

   Революционеры-уголовники, что валяются на стойбище, не так свою жизнь закончили. В моём мире через тридцать лет их расстрелял усатый. Этих, по всей видимости, уже не расстреляет.

   Если отражение имеется, а оно судя по всему имеется, то вселенная, точнее мир вселенных стремиться к одинаковости. А если человеческая история будет отличаться, то оно, или она, или он, пошлёт что-нибудь или кого-нибудь исправлять историю. Получаеся, что она, оно и он это и есть святая троица.

   Если сила, которая устраняет нарушения разумна, то её можно назвать коротко и ясно одним словом бог. А если не разумна, то этим же самым словом. Судить о разумности такой силы людям, повидимому, не дано.

   Если сила называется бог, то она знает все мысли. Мысли материальны. Придумали Титаник, бог не захотел, он и затонул. Подожди! В этом мире Титаник ещё не затонул.

   Какова же моя роль в дурацкой пьесе написаной или пишущейся лично богом? Сталина или Гитлера? Почему именно их?

   Япы хотели меня грохнуть или взять. Шаман проболтался или для краткости говоря, бог постарался? Если я нарушение, то меня надо убрать. Что и было проделано, правда без успеха.

   Или я для исправления? Шаман спас и он же заложил. Япов замочил и смыться удалось.

   Сон дурацкий с уродами. И шаман сказал, что я избавил. Как избавил, так избавились от шамана и от остальных.

   Нет ли вторй силы, деструктивной? Для краткости назовём её (силу) диаволом, а короче чёртом.

   Есть сила выстраивающая зеркальные отражения и есть силы нарушающие целостность отражения.

   Чей же я посланник? Тех или этих и посланник ли я? Если сразу ухлопают, значит не посланник. Пришлют другого. Если не дал себя ухлопать, значит посланник. Только не известно чей. Скоро узнаем. Великий говорил, что людям нравится, когда много наглости, а может и нелюдям тоже?

   Кстати, кого тот монстр напоминает? Полковницу бы сюда. Она бы узнала, так мне кажется.

   Глядеть по сторонам и не расслабляться. Поторопился я ухлопать языка, зато удалось смыться. Успели япы что-нибудь обо мне кому-нибудь? Если успели, то будут искать и найдут. Гранат много, растяжек наставлю и отойду. Главное их первым заметить. Если будут меня искать, то только днём. Ночью хрен чего найдёшь в этих завалах.

  

  

  

  

   -8-

  

  

  

  

   Первая это протока от стойбища или вторая? Очень не далеко я ушёл.

   Пора ужин готовить. Что у меня есть? Сосиски консервированные. Согреем. Кашу гречневую перебрать, в воду ссыпать и поставить на огонь. Странно как в гречке камешков много. Чаю с карамельками до отвала напьюсь.

   Внимательно осмотреть хозяйство. Так, так, так, соль, перец, лавровый лист, гурман был Ицубиси. Вот ящик под сиденьем. Морские крысы говорят рундук под банкой. Ну уроды, закрыли ящик на замок. Если Ицубиси хозяином был, то ключи у него надо искать.

   Посмотрим, чего я ранец напихал? Так, так, так. Вот ключи. Не подходят. Да чего мучиться, топором вскрою быстрее, чем ключи найду. Топором поддел, сунул лезвие и готово. Опять тяжёлые мешки и мешочки. Две больших и десятка полтора малых тетрадей.

   На мешки успею насмотреться. Пороюсь в бумагах. В большую тетрадь вложена карта. Надписи иероглифами сделаны, в них ни черта не понимаю.

   На карте голубые линии, явно реки. Голубые пятна, видимо, озёра, если не кляксы. Всё остальное зелёное. Разобраться где север и где юг просто. Определю на карте своё местонахождение. Пометки какие-то, иероглифы. Иероглифы расшифровывают, что за пометки, но мне не понятно.

   Столбы они видели и должны нанести на карту. В сумерках не хочу разбираться, отложу изучение карты на завтра.

   Поставил растяжки и устраиваюсь на боковую под ёлками. Лёг на меховухи. Пистолет проверил, сунул в кобуру и оставил под рукой. Карабин и гранаты здесь же.

   Сон дурацкий снится. Хожу по развалинам. Почему-то думаю, что развалины, следствие ядерной войны. Чего-то я ищу, а что ищу не понятно. Наверно и сознание, и подсознание ищют выход из жопы, в которой оказался. С этим проснулся.

   Пистолет из кобуры вынул и стволом туда сюда. Если что нужное попадётся в радиусе поражения, то сразу выстрелю. Тихо вокруг, какой дурак в четыре утра проснётся? Кроме меня никто.

   Делать что? Посижу в протоке несколько дней. Место хорошее и тихое, наверно рыбное. Растяжки снять. Половить рыбку и торопиться не буду. Наладил удочки, благо в наборе по выживанию есть и леска, и крючки. Картошка имеется. Сварил и вскрыл очередную банку. Что там? Тефтели. Неплохо я запасся. Поел, чаю попил с сухариками и конфетами.

   Карту посмотреть надо. Вот кружочек странный. Из трёх дуг образован. Вокруг кружочка второй круг пунктиром обозначен. Это как раз понятно. В одном месте жирно проведён, а в других пунктиром. И это понятно. Думал что по японски читать не умею, а вот поди ж ты, прочитал.

   Ещё что? Речки и озёра вчера определил. Кривая чёрная линия. В одном конце линии точка и пометки с иероглифами. В другом конце тоже самое. В конце пути, видимо, они вышли к реке. Здесь, на кривой, имеется небольшое расстояние отмеченое синим. Наверно шли по протоке. Снизу линии, обозначающую речку, стоят значки и иероглифы. Цифры обозначают даты и ещё чего-то. И здесь указан восьмой год.

   По кривой линии они вышли к реке и по реке же спустились до стойбища. Вот последняя отметка на реке. Точка в конце пути и даты с иероглифами. Здесь же название стойбища, где я поставил на япах большую точку. На синей линии реки, где прошли япы, имеются поперечные, синие же зарубки и линии. Линии в основном пунктиром. На восточном берегу реки зарубка и дальше пунктир, вот вторая такая же зарубка и пунктир.

   Где я? На первой зарубке или на второй. А может на третьей? Третья зарубка почти напротив их выхода к реке. Они вышли к реке чуть ниже третьей протоки.

   Масштаб на карте имеется? Имеется, но хрен его знает в каких единицах япы измеряют расстояния. Даты по своему обозначают, а как расстояния измеряют не знаю. Если на карте даты по европейски, то может и расстояния в километрах? Если судить в километрах, то мне идти не очень далеко.

   От своей базы япы шли пешком около двух сотен километров. Припасы и лодку тащили на себе или наняли местных. Судя по повадкам, япы скорее пристрелят нескольких аборигенов, а остальных заставят тащить груз, чем заплатят. Не удивлюсь, если там, где погрузились на лодку, местных перестреляли. Им не хотелось оставлять следы, за алмазами шли.

   Ещё что? На чёрной линии крестик. Линию пересекает пунктирный след простого карандаша. Начинается пунктирный след аж за четыре сотни километров. Пересекается с чёрным, здесь дата указана, и уходит к реке, выше того места, где япы спустились в реку. Шли две группы? Пересеклись и снова разошлись? С япами так не бывает, не любят япы делиться.

   Не обошлось без драки. Здесь и положили тех двоих, о которых говорил Ицубиси. Сколько полегло других? Каких других? Не тех ли революционеров, которого обугленный прикладом, а затем штыком? Очень похоже. Не мог равнодушный человек так издеваться над покойником.

   Думаю, что рандеву было запланировано. Что-то не поделили и началась свалка. Выходит обугленный вымещал покойнику то, что у него накопилось при жизни. Может даже родственника обугленного здесь закопали. Вообще япам положено сжигать покойников, но не думаю, что в этих условиях решились на такое. Демаскировать поход за деньжищами я бы не стал. Вот обуглееный и мстил покойнику за неупокоеного родственника.

   Скорее всего япы приложили революционерам как следует, но не преследовали. Почему-то догнать не сумели и спустились к реке ниже. По всем канонам они обязаны всех положить, а не ждать не известно чего. Что же им помешало? Стали разбегаться аборигены? Пришлось их ловить и кончать. Поэтому-то они шли на одной лодке и сами гребли. Не осталось у них аборигенов. Всех местных поймать не смогли, несколько человек вполне могли смыться.

   Если они тащили несколько лодок, то бросили все, кроме одной и части припасов. Аборигены чужое брать не станут, не так воспитаны. А япам на обратном пути пригодиться. Может трофеи у революционеров взяли и запрятали. Не оставили ли они ловушки для чужих? Подойдёт революционер к захоронке, а его на куски порвёт и меня разорвёт, если сунусь.

   Не к этой ли тёще шаман на похороны спешил? Пришёл к япам, но ситуация изменилась и его кончили. Нет, не было времени ему встретиться с япами. Тем более япы задержались для того, чтобы аборигенов кончить.

   Революционеры ранним утром пришли убивать. Не характерно для революционеров время семь утра. Им до обеда спать положено, но что же их подняло? Может боялись, что народ со стойбища разбежиться и придётся по лесам ловить?

   Откуда япы узнали о том как шли конкуренты? Взяли пленных и допросили. У пленных изъяли мешочки с алмазами, что их ещё более раззадорило и невзирая на угрозу быть расстрелянными с берега, начали преследование революционеров.

   Нет ли пометок в тетрадях? Две большие тетради. Одна, видимо, приход и расход, другая путевые заметки. В приходе расходе схем не должно быть. Хотя, если мешок с алмазами закопали, то должны в приходе указать, как мешок найти. Но мешков с алмазами не много и схемы если и есть, то одна или две.

   Вот тетрадь с путевыми заметками. Даты и наверное, описание пройденого маршрута. Встречаются примитивные зарисовки. Что изображено не понятно. Открыл страницу с последней записью, здесь и я принимал участие в описании событий.

   Схема. Ну понятно! Река делает дугу. Столбы нарисованы как живые. О! Да это знакомый обрыв изображён. Стелки с двух сторон по направлению к деревне. Иероглифы. Иероглифы под стрелкой, что с фронта и под стрелкой, что с тыла. Ага, распределение зон ответственности. Иероглифов под фронтальной стрелкой шесть, под тыловой пять. Не иначе имена япов, покойников.

   Кто же рисовал? Не сам ли Ицубиси? Теперь всё равно, но если выберусь, надо разузнать подробности. Придётся учить японский. Доверять переводчику записи нельзя. Даже, если его кончить после перевода, то самому переводу веры не будет, ну очень большие деньги.

   Записи возьму с собой. Все алмазы тащить не обязательно, а бумажки взять с собой. Посмотрим сколько у нас денег. Собрал кучу и посчитал. Денег до хрена. Если здесь как и на Земле до 13 года, корова стоит 3 рубля, то денег до хрена. Откуда столько денег? Продали алмазы и с деньгами в дорогу?

   В тайге деньги ни к чему. Усатый специализировался на ограблениях, якобы для партии. Сколько оставлял себе никто не считал. Может опять взялся за старое? Тогда купюры наперечёт и в любом банке с ними повяжут. Деньги пригодяться, но рисковать не стоит. Самые крупные купюры не возьму.

   Откуда у япов деньги? Тоже ограбили банк? Насколько я помню, зарезать человека, чтобы ограбить, это у них приветствуется. А грабить банки они не очень. Может взяли трофеи? С деньгами япов надо поаккуратнее.

   Самое хреновое, если кредит на алмазы взяли, тогда при делах будут ещё и кредиторы. Если так, то отдавать кредит они не собирались. А что они собирались? Взять деньги, набрать алмазов и смыться, например, в Куршавель с моделями, прошу пардону, Иннесами. Понятно и алмазы, и деньги для партии. Партия состоит из них самих. А деньги экспроприировали у экспроприаторов. И правильно! Воровать так по крупному. Надо во Франции такую партию организовать, ну и Англию не забыть. Если выберусь, то обязательно организую.

   Сколько лет прошло и туда, и сюда, какие невообразимые бездны пространства разделяет Землю и эту планету, а ворюги одни и те же. Ни что на них не действует, даже господь бог не в силах справиться. Может он как раз и поручил мне ворюг кончить?

   Ещё раз. Встретились представители двух конкурирующих организаций. Как и положено бандитам дело закочилось убийствами. Если я посланец бога, то кто из них посланец диавола? Может быть они от бога? А я тогда от кого? Сам по себе? Посланцем от диавола не хочется быть.

   Япы от бога? Нет, чтобы япы от бога? Нет.

   Револционеры от бога? Нет конечно. Хотя могли договориться выполнить для бога кое какую работёнку. Например в этом районе. Да соблазнились алмазами, всё и пошло наперекосяк. Ну, он не выдержал и долбанул молнией. Молния получилась крупноватая, не расчитал, бывает.

   Ещё какие версии? Революционеры договорились выполнить работу, ну, например, с алмазами. Выполнили. По назначению не передали и потом, боясь мести, стали уничтожать священослужителей и храмы. Чем иным объяснить? За всё время своей власти миллионы людей убили. Если в бога веришь, то к стенке. Похоже, по этому признаку уничтожали людей. Это убйства и спланированный голод объясняет. Вот бог их и наказал. Усатый всех мучил и потом убил. Затем и его мучили, и убили.

   Но, так было в нашей истории. В этой истории выходит иначе. Не стал бог ждать долго. Стало быть, если я против революционеров пойду, то мочканут меня? Или наоборот и мне революцию делать? А что с япами делать? Мочить? А местных за что убили? Расходный материал? Не по божески это. Значит мочить и тех и других.

   Выходит, что моя миссия отступников и япов покарать. Больше ему никого карать не надо? Полковница вспомнилась очень кстати. За сортиры полковницу так покараю, что мало не покажется. Долго буду карать.

   Что у меня там с рыбкой? Кто-то заглотил наживку. Распотрошим, кусочек на крючочек и обратно в воду. Ага, понравилось, тщательно вываживаю. Щука. Разделаем и в уху. Соль, перец, лавровый лист, картошка, лук, рис, жалко морковки нет. Конечно специи демаскируют, но за такую уху жизнь отдать не жалко.

   Плохо, что хлеба нет, но с сухарями тоже вкусно. Хорошо здесь. Сидишь себе спокойно, уху ешь и торопиться никуда не хочется. Если бог торопится, то легко меня ускорит. Так, что лишнего стоять в этом месте не буду. Прошлый раз бог тридцать лет ждал, но я столько лет церемониться не собираюсь. Для него, с миллардами лет, три года или тридцать, одно мгновение. Но, мне не хочется ждать так долго.

   Если бы здесь революционер сидел, то всё изгадил. Некому за ним убирать и готовить, и стирать. Революционер любит, чтобы его обслуживали, а здесь слуг нет.

   Сполоснулся и постирался. Светлое бельё в лодку положил сушиться, тёмную одежду на ёлках развешал. Меховой плащ разрезал, разрез прошил, петель наделал и пуговиц нашил. Япы имели коробку с пуговицами и ещё одну с иголками и нитками. Чистое японское бельё на меня как раз, но коротко. Распорол пару и удлиннил.

   Бороду и волосы укоротить нечем. Пусть растёт и будет как у революционеров. Раздетым спать холодно. Нарезал веток, набросал на лежбище, сверху мешок одеяло. Поужинаю и спать. Вспомнился сон прошедшей ночи. Во сне искал и весь день искал.

   Гранаты привязал к деревьям, протянул леску к веткам, лежащим на земле и закрепил. Если кто пройдёт и заденет ветку, то рванёт.

   Опять сон. Ползу по лабиринту. Ощущение, что под землёй. Понял я, понял. Как проснусь, ни в коем случае на ноги не подниматься, только ползком.

   Проснулся в четыре утра. Интересно, если я до Парижа доеду, то и там в четыре утра буду вставать?

   Как во сне указание получил, так, когда проснулся, на ноги не поднимаюсь. Пистолет в руке. Лежу и тихонько во все стороны поглядываю. Час пролежал, всё тихо. Второй пошёл. Подожду, спешить не куда, но надо отлить и есть охота.

   Чего я решил, что вставать не разрешает? Может просто намекает, что я для него червь ползучий? Моё дело под землёй ползать и дерьмо жрать, типа голову не поднимая к небу.

   Тогда потихоньку по периметру пройдёмся. Никаких изменений не наблюдаю. Леску от гранат отвязал, а сами гранаты оставил на месте. Сколько гранат ставил? Четыре. Вот четыре, а в ящике не хватает шесть штук. Ещё и в тылу пару гранат пристроил. Туда если и пойду, то только на расстрел.

   Кашки сварю и чаю. Удочку закинул. Рыбку, если поймаю, то на обед. С камешками разобраться. Всё в одну кучу. Килограммов восемь. Сколько это восемь килограммов алмазов? До хрена!

   Кто у япов начальник был? Имел он серьёзный авторитет? Нет. Когда упал бросили его, занялись мною. С настоящим начальником так не поступают. Может он и не начальник был, а простой писарчук? А начальником был обугленный? Нет. Начальник под пулю не полезет. Только командир боевиков. Если командир под пули не лезет, нахрен такого командира. Стало быть, двойное руководство у них было и от хренового начальника скрывали всё, что плохо лежало, например алмазы.

   Легко проверить. Прошманать одежду, чисто. Прошманать мешки. Так. Что за камешки в гречке? Куда я их дел? Нет, не выбросил. Научился за два дня, что камешки выбрасывать не хорошо. Вот они, в банке из под сосисок. Точно алмазы. Что же теперь, все мешки с крупами перебирать как золушке?

   Так золушка, что ещё надо осмотреть? Оружие, вёсла и лопаты. А лодку? И лодку. Маслёнка в карабине? Есть. Приклад прожжён и смолой замазан? Есть. Лопата. Снять черенок и внимательно осмотреть. Есть. Лодка? В лодке чисто. Может и есть что, но я не нашёл.

   Мешки и все коробки, и все банки осмотрел. Нет, это не жадность. Это страх. Найдут случайно камешек, выйдут на меня и я покойник.

   Ранец! В ранце мешочки, пулелейка, металл серебристого цвета с чернью, серебрятые монеты и снаряжённые выстрелы к пистолету и бумаги. Зачем у этих уродов пули серебряные? Совсем у них крыша съехала или у меня съехала? Леопардов перестрелял, а следы стрельбы где? Жалко не успел гильзы поискать. Что в мешочках? Ну, понятно что. А в маленьком? Перстни. Один с красным камнем, наверно рубин. Другой с желтым, алмаз. Третий эелёный. Изумруд? По размеру подходят к моим рукам. Тщательно осмотреть камешки. Может где-нибудь, какой заусенец смертельный прячется?

   Что тут ещё. Записная книжка. Вот тебе на! По русски написано, а не иероглифами. Что это за фокус такой? Наверно яп боялся спутников, боялся что прочитают, чего не надо. Вот и решил скрыть, на всякий случай, и текст, и перстни. Я профан в камнях, на хрен они не нужны, но размеры камней внушительные. Для интереса одел камни на пальцы левой руки. Красный, жёлтый и зелёный, настоящий светофор.

   На первом листке написано: Записная книжка Катари Исубы. Эта записная книжка ведётся мной, Катари Исубы, для записей пословиц и поговорок народов населяющих Российскую империю.

   Ну и первая, видимо, поговорка: девичье нет не отказ. И далее: Мне совсем не понятно, что имели ввиду эти мужики.

   Несколько поговорок с коментариями. А вот, вроде бессмысленный текст, а если читать через строку, то:

   Мы окружили деревню, взяли проводников, всех жителей убили. Чтобы проводники не убежали сломали ноги. Несколько носильщиков пытались бежать и их убил Антори Катаяма. У шамана я отобрал три перстня. Перстни старинной работы очень ценные. При допросе шаман сказал, что перстни волшебные. Они должны принадлежать белому воину. Об этом ему сказал другой шаман, которого зовут Беал. Но старик пожалел отдавать перстни и его сейчас за это убьют. Я рассмеялся и сказал, что и без перстней его всё равно убили бы, так как убьют всех жителей деревни.

   Шаман сказал, что другой шаман Беал предупредил, если не отдать перстни, то умрут все люди нашего племени. Он не поверил и вот теперь все умрут. Он сказал, что если и я не отдам престень белому воину, то и я и все родственники умрут. Из всех моих родственников только господин генерал Товано Чиямо, его дочери и сын. Господин Товано Чиямо, если Вы читаете эти строки, то меня убил Антори Катаяма. Он сговорился с остальными Вашими людьми и решил украсть Ваше добро. Прощайте. Я исполню долг до конца. Ещё шаман сказал, что нас съедят оборотни. Для того, чтобы обороняться от оборотней у шамана взял пулелейку и серебро. Буду делать серебряные пули.

   Вот тебе бабушка приплыли. Стало быть в курсе дела и генерал. Не думаю, что генерал рассказал ещё кому о алмазах. Зачем лишние свидетели? Возись потом, отрубай головы. Послал он конечно, самых верных, но за такие деньжищи и самые верные предадут. И с оборотнями не всё ладно. Заряжу ка я револьвер патронами с серебряными пулями. Один патрон нормальнцй, другой с серебряной пулей. Конечно чушь собачья, но хуже не будет, особенно вспоминая леопардов.

   Собираю камни в один мешок, как опустеют фляги, положу их во фляги. Ещё раз всё тщательно обыскать. Мешки с крупами и прочим проверить. Сколько времени потребуется на поиски? В прерывах между просеиванием круп и пребиранием пуговиц, изучаю дневники и тетрадь прихода расхода.

  

  

  

  

  

  

   -9-

  

  

  

  

  

  

  

   Через три дня картина прояснилась более или менее. Эта планета копия Земли, реки в Сибири текут на север. Япы встретились с революционерами и передрались. Договаривались они встречаться или встреча случайна не понятно. Япы убили одинадцать белых и двадцать шесть аборигенов. Удалось уйти шестерым белым и восьми аборигенам.

   После допроса пленных япам стало понятно, что у них богатые конкуренты. Решили догнать, но их догнал я.

   Япами взяты трофеи. Часть трофеев оставлена на месте и замаскирована. Наиболее ценное взяли с собой.

   И самое главное. Япы все кончились. Революционеры тоже все вышли.

   Встретить на базовой станции можно только технический персонал, который не в курсе дела. База для япов селение Польское в трёхстах километрах от железной дороги. База революционеров селение Байкальское в сотне километров от железной дороги. До базы япов по суху идти двести километров. До базы революционеров четыреста километров по суху.

   Думаю идти мне надо по своему маршруту, чтобы не встретить ошмётки ни тех, ни других. Однако. Первым делом выйти к аборигенам. Придётся пойти по маршруту япов до первого селения, где найдутся живые люди. Затем взять оленей или лошадей и с комфортом до железки. Денег, чтобы расплатиться найдём. Фляги закопаю немного в стороне от стоянки. Лишнее оружие и прочее не нужное барахло оставлю на стоянке. Алмазов немного прихвачу.

   Всю еду беру с собой, если окажется что много, найду где спрятать.

   Наметил маршрут. Перейти на противоположный берег реки и в сумерках, и рано утром передвигаться вдоль берега. За пару дней найду протоку, из которой япы вышли. Сегодня же в сумерках тронусь и на другой берег перейду.

   Передвигаюсь осторожно и стараюсь не шуметь. На стоянке первым делом готовлю гранаты, а затем спать. Утром просыпаюсь в пять часов. Какой прогресс! Стал просыпаться несколько дней подряд в пять, а не в четыре. Пройдусь по берегу не далеко в обе стороны. Следов ни каких, всё тихо. Захожу в лодку и отчаливаю. Через десяток километров остановка и осмотр берега. Приготовил обед.

   После обеда отдохнул и прошёлся вниз по течению. Через полчаса пешего хода наткнулся на протоку по которой япы шли. Других проток в этом месте не наблюдается. Прошёл вдоль протоки километров пятнадцать и сначала учуял, а затем увидел следы япов. Покойники, много покойников. Вернулся к лодке. Всё пешее путешествие заняло около шести часов. Отдохнул, поужинал и тронулся в путь. К ночи подошёл к тому самому месту и не останавливаясь прошёл как можно дальше, чтобы запах не чуять.

   Переночевал. Пора расставаться с лодкой. Как мог замаскировал, а лишнее имущество спрятал под ёлкой. Около двух часов дня тронулся в путь по тропе япов. Иду осторожно, стараюсь не шуметь. Часто останавливаюсь и маскируясь в ветвях пытаюсь, что-нибудь разглядеть впереди. Увидеть ничего не возможно, всё загораживают ёлки. Можно только услышать. Так и шёл до ночи ничего не услышав. Поужинал всухомятку.

   Переночевал на ёлке, проснулся около пяти. Сны перестали сниться. Когда же я последний сон видел? Не до этого сейчас. Приготовил на небольшом костре горячий завтрак и в путь.

   Останавливаюсь на обед, готовлю горячее, полчаса на отдых и в дорогу. Иду по лесу с большим удовольствием. Погода не жаркая. Солнца не видно, но дождей почти не бывает. Иногда только покрапает чуть чуть и этого хватает для того, чтобы промочить насквозь. Вода накапливается на ветках и когда их задеваешь, дождём проливается частично на меня, частично на землю.

   Но, всё равно настроение прекрасное. Только перед сном приходится раздеваться и одевать сухое. Разжигать на ночь костёр не рискую, мало ли кто на огонёк захочет заявиться. Утром одеваю влажную одежду, неприятно холодящую кожу. Но, после завтрака и горячего чая становится тепло и на сырость внимания не обращаю, а в движении даже становится жарковато.

   Торбы с едой становятся всё меньше и меньше. От одной уже избавился и идти стало легче. Да и груза у меня немного. Тёплая одежда, гранаты и карабин с сотней патронов, свой пистолет с запасным магазином, не поленился взять небольшой револьвер с глушителем, который смастерил из подручных материалов, запас серебряных и простых выстрелов к револьверу, котелок, ложка и еда. Несу деньги, немного алмазов и конечно прихватил перстни.

   Когда перстни на пальцах настроение становиться лучше и идти веселее. Не зря шаман назвал перстни волшебными. Перстни волшебные, но если кто перстни увидит, то меня больше никто не увидит. Вот такое волшебство в любом перстне. Чтобы такие перстни носить надо быть очень сильным и всё равно, если в одиночестве в лесу их носишь, то быстро оприходуют. На руку для маскировки перстней одеваю варежку и сразу появляется ощущение такое, будто на меня ещё сотню килограммов нагрузили.

   Но, я на такое дело привычный. Несколько лет летал с ощущением лишних трёхсот килограммов за плечами и даже полковницу примерял к своим возможностим. Небось переживает за свои рюшечки. Хорошо было в полку, несмотря на полковницу. Каждое утро горячая еда, каждый вечер тёплая постель, иногда даже согретая. Правда всё портила чистка сортиров, зато летал вдоволь и фрицев сбивал сколько мог.

   Остановился в очередной раз прислушаться и присмотреться. Почудился слабый, едва уловимый запах разложения. Видимо подхожу к деревне, где япы всех убили. Постоял без движения, достал из мешка банку с сосисками, открыл и съел холодными, закусывая черными сухариками. Когда ближе подойду будет не до еды.

   Неужели япы всех убили? Наверно кого-то в деревне не было в момент нападения. Когда вернулись, должны убитых похоронить. Или как у них с покойниками обращаются? Не оставлять же неупокоеными.

   Нечисто тут. Кто-то не даёт по человечески обращаться с покойниками. Не иначе бандиты. Хоть стою немного в стороне от тропы, но отошёл ещё дальше и положил торбы под ёлку. Надо место запомнить, а то при возвращении хрен место найду.

   И опять проклятый вопрос: что делать?

   Собственно никакого другого ответа, кроме как идти на разборки нет. Если не ходить в поселение, то те, которых оставлю за спиной рано или поздно до меня доберуться. Скорее рано, чем поздно. Кроме того, может с перстнями помогут разобраться.

   Или бандиты знают о алмазах и ушедших за ними или оставлены караулить, иначе не было бы никакого запаха. Если собаки есть, то мне кисло придётся.

   Кто там засел, япы или бандиты? После того, что видел трудно назвать революционеров иначе.

   Могут там сидеть япы? Нет. По одной весьма простой причине. Япы народ аккуратный и нетерпимый ко всякому как им кажется, нарушению гармонии в природе. Такой запах для них нетерпим. Сами не станут хоронить, так заставят аборигенов. Потом конечно и их убьют, но сразу закопают.

   Значит в деревне бандиты. Почему меня не встретили? Должны они поставить заслон или устроить засаду на тропе? Просто обязаны. Другой вопрос, что засада может быть в ноль упитая. Тогда не прошёл ли я мимо? Нет ли у меня в тылу этих ребят? Скорее нет, чем да. Я непрофессионал, но такого безобразия, которое устраивают бандиты не заметить просто не мог. А если их немного, то и заслон выставлять не будут. Если их не больше четырёх, семи, то заслона нет. Они сами для себя заслон.

   Место их дислокации? В поселении? Нет. В поселении от трупов запах совсем непереносимый. Значит недалеко от него. Если их немного, то надо переодически прочёсывать поселение для проверки, не появился ли кто. Далеко ходить не будут. Но и близко не встанут. Ходить скорее всего будут каждый день, но не все, а по очереди. Нюхать всем не захочется. Или они раз или два преодически заходят в поселение для контроля или у них пост наблюдательный есть. Место ровное, возвышенности ни какой, поэтому и поста не должно быть.

   Что мне делать? Сойти с тропы и постараться незаметно продвинуться вдоль тропы ближе к поселению. Не вояки они и караулить таких как я не умеют. Привыкли с местными, которым даже направить на человека ствол большой грех, а уж выстрелить в человека, так это лучше самому застрелиться.

   Опять же одежда на мне интернациональная. Если примут меня за местного, то сначала поиздеваются или попытаются допросить, и только затем в расход. Если у них есть пост, то всё в округе загадят. По загаженой местности их можно вычислить. Да и молчать они не умеют, и курить им надо.

   Стало быть, всё лишнее снять и потихоньку вперёд, чтобы ветка не качнулась и палка не хрустнула. Таким способом быстро пробираться невозможно и тяжело. Есть с этой стороны заслон или нет? По этой тропе прошли япы. Могут бандиты думать, что япы вернуться этой же дорогой? Вполне.

   Откуда они узнали как шли япы? Один из аборигенов добрался до них и рассказал. Даже не так. Когда аборигены у япов стали разбегаться, они не могли всех перехватить, кое кто ушёл. Пришёл в деревню? Зачем ему в деревню? Он же знает, что всех в этой деревне убили. Куда же он пошёл? Откуда у япов золото? Трофеи. Значит где-то есть прииск. На прииске, скорее всего, работают аборигены. Их должны караулить бандиты? Наверное часть бандитов пошла следом за япами, а часть засела здесь.

   И кто-то должен остаться на прииске. Нужен язык. Кровь из носа, но без языка лучше не уходить.

   Вот оно! Что и требовалось доказать. Бывают здесь люди. Даже очень часто бывают. Опять тот же самый вопрос. Что делать? Сидеть в засаде и ждать, когда кто-нибудь придёт по большому? Не годиться. Я не профи и поэтому чисто взять может не получиться. И кроме того, исчезновение одного может насторожить. Хотя, конечно, это не армия. Наверно, кому надоедает, тот уходит. Другие в надежде отхватить кусок пожирнее приходят.

   Такой вот круговорот бандитов в природе. Но и расслабляться не следует, так как эти ребята имеют дело с золотом. И желающих поживиться на золоте большое количество.

   Похожу кругами, может быть наткнусь на тропу. Ну, вот и тропка. Пойду вдоль тропки потихоньку. На тропе не должно быть сюрпризов, по ней сами не редко ходят, но бережёного бог бережёт.

   Куда тропинка привела? Полянка. Брёвна. Много мусора. И никого нет. Полянка не далеко от тропы. Оно свежее и люди не должны были уйти далеко. Придётся опять вдоль тропы к селению двигаться. С моей скоростью не догнать. Не догоню, так разведаю.

   Какой-то звук впереди, разговаривают, а о чём не слышно. Встать за ёлку, прижаться плотнее и затаиться. Ну, вот и дождался. Идут. Двое. Одеты как и я. На головах нечто, похожее на шляпы. У одного за плечами карабин, у другого двухстволка. Хорошо бы их взять сразу. Но опять возникает вопрос, не идёт ли кто следом? Опять же как брать? Ножом я не специалист орудовать. Тогда пропустить мимо и из револьвера с глушителем в голову. Если не получиться из револьвера, то из пистолета. Нашумлю, но другого выхода нет.

   Сказано сделано. На двух покойников больше. Оттащить их в сторону от тропы и затаиться. Опять затаиться. Опять остался без языка. Как это надоело! Долго ещё придётся таиться? Часик посижу в кустах, не высовывая носа. Всё тихо.

   Сверху меховухи одел то, что было на том, что с карабином. Конечно, вблизи поймут, что чужой, но потихоньку, понарошку прихрамывая, направился не скрываясь по тропе. Через примерно двадцать минут пути показался чум. Запах стал очень неприятным. Почему эти уроды не устроились подальше от мёртвого посёлка? Неужели поленились перетаскивать чум? Или они настолько пьяные, что совсем ничего не соображают?

   Как увидел чум, сразу отошёл назад за ёлки, чтобы меня, если и заметили, то ничего не заподозрили. Ну, зашёл, за кустики человек, захотелось ему. Народу около чума не видно, но и я на открытое пространство выходить не тороплюсь. Постою, вдруг, кто в кустики захочет выйти. Час стою, никакакого шевеления. Два стою, наконец слышу голоса. Двое идут к чуму с противоположной стороны. Одежда такая же как на мне. Зашли в чум и заговорили. Говорят похоже по русски но, что говорят я не пойму. Ждём ещё.

   Один вышел из чума, поднял в верх винтовку, затем опустил и начал ковыряться с затвором. Ага, не стреляет, надо было раньше беспокоиться. Забил винтовку грязью, а теперь мучайся. Что он там, пальцем ковырят что ли? В носу пальцем ковыряй или в жопе, урод. Винтовку надо чистить и беречь даже лучше, чем свою шкуру.

   Ещё один вышел, посмотрел как урод ковыряется, достал револьвер и выстрелил в первого. Тот упал, заорал, винтовку выронил, а затем стал лапать её руками. Вот взял винтовку и пытается наставить на второго. Ну и второй не стал ждать, засадил ему из револьвера, как бы не весь магазин.

   Суровые здесь нравы. Видимо Боливар не вынесет скольких? Из чума вываливаются ещё один, ещё и ещё. Трое. Придурок с револьвером побежал к лесу. Зря это сделал. В спину стали стрелять все трое как в тире. Придурок упал и некоторое время ещё пытался ползти. Ну и стрелки! Такие же придурки как и второй, вышедший из чума. Не могли снять с первого выстрела.

   Револьверы разрядили полностью, стали перезаряжать и очень торопливо. Не будет ли продолжения? Скажем, второй серии?

   Не знаю, смеяться или плакать, или подождать, пока друг друга не поубивают?

   Не зря ребята торопились, из чума начали стрелять. Выходит и там есть стрелок или стрелки. Ребята упали на землю и лихорадочно пытаются что-то сделать, например перезарядить револьверы. Тактическая ошибка. Раз стрелок один надо броситься в рассыпную, а не так как второй урод. А может у них и презаряжать нечем? Похоже, что есть, начали стрелять.

   Стреляют не все, замолчал один, затем второй, а третий продолжает палить. Вот и у него патроны закончились. Видимо и его зацепило, очень неловко лежит, но шебуршиться. Молодец какой, наверно у него ещё патроны запасены. Прямо как Рэмбо.

   Настоящий цирк, но я почти не смотрю. Больше по сторонам глазею, вдруг подмога придёт тем или этим. А мне за кого биться? За этих или тех? Хрен Вам ребята, я буду биться за себя. Для этого ещё надо постоять. Стою не шевелясь, если даже случайно заметят, не обратит внимания, потому как рядом такое интересное зрелище. Да и поучаствовать им, по всей видимость, захочется на той или этой стороне.

   Что там в чуме? Много народа? Нет, заглядывать в чум я не собираюсь. В лучшем случае, после того как брошу внутрь гранату, а ещё лучше подожгу. Язык нужен. Что стеляли, так это совершенно понятно, алмазы не придётся делить на много человек. Такая кучища получается и всё одному.

   Чего этот урод задумал? Молодец, прямо мысли читает. Тащит к чуму сухой травы. Но, если в чуме ещё кто остался, то его подстрелят как глухаря.

   Подожду ещё. Долго здесь запашок покойников не выветрится. Похоже будут приходить бандитские ватаги и здесь навсегда оставаться. Такая карма у большой кучи алмазов.

   Поджёг таки. Ну, молодец! Чего это он? А, боится, что из чума кто выползет. Предусмотрительный наш! Вокруг обходит и не боится, что в него выстрелят. Револьвер на готове держит. Ждёт, когда будут выбегать из чума, чтобы всех уложить. Не пойму только как он мог запасти столько патронов? Видимо готовился к сегодняшнему сражению, а может и не один он, но и те двое заранее обговорили и даже подстроили. Кто знает?

   Не, я бы так не подставился. Если и стал круги нарезать вокруг чума, то только ползком. Вот и получил он пару пуль из двухстволки. Или дроби? Ещё один в дымящейся одежде вывалился из чума. Подниматься на ноги не пытается. Везёт мне на обгорелых. Лицо у него сильно огорело и на руки страшно смотреть. Отползает в мою сторну. Чего он? Думает, что я ему первую помощь окажу или ещё чего?

   Живучий, этот, что две пули получил, ещё шевелиться. Но, наверно, не надолго.

   Ещё постою. Торопиться мне только на пулю. Пожалуй к обгорелому можно подойти незаметно. Но и он опытный волчара, не полез сразу на выстрелы. Долго терпел и дождался своей минуты. Но, похоже перетерпел. В начале двадцатого века с такими ожогами не выживешь. А если и выживешь, то мне не захочется, чтобы он жил. Подойдёшь к нему и пожалуй, нарвёшься на пулю или на нож.

   Должно быть очень больно ему, если наркотиков не употребил. Пожалуй, надрался наркотиков и сумел переждать, но и с наркотиками ему не сладко было в огне. А не цирк ли это? Сейчас, выйдут его добивать, а он сам, пулей, кого хош добьёт.

   Посмотрим, посмотрим. Что он будет делать? Заползает за деревья. Здесь расстояние до деревьев приличное, если обгорел, то ни как не доползти. Циркач! Морду и руки сажей намазал и тонкие ломтики мяса к рукам привязал. Мясо у кого взял? В чуме срезал. Не держали они в чуме животных. С мяса кровь сочиться, значит живого человека резал.

   Нет, приближаться к этому волчаре не буду и смотреть на него не стану. Может он взгляд чувствует? Сколько у меня пуль в револьвере? Четыре. Забыл перезарядить! Не профи я. Мне просто везёт окоянному! С япами повезло, что не нарвался вот на таких как этот. Здесь повезло, что сами себя перерезали. Там двоих завалил, потому как подставились. Хватит этому четырёх пуль или нет?

   Подождать ещё? Может кто его подстрелит? Нет, ждать не буду. Обездвижить его. Все пули в руки. Ох, и шустрый! Ох, и волчара! После первого выстрела сумел повернуться и поднять револьвер. Откуда револьвер сумел выхватить так быстро?

   Но, выстрелить он не сумел, так как пуля быстрее. Пуля ударила в правую руку, а он держал револьвер в левой. Как быстро сориентировался! Стал поворачиаться и три пули ему в спину и живот попали. Лежит не шевелится. Нет парень, меня на такой глупый финт не возьмёшь. Поэтому достаю пистолет и стреляю в голову. Хоть и шумный выстрел, да здесь уже нашумели.

   Почуял он, что я за пистолетом полез. Тоже задёргался. Но, время реакции одна секунда и я на эту секунду успел раньше выстрелить. Добить надо. Чёрт его знает откуда он такой шустрый взялся. Ещё две пули в голову. Голова разлетелась ошмётками. Подходить и к безголовому боюсь. Может тот самый монстр из моего сна. Жалко, что все пули с урановым сердечником быстро кончились. Всё хорошее быстро кончается, закон подлости такой.

   Постою ещё. Конечно место показал и професионал с места давно бы ушёл, но у меня всё трясётся внутри от этого монстра. Хотя, обстановку продолжаю контролировать. Те, которые сами себя уложили не шевелятся. Но, подходить к ним для контроля опасаюсь. Вдруг, такие же хитрожопые.

   Сколько их? С этим монстром совсем перестал соображать. Один, который не стрелял. Вон он. Пулю ему для гарантии из карабина. Трое, каждому по пуле. Один дёрнулся. Не получилось с языком. Невезучий я.

   Что за оружие у монстра? Он без головы, а я прямо боюсь. Монстра во сне не испугался, зато вживую монстр оказался намного страшней. Да, если такой присниться, то коньки отбросишь. Револьвер типа "Наган". Ничего особенного. Что у него в карманах? Всё забрызгано кравью и осколками. Три пули 10,16 даже для головы монстра не мало.

   В карманах бумажник и всё тот же мешочек. Боюсь отрывать и то и другое. Чёрт его знает монстра, чего он туда положил. Может бомбу?

   Сколько их всего было? Сколько в чуме сгорело? Минимум один. Там двое, да здесь пятеро. Всего семеро. Столько и должны были выставить в заслон. Не меньше. Чтобы япов замочить меньше никак нельзя. А сколько ушли их догонять? И сколько знают о деле? Про алмазы даже и думать не хочу. Буду говорить "дело". О деле знал этот монстр.

   Кстати как его звали? Открывать бумажник надо издалека. Сделаю верёвочную петлю, надену на бумажник, привяжу бумажник к ёлке и потяну за верёвку. Бумажник сожмёт, если ничего не произойдёт, то можно раскрывать. Так и сделал. Документы в бумажнике, фамилия не знакомая. Надо запомнить его. Рост не большой, среднее телосложение, особые приметы искать не буду, брезгую. Не так много в Сибири в это время революционеров, чтобы путать.

   Скоро сумерки, надо выходить из за ёлки для осмотра оставшихся покойников. Покойники как покойники. Ничего особенного. Много мелких денег. Это возьму. Мешочков с алмазами нет. Или спрятали, или не знали на какое дело их повели. Документы есть, да зачем они? Револьверы неплохие, все разные и патроны разные. Патроны к моему револьверу не подходят. Брать не буду. Оставлю всё как есть.

   Опять вопрос, что делать? Бежать дальше или засесть в лесу и поджидать тех кто придёт. И ни каких шуток с языками. Попадётся такой же, ноги не унесёшь. Решено. Возвращаюсь назад как можно дальше. Чем дальше от стойбища, тем меньше они будут ждать нападения.

   Сможет группа, которая пошла вдогонку, найти дорогу? Если всех аборигенов убили, то нет. А если одного, двух прихватили, то легко. От того, куда революционеры пошли надо ожидать, когда вернуться. Впрочем, может случиться как с этими, которые друг дружку перестреляли. Если так, а скорее всего так. Почему? Потому, что настоящие бандиты. Их в руках держит только сила. А как сила ослабнет, так захотят взять всё. Они получили деньги вперёд, теперь гулять положено, а они в лесу покойников стерегут.

   Как только получат деньги и в лес уйдут появится желание пристрелить нанимателей и вернуться к привычной жизни. Хотя, если бы аборигенов не убили, то можно было бы пошиковать в посёлке, погреть душу издевательствами. Но, аборигены мертвы, поэтому надо ожидать скорого возвращения бандитов, но не всех. Самые ушлые прознают про дело, возьмут их и смоются. Остальным, скорее всего, как следует напакостят. Например, лодку испортить, в днище дырок наделать или продукты уничтожить, чтоб не смогли догнать.

   Возвращаюсь к своим торбам. Забираюсь на ель и ночую. Как всегда, просыпаюсь около пяти. Не хочется возвращаться по своим следам, как бы делаю вторую работу за те же деньги.

   Вооружаюсь до зубов. Карабин за плечами, пистолет под мышкой, проверил, почистил и добавил патронов в магазин. Револьвер в рукаве на верёвке, чтобы не выпал. Взял только одну торбу с продуктами. Остальные закрепил высоко на ёлке, так чтобы не добрался медвдь.

   Шёл обратно целый день. К вечеру опять, не разжигая костра, поужинал, немного в стороне от тропы устроил лежбище. С моего места хорошо просматривается хороший кусок тропы, а меня за ёлками незаметно. Для ночёвки опять забрался на ёлку. Наверное скоро превращусь птицу и останусь навсегда на этих ёлках.

   Для отваживания собак, если они конечно будут, разбросал подальше от лежки небольшие куски мяса, срезанные с безголового. Солько мне здесь сидеть? Запаса продуктов хватит дней на десять, моего терпения не больше, чем на неделю. Пожалел об оставленой спиртовке. Как хорошо было бы готовить горячее. Один раз в день, рано утром как проснусь, с предосторожностями ухожу немного вперёд и левее от тропы для приготовления горячей пищи. Место каждый раз выбираю другое. Костерок разведу, а сам на ёлку забираюсь и озираюсь по сторонам, не приближается ли кто?

   Четыре дня прошло. Об последней группе не слуху не духу. Они могли перемещаться на оленях и поэтому, по моей тропе могли пойти. Хуже нет, чем ждать неизвестно чего. За это время раз десять разобрал, прочистил и собрал весь арсенал. Придумал несколько ловушек с гранатами и без. А эти, я уже не знаю как их ещё материть, не идут.

   Погода мерзская. Всё время то ли дождь, то ли туман. Такая непонятная взвесь в воздухе, пропитывающая одежду влагой. Без движения быстро замерзаешь. Чтобы согреться прохаживаюсь вдоль тропы километров на пять вперёд и обратно. За день столько прохожу, что если бы шёл в нужную сторону, то дошёл бы до Петербурга, хотя чёрта ли там делать? Никакого позитивного плана за всё время пребывания на этой грёбаной планете не придумал.

   Когда выберусь, что делать? Самолёт и на нём пытаться улететь? С какой высоты я свалился? Тысяч девять или десять? На такую высоту никакой совремееный самолёт не поднимется. Дирижабль украсть у Цепелина? Ну допустим? Прилетел я в эту глухомань и что? Пытаться подняться на высоту для иследования пространства-времени?

   Да и окно наверняка давно закрыто. Не зря же этот грёбаный метеорит грохнулся. Всё же надо пробовать. Для этого нужны деньги. Много денег. Создать мошеннеческую контору типа МММ? Противно. Не люблю мошенников и революционеров. Разглагольствуют о всеобщем благе и под эти разглагольствования набивают карманы. Революционеры те же самые мошенники.

   Подкинуть идею как заработать деньги по принципу МММ? Тогда никаких алмазов и революций не потребуется, деньги будут мешками грести. А всех, кто будет мешать зарабатывать деньги, тех же революционеров, под нож.

   И перстни эти волшебные. У меня подозрение, что перстни, когда на воле, то есть, если целый день на открытом воздухе, то сплю я спокойнее и встаю утром позже. Когда перстней не было, то просыпался в четыре, а теперь на час позже, около пяти. Или это потому, что лето заканчивается и солнце позже встаёт? Сижу в засаде, а не бегу на встречу с оставшимися в живых обормотами, такое подозрение, из за перстней. Я по характеру не усидчивый, если принял решение, то несусь сломя голову. А подиж ты, сижу на одном месте почти пять суток

   На пике размышлений послышался шум. Пришли! Я облегчённо вздохнул. Несколько минут звуки повторялись, но не приближались. Потихоньку пошёл на встречу. Каждую ветку аккуратно беру рукой и отвожу в сторону, а затем возвращаю на место. Продвинулся примерно на двести метров и увидел двух оленей. Затем нары в которые олени запряжены. Никогда не думал, что олени способны жрать хвою. То ли они оголодали так, что хвою жрут, то ли специальные олени?

   На нарах меховая груда. Выждав несколько минут подхожу к нарам прячась за ёлками. Меховая груда оказалась человеком. Землистого цвета лицо, закрытые глаза, подёргивание рук говорит о том, что с ним не всё в порядке. Подхожу совсем рядом, стараюсь наблюдать за обстановкой вокруг и за руками незнакомца. Я готов к сюрпризам как с тем монстром.

   Правая кисть руки синюшного цвета. Очень похоже на гангрену. Похоже, моего появления он не заметил. Нары дёрнулись, олени захотели пожевать чего-нибудь посущественний, незнакомец застонал. Ну и вонь от него. Неужели я так же воняю? Зверьё за километр от запаха убежит.

   Упираю ствол пистолета в незнакомца, тщательно обыскиваю и привязываю руки, и ноги к нарам. Забираю стандартный комплект из сильно загаженого револьвера и пары ножей. В самом низу под мехами нахожу винтовку внушительного калибра. Мешки с сильно попорченными продуктами. Похоже все мешки тщательно обыскивали, поставив целью сделать несъедобными продукты. Мешок денег и бумаг. Тяжёлый мешок килограммов на пятьдесят. Даже смотреть не буду, что в нём. Наконец среди барахла нахожу ещё один мешочек, скорее мешок, в котором навскидку килограмма два алмазов. Чтож, этого следовало ожидать.

   Боливар кент кери мэни пиплз. Видимо, в результате разборок уцелел только один из революционеров. Документы я посмотрел, но понять кто он невозможно. В паспорте написано, что податель сего крестьянин Тульской губернии Бубнов Михаил. По роже недобитка ни как не скажешь, что крестьянин. Среди других бумажек нашлась карта. Карту изучу на досуге. А вот мешочек с расфасованным по пакетикам белым порошком кое, что напоминает.

   Оленей отвязываю от нар, нары затаскиваю в лес насколько возможно дальше. Нахожу поляну с хорошей травой и пускаю оленей пастись. Чёрт его знает, что едят олени. Но, если они из под снега добывают ягель, то трава должна показаться манной небесной. Сходил к недалёкой луже и принёс олешкам воды. Не знаю сколько им можно пить, но я не стал ограничивать в этом вопросе. Да и пили они немного.

   Пока обустраивал быт и готовил пожрать на небольшом костерке не забывал поглядывать по сторонам, и как всегда оружие под рукой. К вечеру спящий проснулся. Я понял это по тому как он застонал. Чтобы урод не смог уползти привязал его к нарам, не сильно и не слабо. Чтобы мог двигаться и не мог уйти. Первые его слова были:

   -Кто здесь?

   -А кого тебе надо?

   -Подойди!

   -Ты бабе своей прикажи в какую позу ей вставать, да видно и баба тебя не слушается, раз мне указания даёшь.

   -Подойди, пожалеешь!

   Выбрал корягу побольше размером и кинул в крестьянина. Наверно он не ожидал такого обращения и мерзко заматерился. Я не стал слушать, а взял дрын потяжелее и не подходя близко врезал не ему по уху.

   Крестьянин замолчал, но потом снова начал:

   -Как ты смеешь...

   Зачем его слушать? Конечно, интересно, что скажет, кроме всяких глупостей. Поэтому говоривший получил корягой по другому уху. Не скажу, что и этот похож на монстра, нет. Только может я насмотрелся на них и теперь не такие страшные как вначале.

   Видимо урок пошёл впрок. Он переменил тему:

   -Вы кто?

   Вместо ответа удар корягой по зубам. Он выхватил откуда-то нож и попытался достать до меня. Был готов к этому и крестьянин получил корягой по здоровой руке. Вторая рука тоже стала больной. Как он умудрился отвязаться, мне совершенно непонятно. Я привязывал его в двух местах и выходит, что он развязал узлы, причём незаметно для меня. Крестьянин завыл по собачьи с какими-то переливами в голосе. Я опять врезал ему по лицу. Он замолчал. Из разбитых губ и носа течёт кровь.

   Ну, мне ждать некогда. Темнеет, а уходить надо с оленями. Привязывать оленей к нарам я не умею, придётся долго возиться. Поэтому сказал только:

   -Рассказывай.

   Он начал, похоже считая меня за дурака:

   -Я, крестьянин Туль...

   Я опять не стал слушать и в ответ крестьянин получил ещё один сильный удар. Некоторое время он давился собственной кровью, видимо из прокушеного языка или губ. На лице уже не было ни одного живого места. Пришлось продвинуть дело вперёд:

   -Мне прижечь твои раны огнём?

   Он ответил, от голоса аж мурашки то телу. Видно долго тренировался:

   -Нам сказали, что наших ребят порезали японцы. Мы пошли следом и их всех убили.

   На такое наглое заявление у меня только один ответ. Я сунул ему в лицо горящую ветку.

   Он завизжал, но получив ещё один удар замолчал и заскипел зубами.

   Опять заговорил я:

   -Тебя ещё прижечь?

   -Не надо, я всё понял.

   -Меня твои догадки не интересуют.

   -Там в мешочке есть порошёк. Дай мне...

   В ответ на предложение поджарил ему ногу. Он опять завопил, но получив ещё удар снова замолчал. И наконец открыл рот.

   -Пришли два местных, сбежавших от японцев и сказали, что японцы напали на наших, многих убили и большую часть товар забрали себе. Мы разделились на две группы, одна пошла в деревню для того, чтобы убить всех кто ещё жив. Они должны были ждать нас в деревне. Их было семеро.

   Я подумал как всё совпадает. В деревне перестреляли друг друга тоже семеро, ну, и я немного помог. Между тем недобиток продолжал.

   -Мы пошли следом, нашли много трупов, затем вышли к деревне. Все были убиты. Нашли немного товара, что оставался на трупах и в лодке, которая затонула. Потом начался делёж и всех убили, а меня ранили. Я забрал, что мог и деньги, и песок, и алмазы. Да видно не судьба.

   -Кто ещё знал про все дела?

   -А что я буду иметь за это?

   Пришлось долго доказывать кто в данном случае хозяин.

   Теперь всё более или менее стало понятным. Умерли все кто знал о деле. Насчёт японского господина, товарищ оказался не в курсе. В продажу алмазы не поступали, кроме одного, по которому и засекли аборигенов. Всех аборигенов, которые были в курсе дела постарались убить.

   Откуда взялись япы? Абориген на железнодорожной станции показал алмаз проезжающену япу и предложил купить. У того денег оказалось недостаточно и он предложил приехать через месяц. Яп приехал, но продавца давно убили. Вот они и пошли в поход. Революционеры решили не мешать и перехватить япов по дороге. Но, получилось не так как хотели, а как всегда.

   Среди революционеров оказалось несколько недоучившихся студентов. Они вели путевые заметки и чертили карту.

   На золотом прииске на революционеров работали около полусотни аборигенов. Когда они пытались убежать или умирали, то революционеры ходили по деревням и набирали новых. Когда пришли плохие вести, то всех аборигенов убили, прииск как могли замаскировали. Золото спрятали. Часть золота зарыта в подполе дома в Байкальском. На въезде в Байкальское стоит кабак с задачей отслеживать аборигенов, поить, отбирать меха и вещи, а самих направлять на прииск.

   Аборигенам, которые живут рядом с Байкальским, платят за каждого чужого, приведённого в кабак. Полицмейстер получает мзду и ни во что не вмешивается. Городничий имеет долю от полицмейстера.

   Крестьянин оказался видным революционером с богатым прошлым, его разыскивала полиция. Разыскивала, потому что больше можно не искать. По поводу настоящей фамилии революционера у меня появились сомнения. Не сбежал ли он в 37 году из Советской России? Не шлёпнули ли его за это? Но полной уверенности по этому вопросу не имеется.

   Кое как разобравшись с завязками и оленьей упряжкой, тронулся по тропе в Усть Илимск. По дороге подобрал торбы и не забыл снять гранаты на растяжках.

   В Байкальское мне нельзя. Там такого натворю, что полгорода сгорит. Похоже в городе все в дерьме замазаны. Все имеют хоть и малую но долю. Это и понятно. Город, где в основном живут ссыльные революционеры. На базу к япам тоже нельзя. Наверное и там нечто похожее. Иначе откуда революционеры узнали, что япы пришли? Кто-то их навёл.

   Куда же мне? Велика Россия, а идти некуда. Обойти по широкому кругу село Польское и выйти к железной дороге в районе Усть Илимска. Название города знакомое, на Земле, город либо стоит на другом месте, либо иначе называется. Но, не будем думать над загадками различий на разных планетарных отражениях. Как завернул! Мне понравилось слог. Буду выступать на какой-нибудь космогонической конференции и такое заверну. Полковницу приглашу, пусть послушает, какой я умный. Сама от стыда пойдёт сортиры чистить.

   За сотню вёрст от Усть Илимска деревня бандитская имеется. Вот туда и трону. Удасться договориться по хорошему, пересяду на пароход, который ходит два раза в неделю. Нет, сделаем по плохому.

   Объехал деревню, где перестреляли друг друга бандиты, побольшому кругу, чтобы не чувствовать запахов, да и возможные встречи не к чему. Соориентировался по карте недобитка и обошёл вокруг села Польского. Ночую в прежнем порядке, днём останавливаюсь и готовлю горячую еду. Оленей отвязываю и пускаю на выпас. Или у оленей это как-то иначе называется.

   Мимо несколько раз проезжали оленьи упряжки, но я задолго до полудня прятался в тайге и оставался не замеченным. Наверно, всё таки аборигены видели следы, но не преследовали. Судя по следам едет один белый, а с белыми связываться не стоит. Конечно, могли повстречаться и обыкновенные бандиты. Но, то ли судьба хранила, то ли бандиты узнали о происшедших событиях и решили на время затаиться. Порядочных людей тоже не попадалось. Да и откуда им взяться. Пролетел метеорит и никто даже не почесался. Событие мирового масштаба, а в тайгу никто ни ногой.

   Наконец увидел реку, похожую по размерам на нужную мне. Конечно реки и ручейки встречались по пути, но удавалось переправляться без особых хлопот. Через эту реку не знаю, как перебраться.

   А зачем? Ходят же какие-то лайбы по реке и пусть меня везут. Пройти до бандитской деревни, оставить оленей и сесть на эту хрень, которая шастает туда, сюда.

  

  

  

   -10-

  

  

  

  

   Сказано, сделано. По тропе вышел к деревне, заселённой бывшими каторжниками, если исходить из обихода. Переночевал в тайге, золото и алмазы большей частью зарыл в приметном месте, а утром, въехал в деревню. Судя по избам живут здесь неплохо. По крайней мере лучше, чем крестьяне на Земле в России ХХ1 века. Помнится, крестьяне в царской России получали неплохие деньги за то, что ловили беглых каторжан. Правда, если заплатить побольше, то они же укрывали беглых.

   Ну, я не революционер и церемониться с бандитами не буду. Хоть крестьянин и стволовой хребет России, но одновременно и сволочной хребет. За копейку удавяться. Сколько народу поубивали за время гражданской войны. Хоть и говорят там, Троцкий, Сталин и тд. и тп. А убивали и грабили в деревнях не Троцкий со Сталиным. А свои, родственники, ворюги и убийцы. Троцкий со Сталиным разрешили грабить, а уж грабить или нет дело каждого. Не нашлось таких деревень, где не пошли грабить.

   Ага, вот и мужики нарисовались, пятеро. Если дашь слабинку, то свяжут, а увидят деньги и золото, меня больше никто не увидит. Самый храбрый становиться посередине дороги. Олени не лошади и не привыкли давить людей, останавливаются. Остальные кидаются на меня с двух сторон. Но, я готов к нападению. Падаю с нар так, чтобы прикрыли с одной стороны. С двух рук, правой рукой налево, а левой направо стреляю в нападающих. Звонкие выстрелы оповестили окружающих, что появились свежие трупы. Я понимаю, что у деревенских есть и двухстволки, и карабины. Но, они не готовы к отпору, а я готов к нападению.

   Стреляю ещё раз и попадаю в того, который держит оленей. Выскакиваю из за нар, бросаюсь под забор. Из окна дома напротив, в мою сторону выстрелили. Не попали. Не жду продолжения, а бросаю в огород, дома откуда стреляли, гранату. Ещё два раза стреляю туда же из револьвера. Перекатился несколько раз. За бурьяном меня не видно, перевалил через подобие огородной ограды и бросил ещё одну гранату в окно. Взрыв и вопли, в том числе женские. А не надо меня злить. На войне, как на войне.

   Со мной осталось всего пять гранат. Хорошо бы запрыгнуть в окно, но не получится. Окна узкие, не пролезу. Подбежал к двери дёрнул туда сюда, заперто. Бегу вдоль дома, около окна притормозил и бросил в дом гранату. Стоны и вопли после взрыва как отрезало. Рядом с домом немного сена. Ну, я Вам мудакам устрою! Достаю старую зажигалку, еще из прошлой жизни и поджигаю то ли сено, то ли солому, хрен разберёшь. Ну, не деревенский я житель.

   В доме напротив, из щелей между горбылями пристройки высовывается дуло винтовки. Несколько раз стреляю в горбыли рядом с дулом. Это Вам не дробь. Пуля легко пробивает дерево. Вопли и крики, пожалуй не один кричит. Сую револьверы за пояс. Делать нечего, приходится доставать пистолет, в револьверах патроны закончились, а перезаряжать некогда. Ещё несколько раз выстрелил в горбыли. Опять слышу вопли. Стреляя из пистолета всё туда же пробегаю между домами и вынув чеку гранаты цепляю за горбыли, а сам отползаю за угол дома.

   Взрыв и сразу дикий вой. Подбегаю и сую в образовавшуюся щель ещё одну гранату. И снова за угол дома. Взрыв и крики прекратились. Дверь в дом открываю, но в дом не захожу, а кидаю предпоследнюю гранату. Взрыв, я влетаю следом. Всё чисто, то есть, кто-то есть, но валяется на полу без движения. Меняю магазин в пистолете. Это последний. С пистолетом справился с уродами леопардоосминогами, а уж со здешними уродами легко. Хотя и посетила мысль: какого чёрта полез на эти галеры?

   Что у нас из трофеев? Карабин, не очень ухоженный, два десятка патронов. Дробовик, заряжен, наверно крупной дробю или пулей. Неплохой арсенал. Поглядываю в узкие окна-бойницы.

   Время против меня. Если чуть помедлю, уроды организуются, обойдут со всех сторон и тогда придёт полный писец. Перезаряжаю револьверы, как долго!

   Не столько увидел шевеление в окне напротив, сколько учуял и встрелил туда из двухстволки.

   Что такое, сколько они вопить будут? Трофейное оружие выбрасываю из дома. Поджигаю домашние тряпки и кладу на дрова рядом с печкой. Если разгориться, то огонь прикроет. Выползаю из дома и таюсь около угла, за бочками.

   Дом в который бросал гранаты уже во всю занялся огнём. В доме кричат дикими голосами. Даже не кричат, а воют нечеловечески, более подходяще волчьему вою. Ещё и крики со всех сторон: пожар!

   Хрен Вам, а не пожар. Выйди кто из дома, подстрелю.

   Кто-то закричал:

   -Мужик выходи, мы стрелять не будем. Уезжай, нам пожар тушить надо.

   Поверил бы, если бы не десять лет войны за плечами. Кричит и надрывается с одной стороны, а заходят с другой. Не стал выскакивать из за угла, а бросил за угол рваный сапог.

   Сапог, я думаю, не успел упасть на землю, а там уже начали стрелять. Ну, пора и последнюю гранату бросать. Вытащил чеку и бросил за угол. После взрыва выбегаю сам. Три мужика и баба орут от боли один громче другого. Некогда слушать концерт. С двух рук добил всех четверых. Повалил дым и из второго дома. Хорошо будет гореть. Если дома сгорят, не многие сумеют пережить зиму.

   Наверно это понимают и жители деревни. Начинают активно стрелять. Засекаю выстрелы, даю возможность показаться, а затем из карабина наповал. Остались только два стрелка. Дом уже вовсю пылает, надо от него отходить. Второй дом тоже горит хорошо. Вопли и крики всё громче и громче. Жалко смотреть как добро пропадает, а с добром у многих уйдёт и жизнь. Кричат не больше пяти человек. Крики в основном мужские. А бабы и дети почему не кричат?

   Отбегаю от домов, прячусь в бурьянах и замечаю как двое бегом подбираются с тыла. Шалишь, не возьмёшь. Оглядываюсь по сторонам, подпускаю поближе и двумя выстрелами успокаиваю обоих. И мне пора зайти с тыла. Обхожу поле боя по большой дуге и натыкаюсь на парня и девушку.

   Надо же, догадались заслон выставить идиоты. Неужто и воевавшие у них есть?

   Во время драки надо не напарнице за пазуху, а по сторонам пялиться. Не тем делом заняты, обормоты. Ни секунды не сомневаясь, стреляю два раза. Два трупа. Не думаю, что за криками и треском горящих домов, выстрелы могли услышать. У парня в руках карабин, а у девки вилы. В карманах пусто, за пазухой узелок. Возьму с собой, потом посмотрю.

   Передвигаюсь, где ползком, где броском. За домом яма, наверно погреб. Эх! Жалко гранат не осталось. Хватаю первую попавшую под руки деревяшку и бросаю в яму. Сам укрываюсь в бурьянах. Сначала из ямы показался ствол, а затем вылез и хозяин. Парень лет двадцати.

   Я подождал несколько минут. Влезли еще три головы. Ещё четыре выстрела и на четыре покойника на моей совести больше.

   Пусть не лезут. Захотели бабла срубить по лёгкому. Вот и получите наше Вам с кисточкой. Чегой-то они в яму залезли? Хотели затаиться или ещё чего? Не хочется необследованную яму оставлять в тылу, да делать нечего. Вперёд. Вот и крикун с винтовкой. А вот и второй. Раз и два, и нету крикунов. Ау! Есть кто живой? Ковыряться по подвалам не собираюсь. Чего я сюда заезжал-то? Хотел дождаться парахода или чего у них там, вместо парахода.

   Олешков моих ироды убили. Забираю, что могу унести и осторожно сползаю к реке. Несколько лодок. Выбираю, в которй есть вёсла, гружу барахло, хожу ещё два раза за оружием и мешками. В остальных лодках топором прорубаю днища. Пусть плавают уроды. Отчаливаю и направляюсь вверх по реке. Сколько ещё человек понадобиться убить, сколько деревень сжечь, чтоб доказать своё право на жизнь. Не просто на жизнь, а на достойную жизнь.

   Отплыл, примерно, на триста метров, достал карабин и несколько раз выстрелил по домам, сараям и кустам. Во-первых, будут бояться, если зайду ещё раз на огонёк, а во-вторых, чтобы ни у кого не появилось желания выстрелить вслед. Лодка тяжёлая и вверх по течению идти долго. Судя по карте не меньше сотни вёрст. Чёрт его знает, но наверно уже бегут гонцы во все стороны и через несколько часов на берегу будут сидеть стрелки в засаде.

   Не уйти по реке. Деревенские предупредят или уже предупредили о нападении на мирную деревню полицию и будут меня искать как ищут аборигенов, что бы продать в рабство на прииск. Но, меня продавать не будут, а вытянут все жилы, чтобы узнать откуда такой прыткий.

   Сколько нас на деревню напало? Минимум трое. Один сидел около дома и стрелял в доблестных защитников, другой караулил за домом, а третий, обошёл вокруг и всех, кого видел завалил. Конечно, на нарах я ехал один как приманка. Послали, кого не жалко вперёд, а сами по тылам пошли делать чёрное дело.

   Тех, кто наверху был и мог что-то видеть, я сильно подсократил. А те, которые по погребам сидели, скажут, что меня минимум рота.

   Думаю, искать будут банду, перестрелявшую мирную деревню. Местный полицмейстер в курсе воровских дел, наверняка подкормлен. Выпросит у начальства роту солдат, чтобы прочесать местность и наказать злоумышленников. Хотя, может спустить дело на тормозах. Откуда здесь солдаты?

   А вот казаки наверняка есть. Пойдёт казачня рисковать шкурами ради поимки банды? Или нет? Если меня много, то рисковать не будут, а если прочитают следы и узнают, что я один, то могут пойти ловить.

   Раз я такой борзой, то должен быть при товаре. Товар какой? Ясно какой, золотишко. Где-то срубил борзой золотишка и пробирается к железной дороге. Где меня ловить? Пойдут по реке вниз от города. Но это не скоро, а когда вестник доберётся. Да пока людишек соберут, охотничков. Время уйдёт. Всё обшарят, если будут искать банду. На том же пароходе пойдут в деревню, высадяться и в разные стороны от деревни искать.

   Местные более опасны, рядом живут. Из боязни за себя, могут отрядить охотников. Но, если опытный казачёк, поймёт, что и я не прост, и буду заметать следы.

   Как заметать следы? Высаживаюсь с лодки и иду не к городу, а в сторону. Попетляю, только затем в город. Высажусь на противоположном от деревни берегу реки. Сколько у меня форы? Максимум, несколько часов. Что делать? Высаживаться на берег, топить лодку с лишним барахлом и сколько есть сил бежать. Далеко не уйду, а сделаю петлю и залягу в засаду. Не думаю, что за мной много пойдёт. Не захотят казаки-разбойники делиться сотоварищами лёгкой добычей. Насколько лёгкой? Для троих? Я столько народу в деревне уложил и трое пойдут? Нет, минимум пятеро. Пойдут не меньше, чем впятером. Ну, туда сюда, в зависимости от наличия людей и родственных отношений. Не меньше четверых и не больше семи. Иначе делиться придётся, добычи на рыло слишком мало.

   Что из себя представляют местные казаки-разбойники? Приспособлены они для правильного боя? Это вряд ли. Может кто один или два служили, даже воевали, но скорее всего давно. Они и верховодят. Пойдут на дело сами? Могут. Дело простое, пятерых или шестерых вполне достаточно для убийства и грабежа одного. Переплывут с лошадьми реку, много раз так делали. Пробегуться вдоль реки по знакомым тропам, найдут место, где я вышел из лодки и пойдут по следу.

   Когда догонят, то стрелять не будут, а предложат, чтобы сам добро отдал. Так и крикнут издалека: отдашь добро и иди на все четыре стороны. Когда, с оружием расстанешься, загонят, поймают и будут пытать, чтобы выяснить, а не спрятал ли, где золотишка. Дело налаженное и многих борзых так взяли.

   Остановлюсь на часок, приготовлю горячего и в путь. Местности не знаю, это минус. Можно минус несколько уменьшить? Если покружить по одному месту, то буду знать его лучше, чем кто-то другой. Но, для этого нужно одно но. Нервы даже не железные, а деревяные. Есть у меня такие нервы? Найдём, если надо!

   Поел, пора в дорогу. Пока можно что-то видеть иду. Когда идти становиться невмоготу, останавливаюсь и прямо на земле готовлю лежбище. Просыпаюсь не как всегда, а около шести. Непонятки? Почему мне дали поспать? Не из за мочилова же? А может и из за него? Если захочется поспать побольше, то я должен уложить кучу народу? А, если никого не убью, так вообще спать не буду? Хорошенькое дело!

   Походил взад, вперёд. Потом пошёл поперёк первым следам. Вытоптал, что-то похожее на крест размером два на два километра. Прошёлся ещё раз увеличивая в одну сторону размер креста, примерно ещё на километр. Нахожу подходящий завал недалеко от перекрёстка и устраиваюсь поудобнее. Ловушки ставить некогда, а гранат у меня всего одна. Мало гранат захватил, знал же, что понадобяться, нет поленился. Вместо дурацкого золота и ещё более дурацких алмазов. Какая от них польза в моём положении?

   Взялся есть. Всё холодное, но очень вкусное. Как показывает практика, в засаде самая вкусная еда. Может потому, что опасаешься как бы еда не досталась врагам. Ну, вот и появильсь красавцы. Побрились бы штоли, морды бородатые.

   От леса отделились двое на лошадях, не торопясь едут по следам. Езжайте молодцы. До казаков около километра, стрелять далековато. Вот подошли к перекрёстку, можно стрелять. Достану, даже из револьверов, сказывется богатая практика. На прекрёстке, полянка натоптана. Ну, что же Вы? Собирайтесь вместе, ужо отучу выслежывать с нехорошими намерениями, добрых молодцов. Нет, когда повяжу кое кого из них, с пеной у рта будут говорить, что хотели посмотреть, кто на угодьях прогуливается. Может какая дама заплутала, так помочь надо на дорогу выйти.

   Двое, посовещались на перекрёстке и один махнул рукой, из леса выехали ещё трое. Ну, это более степенные мужики. Карабины не за плечами как у молодых, а лежат поперёк седёл. У одного ствол смотрит в мою сторону, у двух в другую. Молодёжь послали под пули, а сами дожидались, не стрельнёт ли кто? Молодцы мужики. Знают в чём их преимущество, по какой бы дороге не пошёл, они за счёт лучшего знания местности легко догонят, а то и обгонят.

   Собрались вместе. Доносяться обрывки слов. Разговаривают негромко и правильно делают, чай не дома на печи, а на охоту поехали. Только зверь попался не совсем понятный. Может лучше обратно вернуться?

   Я не стреляю жду, не покажется ли из леса ещё кто. Ну, а этим охотничкам, видимо, не вернуться по домам даже, если поедут обратно. Не хочу оставлять позади себя никого живого. Закончили казачки совещание и намериваются проехать мимо, прямо по следу. Значит не будет больше никого.

   Упускать момент не буду. Из револьвера с глушителем стреляю пять раз. Степенный мужик, у которого винтовка поперёк седла лежала, успевает выстрелить в мою сторону. Но, прицелиться не успевает, хотя пуля свиснула совсем рядом. Как-то привычен я стал к свисту пуль. Другие суматошно пытаються снять из за спины карабины, а двое переложить на мою сторону дробовики.

   Но, пули быстрее. Звука выстрела револьвера, на фоне выстрела карабина совсем не слышно и мужики, не успев испугаться, падают на землю. Пули из револьвера, чтобы убить наповал маловато. Поэтому подбегаю к мужикам и стреляю в головы каждому из второго револьвера. Неужели всех кончил? Опять забыл про языка. Ну, прямо помешательство какое-то. Зато камни будут довольны. Им нравиться, когда убиваю. Может ещё больше понравиться, когда убьют меня?

   Ну и что? Что делать и кто виноват? Обыскиваю убитых, собираю оружие, на всякий случай поверяю не остался ли кто-нибудь живой.

   Лошадки, умницы, с места не трогаются, привыкли к хозяевам. Гружу на лошадей барахло в те сумки, которые висят по обе стороны. Сумки полупустые, только на дне каждой имеется зерно, наверно лошадям. Забираюсь на лошадку, которая больше приглянулась и трогаюсь. Весь караван пошёл. Молодцы, не подвели лошадки.

   Идут одна за одной. Только куда? Тропы не знаю, отпустить лошадей и смотреть куда идут? Могут привести к себе домой, а мне это никчему. Ладно, попробую по другому. Направляю лошадей по сторонам своего креста поочерёдно. Смотрю в одном месте есть как бы прогалинка. Лошадей туда, вот и тропа. Лошадки почуяли дорогу и идут в нужном направлении, дальше от реки. Пройду день или два и затем поверну вдоль реки на юг. Через пару сотен километров поверну к городу.

   Тайга редколесная. Деревья растут далеко одно от другого, кустарник, встречаются выворотни. Деревья самые разнообразные. Я почти их не различаю. Встреаются ёлки с короткими иглами, с иглами подлиннее, самыми длинными иглами. Наверно, деревья с самыми длинными иглами, это кедры.

   Встречаются и лиственные. Узнаю акацию, клён, берёзу и осину. Попадаются кустарники с ягодами. Всегда узнаю сплошные заросли шиповника, которые приходится обходить, иногда теряя по много часов времени. Натыкаюсь на запашистые кусты, около которых тяжело дышать. Прохожу мимо ягодников.

   Идём ходко. К концу дня остановился на ночёвку. Всё зерно, что было в торбах скормил лошадям, расседлал и отпустил на волю. Если утром не уйдут, так и быть возьму с собой. А если убегут, ловить не буду. Надеюсь найдут дорогу домой. Хотя лошадь не собака и дорогу наверно найти не сможет.

   Разжёг небольшой костёр, приготовил поесть и улёгся спать. Проснулся в половину шестого. Надо понимать, что не слишком много завалил людей. Так где же их взять? Всех, которых встретил на дороге, завалил. Другие-то, не хотят нарваться на пулю. Пара лошадей паслась возле меня. Ну, чтож выбор сделан. Седлаю, как могу, как запомнил, когда рассёдлывал. И в путь. Опять целый день в седле.

   Перед тем как заночевать остановился, отпустил лошадей, развёл костёр приготовил ужин и на завтра еду, на целый день. Думаю, что по следам идут мстители. Следы хорошо видны, поэтому преследование не будет трудным. На лошадях больше не поеду. После ужина собрал вещи, нагрузил на себя и пошёл по направлению к городу. До темноты прошёл не менее десятка километров. Никакого убежища строить не стал. Просто бросил вещи на землю. Укрылся многострадальным одеялом, тем самым, из парашюта и уснул.

   За два дня прошёл до полусотни километров. Придерживаться нужного направления удаётся с трудом. Солнце, то появиться из низких туч, то скроется. Но, по внешним признакам чувствую, с какой стороны север. Наверно по мху, как учили в школе или на уроках по выживанию.

   Теперь движение затруднилось. Перед тем, как уйти с места, тщательно осматриваюсь, ищу засады. Внимательно смотрю под ноги. Делаю петли и сам укладываюсь в засады. И, конечно, дождался. Когда сидел в очередной засаде, увидел преследователей. По моим следам неслышно ступают трое бородатых и косолапых мужиков. Трое их или ещё есть? Не стал ждать ответа на вопрос, просто расстрелял из положения лёжа. Бесшумный револьвер, ну почти бесшумный, не отказал.

   Сидеть и ждать, когда на звуки выстрелов к мужикам прибежит помощь? Нет, поступлю по другому. Мешок с ценностями и документами спрятал под корни дерева. Подбежал к покойникам, сделал по контрольному выстрелу и пошёл по их следам, туда, откуда пришли.

   Часа через полтора пришёл к костру, около которого сидят ещё трое мужиков, рядом пасутся лошади. Собственно мне удалось приблизиться совсем близко благодаря тому, что лошади всё время издают звуки. Выстрелы на общем звуковом фоне, совершенно не слышны. На этот раз не стал вскакивать и бежать к покойникам. Я стрелял с расстояния в несколько метров и промахнуться не мог.

   Улёгся рядом с покойниками и жду продолжения. Заявиться кто ещё или я весь контингент упокоил? Когда ждать надоело, вышел не таясь к костру. Снял с огня, чего у них готовилось и поел. Ужин получился неплохой. Но, надо уходить в темноту, чтобы, если кто появиться, то засечь на фоне костра. Покойникам придал благообразные позы, чтобы походили на спящих.

   Караулил до утра. Никто на пришёл. Может мужики вовсе не за мной шли? Шли мимо и увидев след, решили слегка подзаработать? А может просто прохожие? Если просто прохожие, нехрен по следам красться. Вот и доползались.

   Судя по лошадям и вареву в котле, преследователей и в самом деле шестеро. Обыскал, денег почти нет, так медяки. Правда у одного несколько золотых монет. В лошадиных торбах продукты, зерно и фляги со спиртом. Видно мужики торговали спиртом и решили не упускать шанса подзаработать.

   Лошадей рассёдлываю и распутываю. Паралельно своим следам иду к месту моей прежней засады. Чем ближе подхожу, тем осторожнее двигаюсь. Похоже, опять охотятся на меня. Ветер дует в мою сторону и я чувствую кислый запах. Ага! Это они правильную засаду устроили, чтобы ветер, их запах не нёс на мою лёжку.

   Твою мать! Целую ночь не спал, караулил и вот опять карауль. Сколько же можно? Но, делать нечего, приготавливаю револьверы и жду. Какое-то шевеление на тропе, где я завалил троих. На том месте встаёт мужик. Машет рукой и говорит: он забил здесь троих и ушёл. С двух сторон, одновременно поднимаются мужики и бегут к убитым. Чего они, не видели никогда покойников, так побежали?

   А вот в чём дело! Решили присвоить не ими заработанный товар. То, что есть на покойниках, забрают себе, да ещё договариваются идти по следам, смотреть, откуда эти трое пришли.

   Мужиков пятеро. Что же это? Бог ведь троицу любит. Но, делать нечего и я как проклятый, одновременно из двух стволов начинаю стрелять. Прежде, чем они успели среагировать, каждый получил по пуле, а затем по второй в голову.

   Притихнем в закуточке. Из моих вещей ничего не осталось. Всё присвоили мародёры. Откуда их столько? Нет ли ещё кого за мной? Полежим посмотрим. Столько добра валяется беспризорного, что обязательно слетяться, как мухи.

   И точно. Со стороны лагеря спиртоносов раздались выстрелы и крики. Встретились две конкурирующие организации. Всем нужна добыча. Конечно, лучше договориться миром, но если товарищей убили, значит могут убить и тебя.

   Мимо, на звуки выстрелов пробежали трое, затем на лошади проскакал ещё один. Стрельба становилась всё сильнее и сильнее. С таким количеством народа мне не справиться. Надо уносить ноги. Где мои вещи? Хочу перебраться к своей лёжке, из которой подстрелил, идущих по моему следу спиртоносов, но замечаю двух мужиков бегущих от выстрелов в мою сторону.

   Быстро их кончили. Но, стрельба не утихает и становиться более частой. Мужики заняли мою бывшую лёжку и выставии карабины в противоположную от меня сторону. Опасаються обхода? Выставили заслон?

   Выстрелы не утихают и сидеть становится скучновато. Поэтому, подождав немного, выстрелил в спины заслону. Сам стану заслоном. Перебрался на лёжку. Мои вещи исчезли. Ну! Суки! Да, что там было? Самое главное, прежде чем уйти, сунул под корень. Сразу достал, всё не тронуто. Пропали тёплые вещи, грязные и рваные. Но, без них в тайге не выжить. Пропали продукты. Карабин утащили сволочи! Придёться добывать здесь.

   Уносить ноги отменяется. Заслоном не стану, а пойду туда, откуда все бежали. Там вещи и лошади остались. Прихватил один из карабинов получше, да патроны к нему, больше ничего ценного. Понятно, наняли людей на заработки, да вот не получилось. Заработать, то заработали, да не то, что хотели. Перебежками и местами ползком обхожу место, где, по моему мнению, держат лошадей. Сколько времени ещё будут стрелять?

   Судя по тому, что навстречу, почти не скрываясь бегут четверо, то недолго. Меня не заметили и слава богу. Пусть в них стреляет кто угодно. Как бы услышав мои мысли, из места, где должны быть лошади стреляют двое. Один из бегущих упал, остальные залегли и стали стрелять в ответ. Я ни в кого не стрелял, но надо мной посвистывают пули. Хреновые у них стрелки!? Или обнаружили?

   Надо оглядеться. Нет, меня не должны видеть. Только так подумал как над головой срезало ветку. Где этот хренов стрелок? Вон он! Залез на дерево и палит, что есть силы. Но, пока мимо. Как не хотелось досмотреть кино, пришлось отвлечься на стрелка. Прополз в сторону метров на пять. Надеюсь, теперь не видит меня.

   Что изменилось в звуках перестрелки? От того места, где были спиртоносы звуки стали приближаться. Мне это сильно не понравилось. Не выдержали суки! Испугались стрельбы из тыла. А здесь что? Стрелок свалился с дерева и заорал. Те самые бегуны, которых было четверо, остались вдвоём. Но и по ним, из лошадиного леса никто не стреляет.

   Выстрел и один бежит к лагерю спиртоносов. Это его прикрывает второй. Неужели спиртоносы служили в армии? Если так, то надо сматываться, так скоро, как только можно.

   Задерживаться не буду. Время раннее, успею уйти. Спиртоносы, пока дорежут нападавших, пока соберут трофеи, пока разберуться с ранениями, пока то, пока сё, глядишь и удасться оторваться.

   Ну вот, ребята убежали навстречу выстрелам. Пора и мне. Перебегаю через небольшую полянку и вижу убитого бородача, но внимание по сторонам: нет ли где шевеления? Револьвер наготове.

   Лошади осёдланы, их никто не охраняет, все ушли на фронт и думаю, не вернуться. Выбираю лошадь, проверяю содержимое седельных сумок. Жратва есть. Ещё лошадь, что в сумках? Жратва и коробки. Может патроны? Ещё лошадь, коробки с патронами. Какие патроны? Подходят к карабину? Мешок с тёплыми вещами. Всё, дёру. Ещё одно дело. Перерезать ремни, которыми сёдла удерживаються на лошадях. Не успею, их слишком много. Ну, будем надеяться, что спохватяться не сразу. На лошадь не сажусь, а веду лощадей на поводу.

   Отошёл метров на триста, уселся на лошадь и задал дёру. Хватит меня в чужие разборках путать. Надоели. Через час или полтора быстрой езды по тропе, звуки выстрелов стали не слышны. Надо устроить засаду. Если из стрелков, хоть кто останется целый, то может с товарищами поехать ловить беглеца. Сколько их будет? Скорее нисколько, если уедешь, то могут обделить добычей.

   На моё удивление, тропа ведёт в нужную сторону. Буду ехать по тропе, сколько можно. Ещё часа через два, остановился у ручья перекусить. Лошади напились и я их покормил. Поел сам и в путь. До вечера след вёл туда, куда надо. Но, перед остановкой на ночлег, след резко ушёл к реке.

   Надо становиться на ночлег. Опять покормил лощадей, хотя не знаю, сколько им надо, расседлал и отпустил. Голодным спать не лёг, но и есть месиво из мяса и ещё чего-то не очень хотелось. Достал тёплые вещи и завалился спать. Разбираться с запасами решил утром.

   Утром первым делом посмотрел, что имеется. Патроны к карабину не подошли. Выбросил. Выложил из сумок мясную смесь. Что досталось хорошего? Револьвер и десяток патронов к нему. Вот и всё, если не считать еду и тёплые вещи. К моим револьверам патронов больше нет, только те, что в барабанах. В пистолете последня обойма. К карабину полтора десятка патронов. Вроде было больше, но сколько есть, столько есть.

   Очень странная вчера драка была. Точно помню, что спиртоносов было шесть. Откуда ещё взялись? Может утром подошли? А не была ли эта встреча случайной? Такой же, когда япы встретились с революционерами? Может две конкурирующие организации решили напасть на спиртоносов и немного заработать? А тут подвернулся я и испортил малину?

   Не будем думать всухомятку. Поел. Поймал лошадь и нагрузил. Поймал вторую и поехали. Третья лощадь пропала. Шли до обеда, дальше дорога стала хуже и на лошади проехать не получалось. Сполз с лошади и поплёлся пешком, а лошадей тащу следом. Дошёл до места, где лошади пройти не могут. Кормлю лошадок и отпускаю. Бросаю большую часть груза, в том числе и два револьвера. Иду дальше. Вещи тяжёлые и идти трудно. Тем более, что контролирую обстановку впереди и сзади. Подолгу останавливаюсь, смотрю и прислушиваюсь.

   Пробираюсь несколько дней. Перешёл с пяток ручьёв разной ширины, не замочив ног. В тайге обитает множество птиц. Я человек городской и не разбираюсь где, какая. Птицы летают с дерева на дерево, гоняются друг за другом. Несколько больших птиц окружают ещё большую. Наверняка та, что побольше, пыталась разорять гнёзда, вот её и проверяют на прочность. Встречаются следы животных, временами слышен волчий вой. Однажды вляпался в навоз.

   Стало неуютно. Не лошади ли оставили следы? Встреча с человеком может означать, что преследователи не потеряли след. Нашёл местечко поуютнее, среди старых завалов и затих. Раньше я не замечал кипения жизни вокруг. Или столько бродил, что стал больше походить на зверя, чем человека? Вот местное население и перестало прятаться.

   Раньше не обращал вниманичя на птиц и зверей. Не было их или настолько был напряжён, что на присутствие животных и пернатых не реагировал. Выходит, меня отпустил повседневный кошмар, вызванный провалом в окно и взрывом метеорита.

   Повилось ощущение внезапно прозревшего слепца. Я начал видеть окружающий мир! Идти стало легче. Ещё несколько дней и по пора будет поворачивать к реке. Неожиданно вышел к железной дороге.

   Вот, твою бабушку, Юрьев день. А про железку то, я забыл! Придётся ломать планы. Ну и чёрт с ними. Теперь, главная задача, выйти к людям, самый опасный этап в путешествии. Куда идти? Вперёд или назад? Только вперёд. Сзади натворил стока, что похоже, многие меня разыскивают и не для вручения переходящего красного знамени.

   Просидел невдалеке от железки целый день и понял, почему неожиданно вышел к дороге. Поезда еле плетутся и не чаще, чем за два часа один поезд. Скорость поезда небольшая, можно выбрать место и забраться в вагон. Но сзади, в последнем вагоне поезда, сидит сторож. Можно попытаться договориться, да боязно. Таких как я наверняка много и эти сто рож могут опасаться за жизнь в большей степени, чем в желании заработать.

   Пойду к разъезду. На разъезде сараюхи и одна изба. Наверно для служащих железной дороги. Устроился под ёлкой так, чтобы видеть, что там. Поезда ночью ходят, но значительно реже. Утром подошёл поезд и остановился. Оборванцы, изображающие пассажиров, зашли в вагон и что странно, никого обратно не выкинули. Пойду и я. Оказался на разъезде. Мужик в форме заорал: куда ты прёшь, деревня, с такой грязной мордой? Пришлось отвечать:

   -Дык, эта, хозяин, а как же? Ехать, то надо?

   -Дура неумытая. Пойди, у меня банька есть, потом тебя чистого с баньки и в поезд пустить можно.

   -Дык, хозяин, а сколько за баню-то?

   Железнодорожник назвал цену.

   -Я неодобрительно хмыкнул и высказался в духе, что мы люди не гордые и можем помыться даже в луже, зачем за помывку деньги платить?

   Железнодорожник поглядел ещё раз на мои одежды и сбавил цену. Ну это другое дело.

   -Да, хозяин, мне бы одежду привести в порядок. Постирать, зашить и чтоб не воняла.

   Железнодорожник согласиля помочь горю, но цена опять подскочила вдвое. Я тогда заявил, что пока одежду ремонтируют, ночевать буду в сарае и пусть кормит за свой счёт. Железнодорожник обматерил и сказал, что чёрт со мной, живи пока, но за жратву плати. Я согласиться. Через два дня, чистый, разве, не отглаженный, сел в поезд и покатил в сторону цивилизации.

   Доехал до Иркутска. На Земле не помню такого города. Может он есть, а я не помню. В магазине купил лёгкое пальто и шляпу. Приобрёл не драные штаны и сапоги. В примерочной магазина, переоделся же. Похожий на купца средней руки заявился в гостиницу поприличнее. В гостинице предъявил документы покойного революционера и отправился за барахлом. Купил два чемодана, несколько предметов верхней и нижней одежды в разных магазинах. С посыльными мальчишками вещи доставлены в гостиницу.

   В оружейном магазине оглядел, что есть в продаже. Всевозможные револьверы и даже несколько моделей пистолетов. Охотничьи карабины и двухстволки. Патроны, порох, пули и дробь. Понятно, что есть и всё прочее.

   Я спросил про патроны для пистолета в четыре линии. Есть и такие. Четыре линии, стандартный патрон для армейских револьверов. Я достал из под мышки пистолет, вынул патрон и показал продавцу. Затем покумекал как приспособить револьверные патроны для пистолета.

   Продавец предложил изготовить патроны, взяв за основу револьверный выстрел. Я согласился и оставил в качестве образца свой патрон. Заплатил деньги и увидел, что собственно и ожидал. Приспособления для набивки патронов. Спросил:

   -Нельзя ли узнать, как набивать патрон?

   Продавец подробно, со знанием дела рассказал, как и что делается. Можно купить свинец и самостоятельно лить пули.

   -А серебро? Спросил я.

   -Нет, слегка удивившись, ответил продавец. Серебро он не имеет права продавать. Для этого необходимо купить лицензию.

   -А, как же быть? Может продавец посоветует?

   Продавец сообщил, что обычно для пуль используются серебряные монеты и выгреб на стол из кассы кучку серебряных монет.

   Я ознакомился с технологиями и даже за дополнительную плату воспользовался печкой. Когда, я продемонстрировал продукт, изготовленный с помощью инопланетной технологии, он сказал:

   -Первый раз всегда плохо. Спустя некоторое время, на скажем, двенадцатой попытке, получается приемлемое качество самостоятельно изготовленых патронов.

   Договорились, что продавец наделает для меня патронов и с серебрянными пулями тоже.

   В номере переоделся и спустился в ресторан. После блужданий по тайге и непрерывной нервотрёпки наперегонки со смертью белые скатерти на столах, зеркала на стенах, мягкая мебель и вежливая обслуга успокоили совершенно. Уселся за столик и подозвал официанта. Затем спросил: чего у Вас есть вкусненького? Официант слегка растеряялся, а затем начал рассказывать о ихних разносолах. Я не выдержал на первой же минуте и попросил обыкновенного борща со сметаной. Да, добавил я, много борща не надо, только чтобы закрывало донышко на тарелке. Затем второе и наконец пришёл черёд кофе. В тайге я кофе пил. То ли антураж в тайге не тот, то ли меня окончательно отпустило чувство опасности, но кофе в городском ресторане показался превосходным.

   Почти закончил с кофе, как подошёл официант и испросил разрешения подсадить некого человечка. Мест в ресторане полно и я спросил: зачем это надо? Тот сообщил, что я человек в городе новый и местные господа, наскучившись общением друг с другом, желают развлечься с новым человеком.

   Развлечься это как? Удивился я. Будут в меня из ружья стрелять, что ли? Поставят заклад, успею я добежать до ближайшего леса или нет? Официант, растерявшись от такого предположению, сообщил, что господа обычно развлекаются разговорами. Поскольку господ немного, то они меж собой всё обговорили и теперь скучно друг с дружкой разговаривать. Из ихних новостей только, у кого корова отелилась или кошка окотилась.

   Другие новости только у приезжих господ. Я поинтересовался именем ловца новостей. Оказывается имя есть. Фамилия его Добчинский.

   Это как в Ревизоре, что ли? Спросил я, досадуя тому, что никогда не любил классику и теперь не узнаю, тот самый Добчинский или другой какой. Официант не понял про ревизора. Я не стал настаивать и задал следущий вопрос: нет ли в городишке господина Бобчинского? Официант подтвердил, что есть. Мне стало крайне интересно. Не в овеществление ли комедии Гоголя я попал или не Гоголь Ревизора написал, а кто-то другой?

   Не любил я в школе литературу, да и ни к чему детям изучать древности как ни к чему изучать библию. Были в глубокой древности события. Они вызывали у тогдашних современников живой итерес и имели некий смысл. Теперь же, смысл событий забыт и интереса к ним никакого.

   Ну, что же, давай твоего героя киноромана, сказал я официанту. Он постоял некоторое время размышляя, чего я такое наплёл, а затем переспросил, что я имел ввиду. Я повторил, дескать давай, не стесняйся, тащи сюда за шкирку этого Бобчинского.

   Официант ответил, что господина Бобчинского он никак доставить не сможет, так как ему нельзя отлучаться с рабочего места, а если господин желает видеть...

   Ну, хорошо, согласился я, какая разница, тот ли, другой ли, тащи хоть какого-нибудь, всё равно. Официант, видимо, от моих слов впал в ступор, затем опомнившись, побежал к некому господину невзрачной наружности и небольшого росточку. Господин выслушал официанта, поднялся с места и подошёл.

   Разрешите представиться, сказал он, Я Офиноген Абросимович Добчинский. Разрешите присесть за Ваш столик?

   Не помню как настоящего Добчинского звали, так или иначе. В ответ привстал из за стола и сообщил: Виктор Александрович Хлестаков. Чего я назвался Хлестаковым? Если бы с глубокого препоя пошутил, тогда понятно. Продолжил по памяти: чиновник по особым поручениям, прибыл к Вам из Петербурга с секретным предписанием.

   Позвольте поинтерсоваться Вашими намерениями в нашем городе? Спросил он, совершенно не подавая вида, что его достали такими шутками.

   Какие намерения? Удивился я. Проведу ревизию богоугодных заведений и разберусь со здешними ворюгами. По мнению господина министра они совершенно заворовались, придётся вешать через одного. Затем задал вопрос: а, Вы, господин Добчинский, каким заведением управляете?

   Господин Добчинский, слегка изменившись в лице сообщил, что он просто чиновник по поручениям господина городничего и никакого отношения к управлению заведениями не имеет. Ему интересно поговорить с господами, которые приезжают в город, чтобы первым узнать новости. Мы поговорили несколько минут и чиновник засобирался уходить.

   Пригрозил чиновнику по поручениям ужасными карами, так как я прибыл инкогнито и никому не дозволено обо мне рассказывать.

   Господин Добчинский заверил в совершеннейшем почтении, что он прекрасно понимает, дескать никому рассказывать ничего не собирается, сообщил о неотложных делах, ждущих в городе. Я не препятствовал в стремлении честно трудиться.

   Интересный и забавный получился разговор. Осталось решить ехать дальше или пожить некоторое время в городе. Немного пообтесаться для того, дабы не выделяться из публики, хотя бы в одежде. Мне местная мода не понравилась, если судить по тому как одет господин Добчинский.

   Решил не торопиться ехать и прогуляться по местным злачным местам. На сегодня не планирую никаких развлечений, ибо в предыдущие месяцы изрядно нагулялся и налетался.

   Проснулся опять рано и от нечего делать спустился в ресторан, который работает круглосуточно как вокзал. Заказал лёгкий завтрак и просидел около часа. Затем не зная, что делать спросил у официанта, чем заняться в такое время?

   На вокзале круглосуточно работает бильярд. Следуя указаниям официанта, поднялся на второй этаж вокзала, заплатил за использования стола и начал катать шары. Кий я держу в руках первый раз в жизни. Через два часа игра надоела, но заняться совершенно нечем и я отправился в номер.

   По пути увидел на первом этаже газетчика и купил газету. Только вошёл в номер, так сразу постучались. Открыл дверь. Передо мной стоит вчерашний знакомец и приглашает в ресторан завтракать. Я отказался, мотивировав отказ тем, что уже позавтракал и после трудов праведных хочется отдохнуть.

   Попрощавшись с приставучим господином, зашёл в номер, улёгся на диван и принялся разглядывать газету. Не понимаю зачем такие газеты печатать, а тем более читать? Печатают всякий бред и рекламу. Просмотрел и Иркутские новости. Глаза наткнулись на заметку из нескольких строчек под заголовком: ревизор.

   В город Иркутск приехал ревизор инкогнито. Он намерен проверить как расходуются средства в городе и губернии. Ревизор заявил, что министр настроен решительно и готов выявленных казнокрадов повесить. Газетчики обещают следить за арестами нечистых наруку чиновников и с особым удовольствием сообщат о повешении самых отъявленных взяточников. Ну и далее адрес расположения чиновника: город Иркутск, вокзал, гостиница, номер апартамента.

   Эти дураки указали мой номер апартаментов. Интересно, где эта гостиница? Надо посмотреть как ревизору взятки понесут. Чоли на вокзале несколько гостиниц? Наверно несколько, частники понастроили, теперь разберись, в какой из них поселился ревизор? Только я собрался подняться с дивана, чтобы посмотреть в окно на соседние гостиницы как до меня дошло. Вспомнил вчерашний разговор с этим жуликом Добчинским и раскрыв рот от удивления, свалился на пол с дивана.

   Как больно, твою мать! Сегодня он пришёл, несмотря на такую рань, наверняка с газетчиками. Сейчас на меня организована засада. Окружат и будут спрашивать, сколько взяточников я переловил и сколько повесил?

   Смываться надо пока не поздно. И подготовиться, благо язык подвешен хорошо. Пойти узнать, когда будет поезд, а сделать вид, что иду в ресторан. Оружие. Пистолет в порядке. Револьвер заряжен. Город я знаю плохо. Не уйти мне, если дело дойдёт до драки. Одеться и выходить.

   Открываю дверь, около двери стоит невзрачный господин. Полицейский шпик? Оказывается не шпик, а полицейский, заведущий уголовным сыском, расследует случаи воровства. Детектив в общем. Хочет приватно побеседовать. Прошу. Если что, сломаю шею и скажу, что так и было. Господин полицейский начинает рассказывать какая сложная жизнь у полиции как мало платят и много забот.

   Я не выдерживаю нытья и говорю:

   -Короче. В городе золотые часы у прохожих не воруют? У Вас в доме не стоят ржавые вёдра наполненые золотыми часами, отобранные у карманников? Их самих, разве не отправили в кутузку? На какую сумму часы потянут и на какой срок?

   Господин заткнулся и потянулся за отворот сюртука. Я напрягся и решил, если тянет револьвер, то живым не уйдёт. Одновременно думаю: вытянет конверт скажу, что мало.

   Точно, очень неуверенно он протянул конверт. Я заглянул в конверт и спросил:

   -Это всё? А вёдра с часами? Это только мне, понятно? А господину министру?

   Господин пятясь задом заявил, что понял и исчез за дверью.

   Затем были ещё люди, идущие один за другим и приносящие конверты. Пришлось проявить твёрдость и не засмеяться. Конверты несли до обеда. Около двух часов, когда пришло время обедать выставил за дверь очередного посетителя и отправился в ресторан.

   Затем чиновники потянулись снова. К удивлению потащились и купцы. Один из них поведал, что занимается добычей золота. Вернулся первый посетитель, полицейский. Он осознал и принёс значительно больше. Я спросил, а как же золотоискатели? Полицейский произнёс: будут и опять исчез.

   Следущее утро и день поток желающих, купить индульгенцию не прекращался. Для того, чтобы избавиться от посетителей сходил в театр. Купив билет в ложу, попытался остаться в одиночестве, однако и сюда забирались пронырливые мздоимцы. Я так думаю, что если в этом городе доведётся залезть на бабу, то из под неё тоже протянется рука с конвертом.

   Не дожидаясь окончания представления, взял извозчика, подъехал к гостинице, расчитался, погрузил на него вещи. Заехал в оружейный магазин. Забрал у продавца товар и отправился опять на вокзал.

   Удалось без помех добраться до расписания поездов, купить билет и устроиться в поезде.

  

  

  

  

  

   -11-

  

  

  

  

  

   Ничего не снилось. Выходит сделал всё, что надо и как надо. Проснулся от того, что меня за ногу тянут. Под одеялом приготовил пистолет, руку с пистолетом сунул под себя. Если придётся стрелять, то как бы не отстрелить мягкие места. Слышу кто-то говорит:

   -Молодой человек!

   Чувствую, что кто-то опять за ногу тянет. И снова

   -Молодой человек!

   Кого это он зовёт? И зачем ему моя нога?

   -Молодой человек не притворяйтесь, я вижу что Вы проснулись.

   И снова за ногу цап! Если ему надо молодого человека, чего он меня за ногу тянет? Перепутал ноги? Может опять хрень с осьминогами сниться?

   -Молодой человек, если Вы сейчас глаза не откроете, я проводника вызову.

   Далась ему моя нога. Надо посмотреть, кто за ногу таскает?

   Открываю глаза и глупо улыбаюсь. Когда у человека такая улыбка, значит он лох. Ничего, никому плохого он сделать не может. Раздевай его, топи в проруби, будет только жалобно стонать.

   Вижу мужика. Опять мужик! Как мужики надоели! Хоть какую бабу. Так нет, опять мужик. Согласен даже на полковницу.

   Мужик одет в мешковатый сюртук с погонами и блестящими пуговицами. Белая рубашка и виден толстый узел галстука. Брюки у мужика наверно есть, если судить по сюртуку и галстуку, но с верхней полки не видно. Лицо круглое, есть борода и усы, а ля Гарин. Волосы для военного длинноваты. Был бы его начальником, заставил постричься. Ну, что же, пора сказать своё веское слово:

   -Господин! Вам зачем нога? Вам своих ног мало? Отпустите пожалуйста ногу.

   -Молодой человек, наконец Вы очнулись. Мы начали беспокоиться. Вы лежите и лежите. Скоро обед, а Вы не встаёте.

   Руку с пистолетом убрать, поставить на предохранитель. Чуть мочилово не развёл как с теми леопардами. Леопардов-то во сне завалил, простительно, а эти щупальцы не тянут, нечего их мочить.

   Немножко непонимания не помешает:

   -Что случилось, господин? Я что-то проспал? Кому-то надо платить? Таможня? Ногу пожалуйста отпустите, а то упасть могу.

   -Нехорошо молодой человек.

   Это ещё один, просто бородатый и более толстый. Сюртук почти такой же, но без погон и пуговицы обыкновенные. Штатский балбес.

   -Мы беспокоимся, а Вы шутки шутить изволите. Нехорошо.

   Третий молчит. Тоже сюртук с погонами, но покрой другой.

   -Простите меня господа, только я чего-то не пойму. Вы молодого человека всё время спрашиваете, а ногу дёргаете мою.

   Все замолчали. Чего-то не то ляпнул. Наконец третий без бороды и усов:

   -Мы, молодой человек, к Вам обращаемся. Вы лежите на верхней полке. Купе четырёхместное. Внизу нас трое, по сравнению с Вами намного старше. Вас как величать не знаем и обращаемся как видим. А видим мы, молодого человека лет двадцати. Мне например, тридцать пять, я капитан второго ранга Российского императорского флота, Калчак Александр Васильевич. Если назовёте своё имя и отчество, то к Вам будем обращаться по имени и отчеству. Дорога дальняя и общаться придётся. Ещё успеем надоесть друг другу. За ногу дёргаем потому, что обеспокоились. Время позднее, а Вы не встаёте и даже как нам кажется, не дышите. Скоро нас пригласят на обед, а Вы даже не завтракали. Меня в Вашем возрасте будили в шесть часов утра, поэтому в сон до трёх часов, до сего дня не верил.

   Вы, молодой человек спрыгнете сверху или Вам помочь спуститься? Можете воспользоваться лестницей, вон там, сбоку.

   Ахренеть! Именно не охренеть, а самое настоящее ахренеть! Значит, Александр Васильевич! Цирк какой-то. Может я сплю в психушке? Хорошо, будем нейтральны. Говорить поменьше. Побольше слушать.

   -Извините господа!

   Да, что же это такое, опять не так. Наверно не изобрели у них ещё слово "извините".

   -Прошу прощения господа, спросонок я что-то плохо соображаю. Зовут меня Виктор Александрович, почти полный Вам тёзка, господин капитан. Ничего, что я по свойски, не титулую Вас полным званием?

   Капитан передёрнул плечами и слегка покачал головой:

   -Не страшно, Виктор Александрович. Продолжайте.

   -Да, Вы спускайтесь вниз, Виктор Александрович.

   Это сюртук с погонами и бородой и продолжает:

   -Вот лестница, Вас с нетерпением ожидаем познакомиться.

   -Минутку господа, сей миг спущусь.

   И снова что-то не так ляпнул. Пистолет спрятать. Нож в кобуре под икрой. Нож тонкий, из под пижамы незаметен. Но и достать в нужную секунду, его будет невозможно. Наденем халат и спустимся на расправу. Лестница, какая-то дурацкая, неловкая. Вот мои чуни. Обуемся.

   -Господа, виноват, приведу себя в порядок и тот час к Вам на расправу.

   Как-то не так говорю. Они смотрят на меня как не знаю на что. А борода и погоны, тот вообще, глядит как ребёнок на ёлку с подарками на новый год. А главный подарок, это я. Такой пушистый зайчик на ёлке в петле. Лесная шестёрка. Ну, посмотрим, кто туз, а кто шестёрка.

   Им халат нравится. Халат как халат. Шёлковый, с драконами и пижама шёлковая с драконами. Комплект.

   -Господа, ради бога, чем халат приглянулся? Или в поезде не принято ходить в халатах?

   Опять борода на погонах:

   -Ничего страшного Виктор Александрович. Вы так необычно выглядете, что невольно заглядываешься. Но, делайте дело, мы с нетерпением ждём.

   Конечно, ждёшь. Как кот на сметану облизываешься. Наконец, дела переделал. По дороге из этого места, удостоился остолбевания от проводника вагона. Они что, халатов никогда не видели? Дикари. Больше никто от моего вида не остолбеневал. Наверно потому, что в коридоре никого не было.

   Интересно, когда войду в купе меня сразу повяжут или сначала в кошки мышки? Помурыжить их. Постоять в коридоре, пусть помучаются. Нельзя. Выйдет в коридор какая-нибудь корова, типа полковницы и разорётся. Будут на меня пальцем показывать. Вот и проводник из себя статую изображает. Постою в коридоре сколько можно. Ага, проводник ожил. Пойду ка я в купе, от греха подальше.

   Становлюсь в стороне и начнаю потихоньку приоткрывать дверь. Чуть чуть приоткрыл, шире, ещё шире. Загляну в купе. Руки соседей по купе видны и свободны. Все смотрят на меня. Ну, коровы, настоящие коровы. Захожу.

   -Разрешите?

   Дожидаюсь одобрительного жеста и сажусь на диван. Молчу. Все молчат и я молчу, из принципа.

   Открывается дверь. Заглядывает проводник. Увидел нас и застыл в дверях, видимо что-то хочет сказать, рот открывает и закрывает но звуков не издаёт. Мне это издевательство надоело, говорю:

   -Любезный, у Вас звуки закончились? А может Вы разучились говорить? Или Вы сошли с ума и изображаете из себя рыбу? Может вызвать санитаров? Гарантирую, Вам помогут.

   Видимо, решив не дожидаться санитаров, проводник издал звук:

   -Господа, Вас ожидают в ресторане.

   Погоны в бороде:

   -Виктор Александрович, у нас не принято ходить в ресторан в халате. Если переоденетесь, то прислуга пугаться перестанет. Мы закажем в ресторане место рядом с нами, на время пока переодеваетесь. Да, кстати, познакомьтесь это Трифон Степанович, купец второй гильдии, изволит следовать в первопрестольную по собственной надобности.

   Мы, ожидаем, Виктор Александрович, когда Вы присоединитесь.

   Уели стервецы, протянули щупальцы. Точно сон в руку. Три леопарда и этих трое. Вроде с утра приличные леопарды как показалось. Жалко, что не пристрелил их сразу, не показал кто в доме хозяин.

   Чего они ожидали, что спущусь с полки в балетной пачке? Чего глазели?

   Ладно, переоденемся и следом. Дурацкий этот костюм. Купил в магазине готового платья два одинаковых костюма, от одного взял пиджак, от другого брюки. Рубашка, галстук розовый в синий горошек, на ноги чуни. Под мышку пистолет. Ещё один нож на правое запястье. Выхожу в коридор. Закрываются здесь двери на замок или нет?

   -Любезный!

   -Ваше сиятельство! Чего изволите?

   -Подскажи любезный, в какую сторону ресторан?

   -Ресторан, Ваше сиятельство, в конце состава. За рестораном только музыкальный вагон и дальше салон вагон его превосходительсва адмирала Макарова.

   Ну, этим уже не удивить. Я к такому готов.

   -А скажи, любезный, могу я сейчас в ресторан пройти или не принято опаздывать?

   -Господа бывает опаздывают. Просят прощения у публики и проходят к месту. Ваше сиятельство.

   -А прощение за что же?

   -Принято так у господ. А прощение за то просят, что беспокоят господ, когда мимо проходят. Дамы в широких платьях беспокояться. Неловкий господин может наступить. Да и в вагонах проводники двери не открывают. Господам приходиться своими ручками двери открывать. Ручки могут запачкать.

   Как всё запущено!

   -А скажи, любезный, если сейчас пройду в ресторан, по степени неудобства, это так же, если бы я без штанов прошёл или хуже?

   -Без штанов, Ваше сиятельство, ни как нельзя. Без штанов даже прислуга не ходит.

   -А мне как быть? Может не ходить в ресторан, чтобы неловким не выглядеть или позже пойти?

   -Никак невозможно, Ваше сиятельство. Без обеда не положено. Лучше без штанов. Не положено без обеда. Я, Ваше сиятельство, проводить Вас не смогу, не положено вагон без присмотра оставлять. А напарник спит.

   -Вот это может разбудить напарника?

   Достаю серебряный двухгривенный и показываю проводнику.

   -Ваше сиятельство, если подождёт, то всё будет в лучшем виде.

   Убежал, что-то зашершало и появились два проводника.

   -Ваше сиятельство, извольте я впереди пойду.

   Пришли в ресторан.

   -Ваше сиятельство извольте ручки помыть. Вот полотенце для Вас захватил.

   Вымыл и вытер руки. Проводник:

   -Дозвольте дверь открыть?

   -Дозволяю.

   Дверь открылась. Проводник отошёл в сторону, пропуская меня. Сервис за двухгривенный. За империал, с напарником, весь народ в поезде замочат?

   -Прошу прощения господа. Виноват.

   И в самом деле. Платья дам всевозможных расцветок. Дамы сидят у прохода, мужики у окна. Это как раз понятно. Дамы в нарядах не поместятся у окна. Через двадцать, а то и меньше лет, поезда поотменяют эти наряды.

   Наряды разные, в смысле цвета. Сверху всё одинаково. Так одинаково, что можно сказать, что на дамах не платья, а юбки. Бриллиантовые брызги на шее, плечах, волосах. Как они умудряються бриллианты на плечах? Интересно, а на пупке и в других местах, у них тоже бриллианты?

   Впрочем, у меня на перстнях камни весят больше, чем все их брызги вместе взятые.

   Дамы благовоспитанные, глазами косятся как кобылы, плечами передёргивают, дескать с какими хамами приходиться общаться, но молчат. Ни одного шипа, вот что значит правильное воспитание.

   Не похожи дамы на мою полковницу. Она бы этим кобылам жирок растрясла. Посмотрел бы я как полковница этих по полосе препятствий гоняет. Им точно на пользу пойдёт.

   Ещё пару раз простите и один раз прошу пардону. Удалось не наступить на два или три подола. Наверно они специально подолы выставляют. Наступишь на подол, а потом новое платье покупай, да в подарок бриллиант побольше за афронт.

   Вот моя цель. Сокамерники, ну, почти сокамерники. Правильно соседи по купе. Сокупейники почему-то не говорят. Полковник сделал приглашающий жест рукой.

   -Вот Ваше место, Ваше сиятельство.

   Бровью не поведу:

   -Прошу пардону, Ваше превосходительство.

   Посмотрим понял намёк или нет. Усаживаюсь. Подлетает официант. Как к ним обращаться, чёрт его знает. Опять чего-нибудь не так скажу. Все на меня уставились, точнее на руку. А, это они размер камней оценили. Вот чего пялятся как на ряженого и официант стоит точно на плацу, аж подрагивает от услужливости.

   Ну, ничего, лет через десять, он сотоварищами меня из подвала ЧК вытащит и к стенке поставит. А, камни себе заберёт. Его, за камни, тоже к стенке. Начальник камни заберёт. И начальника за камни тоже к стенке. Ну, и так далее. Круговорот камней в природе. Не охота к стенке. Выходит надо любой ценой официанта к корню пригнуть. Не получится, придётся прогуляться к стенке.

   Кто помешает меня к стенке поставить? Капитан? Ему всё равно. Думает, что при любой власти капитаны нужны. Хотя в параллельной истории что-то пытался сделать. Интересно, Адмирал Колчак в параллельной истории был наркоманом, а этот наркоман или нет?

   Полковник. Жандарм. Вроде по пути. Он будет со мной пока его в чинах повышать будут. Но, если доберёмся до Великих князей, что революцию готовили, так он меня сгноит.

   Купец. Зарабатывает своим горбом. Как у нас говорят челнок. Конечно, мог бы быть союзником, только он не ожидает того, что будет. Пытаться открыть глаза бесполезно. Может даже думать, что с новой властью больше заработает. А если узнает, что я не дам новой власти установиться, то будет врагом номер один. Через пару лет после семнадцатого года станет союзником.

   Вот как! Союзников надёжных нет. А врагами будет вся страна. Вокруг царя тоже никому веры нет? Хотя были какие-то офицеры, которые хотели царя выкрасть. То ли не получилось, то ли и не хотели царя освобождать. Кто может стать надёжным союзником? Союзником в чём? Чего хочу?

   Определить приоритеты! Это просто. Дуракам пообещать, что станут умными. Нищим, что станут богатыми. Рабочим заводы, землю крестьянам. Каждой бабе по мужику. Из всего этого можно попытаться сделать только одно,-отдать землю крестьянам. Остальное бред.

   Но и отдавать землю крестьянам тоже не панацея. Дураки землю пропьют и её опять надо будет отнимать у работников. Бездельник всегда хочет отнять от работника.

   Почему из России хлеб вывозят, а крестьяне голодают? Хлеб дёшев. Почему хлеб дёшев? Слишком много производят. Почему тогда голодают? Хлеба производят не много, просто продают очень дёшево. Хлебные спекулянты покупают дешёвый хлеб и сбывают его тоже дёшево в заграницах.

   Что же делать? Почему крестьянин продаёт хлеб дёшево? Нужна конкуренция среди покупателей хлеба. Спекулянты этой конкуренции не допускают. Думаю, рынок у них поделен. Вмешаться в поцесс и покупать хлеб дорого у мелких производителей. Будет война со спекулянтами. Чтобы избежать её, надо действовать превентивно. Всех умножить на ноль и захватить рынок.

   Больше 95% населения России крестьяне и они голодают. Эта проституированая интеллигентная сволочь кричит из газет о том, что крестьяне голодают, но ничего не делают, чтобы накормить крестьянина. Почему? Не потому ли, что этой сволочи нет дела до крестьян. А до чего им есть дело? Кто эти вопли финансирует? Банкиры. Почему? Им нужна власть для того, чтобы грабить тех же крестьян ещё безастенчивее. Им не хочется находиться на третих ролях. Как только банкир проворуется, его тащат в кутузку и заставляют отдавать, что наворовал, а то и больше. Вот чего им надо, власти. Чтобы никто не посмел даже теоретически их посадить или отобрать добро.

   Что произойдёт ближайшие десять лет? А что уже произошло? Разобраться с историей этой России, а затем думать. Разговорить капитана, узнать куда они все намылились? Узнать у жандарма как дела на половом фронте революции. А купец расскажет как ему торговать, кому и сколько давать взяток. В этом и есть самая страшная купеческая тайна. Просто так незнакомому человеку не расскажут. Надо хорошенько выпить, если хочешь это знать. Так можно алкоголиком стать. Мы пойдём другим путём!

   -Виктор Александрович! Виктор Александрович!

   Опять борода с погонами достаёт.

   -Виктор Александрович, очнитесь! Вас человек ждёт. Вы прямо спите на ходу.

   Ну, получи бородатый погон:

   -Благодарю Вас за заботу, Ваше превосходительство. Однако, Вы сами виноваты, что я сплю с открытыми глазами. Всю ночь спать не давали, да ещё и разбудили ни свет ни заря.

   Дама, сидящая за рядом стоящим столиком, спиной ко мне, только что тарахтевшая как сорока, вдруг замолчала. Ей захотелось узнать, чем мне не давал спать господин полковник.

   Полковник собрался оправдываться, но я не дал слова сказать, поманил пальцем официанта и стал допрашивать:

   -Любезный!

   Официант:

   -Чего изволите, Ваше сиятельство?

   Чего они меня сиятельством кличут? Кому я так понравился? Ладно, собьём с них спесь, собьём.

   -Что у Вас, милый, из первого имеется?

   Всякая хрень имеется. Минут десять перечислял. Ну, уроды! Кому нравится суп из перепелиных яиц с перепёлками? Интересно, а перепелиные яйца в суп, кладут в скорлупе или без?

   -Любезный, что нибудь проще. Из крестьянского набора. Ну, там, типа щи простые, борщ без мяса, птицы и рыбы. Имеется?

   Мда, мда. Пауза затягивается.

   -Скажите, милый человек, а быстро, что-нибудь простое можно приготовить?

   Ага, зашевелился, головой кивает.

   -Чего изволите, Ваше сиятельство?

   -Пустой суп можете приготовить?

   Задумался.

   -Разрешите, я повара приглашу?

   Киваю. Убегает.

   Приходит с мужиком в белом халате. Халат ничего, чистенький. Ещё один мужик, этот в костюме. Как они прошли не побеспокоив дам? Мужик в белом халате и фартуке, наверно повар, руки под фартук спрятаны. А этот халдей в костюме, видимо и есть халдей, иначе хозяин заведения. Повару говорю:

   -Вы, наверно повар?

   Дожлавшись утвердительного кивка продолжаю:

   -Руки покажите.

   Повар:

   -Чего изволите?

   -Я изволю просить Вас показать руки, добрейший повар.

   Повар слегка обалдел, но руки протягивает. Оборачиваю салфеткой свою руку. Беру руки повара и рассматриваю, переворачивая их во все стороны. Руки как руки, чистые, без порезов.

   С такими руками хорошо на медведя ходить, с рогатиной. Почему-то кажется, что пойдёт он не на медведя, а на меня, вместе с официантом и в руках у него будет, не рогатина, а как минимум пулемёт. Что-то опять все затихли. Так в лесу птицы пропадали. Может не пропадали, но их не слышно было. Не к добру!

   Только что за спиной дамы кудахтали, а сейчас замолчали. Я лох, согласен. Но зеркал в ресторане полно. И пока сижу, контролирую ситуацию спереди и сзади через зеркала. Никто в ресторан не входил. Значит моим разговором впечатлились.

   -Скажите, любезный повар, а на медведя Вы с рогатиной не хаживали?

   Повар расцвёл:

   -А как же, Ваше сиятельство, я в деревне первый по медведям был. Мы..

   Я прервал арию повара:

   -А, чего же Вы оставили это благородное занятие?

   Повар поник:

   -Дык, эта, Ваше благородие, всех медведей извели.

   -Значит, господин повар, Вам пришлось сменить профессию. Сочувствую. Простой суп Вы сумеете изготовить?

   Повар опять:

   -Чего изволите?

   -Вода у тебя есть?

   -Конечно, целая цистерна с водой.

   -Из цистерны воду берёшь для супов?

   -А, как же?

   -Скажите, в буфете вода продаётся?

   -Чего изволите?

   -В буфете воду продают?

   За спиной какая-то дама истерически вскрикнула и замолчала. Наверно упала в обморок. Интересно от чего? Не от того же, что я предположил, будто воду можно купить в буфете.

   Халдей в костюме собразил, что дело пахнет керосином и позвал буфетчика:

   -Жульен, иди сюда. Его благородие спрашивает.

   Мёртвая тишина. Я бы даже сказал мёртвый штиль. Воздух не колышется, мухи не жужжат. Неужели я на мух так действую? Прибежал Жульен. Как он прошёл, на ходу не перетоптав дам, неведомо никому. Подозреваю даже гоподу богу не ведомо. Протиснулся мимо халдея:

   -Чего изволите?

   -Я изволю Вас спросить, будьте так любезны, сообщите, если Вас конечно не затруднит, имеется в буфете вода или не имеется?

   Буфетчик принялся размышлять, чего я такое изрёк. Я тоже размышляю. Меня поволокут в ЧК четверо: буфетчик, официант, повар и халдей.

   -Ну, что же Вы, мой любезный стюард, вода в буфете имеется или нет?

   Буфетчика прорвало:

   -Не извольте беспокоиться Ваше благородное сиятельство. Есть такая, растакая минеральная и газированная.

   -Минутку, распрекрасный красавец, я спрашиваю простая вода без газа есть?

   -А, как же, виноват, Ваше сиятельство, есть вода эдакая.

   -Любезному повару воды без газа. А, Вы, любезный повар мне простой суп приготовьте. Вот видите глубокая тарелка? Суп нальёте чуть ниже половины тарелки.

   Лук репчатый имеется?

   Имеется.

   Значит зажарите до золотистого цвета на подсолнечном масле.

   Луку сколько?

   Можете представить вишенку? Вот столько.

   Картошка есть?

   Есть.

   Замечательно. Почистить и порезать осьмушку средней картошки.

   Как резать будете?

   Ножом! Замечательно. Только я говорю не чем, а как? Не разумеете. Ну хорошо. Вот видите красный камень? Видите. Картошку разрежете примерно, чтоб на камень походила.

   Примерно, это как?

   Примерно чтоб похоже, но не очень. Понятно? Замечательно. Сварите рис в супе.

   Сколько?

   Пятнадцать рисинок, нет, пожалуй, сегодня лучше семнадцать. Что с Вами любезный, считать не умеете? Ах, умеете. Тогда в чём дело? Морковка есть? Есть!

   Всё замечательнее и замечательнее.

   Сколько морковки?

   Показываю мизинец. Вот от такой морковки три кружка толщиной в линию. Справитесь?

   Справитесь. Всё лучшее и лучшее.

   Смотрю, халдей что-то записывает. Хорошо, значит повар, если забудет, халдей напомнит. Вермишель знаете что такое? Знаете. Имеете? Имеете. Спичка знаете что такое? Знаете. В суп положите три или четыре вермишелены размером со спичку. Масло сливочное имеете? Есть масло! На кончике ножа, чуть чуть, масла бросьте в суп.

   Сколько времени понадобиться приготовить суп? Час?

   Спрашиваю официанта:

   -Я могу подождать час?

   Могу, отлично.

   Снова к повару:

   -Масло подсолнечное у Вас какое? Обыкновенное? Я спрашиваю фильтрованое? У Вас такого нет. А подсолнечное масло у Вас в чём? В бутыли. Отлично. Из бутыли из середины масло возьмите, чтобы лук жарить. Как из середины бутыли взять масло? Ну, цирк! А я главный клоун. Со всех столов не скрываясь смотрят на меня. Или они клоуны, а я директор цирка.

   Очень просто, дорогуша. Вы сверху из бутыли слейте два дюйма, а что ниже возьмите. Ну, всё. Идите готовьте счёт. А, Вы суп готовите. А кто счёт готовит?

   Халдей на себя показывает.

   -Хорошо, если суп понравиться, если всё будет съедобное на чай дам. Никому другому мой суп не готовить. Узнаю, голову оторву и скажу, что так и было. Все свободны.

   Полковник. Ну, точно кот, который миску сметаны сожрал. Похоже, главный клоун этого представления полковник. Ну, а моя какая роль?

   Подставной, из публики. Сейчас полковник залезет мне запазуху и вытащит, например, курицу. Это он так думает. Я думаю иначе. Он вытащит хорошую плюху. Плюхи у меня получаются красивые, много раз тренировался плюхи давать.

   Полковник влез:

   -Вы, видимо, Виктор Александрович, находитесь в затруднительном положении?

   -И в чём затруднение, господин полковник?

   Озадачился полковник. Чего-то пошло не по его сценарию? Блох бы тебе полковник ловить. Ну, видимо, ещё половишь. Потренировался бы с блохами, понял бы как в жизни планы составлять.

   Официант подносит счёт на блюдечке с голубой каёмочкой. Нет конечно. На серебряном подносе. Гляжу на счёт. Ничего экстраординарного. Но, сработаем по сценарию полковника:

   -Вы, что, господа! В суп бриллианты положили? Бриллианты я не заказывал. У меня своих мешками. (как ни странно, это правда)

   А полковник, прямо акула. Наживку заглотил. Он конечно думает, что наживка это я. А я думаю, не послать ли вместо меня пулю?

   Во внутреннем кармане пиджака портмоне, под левой мышкой пистолет. Сую руку за отворот и ещё не знаю, куда дальше, во внутренний карман или под мышку. Если бы полковник изображал леопарда с щупальцами, то я точно полез бы под мышку. А полковник, пока акула, пусть живёт.

   Ну, да ладно. В следующий раз под мышку руку протяну. Залезаю в карман, достаю бумажник, вынимаю денежку и отдаю официанту.

   Ну, полковник! Ай, да полковник. Он, наверно, так же подглядывал за девками в деревенском сортире. При его профессии надо быть невозмутимым.

   -Открываю у Вас кредит. Мне на счёт записывайте. Потом проверю. Если не будете воровать, при хорошем поведении, на чай достанется.

   Официант как будто ожидал чего-то другого. Но, спохватился, схватил денежки и убежал.

   На полковника жалко смотреть. Бывшая акула превратилась в амёбу. Но, пока размер амёбы с акулу. Может захватить сразу и целиком.

   Зову официанта:

   -Любезный, мне скучать придётся около часа. Чего-нибудь от скуки имеется?

   Официант уставился на полковника.

   -Любезный. Я к Вам обращаюсь, а не господин полковник. На меня смотрите. Официант то на меня, то на полковника смотрит:

   -Чего изволите, Ваше сиятельство?

   -Газеты у Вас имеются?

   Полковник ожил. Амёба превратилась в некоторое подобие дворняги. Ещё не знает то ли кусать, то ли лаять.

   -А как же, Ваше сиятельство, конечно.

   -Какую никакую свежую, а не с прошлогодними протухшими новостями.

   -Из свежих только иркутские, вчерась загружали.

   -Ну, давай, да в счёт запиши. Как счёт закончиться, я проверю и снова кредит дам.

   Графинчики на столе с чем-то прозрачным, в некоторых уже на донышке. Только инопланетяне думают, что в графинчиках вода.

   Выходит, вчерашние газеты у них свежие. Разбаловали меня на Земле. Как что плохо, сразу, через несколько минут сообщают. О хорошем ни разу не сообщали, наверное не было хорошего.

   В зале стало шумнее. Значит спало напряжение. Или к графинчикам поприкладывались и полепшало им. Подбежал официант и подал газету. Борода напротив зашевелилась. Это Трифон Степанович изволит говорить:

   -Виктор Александрович, Вы опять за своё. Мы с Вами поговорим, пока сидим. Вам скучно не будет. Люди в ресторан общаться ходят, а Вы за газету.

   -Чтож, Трифон Степанович, со всеми Вашими словами я согласен. Только гусь свинье не товарищ, так же как пеший конному, а пьяный трезвому.

   Полковник ожил:

   -Ну, так и Вы выпейте, любезный Виктор Александрович.

   -Виноват, господин полковник, натощак с утра не пьют даже лошади.

   -Какое утро? Виктор Александрович! Вы опять шутите. Вечер уже. Шесть часов пополудни. А Вы утро.

   -Ну, что же, Вы господа, видимо запамятовали. Я поднялся около трёх. Значит для меня утро. И потом, натощак пить это признак алкоголизма. Не находите? Господа задумались.

   Полковник пытается меня расшевелить:

   -Виктор Александрович, позвольте полюбопытствовать Вашими замечательными перстнями. Каким образом такие дорогие камни оказались у Вас? Наверное наследство?

   -Вы, господин полковник, наверное хотите, чтобы я вспомнил все известные руские поговорки. Извольте:

   -Любопытсво не порок, но большое свинство. Длинный язык вредит шее. Меньше знаешь крепче спишь. Враг подслушивает. Болтун находка для шпиона. И так далее, дорогой мой полковник. Вы документы мне не предъявляли, может Вы английский шпион? Есть у Вас справка, что Вы не английский шпион? Предъявите пожалуйста справку, а потом любопытствуйте. Рускому человеку ничего не жалко. Если докажете, что Вы русский, могу открыть кредит.

   Полковник замолчал. Обдумывает, чего я такого наговорил и не всё понял. Дремучие они. Надо родиться в век атома и электроники, чтобы понять меня. Или я недооцениваю местных прохиндеев?

   Капитан забеспокоился:

   -Я знаю уважаемого полковника по совместной службе. Он всю войну прослужил у меня на виду. Я в море, он на базе. И почему Вы опасаетесь его как английского шпиона? Скорее японского.

   Тут и полковник ожил:

   -Почему английского Виктор Александрович? Уважаемый.

   Прямо дети, ей богу. Нашли к чему зацепиться:

   -Да, какая разница господа, к слову пришлось, не надо цепляться к словам. Я понимаю Вы выпили, хочется поговорить, с удовольствием устроить скандал, бить посуду и ненавистные, свинячие английские рыла. Но, я то, ещё трезвый, господа. Мне рано разговаривать, уж тем более бить морды, если угодно японские.

   Полковник не отстаёт:

   -Нет, не увиливайте, Виктор Александрович, от ответа, извольте объяснить почему английского?

   -Прошу Вас господа, успокойтесь. Вы пьяны. Если не успокоитесь, вынужден просить пересадить меня за другой столик.

   -Официант!

   -Чего изволите, Ваше сиятельство?

   Молодец, службу знает и знает, кто деньги платит, тот и хозяин. Он уже распредилил прибыли по моему счёту.

   -Видетели, любезный! Господа слегка выпили и желают поскандалить по этому поводу. Я, как видете, ещё трезвый и скандалить не собираюсь. Пересадите, пожалуйста, меня за приличный столик, где пьяных не наблюдается.

   Зал опять затих. Желают насладиться каждым мгновением, да что там мгновением, мигом одним. Бедные они несчастные, сериалов про плачущих богатых не смотрели. Вот и приходиться питаться слухами, сочиняя подробности. А уж скандал, да ещё присутствовать на нём! Это, по ощущениям, примерно так же как присутствовать на матчах чемпионата мира на Земле.

   Официант не знает, что делать, куда бежать и что сказать. И опять смотрит на полковника.

   -Правильно смотрите любезный! Этот пьяница главный скандалист. Подумать только, негодяй представляется жандармским полковником. На станции надо полицию позвать, в железа мошенника.

   Если мне доведётся доехать до конечной точки маршрута, кстати, куда поезд путь держит? Вся прислуга одуреет.

   -Любезный, Вы собираетесь, хоть что нибудь предпринимать?

   -Ваше сиятельство, нет мест свободных.

   Повысим голос и дожмём полковника:

   -Вы хотите сказать, что я должен терпеть эту пьяную скотину? Если так, то за Ваш счёт любезный. Сколько заплатите за это?

   -Ваше сиятельство, я не понимаю, какие деньги?

   -Выходит мне нет места в поезде. Выходит из за этого мошенника я должен ехать в другом поезде?

   Вагон наслаждается. Бенефис главного героя. Поднимается ещё один с бородой, погонами и блестящими пуговицами. Полковник тоже встал.

   -Я прошу Вас успокоиться молодой человек. Указываемый Вами человек, действительно полковник жандармерии, корпуса его императорского величества.

   Да, ты борода тоже надрался. Ну, получите по полной:

   -Значит, Вы Ваше превосходительство отвечаете за скандал учинённый этим пьяным офицеришкой?

   Тыкаю пальцем в лицо полковника. Медленно подношу палец к лицу. Почему медленно? Полковник должен успеть среагировать. Полковник нажрался, время реакции две секунды. Если бы полковник был уголовником, то заехал мне в торец. Полковник интеллигент, значит отшатнётся. Я ему подножку подставил и слегка наклонил в нужную сторону.

   Как и ожидалось, полковник валиться на столик, стоящий сзади. Там сидит дама, комплекции соответствеющей полковнику, с кавалером. Напротив дамы сидят два казачиих офицера.

   Полковник удачно падает на столик между дамой и кавалером. Опрокинул графинчики, бокалы, фужеры. Зазвенела битая посуда. Оглушительный визг дамы. Кавалер, будучи в известном подпитии тоже начал вопить. Потому, что испорчен сюртук, репутация и вообще жизнь дала трещину.

   Я уселся на пол, залез под стол и громко говорю:

   -В морду его, в морду.

   Сильно бью барахтающегося полковника по щиколодке. Полковник завопил, замахал руками, стараясь ухватиться за что-нибудь. Как и ожидалось он сорвал с дамы то, что здесь называется платьем. Полетели блестящие брызги.

   Казачие офицеры, сидевшие за столикой оказались без дам. Как же, чёрная кость. Вся слава досталась морякам. А пехота и казаки серые. Дамы серым не благоволят. Казаки пытаются отшить дам у моряков. Но моряки и дамы против. Поэтому все недовольны казаками. Решил сыграть на этом и заорал:

   -Бейте казаков, они у дамы перстень украли.

   Через некоторое время, кроме воплей, полышались звуки ударов. Вопли ещё более усилились. Женский крик полный надежды:

   -Насилуют!

   Крик, правда, сразу прекратился, то ли насильник понял бесперспективность атаки, либо женщине понравилось и она ждёт продолжения.

   Душа радуется. Крики, вопли, звуки бьющейся посуды и ударов. А я, белый и пушистый зайчик, укрылся под ёлкой.

   Скандал то утихает, то снова разгорается. Я сижу под столиком и никуда не тороплюсь. Утащили полковника. Ушли соседи по купе. Публика интенсивно выходит из вагона, стараясь держаться подальше от действующих лиц и намереваясь, больше быть зрителями, чем актёрами. Наконец, действие прекратилось и последняя, рыдающая, по видимому, от восхищения, дама удалилась из вагона.

   Сразу засуетилась обслуга, намереваясь придать более приличный вид помещению. Пора и мне. Выбираюсь из под стола, нахожу не испачканый ни какими жидкостями стул и сажусь.

   Как надоели скульптуры! Официант пытавшийся мародёрничать и допивавший за господами не разлитое, увидев меня, застыл с бокалом, поднесённым ко рту. Чувствую, что критическая масса вот вот превысит предел. Похоже он не видел как я выбирался из под стола и моё появление напомнило о нечистой силе. Чтобы не усугублять спрашиваю:

   -Марадёрничаешь? Бог не фраер, он всё видит.

   -Не пошла.

   Сделал заключение я, когда из его горла полилось то, что он только что пытался проглотить. Официант убежал. Прислуга замедлила хаотические движения и проявилось некоторое подобие порядка.

   Постучал ложкой по бокалу. Нет реакции. Постучал снова. Наконец подбежал официант.

   -Любезный, где Вас черти носят? Подите узнайте у повара, готов мой суп или нет. И принесите свежую газету. Ту, что давеча дали, залили пивом и ещё какой-то дрянью. Счёт за залитую газету выставьте полковнику. Официант заинтересовано посмотрел на залитую помоями газету и умчался. Прибежал обратно:

   -Суп готов, Ваше сиятельство.

   -Ну.

   -Виноват, Ваше сиятельство.

   -Суп для кого готовили?

   -Для Вас, Ваше сиятельство.

   -Ну.

   -Виноват, Ваше сиятельство.

   -Наведи порядок на столе и неси суп. Понял?

   -Понял Ваше сиятельство.

   Наконец всё устроилось и я подношу ложку с супом ко рту. Напротив стола демонстрация. Прежняя троица из халдея, повара и официанта. Ещё несколько человек из обслуги. Не иначе официант всем рассказал, что я появился как чёрт из табакерки.

   -По какому поводу демонстрация?

   Халдей:

   -Ваше сиятельство?

   -Я спрашиваю чего столпились? Супа никогда не видели. Дегустировать собираетесь?

   Халдей зашевелился, разогнал обслугу и я остался в одиночестве.

   Спокойно доесть суп не дали. Открылась дверь и в ресторан зашла в меру голая дама. Я увидел её в зеркало, так и хочется сказать заднего вида. Небольшого росточка, одета не ярко, но чувствуется достаток.

   Так, если сейчас зайдут двое громил и начнут приставать к даме, это явная подстава полковника. Ты смотри молодец какой, получил столько плюх и ни как не успокоиться.

   Прислуга продолжает наводить порядок в ресторане. Официант подошёл к даме, она что-то сказала, видимо сделала заказ, с любопытством посмотрела на меня. Нет, не как дама ищущая спутника, а как удав на кролика. Хрен тебе пи-пи-пи. Если ты от полковника, то останешься жива и может быть, здорова. Если нет, то... Прямо, чего я так разошёлся. Время покажет.

   Через зеркала осматриваюсь сзади. На даму стараюсь не смотреть. Больше внимания обстановке и контролирую её руки.

   Доел суп. Постучал вилкой по фужеру. Бежит официант. Выражение глаз стало более осмысленным. Не зря выходил из ресторана. Полковник его проконсультировал. А если не полковник... Потрогал рукой пистолет под пиджаком. Не подведёт. Только, надо ещё что-нибудь из оружия присмотреть. Как я лопухнулся с перстнями! Подумал, вот она цивилизация. Вот тебе и цивилизация. Прирежут как курёнка.

   -На второе, что?

   Опять список на десять минут. Не стал дожидаться окончания речи и спросил:

   -Чего нибудь попроще имеется?

   -Чего изволите, Ваше сиятельство?

   -Картофель жареный приготовить можете?

   -Ваше сиятельство, я повара приглашу.

   Официант исчез. Через минуту бежит с поваром.

   Повар:

   -Чего изволите Ваше сиятельство?

   -Изволю. Изволю жареной картошки.

   Выжидательно смотрю на повара. Он мнётся:

   -Виноват Ваше сиятельство, это блюдо нам не знакомо.

   Дурдом. Прямо дурдом.

   -Дорогой мой! Масло подсолнечное имеете?

   Повар утвердительно кивает головой.

   -Имеется, Ваше сиятельство. Вы уже изволили...

   Прерываю повара:

   -Вы масло из той бутылки налейте на сковороду на дюйм. Разогрейте на огне. Затем порежте картошку ломтиками. Размер ломтика как красный камень или в два раза больше. Обжарьте до золотистого цвета. Посолите по вкусу. Понятно?

   Пока я говорил появился халдей и опять стал записывать. О, собрание сочинений хочет издать? Типа, Святого Петра у меня будет?

   Тут в мои мысли повар встрял:

   -Дык, Ваше сиятельство, это картофель фри!

   -Мне всё равно как это будет называться, только Вы сделайте как я Вас прошу.

   -Ваше сиятельство, это называется картофель фри.

   -Нет, любезный, Вы как картошку режете на картофель фри?

   -Известно как, ломтиками.

   -Нет, мой дорогой. Вы порежете как я сказал. Этот картофель называется "картофель короля"

   Как только появилось название повар успокоился. Другое название, значит блюдо готовить надо по другому.

   Обращаюсь к официанту:

   -Я заказал картофель короля. Принесёте картофель, поставите на стол блюдо и на ухо мне шёпотом скажете: картофель короля. Понятно?

   Официант посмотрел на меня, кивнул головой и сказал:

   -Понятно, Ваше сиятельство.

   Побежит к полковнику консультироваться. Чего полковник надумает по этому поводу?

   К картошке приготовьте нежирную рыбу жареную, в морковном подливе.

   -Сделаем, Ваше сиятельство, через полчаса будет готово. Интересно как. Уже два часа сижу и ещё не поел как следует. Они здесь жрут целый день без перерыва. Ну, бездельники. Телевизора нет, кино тоже. Что ещё делать, как не жрать друг дружку?

   Дама что поделывает? Не бросит ли в спину нож? Или всадит из револьвера шесть пуль. В игре называемой жизнью, выигрывает, кто раньше выхватит пистолет. Надо прикрыться газетой и проверить пистолет. Дама, судя по всему, профессионалка и малейшую небрежность сразу заметит. Пистолет в порядке.

   Почитаем газету. Посмотрим, что интересует местных господ. Разного рода объявления, на мой взгляд чересчур откровенные. Не умеют ещё завуалировано подать своё. Или ближе к скотине, ещё не очеловечились до такой степени, чтобы по интернету любовью заниматься.

   Ага, вот статья про Япов. Военный переворот. Это интересно. Убит некий генерал Товано Чиямо. Среди развалин найдены и опознаны трупы генерала, его дочерей и сына. Гадай теперь, всех положили или часть сбежала. А, если всех положили, то за что, не за моё ли дело? А те кто положили, не пойдут ли следом за мной?

   Даты посмотрим, когда убили? Не получили ли ребята сведения о гибели экспедиции и не месть ли это? Что ещё интересного? Вопли о конституции, демократии под угрозой и продажном режиме. Заказные статьи о пользе применения именно того чуда, за которое редактор получил взятку. Ну, всё как всегда.

   Подожди, подожди! Что писал Ицуба или как его? Погибнут все родственники, если камни не отдать белому воину? Если я белый воин, то порядок, а если нет? Если не я белый воин, то кому камни-то отдавать? Твою мать! Ладно успокоимся. О насущном подумаем, а если какой белый воин изъявит желание, то отдам нахрен камни, пусть только бумагу покажет, что он белый воин.

  

  

  

  

   -12-

  

  

  

  

  

  

   Пока я в ресторане, полковник прошерстит имущество. Кроме револьверов, сильно изношенных, ничего интересного не найдёт. Подниму скандал, по поводу того, что у меня украли сто тысяч денег. Пусть отплёвывается. Возвращать полковника деньги не заставят, а в отставку могут попросить.

   Что за звуки и шевеление в зеркале заднего вида? Наша дама, повидимому посчитав, что господин её не заметил, решила пошуршать юбками. Ой, платочек обронила, а никто на тебя корова не смотрит и не видит как ты платочек бросила на пол. Сигаретку достала. Официант подбегает прикурить несёт. Она отстраняет его, что-то шепчет и официант убегает, наверно на консультацию с полковником. Ножку на ножку забросила, все прелести напоказ. Прямо фокусница, вроде одета, а выглядит не то, что голой, а как бы наизнанку вывернутой. Значит, меня неопытного, сейчас соблазнять будут. Ню, ню.

   Прислуга невзначай удалилась. Дамочка спрашивает:

   -Молодой человек.

   Сижу не двигаясь и внимательно через зеркало наблюдаю, что делать будет. Только пальцем в ухе поковырял, посмотрел на палец, которым ковырял и облизнул. Даму передёрнуло. Дескать с какими извращенцами работать посылают. Громко повторяет:

   -Молодой человек!

   Этим же пальцем в другом ухе поковырял и внимательно разглядываю палец. И вид у меня такой, будто думаю, как бы палец половчее откусить. Хрен тебе, а не молодой человек. Лапу соси дура. Она в полголоса:

   -Глухой пень, дай до тебя добраться.

   И громко, почти кричит:

   -Молодой человек. Дайте даме прикурить!

   Ну, что, получай засранка:

   -Сама проститутка старая, не хрен орать. Я и в первый раз прекрасно слышал. Курить вредно.

   Дама не сразу, но изменилась в лице. До неё стал доходить смысл моих слов. Самым обидным для неё из того, что я сказал слово "старая".

   Она и прицепилась к этому слову:

   -Почему старая?

   Дескать со всеми словами согласна, я в Вашем распоряжении, но слово "старая", не потерплю.

   -Ты когда в зеркало последний раз смотрела?

   Кокетливо, дескать разговор удалось завязать:

   -А что, мо...

   Резко встаю. Не принесли мне второго, придётся уходить голодным. Не судьба нормально поесть. Подхожу к дамочке и ожидая от неё удара ногами ниже пояса, резко, с разворотом бью в торец.

   Дамочка успела среагировать, но с опазданием. В таких делах победитель тот, кто бьёт первым. Дамочка даже ножками сумела дёрнуть. Если бы я не ожидал удара могла попасть, ну сами знаете, куда такие дамочки целят.

   Спрашиваю:

   -Кто тебя послал?

   Ставлю дамочку раком и голову опускаю вниз, чтобы кровью не захлебнулась. Врезал ей хорошо. Координация движений и зрение у неё нарушены. Восстановятся не скоро. Но, слух у неё прекрасный. Слышит хорошо, но молчит. Сильна дамочка. Представляю как бы она меня потрошила.

   Слегка надавил и дамочка запела. Послал её некий Кавалец, глава боевого отряда социалистов революционеров. Промыщляет вымогательством и убийствами. Едет в одноместном купе. Работники вагона ресторана помогают в убийствах, повар, халдей, официант и буфетчик. Они не социалисты, а просто зарабатывают на жизнь. Прочая обслуга подобрана из тех и этих. Всего, вместе с ресторанными их восемь человек.

   Полковник подрабатывает вместе с Ковальцом. Главная его задача прикрывать от полиции. Пока проблем с полицией не возникало. Кавалец сказал полковнику, что я известный мошенник и камни фальшивка, приманка для дураков. Сам Ковалец решил проверить камни. Если подделка, отпустить, после того как дамочка угостит настойкой опия. Если подлинные, то узнать, где остальные камни.

   Сейчас сюда войдут ресторанные и лучше сдаться самому, потому как за неё, меня порвут на кусочки.

   Врезал дамочке ещё раз. Обыскал сумочку. В сумочке пузырёк и дамский револьвер. В револьвере пять зарядов.

   Вовремя я подсуетился. Открывается дверь и вламывается все четверо. Если бы их было трое, то можно было сказать, святая троица. А их четверо, значит нечистая четвёрка. Ошибся я. Думал через десять лет придут. А подиж ты, не стали ждать. Медленно приближаются. Халдей с железным тесаком для резки мяса впереди и пытается угрожать:

   -Слышь, барин, не балуй, а то хуже будет.

   Насколько бывает лучше уже наслушался и насмотрелся. Поэтому не стал разговаривать и вступать в поединки, а выстрелил четыре раза. Этого оказалось достаточно. Правда повар ещё шевелился, но хороший удар тесаком пригвоздил его к деревянному полу.

   Я восхитился, как удачно получилось. Четыре выстрела и четыре трупа, становлюсь профессионалом. Смотри ка как жизнь поломала. Быстро обыскал покойников. Револьвер 7,62, много денег, бумаги и ножны для тесака. Странно это, зачем для тесака ножны? Но, неважно, может тесак и не для резки мяса, а вообще тесак. Не иначе, ребята собирались смыться.

   Дамочка начинает приходить в себя, пытается сказать, что она дворянских кровей и с ней нельзя так обращаться.

   Когда убивала других, не спрашивала, есть среди них дворяне или нет. Прерываю монолог хорошей плюхой и отправляюсь из вагона. Ещё двое из банды числяться в обслуге. Находятся в соседнем вагоне вдвоём, в одном купе.

   Уже стемнело. Надо заметать следы, поэтому разливаю в ресторане спиртное и поджигаю. Наверняка сгорит ресторан и музыкальный вагон. Жалко салон вагон адмирала, но своя шкура дороже. Адмирала, я так думаю, успеют спасти. Перехожу в соседний вагон, подталкиваю впереди дамочку и при малейшей попытке сопротивления, ей приходится не сладко. На моё и дамочкино счастье в коридоре никого нет.

   Помурыжив дамочку, выясняю где купе нужных людей. Дамочка стучит в купе условным стуком. Дверь чуть чуть приоткрывается. Этого достаточно, чтобы просунуть ствол револьвера. Из за двери дважды стреляю и опять удачно. Чтобы быть уверенным в смерти постояльцев купе захожу и дорезаю бандитов тесаком. В коридоре шумно от стука колёс, поэтому выстрелов похоже не слышали.

   Сумрак помогает протащить ещё по одному вагону дамочку почти незаметно. В одном купе открыта дверь, но там мужики яростно режутся в карты и им не до нас. Наконец дверь в нужное купе. Спрашиваю у дамочки пришли мы к нужной двери или нет? Отвечает, что не ошиблась.

   Пробую открыть, дверь легко распахивается. Впереди себя толкаю дамочку, вламываюсь сам и закрываю двери. Дамочка свалилась на мужика. Они вместе барахтаются на диване и неразборчиво, что-то вопят. В другом случае я бы сказал, что-нибудь подходящее. Но, сейчас не до этого и бью мужика рукояткой револьвера по лицу. Он замолкает, но продолжает дёргаться. Ещё раз сильно поверяю мужика на прочность. У дамочки выясняю, почему была открыта дверь? Видимо, господин Кавалец ждёт полковника на совет.

   Обыскиваю мужика. Нахожу ещё один револьвер и кучу денег. На всякий случай обыскиваю дамочку. К моему глубочайшему удивлению нахожу спицу. Ещё более тщательно ощупываю мужика. Слава богу всё, у него больше ничего нет. Рассаживаю страдальцев рядом и придаю им более или менее допропорядочнуй вид. Конечно рожи у них страшные, но в сумерках на первый взгляд не увидишь, а второй раз взглянуть не дам.

   Шторы полузакрыть. Сумерки становяться более плотными и если эти два обормота не будут стонать, то можно поймать в капкан полковника. Есть несколько минут подумать.

   Официант бегал спрашивать полковника или революционера?

   Дамочка подтверждает, что революционера. Революционер как наш Ходорковский. Если революционер выпотрошил сотню другую человек на благо революции, это простительно. Разные присяжные прослушают про тяжёлое детство и глядишь отпустят на свободу, с богом. А, если не политический, то петли не избежать.

   Ну, наконец стук в дверь. Открываю дверь и сильно бью полковника револьвером по голове. Затаскиваю в купе. Выглянул, в коридоре никого. Правильно, не должен полковник афишировать связь с революционером. Трое сидят рядком на диване. Начинаю спрашивать, проводить очные ставки. Сначала пытаються показать какие они паны, но у меня нет присяжных заседателей и выясняется неприглядная картина.

   Я бы ещё побеседовал с друзьями разбойниками, но послышались крики "пожар", вопли, громкий, как выстрелы треск горящего вагона, что-то взрывается. Поезд начал замедлять ход. Перед полковником и Кавальцом ставлю задачу выбросить дамочку через окно. Так как целиком она в окно не пролезет, то надо разрезать на части и выкинуть частями. Друзья разбойники некоторое время пытались возражать, но у меня сильное средство убеждения в виде тесака и рукоятки револьвера.

   Угрожаю ребятам тесаком и предлагаю приступить к намеченному плану. И когда друзья собирались духом, чтобы задушить дамочку с целью, чтоб не дёргалась, когда будут резать, разрядил в них револьвер. Пришлось дамочку и других дорезать тесаком. К этому времени удалось выяснить, где друзья прятали награбленное.

   Как смог обтёр с себя следы крови. Взял небольшой чемодан, одел пальто Кавальца и его шляпу. Прихватил бумаги Ковальца и то, что было в карманах полковника. В карманы пальто положил пару револьверов и патроны к ним.

   Выглянул из купе. В коридоре никого нет, все выскочили из вагона. Поезд стоит и последние пассажиры в панике выпрыгивают. Ну, чтож. И мне пора.

   Смотрю из тамбура. Насыпи почти нет. В полусумраке бегают, кричат и зачем-то суетяться люди. Проводников не видно. То ли они первые повыпрыгивали из вагонов, то ли где-то совещаются. В совещание проводников, конечно не верю, но чем тогда объяснить их исчезновение?

   С чемоданом Ковальца в руке, в пальто и шляпе бегу вдоль состава к своему вагону. Бежать неудобно, приходится придерживать свободной рукой тесак, чтобы не вывалился из под пальто. Почему не оставил в купе? Непонятно. Может думал, что пригодиться ещё? Если это так, то не становлюсь ли я похожим на тех леопардоосминогов?

   Рядом с вагоном, в котором осталась дамочка занимается огнём очередной вагон. Никто даже не пытался расцепить вагоны как в известном фильме, с такими замечательными героями. Загорелся музыкальный вагон. Из адмиральского вагона салона выбрасывают вещи. Правильно делают, ночевать, придётся в тайге. Невдалеке услышал звучный голос адмирала, утверждавшего, что поджёг организован английскими и японскими шпионами с целью покушения на его особу. Около моего вагона никого нет. Все куда-то подевались. Может разместились под ёлками, откуда доносятся крики? Заскакиваю в купе. Мои вещи как и вещи полковника остались на месте.

   Я вытащил и свои, и полковничьи чемоданы. Отнёс подальше от вагона и бросил под свободную ёлку. Рядом ещё несколько будующих погорельцев возятся с чемоданами. Побежал ещё раз за одеялами и матрасами. Все одеяла и матрасы из купе положил на чемоданы. Вагон, в котором осталась дамочка, уже горит. Предложил семейству, располагавшемуся под соседней ёлкой ещё раз сходить к вагону и вытащить от туда всё, что может пригодиться. Несколько офицеров и штатских побежали к вагону и стали выбрасывать из разбитых окон матрацы, одеяла, выламывать диваны и относить под ёлки. Когда успели разбить окна? Прямо чудо какое-то.

   Опять появились новые заботы. В родной деревне Кавальца запрятаны миллионы награбленных на нужды партии денег. Почему он не отдал деньги партии осталось не известным. Но, я деньги партии отдавать не собираюсь. Придётся ехать за ними на Украину.

   Подсчитать убытки и доходы. В деньгах я выиграл. Мои деньги в чемодане полковник не тронул, не понятно почему. Может боялся щарить в присутствии других? Но, мне это только на пользу. К своим деньгам добавил честно заработанные в сегодняшней бойне. Стало больше моя безопасность или нет? Не знаю. Будет следствие о пожаре. Как объяснить, где я столько времени пропадал, когда на допросе спросят?

   Надо продумать, что говорить. Мои показания не должны отличаться от других ни на йоту. Правда, в таких случаях свидетели дают не информацию, а чёрти что. Поэтому, мне тоже толком ничего не говорить. Слегка выпил, а что дальше? Ну, пристала дамочка. Какая? Наверно красивая. Выпили. Очнулся, купе, вышел, вагон пустой. Выбежал из вагона, пошёл искать вещи и нашёл. Свои вещи надо спутать с полковничьими. Если что, пусть прихватят на этом. Забыл, дескать, отдать полковничьи вещи.

   В бумагах Ковальца нашёл документы ограбленного и убитого паренька, сироты, ехавшего устраиваться в университет на железнодорожный факультет и что подходит больше всего, дворянина. Хоть общество в стране либеральное, но к дворянам относятся совсем иначе, чем к крестьянам. Бумаги толком посмотреть не успел, но завтра, если будет время, надо подробно изучить. Бумаги убитых революционеров, которые приготовил ранее, запрятать подальше. Может пригодяться.

   Люди разбирают оставшиеся вещи, одевают всё, что есть тёплого. Ночами холодно. Догорает последний вагон. Раскладываю поудобнее чемоданы, кладу четыре матраца один на один, достаю тёплые вещи, одеваю и укрываюсь четырьмя одеялами. Делиться с народом своим достоянием не хочется. Никто не озаботился моей судьбой, когда я бегал вдоль вагонов. Никто не спросил, нужна ли мне помощь. Все озаботились спасением своего барахла и на меня наплевали. Ну, и я наплюю.

   Послышался волчий вопль, страхом забирающийся под все одеяла. Ещё и ещё. Спать ночью не придётся. Вокруг закричали и заголосили мужские, женские и детские голоса. Придётся готовить оружие. Достал револьверы. Выбрал пару наиболее надёжных. Нашёл пальто и одел. Где-то в чемодане полковника видел портупею. Одел портупею на пальто, подвесил тесак в ножнах и кобуру с револьвером на портупею. Переложил в карманы пальто по револьверу. Все патроны к револьверам, около двухсот штук сложил в пальто Кавальца и сделал что-то напоминающее узел.

   Вдоль насыпи бежит мужик, наверно военный и кричит:

   -Господа офицеры к адмиралу! Господа офицеры к адмиралу!

   На насыпь забирается несколько человек, чего-то возбуждённо говорят и уходят по насыпи к адмиралу. Через некоторе время возвращаются и кричат о том, что надо собираться всем вместе, а то порвут волки. Совсем адмирал не соображает в таёжных делах. Волки к такому количеству людей не полезут. Я провёл в тайге столько времени и не видел ни одного волка.

   Воют не волки, почему-то у меня такое убеждение. Вой похожий на волчий. Зачем эти не волки пришли? Не похожи ли не волки на леопардоосминогов?

   Перетаскиваю вещи частями к тому месту, где все собираются. Офицеры, перетащив семьи, помогают другим и мне в том числе, добраться до кучи народа.

   Пробираюсь к адмиралу и интересуюсь наличием оружия и патронов. Адмирал высказался в том смысле, что всякие штатские идиоты шастают и мешают стратегически мыслить. Несколько офицеров схватили за шкирку и пытаются выкинуть из ближайшего к адмиралу круга. На что спокойно сказал, что у меня три револьвера и две сотни патронов к ним. Некоторые, самые хваткие, потянулись к кобуре с револьвером и тесаку. Закономерно получили по сопатке, а чтобы не было дальнейших иллюзий на мой счёт, вытащил револьвер и взвёл курок.

   Господа офицеры, получившие свою порцию, пытались, что-то вопить. Пресёк ненужные вопли выстрелом в верх. После того как относительная тишина восстановилась, предложил конструктивно обсудить создавшееся положение. Хотя по растеряным лицам, на которые падал отсвет костра, было понятно, что меня не совсем уразумели, но общую суть уловили.

   Высказал диспозицию в том смысле, что это не волчий вой. Скорее это люди имитируют волчий вой. Дескать, я долго жил в тайге и не спутатаю волчий вой с чем-то другим. По всей видимости, люди собираются в стаю и воем предупреждают друг друга о местонахождении. Так разбойники поступают, когда готовяться напасть на путников. Волчий вой пугает противника и помогает разбойникам определиться со своим расположением.

   По моему мнению, к нам движется банда разбойников для грабежа. Чтобы избежать ограбления и последующего убийства рекомендую господам офицерам, пока есть время, устроить завалы из деревьев, чтобы к нам невозможно подобраться. Наверняка, у проводников были топорики для рубки дров. Надо их найти, в смысле проводников. Пусть топориками валят ближайшие деревья. Позицию выбрать, чтобы в тылу была хоть небольшая, но насыпь, со сгоревшими вагонами. Под вагоны набросать срубленных елок, чтобы к нам не могли подобраться. Оставить тылу не менее десятка вооружённых офицеров.

   Стали подсчитывать сколько народа есть в распоряжении адмирала. Всего около трёхсот человек, из них более ста пятидесяти офицеров. В основном морских, есть пехота и казаки. Все вооружены револьверами и у многих шашки. Запасы патронов тоже подходящие. Почти у каждого в чемодане револьвер с сотней патронов, а то и больш. Мне делиться оружием ни с кем не пришлось. Офицеры поперепиравшись, распределили оружие и толпа медленно стала превращаться в организованное стадо.

   Адмирал отдал распоряжения и те, у кого были шашки, около тридцати пехотных офицеров и казакков, пошли валить ёлки. Остальные устраивают завалы.

   Громко зарыдала, а затем и завопила какая-то дама о том, что нас убьют. Кавалер пытался её успокоить, но она вопит всё громче.

   Применил радикальные меры. Нет, не укоротил на голову как хотелось, а просто дал по морде. Оказывается удар по морде дамочек успокаивает. Кто-то из дам пытался повторить вопли первой леди, но то ли кавалеры оказались более опытными, то ли дамочки услышали звуки оплеух и поняли как успокаивают истеричек, но вскоре в лагере стало тихо.

   После нескольких минут покоя, когда не слышно было дамских воплей, вновь раздался волчий вой, но уже совсем близко. Ну и ночка, подумалось мне, то бабы воют, то хрен знает кто, может быть даже леопардоосьминоги. И что интересно, я эту кашу заварил, волки или леопардоосьминоги воют, а спокоен как камень на пляже. Что хочешь с ним делай, а он даже не пошевелиться.

   Новые волчьи вопли заставили пехотных махать шашками энергичнее, дело рубки ёлок ускорилось. Перед лагерем образовалась полоса свободная от елей, зажгли костры на окраине леса. Теперь незаметно к лагерю подобраться невозможно. Адмирал расхаживает среди суетящихся офицеров, даёт короткие распоряжения и пытается разглядеть, что-нибудь в тылу, за вагонами. Несколько штатских оторвали от вагонов жележки и готовятся, при необходимости, использовать их как оружие. Штатские сумели организоваться и наверно имеют револьверы. Судя по поездной банде, времена на железной дороге суровые и без нагана простому человеку неуютно.

   Волчий вой послышался совсем рядом. Если судить по вытянувшимся лицам, никто из присутствующих в волков не верит. Адмирал приказал зайти внутрь ограды, сооружённой из срубленных елей. Для пули ограда не препятствие, но загораживает людей от стрелка. Впрочем как ёлки в лесу загораживают тех, кто будет в нас стрелять. Если конечно будут.

   Несколько костров оставленных за оградой освещали очищенную от елей полосу леса мерцающим светом.

   Адмирал, не дожидаясь атаки неведомого противника, приказал десятку офицеров стрелять в кромку леса. Видимо, удалось что-то разглядеть, скорее услышать.

   В ответ послышался волчий вой и из леса выбежали десятка два теней. Все начали стрелять. Наверно, мало кто сумел попасть, но часть пуль всё же нашла цель. Полторы сотни револьверов легко справились с двумя десятками волков.

   Наконец стрельба прекратилась. Адмирал послал офицеров, успевших перезарядить револьверы добить тех, кто ещё шевелится. Я вместе со всеми не стрелял, а в большей степени контролировал тыл. Офицеры, которых оставили в тылу оказались на высоте. Никто не побежал смотреть, что там за стрельба и даже не сильно интересовались, что у них за спиной. Просто выполняли свою задачу. Такие офицеры многого стоят.

   Я тоже сходил за ограду посмотреть. В левой руке револьвер, в другой тесак. Офицеры молча ходят между тушами и изредка стреляют, чаще бьют кортиками, а у кого есть, саблями. Внёс свой вклад и тесаком ткнул волка, казалось ещё шевелящегося. Живучие твари. Но меня поразило то, что в какой-то момент волчья морда стала походить на человеческое лицо как на леопардоосминогах. Прошёлся по прогалине и почти каждый раз, когда тыкал тесаком в тушу создавалось ощущение, что волки ещё живы. Прошёлся ещё и ещё раз.

   Довольные тем, что атаку отбили без потерь, офицеры повеселели, но смешки и возгласы нервные, что-то не так в офицерском веселье. Нет шумных возгласов и споров о том, кто сколько убил волков, на лицах проступает как бы смущение за убийства.

   Не знаю, но наверно, тот кто послал волков в атаку не думал, что всё кончится полным истреблением. То ли абсолютное соотношение потерь его смутило, то ли ещё что, но больше атак не было. А в том, что кто-то послал волков на смерть, я не сомневался.

   Люди постепенно успокаиваются, часть легла отдыхать, самые стойкие, видимо, бывавшие в окопах, смогли заснуть. Ну и я лёг отдохнуть, незаметно заснул.

   Вчера зарезал столько народа, а проснулся в пять часов утра. Сны опять беспокойные. Что-то сделал не так. Хочется есть. У меня в чемоданах только барахло. Посмотрим в чемоданах полковника.

   Консервы. Откроем баночку ножиком, оставшимся ещё с прошлой жизни. Надо же, прошло всего ничего времени, а уже прошлая жизнь. Неплохие консервы. Что ещё у полковника есть? Опять револьвер и патроны. В карман и то и другое. Деньги, помародёрничаем. Полковнику деньги не к чему. Немало он заработал неправедными трудами. Сколько же у меня револьверов? Четыре. Откуда четыре? Совершенно не помню.

   Ещё импортную баночку открыть. Тушёнка. Зачем полковнику импортную тушёнку покупать, наши коровы что ли не из мяса? Эстет полковник, был. Оказывается меня за мошенника принял, который в стеснительных обстоятельствах, якобы, продаёт драгоценности, задёшево. Воистину глупость человеческая беспредельна. Опытный человек, должен был догадаться, что голову морочат. Но, захотел показать какой крутой, вот и довыёживался.

   Надо поосторожней быть. Чёрт его знает, может ещё кто из их шайки орудует. Утренние дела сделаем и вперёд по кукурузе за приключениями. Кто за кустиками бедствует? Ага, морской сфицер и его благоверная, детей не видно. Прижались друг к дружке, укутались барахлом и сидят на чемоданах. Вытащить матрацы и одеяла из вагона ума не хватило. Городские тупицы.

   Костёр надо разжечь и оружие приготовить, мало ли кто на огонёк захочет пожаловать. Чемоданы и матрасы сложим акуратно в стопку, а то этот же офицерик с дамочкой утащат добро, нажитое непосильным трудом. Хотя, скоро помощь должна подойти.

   Костёр разгорелся, смотри ка, морячёк ожил, подбирается.

   -Разрешите обогреться у Вашего костра, не знаю как к Вам обратиться.

   -Да никак не обращайтесь господин моряк, просто перебирайтесь к костру без церемоний, обогреемся. Может и перекусим, чем бог дал. У Вас там ничего съедобного не найдётся?

   -Не знаю, может в чемоданах что-то и есть, надо посмотреть. Только Вы уж представьтесь как-нибудь, а то неудобно ей богу.

   -Пожалуйста, мне ничуть не жалко, я, Виктор Александрович, штатский, не обученный, вообщем шпак...

   Вот тебе и плюха! Чуть не влип. Я же говорил моё имя и отчество! Господи как же я забыл! В документах от революционеров, что приготовил для себя, ни Фамилии не помню, ни имени отчества. А в новых бумажках, убитого паренька, я и есть Виктор Александрович. Вот и не верь после этого в господа нашего бога! Хочется материться, но после того как уверовал в бога, ни ни.

   -Эсен, Владимир Петрович, капитан второго ранга, а это супруга моя, Лидия Семёновна.

   -Очень приятно, Лидия Семёновна, рад Вас приветствовать в нашем скромном обществе. Не желаете ли обогреться, я вот одеяло захватил из вагона.

   Протягиваю Лидии Семёновне одеяло из моих запасов. Бедные они, ночью мёрзли. Лидия Семёновна глянула на мужа и мне почудилось отнюдь не смирение во взоре, скорее буря возмущения на неумеху мужа, неудосужившего сделать простые вещи как-то: разжечь костёр и украсть из вагона одеяла.

   Помогаю кавторангу притащить чемоданы к костру, усадить Лидию Семёновну. Надо ненадолго отлучиться, для создания приемлимой атмосферы для Лидии Семёновны. Ей надо облегчиться как в духовном плане, так и в физическом.

   -Виноват, господин капитан. Посмотрите за вещами, как бы их не спёрли разбойники.

   Я говорю разбойники, а имею ввиду других замёрзших капитанов и их спутниц.

   -Я, господин капитан схожу, разыщу адмирала, боюсь, придётся отражать нападение разбойников.

   -Какие разбойники? Виктор Александрович, вы начитались приключенческих книг сочинителя Купера. В природе никаких разбойников не бывает, это всё выдумки.

   Да, тебя бы на моё место. Пошастал бы по тайге с моё, а потом вякал. Но, не будем спорить.

   -Кто же поджёг поезд? Господин капитан, ведь ни Вы, ни я не заинтересованы в поджоге. Кому выгодно? Если не разбойники, то кто? И советую держать оружие наготове, если оно у Вас, конечно, имеется. С волками справились, я думаю и с разбойниками справимся.

   Оказывается кавторанг участвовал в отбивании атаки безумных волков, у которых не было ни какого шанса. Господин кавторанг даже расстрелял все патроны из револьвера и выходил добивать волков за ограду кортиком. Я посоветовал кавторангу посмотреть заряжен револьвер или нет. Господин кавторанг смутился и принялся чистить револьвер.

   Озадачив кавторанга и напугав в меру его супружницу, до конца не поверившую в разбойников, отправляюсь на поиски адмирала. Иду вдоль путей и выкрикиваю:

   -Господин адмирал!

   После нескольких воплей, слышу отклик, не слишком одобрительный. Подхожу к небольшому костру и вижу офицеров, и пехотных тоже. В центре у костра, сидит нахохлившийся адмирал. Без всякой преамбулы говорю:

   -Чего Вы господа расселись. А если разбойники нападут, кто будет защищаться?

   На этот раз ругани не слышно, только кто-то из офицеров говорит:

   -Штрафирка дело говорит.

   Адмирал, как мне показалось, выругался про себя, а вслух сказал:

   -Нутес, господин главнокомандующий, какие ещё будут распоряжения. Вы вчера уверяли нас, что это не волки воют.

   -Я и сейчас это утверждаю. Достаточно пойти и посмотреть на Ваших волков за оградой.

   Адмирал не стал спорить и попросил офицеров осмотреть место вчерашнего побоища. Туш убиенных волков на месте не оказалось. Пара офицеров побежала докладывать об этом странном факте адмиралу. Все остальные приготовили револьверы и выставили их в сторону леса. Через некоторое время прибежали ещё десятка полтора офицеров, причём не менее десятка пехотных с шашками. Выстроившись в ряд и поставив назад пехотных, запретив им доставать револьверы, чтобы случайно не стрельнули в спину и наказав в случае чего орудовать только шашками, тронулись в лес.

   Я плёлся позади. Пройдя не больше сотни метров по лесу офицеры стали смещаться и пошли вдоль нашего лагеря. Восемь офицеров с двухстволками прикрывали левый фланг обращённый к лесу. Оказывается у нас есть дробовики, подумалось мне. Вчера их не было видно. Прочесав лес, вдоль огороженного места, часть офицеров отправилась в лагерь, а восемь человек с дробовиками остались по центру лагеря на кромке вырубленного леса.

   Подошли ещё офицеры и штатские. Принесли три двухручные пилы. По двое стали пилить ели. После каждого спиленого дерева люди меняются. Не занятые относят ели к лагерю и укладывают в ограду. Расчистив площадку перед лагерем от леса, вернулись в лагерь. Сзади нас прикрывали офицеры с двухстволками.

   Вся команда расположилась на отдых, а пилы и двухстволки взяла другая группа офицеров, которые пошли за насыпь, очищать свободное пространство для обзора. Часть елей засовывали под сгоревшие вагоны, часть устанавливали в вагоны, видимо намереваясь устроить места для отдыха.

   Часам к двенадцати послышался звук приближающегося поезда. Прибыли восстановительные бригады, но никакого состава для спасения пассажиров нет. Адмирал пошёл ругаться, часть пассажиров с детьми удалось усадить на поезд и отправить в город. Остальные стали дожидаться следующего состава. Наконец, часам к шести вечера, прибыл состав из грузовых вагонов, хорошо что с крышей. Офицеры, матерясь в полголоса, уселись в вагоны. Погрузили всех. Адмирал настоял, чтобы усиленные дозоры обошли ещё раз загаженое стойбище для проверки, не остался ли кто незамеченным.

   Наконец и мы отбыли. Я оказался в вагоне с двумя казачими офицерами, которых изрядно помяли в драке, спровоцированной мной в ресторане. Офицеры разговаривли конечно о пожаре. Устроившись на чемоданах, поделился с офицерами парой матрасов. Как оказалось, многие из присутствующих тоже не постеснялись обчистить вагоны, тем более, что всё должно было сгореть.

   Казаки не сумели сориентироваться вовремя, но это обстоятельство их не сколько не огорчило. На войне и в жизни, им приходилось в отрыве от тепла и уюта ночевать в поле, и лесу. В лесу даже лучше. Как объяснили казаки, в лесу можно жечь огонь и никто не увидит за деревьями пламя и искры. В поле же, даже небольшой костёр выдаёт присутствие людей.

   После многочасового движения, поезд остановился на разъезде. Удалось облегчить душу матом и от продуктов выделения организма. Матом облегчались потому, что нас никто не ждал,-ни кормёжки, ни тёплых вещей. Да где их взять, даже если какой чиновник пожелает помочь?

   Я залез в чемодан полковника и поделился с казаками остатками консервов. Казаки оценили консервы, но не жест помощи, заплатив по цене ресторана. Я не возражал.

   Ещё дважды останавливались на разъездах, пока не подъехали вокзалу. На вокзале даже не оказалось надписи с названием города. По моему, это Чита. Номера в привокзальной гостинице разобрали и мне, вместе с чемоданами, пришлось сидеть на переполненом вокзале.

   Поинтересовался у железнодоржника ближайшим отходящим поездом на Москву или Петербург. Железнодорожник назвал примерное время прибытия поезда. Но, сказал он, билетов в кассе нет. Мне не нужны билеты, ответил я. Мне нужно уехать отсюда и спросил сколько это будет стоить. Железнодорожник подумал, почесал маковку и мы сошлись на десятке, после того как он доставит мои вещи в купе.

   Просидел несколько часов и употребил немного чаю и булочек. По вокзалу ходили предпреимчивые бабы, продавали съестное и приглашали на постой. Многие разъехались. Осталсь только те, кто намеривался попытать счастья и уехать на ближайшем поезде. Наконец, прибыл поезд, все заорали и задёргались. Появился мужик в железнодорожной форме и завопил, что всех отправят специальным поездом, который вот, вот сформируют в тупике. Конечно, никто не верил, но делать нечего, многие не смогли разместиться в проходящем поезде и остались сидеть на чемоданах.

  

  

  

  

  

  

  

   -13-

  

  

  

  

  

  

  

   Появился железнодорожник, привёл носильщика и я, вместе с чемоданами, оказался в поезде, в одноместном купе, да ещё и с душем, туалетом и маленьким помещением для багажа. Когда формальности были улажены, имеется ввиду, что я раздал некоторое количество денег желающим их получить, все ушли и поезд тронулся.

   Не успел привести вещи в порядок, заявился проводник и пригласил обедать. Обед в шесть вечера. Отказался и спросил, что с душем? Как здесь принимают душ? Проводник, добрая душа, заявил, что надо заплатить за подогрев воды, а если нет, то можно мыться холодной без ограничения. Заплатил за подогрев, попросил через час принести обед, причём не просто обед, а обед на заказ.

   Помылся, переоделся в чистое и когда проводник принёс обед, отобедал. Нормально и досыта ел неведомо когда. Не успел расслабиться, пришёл проводник, забрал грязную посуду. Я закрыл дверь и заснул. Проснулся в четыре утра.

   Это и понятно, перстни я предусмотрительно спрятал во внутренний карман пиджака и они не видели ни света, ни людей. Когда перстни лежат кармане я просыпаюсь в четыре утра, сплю плохо и сны сняться беспокойные. Но рисковать и красоваться перстнями в тех, можно сказать боевых, условиях побоялся. Кроме того, за целый день, пока добирались до Читы, никого не зарезал и не избил. За что спрашивается мне хорошие сны?

   Захотелось есть, пошёл и разбудил проводника. Проводник налил чаю, дал бутербродов с сыром. Красота! Сколько лет я не ел сыра? В прошлой жизни ел! Теперь займусь легендой. Молодой человек едет либо в Москву, либо в Петербург учиться. Петербург здесь говорят как-то иначе. Не зря железнодорожник на меня косился. Вырос я в деревне. Папа? Папа ссыльный дворянин. Нет, не политический. Судя по документам, карточный шуллер. Мама как водится, крестьянка. Папа умер. В справке написано невнятно, от естественных причин. Видимо обещал жениться, да пытался бежать, его естественно уконтропупили.

   Дата смерти папы через месяц после свадьбы, в общем тёмное дело. Учился, мама вышла замуж во второй раз и уехала. Я остался с дедом. Когда дед умер, я оприходовал наследство и поехал учиться.

   Ощущение давно не испытываемого покоя нарушил урод проводник, приглашает к завтраку. Сказал, чтобы завтрак принесли в купе. Спросил, кто может постирать грязное и где приобрести новую одежду? Насчёт постирушки вопрос решился сразу, а вот за новым надо выходить из вагона, когда будем долго стоять. Решил обойтись без нового. Позавтракал и стал разбираться с чемоданами.

   Многие из полковничих и Канавальца вещей оставил на пожаре. Часть компрометирующего сжёг или выбросил. Теперь же заанялся более подробным изучением вещей и чемоданов, доставшихся в наследство. Кроме зашитых в обшивку бриллиантов ничего стоящего не обнаружил. Бриллианты не стал доставать и даже не разглядывал. Нащупал камешки и пусть себе леж

   Рассмотрел камни на перстнях. Рубин как бы стал меньше. Раньше он плотно удерживался лапками. Опа, я только сейчас обратил внимание, что лапок перстня, которыми он держит камень, восемь. Внимательно разглядел лапки и пришёл к выводу, что камень уменьшается. Лапки были длиннее и чтобы они не стали слишком большими их изогнули.

   Не модернизировать ли перстни? Рубин прекрасная основа для излучателя. Для того, чтобы сделать из рубина излучатель его надо покрыть тонким слоем сернокислого натрия. Получить сернокислый натрий просто. Поваренную соль высыпать в кипящую серную кислоту. Когда килота остынет, слить и что останется на дне платиновой чашки и есть сернокислый натрий. Теперь налить в чашу дистилированной воды и вскипятить для удаления остатков кислоты. После чего налить немного этилового спирта и в раствор окунуть рубин. Рубин погроется зеркальной полупрозрачной плёнкой. Если в перстень встроить микросветодиод и подать напряжение, рубин будет время от времени излучать свет. Надо только подобрать правильно параметры для того, чтобы излучение оказывало впечатление на публику.

   Заняться скуки ради? А, пожалуй, сделаю для интереса. Может рубин перестанет усыхать.

   При очередном визите проводника спросил, возможно ли приобрести необходимые для работы компоненты. Проводник сказал, что можно заказать по телеграфу. Насчёт платиновой чашки ничего определённого сказать не может. Пилить мне осталось не так много, до Москвы подожду. Спросил и насчёт музыкальных инструментов, что-нибудь вроде гитары, у них имеется? Проводник ответил, что в музыкальном вагоне есть, но пользоваться гитарой можно только там.

   Таскаться в музыкальный вагон и слушать как скрипят пассажиры у меня никакого желания. Поэтому, договорился с проводником за некую мзду, что принесёт гитару, а если кто потребует гитару, то придётся отдать. Но, это будет не так часто, потому, что гитар две, а желающих играть ни одного. Ну и правильно, на гитаре, насколько я помню, надо брямкать по струнам и получается одинаковый мотив для всех песен. Мне ничего другого не надо. Привык я к тому, что музыка в пошлой жизни с утра и до вечера одолевала или даже в позапрошлой? А здесь, только перстук колёс.

   Пришёл проводник и принёс гитару. Я отдал вещи в постирку и починку, а сам занялся музыкальным оформлением своего существования. Только принялся напевать знакомые песни, опять стук в дверь. Хочется прибить проводника, но, успокаиваю себя тем, что он на работе.

   Открываю, время пролетело незаметно и уже пора вечерять как заявил проводник. Вместе с проводником перед купе топталась некая дама. Я заказал проводнику ужин и попытался закрыть дверь, дама заверещала. Она пришла, чтобы пригласить меня участвовать в любительских выступлениях.

   Я посмотрел на проводника, теперь заверещал он. Дескать, он не причём, дама случайно узнала о том, что я играю на гитаре и решила самолично пригласить на музыкальный вечер. Потребовал с проводника десятку за беспокойство.

   Проводник возражает и опять утверждает, что не причём. Я резонно говорю, если мне чего-то надо, то плачу деньги. Дама не переставая верещит о чём-то совершенно своём.

   Развернул проводника вдоль коридора и отправил в полёт хорошим пенделем. Дама заверещала ещё громче. Выбить из дамы монеты за беспокойство постеснялся и как показали дальнейшие события зря.

   Только, только приступил к обдумыванию следующей песни как опять стучат. Убью, подумал кровожадно, когда открыл дверь, то увидел проводника. Хотел давить его и только потом понял, что он принёс ужин. Позади проводника верещала группа дам разной наружности. На этот раз проводник не получил чаевых и уныло отвернулся. Я закрыл дверь и подолжил музыцировать, не слушая вопли за дверью.

   Несколько раз слышал стук в дверь, но выдерживал характер и не открывал. По совести говоря не открывал потому, что боялся кого-нибудь прибить, уж очень достали вопли. Хорошо ещё и то, что стук колёс заглушает шум из коридора. Чего они прицепились? Чёрта ли им надо?

   Наутро пронулся полпятого. Тишина, конечно относительная. Я имею ввиду, что воплей из коридора не слышно, а что колёса стучат, так это дембель домой едет, такой стук колёс в радость.

   Надо разобраться со снами. Вчера целый день не открывал дверь и не выходил из купе. Никого не зарезал, меня правда, целый день пытались достать дуры из коридора. И что, я проснулся полпятого. А, когда замочил целую деревню, во сколько я проснулся на следующее утро? Не помню. В шесть утра вставал, когда я делал что? Опять не помню. Не зависит ли время утреннего подъёма от разных обстоятельств? Например, пока не было камней, я просыпался в четыре. Потом, когда камни появились стал вставать в пять. Когда вставал в шесть, что я тогда делал?

   Наверно вставал в шесть после деревни. Что-то я стал забывчивым очень. Надо подобрать статистику просыпаний. Что я вчера делал? Пел песни под гитару. Камни где были? В кармане, в мешочке. Сегодня достану камни и одену на пальцы. Посмотрим, во сколько проснусь завтра.

   Очень странно всё. Например усыхающий рубин. Не должны же рубины высыхать. А эти, которые похожи на волков. Никого не удивило нападение, все восприняли как волков. Зачем тогда пошли добивать шашками и саблями? Не потому ли, что на некоторых шашках и саблях серебрянная насечка? До того как я волков порезал, камни не усыхали или я ошибаюсь?

   А чем я добивал волков? Тесаком! Надо разобраться с тесаком. Хорошая сталь, крепкие ножны. Когда первый раз увидел тесак, показалось лезвие железным, каким-то тёмным. А сейчас, блестящее лезвие с матовым отливом. Тогда показалось или сейчас кажется?

   Несуразные ножны. Надо внимательнее их рассмотреть. Зачем кухонному тесаку ножны? Великоваты ножны для тесака. Внутри ещё можно ножны спрятать, но это потом.

   Сейчас разобраться с проводником. Опять зараза царапается в дверь. Как он вчера, сукин сын, меня продал? Чего на этот раз приплёлся? Если привёл бабу, пусть не обижается.

   Завтрак? Прошло больше пяти часов с тех пор как я проснулся. Ну, неси, сукин сын, завтрак. Только смотри, если ещё раз придёшь с бабой не обижайся. Разобрался с завтраком и сказал, чтобы до завтрашнего утра не беспокоили. Если захочу есть, проинформирую сам. Что? Этот сукин сын намекает, что придётся отбиваться от непрошенных гостей, которые обещали сегодня прийти! Что за уроды? Я оскорбил дам и они намерены прийти, чтобы вызвать на дуэль, а если не соглашусь, то про отказ объявят через газеты? Кто такие? Адвокаты!

   Чего уродам надо? Может намекают, что я молодой и неопытный испугаюсь, и откажусь от дуэли, а в газетах напечатают, какие они храбрые, да ещё и бесплатная реклама. Опять дурацкий вопрос: что делать? Перерезать мерзавцев как курей? Набить морду и выкинуть из поезда? Пожалуй засудят. Забудут, что собирались вызвать на дуэль и засудят.

   Может заработать на этих дураках денег? Сколько денег у меня? Даже не считал. Три чемодана. Нахрена мне столько? А тут ещё куча бумажек просится к кошелёк. Прямо обалдеть можно.

   Говорю проводнику:

   -Хорошо, когда придут, промурыжишь их сколько можно, пусть понервничают. Скажешь, что я согласен на дуэль на шпагах. Поскольку они вызывают, то я выбираю оружие и место поединка. Место поединка город Москва. А время? Когда мы приезжаем в Москву? Утром?

   Проводник отвечает:

   -Часов в двенадцать должны приехать.

   -Значит в двенадцать часов? Дуэль после прибытия поезда в Москву. Есть в Москве ипподром?

   -Есть и не один!

   -Значит на ипподроме, по прибытии поезда в Москву.

   Только, захотят ли адвокаты дуэли? Может ещё одна бандитская шайка? Чего же они хотят? Денег или моей крови? Скорее последнее, не будут нормальные мужики посылать проституток, чтобы затеять дуэль. Вопрос в том, проводники с ними заодно? Проводник, с которым общаюсь, вроде, мужик нормальный. Может пообещать долю в деле? Надо переговорить с проводником. Такие мысли неожиданно пролетели в голове. А вслух:

   -Что можешь сказать о дуэлянтах?

   -Ваше сиятельство, они в другом вагоне едут, а в другие вагоны не очень-то и сходишь. Пожалуй, у проводника того вагона спрашивать надо, где господа адвокаты едут.

   -Не юли, говори, что знаешь! Поможешь мне, заплачу. Не поможешь, узнаю, что наводчиком был, долго не протянешь и легко не умрёшь. Ну!

   Заскулил проводник, оказывается проходили господа по вагону, угостили он и рассказал, что молоденький князь едет в купе один. В соседних купе едут его высокопревосходительство адмирал, а в двух других офицеры. Господа адвокаты расспрашивали господ офицеров во время игры в карты про пожар и что дальше было. Про Вас, Ваше сиятельство, говорили. Я дверь держал открытой, господа в тамбур выходили курить и слышал разговоры.

   -Что господа офицеры говорили?

   -Говорили, что струсил князь, молоденький ещё очень. Испугался, даже в волков не стал стрелять, а как волков всех побили, так пошёл геройствовать, тыкать туши железкой.

   -Ну, дальше что?

   -Дак, ничего, Ваше сиятельство. Про то, сколько каждый волков застрелил. Про женщин как они с женщинами, значить под волчий акомпонемент развлекались. Как не боялись волков-то. Как его высокопревосходительство их хвалило. Дык ничего больше и не говорили.

   -Адвокаты, что?

   -Так ктож их знает, адвокаты, то. Голоса-то я не знаю, где чьи. Говорят вроде про одно и тоже, а кто именно не разберёшь.

   -Это точно адвокаты или какая шушера бандитская?

   -Так, Ваше сиятельство, откуда же известно? Ну, вроде приличные господа. Ничего плохого сказать не могу.

   -Может слова какие особенные говорили. Или прищёлкивали языком или какие жесты руками делали?

   -Так, вроде всё как обычно, Ваше сиятельство.

   -Сколько адвокатов?

   -Так, четверо, Ваше сиятельство. И дамы, две.

   -Что за дамы, описать можешь?

   -Да, вроде приличные дамы. Ничего особенного в них нет. Дамы как дамы.

   -Приметы у дам есть?

   -Чего изволите, Ваше сиятельство?

   -Дам опиши как выглядят.

   -Ну, дамы как дамы.

   -Возраст какой?

   -Так одна, ей сорока нет. Лет тридцать пять или тридцать семь. А вторая помоложе будет, около тридцати.

   -Это жёны адвокатов, что ли?

   -Наверно, Ваше сиятельство. Раз в одном купе едут, значить должно быть жёны.

   -На лицах женщин, приметы какие, ну родинки, мушки или бородавки?

   -Мушки есть, Ваше сиятельство. У одной, которая помоложе, мушка под губой с левой стороны, а у той, что постарше, наоборот, над губой и справой строны.

   -Одеты как?

   -Ну, Ваше сиятельство. Платье значит.

   -Цвет какой?

   -Розовое, с такими светленькими прожилками у той, что помоложе. У той, что постарше наоборот, зелёненькое с горошинами, вроде белыми.

   Путает проводник, не сходятся мои наблюдения с его описанием. Полковница моим мясом втёрла в сортире, что надо быть внимательным к самым, казалось, незначительным мелочам. И цвет, и возраст не сходится. Пройдём ка в купе и достанем из карману десятку. Потянулся проводник за десяткой, не стерпел. Как говорится, жадность фраера сгубила.

   Прижал проводника, а он и глазки закатил от боли. Спрашиваю ещё раз.

   -Кто такие адвокаты?

   Вижу урок не пошёл впрок. Ещё раз прижал. Продал проводник подельников. Два мошенника пригрозили, он испугался и согласился помочь бедолагам. На самом деле, конечно, никакие они не адвокаты, а таким образом зарабатывают на жизнь, обычные мошенники. Проводник, когда его ещё раз прижал рассказал, что не один раз так было. Несколько человек откупилось. Несколько согласились на дуэль, но минимые адвокаты на дуэль не явились. Один раз, его допрашивал полицейский но, то ли полиции платят, то ли у полиции больше других дел, обошлось без последствий. Вот они и решили продолжить доходный промысел.

   -Твоя какая доля?

   -Христом богом клянусь...

   Да, что же это такое? Настоящий христопродавец! Снова воззвал к гражданской совести, чуть не сломав ему руку. За столько лет войны я научился всему, в том числе, развязывать языки.

   -Деньги у них есть?

   -Не знаю я, Ваше сиятельство, христом богом прошу не убивайте.

   -Со мной, что хотели сделать?

   -Ничего с, Ваше сиятельство. И тех господ отпустили, никто даже пальчик не поранил.

   -Полиция почему приходила разбираться?

   -Так, Ваше сиятельство, они попечитель дворянства были с.

   Хрен его знает, что за попечитель дворянства такой? Может немалый чин и его дело тоже оставили без последствий. Надо разбираться. Опять потряс проводника. Мнимые адвокаты вот, вот должны подойти вчетвером. Двое как дуэлянты, а двое как секунданты.

   Кто они такие? В тюрьме сидели? Образованы? На вопросы получил исчерпывающие ответы. Сопротивление, относительное конечно, могут оказать только дуэлянты. По всему выходит, что они дворянских кровей, может служили в армии, но не воевали.

   Раскинем мозгами. Двоих завалю спокойно. Ещё двое под вопросом. Главное затащить в купе, чтобы без свидетелей обойтись. Кончать их не интересно, но и в тылу оставлять нехорошо. Попробуем договориться с проводником.

   -Ну, что христопродавец. Жить хочешь?

   -Не погуби Ваше сиятельство. Что хочещь сделаю.

   Врёт сука. Как только сцеплюсь с адвокатами, замочит меня и найдёт способ избавиться от трупа. Искать меня никто не будет. Скажет, дескать вышел князь ночью по перрон прогуляться, с тех пор не видел. Мочить его нельзя, хватятся проводника. В тоже время нельзя в живых оставлять. Может по телеграфу подмогу на вокзал подозвать. Сунут нож в спину и адью.

   Ну, чтож решил я твою судьбу проводник. Рассказывай, что за друзья ждут в Москве. Не долго упиралась старушка. Всё выложила. Всё ли? По второму кругу результаты теже. Ну, пора. Обездвижил провадника ударом по голове. Выглянул из купе. Никого в коридоре не вижу. Прохожу в купе проводников. Второй проводник стоит спиной. Заметил тень за спиной, но обернуться не успел. Упал и лицом ударился. Когда так по маковке бьют, на ногах не устоять. Стаскиваю одеяла с полки и бросаю на неподвижное тело. Ушибся бедняга, бывает. Снова выглядываю из купе. Опять никого. А кто может быть, то? В вагоне почти никто не едет. Всего три купе и шесть человек пассажиров.

   Вытаскиваю из своего купе проводника и тащу его ко второму. Укладываю рядышком и тоже накрываю одеялами. То ли их ударили, то ли сами стукнулись, поди разбери. Хотя, если полиция начнёт дознание, могут докопаться. До чего? Был у меня в купе проводник? Был и неоднократно, то одно надо было, то другое приносил. Сам я из купе почти не выходил и ничем не могу помочь. Ударили по головке? Какое горе! Живы? Ну и слава богу. Про проводников можно сказать скорее мертвы, чем живы.

   Что-то адвокаты не идут. Долго их ещё ждать? Сыграю ка на гитаре. За окном стало темно. Я разыгрался, а адвокатов не видать. Тихонький стук в дверь. Ага, пришли. Наконец-то. Как принять? Сразу в торец? А если пригласили свидетелей? Запустить в купе и выпытать всё, что знают. А затем, что делать?

   Осторожно приоткрываю дверь. Мужик в форме.

   -Разрешите войти, Ваше сиятельство?

   -Вы кто? Проводник?

   -Нет, Ваше сиятельство. Я жандарм.

   -Вы принесли ужин вместо проводника?

   По виду жандарм смутился.

   -Не извольте беспокоиться, Ваше сиятельство. Я распоряжусь и ужин сейчас же принесут.

   Как у них с едой строго. Прямо святая корова Индии.

   -Прошу прощения, господин жандарм. Можно я сам распоряжусь, если, конечно, такое возможно.

   -Пожалуйста, Ваше сиятельство, распоряжайтесь.

   Жандармский офицер подозвал, по всей видимости, рядового жандарма. Я спросил, запомнит ли посыльный то, чего я наговорю? Дал денег и велел сдачу оставить себе, опять таки, если это не противоречит службе. Оказывается не противоречит.

   Наконец жандармский рядовой удалился и я пригласить офицера в купе.

   Жандармский офицер представился Алексеем Тихоновичем. Просил любить и жаловать. В ответ представился и я. Оказывается, в поезде происходят странные дела. Проводник одного из вагонов опознал в пассажирах мошенников, коих разыскивает полиция. По телеграфу, не доверяя начальнику поезда, вызвал жандармов. Преступники арестованы и дают показания.

   Из допроса выяснилось, что преступники намеривались выманить из некого князя, под угрозой дуэли, небольшую сумму денег. Поскольку в вагоне едет только один князь, то Алексей Тихонович решился побеспокоить спросить о подробностях. Я чистосердечно покаялся в том, что проводник, будучи в нетрезвом состоянии, бормотал о дуэли всякую ересь. Но, мне нужна конкретная пища и проводник, получив хорошего леща улетел, я так думаю, в ресторан. Что-то давно мерзавец не идёт, наверное, пока не проспиться не придёт.

   Алексей Тихонович, удивил меня сообщением, что проводник никогда не придёт, так как зарезан ножом. Вот, как? Удивился я и добавил, что до сего дня не думал, что за пьянство на рабочем месте теперь убивают. Хотя, новые веяния, в обеспечении трезвости народонаселения нашей многострадальной родины, лично у меня вызывает уважение, если не больше.

   Алексей Тихонович спросил, что может быть больше? Ну, например, восторг, ответствовал я. Наконец официант из ресторана, под конвоем жандарма, принёс искомую пищу. Заработав, вместо чаевых выговор, удалился с весьма недовольным видом. Он не получил пинка, только из за присутствия Алексея Тихоновича, о чём я не замедлил сообщить жандарму. И даже добавил, что не чуствую уважения к бездельникам, которые даже за деньги, еле передвигают ноги.

   Предложил жандарму разделить трапезу. Тот слегка удивившись, сообщил, что у них, у жандармов, не принято есть, пока не поели подчинённые. Я обвинил жандарма в наивности и привёл в пример цвет носа подчинённого. Жандарм слегка увял и заявил, что не собирается меня объедать. Я спросил, не значит ли отказ, того обстоятельства, что я арестован? Он смутился, сказав, "а в этом смысле" и приступил к совместной трапезе.

   Разговор во время еды, уж не знаю, что это, обед или ужин? Когда я задал этот вопрос жандарму, он ответил, что это пожалуй, ранний завтрак. Вот это да! Восхитился я. Чем вызван мой восторг? Спросил жандарм. Да, поиграл немного на гитаре, а уже сутки прошли. Каналия проводник, раньше хоть еду носил и мне удавалось следить за временем. А теперь, хоть волком вой. Как проследить за тем, который час?

   -Кстати, очень кстати, Вы вспомнили о волках. Что Вы можете сказать о них?

   -Многоуважаемый Алексей Тихонович! Я не могу сказать о волках ничего.

   Такое моё заявление вызвало некоторое недоумение со стороны жандарма.

   -Как же так, Виктор Александрович, все офицеры наперебой говорят о волках. Спорят, кто и сколько убил волков. Его высокопревосходительство очень хвалит офицеров за то как они отстояли себя и семьи.

   -Причём же тут я, глубокоуважаемый Алексей Тихонович?

   -Ну, как же, все как один хвалятся. Число убитых ими волков превышает несколько сотен как такое возможно? Помоему, господа офицеры выпили и им кажется всё больше и больше волков. Чем больше выпьют, тем больше им кажется.

   -Так, я всё таки, здесь причём? Если я трезвый то, что должен сказать?

   -Ну, хоть что-то скажите, Виктор Александрович.

   -Прямо не знаю. Ну, были волки, господа офицеры стреляли. И потом все пошли их добивать и даже я пошёл.

   -Почему, даже, Виктор Александрович?

   -Что, даже?

   -Вы, Виктор Александрович, сказали "даже я пошёл".

   -Ну.

   -Почему, Вы сказали "даже"?

   -Я так сказал?

   -Виктор Александрович, Вы так сказали, я слышал это собственными ушами.

   -Ну, если Вы так утверждаете, то повидимому могу с этим согласиться. Пусть будет, что я сказал, что сказал. И что из этого будет следовать? Я не пойму Вас, Алексей Трифонович. Что хотите?

   -Это просто, Виктор Александрович. Вы сказали, что даже Вы пошли. Что Вы этим даже хотели сказать?

   -Ничего не хотел. Даже не уверен, что сказал даже.

   Вот прикопался, Шерлок Хомс недорезный. Поморочу тебе голову этим "даже". Сам выкопаешь себе яму.

   -По моему, это Вы, уважаемый Алексей Трифонович, сказали "даже". Уж, совсем не пойму, зачем Вы перекладываете на меня. Ей богу, не пойму, какой смысл Вы вложили в это слово?

   -Прошу прощения, Виктор Александрович, но когда мы с Вами начинали разговор, Вы сказали слово "даже". Вы помните?

   -Очень может быть, уважаемый Алексей Триангулиевич. Я, честно говоря, не слежу за каждым своим словом, не взыщите. Если Вы, уважаемый Алексей Талгатович, заявите на суде, что я так сказал, то безусловно, я от Ваших слов отказываться не буду. Даже больше того, только из уважения к Вам, любезный господин Алексей Тукованович, я могу согласиться, что действительно я слово произнёс. Но, только для того, чтобы прекратить нашу дальнейшую дискуссию по этому вопросу. Я, так понял, что Вас больше интересует не само слово, а смысл коий я вложил в него. Не помню, я уже даже и забыл, о чём мы с Вами так мило беседовали.

   Жандарм, вроде, с уважением посмотрел на меня. Не ожидал он подобных перлов от замухрыжки, тощего и длинного сопляка? То, что перед ним замухрыжка, не вызывало ни каких сомнений, так как я нарядился в повреждённый и стиранозаштопаный костюм, который проводник успел вернуть после починки и глажки.

   Наконец, видимо, приняв какое-то решение он заговорил снова.

   -Господа офицеры утверждают...

   Я нагло перебил.

   -Прошу прощения за то, что перебиваю, Вас уважаемый Алексей Трипонтович, но меня совершенно не интересует, что говорят господа офицеры. Если это возможно, пожалуйста не упоминайте в разговоре о господах офицерах.

   Жандарм недоумённо на меня посмотрел и заявил.

   -Дело в том, что в некоторых случаях буду вынужден упоминать о них.

   -Пожалуйста, пожалуйста, только прошу не злоупотреблять этим словом. Не больше того. Я весь во внимании.

   Пожевав губами как бы настраиваясь на новый лад, снова к допросу.

   -Дело в том, что мы недосчитались некоторых пассажиров. Например не обнаружен некий жандармский офицер, кое кто из обслуги поезда. Возможно пропали несколько пассажиров. Что Вы можете рассказать об пожаре в поезде и последующих событиях.

   -А почему собственно Вы распрашиваете меня? В поезде было множество пассажиров, многие из них офицеры, то есть люди неоднократно рисковавшие жизнью. Они лучше могут описать случившееся. Если говорить обо мне, то я совершенно выпал из жизни. Какие-то обрывки воспоминаний, совершенно между собой не связанные. Помню, например, что укладываюсь спать. Вдруг приходят люди, поднимают меня, забирают вещи и мы идём укладываться спать в другом месте. Наверно я сильно напугался и с перепугу пошёл тыкать палкой туши убитых волков. Причём совершенно не помню, было ли это в действительности или только приснилось.

   -Собственно Виктор Александрович, не стоит так переживать. Не волнуйтесь.

   Во время монолога я увеличивал тембр и скорость изложения воспоминаний. Так, что последние слова уже произносил с визгом.

   -Хорошо Вам говорить, уважаемый, прошу прощения, что забыл Ваше имя отчество, но я так напугался, что не сплю ночами.

   -Хорошо, хорошо. Вы не волнуйтесь, всё уже позади. Скоро приедете в Москву и всё будет хорошо.

   -Не знаю, не знаю господин жандарм. По моему всё только начинается. Вся вакханалия убийств будет продолжаться и чем дальше, тем больше будут убивать именно честных людей, а мошенники и убийцы будут всё больше издеваться над простым народом. Даже Вам. Видите, господин жандарм, я опять говорю даже. Так вот, даже Вам придётся скрываться от разъярённых толп насильников и убийц.

   -Успокойтесь Виктор Александрович. Всё будет хорошо.

   -Не надо успокаивать, господин жандарм. Я спокоен как скала. Мне только жаль, что я не такой же бесчуственный как скала. Если Вам, господин жандарм будет плохо, найдите меня, всегда Вам буду рад.

   -Всего доброго, Виктор Александрович. До свидания.

   Жандарм ушёл. Интересно, дали бы мне звание заслуженного артиста республики за то как сыграл роль. Впрочем, видимо, я ничего не играл, всё так и будет.

  

  

  

  

  

  

   -14-

  

  

  

  

  

  

   Вот и Москва. "Как много..." Ничего не много. Городишко грязный, забитый лошадьми и навозом. Извозчики мерзавцы и негодяи дерут в три шкуры. Так и хотелось врезать в рыло самому наглому из них, потребовавшему плату вперёд. Дал мерзавцу пинка, от которого тот улетел мордой в грязь. Меня обступили несколько его друзей. Размахивают кнутами, орут про непотребство и про-то, что времена сейчас другие, и не положено простому человеку в рыло. Добавил от души ещё двоим. Извозчики спохватились и в дело пошли кнуты. Ну и я перестал стесняться. Когда, после некоторой котовасии, оказалось, что все ползают по земле, а у меня назревает здоровая шишка на маковке, прибежал полицейский с жирной, откормленой мордой. Врезал и по этой морде тоже.

   Разыскал среди битых морд одного уцелевшего, заставил погрузить чемоданы в коляску и мы покатились в гостиницу. Когда приехали в гостиницу, дал извозчику ещё раз в рыло и двугривенный, чтоб не вонял, будто ограбили.

   В гостинице, всё как будто прилично. Обслуга тихая, голос повышать не смеет, шустро бегает по поручениям. Занесли чемоданы в номер и исчезли, не вымогая чаевые. Жаль, что не вымогали. Настроение было дать ещё кому-нибудь в рыло. А, скорее всего к лучшему не вымогали, так как, когда бьёшь чьё-нибудь рыло, то рано или поздно набьют и твоё собственное.

   Прогресс проник и в это заведение. Имется в номере унитаз и вода. Холодная и горячая. И ванна. Прямо очередное чудо света. В дополнение к имеющимся чудесам в номере имеется телефон. О телефоне можно слагать легенды. Для того, чтобы поговорить с кем-то, необходимо покрутить ручку и позвать барышню. Я удивился, зачем в номере барышня? На меня посмотрели как на дикаря и сообщили, что не в номер, а на станции сидит барышня и соединяет, с тем, с кем охота говорить. Ну, слава богу, после этого ни с кем не охота говорить. Кажется, эти слова, я произнёс вслух. И вновь удостоился взгляда достойного самого Ретрограда.

   Сгонял в местный банк. Договорился о сейфе для хранения ценностей и денег. Когда привёз в банк чемодан денег, то подбежал служащий банка и сказал, что я, видимо перепутал банк с гостиницей и попробовал проводить к дверям. Взял его за ушко и сообщил, что в чемодане деньги, а в гостинице чемоданы с деньгами держат только такие идиоты как он сам и потребовал управляющего. На шум прибежал полицейский, не разобравшись в чём дело, принялся свистеть. Набежало ещё несколько полицейских. Явился управляющий и я потребовал пересчитать деньги и положить их на счёт. Управляющий распорядился, я одарил каждого полицейского по рублю и они разошлись довольные. После подсчёта денег, а их оказалось больше, чем достаточно, решил часть денег положить на счёт, часть в сейф.

   После трудов праведных, зашёл в ресторан при гостинице. Только успел сесть за столик как подбегает некий господин в попытке навязать своё общество. Весьма кстати оказался господин, потому как дал ему в рыло и тем самым, исчерпал конфликт между собой, и городом героем Москвой. Или ещё не городом героем?

   Сразу, после вылетевшего с побитой мордой господина, чинно подошёл некий метрдотель и сообщил, что у них не принято бить по морде неизвестных господ. Хорошо, что господин оказался не дворянином с длинной родословной, а газетчиком. Теперь газетчик раструбит по Москве как дали по морде и потребует сатисфакции. Поманил мэтра пальцем и когда он подставил ушко, чтобы услышать сколько я предлагаю за улаживание конфликта, ухватил за это самое ушко и выкрутил его.

   Мэтр оказался силён, но, выбрал неудачную позу и поэтому победу одержал я. Поскольку я оказался победителем, то потребовал отступные за ухо. Мэтр пытался возражать, но ухо рисковало совершенно отвалиться. Когда мы достигли согласия, то вновь появился господин, которому как видно, оказалось мало одного раза по морде. Но, господин прибыл с совершенно другой целью. Он принёс отступные за ухо. Я пересчитал деньги и на попытки продолжить собеседование, отправил по известному всем короткому адресу. Господин стушевался и исчез из виду.

   Сижу и жду, когда же подойдёт официант. Постучал кулаком по столу. Прибегает служивый.

   -Чего изволите?

   -Мне, чтобы тебя позвать, необходимо по столу кулаком бить?

   -Виноват с, Ваше благородие.

   -Виноватых бьют. В следующий раз получишь вместо стола. Чего у тебя там есть? Опять таже история. Как они надоели с дурацкими разносолами. Опять требую пустой суп и опять выстроился целый консилиум. Наконец всё устроилось в лучшем виде. Но, надо ждать. Попросил газету. В газете ничего нового. В Японии разгорается гражданская война. После поражения в войне с Россией, в Японии начались беспорядки и кланы режут друг друга. Совсем как у нас в прошлой жизни. Неужели, наши умники взялись за ум и устроили все эти пакости в Японии? Интересно у японцев получится что-то вроде нашего Советского Союза?

   А что же Англия? Англия подсчитывает убытки. Англия намерена потребовать от России компенсации за упущенные выгоды. Вот те на! Впрочем всё как всегда. А что наш император? Смотри ка! В очередной раз проявил твёрдость и послал англичашек в нужную сторону. Молодец.

   Перебазирование части личного состава с кораблей Тихоокеанского флота чуть не сорвалось из за диверсии устроенной на транссибирской магистрали английскими агентами. Ими оказались несколько деятелей из числа революционеров, которые на деньги наших врагов, взорвали поезд с героями войны.

   Да, не ожидал такой прыти от жандармов. Снимаю шляпу. Конечно не перед агентами англичашек. Однако! Что у них ещё имеется. Маги! Ну, этого и нас было навалом. Экстрасенсы. Зашибись. Купцы продают и покупают. Интересно посмотреть, что покупают и продают купцы и за какую цену. Можно напасть на некие следы, если выяснится, что не все цены и расстояния соответствуют объявленным.

   Надо нанять человечка проанализировать всё это и так, чтобы не привлечь внимание тех, кто даёт объявления.

   Что ещё? В театре оперная дива выступает. В большом опера. Не люблю театры и артистов. Особенно артисток. Наверно вроде наших попадив. Рассуждают о бедных, а сами ложками жрут чёрную икру, да подсирают друг дружке с удовольствием и по телевизору показывают как лучше подосрать. Разве посмотреть как камни будут реагировать на публику и выступления артисток?

   Подозвал официанта, он должен знать. Билетов нет? Все распроданы? Любезный ты ничего не путаешь? Правда, правда? А, если не правда? Есть, но только в ложи. Ну, хорошо возьмём билет в ложу. Зачем у тебя, поеду в театр и куплю в кассе. В кассе нет, ну, тогда нечего делать, придётся купить у спекулянта. У тебя купить? Милый, так ты заломил цену такую, что у тебя от жадности дым из ушей валит клубами. Горит? Что горит? Убежал, ну и чёрт с ним. Решено, поеду ка я в театр. Сто лет не был в театре. Точнее никогда не был.

   Принесли первое. Спросил у официанта, что горело? Молчит. Не стал повышать голос, а взялся за пальчик на его левой руке и больно прижал. Смотри, заговорил. И голос приятный как оказалось.

   Только, только принялся за второе как является чёрт во сне, так появился жандарм. Я привстал и помахать ручкой. Не иначе, за мной пришёл. После взаимных приветствий Алексей Тимофеевич принялся повествовать, что не складывается картина с героями офицерами.

   Вроде как каждый поубивал по сотне волков, а трупов ни одного не обнаружено. Я ответствовал, да бог с ними, с трупами. Пойдёмте, послушаем оперную диву. Нельзя же всё время работать. Надо хоть немного отвлекаться. Так, если без роздыха работать, то в голову всякие глупости лезут. Алексей Тимофеевич спросил, есть ли билеты? Купим, с уверенностью провинциала ответил я. Мне было указано на то обстоятельсво, что покупать билеты с рук очень дорого. Я заявил: мы с рук не будем, мы в кассе купим.

   Наверно, Алексей Тимофеевич, хотел в который раз сказать, что я не в своём уме. Но, опять сдержался. Не хочет ли он пристроить меня в психушку?

   Спросил в лоб: поедет со мной или нет?

   Алексей Тимофеевич от моей наглости онемел. Поеду, только для того, чтобы увидеть как из кассы Вам дадут от ворот поворот, заявил он. Поужинали, попили кофе и собрались ехать. Да, тут идти всего ничего, убеждал жандарм. Хотел было согласиться, но подумал, что бережёного бог бережёт и мы поехали на извозчике.

   Подъезжаем к театру, находим кассу. Жандарм говорит, чтобы возничий не уезжал, сейчас поедем обратно. Достаю из внутреннего кармана мешочек с перстнями, одеваю на пальцы. Рубин уже совсем маленький, приходится всё время поджимать ножки крепления. Просовываю в кассу руку с перстнями и говорю, что нужна ложа, посередине зала и как можно ниже.

   Кассир как рыба, как проводник в вагоне, которого я больше никогда не увидел, остолбенел. Вот так действуют камни на неподготовленного человека, думал я. А, когда в первый раз показал камни в вагоне, народ тоже осоловел. Постучал рукой с престняим, просунутой в кассу.

   -Любезный, Вы что ли уснули?

   Наконец мне сунули билет и сдачу. Жандарм, пока я добивался билета, подпрыгивал за спиной, ожидая, что меня отправят от кассы неизвестно куда.

   Как же мы пройдём по одному билету, вопрошал он?

   Положитесь на меня. Я, кроме того, что пророк, так ещё и немного волшебник.

   Жандарм держался справа и перстней не заметил. Но дама, стоящая у входа и проверяющая билеты, сомлела. Некоторое время я стоял в проходе, загораживая вход другим зрителям. Наконец, дама очухалась и пропустила нас. Жандарм всё пытался забежать вперёд и посмотреть мне в глаза как собака, чего-то желающая от хозяина, но не могущая ничего сказать. Чего-то он чуствовал, какое-то непотребство, но почему и что за, он не понимал.

   А, я не старался объяснять. Подошли к провожатому, одетому в ливрею. Он указал вход в ложу и только потом заметил камни. Мы пошли в нужную сторону, а этот, в ливрее, замер и казалось не дышал. Жандарм, пока мы шли, несколько раз оглянулся, любуясь на статую в ливрее.

   Наконец зашли в ложу. Опустились в кресла. Освещение в зале свечное. Ложа почти на уровне первого зтажа зала как говорят партера. Из партера нас не видели, а в ложах напротив и выше нас заметили. Я специально положил руку с перстнями на бархатные перила ложи, чтобы они мерцали в неярком свете свечей. Со стороны жандарма положил шляпу и весь цирк оказался от него загорожен. Кое кто в ложах, был скандализирован тем, что невежа осмелился положить шляпу на перила, хотя официального запрета на это нет. Но, в храме культуры! Такое!

   В ложах, в которых не видели камни, зрители вели себя как всегда. Но, в ложах, куда попадали искорки отсвета камней, люди вдруг замолкли. В зале установилось неравновесное состояние. Те, кто над нами камней не видели и продолжали разговоры, а в ложах, напротив нашей, замолчали. Партер тоже вёл себя как обычно.

   Наконец из за занавеса выполз мужик в ливрее или это называется смокингом. Вместо того, чтобы говорить он уставился на мерцание камней. Прошло несколько минут прежде, чем зрители в партере стали успокаиваться и недоумённо смотреть на неподвижного мужика.

   На какое-то время в зале воцарилась полная тишина. Видимо, не дождавшись от мужика нужных слов, его утащили за занавес. В зале вновь поднялся рокот. Люди из лож напротив уставились на камни как кролики на удава.

   С занавесом худо бедно справились и на сцену вышла оперная певица, чем-то раздражённая.

   Мужик в ливрее, который сидел в яме, взмахнул палкой и заиграл оркестр, свет в зале стал меркнуть, а на сцене, наоборот разгорелся чуть сильнее.

   Камни, должны бы тоже меньше мерцать. Но, на люстрах зала и потолке, на противоположной от нас стороне лож, запрыгали разноцветные искорки. Камни излучали свет в такт музыке. Видимо, искры света от камней, увидела и певица, и запела неплохим голосом на, как в рекламе напечатали, итальянском языке. Получилось неплохо, я бы сказал средненько. Наши звездюли чего только не выкаблучивают на сцене, только ещё голышом не вылазят. Посмотрел бы я как эта, с такими телесами жопой трясёт. Никто бы такого непотребства не вынес, пристрелили бы на сцене, к едрене фене и у нас, и у них.

   Что же сказать про камни? Вот какой оказался цветочек аленький. Вроде последняя песня заканчивается, пора и честь знать. Убираю руку с перил и говорю жандарму: сматываемся. Он в ответ: с чего? Ну, тормоз! Уходим, говорю, пока не поздно. Куда поздно? Опять тормозит жандарм. Когда я убрал руку, то певица, на последней песне, сбилась с такта и замолчала. Оркестр некоторое время продолжал играть, но, всё тише и неувереннее. Некотрые инструменты замолкали и преставли играть совсем. Другие как бы сами по себе, вдруг издавали неожиданные звуки. Но, мы уже почти бежали к выходу. Я успел снять камни, запрятать в мешочек и положить в карман.

   Жандарму интересно.

   -От чего мы так быстро убежали, позвольте полюбопытствовать Виктор Александрович? Зачем мы так спешили из театра?

   -Ну как же дорогой Алексей Тангенсович. Сейчас публика пойдёт на выход, возможно давка будет. Вот сейчас можно уже не спешить, все если и пойдут, то после нас.

   -Так зачем же спешить, я не понимаю, сейчас поздравления начнуться, а мы, как воры, ей богу.

   -Так, мы же, с Вами, Алексей Тихонович, ничего не украли, причём же здесь воровство?

   -Виктор Александович, интересно же посмотреть как публика будет восторг изъявлять и мне понравилось.

   Ну, театрал наш недорезаный. Славо богу, вот гостиница.

   Заявляю я напоследок:

   -Спать пора, вот мы и торопились.

   Хотя, спать особенно не придётся. Буду мучить гитару, решаю в который раз. Гитара ворованная из поезда, на ворованой лучше играется. Попрощавшись с жандармом иду в номер. Переодеваюсь, заказываю лёгкий закусь. Пытаюсь, что-то наиграть и чуствую как клонит в сон. Приносят закусь, я расплачиваюсь. Оставляю закусь на столе. Сообщаю, чтоб не смели беспокоить, а если кто побеспокоит, пусть пеняет на себя. Видимо мэтр уже провёл разъяснительную беседу, поэтому ни возражений, ни требований чаевых не дождался. Подперев дверь мебелью и поставив сверху барикады, очень неустойчиво, ведро наполненое водой, улёгся спать.

  

  

  

  

   -15-

  

  

  

  

  

   Просыпаюсь от тихого, едва слышимого царапания в дверь. Светло как днём. Глянул на часы. Около трёх. Подумалось, что неплохо вчера погуляли с камнями. Вот они и дали поспать. Оказывается не надо резать сотнями ни в чём не повинных людей, а надо просто сходить на концерт. Только не понравилось, что после цветомузыки будет приставать шантропа.

   Вот и добрался до конечной цели путешествия. Сколько народу упокоил. Сам несколько раз был на волоске. И что? Ради того, чтобы дать камням покрасоваться на концерте? Это что же, надо становиться театралом? Доберуться до меня из местной полиции или нет? Что положено за удар по морде полицейскому. Повиниться или нагло переть буром? Пожалуй виниться не получается. Сколько раз приходилось чистить сортиры. Кто там опять скребётся? Ну, ясно же сказал, что если побеспокоят, то получат в рыло. Приходится вставать и разбирать баррикаду.

   Общаюсь через дверь:

   -Ну, какого чёрта? Олухи, я же ясно сказал, чтобы не смели беспокоить.

   -Просим прощения у Вашего сиятельства. Это господин управляющий. К Вам гости пожаловали. Позвольте нам войти.

   -Минутку, только оденусь.

   Одеваюсь и снаряжаюсь как на последний бой. Пистолет, там где и положено быть. Револьвер в правом кармане. Тугой мешочек с золотом, килограмма на полтора, зажат в руке. Приоткрываю дверь, вижу некого господина, хватаю за грудки, мешочком золота слегка даю в морду, разворачиваю и пинком отправляю в дверь напротив. Напоследок закрываю дверь. Опять вопли, визги и сопли со стороны коридора.

   Подождав некоторое время, дождавшись, когда вопли прекратяться, выхожу из номера и направляюсь в ресторан. В коридоре замечаю нескольких дам и мужиков, и ни одного, слава богу, в мундире полицейского. Чего им от меня потребовалось? Может это связано со вчерашним выступлением в театре?

   Прохожу в ресторан. Подбегает мэтр. Смотри ка? Стал намного пошустрее и важности убавилось. Надо ему ещё в рыло добавить, тогда точно будет не человек, а золото.

   Кофе с лепёшками. Вновь приходится описывать рецепт приготовления кофе. Жду, когда приготовят. Газета уже на столе. Что за новости? Всё тоже самое, что и вчера. Вот кое что новенькое. Безобразная выходка неустановленных лиц в театре. Оперная дива в гневе. Когда это прекратится? Читаю. Некие переодетые студенты, один из которых, набравшись наглости, переоделся жандармом, устроили в театре безобразную игру с цветными, новомодными, электрическими фонариками.

   Прилагалась схема фонарика, адреса магазинов, где их можно купить и возмущённые отклики театралов. Одной из возмущённых зрительниц была некая дама, состоящая в родственных отношениях с генерал-губернатором Москвы. Она пообещала донести глас возмущённых, беспардонными действиями студентов, театралов до самого генерала.

   Тут подоспели лепёшки и опять нарисовался жандарм. Почему-то у жандарма весьма смущённый вид. После коротких приветствий, господин жандарм заказал поесть и мы приступили к тому, чего хотел жандарм. Опять вопросы про путешествие. С неким недоумением постарался ответить на заданные вопросы. Всё вертелось вокруг того, что, повидимому, убит жандармский полковник и ещё кое кто из обслуги поезда, и пассажиров.

   Я снова спросил про мнение господ офицеров по этому проишествию и получил уклончивые ответы. Я понял, что с господами офицерами у жандарма не складываются отношения. Поэтому-то, он терзает допросами меня. Со мной комфортно, а с офицерами нарывается на оскорбления. Да, хреново. Может я могу чем помочь? Он просит поговорить с офицерами приватно. Дескать я собираюсь написать книгу о путешествии и прошу участия, в этом благородном труде у господ офицеров.

   Нет, сказал я. Однако, могу помочь. Подзываю мэтра и задаю вопрос:

   -Как найти того оболтуса, которому давеча дал в рыло?

   Мэтр было замялся, но когда я стал приподниматься со стула сообщил:

   -Сей момент будет, Ваше сиятельство.

   Жандарм с удивлением наблюдал как мэтр из представительного мужчины превращался в сморщеного старичка. Он не приминул выразить удивление призошедшей переменой.

   -Чем Вы запугали бедного старичка, Вмктор Александрович? Посмотрите, какие разительные перемены призошли в нём.

   С некоторым раздражением подумал, что прокололся. Не стыкуется образ трусливого интеллигента, во время нападения волков, с теперешним разительным изменением облика мэтра. Дал повод сукиному жандармскому сыну шантажировать кутузкой и настоять на своём. Ох, допросится мерзавец в репу.

   -Должно быть, гоподин офицер, Ваша форма влияет на здешний персонал. Вот они и стесняются.

   Жандарм неодобрительно покачал головой. Видимо прокручивает в уме, что теперь делать. Тащить в кутузку или ещё поиграть в кошки мышки? Или начинать плести паутину?

   -Вы знаете, Виктор Александрович. В московском жандармском управлении меня познакомили с некими подробностями призошедшей на привокзальной площади драке, между прибывшими с поездом офицерами и полицией. Господам полицейским помогали извозчики, стоящие на площади. В результате драки пострадал один полицейский и около десятка извозчиков. Причём один из них, подвёз офицеров на пролётке к Вашей гостинице. Я заверил полковника, что ни один из подопечных мне офицеров на такое безобразие не способен. Однако меня начинают терзать смутные подозрения. Может быть драку устроили не офицеры, а штатские попутчики, ехавшие в поезде? И именно сейчас, я подумал, что только Вы, уважаемый Виктор Александрович, расположились в гостинице.

   -Вы-то здесь причём, дорогой мой Алексей Тихонович. В полицейском управлении Вам сказали совершенную правду. Не могут наши (чуть не сказал советские) офицеры устроить пьяный дебош на площади, хотя, если честно, за то скотское отношение чиновников к пострадавшим, вполне имеют на это право.

   Что касается обидного намёка, на то обстоятельство, что безобразный дебош на площади устроил я, то такое предположение ни в какие ворота не пролезет. Убеждён, приведите извозчика, которому, якобы, я дал по морде, он совершенно не узнает меня. И подумал, пусть только попробует узнать, то...Не знаю что то, но что на своих ногах эта скотина не уйдёт, мне представилось совершенно точно.

   -Вы знаете, Виктор Александович, мы решили поступить как Вы соизволили говорить. Пригласили извозчика, для опознания. Он должен посмотреть на постояльцев гостиницы приехавших, после прибытия в Москву поезда со страдальцами как Вы изволили сказать. Но, я сейчас подумал, что нет необходимости беспокоить большинство вновь прибывших. Достаточно показать бедняге Вас, уважаемый Виктор Александрович.

   Ну, попал, так попал. Щас, буду каятся. Залезаю во внутренний карман. Жандарм напрягся, но, когда увидел, что я достал расшитый золотом круживной носовой платочек, совершенно расслабился. И напрасно, так как я вытащил из кармана мешочек с перстнями. Перстни одел на пальцы левой руки, которую опустил под стол, чтобы жандарм не заметил.

   -Вы готовы, Виктор Александрович как бы с сочуствием, спросил он?

   -А, надо готовиться? К чему? С удивлением спросил я.

   -Сейчас мы, уважаемый Виктор Александрович, проведём опознание.

   -Господи, Алексей Тимофеевич, ну и проводите, я то здесь причём?

   Несколько недоумевая, что попался столь закоренелый и неуступчивый преступник, жандарм привстал и слегка махнул рукой, мол вводите. Я, в ответ лишь пожал плечами. Вводите так вводите, главное, что не мне вводите.

   Входит бедная Лиза. Точнее, входит извозчик с битой мордой и топчется у входа. Его сопровождает жандарский унтер, уж не знаю как называются унтера. Чистой публики в зале не много. Жандарм, мысленно потирая руки, произносит, обращаясь к извозчику и кивая на меня:

   -Узнаёте этого господина?

   Я, под столом так, чтобы извозчик видел, а жандарм нет, поиграл камнями на пальцах. Извозчик получил от меня минимум два раза. Один раз, перед тем как упасть мордой в грязь, второй, когда получил двухгривенный. Извозчику есть, что сказать но, он не решается. После понукания со стороны обоих жандармов, причём жандармский унтер, не удержавшись, врезал по морде извозчика ещё раз, тот изрёк:

   -Нет, с господином не знаком.

   Жандарм аж подпрыгнул от разочарования. Вы уверены? И понеслось. Угрозы применения насилия следовали одна за другой. Наконец этот цирк утомил жандарма и извозчика отпустили с богом. Но, на достигнутом жандарм не успокоился. Ввели ещё одного страдальца. Им оказался незнакомый полицейский чин. Как следовало из представления, этот полицейский как раз стоял на площади в момент, когда призошла драка и вмешался. В результате получил по тыкве. По мне, так на площади получил по тыкве совершенно другой человек. Полицейский тоже никого не опознал. Публика, скопившаяся в зале и с интересом наблюдавшая бесплатный спектакль, яростно зааплодировала, естественно не жандармам. Извинившись, жандарм поспешил выйти. Я снизошёл до приглашения жандарму ещё раз посетить мой скромный уголок.

   Собрался было уходить из ресторана, но, подскочили какие-то восторженные дуры и стали поздравлять с исторической победой, одержаной свободными людьми над негодяями и душителями свободы, жандармами. Сейчас же заявился и жандармский офицер, видно не все дела закончил. Но, его, теперь уже в открытую, подвергли обструкции дамы, собравшиеся празновать.

   Под шумок, так чтобы никто не увидел, сбежал из ресторана и направился по своим делам, правильнее сказать делишкам. Почему делишкам? Потому, что беда с этими камнями. Вот, вот меня прижмут из за камней или те, или эти. И направился я, на химический факультет здешнего, стыдно сказать, университета. Извозчик, ещё не знакомый с моими либеральными средствами убеждения, почуяв приезжего, пытался, каналия, торговаться и требовал сумашедшие деньги за проезд в несколько километров. Опять применил демократические средства убеждения и он, наконец, отстал.

   Мда, что сказать про Сахалин? На острове нормальная погода. Хорошая была песня. Не была, а есть. Если помню хотя бы несколько фраз, значит песня ещё есть. Таким способои я высказался по поводу строения, которое представлявляло университет. Сараюха. Вот подходящее определение. В такой сараюхе я бы постеснялся держать собаку, если бы она у меня была. Зайдём в университет. Первый попавшийся студент, оказавшийся преподавателем, указал направление. Не пишу куда, так как после некоторых мытарств таки пришёл к нужной комнате.

   Комната размером с конуру. Опять же, для собаки. В конуре сидит некий Викентий Соломонович и как собака меня обгавкал. Не уловив повода к такому поведению, я несколько расстерялся и спросил как может вежливый и интеллигентный человек спросить хама: в чём собственно дело? Почему вежливого, интеллигентного человека из этой сраной конуры обгавкивают? Может лучше было прийти с жандармами, чтобы всякая сволочь, пытающаяся гавкать, не только получила в рыло, но и уехала, например, в Сибирь собирать орехи?

   На вежливый вопрос всегда найдётся не менее вежливый ответ. Рассыпаясь в извинениях Викентий Соломонович сообщил, что сегодня его, в буквальном смысле этого слова, рвут на части проходимцы и негодяи. Они требуют изготовить некий фонарик для освщения театральной залы. Обещают деньги, но как только дело доходит до конкретных цифр то, не извинившись исчезают.

   Странно, сказал я. Всегда думал, что изготовление фонариков, по профилю больше подходит физическому факультету.

   Викентий Соломонович объяснил, что главное в фонарике, это аккумуляторная батарея. Такие свинцовые батареи стали изготавливать в опытном порядке. Однако вес батареи превосходит все желаемые величины. Мы, сказал Викентий Соломонович, сейчас работаем над тем, чтобы уменьшить вес батареи.

   Я прикинул, каким образом можно уменьшить вес свинцовой батареи и не нашёл выхода из этой сложнейшей проблемы. Насколько мне не изменяет память, все свинцовые батареи и в наше время очень тяжёлые. С сожалением в голосе, соизволил сообщить вывод о том, что свицовую батарею можно сделать легче, если заменить свинец на какой-нибудь более лёгкий материал. Ну, к примеру, алюминий.

   Викентий Соломонович начал вещать о том, что недоучки пытаются мешать прогрессу в науке, например химии, своими дурацкими идеями, не имеющими ничего общего с реалиями жизни и науки химии. Когда он произнёс слово "недоучки" я хмыкнул. Викентий Соломонович сразу извинился и даже назвал меня "Ваше сиятельство". Мне стало интересно. На лбу у меня что ли написано что я "Ваше сиятельство".

   Я так и спросил у Викентия Соломоновича, почему Ваше Сиятельство"? Почему бы ему не титуловать меня "Ваше преосвященство"? Викентий Соломонович почему-то увял и начал говорить, что моя молодость ввела в заблуждение, и он ни как не мог предполагать, о том, что я ещё и "Ваше преосвященство". Не дождавшись ответа на главный мой вопрос и поняв, что Викентий Соломонович от науки слегка спятил, не настаивал на ответе. А просто прервал и спросил, могу ли я проконсультироваться по вопросу, не имеющему отношения к фонарикам.

   Викентий Соломонович прекратил извиняться и спросил простым нормальным голосом.

   -О чём речь?

   Потом слегка поперхнувшись, видя как у меня поднялась левая бровь, добавил:

   -Ваше преосвященство.

   Видно я сильно изменился в лице от того, что совершенно был не в курсе дела, что это за их преосвященства.

   И Викентий Соломонович решил на всякий случай добавить:

   -Ваше сиятельство.

   Я, подумав, предложил впредь именовать меня Вашим Сиятельством. И продолжил без паузы:

   -Мне крайне важно получить некое вещество и наложить его тонким слоем на некие камни. Задача по плечу химии?

   Викентий Соломонович залился соловьём:

   -Безусловно, Вы попали в самую точку, Ваше сиятельство. Это наш профиль. Не угодно ли Вам сообщить, какие имеются ввиду камни и какое вещество Вы должны осадить на них? Ваше сиятельство.

   -Знакомо вам вещество именуемое сернокислым натрием?

   Викентий Соломонович слегка увял:

   -Мы с таким веществом опытов не проводили, однако, если угодно Вашему сиятельству, можем ознакомиться с отчётами химических факультетов других институтов. Разошлём запросы и должны получить ответы в самое скорое время.

   -Какое время?

   Ответ, что потребуется полгода, меня ошарашил и я предложил:

   -За месяц можно получить и исследовать вещество?

   -Собственно препятствий я не вижу, можно попробовать. Ваше сиятельство.

   -Кто же будет пробовать и где?

   Викентий Соломонович предложил пройти в кабинет, где проводят опыты. Ну, что сказать, действительность превзошла ожидания. Даже в таком сарае можно поставить приличную мебель и приобрести необходимые колбы и пробирки. Неужели и здесь воровство? Зачем воровать колбы? Нужны они в домашнем хозяйстве или не очень?

   Я задал сакраментальный врпрос:

   -Отчего такой скудный инвентарь?

   Полученный ответ заставил вспомнить классиков:

   -Средств выделяют недостаточно, Ваше сиятельство.

   Интересно, в этой реальности, кто-нибудь напишет "Двенадцать стульев" или придётся поднапрячь память?

   -Скажите, Викентий Семёнович, а кроме химического факультета, ещё кто-нибудь проводит химические опыты?

   Получив ответ, что частные лица бывают из интереса или для фабрик проводят испытания, попрощавшись удалился, предварительно расспросив дорогу на физический факультет. Добравшись до физического факультета и встретившись со вполне вменяемыми людьми, унёс в кармане небольшой, но сильный магнит и кусочек очень тонкой стальной проволоки.

   Придётся ехать в Ленинград или как его там, Петербург. Сколько названий сменил стольный город на Неве, не сосчитать. Каждый, кто добирается до власти, считает своим долгом переименовать город. Как будто эти идиоты историю не изучают. Может, на самом деле, до власти добираются полные дебилы и не знают что, то название, которое они дали, сменят на другое.

   Поймал извозчика и договорившись о цене, просил отвезти в Большой театр. Встал я в три, пока слонялся по всяким сараюхам пришло время ужинать. Решил поехать ужинать в Большой. Чёрт его знает, чего меня туда потянуло?

   Оказывается, чтоб пройти в ресторан в Большом, не надо покупать билеты на представление. Это правильно. Заходите, кто хочет и главное, может платить денежки. Была у меня мысль показать камням спектакль из кармана, получится что-нибудь или нет? Может не надо, чтобы на них глазели. Может питаются камни чистыми эмоциями.

   Ох, нет. Каждая дама, из тех что в театре, идёт туда главным образом, чтобы продемонстрировать какой муж влиятельный. А, если муж не влиятельный, то какие бриллианты. А, если нет бриллантов, то показать дочь потенциальным женихам, чтобы опять таки взять больше денег. Ну, а мужики идут попить пива, да поглазеть на девочек, вдруг что обломится.

   Что же и я попью пива. На старости лет, если конечно доживу, буду рассказывать как ходил в Большой. Приготовлено всё неплохо, следует иметь ввиду, что в Большом хорошие повара. Только насладился пивом как начался перерыв в спектакле и публика повалила перекусить. Конечно, основная масса пошла в буфет, но кое кто остался в ресторане надолго. У здешней публики модно сходить на один или два акта спектакля, а затем, в ресторане проводить встречи с нужными людьми и оговаривать сделки.

   Что они пьют? Не пиво, конечно. Таких, которые вёдрами глотают шампанское, тем более французское, не жалко. Пусть с ними чекисты разберутся. Жалко самого себя. Как бы чекисты со мной не разобрались. То есть придётся действовать только из инстинкта самосохранения. Сбежать в штаты или во Францию, а потом остаток жизни себя корить, что не попытался предотвратить?

   Какой же у меня план действий? Во первых, добраться до ленинградских химических факультетов. Выяснить наконец, удасться проделать финт ушами или нет. Второе, попробовать уговорить Цепелина слетать на его чуде техники на поиски тунгуского чуда. Попробовать исчезнуть из этого мира через дыру. Может ещё не закрылась? Заодно подобрать запрятанные алмазы и золото, которое пригодиться и в этом мире, и в моём. Не следует забывать о прииске, где убили месных жителей. Может, там вновь началась добыча? Третье, деньги в украинской деревушке. Надо двигаться и туда. Но, нужна разведка! Сунешся за денежками, а уроды социалисты, засаду приготовили, на всякий случай. Может отдать деньги жандармам? Пропьют или сделают ещё какое непотребство. Как я с тем жандармом, по хорошему пытался обойтись, всё равно оказался сукиным сыном. Хотел в оборот засунуть.

   Денежки потребуются для организации полёта цепеллина в Сибирь. Понадобиться строить промежуточнце базы, ставить причальные мачты. Возможно, если появяться пассажиры, вложения окупиться. А может и нет, выброшу деньги на ветер.

   Решено, надо ехать в Ленинград и начинать действовать. Ехать в деревню за деньгами не стоит. Сначала разведаю, а уж потом.

   -Виктор Александрович, очнитесь!

   Кто это? А, жандармский офицер. Как он здесь? Не иначе, меня искал.

   -Какими судьбами, Алексей Трофимович? Вы специально пошли на вечер в Большой, чтобы со мной встретиться? Признаться, совсем не ожидал увидеть Вас здесь.

   -Ну, что Вы, Виктор Александрович. Вы помните, на прошлом вечере в театре, была такая цветная мистерия. Я грешным делом подумал, что это новые веяния в театральном искустве. Ан нет. Мистерию сотворили некие злоумышленники, дабы опорочить великую силу искуства. Расследование показало, что злоумышленники сидели в той ложе, где мы, Виктор Александрович, наслаждались музыкой и пением.

   -Не знаю как Вы, Алексей Тимофеевич, но я совершенно не наслаждался. Было довольно убого. Певица жирная, в яме мужики как будто пьяные и несло от них как из казармы.

   -Прошу прощения, Виктор Александрович, но последнее видимо моя вина. Вы так неожиданно купили билет в ложу, так всё произошло внезапно, что я не смог подготовиться к визиту в театр. Пахло от моих сапог ваксой.

   -Вот как? Впрочем, я не имею виду ваксу. Был совершенно отвратительный запах горелого как будто жгли нефть и потом, копоть.

   -А, Вы изволите жаловаться на запах горящих свечей. Ещё совсем недавно жгли восковые свечи но, парафиновые дешевле и их повсеместно применяют для освещения в целях экономии. Вы, чем освещали жилище, пока не приехали в Москву? Запах парафина должен был напомнить отчий дом. Впрочем, в тех местах откуда Вы приехали больше употребляют восковые свечи. Ведь так? Драгоценный Виктор Александрович.

   Ну, наглый, укоряет в отсталости? Надо выкручиваться, я то раскатал губу, при электрическом освещении жизнь прожил, а эти, можно сказать, света электрического не видели в окошке. Да, пора бы и им выйти из доэлектрической дикости. Чего бы соврать про отчий дом? Ничего говорить не буду.

   -Так как же? Виктор Александрович?

   -Что как же, многоуважаемый мой Алекскй Трифонович?

   -Чем же Вы освещали отчий дом, Виктор Александрович?

   -Как же, конечно, свет в окошке был. Дорогой Вы мой Алексей Трифонович.

   -Так я вот и спрашиваю, чем светили-то, ежели стеариновых свечей как я понял у Вас не было? Виктор Александрович.

   Щас, скажу, что восковыми. А он докопается, что и от восковых запах такой же. Ну, урод. Я его за нормального пацана держал.

   -Драгоценный мой Алексей Тимофеевич, если я скажу, чем освещали дом, то не поверите. Чтобы Вы, дорогой мой, не потеряли веру в человечество позвольте промолчать.

   -Сия тайна настолько страшна? Позвольте не поверить уважаемый Виктор Александрович.

   -Ну, чтож. Вы настаиваете на ответе, драгоценный Алексей Тихонович, если не поверите, то мои руки чисты. Как говориться, умываю руки.

   -Ну, что же Вы замолчали, Виктор Александрович! Как интересно. Мы подошли к открытию мирового масштаба.

   -Какие умные слова знаете, Алексей Тулеманович.

   -Что моё отчество путаете? Дорогой Виктор Александрович.

   -Память у меня на имена слабая, вот и путаю.

   -Так, что же, Виктор Александрович?

   -Насчёт чего?

   -Вы насчёт освещения отчего дома мне хотели рассказать.

   -Вы ничего не путаете? Алексей Тукович? Я совершенно ничего не хочу.

   -Ну, так уважте жаждущую публику, публика просит.

   -Послушайте, бриллиантовый, мой Алексей свет Тихонович, Вы пришли слушать меня или оперу? Сейчас они заканчивают. Вам пора идти на поклоны. Вы в восторге от поклонов. Но, для того, чтобы от Вас отвязаться скажу, что отчий дом освещался силой электрического магнетизма.

   -Это же соверщеннешие сказки, Виктор Александрович. Ни за что не поверю. Мы же с Вами образованые люди, не бывает такого.

   -Странный Вы, Алексей Тукович человек, ей богу. Вы настаивали, я ответил. Чего же Вы ещё хотите? Я предупреждал, что не поверите и теперь, что? Половина образованных москвичей ходит в эти дурацкие салоны к шарлатанам, называющим себя магами. И что? Полиция вмешалась и прекратила безобразия? А, может жандармы приняли меры? Нет. Значит не считают это шарлатанством. А, Вы почему мне не поверили? Может от того, что никогда не видели результатов действия магнетизма? Так если Вы не видели, не значит, что этого не существует. Ну, например, микробов Вы никогда не видели, а верите в их существование.

   Придётся продемонстрировать опыт со спичкой, чтобы отстал. Не зря я купил магнит и тонкую проволочку. Проволочку вставил в спичку. Пришлось повозиться, но теперь, наука в лице жандарма будет посрамлена. Достаю из внутреннего кармана спичечный коробок и из него спичку, ту самую, со вставленой железной проволочкой. Кладу спичку на стол и предлагаю жандарму, не трогая руками, переместить спичку по столу. Он опять завопил, что это чушь.

   Ну, чтож. Привстал, протянул руки обращённые ладонями вниз к спичке. С обратной стороны ладони, на левой руке, прикреплён магнит. Подношу руку к спичке и спичка начала перемещаться по столу. Да, рожу жандарма надо было видеть. Вот так, с помощью простого жульничества, делают из людей фанатиков, верящих во что угодно фокуснику. Конечно, спичка подпрыгнула и подлетела к магниту. Но и я не промах. Между пальцев зажата другая спичка, без усовершенствований. Эту спичку роняю на стол.

   Убираю руки и избавляюсь от магнита, сую его в левый башмак. Усовершенствованую спичку успеваю сунуть в правый башмак. Зал ресторана освещён свечами и проделать манипуляции с магнитом, и спичкой не составляет труда.

   -И конечно, снова Вас не убедил, уважаемый Алексей Тихонович. Вы потребуете и иных неведомых доказательств. Но, мне совершенно безразличны возражения. Не стану утверждать, что мы сейчас наблюдали имело место быть. Наверно Вам приснилось. Забудем.

   На рожу жандарма интересно смотреть. Явое недоверие сменялось надеждой в чудо, которое избавит мир от всего греховного, нищеты и голода. Но, я то, не желаю избавлять мир. И возражать стало бессмысленно, и верить сомнительно.

   -Не могли ли Вы, Виктор Александрович ещё раз повторить сей опыт? Интересно посмотреть как удастся демонстрация опыта в присутствии научных работников университета.

   -Этих воров и шарлатанов? Вы удивляете господин жандарм. Вместо того, чтобы проверить направление движения материальных ценностей из университета в кабаки и квартиры профессуры, Вы предлагаете проводить опыты? Идите заниматься своим делом и ловите жуликов, а не занимайтесь тем, что Вам неведомо.

   -Однако же, я не заслужил подобной отповеди, Виктор Александрович. Хотел, чтобы подобные знания могли принести пользу людям. Я думаю, что применение чудес науки к материальному производству позволит людям жить лучше.

   -Алексей Тимофеевич, дорогой мечтатель. Скажите ещё, что хотите сделать мир прекрасным. Только у большинства людей чуство прекрасного отличается от Вашего поэтому, не удивляйтесь, если Вас захотят зарезать как Юлия Цезаря. Вина Юлия в том, что хотел сделать людей счастливыми против их воли.

   Наш разговор прервался от того, что подошёл официант и сообщил: ресторан закрывается, господам пора уходить. Жандарм захотел продолжить разговор в гостинице но, я отказался, сославшись на то, что веду правильнцй образ жизни и намерен лечь спать. А, если господину жандарму хочется поговорить, то пусть поищет других собеседников или приходит утром, после пяти. Если придёт позже, то наверняка не застанет, так как намерен продолжить путешествовать в направлении города, тут я запнулся, ибо не удосужился до сих пор запомнить, как именно называется Ленинград в этом времени.

   Жандарм, с ехидством в голосе спросил, куда я намерен направить стопы? Пришлось соврать, что пока не решил но, если господин жандарм не поленится прийти утром, непременно сообщу. Жандарму ничего не оставалось как удовлетворился объяснениями. В коляске подъехали к гостинице и я спросил, что за порядки такие? Бедные жандармы из провинции вынуждены болтаться по стране, в том числе в столицах. На это, жандарм пояснил, что из Петербурга был направлен в провинцию на проверку весьма щекотливого дельца. Но, на обратном пути вынужден заняться происшествием с поездом, который то ли подожгли, то ли взорвали. Кто устроил теракт остаётся загадкой. Но, господин жандарм совершенно уверен, что преступников поймают. Я с чистой совестью пожелал успеха, так как себя преступником не считаю. Заодно напомнил жандарму о неудавшейся попытке моей вербовки и о человечке, которого обещал. Если человечек станет возражать, то напомнить о некоторых обстоятельствах, произошедших в моём присутстви.

   У гостинице, вдруг подумал, зачем ждать завтрашнего утра? Можно отправиться в Петербург сегодня, прямо сейчас. С сожалением сообщил об этом обстоятельстве жандарму, жаль что никогда не увидимся, но может судьба вновь сведёт с замечательным человеком, которым является жандарм.

   Жандарм, в отместку сообщил, что поставит в известность коллег из Петербурга, а уж они не оставят меня вниманием. Я послал извозчика узнать, что с поездами и вернувшись сообщить. В номере, к которому успел привыкнуть, хотя и прожил несколько дней, нет ничего стоящего, чтобы хотелось забрать с собой. Разобрал вещи. Часть решил взять, а часть оставить прислуге. Наверно и прислуге не подойдёт, выброшу по дороге на вокзал, решил я.

   Прибыл извозчик и сообщил, что могу успеть на поезд. Расплатился за гостиницу и через полчаса был в поезде. Почему-то, по дороге ненужные вещи выбрасывать не стал, а выбросмл из окна поезда, когда проезжали мимо мусорной свалки.

  

  

  

  

   -16-

  

  

  

  

  

   В Петербурге всё повторилось в точности как в Москве, разве обошлось без серьёзного мордобития. Дал в рыло некому прохиндею, объявившему, что держит на этом месте стоянку и всё уладилось. Извозчик спросил, какие гостиницы я предпочитаю, дорогие или дешёвые. Ответил, что хорошие и дешёвые. Он почесал маковку и сообщил с сожалением, что таких не бывает. Тогда я, с ещё большим сожалением в голосе сказал, что желательна гостиница с электрическим освещением, телефоном, ванной с горячей и холодной водой. Обязательно водяное отопление. Извозчик с сомнением посмотрел на мои одежды и высказался в том смысле, что столь дорогие удобства мне не по карману.

   Какой интеллигентный извозчик, восхитился я. Но, велел ехать. А, ежели выкинут из гостиницы, то пусть подождёт и подберёт мои хладные останки. Без боя меня не выкинуть. На том и порешили.

   И правда, едва вошёл в прихожую как подбежал портье и попросил выйти вон. Так заявил этот мерзавец. После принудительного поклона, оказался весьма предупредительным человеком, а когда потребовал номер, то вовсе рассыпался в извинениях. Извинения были приняты вместе с несильным ударом в ухо, чтоб знал наших.

   Номер оказался лучше московского и как не странно, дешевле. Разместил чемоданы, это я прислуге не доверил, а сразу выставил за дверь. Взял гитару и от нечего делать играл до обеда. Затем спустился в ресторан и пообедал, чем бог послал.

   Придётся заниматься делами, решил я и подозвав официанта, задал вопрос.

   -Нет ли поблизости газетчика?

   -Как же, стаями крутятся вокруг, но мы никого не пускаем. Не дай бог украдут что.

   -Можно сделать исключение? Я хочу поговорить с одним из них. Взять, так сказать, интервью.

   В голосе официанта звучало явное сомнение:

   -Надо спрашивать разрешения хозяина.

   -Так в чём же дело. Пойди и спроси.

   Официант снова замялся. Я понял, что без подмазки затрат физической энергии официанта не обойдётся и сообщил:

   -Останешся без чаевых. И подумал: ну мерзавец.

   Официант дёрнулся в сторону, я так предполагаю хозяина.

   Спустя несколько минут подошёл невзрачный кругленький человечек, представился владельцем гостиницы и спросил, чем может помочь? Звали человечка Сидором Петровичем. Имя Сидор на моей памяти встретилось впервые, хотя многие считают самыми распространёнными фамилиями на Руси Иванов, Петров и Сидоров. Об этом я сообщил хозяину. Моё научное изыскание никакого воздействия на хозяина не произвело и он вновь спросил:

   -Это правда, что сообщил официант?

   -К сожалению, Любезный Сидор Петрович, я не знаю, что сообщил официант, поэтому не могу ни подтвердить, ни опровергнуть его слова. Однако, меня посетила мысль сделать Вашу гостиницу более известной в городе, чем она известна теперь. Для этого необходимо пообщаться с газетчиком. Но, по словам официанта, они сплошь жулики и в гостиницу не допускаются. Конечно, с этим постулатом я совершенно согласен. Когда появляются газетчики, то пропадают кальсоны, прямо с тел постояльцев. Но, мне не хочется общаться в забегаловках и может, среди них имеются вполне достойные люди, чтобы общаться на людях, не уронив чести гостиницы.

   Господин хозяин на мои изыски сообщил:

   -Молодой человек изволит шутить?

   -Нет, молодому человеку действительно хотелось общаться по неким денежным вопросам с газетчиками. Хотелось сделать это так, чтобы было и мне удобно, и не нанести урона гостинице. В номере прнимать их не хочу.

   -Ну, что же. Это можно. Если молодой человек позволит, я бы мог рекомендовать неких приличных людей, для их профессии конечно.

   Молодой человек выслушал рекомендациями хозяина и чтобы не возвращаться дважды в одну реку задал вопрос:

   -Возможно, от общений с газетчиками появится больше постояльцев. Не соблаговолит ли хозяин отстегнуть некий процент от увеличения доходов, автору, так сказать, идеи?

   Взор хозяина посуровел и он несклько менее любезно ответил:

   -Кто будет судить о увеличении доходов?

   -Кто же ещё как не Вы, любезный хозяин. Более того, могу брать процент неким, скажем так, улучшением качества обслуживания. Как только Вы увидете, что дела пошли лучше предоставите добавочные услуги.

   -Что же молодой человек, не могу обещать. Очень неожиданно и необычно предложение. Но, как только результаты будут, неприменно обращусь к Вам.

   Газетчик как оказалось, находится здесь же, в ресторанном зале, сидящий через несколько столиков. Хозяин пояснил, в ресторан пускают всех, даже газетчиков.

   Спросил у газетчика, для какой газеты работает? Для всех. Где материалы берут, там и работает, точнее где платят.

   Ну, а по моим делам с Цепелином, он не желает пообщаться с газетами?

   Газетчик, как-то незаинтересовано спросил, что за дела?

   Пытаюсь рассказаь о планируемом путешествии на место падения метеорита.

   Нет, такой товар никто печатать не будет, уверенно заявил газетчик. Плюнул на газетчика, фигурально говоря и поехал в редакцию. В редакции тоже не проявили интереса к рассказу. Решил заказать статью и спросил в какую цену обойдётся напечатать. Заинтересовались и назвали цену. Я собрался идти в другую газету. Поторговавшись и сбавив оплату расходов в три раза, договорились о том, что я пишу статью, а напечатают её после одобрения редакцией. Я спросил какого одобрения? Мне сказали ну, надо проверить, не содержит ли статья противоправительственных призывов. Попросил ручку и листок бумаги. Всё сейчас же было предоставлено. Вот что я изобразил:

  

   Путешествие на дирижабле

  

   В июне этого года мы были свидетелями пролетания метеорита, который упал в сибирской тайге. Размеры и ужасный его вид приводил в трепет население империи. Куда же упал метеорит? Каковы последствия падения метеорита? Почему общественность не заинтересовалась розыском места падения метеорита? Мы с особым удовольствием сообщаем читателям, что в ближайшее время состоится путешествие в сибирскую тайгу к месту падения метеорита на дирижабле немецкого изобретателя графа Цепелина. На протяжении всего транссибирского участка железной дороги намечается строительство промежуточных баз и причальных мачт для дирижаблей. Всего таких баз и причальных мачт будет построено около дюжины. Кроме того, в крупных городах, по пути следования маршрута дирижабля ожидается строительство огромных ангаров для размещения дирижаблей с целью их ремонта и укрытия от сильного ветра. В случае успеха путешествия, намечается создание прямого дирежабельного сообщения между центральными областями империи и окраинами.

   Успешное налаживание сообщения на дирижаблях внутри империи приведёт к осуществлению перевозок пассажиров и грузов на международных линиях. Уже ведутся переговоры по строительству аэробаз в Берлине, Париже и Риме. В столице нашей империи дело готово сдвинуться с мёртвой точки. В Петербург для организации строительства аэробаз и набора желающих участвовать в путешествии приехал некий предприниматель. Он намерен вложить крупные суммы в дело развития дирижабельного сообщения нашей империи.

   К удивлению этого предпринимателя официальные власти не проявили интереса к развитию дирижабленного флота. А, между тем, каждая империя может сохранить целостность только при развитых путях сообщения. То, что в империи сохраняется строительство таких архаических путей как железные дороги, свидетельствует о недостаточности внимания уделяемого для альтернативных путей сообщения.

   Предприниматель желает знать, поддерживают ли читатели возможность путешествия из одного конца империи в другой за двое, трое суток. Если скорость путешествия на дирижабле из Москвы до Петербурга будет в пять раз скорее, чем на поезде, при той же цене, не означает ли это краха железнодорожного сообщения? Будущее за дирижаблями! Через два года мы будем добираться из Петербурга до Порт-Артура за трое суток на дирижабле.

   Желающие принять участие в путешествии к месту падения метеорита прошу обращатьсв гостиницу по месту проживания предпринимателя.

   Расплатился с газетчиками и направился в оперный театр. В кассе билеты в ложу были и я прослушал оперу от начала до конца в одиночестве. От зевания, при самых забористых перепевках оперных запевал, едва не вывернул челюсть. Просидел всё представление в ложе. Хотелось узнать как камни реагируют на само представление, а не на эффект, создаваемый от созерцания зрителей.

   Утром оказалось, что камни ни как не реагируют. Буду попробовать участвовать в любительских спектаклях. Посмотрим каков будет эффект.

   В пять часов утра делать совершенно нечего и я принялся мучить гитару. Через некоторое время постучали в номер. Хозяину донесли о том, что какой-то ненормальный беспокоит жильцов гостиницы. Он и пришёл просить прекратить мои терзания. Я согласился, что играть на гитаре в такую рань не слишком разумно. Но, что же делать, если бессоница мучает? Может добрый хозяин укажет место, где никого не побеспокоив, смогу продолжить муки бессоницы с гитарой?

   Добрый хозяин разрешил помузицировать в ресторане, но только до тех пор, пока постояльцы не прогонят. Согласился на условия. Направился в ресторан, уселся на возвышение, именуемое по недоразумению сценой и принялся наяривать. Постояльцы, являвшиеся на завтрак, против наяриваний не возражали. Я бы сказал, не торопились уходить.

   Часов около десяти утра, сполз со сцены и спросил газету. С удовольствием просмотрел на первой странице статью о путешествии на дирижабле и принялся завтракать. За столик попросился вчерашний газетный деятель, которому было не интересно путешествие к месту падения метеорита. Я из чуства мести отказал.

   Отправился на химический факультет здешнего университета. На месте факультета находилось приличное каменное строение и я забоялся, что могут не принять. Принял заведующий факультетом, некий непричёсанный старикашка. На мой вопрос ответил, что нет проблем. Посадим кого хочешь, куда хочешь, на чего хочешь и потребовал ингридиенты. Из ингридиентов у меня был только небольшой нешлифованый алмаз. Старикашка спросил, не теоретик ли я? Нет, ответил я. Больше практик, если договоримся то, сейчас же схожу и куплю необходимое в ювелирном магазине.

   Старикашка задал вопрос, знаю ли я сколько это будет стоить? Ответил, что нет. Но, если он поставит в известность, то буду знать.

   Старикашка назвал сумму. Мне показалось, что старикашка слегка разочаровался, увидев отсутствие нужной реакции на моём лице. Ну, и что? Спросил я. Иду за покупками? Старикашка сказал, что пойдём вместе. Я удивился, не боится ли он, что я сбегу с драгоценностями? Старикашка пробормотал:

   -Именно, молодой человек, Вы как всегда совершенно правы

   Я возразал:

   -Когда было, чтобы я был правым, предпочитаю всегда находиться слева, из чуства противоречия.

   Старикашка заявил:

   -Все молодые считают себя правыми, а когда нагадят как котята, то прибегают за помощью. Вот и приходится обгаженых вылизывать.

   Я посочуствовал:

   -Какой большой надо иметь язык для подобных целей.

   -Дело не в языке, а в вони. Ужасная вонь идёт от тех, кого обгадили.

   Наконец мы прибыли к ювелирному магазину. Спросил, могут ли здесь быть достойные старикашки экземпляры? Уж очень мелкий магазинчик. Старикашка по виду обиделся и предложил ехать дальше. Приехали в самый центр. Большой ювелирный магазин. Заходим. Прошу чего-нибудь побольше.

  На меня с интересом смотрят и задают вопрос:

   -Побольше, это сколько?

   -С горошину или больше.

   Называют цену. Я смотрю на старикашку. Тот глянул на меня и заявил:

   -Пусть покажут.

   Нас провели в кабинет и мужик, похоже хозяин, показал небольшой бриллиант. Старикашка сообщил:

   -Меня зовут Сергей Андреевич.

   Я представился в свою очередь:

   -Очень приятно, а я Виктор Александрович.

   Хозяин слегка удивившись тому, что незнакомые люди пришли покупать драгоценности, тоже счёл необходимым представиться.

   -Господа, раз уж Вы пришли знакомиться, не позволите ли и мне представиться. Меня зовут Апполинарий Михайлович. В моей практике впервые происходит знакомство людей при покупке драгоценностей. Обычно люди стараются познакомиться до прихода в магазин.

   После представления, мы с Сергеем Андреевичем, кроме бриллианта приобрели изумруд и рубин. Расстаюсь с участниками купли продажи и направляюсь в гостиницу. Вечером, хочешь не хочешь, придётся давать представление. Не блистать же камнями в опере или в других театрах. Опять могут записать в студенты, а то ещё и в кутузку запрячут.

   В гостинице, меня ждали. В ресторане, подошёл мэтр и спросил не желаю ли я переговорить за ужином с неким господином из германского посольства. Я спросил: кто таков? Мэтр только и мог сообщить о том, что господин из посольства. Таких господ без надобности. Сообщите дворнику, что с дворниками мне не интересно.

   Заканчивал ужин в одиночестве. Зато после того как поел, подошли сразу трое из газеты, в которой я разместил статью. Газетчиков обрадовал проявленный интерес к путешествию на дирижабле и они намеривались распечатывать подробности. В свою очередь спросил сколько они намерены заработать на этом. Оказалось, что сущие гроши. Что же, сказал я. Тогда денег с Вас брать не буду, но, возьму мелкими услугами.

   Из подробностей рассказал, что удар метеорита о землю разрушил бы любой город до основания. Размер воронки образованой взрывом может быть размером с небольшое море. Кроме того, в научных кругах есть мнение, что это был не метеорит, а межпланетный корабль, направленный с Марса. Корабль потерял управление и разрушился при входе в атмосферу Земли. Одной из целей экспедиции будет поиск обломков межпланетного корабля и выживших при крушении людей.

   Для тех, кто сомневается в моих словах сообщаю. С тех пор как на Земле взорвался с корабль, с планеты Марс посылают злектрические сигналы, которые улавливаются многими физическими лабораториями, однако не могущими их расшифровать. Кроме того, если смотреть на планету Марс в сильный телескоп, то видно как на одной из точек планеты Марс, в море установлен сильный маяк, который подаёт сигналы. Марсиане ещё надеятся, что карабль уцелел и ждут обратно.

   Если найдутся обломки корабля, то это может дать огромный толчёк в деле строительства воздушных средств нападения. Можно будет с таких кораблей совершенно безнаказанно бомбардировать Берлин и Лондон. Не даром ко мне сегодня обратился некий представитель германского посольства, имя которого, из соображений секретности не оглашаю.

   Газетчики спросили, не будет ли такая бомбардировка настоящим варварством, которое мы, цивилизованые люди, должны осуждить. Я ответил, что как следует из действий самых просвящённых европейцев англичан, такая бомбардировка не только не является варварством, но и необходима, чтобы показать дикарям их место рядом с сортиром.

   Те самые англичане привязывают восставших жителей Индии к жерлам пушек и стреляют в сторону Лондона. Дабы в том же направлении летели деньги ограбленных индийцев. А как можно расценивать их действия в Южной Африке? Настоящие варвары. Десятки тысяч согнаных в концентрационные лагеря бедных и несчастных африканцев. Их согнали туда только для того, чтобы уморить голодом. Суточная норма питания в этом лагере не может прокормить даже младенца и взрослые африканцы умирают от голода, когда рядом стоящмие мерзавцы англичане вёдрами жрут чёрную икру. Я намерен послать запрос в правительсто империи, почему англичанам продают чёрную икру? Мало они нас обжирали? Множество Российских царей и императоров было убито по наущению лондонских лордов-убийц. А правительство продолжает продавать этим убийцам чёрную икру.

   И теперь, эти убийцы-лорды по прежнему тянут свои грязные лапы к колыбели российской демократии, чтобы задушить младенца. Мы, русские люди, должны пожертвоать всем ради победы русского духа, русских традиций и нравов. Если мы этого не сделаем, то пришедшие в Россию англичане всех посадят в концентрационные лагеря. Любой мало мальски способный держать оружие в России будет посажен в концентрационный лагерь убийцами-лордами.

   Газетчики строчили перьями так, что казалось, из под перьев вылетают не чернильные строчки, а струи огня и дыма. Как только газетчики записали мои слова их и след простыл. Подумал, что меня вполне могут прижучить или в тюрьму, или те самые англичане уконтропупят. Когда их деньгам кто-то или что-то угрожает, то они становятся совершенно беззастенчивыми. Никакие гуманные соображения в этом случае в расчёт не берутся. А убийства отравляющими газами, не желающих отдавать свои деньги, это просто проявление настоящего гуманизма со стороны англичан.

   Постепенно ресторан заполняется публикой, не столько желающей насладиться едой, сколько из желания посмотреть на бестолковых путешественников, намеривающихся отправиться на дирижабле. Пришёл довольный хозяин гостиницы. Реклама принесла свои плоды и он просит продолжать в том же духе. Я, в ответ, выразительно потёр пальцы о пальцы. Хозяин кивнул головой и сообщил, что прибыли подсчитывются и как только так сразу.

   Спросил разрешения поиграть и для вечерней публики. Дескать утром никто помидорами не кидался и слушали с интересом. Хозяин удивился, что за помидоры и почему в меня должны кидать. Выслушав рассказ про помидоры, ответствовал, что в нашей стране горе артистов принято освистывать. Ну и даже лучше, ответил я. Будет не так больно и направился на сцену. Поблестав камнями исполнил несколько песен и сделал небольшой перерыв. Камни, при ярком электрическом освещении, почти не играли искрами.

   Сделал для себя зарубку в памяти. Попробовать поиграть при свечах, при электрическом освещении, при солнечном свете, при разных фазах луны и при ещё чего смогу придумать. Во время перерыва подошёл некто в штатском и передал привет от Алексея Тихоновича. Я спросил:

   -Неужели Алексей Тихонович столь значительная фигура, что может передавать приветы? Посланец ответил:

   -Алексей Тихонович имел ввиду, представить и ничего больше.

   -Чтож, очень рад знакомству с офицером, столь нужной для государства и интересной службы. Однако хорошо бы узнать как величать посланца.

   Посланец представился:

   -Николай Фёдорычев.

   -Заранее попрошу прощения, что могу забыть имя и отчество, но при постоянном употреблении запомню. Я даже разъяснил свою забывчивость тем обстоятельством, что часто вижу картинки будущего, они пугают и от страха всё забываю. Николай Фёдорович спросил, чего же страшного можно увидеть в будущем? Все наоборот, с нетерпением ожидают следущего дня, месяца и года.

   Просто никто не знает, что его ожидает в будующем, а я вижу. Поэтому-то смотрю в грядущеее со страхом, как кавалергарды.

   -Не понял, какие кавлергарды, спросил Николай Фёдорычев?

   -Как Вы не слышали песню про кавалергардов? Это же последний хит сезона! Я сожалением посмотрел на Николая Фёдорычева. Он по виду смутился. Оказывается Ваше ведомство не следит за песнями, а зря, могут запеть чёрти чо, обхаивая русское государство. Я так понял, что посланец прямо не знает, что сказать, куда бежать и за кого хвататься. Столько всего вкусненького я наговорил. Не дай бог забудешь! Я спросил, не повторить ли, что сказал? Дабы Николай Фёдорычев мог записать.

   Он согласился и я повторил членораздельно с объяснениями так, чтобы записать. Когда была исписана записная книжка я предложил прослушать песенку про кавалергардов. Забрался на то, что здесь именуют сценой и заявил. Песня про кавалергардов. Посвящается героическим деяниям русских военных чинов. Исполняется по просьбе Николая Фёдорычева. Вся публика с интересом глянула в сторону представленного жандарма. Он вынужден привстать и раскланяться. Однако, я заметил недостаток за его столиком кушаний и напитков. Придётся зарабатывать на стол для него, подумал я.

  

   Кавалергарды, век не долог и потому, так сладок он.

   Трубит труба, откинут полог и где-то слышен сабель звон.

   Ещё рокочет голос струнный, но командир уже в седле.

   Не обещайте деве юной любови вечной на земле.

  

   Напрасно мирные забавы, продлить пытаетесь смеясь.

   Не раздобыть надёжной славы, покуда кровь не пролилась.

   И как не сладок мир подлунный, лежит тревога на челе.

   Не обещайте деве юной любови вечной на земле.

  

   Течёт шампанское рекою и взор туманится слегка.

   И всё как будто под рукою, и всё как будто на века.

   Крест деревянный иль чугунный назначен нам в грядущей мгле.

   Не обещайте деве юной любови вечной на земле.

  

   Во время пения заметил пару он и она. Он в каком-то расшитом золотыми позументами мундире, а она, что назывется кисейная барышня. Но, не в кисее. Одежды на ней и бриллианты будь здоров. В начале песни развеселились, а в конце, я смотрю, загрустили. Не понравилась молодым концовка песни. Уж не кавалергард ли? Не дай бог, что случится, с меня шкуру спустят как с ведьмы.

   Спустился, не со сцены, а правильнее сказать с пьедестала, публике так понравилась песня. Причём самые наглые требовали продолжения концерта. Пришлось утихомирить. Те кто хочет слушать песни пусть платят. За исполнение одной песни надо заплатить сто рублей. Желающих не нашлось.

   Заказал на двоих чаю и небольшой торт. Жандарм сначала отказывался от угощения, но я заявил, что для конспирации надо быть как все, а не изображать партизана на допросе. Он опять заинтересовался партизаном. Я спросил, что у него и вторая записная книжка есть? Нет, ответил он. Тогда приходите завтра с новой книжкой. Да, книжку возьмите побольше.

   В конце концов надоело сидеть и пить чай, когда все сидят и пьют водку. Снова потащился на сцену и опять объявил. Песня исполняется для российских офицеров. Заказал песню Николай Фёдорович. Пекрасный человек. Надёжный деловой партнёр, человек много делающий для русского искуства.

  

   Мы выходим на рассвете, над Баграмом дует ветер,

   Развевая наши флаги до небес.

   Только пыль под сапогами, с нами бог и с нами знамя,

   И тяжёлый пулемёт наперевес.

  

   Командир у нас хреновый, не смотря на то что новый,

   Но, а нам на это наплевать.

   Надо выпить, что покрепче и не больше, и не меньше.

   Всё равно с какой заразой воевать.

  

   Ну, а если кто-то помер, за него сыграют в покер.

   Здесь ребята не жалеют ни о чём.

   Есть у нас ещё в резерве деньги, водка и консервы,

   И могила занесённая песком.

  

   Говорят, здесь рост немалый. Может стану генералом,

   Ну, а если, я не выйду из огня,

   От несчастия такого, ты найдёшь себе другого

   И навеки позабудешь про меня.

  

   Спустился со сцены и подошёл к своему столику:

   -Ну, как Вам, дорогой мой, Николай Фёдорычев, песня?

   Чуствовалось, что жандарму немного не по себе от внимания публики.

   -Очень у Вас печальные песни, Виктор Александрович. Нельзя ли, если исполняете для меня, повеселее?

   Как раз, какой-то купец подсел к нам за столик и попросил объявить песню для него. Дал сто рублей. Их оставил на столе и попросил жандарма заказать из поесть, что нибудь для моей души, по его вкусу.

  

   Я хотел въехать в город на белом коне,

   Да хозяйка корчмы улыбнулася мне.

   На мосту, видно мельник взгляд бросил косой

   И остался я на ночь с хозяйкою той.

   Конь узду рвал из рук, в путь просился скорей,

   Но не слышат влюблённые лучших друзей.

   Я всю ночь, до утра, в той корчме пировал,

   А на привязи конь обо мне тосковал.

   Белый конь, белый конь, я тебя потерял.

   Белый конь от меня по степи ускакал.

   Белый конь, белый конь, потерял я коня.

   И так далее.

   Поусердствовал я некоторое время. Наконец, Николаф Фёдорович засобирался и отбыл в нужном ему направлении. Я посидел ещё самую малость ожидая, что ещё какой пьяненький купец пожелает прославиться за сто рублей, но затем отчаялся. Наверно, они не доросли до современных песен, решил я и сказал себе, пусть подавятся сторублёвками. Уйду, не буду больше петь задарма и отправися в номер.

   Когда вышел из ресторана, меня захотела подцепить некая девица, загородившая дорогу. Но, моё певческое творчество не оценили, от обиды, я крутанувшись вокруг оси, открутил девицу, оставил ее сзади и продожил движение в номер. Господин, видевший как я обошёлся с девицей, пытался возмутиться. Не слушая его, подошёл к лифту и собрался было подняться на этаж. Лифтёр, заметил, что недовольный господин решительно пошёл следом и собрается зайти в лифт, видимо желая продолжения разговора, придержал лифт. Только мне разговаривать не хотелось и взявшись за рычаги управления лифтом, закрыл двери и направил лифт вверх.

   Лифтёр пытался сделать какое-то движение, наверно желая указать на неправильность поведения и я заметил в левой руке у него револьвер.

  Так вот, что за девица пыталась познакомиться!

   Не буду ожидать, когда на меня наставит ствол. Поскольку руки не успевали перехватить револьвер, ударил ногой. В результате, лифтёр оказались на полу и мы проехали нужный этаж. Подогнал лифт к этажу, выше моего и остановил. Лифтёр всё ещё не очухался. Как бы не получился перелом обеих ног, забеспокоился я. Засунул револьвер за пояс, отволок лифтёра от дверей лифта в глубь коридора, положил за скамеечку, стоящую у стены. Для этого чуть чуть отодвинул скамейку. Оставил лифтёра отдыхать и пошёл вниз по лестнице. Освещение на лестнице электрическое и довольно яркое. Конечно, по здешним меркам яркое, но разглядеть толком, что-то в полутьме, да ещё на бегу, совершенно не возможно.

   Расслышав топот ног, бегущего по лестнице человека, не стал спускаться вниз, а отошёл немного в глубь коридора, для того, чтобы бегущий не заметил меня, стоящим около двери, ведущей на лестницу. Когда человек взлетел на этаж и бросился в дверь, я подставил ногу. Он упал почти без шума, причём при падении не выронил револьвера из руки. Такие игры мне не по нраву и я ударил ногой по его голове. За мгновение до удара, вспомнил монстра, выползшего из горящего чума и не стал сдерживаться. Человек, казалось небольшого роста, успел направить в мою сторону револьвер, но я ударил раньше и хорошо, что не сдерживал себя. Замедли на долю секунды удар, он бы достал меня из револьвера.

   Заниматься им больше не имел возможности потому, что по лестнице ещё кто-то торопливо стучал каблуками. Не иначе как та девица, успел подумать я. Девица залетела так же как бежавший по лестнице мужик. Она успела увидеть, валявшегося на полу мужика, но не успела ничего предпринять в свою защиту. Я подумал, что на этаже не оказалось присяжных заседателей и девицу от смерти может спасти только моя ошибка в направлении движения ноги. Но, я недавно принимал участие в подобных разборках и не успел утратить навыков. Поэтому девица от удара в живот, в здешнем мире, долго не протянет.

   Некогда с ними возиться, но в коридорах полумрак и никого нет. Допросил мужика, так шустро вбежавшего на этаж. Ну, конечно, он говорить не хотел, но я не полиция и не жандармерия. Я борюсь за целостность собственной шкуры. Поэтому он рассказал правду матку.

   Правда была настолько неприглядной, что добил всю троицу, пожелавшую похитить меня и сначала ограбить, а затем убить. В моём номере делают обыск ещё двое, переодетые жандармами. Они прошлись по этажам, с позволения хозяина и просили постояльцев некоторое время не выходить из номеров, поскольку ловят бандитов и возможно будут стрелять. Кроме того, они хотели в нужный момент выключить свет но, я сорвал операцию. Принадлежат бандиты к партии социалистов революционеров. И, дальше понятно, деньги добывали на революцию. Про меня узнали из газеты. Как прочитали о путешествии, так и поняли, что у меня денег не клюют.

   Решил добить социалистов. Прокрался к собственному номеру, постучался в дверь и спросил, нельзя ли посмотреть трубы, не текут ли. Жандарм выглянул, наверно хотел дать в морду наглому водопроводчику, шастающему по номерам так поздно. Но, получилось наоборот. В морду получил он, да не рукой, а рукоятвой револьвера. Переступил через лежащего на полу псевдожандарма и увидел второго. Он не пытался даже держать оружие в руках, настолько был уверен в маскировке. К глубочайшему его сожалению я бросил револьвер. Он не успел вскинуть руки как револьвер ударил в переносицу.

   Говорить с ними не о чем и поэтому, прикончив обоих, выбросил револьвер на помойку, предварительно стерев отпечатки пальцев и приложив рукоятку револьвера к руке покойной девицы. Переобулся, мало ли, вдруг будут искать следы, ползая с лупой по полу. Затем отправился искать хозяина.

   Хозяина застал переругивающимся с жандармским управлением по телефону. Жандарм на проводе никак не возьмёт в толк, почему и какие жандармы припёрлись в гостиницу. Не было у них приказа и всё. Значит ты, пьяная сволочь, если ещё позвонишь, то пожалеешь, что родился на свет. Примерно так получил от жандарма хозяин. Сообщил хозяину весть том, что несколько убитых жандармов валяется в номере. Нельзя ли переночевать в другом, чтобы не беспокоили до утра.

   Хозяин от расстройства опустил трубку и уставился на меня соершенно одичавшими глазами. Ещё раз сообщил моё пожелание. Наверно он не ухватил основную мысль о смерти жандармов и направил меня в другой номер. Получив ключи от нового номера, я разделся и со спокойной душой улёгся спать. Программа сегодняшнего дня, видимо, выполнена и других приключений, эта сволочь на небе не запланировала.

   Спалось хорошо, но недолго. Почувствовал, что меня трясут за плечо. Вспомнилось начало приключений в поезде. Как давно это было! И вот теперь, похоже, всё должно повториться. Не хотелось просыпаться и я спросонок проговорил: отпустите плечо, Вам что, своих плечей мало. Но, меня продолжали беспощадно будить.

   Рядом стоит Алекскй Трофимович. За его спиной маячит хозяин. Я проснулся, зевнул и собрался ложиться на другой бок. Но, Трофимович продолжал домогательства...я сказал, что не сплю. Пусть все отстанут, так как уже проснулся. Трофимович начал бормотать, а я, лишь кивал головой в так словам. Наконец, меня разбудили. Я зазевал как мог заразительнее, уселся на кровати, закутася в одеяло и попросил кофе. Совсем одуревший хозяин гостиницы выскочил из номера, поорал в коридоре и зайдя в обратно сообщил, что кофе сейчас принесут. Всё это, помню, слышал сквозь сон и даже удивился как во сне можно слышать, что делается наяву.

   Окоянный жандарм продолжал бормотание, но я ничего не понимал. Наконец я проснулся окончательно и сурово спросил хозяина: когда же в конце концов принесут кофе? Хозяин взмахнул руками вышел из номера и через пять минут принесли кофе. А, лепёшки! Потребовал я. Наконец начал понимать бормотание жандарма.

   -Нехорошо, Виктор Александрович по Вашим следам просто невозможно идти. Следы завалены Вашими трупами.

   Сильно удивившись, ощупал себя и вопросил:

   -Моими? Сколько их у меня?

   -Не юродствуйте Виктор Александрович, Вам это не к лицу. Когда я прошёл по Вашм следам, то обнаружил, что путь усыпан трупами. Правда, я в проследил с того места, где Вы сели в поезд. С этого самого места начались неприятные происшествия с населяющими поезд лицами. Оказывается, дорогой Виктор Александрович, Вы ехали в одном купе с пропавшим полковником. Вы об этом не упомянули. Почему?

   Обнаружил себя сидящим на кровати и завёрнутым в одеяло. Чего они все здесь делают, в номере? Я зевнул и как мог почесался.

   -Принять бы ванну и пообедать.

   После вчерашней нервотрёпки у меня появился зверский аппетит.

   -Вы слышали, капитан! В номере я обнаружил пару покойников. Почему я спрашиваю, дражайщий капитан, Вы так хреново работаете? Почему шагу не возможно ступить без того, чтобы не наступить на трупы? Скажите любезный, снова я обратился к жандарму, не могли бы Вы выйти вон. Мне необходимо кое что предпринять для очищения совести и что за дурацкие манеры, врываться среди ночи к спящему человеку. Обещаю, господин капитан, страшно Вам отомстить. Когда будете верхом на даме, я зайду в номер и поинтересуюсь тем, чем Вы интересуетесь. Даю Вам страшную клятву.

   Жандарм опять начал бормотать.

   Не стал слушать и решил довести до белого каления придирками.

   -Какие основания всякие дурацкие трупы называть моими? Сколько у меня может быть трупов? Ни одного. Потрудитесь запомнить это дражайший капитан.

   Наконец капитан произнёс несколько слов более внятно.

   -Я не капитан. В жандармском корпусе нет капитанов, я ротмистр. С чего Вы взяли, что я капитан? Виктор Александрович?

   -Как насчёт предложения очистить номер от посторонних? Капитан, сколько можно издеваться над живым человеком? Я Вам не Ваш труп. Над своим трупом можете издеваться сколько угодно, а надо мной не позволю.

   С этими словами поднялся с постели и направился в сортир. Краем зрения увидел, что в комнату вбежал растрёпанный коридорный с перекошенным лицом и начал громко шептать хозяину. Просто удивительно, как может измениться облик человека за несколько мгновений. Хозяин пошёл разноцветными пятнами. На него стало интересно смотреть. Но, у меня были другие заботы и я не стал ждать продолжения цветомузыкального выражения чуств на лице бедного содержателя гостиницы.

   По выходу из богоугодного заведения меня ожидал приятный сюрприз. В номере никого не было. И слава богу, подумал я. Надо идти в ресторан. Я помнил зачем в ресторан, но когда буду употреблять пищу, как это будет называться, никак не мог сообразить. Обед, завтрак или ужин? Узнаю на месте, подумал я. Оказывается всё таки обед. Так и думал, успокоил себя.

   Несколько возбуждённых и громко переговаривающихся личностей мешали сосредоточиться и я постучал по стенке бокала, подозвая официанта. Подошёл официант.

   -Любезный, нельзя ли очистить ресторан от посторонних или по крайней мере сделать так, чтобы они не действовали на нервы?

   Официант с сожалением в голосе сообщил:

   -Никак невозможно, Ваше сиятельство. Эти известные в городе личности прибыли в гостиницу для оказания помощи постояльцам.

   -Ну, понял я, не дурак. Слетелись как мухи на гавно, зеваки хреновы.

   Всегда, когда произойдёт несчастье и на дороге валяются растерзанные тела, находится извращенцы, которые любуются растерзанными телами. Они часами наслаждаюся людскими страданиями.

   Подумал, что таких личностей надо проверять на причастность ко всякого рода преступленияими связанными с расчленёнкой. Наверно, потому и не смогли вычислить "Джека потрошителя", что он каждый раз находилися рядом с растерзаными им жертвами, наслаждаясь и думая, какие дураки полицейские.

   Официант по секрету сообщил, что ожидается прибытие генерал губернатора с супругой.

   -Это вовсе не к чему. Не дай бог, какие бомбисты взорвут здесь всё нахрен. Надо бежать. Но, куда?

   Пожелал узнать мнение официанта на этот счёт.

   Услышав про возможное появление бомбистов, официант задумался и бочком, бочком попятился из обеденного зала. Хотел было придержать его за фалды, но куда там. Официанта и след простыл. Когда дожёвыал третье блюдо, то он опять появился в поле зрения вместе жандармом. Причём жандарм волок беднягу за шкирку и лицо официанта украшал приличного размера синяк.

   -Этот, что ли? Спросил жандарм официанта, указывая на меня.

   -Он, Ваше благородие, испуганно, с надрывом в голосе сообщил официант.

   -Ну, что скажете? Ваше сиятельство, панибратски присаживаясь на стул около моего столика, поинтересовался жандарм, всё ещё удерживая за шкирку бедного официанта. Официант, чтобы дать возможность усесться жандарму, вынужден стоять в полусогнутом положении.

   -Ну, что Вы имеете ввиду нукая, господин невежда?

   Спросил я жандарма.

   -Благородные люди, прежде чем нукать, представляются, чтобы знать кого, я проткну шпагой на дуэли за наглость и хамство. А, если не представился, то значит неблагородного сословия и такому положено в морду, за тоже самое.

   -Ну, ну, продолжил жандарм, привставая и всё ещё удерживая беднягу за воротник.

   -Вот тебе и ну.

   Сказал я и ударил жандарма со всего размаха в рыло. Жандарм усидел на стуле, но не устоял на ногах. Хотя ворот официанта он всё таки отпустил. Я встал из за стола и отволок жандарма, находящегося в полубессознательном состоянии из ресторанного зала. В прихожей усадил на скамейку или лучше сказать уложил на скамейку, ибо сидеть бедняга не в состоянии. Я его понимал. Одно дело бить чужие морды. А вот, получить в собственную морду, это не каждый может выдержать. Чтобы держать удар в свою морду надо долго тренироваться.

   Я в прошлой жизни тренировался и тому, и другому. Поковница называла это воспитанием боевого духа у мужчины. Не можешь держать удар, нечего делать в авиации. С полковницей я не боксировал, а с полковыми дамами приходилось. Причём приходилось отбиваться в полную силу и руками, и ногами, иначе нежные дамские ручки, а тем более ножки, могли выбить дух из тела и кровавые сопли из носа. Конечно, тренировался я и со своими мужиками, но страшнее всего избиение младенца двумя полковыми дамами сразу. Избиение младенца, так называлось испытание на силу воли, когда несколько дам пытались выбить из тебя дух.

   Главное в этом испытании не ответить в раздражении противнику, а выдержать удары и не дать сбить с ног. Сбили с ног, эначит нет выдержки, значит поддался на провокацию, значит и в воздушном бою, вместо того, чтобы уйти от удара бросишься в атаку и испортишь полковнице показатели.

   Сел на место и чуствую какое-то изменение в атмосфере зала. Не слышно воплей и шума со стороны тех господ, которые только что вопили и орали как резаные, по крайней мере, мне так казалось.

   Один из господ, толстоватый, да что там говорить, толстый, в усах и бороде как многие в этом отражении, энергичо направился в мою сторону.

   Разрешите представиться, спросил он. Я рассеяно кивнул головой, не понимая, чего от него ожидать, может спросит, каким образом, так получилось, что тела убитых оказались в номере или не я ли их уконтропупил?

   -Петр Аркадиевич Столыпин.

   -Очень рад за Вас дорогой Петр Аркадьевмч. Меня зовут Виктор Александрович. Чем, как говориться могу? Да Вы присаживайтесь. Не пойму почему жандарм приволок беднягу официанта? Неужели здание окружено и никому не разрешается выходить? Какой произвол, Вы не находите?

   -Видите ли, дорогой Виктор Александрович, это я приказал окружить гостиницу и всех, кто пытается выйти задерживать и проводить дознание, кто таков.

   -А, чем я Вас заинтересовал, господин Столыпин?

   -Ударить жандарма в нашей стране преступление, строго карающееся законами империи.

   -И, что? Вы предлагаете услуги адвоката?

   -Что же, я могу так поступить, если Вы не социалист.

   -Не любите социалистов, господин Столыпин?

   -Не люблю. Так как же?

   -В отношении социалистов?

   -Именно, Виктор Александрович.

   -Не знаю, что и сказать. По чести говоря, не знаю, что означает Ваше слово социалист. Судя по всему, Вы вкладываете в него отрицательный смысл. Но, мне Ваши антипатии и психопатии не интересны. Мне интересны те, кто покушается на мою жизнь и состояние. Все без исключения, будь это так нелюбимые Вами социалисты, либо Вы сами, если протянете ручки к моим деньгам.

   -Не тот ли Вы путешественник, который собирается в Сибирь на место падения метеорита и приглашающий в путешествие всех желающих.

   -Господин Столыпин попал в самую точку. Именно я собираюсь лететь в тайгу. К сожалению планы сделать такое путешествие возможным наталкиваются на противодействие. Не знаю в курсе Вы или нет, но на меня вчера совершено покушение. В моё отсутствие в номере были застрелены жандармы, несомненно посланные меня защищать. А вместо этого, что вышло? Спасло только то, что в момент покушения меня в номере не было.

   Вешаю лапшу на уши Петру Аркадьевичу и замечаю как к нам подходит мой любимый крокодил, ротмистр Алексей Трофимович.

   -Добрый день, Пётр Аркадьевич.

   Поздоровался с собеседником жандарм.

   -Я бы не советовал находиться рядом с Вашим собеседником. Дело в том, что как сказали, он ударил жандармского чина, а это наказуемое деяние в нашей стране. И, кроме того, он причастен к убийствам на всём пути следования в столицу империи.

   Мне такое представление совершенно не понравилось. Я резко возразил. -Любезнейший Алексей Трофимович, а не будете ли Вы любезны поздороваться и со мной. Насколько помню, весь сегодняшний день Вы мешали мне наслаждаться жизнью. Вот и господин Столыпин подтвердит, что какой-то хам, как и Вы, сейчас без приглашения уселся за столик и принялся качать права. Почему господин Столыпин, извеснейший во всём мире адвокат, спрашивает разрешение, здоровается, а замухрыжки жандармы, в обсиженых мухами мундирах пренебрегают правилами приличия.

   Запомниите, господин капитан, если правила общежития в нашей империи будут нарушаться одними, то другие тоже захотят нарушить эти правила и тогда Вам как и обещал придётся искать укрытия. С того предупреждения Вы и шагу не сделали, чтобы уменьшить вероятность такого страшного Вашего конца. Как Вы считаете, господин Столыпин, должны ли жандармы соблюдать правила приличия? Или, если сейчас господин жандарм вдруг захочет помочиться на столик, это будет считаться в порядке вещей?

   -Однако же...

   Начал было господин Столыпин. Но, не договорил. Его перебил жандарм.

   -Не говорите ничего Пётр Аркадьевич. Сейчас, если Вы вступите в дисскусию с Виктором Александровичем, то он заморочит голову как и мне.

   Я вскочил со своего места и размахивая пальыем вытянутым в сторону жандрма завопил:

   -Это инсинуации, я требую сатисфакции. Где доказательства? Что ещё Вы мне приплели? Я буду жаловаться на Ваше безобразное поведение. Ваше место вообще в доме для убогих разумом. С каких это пор честных и порядочных граждан обвиняют в жульничестве? Как прихватить на жареном, какого ворюгу, так Вас нет. А как на честного человека наброситься, так сразу. И не известно, делается это по недоразумению или специально, для вымогательства.

   Наконец, сделав вид, что успокоиля, уселся на стул и предложил сделать тоже жандарму.

   -Вот видите, господин Столыпин, этот капитан, хоть и жандарм, но посмотрите, почти не испорченный человек. Он не поздоровался, а за столик уселся, только после приглашения. Не то, что предыдущий жандарм. Значит, что из него ещё может получиться приличный человек. А, не как тот, с разбитой мордой. Впрочем, насколько мне известно, он может вызвать на дуэль за оскорбление действием. А, я могу вызвать на дуэль за оскорбление нравов. Не, правда ли, господин Столыпин?

   Возможно господин Столыпин что-то и произнёс бы, если бы не подошёл ещё один жандарм и обращаясь скорее ко мне не произнёс:

   -Пётр Аркадьевич, мы обнаружили ещё три трупа на пятом этаже, все штатские. Один труп принадлежи даме.

   Жандарм нагнулся к уху Столыпина и прошептал, мне показалось, имя дамы. Пётр Аркадьевич, обращаясь к нам обоим произнёс:

   -Прошу прощения господа, вынужден Вас покинуть.

   Я не замедлил выговорить жандарму за его невоспитанность.

   -Вот, что значит воспитанный человек, не то что Вы господин капитан. Вы сегодня, прямо как какой-нибудь социалист, совершенно не можете прилично держать в обществе. С каким восторгом отнёсся к Вам, когда впервые увидел. А, теперь. Во что Вы превратились? Вы как настоящий социалист, даже проигнорировали меня и не поздоровались.

   -Однако, Виктор Александрович, для преступника Вы слишком хорошо держитесь и даже обвиняете меня.

   -Если даже преступник, то извольте держать дистанцию. Вы должно быть воспитанный человек, раз имеете звание офицера. И кроме того, Вы что же, заменили суд присяжных? С какой стати Вы объявили меня преступником? Лично я не понравился или у Вас иные половые пристрастия и поэтому меня ненавидите?

   -Хорошо, Вас ни в чём не обвиняю, кроме того, что Вы ударили по лицу жандармского офицера.

   -Ну и что? Пусть подаёт в суд. На суде расскажу всё, что проделывал этот, с позволения сказать, офицер. И я уверен, ни один из присяжных не посмеет обвинить меня в перевышении защиты чести и достоинства. И более того, сейчас же обращусь в газеты. Они с удовольствием расскажут о том, какие хамы служат в жандармском корпусе. Я это обязательно сделаю, если этот хам не извинится. Помните, что в свидетелях мой хорошо знакомый адвокат.

   -Так Вы ещё хотите, чтобы принесли извинения?

   Вместо ответа на вопрос жандарма, постучал ложкой по бокалу и прибежал официант.

   -Где можно найти газетчиков, которым вчера давал материалы по моим путешествиям?

   Официант сверкая подбитым глазом обрадовано сообщил:

   -Так вон они, с его высокопревосходительством обсуждают чего можно писать в газету, а чего нельзя.

   -Любезный, подзови этого господина.

   Официант с готовностью побежал в строну беседующих. Уж не знаю чего наплёл, только газетчик сразу среагировал на зов. Господин из газеты представился и начался форменый допрос свидетелей. Я упирал на то, что как бы не было тяжело в нашей стране жить, жандармы должны делать всё от них зависящее, чтобы защищать честь и достоинство граждан империи. А, что мы видим на самом деле? Всё с точностью наоборот. Ну и так далее. Я долго разорялся на эту тему и выдвинул версию о том, что жандармы, которых нашли убитыми, сами застрелились от стыда, из за того, что без разрешения вломились ко мне в номер.

   По моему, окружающиеся заслушались обличительными речами. Вот к чему приводит отсутствие сериалов на телевидении. Люди вынуждены слушать болтунов и мошенники этим прекрасно пользуются. Газетчик изводил уже вторую тетрадь.

   Наконец этот бред надоел жандарму и он спросил, буду ли я удовлетворён, если жандарм, получивший по морде, ивинится? Безусловно, почти не прерывая монолога сообщил я. Моя задача укрепить кадры моих защитников. Этот разговор я затеял лишь с одной целью, поставить на место зарвавшегося хама, а не в коем случае выгонять его и ещё кое кого из жандармов. При последних словах палец, которым я обличительно тряс в воздухе уставился в лицо жандарма.

   Через некоторе время оба жандарма извинились, а газетчик продолжал строчить и строчить. Хорошо, что ещё не изобрели печатную машинку. Или уже изобрели? Испугался я.

   Наконец все отстали и я смог подумать в спокойной обстановке о своём. Так и хочется добавить о девичем.

   Вчера замочил кучу народа. В другие дни, когда только попал на эту планету идиотов, мочил значительно больше и камни никак не реагировали. А теперь, к мочилову добавил выступления на публике и они дали выспаться. Причём, по всей видимости, камни каким-то образом защищают. Придают особую прыть, что ли? Иначе как бы я уклонился от объятий покойной барышни? Хотела подойти вплотную с приятной улыбкой, сучка, а затем приставить к брюху пистоль. Впрочем, про улыбку не помню. Помню её очень сосредоточенный вид, когда подходила. Как будто она делает очень нужную и важную работу. Ну, там, роды принимает, что ли.

   Мужик, который бежал по лестнице маленького росточка, одет аккуратно, лысоват, усики. Говорить очень не хотел как и тот, в тайге, который перерезал всю шайку, чтобы завладеть алмазами. Адрес конспиративной квартиры и несколько имён он успел прошептать. Обязательно разобраться с теми, кто упомянут в его записной книжке.

   Про лифтёра сказать ничего не могу. Простое еврейское лицо, рост средний. Руки как руки, ноги как ноги, Револьвер! Револьвер держал и пользовался им очень профессионально. Выражение лица совершенно спокойное, будто он нисколько не мандражирует и уверен в успехе. Так и умер с выражением скуки на лице. Судя по ловкости, с которой пытался обойтись со мной, немало человек на его совести.

   Жандармы в моём номере профессионально перетряхнули вещи. Они чего-то искали. Может деньги? Думали, что я деньги держу под матрацем?

   Значит минимум четверо крутые профессионалы. Как же так, почему обмишурились?

   Разделились и слишком уверились в успехе, расслабились. А, чего? Надеялись легко зарезать деревенского увальня, без рода и племени, который вместо того, чтобы пропить и прогулять добро, решил выбросить деньги, в буквальном смысле слова, на ветер.

   Может они настоящие жандармы? Вполне. Приворовывали, били морды и настрополились. Значит тот, что с наглой мордой уселся за мой столик, либо с ними, либо прикрывал со стороны жандармов. Не он ли, из жандармского управления, разговаривал по телефону с хозяином гостиницы?

   Надо поговорить с хозяином гостиницы. Может он узнает по голосу жандарма, которому я плюху дал.

  

  

  

   -17-

  

  

  

  

   Разглагольствования по поводу инопланетных кораблей вызвали бешеный интерес публики. Все обалдели от откровений по поводу прилетевшего межпланетного корабля. Звонили в гостиницу ото всюду. Из физических и химических лабораторий, из обсерватории и академии наук, из театра и газет. Приплёлся банкир. Он решил прозондировать почву по поводу доходности предприятия, производящего продукцию по инопланетным технологиям.

   Поставил его на место, задав простой вопрос: намерен лиделиться прибылями со мной? Какой процент будет отстёгивать лично мне от прибылей? Банкир, поковыряв в носу, предложил ежемесячный оклад сто рублей. Послал его по русски так далеко, что так далеко ещё никто не ходил. Когда он уходил я кричал в след, что меньше, чем на шестьдесят процентов не согласен.

   В ресторан, где я обдумывал дальнейшие приключения, прибыли театральные деятели. Они решили поставить пьесу или оперу, по газетным статьям и просили помощи. Главным образом их волновало, какие одежды носят инопланетяне и как должны выглядеть внешне. Уважил просьбу и изобразил на салфетке то, что видел в жизни.

   Приходили ещё деятели, по моему мошенники. Они заявили, что видели живых инопланетян и готовы поделиться сведениями, за небольшое вознаграждение. Сдал мошенников жандармам.

   Затем пришла в голову мысль о том, что на волне, в мутной пене, организовать акционерное общество содействия межпланетным сообщениям. Что и сделал. В газетах поместил заявление о создании акционерного общества межпланетных сообщений. Гарантировал бешенную доходность от вложения средств в акции, но спустя некоторое время. Связался с неким банкиром и положил деньги, полученные от доброжелателей, в банк с указанием в прессе, кто и сколько внёс средств.

   Опубликовал сочинённое мной заявление, якобы от граждан, желающих вступить в члены общества на основании анонимности. Я приветствовал, опять таки через прессу, новых членов общества и сообщил суммы вкладов.

   Занялся организацией акционерного общества. Для этого потребовались адвокаты.

   Объявил о наборе желающих полететь в космос. Предупредил, что перспективы полёта туманные. Неизвестно, когда наберётся сумма, достаточная для доставки человека в космос, на орбиту вокруг земли. Добровольцы нужны для отработки методик подготовки космонавтов. Чтобы ограничить число претендентов объявил, что добровольцы должны платить, каждый день десять рублей за членство в клубе космонавтов.

   Желающие учиться на космонавта припёрлись в гостиницу. Несколько богатых бездельников, которым нужны новые ощущения, потому, что старые приелись, пожелали учиться. Собрал с них деньги за подготовку на год вперёд и объявил сбор через месяц, здесь же в гостинице. На вопрос, в чём будет заключаться подготовка с удовольствием объяснил. Подготовка к полётам состоит из практической части и теоретической. Практическая подготовка состоит из физической, психологической, специальной частей и полётной подготовки. Кандидаты, прошедшие первичную подготовку, допускаются к теоретической подготовке.

   Физические упражнения, главным образом, в копании траншей, рытье канав, замешивании раствора для кладки кирпичей, таскании кирпичей и прочих тяжестей наверх, в строящиеся помещения космического центра.

   Психологическая подготовка в чистке сортиров, мытье полов и стен. Уборке мусора и прочих мероприятий по наведению чистоты на территории центра подготовки космонавтов.

   Специальные тренировки вестибюлярного аппарата на качелях, каруселях, в центрифуге.

   Полётная подготовка в обучении пилотирования самолётов.

   Теоретическая подготовка секретна. К секретам будут допущены самые избраные.

   К моему огорчению никто из кандидатов не отказался от подготовки в клубе космонавтов. На следующий день, мысленно выматерив как следует хреновых добровольцев, которым хочется стать космонавтами, дал объявление в газету о желании приобрести участок земли для строительства центра подготовки космонавтов. Через две недели стал владельцем лесного участка с несколькими полуразвалившимися строениями, по обе стороны железной дороги.

   Занялся обустройством территории. Отсыпанию дорог щебёнкой, капанием канав, рытьём траншей, подготовкой мест к строительству и чисткой сортиров. Благо рядом находится каменный холм, наполовину раскопаный для насыпи под железную дорогу. Хоть с камнем нет особых сложностей.

   Через месяц припёрлись кандидаты в космонавты и я пристроил их к делу. Кто-то из них занялся дорогами, кто-то строительством центра, а кое кто и сортирами.

   Для вживания в местную жизнь посвятил несколько дней изучению истории. Узнал, где есть библиотека и засел на целый день. Просмотрел подшивки газет, за несколько лет, чтобы не выглядеть совсем уж дикарём. Оказывается в здешних библиотеках есть возможность работать не выходя на обед. Имеется прекрасный буфет и отличные, и дешёвые кушания. Пару раз ходил полежать в комнату отдыха, здесь есть и такая. К вечеру совершенно отупел и решил уходить. С меня взяли деньги за пользование удобствами и отпустили. Пообещал приходить ещё, так мне понравилось. Собственно, главная цель посещения библиотеки, поиск отличий от Земной истории. Но, наверно я невежда и найти какое либо отличие не смог.

   По дороге в гостиницу, проезжая мимо оружейного магазина, решил отвести душу созерцанием прекрасных примеров мощи человеческого разума.

   Приказчик в магазине оказался интеллигентным человеком, с ним приятно беседовать. Поговорив о том, о сём. Показал свой пистолет и спросил, что он думает. Приказчик пришёл в полное восхищение. Только отпугивает цена пистолета. По его мнению, такого класса пистолет должен стоить недёшево.

   Я спросил:

   -За какую цену пистолет будут покупать?

   Сказал, что в руках у меня один из десяти подарочных экземпляров, который достался совершенно случайно, по блату.

   Приказчитк не понял:

   -По чему?

   Я пояснил:

   -По знакомству.

   Приказчик уверенно заявил, что только он сможет продать не менее сотни пистолетов, если цена не будет превышать сто рублей. Вот те на, удивился я. Револьвер Нагана, вместе с сотней патронов стоит меньше двадцати рублей.

   Клиентов не было, мы походили по магазину и мне попался на глаза совершенно неожиданный агрегат. Ацетеленовая горелка. Небольшой баллон с карбидом и налитой в него водой, для выработки ацетилена. Трубка для газа, а на конце светильник с лампой. Я немедлено пожелал приобрести это замечательное устройство.

   Приказчик сообщил, что в последнее время световой агрегат почти перестали покупать. Все переходят на электрическое освещение. Хозяин магазина вложил большие деньги в производство ацетиленовых горелок, но спрос на них упал и у хозяина сплошные убытки. Я обрадовался возможности купить задёшево такое замечательное производство.

   Приказчик не понял зачем мне убыточное производство, но пригласил хозяина. Мы переговорили по поводу возможной продажи и я согласился купить производство, но только после того как осмотрю досконально. Не задерживаясь покатили на завод. Какой там завод! Несколько полуразвалившихся сараюх с десятком совершенно бестолковых работников, которые увидев хозяина, вместо того, чтобы суетиться ещё больше, стали столбиками и молча смотрели как мы ходим по сараям.

   Наконец ударили по рукам. Договорились встретиться с адвокатами в ресторане гостиницы и подписать купчую. А пока приказал, уже моим оболтусам работать, а не стоять выпучив глаза как собака, когда гадит. Оказалось, что хозяин не велел расходовать железо на никому не нужные горелки.

   Посмотрел на хозяина, он сообщил, что теперь я хозяин производства. Я начал распоряжаться:

   -Слушайте первое задание. Приступить к работам. Всё железо, что имеется, использовать. Кто старший?

   Выдвинулся мужичёк более благообразного вида, чем остальные.

   -На сколько времени Вам хватит материалов для работы?

   Оказалось, что на два месяца.

   -А если постараться? Спросил я.

   Мужик почесав маковку сообщил, что за две недели всё изведут.

   Пошли знакомиться с тем как он собирался извести железо.

   Потом спросил, сможет ли мужик изготовить маленькую бочку для сжатого воздуха. Для воздуха нет, сказал он. Может подойдёт бочка для кислорода, которые он изготавливает для ацетиленовых резаков? Хорошо, пусть будет бочка для кислорода, покажите. Бочка оказалась слегка великовата. Примерно с полсотни килограммов весом. Приказал изготовить с десяток бочек поменьше размером, чтобы вместе с кислородом весила не больше пуда. Мужик почесав маковку спросил, а нельзя приспособить бочку весом в полтора пуда?

   Я подробно разобрался с тем, что у них есть. Оказалось, что есть всё, чтобы изготовить переносной ацетеленовый резак. Моя претензия была только в том, что резак тяжеловат для одного человека и приказал, кроме имеющихся, изготовить резак, который может переносить один человек и изготовить его из лучших материалов, и особенно тщательно. Мужик согласился, но помявшись сообщил, что для выполнения моих указаний требуются деньги. Я спросил как обстоят дела с зарплатой? Мужик ответил, что никак.

   Все на сдельщине, но последнее время никаких заказов не имеется, поэтому без зарплаты. Для изготовления моих задумок требуется не менее тысячи рублей.

   -Скока, скока? Удивился я. Ты мерзавец наверняка потомок Стеньки Разина?

   В самом деле его фамилия Разин, а зовут Степан Кузьмич. Погонял зарвавшихся обдирал по цеху и после уточнения, кто главный, договорился о приемлемых ценах на работы.

   Вечером в ресторане увидел хозяина гостиницы. Собираюсь подняться из за столика и пойти к нему. Но, подлетает официант и спрашивает, не разрешу ли я английскому джентельмену присесть за мой столик. Джентельмен интересуется путешествием на дирижабле, хочет принять участие.

   -Имя есть у джентльмена?

   -Господин сказал, что его зовут Сидней Рейли.

   Меня как обухом по голове. Вот ещё один покойничек. Помню, в моём мире этот джентельмен, чтобы уморить старого мужа своей любовницы, пичкал его наркотиками и тот благополучно отдал концы. Любовница, не помню как её зовут, после смерти мужа дала от ворот поворот бедняге Рейли и ему ничего не оставалось делать как податься в английские шпионы. Впрочем, он выходец из Одессы, еврей по национальности и сбежал в Англию после некрасивой истории. Вообщем очень похож на серийного убийцу. За деньги готов зарезать любого русского человека. Даже англичанина как минимум одного, уконтропупил. А где двое, там глядишь и две сотни.

   Похоже я стал привлекать внимание птиц высокого полёта. Надо этого ловкача прикончить побыстрее. А, не Рейли ли, решил разбогатеть на мне и прислал лысоватого мужика с усиками? Не англичанка ли, чтобы недопустить передовые технологии в Россию, начала гадить? Англичане не хотят допустить сотрудничества российских и немецких специалистов, особенно в высоких технологиях. Однако, как быстро они среагировали? Очень похоже, что действуют по заранее подготовленному сценарию.

   Рейли недоумевает как получилось, что посланные им люди стали покойниками, а я остался жив. А, все ли посланные покойники? Или Рейли как царевна лягушка, из рукава достанет ещё пару человечков. Наверно так становятся параноиками. Ничего, лучше быть живым праноиком, чем мёртвым и доверчивым идиотом.

   Если будет спаивать и пригласит к девочкам, значит за мной пришёл. Неясно только, он остался один или припасены ещё козыри? Опытный волчара, один не ходит. Выходит с ним минимум двое. Что они могут? Погасить свет и в темноте меня зарезать. Если так, то резать будет Рейли. Вернее рядом сидят другие из его своры. Надо приглядеться и подумать, а времени совсем нет. Такие мысли мельком пролетели в голове и я решил, что на этот раз, пожалуй, не уйти.

   -Ну, сказал я официанту, зови.

   Подходит улыбающийся джентльмен приятной наружности и протягивает руку для рукопожатия. Поднимает вторую руку как бы для того, чтобы обнять.

   Смотрю не столько на джентельмена, сколько озираюсь вокруг, в поисках тех, кто будет ассистировать убийце. Ага, вот знакомое лицо. Это давишний жандарм с битой мордой, что-то вынимает из под форменного сюртука.

   Вскакиваю, хватаю руку джентльмена, делаю вид, что оступаюсь, падаю на колени, на коленях разворачиваюсь и оказываюсь за спиной Рейли, отпускаю руку. Похоже я вывернул ему руку из сустава и сейчас бедняге Рейли станет очень больно. Стреляют, а я уже лежу ничком на полу, за столом и стульями. Попасть в меня сложновато. Гаснет свет. Ползком, под столом, под мечущимися в панике посетителями, которые наступают на меня и падают. Несмотря на вопли и крики направляюсь месту, откуда стреляли. Загорается свет. Нелюбезный жандарм лежит не шевелясь, похоже с несколькими лишними дырками. В ресторане паника, люди бессмысленно мечутся, в дверях свалка и выйти никому не удаётся.

   В руке жандарма зажат револьвер, палец на спусковом крючке. Он успел выстрелить три раза, когда всадили из револьвера в спину.

   Выходит это обычная подстава. Велели бедняге пристрелить меня при людях, раз не получилось тайком. Рейли должен меня обнимать, точнее держать, а жандарм стрелять в неподвижную цель. Как всегда, исполнителя убирают. Неужели он надеялся, что удасться скрыться? Что же, убийцы наивны как дети и их легко обмануть?

   Перепуганые люди, скорее стадо перепуганных людей, затоптали следы в ресторане. Для этого и выключили свет, чтобы создать панику.

   Насколько я помню, Рейли тщательно берёг шкуру, не будет он действовать без подстраховки. Значит под сюртуком у него кираса. Кроме того, кто стрелял в жандарма, должны подстраховывать. Кто выключил свет в зале? Он скорее не в зале, а в коридоре у рубильника. Если стоять у рубильника, то ещё один должен находиться у входа в ресторан и подавать сигнал о начале представления. Сколько же их всего? Как их вычислить?

   В хаосе зала проявляется некая целеустремлённая личность. Вот, с револьвером в руке поднимается на ноги мужик, но полуголая дама с разбега запинается о него, он падает, револьвер выпадает из рук. Мужик снова пытается подняться. Внимание отвлекает другой спешащий джентельмен. Можно сказать бывший джентельмен. Наверно он хочет удостовериться, что я покойник, значит кликуха у него доктор.

   Дождавшись когда доктор приблизится настолько, чтобы я мог достать, из под нескольких дам, рвущих меня на части, сильно бью доктора по горлу. Всё, доктор отбегался. Этого движения моей ноги никто не заметил. Точнее здесь столько рук и ног, что кажется конечности движутся без людей, сами по себе. Настоящий ужастик.

   Мужик с револьвером, назовём его стрелок, наконец дотянулся до револьвера и пытается прицелиться. Плохо, что он целится в мою сторону. Я старательно прикрываюсь некой тощей дамой, которая наоборот, пытается подставить меня. Значит и эта дама с ними? Бью даму с разворота локтем в лицо. Нехорошо так с дамами, но жить-то хочется. Стрелок добрался почти вплотную и снова поднял револьвер. Не даю стрелку направить револьвер на меня, а поднимаю даму и загораживаюсь её телом. Стрелок протягивает руку всё дальше. Нет, шалишь, такие номера со мной не проходят. Я отпустил даму и схватил руку. Собственно, сломать вытянутую руку с револьвером не составило труда. Он вытянул руку как мог далеко, а мои локти прижаты к телу так, что по правилу рычага, удалось избавить стрелка от револьвера, а потом и от желания прикончить меня.

   Чуть чуть поговорил с мужиком. Он хотел сделать вид, что не знает русского языка. Ну, понятно. Англичане самая главная нация на планете и разговаривать по русски считают ниже собственного достоинства. Но, после применения специальных способов убеждения, оказалось, что прекрасно и понимает, и говорит по русски. В конце непродолжительной беседы избавил стрелка от английского высокомерия и содержимого карманов.

   Замечаю как одна дама, лежащая на полу, пристально смотрит на меня и шарит в сумочке. Вынула маленький револьвер и направила в мою сторону. Прячусь за барикадой из покойного стрелка и тощей дамы с разбитым лицом. Все пять пуль дама всадила в барикаду. Затем, осознав, что пули не достигли цели и от страха, что я до неё доберусь, бросила револьвер в меня. Ну, что же. На всякий случай замочу и эту даму.

   Подбираюсь поближе, дама пытается встать с пола и куда-то бежать, но в неё сразу же врезаются несколько мечущихся в страхе полуголых, усыпаных бриллиантами коров. Она поняла, что сейчас её будут кончать и что-то завопила, но в рёве нескольких десятков дамских непрерывных воплей, её совсем не слышно. Чего она думала: пристрелит руского дурака, а потом, прикрываясь дипломатическим иммунитетом уедет на острова, прожигать с таким трудом заработанные деньги? Накося выкуси. Она успела выбраться из под груды бабских туш и даже встала на четвереньки, но я достал её. Схватил за ногу, она пытается бестолклво отбиваться и вопит по английски.

   Наверно, что-то вроде того, что англичан нельзя убивать. Русских дураков можно убивать мешками, а её драгоценную и такую замечательную английскую проститутку нельзя. Исправил недостаток в её воспитании и с удовольствием свернул шею. Нашёл сумочку и вывернул наизнанку. Ничего интересного в сумочке не обнаружил.

   Что-то я недоделал? Ага, наш дорогой Рейли. Посмотреть, может ещё его не затоптали. Хотя, от выстрелов в упор без прикрытия не спасёт никакая кираса. Точно, дорогуша Рейли отдал концы и слава богу. Обшарим его карманы как раньше обшарил сумочку дамы. Вернулся к стрелку и посмотрел, что с тощей дамой с разбитым лицом. К её счастью умерла. Жаль, не сумел с ней поговорить. Её сумочку не удалось найти. Остались ещё двое ребят в коридоре. Хорошо, что знаю имена и где их найти.

   Наконец пробка около дверей рассосалась. Стали выносить дам и мужиков, пострадавших в панике. Вот, какой-то целеустремлённый джентельмен, подходит к Рейли. Вокруг суета и никто ни на кого внимания не обращает. Я измазан в крови, прикрыт двумя уже не рыдающими, а скулящими дамами тоже перепачкаными кровью с ног до головы.

   Надеюсь, что на мне чужая кровь. У дам кровь от мелких порезов на руках и ногах. Столы, на которых была посуда, раскидали. Посуда падала на пол и разбивалась. Люди падали и резали руки об осколки стекла, а дамы ещё и ноги, когда туфельки слетали с ног. Конечно, в панике на такие мелочи никто не обращал внимания. Но, теперь, люди начинают соображать и оказалось, что из множества мелких порезов сочится кровь.

   Мужик пытается поднять Рейли, но у него не получается. Проходя мимо мужика, с повисшими на мне дамами, внезапно роняю одну из них на джентльмена. Да, не ожидал мужик падения такой туши, конечно упал. Ну, а я добавил туфей в висок. Люди падают и поднимаются. Вокруг рыдания и крики, никто не обращает внимания.

   Остался ещё один. Где он? Вывожу дам в коридор. Подбегает хозяин. Поскольку дамы остались без кавалеров, нельзя ли, для их успокоения и приведения внешнего вида в норму, направить бедняжек ко мне в номер? Хозяин восхищается моим благородством. Я, говорю, ну, что Вы, это долг каждого мужчины. Хозяин, подхватив дам, волокёт к лифту.

   Возвращаюсь к Рейли. На нём лежит джентельмен, которого я успокоил. Рядом суетиться ещё один джентельмен, вид у него как будто только что сошёл с картинки, изображающей джентльмена. Ещё не сообразил, что его будут убивать. Осматриваюсь и помогаю поднять джентльмена, лежащего на бедном Рейли. Падаю. В падении ударяю стоящего и ещё живого по коленке. Он кричит от боли и падает. И что? Все кричат от боли. Весь коридор и зал ресторана забит кричащими от боли, и страха людьми. Я поднимаюсь на ноги и прикладываюсь к мужику ещё раз. Он замолкает, но ещё жив. Выхожу ещё с одной стонущей, наверно от боли, дамой. Там опять хозяин. Отдаю даму на руки и прошу отнести ко мне в номер. Счёт может предъявить мне.

   Тащу джентльмена. По дороге от моей помощи джентльмен умирает. Громко спрашиваю, а покойников куда? Появляется хозяин и я повторяю вопрос. Он говорит, что покойников надо нести на улицу. Берусь за свежачка и тащу на улицу. На улице уже темно. Забираюсь в карман покойного джентльмена и выуживаю бумажник, и записную книжку. Бросаю покойника и иду к лифту.

   Поднимаюсь на этаж, вхожу в номер и вижу пятерых дам в окровавленных одеждах. При моём появлении они начинают вопить ещё громче. Спокойно, дамы, говорю им. Все опасности позади. Сейчас закажу чего покрепче и Вы успокоитесь. Захожу в туалет. Наконец удаётся рассмотреть трофеи. Три записные книжки и деньги. Деньги оставляю себе, книжки надо прятать, не в номере, конечно.

   Звоню по телефону в ресторан. Как не странно, трубку берут. Заказываю пять бутылок водки и пять стаканов. Если есть какая закусь, то пусть несут, если нет, обойдёмся. Выхожу в коридор, спускаюсь на второй этаж. Подхожу к двери хозяйского кабинета и заметив, что никого в коридоре нет, прячу записные книжки за картину Репина, которая висит напротив двери. За настоящую картину Репина. Перед тем как спрятать книжки тщательно протираю от отпечатков пальцев.

   Поднимаюсь в номер одновременно с заказом. Расплачиваюсь сразу, неизвестно придётся ещё расплачиваться или нет. Такое побоище выдержал, что сам удивляюсь, а последствия непредсказуемы. Несколько англичан с дипломатической неприкосновенностью убиты. Самого главного, Рейли, застрелил англичанин, который добирался до меня с револьвером. Мне хватило ума поменять револьверы. Из рук жандарма переложил револьвер в руку англичанина. А его револьвер, приложил к пальцам доктора и оставил на полу рядом с ним. Получается, что англичанин стрелял в Рейли, а жандарм его убил и сам был убит доктром. Полный бред. Как я мог додуматься до такого? Прямо Шерлок Хомс наоборот.

   Теперь нальём дамам. Дамы увидели водочные бутылки и пытаются чего-то сказать, но плохо получается. Впрочем, понятно, что они пытаются лепетать. Дескать благородные дамы водку не пьют, это для хамов, а им подавай шампанское. Ни какое-нибудь, а лучших и самых дорогих сортов. Иначе, в рот ничего не возьмут. Хрен в рот Вам дамы. От шампанского пучит, заявляю дамам вслух. Наливаю в стаканы на донышки, заставляю выпить и начинаю различать знакомые слова, произносимые дамами...

   Наливаю ещё, но уже побольше. Дамы пытаются упираться и наряду с хамом, я смог различить ещё кое какие слова. Процесс пошёл. Наливаю ещё по такой же дозе. Все дамы как одна самостоятельно опрокинули содержимое без всякой закуси. Наконец, стали ругаться не просто так, для ругани, а конструктивно. Основной повод для ругани, где закусь?

   Звоню ещё раз, мне объясняют что ананасы все вышли. Никак не могу сообразить, куда вышли ананасы, зачем ананасы? Спрашиваю, а огурцы солёные имеются? На другом конце провода пауза, после паузы заявление, что господам огурцы не положены. Сказал, что плачу как за ананасы и повесил трубку. Притащили огурцы.

   Дам уже развезло и они начали кидаться солёными огурцами. Слов, которые дамы призносили я не понимал, но совсем по другой причине. Оказывается дамы благородных кровей должны выражаться исключительно но французски и из ругани я понимал только: медре. Смутно помню значение слова, но если заставят клясться на библии то, пожалуй, не скажу, что оно означает.

   Наливаю ещё по стопарику, а дамы активно поторапливая, заявили, что я совершенный неумеха. Это если переводить с матерного французского на матерный русский и обратно на гражданский русский язык. Так вот, я разливаю под ругань дам, кто-то стучит в дверь и все дамы хором кричат войдите. Ну, дуры. Такая приятная компашка собралась, ни одного грубого руского слова не услышишь, но им мужиков подавай. Без мужиков ни как нельзя. И не просто мужиков, а графов, князей и на худой конец баронов, наконец. Почему у баронов наконец, худой конец, не понял. Но, я так думаю, дамам виднее.

   Входит тот, кого и ожидал увидеть. Время давно заполночь, а он припёрся. Я так и сказал. Чего шастаешь по ночам. Нормальным людям скоро вставать, а ты припёрся. Дамы не поддержали, а принялись прихорашиваться перед душкой жандармом. Они снова стали меня ругать и потребовали от жандарма, чтобы принёс шампанского. Жандарм стал оправдываться, а я налил дамам ещё по полстакана и их как рукой сняло. Дамы заснули. Ну, и хорошо. Время лечит, а сон в два раза. Сказал это жандарму вслух, но его уже не было в номере.

   Проснулся через некоторое время, когда снова пришёл жандарм и привёл мужика. Мужик ругается с дамами по французски и от дам перешёл на мне. Меня он материл по русски. Жандарм этому безобразию не препятствоал.

   Ах, так. Взял телефонную трубку и позвонил газетчикам. Как ни странно, они спали. Начал диктовать душераздерающий репортаж с места события. Газетчики запрыгали как горные козлы, это я почуствовал даже через телефонную трубку. Когда я называл титулы, то мужик поправлял и обвинял в невежестве, и хамстве.

   Во время репортажа пришли ещё мужики и забрали дам. Пришёл хозяин гостиницы, его попросили послушать мой репортаж. Всё ли правда, что я рассказываю? Хозяин сказал, что всё враньё и начал рассказывать сам. Обозвал его пьяницей и лёг спать.

  

  

  

  

   -18-

  

  

  

  

  

   Проснулся в полном одиночестве и сначала подумал, что приснился страшнй сон. Привёл себя в порядок. Не обнаружив порезов и даже царапин на коже спокойно оделся и пошёл в ресторан. Вся моя жизнь вертится вокруг ресторана. Нельзя, что ли сходить на природу? Ну, там в театр, музей или в университет?

   Посадил мужик, чего я хотел или не посадил? Это я про университет думаю. По коридорам, в лифте и в ресторане шастали жандармы. Значит не приснилось. Не знаю с облегчением подумал или наоборот, с утяжелением.

   Чего-то моего жандарма сегодня не видно. И сглазил. Ну, как же без него? Я встал и пригласил мою тень к столу. Жандарм не стал чиниться. Мы попили кофейку и жандарм спросил, всё ли правда, что я вчера, нет, поправился он, сегодня рассказал по телефону?

   Сегодня кому-то что-то рассказывал? Спросил я с недоумением. Сейчас проверим, хороший ли я артист? Вчера, точнее сегодня совершенно не пил. Только чуть пригубил для запаха и вот надо разыграть полную потерю памяти. Такое бывает.

   Жандарм потерял было вспыхнувшую надежду добиться от меня правды. Попросил его повторить, что я рассказал. Принесли утреннюю газету. Поперёк разворота заголовок в поллиста. Побоище в ресторане. И изложение событий с некоторыми купюрами. Ага, подумал я. Враг не дремлет. Но, кто из врагов внёс купюры я не знал. Впрочем, репортаж производил впечатление. Что же, это всё правда, с надеждой в голосе спросил у жандарма? Он пожал плечами. У покойников не спросишь, а у великих князей тем более. У них спросить можно меньше, чем у покойников.

   -Что, были и великие князья? Удивился я

   -А, Вы совсем не помните? С надеждой в голосе спросил жандарм.

   -А, что помнить, то? Всё как завертелось и закружилось, что голова кругом как в плохом сне. Пытаюсь куда-то бежать, сбивают с ног. Пытаюсь встать, пинают ногой в лицо. Пытаюсь ползти, ставят ноги на руки. Кошмар.

   -А, дамы?

   -Что дамы?

   -Где Вы взяли дам?

   -Каких дам?

   -С кем Вы пили в номере?

   -Я ни с кем не пил. С чего Вы взяли, что вообще пил, если не пил.

   -Из Вашего номера забрали дам. Дамы эти, дочери великого князя, княжны. Вы, что же, пили водку с великими княжнами и не знали с кем пили?

   -Прошу, пардону, уважаемый, а с чего Вы взяли, что эти дамы были в номере?

   -Их видели у Вас, обслуга приносила стаканы и выпивку.

   -Наверно они спутали номер, дамы были в другом номере, а эти пьяницы из обслуги всё напутали. Такие сложности с набором трезвой обслуги, просто невероятные. Куда не плюнь, обязательно попадёшь в пьяницу.

   Жандарм сочуственно покивал головой и не говорите.

   -У нас такие же сложности, что не свидетель, то либо покойник, либо пьяница.

   Это он типа на кого намекает? Неужели поверил? С надеждой подумал я.

   Жандарм продолжил свою мысль.

   -Дело в том дорогой, Виктор Александрович, я заходил в номер и присутствовал при Ваших безумствах.

   -Уважаемый Алексей Трифонович! О каких безумствах идёт речь? Наверно Вы вчера надрались с дамами и теперь кажется, что это был я. Не надо перекладывать с больной головы на здоровую.

   -Дело в том, что Вас видел ещё и великий князь.

   -И, что теперь? Он, что, потребует чтобы я женился на неведомых дамах, которых я ни разу в жизни не видел? На всех сразу?

   -Бог с вами, дорогой Виктор Александрович, ни о какой женитьбе не идёт речи. Если дамы выйдут замуж, то только за особ королевской крови.

   -Ну, слава Аллаху! А, я уж было испугался.

   -Почему Аллаху? Вы, что, магометанин?

   -Почему Вы так решили, уважаемый Алексей Тривонович? С какой стати мне быть магометанином. Просто слышал это выражение от людей и оно понравилось. Вот и всё. А, собственно, почему Вам не нравятся магометане?

   -С чего Вы взяли, уважаемый Виктор Александрович, что мне не нравятся магометане?

   -Вы же сами только что сказали.

   -Я ничего не говорил.

   Мы посидели и помолчали. Наконец Алексей Тихонович предложил начать сначала. Я стал умолять, что сначала совершенно ни к чему. Предложил отложить разговор до лучших времён, так как фонтан иссяк.

   Ещё помолчади. Я с надеждой в голосе спросил, можно мне уйти или нет? Жандарм сурово посмотрел и спросил, а куда собственно собрался?

   -Ну, надо в Германское посольство. Хочу справиться о Цепелине и направить письмо. Это довольно известная личность, я думаю, что даже с неточным адресом письмо дойдёт. В дальнейшем, я надеюсь направиться к самому Цепелину и ознакомиться с чудом человеческой мысли. Вы, читали статью о путешестви на место падения Тунгусского метеорита? Через несколько месяцев, я так думаю, мы можем направиться в путешествие. Граф Цепелин отчаяно нуждается в деньгах, а Россия в новых материлах и технологиях. Думаю, что удасться приобрести у графа и то, и другое.

   -Скажите, Викторр Александрович, а вот Ваша мысль о бомбардировке мирных городов с цепелина, она, что, правда?

   -Дорогой мой Алексей Тимофеевич! Вы знаете хоть одно техническое новшество, которое человек не приспособил бы для ведения войны?

   -Ну, например, паровозы.

   -Какое невежество среди жандармов! Неужели и в военном министерстве сидят столь же ограниченные люди? Уже давно, самое малое пятьдесят лет, паровозы используют для транспортировки войск, причём очень быстро и очень удобно. А, разве Вы не слышали как англичане в Южной Африке построили броневые поезда. И вагоны, и паровоз обшили броневой корабельной сталью. Установили на платформы пушки и пулемёты. Только благодаря этому новшеству англичанам удалось победить в войне.

   Если бы не броневые поезда, то расходы ведение боевых действий настолько возрасли, что в парламенте оппозиция непременно выступила бы против войны. А, в России? Хоть кто почесался после этой войны? Хоть кто изучил опыт войны? Кажется, что самые недалёкие люди сидят именно в Российском военном министерстве.

   -Конечно, Виктор Александрович, Вы можете покинуть гостиницу, тем более, что обитать в ней стало не совсем уютно. Но, надеюсь, что покидать столицу пока не намерены?

   -Из гостиницы не съеду, что за блажь ударила Вам в голову, уважаемый Алексей Тимофеевич. А, город могу покинуть только получив ответ графа, ну Вы знаете.

   В Германском посольстве все, кого встретил, были крайне любезны. Один из немцев, узнав, что я ни слова не понимаю по немецки предложил написать письмо графу на немецком языке. Спросил, сколько это будет стоить? Цена устроила и я надиктовал, нечто похожее на на мою статью. Только добавил, что костность и невежество государственной машины Германии или любой другой страны могут, в конечном итоге, привести к забвению самой идеи дирижабля. Дирижабли вымрут как динозавры. Господин, писавший письмо поинтересовался, кто такие динозавры? Я ответил, что для него неважно, а граф знает.

   Потом задумался, а знает ли граф, кто такие динозавры? Когда впервые название применилось для ящеров? И даже, если применилось, то кто об этом знает в начале века?

   Наконец формальности выполнены, деньги заплачены и я собрался уходить. Не тут-то было. Меня пригласили на обед с дипломатами, не знаю уж какого ранга дипломаты допускаются до обеда со мной. Но мне, сама идея разделения людей на ранги и общения с неким закрытым кругом лиц совершенно не понравилась. Я согласился с энтузиазмом, а потом спросил, сколько заплатят? Сообщили, что я не понял и обед ничего не будет стоить. Я в ответ заявил, что Вам ребята, обед будет стоить не менее тысячи рублей.

   Клерк, разговаривавший со мной, уронил челюсть на пол. Так не принято в дипломатической практике, заявил он. Так принято в моей практике, заявил я и собрался уходить. Меня пытались задержать и объявили о том, что вопрос с оплатой согласовывается. Чёрт с ним, с вопросом, сказал я. Если желаете потратить деньги, милости просим в гостиницу и ресторан при ней. Меня ежедневно пытаются убивать разные личности. Будет интересно. Я обещаю. С этими словами отбыл.

   Следущим по очереди был визит в университет. Нашёл вредного старикашку и спросил, что он знает о драгоценных камнях. Какие у них физические свойства. И кроме, физических, особенно интересуют мистические свойства. Старикашка не стал стесняться и выложил всё, что обо мне думает и посоветовал искать такие сведения у мошенников, именующих себя алхимиками. На мой вопрос, а как же с камнями, которые я дал для опытов? Получил ответ, что если и будут результаты, то не скоро и о результатах сообщят. Вообщем, чтобы убирался вон и не путался под ногами.

   Обратиться к газетам. Дал объявление о том, что для консультаций по драгоценным камням требуется алхимик или маг. Вознаграждение по результатам собеседования.

   Съездил на производство и убедился, что там полный бардак. Немного поруководил, правильнее порукоприкладствовал. После чего подумалось, что руководить рукоприкладствуя, наверно не совсем верно. Надо найти управляющего и поставить цель: изготовление малогабаритных ацетиленовых резаков, которыми может пользоваться один человек. Кроме резки металла такие резаки могут использовться для пайки и сварки. И ещё, резаку необходима реклама.

   Решил заняться и более полезным делом. Попробую скопировать пистолет на оружейном заводе. Должны же иметься в России оружейные заводы. Где у них изготавливают винтовки и револьверы? Пожалуй, лучше всего переговорить с жандармом, уж он-то должен знать лучше других. Тогда надо ехать в гостиницу. По дороге заехал к газетчикам и попросил дать объявление о том, что требуется упавляющий на перспективное производство. Оклад назначается по договорённости.

   В гостинице, меня с нетерпением ждали. Жандарм и ещё один господин, тоже в жандармском мундире, судя по погонам полковник. Алексей Трофимович прямо расцвёл, увидя меня: я же говорил, господин полковник, что Виктор Александрович никуда не пропадёт. Не такой он человек, чтобы пропасть без вести. Как только мы, господин полковник, узнаем, что в Петербурге появилась ещё одна гора трупов, так поблизости обязательно будет находиться наш несравненный Виктор Александрович. Честь имею представить, Виктор Александрович, мой непосредственный начальник Пётр Сергеевич Горюнов. Он жаждет с Вами познакомиться.

   Ну, что же, сказал я. Тоже очень рад Вас господа видеть. Есть к Вам небольшой разговор, примерно на миллион. Однако, по-моему, я не заслужил, уважаемый Пётр Сергевич, такого неожиданного нападения. Вы, Алексей Трофимович, прямо как кровожадный японский милитарист. Увидел человека и сразу грабить. А, насчёт упомянутой Вами горы трупов, я бы хотел предъявить претензии именно Вам, господа жандармы.

   -Доколе, спрашиваю господа? Доколе простой человек, выйдя из дома, будет подвергаться бесчеловечному преследованию? И более того, господа! Теперь не надо выходить из дома, чтобы наткнуться на трупы. Вас спрашиваю господа. Почему Вы так плохо работаете? Я живу в приличном государстве или где?

   Жестом руки подозвал газетчика, который вертелся поблизости и прислушивался к разговору. В красках рассказал о моём пути следования, начиная с посадки на поезд. Причём, удивлялся я. За мной всё время следуют жандармы и ни разу не смогли предотвратить покушения на мою жизнь. Только что господин, указал пальцем на жандарма, попенял мне за горы трупов, а на самом деле, горы трупов могут расти только при полном бездействии полиции. Я разорялся ещё некоторое время, а жандармы с интересом прислушивались к выражению недовольства. Наконец, мне надоела говорильня и подумав, что все хотят есть, предложил выпить чашку водки. Дабы, как я выразился, не иссохнуть от жажды.

   Газетчик принял было предложение. Но, когда понял, что предложение распространяется и на жандармов тоже, резко отказался от приглашения. Ну, и хрен с ним, сказал я жандармам и повёл компанию ужинать. За столом, поинтересовавшись вкусами жандармов, заявил, что сегодня плачу я.

   Жандармы удивившись спросили, а в чём собственно дело?

   Очень просто. Хочу чтобы Вы проконсультировали по одному вопросу. А, среди цивилизованных людей за консультации надобно платить, не платить же Вам деньгами, усмехнулся я.

   -Что же за консультация требуется?

   Хочу разместить заказ на изготовление пистолета, собственной конструкции, на каком-нибудь предприятии. Желаю утереть нос заграничным господам, всяким маузерам с люгерами. Мне крайне интересно знать, кто из заводчиков может принять заказ. Кроме того, мне не нужны конфликты с бастующими рабочими, а тем более с жандармами. Должно же быть предприятие, удовлетворяющее таким условиям?

   Жандармы задумались. Такие предприятия есть, но все государственные и вряд ли принимут частные заказы.

   Я огорчился. Что же получается господа? Всякая английская шваль может продавать в России оружие, а я нет? Это дискриминация по по национальному признаку, причём у себя в стране. Какой нонсенс, господа.

   Господа опять задумались. Наконец Алексей предложил, впрочем, без всякого энтузиазма, прозондировать почву у японцев.

   -А, японцы здесь причём? Удивился я.

   Жандармы начали говорить, что на японцев наложена контрибуция и они вынуждены продавать оборудование для производства винтовок. Но, оборудование позволяет изготавливать винтовки калибром не более 6,35 мм и поэтому никому не нужно.

   -Сколько просят за всё, заинтересованно спросил я?

   -Просят-то они много, да кто даст. Такой калибр показал малую эффективность на поле боя. Прошлый раз на торгах запросили восемьдесят миллионов рублей.

   -Так, оборудование в России?

   Всё в России. Вывоз оружия и оборудования для его производства был условием вывода нашего десанта из Токио. Вы что же, не знали об этом, Виктор Александрович? Где же Вы были всё это время, если не знаете.

   Я выскочил из за стола и забегал по ресторанному залу. Восемьдесят миллионов рублей, наберу я такую сумму вместе с алмазами или нет? А, прииск, на котором убили аборигенов? Сколько потянет прииск? Пожалуй, не набрать столько.

   Потом заметил, что на меня оглядываются и уселся за столик. Где взять сорок миллионов рублей? Прямо Гамлетовский вопрос, думал я. Столько нигде не наберу. Если удасться купить, то через шесть лет в 14 году и оборудованию и оружию цены не будет. Тем более, что оборудование можно успеть переделать для производства автомата калибра 6,35 мм. Столько раз приходилось разбирать и собирать автомат на всевозможных занятиях, что наверно, на ощупь смогу определить размеры деталей.

   -Виктор Александрович, что случилось? Забеспокоились жандармы. Мы Вас хотели спросить о кое чём, можно? Это уже Алексй Трофимович.

   -Минутку, господа, немного приду в себя. Срочно нужно сорок миллионов рублей. Так, что же, господа. Вы можете помочь добыть деньги?

   -Виктор Александрович, побойтесь бога. Вы так говорите будто сбежали из сумашедшего дома. Кто же даст сорок миллионов рублей, это просто безумие. Сейчас вызову карету с санитарами, пригрозил Алексей Трофимович.

   Второй жандарм, который полковник, смотрел заинтересовано. Затем спросил:

   -А, зачем Вам, Виктор Александрович сорок миллонов рублей?

   Мгновенно среагировал.

   -У Вас есть такие деньги?

   -Вы не ответили на вопрос уважаемый Виктор Александрович.

   Стало неинтересно с ними.

   -Если у Вас, господа нет этих денег, то считаю дальнейший разговор бессмысленным. Лучше вот что скажите, господа, нет ли у Вас на примете господина, имеющего возможность быстро собрать сорок миллионов рублей?

   Однако у Петра Сергеевича видимо было другое мнение.

   -У есть на примете такой человек, только захочет ли он делиться деньгами, или Вы предполагаете прийти к нему ночью и приставить нож к горлу?

   Становиться всё интереснее и интереснее.

   -Надеюсь это не граф Монте Кристо?

   Жандармы переглянулись недоумевающе. Затем Алексей Трофимович задал соответствующий вопрос:

   -А, это кто?

   Ну, деревня, подумалось мне. Откуда таких недоразвитых только берут, но ответил вполне дипломатично.

   -Господа, что мы всё время ходим вокруг да около? Скажите имя и наконец, займёмся делом. Может у жандармов, чем больше разговоров, тем больше работы, а у меня наоборот, чем меньше говорильни, тем веселее жизнь.

   Петр Сергеевич скорее недоумённо, чем заинтересовано.

   -Если знать цель Вашего обращения к таким видным личностям, может и мог Вас рекомендовать, а так. Вдруг и вправду, получив отказ, придёте к рекомендованому человеку с ножом?

   Я подумал, возьму ка этих прохиндеев в долю. Пусть не все деньги получу, а поделюсь с кем-то. Не всё ли равно с кем делиться?

   -Господа, Вы удивляете. Требуете рассказать о деле, которое может принести сотни миллионов прибыли, вот так, походя, за столом?

   Пётр Сергеевич, слегка расстеряно.

   -Но, однако же. Виктор Александрович. И Вы поймите. Я не могу, вот так без всяких на то оснований, говорить имя человека.

   Я не выдержал.

   -Это что, подпольный миллионер Корейко?

   Пётр Сергеевич не понял юмора. Ничего, если проживёт ещё лет пятнадцать, поймёт.

   -Собственно, я не вижу выхода из ситуации, многоуважаемый Виктор Александрович. Вы не хотите раскрыть секрет, а я не раскрою свой.

   Вот упёртый старый козёл.

   -Сколько хотите за секрет, уважаемый Пётр Сергеевич?

   Пётр Сергеевич надул щёки. Кажется он стал ещё толще, чем был.

   -Дорогой Виктор Александрович, кажется только что Вы предложили взятку?

   Теперь я с интересом смотрел на жандарма, неужели здесь не все берут взятки? Помню как в Москве, в моей Москве, отец не раз говорил, что без взятки чиновник не поднимет ногу, чтобы идти на работу.

   -С чего Вы взяли, что предложена взятка, уважаемый? Прошу оценить услуги по ознакомлению с интересующим лицом. Я, ведь не прошу Вас, чтобы отстали навсегда, за деньги. Когда Вы назовёте имя, могу заплатить сколько запросите и в чём запросите, хоть борзыми щенками.

   Жандарм стал приподниматься со стула. Сейчас даст по морде, подумал я.

   Но, видимо бог на моей стороне потому, что послышался знакомый голос:

   -Вы снова удивляете Виктор Александрович и снова в ресторане. И снова не поладили с жандармами. Прошлый раз Вам удалось отвертеться от наказания и как я слышал, Вам даже принесены извинения. Сегодня опять повздорили?

   Посмотрел на говорившего, это знакомый адвокат.

   -Прошу прощения, что не запомнил Вашего имени отчества, господин адвокат, не присядете за столик на минутку, чтобы разрешить спор.

   Адвокат вздёрнул брови, чёрт знает, что это у них означает.

   -Охотно, Виктор Александрович, тем более, что слышал о Ваших пристрастиях к воздушным путешествиям. Не передумали?

   Дались им воздушные путешествия. Я ещё и в воздух-то не поднялся, а уже несколько раз чуть не убили.

   -Не напомните ли Ваше имя и отчество уважаемый господин адвокат?

   -Почему Вы меня называете адвокатом, Виктор Александрович?

   Теперь удивился я.

   -Наверно Вас так представили?

   Адвокат с непонятным выражением на лице.

   -Видимо, либо не правильно поняли, либо Вас сознательно обманули, я премьер-министр в России, Пётр Аркадьевич Столыпин.

   Да, такой облом получился как неудобно и я сказал разачаровано:

   -Прошу прощения, Пётр Аркадьевич, значит не сможете рассудить спор с Петром Сергеевичем?

   Господин Столыпин, наверно ожидал несколько иной реакции, но ничем не проявил недовольства.

   -Почему же Виктор Александрович, очень даже могу.

   -Так рассудите.

   -В чём же спор?

   -Я думаю, что как заинтересованная сторона могу быть необъективным. Поэтому, пусть суть спора изложит Алексей Трофимович.

   Столыпин слегка удивлённо.

   -Я всегда думал, что Вашего собеседника зовут Алексеем Тихонович?

   -Прошу прощения, господин Столыпин, у меня память плохая на имена и лица. Всё время путаюсь, вот и Ваше лицо помнил, а как звать, совершенно забыл.

   -Чтож, Алексей Тихонович, что можете сказать по сути спора?

   Алексей Тихонович глядя на меня как бы угрожая посадить, на энное количество лет, за совращение малолетней девчушки в виде жандарма.

   -Дело в том, Пётр Аркадьевич, что Виктору Александромичу срочно понадобилось сорок миллионов рублей.

   От величины суммы лицо Петра Аркадьевича перекосилось. Понятно, что и самому Петру Аркадьевичу, эдакая куча денег не помешала бы. Но, он не стал перебивать говорившего жандарма.

   И Алексей, хрен его знает, то ли Трофимович, то ли Тимофеевич продолжил излагать суть разговора.

   Пётр Аркадьевич внимательно выслушал и заявил, что о взятке речи и быть не может, но нет ли тут подкупа далжностного лица при исполнении обязанностей?

   Я поинтересовался:

   -В чём же подкуп?

   Подумав, Столыпин заявил разачаровано:

   -И подкупа нет.

   Ну, все получили в ответ реплику:

   -А, на нет и суда нет.

   Опять Столыпин встрял.

   -К сожалению есть, Виктор Александрович. Убито несколько граждан Англии. Его величество обеспокоен как бы убийства англичане не использовали для повода к войне. Признаюсь и я обеспокоен этим же. Поэтому и приехал сюда, чтобы на месте помочь расследованию столь запутанного дела.

   Тут встрял я.

   -У меня конструктивное предложение.

   Все опять как-то странно смотрели на меня, ну и чёрт с ними. Уже привык к странным взглядам.

   -Мы, с помощью господина полковника, решаем мою проблему, а затем решаем Вашу проблему. Поскольку господин Столыпин не выявил никакого правонарушения в моих предложениях, жду ответа от господина полковника по существу заданного вопроса.

   Где я научился этим канцелярским оборотам? Не знаю, но впечатение они произвели на присутствующих убойное.

   Столыпин спросил, где я научился так выражаться? На что получил ответ, что теперь так все говорят. И ещё, добавил я, теперь модно после каждой фразы, а может даже слова, говорить "короче".

   Та фраза, которую только что произнёс должна звучать по новомодному так:

   -Короче, мы с помощью господина полковника, короче, решаем мою проблему, короче, а затем решаем Вашу проблему, короче.

   Пётр Аркадьевич несколько раз открывал и закрывал рот как бы пробуя выражения на вкус. Но, затем молча покачал головой из стороны в сторону.

   Встрял Алексей Тихонович.

   -Ей богу, не слушайте его господа, я давно общаюсь с Виктором Александровичём, он просто морочит нам головы.

   Сижу и молчу как ангел. Кто-нибудь, когда-нибудь слышал как говорят ангелы? Вот так и я молчу.

   Наконец, невыдержав всеобщего молчания, заговорил полковник.

   -Собственно хотел Вам посоветовать обратиться за финансовой помощью к Петру Аркадьевичу. Судя по Вашей задумчивости, после моих слов, речь пойдёт о покупке японского оружия. А, я так думаю, что Пётр Аркадьевич заинтересован в покупке.

   Я уставился на Петра Аркадьевича. Он помолчал некоторое время и спросил:

   -Сорок миллионов нужны для покупки японского оружия?

   Я кивнул головой.

   -Японского оружия и оборудования для изготовления.

   Пётр Аркадьевич задумался. Потом сказал:

   -Они просят, кажется восемьдесят миллионов?

   Я безразлично пожал плечами.

   -За хранение и оружия, и оборудования надо платить, и не мало. Они прекрасно это знают. С каждым днём убытки нарастают и им выгоднее продать дешевле, чем ждать настоящую цену.

   Пётр Аркаьевич снова:

   -Что Вы можете дать в залог?

   Я удивился.

   -Так это же оружие и дам. Когда начнётся война, оружие, на коленях будете умолять продать.

   Пётр Аркадьевич упорствует.

   -Нет, так не пойдёт.

   -Чего же Вы хотите?

   Пётр Аркадьевич задумавшись на секунду.

   -Могу добиться заёма на требуемую сумму, от частных лиц. Мне и правда, не хочется выпускать оружие из страны. Но, для того, чтобы убедить меня и этих лиц в серьёзности Ваших намерений нужен залог.

   Столыпин ещё раз подумал.

   -Полагаю, что четверти от названной суммы будет достаточно.

   И он с любопытством глянул на меня. Переварю я такую сумму или нет. Да и назвал он эту сумму не в надежде, что я заплачу. А так, надеясь отделаться от меня мелкого, вообразившего о себе бог весть что.

   Я задумался. Интересно было смотреть на жандармов. Они прямо открыли рот от удивления, что я не отказался от покупки за такие деньги.

   Конечно, денег хватит, если съездить на хутор. Но, на какие шиши тогда лететь за алмазами?

   Я глянул на Столыпина.

   -А, если уполовинить сумму. И не всё сразу, а по частям, скажем в рассрочку?

   Такого удивления в глазах я не видел никогда. Столыпин здорово удивился. Где этот сопляк мог наворовать такие деньги? Вот какой вопрос он себе задавал. Я молча про себя усмехнулся. Деньги заработаны честным трудом, когда убивал всех, кто пытался убить меня.

   Наконец справившись с удивлением премьер сказал:

   -Миллион сразу в знак серьёзности намерений. Остальные деньги внесёте частями в течении года. Ваши кредиторы обойдутся четырьмя или пятью миллионами. Плюс надо будет заплатить казне за гарантии. Таким образом, с Вас приходится примерно семь с половиной миллонов или шесть с половиной.

   Я удивился.

   -А господину Столыпину ничего не будет причитаться?

   -Я на службе у государя императора и не имею права брать деньги от частных лиц.

   Я спросил:

   -Выписать чек? Если не Вам, то кому отдать?

   Жандармы захлопнули рты почти одновременно и издали звук, примерно похожий на сдвоенный выстрел из автомата.

   Столыпин отрицательно отвёл от себя руку.

   -Сегодня же переговорю с кредиторами и тогда решим. Кстати, о моей проблеме. Что Вы можете сказать о проишествии в ресторане?

   Я мысленно почесал маковку и заявил, что Англия на войну с Россией в одиночку не пойдёт. Лет пять или шесть у нас есть. Конечно, я помнил, что первая мировая началась в четырнадцатом году. Но, скажешь такое и отвезут в психушку. Не хочу в психушку. Хочу на воле порезвиться, травку пощипать на высокогорных склонах Гималаев. Почему Гимолаев, не понял. Но, мыслям не прикажешь.

   Поэтому приступил к углублённому анализу мировой ситуации. Германия и Россия растут быстрее, чем Англия. Надо этот рост сдержать. Как? Только войной. Против России в союзе с Германией Англии не совладать. Поэтому, надо любой ценой союз разрушить. Даже если нет союза, сделать так, чтобы и мысли ни у кого такой не было. У всех русских в головах должно быть, что Германия враг. Всех русских не купишь, а верхушку можно купить. Там всякие великие...Я не стал продолжать и добавил. Будут демонстрировать свою любовь к Сербии и Черногории. Плакать и давать интервью о их истрадавших по родине душах. Но, если сравнить официальные доходы плакальщиков и расходы, то получится большая дыра. Откуда-то лишние денежки берутся у патриотов, не англичане ли заплатили за патриотизм? Англичане на подкупы денег не жалеют. Знают, что всё сторицей окупится.

   А то, что убили их подданых, наплевать и растереть. Сами виноваты. Полезли убивать одного придурка, который вместо того, чтобы заплатить уголовникам из английского посольства, решил деньги направить на развитие передовых технологий.

   Полковник сразу поинтересовался:

   -А кого я имею ввиду?

   -Так, кого же, кроме меня. Это меня хотели убить, только удалось исхитрился и вышло так, что англичане поубивали друг друга.

   Полковник заинтересовался подробностями.

   Пришлось рассказать, что Рейли пытался обнять как я поскользнулся и он получил пули, предназначеные мне. Как затем, видимо, что-то не поделив, англичане начали душить друг друга. Я многого не видел, так как лежал на полу придавленный дамами, но, то, что стреляли в меня отчётливо понял.

   Полковник попытался уточнить, но я уточнить не смог. Объяснил полковнику, что только, только до меня дошло как было дело. А, с подробностями не очень, страшно было и поэтому скрывался за дамами. Какие за дамами могут быть подробности? Дамам тоже было страшно и они прыгали на мне как на подушке.

   Потом полковник опяь пристал.

   -Зачем вы выносили мёртвых господ англичан на улицу?

   Я сделал удивлённый вид.

   -Я выносил?

   Полковник хмыкнул.

   -Это нам рассказал хозяин гостиницы.

   -А, он не рассказал ничего более?

   Полковник стал разоряться про тайну следствия. А, я ответил, что это никакая не тайна следствия, просто полковник извращенец и ему доставляет удовольствие, когда люди страдают. Например я, хочу забыть кошмар, чтобы по ночам не снились ужасы, а господин полковник опять заставлет вспоминать. Не буду вспоминать и всё. Отстаньте.

   И пусть англичане утрутся моими объяснениями, а если не утрутся то, всё, что знаю про них, сообщу в газетах. Так и передайте уродам из посольства. Если хотят уехать живыми из России, пусть утираются моими объяснениями, а то буду являться по ночам и изображать приведение.

   Последнее заявление озадачило присутствующих. Но, я успокоил их, сказав, что пошутил.

  

  

  

  

   -19-

  

  

  

  

   Сколько давал обещаний, когда плёлся по тайге? Выучить японский язык, чтобы прочитать записи, которые таскаю с собой. Надо заняться изучением порядков в Японии и пора начать обучаться японскому языку. Обещал ходить в рубашке с полковницыными рюшечками. Ничего больше не обещал? Обещал разобраться с хлебными проблемами в России. Но, об этом даже думать страшно.

   Расследование массового убийства в гостинничном ресторане набирало обороты. Меня дважды допрашивали разные господа и тыкали носом в нестыковки в показаниях. Кроме того, мои показания отличались от показаний других господ. Думаю, показания третьих господ отличались от моих показаний и показаний других господ. На меня давили, чтобы изменить показания по поводу случившегося.

   Мне надоело настойчивое желание следователей натянуть расследование на одним им ведомый скелет, чтобы получилось чучело невиданного зверя. Несколько раз домогались допросить англичане, в присутствии следователей из полиции. Я не выдержал и сказал всем, что о англах думаю. Причём сделал это через газеты.

   Позвонил и пригласил в ресторан нескольких газетчиков. Пообещал сообщить мою версию проишедшего. После того как все собрались, заказал по полбутылки водки на рыло и простую закусь. После первых слов налил ребятам по первой. Затем по второй. Чем дальше распалялся в своём негодовании на следователей, которые шьют дело белыми нитками. На англичан, воображающих, что Россия их колония и им якобы дозволено допрашивать подданых Росийской империи, тем больше выпивали газетчики.

   Когда водка закончилась заказал ещё и продолжал налегать на то обстоятельство, что зачуханные англичане подкупили следователей и они готовы продать русского человека с потрохами. Англичане специально стравливают нас с немцами, чтобы мы убивали друг друга. Тем временем англичане будут и дальше благоденствовать за счёт разорения, и смерти русских людей. Неизвестно, сколько они выплатили взяток в Российском министерстве иностранном дел. Явно немало, так как определённое число чиновников склоняется к противоестественному союзу с Англией.

   А Франция. Я не забыл и про Францию. Нахрена нам французский Эльзас и ихняя Лотарингия? Пусть обломятся. Немцы наши лучшие друзья. Как к нам Французы относились во время войны с Японией? Ни как, даже оружие не продавали и отказались помогать, хотя с ними договор. Теперь что же? Русские люди должны умирать за французский Эльзас? На хрен Англию и Францию! Да здраствует союз с Германией. Россия и Германия непобедимы.

   После того как газетчики записали интервью и выпили по бутылке, я позвал извозчиков и велел им развести господ, которых сильно развезло, по редакциям. Пусть сеют разумное, доброе и вечное.

   Обо мне не забыл Викентий Соломонович. Стоило отпустить газетчиков как официант сообщил, что меня домогается этот самый господин. Не помню, подумал я. Ну, пусть подходит, сообщил официанту. И подумал что, если неведомый господин надоест, то отправлю по известному адресу.

   Оказалось, что лицо господина вполне знакомо. Даже припомнил как он облаял меня совершенно безнаказанно. На этой планете, наверно, первый случай, когда меня облаивали без последствий.

   Я первым ласково поздоровался с Викентием Соломоновичем. Очень понравилась его козлиная бородка. Ещё при прошлой встрече появилось желание бородку оторвать. Правда и у большинства других господ, тоже были бородки, но желания их отрывать не наблюдалось.

   Пригласил, приехавшего из Москвы, Викентия Соломоновича усесться рядом, за столик и заказал рюмашку. Он выпил рюмашку, затем другую и сообщил зачем я понадобился.

   Оказывется, я допустил большую ошибку представившись Викентию Соломоновичу обеими титулами сразу. Я спросил, какими же?

   Ну, как же. Ваше сиятельство и Ваше преосвященство. Двумя такими титулами обладает только одно существо в мире. Князь тьмы, иначе диавол.

   Ну, ну, ещё более ласково поощрил я Викентия Соломоновича к дальнейшему изложению мыслей.

   Как же? Удивился Викентий Соломонович. Если он попросит равина провести службу по изгнанию диавола, то Вам не поздоровится и придётся убираться туда, откуда заявились, прямиком в ад. Викентий Соломонович длительное время подсчитывал, какова численность народонаселения ада и понял, что ад переполнен. Новых грешников некуда девать, а значит, визит на землю нужен для того, чтобы подыскать новые площади для размещения грешников. В часности, северные районы России прекрасно подходят для пытки грешников холодом. Наверно в аду такой пытки не знают. Честь изобретения пытки холодом принадлежит исключительно Викентию Соломоновичу. Изложив это Викентий Соломонович замолчал.

   Поощрил его к дальнейшему изложению темы, снова сказав ну, ну.

   Отдышавшись и набравшись храбрости, Викентий Соломонович продолжил. Он предлагает услуги в качестве управляющего новым подразделением ада на земле. А именно на севере. Если князь тьмы не согласится на такое, скажем прямо, благородное предложение то, Викентий Соломонович, сейчас же пойдёт в синагогу и расскажет всё равину, а тот уже, сделает моё пребывание на земле невозможным.

   Я был в полном восхищении, не зная, что сказать или предпринять. Много раз меня пытались отправить с земли под землю. Теперь, из за этого придурка, за мной начнут охотиться ещё и религиозные фанатики. Конечно, можно отправить его в газету, чтобы на следущий день появились аршинные заголовки о визите антихриста, но какая польза?

   Мне нужны деньги на покупку японского оружия и оборудования. Нельзя ли хоть как-то приспособить этот компромат к делу? Может быть не искать деньги, а сделать наоборот. Сделать так, чтобы цена на японский товар упала раз в десять. Ну, чтож будем пробовать.

   -Ты готов служить бескорыстно? Спросил я.

   Викентий Соломонович начал что-то мямлить про то как нуждается, а детишки голодают.

   -Ты кому пытаешься врать, падаль подзаборная?

   Викентий Соломонович сдулся и опустил голову.

   -Я, что же? Не знаю как воруешь? Снова спросил я.

   Викентий Соломонович начал говорить про-то как замолит грех и господь дарует прощение.

   -Зачем тогда пришёл ко мне, если просишь у господа?

   Викентий Соломонович бодро проговорил о милосердии божьем. Надеясь работать на меня, после работы попросит у бога прощения. Бог милосерден и простит.

   Да, тот ещё прохиндей! Подумалось мне и сказал, что приму на работу, но сначала проверю, насколько искренне желание служить. Затем отпустил хитрожопого словами: придёшь завтра, в это же время.

  

  

  

  

   -20-

  

  

  

   Сегодня предстояли ещё кое какие дела. Во-первых, визит к некому банкиру с еврейской фамилией с целью получения кредита в обмен на залог в миллион рублей. Во-вторых, визит к японцам, с целью сильно сбавить цену, в обмен на взятку.

   Банкир совершенно не горит желанием давать какому-то молокососу деньги, даже под залог того самого имущества, которое я хотел приобрести. Недавно, банкир пытался выкупить у японцев товар, но убедился в бесперспективности куда либо сплавить винтовки и оборудование без убытков. Наверно, если бы я проявил настойчивость, пообещал лично этому ворюге заплатить не меньше миллиона, то что-нибудь и вышло. Но, мне банкир не понравился. Подумал, что если что-то получится, то эта рожа попытается избавить меня от иллюзий о возможности честной игры с банкирами. Пожалуй засуну сюда Соломоновича, пусть разведает. Может вынюхает, что банкир затевает и против меня в том числе.

   Ознакомившись со списком банкиров и увидев только еврейские фамилии понял, что ловить нечего. Я поразился то ли наивности Столыпина, то ли откровенной глупости, когда он подсовывал список банкиров. Неужели он не предполагал реакции банкиров на моё предложение? Или, на самом деле, он не хочет, чтобы я приобрёл оружие? Тогда у чему вся игра?

   Поехал к японцам в представительство. Ознакомился с прекрасными обычаями японцев по приёму гостей. С поклонами и расшаркиваниями. На самом деле эти поклоны проверяют, насколько воспитан и культурен гость, чтобы правильно ответить на представление. Как у бабочек, честное слово. Бабочки тоже представляются, исполняя танец. Получается, что японцы по уровню развития недалеко ушли от насекомых. Когда это поймёшь, то японские ужимки кажутся смешными. На самом деле, протанцевав и не дождавшись ответных танцев, японец считает собеседника быдлом, которого можно гнать на убой как скотину.

   Разобравшись с целью визита японец спросил, готов ли я заплатить восемьдесят миллионов рублей? Нет, ответил я. Я готов заплатить четыре и один миллион наличными тем, от кого зависит продажа оружия и оборудования.

   Нет, сказал японец. Такое предложение не возможно. Мы не берём деньги за посреднические услуги.

   На нет и суда нет, повторил я фразу и собрался уходить. Перед уходом подарил японцу за беспокойство сторублёвку и визитную карточку. Японец было завёл шарманку, какую положено заводить при прощании, но я отвернулся и ушёл. Если им хочется церемоний, то пусть танцуют друг перед другом. Я обратил внимание на то, что в представительстве читают газету "Петербургские вести". Надо поместить в газету пару статеек, чтобы расшевелить японцев.

   Опять я в гостиице, где шагу невозможно сделать не наткнувшись на жандарма. К удивлению хозяина гостиницы, ресторан заполнен посетителями до отказа. Не хватает только чичероне, который будет ходить между столиками и рассказаывать, где и кто сидел, откуда стреляли и в кого попали. Подозвал хозяина и предложил на эту роль себя. После моего рассказа трое господ встали и быстро удалились. Мне потом шепнули, это английский посол и сопровожающие лица. Ну и что, что прошёлся по английским империалистам, душителям свободы, убивающим борцов за свободу в Южной Африке и в Индии. Правда, я выразил сожаление из за малого числа убитых англичан, ну и совсем не понравилось послу, что обвинил в организации массовых убийств Рейли и английское посольство.

   Присутствующие поаплодировали, но как-то вяло. Тогда стал дополнять рассказ тем как героически вели себя великие княжны. Как они мужественно меня защищали от английских убийц. Какие великолепные защитники царя и отечества: графы и бароны, которые даже не пытались устраивать завал около выхода из зала, а помогали бедным дамам выйти из помещения и некоторых дам выносили на руках.

   Затем заметил, что эту чушь записывают газетчики, столпившиеся у входа в ресторан. Добавил, что великие княжны своим телом защитившие меня от пуль английских преступников, достойны награды в виде георгиевских крестов. Эта речь больше понравилась, но появился жандарм и объявил собрание незаконным. Я заспорил сказав, что никакое это не собрание, а выступление и господа пришли не собираться, а обедать. Жандарм пообещал упечь за несоблюдение законов империи за решётку и мне пришлось покинуть пьедестал.

   Уселся с жандармом за столик и спросил, чего он сегодня хочет. Жандарм сообщил, что все, кто присутствовал в ресторанной бойне, говорят разные вещи. Премьер в гневе, его величество вне себя, а Виктор Александрович здесь разоряется и излагает сто первую версию происшедшего. Ну и что? Удивился я. Одной версией больше, одной меньше, какая разница? Если качество то же, зачем платить больше?

   Последнее предложение жандарм не понял и попросил уточнить. Легко. Это новая пословица. Сейчас в народе появилось много пословиц. Понятно времена меняются, значит должен меняться и язык.

   Жандарм заявил, что это инсинуации как и новомодное "короче". Премьер специально расспрашивал сотрудников о "короче" и никто не знает.

   Ну, достали! Как далеки Вы от народа? Вскричал я с удовольствием и подозвал официанта того, который прислушивался к словам, когда я вешал лапшу на уши Столыпину со словом "короче". Я заказал кое что из расчёта на двоих. Жандарм уже не пытался возражать тому, что я заказал и для него, привык. Затем я спросил официанта: короче, расскажи, чего тут у Вас вчера, короче, произошло?

  Я понятия не имел, о чём будет рассказывать официант. По моему мнению вчера в гостинице никого не убили, значит ничего не произошло. У официанта другое мнение. Из него посыпались новости одна другой интереснее. Самая интересная новость была в том, что официант через слово повторял как заведённый "короче".

   Жандарм проявил профессиональный интерес к словам официанта, а мне новости неинтересны. Я встал и пересел за другой столик. Поймал свободного официанта и повторил заказ. Жандарм продолжал мучить беднягу официанта, который всё чаще повторял заветное "короче". Не дожидаясь, когда жандарм освободиться, принялся поглощать пищу.

   В ресторан заявился Викентий Соломонович. Я достал из кармана камни и одел на пальцы левой руки. Он подошёл и остановился рядом со столиком не поздоровавшись. Я отметил про себя это обстоятельство, но ожидая заранее заготовленного ответа, ничего не спросил, а протянул левую руку и указал на столик, приглашая Соломоновича сесть. Камни мрачно блеснули в свете электрических ламп и произвели впечатление на Соломоновича. Он уселся, я предложил поесть вместе и когда он съел всё, что было за столом, я спросил: надумал ли он служить бескорыстно? Оказалось, что надумал. Знает ли банкира, я назвал имя банкира, с которым не сошёлся в размере взятки.

   Соломонович знал банкира. Может сказать что-то про банкира? Соломонович принялся излагать, да в таких подробностях, что я обалдевал. Откуда Соломонович это знает? Они почти что родственники. Я и забыл, что все евреи родственники. Пойдёшь и узнаешь, что банкир затеял против меня. Понятно? Соломонович ответил, что понятно. Сними номер в гостинице, за номер заплачу я.

   Сейчас идём в магазин готового платья. Покупаем тебе костюм и оттуда в Японское представительство. Представишься покупателем оборудования и оружия. Пусть они сводят туда, где находится товар. Ты пожелаешь проверить товар, а только потом назначишь цену. Понятно?

   Ну, это-то как раз проще простого, вымолвил Викентий Соломонович. Я никогда не покупаю товар, до тех пор пока не проверю качество. Только зачем это?

   Я молча смотрел на собеседника. Чего-то ему не понравилось в моём взгляде. Сказал для усиления эффекта: длинный язык вредит шее.

   Соломонович совсем стушевался. Ну, пошли. Отвёл его в магазин готовой одежды, подобрал обезьяней расцветки костюм и отвёз к японскому представительству.

   Ждал Соломоновича не меньше часа. Наконец Соломонович вышел из представительства и уселся в коляску. По дороге Соломонович рассказал, что удалось узнать. Оборудование и оружие расположено на територии строящегося казённого завода, работы на котором прекратили в связи с окончанием войны. Но, поскольку ожидается новая война, хорошо бы строительство возобновить, однако мешают ящики. Поэтому русские дерут с японцев в три шкуры за хранение. Строящийся завод расположен в Ярославле. Завтра отправляемся на осмотр оборудования и оружия.

   Слушай сюда Викентий Соломонович! Ты пожелаешь, чтобы показали ящики с оружием и ящики с оборудованием, только те, которые помечены вот таким знаком. Я нарисовал на листочке в блокноте треугольник со стрелкой внутри. После того, как убедишься в том, что находящееся в ящиках непригодно для использованию, едешь в обратно, сказав, что мусор везти через океан не намерен. Расскажешь мне как проверял товар.

   Сейчас, Викентий Соломонович, приедем в гостиницу. Селишься в номере. Для путешествия, понадобятся деньги. Сунул прохиндею деньги со словами, не экономь.

   В гостинице Алексея Тихоновича уже не оказалось. Отправился на вокзал в одиночестве и сел на ближайший до Ярославля поезд.

   У меня примерно пятнадцать часов форы. За это время надо успеть сделать так, чтобы оборудование, которое будут показывать Соломоновичу было разграблено. Приехал в Ярославль на вокзал, нанял извозчика и велел ехать на новостройку. Около въезда на завод стоит небольшая халупа и когда мы подъехали, их халупы вышел мужик в полушубке.

   Представился мужику новым владельцем завода и спросил, где тут начальство и охрана. Оказалось, что начальства сроду не было как и охраны не было никогда. Так кто же караулит? Удивился я. Мужик ответил, что он караулит. Приставлен сторожить. Сколько платят, спросил я? Третий месяц не платят. Мужик не знает, что делать. Если до весны не заплатят, то придётся искать работу.

   Ладно, сказал я. Сколько тебе должны? Названная сумма поразила величиной, точнее не величиной, а малостью. Залез за пазуху и отсыпал мужику в два раза больше, чем он сказал. Это аванс. Понял? Спросил я. Мужик кивнул головой и сообщил, что до лета не сдвинется с места, то есть будет караулить, а уж потом не обессудьте. Даром работать не намерен. Я пообещал мужику, что скоро начнётся строительство как раньше. Как раньше? Удивился мужик. Никакого строительства здесь отродясь не было. Ящики привезли и положили в поле. Да навесы и сараи сделали. А строительства отродясь не было.

   Выходит японец тот ещё ворюга. Требует со своих оплатить арендную плату за хранение оборудования в чистом поле. Правда вокруг сараев довольно высокий забор и утешало то, что сараи на возвышении. Весной, когда снег растает, сараи не зальёт. Попросил сторожа открыть ворота. Сторож нажал на створку она и распахнулась. Вот те на? А как же замок? Спросил я. Сроду замка не было, побожился сторож.

   В нескольких сараях нашёл ящики с винтовками. Достал винтовки из ящика и вытащил затворы. Затем уложил винтовки обратно и пометил ящики условным знаком. Нашёл ящики с оборудованием. Оказывается, станки с электроприводом. В электических цепях имеются предохранители. Вынул более мощные предохранители и вместо них поставил предохранители со слаботочных цепей. В нескольких местах предохранители убрал. В двух станках соединил электрическую цепь с массой при помощи тонкой проволоки, обёрнутой в резину. Как только включат цепь, так раздастся что-то вроде выстрела, проскочит искра и завоняет горелой резиной.

   Нашёл сарай с пулемётами. Конструкция знакомая и я поступил с несколькими пулемётами, так как поступил с таким же пулемётом в Сибири. Насыпал мусора и заткнул стволы пулемётов палками. Для того, чтобы стрелять придётся удалять смазку и мусор. Из других пулемётов вынул по несколько деталей. Все доработанные ящики пометил условнымм знаком. Пока лазил по сараям день прошёл. Можно возвращаться в гостиницу. Спросил у сторожа как добираться до станции? Мужик ответил, что отродясь ходили пешком и никакой станции тогда не было. Ну, мужик, пока. Попрощался я с мужиком и сообщил, что сегодня к вечеру или завтра утром приедет комиссия и чтобы мужик комиссию допустил до сараев. Мужик сказал, что ладно, допустит. Я побрёл к станции. До станции добрался уже никакой. Дождался поезда и такой же, ни какой, добрался до гостиницы и улёгся спать.

  

  

  

  

   -21-

  

  

  

  

   В обед заявился совершенно раздёрганый Соломонович. Ну? Задал я вопрос. Он начал повествование с явным раздраженем в голосе. Я даже спросил, в чём дело? Его расстроило то, что японцы непорядочные люди. Подсовывают всякий хлам на продажу, из за чего, его вчера чуть не убило. Когда подали напряжение на станок, то произошло короткое замыкание и кусок резины вылетел из под станка и чуть не угодил в лицо. На этом проверку товара Соломонович прекратил и укатил обратно Петербург.

   Ну, что же, молодец Соломонович, сказал я. Теперь твоя задача влезть в дом к банкиру Резенману. Расрощавшись с профессором взялся за трубку и позвонил в редакцию Петербургских вестей. Спросил, сколько они заплатят за статью описывающую проверку содержимого сараев с японским оборудованием. Продиктовал по телефону и получил заверения, что в в завтрешнем утреннем выпуске статья будет напечатана.

   Срочных дел не было и я направился по магазинам, чтобы купить рубашку с рюшечками. Таких в магазине нет. Направиться в ателье, где, сняли мерку и обещали изготовить рубашку через пару дней.

   Побывал в библиотеке. Попробовал разобраться с иероглифами. Кое что понятно, но, общий смысл трофейных записей совершенно невообразимый. В растроенных чуствах вернулся в ресторан и наткнулся на двух японцев, поджидавших меня. Они согласны на моё предложение.

   Тогда подписываем бумаги? Спросил я. Договорились, что завтра утром встретиться с адвокатами, представляющими интересы обоих сторон.

   Вот незадача, где же искать адвоката? Те адвокаты, с которыми я раньше имел дело, для новых дел не подходят. Разве опять советоваться с жандармами? Взял телефонную трубку и попросил соединить с жандармским управлением. Дежурный жандарм оказался форменным остолопом. На его вопрос: зачем мне Алексей Тихонович? Я ответил, что просто поболтать. Жандарма мой ответ не удовлетворил и он начал вещать о том, что телефон не предназначен для пустопорожних разговоров, а только для срочных вызовов. Я как вспомню, сколько времени мои знакомые по телефону трепались ни о чём, так вздрогну. А, этот ретроград не даёт потрепаться просто так несколько минут. Разозлившись, облаял беднягу как кто-то из них, в своё время, облаял хозяина гостиницы.

   Результатом преговоров было то, что жандарм послал в гостиницу наряд. Ну и ладненько, решил я. Надо на время исчезнуть из гостиницы.

   В холе гостиницы купил газету и перелистывая страницы, наткнулся на объявление адвокатской конторы. Позвонил и отправился к адвокатам. По дороге, когда проезжал мимо жандармского управления, велел извозчику остановиться и зашёл проведать жандарма. В приёмной спросил Алексея Тихоновича, тотчас пропустили к нему. Поздоровавшись, спросил: не поможет ли в моём деле? Жандарм был настолько любезен, что решил лично сопроводить к адвокатам. Он наивный понадеялся на то, что меня замучала совесть за совершённые злодеяния и я решил покаяться, для чего собственно и нужен адвокат.

   Когда мы приехали в контору и жандарм узнал в чём дело, то страшно во мне разочаровался, как он сказал. Я договорился с адвокатами, под бдительным присмотром жандарма и направился обратно в гостиницу. По пути уговорил Алексея Тихоновича поехать со мной, чтобы посмотреть, чего в гостинице натворил жандармский наряд.

   Гостиница местами горела, местами в гостинице стреляли. Однако, подумал я. Если это последствие переговоров с дежурным жандармом, то общаться с ними желательно аккуратнее.

   На самом деле, когда отряд жанармов явился в гостиницу для поисков телефонного безобразника, в этот же момент в гостиницу вломились социалисты революционеры для того, чтобы наказать человека пославшего их товарищей на гибель. Так, по крайней мере, успел выкрикнуть один из нападавших, прежде чем пуля его успокоила. Нескольких бандитов жандармы уложили прямо у входа, а нескольким удалось проникнуть в гостиницу и устроить перестрелку.

   Ротмистр, заслышав перестрелку, выхватил револьвер и около самой гостиницы, выпрыгнув из коляски на ходу, бросился внутрь. Я подождал, когда извозчик остановится, расплатился и пошёл следом. Жандармы уже справились и тащили к выходу нескольких нападавших. Я обратил вниманее, что они еврейской наружности. Вот те на! Оказывается прилетел привет от мало знакомого банкира.

   Захватить бы кого из них, да допросить хорошенько. Жандармы совершенно не умеют допрашивать. Наконец, откуда-то сверху на лифте приехал ротмистр. Расшаркавшись со мной, погрузил пленников и трупы на подъехавшие грузовики, и укатил. Большинство жандармов остались в гостинице. Нескоторые стояли у входа, так как ротмистр опасался, что нападавшие могут спрятаться в номерах.

   Опасается ротмистр, значит и мне надо опасаться. В номер зашёл со всеми предосторожностями. Обратил внимание, что диван, стоящий около противоположной от входа стены, слегка сдвинут с места. Примерно так же я сдвигал скамейки, чтобы запихать за них трупы неудавшихся похитителей.

   Я вышел из номера, оставив дверь открытой. Разулся, по ковру бесшумно подошёл к дивану и заглянул за него. Точно! Там лежит некто. Вижу сапоги, а что выше не видно. Зашёл с другой стороны дивана. На этот раз увидел голову и руку с револьвером, прижатую к дивану. Вынул из под мышки пистолет и ударил лежащего по голове. Он не сумел выстрелить и обмяк.

   Отодвинув диван, обыскал его. Ни документов, ни денег. Привёл в чувство зажав рот и нос рукой. Когда он не смог дышать, то дёрнулся, очнулся и пытался вопить. Но, я был на чеку и заткнул ему рот тряпкой. Он пытается дёргаться, я успокаиваю хорошими оплеухами. Наконец, мы приходим к консенсусу. Предчуствия не обманули, банкир узнал о сделке и решил убрать конкурента, чтобы завладеть японским барахлом без помех. Пообещал революционерам заплатить, тем более что, он приплачивал регулярно. Выходит, устранить конкурента, таким способом, у банкиров дело обыденное.

   Придётся кончать банкира? Иначе мой непосильный труд напрасен. Покончил с революционером и придвинул диван на место. Пусть местные эскулапы гадают от чего умер.

   Спустился вниз и приобрёл по одному экземпляру всех газет, имеющихся у продавца. Конечно, в газетах печатают, в основном, всякий бред но, я надеялся прочитать, что-нибудь итересное по поводу бесконечной череды нападений и убийств в гостинице. Усевшись в ресторане, приступил к ужину, состоящему из газетных статей. Нет, конечно, я не стал есть газеты. Просто вкушал духовную пищу, так сказать разумную, добрую и вечную. Самая интересная новость в том, что его императорское величество государь самолично решил посетить гостиницу, где из за нападений бандитских элементов происходит чёрти что. Когда государь изволит посетить гостиницу неизвестно, но не раньше, чем господин Столыпин наведёт надлежащий порядок. Государь изволил лично изъявить недовольство господину Столыпину по причине череды непрерывных безобразий, которые устраивают инсургенты и потребовал принятия самых жёстких мер для предотвращения дальнейших преступлений учиняемых революционерами.

   Вот по какой причине господин Столыпин посещал гостиницу! После выволочки, полученой от императора, он начнёт рыть землю копытами и может ненароком зацепить и меня, чего совершенно не желательно. Поеду ка я к Столыпину, дабы информировать государственного мужа о предпринятых мерах, по покупке оружейного арсенала. По крайней мере именно таким слогом напишут завтра о посещении Столыпина газеты, если раньше меня не прикроют в кутузке. Да, пусть даст надёжную охрану, а то поллимона винтовок, десятки тысяч пулемётов и миллиарды патронов охраняются одним мужиком, у которого патронов к берданке нет. Не дай бог революционеры прознают про оружие, такое начнётся!

   Только приступил к употреблению пищи физической как появились жандармы в большом количестве и ротмистр. Я пригласил его за столик. Жандарм обрадовано сообщил, что во время обыска были задержаны ещё несколько из нападавших, а также лица проявившие сочуствие и прятавшие бандитов в номерах. Нападавшим грозит виселица, а прятавшим их вечная каторга. Государь милостив, но терпение его кончилось, весело сообщил жандарм.

   Я спросил, не будет ли применена мера с вечной каторгой ко мне? Я не в номере, а если кто-то прячется, то правильнее отправить на вечную каторгу не меня, а содержателя гостиницы. Жандарм плотоядно ухмыльнулся и показал прекрасные зубы. Я так удивился замечательным зубам жандарма, что не удержался и спросил, свои ли он носит зубы?

   -Как это, удивился жандарм?

   -Ну, очень просто, может у Вас вставные зубы? Такие хорошие зубы обычно искуственные, проинформировал я ротмистра.

   -А, удивился он, так Вы заговариваете зубы?

   -Я разве похож на ведьму, ещё более удивившись спросил я?

   Наше взаимное удивление закончилось тем, что пришёл ещё один жандарм и сообщил, что у меня в номере найден налётчик. Ротмистр обрадовано глядя на меня, улыбнулся ещё плотояднее, чем в прошлый раз. Но, подошедший жандарм с некоторым унынием в голосе сказал, что налётчик мёртвый. Ротмистр, улыбавшийся мне так, будто у него во рту не тридцать два зуба, а шестьдесят четыре, начав приподниматься со стула, в растроенных чуствах опустился обратно. Улыбаться он перестал как будто у него во рту не осталось ни одного зуба.

   -Ну, это как раз понятно, спокойно и отрешённо сказал он. Было бы совершенно невероятно, если бы в номере у господина Хлестакова обнаружились живые люди. Я начинаю подозревать, не послан ли господин Хлестаков нечистой силой?

   Так, добрались таки жандармы до художеств в Иркутске. Но, прошлые грехи, к делу не подошьёшь. Взяточники народ крепкий и закалённый. Они и под пыткой не сознаются, что брали на лапу, а тем более давали. Ротмистр располагает кое какими сведениями, но, я так думаю, чисто умозаключительными.

   Я спросил, в надежде отвлечь внимание жандарма от моей фамилиии: -Чего Вас так расстроило, уважаемый?

   Жандарм смотрел с расстройством:

   -Господин Столыпин как Вы его называете, велел всех у кого найдётся в номере хоть один живой налётчик арестовывать, невзирая на чины, звания и национальную принадлежность. У Вас тоже найден налётчик, но к сожалению мёртвый. Придётся мне обратиться к премьеру, чтобы он исправил формулировку. Слово "живой", на слова "живой или мёртвый".

   Я возразил, а я тогда причём? Закон обратной силы не имеет, это даже младенцу известно. Тем более, мне нельзя под арест, завтра подписываю контракт с японцами о покупке всего их барахла. Да и завод строить надо, а как я буду строить, если сижу на каторге? Или свой завод буду строить сидя на каторге? Надо по этому поводу с господином Столыпиным поговорить: как строить завод сидя на каторге?

   Ротмистр обрадовал. По поручению его величества, дабы прекратить навсегда налёты на гостиницу, господн Столыпин решил поселиться в апартаментах на третьем этаже. А, жандармы будут охранять его и жильцов.

   -Это свежая мысль, сказал я и собрался было уходить.

   -Куда же Вы? Удивился ротмистр.

   У меня срочное дело с содержателем гостиницы, разъяснил я и убежал. Никто из жандармов не последовал за мной, к моему неописуемому удивлению.

   Содержатель гостиницы был в совершенно растроенных чуствах. Количество посетителей стремилось к нулю. Налёты принесли колосальные убытки. Слова о том, что я готов выкупить гостиницу, были как бальзам на обожжённую кожу. Но, чутьё он не потерял и сходу спросил, мне какой от покупки интерес? Не стал морочить ему голову, а просто сказал, что если он хочет продать, то я готов. Если нет, то удаляюсь. Он спросил, можно подумать? До завтра, ответил я. Завтра здесь будут адвокаты, чтобы оформить покупку и заодно оформим и Вашу гостиницу если, конечно, Вас устраивает.

   Вернулся за столик. В ресторане, необычно пустынном для вечернего времени, за одним из столиков сидят премьер и жандармский полковник, с которым я, в своё время, общался. Рядом, на вытяжку стоит ротмистр и чего-то говорит. Ротмитр явно недоволен. Наверно хочет меня засадить, но ему от ворот поворот, иначе, что ещё? По крайней мере, я надеюсь именно на подобное содержание разговора.

   Мимо пробежал официант, я остановил его, попросил подойти к столику с премьером и спросить разрешения на встречу. Жандармы отловили беднягу на полпути к премьеру, затем всё таки допустили к телу. Официант побежал дальше, ко мне подошёл молодой жандармский чин и пригласил за столик к Столыпину.

   Столыпин усадил меня и сообщил, что никогда ещё в его практике не просили аудиенции через официанта.

   -Надеюсь это не доставило премьеру неприяностей?

   Спросил я.

   -Все неприятности доставляете мне Вы, господин Хлестаков, если верить ротмистру.

   Столыпин кивнул в сторону всё ещё стоящего навыняжку, с недовольным выражением лица, жандарму.

   -Конечно, немедленно ответил я. Всё зло от людей. Как хорошо управлять страной, если в ней нет людей. Никаких неприятностей не ожидалось бы.

   Столыпин с удивлением:

   -Как же управлять, если нет людей?

   Я ответствовал:

   -Вот именно.

   Оба жандарма и премьер уставились на меня. Помолчали некоторое время и Столыпин заявил:

   -Да Вы философ, господин Хлестаков. Впрочем, Вы имели другую цель, кроме как упражняться в философии, не так ли?

   Выложил за чем пришёл:

   -Безусловно. Завтра оформляю покупку японского оборудования для производства оружия и само оружие. Нужны свидетели. Кроме того, Вы понимаете, нужны гарантии, что Российское государство не опротестует сделку.

   Полмиллиона винтовок и миллиарды патронов охраняет один мужик с берданкой без патронов. Как бы чего не произошло с оружием. Я пока не имею права ставить свою охрану, да и нет у меня охранников. Необходимо направить дивизию или лучше две срочно, чтобы революционеры не растащили моё оружие по щелям.

   Столыпин посмотрел на жандармов, на одного, затем и на другого. И затем сказал, бращаясь к ним:

   -Вот Вам и мотив.

   Я прервал:

   -Так, что по моему вопросу?

   Столыпин, ображаясь ко мне:

   -Денежные вопросы решены?

   Я:

   -В полной мере, но не так как хотели того Вы или я. Удалось справиться с проблемами своими силами.

   Столыпин удивился ещё больше. Казалось жандармы удивлены не меньше самого премьера. Раздобыть такую кучу деньжищь! Столыпин ещё раз переспросил:

   -Завтра Вы оформляете купчую?

   Я уверенно сказал:

   -Оформляю.

   Столыпин заявил:

   -Завтра мы засвидетельствуем сделку.

   Я снова поднял вопрос о охране:

   -Революционеры до завтра не растащат оружие как Вы думаете? Завтра о сделке напишут газеты и могут возникнуть неприятности.

   Столыпин:

   -Ох ты, господи! Никто и не подумал о охране. Надо переговорить с его величеством. Без него задействовать армию не получится.

   С этими словами Столыпин поднялся из за стола и пошёл к выходу, вместе с окружающими его жандармами.

   Я поблагодарил спину Столыпина и отправился восвояси.

   Неясно, что делать с банкиром? Мне не понравились хитрые намёки Столыпина на "мотив". Пойду кончать банкира, а там засада. Придётся не спать ночью. Если банкир на свободе, то может пытаться помешать.

  

  

  

  

  

   -22-

  

  

  

  

  

   Удачно получилось, что в гостинице почти не осталось жильцов. Можно не мешая никому упражняться с гитарой, хоть всю ночь. Прошлый раз, когда я в номере развлекался с гитарой в пять часов утра, то заявился хозяин гостиницы и погнал меня в ресторан развлекать публику, дабы не мешал постояльцам спать. А, сегодня никому не мешаю, так как соседей в номерах рядом нет.

   Я вспоминаю песни, которые слышал на Земле и с удивлением понимаю, что в прежние времена, если я и вспомнил бы какую песню, то только пару фраз. Сегодня песни вспоминаются легко и я наяриваю на гитаре, совершенно без усилий.

   Некоторое время, часа два, два с половиной играл совершенно без помех. Затем кто-то заскрёб в дверь. Прервать терзания гитары и подошёл к двери. Встал с боку от двери так, если будут стрелять через дверь из револьвера, то в меня не попадут.

   -Кто там?

   Из за двери:

   -Разрешите войти?

   Обозлённый до крайней степени тем, что побеспокоили и отвлекли от любимого занятия, хотя раньше об этом я и не подозревал, прорычал:

   -Проходи мимо и будешь жить долго и счастливо.

   За дверью помолчали и как мне показалось, удалились. Только я начал наяривать, опять застучали в дверь. Подшёл к двери и занял прежнюю позицию.

   -Ну?

   За дверью говорят:

   -Виктор Александрович?

   Достали, их мать за ногу и через колено в унитаз:

   -Он отправился в Париж за новыми душами, проскрипел я, хотелось проскрипеть загробным голосом и похоже удалось, потому как за дверью раздался звук падения и неясный шум.

   Снова заскреблись в дверь. Стоя в прежней позиции опять сказал:

   -Ну?

   За дверью раздался голос ротистра:

   -Виктор Александрович?

   -Я сплю, какого чёрта шастаете ночью и не даёте спать?

   -Виктор Александрочич, надо поговорить.

   -Приходите говорить завтра, утром, лучше днём.

   -Виктор Александрович, если Вы не откроете дверь мы её сломаем.

   Процитировал бессмертное:

   -Оставь надежду всяк сюда входящий.

   Всё ещё стою за дверью, прижавшись к стене и в руках держу револьвер. Свет в номере не горит. Погасил сразу, услышав обращение по имени и отчеству. Тогда же достал револьвер и проверил заряжен ли. Проникнуть в набитую жандармами гостиницу, угрожать сломать дверь и шумом выдать себя, так могут поступать только ненормальные или эти, которые с приветом, леопардоосьминоги.

   В руке револьвер, под мышкой пистолет, правда не с родными патронами, а самодельными с серебряными пулями. Даже не пулями. Серебряную головку для патрона изготовил на пулелейке, а затем высверлил середину и положил внутрь кусочки разрубленой серебряной монеты.

   Сначала мандражировал, а затем вынул из кармана перстни, одел на пальцы и успокоился. Теперь, кто бы не стоял за дверью, получит по два выстрела. Один, из револьвера со свинцовой пулей и один из пистолета с серебряной. Никому не удавалось одновременно переварить и свинец, и серебро. А, интересно, кроме серебра на этих уродов действуют ещё какие материалы? Если удасться захватить их живыми, обязательно поэксперементирую. Пусть потом называют меня доктором Менгеле, нехрен на меня охотиться.

   Поглядим, кто из них будет добычей. Что добыча не я, понял сразу как одел на пальцы перстни. Какой выходит цветочек аленький! Впрочем, я неоднократно удивлялся необычному воздействию камней на окружающих и меня самого. Только не совсем понятно, что делать, когда камни совсем иссохнут. Несколько дней совершенно не обращал внимание на камни, уменьшаются они в размерах или нет. Мне захотелось их снять и внимательно рассмотреть. Но, я громко произнёс, обращаясь неизвесно к кому: Хрен тебе, иди пососи...пи-пи-пи.

   За дверью зашуршало и заскрипело как алмазом по стеклу. У некоторых людей такой скрип вызывает потерю сознания, так он неприятен. Мне этот звук безразличен, но я почуствовал угрозу, исходящую от звука и пожалел, что гостиница забита жандармами. Они услышат звук выстрела и прибегут, хотя их никто особенно и не ждёт.

   Наверно, тот козёл за дверью, почуял мои мысли с сильным желанием выстрелить через дверь и я услышал быстрые удаляющиеся шаги. Захотел выскочить за дверь и невзирая на последствия расстрелять тварь. Она почуяла и это желание, и побежала. Около гостиницы несколько раз выстрелили из револьверов.

   Я разочарованно вздохнул. Наверно буду жалеть всю оставшуюся жизнь, что не прикончил тварь. Но, думаю, мои широкие магистрали между большими городами, пересекутся с вонючими тропинками между помоек, по которым ковыляет погань и тогда ей не будет пощады. Как бы в ответ на свои мысли я услышал гнусный вой, похожий на волчий, исходящий из за города. Сплюнув от отвращения сказал вслух:

   -Место твоё на помойке, вонючая тварь.

   Надо разобраться, что за тесак достался в наследство от ресторанной бригады убийц и на камни внимательнее посмотреть. Желательно через увеличмтельное стекло.

   Волчий вой и выстрелы услышал не только я, но и другие обитатели гостиницы. Послышался шум, негромкие команды и топот сапог по коридорам. К коридоре включили электрические лампочки, я понял это по полоске света, пробившейся под дверь.

   Вот оно! Подумал я. Свет от электрических лампочек негативно действует на тварей. Иначе, зачем они выключают свет? Я вспомнил как камни мерцали при горящих свечах в театре. Выходит в моей стране тварь не встречаются, благодаря электрическому освещению, а здесь им надо отдалить внедрение электричества, чтобы выжить. Да здраствует электрическое освещение! После сооружения оружейного завода примусь за строительство мощных электростанций, если конечно, леопардоосьминогам не удасться развязать войну.

   Включил свет и приступил к дальнейшим терзаниям гитары. Мимо двери несколько раз пробегали, стуча сапогами по паркету. Затем кто-то остановился около двери и забарабанил во всю силу. Я подошёл к двери и спросил:

   -Ну, кто опять припёрся?

   Голос ротмистра:

   -Виктор Александрович, с Вами всё в порядке?

   -Как же со мной может быть в порядке, если всю ночь ломитесь в дверь и спать не даёте.

   -Можно войти Виктор Александрович?

   Та тварь говорила очень тихо, почти шептала. Так может они кричать не умеют? Пусть ка жандарм покричит:

   -Плохо Вас слышно, господин ротмистр.

   Ротмистр заорал, будто его режут. Ну, чтож, тогда можно открыть дверь. Я открываю дверь, но не забываю о безопасности. Межу мной и дверью стоит узкий шкаф и внезапно на наброситься не получиться. В руке пистолет с серебряными пулями, наставленый на входящего жандарма. Ротмистр увидел пистолет и замер. Затем справился с комком, застрявшим в горле и просипел:

   -Это плохая шутка Виктор Александрович.

   -Я не шучу, Алексей Тихонович, не до шуток. Заходите и постарайтесь не делать резких движений. У меня нервы на пределе и если Вы чуть дёрнетесь, то могу продырявить. Проходите, присаживайтесь, господин ротмистр. Стволом пистолета указал, куда надо присесть жандарму. Усадил так, чтобы между нами был небольшой столик. Жандарм уселся. Я снова повёл стволом пистолета и сказал:

   -Расслабьтесь, господин ротмистр, чтобы я мог убрать пистолет.

   Ротмистр слегка недовольно:

   -Значит всё дело в напряжении?

   -Безусловно, дорогой ротмистр.

   -Ну, хорошо, хорошо, я расслабляюсь.

   Ротмистр закрыл глаза и я почуствовал как он старается успокоиться. Чтобы помочь, сунул пистолет по мышку. Откуда подобные чувства, не знаю, но вот теперь я понял, что они есть.

   Ротмистр открыл глаза и увидев, что у меня в руке нет пистолета спросил:

   -Что за цирк, Виктор Александрович? Хотел ответить грубостью, но сдержался:

   -Дорогой ротмистр. Вы когда заходили не смотрели на входную дверь?

   Ротмистр ошалело смотрел на меня как бы на не совсем здорового человека.

   Я продолжил:

   -Значит не смотрели. А жаль. Сходите и посмотрите.

   Трудно возражать человеку, если у него в кармане пистолет, да ещё серьёзного калибра. Ротмистр поднялся и осмотрел дверь снаружи. Затем со смешинкой в голосе заявил:

   -Так из за царапин Вы наставили пистолет? Боже! Какое невежество. Образованый человек, из за каких-то царапин на двери чуть не пристрелил знакомого. Такое позорище. Вы должны понимать, что пошутили над Вами или хотели напугать.

   Я подумал, вот счастливый человек. Ему не снились сны, которые иногда приходится видеть наяву.

   -Дорогой ротмистр, Вы оценили глубину царапин?

   Ротмистр рассмеялся:

   -Над Вами кто-то пошутил, я прикажу провести расследование и узнаю, кто это сделал. Будьте покойны.

   Мне понравилось выражение: будьте покойны. Звучит почти как: будьте покойником. Об этом сообщил ротмистру. Он снова рассмеялся. Затем по коридору застучали сапоги и в комнту заглянул жандарм:

   -Господин ротмистр! Вас спрашивают.

   Ротмистр поднялся со стула и извинившись вышел. Я закрыл дверь и принялся мучить гитару. На руках сверкали камни, что они хотели сказать сверканием я не понимал, но надеялся когда-нибудь понять.

  

  

  

  

   -23-

  

  

  

  

   Под утро, после того как перестал беспокоить топот сапог в коридоре, заснул не раздеваясь, на диване. Проснулся от стука в дверь. На часах около десяти часов. Прибыли адвокаты с вопросами и претензиями. Наконец все фомальности улажены. Кто-то из прислуги сгонял к премьеру и отнёс документы на ознакомление.

   Появились японцы. Дождались прибытия премьера и подписали документы. Затем я отдал чек японцам. На подписании документов присутствовали кроме премьера жандармы, в том числе знакомый мне полковник. Похоже Столыпин до последнего момента не верил в возможность такого исхода событий и жандармы присутствовали на случай, если я устраиваю грандиозную мистификацию.

   Потом посидели в ресторане, где бегал оживлённый хозяин заведения, отказавшийся продавать гостиницу. На трапезе я спросил у премьера, не может ли рекомендоавать честного человека для организации предприятия. Господин Столыпин заявил, что мне надо выкупить завод, из казны.

   На это я ответил, что никакого завода там никогда не было. Завод существует только на бумаге, ну ещё пожалуй, в умах казнокрадов, значит платить не за что. В поле ни одного строения. Всё оборудование установлено в сараях и через год окончательно придёт в негодность.

   Выдержал недовольный взгляд премьера. Он предложил другой недостроеный завод, где есть цеха, но нет оборудования. Завод расположен в районе города Бологое. Я согласился посмотреть новое место, но вместе с рекоменованным премьером человеком. Потом долго раговаривали по поводу кредитов на развитие производства и перемещение оборудования. Столыпин отнекивался, но пообещал что-нибудь придумать.

   На следующий день прибыл рекомендованый Столыпиным человек и мы поехали в Бологое для ознакомления с местом расположения завода. На это потратил больше недели. На новом месте всё устроило. Пятнадцать совершенно готовых цехов с инфраструктурой. Из их пять механичеких, заготовительный, кузнечно прессовый, литейный, опытное производство, транспортный цех и ещё несколько пустых цехов. Часть оборудования осталась от старого производства. Впрочем, по настоящему работы не успели развернуть. В городе есть много предприятий и с наймом рабочих особых проблем не ожидалось.

   Конечно, придётся переманивать квалифицированных рабочих из Москвы и Петербурга. Всё устраивало как я понял и присланного Столыпиным человека. Его звали Симоновым Валентином Александровичем, ранее он был главным строителем завода.

   Попросил Валентина Александровича переработать конструкцию японской винтовки для стрельбы патронами 6,35х40 мм, вместо 6,35х54 мм. Для этого у десятка винтовок сделать соответствующие доработки. Изготовить несколько сотен патронов. Договорился о изготовлении специальных пуль, в которых головка пули изготавливалась из лёгких сплавов, а нижняя часть из свинца. Решив вопросы с финансовым обеспечением, вернулся в Петербург.

   Обратился к моим любимым жандармам и договорился о надёжных человечках для путешествия в Оленовку, украинскую деревню в которой запрятаны миллионы. Путешествие прошло без происшествий, если не считать поклёваного петухом охранника, которого я назначил старшим.

   На поезде доехали до Киева, там пересели на повозки и проехав два дня, по раскисшим от дождей дорогам добрались до места назначения. Я напросился на ночлег с сотоварищами в избу, о которой рассказал покойный Ковалец и переночевал на чердаке. Там же, на чердаке стояли сундуки закрытые на ключ. Я открыл их и вынул то, что в них было. Прикинув вес забраных мешков положил в сундуки равные по весу мешки с землёй, которые тащил аж из Петербурга.

   По весу сундуки и мои чемоданы не должны чересчур отличаться после проведённых манипуляций. Переждав в избе сильный дождь в течении дня, мы тронулись на телегах дальше и через те же два дня были на станциии в Конотопе. Мои спутники, судя по их виду, были в совершенном недоумении: зачем я предпринял эту поездку? Манипуляции с чемоданами и сундуками удалось провести в их отутствии. Однако, несмотря на недоумение, они не задавали вопросов. На станции уселись в поезд и добрались до Петербурга без приключений.

   Расплатился с долгами, которые образовались во время краткого отсутствия. Под поручительство Столыпина банки выдали кредит управляющму. Снова пришлось побывать у Столыпина, чтобы поблагодарить за доверие и выслушать выговор за то, что покинул Петербург и бросил завод на произвол судьбы. Долго извинялся и обещал, что впреть не буду доставлять ненужных хлопот премьеру.

   Впрочем, решение проблем с задолженностями настроило премьера на лирический лад и он пообещал в очередной раз содействие в получении кредитов. Подумал, что с кредитами от премьера не получится. Если как в прошлый раз бросит на съедение еврейским банкирам, то от моего завода ничего не останется.

   Поинтересовался у премьера, не выяснили ли, кто стоял за нападением на гостиницу в прошлый раз? Как будто нити идут к банкирам, они нанимали социалистов революционеров, хотя как говорят, что просто давали деньги на жизнь молодым людям, которым нечего было есть. Захваченные на деле бандиты молчат, а без надёжных улик хватать банкиров Столыпину никто не разрешит.

   Надо самому разбираться с банкиром, тем более, что за ним должок. В гостинице привёл себя в относительный порядок, спустился в ресторан и какое совпадение! В ресторан совершенно случайно прибыл нужный мне банкир. Прямо чудо, подумал бы на моём месте какой-нибудь наивный идиот. Но, жизнь научила не верить в случайности, а от неожиданностей под мышкой всегда имеется пистолет.

   Поздоровался с так "внезапно" встретившимся в дверях ресторана банкиром и прошёл в зал, не обращая на него внимания. Конечно, заметил как изменился банкир в лице, когда я не изъявил желания продолжить беседу за одним столиком. Так бывает, что встретятся два знакомых человека, но затем, каждый идёт по своим делам. Меня усадили за столик немного в стороне, ближе дальней от входа стене ресторана.

   Выразил недоумение мэтру, который, проводив к столику, попытался исчезнуть. Что за беспредел? Удивлённо вопросил я. Вы бы ещё усадили меня за перегородкой, где сидят чёрные люди. Так говорят, имея ввиду крестьян, прямо как негров в наше время.

   Мэтр наклонился и шёпотом сообщил, что ресторан стал очень модным заведением. Здесь каждый день обедает сам Столыпин, а это значит, что все прихлебатели, чиновники, приезжие господа и господин генерал-губернатор изволят бывать в ресторане регулярно. Каждый день бывают великие князья. И даже его величество дважды изволил посетить ресторан своим присутствием.

   Ну, канальи, подумал я. Человека, которому обязаны взлётом популярности ресторана, норовят задвинуть в угол. Впрочем, так всегда бывает, если кто-то сделает основную работу, то его отодвигают в сторону бездельники, которые по партийно-половому принципу занимают самые хлебные места.

   Ничего из этого не произнёс вслух. Подумал, что придётся приложить все силы, чтобы не упустить, нажитое столь тяжёлым трудом добро. Тот самый банкир, да и похоже, что и премьер, который не берёт денег у кого попало, не прочь поживится нажитым непосильным трудом имуществом. Пожалуй, монстры, которых я уложил в тайге, в подмётки не годятся здешним банкирам.

   Зал всё наполнялся и наполнялся. Если в ресторане не появятся английские джентельмены, то возможно, обойдётся без перестрелки.

   Ага, вон бородатый мужик, который морочил голову, когда я никак не мог проснуться после побоища с англичанами. Он оказался родственником девиц, пьянствовавших в номере. Интересно, англичане утёрлись моей версией и успокоились? Ну, это фантастика. Пока жив хоть один из англичан, всем соседям будет устраивать пакости.

   Упустил я из виду английский вопрос, а за ними долг не меньше, чем за банкиром. Вот мэтр подводит к столику двух девиц и молодого паренька. Давича видел как паренёк разговаривает с девицей и показалось, что он кавалергард. Мэтр зашевелил губами и девицы чего-то ждут. А, это он спросил разрешения усадить за столик дам и паренька, а я чего-то не слушаю. Встал из за столика, изобразил радушие на лице и попросил дам присаживаться.

   Дамы разговаривают с пареньком. Я не слушаю, а обдумываю как подобраться к английскому посольству и прирезать пару другую англичашек. Помню я о дипломатической неприкосновенности. Но, я хрен забил на неприкосновенность, если они подсылают убийц. То, что за перестрелками торчат английские уши нисколько не сомневаюсь. Они надеялись быстро уладить дело с молодым придурком, но получился облом. Что они предпринимут? Снова подошлют убийц или сначала разведают, что за мной стоит и каким образом удалось уцелеть, и только потом, составив план, прикончат.

   Какое самое уязвимое моё место? Деньги. Они попытаются выведать откуда деньги и подошлют шлюх, это классика жанра. Девицы, что сидят за столиком, не подосланные шлюхи? Внимательно, стараясь не делать необоснованных движений головой, осмотрел зал. Банкир поглядывает в мою сторону. Не он ли подослал девиц?

   Кто ещё? А, вот и бородатый мужик, что материл меня в номере, тоже время от времени поглядывает в нашу сторону. Стоп! А девицы не те ли самые, которых я поил водкой и им так понравилось пьянствовать? Посмотрим, да не в упор, а боковым зрением. Похожи они или нет, на шлюшек в моём номере?

   Вот и господин Столыпин пожаловали. Здоровается со всеми, раскланивается как здесь говорят. Ну, что же и с банкиром раскланялся, неужели я прав и премьер имеет с ним дела? Ну и что? Власть на кого-то должна опираться. В нашем случае Столыпин опирается на банкиров. Если он потеряет поддержку банкиров, то у власти не удержаться, тем более, что в деле задействованы французские банкиры и вероятнее всего английские. Впрочем, все они родственники друг другу, от одного еврейского семени. Конечно, наличие родственных связей не исключает конкуренции и закрытых объединений по интересам.

   Если в моей стране введён золотой стандарт и Российские рубли можно свободно менять на валюту, то здесь по прежнему царит власть золота и рубля. За операции с иностранной валютой преследуют, а операции с золотом приветствуются. Российские банкиры, таким образом, объеденены чисто российскими интересами, хотят они этого или не хотят. Конечно, им хочется вылезти из мешка, куда их посадил государь император, но пока не выходит и похоже терпение у банкиров скоро закончится. Как там у нас: исчерпал запас доверия, вышел из доверия президента.

   Столыпина будут убирать, но не государь император, пока Столыпин следует по заданному курсу, а банкиры. Значит покушение. Сколько их было и видимо немалая часть организована банкирами. Резенман, председатель правления нескольких банков, у банкиров заводила. Покойник в номере подтвердил, что их послал Резенман. Визит к банкиру откладывать ни в коем случае нельзя. Сегодня или никогда.

   Подлетает официант и приглашает за столик к Столыпину. Пришлось идти, дождался приглашения сесть, сообщил, что сесть всегда успею и сел за столик. Столыпин интересуется делами на вновь строящемся заводе, на что я осторожно заявил, что всё идёт по плану, отклонений не предвидется и посетовал, что кредит на развитие обещан, но не даден.

   Тут Столыпин удивил, сообщив, что заводы Российской империи производят меньше двух миллионов винтовок в год, а государь считает, что этого числа мало и он желает увеличить производство до трёх миллонов. Кроме того, Государь полагает необходимым увеличение производства пулемётов, хотя бы до несколькмх тысяч и конечно не таких громоздских, как пулемёт Максима, а полегче, ну, что ли ручных.

   И вот господин Столыпин пытается выполнить поручение государя, но как оказалось, эффективность поражения пулей калибра 6,35 мм настолько низка, что его величество отказался даже говорить на тему о финансировании проекта.

   Предложил Столыпину и его величеству самолично оценить действие микрокалиберных пуль на мишень. Столыпин хохотнул и поинтересовался, не собираюсь ли стрелять в его величество, чтобы оценить действие боеприпасов? Нет, сообщил я. Мы возьмём несколько влажных глиняных мишеней, совершенно одинаковых и постреляем в них из моей винтовки и винтовки 1891 года. Сравним, так сказать результаты.

   Столыпин опять засмеялся и сообщил, что совершенно уверен в результатах исследования. На, что я в свою очередь, заявил, что ещё более уверен в лучшем действии моей винтовки.

   -Ваша винтовка не является только охотничьим оружием? Спросил он. Я ответил:

   -Нет. Это боевая винтовка с лучшим остановочным действием, чем винтовка стоящая на вооружении.

   -Ну, что же, Виктор Александрович, Государь любит пострелять из лёгкого оружия по воронам. Я думаю, можно уговорить его испытать Вашу винтовку.

   Сообщил Столыпину, что всегда готов. Как только, так я сразу.

   Столыпин переменил тему и спросил:

   -Что у Вас произошло с Резенманом?

   Ничего не произошло, ответил я. Не захотел дать денег в кредит, точнее захотел отбрать мои деньги, заработанные непосильным трудом. Кстати, продолжил я. Резенман не столько недоволен мною, сколько недоволен Вами. Сдаётся, что нападения на гостиницу были организованы не только против меня, но и против Вас. Если бы удалась эскалация преступлений, то видимо император не оставил Вас на посту. Поскольку ему не удалось Вас убрать опосредствовано, то будет стараться убрать непосредственно. Я думаю, что он пришёл самолично посмотреть как Вас будут убивать.

   -Вы думаете, что говорите, Виктор Александрович. Вас послушать, то революционное движение, которое удалось подавить, организовано Резенманом?

   -Почему же только Резенманом. Им и ему подобными банкирами, которые пытались хорошенько нагреть руки на революции и поражении России в войне с Японией. Слава богу они не получили той власти, которую смогли бы иметь, если революция имела хоть частичный успех. Не надо скидывать со счетов действие Японских спецслужб, Французских и Английских дипломатов, которые напрямую финансируют революционеров. Конечно, японцы сейчас вынуждены считать деньги как и англичане. Победа России сильно ударила по карману и Английским банкирам. Но денежный ручеёк продолжает струиться и может даже сильнее, чем до войны с Японией.

   -Мы имеем такие сведения, господин Хлестаков, но по нашему мнению это действия частных лиц, ни как не связанных с государственными структурами.

   -Конечно, господин Столыпин не связанных, если не иметь ввиду, что все правительства, так называемых демократических стран выбираются в кабинетах Ротшильдов, Морганов и Резенманов. Так что выходит, что против Вас действует одна рука на которой много пальцев. Один из пальцев это покушения, другой дипломаты, третий деньги. Возможно, что есть ещё, но я не в курсе дела.

   Я бы рекомендовал, господин Столыпин, действовать против них теми же способами, как против Вас. Например, организовать партию максималистов и убивать банкиров, которые посылают бандитов убивать Вас. Иначе не победить.

   -Мы не бандиты. Наша цель построение правового государства. Если поймаем за руку, то будем судить, а пока не будем убивать. Вы, господин Хлестаков, хотите действовать методами бандитов. Чем тогда Вы отличаетесь от них?

   -Чем отличаюсь? Тем, что до сих пор жив, а они гниют в земле. А, если бы действовал как Вы, то меня давно ели черви.

   -Значит всё, что про Вас рассказывают жандармы, правда?

   -Какой Вы наивный, господин Столыпин. Любой, кто бросает вызов системе обречён, если не представляет из себя систему или не действует изнутри системы. Так, что Вы не долго будете наслаждаться общением со мной. Рано или поздно система уничтожит меня и Вас. Вопрос только в том, кого первого убьют? До сих пор банкирам мешали какие-то недоразумения. После всех неудач, подготовятся как следует и прикончат меня и Вас. Мы, господин Столыпин, союзники, смею на это надеяться.

   -Что же это за системы о которых Вы говорите. господин Хлестаков?

   -Я уже назвал их, господин Столыпин.

   -Я Вас отказываюсь понимать, господин Хлестаков. Франция наш союзник, зачем же Франции нас уничтожать?

   -Франции нужны ресурсы России. Сама Россия Франции совершенно не нужна. Они с удовольствием продадут нас, если только найдут кому. Рускояпонская война это показала. Государь правильно сделал, что объявил ультиматум Франции по поводу её участия в войне. Не хочет Франция воевать с Японией, Россия не будет воевать за Францию.

   -Благодаря этому заявлению у нас нет больше Французских кредитов. Это заявление поссорило нас с единственным нашим союзником, господин Хлестаков.

   -Как единственным? Господин Столыпин, мы достаточно плотно сотрудничали во время войны с немцами. Даже сейчас с немцами дружественные отношения. Они могут испортиться только благодаря английскому золоту, которое идёт на подкуп как российских, так и германских чиновников, дабы вызвать взаимную ненависть. Поэтому-то англичане попытались меня уничтожить. Главное в покушениях не завод по производству винтовок, а то, что я публично выступил против союза с Англией и за союз с Германией. Такой союз для Англии подобен смерти. Они все прекрасно понимают. В случае войны любые Английские попытки задавить Германию бесполезны, если Россия выступит на стороне Германии.

   -Если Вы, господин Хлестаков, выступаете за союз с Германией против Англии, то почему не взялись за строительство кораблей? Было бы естественней, если собираетесь воевать с Англией, строить корабли.

   -Самое естественное сделать так, чтобы у немецких чиновников не было желания, косо взглянуть в сторону России. Если у нас лучшие вооружения, то немцы не рискнут полезть к нам.

   -Значит, господин Хлестаков, полагаете Ваши винтовки лучшими в своём роде?

   -Безусловно, господин Столыпин. И не только винтовки.

   -Ну, что же. Постараюсь убедить его величество испытать Вашу винтовку ближайшее время.

   Столыпин кивком головы отпустил меня. Я было направился в номер, но вспомнил, что в зале присутствует банкир и свои слова о покушении. Пошёл искать жандармов. Конечно, мой жандарм тут как тут. Приветствовал с лёгкой иронией, заявив, что мне его не хватает как собственной тени.

   Жандарм спросил, чего я хотел достичь, отправляясь в путешествие по Украине. Господи, ответствовал я, нет ничего проще. Узнал о готовящемся покушении из за возмущений в астрале и отправился успокаивать. Астрал надо мной успокоился, но теперь заволновался над господином Столыпиным, возможно покушение на Столыпина. Можно было отправиться в путешествие по степям Украины с премьером, но наверно он против, хотя я не спрашивал. Предложил Алексею Тихонвичу вместе подумать как предотвратить гибель премьера.

   Жандарм спросил с неким недоверием в голосе:

   -Не информировал ли астрал о том, кто будет покушаться?

   -Нет. Я знаю только заказчика.

   -И кто же?

   -Банкир Резенман.

   Жандарм отправил человека будить наряд, отдыхающий здесь же, в гостинице, после дневной смены. Все посты удвоили и я предложил пройтись вокруг гостиницы и проверить всё ли в порядке на улицах. Вместе с унтером прошлись по постам. Наряды на местах и никаких особенных происшествий не зафиксировали. А, не особенных, спросил я. Были не особенные происшествия?

   Постовой начал перечислять неособенные проишествия, в том числе драку двух мастеровых, которую затеяли буквально полчаса назад. Обоих задержали. Они оказались пьяны и их отправили в кутузку. Я осмотрел место, где подрались мастеровые. Попинал ногой пыль и мусор на дороге. После очередного удара ногой, отлетел какой-то твёрдый предмет завёрнутый в газету. Я послал за подмогой, а сам развернул газету и увидел револьвер.

   Прибежали ещё жандармы и начали бегать из стороны в сторону. Что назывется, имитировать кипучую деятельность. Я отправился обратно в гостиницу и зашёл в ресторан. Ко мне подошёл мэтр и сообщил, с сожалением в голосе, что в зале мест нет. Я не стал спорить, а спросил, что за господа зашли в ресторан в последние полчаса? Оказалось, что никто не заходил. Я спросил об этом же швейцара. Нет, никто не заходил, разве господа жандармы сновали туда сюда.

   Подошёл к Алексею Тихоновичу и спросил, всех ли жандармов знает в лицо? Конечно, ответил он. Тогда надо взять десяток сопровождающих и пройтись по этажам для проверки, нет ли где жандармского одеяния, лежащего в укромных уголках и неких господ, не знающих куда приткнуться. А может какие господа зашли в номера и отдыхают?

   Прошлись по этажам. На втором этаже, за скамейкой нашли два жандармских мундира и на вопрос Тихоновича: никто не проходил? Дежурный жандарм на третьем этаже ответил, что два господина постучали в номер и зашли. Как одеты? Обыкновенно в смокинг.

   Шепнул Тихоновичу: надо брать.

   Он в ответ: а вдруг просто господа?

   Хорошо, говорю, дай мне десяток, попробую забраться в окно.

   Тут же третий этаж?

   Если дадите десяток человек, то справлюсь.

   Наконец десяток жандармов собрался под окном, в которое я наметил забраться. Приказал строить пирамиду. Внизу четверо. Затем становятся сверху трое. На них ещё двое. В результате я оказался чуть ниже уровня пола третьего этажа. Дальше применил сноровку и забраться на карниз под окном третьего этажа. Чуть приподнял голову и заглянул в окно. Шторы задёрнуты небрежно и между ними видны господа, сидящие в креслах и на диване.

   Немного в стороне, почти на краю видимости валяется то ли чья-то нога в сапоге, то ли отдельно сапог. Вот один из сидящих привстал и ударил по чему-то ногой. Сапог дёрнулся и стало понятно, что это нога в сапоге. Написал на листочке бумаги, что вижу, предложил план действий и бросил вниз. Один из жандармов подхватил бумажку развернул и принялся было читать, но спохватился и убежал.

   Постоял на карнизе некоторое время, наверно не более пяти минут. Но, тот, который бил сапогом лежащего человека стал поднимать револьвер, видимо намереваясь выстрелить. Неужели не побоится, что услышат выстрел? Удивился я. Нет, это он пугает. Прошёлся вдоль карниза и посмотрел, что творится в других комнатах. В комнате рядом темно из за плотно задёрнутых штор. Попробовал встать на подоконник и открыть форточку. Форточка легко распахнулась и я залез в спальню, в которой никого не оказалось. Тогда я подошёл к закрытой двери и прислушался.

   Разговоры с угрозами. Кого-то заставляют делать что-то, но он отказывается. Эти уроды больше угрожают, чем действуют. Простоял ещё пять минут, но ни одного удара, а только угрозы. Когда же жандарм начнёт действовать? Нет, он меня в гроб хочет вогнать.

   Решил разобраться сам. Беру с кровати подушку и заворачиваю в простыню. В одной руке револьвер, в другой подушка. Гашу в комнате свет. Сильным ударом ноги открываю дверь и бросаю подушку. Бедная подушка! В неё выстрелили по крайней мере из трёх револьверов. Я не стал дожидаться, когда начнут палить в меня, а в падении выстрелил три раза и ещё три раза после того как упал.

   За дверью заорали:

   -Выходите с поднятыми руками, а то будем стрелять. Я спросил:

   -Можно подумать?

   -Вы окружены, сдавайтесь!

   -Мы подумаем. Беру десять минут на размышление.

   За дверью ещё чего-то орали, но я не слушал. Из троих пострадавших один полный покойник, а двое еще живы. Побеспокоил ещё живых господ. Нет, какие наглецы! Ногами пинали связанного человека, а сами пытаются заявить, что их бить нельзя. Я их пальцем не тронул, а использовал электрический ток. Десяти минут оказалось мало. Запросил ещё десять минут. Когда я выяснил всё, что хотел, то вытащил из руки покойника револьвер и положил в его руку свой, предварительно стерев с рукоятки отпечатки пальцев.

   Вылез через форточку в окне. Жандармы меня не видели. Это окно не освещено и я прошёл к тому окну, где стоял ранее. Жандармы построились и я был осторожно поставлен на землю. Унтер спросил, как там? Я шёпотом ответил, что побоялся лезть в окно на выстрелы и ничего не видел. Жандарм не стал обвинять меня в трусости, хотя ему очень хотелось это сделать. Но, видимо побоялся, что при его же подчинённых обвиню его в ещё большей трусости. Мы остались караулить, ожидая, когда кто-нибудь выскочит в окно.

   Надоело стоять под окнами и я отправился в гостиницу. Жандармы всё ещё готовились к штурму. Когда я поднялся на третий этаж, около двери номера, где засели революционеры, стояли жандармы и кричали, типа сдавайтесь, а то хуже будет. Здесь мне тоже неинтересно, тем более, что отрядом жандармов руководит незнакомый полковнк. Походил по холу первого этажа и обнаружив Алексея Тихоновича, потащил в ресторан перекусить, от нервов разыгрался аппетит.

   Жандарм отнекивался, но после того как я заявил, что раз налётчики заблокированы в номере, то опасность может ожидать премьера в зале ресторана. Он согласился, сбегал испросил разрешения у начальства и мы зашли в зал. Дым стоял коромыслом. На сцене надрывалась полураздетая певица. Всё как у нас, только певица полураздета сверху, а не снизу как наши звездюльки.

   Столыпин мило беседовал с Резенманом. Я шепнул жандарму на ушко: а вдруг у банкира в кармане револьвер?. Жандарм, стараясь идти так, чтобы Резенман не видел, подошёл сзади и остановился как бы прислушиваясь. Столыпин его увидел, нахмурился, но ничего не сказал. Ещё некоторое время они говорили и наконец, банкир пошёл на своё место. Подошёл мэтр, усадил меня на откуда-то взявшееся свободное место и сказал, что несколько постояльцев поужинав, отправились ночевать. Теперь освободились места и можно принимать новых посетителей. Я подумал, а как жандармы будут проверять вновь прибывших?

   Алексей Тихонович подсел к Столыпину и начал говорить. Я так подозреваю, что рассказывал новости о номере, в котором стреляли. Наконец Столыпин поднялся и направился ночевать.

   И мне пора нанести визит банкиру. Вышел из гостиницы, прошёл мимо жандармов и направился к дому банкира. Здесь идти-то около трёх километров, чуть более получаса. Домина на пять этажей, большую часть банкир сдаёт внаём, а в меньшей, на первом этаже поселился сам. В Окнах на первом этаже света нет. Банкир окружён охраной, которая стережёт круглосуточно. Я нашёл в охране одно слабое место, перед домом темно.

   Когда банкир подъехал, в сопровождении трёх охранникв, то никто не заметил человека, лежащего на снегу под белой простынёй. Первый охранник открыл дверь и зашёл в дом, затем в дом пошёл банкир. За ним последовал ещё один охранник. Последнему зайти не удалось, он упал на снег, аккуратно поддерживаемый моими руками. Я зашёл в прихожую, закрыл дверь и начал стрелять. Двое из охранников свалились как мешки, убитые наповал. Банкир получил по морде рукояткой револьвера и затих. Я вышел из прихожей на улицу и затащил охранника, лежащего на крыльце.

   Последний налётчик, которого я допрашивал в гостинице, подтвердил слова других участников нападений, что с банкиром в доме никого не бывает, кроме охраны.

   Я долго и обстоятельно беседовал с банкиром. Он даже вызвался помочь заманить в дом англичанина, дипломата, с которым банкир имел дела. Но, я намеревался посетить англичанина этой же ночью, а может и следущей как получится. Пред уходом из дома, закрыл дымоходы печи и приоткрыл форточки. Подобрал ключ от двери и выйдя из дома, закрыл дверь на ключ, который положил под крыльцо. Надеюсь, что банкира не скоро хватятся, а когда хватятся, будут проблемы с англичанами. Не до банкира будет жандармам.

   Охраны в английском посольстве как таковой нет, но сами англичане, движимые ненавистью, с удовольствием пристрелят любого русского. Когда я вышел из дома банкира было темно, но скоро начнёт светать. Жалко, не успел разделаться с англичанами. Пойду в гостиницу, а англичан отложу на завтра.

  

  

  

   -24-

  

  

  

  

   Вернулся в гостиницу. Невыспавшиеся, злые жандармы воевали с покойниками в номере. Просто чудо какое-то! Неужели они не могут сломать дверь и просто войти? Я спросил об этом у Алексея Тихоновича. Оказывается жандармы не хотят кровопролития, преступники окружены, деватся им некуда и вот, вот сдадутся без боя. Зачем же убивать? Преступников будут судить, а если суд решит убивать, то убьют по закону. Вобщем будем ждать, когда преступники выйдут и сдадутся сами.

   Я спросил: а если преступники, воспользовавшись отсрочкой, изготавливают бомбу, чтобы всех взорвать? Эта простая мысль жандармам в голову не пришла, а когда я озвучил, то раздались команды и они забегали, изготавливаясь к штурму. Не дожидаясь начала штурма, а попросил у ротмистра, на всякий случай, двух жандармов, чтобы они проверили номер на наличие преступников. Затем, одарив каждого жандарма рублём, завалился спать.

   Проснулся около двух часов дня. Если перстни на пальцах участвуют в приключениях, то можно побольше поспать. Однако, в тайге у меня была масса приключений, а камни спать не давали.

   К трём собрался завтракать. Перед выходом из номера осторожно выглянул в дверь и увидев знакомые лица жандармов, стоящих по обе стороны коридора, поздоровался и отправился в ресторан.

   В холе гостиницы ожидал Викентий Соломонович. Пригласил его завтракать. Мы посидели, поговорили о погоде, а затем я спросил как обстоят дела с заданием? Викентий Соломонович промямлил что-тоневразумительное и я достал из под стола левую руку с перстнями. При солнечном свете камни не играли и не произвели на меня особого впечатления, но на профессора!

   Он сполз со стула, встал на колени и начал каяться. Когда Соломонович понял, что не сможет выполнить задание и проследить за банкиром не получится, то пошёл в синагогу и всё рассказал равину. Тот наложил на беднягу епетимью, отслужил службу по изгнанию дьявола и велел сходить в гостиницу, дабы убедиться в том, что дьявол исчез и остался просто человек. Когда Соломонович увидел камни на пальцах он понял, что я сильнее равина и он готов служить дальше. За покаянием нас застал Алексей Тихонович.

   Соломонович стоял на коленях, я приглашаю жандарма присесть за столик. Жандарму надоедает вид, стоящего на коленях человека и он спрашивает, обращаясь ко мне:

   -Долго будете издеваться над человеком?

   Я пожал плечами.

   -Вопрос не ко мне. Это ненормальный, ему место в доме для умалишённых. Он даже ходил к равину, чтобы тот изгнал дьявола, не помогло. И теперь он просит меня о том же. Но, я не занимаюсь дьяволом, нахрен он мне нужен.

   И Соломонович и жандарм устаились на меня непонимающе.

   Ну и пришлось выдать текст соответствующий моменту:

   -Чего смотрите, лучше загляните в глубину себя. Нет ли в каждом из Вас частички дьявола, ибо как говорится: частичка чёрта в Вас, заключена подчас. Если совершенно изгнать дьявола, то не останется ни одного живого человека, поэтому господь нас охраняет от диаволовой скверны.

   Соломонович опустил голову. Жандарм продолжал пялиться на меня. Надоели они мне. Пришлось приказать:

   -Соломонович встань.

   Соломонович поднялся с колен и стоял всё так же уставившись глазами в пол.

   -Изгоняю тебя Соломонович. Изыйди от меня. Не смей приближаться ко мне ближе, чем на версту. Если нарушишь запрет, да поразят тебя и твою семью проказа, коклюш, дифтерия и бронхит.

   Поскольку Соломонович продолжал стоять опустив голову, то я встал из за стола и потащил упирающегося профессора вон из гостиницы. Затем зашёл в ресторан и уселся за столик. Я обратился к жандарму со словами:

   -Дорогой ротмистр, не изволите сообщить, не нарушил ли я какого закона, изгнав человека с дьяволом внутри?

   Жандарм промычал нечленораздельно, типа, если не будет заявления потерпевшего, то осудить Вас может только церковный суд.

   Я удивился:

   -Как? За изгнание дьявола теперь предлагается церковный суд? Это нонсенс, господин жандарм. Лучше расскажите, что произошло вчера в гостинице после моего удаления. Если говорить честно, то я совершенно разочарован действиями жандармов. Как-то не вяжется их благородный образ с трусостью в действиях.

   Жандарм продолжил мямлить о том, что были особые условия, о нежелании применять сильные средства, о том, что бандиты были окружены и не могли никуда деться.

   Я прервал жандарма на самом интересном месте и спросил:

   -Так расскажите сколько их было и кто они?

   Жандарм опять заплёл чушь. Я прервал и сказал, что в окно видел троих и ещё один сязанный валялся на полу и его пытали.

   Оказывается он не был связан, а просто в усмерть упился. И его пинали из за того, что он не мог идти на теракт. Причём, похоже, одному удалось уйти. Перед уходом он застрелил троих подельников и исчез. И ещё подушка простреленная пулями. Совершенно запутанная история, признался жандарм.

   Ну и я решил добавить мистики:

   -Совсем как с тамошними волками. Я, господин ротмистр пытался прошлый раз рассказать, когда встретил револьвером нацеленным Вам в сердце. Но, Вы слушать не захотели. Так хоть теперь послушайте.

   Я рассказал жандарму, то что со мной приключилось в ночь накануне. И добавил в конце:

   -Заметьте, господин ротмистр, никто не смог его обнаружить в коридоре и даже жандарм, который стрелял на улице ничего Вам не рассказал.

   Ротмистр поправил меня:

   -Рассказать-то он расказал, да я не поверил в эту чушь. Впрочем, теперь есть показания двух свидетелей и можно приступать к анализу событий.

   Ну, и цирк, о чём я сразу же заявил жандарму:

   -Что за цирк Вы устраиваете, Алексей Тихонович, эти уроды меня зарежут, а Вы будете анализировать?

   Жандарм решил меня успокоить:

   -Ну, хорошо, Виктор Александровия, что Вы-то сами можете предложить?

   -Очень просто, господин ротмистр. Приставтьте четверых жандармов, чтобы ходили за мной след в след с оружием наготове.

   -Послушайте, Господин Хлестаков, Вы же прекрасно понимаете, что это невозможно.

   Наш разговор закончился ничем, впрочем как и следовало ожидать. На следущий день прибыл человек и изъявил желание стать управляющим моего заводика по производству ацетиленовых горелок. Я спросил, обладает ли он знаниями в области резания металлов. Он ответил, чтобы руководить, не надо знать как гнут металл. Но, я придерживаюсь иной точки зрения и распрощался с человечком.

   Посетил завод. После нескольких ударов в торец, некоторые из рабочих собрались устраивать забастовку. Они получили ещё не по разу и были брошены в прорыв, на уборку загаженой мусором территории. Те, кто шевелился недостаточно энергично получали удары палкой, удачно подвернувшейся под руку. Остальные, кто не пытался принять участия в забастовке, ударно трудились.

   Провёл в трудах на заводе три дня. На четвёртый пришёл некий адвокат и принялся качать права. Приложился палкой и по адвокату. Гнал его через завод и даже, когда он выбежал из завода, продолжал бить по бокам палкой для ускорения движения. В конце рабочего дня подошёл Стенька Разин, который был старшим и спросил, когда, по моему мнению будет зарплата? Я удивился: разве кто-то работал?

   Кузьмич показал ведомость на зарплату. Я попросил показать, где хранится изготовленные рабочими агрегаты? Кузьмич, почесал маковку и сообщил, что не было никакой возможности работать, так как Ваше сиятельство не давало работать. Потрепал его по лицу, несильно ударяя по носу и под глаз. В результате мы договорились, что он будет поддерживать порядок на заводе без моего участия, а если, приехав на завод, увижу валяющиеся где попало детали и раскиданный по территории завода мусор, то будет то же самое, что было эти четыре дня, только хуже. Деньги буду платить при наличии готовых агрегатов при идеальной чистоте на заводе. Нет агрегатов, никто ничего не получает. Есть один агрегат, получите за один. Будет два, получите за два. А будет грязь, получите по ведомости, но пинками.

   Поехал мимо оружейного магазина и неудержавшись, пошёл жаловаться на жизнь приказчику, с которым так мило говорили в прошлый раз. Он в курсе затруднений. У него имется пара родственников, которых устроил на завод и теперь они рассказывают, какой я держиморда. За копейку готов удавиться.

   Ну, наглецы, возмутился я. Вернусь, добавлю за клевету. Приказчик посоветовал нанять управляющего, а то я слишком близко к сердцу беру раздолбаев рабочих. Надо к каждому находить индивидуальный подход. Удивившись, я спросил про индивидуальный подход. Приказчик рассказал, что работал на заводе и даже был повышен в мастера, но получил травму и вынужден покинуть производство, а сейчас жалеет.

   Предложил попробовать поруководить моими раздолбаями. Если приказчик знает про индивидуальный подход, то пусть пробует на работничках. Но, сообщил я. Если при приезде в следущий раз, увижу прежний бардак, то прибью всех негодяев на смерть, это я обещаю. Насчёт адвоката я тоже дал соответствующие указания. При его появлении гнать палками.

   В один из дней пригласили к Столыпину и он сообщил, что через неделю встреча с государём. Постарайтесь не ударить в грязь лицом при демонстрации оружия. Смотался в Бологое, повстречался с управляющим. Проинформировал его о предстоящем смотре и отобрал четыре винтовки, как мне кажется более качественно подготовленные. Набрал патронов и отбыл обратно.

   Я не был в гостинице несколько дней. За это время меня искал Сергей Андреевич, раввин в сопровождении Соломоновича, какой-то маг, японец из посольства и немец из немецкого посольства. Прямо наваждение. То никому не нужен, а то всем понадобился.

   Встречи потом. Сейчас подготовка к главному. Настал день день испытаний. Ничего особенного не произошло. Постреляли из винтовок. Посмотрели отметины, оставленые пулями в глиняных манекенах. Оказалось, что мои пули разносят манекены на куски. В то время как при стрельбе из обычных винтовок, в манекене остаётся маленькая дырочка.

   Какой-то генерал начал говорить, что у моей пули на большой дальности недостаточная убойная сила.

   Предложил ему сказать, какая дальность достаточная?

   Он ответил, что два километра.

   Предложил на расстоянии в два километра попробовать попасть в мишень. Он отказался, заявив, что не сможет.

   -А кто сможет, спросил я?

   -Никто. То есть могут, при сосредоточенной стрельбе на такой дистанции. А какой расход пуль ожидается, чтобы поразить мишень, спросил я?

   Ну что же, пригласили роту гвардейцев, чтобы на дистанции в два километра пострелять по манекену. Пока шли приготовления, я разговаривал с несколькими полковниками убеждая их в том, что всякий раз, когда ссылаются на боевой опыт, имеется ввиду опыт прошедшей войны, не совсем пригодный к будущей войне. Техника и орудия убийства быстро улучшаются, причём в последние десять лет особенно бурно. В будущем техника и оружие ещё более изменятся и сегодняшние приёмы боя, и теории покажутся убогими.

   К нам присоединились генералы и один из них спросил, что конкретно, какие изменения произошли в последнее время? Пулемёт произошёл, напомнил я. После появления пулемёта наступательные действия на подготовленные позиции, при нынешнем уровне развития техники, не возможны. Значит надо искать выход из позиционного тупика. Один из полковников заявил: бронеавтомобиль, вот выход.

   Безусловно господа, бронеавтомобиль. Однако нынешние бронеавтомобили не способны передвигаться по полю боя, поэтому мне видится бронеавтомобиль на гусенечном ходу. Это будет совсем иной класс техники, назовём их танками. Сначала танки будут пулемётными, а затем для борьбы с окопавшейся пехотой и другими танками понадобится танк с пушкой.

   Тем более, что опыт русскояпонской войны исследован недостаточно. Например, война показала, что большоё количество пулемётов в войсках делает невозможным атаку позиций пехоты, закопавшейся в землю. Для преодаления рубежей обороны необходимо предварительное артиллерийское наступление. После артподготовки на позициях пехоты могут быть выведены из строя пулемёты, а если у пехоты будет автоматические карабины, то она в состоянии удержать позиции, даже после воздействия артогня, если на поля боя не будет танков.

   Начал накрапывать дождь. Все перешли в избу, стоящую немного в стороне от позиции. Делать в избе нечего. Хорошо, что всем хватило стульев, чтобы присесть. Офицеры начали рассказывать анекдоты. Я увидел на стене гитару. Спросил разрешения взять и подёргать струны. Владельцем гитары оказался дежурный унтер. Он разрешил побреньчать. Я взял гитару и потрогал струны. Затем подтянув струны и со скуки стал наигрывать мелодии. Офицеры о чём-то яростно спорившие отвлеклись на меня. Ну, поскольку есть слушатели, то я напел: ...есть только миг между прошлым и будущим... Следующую песню объявил вольным переводом марсельезы с французского языка на русский. Один из офицеров резко запротестовал, дескать он не позволит. Я попросил его не волноваться и прослушать хотя бы начало, а только потом судить о песне. Общими усилиями уговорили офицера дать мне слово и спеть хотя бы первые куплеты песни. Ну, я и выдал:

  

   Марсельеза

  

   Лукоморья больше нет,

   От дубов простыл и след,

   Дуб годится на паркет, так ведь нет,

   Выходили из избы здоровенные жлобы

   И срубили все дубы на гробы.

  

   Ты уймись, уймись, тоска,

   У меня в груди,

   Это только присказка,

   Сказка впереди.

  

   Распрекрасно жить в домах

   На куриных на ногах

   Но явился всем на страх вертопрах

   Добрый молодец он был

   Бабку ведьму подпоил

   Ратный подвиг совершил дом спалил.

  

   Тридцать три богатыря

   Порешили, что зазря

   Берегли они царя и моря.

   Каждый взял себе надел,

   Кур завёл и в нём сидел,

   Охраняя свой удел не у дел.

  

   Ободрав зелёный дуб

   Дядька ихний сделал сруб,

   С окружающими туп стал и груб.

   И ругался день-деньской

   Бывший дядька их морской,

   Хоть имел участок свой под Москвой.

  

   Ты уймись, уймись,

   тоска у меня в груди,

   Это только присказка,

   Сказка впереди.

  

   Здесь и вправду ходит кот,

   Как направо так поёт,

   Как налево так загнёт анекдот.

   Но учёный сукин сын

   Цепь златую снёс в торгсин

   И на выручку один в магазин.

  

   Как-то раз за божий дар

   Получил он гонорар,

   В Лукоморье перегар на гектар.

   Но хватил его удар

   И чтоб избегнуть божьих кар,

   Кот диктует про татар мемуар.

  

   Ты уймись, уймись, тоска,

   У меня в груди,

   Это только присказка,

   Сказка впереди.

  

   И русалка, вот дела,

   Честь недолго берегла,

   И однажды, как смогла, родила.

   Тридцать три же мужика

   Не желают знать сынка,

   Пусть считается пока сын полка.

  

   Как-то раз один колдун

   Врун, болтун и хохотун

   Предложил ей, как знаток дамских струн,

   Мол, русалка, всё пойму

   И с дитём тебя возьму

   И пошла она к нему, как в тюрьму.

  

   Ты уймись, уймись, тоска,

   У меня в груди,

   Это только присказка,

   Сказка впереди.

  

   Бородатый Черномор,

   Лукоморья первый вор,

   Он давно Людмилу спёр, ох, хитёр.

   Ловко пользуется тать,

   Тем, что может он летать,

   Зазеваешься, он хвать и тикать.

  

   А ковёрный самолёт

   Сдан в музей за прошлый год,

   Любознательный народ так и прёт.

   И без опаски старый хрыч

   Баб ворует, хныч не хныч,

   Ох, скорей его разбей паралич.

  

   Нету мочи, нету сил,

   Леший как-то недопил,

   Лешачиху свою бил и вопил:

   Дай рубля, прибью, а то,

   Я добытчик, али кто,

   А не дашь, тогда пропью долото.

  

   Я ли ягод не носил,

   Леший снова голосил,

   А коры сколько кил приносил.

   Надрывался издаля,

   Всё твоей забавы для,

   Ты ж жалеешь мне рубля, ах ты тля.

  

   И невиданных зверей,

   Дичи всякой нету, ей,

   Понаехало за ней егерей.

   Так что, в общем, не секрет,

   Лукоморья больше нет,

   Всё, про что писал поэт, это бред.

  

   Ты уймись, уймись, тоска,

   Душу мне не рань,

   Раз уж это присказка,

   Значит, дело дрянь.

  

   После окончания песни, вдруг заметили, что дождик прекратился и все вышли из избы.

   Доложили о установке мишеней и стрелки приготовились. Появился император в сопровождении премьера. После представления и выяснения диспозиции приступили к опытной стрельбе. Оказалось, что из за небольшого бокового ветра стрелки не могут попасть в мишень. После израсходования боеприпасов в манекены так ни разу и не попали.

   Раздосадоваными генералы решили ещё пострелять. Император предложил воздержаться от опытов и сделать выводы из случившегося. Генералы мямлили о том, что мало информации и делать выводы рано. Император настоял. Генерал, с которым я больше всего цапался по поводу недостаточной убойной силы моей пули, вынужден сказать, что испытания в том виде как они состоялись, показали непригодность боевого устава армии.

   Тогда император предложил обдумать план дальнейших испытаний, доложить по форме и провести новые испытания. Затем сам взялся за мою винтовку. Конечно, для такого патрона винтовка тяжеловата, сообщил я. Но, мы будем перерабатывать конструкцию, приспосабливая к более слабому патрону. Винтовка станет легче, миниатюрнее и намного дешевле аналогов. Мой патрон дешевле существующего примерно в пять раз. Более всего винтовка подойдёт кавалеристам, жандармам, полиции и артиллерийским расчётам, которые в настоящее время беззащитны перед противником прорвавшимся на позиции артиллерии.

   И потом. В тылу нет необходимости иметь боевую винтовку. Достаточно иметь дешёвую винтовку с недорогими боеприпасами для обучения солдат и охраны. В тылу не надо стрелять на два километра, тем более, если на такой дистанции можно попасть только случайно. Значит нет необходимости в существующих винтовках большого калибра, несмотря на то, что их назвали малокалиберными.

   Я планирую сделать вариант автоматического карабина, который будет приблизительно такого же веса как винтовка, но менее капризную. Генералы завозмущались из за того, что автоматическая винтовка даст большой расход боеприпасов. В ответ я спросил, каков расход боеприпасов на одного убитого японца за всю войну?

   Император заинтересовался этим и тоже задал такой же вопрос генералам. Те не смогли ответить. Тогда ответил я. Сколько патронов было отправлено в действующую армию за время войны? А сколько убито японцев? Оказалось, что на одного убитого вражеского солдата расходуется более десяти тысяч патронов.

   Такой большой расход боеприпасов говорит о том, что тактическая подготовка солдат и командиров находится на уровне абсолютного нуля. Надо не препятствовать распространению автоматического оружия, а лучше готовить к войне солдат и офицеров. А господа генералы думают, что плохо подготовленный солдат дешевле, чем опытный стрелок. Оказывается всё наоборот. Дешевле хорошо подготовленный солдат, чем неумеха. Впрочем, так в любом деле. Подготовленный специалист всегда дешевле, чем неумеха.

   Если следовать логике генералов, то императору надо взять крестьянина из глубины России и назначить генералом, пусть командует. Такой генерал и послушнее, и намного дешевле.

   Император спросил: не оставил ли я затеи отправиться в путешествие на дирижабле? Я ответил, что не только не оставил, а все мои действия до сих пор направлены к одной цели: собрать денег на путешествие. Продам последние штаны, а дирижабль куплю или сам построю. Не приглашаю в полёт императора и премьера, только потому, что опасаюсь за безопасность в новом деле. Но, могу взять в полёт дочерей императора и премьера.

   Николай хмыкнул и предложил посетить августейшую семью за обедом. Дескать и ему, и его супруге, а также детям интересго встретиться с таким убеждённым сторонником воздухоплавания, а тем более фантастической идеи космических полётов, но есть одно но. При встрече с августейшей семьёй протокол не предусматривает произнесения слов таких, как "останусь без последних штанов", поэтому он присит от них воздержаться.

   Я спросил, можно ли применять русские народные пословицы и поговорки? Николай снова с интересом посмотрел на меня и ответил, что на моё усмотрение, желательно, чтобы эти поговорки соответствовали общепринятым нормам приличия.

  

  

  

  

   -25-

  

  

  

  

  

   Обед в императорской семье состоялся. Много задавали вопросов о воздухоплавании и покорении космического пространства. Одна из дочерей императора, спросила, а зачем нам космос?

   Как зачем? Космос необходим как воздух, как хлеб, ибо только из космоса можно разглядеть, каковы виды на урожай в текущем году и в будущем. Если в будущем грозит недород, то можно приготовить запасы хлеба. А погода? Погоду как следует не могут предсказать. А, когда смотреть сверху, то видно, куда движутся воздушные массы и легко узнать, какова погода на много дней вперёд. Опять же. Если крестьянин знает, что будет солнечная неделя, то может косить и будет уверенным, урожай не пропадёт. По моему мнению выход в космос означает, по крайней мере, удвоение производства хлеба в стране.

   А фотографии из космоса? Если сфотографировать Землю из космоса, то можно узнать места залегания полезных ископаемых. Узнать, где запрятаны залежи нефти. Если опередить конкурентов в поисках нефти, то можно заработать в десятки раз больше, чем требуется на космическую программу.

   Сейчас я строю аэродром для лётной подготовки космонавтов, но в случае войны, космонавты на самолётах, защищат небо над империей. Граф Цепелин строит дирижабли и их неприменно используют для войны. Тысячи самолётов будут сражаться, чтобы завоевать господство в воздухе. Кто владеет воздухом, тот владеет миром.

   Император спросил:

   -Не называю ли я самолётами те аппараты, которые называют аэропланами?

   Я подтвердил, что так. И добавил:

   -Буду строить дирижабль самостоятельно, потому как у графа Цепелина возникли сложности. Очередной дирижабль не выдержит лётных испытаний. Я же для отработки технологий и обучения рабочих, первое время, буду стоить самолёты и только потом возьмусь за дирижабль. Через несколько лет мир разительно переменится. Путешествия по воздуху станут обыденностью, а на поездах, ислючением из правил

   -В чём же причина недоверия к аппаратам Цепелина? -При конструировании необходимо опираться на опыт предшественников и инженерные расчёты. Граф не делает ни того не другого. В конструкции дирижаблей Цепелина это заметно.

   -По Вашему мнению как должен выглядеть дирижабль? Попросил перо и изобразил дирижабль, который видел на картинках, заодно и изобразил самолёт похожий на У-2.

   Вид дирижабля не вызвал у императора отторжения, а рисунок самолёта, не понравился. Он сказал показывая на рисунок, что изображён настоящий уродец. Салфетка с рисунком пошла по рукам и одна из барышень заявила, что самолёт ей понравился. В ответ предложил покатать на самолёте, когда построю первые машины. Но, будет это не раньше, чем через два года. Барышня согласилась подождать.

   Встряла императрица и припомнила, что я обещал полететь в Сибирь на место падения метеорита но, видимо, у меня не складывается. Господин Хлестаков раздаёт много обещаний, но, они не выполняются.

   Обозвал вредную бабу Вашим величеством и сообщил, что всякое новое дело начинается с беспорядка. Если её величество побывает на строительстве кораблей, то удивится царящему беспорядку и грязи. В новом деле же, беспорядок и грязь обязательный атрибут, сопровождаемый убийствами и насилеем как происходит со мной. Ваше величество помнит, что меня много раз пытались убить. Делатся это для того, чтобы заставить нас отказаться от мысли завладеть небом. Если её величество не откажется от мысли завладеть небом, то покушения будут продолжаться, до тех пор пока мы не встанем на колени. Вашему Величеству надо выбрать, жить стоя или умереть на коленях.

   Императрица удивилась, почему я приплёл авгутейшее семейство к строительсту дирижаблей.

   Если Ваше величество будет ходить на яхте построенной в России или способствовать продаже Российских самолётов за границу, то будут покушения. Если же императрица будет способствовать продаже самолётов из Англии, то тогда число покушений на агустейшую семью будет меньше. Императрице надо выбрать. Либо она соглашается на английские предупреждения, либо наоборот, готовит покушения на ангийских родственников, чтобы прижали хвосты и боялись не только бросать бомбы, но и гавкать в сторону Российской императирицы.

   Его величество попросил не заниматься в политикой как Российские интеллигенты.

   Попросил у величеств прощения и перевёл разговор на мои винтовки и автоматические карабины, иначе называемые автоматом. Начал убеждать внеобходимости возможно большего увеличения производства винтовок, тем более, что вместо одной винтовки за те же деньги я обещал две. Причём, останавливающее действие моей пули на порядок выше существующей.

   Одна из дочерей спросила, не исполняю ли я песни? Она слышала разговоры флейлин о моих выступлениях в ресторане. Доча даже приготовила гитару, если я соизволю что-нибудь исполнить, то гитара в моём распоряжении.

   Почесал маковку и понял, что приглашение к императору организовано его дочами. Ему не слишком интересны мои разглагольствования, а вот песни, дочи послушают с удовольствием.

   Подумал, если понравлюсь девкам, то пригаласят прийти ещё. В этом случае на императора буду слегка капать своими проблемами. Что же, могу выдать песни, которые считаю приличными. Ну, не петь им:

   ...жениха хотела, вот и залетела.

   Может девкам и понравится, но мамочка вполне может ударить по башке чем-нибудь тяжёлым.

   Спросил у девок:

   -Что же исполнить? Слышали ли они про кавалергарда?

   -Флейлины только и делают, что непрерывно поют эти стихи. Уже надоели, каждый день и не по разу исполняют кавалергардов. Но, в исполнении автора, так сказать они готовы послушать.

   -Зачем же, могу исполнить что-нибудь новенькое, только на какую тему?

   Девки заныли, что хотят о любви. Я глянул на маман. Она неохотно кивнула головой. Ну, что же получите:

   Будуар императрицы

   Повидал немало на своём веку.

   Кавалеров вереницы

   Навевают на неё теперь тоску.

   Только сердцу не прикажешь,

   Сердце просит продолжения любви.

   И вечерний экипаж её уносит

   На окраину Москвы.

  

   И там шальная императрица

   В обьятьях юных кавалеров

   Забывает обо всём.

   Как-будто вечно ночь будет длиться,

   Как-будто разачарование

   Не наступит новым днём.

   Гуляй шальная императрица

   И вся страна, которой правишь ты,

   Берёт с тебя пример,

   Легко влюбиться, императрица,

   Когда так страстно бирюзовым взглядом

   Смотрит офицер.

  

   Завтра вновь Её Величество

   Величием наполнит тронный зал.

   И как-будто электричеством

   Ударят всех надменные глаза.

   Только сердцу не прикажешь,

   Сердце просит продолжения любви

   И вечерний экипаж её уносит

   На окраину Москвы.

   ...

  

   Мамочка повела носом, как бы почуяв неприятный запах. Девки искоса поглядывали на мамочку, побаиваясь выразить отношение к песне. Его величество немного разрядил атмосферу, попросив исполнить что-нибудь нейтральное.

   Что же, когда просят, да ещё я вижу некую перспективу, пожалйста:

  

   Мы отложим в сторонку дела

   И давай с тобой напропалую

   Окунёмся была не была,

   В ресторанную жизнь удалую.

   Ты меня пригласи в ресторан,

   Я надену всё лучшее сразу

   И весёлые песни цыган

   Для меня зазвучат по заказу.

  

   А в ресторане, а в ресторане,

   А там гитары, а там цыгане.

   И что душа захочет, выбирай

   и где-то здесь начинается рай.

   А в ресторане, а в ресторане,

   А там гитары, а там цыгане.

   И что душа захочет выбирай

   И где-то здесь начинается рай.

  

   Я Вас всех приглашаю к столу,

   Чтобы мы хорошо посидели,

   Я принцесса на этом балу

   И ещё петухи не запели.

   Утром снова закружат дела,

   Утром снова вернётся что было,

   Но о том, что принцессой была

   Я хочу, чтобы я не забыла.

   А в ресторане...

  

   Исполнил несколько песен под запись. Очень понравилась девкам песня про бухгалтера.

  

   Мне надоело петь про эту заграницу.

   Надену валенки да красное пальто.

   Пойду проведаю любимую столицу,

   Хоть в этом виде не узнает и никто

  

   Возьму с собой я на прогулку кавалера

   Он песенки все мои знает наизусть

   Не иностранец и не сын миллионера

   Бухгалтер он простой, да ну и пусть...

  

   Спел я и юмористическую песню, про пирата из кинофильма "Двенадцать стульев".

  

   Где среди пампасов бегают бизоны,

   А над баобабами, закаты, словно кровь,

   Жил пират угрюмый в дебрях Амазонки,

   Жил пират, не верящий в любовь.

  

   Но когда однажды после канонады,

   После страшной битвы возвращался он домой,

   Стройная фигурка цвета шоколада

   Помахала с берега рукой.

  

   Там, где любовь, там, где любовь,

   Там, где любовь,

   Там всегда проливается кровь.

  

   Словно статуэтка девушка стояла,

   И пират корабль свой к ней направить поспешил,

   И в неё влюбился, и её назвал он

   Птичкой на ветвях своей души.

  

   Но однажды ночью с молодым ковбоем

   Стройную креолку он увидел на песке

   И одною пулей он убил обоих,

   И бродил по берегу в тоске.

  

   И когда под утро, плача о креолке

   Понял он, что в сердце страсть не может потушить,

   Выстрелил в себя он, чтоб навек умолкла

   Птичка на ветвях его души.

  

   После исполнения песни кое у кого на глазах нарисовались слёзы. Многие были в недоумении, а маман даже спросила:

   -В чём же юмор?

   Выкрутился из положения тем, что сказал: песня о внутреннем мироощущении поэта. Сложно передать словами, что поэт чуствует, когда пишет шедевры. При упоминании о шедеврах, маман хмыкнула и её мысли потекли в другом направлении. Вопрос с юмором отпал как несвоевременный.

   Затем, когда члены фамилиии удалились Николай спросил: правда ли я собираюсь создавать акционерное общество по строительству дирижаблей? Я его обрадовал, что создаю. Николай попросился в члены общества и пожелал вложить в дело кое какие деньги. Согласился и сказал, что чем больше средств соберём, тем быстрее окупятся вложения. У меня на счёте, для создания дирижаблей уже лежат бешенные деньги.

   Император озвучил сумму вложений в несколько миллионов. Но, я сказал, что мало, нужны десятки миллионов. Тогда мы опередим всех и снимем сливки с этого вида деятельности. Иначе придётся плестись в хвосте и собирать крохи с барского стола всяких там англичан или французов. Николай спросил, а что если я не выполню обещаний?

   -Я не господь бог, да и он не знает, что получится с вложенными деньгами. Я со своей стороны, уже вложил в проект десяток миллионов и ещё вложу столько же.

   Николай, подумав недолго:

   -Как только будут первые результаты, то сумму вложенных денег может быть увеличена.

   Улыбнувшись, я ответил:

   -Когда будут первые результаты, тогда некуда будет девать деньги.

   Мне выделили кредиты на развитие производства винтовок. Основные деньги направлены на покупку оборудования в штатах. В штатах оборудование намного дешевле, чем у немцев. Не в том смысле, что каждый станок дешевле. Наоборот, каждый станок дороже раза в два, а в том смысле, что производительность станков в десять раз больше, чем немецких. В результате денег как показывают расчёты, хватает на производство двух миллионов винтовок в год.

   Вместо деревянных прикладов предложил делать металлические, обрезиненые. Договорился с военными о изготовлении партии винтовок со складным прикладом. Воспроизвёл автомат с коротким ходом ствола, простой конструкции, малым количеством деталей и весьма технологичный. Такой автомат позволяет быстро заменять ствол и без каких либо переделок, устанавливать ствол более длинный или более короткий, в зависимости от требований потребителя. Конечно, я слизал конструкцию автомата, состоящего на вооружении в моей армии.

   Основа автомата пара трения ствола и втулки, в которую ствол вставляют. При существующих технологиях изготовить нормально работающую пару невозможно. Однако, я был в курсе, что на Урале есть шахта, где добывают изумруды. Изумруды это берилий. Добавление берилия в металл и методы порошковоко напыления вполне обеспечивали надёжную работу пары трения. Ещё однин плюс конструкции, полная невозможность копирования автомата. Конечно, отдельные детали можно изготовить, но пару трения только в случае, если знать технологии.

   Автоматы прошли испытания успешно, ещё и потому, что каждую деталь не то, что знаю на ощупь, а могу назвать размер. Автоматы получили название "лёгкий пулемёт", ЛП, и пошли в армию. Постепенно производство автоматического оружия налаживалось. Те мощности, что достались от японцев дополнялись вновь купленным оборудованием и производство лёгкого пулемёта предполагалось увеличить до миллиона штук в год. Создавалось призводство для массового изготовления боеприпасов калибра 6,35 мм.

   В военном министерстве, определившись с наличием денег пришли к выводу, что России не осилить перевооружение армии и флота одновременно. Урезали флотские программы за счёт линейных кораблей, а средства направлены на производство вооружения и боеприпасов для армии.

   Возникли проблемы с обеспечением железоделательных заводов заказами. Один из заводов на Урале, у которого совсем не оказалось заказов, казна решила продать и объявила конкурс. Никто не захотел покупать завод броневой стали, для которого нет заказов. Я тоже не хотел ввязываться в историю с покупкой завода, но попался под руку Столыпину, которого император мог поставить в известную позу за то, что рабочие не получают зарплату и готовы бастовать. В результате Столыпин "убедил" купить завод и решить проблемы, стоящие перед мастеровыми.

   Вспомнил про месторождение полиметаллических руд на Алтае. Добавка руды с этого месторождения в печи, где варят броневую сталь, увеличивает ударную вязкость броневого листа толщиной до 25 мм в два раза. Проще говоря, лист брони толщиной в 25 мм держит удар снаряда как бронелистлист 50 мм без легирующих добавок. Для обеспечения подобных характеристик следует доводить суммарное содержание присадок до одного процента. Причём, обогащённую руду добавлять непосредственно в расплавленную сталь.

   И потом. Лучшая сталь для стволов моего ЛП, это сталь с добавками легирующих элементов до полупроцента, из всё той же руды. Эти сведения я получил, в своё время, при очередной переподготовке пилотов. Нам зачем-то морочили голову технологиями изготовления оружия. Вот и пригодились знания. Правильно говорят, что лишних знаний не бывает. Я провёл с перерывами на заводе и Алтае не меньше года. Но, за это время получилось отличное качество броневых плит и оружейной стали. Решилась проблема с насыщением армии легим пулемётом ЛП

   Лёгкие пулемёты были приняты на вооружение жандармских частей, кавалерии и казаков. Причём, те офицеры и унтеры, которые имели деньги, приобретали лёгкие пулемёты за свои кровные, если перевооружение частей не предусматривалось в ближайшее время.

   Военморы, разъярённые отказом императора строить любимые игрушки, называемые линкорами, припёрлись с претензиями, явно собираясь сорвать раздражение на мне. Почему-то они решили, что из за моего пагубного влияния император отказывается выделять средства на строительство линкоров.

   Выразил удивление тем, что моряки считают меня виновным во всех их бедах. Чтобы хоть чуть успокоить рассказал об имеющейся великолепной броне для лёгких крейсеров, эсминцев и канонерских кораблей.

   Рассказал, что броня толщиной 12,7 мм имет такие же характеристики бронестойкости как английская 30 мм броня или немецкая 27 мм. Конечно, я немного приврал, но не даром народная мудрость говорит, не обманешь, не продашь.

   Моя броня подороже, но позволяет уменьшать водоизмещение кораблей и самое важное уменьшает верхний вес. То есть корабль с моей бронёй будет быстрее и мореходнее, чем аналогичные английские корабли.

   Моряки возмутились: почему я всё время говорю об Англии как о враге?

   Господи, да вы прочитайте выступления членов Английского парламента и Вам станет ясно, кто главный враг Англии. Даже сказал, что удивляюсь наивности моряков. Англия единственный постоянный враг России. Я не помню, когда Англия была союзником. Все заорали, а при Наполеоне?

   Правильно, отвечал я. При Наполеоне, чтобы заставить Россию воевать за интересы Англии, англичане убили руками заговорщиков императора Павла. Неужели Вы об этом забыли? Даже в этом, англичане проявили последовательность. Заставили Вас забыть, каким образом они принудили Россию воевать за интересы Англии. Как бы не случилось того же и в этот раз, господа, предостерёг я. Подумайте, кто возбудил в Вас подобное недовольство решениями императора? Это явный агент англичан.

   Расстался с моряками почти дружески, чему не мало способствоало употребление в большом количестве напитка под названием "Хлестаковка". Конечно, в России монополия на продажу алкоголя, но производить хорошие напитки не возбраняется, если реализация через государственные каналы.

   Оставшись один, вспомнил историю моей России. Там тоже нашли козла отпущения, на которого валили все беды. И великие князья, и не великие, и не князья, и воры банкиры. Все были недовольны влиянием на императора некого Распутина, мужика из народа. Я думаю, что ненависть подогревалась специально, вливанием денег в газеты из за рубежа. Не иначе, англичане отметились.

   Распутин был против войны и выступал за союз с Германией. Вот англичане его и загнобили. Наверно и не одни они, похоже и французы руки приложили. А японцы? Они заинтересованы в отвлечении военных сил России на запад, чтобы развязать руки на востоке. И в этой реальности, если Россия ввяжется в войну на западе, позиции Японии сильно поднимутся. Не на это ли надеялись японцы при встрече со мной?

   Выходит, что у англичан не уменьшились рычаги влияния на военных в России. Иначе, почему моряки решили, что во всех их бедах виноват я. Не решили ли англичане, сделать из меня такого же монстра как в той реальности, сделали из Распутина?

   В этой России жандармы контролируют прессу и за статьи порочащие императорскую семью, издатели рискуют головой, а не отделываются незначительными штрафами.

   Если напечатать про меня, что-нибудь ругательное, то за это ничего и никому не будет. Упустил я этот важнейший вопрос. Увлёкся рекламой. Решил что, чем больше пишут, тем лучше. Надо срочно принимать контрмеры. Какие? Очень просто, посетить ночью пару издателей и плотно побеседовать. Уверен, что не нитка, а толстый канат потянется к англичанам. Думаю, что после посещения издателей выяснится и откуда ногти растут, и деньги откуда идут.

   Появилась проблема с винтовкой принятой на вооружение в 1891 году. В армии всё больше хотели лёгкий пулемёт 6,35 мм. Тогда куда девать винтовки калибра 7,62, если армия от них отказывается? Решили постепенно переводить производство на калибр 6,35 мм. Сказалось то обстоятельство, что винтовка и боеприпасы меньшего калибра не только надёжнее, но и в три раза дешевле существующей винтовки, благодаря большей технологичности и применению оборудования с большей производительностью. Для начала передали мне под управление один из заводов производящих винтовки 7,62.

   Кроме того, получилось так, что производство винтовок калибра 6,35 приносит больше дохода каждому работающему на предприятии, изготавливающего винтовки. На заводе изготавливали винтовку 6,35 и одновременно 7,62, а заработки рабочих на винтовке меньшего калибра были в два раза больше. Рабочих приходилось заставлять делать детали к винтовке 7,62, в то время как заказы для 6,35 вырывали из рук.

   Ко мне явились главные экономист и инженер, и попросили изменить тарифы на изготовление деталей, чтобы не принуждать рабочих изготавливать детали к винтовке 7,62. А, кто Вас заставляет изготавливать детали к винтовке 7,62, удивился я? Как оказалось и здесь есть план. Я, выматерившись про себя, приказал урезать тарифы на производство деталей к винтовке 7,62 в два раза. Пусть для тех, кто хочет изготавливать старую винтовку, производство станет совершенно убыточным. Таким образом, кто бы ни был изготовитель деталей, сразу почувствует разницу. Если ничего не получаешь с производства, зачем тогда производить?

   Не забыл я и про свой пистолет, который вынужден был отдать для опытов. Через пару месяцев удалось наладить сначала штучное производство таких же пистолетов, а затем мелкосерийное и наконец, подошёл черёд массового производства. Благодаря массовости производства пистолет получился не намного дороже, чем револьвер Нагана. Возникал вопрос, куда девать произведённые в больших количествах пистолеты? Кстати оказался конкурс на перевооружение немецкой армии современными пистолетами.

  

  

   Подали заявку на участие в конкурсе и я направил трёх инженеров на показательные стрельбы в Германию.

   Позже, мне рассказал один из инженеров, на испытаниях он бросил пистолет в грязь, потоптался на нём и обтерев платком начал стрелять. Пистолетом заинтересовался Вильгельм, присутствующий на стрельбвх. Ему тоже захотелось испробовать вундерфафлю.

   После стрельб Вильгельмом были даны дурацкие указания по, как ему казалось, улучшению конструкции пистолета. Всегда находятся придурки воображающие, что лучше конструктора знают как должна быть сделана та или иная вещь.

   Об получении указаний мне телеграфировали. Я тут же пригласил газетчиков и через них сообщил читателям о прошедших испытаниях пистолета и не стесняясь в выражениях выразил всё, что думаю о предложениях императора Вильгельма. Разразился чудовищный скандал. Газеты всего мира принялись обсуждать мои выражения по поводу "зажравшихся бездельников с толстыми жопами, воображающими, что они хоть что-то смыслят в конструировании".

   Министерство иностранных дел Российской империи получило ноту протеста. Император Николай долго и публично извинялся перед послом Германии. Но, заявил, что в России демократия и он не позволит вырывать с корнем первые её ростки в виде свободной прессы.

   Англичане подъсуетились и под это дело тоже заявили протест по поводу шельмования газетами английских граждан в России. На это император заявил о недопустимости иностранного вмешательства в свободу прессы со стороны иностранных граждан и дал английскому послу 48 часов на то, чтобы покинуть Россию.

   Вильгельм прислал письмо, в котором он называет меня примерно так же как и я, но в более сильных выражениях. В письме была приписка о том, что Вильгельм вызывает меня на дуэль. С удовольствием опубликовал в газетах и это письмо. Одновременно в газетах было моё заявление как конструктора новой техники, возмущённого вмешательством в сложное мироощущение конструктора, разного рода бездарями.

   Я принял предложение императора Вильгельма о дуэли. Но, обставил дуэль условиями. Стреляться будем из ЛП. Количество боеприпасов в триста выстрелов. Устанавливаем перед каждым стрелком по десять глиняных манекенов. Кто поразит больше целей на максимальной дистанции, тот и победил, и приносит извинения обидчику. Такие условия объяснил тем, что не хочу рисковать жизнью замечательного человека, настоящего рыцаря и защитника немцев, императора Вельгельма. Он не то, что задохлик английский король или того хуже, адвокатишка, американский президент. Их даже если и пристрелить, то мир станет чище.

   Если такая дуэль не удовлетворяет императора, то готов продолжить дуэль на пистолетах. Император будет стрелять из моего пистолета, но с внесёнными им поправками в конструкцию. Посмотрим, кто больше поразит целей.

   Снова разразилась газетная буря. Воплей о недопустимости оскорблений людей стоящих у руля. Прошлись и по моей биографии, и по дурацкому ЛП. Затем снова выступил я. Собственно что произошло? Если американцы выбрали лакея и назвали его президентом, то ради бога. Суть от этого не меняется. Каждый волен в своём выборе. Но, лакей, так и останется лакеем, как его не назови.

   Снова море вони из за океана. Моё чучело линчевали в каждом из штатов не по одному разу. Американские газеты разорялись о недопустимости такого обращения с замечательными американскими президентами. В других странах, да, там лакеи, но только не в америке.

   Выступил ещё раз в защиту конструктора. Если ты считаешь себя способным создать что-то новое, иди вперёд за славой. А, в чужие конструкции не лезь. Только опыт скажет прав конструктор новой техники, создавая шедевры технической мысли или нет. А, всевозможные начальники с толстыми жопами, которым так хочется порулить конструктором, только и могут сделать из перспективного изделия обыкновенное гавно.

   Мне стали приходить всевозможные письма в основном ругательные. В газете завели рубрику: наши читатели пишут. Конечно, в газете на одно ругательное письмо, я размещал с десяток хвалебных. Многие из хвалебных писем, по правде говоря, большинство из них, писал сам. Если идиоты читатели пишут только ругательные письма, то могу я себе написать хорошее письмо?

   Продажи пистолетов и ЛП били все рекорды. Вот что значит реклама, хотя бы и ругательная. Зато все знают какой у меня замечательный пистолет и пулемёт, а то, что автор пистолета сам дурак наплевать. Тем более, что если кто попытается мне подгадить, того самого окуну в кучу дерьма, хоть и фигурально. Конечно к английским и американским авторам писем не подобраться, но к нашим, отечественым, нашёл подход.

   Разобрался с одним из любителей ругательных писем. Им оказался чиновник средней руки из Петербурга. Я послал газетчиков поподробнее узнать про него. Оказалось, что он живёт в собственном особняке, стоимостью равной сотне годовых окладов. Газетчики побеседовали с чиновником, но их в первую очередь интересовало не то обстоятельство насколько сам чиновник умён, а откуда у него взялся столь дорогой особняк.

   Газетчики дали в лапу государственному регистратору и выяснили, что особняк куплен самим чиновником за умопомрачительные деньги. После того, как чиновник публично заявил, что особняк получен им в наследство от дедушки, в газете опубликовали статью с выпиской из государственной регистрационной палаты о стоимости особняка.

   Чиновник приехал в газету и предложил отступные за опубликование извинений в его адрес и сообщения, что информация о нём ложная. Я своевременно узнал об этом, поехал в редакцию и разобравшись с редактором, и самим чиновником заставил опубликовать заявление чиновника в том что он раскаивается в воровстве, называет фамилии с кем делился и просит суд учесть его чистосердечное раскаяние.

   Опять был скандал. Чиновник заявил, что его принудили написать заявления. Добровольно он ни за что, не написал бы того как воровал. Дело дошло до Николая. Он повелел разобраться досконально, тем более, что на следствии фигурировали фамилии его родственников.

   Я продолжил публикацию ругательных писем и описывал последущие разборки с авторами. У всех оказалось рыльце в пушку. Когда следствие стало разбираться с ворюгами и мотивами написания писем, то следы опять повели в английское посольство.

   Потихоньку вместо ругательных писем стали присылать письма с извинениями о том, что их неправильно информировали и обманули. Я написал каждому письмо с тем, что принимаю извинения и одновременно сообщал, что каждый, кто ругал должен нести финансовую ответственность. В конце письма сообщался номер счёта на который предлагалось перечислить отступные. Имейте ввиду, писал я, что позже разберусь и с Вашими доходами. Если количество перечисленных денег окажется меньше Ваших возможностей, то впоследствии не обижайтесь. Как оказалось никто из ругателей не попытался пожаловаться на вымогателя, то есть меня.

   Жандарм каким-то образом узнал о моих приключениях и зашёл в номер, где я живу, поделиться радостью. Он ходил вокруг кругами и облизывался как кот на сметану, но к его глубочайшему сожалению, никто из ругателей не побежал к прокурору жаловаться. Я даже спросил, чего он хочет добиться своими действиями? Как чего? Удивился жандарм. Счастья для всего Российского народа.

   Я подошёл к окну и увидел стоящий на дороге грузовик. В кузове грузовика пустые бочки. Два мужика суетятся около грузовикая, а один крутит заводную ручку, от чего грузовик дёргается, чихает и кашляет. После чего мужик лез в мотор и чего-то там ковырял. Оставшиеся двое работничков черпали лопатой грязь из канавы, сливали её в ведро. Затем один из них брал ведро с жижей, забирался в кузов и выливал в бочку. После заполнения бочки, вдвоём уселись на подножку грузовика и закурили.

   Жандарм продолжал рассказывать о счастье для народа. Я его подозвал к окну и показал на народ. Пойдёмте поговорим с народом, предложил я жандарму. Его лицо перекосилось и он с отвращением отказался. Я пошёл один. На улице подошёл к мужикам.

   -Здорово мужики.

   -Здорово барин, сказали они почти одновременно, не вынимая цигарки изо рта так, что я не понял, кто из них, каким голосом говорил.

   -Мужики, есть работа по вашей части.

   -Мы, барин от управы работаем.

   -Мужики, Вы чо? Я же деньги заплачу.

   -Ты, барин позвони в управу и спроси Прохоровича, он тебе все и расскажет, а мы не могём.

   -Мужики, а выпить?

   -Если барин за так, наливай. А, если работать на тебя, то не будем.

   Дал мужикам за так двухгривенный, отошёл от них и подумал, если идти грабить английское посольство, то эти работнички отвлекут внимание и я так думаю, выведут из себя благородных английских джентльменов, которые по этому поводу могут что-нибудь забыть. Например забыть закрыть сейф, где деньги лежат.

   Не забывал о самой закрытой стороне своей деятельности. Я решил построить гидроэлектростанцию на Урале, там где богатые местрождения бокситов и берилия. Собственно алюминия в земной коре полно. При производстве берилия, алюминий будет побочным продуктом. Производство и того и другого металла энергозатратное, а электростанция позволит получать несколько тонн берилия и около десяти тысяч тонн алюминия в год. Для местных это большие цифры.

   Рядом с заводом в Бологом началось возведение цехов для строительства самолётов. Я сделал вид, что занят дирижаблями, а сам намерен строить самолёты. Первый самолёт изготавливается из дерева, по схеме биплана, с Французским мотором.

   Я предложил сделать на основе этого двигателя свой, пятицилиндровый, семи и девятицилиндровый двигатели. Пятицилиндровый будет мощностью около ста лошадиных сил. Семи, около стапятидесяти. Девяти, около двухсот сил. При изготовлении всех движков предполагается использовать единую конструкцию цилиндропоршневой группы.

  

  

  

  

  

  

   -26-

  

  

  

  

   Были забыты все или почти все обещания, что я себе давал. Ну, типа выучить японский язык или зарезать всё английское посольство. Просто на эти вещи у меня не находилось времени. Но, с англичанами необходимо разобраться. Несколько раз охрана отлавливала нанятых англичанами людей, целью которых были диверсии на производстве. Конечно, никто из пойманых прямо с англичанами не контактировал, а вот когда удалось выйти на человечка, который диверсии организовывал, то выяснилось, что опять нити тянутся из английского посольства, в чём я нисколько не сомневался.

   Я встреился с Зубатовым Сергеем Васильевичем, быашим начальником Московского охранного оделения. Его уволили из охранки за лишнее рвение. Человек он умный и имеет опыт борьбы с "революционерами". Он организовал службу безопасности, костяк которой составили бывшие жандармы, рекомендованные Алексеем Тихоновичем и отставные сотрудники охранки.

   Они устанавливают всех, кто входит и выходит из английского посольства. Вокруг посольства расположены двухэтажные дома, арендуемые в большей части, работниками посольства. Удалось перехватить аренду одного из домов и установить на чердаке телескоп. Охранник круглосуточно следит за англами для определения дислокации служащих. Кроме того, он установил точное расположение ночных дежурных и их количество.

   На всякий случай посадил человека в доме напротив квартиры Резенмана для слежки за теми, кто входит в квартиру. Для верности организовал наблюдение из окна того дома, в котором квартира Резенмана, для слежки за теми, кто следит за окнами дома напротив, в котором я посадил наблюдателя. Моя параноя торжествовала, зато я спал спокойно и без сновидений. Толи камни постарались, толи я сделал всё, чтобы понравиться камням.

   Подумал о превентивных акциях против англичан. Если они в России пользуются дипломатической неприкосновенностью, то в самой Англии у них никакой неприкосновенности нет. Необходимо разобраться с их родственниками, их недвижимостью. Борцы за свободу ирландского народа, томящегося под гнётом, с удовольствием пощиплют ставленников английских империалистов.

   Поручил одному из своих охранников, бывшему жандарму, заняться англичашками. Жандарма зовут Афанасий Никитович Никитин. Впрочем, бывших жандармов не бывает. Так вот, он получил пулю от революционера и поскольку выстрелить в ответ не смог, то забил революционера, пытавшегося бросить бомбу, ногами. Его хотели судить. Было много вони в газетах, с требованием наказать виновного в смерти беззащитного еврейского мальчика, который собственно только и хотел, что бросить бомбу в жандармов, сопровождающих казённые деньги. Но, сослуживцы узнав о том, что их коллегу собрались судить отказались выходить на службу и подали рапорты об увольнении.

   Дело удалось замять, но жандарма заставили уволится. По рекомендации Алексея Тихоновича, принял в охрану и он вполне оправдал доверие. Некоторые из диверсантов были пойманы им самим. Потом, он сказал, что совершенно был уверен в порядочности англичан вообще, а английских дипломатов в частности.

   Выходит, что английские деньги потраченные на создание образа безупречных джентельменов даром не пропали, сказал тогда я. Он ещё больше удивился. Пришлось жандарму рассказать, каким образом можно добиться героического образа страдальца для обыкновенного бандита, что и было сделано в его конкретном случае. Кому-то англичане заплатили и теперь бандит, хотевший убить нескольких человек ради наживы, герой, а жандарм стал убийцей.

   Я предложил ему съездить в городок, где всё произошло и поговорить с бывшими коллегами. Когда он вернулся, то оказалось, что я сказал сущую правду. Он не рассказывал, каким образом удалось добиться правды от тех, кто организовал его травлю, в своё время. Коллеги, хоть и бывшие, поддержали моего жандарма и помогли, чем могли в установлении истины.

   На просьбу отправиться в Англию для решения проблем с англичанами он ответил согласием, беда в плохом знании английского языка. Имеется акцент, который будет выдавать в нём иностранца. Подумаешь, ответил я. В Англии иностранцы ходят толпами и половина из этих, так называемых иностранцев, английские подданые.

   Тем более, что ехать в Англию совершенно не обязательно. Надо ехать в Ирландию. Начинать движение в сторону Ирландии следует из Германии. Дело в том, что ирландские борцы с английским империализмом нуждаются в деньгах и укрытии. Вы предложите им и то и другое. Укрытие вполне можете обещать в России.

   У меня был приватный разговор с Николаем по поводу того, что англичане и французы предоставляют убежище революционерам в своих странах. В ответ необходимо предоставить убежище ирландским и шотландским революционерам. Да и не забыть Индию, борющуюся за освобождение. А, если кто ещё, по каким-то неизвестным причинам не борется, то надо им помочь побороться.

   Главное внимание обратить на банкиров, которые вкладывают деньги в проекты против России. Неплохо бы разобраться с теми, кто действует против России в английских секретных службах. Кое кого из ангийских дипломатов, прибывающих в отпуск в Англию из России, хорошо бы захватить и допросить с пристрастием. На такие масштабные проекты потребуется много денег. К сожалению у меня столько нет.

   Обрисовав ситуацию, с противодействием англичанами планам переоборудования моих предприятий современной техникой заявил, что надо принимать привентивные меры. Николай спросил какие? Я перечислил всё из того, что надумал. Николай согласился. Я был уверен в его согласии потому, что в Японии, похоже, подобные делишки проделывали до меня.

   Не забыл и о операции прикрытия. Пригласил рекомендованого Столыпиным банкира и поговорил о возможности получения кредита на развитие производства. Он сразу заявил, что если выделит средства, то лишат доступа на иностранные рынки. Да и в России станет трудно работать из за скрытого противодействия англичан. Нельзя ли получить кредит за границей, снова поинтересовался я? На подобные цели вероятность получения кредита равна нулю, ответил банкир.

   -Может послать кого прозондировать почву за границами, например в Англии?

   Банкир сообщил, что только в качестве обманного хода, прикрывая, иные устремления или для заведения знакомств среди английских банкиров. Однако Вам, сказал банкир, не рекомендую покидать Россию, англичане либо посадят Вас, либо убьют, что вероятнее.

   -Не может ли банкир рекомендовать мальчика для путешествия в Европу?

   Он хмыкнул и спросил о цели путешествия. Если обманный ход, то посылать одного, а если для знакомств, то другого.

   -Например для обманного хода?

   Для обманного хода кого попало не пошлёшь. Могут сразу понять, что человек послан для обмана. Банкир попросил время на раздумье.

   В свою очередь спросил, я не могу быть ему полезным?

   Да уш не знаю, сказал банкир. Вы слышали, что убит банкир Резенман?

   Отрицательно покачал головой и сообщил, что не интересуюсь уголовной хроникой.

   Банкир продолжил. Англичане распустили слух, что они постарались, так как Резенман получил кое какие деньги, но поручения не выполнил. Вот его и зарезали.

   Подумал: какие сукины дети англичане, даже из своего поражения придумали страшилку для того, чтобы конкурентов пугать. А вслух:

   -А, кто сказал, что именно англичане убили?

   Банкир усмехнувшись сообщил фамилию и сказал, что чиновник на него работает.

   Мне эта фамилия ничего не говорила и я спросил:

   -Не работает ли чиновник на англичан?

   Банкир отвечает со спокойствием в голосе:

   -Работает.

   Да, подумал я. Молодцы сукины эльфячьи дети. Наверно и у меня окопалось несколько таких человечков. Надо срочно потрошить ангичан в посольстве. А, сам вслух произнёс неосторожную фразу:

   -Может предпринять ответные меры, чтобы англичашки почуствовали как земля горит под ногами?. Мне надоело их противодействие.

   Банкир несколько минут подумал и снова попросил время на размышление.

   Я спросил:

   -Не собираеется ли банкир с кем советоваться?

   Нет, ответил банкир. Я тщательно обдумаю и наведу справки, только после этого дам ответ.

   Банкир собрался уходить, но я попросил ответить ещё на несколько вопросов.

   -Что будет с имуществом Резенмана? Мне понравился его дом. Я заходил в надежде получить кредит.

   -Дом и иное имущество продаётся через десять дней на торгах в оплату долгов Резенмана.

   -Вот те на, растеряно протянул я. Как же так? Он был богатый человек, откуда взялись долги?

   Банкир ухмыльнувшись сказал:

   -Я так думаю, что на деньги Резенмана наложили лапу англичане.

   -Вы не в курсе, кто собирается покупать дом?

   -Нет, пожалуй никто не хочет купить, ответил банкир и окончательно собрался уходить.

   -Пожалуй куплю дом, сказал я в спину банкиру.

  Нынче же ночью полезу в английское посольство. Может они ждут, но дёшево меня не получат. Сожгу всё нахрен, если попытаются захватить.

   Съездил на завод и взял для проверки в работе один из новых лёгких переносных ацетиленовых резаков. Переоделся соответственно погоде и моим намерениям. Как стемнело поплёлся в район расположения английского посольства. Много раз собирался сходить в гости к англам и подробно изучил обстановку вблизи него, воспользовался отчётами наблюдателей, а в самом посольстве не приходилось быть и обстановки внутри я не знаю. Сегодняшняя погода, мокрый снег и ветер вполне способствует ограблению бедных англичан.

   Вокруг посольства невысокие, двухэтажные дома. Большей частью в домах проживают посольские служащие. Не скрываясь, прошёл мимо домов, подошёл к посольству и огляделся вокруг. Вдоль посольства невысокий забор на кирпичном парапете. Свет в посольстве не горит, навстречу никто не идёт. Убедившись в отсутствии соглядаев, перепрыгнул через забор и затаился у парапета. Даже если в посольстве сидит наблюдатель, вряд ли он мог видеть меня за густо идущим снегом.

   Пока всё тихо. Пробираюсь через кусты, окружающие здание посольства, ближе к входной двери. Конечно, я не пойду через дверь, хотя именно в дверь ночных гостей не ждут. Попытался открыть дверь, закрыто. Обхожу здание вокруг и несколько раз пробую открыть окна на первом этаже, бесполезно. Все окна закрыты.

   Пытаюсь забраться на второй этаж, не получается. Слишком мокро и скользко. Попробовать забраться по пожарной лестнице на чердак? Попробовал. Через чердак, спускаюсь на третий этаж посольства. Все двери кабинетов открыты. И правильно, вдруг пожар или там прорыв трубы отопления. Пока найдёшь ключи, два раза успеешь сгореть. Спускаюсь на второй этаж, впрочем у англичан он зовётся первым.

   Вот и кабинет посла. Тоже открыто. Прохожу к столу, стульями блокирую дверь так, чтобы невозможно войти. Шарюсь в столе, бумаг море и чёрт знает, чего на них написано, не знаю я английского и чего спрашивается полез один? Надо было взять кого, кто по английски разумеет.

   Папка лежит на столе. На папке золотыми буквами выдавлены слова. Ну, для того, чтобы прочитать эти слова не надо знать английский. Скорее всего на папке написано: на подпись. Чего в папочке-то? Ага, на русском языке записка, как будто бумажкой задницу вытирали. Что в ней? В бумажке написано, что некий российский джентельмен решил проблему с оценкой стоимости и продажей имущества усопшего банкира Резенмана за чисто символическую сумму. Сумма меня впечатлила. За что же такие деньги?

   Оказывается, на торгах будут присутствовать представители разных фирм, специализирующиеся на перепродаже чужого имущества. С ними и договорился неизвестный джентельмен, что за известную мзду со стороны посла, никто претендовать на дом бедняги Резенмана не будет. Переписал на листочек бумаги список из одинадцати человек, с которыми переговорил доброжелатель.

   Чего они хотят от дома? Зачем им нужен дом? Резенман при последнем разговоре, чего-то темнил насчёт дома. Мне некогда было разбираться досконально потому, что Резенману пришлось преждевременно нас покинуть. Попытался открыть дверь сейфа, взявшись за ручку. Дверь открылась неожиданно легко. В ней куча бумажных денег. Я взял в руки одну из пачек подумал и положил обратно. Надо посмотреть, что в доме Резенмана творится, а за деньгами в посольство следущий раз заберусь.

   Пора смываться. Все бумаги по своим местам, ставлю стулья так, как стояли до моего визита. Потихоньку пробираюсь на чердак и по пожарной лестнице вниз, и через забор. Жалко, в что следующий раз, когда захочется побывать в посольстве, придётся ждать нелётной погоды.

   Попилил не в гостиницу, а в бывший дом господина Резенмана. Чего там у него такого есть, что англичане аж попискивают от нетерпения? Расписание дежурств своих наблюдателей я знаю, о наличии посторонних в доме они не сообщали. Погода способствует никакой видимости, поэтому иду без опаски. В дом прошёл через парадный вход. Пошарил под крыльцом, достал ключ и открыл дверь. Походил по этажам и подумал, что прятать золото и бриллианты банкир не стал бы в стенах и перекрытиях, вдруг пожар, тогда всё сгорит. Если что упрятано, то только в подвале. Где же у нас вход в подвал?

   Пытался пройти через каждую дверь. Уже рассвело, а я ничего не обнаружил. Потом понял, что у одного торца дома слишком толстая стена. Провозился целый день пока дознался, что вход в подвал через платяной шкаф. А в подвале и находились деньги, на которые банкир наказал англичан. Те самые десятки миллионов золотых фунтов и примерно такое же количество золотых рублей самого Резенмана.

   Прямо не Резенман, а настоящий граф Монтекристо. Я прикинул количество золота в подвалах дома. Примерно сотня тонн. Прошёлся по подвалу и поискал ещё какой-нибудь выход. Оказывается есть выход. Выход, точнее ещё один вход имеется в том самом доме напротив, около которого я караулил банкира. Только надо домкратом, стоящим здесь же, выдавить каменную плиту, закрывающую подземный ход в подпол.

   К ночи покинул бывший дом банкира через парадный вход и отправился спать. На следущее утро послал человечка, для того, чтобы арендовать подпол дома напротив. Оказалось, что и дом напротив принадлежит Резенману. За небольшую мзду договорился с управляющи дома об аренле подпола. Ночью выдавил каменную плиту домкратом и принялся таскать ящики. Каждый ящик весит примерно двадцать пять килограмм. Для того, чтобы перетащить тонну надо по подземному ходу сходить сорок раз. На десять тонн, четыреста раз. Поскольку золота намного больше, то придётся как каторжному таскать ящики минимум неделю.

   К вечеру, вымотанный до предела, выставил окола подпола охрану и отправился в театр слушать оперу. Снял ложу, положил руку с перстнями на перила и прикрыл шляпой. Опера произвела на меня неизгладимое впечатление, ибо я заснул в ложе. Разбудили меня работники театра. Сообщили, что опера вся вышла и пора идти домой. Мне показалось, что не только я такой заядлый театрал, который ходит на оперу спать, если судить по реакции театральных.

   По дороге домой разыгрался зверский аппетит и я посетил ресторан. В ресторане веселье в самом разгаре. Мне со злобой подумалось: бездельники. Целыми днями гужбанят, а потаскали бы ящики, по десять тонн в день, я бы посмотрел, как они будут веселиться. Перехватив кое что, отправился спать. Да сколько там осталось-то спать, пару часов.

   Попросил разбудить не позже шести и лёг. Утром невыспавшийся позавтракал, поговорил с директором оружейного завода, который зачем-то припёрся в Петроград. По каким таким делам? Требуется обязательное присутствие на дурацких мероприятиях и если меня не будет, то получится неудобно.

   Я озлился. Знаете, что такое неудобно? И не дав ответить сообщил: неудобно спать на потолке и знаете почему? Одеяло сползает.

   Ещё более неудобно получится, если не выплачу зарплату вовремя. Как Вам такое неудобство? Я занят как раз тем, что зарабатываю деньги, для того, чтобы вовремя выплатить зарплату. Или Вы считаете, что перетаскать десяток тонн золота в день мало и надо ещё тащиться на всякие мероприятия? Давайте распределим обязанности. Я таскаю золото, а Вы участвуете во всевозможных мероприятиях.

   Бедняга принял моё возмущённое таскание золота тоннами за гиперболу и отчаялся заставить ехать чёрт его знает на какое мероприятие. Валентин Александрович, наверно прошёл хорошую школу и на злобные отповеди ни как не отреагировал. Пришлось извиниться и сообщить, что ближайшие две недели будут очень тяжёлыми и пусть на меня не расчитывает. Если и снизойду до мероприятий, то только через две недели.

   На этом договорились. Через две недели приеду на завод и он сделает всё, чтобы я долго не задержался, так как главное в наше время не работа, а работа по добыванию денег. Впоследствии, когда производство даст прибыль, то нашей главной задачей опять будет зарабатывание денег, но уже с другой стороны.

   Мы расстались не слишком довольные друг другом и я снова принялся таскать ящики. За два дня до аукциона перетаскал всё. Но как всегда всё оказалось только этапом всего. Когда вытаскал ящики, то обнаружил сейф. Вспомнил, что Резенман что-то говорил про ключ и принялся искать в спальне банкира. Наконец нашёл ключ. Открыл сейф и перетаскал мешки с деньгами и драгоценностями.

   Нет, дом раздолбаям англичанам не отдам. Если не получится купить, сожгу к едрене фене, чтобы спрятанное в стенах и на потолке не пошло на подрывную работу против меня же. Я и так славно подрезал крылышки англам. После такой плюхи посла точно удавят сами англичане. Устроят какое приключение со смертельным исходом. Необходимо за этим проследить. Пошлю ка я знатока английского языка, может получится у него устроиться к нашему джентльмену на побегушки.

  

  

  

   -27-

  

  

  

   Настал день Ватерлоо наоборот. Я решил купить дом Резенмана, чего бы это не стоило. Моё появление на торгах несколько расстроило собравшихся покупателей. Со некоторыми я был знаком, правда опосредовано. В своё время я отдал список, скопированый в кабинете английского посла, службе безопасности с просьбой узнать подробности о упомянутых лицах. Лица сейчас находятся передо мной.

   Объявили о начале торгов. На продажу выставляется имущество банкира Резенмана, состоящее из нескольких домов и всего содержимого, объявлена сумма, за которую продаётся. Чуствуется, что лица, присутствующие на торгах, не могут осилить сумму сразу, а будут ждать, когда имущество начнут продавать по частям. Сумма мне показалась не бог весть какая. Я подождал, когда несколько сбавили первоначальную цену и перед тем, как пустили имущество в продажу по частям, поднял руку и объявил, что покупаю.

   Раздался зубовный скежет. Скрежетали спекулянты. Такой облом! Они договорились, кто и какой кусок унесёт сегодня в пасти, наверно часть выручки досталось бы и аукционисту. Можно представить дело так, что не заметили меня и продолжить торги. Но, я пришёл не один, явилась большая часть службы безопасности, а спекулянты, по наслышке, знали обо мне. Никто не захотел получить в торец или по маковке.

   Аукционист помявшись сообщил, что продано и торги окончены. Я оставил адвоката оформлять сделку и наказал начальнику СБ проследить, чтобы никто не попытался помешать оформлению бумаг. Я ожидал вмешательства англичан и не хотел, чтобы испортили торжество от победы. Затем отбыл в собственный дом, с ключами полученными у аукциониста.

   Только в доме понял, какой облом сотворил по собственной глупости. Придётся таскать ящики обратно. Я, как проклятый, почти десять дней гнул спину, а теперь надо таскать в обратную сторону.

   Потом, слегка успокоившись, вспомнил, на ящиках не написано, что они наполнены золотом. Найму грузчиков и они перетаскают ящики обратно. Впрочем, зачем обратно? Охрана надёжная, в доме, в котором я буду жить те же самые охранники, так что пусть лежит, где лежало. Буду потихоньку таскать деньги и золото на расходы.

   Конечно англичане не успокоились. Снова попытались вонять о том, что сделка не может признана законной. Но, деньги уплачены в день продажи и бумаги получены на руки. А, если не нравится англам, наплевать и растереть. Так я заявил секретарю, когда он сказал, что явился адвокат, неизвестно кого представлющий, по поводу опротестования сделки. Даже попросил ребят из службы безопасности взять адвоката за шкирку и выбросить на ближайшую помойку.

   В окно третьего этажа наблюдал радующую сердце картину, летящего в помойку благообразного господина. Даже не стал разбираться, кто его нанял. Скорее всего англичане. Помнил я и о человечке, который договаривался со спекулянтами о разделе паёв на имущество покойного банкира.

   Смотался на завод в Бологое. Мне пришёлся по душе порядок в цехах и чистота на територии. После ознакомления с тем как устанавливается оборудование и разворачивается массовое производство, отбыл обратно в Петербург.

   Никак не решается вопрос с англичанами. Наконец, я собрался ещё раз побывать в посольстве. Первым делом позвонил в управу, попросил позвать к телефону Прохорыча и сообщил, что в английское посольство ожидается визит генерал-губернатора. Канавы в районе посольства заросли грязью. Как бы генерал не надавал по шапке, кому следует. После разговора положил трубку.

   Воспользовался тем, что угоны автомобилей в здешней реальности ещё не вошли в обиход я зашёл в гараж, в котором стояли грузовики управы. Никто не стал интересоваться, кто и зачем шастает. Я посмотрев на грузовики, выбрал, наиболее исправный, уселся в него и укатил. Около гаража бегал какой-то мужичёк, наверное сторож. Но, его главная задача, не караулить автомобили, которые нахрен никому не нужны, а носить чай в кабинку, где располагается местное начальство.

   Остановился за пару кварталов от посольства и прошёлся немного пешком. Подпёр собой дерево и стал ждать. Через некоторое время, нельзя сказать, что ожидание было долгим, к английскому посольству подъехал знакомый грузовик. Из него выпрыгнули трое мужиков. Один принялся мучить двигатель, а двое других крючьями снимают металлические литые решётки, дающие доступ к грязи канаве.

   Затем, один из мужиков взял в руки лопату, забрался в канаву и начал выгребать грязь. Второй, подставлет ведро под лопату. После заполнения ведра несёт к машине и выливает в бочку. Мужик, который ковырялся с мотором, отчаянно крутит заводную ручку и машина дёргается, издавая громкий кашель и чихи.

   Наверно посольским не понравился непривычный шум под окнами и из здания посольства вышел мужик и попытался, чего-то там сказать по английски. Но, русские мужики по английски не разумеют, а тех кто разумеет, презирают. Поэтому, просто, без всякой задней мысли, послали мужика по матери. Оказалось, что матерный русский мужик не только знает и понимает, но и сам не дурак высказать, что он думает по поводу работничков. Водитель недоразумения, по ошибке называемого автомобилем, снова закрутил ручку и слова мужика прервались громкими чихами и кашлем.

   Наконец мужик понял, что ничего от работничков не добьётся и покинул место трудового подвига. Спустя некоторое время из посольства вышел ещё один мужик, по виду настоящий джентльмен. Он подошёл к работникам и попытался с изъясниться по русски. К сожалению его русский язык понятен только трезвым русским людям, а наши работники трезвыми не бывают по определению.

   Если бы работники были трезвыми, то они поняли, что джентльмен говорит: джентльмены, кто Вас послал? Не сообщите ли мне смысл Вашей работы? Что Вы делаете?

   Работнички, устроившие на подножке автомобиля перекур, поняли джентльмена так, что английский барин выражает недовольство медленной работой и частыми перекурами. Тот, который с лопатой, поднялся с подножки, взял лопату в руки и ударил одним сапогом по другому, повидимому для того, чтобы стряхнуть грязь с сапог.

   Грязь с сапог полетела во все строны и в сторону джентльмена тоже. По пояс джентльмен оказался в грязи, до сего времени покрывавшей сапоги другого джентльмена. После того, как джентльмен стал мало походить на джентльмена внешне, он перестал им быть и внутренне, то есть стал выражаться чистым русским матом.

   В это время, второй работничек, с ведром, тоже поднялся с подножки, но неловко переступил, запнулся о ноги джентльмена и чтобы не упасть, был вынужден его обнять. Жижа, оставшаяся на дне ведра щедро окропила и сюртук джентльмена. Кроме того, отпечатки грязных лап работника остались на одежде джентльмена. Работничек осознал, что слегка испачкал одежду барину и начал теми же грязными лапами счищать грязь, которой только что перемазал джентльмена. Сам джентльмен вынужден был заткнуться, так как часть грязи попала в рот.

   Джентельмен, закашлявшись, отправился обратно в посольство, на пороге посольства у него вдруг прорезался голос и он смог провопить несколько фраз чистого руского мата, в которых была слышна угроза. Но как я уже говорил, работнички не совсем трезвы и не уловили угрозы, исходящей от джентльмена.

   Спустя ещё какое-то время из посольства вылетела, если можно так выразится, стая джентльменов. Они громко вопили и при этом размахивали руками. Некоторые из джентльменов не замедлили начать рукоприкладствовать. Сначала досталось мужику с ведром. Он как мог отмахивался от обступивших его джентльменов, которые постепенно переставали быть джентльменами. Затем на подмогу работнику с ведром из канавы выбрался работник с лопатой и напал на бывших джентльменов с тыла.

   Джентльмены не ожидавшие подлой атаки лопатой по их спинам и головам вынуждены были обратиться спиной к работнику с ведром. Тот воспользовался ситуацией и забравшись в кузов автомобиля. Поднатужившись, опрокинул заполненую бочку. Жижа хлынула из машины сплошным потоком прямо на те остатки джентльменов, которые с трудом отбивались от работника с лопатой. Наконец работнику в машине надоело заниматься ерундой в виде ведра и он, подняв пустую бочку, бросил её в бывших джентльменов.

   Джентльмены опали как кегли. Работники погрузили инвентарь и не обращая внимания, на копошащееся в грязи нечто, когда-то бывшее джентльменами, уехали с места битвы. Джентельмены частично ползком, частично на карачках, падая и вновь поднимаясь, добрались до двери посольства.

   Пока длилось это кино я успел перерезать ацетиленовым переносным резаком прутья решётки, ограждающей посольство, пролез на территорию, поставил прутья на место и замазал места разреза глиной. Надеюсь, что незамеченным проникнул на крышу посольства по пожарной лестнице и затаился у входа на третий этаж.

   Все бывшие джентльмены заползли в посольство и принялись очищаться от дерьма. Именно от дерьма, поскольку жижа, в которой изваляли джентльменов по консистенции и запаху ничем от дерьма не отличалась. Я находился от джентльменов через этаж и всё равно чуствовал вонь, исходящую от них. Угораздило же так перемазаться. Посол отпустил всех, не участвующих в битве народов посольских чиновников по домам, понятно, чтобы не смущать своим видом и запахом.

   Оказывается в проишествии участвовал и посол. Он долго орал в кабинете, видимо не закрыв дверь. Основные тезисы ругани были такими:

   -Англия самая богатая страна в мире;

   -королевский флот самый могучий на море;

   -посол сдаст этих грязных мужиков императору Николаю;

   -пора перестрелять всех русских свиней.

   Здраво рассуждая, не совсем понятно, что посол имеет против русских свиней? Свиньи не имеют национальности, точнее национальность у свиней свинская. Опять таки, это всё в переводе с матерного английского языка на матерный русский и обратно на гражданский русский язык. Мне самому было непонятно как я мог понять посла, если не понимаю ни бельмеса по английски?

   Наконец грязные английские свиньи, стали уходить из посольства, чтобы привести себя в порядок. Последний, то ли англичанин, то ли русская свинья покинул посольство. Я сомневаюсь в происхождении и национальности последнего покинувшего посольство по одной простой причине. Если стопроцентного англичанина измазать в русской грязи, то не станет ли он после этого русской свиньёй?

   Настало моё время. Я спустился в провонявший дерьмом кабинет посла, попробовал открыть дверцу сейфа и долго матерился по поводу английской свинской морды. Он надо мной издевается! Я как настоящий осёл второй раза забираюсь в посольство и оба раза эта свинья посол не закрывает сейф. Нахрена тогда я таскаю этот дурацкий ацетиленовый самогонный агрегат? Убью. Подумал я, с ненавистью вспоминая посла.

   Ну, что? Сейф опять был полон. Я ещё раз выматерился. Только такой извращенец как английский посол мог специально оставить набитый деньгами и бумагами сейф, чтобы я мучился, перетаскивая всё это, думал я. Убью, ещё раз пообещал себе, имея ввиду посла. Но, я прошёл уже хорошую школу в подвале и физически мне не очень тяжело, когда я таскался с мешками туда сюда. Я только думал, что если притащу мешки к ограде, а там засада, то это и будет страшная месть посла. Именно то, что я корячился перетаскивая мешки.

   Было темно и обошлось без приключений. Не скрываясь, сбросил мешки с крыши, пролез в дыру и пошёл за грузовиком. Подъехал к дыре, перебросал мешки в кузов и уехал. Куда это везти? Домой нельзя, там охрана. В подпол нельзя, там охрана. Делать нечего. Подъехал к своему дому, заглушил мотор, увидел охранника и велел пригласить пару человек для перетаскивания тяжестей. Пришли два охранника, отдыхающие после пересменки. Они перетаскали мешки в дом, я заплатил за беспокойство и занялся перетаскиванием мешков сначала в провал, а затем в подпол.

   До утра ещё масса дел. Поехал в гараж и поставил машину туда, где брал. Из кабинки выскочил сторож, я помахал ему рукой и ушёл к посольству.

   Пешком добрался до Английского посольства, внимательно осмотрел следы, оставленные автомобилем и замёл ветками. Затем проделал тоже самое у своего дома. Рассвет застал меня за подметанием мусора. Охранникам было слегка не по себе от моего сумашедшего махания метлой.

   Закончил утреннюю зарядку с метлой и отправился к знакомому банкиру спросить, насколько поднимутся акции банка, если станет известно, что его ограбили?

   Банкир повертел пальцем у виска, но поскольку уже знал, что всё к чему я прикасась, превращается в золото, попросил время на обдумывание. Я сказал, чтобы долго не раздумывал, а то есть много других претендентов. Банкир спросил в чём, собственноего его интерес в этом деле?

   Ну, как же. Сейчас банк один из многих, а если ограбят, то будет выделен из общего числа. Чем больше сумма, на которую ограбили, тем известнее станет банк.

   Банкир пригласил секретаря и велел немедленно связаться с акционерами, дабы прогласить на собрание сегодня вечером.

   -Сколько Вы можете ждать? Спросил он.

   -Давайте так. Сегодня вечером собираетесь и решаете, а затем сообщите. Я тоже поучаствую в деле, но и Вы за идею должны будете несколько монет. Ну, как?

   Банкир кивнул головой, согласен. Обмозгуем и сообщим.

   Было уже около десяти часов, когда я направился к ротмистру. Не без основания я подозревал, что жандарм и на самом деле стал моим, поскольку его отрядили для работы только с моей персоной. Есть чем гордиться.

   Прогулялся пешком, чтобы не заснуть в коляске. Жандарм был полон сил в отличие от меня. Он даже пошутил, что вот он трудится как пчёлка, а я бездельничаю, поэтому такой унылый вид. Спросил, как у него дела? Конечно он ничего делах не рассказывал как и я. Но, вежливость обязывает.

   Выложил план жандарму. Сообщить, что ограблен банк на десять миллионов рублей. Революционеры прослышат о таком куше и неминуемо захотят прибрать деньги к рукам, тут их и хватать.

   Жандарм скривил морду. Стал перечислять сложности, которые ожидают на этом пути. Я прервал его. Если не хочет участвовать в деле, пусть скажет, найдём другого жандарма. Например такого, кто не побоится стать генералом. А, если капитан хочет умереть капитаном, то я уговаривать не буду. Дело оговорено. У него только два часа, чтобы согласовать детали у начальства. Если капитан говорит нет, то я пошёл к полковнику.

   Конечно капитан сказал да. Вечером мы явились на заседание совета акционеров. Совет прошёл бурно, но при всеобщем согласии. Я изложил план. Взял ацетиленовый резак и разрезал сейф. Затем пригласили газетчиков, сообщили сумму украденного и продемонстрировали резак.

   Напечатанная в газете поперёк разворота единица со многими нолями внушала уважение. Опять поднялся всеобщий писк. Опять пресса начала склонять имя и мой резак на всю страну. Новость перепечатали газеты всего мира и про резак заговорили, вот что значит реклама. Новый управляющий ацетиленового завода сбился с ног, убегая от заказчиков. Я вложил ещё больше средств в производство.

   Однако беспокоит отсутствие вестей от англичан. Они, что? До сих пор не удосужились открыть сейф и посмотреть, чего там есть или вообще не знали, что там что-то было? Странное молчание англичан интриговало и я подумывал побывать в посольстве ещё раз.

   Из газет узнал, что англичане всем составом покинули Россию, опять обидевшись на императора Николая. Он отказался выдавать англичанам неких злоумышленников, напавших на бедных и беззащитных посольских, которые даже подали заявление в суд. Мужиков разыскали и ведётся следствие.

   Я встретился с мужиками. Они не горевали, а сидели около управы и ждали расчёта. Уговорил устроиться на работу ко мне. Работа будет та же, а платить буду больше.

   -Скока?

   -По выработке.

   -Неа, по выработке не будем.

   Подумав, согласиться на их условия.

   Зашёл в управу, попросился на приём к чиновнику, заведующему кадрами и спросил, на каком основании уволили таких замечательных работников как мои работяги. Лица чиновников перекосились. Сообщил им, что немедленно приглашаю сюда газетчиков. Мне очень интересно видеть чиновные рожи, когда в газетах напечатают, что причиной увольнения русских мужиков стал донос английского посла, тем более, насвозь лживый. Чиновник стал умолять не губить. Потребовал отступные. Они были даны в виде двух автомобилей, десятка пустых бочек, лопаты и пустого ведра.

   Таким образом, я стал владельцем двух автомобилей и двух мужиков, которых я не знал куда приспособить. Конечно, неплохо мужиков направлять чистить канавы к врагам для разложения вражеских сил, так сказать. Нанял мужикам хорошего адвоката, который завёл дело против управы, за необоснованное увольнение честных труженников.

   Дома вызвал управляющего и старшего охранника. Попросил пройти в секретную комнату. Затем рассказал о приобретении двух мужиков. Сообщил, чтобы управляющий поставил мужиков на уборку мусора в принадлежащих мне домах и очистку канав от грязи. Но, ни в коем случае охранники и служащие не должны с ними общаться, и даже смотреть как мужики работают. Я предполагаю мужиков направлять для морального разложения вражеских рабочих. Старший охранник спросил шёпотом, не социалисты ли мужики? Я подумав, задал встречный вопрос, где охранник видел мужиков монархистов?

   Старший выразил сомнение в возможности морального разложения жандармов, у которых за плечами по двадцать лет службы. Не будем рисковать, с сомнением в голосе предупредил я. Если что и случится, то будет целиком на Вашей совести. Охранник, по моему, осознал.

   Поскольку у меня образовался некий избыток средств, то стал подумывать о приобретении ещё одного недостроенного заво